Основоположники гештальтпсихологии: Гештальтпсихология — Википедия – Основы гештальтпсихологии | Блог 4brain

Автор: | 22.09.2019

Содержание

Гештальтпсихология — Википедия

Гештáльтпсихолóгия (от нем. Gestalt — личность, образ, форма) — общепсихологическое направление, связанное с попытками объяснения прежде всего восприятия, мышления и личности. В качестве основного объяснительного принципа гештальтпсихология выдвигает принцип целостности. Основана Максом Вертгеймером, Вольфгангом Кёлером и Куртом Коффкой в 1912 году.

Первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы, в частности, «закон группировки», «закон отношения» (фигура/фон).

Кристиан фон Эренфельс (1859—1932), один из предшественников гештальтпсихологии, ещё в начале XX века подчёркивал, что «целое — это некая реальность, отличная от суммы его частей». Гештальт (нем. Gestalt — форма, образ, структура) — пространственно-наглядная форма воспринимаемых предметов, чьи существенные свойства нельзя понять путём суммирования свойств их частей. Одним из ярких тому примеров, по Кёлеру, является мелодия, которая узнаётся даже в случае, если она транспонируется в другие тональности. Когда мы слышим мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаём её. Но если её тональность изменится, мы все равно узнаем мелодию как ту же самую.

Если сходство двух явлений (или физиологических процессов) обусловлено числом идентичных элементов и пропорционально ему, то мы имеем дело с суммами. Если корреляция между числом идентичных элементов и степенью сходства отсутствует, а сходство обусловлено функциональными структурами двух целостных явлений как таковых, то мы имеем гештальт.

Гештальтпсихология возникла из исследований восприятия. В центре её внимания находится характерная тенденция психики к организации опыта в доступное пониманию целое. Например, при восприятии букв с «дырами» (недостающими частями) сознание стремится восполнить пробел, и мы узнаём целую букву.

Гештальтпсихология обязана своим появлением немецким психологам Максу Вертгеймеру, Курту Коффке и Вольфгангу Кёлеру, выдвинувшим программу изучения психики с точки зрения целостных структур — гештальтов. Выступая против выдвинутого психологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них сложных психических феноменов, они предлагали идею целостности образа и несводимости его свойств к сумме свойств элементов. По мнению этих теоретиков, предметы, составляющие наше окружение, воспринимаются чувствами не в виде отдельных объектов, а как организованные формы. Восприятие не сводится к сумме ощущений, а свойства фигуры не описываются через свойства частей. Собственно гештальт являет собой функциональную структуру, упорядочивающую многообразие отдельных явлений.

Принципы гештальтизма[править | править код]

Все вышеперечисленные свойства восприятия — константы, фигура, фон — вступают в отношения между собой и являют новое свойство. Это и есть гештальт, качество формы. Целостность восприятия и его упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам:

  • близость (стимулы, расположенные рядом, имеют тенденцию восприниматься вместе),
Принцип близости. Правая часть рисунка воспринимается как три столбика.
  • схожесть (стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету или форме, имеют тенденцию восприниматься вместе),
Принцип схожести. Рисунок воспринимается как строки, а не как колонки.
  • целостность (восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности),
  • замкнутость (отражает тенденцию завершать фигуру так, что она приобретает полную форму),
Принцип замкнутости. Рисунок воспринимается не как отдельные отрезки, а как круг и прямоугольник.
  • смежность (близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое),
  • общая зона (принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие наравне с научением и прошлым опытом. Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят нашей интерпретацией ощущений).

Гештальт-качества[править | править код]

Сформировавшиеся гештальты всегда являются целостностями, завершёнными структурами, с чётко ограниченными контурами. Контур, характеризующийся степенью резкости и замкнутостью или незамкнутостью очертаний, является основой гештальта. Одним из фундаментальных свойств гештальта является стремление к завершённости, проявляющееся, в частности, эффектом Зейгарник.

При описании гештальта употребляется также понятие важности. Целое может быть важным, члены — неважными, и наоборот. Фигура всегда важнее основы — фона. Важность может быть распределена так, что в результате все члены оказываются одинаково важными (это редкий случай, который встречается, например, в некоторых орнаментах).

Члены гештальта могут иметь различные ранги. Так, например, в круге: 1-му рангу соответствует центр, 2-й ранг имеет точка на окружности, 3-й — любая точка внутри круга. Каждый гештальт имеет свой центр тяжести, который выступает или как центр массы (например, середина в диске), или как точка скрепления, или как исходная точка (создается впечатление, что эта точка служит началом для построения целого, например, основание колонны), или как направляющая точка (например, острие стрелы).

Качество «транспозитивности» проявляется в том, что образ целого остаётся, даже если все части меняются по своему материалу, например, если это — разные тональности одной и той же мелодии, но может теряться, даже если все элементы сохраняются, как в картинах Пикассо (например, рисунок Пикассо «Кот»).

В качестве основного закона группировки отдельных элементов был постулирован закон прегнантности (Prägnanz). Прегнантность (от лат. praegnans — содержательный, обремененный, богатый) — одно из ключевых понятий гештальтпсихологии, означающее завершённость гештальтов, приобретших уравновешенное состояние, «хорошую форму». Прегнантные гештальты имеют следующие свойства: замкнутые, отчётливо выраженные границы, симметричность, внутренняя структура, приобретающая форму фигуры. При этом были выделены факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, такие как «фактор близости», «фактор сходства», «фактор хорошего продолжения», «фактор общей судьбы».

Закон «хорошего» гештальта, провозглашенный Метцгером (1941), гласит: «Сознание всегда предрасположено к тому, чтобы из данных вместе восприятий воспринимать преимущественно самое простое, единое, замкнутое, симметричное, включающееся в основную пространственную ось». Отклонения от «хороших» гештальтов воспринимаются не сразу, а лишь при интенсивном рассматривании (например, приблизительно равносторонний треугольник рассматривается как равносторонний, почти прямой угол — как прямой).

Константность размера[править | править код]

Константность размера состоит в том, что воспринимаемый размер объекта остается постоянным, вне зависимости от изменения размера его изображения на сетчатке глаза. Восприятие простых вещей может показаться естественным или врождённым. Однако в большинстве случаев оно формируется через собственный опыт. Так, в 1961 году, Колин Тернбулл отвёз пигмея, жившего в густых африканских джунглях, в бескрайнюю африканскую саванну. Пигмей, никогда не видевший объектов на большом расстоянии, воспринимал стада буйволов как скопища насекомых, пока его не подвезли поближе к животным.

Константность формы[править | править код]

Константность формы заключается в том, что воспринимаемая форма объекта постоянна при изменении формы на сетчатке. Достаточно посмотреть на эту страницу сначала прямо, а затем под углом. Несмотря на изменение «картинки» страницы, восприятие её формы остается неизменным.

Константность яркости[править | править код]

Константность яркости заключается в том, что воспринимаемая яркость объекта постоянна при изменяющихся условиях освещения. Естественно, при условии одинакового объекта и фона.

Простейшее формирование восприятия заключается в выделении в зрительном восприятии объекта как фигуры, расположенной на фоне. Выделение фигуры из фона и удержание ее в качестве объекта восприятия включает психофизиологические механизмы. Клетки головного мозга, получающие визуальную информацию, при взгляде на фигуру реагируют более активно, чем при взгляде на фон (Lamme, 1995). Фигура всегда выдвинута вперед, фон — отодвинут назад, фигура богаче фона содержанием, ярче фона. И мыслит человек о фигуре, а не о фоне. Однако их роль и место в восприятии определяется личностными, социальными факторами. Поэтому становится возможным явление обратимой фигуры, когда, например, при длительном восприятии, фигура и фон меняются местами.

Гештальтпсихология к 20-м годам XX столетия заняла достаточно прочные позиции в Германии. Но её дальнейшему развитию помешала политика. В 1933 году правительство Адольфа Гитлера изгнало всех евреев, работавших в германских университетах. Макс Вертгеймер и Курт Коффка были евреями, и они вместе с остальными ведущими гештальтпсихологами эмигрировали в США. Однако в США в то время господствовал бихевиоризм, придерживавшийся совершенно иного подхода, и гештальтпсихология не смогла занять в этой стране столь же видное место, какое ей удалось занять в Германии. В результате гештальтпсихология прекратила своё существование в качестве отдельной научной школы в 60-е годы XX столетия вместе со смертью Вольфганга Кёлера

[2][3].

Гештальтпсихология считала, что целое не выводится из суммы свойств и функций его частей (свойства целого не равны сумме свойств его частей), а имеет качественно более высокий уровень. Гештальтпсихология изменила прежнее воззрение на сознание, доказывая, что его анализ призван иметь дело не с отдельными элементами, а с целостными психическими образами. Гештальтпсихология выступала против ассоциативной психологии, расчленяющей сознание на элементы. Гештальтпсихология наряду с феноменологией и психоанализом легла в основу гештальт-терапии Ф. Перлза, который перенёс идеи гештальтпсихологов с когнитивных процессов до уровня миропонимания в целом.

Один из основателей гуманистической и трансперсональной психологии Абрахам Маслоу при создании своей теории самоактуализации испытал влияние Макса Вертгеймера, которого он считал одним из образцов самоактуализированной личности.

Акрити — (дев. अकृति, akṛti IAST, от корня kṛ — «проявлять», с префиксом ā) — наблюдаемая индивидуальная форма вещи, конфигурация, силуэт, очертание, абрис, (ср. «эйдос» греч. философии и совр. понятие «гештальт»). Термин используется в дискуссиях о значении слова, его отношении к объекту и ритуальному действию[4].

  • Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. —
    М.
    : Прогресс, 1974.
  • Арнхейм Р. Новые очерки по психологии искусства. — М.: Прометей, 1994.
  • Вертгеймер М. Продуктивное мышление. — М.: Прогресс, 1987.
  • Дункер К. Качественное (экспериментальное и теоретическое) исследование продуктивного мышления // Психология мышления. — М., 1965. — С. 21—85.
  • Дункер К. Психология продуктивного (творческого) мышления // Психология мышления. — М., 1965. С. 86—234.
  • Марцинковская Т. Д. История психологии: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Редактор Е. В. Сатарова. — 4-е издание, стереотипное. — Москва: Издательский центр «Академия», 2004. — 544 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-7695-1994-0.
  • Arnheim R. Visual thinking. Berkeley and Los Angeles: California UP, 1967.
  • Koffka K. Principles of Gestalt psychology. N.Y., 1935.
  • Kohler W. Gestalt psychology. N. Y., 1947 (revised ed.).
  • Джеймс Р. Льюис. Энциклопедия сновидений. — C. 151.

представители, основные положения и понятия

Гештальтпсихология – это психологическое направление, зародившееся вследствие попыток трактовать, прежде всего, мыслительную деятельность, восприятие, мышление и непосредственно личность. Базисным объяснительным постулатом гештальтпсихология делает принцип целостности. Ключевым является, каким образом воспринимает информацию личность. Рассматриваемое направление возникло вследствие исследования восприятия. В фокусе его внимания сосредоточена характерная предрасположенность психики к преобразованию опыта в доходчивое понимание целое. Так, например, сознание в ходе восприятия букв с недостающими частями силится компенсировать пробел, поэтому человек узнает всю букву.

Представители гештальтпсихологии

Рассматриваемый термин обычно связывают с психологом М. Вертгеймером. Именно этот немецкий учёный считается основателем гештальтпсихологии. Также существенную лепту в развитие описываемого течения внесли труды К. Левина и В.Келлера. Они, основываясь на изучении зрительной перцепции, ввели конфигурации «гештальты», что означает «целостная форма». Смысл «гештальтов» заключается в восприятии субъектом окружающей среды не в виде отдельных элементов, а в качестве слаженных целостных конфигураций. Выступая против принципа психологии, заключающегося в расщеплении сознания на структурные элементы и конструкции из них, они предложили учение о целостности образа, характеристики которого не сводятся к сумме качеств его элементов.

Согласно воззрениям научных деятелей, объекты, составляющие человеческое окружение, осознаются чувствами не как отдельные объекты, а в виде организованных форм. Проще говоря, восприятие не определяется суммой ощущений и через свойства составных элементов нельзя описать свойства целой фигуры, которую образуют эти элементы. Таким образом, «гештальт» считался последователями рассматриваемого течения функциональной структурой, регулирующей многообразность отдельных явлений.

Рождение гештальтпсихологии связывают с 1912 годом, когда М.Вертгеймер опубликовал описание яркого феномена невозможности сведения восприятия к совокупности отдельных его ощущений. Данный феномен он именовал фи-феноменом. Психологи, придерживающиеся рассматриваемого направления, так как старались работать по стандартам физики, любили обозначать литерами греческого алфавита все феномены.

Во время путешествия железной дорогой Вертгеймер, смотря в окно, сделал заключение, что, наблюдая два поочередно мигающих света, человек будет воспринимать движение источника света (по аналогичному принципу устроена кинематография). Также он установил, что при росте скорости предъявления, можно увидеть «чистое» движение, названное им впоследствии фи-феноменом. Этому явлению дать объяснение психологическая наука ранее не могла, потому что воспринимаемое индивидом должно было формироваться в качестве суммы восприятий, а никаких промежуточных восприятий между крайними позициями не могло быть. Объективно движения там нет, однако человеческий мозг его воспринимает. Тогда у него и зародилась идея к совокупности элементов целое несводимо. Целое главнее, нежели его части и может обуславливать их восприятие. Целостности (фигуре) он дал обозначение «гештальт».

Дальше теоретики стали изучать законы, стоящие за образованием «гештальта». Вначале исследуя восприятие, затем – мышление, после чего их идеи затронули мотивацию и психологию личности. На основе описанных идей возникло практически всё направление американской социальной психологии, потому как одному из главных родоначальников гештальтпсихологии личности К. Левину во времена воцарения нацизма пришлось бежать (так же, как и большинству гештальтпсихологов) в Америку.

Таким образом, главным постулатом гештальтпсихологии стало отрицание принципа расщепления сознания на структуры (структурная психология) и создание в соответствии с законами творческого обобщения, сложносоставных психических феноменов. Также гештальтпсихологами был выведен даже так называемый закон, который гласил, что сумма образующих элементов целого всегда меньше самого целого.

Вначале предметом гештальтпсихологии служило феноменальное поле. Однако в связи с быстрым расширением данного течения, гештальтпсихология стала охватывать вопросы, посвящённые проблематике формирования психики. Также родоначальников рассматриваемого направления интересовали память, проблемы развития личностных потребностей, творческие мыслительные операции.

Основные понятия гештальтпсихологии

Ключевая идея описываемого направления представлена «гештальтом», являющимся конфигурацией, паттерном, определённой формой построения отдельных элементов, создающей целостность. Отсюда, «гештальт» – это целостная конструкция, обладающая особыми спецификами, что отличает её от суммы собственных составляющих элементов. Так, например, человеческий портрет часто характеризуется определённым комплектом составных частей, однако в каждом конкретном случае человеческий образ воспринимается по-разному.

Дабы доказать факт целостности, Вертгеймер провёл опыт со стробоскопом, позволивший наблюдать иллюзию динамики двух поочередно мерцающих источников света. Движение было обманным, существовавшим исключительно в конкретном виде, который нельзя расчленить на отдельные элементы. Описываемое явление стало именоваться фи-феномен.

В дальнейших своих трудах Вертгеймер расширяет собственные воззрения также и на иные явления психики. Мыслительные процессы он рассматривает в качестве попеременной смены «гештальтов». Другими словами, есть возможность лицезреть под разными аспектами одну и ту же проблему согласно намеченной цели.

Отталкиваясь от приведённого выше, можно очертить основные идеи гештальтпсихологии, заключающиеся в следующем. Прежде всего, психические функции изначально являют собой целостность и отличаются наличием определённого строя, в котором можно определить составляющие структуры, являющиеся вторичным относительно этого строя.

Следовательно, предмет исследования гештальтпсихологии – это сознание, являющее собой динамическую неделимую структуру, в которой все составляющие взаимозависимы.

Ещё одной идеей рассматриваемого направления стала константность восприятия, которая заключается в сравнительной устойчивости восприятия отдельных характеристик вещей при преобразовании условий их осознания. К таким свойствам причисляют константность освещения или цвета.

Основываясь, на неизменности и неделимости восприятия, гештальтпсихологи выделили принципы организации формирования восприятия. Они акцентируют на подходе, говорящем о том, что формирование восприятия свершается в момент, когда индивид концентрирует внимание на интересующим его предмете: части ощущаемого поля между собой соединяются, становясь единым целым.

М. Вертгеймер определил принципы гештальтпсихологии и их последовательность: принципы близости, сходства, замкнутости, неделимости, фона и фигуры. Именно в соответствии с ними и происходит формирование восприятия.

Принцип близости заключается в объединении между собой и соединении в единую форму структурных элементов, расположенных в пространстве и времени вблизи друг от друга.

Схожие части воспринимаются цельно, образуя замкнутый круг – в этом состоит принцип схожести.

Направленность на завершение индивидом незаконченных фигур формирует принцип замкнутости.

Принцип целостности заключается в достраивании человеком неполных фигур до примитивного целого (здесь прослеживается направленность на упрощение целого).

Принцип фона и фигуры состоит в восприятии человеком в качестве фигуры на не столь структурированном фоне объектов, наделяемых им определённым смыслом.

Исследования К. Коффки позволили разгадать, как именно образуется восприятие человеческого индивида. Благодаря ряду опытных исследований, у него получилось определить, что малыш рождается с несозревшими «гештальтами», расплывчатыми образами внешней среды. Так, к примеру, любое видоизменение внешности папы, приводит к тому, что малыш его не узнает. Учёный выдвинул предположение, заключающееся в формировании «гештальтов», как образов внешнего мира, созревающих у человеческого индивида по мере взросления, приобретая более чёткие значения, то есть, становясь более ясными и разграниченными.

Детально изучая цветовое восприятие, Коффка привел доводы того, что человек различает отношение цветов между собой, а не сами цвета. Анализируя процесс формирования цветового восприятия, он заметил, что малыш изначально способен различать между собой лишь предметы, имеющие какой-то окрас и бесцветные предметы. При этом окрашенные объекты кажутся ему фигурами, а неокрашенные – фоном. Затем, добавляются холодные цвета и тёплые оттенки, в более взрослом состоянии эти тона подразделяются на более определённые цвета. Отсюда, он заключил, что в созревании восприятия центральная роль отдана фигуре и фону, на котором она показана. Следствием этого стал закон «трансдукции», гласящий, что индивидом воспринимаются именно соотношение цветов, а не цвета.

Эксперименты, проводимые В. Кёлером с шимпанзе, дали ему возможность понять, что задача, поставленная перед животными, решается либо вследствие внезапного осознания, либо путём попыток и промахов. Базируясь на результатах опыта, он выдвинул предположение: объекты, находящиеся в поле видения животным, несвязанные между собой, при решении любой задачи объединяются в целостную структуру, восприятие которой содействует разрешению проблемы. Подобное структурирование возникает мгновенно, то есть происходит инсайт, осознание.

К. Левин, в свой черёд, обосновал предположение, что базисный «гештальт» является полем, функционирующим как неделимое пространство, а некоторые составляющие к нему присоединяются. Личность обитает в заряженном психологическом пространстве частиц. Валентность каждого объекта, находящегося в таком пространстве, бывает отрицательной и положительной. Разнообразие предметов, окружающих индивида, способствует зарождению потребностей. Эти потребности могут обнаруживаться наличием напряжения. Поэтому, для достижения гармонии индивиду необходимо удовлетворить собственные потребности.

Основные положения гештальтпсихологии

Рассматриваемое направление психологии построено на «гештальтах», являющихся структурами организации, создающей цельность психологических явлений. Представители гештальтпсихологии тематикой своих изысканий считали анализ психики, исследование познавательных функций, структуры и динамики формирования личности. Процессы, проистекающие в мозге, схожи с явлениями, наблюдающимися во внешнем мире, осознаваемыми людьми в мыслях и переживаниях. Каждый индивид способен осмыслить свои переживания и отыскать выход из текущей ситуации.

Сегодня благодаря проведённым научным изысканиям раскрыты фактически все особенности восприятия. Помимо того доказан смысл этого процесса при развитии и созревании воображения, мыслительной деятельности и иных когнитивных функций.

Эксперименты, основанные на использовании феноменологического подхода, предоставили возможность установить, что частицы поля зрения соединяются в зависимости последовательности факторов в перцептивное построение. Такими факторами служит близость частиц, их схожесть, замкнутость, симметричность. Следствием этого стало положение о целостности образа, являющегося динамичным строением и образующегося в соответствии с особыми законами организации.

Представители рассматриваемого течения психологии определили такие базисные положения гештальтпсихологии. Сознание является динамическим и целостным пространством, в котором, постоянно взаимодействуя друг с другом, находятся все его точки. Сознание изучается с помощью гештальтов, являющимся неделимым феноменом.

Гештальты анализируются путём объективного созерцания и отображения сути восприятия. Основой восприятия ощущения не являются, поскольку ощущения существовать физически не могут. Базисным процессом психики является зрительное восприятие, определяющее сформированность психики и подчинённое собственным закономерностям. Интеллектуальные операции представляют собой процесс, не формирующийся на основе опыта. Они являются процессом разрешения конкретных задач, осуществляемыми через «инсайт».

Законы гештальтпсихологии

Изначально последователи гештальтпсихологии ограничивались исследованием феноменального поля, представляющего собой совокупность переживаний людей «здесь и сейчас». Однако впоследствии они расширили тематику своих трудов. В сравнении с предшествующими течениями психологии, гештальтпсихология внесла значимый вклад в направлении объективизации понятия о восприятии. В целом, гештальтпсихология изучает психику с позиции неделимых структур, первичных в отношении определённых элементов. Адепты этой школы выступали против концепции эмпатии, перенеся упор с сознания, чувствующего индивида на свойства воспринимаемой фигуры. Рассматриваемое течение особенно направлено на искусство. Поэтому в его рамках сформирована гипотеза, заключающаяся в воплощении художественной формой в себе наиболее фундаментальных структур эмоций. Это и определяет её стержневую задачу – опознание такой структуры.

В аспекте проблематики гештальтпсихологии интеллектуальные процессы являются попеременной сменой «гештальтов». Проще говоря одно событие рассматривается с различных сторон.

Таким образом, гештальтпсихология кратко и понятно – ветвь психологической науки о функционировании психики, пытающаяся пояснить процессы интеллектуальной деятельности и перцепции.

Сознание является основным, на чём делает акцент гештальтпсихология. Это динамическое целое, в котором все структурные элементы взаимодействуют между собой. Ярким аналогом служит сбалансированное функционирование организма – он работает бесперебойно и прилежно долгие годы, при этом состоя из огромного числа взаимозависимых систем.

Гештальт являет собой единицу сознания, неделимую образную структуру. Гештальты изучаются посредством метода наблюдения с последующим описанием содержимого восприятия. Человеческое восприятие исходит не от чувств, поскольку в реальности они не существуют.

Зрительное восприятие считается ключевым психическим процессом, который определяет уровень созревания психики.

Мыслительная деятельность не состоит из набора навыков, выработанных путём проб и промахов. Она является операционной деятельностью, направленной на решение задач, которая осуществляется посредством структурирования поля, иначе говоря, через инсайт.

Образовавшиеся «гештальты» всегда представляют неделимость, завершённые структуры, имеющие резко ограниченные контуры, характеризующиеся уровнем чёткости и замкнутостью либо разорванностью очертаний, являющиеся фундаментом гештальта. Ключевое свойство гештальта заключается в тяготении к завершённости.

При обрисовке гештальта также применяется понятие важности. Элементы целого могут быть неважными, а целое – важным, и наоборот. Всегда важнее фона будет фигура. Также важность иногда распределяется таким образом, что все элементы становятся одинаково значимыми.

Ниже приведены основополагающие законы гештальтпсихологии.

Психика откликается на соотношение раздражителей – в этом заключается закон транспозиции. Другими словами, элементы объединяются, когда существуют хоть какие-нибудь сходные признаки, например симметрия.

Закон константности гласит, что всё тяготеет к постоянству.

Закон прегнантности говорит, что существует стремление воспринимать самую стабильную и простую фигуру из потенциальных перцептивных альтернатив.

Тенденция к слиянию в единый образ структур, смежных в пространственно-временном аспекте, называется законом близости. Человек проще всего объединяет сходные предметы.

Заполнение промежутков в рассматриваемой фигуре именуется законом замыкания. Когда субъект видит нечто ему непонятное, мозг его стремится преобразовать, перевести воспринимаемое в понятный для него предмет. Иногда в этом может таиться опасность, поскольку индивиды начинают видеть несуществующее в действительности.

Положения гештальтпсихологии используются во многих направлениях психологии. Также сложно сегодня представить такие течения, как когнитивная психология или необихевиоризм без подходов гештальтпсихологии.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Гештальтпсихология – ответы на главные вопросы

Но обезьяны в экспериментах Келера вели себя не так. Они сначала пытались что-то предпринять, возможно, сердились, а потом задумывались, замирали и находили решение. Например, обезьяна хватала палку и придвигала к себе банан или притаскивала ящики, ставила их один на другой, забиралась и опять же доставала банан. И Келер предположил, что это явление можно объяснить только с опорой на целостную структуру ситуации и на понятие гештальта, что ситуация, в которой есть конфликт между тем, что у нас имеется, и тем, чего мы хотим (то есть между условиями и требованиями задачи), — это не целостная ситуация, не гештальт, а решенная задача — это гештальт, хорошая, целостная конфигурация.

Потом Карл Дункер перенес это на решение творческих задач человеком, назвав это переструктурированием ситуации, переходом от «плохой» конфликтной структуры к «хорошей», целостной, где разрыв устранен. Одна из главных идей Дункера состояла в том, что решение творческой задачи — это всегда переструктурирование исходной ситуации, поэтому прошлый опыт, состоящий из застывших «готовых» структур, решению творческих задач мешает. Эта идея противостояла всей прежней психологии, пытавшейся объяснить мышление человека и решение им задач через использование прошлого опыта.

Такое переструктурирование в гештальтпсихологии стали обозначать еще одним важным термином, который потом стал достоянием обыденного языка с несколько другим значением, — это термин «инсайт». Исходно в экспериментах Келера инсайт определялся как мгновенное изменение в поведении, которое ведет к решению задачи. Потом Карл Дункер, исследуя решение малых творческих задач (мы их сейчас называем «данетками») у человека, определил инсайт как переструктурирование проблемной ситуации, которое ведет к устранению основного конфликта и решению задачи. Но исходная идея одна и та же: в зрительном восприятии, мышлении и решении задач, а также в работе памяти и внимания основной закон — это принцип целостности или нахождения «хорошей конфигурации», гештальта. Российский психолог начала ХХ века Лев Семенович Выготский, написавший известную работу про открытый кризис психологии, по этому поводу немного издевательски писал: «И сказал Бог: да будет гештальт — и стал гештальт». Действительно, когда мы берем одно объяснительное понятие и пытаемся свести все к нему, иногда это получается с натяжками.

Гештальтпсихология восприятия довольно бурно развивалась до 1940-х годов: сначала Вертгеймер описал кажущееся движение (фи-феномен), потом Курт Коффка, третий отец-основатель гештальтпсихологии, использовал понятие поля и действующих в нем сил, опубликовав книгу «Принципы гештальтпсихологии». Потом Вольфганг Келер, который уже к этому времени перестал изучать мышление человекообразных обезьян, ввел еще один важный принцип для гештальтпсихологии — так называемый принцип изоморфизма (равенства форм). Он предположил, что структура внешнего мира — физического поля — изоморфна электромагнитным процессам в мозге и процессам в нашем сознании — «феноменальном поле». Иными словами, можно говорить о «равенстве форм» в физическом, физиологическом и феноменальном полях.

После этого гештальтпсихология восприятия фактически вышла в вялотекущий режим: большинство лидеров гештальтпсихологии были вынуждены бежать из Германии в Америку из-за наступления нацизма, а в 1950-х годах в США грянула когнитивная революция, и получилось так, что гештальтпсихология оказалась, по сути, внутри когнитивной психологии восприятия. Хотя и сейчас можно назвать несколько имен действующих гештальтпсихологов.

Еще одно направление в гештальтпсихологии связано с именем Курта Левина, который пытался применять идеи и принципы гештальтпсихологии, но уже в своей трактовке — к поведению личности в окружающем мире. Он рассматривал поведение человека как функцию от его личности как системы напряженных потребностей и структуры окружающей среды, для описания которой он опять же использовал понятие поля. Идеи у него были следующие. Наша личность в любой момент времени — это меняющаяся, динамичная система временных потребностей. В один момент нам надо одно, в другой момент — другое… Левин называл их квазипотребностями, противопоставляя истинным, которые у нас есть всегда. Эти квазипотребности сополагаются объектам окружающего мира, которые имеют для нас ту или иную валентность: они либо притягивают нас, либо отталкивают. Легче всего ловить эти квазипотребности и валентности в ситуации, когда человек никому ничего не должен и ничего не хочет, например сидит в лаборатории и ждет начала эксперимента. Если вокруг него раскидать всякие предметы, скажем колокольчик, карандаш, еще что-нибудь, то можно из-за угла наблюдать, как он то в колокольчик позвонит, то карандаш в пальцах покрутит, то еще что-нибудь в руки возьмет. Или если мы едем в метро и видим, что перед нами стоит человек в черном пальто, за которое зацепилась белая нитка, ужасно трудно удержаться и не снять эту нитку.

Гештальт-терапия — Википедия

Гешта́льт-терапи́я (от нем. Gestalt — здесь «целостный образ») — одно из направлений в психотерапии, основанное на экспериментально-феноменологическом и экзистенциальном подходах[1][2]. Зародилось в 1950-х годах и получило большое распространение, начиная с 1960-х. В отличие от психоанализа, гештальт-терапевт не занимается интерпретацией бессознательного пациента, а помогает клиенту развить самосознание, и играет роль не пассивного стороннего наблюдателя, как психоаналитик, а активного участника, раскрываясь, взаимодействуя с пациентом как личность с личностью, как это предполагает гуманистический подход[1].

Гештальт-терапия не является прикладной отраслью гештальтпсихологии, хотя и вобрала в себя некоторые идеи последней.

Основные концепции и процесс терапии[править | править код]

Основной подход гештальт-терапии называется экспериментально-феноменологическим: в ходе гештальт-терапии клиенту предлагается ставить эксперименты и наблюдать выявляемые в ходе экспериментов феномены.[1]

В качестве эксперимента клиенту может быть предложено, например, рассказать о каком-то событии своей жизни, о какой-то своей проблеме, просто поговорить на произвольную тему или представить и описать некую гипотетическую ситуацию, и как бы пациент в ней себя повёл.[2] Также в качестве эксперимента часто применяется монодрама (ещё называемая «метод пустого стула»): клиенту предлагается представить, что на пустом стуле рядом сидит какой-то важный для него человек (или он сам), и начать разговаривать с ним (с собой) вслух. Терапевт может вмешиваться в ход эксперимента: направлять его, задавать вопросы, акцентировать на чём-то внимание. Продолжительность эксперимента заранее не устанавливается. Перед началом терапевт инструктирует клиента внимательно наблюдать за собой в ходе эксперимента и фиксировать феномены.[1]

В качестве феноменов могут выступать: эмоции, изменения в голосе (повышение и понижение тона, дрожание, запинки), мимика, поза, жесты, время реакции, появление разных ощущений в теле (напряжение, жар, холод, «мурашки») и т. д. Как феномены рассматриваются только явления, наблюдаемые непосредственно во время эксперимента, даже если эксперимент посвящён событиям прошлого. Это отражает важный принцип гештальт-терапии — принцип «здесь и сейчас», в соответствии с которым работа должна проводиться только над имеющимися в данный момент чувствами и мыслями (включая чувства и мысли по поводу прошлых событий), а не теми, что были в момент прошедших событий.[1]

Учась фиксировать в себе феномены, пациент развивает в себе осознавание — ключевое понятие гештальт-терапии. Успех гештальт-терапии в целом зависит от успешности развития этого навыка и обучения пациента применять этот навык в реальной жизни после окончания сеансов терапии.[2]

После завершения эксперимента феномены обсуждаются с гештальт терапевтом. В ходе обсуждения затрагиваются темы потребностей и ожиданий клиента, обсуждается, как эти потребности и ожидания соотносятся с тем, что происходит на самом деле, что нужно от клиента другим людям, как соотносятся ожидания пациента и других людей. Гештальт терапевт указывает на феномены, упущенные клиентом, на которые нужно обращать внимание при следующих экспериментах для улучшения осознавания.[1] По канонам гуманистического подхода в гештальт-терапии гештальт терапевт анализирует феномены совместно с клиентом на равных, избегая наставничества, доверяя суждениям клиента, при этом полностью вовлекаясь в процесс обсуждения, раскрываясь как личность, рассказывая о собственном опыте и событиях своей жизни. По этой причине личные качества гештальт терапевта имеют огромное значение в гештальт-терапии, большее, чем в психоанализе и поведенческой терапии. Между клиентом и гештальт терапевтом должен установиться диалог — ещё одно важное понятие гештальт-терапии.[1]

Целью гештальт-терапии является создание и укрепление целостного образа (гештальта) личности клиента. Посредством осознавания клиент должен выявить отвергаемые им части своей личности: отвергаемые эмоции, потребности, черты характера, мысли. Затем принять их, принять себя и тем самым восстановить целостность своей личности.[1] Большое внимание при этом уделяется также развитию независимости личности — умению следовать своим собственным мечтам и потребностям, а не потребностям других людей.

Основные идеи гештальт-терапии были разработаны в 1940-50-х годах Фредериком (Фрицем) Перлзом, его женой Лаурой Перлз и Полом Гудменом. Фриц Перлз, психоаналитик и убеждённый фрейдист, в какой-то момент начал пересматривать свои взгляды на психоанализ, и первые идеи гештальт-терапии можно рассматривать именно как ревизию психоанализа.[1] Однако затем его идеи претерпели бурное развитие и быстро превратились в независимую систему психотерапии, вобрав в себя элементы гештальтпсихологии, экзистенциальной психологии, психодрамы и других популярных в 1940-х идей.

Совместно с Полом Гудменом (англ. Paul Goodman) и Ральфом Хефферлином[en] (англ. Ralph Hefferline) в 1951 году Перлз пишет основополагающий труд «Гештальт-терапия: возбуждение и рост в человеческой личности» (англ. Gestalt Therapy: Excitement and Growth in the Human Personality). В 1952 году Перлз переезжает в Нью-Йорк и вместе с «Семёркой» (кроме него, в «Семёрке» состояли Лаура Перлз, Изидор Фром, Пол Гудмен, Элиот Шапиро, Ричард Кицлер и Пол Вейс) учреждает Нью-Йоркский Гештальт-институт, штаб-квартира которого первоначально находилась в квартире Перлзов. Идеи гештальт-терапии быстро набирают популярность. В 1954 году был создан Кливлендский институт гештальт-терапии, а к концу 50-х годов группы гештальт-терапии были организованы по всей Америке. В 60-х годах началось распространение гештальт-терапии в Европе.

По сравнению с ранними годами гештальт-терапия претерпела в ходе своего развития два важных изменения. Во-первых, стала реже применяться групповая терапия, которую продвигал Фриц Перлз, на каком-то этапе вообще отказавшийся от индивидуальных сеансов, посчитав это устаревшей методикой. Во-вторых, отношение к пациенту стало более терпимым и сочувственным. Вхождение в конфликт с пациентом, которое нередко применял сам Перлз, стало считаться крайне нежелательным, хотя в принципе остаётся допустимым в рамках гештальт-терапии.[1]

Создатели гештальт-терапии считали это направление психотерапии абсолютно практическим и не подлежащим теоретическому изучению. У Фрица Перлза даже было понятие «слоновье дерьмо» — специально для обозначения теоретизирования. Однако, с течением времени объём сведений и осмысление опыта гештальт-терапии потребовали теоретической систематизации и анализа. И тем и другим впервые занялся Пол Гудмен, именно ему мы обязаны первым построением кривой цикла-контакта и введением едва ли не большинства определений современной гештальт-терапии. Изначально теория гештальт- терапии опирается одним из трёх современных ему направлений экзистенциальной терапии, наряду с экзистенциальным анализом Л. Бинсвангера и логотерапией В. Франкла. Базовая идея гештальта основана на способности психики к саморегуляции при единстве всех функций человеческого организма и психики (как одной из них) — холистичности, на способности организма творчески приспосабливаться к окружающей среде и на принципе ответственности человека за все свои действия, намерения и ожидания. Основная роль терапевта заключается в том, чтобы фокусировать внимание клиента на осознавании (awareness) происходящего «здесь и сейчас» (а в интерпретации Ф. Перлза: «здесь и как»[3]), ограничении попыток интерпретировать события, привлекать внимание к чувствам-индикаторам потребностей, собственной ответственности клиента как за реализацию, так и за запреты на реализацию потребностей.

Большой вклад в развитие методологии и теории гештальт-терапии внесли также Изидор Фром, Ирвин и Мариам Польстеры (авторы «Интегрированная гештальт-терапия: контуры теории и практики»), Джозеф Зинкер, Джон Энрайт (автор книги «Гештальт, ведущий к просветлению»), Серж Гингер (автор и соавтор двадцати книг по гештальту) и другие.[источник не указан 1774 дня]

Личность в теории гештальт-терапии рассматривается как непрерывно протекающий процесс взаимодействия организма со средой и с самим собою. В этом процессе выделяются три важные функции:

  • Id — совокупность всех телесных, аффективных и эмоциональных процессов;
  • Personality — совокупность процессов мнезиса;
  • Ego — функция выбора, принятия решения, включается только при наличии необходимости принятия решения.

С точки зрения Сержа Гингера всё, что происходит с человеком, есть события, происходящие на границе-контакт, то есть граница-контакт одновременно обеспечивает обособление человека от среды и она же одновременно обеспечивает возможность взаимодействия со средой.

Подход к сопротивлению в гештальт-терапии коренным образом отличается от подхода аналитических направлений. Гештальт рассматривает сопротивления как способы взаимодействия организма со средой, некогда имевшие высокую эффективность для взаимодействия, но здесь и сейчас либо неуместные, либо вообще единственно доступные клиенту как способы взаимодействия (например, для клиента-наркомана самым характерным способом взаимодействия будет конфлюэнция второго типа, вполне органичная при взаимодействии матери и младенца). В связи с этим сопротивления клиента, естественно демонстрируемые им в ходе взаимодействия с терапевтом, используются как основа эффективного поиска неосознаваемых клиентом потребностей.

Ещё одна функция терапии в гештальте — выведение клиента на осознавание своих истинных потребностей. (Например, молодая женщина, жена моряка, жалуется на избыточный вес. В ходе терапии выясняется, что она сильно полнеет, когда её муж в плавании. Отмечается также привычка — в начале ночи она идёт к холодильнику и наедается «до отвала», после чего может спать. Ходом терапии клиентка выводится к осознаванию истинной телесной потребности ?— потребности в сексе, — «заедаемой» одинокими ночами. Соответственно, она получает осознавание того, с чем именно ей надо решать проблему.)

Ф. Перлз разрабатывал гештальт-терапию, опираясь на практику психоанализа, экзистенциализм, феноменологию, восточную философию, теорию поля и теорию гештальт-психологии. Концептуально гештальт-терапия неотделима от гуманистической и экзистенциальной психологии.

Однако, если прислушаться к Клаудио Наранхо, то можно узнать о других истоках и формах гештальт-терапии. Основные аспекты традиционной философии гештальт-терапии — аспекты осознанности, актуальности и ответственности. Цель и средство традиционной гештальт-терапии — «сознательное осознавание» (Ж. М. Робин, Энрайт, Ф. Перлз, С. Гингер/Женжер). Ситуация проживается клиентом здесь-и-сейчас в присутствии сознания. Степень включённости именно сознания меняется динамически в связи с потребностью, интенсивностью переживаний и т. д. К. Наранхо придерживается иной точки зрения, выделяя актуальность[4]. Одна из основных техник в терапии Наранхо — концентрация на настоящем, здесь и сейчас, что и составляет основу гештальт-терапии Наранхо. Для того, чтобы выделить и отличить эту модальность, Наранхо вводит собственный термин — презентификация: «Как и в случае с мечтами и фантазиями о будущем, в гештальте существует свой подход и к прошлому, который я предложил называть презентификацией (восприятие прошлого с точки зрения настоящего). Посредством обыгрывания клиент снова ставит себя в ситуацию, воспоминания о которой преследуют его, и управляется с ней, как если бы она была в настоящем».[5] Существуют, по крайней мере, два пути, в которых концентрация на настоящем отражена техническим репертуаром гештальт-терапии Наранхо. Один — откровенная просьба к клиенту следовать его намерениям: здесь выражается то, что выходит в его теперешнее поле сознания. Чаще всего это сопровождается наставлением воздержаться от осмысливания во имя чистого самонаблюдения. Другой путь — презентификация прошлого или будущего (или фантазии в целом).

Необходимо отметить, что подходы К. Наранхо разделяются не всеми школами гештальт-терапевтов.

В 1969 году в своей книге Gestalt Therapy Verbatim Фриц Перлз публикует «гештальт-молитву» (англ. Gestalt prayer) — короткий текст из 56 английских слов, получивший в США и затем в мире широкую известность и вызвавший бурную реакцию, множество критических отзывов, переработок и подражаний.[6] «Молитва» выражает важную для гештальт-терапии концепцию независимости личности и предлагает модель отношений между такими независимыми личностями. По мнению биографов Фрица Перлза — Дж. Гейнса[7] и М. Шепард[8] — этот текст также являлся личным кредо Перлза, который никогда не стремился оправдать чьих-либо ожиданий, всегда делал только то, что считал нужным, и полагал, что отношения между двумя независимыми личностями могут носить только ограниченный и временный характер.[6] За это последнее утверждение Перлз часто подвергался критике, но несомненно, что «гештальт-молитва» оказала огромное влияние на культуру 70-х. По мнению профессора Университета Миссури Роберта Долливера, это произошло во многом потому, что молитва попала «в струю 70-х» — десятилетия «Я», эпохи борьбы за свои права, отвержения многих традиционных «истин» и поиска новых форм взаимоотношений.[6]

Текст молитвы:

Я делаю своё дело, и ты делаешь своё дело.
Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,
И ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим.
Ты — это ты, и я — это я,
И если нам случилось найти друг друга — это прекрасно.
А если нет — ничего не поделаешь.

Фриц Перлз, «Gestalt Therapy Verbatim», 1969 г.

* Последняя строка часто опускается при цитировании.

Оригинальный текст (англ.)

I do my thing and you do your thing.
I am not in this world to live up to your expectations,
And you are not in this world to live up to mine.
You are you, and I am I,
And if by chance we find each other, it’s beautiful.
If not, it can’t be helped.
  • Перлз Ф. Гештальт-семинары / Фредерик Перлз. — Институт общегуманитарных исследований, 1998.
  • Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра // Практикум по гештальт-терапии. — Петербург — XXI век, 1995.
  • Перлз Ф. Теория гештальт-терапии / Фредерик Перлз. — Институт общегуманитарных исследований 2001.
  • Перлз Ф. Эго, голод и агрессия / Фредерик Перлз. — Смысл, 2000.
  • Перлз Ф., Гудман П., Хефферлин Р. Практикум по гештальт-терапии / Фредерик Перлз, Пол Гудман, Ральф Хефферлин. — М.: 2005.
  • Наранхо К. Гештальт-терапия / Клаудио Нарахо. — Модек, 1995.
  • Папуш М. Психотехника экзистенциального выбора / Михаил Папуш. — Институт общегуманитарных исследований, 2001.
  • Рудестам К. Групповая психотерапия / Келл Рудестам. — Универс, 1995.
  • Зингер Д. В поисках хорошей формы. Гештальт-терапия с супружескими парами и семьями / Джозеф Зингер. — Класс, 2000.
  • Харин С. С. Искусство психотренинга. Заверши свой гештальт. — Лучи Софии, 1997.
  • Малкина-Пых И. Г. Техники гештальта и когнитивной терапии. — М.: Экмо, 2004.
  • Полстер И., Полстер М. Интегрированная гештальт-терапия / Ирвен Полстер, Мириам Полстер. — Класс, 1997.
  • Полстер И. Обитаемый человек / Ирвен Полстер. — Класс, 1999.
  • Кемплер У. Основы семейной гештальт-терапии / Уолтер Кемплер. — Издательство Пиражкова, 2001.
  • Шоттенлоэр Г. Рисунок и образ в гештальт-терапии / Гертруда Шоттенлоєр. — Издательство Пиражкова, 2001.
  • Уиллер Г. Гештальт-терапия постмодерна. За пределами индивидуализма / Гордон Уиллер. — М.: Смысл, 2005.
  • Новодержкин Б. А., Романенко О. К. Гештальт-терапия. — М.: Фолиум, 1997.
  • Масколье Г. Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра. Быть собой. / Гонзаг Масколье. — М.: Боргес, 2010.
  • Лебедева Н., Иванова Е. Путешествие в Гештальт: теория и практика / Наталья Лебедева, Елена Иванова. — СПб.: Речь, 2004.
  • Булюбаш И. Д. Основы супервизии в гештальт-терапии. — М.: Институт психотерапии, 2003.
  • Булюбаш И. Д. Руководство по гештальт-терапии. — М.: Институт психотерапии, 2004.
  • Даунинг Дж., Марморштейн Р. Сны и кошмары. Истории из практики гештальт-терапии. — М.: Алтер пресс, 2003.
  • Бриджит М. Сексуальность, любовь и гештальт / Мартель Бриджит. — СПб.: Речь, 2005.
  • Сименс Х. Практическое руководство для гештальт-терапевтов / Харм Сименс. — Издательство Пиражкова, 2008.
  • Невис Э. Организационное консультирование / Эдвин Невис. — Издательство Пиражкова, 2002.
  • Гингер С., Гингер А. Гештальт-терапия контакта. — СПб.: Специальная литература, 1999. — 287 с.

Гештальтпсихология: основные понятия и идеи

В начале XX века в Германии Макс Вертгеймер, экспериментально изучая особенности зрительного восприятия доказал следующий факт: целое не сводится к сумме его частей. И это центральное положение стало основополагающим в гештальтпсихологии. Можно отметить, что взгляды этого психологического течения противоречат теории Вильгельма Вундта, в которой он выделял элементы сознания. Так, в одном из своих научных исследований В. Вундт даёт испытуемому книгу, и просит его оценить то, что он видит. Сначала испытуемый говорит, что видит книгу, но затем, когда экспериментатор просит его присмотреться внимательнее, он начинает замечать ее форму, цвет, материал, из которой сделана книга.

Представления же гештальтистов отличаются, они полагают, что нельзя описывать мир с точки зрения деления его на элементы. В 1912 году выходит в свет работа М. Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения», в которой он с помощью эксперимента со стробоскопом показывает, что движение нельзя свести к сумме двух точек [1]. Следует отметить, что этот же год является годом рождения гештальтпсихологии. В дальнейшем работа М. Вертгеймера приобрела большую популярность в мире и вскоре в Берлине появилась школа гештальтпсихологии, в которую вошли такие популярные научные деятели, как сам Макс Вертгеймер, Вольфганг Кёлер, Курт Коффка, Курт Левин и другие исследователи. Основная задача, которая стояла перед новым научным направлением – это перенести законы физики на психические явления.

Основные идеи гештальтпсихологии

Основным понятием гештальтпсихологии является понятие гештальта. Гештальт – это паттерн, конфигурация, определенная форма организации индивидуальных частей, которая создает целостность [2]. Таким образом, гештальт – это структура, которая является целостной и обладает особыми качествами, в отличие от суммы своих составляющих. Например, портрет человека обычно имеет определенный набор составных элементов, но сам человеческий образ в каждом отдельном случае воспринимается совершенно по-разному. С целью доказательства факта относительно целостности, М. Вертгеймер провел эксперимент со стробоскопом, который позволил наблюдать иллюзию движения двух попеременно загорающихся источников света. Это явление получило название фи-феномен. Движение было иллюзорным и существовало исключительно в таком виде, оно не могло быть разбито на отдельные составляющие [3].

В своих последующих исследованиях М. Вертгеймер распространяет свои взгляды также относительно и других психических явлений. Мышление же он рассматривает, как поочередную смену гештальтов, то есть возможность видеть одну и ту же проблему под разными углами, в соответствии с поставленной задачей.

Исходя из вышесказанного, можно выделить основное положение гештальтпсихологии, которое заключается в следующем:

1) психические процессы изначально являются целостными и имеют определенную структуру. В этой структуре можно выделить элементы, но все они являются вторичными по отношению к ней.

Таким образом, предметом исследования гештальтпсихологии является сознание, которое представляет собой динамическую целостную структуру, где все элементы тесно взаимосвязаны между собой.

Следующая особенность восприятия, которую исследовали в школе гештальтпсихологии, помимо его целостности, была константность восприятия:

2) константность восприятия представляет собой относительную неизменность восприятия некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия. К данным свойствам относится константность цвета или освещения.

Опираясь, на такие особенности восприятия, как целостность и константность, гештальтисты выделяют принципы организации восприятия. Они отмечают, что организация восприятия осуществляется именно в тот момент, когда человек обращает свое внимание на интересующий его объект. В это время части воспринимаемого поля соединяются между собой и становятся одним целым.

М. Вертгеймер выделил ряд принципов, согласно которым происходит организация восприятия:

  • Принцип близости. Элементы, расположенные во времени и пространстве рядом относительно друг с друга, объединяются между собой и составляют единую форму.
  • Принцип схожести. Схожие элементы воспринимаются едино, образуя некий замкнутый круг.
  • Принцип замкнутости. Отмечается тенденция к завершению человеком незаконченных фигур.
  • Принцип целостности. Человек достраивает неполные фигуры до простого целого (прослеживается тенденция к упрощению целого).
  • Принцип фигуры и фона. Всё, что человек наделяет определенным смыслом, воспринимается им как фигура на менее структурированном фоне.

Развитие восприятия по Коффке

Исследования Курта Коффки позволили понять, каким образом формируется восприятие человека. Проведя серию экспериментов, ему удалось установить, что ребенок появляется на свет с несформированными гештальтами, нечеткими образами внешнего мира. Так, например, любое изменение внешности близкого человека, может привести к тому, что ребенок его не узнает. К. Коффка предположил, что гештальты, как образы внешнего мира формируются у человека с возрастом и со временем приобретают более точные значения, становятся более ясными и дифференцированными.

Более детально изучая цветовое восприятие, К. Коффка обосновал тот факт, что люди различают не цвета, как таковые, а их отношения между собой. Рассматривая процесс развития цветового восприятия во времени, К. Коффка замечает, что изначально ребенок способен отличать между собой только те объекты, которые имеют некий цвет и те, что цвета не имеют. Причем окрашенные выделяются им как фигуры, а неокрашенное видится им как фон. Затем, к довершению гештальта добавляются теплые и холодные оттенки, а уже в более старшем возрасте эти оттенки начинают подразделяться на более конкретные цвета. Однако и цветные объекты воспринимаются ребенком только лишь как фигуры, расположенные на неком фоне. Таким образом, учёный сделал вывод о том, что в формировании восприятия основную роль играет фигура и тот фон, на котором она представлена. А закон, согласно которому человеком воспринимаются не сами цвета, а их соотношение получил название — «трансдукция».

В отличие от фона, фигура имеет более яркий цвет. Однако существует и явление обратимой фигуры. Это происходит, когда при длительном рассмотрении восприятие объекта меняется, и тогда фон может становиться основной фигурой, а фигура – фоном.

Понятие инсайта по Кёлеру

Эксперименты с шимпанзе позволили Вольфгангу Кёлеру понять, что поставленная перед животным задача решается либо методом проб и ошибок, либо благодаря внезапному осознанию. На основании своих экспериментов В. Кёлер сделал следующий вывод: предметы, которые находятся в поле восприятия животного и которые никак не связаны между собой, в процессе решения той или иной задачи начинают соединяться в некоторую единую структуру, видение которой помогает разрешить проблемную ситуацию. Такое структурирование происходит мгновенно, другими словами наступает инсайт, что означает осознание.

Для доказательства того, что решение определенных задач человеком происходит подобным образом, то есть благодаря явлению инсайта, В. Кёлер провел ряд любопытных экспериментов по изучению мыслительного процесса детей. Он ставил перед детьми задачу, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами. Например, им предлагалось достать игрушку, которая находилась высоко на шкафу. Сначала в поле их восприятия находился только шкаф и игрушка. Далее, они обращали внимание на лестницу, стул, ящик и другие предметы, и понимали, что их можно использовать для того, чтобы достать игрушку. Таким образом был сформирован гештальт и появилась возможность решить задачу.

В. Кёлер считал, что изначальное понимание общей картины, спустя некоторое время, сменяется более детальной дифференциацией и на основании этого уже формируется новый, более адекватный для конкретной ситуации гештальт.

Таким образом, В. Кёлер определял инсайт как решение задачи на основе улавливания логических связей между стимулами или событиями [4].

Динамическая теория личности Левина

С точки зрения Курта Левина основной гештальт – это поле, функционирующее как единое пространство, а отдельные элементы к нему подтягиваются. Личность существует в заряженном психологическом поле элементов. Валентность каждого предмета, который находится в этом поле, может быть, как положительной, так и отрицательной. Многообразие предметов, окружающих человека, способствует возникновению у него потребностей. Существование таких потребностей может проявляться наличием чувства напряжения. Таким образом, для достижения гармоничного состояния человеку необходимо удовлетворить свои потребности.

На основании основных идей и положений гештальтпсихологии в середине XX века Фредериком Перлзом была создана гештальт-терапия.

Гештальт-терапия по Перлзу

Основная идея данной терапии заключается в следующем: человек и всё, что его окружает – есть единое целое.

Гештальт-терапия предполагает, что вся жизнь человека состоит из бесконечного числа гештальтов. Всякое событие, происходящее с человеком – это некий гештальт, каждый из которых имеет начало и конец. Важным моментом является то, что любой гештальт должен завершиться. Однако завершение возможно только в том случае, когда будет удовлетворена та потребность человека, в результате которой возник тот или иной гештальт.

Таким образом, вся гештальт-терапия основывается на необходимости завершения незаконченного дела. Однако существуют различные факторы, которые могут помешать идеальному завершению гештальта. Незавершенность гештальта может проявляться в течение всей жизни человека и препятствовать его гармоничному существованию. Для того чтобы помочь человеку избавиться от лишнего напряжения, гештальт-терапия предлагает различные техники и упражнения.

С помощью этих техник гештальт-терапевты помогают пациентам увидеть и осознать каким образом незавершенные гештальты влияют на их жизнь в настоящем, а также помогают завершать незаконченные гештальты.

Примером данных техник являются упражнения, которые направлены на осмысление себя и окружающих. Гештальт-терапевты называют данные техники играми, в которых пациент ведет внутренний диалог с собой, либо выстраивает диалог с частями собственной личности.

Наиболее популярной является техника «пустого стула». Для данной техники используются два стула, которые необходимо расположить напротив друг друга. На одном из которых размещается вымышленный собеседник, а на другом – пациент, главный участник игры. Основная идея техники заключается в том, что пациент получает возможность проигрывать внутренний диалог, отождествляя себя со своими субличностями.

Таким образом, для гештальтпсихологии неотъемлемым является тот факт, человек является целостной личностью. Постоянное развитие данного научного направления по сей день позволяет разрабатывать новые методы работы с разными пациентами. Гештальт-терапия в настоящее время помогает личности делать свою жизнь всё более осмысленной, осознанной и наполненной, а значит, позволяет достигать более высокого уровня психологического и физического здоровья.

Список литературы:
  1. Вертгеймер М. Продуктивное мышление: Пер. с англ./Общ. ред. С. Ф. Горбова и В. П. Зинченко. Вступ. ст. В. П. Зин­ченко. — М.: Прогресс, 1987.
  2. Перлз Ф. «Гештальт-подход. Свидетель терапии». – М.: Изд-во Института психотерапии, 2003.
  3. Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии / Пер. с англ. А.В. Говорунов, В.И. Кузин, Л.Л.Царук / Под ред. А.Д. Наследова. — СПб.: Изд-во «Евразия», 2002.
  4. Келер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян. — М., 1930.
  5. http://psyera.ru/volfgang-keler-bio.htm

 

Автор: Анастасия Каткова
Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского

Редактор: Бибикова Анна Александровна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Гештальтпсихология — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Обратимся сегодня опять к темам февральского стола заказов.  Сегодня мы постараемся подробнее развернуть тему френда mischa_poet, вот как она звучит:

«Гештальтпсихология, немного теории, интересные факты, мифы и заблуждения»

Тема довольно специфическая, попробуем по максимуму донести ее простым языком без большого количества специальных подробностей.

Гештальтпсихология — направление в западной психологии, возникшее в Германии в первой трети ХХ в. и выдвинувшее программу изучения психики с точки зрения целостных структур (гештальтов), первичных по отношению к своим компонентам.

Термин «гештальт» (нем. Gestalt — целостная форма, образ, структура).

Впервые, понятие «гештальт-качество» было введено Х. Эренфельсом в 1890 году при исследовании восприятий. Он выделил специфический признак гештальта – свойство транспозиции (переноса). Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма.

Новый подход в направлении целостной психологии осуществили психологи Лейпцигской школы (Феликс Крюгер(1874-1948), Ганс Фолькельт (1886-1964), Фридрих Зандер(1889-1971), которые создали школу психологии развития, где было введено понятие комплексного качества, как целостного переживания, пронизанного чувством. Эта школа просуществовала с конца – 10-, начала 30-х годов.

Согласно теории гештальтпсихологии целостность восприятия и его упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам гештальтпсихологии:

Близость. Стимулы расположенные рядом, имеют тенденцию восприниматься вместе.

Схожесть. Стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету или форме имеют тенденцию восприниматься вместе.

Целостность. Восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности.

Замкнутость. Отражает тенденцию завершать фигуру, так что она приобретает полную форму.

Смежность. Близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое.

Общая зона. Принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие, наравне с научением и прошлым опытом. Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят нашей интерпретацией ощущений.

 

М.Вертгеймер

 

История гештальтпсихологии начинается в Германии в 1912 года с выхода работы М.Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения»(1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия.

Непосредственно после этого вокруг Вертгеймера, и в особенности в 20-х годах, в Берлине складывается берлинская школа гештальтпсихологии: Макс Вертгеймер (1880-1943), Вольфганг Келер (1887-1967), Курт Коффка (1886-1941) и Курт Левин (1890-1947). Исследования охватывали восприятие, мышление, потребности, аффекты, волю.

В. Келлер в книге «Физические структуры в покое и стационарном состоянии»(1920) проводит мысль о том, что физический мир как и психологический, подчинен принципу гештальта. Гештальтисты начинают выходить за пределы психологии: все процессы действительности определяются закономерностями гештальта. Вводилось предположение о существовании электромагнитных полей в мозгу, которые, возникнув под влиянием стимула, изоморфны в структуре образа. Принцип изоморфизма рассматривался гештальтпсихологами, как выражение структурного единства мира — физического, физилогического, психического. Выявление единых закономерностей для всех сфер реальности позволяло, по Келеру преодолеть витализм. Выготский рассматривал эту попытку как «чрезмерное приближение проблем психики к теоретическим построениями данным новейшей физики»(*). Дальнейшие исследования усилили новое течение. Эдгар Рубин(1881-1951) открыл феномен фигуры и фона(1915). Давид Катц показал роль гештальт-факторов в поле осязания и цветового зрения.

 

 

В 1921 году Вертгеймер, Келер и Кофка представители гештальтпсихологии, основывают журнал «Психологические исследовании»(Psychologische Forschung). Здесь публикуются результаты исследования этой школы. С этого времени начинается влияние школы на мировую психологию. Важное значение имели обобщающие статьи 20-х г.г. М.Вертгеймера: «К учению о гештальте»(1921), « О гештальтеориии»(1925), К.Левина «Намерения, воля и потребность». В 1929 г. Келер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой «Гештальтпсихология»(Gestaltp-Psychology). Эта книга представляет собой систематическое и пожалуй, лучшее изложение этой теории.
Плодотворные исследования продолжались до 30-х гг., пока в Германию не пришел фашизм. Вертгеймер и Келер в 1933г., Левин в 1935г. эмигрировали в Америку. Здесь развитие гештальтпсихологии в области теории не получило значительного продвижения.

К 50-м годам интерес к гештальтпсихологии спадает. В последущем, однако, отношение к гештальтпсихологии меняется.
Гештальтпсихолгия оказала большое влияние на психологическую науку США, на Э. Толмена, американские теории научения. В последнее время в ряде стран Западной Европы наблюдается усиление интереса к гештальттеории и истории Берлинской психологической школы. В 1978 году было основано Международное психологическое сообщество «Гештальттеория и ее приложения»А октябре 1979гг. вышел первый номер журнала «Гештальттеория», официального печатного органа этого общества. Членами этого общества являются психологи из разных стран мира, прежде всего Германии (З.Эртель, М. Штадлер», Г. Портеле, К.Гусс), США (Р. Арнхейм, А. Лачинс, сын М. Вертгеймера Михаэль Вертгеймер и др., Италии, Австрии, Финляндии, Швейцарии.

Гештальтпсихология выступила против выдвинутого структурной психологией принципа расчленения сознания на элементы и построения из них по законам ассоциации или творческого синтеза сложных психических феноменов.

Представители гештальтпсихологии предположили, что все разнообразные проявления психики подчиняются законам гештальта. Части тяготеют к образованию симметричного целого, части группируются в направлении максимальной простоты, близости, равновесия. Тенденция каждого психического феномена — принять определенную, завершенную форму.

Начав с исследования процессов восприятия, гештальтпсихология достаточно быстро расширила свою тематику, включив в нее проблемы развития психики, анализ интеллектуального поведения высших приматов, рассмотрения памяти, творческого мышления, динамики потребностей личности.

Психика человека и животного понималась гештальтпсихологами, как целостное «феноменальное поле», которое обладает определенными свойствами и строение. Основными компонентами феноменального поля являются фигуры и фон. Другими словами, часть того, что мы воспринимаем, выступает отчетливо и наполнено смыслом, в то время как остальное лишь смутно присутствует в нашем сознании. Фигура и фон могут меняться местами. Ряд представителей гештальтпсихологии считали, что феноменальное поле изоморфно (подобно) процессам, происходящим внутри мозгового субстрата.

Для экспериментального исследования этого поля была введена единица анализа, в качестве которой стал выступать гештальт. Гештальты были обнаружены при восприятии формы, кажущегося движения, оптико–геометрических иллюзий. В качестве основного закона группировки отдельных элементов был постулирован закон прегнантности как стремления психологического поля к образованию наиболее устойчивой, простой и „экономной“ конфигурации. При этом были выделены факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, такие как „фактор близости“, „фактор сходства“, „фактор хорошего продолжения“, „фактор общей судьбы“.

Важнейшим законом, полученным гештальтпсихологами, является закон константности восприятия, фиксирующий тот факт, что целостный образ не меняется при изменении его сенсорных элементов (вы видите мир стабильным, несмотря на то, что постоянно изменяется ваше положение в пространстве, освещенность и т.д.) принцип целостного анализа психики сделал возможным научное познание сложнейших проблем душевной жизни, которые до этого считались недоступными экспериментальному исследованию.

 

«Схватывание» изображения: наше сознание способно воссоздавать из отдельных элементов изображения известного нам объекта изображение всего объекта. В третьем рисунке уже есть достаточное количество деталей для узнавания объекта.

 

Давайте приведем пример одного из исследования, чтобы было более понятно.

В середине двадцатых годов Вертгеймер переходит от исследования восприятия к изучению мышления. Результатом этих экспериментов является книга “Продуктивное мышление”, которая была опубликована уже после смерти ученого в 1945 году и является одним из самых значительных его достижений.
Изучая на большом эмпирическом материале (эксперименты с детьми и взрослыми испытуемыми, беседы, в том числе и с А.Эйнштейном) способы преобразования познавательных структур, Вертгеймер приходит к выводу о несостоятельности не только ассоцианистического, но и формально-логического подхода к мышлению. От обоих подходов, подчеркивал он, скрыт его продуктивный, творческий характер, выражающийся в “перецентрировке “ исходного материала, его реорганизации в новое динамическое целое. Вводимые Вертгеймером термины “реорганизация, группировка, центрирование” описывали реальные моменты интеллектуальной работы, подчеркивая ее специфически психологическую сторону, отличную от логической.

В своем анализе проблемных ситуаций и способов их решения, Вертгеймер выделяет несколько основных этапов мыслительного процесс:


1. Возникновение темы. На этом этапе возникает чувство “направленной напряженности”, которое мобилизует творческие силы человека.
2. Анализ ситуации, осознание проблемы. Основной задачей этой стадии является создание целостного образа ситуации.
3. Решение проблемы. Этот процесс мыслительной деятельности в значительной степени неосознан, хотя предварительная сознательная работа необходима.
4. Возникновение идеи решения — инсайт.
5. Исполнительская стадия.

 

В опытах Вертгеймера обнаруживалось отрицательное влияние привычного способа восприятия структурных отношений между компонентами задачи на ее продуктивное решение. Он подчеркивал, что у детей, обучавшихся геометрии в школе на основе чисто формального метода, несравненно труднее выработать продуктивный подход к задачам, чем у тех, кто вообще не обучался.
В книге также описываются процессы значительных научных открытий (Гаусса, Галилея) и приводятся уникальные беседы с Эйнштейном, посвященные проблеме творчества в науке и анализу механизмов творческого мышления. Результатом этого анализа является сделанный Вертгеймером вывод о принципиальной структурной общности механизмов творчества у примитивных народов, у детей и у великих ученых.
Он также доказывал, что творческое мышление зависит от чертежа, схемы, в виде которой представляется условие задачи или проблемной ситуации. От адекватности схемы зависит правильность решения. Этот процесс создания разных гештальтов из набора постоянных образов и является процессом творчества, при этом чем больше различных значений получат предметы, включенные в эти структуры, тем более высокий уровень творчества продемонстрирует ребенок. Так как такое переструктурирование легче производить на образном, а не на вербальном материале, Вертгеймер пришел к выводу о том, что ранний переход к логическому мышлению мешает развитию творчества у детей. Он также говорил о том, что упражнение убивает творческое мышление, так как при повторении происходит фиксация одного и того же образа и ребенок привыкает рассматривать вещи только в одной позиции.
Значительное внимание уделяет ученый и проблемам этики, нравственности личности исследователя, подчеркивая, что формирование этих качеств также должно учитываться при обучении, а само обучение должно быть построено так, чтобы дети получали от него радость, осознавая радость открытия нового. Эти исследования были направлены преимущественно на изучение “визуального” мышления и носили общий характер.
Данные, полученные в исследованиях Вертгеймера, привели гештальт-психологов к выводу о том, что ведущим психическим процессом, особенно на начальных этапах онтогенеза, является восприятие.

Исследования Коффки показали, что так же развивается и восприятие цвета. В начале дети воспринимают окружающее только как окрашенное или неокрашенное, без различения цветов. При этом неокрашенное воспринимается как фон, а окрашенное — как фигура. Постепенно окрашенное делится на теплое и холодное, а в окружающем дети выделяют уже несколько наборов фигура-фон. Это неокрашенное — окрашенное теплое, неокрашенное — окрашенное холодное, которые воспринимаются как несколько разных образов, например: окрашенное холодное (фон) — окрашенное теплое (фигура) или окрашенное теплое (фон)- окрашенное холодное (фигура). На основании этих экспериментальных данных Коффка приходил к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет.

Он доказывал, что развитие цветового зрения основывается на восприятии сочетания фигура-фон, на их контрасте. Позже этот закон, получивший название закона транспозиции, был доказан и Келером. Этот закон гласил, что люди воспринимают не сами цвета, но их отношения. Так в опыте Коффки детям предлагалось найти конфетку, которая была в одной из двух прикрытых цветной картонкой чашек. Конфетка всегда лежала в чашке, которая была закрыта темно-серой картонкой, в то время как под черной конфетки никогда не было. В контрольном эксперименте детям надо было выбрать не между черной и темно-серой крышкой, как они привыкли, но между темно-серой и светло-серой. В том случае, если бы они воспринимали чистый цвет, они выбрали бы привычную темно-серую крышку, однако дети выбирали светло-серую, так как ориентировались не на чистый цвет, но на соотношение цветов, выбирая более светлый оттенок. Аналогичный опыт был проведен и с животными (курами), которые также воспринимали только сочетания цветов, а не сам цвет.

Таким образом, опыты Келера доказывали мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, в основе которого лежит «инсайт». Несколько позже К. Бюлер, который пришел к похожему выводу, назвал этот феномен «ага-переживание», также подчеркивая его внезапность и одномоментность.

Понятие об “инсайте” стало ключевым для гештальт-психологии, оно стало основой объяснения всех форм мыслительной деятельности, в том числе и продуктивного мышления, как было показано в работах Вертгеймера, о которых говорилось выше.

 

 

Как целостная психологическая концепция гештальтпсихология  не выдержала испытания временем.  В чем же причина, что гештальтизм перестал соответствовать новым научным запросам?

Скорее всего, основная причина в том, что психические и физические явления в гештальтпсихологии рассматривались по принципу параллельности, вне причинной связи. Гештальтизм претендовал на общую теорию психологии, но на самом деле его достижения касались исследования одной из сторон психического, на которую указывала категория образа. При объяснении же явлений, которые не могли быть представлены в категории образа, возникали огромные трудности.

Гештальтпсихология не должна была разъединять образ и действие, образ у гештальтистов выступал в виде сущности особого рода, подчиненной собственным законам. Методология, основанная на феноменологической концепции сознания, стала препятствием для подлинно научного синтеза этих двух категорий.

Гештальтисты поставили под сомнение принцип ассоциации в психологии, но их ошибка была в том, что они разорвали анализ и синтез, т.е. оторвали простое от сложного. Некоторые гештальтпсихологи даже отрицали вообще ощущение как явление.

Но гештальтпсихология привлекла внимание к вопросам восприятия, памяти и продуктивному, творческому мышлению, изучение которого и является основной задачей психологии.

А благополучно забытый нами достаточно подросший малыш? Что произошло с ним, пока мы пытались разобраться в таких сложных хитросплетениях гештальтпсихологии? Вначале он научился различать образы и выражать свои чувства, получать ощущения приятные и неприятные. Он рос и развивался, теперь уже в русле гештальтпсихологии.

Он быстрее и лучше запоминал образы не в результате ассоциаций, а в результате своих пока еще маленьких мыслительных способностей, «озарений», т.е. инсайт. Но пока ему было еще далеко до совершенства, много времени пройдет прежде, чем он научится творческому мышлению. На все нужно время и осознанная необходимость.

Гештальтпсихология потерпела крах, поскольку в своих теоретических построениях разъединила образ и действие. Ведь образ у гештальтистов выступал в виде сущности особого рода, подчиненной собственным законам. Его связь с реальным предметным действием оставалась загадочной. Неспособность соединить эти две важнейшие категории, разработать единую схему анализа психической реальности явилась логико-исторической предпосылкой распада школы гештальтпсихологии в предвоенные годы. Ложная методология, основанная на феноменологической концепции сознания, явилась непреодолимым препятствием для подлинно научного синтеза этих двух категорий.

Её слабыми пунктами оказались неисторическое понимание психики, преувеличение роли формы в психической деятельности и связанные с этим элементы идеализма в философских основаниях. Однако серьёзные достижения  как в изучении восприятия, мышления и личности, так и в общей антимеханистической ориентации психологии были восприняты в последующем развитии психологии.

Гештальтизм оставил заметный след в современной психологии и оказал влияние на отношения к проблемам перцепции, научения, мышления, изучения личности, мотивации поведения, а также на развитие социальной психологии. Недавние работы, являющиеся продолжением исследований гештальтистов, позволяют предположить, что их движение еще в состоянии внести вклад в развитие науки.

Гештальт-психология, в отличие от своего главного конкурирующего научного движения — бихевиоризма, многое сохранила от своей первоначальной оригинальности, благодаря чему ее основные принципы не растворились полностью в главном направлении психологической мысли. Гештальтизм продолжал поощрять интерес к сознательному опыту даже в те годы, когда в психологии доминировали идеи бихевиоризма.

Интерес гештальтистов к сознательному опыту был не таким, как у Вундта и Титченера, он строился на основе новейших феноменологических взглядов. Современные приверженцы гештальтизма убеждены, что опыт сознания по-прежнему должен изучаться. Однако, они признают, что он не может исследоваться с той же точностью и объективностью, как обычное поведение.

В настоящее время феноменологический подход в психологии шире распространен в Европе, чем в США, но его влияние на американскую психологию можно проследить на примере ее гуманистического движения. Многие аспекты современной когнитивной психологии обязаны своим происхождением работам Вертхеймера, Коффки и Келера и тому научному движению, которое они основали около 90 лет тому назад.

 

[источники]

источники

http://studuck.ru/documents/geshtaltpsikhologiya-0

http://www.syntone.ru/library/psychology_schools/gjeshtaltpsihologija.php

http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=473736#1

http://psi.webzone.ru/st/126400.htm

http://www.psychologos.ru/articles/view/geshtalt-psihologiya

http://www.textfighter.org/raznoe/Psihol/shulc/kritika_geshtalt_psihologiikritiki_geshtalt_psihologii_utverjdali_problemy_printsipy.php

 

А вот кстати, несколько месяцев назад у нас уже была в столе заказов тема по предмету психологии : Ландшафтная психология Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=9677

Понятие и основоположники гештальтпсихологии

Понятие и основоположники гештальтпсихологии

ВВЕДЕНИЕ

Важным психологическим направлением конца ХIХ начала ХХ веков явилась гештальтпсихология (приблизительный перевод с немецкого: психология формы), связанная, в первую очередь, с именами германских исследователей Макса Вертгеймера, Курта Коффки и Вольфганга Келера.

В противовес представлениям ассоционистов о том, что образ создается через синтез отдельных элементов и свойства целого определяются свойствами частей, гештальтпсихологии выдвинули идею целостности образа, свойства которого не сводимы к сумме свойств элементов (в связи с этим часто подчеркивается роль гештальтпсихологии в становлении системного подхода, причем не только в психологии, но в науке в целом). Иными словами, восприятие не сводится к сумме ощущений: свойства фигуры, которую мы видим, не описываются через свойства ее частей.

Гештальтпсихология, возникшая как направление исследования познавательных процессов, оказала влияние на психологию в различных ее проявлениях. Предметом исследования оказались целостные структуры (гештальты), что же касается практических приложений, то они определяются тем, как используют те или иные положения конкретные направления практической психологии, так как в непосредственном виде гештальтпсихология сегодня не существует.

Прозрения гештальтпсихологии оказались плодотворными в применении к искусству и образованию. В академической психологии работы Вертгеймера, Келера, Левина и других ныне пользуются всеобщим признанием. Однако из-за интереса к бихевиоризму с его преимущественно двигательной установкой академические круги выдвигают на передний план аспекты гештальтпсихологии, связанные с восприятием.

Целью данной работы является изучение: предмета гештальтпсихологии; основных принципов гештальтпсихологии; направлений исследований в гештальтпсихологии.

1. Понятие и основоположники гештальтпсихологии

Гештальтпсихология (от нем. Gestalt — образ, структура) — одно из наиболее влиятельных и интересных направлений периода открытого кризиса, явилось реакцией против атомизма и механицизма всех разновидностей ассоциативной психологии.

Гештальтпсихология явилась наиболее продуктивным вариантом решения проблемы целостности в немецкоязычной (немецкой и австрийской) психологии, а также философии конца XIX — начала XX в. Понятие «гештальт» было введено X. Эренфельсом в статье «О качестве формы» в 1890 г. при исследовании восприятий.

Непосредственным поводом для исследования Эренфельса послужили некоторые замечания Э. Маха о восприятии мелодий и геометрических форм: по Маху, ощущение мелодии или звуковой формы в известной мере независимо от ощущений отдельных звуков, поскольку сохраняется при изменении последних в случае транспонирования мелодии в другую тональность, как будто бы оно само было таким же простым и неразложимым элементом, как и элементарное ощущение. Этот факт Эренфельс подверг специальному анализу. Он выделил специфический признак гештальта — свойство транспозиции (переноса):

мелодия остается той же самой при переводе ее из одной тональности в другую;

гештальт квадрата сохраняется независимо от размера, положения, окраски составляющих его элементов и т.п. Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма.

«Впоследствии будущие гештальтпсихологи последовали за своим предшественником К. фон Эренфельсом в том, что человеческий организм-целостность, а стало быть, и реальность, отличная от сумм составляющих его частей. Вот, как раз, ее-то (целостность, принципиально отличную от суммы составляющих ее частей) они и назвали Гештальтом». У колыбели этой работы стояли М. Вертгеймер, В. Келер и К. Коффка.

Макс Вертгеймер (1880-1943) — немецкий психолог, основоположник гештальт-психологии, известный экспериментальными работами в области восприятия и мышления. Родился в Праге, там же получил начальное образование. В Вюрцбурге получил ученую степень доктора философии (в 1904 г.). После этого он вернулся в Берлин, а летом 1910 г. переехал во Франкфурт-на-Майне. Здесь Вертгеймер заинтересовался восприятием движения, но в его объяснении встретился с трудностями, исходившими из структуралистской точки зрения.

Его работа привлекла внимание К. Коффки и В. Келера, учеников Штумпфа, которые в качестве испытуемых участвовали в исследованиях Вертгеймера. Эти исследования, их результаты и новые принципы были изложены в статье Вертгеймерэ (1912) «Экспериментальное исследование движения», от которой и принято считать начало гештальтпсихологии. С этого времени гештальтпсихология особенно активно развивается в Берлине, куда Вертгеймер вернулся в 1922 г. Двадцатые годы являются периодом наивысшего расцвета этой школы. В 1929 г. Вертгеймер был назначен профессором во Франкфурт.

В 1933 г. Вертгеймер эмигрировал в США, где работал в Новой школе социальных исследований (Нью-Йорк). Здесь в октябре 1943 г. Вертгеймер умер. В 1945 г. вышла его книга «Продуктивное мышление». В ней с позиций гештальтпсихологии экспериментально исследуется процесс решения задач, который описывается как процесс выяснения функционального значения отдельных частей в структуре проблемной ситуации. В. Кёлер считает эту книгу лучшей памятью о М. Вертгеймере.

Среди основателей гештальтпсихологии Курт Коффка (1886-1941), возможно, был самым изобретательным. Он родился и вырос в Берлине и там же получил образование в местном университете, проявив исключительный интерес к естественным наукам и философии. В дальнейшем он изучал психологию под руководством Карла Штумпфа и получил докторскую степень в 1909 году. В 1910 году Коффка начал свое длительное и плодотворное сотрудничество с Вертхеймером и Келером в стенах Франкфуртского университета.

Статья Коффки, получившая название «Перцепция: введение в гештальт-теорию» (1922), содержала основы гештальтпсихологии, а также результаты многих исследований и их оценки.

В 1921 году Коффка опубликовал книгу «Основы психического развития; посвященную формированию детской психологии и имевшую успех и в Германии, и в Соединенных Штатах. Его приглашали в Америку для чтения лекций в университетах Корнепла и Висконсина, а в 1927 году он получил место профессора в Смитовском колледже в Нортхэмптопе, штат Массачусетс, где проработал до своей смерти в 1941 году. В 1933 году Коффка издал книгу «Принципы гештальтпсихологии», которая оказалась слишком трудной для чтения, и потому не стала основным и наиболее полным пособием по изучению новой теории, как на это рассчитывал ее автор.

Исследования развития восприятия у детей, которые проводились в лаборатории Коффки, показали, что у ребенка имеется набор смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Коффка приходил к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет. Он сформулировал один из законов восприятия, который был назван «трансдукция» Этот закон доказывал, что дети воспринимают не сами цвета, но их отношения.

Вольфганг Келер (1887-1967) был глашатаем движения гештальтпсихологии. Его книги, написанные с удивительной тщательностью и аккуратностью, дали классическое представление о многих аспектах этого научного направления. Занятия физикой, которую Келер изучал совместно с Максом Планком, убедили его в том, что эта наука должна быть связана с психологией и что гештальты (формы или структуры) встречаются в психологии так же, как и в физике.

Келер родился в Эстонии. Когда ему было пять лет, его семья переехала на север Германии. Свое образование он получал в университетах Тюбингена, Бонна и Берлина, где в 1909 году защитил докторскую диссертацию у Карла Штумпфа. Затем он отправился в университет Франкфурта, куда прибыл незадолго до появления там Вертхеймера с его игрушечным стробоскопом.

После эмиграции в США Кепер преподавал в Свартморском колледже в Пенсильвании, написал несколько книг и редактировал журнал «Психологические исследования». В 1956 году он был удостоен награды «За выдающийся вклад в науку» Американской психологической ассоциации, а вскоре после этого был избран ее президентом.

Немецкий психолог, эмигрировавший в 1932 году в США, Курт Левин (1890-1947 гг.) вошел в историю науки как автор теории поля. Вслед за гештальтпсихологами (с которыми он одно время непосредственно сотрудничал) он полагал, что образ мира формируется сразу как целостность, и это происходит в данный момент как инсайт (ага-решение).

Важное значение имели обобщающие статьи 20-х гг. М. Вертгеймера «К учению о гештальте» (1921), «О гештальттеории» (1925). В 1926 г. К. Левин пишет статью «Намерения, воля и потребности» — экспериментальное исследование, посвященное изучению потребностей и волевых действий. Эта работа имеет принципиальное значение: гештальтпсихология приступает к настоящему экспериментальному исследованию этих областей психической жизни, наиболее трудно поддающихся экспериментальному исследованию. Все это очень поднимало влияние гештальтпсихологии. В 1929 г. В. Кёлер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой «Гештальтпсихопогия». Эта книга представляет систематическое и, пожалуй, лучшее изложение этой теории.

Школа распалась в конце 1930-х гг. Однако, она способствовала созданию одного из наиболее влиятельных направлений современной психотерапии — гештальт-терапии, основоположником которого является немецко-американский психолог Фриц (Фредерик) Перлз (1893-1970 гг.). Ф. Перлз считал, что любой аспект поведения — есть проявление целого, то есть бытия человека. Кроме того, идея целостности — и это уже от гештальтпсихологии — означает понимание индивида, как части более широкого поля, включающего организм и среду. В этом единстве, однако, обозначается «контактная граница» между индивидом и средой: у здорового индивида она подвижна, допуская и контакт со средой, и уход из нее. Контакт Перлз считает формированием гештальта, уход — завершением.

2. Основные принципы и направления исследований

2.1 Фи-Феномен

История гештальтпсихологии начинается с выхода работы М. Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения» (1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия.

Однажды, во время летнего отпуска, ему в голову пришла идея одного эксперимента. Его суть состояла в том, чтобы выяснить, почему мы иногда наблюдаем движение, когда на самом деле оно не происходит. Нарушив планы своего отдыха, Вертхеймер сошел с поезда во Франкфурте, купил там игрушечный стробоскоп и провел предварительную проверку своей догадки прямо в отеле. (Стробоскоп, предшественник современного проекционного аппарата, представляет собой устройство, которое на мгновение освещает изображения последовательных фаз изменения положения объектов, создавая у зрителя впечатление их движения.) Позднее Вертхеймер провел более глубокое исследование проблемы во Франкфуртском университете.

Эксперимент Вертхеймера, в котором Коффка и Келер играли роль испытуемых субъектов, был посвящен изучению восприятия кажущегося движения предметов — то есть движения, которое на самом деле не происходит. Для его определения Вертхеймер пользовался термином «впечатление движения». Используя тахистоскоп, он пропускал луч света через две прорези, одна из которых располагалась вертикально, а другая имела наклон от вертикали приблизительно в 20-30 градусов.

Если световой луч пропускался сначала через одну прорезь, а потом через другую через относительно длительный интервал времени (более 200 миллисекунд), наблюдатели видели последовательное появление света сначала в одной, а затем в другой прорези. Если временной интервал сокращался, то наблюдателям казалось, что обе прорези освещены постоянно. При длительности интервала порядка 60 миллисекунд, создавалось впечатление, что линия света непрерывно перемещается от одной прорези к другой и обратно.

Эти открытия могли показаться достаточно тривиальными. О подобных явлениях ученым было известно уже несколько лет, и они перестали кого — либо удивлять.

Вертхеймер был убежден, что это явление, получившее экспериментальное подтверждение в его лаборатории, по-своему так же является элементарным, как и обычное ощущение, но, в то же время, представляет собой нечто отличное от одного или даже нескольких простых ощущений. Он назвал это явление фи-феноменом (иллюзия перемещения с места на место двух поочередно включающихся источников света)… Объяснение Фи-феномена было таким же простым и гениальным, как и его эксперимент. По мнению Вертгеймера, кажущееся движение вообще не нуждалось в объяснении. Оно существовало в таком виде, в каком воспринималось, и не могло быть разбито на более простые составляющие.

.2 Принципы организации восприятия

Вертхеймер изложил принципы организации восприятия в своей работе «Исследования, относящиеся к учению о гештальте», опубликованной в 1923 году. Он исходил из того, что мы воспринимаем предметы в той же манере, в какой воспринимаем кажущееся движение — то есть как единое целое, а не как наборы индивидуальных ощущений. Принципы организации восприятия, которые описаны в большинстве учебников по психологии, представляют, по существу, законы и правила, по которым мы организуем и классифицируем воспринимаемый нами мир.

Базовая предпосылка этих принципов состоит в том, что организация восприятия происходит мгновенно, в тот же момент, когда мы видим или слышим различные формы или образы. Части перцептивного поля становятся связанными, объединяясь между собой, чтобы создать структуру, которая выделялась бы на общем фоне. Организация восприятия происходит самопроизвольно, и ее возникновение неизбежно всякий раз, когда мы смотрим вокруг себя

Согласно гештальт-теории, первичная деятельность нашего мозга по визуальному восприятию объектов заключается не в накоплении их отдельных проявлений. Напротив, мозг представляет собой динамичную систему, в которой все элементы являются активными в каждый момент взаимодействия. Элементы, которые являются одинаковыми или близкими друг другу, стремятся к объединению, а элементы, которые являются несходными или далекими друг от друга, не объединяются.

Далее перечислены несколько основных принципов организации восприятия:

. Близость. Элементы, которые близки друг к другу в пространстве или во времени, кажутся нам объединенными в группы, и мы стремимся воспринимать их совместно.

. Непрерывность. В нашем восприятии существует тенденция следования в направлении, позволяющем связывать наблюдаемые элементы в непрерывную последовательность или придать им определенную ориентацию.

. Сходство. Подобные элементы воспринимаются нами совместно, образуя замкнутые группы.

. Замыкание. В нашем восприятии существует тенденция завершения незаконченных предметов и заполнения пустых промежутков.

5. Простота. В любых условиях мы стремимся видеть фигуры настолько завершенными, насколько это возможно: в гештальт-психологии <#»justify»>Исследования развития восприятия у детей, которые проводились в лаборатории Коффки, показали, что ребенок рождается с набором смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Постепенно в течение жизни эти образы дифференцируются и становятся все более точными. Так, при рождении у детей есть смутный образ человека, в гештальт которого входят его голос, лицо, волосы, характерные движения. Поэтому маленький ребенок (одного-двух месяцев) может не узнать даже близкого взрослого, если он резко поменяет прическу или сменит привычную одежду на совершенно незнакомую. Однако уже к концу первого полугодия этот смутный образ дробится, превращаясь в ряд четких образов: образ лица, в котором выделяются как отдельные гештальты глаза, рот, волосы, появляются и образы голоса, тела и т.п.

Исследования Коффки показали, что так же развивается и восприятие цвета. Вначале дети воспринимают окружающее только как окрашенное или неокрашенное, без различения цветов. При этом неокрашенное воспринимается как фон, а окрашенное — как фигура. Постепенно окрашенное делится на теплое и холодное, а в окружающем дети выделяют уже несколько наборов фигура-фон: неокрашенное — окрашенное теплое, неокрашенное — окрашено холодное. Они воспринимаются как несколько разных образов, например: окрашенное холодное (фон) — окрашенное теплое (фигура) или окрашенное теплое (фон) — окрашенное холодное (фигура).

Таким образом, единый прежде гештальт превращается в четыре, уже более точно отражающие цвет. Со временем и эти образы дробятся, например, в теплом выделяются желтый и красный цвета, а в холодном — зеленый и синий. Этот процесс происходит в течение длительного времени, пока наконец ребенок не начинает правильно воспринимать все цвета. На основании этих экспериментальных данных Коффка пришел к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет.

Он доказывал, что развитие цветового зрения основано на восприятии сочетания фигура-фон, на их контрасте. Позже данный закон, получивший название закона транспозиции, был доказан и Келером. Этот закон гласил, что люди воспринимают не сами цвета, но их отношения.

Так, в опыте Коффки детям предлагалось найти конфетку, которая была в одной из двух прикрытых цветной картонкой чашек. Конфетка всегда лежала в чашке, которая была закрыта темно-серой картонкой, в то время как под черной конфетки никогда не было. В контрольном эксперименте детям надо было выбрать не между черной и темно-серой крышками, как они привыкли, а между темно-серой и светло-серой. В том случае, если бы они воспринимали чистый цвет, они выбрали бы привычную темно-серую крышку, однако дети выбирали светло-серую, так как ориентировались не на чистый цвет, но на соотношение цветов, выбирая более светлый оттенок. Аналогичный опыт был проведен и с животными (курами), которые также воспринимали только сочетания цветов, а не сам цвет.

Обобщающие результаты своего исследования восприятия Коффка изложил в работе «Принципы гештальтпсихологии» (1935). В этой книге анализируется множество феноменов перцепции, которые относятся к 24 различным «законам», описываются свойства и процесс формирования восприятия, на основании которых он сформулировал теорию восприятия, не потерявшую значения и в настоящее время.

гештальт познавательный мышление восприятие

2.4 Гештальт-исследования проблем научения: Инсайт и интеллект человекообразных обезьян

Первые работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию — открытию инсайта (озарения). Исходя из того, что интеллектуальное повеление направлено на решение проблемы, Келер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути. Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы двухфазными, так как состояли из двух частей. В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия получить другое, которое было необходимо для решения проблемы (например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки). Во второй части полученное орудие использовалось для достижения искомой цели, например для получения банана, находящегося далеко от обезьяны.

Эксперимент должен был помочь понять, каким способом решается задача — происходит ли слепой поиск правильного решения (по типу метода проб и ошибок) или обезьяна достигает цели благодаря спонтанному схватыванию отношений, пониманию.

Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути, т. е. происходит мгновенное схватывание ситуации и верное решение поставленной задачи. Объясняя феномен инсайта, он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию, они приобретают новую функцию. Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления. Келер называл этот процесс «переструктурированием гештальта» и считал, что такое переструктурирование происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта, но только от способа расположения предметов в поле. Именно это переструктурирование и происходит в момент инсайта.

Доказывая универсальность открытого им способа решения задач, Келер по возвращении в Германию провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей. Он предлагал детям проблемную ситуацию, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами, например, им предлагалось достать машинку, которая была расположена высоко на шкафу.

Для того чтобы ее достать, детям надо было использовать разные предметы — лесенку, ящик или стул. Оказалось, что, если в комнате была лестница, дети быстро решали предложенную задачу. Сложнее было в том случае, если надо было догадаться использовать ящик, но наибольшие затруднения вызывал вариант, при котором не было других предметов в комнате, кроме стула, который надо было отодвинуть от стола и использовать как подставку. Келер объяснял эти результаты тем, что лестница с самого начала осознается функционально как предмет, помогающий достать что-то, расположенное высоко. Ее включение в гештальт со шкафом не представляет для ребенка трудностей. Использование ящика уже нуждается в некоторой перестановке, так как он может осознаваться в нескольких функциях. Что же касается стула, то он осознается ребенком не сам по себе, но уже включенным в другой гештальт — со столом, с которым он представляется ребенку единым целым. Поэтому для решения данной задачи детям надо сначала разбить целостный образ стол-стул на два, а затем уже стул соединить со шкафом в новый образ.

Данные эксперименты, подтверждая универсальность инсайта, раскрывали, с точки зрения Келера, и общее направление психического развития, и роль обучения в этом процессе. При определенных условиях обучение может способствовать развитию мышления, причем это связано не с организацией поисковой активности ребенка по типу проб и ошибок, но с созданием условий, способствующих инсайту.

Понятие об инсайте — ключевое для гештальтпсихологии — стало основой объяснения всех форм мыслительной деятельности.

2.5 Изоформизм

Дальнейшие исследования Келера были связаны с проблемой изоморфизма (по-гречески isos — одинаковый, morphe — форма, изоморфизм — соответствие между гештальтами в переживании непосредственно созерцаемого и в процессах, совершающихся при всём этом в головном мозге). Изучая детерминанты, лежащие в основе инсайта, он пришел к выводу о необходимости анализа физических и физико-химических процессов, происходящих в коре головного мозга. В 1920 г. появилась его работа «Физические гештальты в покое и стационарном состоянии», в которой изложены основные идеи изоморфизма, т.е. идеи подобия двух или нескольких систем, например подобия топографической карты рельефу местности, на ней отраженному.

Изоморфизм означает, что элементы и их отношения в одной системе взаимно однозначно соответствуют элементам и их отношениям в другой. Физиологическая и психологическая системы, согласно гештальтистской гипотезе, изоморфны друг другу.

Келер высказывает предположение о том, что процессы в коре головного мозга сходны с процессами в силовом поле и что, подобно возникновению силового электромагнитного поля вокруг магнита, в ответ на сенсорные импульсы может возникать поле нервной деятельности — вследствие электромеханических процессов, возникающих в мозге в ответ на сенсорные импульсы.

В своей книге Келер проводит мысль о том, что физический мир, так же как и психологический, подчинен принципу гештальта. Гештальтисты начинают выходить за пределы психологии: все процессы действительности определяются закономерностями гештальта. Объяснение психических явлений должно состоять в нахождении соответствующих структур в мозговых процессах, которые объяснялись на основе физической теории электромагнитного поля, созданной Фарадеем и Максвеллом. Вводилось предположение о существовании электромагнитных полей в мозге, которые, возникнув под влиянием стимула, изоморфны структуре образа. Гипотеза о наличии мозговых полей составляет существенную часть системы гештальтпсихологии и представляет ее решение психофизической проблемы.

Изучение изоморфизма привело Келера к открытию новых законов восприятия — значения (предметности восприятия) и относительного восприятия цветов в паре (закон транспозиции), изложенных им в книге «Гештальтпсихология» (1929). Однако теория изоморфизма осталась самым слабым и уязвимым местом не только его концепции, но и гештальтпсихологии в целом.

2.6 Теория поля К. Левина

Свою теорию личности Левин разрабатывал в русле гештальтпсихологии, дав ей название «теория психологического поля». Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность). Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. удовлетворению потребности.

Левин различал два рода потребностей — биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать различные барьеры и находить удовлетворительный выход из сложных ситуаций. Человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

В одном из исследований Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. Поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю по суду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности. Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность увеличивались.

Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

Исследования Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего. Появление временной перспективы дает возможность преодолеть давление окружающего поля, что особенно важно в тех случаях, когда человек находится в ситуации выбора.

Большое значение для формирования личности ребенка имеет система воспитательных приемов, в частности наказаний и поощрений. Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью). Для того чтобы произошла разрядка, ребенок может или принять наказание, или выполнить неприятное задание. Однако намного легче для него постараться выйти из поля (пусть даже в идеальном плане, в плане фантазии). Поэтому система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует развитию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером, т.е. за предметом с отрицательной валентностью, следует предмет, вызывающий положительные эмоции. Однако оптимальной является система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу с тем, чтобы снять барьеры данного поля.

Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря «системе напряжения» и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В. Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных (когда «система напряжения» сохраняется) и завершенных действий. Эксперименты подтвердили левиновский прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше.

Левиновский подход отличало два момента. Во-первых, он перешел от представления о том, что энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о системе «организм-среда». Индивид и его окружение выступили в виде нераздельного динамического целого. Во-вторых, в противовес трактовке мотивации как биологически предопределенной константы, Левин полагал, что мотивационное напряжение может быть создано как самим индивидом, так и другими людьми (например, экспериментатором, который предлагает индивиду выполнить задание). Тем самым за мотивацией признавался собственно психологический статус. Она не сводилась более к биологическим потребностям, удовлетворив которые организм исчерпывает свой мотивационный потенциал.

Это открыло путь к новым методикам изучения мотивации, в частности уровня притязаний личности, определяемого по степени трудности цели, к которой она стремится. Уровень притязаний устанавливался самим испытуемым, принимающим решение взяться за задачу другой степени трудности, чем уже выполненная им (за которую он получил от экспериментатора соответствующую оценку). По его реакции на успех или неуспех, связанный с выполнением новой задачи и последующими выборами (когда он выбирает либо еще более трудные, либо, напротив, более легкие задачи), определяется динамика уровня притязаний. Эти опыты позволили подвергнуть экспериментальному анализу ряд важных психологических феноменов: принятие решения, реакцию на успех и неуспех, поведение в конфликт ной ситуации.

Левин показал необходимость не только целостного, но и адекватного понимания себя человеком. Открытие им таких понятий, как уровень притязаний и «аффект неадекватности», который проявляется при попытках доказать человеку неправильность его представлений о себе, сыграло огромную роль в психологии личности, в понимании причин отклоняющегося поведения. Левин подчеркивал, что отрицательное влияние на поведение имеет и завышенный, и заниженный уровень притязаний, так как и в том, и в другом случае нарушается возможность установления устойчивого равновесия со средой.

Свои теоретические взгляды Левин изложил в книгах «Динамическая теория личности» (1935) и «Принципы топологической психологии» (1936). Эти книги вышли в Соединенных Штатах, где у Левина сложилась новая исследовательская программа, отразившая актуальные социальные запросы. От анализа мотивации поведения индивида, одиноко перемещающегося в своем психологическом пространстве, Левин переходит к исследованию группы, перенося на этот новый объект свои прежние схемы. Он становится инициатором разработки направления, названного «групповой динамикой». Теперь уже группа трактуется как динамическое целое, как особая система, компоненты которой (входящие в группу индивиды) сплачиваются под действием различных сил. «Сущность группы, — отмечал Левин, — не сходство или различие ее членов, а их взаимозависимость. Группа может быть охарактеризована как «динамическое целое». Это означает, что изменения в состоянии одной части изменяют состояния любой другой. Степень взаимозависимости членов группы варьирует от несвязной массы к компактному единству».

В США Левин занимался и проблемами групповой дифференциации, типологией стилей общения. Ему принадлежит описание наиболее распространенных стилей общения (демократический, авторитарный, попустительский), а также исследование условий, способствующих выделению в группах лидеров, звезд и отверженных. Эти исследования Левина явились основой целого направления в социальной психологии.

Таким образом, К. Левин стал создателем новых областей как в психологии личности, так и в социальной психологии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Работы гештальтпсихологов заложили новые подходы к разнообразным проблемам — от творческого мышления до активности личности. Многообразные исследования психики позволили понять закономерности развития восприятия, мышления и личности, сформировать принципиально отличные от прежних экспериментальные методики.

Необходимо подчеркнуть, что творческий потенциал этой школы не был полностью исчерпан; это доказывается последними работами Левина и Вертгеймера. Однако это единственная школа, которая распалась в 30-е годы, не дойдя, хотя бы в модифицированном виде, до настоящего времени, как психоанализ и бихевиоризм. Но процесс распада гештальтпсихологии не был естественным, связанным с исчерпанностью ее программы, это был результат тех социальных изменений, которые произошли в Европе, в частности в Германии, в те годы и вынудили ученых уехать из страны.

Несмотря на то, что и Левин, и Вертгеймер, и Келер продолжили в США научную и преподавательскую работу, наиболее плодотворный период их деятельности связан с Берлинским университетом. Попав в небольшие, часто провинциальные по духу (особенно по сравнению с Берлинским) американские университеты, ученые не сразу, по-видимому, смогли адаптироваться к новым условиям. Повлияли и отсутствие хорошо оснащенных лабораторий, и невозможность снова работать вместе, и малочисленность учеников, с которыми сложно было возрождать исследовательскую работу.

Малочисленность последователей гештальтпсихологии в США была связана с тем, что идеи этого направления не были приняты и широко распространены в американском научном мире.

Знакомство с работами гештальтпсихологов произошло в основном благодаря Коффке. который первым поехал с циклом лекций в США и перевел некоторые статьи — свои и своих коллег.

Можно предположить, что, если бы развитие гештальтпсихологии шло естественным путем, ее становление и модификация продолжались бы до настоящего времени, обогатив психологию новыми значительными открытиями. Ведь даже сейчас можно говорить о влиянии этой школы на многие современные концепции не только в теории, но и в прикладной области (например, в гештальттерапии Перлза).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ждан А.Н. История психологии: Учебник — М.: Изд-ва Ж42 МГУ, 1990.- 367 с.

2. История современной психологии / Пер. с англ. А.В. Говорунов, В.И. Кузин, Л.Л. Царук / Под ред. А.Д. Наследова.- Спб.:Изд-во «Евразия», 2002. 532 с.

. Н.М. Лебедева, Е.А. Иванова / Путешествие в гештальт: теория и практика.- СПб.: Речь, 2013.-560с.

. Марцинковская Т.Д. История психологии: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений.- 4е издание, стереотип.- М.: Изд. Центр «Академия» 2004.- 544с.

. Ярошевский М.Г. История психологии: от античности до сер ХХв. / М.Г. Ярошевский — М, 1996 г.

Интернет ресурсы:


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о