Психология иллюзия: Иллюзия — Психологос

Автор: | 25.01.1970

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП


Классификация иллюзий (продолжение)

Б. По механизму развития.

1. Иллюзии невнимательности: возникают при недостатке внимания или в условиях, затрудняющих восприятие (шум, недостаток освещения, большое расстояние и др.). Например, вместо одного слова слышится другое, близкое по звучанию (к примеру, на вечеринке, когда рядом играет громкая музыка), незнакомый человек издалека принимается за знакомого и т.д. Возникновению подобных иллюзий часто способствуют ожидание восприятия определенного объекта («человек видит то, что ожидает увидеть»), например, человеку, собирающему грибы в лесу, в первое мгновение опавший лист может показаться грибом, так как его восприятие в настоящее время настроено на восприятие грибов. Иллюзии этого типа исправляются сразу же, как только мы сосредоточим наше внимание на воспринимаемых объектах или получим о них дополнительную информацию (например, рассмотрим человека, вначале принятого за знакомого, с более близкого расстояния).

2. Аффективные иллюзии (аффектогенные иллюзии)

А в темноте, страшилищами бредя,
Мы куст принять готовы за медведя. 
(У.Шекспир)

Возникают на фоне аффекта (выраженной эмоциональной реакции) страха, тревоги. Тревожно-мнительный человек, идущий в позднее время в незнакомом месте, слышит за собой шаги преследователя, в тенях деревьев видит притаившихся людей; больной с бредом преследования, ожидающий, что его могут убить, на высоте страха, вызванного этими мыслями, слышит в нейтральных словах окружающих его людей угрозы в свой адрес, ругательства, обвинения (вербальные иллюзии), случайный предмет в руках соседа по палате кажется ножом, фонендоскоп в руках врача — удавкой и т.д. Иллюзии данного типа обычно понятны с точки зрения преобладающего в настоящий момент аффекта и могут приводить к поступкам, отражающим эти переживания (например, защищая себя от мнимых преследователей, больной может напасть на них сам).

3. Парейдолические иллюзии или парейдолии (от греч. para — около и eidoles — образ) — зрительные иллюзии, возникающие при рассматривании конфигураций линий (узоров), теней, расцветок различных объектов или поверхностей, в которых эти реальные объекты претерпевают причудливо-фантастическую трансформацию: в рисунках обоев, бликах света на стенах, облаках на небе больные начинают видеть необычные, подчас экзотические растения, животных, людей, сцены различного содержания. Иногда эти образы как бы оживают, начинают трансформироваться, что воспринимается как их движение или развитие некого сюжета (больные, прежде переносившие подобные состояния, столкнувшись с ними вновь, называют их «мультиками»). Парейдолии возникают непроизвольно (помимо воли), обычно они мало связаны с каким-либо аффектом и не исчезают, когда внимание сосредотачивается на восприятии тех объектов (узоров и пр.), на основе которых они развиваются.

Иллюзии невнимательности и мимолетные аффективные иллюзии в ситуациях, предрасполагающих к волнению, могут возникать у лиц без психических расстройств.

Иллюзии, возникающие по механизму аффектогенных при помрачениях сознания или бредовых и аффективно-бредовых психозах, отличаются отсутствием критики к этим расстройствам, относительной стойкостью; они, как и галлюцинации, могут приводить к опасному поведению больных.

Парейдолические иллюзии возникают при интоксикациях некоторыми психоактивными веществами (например, психодислептиками — каннабиоидами, ЛСД и пр.), при делириозном помрачении сознания, на начальных стадиях которого они предшествуют развитию галлюцинаций (!).

Иногда выделяют еще один вид иллюзий — иллюзии узнавания:

  • Симптом «отрицательного двойника» (синдром Капгра) — знакомые люди воспринимаются как незнакомые (например, родственники или близкие были заменены двойниками, злоумышленниками, которые являются их точной копией).
  • Симптом «положительного двойника» (синдром Фреголи) — незнакомые люди воспринимаются как знакомые (в посторонних, случайных людях узнают своих знакомых, родных и пр. ).

В основе иллюзий узнавания может быть нарушение восприятия лиц (патология, близкая к прозопагнозии, — гипо- или гиперидентификация лиц), но может быть и нарушение мышления — бред.

Термин «иллюзии» часто употребляется и в других, немедицинских значениях:
— заблуждение, поверхностное суждение, фантазия, иногда облегчающий самообман («предаваться иллюзиям»). Такие иллюзии, в отличие от иллюзий восприятия, описанных выше, можно обозначить как когнитивные иллюзии;
— в физике рассматривают возникновение иллюзий, связанных с особенностями сред, в которых находятся предметы. Например, ложка в стакане с водой кажется искривленной, так как плотность воздуха и воды различна. Такие иллюзии называют физическими;
— в психологии и физиологии часто рассматриваются так называемые оптико-геометрические иллюзии. Это иллюзии, возникновение которых обусловлено особенностями строения и функционирования органа зрения, их суть в том, что видимые отношения элементов фигур не совпадают с фактическими (например, среди двух линий одинакового размера большей будет казаться та, у которой на концах расположены стрелки, обращенные внутрь, а меньшей — линия, у которой стрелки обращены наружу; см.

рисунок). Так как такие иллюзии не имеют отношения к патологии психической деятельности, в медицине их обычно называют физиологическими.


Иллюзия Мюллера—Лайера. Длина горизонтальных линий на самом деле одинакова.



Иллюзии восприятия

Иллюзии — это ложное или искаженное восприятие окружающей действительности, которое заставляет воспринимающего испытывать чувственные впечатления, не соответствующие действительности, и склоняет его к ошибочным суждениям об объекте восприятия. Термин «искаженное» означает, что видимое (или слышимое, осязаемое)

нами не соответствует объективной ситуации; искажение может быть устранено, например, при помощи измерения. В хорошо известной иллюзии Мюллера – Лайера две горизонтальные линии (или стрелы) равны по длине, но линия с расходящимися вовне наконечниками кажется длиннее. С учетом приведенного выше определения можно выделить два типа иллюзий: те, которые основываются на определенных физических условиях, и те, которые обусловлены психологически.

Примерами иллюзий первого типа могут служить миражи или искажение предметов при восприятии их в воде или через призму. Объяснение таких иллюзий лежит вне психологии.

В настоящее время нет общепринятой психологической классификации иллюзий восприятия

. Иллюзии имеют место во всех сенсорных модальностях. Лучше остальных изучены зрительные иллюзии, например иллюзия Мюллера – Лайера.

Примером проприоцептивной иллюзии может служить «пьяная» походка бывалого моряка, которому палуба кажется устойчивой, а земля уходит из-под ног, как палуба при сильной вертикальной качке. Элемент неопределенности несет в себе локализация звука, например «эффект чревовещателя», или приписывание голоса кукле, а не артисту.

Вкусовые иллюзии относятся к иллюзиям контраста: в данном случае вкус одного вещества влияет на последующие вкусовые ощущения. Например, соль может придать чистой воде кислый вкус, а сахароза заставить ее горчить.

Для объяснения иллюзий был выдвинут целый ряд теорий. По мнению

И. Рока, наиболее пригодной для этой цели является гештальтпсихология, так как она указывает на ошибочность гипотезы константности.

С точки зрения данной теории иллюзии не являются чем-то аномальным или неожиданным: восприятие зависит не от отдельного стимула, а от их взаимодействия в зрительном поле. Например, если нейтральный цвет основан на соотношении интенсивностей соседних областей, то контраст будет хотя и иллюзорным, но предсказуемым.

Теория смещения, или ошибочного сравнения, объясняет возникновение иллюзий исходя из эффекта асимметрии. Например, иллюзия Мюллера – Лайера является скорее результатом удлиняющего эффекта расходящихся клиньев, чем сокращающего эффекта клиньев сходящихся.

Смотреть видео

Психологические иллюзии

Вероятно, каждый человек в течение своей жизни сталкивается нетривиальными физическими явлениями, не всегда понимая, что это иллюзии, созданные его воображением. Чаще всего их появление связано с нестандартным мышлением и, соответственно, подсознательным восприятием реальных событий или знакомых предметов, рассматриваемых в непривычном ракурсе, или при ином освещении. Все эти условия иногда «играют» с человеческим сознанием разные шутки, иногда страшные, иногда смешные.

Психологи хорошо знают, что «показания» всех органов чувств человека далеко не всегда однозначны, а также зависят от всевозможных побочных явлений и факторов, включая условия наблюдения и настроение, физическое и психологическое состояние человека.

Иллюзий, вызванных органами чувств человека, сегодня уже известно очень много, не каждая из них считается иллюзией в психологическом значении этого явления, существуют иллюзорные явления, искусственно созданные при помощи подстроенного обмана (зрения, слуха). Эти иллюзии имеют большое значение для научных исследований. Например, это касается оптического эффекта, с которым сталкивался при различных обстоятельствах каждый человек, так называемого параллакса.

Параллакс представляет собой кажущееся, мнимое смещение объектов, находящихся в действительности на разном расстоянии от глаз наблюдателя. Это относительное смещение может возникнуть при движениях его глаз. Так, например, при наблюдении из окна поезда, человеку кажется, что деревья, расположенные ближе, «убегают» назад с большей скоростью, чем находящиеся вдали. А самые дальние деревья — просто «не отстают» от поезда. Вместо этого человек воспринимает пейзаж за окном, как поворачивающуюся вокруг точки картину, при этом взгляд человека пересекает линию горизонта.

Ещё более ярким примером, имеющим большое значение, является проявление параллакса при наблюдении за изменением показаний любого прибора, которые меняются в зависимости от положения глаз. Стрелки на фоне шкалы сдвигаются в противоположном от движения глаз направлении, хотя в действительности они показывают одно и то же значение. Если в магазине, когда на весах лежит товар, сделать шаг влево, то показания весов зрительно уменьшатся на несколько делений, и, наоборот — при перемещении вправо, показания увеличатся.

Существуют специальные способы борьбы с параллаксом, с этой вредной иллюзией, в противном случае, все показатели приборов при проведении экспериментов и при взвешивании будут недействительными. При изготовлении точных приборов стрелку стараются делать максимально тонкой, под шкалой дополнительно располагают зеркальную полосу.

Каждый исследователь знает, что в момент считывания показаний, голову нужно держать в таком положении, чтобы реальная стрелка и её зеркальное отражение совпадали, в этом случае направление взгляда будет строго перпендикулярно плоскости шкалы, и погрешность считывания будет сведена к нулю.

Ещё одним примером иллюзорного психологического восприятия нашим сознанием геометрического рисунка можно назвать опыт со стаканом, перевёрнутым вверх дном и поставленным на бумагу. Если обводя его край карандашом, нарисовать 3 дуги (маленькая, средняя и большая), то осознавая, что все они нарисованы при помощи одного и того же стакана, сознание «видит» дуги с разным радиусом кривизны.

Таких примеров можно приводить множество — они всегда находятся в нашей повседневной жизни, и часто мешают, особенно при проведении исследований и опытов, так как искажённая картина действительности не даёт получить правильный результат. Более серьёзные иллюзорные ошибки возникают при сравнении объёмов или площадей (при этом линейные размеры натренированный глаз может приблизительно оценить верно). Эти психологические иллюзии находятся на грани психологии и оптических (зрительных) обманов.

К ним относятся известная иррадиация — чёрные и тёмные предметы всегда воспринимаются меньшими по размеру, чем светлые или белые. Эту психологическую иллюзию отлично используют модельеры, создавая модели для полных людей из тканей тёмного цвета, украшая их ярким цветовым пятном, отвлекающим взгляд.

Очень часто психологические иллюзии связаны с движением — маятник, раскачивающийся на тёмном фоне, приобретает в сознании человека форму эллипса, вытянутого в направлении движения, если его разглядывать одновременно двумя глазами (если закрыть один глаз, то маятник буде иллюзорно раскачиваться в другую сторону). Если сосредоточиться на светлой нити подвеса, то маятник будет раскачиваться ещё быстрее — это опять связано с тем, что глаза человека быстрее замечают светлые предметы, чем тёмные.

Если глаз закрыть стеклом (очками), то раскачивающийся маятник имеет движение, слегка отстающее от реального (два глаза видят реальную скорость раскачивания). При этом сознание будет воспринимать движение объёмным (в действительности маятник раскачивается по плоской траектории). Эти иллюзии также относятся к вредным, потому что очень мешают при исследованиях предметов, которые рассеивают свет различным способом (в разных направлениях).

Как ни странно, но если строение человеческого глаза изучено практически досконально, то сам механизм зрения оказался настолько сложен, что окончательного решения и выводов учёных пока нет. Это легко объяснить тем, что в процессе восприятия окружающего мира глазами, большое участие принимает мозг. Такое «содружество» и является основной причиной возникновения психологических иллюзий при переключении внимания человека, внезапной смене освещения или ракурса взгляда.

Специалистам хорошо известен пример «выворачивающегося куба» — человек воспринимает грани, обращённые к нему по-разному, что напрямую связано с тем, на какой из них сосредоточен человеческий взгляд. Человеческое восприятие окружающего способно на удивительные вещи, и прежде всего, «видеть» совершенно иную картину, чем ту, которую человек собирается увидеть.

Эта способность распространяется на очень большую часть явлений и событий, учёные, занимающиеся психологией иллюзорного восприятия, только констатируют многие примеры, а в их определении сильно расходятся во мнениях.

Cуществует много известных психологических иллюзии, возникновение которых зависит от творческого потенциала человека, его психологического моментного состояния, освещения и прочих психологических причин (речь идёт об иллюзиях, возникающих в сознании здорового человека). К таким относится иллюзорное восприятие формы пятен на Луне (кому-то они напоминают фигуры, кое-кто видит человеческие лица и пр.).

Есть известная иллюзия, когда реальное явление или предмет неожиданно «меняет» размеры и форму — так, например, неожиданно открыв после сна глаза, можно увидеть на знакомом рисунке обоев огромного зверя (если окончательно проснуться, то зверь оказывается обыкновенной мухой).

Психологическим иллюзиям подвержен и слух человека, вероятно каждый оказывался в положении, когда отдалённый гул казался громовым раскатом, а писк комара над ухом — пугающим криком, или телефонным тревожным звонком. Причём тревога и страх значительно чаще сопровождают психологические иллюзии, особенно слуховые. Психологи связывают это с подсознательным ожиданием любого человека плохих известий, и любая нестандартная ситуация вызывает в нём негативные ощущения.

Кроме того, непонятный и неожиданный звук человек воспринимает психологически, как опасность, так как не имеет о нём точных сведений, и не осознаёт реальное расстояние до его источника. Есть и ещё одна особенность психологического восприятия — в зависимости от того, в какое ухо поступает звуковой сигнал, человек по-разному воспринимает место его нахождения.

А если звук поступил в оба уха одновременно, то сознание может воспринимать источник, как находящийся непосредственно в его голове, или рядом с собой. Далеко не каждый человек с завязанными глазами может точно определить источник внешнего звука, более того, в разном психологическом состоянии, человек определяет его по-разному, и ошибки опознавания носят различный характер.

Совершенно неожиданным оказываются иллюзии осязания. Если исключить из восприятия зрение, завязав глаза, и провести по собственному носу, то может возникнуть иллюзия, что их два. Такие психологические иллюзии связаны с разным расположением пальцев относительно друг друга, поэтому они «подают» в мозг разные сведения, а сознание их воспринимает, как обычно — в связи с этим возникают иллюзорные и различные картины (в данном случае, один палец «сообщает» об одном носе, а второй — о другом).

Частая причина возникновения психологической иллюзии заключается в непривычном (или незнакомом) сочетании ощущений, присущих разным органам чувств. Если в воздушный шар и стеклянную банку налить одинаковое количество воды, то человек не сможет поднять шар с первой попытки, так как будет прилагать недостаточное усилие (рассчитанное на лёгкость воздушного шара), причиной является иллюзорное восприятие, которое и вводит сознание в заблуждение.

Каждому известны психологические иллюзии, связанные с работой вестибулярного аппарата. После долгого катания на качелях, земля ещё долго продолжает вращаться (время вращения и скорость зависят от индивидуального состояния вестибулярного аппарата).

Велосипедист, спускающийся по крутому склону, воспринимает его более покатым, отмечая глазом ближайшие вешки. Каждый человек, вероятно, сталкивался с иллюзорным ощущением продолжения движения, стоя на эскалаторе, который неожиданно остановился. Несмотря на то что глаз видит, что ступени уже неподвижны, тело продолжает наклоняться вперёд, как при движении лестницы.

Так что психологи утверждают, что возникновение иллюзий чаще может возникнуть по причине сложившихся стереотипов, даже если увиденное в реальности явление идёт вразрез с уже привычным сигналом в мозг. Вывод психологи и учёные делают одинаковый — причины возникновения психологических иллюзий чаще всего связаны не столько с психофизиологическими явлениями, сколько с физическим неправильным восприятием мозга (а, соответственно, ошибочным сигналом).

Новая иллюзия заставляет видеть мерцающие лучи там, где их нет

Новый тип оптической иллюзии, созданный художником, изучающим психологию, ещё раз доказал, что визуальное восприятие носит конструктивный характер.

Поясним, что термин «конструктивный характер восприятия» означает, что восприятие — это не одна лишь пассивная обработка сигналов от органов чувств. Оно зависит также от неких неосознаваемых нами процессов, происходящих в мозге. Они порой дополняют и «собирают» визуальный образ в нечто, не совсем соответствующее картинке, которую мы видим.

И новая оптическая иллюзия доказывает существование этого в буквальном смысле незримого процесса.

«Исследование иллюзий помогает нам понять, как происходит обработка визуальной информации, так как иллюзии помогают нам отличать простое ощущение свойств физического объекта от субъективного восприятия», – объясняет создатель иллюзии Майкл Карлович (Michael Karlovich), основатель проекта Recursia Studios.

Исследователи назвали новую иллюзию «Сверкающая звезда» (Scintillating Starburst).

Сама фигура состоит из нескольких расположенных по кругу звёздчатых многоугольников. Глядя на неё, человек может увидеть сияющие лучи, которые поблёскивая, исходят из центра фигуры. В реальности их, конечно же, нет. На то она и иллюзия.

«Это исследование показывает, как мозг «соединяет точки», чтобы создать субъективную реальность из того, что есть у нас перед глазами. Оно указывает на конструктивный характер восприятия», – добавил ведущий автор исследования Паскаль Уоллиш (Pascal Wallisch) из Нью-Йоркского университета.

Авторы работы признают, что эффекты этой иллюзии, на первый взгляд, напоминают эффекты других иллюзий, основанных на сетчатой структуре объектов. Однако их «сверкающая звезда» создаёт ранее не описанные учёными эффекты. Среди них мерцающие иллюзорные линии, соединяющие точки пересечения многогранников.

Чтобы лучше понять, на чём основано восприятие этого класса иллюзий, исследователи предложили взглянуть на «сверкающую звезду» более чем сотне добровольцев. Им было показано 162 вариации звезды, которые отличались размером, сложностью и яркостью изображения.

Выяснилось, что на восприятие иллюзии влияет целый ряд факторов, таких как контрастность и ширина изображения, а также количество вершин многоугольников.

В частности, большое количество точек пересечения приводит к появлению боле яркой и мощной иллюзии, сообщают авторы в пресс-релизе Нью-Йоркского университета.

Исследование было опубликовано в открытом доступе в издании i-Perception.

Больше новостей из мира науки вы найдёте в разделе «Наука» на медиаплатформе «Смотрим».

Иллюзия обмана: почему мы предпочитаем заблуждаться

Иллюзии — это ложные убеждения и идеальные представления о самих себе, бутафория, искаженная реальность, которую мы принимаем за истину. Они мешают быть объективными и адекватно воспринимать то, что происходит вокруг.

Мы можем заблуждаться совершенно искренне, принимать свои заблуждения за единственно возможную правду. Но даже в этом случае они нужны нам из-за личных или социальных выгод. Так, например, женщина может интуитивно чувствовать ложь в словах партнера, но упорно «верить» в его слова о любви и преданности.

Многие заблуждаются в своей социальной значимости: человек отдает работе все силы и верит, что реализуется социально, важен для коллектива. Но возникает ситуация, когда он оказывается ненужным. Или волонтер однажды понимает, что его социальная работа — способ уйти от мрачных мыслей и давящего чувства одиночества, а не решение настоящей проблемы.

Можем мы и «играть» с заблуждением: прекрасно понимая, что к чему, делать выбор в пользу выбранной социальной маски или роли. Так поступают многие политические лидеры, строители финансовых пирамид, псевдодуховные учителя и лидеры, маркетологи. Они обещают, успокаивают, сулят ровно до тех пор, пока им это выгодно.

Природа заблуждений

Хотим мы того или нет, мы живем в мире заблуждений: о реальности и самих себе, о наших близких, о сфере духовного опыта. Часть из них мы получаем еще в детстве от своих первых «социальных учителей» — родителей и ближайшего окружения.

«Ты у меня самый умный / сильный/ красивый», — убеждает нас мама. И мы растем, искренне считая себя самыми-самыми.

Первое прозрение настигает, когда мы попадаем в новую социальную группу — детский сад или школу. Оказывается, есть люди, которые к нам равнодушны, а иногда даже враждебно настроены. Кроме того, выясняется, что мы не самые умные, способные и талантливые. Часто близкие пытаются помочь нам сохранить представление о себе: «Все равно ты самый лучший!», «Зато ты у меня…», «Да кого ты слушаешь!». Так постепенно формируется самооценка — либо адекватная, либо (если психологическая защита не срабатывает) заниженная.

Иллюзии и реальность в психотерапии (эссе)(Мартынова Е.В.)

В своем восприятии мира, людей, отношений человек часто подменяет действительное желаемым. Иногда эта подмена становится настолько принятой человеком, что уже ему самому становится невозможно отличить ее от реальности.

Почему человек нуждается в этих подменах?

Зачастую реальное Я, реальные отношения с другими людьми, реальность жизни индивида настолько непереносимы для человека, что другого способа выжить, как только жить в иллюзорном мире, в этот момент для него просто не существует.

Пришла в гости к бабушке. Она рассказывает: «Я пощусь. Вот сварила суп фасолевый с картошечкой». А рядом на столе на тарелке лежит пара отварных говяжьих косточек. Спрашиваю: «На каком бульоне? На мясном?» — и киваю головой на косточки. Она смотрит на меня удивленно-пронзительно: «Да разве это мясо???!!!» Говорю ей: «Но ведь от того, что это плохое мясо или на нем мало мякоти, — оно не перестает быть мясом, а бульон — мясным?!» Бабушка снова удивляется, а я опять повторяю: «Ты можешь считать, что бульон постный, но в реальности он мясной!!! Какой же это пост???» Она на несколько секунд задумывается, а потом очень твердо говорит: «Раз я хочу, чтобы суп считался постным, значит он постный!!!» Я обреченно вздыхаю…

На группе участница рассказывает о своих новых отношениях с мужчиной. Отношения только завязываются. Клиентка полна романтических надежд и иллюзий. «Эти отношения не похожи ни на одни прежние!» — с гордой уверенностью заявляет она. Спрашиваем ее, в чем разница? «Он дарит мне цветы!» Зная о склонности клиентки к созависимым отношениям, позволяем себе слегка усомниться в реальности этой фразы. «Расскажи подробно, сколько раз и сколько цветов тебе подарил этот мужчина?» Она немного смущается, как будто мы поймали ее за руку: «Ну один раз подарил…» «Скажи, сколько цветов? Какой букет?» — не отстаем мы с ко-терапевтом. Она еще сильнее смущается и произносит медленно и тихо, как будто начинает понимать что-то очень важное для себя: «Одну розу…» Мы торжествуем и печалимся одновременно. Торжествуем от сознания своей правоты и печалимся от того, что изменения происходят очень, ну очень медленно…

В нашей жизни и в терапевтической практике довольно часто приходится сталкиваться с подобными ситуациями. Человек уверенно заявляет о чем-то, но то, о чем он говорит, совершенно не соответствует реальности. Такие представления о себе, об отношениях с другими и с миром, я и называю иллюзиями. Обратившись к Словарю русского языка С.И. Ожегова, обнаруживаю там два значения этого слова. Во-первых, иллюзия — это обман чувств, нечто кажущееся. Во-вторых, (и это переносное значение этого слова) иллюзия — это нечто несбыточное, мечта. В работе психотерапевта приходится встречаться и с тем и с другим значением, но разница между ними не так уж и велика. Смысловую дифференциацию между ними можно провести во временном аспекте. Нечто кажущееся существует в настоящем, нечто несбыточное направлено в будущее. Но в любом случае это всегда нечто несуществующее, неосуществимое. обман. А лучше сказать самообман.

Итак, иллюзия — это обман чувств. Взаимосвязь этого феномена с переживаниями человека исходя из определения очевидна. Существование этой связи также позволяет нам отнести иллюзию и к психотерапевтическим феноменам. Под последними я понимаю те фигуры, с которыми встречается в своей работе терапевт и с которыми активно работает.

Иллюзии в консультативной практике следует отличать от обмана, лжи. Принципиальная разница в том, что иллюзия не осознается субъектом как обман, для человека это реальность. В этом случае иллюзия — это своеобразный защитный механизм. Обман же осознается клиентом как обман, неправда и связан с желанием человека скрыть правду. Классический пример — роман И. Ялома «Лжец на кушетке». Хотя он убедительно показывает, что даже для лгущего клиента терапия эффективна.

Телефонный звонок. Звонит женщина, как оказалось, жена одного клиента, достаточно обеспеченного мужчины среднего возраста. На разовой консультации он рассказал, что ушел от жены, давно был не удовлетворен отношениями. Любит другую женщину. Сильно виноватится перед детьми. После нашей работы почувствовал себя лучше, более уверенно в принятом решении, отделил психологически детей от жены, принял решение о том, как будет с ними встречаться. Но на предложение о долгосрочной терапии ответил нерешительным отказом. Следует еще добавить, что меня он нашел по рекомендации моего друга детства.

Женщина просит меня о встрече. Мой телефон ей дала жена друга моего детства. Начинает рассказывать мне об их отношениях, о том, как ей сложно, как все у них неопределенно и окончательно не решено. Спрашиваю ее, знает ли ее муж о том, что она хочет встретиться именно со мной. Она отвечает, что нет. Пытаюсь выяснить, почему именно со мной. Предлагаю дать ей телефоны коллег. Она вяло отбивается от моих вопросов фразами: «Ну ведь вы его уже немножко знаете… Вы уже в курсе нашей ситуации…» Наконец, прямо в лоб говорю: «Если вы думаете, что на встрече со мной вы узнаете что-либо о вашем муже, то вы сильно ошибаетесь!» Она немножко растерялась от моей злой уверенности и, подумав, задает вопрос: «Скажите, но что мне делать?» Мой ответ не блещет оригинальностью: «Начните жить собственной жизнью!» Не могу увидеть ее лицо по другую сторону телефонного провода, но надеюсь, что она в этот момент слышит меня. Наконец, у меня созревает окончательная фраза, и я говорю из своей твердой терапевтической позиции, что я не поддерживаю обман клиентов, что я готова с ней встретиться, если она расскажет своему мужу о своем желании поработать со мной и о том, что у нее уже есть мой телефон. После некоторого раздумья, она соглашается. В заключение прошу ее позвонить мне после разговора с мужем. Наш разговор длится минут 40.

На следующий день она звонит мне. Голос ее звучит более радостно и уверенно. Она рассказывает, что так и не смогла поговорить с мужем, не набралась смелости. О встрече со мной она больше не просит. И вдруг очень уверенно заявляет: «Я решила, что больше не буду пытаться вернуть его. И правда, пора начать жить собственной жизнью! Спасибо вам!» Я улыбаюсь от удовольствия…

Какие бывают иллюзии? Попробую составить возможную типологию их, не претендуя на полноту охвата всех видов человеческого самообмана. Можно выделить несколько критериев. Первый критерийотношение к объекту. Во-первых, есть иллюзии о самом себе. Я бы назвала их — субъектные иллюзии. Во-вторых, есть иллюзии о других людях. Назовем их объектные иллюзии. В-третьих, есть всеобщие иллюзии. Они близки к мифам и заблуждениям. Вот несколько примеров.

Клиентка, эффектная женщина, самодостаточная, финансово независимая, успешная, жалуется на собственную слабость, на отсутствие поддержки, на … Фраза терапевта — «А ты не производишь впечатление человека, нуждающегося в поддержке!» — приводит ее в замешательство. Весь последующий клиент-терапевтический диалог уточняет и усиливает ее личностную мощь. Оказывается, что клиентка давно и успешно строит карьеру, хорошо зарабатывает, воспитывает детей, ведет активную творческую жизнь. На вопрос «Считает ли она себя сильной женщиной? Сильной личностью?» — женщина растерянно улыбается. «А ведь таких сильных, как ты, очень немного!» — уверенно заявляет терапевт. Клиентка смеется от удивления и от смущения: «Неужели ты говоришь про меня?!»

Это пример отрицательной субъектной иллюзии. В терапии подобное встречается часто. Люди нередко думают о себе неадекватно реальности. Могут думать о себе, как о недостаточно умном человеке, и при этом иметь множество интеллектуальных достижений. Могут считать себя слабыми, но совершать отважные поступки. Могут находить себя бесталанными, не способными ни к чему, и в то же время писать стихи, музыку, заниматься разными видами творчества. А еще могут думать, что они толстые, страшные, глупые, плохие, безответственные, лживые … Подставьте то, что считаете нужным! В таких случаях задача терапевта помочь клиенту осознать свои реальные достоинства. Такая отрицательная субъектная иллюзия в ходе терапии меняет знак на противоположный. Это ресурс, вызывающий у человека много позитивных переживаний. В дальнейшем эти положительные эмоции, такое представление о себе становится своеобразным фундаментом, на который может опираться самоподдержка клиента.

Значительно сложнее дело обстоит тогда, когда иллюзия о себе заряжена положительно. Люди могут считать себя здоровыми или счастливыми, и производить при этом впечатление человека, переживающего глубокое горе. Могут требовать от себя коммуникабельности, а удовольствие испытывать только в одиночестве, считая это своим недостатком. У клиента в таком случае есть некое представление о себе, как о добром, ответственном, любящем, заботящемся, правдивом … А в терапии вдруг выясняется, что это далеко не так.

Клиентка среднего возраста рассказывает о своей жизни. Она временно не работает, занимается домом, мужем, детьми. Внешне она выглядит энергичной, деятельной, ответственной. Речь ее быстрая, стремительная, голос громкий, красивого тембра. Сначала она рассказывает о том, как ей живется: «Мне стыдно быть маленькой. В моих силах прекратить это паразитирующее состояние, это сюсюканье». В ее речи много горечи и гнева. Терапевт уточняет: «Какие дивиденды получаешь ты от своего детского состояния и такого положения в семье?» Она начинает перечислять: «Обо мне заботятся, я могу не переживать о материальном, чувствую себя в безопасности. Но мне очень тяжело! И потом я ведь забочусь о доме, отвечаю за мужа и за детей!»

Уже через несколько минут после начала сессии начинает проявляться еще один запрос: усилились проблемы в сексуальных отношениях с мужем, — хотя сама женщина связывает их с отсутствием работы. «Я буду получать удовольствие от секса, только если буду полноценным человеком, зарабатывающим деньги, — твердо заявляет она в середине сессии. — Если я начну зарабатывать, я смогу жить самостоятельно, без него, и сама содержать детей». Терапевт обращает внимание клиентки на противоречия в ее словах, связанные с отношениями с мужем («он заботится обо мне», «смогу жить без него», «отвечаю за мужа»), и на противоречия в ее переживаниях («чувствую себя в безопасности», «надоело сюсюканье»), клиентка начинает смеяться сквозь раздражение. «Не хочу быть взрослой, — резко произносит она, — слишком много дивидендов. Но презираю свою детскую часть!..» «Если я взрослею рядом с мужем, мы сразу начинаем конкурировать! А я боюсь конкуренции! Боюсь проиграть ее! Женщина взрослая слабой быть не может», — резюмирует она. «Зачем тогда ты обманываешь себя, что ты ответственная и взрослая, что отвечаешь за собственную жизнь?» — спрашивает терапевт. Женщина смущенно-раздраженно улыбается. В глазах ее блестят слезы…

По законам природы положительная иллюзия о себе в ходе терапии меняет свой знак на отрицательный. В этом случае человек узнает правду о себе реальном, причем знание это не вписывается в его образ Я, разрушает его видение себя как обладающего этим достоинством человека. Именно это несоответствие себя реального с недостатком себе идеальному с достоинством и вызывает у человека сильные душевные переживания. Я бы сказала, что оно и является основной причиной той душевной боли, которая сопутствует психотерапии и личностному росту и о которой всегда говорят психотерапевты. Переживания и боль, сопровождающие процесс ассимиляции нового знания о себе в образ Я, могут быть прожиты рядом с терапевтом. А психотерапевтическая поддержка способствует скорейшей интеграции этой части в представление клиента о себе.

Итак, второй критерий, который обозначился в ходе моих размышлений, — валентность. Иллюзии могут быть позитивными и негативными. При позитивных иллюзиях нечто несуществующее окрашено положительно, при негативных, наоборот, — отрицательно. В ходе терапии, становясь реальностью, они меняют знак на противоположный. При этом разрушение отрицательных иллюзий может приводить к созданию ресурса самоподдержки клиента, а разрушение положительных иллюзий фрустрирующе, очень болезненно и требует поддержки терапевта.

Вернемся к нашей типологии. Второй вид иллюзий по отношению к объекту связан с иллюзиями о других. Я назвала их объектные иллюзии. Пожалуй, это самые распространенные иллюзии, встречающиеся в работе консультанта. По большей части они, по-видимому, присущи женщинам.

В 2008 году совместно с Е. Судариковой мы изучали взаимосвязи между особенностями ценностных иерархий молодых супругов (до трех лет брака) и их удовлетворенностью браком. Каждый супруг отвечал на вопросы дважды: первый раз он ранжировал собственные ценности, а второй раз он ранжировал ценности своего партнера, исходя из своего представления о нем. Исследование выявило очень интересный факт! Оказалось, что удовлетворенность браком молодых супругов не связана с близостью их ценностных приоритетов. Самым удивительным для нас стало то, что удовлетворенность браком молодых жен связана с особенностями их представлений о ценностях своего мужа, то есть с их иллюзией про него! Если женщина считала, что главным для мужа является семья, она была высоко удовлетворена собственным браком. Если же она думала, что для мужа главное — это общественное признание, т.е. по сути, социальная направленность, она показывала низкую удовлетворенность браком. При этом представления женщин о ценностях мужа никаким образом не совпадали с реальной иерархией ценностей супруга. В опросе мужчин подобных противоречий мы не обнаружили. Эти печальные факты свидетельствуют о том, что, как правило, женщины вступают в брак не с реальным мужчиной, а со своей иллюзией о нем. Хотелось бы, чтобы с годами иллюзии разрушались, но и мой консультативный опыт и опыт моих коллег чаще свидетельствуют об обратном. Многие женщины, приходящие к консультанту, не только не стремятся разрушать свои иллюзии о партнере, а наоборот, даже «взращивают» их! Защитная функция их понятна: безопаснее «подкармливать» иллюзию, чем признать, например, что отношения не сложились, что ты практически не была счастлива, что в реальности этот мужчина совсем другой, не такой, каким представляется, и уже видимо никогда не станет другим.

Клиентки, приходящие к терапевту с запросами, связанными с близкими мужчинами, здорово рискуют своими отношениями. Кое-кто из них «вовремя» останавливается, сбегая с терапии! Ну а самые смелые могут «дотерапиться» и до развода! Особенно устойчивые иллюзии характеризуют созависимые отношения. Могу предположить, что одним из краеугольных камней фундамента созависимости является именно иллюзия о партнере.

Клиентка категорически не хочет признавать, что ее муж алкоголик. Точнее даже она не хочет признавать того факта, что мужчина, с которым она живет, уже давно не тот молодой человек, за которого она выходила замуж. Она вспоминает редкие за двадцатилетнюю супружескую жизнь моменты ухаживания, нежности, любви. Чем дальше она вспоминает, тем больше печали появляется у нее на лице, слез в глазах. Спрашиваю у нее, зачем держится она за отношения, в которых столько боли, столько разрушения, так мало любви и тепла. Улыбаясь сквозь слезы, она начинает убеждать меня в том, как хорош ее супруг, когда трезв. «А сколько вечеров в неделю он бывает трезв? — жестко парирую я. — Когда вы последний раз видели его трезвым?» Клиентка мнется, но я требую прямых ответов на прямые вопросы. Тогда оказывается, что трезвым он бывает практически никогда! А последний раз она видела его трезвым несколько лет назад, во время болезни… Подытоживаю: «Значит, хорошего трезвого мужа вы последний раз видели три с половиной года тому назад…» Выделяю голосом каждое слово в своей фразе с надеждой — может, услышит? Она замолкает, лицо напряжено. Женщина как будто даже думает с усилием… Мне хочется увеличить фрустрацию: «А с кем же вы жили эти три с половиной года???» Клиентка сначала теряется, а потом начинает очень горько плакать…

От клиентки, обаятельной, успешной женщины средних лет со своим небольшим бизнесом, ушел муж. Ушел после многолетнего брака к молодой женщине. В ходе терапии узнаю, что жили они неважно, часто ссорились, нигде вместе не бывали, семью он не обеспечивал, сексуальные отношения тоже желали лучшего, да и уходил он от нее регулярно каждые пару-тройку лет. Несколько раз она его сама выгоняла. Но потом что-то с ним происходило (например, сильная неизвестная болезнь), и они снова пробовали жить вместе. И вот брак распался. В этот момент моя клиентка впадает в депрессию, даже перестает временами ходить на работу, часто и обильно плачет. Пытается многократно самостоятельно выбраться из эмоциональной ямы, иногда успешно, иногда нет, и наконец обращается к психотерапевту. Запрос, с которым она приходит, — «помогите вернуть мужа».

На каждой сессии обращаю ее внимание на то, что она рассказывает мне о муже, как о двух разных людях. Вместе с ней исследуем историю ее отношений: ищем счастливые моменты- и… почти ничего не находим! С болью она рассказывает, что вроде бы теперь муж очень счастлив и доволен, и женщина снова и снова требует возмездия: «Вернуть его, и пусть живет со мной!» Спрашиваю — зачем? «Чтобы ему было хуже, а то чего это он счастлив?!» «Но ведь и ты была с ним в отношениях несчастлива. Ему будет плохо. А тебе самой???» «А зачем тогда он мне нужен?!» — восклицает женщина. «Действительно, зачем? — словно эхо вторю я ей. — Неужели, чтобы делать самой себе больно?!» Медленно и растерянно она произносит: «Боже мой, и правда — зачем!»…

Кроме положительных иллюзий о партнере, которые на деле являются извращенным отображением реальности, в практике встречаются и негативные иллюзии. Они тесно связаны с обесцениванием и самого партнера и отношений с ним. Такие клиенты рассказывают о том, как неудачен их союз, как мало дает им партнер тепла, поддержки, безопасности. Здесь очень важно удостовериться в том, что клиент говорит правду. Поиск противоречий в словах клиента и в этом случае осуществляется из сессии в сессию.

Молодая женщина, мать двоих малышей, с раздражением рассказывает, как мало внимания ей уделяет муж, как много он работает и как поздно возвращается домой. По мере рассказа, гнев ее усиливается, она с вызовом кидает: «Я не люблю своего мужа! Ненавижу его!» На расспросы терапевта, кто обеспечивает семью, работает ли она сама, она отвечает, что обеспечивает семью муж, а ее заработок слишком мал. «Он мне любви не дает!» — снова раздражается она и при этом почему-то смеется. Потом, также смеясь, она рассказывает, как она любит «попилить» своего мужа за самые разные недостатки, проступки и упущения. «Что произошло, что ты стала обесценивать ваши отношения? — спрашивает терапевт. — Уважаешь ли ты своего мужа?» Женщина замолкает, перестает смеяться и задумывается. «Уважаешь ли ты своего мужа? Разве твой муж не достоин уважения?» — снова задает вопрос терапевт. «Я никогда об этом не думала, — говорит клиентка. — Уважаю ли я своего мужа?!… А что значит — уважать его?»

Обесценивание часто встречается в детско-родительских отношениях. У родителей может сформироваться образ собственного ребенка на основе несуществующего идеала или ребенка или самого родителя. И тогда, каким бы замечательным ни был ребенок, каких бы достижений ни добился в своей жизни, он все равно останется для своих родителей недостаточно хорошим.

Знакомая пожилая женщина жалуется на свою взрослую дочь. Та самостоятельная, успешная женщина, высококвалифицированный специалист, сделавший хорошую карьеру, творчески одаренная, добрая мать уже взрослых детей. «Что случилось? В чем она провинилась?» — спрашиваю я. «Ты знаешь: ведь она не хочет ходить в церковь! Вот подруги ее ходят, а она нет!» — скорбно замечает старушка. Продолжая рассказывать о своей «непослушной» дочери, она опять и опять подчеркивает, как часто видит она в местном храме и своих и ее знакомых, как усердно они молятся, как тщательно отстаивают службы и причащаются, и только дочка ее все работает и работает, не думая о спасении своей души. Я задумываюсь: а слышала ли я когда-нибудь от своей знакомой похвалу в адрес дочери, яркой харизматичной личности?! «Нет, никогда! — отвечаю сама себе и с горечью добавляю, — и уже, наверное, никогда не услышу…»

Думаю, однако, что такого рода проблемы приносят психотерапевту, прежде всего, сами дети, часто уже взрослые, со своим собственным житейским опытом. Именно они плачут на терапевтических сессиях о том, что никак не могут угодить родителям, что очень редко получают одобрение или вообще не могут его дождаться, что до сих пор переживают боль родительского отвержения. По законам семейных систем такие взрослые дети нередко сами становятся отвергающими родителями.

Моя клиентка — разведенная молодая женщина 29 лет с сильно отвергающими родителями. До сих пор она живет с ними, и родители даже пригрозили ей лишением родительских прав на ее семилетнюю дочь в случае попытки сепарации. Родители мотивируют это наличием у клиентки эпилептоподобных припадков. Кроме этого, ее отличает реактивное поведение. Клиентка проходит долгосрочную терапию. У ее дочери уже несколько лет патохарактерологическая реакция — она пачкает штаны. Пачкает не один, не два раза в день, а десятки раз! В иные дни до 20-30 раз!!! На первых сессиях мне с трудом удавалось хотя бы несколько минут из наших 50 удерживать клиентку «в здесь и сейчас». Практически во все время сессии она безостановочно болтала, очень громко и зло хохотала, а если я задавала малоприятный ей вопрос — она демонстративно закатывала глаза и медленно и высокомерно моргала. Надо сказать, что это была первая клиентка, убежавшая от меня во время клиентской работы на группе. О своей дочке, пачкающей штанишки, она всегда рассказывала громко смеясь, со злостью и отвращением: «Надька опять обоср…сь!», «Надька все ср…т и ср…т!», «Я опять избила Надьку за обоср…ные штаны!», «Все в нашем доме воняет Надькиным г***м!».

Через некоторое время в ходе терапии я, наконец, услышала ее практически крик, обращенный к дочери: «Как я ее ненавижу!!!» А еще через некоторое время она принесла на встречу фотографии своей Нади. Мы стали вместе рассматривать их, и я заметила с восхищением, какая красивая девочка — ее Надя. А девочка и вправду оказалась очень хороша: светлое открытое лицо, большие выразительные карие глаза, темные длинные волосы, красиво заплетенные в косы, всегда со вкусом подобранные платья. Я несколько раз подчеркнула красоту и обаяние этого ребенка, этой семилетней девочки. Тогда в первый раз моя клиентка недоверчиво спросила: «Ты меня не обманываешь? Это правда? Я никогда не считала ее красивой!» Рискуя совершить терапевтическую ошибку, я заметила: «Ты знаешь, мне твоя Надюша очень нравится! Она красавица! И вырастет красивее тебя!» И тут вдруг она разрыдалась: «Тебе правда она нравится??? Моя Надя!» То была сессия, когда я впервые услышала, как моя подопечная заговорила о дочери с теплотой и нежностью. Это был переломный момент терапии. И сегодня думаю, что я тогда здорово рисковала, отвергая свою клиентку. Но надежда на здоровое материнское чувство похоже меня не подвела.

Мы еще долго прорабатывали тему отношений ее с родителями, ее и дочки, отношение к самой себе. И каждый раз я все сильнее бунтовала, когда вдруг забывшись, моя клиентка зло возмущалась своей дочерью. Ту сессию, когда она со слезами на глазах впервые заговорила о любви к Надюше, считаю нашей общей победой.

Как и в случае с отрицательными иллюзиями о себе, смена знака приводит к появлению в образе Я клиента информации, энергетически позитивной, ресурсной. Задачей терапевта становится помощь клиенту в овладении навыком использования этого ресурса как поддержки. Хотя в таком виде это уже немного коучинг!

Третий вид иллюзии, который я выделила, это так называемые всеобщие иллюзии. Я думаю, что к ним можно отнести, например, социальные мифы, такие как «миф о вечной любви» и подобные. К ним я отношу и стереотипы восприятия людей разных национальностей, например, «немцы педантичные, французы чувственные, англичане чопорные и холодные» и т.п. В эту же группу заблуждений входят установки, различные по своему происхождению: родительские, сценарные, социальные, навязываемые СМИ модели и любые другие. Всеобщими называю их потому, что они не привязаны к конкретному объекту, а проецируются на определенную или неопределенную группу людей или приписываются конкретному человеку.

Возьмем, например, навязываемые СМИ модели женского тела, женской сексуальности, молодежного поведения.

Ко мне обратилась старинная подруга. У дочери булимия. Просила хотя бы поговорить с ней. На встречу ко мне пришла молодая девушка 18 лет, маленького роста, худенькая, бледная, неряшливо одетая, волосы давно немытые, обгрызанные ногти с ободранным лаком. В ходе нашего разговора я узнала, что Наташа считает себя очень толстой, что в зеркало смотреть на себя она не может и что ей ужасно нужно похудеть до 36!!! кг…. На мой повторяющийся вопрос, что она будет делать, когда похудеет до 36 кг, ответить она не могла. Но твердо решила, что жизнь ее может начаться только тогда, когда она достигнет этого веса. Я еще некоторое время пыталась прояснить ее ценности, интересы, но наталкивалась на жесткое сопротивление. Порекомендовала ей долгосрочную терапию, переговорила с матерью, дала телефон эффективной коллеги. Два или три раза она сходила на терапию. А после этого пропала! Как позже выяснилось — брала у родителей деньги, но до терапевта не доходила. Потом они на пару лет вообще пропали из виду. Знаю, что и до сегодня эта проблема не решена. Девушка до сих пор не работает, уже два раза бросала институт, куда ее устраивали сердобольные родители, уже два раза лежала в дорогостоящей частной клинике, даже была изнасилована, пыталась начать проходить терапию у разных терапевтов. Все это время она по-прежнему то наедалась килограммами печенья, конфет или шоколада, то вызывала искусственную рвоту. Мать еще раз обратилась к моей коллеге, у которой когда-то дочь начинала терапию. Через две сессии девушка вновь пропала…

Разумеется, психологические причины булимии и анорексии коренятся не только в иллюзии о самих себе, о собственном теле. Но навязываемая общественным мнением худоба тоже оказывает свое влияние на укрепление иллюзий в сознании человека. Я предполагаю, что терапевтическая работа с данным видом иллюзий достаточно сложна, так как завязана с целым комплексом различных социальных явлений, мало или вообще не поддающихся контролю индивидом. Единственное, что человек в этой ситуации может противопоставить социальному влиянию — это осознанно принятые ценности. Последние в свою очередь появляются в сознании субъекта в результате не просто личностного развития, но обязательно сопряженного с духовным ростом. В случаях всеобщих иллюзий клиент в терапии сталкивается с трудностью разрушения достаточно устойчивых идей, мнений, установок.

Клиентка, молодая женщина 28 лет, окончила вуз по специальности «психология». Интересуется психотерапией, посещает терапевтические группы. Ее главная проблема — работа. Она была устроена доминирующей матерью на работу на военный завод. Мать мечтала, чтобы дочь военизировалась и начала носить погоны. Тем временем женщина занималась там совершенно примитивным трудом — складывала в пакетики какие-то винтики и болтики. Работу свою она терпеть не может и постоянно говорит про нее с ненавистью и отвращением. Для того, чтобы не ходить на работу, она немыслимыми способами находит самые разные причины и способы. Но чаще всего, конечно, болеет! И если сначала она брала «липовые» больничные, то через некоторое время стала болеть по-настоящему: у нее болела спина, отказывали ноги, начиналась мигрень, один раз было даже что-то похожее на сепсис. Болезни становились все страшнее и страшнее! Они начали уже угрожать жизни молодой женщины!

На многих сессиях мы так или иначе касались этой проблемы. Но на мой вопрос, почему она не уволится, если ей невыносимо заниматься таким трудом, она отвечала, что ей надо потерпеть, что осталось совсем немного, уже скоро она получит погоны, и вот тогда точно сразу сможет уволиться. «Зачем же тебе погоны, если ты собираешься сразу увольняться?!» — этот вопрос я задавала ей снова и снова. Но казалось, что клиентка меня не слышала.

В конце концов, мы обнаружили, что иллюзия о том, что ей нужны погоны, держится на нескольких мотивах. Это было и желание угодить матери и, наконец, получить от нее признание. Это был и страх перед новой жизнью, где надо было взять на себя ответственность за материальное обеспечение свое и своего ребенка. Это был страх и перед новой профессией, которой клиентка собиралась заняться. И, конечно, был еще один мотив, тоже очень сильный. «Ты не представляешь, как мне идет военная форма!!!» — восклицала моя клиентка, и глаза ее при этом просто сияли от радости и счастья. «И вообще, у военных столько всяких льгот! — добавляла она, — к тому же они рано уходят на пенсию!» «Не боишься, что с твоим опытом соматизации, ты до пенсии просто не доживешь???» — усмехнулась я. Она замолчала. «Как же я буду жить, если у меня не будет военного звания???» — недоуменно спросила она меня. «Я не знаю, — просто ответила я. — Миллионы людей живут без военного звания». «А разве тебе не нужно военное звание?» — строго потребовала она ответ. «Нет, не нужно. Мне очень нравится моя гражданская жизнь, — улыбнулась я. — Думаю, мой папа отслужил за всю нашу семью. Он полковник в отставке. К тому же я могу познакомить тебя с кучей людей, кто никогда не мечтал и не мечтает надеть на себя погоны!» Женщина внимательно смотрела на меня и недоверчиво покачивала головой.

На следующей сессии я узнала, что она написала заявление об уходе. Главное ее потрясение было в том, что ни боли, ни горечи она по этому поводу не испытывала.

В психотерапевтической практике встречаются такие иллюзии, которые содержат в себе некую информацию или идею, чрезвычайно важную и ценную для клиента. Клиент может постоянно подчеркивать ее ценность. Однако на самом деле такая иллюзия является не чем иным, как своеобразным «мыльным пузырем». Мне эта метафора кажется очень подходящей для обозначения сути такой иллюзии! Мыльный пузырь большой, очень красивый. Им можно любоваться. Он переливается всеми цветами радуги. Но когда он лопается, он исчезает безвозвратно. А брызги, которые от него летят, не оставляют никаких следов. Разрушить в ходе терапии такие иллюзии сложно, и во многом потому, что у клиента немало тревоги и страхов вызывает сама мысль лишиться этой идеи или этой установки. Однако, как показывает консультативный опыт, разрушаясь, иллюзии — «мыльные пузыри», несмотря на свою устойчивость, не доставляют человеку боли. В этом их важное отличие от иллюзий объектных и субъектных. Можно сказать, что их разрушение не окрашено эмоциональными переживаниями клиента. С чем это связано? Я предполагаю, что в отличие от первых двух видов иллюзий, о которых я говорила выше, встроенных в образ Я, эти иллюзии не интегрированы в представление клиента о себе. Они сразу чужеродны и поэтому не могут быть ассимилированы. Возможно, их чужеродность как раз и обусловлена их всеобщностью. К таким иллюзиям можно отнести, например, разрушение в сознании индивида мифа о вечной любви. Однако в ходе терапии следует тонко дифференцировать такой миф от надежды на долгие отношения с партнером. Терапевту необходимо быть очень внимательным и именно по эмоциональной окраске фигур отличать всеобщие иллюзии от объектных, которые всегда так или иначе эмоциональны заряжены. Кроме того, иллюзия — «мыльный пузырь», по-видимому, никак не связана с потребностями человека, что подтверждает отсутствие эмоциональной окраски такой терапевтической фигуры. Это легко можно исследовать в ходе терапии.

Наверное, можно было бы попробовать выделить еще третий критерий в типологии иллюзий. Я думаю, что им мог бы стать уровень осознанности. Однако неясность и размытость самого критерия заставляют меня остановиться на этом месте и продолжать свои теоретические размышления на эту тему.

Таким образом, подводя итог выделенным типам иллюзий, отмечу, что пока могу назвать две основные характеристики иллюзии — отношение к объекту и валентность. Что же касается временного аспекта, то, на мой взгляд, иллюзии могут быть как сконцентрированы в каком-то конкретном жизненном времени, или растянуты по жизненным временам. К сожалению, я не коснулась такой интересной темы, как происхождение иллюзий. Но оставлю эти размышления для другой статьи!

Что поможет терапевту обнаружить иллюзии у своего клиента? В первую очередь, внимание к противоречиям. Противоречия обнаруживаются, прежде всего, между словами и поступками, как самого человека, так и людей, о которых он говорит. Во-вторых, противоречия между словами и эмоциями.

Каким образом работать с иллюзиями? На практике мне удалось обнаружить как минимум два эффективных способа подобной работы.

Во-первых, терапевт может заметить эти противоречия, обратить внимание клиента на них, совместно исследовать их в ходе терапии. Обнаружение иллюзий и выявление их эмоциональной окраски определяет выбор дальнейшего способа работы терапевта: это может быть фрустрация для разрушения положительных иллюзий, а затем терапевтическая поддержка и принятие; это может быть поддержка отвергаемой части клиента, обучение навыкам самоподдержки в случае отрицательной иллюзии.

Во-вторых, неожиданный эффект может дать, как это ни парадоксально, терапевтическая поддержка положительной иллюзии. Момент этот сложный и обладающий сильной фрустрирующей силой. Если совершенно серьезно, без иронии и смеха, терапевт начинает поддерживать положительную иллюзию клиента, то по ощущениям последнего можно сначала проверить иллюзорность информации, а затем вызвать у клиента сильнейшие переживания. По раздражению и гневу, переживаемыми клиентом, можно удостовериться в том, что мы имеем дело с иллюзией. Приведу в пример, простенькое упражнение.

Попробуйте задать себе самому или кому-то из близких или коллег любой вопрос по актуальной для него проблеме. Например, женщина мучается вопросом, любит ли она некоего мужчину. Сначала спросите ее: «Любишь ли ты N?» Получив, например, утверждающий ответ, поддержите его, совершенно серьезно, без доли иронии: «Да, действительно, ты очень любишь N!» Уже в этот момент женщина может почувствовать раздражение или даже гнев на вас. Разумеется, если это иллюзия! Ну а если вы еще и еще раз поддержите эту иллюзию, то такая поддержка может вызвать у клиентки даже рыдания, связанные с разрушением иллюзорных представлений.

Можно сказать, что терапевтическая поддержка является в данном случае своеобразным индикатором правдивости — лживости тех или иных установок, мнений, умозаключений клиента. Если же вы встречаетесь не с иллюзией клиента, то ваша терапевтическая поддержка также пойдет ему на пользу!

Ну и в заключение хочу сказать самое главное. Иллюзий у нас, людей очень много! Похоже, жизнь сложна, противоречива и даже немного опасна для человека. Поэтому мы прячемся от реальности, изысканно изобретая множество разнообразных способов защиты от своих страхов и тревог. Эту защитную функцию и выполняют иллюзии. Но разрушать их обязательно нужно! Просто потому, что только за разрушенной иллюзией начинает проступать самая настоящая человеческая жизнь!..

Мартынова Е.В.,

См. также

Иллюзия восприятия. 4. Зрительные и иные искажения восприятия у человека (+ видео)


(Ваши уточнения и дополнения к тексту, а также ссылки на книги, статьи, фото и видео по теме приветствуются)


(Продолжение. Начало здесь, здесь и здесь)

«Мир не такой, каким кажется.»
(Духовная мудрость)

Эта тема совсем простая. Она о том, что наше восприятие несовершенно и иногда мы видим зрительные образы, слышим звуки, чувствуем вкус и запах не так, как это есть на самом деле. Наш головной мозг строит искаженные образы реальности. Он способен создавать видимость того, чего не существует в действительности и в то же время не замечать очевидное. Мы можем наблюдать какое-то явление, даже зная, что оно невозможно. В психологии это называется иллюзии восприятия. Это четвертый уровень (если двигаться извне) иллюзии восприятия.

В контексте вышесказанного, иллюзии — это ложное или искаженное восприятие окружающей действительности, которое заставляет воспринимающего испытывать чувственные впечатления, не соответствующие действительности, и склоняет его к ошибочным суждениям об объекте восприятия. Термин «искаженное» означает, что видимое (или слышимое, осязаемое) нами не соответствует объективной ситуации; искажение может быть устранено, например, при помощи измерения. С учетом этого выделяют два типа иллюзий — те, которые основываются на определенных физических условиях, и те, которые обусловлены психологически.

Примерами иллюзий первого типа могут служить миражи или искажение предметов при восприятии их в воде или через призму. Объяснение таких иллюзий лежит вне психологии. Здесь больше физика. Иллюзии второго типа связаны с особенностями восприятия, например, геометрических фигур, когда в зрительных образах искажаются их пропорции, цвета и прочее. Это уже больше физиология и психология.

Отличным примером иллюзии является Луна низко над горизонтом, размер которой кажется намного бОльшим, чем когда она находится высоко в небе. Эффект состоит в том, что наличие земли создает впечатление, что луна у горизонта находится дальше, чем луна в зените, так как заполненное пространство между наблюдателем и горизонтом создает впечатление большей протяженности, чем незанятое пространство между наблюдателем и небом над головой. Атмосфера Земли лишь немножко увеличивает наблюдаемый оптический размер Луны у горизонта, делая ее по вертикальной оси слегка приплюснутой. Простой способ продемонстрировать иллюзорность эффекта — это подержать небольшой объект, например, монетку, на вытянутой руке, прикрыв при этом один глаз. Сравнивая размер объекта с большой Луной у горизонта и с маленькой Луной в небе, можно увидеть, что относительный размер не изменяется. Можно также сделать из листа бумаги трубу и смотреть через неё только на Луну, без окружающих объектов — иллюзия исчезнет.

Еще примеры известных всем иллюзий. Рельсы на железной дороге параллельны и находятся на некотором удалении друг от друга. Тем не менее, если смотреть вдаль, мы видим, что они к горизонту якобы сходятся. Электрические или телеграфные столбы одинаковой высоты. Но те, которые вдали, кажутся маленькими в сравнении с теми, что вблизи. Мы вообще привыкли, что все удаляющиеся к горизонту предметы уменьшаются на сетчатке по своим линейным размерам: люди, поезда, облака, самолеты…

В настоящее время нет общепринятой психологической классификации иллюзий восприятия. Лучше остальных изучены зрительные иллюзии (или оптические иллюзии).

Оптические иллюзии — это ошибки в зрительном восприятии, неверная оценка длины отрезков, величины углов или цвета изображенного объекта. Причины таких ошибок кроются и в особенностях физиологии зрения, и в психологии восприятия. Иллюзии часто приводят к совершенно неверным количественным оценкам реальных геометрических величин. Оказывается, что можно ошибиться на 25 % и больше, если глазомерные оценки не проверить линейкой.

Ниже указаны некоторые группы зрительных иллюзий, которые проиллюстрированы картинками.


1. Иллюзии восприятия размера. Они связана с тем, что одинаковые длины при горизонтальном и вертикальном положении или при наличии дополнительных элементов кажутся разными.

А). Иллюзия Мюллера-Лайера. Какой из горизонтальных отрезков длиннее? Кажется, что верхний. На самом деле они равные.

Б). Иллюзия кинескопа. Какая из красных линий длиннее? Кажется, что правая. Нет, они одной длины.

В). Иллюзия Эббингауза. Какой круг больше? Тот, который окружен маленькими кругами или тот, который окружен большими? Кажется, тот, что маленькими. Нет, они одинаковые.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


2. Искажения геометрии фигур. Они связаны с тем, что параллельные прямые кажутся не параллельными, а ровные геометрические фигуры выглядят кривыми.

А). Иллюзия кафе «Wall». Параллельны ли горизонтальные линии? Кажется, что нет. На самом деле они параллельны.

Б). Иллюзия изогнутых квадратов. Узор как бы изгибается во внутрь. На самом деле квадраты ровные.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


3. Иллюзии цвета и контраста. Они связаны с тем, что на разном фоне и при разном контрасте происходит искажение правильности восприятия цветов.

А). Иллюзия множества цветовых оттенков. Сколько на картинке ниже цветовых оттенков, не считая белого? Кажется, что четыре. На самом деле, всего два — розовый и зеленый. Темно зеленые и темно розовые таковыми только кажутся.

Сколько цветов на картинке? Видите три цвета — розовый, салатовый и серый? На самом деле их тут только два. Никакого серого цвета здесь нет.

Б). Иллюзия бегающих цветных пятен. Необходимо смотреть не отрываясь на крестик. И вскоре увидите как минимум бегающее зелёное пятно. На самом деле ничего зелёного тут нет.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


4. Иллюзии движения. Она связана с тем, что узоры статической картинки кажутся движущимися.

А). Иллюзия вращения кругов. Если смотреть на картинку, то складывается ощущение, что круги вращаются, хотя на самом деле изображение статично, это не анимация. Если на некоторое время сосредоточить взгляд в центр картинки, то вращение останавливается.


Б). Иллюзия волн. На самом деле элементы узора статичны. Если на некоторое время сосредоточить взгляд в центр картинки, то «волны» останавливаются.


В). Иллюзия движения по коридору. На самом деле элементы узора статичны. Если сосредоточить взгляд в центр картинки, то через некоторое время движение останавливается.

Г). Иллюзия кручения кругов. Нужно смотреть на черную точку в центре и удалять или приближать глаза к рисунку. Тогда видно, что круги вращаются, причем в разные стороны.

Д). Иллюзия волны из центра. Если сосредоточить взгляд в центре картинки, то заметны движении волн. Эффект усиливается при удалении и приближении глаз к рисунку.

Е). Иллюзия расширения кругов. Если сосредоточить взгляд в центре картинки и двигать головой взад-вперед, то заметны расширения и сужения кругов, а также изменение цветовых вариаций.

Ж). Фрактальная пульсирующая иллюзия. Если рассматривать картинку, то заметны пульсирующие изменения в ее форме.

З). Иллюзия движения в разные стороны. Если смотреть на картинку, то видно, как центральная фигура движется влево, а нижняя вправо.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


5. Двойственное изображение. На рисунке изображения построены таким образом, что в них можно различить разные образы. Это зависит от сосредоточения и настройки ума на тот или иной образ.

А). Иллюзия Ястрова. Кого вы здесь видите? Зайца или утку? Можно увидеть и то, и другое.

Б). Иллюзия молодой девушки или грустной старухи. Вы видите кого?

В). Иллюзия книга или женская грудь, прикрытая платьем. Вы видите кого?

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


6. Иллюзии соотношения фигуры и фона. Они связаны с тем, что фон можно одновременно воспринимать объектом и наоборот. Классический пример соотношения фигуры и фона ниже: здесь можно увидеть как вазу, так и два лица

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


7. Иллюзии кажущихся, несуществующих фигур. Они связаны с тем, что на фоне разных объектов и фигур создается впечатление наличия несуществующих фигур. Классический пример — треугольник Каниша. Равностороннего белого треугольника на самом деле нет. Он только кажется.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


8. Иллюзии восприятия глубины. Они связаны с тем, что при разной фокусировке взгляда поверхность выглядит то выпуклой, то вогнутой. Например, на картинке ниже рабочие выглядят на фоне неба как работающие на крыше, а на фоне земли как работающие на полу. На самом деле поверхность одна и та же на всем протяжении.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


9. Иллюзии невозможной фигуры. Связаны с расположением линий, которые не создают геометрическую фигуру или рисунок объекта, но мозг воспринимает их именно такими. Речь идет в основном о двусмысленных картинках, которые, на первый взгляд, кажутся «нормальными», но при детальном рассмотрении делаются непонятными, когда осознаешь, что они могут вызывать два противоречивых восприятия. При этом трудно уловим признак, который позволил бы определить, что является фоном, а что – фигурой.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


10. Иллюзии перевёрнутой картинки. Связаны с распознаванием различных образов в зависимости от пространственной проекции объекта. Внизу голова французского солдата и, при переворачивании, лошади.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


11. Эффект перцептивной готовности. Мы не видим того, что не ожидаем. Например, при чтении. Причиной этого является то, что мы не читаем каждую букву в отдельности, а слово целиком. Поэтому при беглом чтении перестановка или пропускание букв могут не замечаться.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


12. Парейдолические иллюзии. Это иллюзорное восприятие реального объекта, мысленное превращение его в нечто иное. Парейдолии возникают при восприятии самых обычных объектов. Например, при рассматривании рисунка обоев или ковра, трещин и пятен на потолке, облаков можно увидеть изменчивые, фантастические пейзажи, лица людей, необычных зверей и т.п. В частности, в дыме, идущем из горящего здания Центра международной торговли (США, 2001), некоторые журналисты увидели лицо дьявола. Основой таких иллюзорных образов являются детали действительного рисунка. Некоторые парейдолические иллюзии возникают при восприятии каких-либо общеизвестных изображений. В этом случае они могут наблюдаться одновременно у множества людей.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


13. Иллюзия следящего взгляда. Есть картины лиц, с какой бы стороны человек не рассматривал их, нарисованные персонажи будут смотреть ему прямо в глаза.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)


14. Иллюзии распознания образов. Возникают при условии, если есть подсказка или известно, что нарисовано. Тогда распознать образ относительно легко. Если не знать, что изображено, то увидеть рисунок образа практически невозможно. Например, ниже на картине берега озера можно просмотреть огромных размеров младенца.

(Больше картинок на эту тему можно посмотреть здесь)

15. Эффект последействия. Связан с запечатлением на сетчатке глаза определенного образа и переноса его при взгляде на иной объект, либо связанное с этим изменение восприятия другого объекта. Картинки на эту тему можно посмотреть здесь


Что интересно, такого рода ошибочные зрительные впечатления характерны для большинства людей, что говорит об одинаковости механизма восприятия у человека. Тот факт, что огромное число людей получают иногда одинаковые ошибочные зрительные впечатления, говорит о том, что в системе координат человеческого восприятия мира наше зрение в целом дает относительно точные сведения о предметах нашего мира. Хотя, конечно, об абсолютной точности здесь речь не идет. С другой стороны, тот факт, что разные люди в процессе зрительного восприятия обладают различной способностью ошибаться, иногда видят в предметах то, чего другие не замечают, свидетельствует о субъективности многих наших зрительных ощущений и об их относительности.

Говоря о причинах зрительных иллюзий, следует, во-первых, указать, что иногда они появляются вследствие специально созданных, особых условий наблюдения, например: наблюдение одним глазом, наблюдение при неподвижных осях глаз, наблюдение через щель и т.п. Такие иллюзии исчезают при устранении необычных условий наблюдения. Во-вторых, подавляющее большинство иллюзий зрения возникает не из-за оптического несовершенства глаза, а из-за ложного суждения о видимом, поэтому можно считать, что обман здесь возникает при осмысливании зрительного образа. Такие иллюзии исчезают при изменении условий наблюдения, при выполнении простейших сравнительных измерений. Наконец, известен ряд иллюзий, обусловленных и оптическим несовершенством глаза, некоторыми особыми свойствами различных анализаторов, участвующих в зрительном процессе, к примеру сетчатка глаза или рефлексы нервов. («Иллюзии зрения»)



Прочие иллюзии и эффекты..

Существуют и другие виды иллюзий, не только зрительные (оптические).

Примером иллюзии восприятия пространства может служить «пьяная» походка бывалого моряка, которому палуба кажется устойчивой, а земля уходит из-под ног, как палуба при сильной вертикальной качке. Сидя в вагоне поезда, всем знакомо ощущение начала движения стоящего соседнего железнодорожного состава, в то время как в действительности это поехал поезд, в котором сидит сам наблюдатель. Лишь перевод взгляда на землю или другие окружающие предметы приводит к осознанию того, кто на самом деле движется.

Элемент неопределенности несет в себе локализация звука, например, приписывание голоса кукле, а не артисту. Звук одной и той же силы на фоне более тихих звуков кажется громче, чем на фоне более громких.

Вкусовые иллюзии основаны на эффекте контраста, когда вкус одного вещества влияет на последующие вкусовые ощущения. Например, соль может придать чистой воде кислый вкус, а сахароза заставить ее горчить.

Контрастная температурная иллюзия: после холодного теплое воспринимается как горячее. Иллюзия веса : из двух предметов равного веса, но разных размеров меньший предмет кажется тяжелее. Также холодные предметы кажутся тяжелее, чем теплые предметы того же веса.

Описание некоторых других иллюзий приводится здесь.


Ниже видеоролик научно-популярного фильма «Большой скачок. Иллюзии» (26 мин.). В нем популярно рассказывается об иллюзиях восприятия, механизмах их проявления и научном изучении.

Еще один видеоролик — «Иллюзия вращения» (2 мин.). В нем вращается силуэт женщины и кошки. В какую сторону? По часовой стрелке или против? Каждый будет видеть по своему. Более того, даже у одного и того же человека восприятие направления вращения через некоторое время может поменяться.

Много ценной и интересной информации на озвученную тему содержится в научно-популярном фильме BBC «Испытайте свой мозг. Вы не поверите» (его можно скачать в интернете). (Это видео дается по наводке жж-френда spartak_gomel, за что спасибо ему!)


Таким образом, даже в границах чувствительных для человека диапазонов восприятия об объективности картины мира, строящейся в нашем мозгу, говорить не приходится. Слишком много субъективного и иллюзорного.

PS. Кстати, забегая вперед, вернитесь к картинкам иллюзии вращения кругов. Сосредоточьте взгляд в центре и попытайтесь охватить зрением всю картинку сразу, а не ее отдельную точку или фрагмент. Задержитесь на этом сосредоточении. Вы скоро заметите, что вращение прекратилось. При этом попытайтесь войти в состояние безмыслия, так называемой прострации. Это и есть состояние медитации. Такого рода картинки являются прекрасным тренажером для развития навыком удержания медитативного состояния и пребывания в нем.

(Продолжение следует)

Георгий Козулько
Беловежская пуща

(Свои отзывы, мысли, идеи, вопросы, замечания или несогласия пишите в комментариях внизу (анонимным пользователям при отправке комментария иногда необходимо еще в отдельном окошке ввести кодовый английский текст с картинки) или присылайте на мой электронный адрес: [email protected])


Ниже для любознательных даны ссылки на страницы с картинками и более подробной информацией об иллюзиях восприятия:


(Этот пост в Интернете находится по адресу http://bp21.livejournal.com/103607.html)

иллюзий | Введение в психологию

Цели обучения

  • Объясните, как и почему психологи используют иллюзии

Почему иллюзии?

Психологи анализируют системы восприятия более века. Зрение и слух получили наибольшее внимание, но другие системы восприятия, например, системы обоняния, вкуса, движения, равновесия, прикосновения и боли, также были тщательно изучены. Ученые, занимающиеся восприятием, используют различные подходы к изучению этих систем — они проектируют эксперименты, изучают неврологических пациентов с поврежденными участками мозга и создают иллюзии восприятия, которые играют с усилиями мозга интерпретировать чувственный мир.

Рисунок 1 . Это трехмерное уличное искусство демонстрирует, как художники используют иллюзии для изображения глубины на двухмерном тротуаре.

Создание и проверка иллюзий восприятия является плодотворным подходом к изучению восприятия, особенно зрительного восприятия, с первых дней психологии. Люди часто думают, что визуальные иллюзии — это просто забавные уловки, которые развлекают нас. Многие иллюзии интересно испытать, но ученые, занимающиеся восприятием, создают иллюзии, основываясь на своем понимании системы восприятия.Создав успешную иллюзию, ученый может исследовать, что люди испытывают, какие части мозга участвуют в интерпретации иллюзии и какие переменные увеличивают или уменьшают силу иллюзии. Не только учёные заинтересованы в этом. Визуальные художники веками открыли и использовали многие принципы создания иллюзий, позволяя им создавать ощущение глубины, движения, света и тени, а также относительного размера на двухмерных холстах.

Иллюзии глубины

Когда мы смотрим на мир, мы не очень хорошо определяем абсолютные качества вещей — их точный размер, цвет или форму.В чем мы очень хороши, так это в оценке объектов в контексте других объектов и условий. Давайте рассмотрим несколько иллюзий, чтобы увидеть, как они основаны на понимании нашего восприятия. Посмотрите на рисунок 2 ниже. Какая из двух горизонтальных желтых линий выглядит шире, верхняя или нижняя?

Рисунок 2 . Иллюзия Понцо.

Большинство людей считают верхнюю линию шире. Они оба одинаковой длины. Этот опыт называется иллюзией Понцо.Даже если вы знаете, что линии имеют одинаковую длину, трудно увидеть их идентичными. Наша система восприятия принимает во внимание контекст, здесь используются сходящиеся «железнодорожные пути» для создания ощущения глубины. Затем, используя впечатляющую мысленную геометрию, наш мозг регулирует испытанную длину верхней линии, чтобы она соответствовала размеру, который он имел бы, если бы он был так далеко: если две линии имеют одинаковую длину на моей сетчатке, но на разных расстояниях от меня. , на самом деле более дальняя линия должна быть длиннее.Вы ощущаете мир, который «имеет смысл», а не мир, который отражает реальные объекты перед вами.

Есть много иллюзий глубины. Рисунок слева внизу сложно представить в виде двухмерной фигуры. Сходящиеся линии и меньший квадрат в центре, кажется, побуждают наши системы восприятия видеть глубину, даже если мы знаем, что рисунок плоский. Это стремление видеть глубину, вероятно, настолько сильно, потому что наша способность использовать двумерную информацию для вывода трехмерного мира имеет важное значение для того, чтобы мы могли действовать в этом мире.На картинке справа внизу изображен автомобильный туннель, который вам нужно было бы обработать на высокой скорости, если бы вы были в машине, проезжающей по нему. Ваше быстрое и детальное использование сходящихся линий и других подсказок позволяет вам разобраться в этом трехмерном мире.

Рисунок 3 . Понимание глубины позволяет нам действовать в трехмерном мире.

Иллюзии света и размера

Depth — не единственное качество в мире, которое показывает, как мы адаптируем то, что мы переживаем, к окружающему миру.Посмотрите на два серых квадрата на рисунке ниже. Какой из них выглядит темнее?

Рисунок 4 . Какой серый квадрат кажется темнее?

Большинство людей воспринимают квадрат справа как более темный из двух серых квадратов. Вы, наверное, уже догадались, что квадраты на самом деле идентичны по оттенку, но окружающая область — черный слева и белый справа — влияет на то, как наши системы восприятия интерпретируют серую область. В этом случае большая разница в затенении между белой окружающей областью и серым квадратом справа приводит к ощущению более темного квадрата.

Вот еще один пример ниже. Две треугольные фигуры идентичны по оттенку, но треугольник слева выглядит светлее на темном фоне креста по сравнению с треугольником в белой области справа.

Рисунок 5 . Бенари Кросс

Наши визуальные системы работают не только с простым контрастом. Они также используют наши знания о том, как устроен мир, для корректировки нашего восприятия. Посмотрите на шахматную доску ниже. Есть два квадрата с буквами внутри, один отмечен буквой «А», а другой — буквой «В».Какой из этих двух квадратов темнее?

Рисунок 6 . Что выглядит темнее, A или B?

Это кажется простым сравнением, но правда в том, что квадраты A и B идентичны по оттенку. Наша система восприятия корректирует наш опыт, принимая во внимание некоторую визуальную информацию. Во-первых, «A» — это один из «темных квадратов», а «B» — «светлый квадрат», если принять во внимание узор шахматной доски. Возможно, еще более впечатляюще то, что наши зрительные системы замечают, что «B» находится в тени.Объект в тени кажется более темным, поэтому наш опыт скорректирован с учетом эффекта тени, в результате чего квадрат B воспринимается как более светлый, чем квадрат A, который находится в ярком свете. А если вы действительно не верите своим глазам, посмотрите видео, на котором показаны плитки такого же цвета.

Последняя иллюзия возвращает нас к корректировке размера. Посмотрите на два набора кругов ниже. Ваша задача — отрегулировать центральный круг слева так, чтобы он был того же размера, что и центральный круг справа.Окружающие круги не изменятся в размере, хотя правая часть кругов расширится, чтобы соответствовать размеру центрального круга. Используйте ползунок с надписью «Размер левого круга», чтобы внести изменения. Когда вы будете удовлетворены своей настройкой, проверьте точность, нажав кнопку «Проверить диаметр». Нажмите «Сброс», чтобы повторить попытку.

Эта иллюзия называется иллюзией Эббингауза, созданная Германом Эббингаузом, одним из первых основоположников экспериментальной психологии. Это снова показано ниже.

В этой версии иллюзии большинство людей видит круг справа больше, чем слева. Два оранжевых круга абсолютно одинакового размера. Иллюзия Эббингауза снова иллюстрирует тенденцию наших систем восприятия приспосабливать наше восприятие мира к окружающему контексту.

Ссылка на обучение

Если вы хотите исследовать больше визуальных иллюзий, посетите этот сайт с десятками интересных иллюзий, созданных Майклом Бахом.

Как вы думаете, как психолог может использовать иллюзию Эббингауза, чтобы узнать о психических процессах или поведении (снова показано ниже)? Читайте дальше, чтобы увидеть реальный пример от психолога из Университета штата Колорадо.

Эббингауз в реальном мире

Представьте, что вы участвуете в соревновании по гольфу, в котором вам противостоит кто-то с таким же опытом и навыками, как и у вас. Есть одна проблема: ваш противник может вставить в лунку, которая на 10% больше лунки, которую вы должны использовать. Вы, вероятно, подумали бы, что конкуренция была несправедливо настроена против вас.

Рисунок 7 . Вы подозреваете, что размер лунки для гольфа , воспринимаемый как , повлияет на производительность?

А теперь представьте несколько иную ситуацию.Вы и ваш оппонент примерно равны по способностям, и лунки, которые вы используете, одинакового размера, но лунка, которую использует ваш оппонент , выглядит на на 10% больше, чем та, которую вы используете. Будет ли сейчас у вашего оппонента несправедливое преимущество?

Если вы читали предыдущий раздел об эффекте Эббингауза, у вас есть идея, как психологи могут использовать вашу систему восприятия (и систему вашего оппонента), чтобы проверить этот самый вопрос. Психолог Джессика Уитт и ее коллеги Салли Линкенаугер и Деннис Проффитт набрали участников исследования, не имеющих необычного опыта игры в гольф, для участия в задаче.Они соревновались против самих себя, а не против другого человека.

Экспериментаторы усложнили задачу, используя отверстие диаметром 2 дюйма, что составляет примерно половину диаметра лунки, которую вы найдете на поле для гольфа. Диапроектор, установленный на потолке их лаборатории, позволял им проецировать круги Эббингауза вокруг лунки. Некоторые участники видели отверстие для патчей, окруженное кругами, которые были меньше, чем отверстие в центре; другая половина видела окружающие черные круги большего размера.

Участники поставили с расстояния около 11,5 футов. Они взяли 10 паттов в одном состоянии, а затем 10 в другом. Половина участников первой поставила большие окружающие круги, а половина первой увидела маленькие окружающие круги. Эта процедура называется уравновешивание . Если есть какое-либо преимущество (например, улучшение со временем с практикой) или недостаток (например, усталость ставить), уравновешивание гарантирует, что оба условия в равной степени подвержены положительным или отрицательным эффектам того, какая задача выполняется первой или второй.Неспособность принять во внимание этот тип проблемы означает, что у вас может быть смешанная переменная — практика или утомляемость — которая влияет на производительность. Смешивающая переменная — это то, что может повлиять на производительность , но не является частью исследования. Мы пытаемся контролировать (то есть нейтрализовать) потенциально мешающие переменные, чтобы они не могли быть причиной различий в производительности. Так, например, если все сначала выполнили условия для больших окружающих кругов, а затем для маленьких окружающих кругов, тогда различия в производительности могли быть обусловлены порядком условий (приводящим к тренировкам или эффектам усталости), а не размером окружающих кругов.Уравновешивая, мы не избавляемся от последствий практики или усталости для какого-либо конкретного человека, но — для всех участников — практика или усталость должны одинаково влиять на оба состояния (оба типа кругов Эббингауза).

Экспериментаторы хотели знать две вещи. Во-первых, действительно ли они создали иллюзию Эббингауза? Помните: нет гарантии, что люди видят или думают так, как утверждает ваша теория. Поэтому непосредственно перед тем, как участник начал вставлять в определенное состояние, он или она нарисовал круг, используя компьютеризированный инструмент для рисования, пытаясь сопоставить точный размер отверстия для вставки.Это лучше, чем просто спросить: «Вы видите иллюзию?» Задача рисования пытается напрямую измерить то, что они воспринимают.

Во-вторых, экспериментаторы хотели посмотреть, влияет ли воспринимаемый размер отверстия на точность установки. Они записывали успех или неудачу каждого удара. Каждый участник мог получить от 0 до 10 успешных ударов в каждом условии.

Сводка методов

Повторите шаги, о которых вы уже читали:

  1. Участник тренируется положить, чтобы привыкнуть к заданию.
  2. Участник выполняет первое условие (большие окружающие круги для половины участников и маленькие окружающие круги для другой половины).
    • Участник рисует круг, соответствующий его или ее оценке действительного размера лунки для паттинга. Это позволяет экспериментаторам определить, действительно ли имел место эффект Эббингауза.
    • В этом состоянии участник ставит 10 раз.
  3. Участник выполняет второе условие (какое бы условие он ни выполнял).
    • Участник рисует круг, соответствующий его или ее оценке действительного размера лунки для паттинга.
    • В этом состоянии участник ставит 10 раз.

Попробуйте

Теперь, когда вы знаете детали эксперимента Джессики Уитт, попробуйте ответить на следующие вопросы. Выберите вариант, который вы считаете правильным, а затем нажмите ссылку «Показать ответ», чтобы проверить, правы ли вы.

Вопрос 1: Какая независимая переменная описана в этом исследовании?

Покажи ответ

НЕЗАВИСИМАЯ ПЕРЕМЕННАЯ — это нечто, что экспериментатор намеренно манипулирует (изменяет).Чтобы проверить эффект иллюзии Эббингауза, экспериментаторы вставляли участников в отверстия, окруженные большими и меньшими кругами. Эта «манипуляция» размером окружающих отверстий является независимой переменной.

Вопрос 2: Какая зависимая переменная в этом исследовании?

Покажи ответ

ЗАВИСИМАЯ ПЕРЕМЕННАЯ — это некоторое поведение или мыслительный процесс, измеряемый экспериментатором. В этом исследовании были две зависимые переменные:

  • (а) размер круга, нарисованного участником
  • (б) количество успешных паттов

Обе зависимые переменные были измерены для каждого условия, поэтому каждый участник нарисовал 2 круга и получил от 0 до 10 успешных ударов как в условиях больших окружающих кругов, так и в условиях малых окружающих кругов.

Теперь посмотрим, сможете ли вы угадать результаты этого исследования.

Попробуйте

Вопрос 3: Как участники воспринимали отверстия?

Измените размер столбцов ниже, щелкнув и перетащив их, чтобы отобразить прогнозируемые результаты, когда испытуемых просили нарисовать круги. Сделайте общий прогноз, основанный на вашем понимании эксперимента.

Покажи ответ

Этот вопрос проверял, возник ли в этом эксперименте эффект Эббингауза.Если между столбиками нет разницы, это будет означать, что участники не испытали иллюзию Эббингауза. Точная высота планок здесь не важна, но их относительная высота должна выглядеть примерно так:

Более высокая полоса справа означает, что центральное отверстие для паттинга выглядит больше, когда оно окружено меньшими кругами, чем когда то же самое отверстие окружено большими кругами: иллюзия Эббингауза.

Этот результат был важен, потому что аргументация эксперимента зависела от успешного создания иллюзии Эббингауза.Существует технический термин для зависимой переменной, который используется для определения того, действительно ли ваша независимая переменная работает: проверка манипуляции . Хорошие экспериментаторы используют проверки манипуляции, чтобы убедиться, что они не обманывают себя, полагая, что они сделали что-то, что на самом деле не сработало.

Вопрос 4: Угадайте, насколько хорошо участники поставили?

Измените размер столбцов ниже, щелкнув и перетащив их, чтобы отобразить прогнозируемые результаты при размещении объектов.

Покажи ответ

Этот вопрос позволяет вам проверить свои навыки психолога. Описание эксперимента не включало гипотезу исследователей, поэтому вы должны решить для себя, что, по вашему мнению, должно произойти. Ниже показаны три возможных модели результатов. Нарисованный вами график соответствует одному из этих паттернов.

Попробуйте

Прежде чем мы покажем вам фактические результаты исследования, напишите свой прогноз. Как вы думаете, иллюзия повлияла на результативность паттинга? Почему или почему нет? Объясните свой ответ в текстовом поле ниже:

Покажи ответ

До сих пор мы не сказали вам точно, как иллюзия Эббингауза, по прогнозам, повлияет на смещение, — только то, что экспериментаторы думали, что это окажет какое-то влияние.Вот что они сказали.

Экспериментаторы думали, что воспринимаемый размер дыры повлияет на УВЕРЕННОСТЬ человека, как он или она поставил. Если вы вставляете в отверстие большего размера (или в то, что ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ как отверстие большего размера), вы должны быть более уверены в том, что утонете свой патт. Помните, что это всего лишь прогноз, основанный на рассуждениях экспериментаторов. Их идеи пришли из интервью с опытными спортсменами, которые утверждали, что объекты кажутся больше, а время замедляется по мере того, как они приобретают навыки.Если мяч, который вам нужно поймать, больше или человек, который вас блокирует, работает медленнее, вы можете работать на более высоком уровне.

Экспериментаторы могли быть правы, а могли ошибаться. Ваши собственные рассуждения могут отличаться от рассуждений экспериментаторов. Например, возможно, вы думали, что люди будут ОСТОРОЖНЫМИ, если думают, что отверстие меньше. Это было бы прекрасной гипотезой. Интересно, что он делает противоположный прогноз гипотезе самоуверенности экспериментаторов.Эта теория «осторожной установки с меньшими отверстиями» предсказывает, что люди должны стрелять лучше, когда они воспринимают отверстие как меньшее (то есть, когда окружающие круги большие). Гипотеза экспериментаторов «больше уверенности с большими лунками» предсказывает, что люди должны стрелять лучше, когда они воспринимают лунку как большую.

Вот реальные результаты. Во-первых, отверстие воспринималось как большее, когда оно было окружено более мелкими отверстиями, поэтому есть свидетельства того, что они успешно создавали иллюзию Эббингауза.Во-вторых, экспериментаторы предсказали, что участники будут более успешными, когда отверстие будет казаться больше (то есть окружено меньшими кругами). В соответствии с этими прогнозами результаты выглядели так:

Это не единственный эксперимент, в котором для изучения эффектов иллюзий использовался спортивный контекст. Другие эксперименты показали, что люди лучше бьют по софтболу, когда мячи воспринимаются как большие. Люди получают больше очков в дартс, когда доска кажется больше. Спортсмены более успешно забивают полевые ворота и отбрасывают теннисные мячи, когда стойки ворот или теннисные мячи кажутся больше.Во всех этих исследованиях мячи, доски или стойки ворот на самом деле не были больше, но они воспринимались как большие, потому что экспериментаторы создавали иллюзии. Опытные спортсмены часто сообщают, что цели кажутся больше или время замедляется, когда они «в зоне», как будто практика и навыки создают их собственные иллюзии восприятия, повышающие уверенность в себе и облегчающие сложные задачи.

Ссылка на обучение

Посмотрите это интервью с психологом Джессикой Витт, чтобы увидеть, как она рассказывает о том, как ее исследования с использованием иллюзии Эббингауза влияют на восприятие и результаты игрока в гольф.Вы также можете прочитать больше об аналогичных вариантах ее исследования здесь.

Последнее замечание: наука не всегда дает простые результаты

Исследование профессора Витта дало интересные результаты; однако они оказались не такими простыми, как мы их представляли. На самом деле у исследователей было два разных размера отверстий: 2 дюйма и 4 дюйма. Круги Эббингауза были отрегулированы так, чтобы они были относительно больше или меньше лунки для паттинга.

Иллюзия Эббингауза работала для отверстий меньшего размера (2 дюйма), но не для отверстий большего размера (4 дюйма).Другими словами, когда люди рисовали круги так, как они их воспринимали (зависимая переменная «проверка манипуляции»), они рисовали круги разного размера для 2-дюймовых отверстий (иллюзия Эббингауза), но того же размера для 4-дюймовых отверстий ( нет иллюзии Эббингауза).

Для отверстий большего размера (4 дюйма) точность установки была одинаковой для двух различных условий. Это не беспокоило экспериментаторов, потому что, как мы уже отметили, участники не испытывали иллюзию Эббингауза с большими отверстиями.Если бы дыры воспринимались как одно и то же, то это не должно было сказаться на уверенности в себе, и, в свою очередь, вставка не должна была быть лучше в одном состоянии, чем в другом.

В исследовательской статье экспериментаторы предлагают несколько технических причин, по которым большая дыра могла не вызвать иллюзию Эббингауза, но они признают, что у них нет окончательного объяснения. Это нормально. Наука часто дает беспорядочные результаты — и они могут быть основой для новых экспериментов, а иногда и для действительно интересных открытий.Мир не так прост, как пытаются представить наши теории. К счастью, в науке, как и во многих других сферах жизни, вы извлекаете больше уроков из своих неудач, чем из своих успехов, поэтому хорошие ученые не пытаются скрыться от результатов, которых они не ожидают.

границ | Понимание человеческого восприятия с помощью иллюзий, созданных руками человека

О достоверности восприятия

Связь между реальностью и объектом

Чувственное восприятие часто является самым ярким доказательством чего-то фактического: когда мы что-то воспринимаем, мы интерпретируем это и принимаем как «объективное», «реальное».Совершенно очевидно, что вы можете испытать это с помощью свидетельских показаний очевидцев: если очевидец «видел это невооруженным глазом», судьи, члены жюри и посетители принимают отчеты об этих , воспринимает не только как убедительные доказательства, но обычно как факт, несмотря на активные и предвзятые процессы на основе восприятия и памяти. В самом деле, кажется, что нет лучшего, не более «доказательства» того, что что-то является фактическим знанием, чем восприятие этого. Предполагаемая связь между восприятием и физической реальностью особенно сильна для зрительного восприятия — на самом деле, мы изучаем ее только тогда, когда условия зрения были неблагоприятными, когда у людей плохое зрение или когда мы знаем, что свидетель находился в состоянии стресса или не обладал когнитивными способностями факультеты.Когда людям нужно еще больше доказательств реальности, чем невооруженным глазом, они интуитивно пытаются прикоснуться к объекту, подлежащему анализу (если это вообще возможно), чтобы исследовать его тактильно. Ощущение чего-либо на ощупь кажется окончательным переживанием восприятия, позволяющим людям говорить о физических доказательствах (Carbon and Jakesch, 2013).

Мы можем анализировать качество нашего перцептивного опыта по стандартным методологическим критериям. Поступая таким образом, мы можем регулярно обнаруживать, что наше восприятие действительно в основном очень надежное и объективное (Грегори и Гомбрих, 1973) — но только если мы будем использовать стандартные определения «объективного» как согласованные между разными наблюдателями.Тем не менее, даже отвечая этим методологическим критериям, мы не можем дать какие-либо доказательства о физической реальности. Кажется, что знания о физических свойствах объектов нельзя получить путем восприятия, поэтому восприятие не является ни «достоверным», ни «действительным» в строгом смысле слова — свойства «вещи в себе» остаются неопределенными в любом эмпирическом смысле. (Кант, 1787/1998). Мы «достоверно» и «объективно» можем воспринимать восход солнца утром и закат вечером; физические отношения определенно отличаются, как мы знаем, по крайней мере, со времен гелиоцентризма, предложенного Николаем Коперником — это также может быть здравым смыслом, что Земля является сфероидом для большинства людей, однако большинство людей не воспринимало Землю сферической и не представляло ее как это; Одна из причин этого заключается в том, что в повседневной жизни иллюзия самолета отлично работает, направляя нас в планировании и выполнении наших действий (Carbon, 2010b).

Ограничения возможности объективного восприятия

Ограничения восприятия еще более значительны: наше восприятие не только ограничено, когда у нас нет доступа к самой вещи, оно практически ограничено качеством обработки и общими характеристиками нашей системы восприятия. Например, наше акустическое чутье может регистрировать и обрабатывать только очень узкую полосу частот в диапазоне примерно от 16 Гц до 20 кГц в молодом возрасте — эта полоса становится все уже и уже с возрастом.Как правило, инфразвуковые и ультразвуковые диапазоны просто не воспринимаются, несмотря на то, что они необходимы для других видов, таких как слоны и летучие мыши, соответственно. Восприятие окружающей среды и, следовательно, восприятие и представление мира как такового у этих видов разное — какая музыка была бы любимой у слона, какое предпочтение указала бы летучая мышь, если бы ее «честно спросили»? Как звучит и ощущается инфразвуковая акустика? Примечание: инфразвуковые частоты также могут восприниматься людьми; не акустически в строгом смысле слова, а посредством вибраций — тем не менее, получаемые в результате переживания очень разные (ср.Нагель, 1974). Чтобы сделать такую ​​информацию доступной, нам нужны методы преобразования; например, трубка Гейгера-Мюллера для восприятия ионизирующего излучения, поскольку мы не разработали никакой сенсорной системы для обнаружения и ощущения этой полосы чрезвычайно высокочастотного электромагнитного излучения.

Но даже если у нас есть доступ к данной информации из окружающего мира, было бы иллюзией думать об «объективном восприятии» ее — различия в восприятии у разных людей кажутся очевидными: это одна из причин, по которой разные люди имеют разные вкусы, но это еще более экстремально: даже в течение жизни одного человека воспринимаемые качества и количества, которые мы можем обработать, меняются.У пожилых людей, например, роговица часто бывает желтоватой, что приводит к искаженному восприятию цвета, что снижает способность обнаруживать и различать спектры синеватого цвета. Так что даже объективность восприятий в смысле консенсуального опыта вряд ли достижима, даже в пределах одного вида, даже в пределах одного человека — просто подумайте о феноменах моды (Carbon, 2011a), изменениях вкусов (Martindale, 1990) или так называемом цикл предпочтений (Carbon, 2010a)! Понятно, что так называемое объективное восприятие невозможно, это иллюзия.

Иллюзорное конструирование мира

Проблема с идеей достоверного восприятия мира еще больше усугубляется при учете дополнительных перцептивных явлений, которые демонстрируют высоко конструктивные качества нашей системы восприятия. Ярким примером такого рода является эффект восприятия, который возникает, когда любая визуальная информация, которую мы хотим обработать, попадает на область сетчатки, где находится так называемое слепое пятно (см. Рисунок 1).

Рисунок 1. Демонстрация слепого пятна, области на сетчатке, где визуальная информация не может быть обработана из-за отсутствия фоторецепторов . Демонстрация работает следующим образом: зафиксируйте на расстоянии прибл. Правым глазом 40 см по оси X слева, закрыв левый глаз — теперь слегка двигайте головой по горизонтали слева направо и назад, пока черный диск с правой стороны не исчезнет.

Интересно, что визуальная информация, отображаемая в слепой зоне, не просто отбрасывается — это было бы самым простым решением для зрительного аппарата.Это также не жестко интерполируется, например, путем простого дублирования информации о соседях, но разумно дополняется путем анализа смысла и гештальта контекста. Если мы, например, подвергаемся воздействию пары линий, система восприятия дополнит физически несуществующую информацию о слепом пятне эвристикой наилучшего предположения о том, как линии связаны между собой в каждом случае, в основном давая очень близкое приближение к «Реальность», поскольку она использует наиболее вероятные решения. Наконец, мы получаем четкую визуальную информацию, по-видимому, того же качества, что и та, которая отражает физическое восприятие — в конце концов, «физическое восприятие» и «сконструированное восприятие» имеют одинаковое качество, в том числе потому, что «физическое восприятие» не является ни изображением физической реальности, но также строится нисходящими процессами, основанными на эвристике наилучшего предположения, как своего рода проверка гипотез или решение проблем (Gregory, 1970).

Помимо этого выдающегося примера, который стал общеизвестным до сих пор, существует ряд других явлений, в которых мы можем говорить о полных перцептивных конструкциях внешнего мира без какой-либо прямой связи с физическими реальностями. Очень интригующий пример такого рода будет описан более подробно ниже. Когда мы делаем быстрые движения глаз (так называемые саккады), наша система восприятия подавляется, в результате чего мы функционально слепы во время таких саккад. На самом деле мы не воспринимаем эти слепые моменты жизни, хотя они очень часты и относительно продолжительны как таковые — на самом деле, Rayner et al.по оценкам, типичные фиксации длятся около 200–250 мс, а саккады — около 20–40 мс (Rayner et al., 2001), поэтому около 10% нашего времени, когда мы бодрствуем, подвержены таким эффектам подавления. В соответствии с другими явлениями заполнения недостающие данные дополняются наиболее правдоподобной информацией: для такого процесса нужны гипотезы о том, что происходит в текущей ситуации и как она будет развиваться (Gregory, 1970, 1990). Если гипотезы вводят в заблуждение, потому что лежащая в основе ментальная модель ситуации и ее дальнейший генезис неверны, мы сталкиваемся с существенной проблемой: то, что мы затем воспринимаем (или не воспринимаем), несовместимо с текущей ситуацией, и поэтому будет вводить в заблуждение наши предстоящие действия. .В большинстве крайних случаев это может привести к фатальным решениям: например: если модель не создает конкретный мешающий объект на нашей оси движения, мы можем пропустить информацию, необходимую для изменения нашей текущей траектории, что приведет к столкновению. В таком созвездии мы были бы полностью поражены крахом, так как мы вообще не воспринимали бы целевой объект — речь идет не о том, чтобы пропустить объект, а о том, чтобы полностью упустить его из-за несуществующего следа восприятия.

Несмотря на знание этих характеристик зрительной системы, мы можем сомневаться в таких процессах, поскольку механизмы работают в такой степени в большинстве повседневных жизненных ситуаций, что они обеспечивают идеальную иллюзию непрерывного, правильного и сверхдетального визуального ввода.Однако мы можем очень легко проиллюстрировать этот механизм, просто наблюдая за движениями наших глаз в зеркале: выполняя быстрые движения глаз, мы не можем наблюдать их, непосредственно рассматривая свое лицо в зеркале — мы можем только воспринимать наши фиксации и медленные движения глаза. Если же мы снимаем ту же сцену на видеокамеру, вся процедура выглядит совершенно иначе: теперь мы также ясно видим быстрые движения; Таким образом, мы можем непосредственно испытать конкретную работу зрительной системы в этом отношении, сравнивая одну и ту же сцену, захваченную двумя по-разному работающими визуальными системами: нашей собственной, очень когнитивно работающей, визуальной системой и жестко снимающей видеосистемой, которая просто захватывает кадр сцены с помощью кадр без дальнейшей обработки, интерпретации и настройки.Мы называем этот момент временного феномена функциональной слепоты «саккадной слепотой» или «подавлением саккад», что еще раз иллюстрирует иллюзорные аспекты человеческого восприятия «подавлением саккад», Bridgeman et al., 1975; «Тактильное подавление», Ziat et al., 2010). Мы можем использовать этот феномен для проверки интересных гипотез о ментальном представлении визуальной среды: если мы изменяем детали визуального отображения во время таких функциональных слепых фаз саккадических движений, люди обычно не осознают таких изменений, даже если это очень важные детали. , е.g., выражение рта, изменяется (Bohrn et al., 2010).

Иллюзии по нисходящим процессам

Грегори предположил, что восприятие показывает качество проверки гипотез, а иллюзии дают нам понять, как эти гипотезы формулируются и на каких данных они основаны (Gregory, 1970). Одно из ключевых предположений для проверки гипотез состоит в том, что восприятие — это конструктивный процесс, зависящий от обработки данных сверху вниз. Такими нисходящими процессами можно руководствоваться на основе знаний, накопленных за годы, но восприятие также может определяться заранее сформированными способностями связывания и интерпретации определенных форм как определенных гештальтов.Сильная зависимость восприятия от обработки данных сверху вниз является важным ключом к обеспечению надежных способностей восприятия в мире, полном двусмысленности и неполноты. Если мы прочитаем текст со старого факсимиле, где некоторые буквы исчезли или побелели за долгие годы, где кофейные пятна закрыли частичную информацию и где процессы распада превратили первоначально белую бумагу в желтоватую рассыпчатую субстанцию, мы могли бы быть очень успешное чтение фрагментов текста, потому что наша система восприятия интерполирует и (воссоздает) конструирует (см. рисунок 2).Если мы знаем или понимаем общий смысл целевого текста, мы даже прочитаем некоторые отрывки, которых вообще не существует: мы заполняем пробелы с помощью наших знаний — мы меняем значение в сторону того, что мы ожидаем.

Рис. 2. Демонстрация нисходящей обработки при чтении утверждения «Великая иллюзия» в очень сложных условиях (по крайней мере, сложных для автоматического распознавания символов) .

Знаменитый пример, который часто цитируется и демонстрируется в этой сфере, — это так называемая иллюзия человека-крысы, где представлен неоднозначный эскизный рисунок, содержание которого не совсем ясно расшифровывается, но он переключается с изображения человека на изображение крысы — еще один популярный Примером такого рода является бистабильная картина, в которой интерпретация меняется от старухи к молодой женщине и против.v. (см. рисунок 3) — большинство людей интерпретируют этот пример как увлекательную иллюзию, демонстрирующую способность людей переключаться с одного значения на другое, но этот пример также демонстрирует еще более интригующий процесс: то, что мы воспринимаем с первого взгляда, в основном определяется через конкретную активацию нашей семантической сети. Если нам уже доводилось видеть изображение человека раньше, или если мы думаем о нем или слышали слово «человек», то вероятность того, что наша система восприятия интерпретирует неоднозначный образец изображения человека, значительно возрастает, если предыдущие опыты были больше связаны с крысой, мышью или другим подобным животным, мы, напротив, будем склонны интерпретировать неоднозначную картину больше как крысу.

Рис. 3. Иллюзия молодой и старой женщины (также известная как иллюзия «Моя жена и моя свекровь»), уже популярная в Германии в 19 веке, когда ее часто изображали на открытках . Скучно (1930) был первым, кто представил эту иллюзию в научном контексте (изображение справа), назвав ее «новой» иллюзией (конкретно, «новой неоднозначной фигурой»), хотя весьма вероятно, что она была взята из уже представленного изображения XIX век в рекламе A and P Condensed Milk (Lingelbach, 2014).

Итак, мы можем буквально сказать, что воспринимаем то, что знаем — если у нас нет предварительных знаний об определенных вещах, мы можем даже упустить важные детали в шаблоне, потому что у нас нет прочной связи с чем-то значимым. Интимная обработка между сенсорными входами и нашими семантическими сетями позволяет нам распознавать знакомые объекты за несколько миллисекунд, даже если они демонстрируют сложность человеческих лиц (Locher et al., 1993; Willis and Todorov, 2006; Carbon, 2011b).

Нисходящие процессы являются мощным средством схематизации и упрощения процессов восприятия в смысле сжатия «больших данных» сенсорных входов в крошечные пакеты данных с заранее категоризированными метками на таких схематизированных «значках» (Carbon, 2008).Однако нисходящие процессы также подвержены характерным ошибкам или иллюзиям из-за их управляемой, основанной на модели природы: когда у нас есть только короткий временной интервал для снимка сложной сцены, сцена (если у нас есть ассоциации с общий смысл исследуемой сцены вообще) настолько упрощен, что отдельные детали теряются в пользу обработки и интерпретации общего смысла всей сцены.

Бидерман (1981) впечатляюще продемонстрировал это, продемонстрировав участникам эскизный рисунок типичной уличной сцены, где типичные объекты помещены в прототипную обстановку, за исключением того, что видимый гидрант на переднем плане не был расположен на тротуаре , кроме a машина но непривычно прямо на машину.Когда люди находились в такой сцене всего лишь на 150 мс, после чего следовала зашифрованная обратная маска, они «перестраивали» настройку нисходящими процессами, основываясь на своих знаниях о гидрантах и ​​их типичных положениях на тротуарах. В этом конкретном случае люди действительно были обмануты, потому что они сообщают о сцене, которая соответствовала их знаниям, но не оценке представленной сцены — но для повседневных действий это кажется несложным. Хотя вы действительно можете потерять связь с детализированной структурой конкретной сущности, если сильно полагаетесь на нисходящие процессы, в большинстве случаев такая попытка работает блестяще, поскольку это наилучшая оценка или приближение — она ​​особенно хорошо работает, когда у нас заканчиваются ресурсы, e.g., когда мы находимся в определенном режиме ограниченного времени и / или вы вовлечены в ряд других когнитивных процессов. Собственно, такой режим — стандартный в повседневной жизни. Однако, даже если бы у нас было время и не нужно было выполнять другие процессы, мы не смогли бы адекватно обрабатывать большие данные сенсорного ввода.

Вся идея этой нисходящей обработки со схематизированным восприятием проистекает из новаторской серии экспериментов Ф. К. Бартлетта в различных областях (Bartlett, 1932).Бартлетт уже показал, что мы не читаем полную информацию с визуального отображения или повествования, но полагаемся на схемы, отражающие сущность вещей, историй и ситуаций, которые сильно формируются предварительным знанием и его конкретной активацией (см. отражение метода Бартлетта Carbon and Albrecht, 2012).

Восприятие как великая иллюзия

Реконструкция психологической реальности человека

Очевидно, существует огромный разрыв между большими данными, предоставляемыми внешним миром, и нашими строго ограниченными возможностями по их обработке.Разрыв еще больше увеличивается, если учесть, что мы не только должны обрабатывать данные, но и в конечном итоге должны четко понимать суть данной ситуации. Цель состоит в том, чтобы принять одно (и только одно) решение, основанное на однозначной интерпретации данной ситуации, чтобы выполнить соответствующее действие. Этот очень телеологический способ обработки требует подавляющих способностей для конкурирующих интерпретаций, чтобы строго отдавать предпочтение одной-единственной интерпретации, которая позволяет быстро действовать без споров об альтернативах.Чтобы реализовать такую ​​ясную интерпретацию ситуации, нам нужна ментальная модель внешнего мира, которая очень ясна и не содержит двусмысленностей и неопределенностей. В идеале такая модель представляет собой своего рода карикатуру на физическую реальность: если есть объект, который нужно быстро обнаружить, контраст, например, между фигурой и фоном должен быть усилен. Если нам нужно определить границы объекта в неблагоприятных условиях просмотра, полезно, например, усилить переходы от одной границы к другой.Если мы хотим легко диагностировать спелость плода, желаемого для употребления в пищу, наиболее полезно, когда насыщенность цвета усиливается для знакомых видов фруктов. Наша система восприятия обладает именно такими способностями к усилению, усилению и усилению — результатом является создание схематических, прототипных, схематичных восприятий и представлений. Любая метафора восприятия как своего рода инструмента для создания фотографий полностью вводит в заблуждение, потому что восприятие — это гораздо больше, чем чертеж: это когнитивный процесс, направленный на реконструкцию любой сцены в ее основе.

Все эти «интеллектуальные процессы восприятия» легче всего продемонстрировать с помощью иллюзий восприятия: например, когда мы смотрим на внутреннюю горизонтальную полосу рисунка 4, мы наблюдаем непрерывный переход от светло-серого к темно-серому и слева направо, хотя есть не является физическим изменением значения серого — фактически для создания этой области используется только одно значение серого. Иллюзия вызвана распределением периферийных значений серого, которое действительно показывает непрерывный сдвиг уровней серого, хотя и в обратном направлении.Явление одновременного контраста помогает нам сделать контраст более четким; помогает нам легче, быстрее и надежнее определять отношения между фигурой и фоном.

Рис. 4. Демонстрация одновременного контраста, оптическая иллюзия, уже описанная как явление 200 лет назад Йоханом Вольфгангом фон Гете и представленная в высоком качестве и с сильным эффектом МакКуртом (1982): внутренняя горизонтальная полоса физически Тем не менее, периферия с ее непрерывным изменением оттенков серого от более темных к более светлым слева направо вызывает восприятие обратного непрерывного изменения значений серого.Первым, кто продемонстрировал эффект в ступенях градаций серого, был, вероятно, Эвальд Геринг (см. Hering, 1907; стр. I. Teil, XII. Kap. Tafel II), который также предложил теорию обработки цвета оппонента.

Подобный принцип усиления данных физических отношений системой восприятия теперь известен как полосы Шеврёля-Маха (см. Рисунок 5), независимо введенный химиком Мишелем Эженом Шеврёлем (см. Chevreul, 1839) и физиком и философом Эрнстом Вальдфридом Йозефом Венцелем. Мах (Мах, 1865).В процессе бокового торможения изменения яркости от одного столбца к другому преувеличены, особенно по краям столбцов. Это помогает различать разные области и запускать обнаружение края полос.

Рисунок 5. Полосы Шевреля-Маха. Демонстрация преувеличения контраста за счет бокового подавления: хотя каждая полоса заполнена одним сплошным серым уровнем, мы воспринимаем узкие полосы по краям с повышенным контрастом, который не отражает физическую реальность сплошных серых полос.

Построение психологической реальности человека

Эта реконструктивная способность впечатляет и помогает нам избавиться от двусмысленных или неопределенных представлений. Однако сила восприятия становится еще более интригующей, когда мы смотрим на связанный с ней феномен. Когда мы анализируем иллюзии восприятия, в которых сущности или отношения не только усиливаются в своей узнаваемости, но даже полностью конструируются без физического соответствия, то мы вполне справедливо можем говорить об «активном построении» человеческой психологической реальности.Очень ярким примером является треугольник Канижа (рис. 6), где мы ясно воспринимаем иллюзорные контуры и связанные с ними гештальты — на самом деле ни один из них вообще не существует в физическом смысле. Иллюзия настолько сильна, что нам кажется, что мы способны охватить даже всю конфигурацию.

Рисунок 6. Демонстрация иллюзорных контуров, создающих четкое восприятие гештальтов . Так называемый треугольник Канижа, названный в честь Гаэтано Канижа (см. Канижа, 1955), очень известный пример давней традиции таких фигур, отображаемых на протяжении веков в архитектуре, моде и орнаменте.Мы не только воспринимаем два треугольника, но даже интерпретируем всю конфигурацию как одну с четкой глубиной, с сплошным белым «треугольником» на переднем плане другого «треугольника», который стоит снизу вверх.

Обнаружение и распознавание таких гештальтов очень важно для нас. К счастью, мы не только вооружены когнитивным механизмом, помогающим нам воспринимать такие гештальты, но и чувствуем вознаграждение, когда распознаем их как гештальты, несмотря на неопределенные паттерны (Muth et al., 2013): в момент прозрения для гештальтов. теперь уже определенный паттерн приобретает симпатию (так называемый «Aesthetic-Aha-эффект», Muth and Carbon, 2013).Процесс обнаружения и распознавания добавляет аффективной ценности к паттерну, что приводит к активации еще большей когнитивной энергии для работы с ним, поскольку теперь это что-то значит для нас.

Выводы

Перцептивные иллюзии можно увидеть, интерпретировать и использовать в двух очень разных аспектах: с одной стороны, и это общее свойство иллюзий, они используются для развлечения людей. Они являются частью нашей повседневной культуры, они могут убить время. С другой стороны, они часто являются отправной точкой для создания идей.А идеи, особенно если они основаны на личном опыте в процессе активной разработки, являются идеальными предпосылками для улучшения понимания, а также для улучшения и оптимизации ментальных моделей (Carbon, 2010b). Мы даже можем комбинировать оба аспекта, чтобы создать привлекательный учебный контекст: привлекая внимание людей с помощью возбуждающих и игривых иллюзий, мы вызываем влечение к явлениям, лежащим в основе этих иллюзий. Если люди действительно заинтересуются, они также потратят достаточно времени и когнитивной энергии, чтобы разрешить иллюзию или получить представление о том, как она работает.Если они достигнут более высокого состояния инсайта, они выиграют от понимания того, какой механизм восприятия лежит в основе явления.

Мы, конечно, можем интерпретировать перцептивные иллюзии как неисправности, указывающие на типичные пределы нашей перцептивной или когнитивной системы — вероятно, это стандартная точка зрения на всю область иллюзий. С этой точки зрения наши системы подвержены ошибкам, работают медленно, работают со сбоями и несовершенны. Однако мы также можем интерпретировать иллюзорные восприятия как знак наших невероятных, очень сложных и эффективных способностей преобразовывать сенсорные входные данные в понимание и очень быстро интерпретировать текущую ситуацию, чтобы своевременно генерировать адекватные и целенаправленные действия. (см. Грегори, 2009 г.) — эта точка зрения еще не является стандартной, которую можно найти в учебниках для начинающих, в типичных описаниях или ненаучных статьях об иллюзиях.Принимая во внимание то, насколько идеально мы действуем в большинстве повседневных ситуаций, мы можем довольно легко и интуитивно ощутить высокий «интеллект» системы восприятия. У нас может не быть самой совершенной системы, когда мы стремимся воспроизвести самые детали сцены, но мы можем оценить основной смысл сложной сцены.

Типичные процессы восприятия работают настолько блестяще, что в большинстве случаев мы можем действовать надлежащим образом, и, что очень важно для биологической системы, мы можем очень быстро реагировать на сенсорные сигналы — это должно быть оспорено любой технической, созданной человеком системой и всегда будет самым важным ориентиром для искусственных систем восприятия.Следуя программе исследований и инженерии bionics (Xie, 2012), где системы и процессы природы переносятся на технические продукты, нам, возможно, стоит направить наши разработки в области восприятия на характерную обработку биологических восприятий. системы и их типичное поведение при обнаружении иллюзий восприятия.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта статья была сильно вдохновлена ​​докладами, текстами и теориями Ричарда Л. Грегори, которые мне особенно понравились в первые годы моей исследовательской карьеры. Результат этих «восприятий» изменил мое «восприятие реальности» и так далее «реальность» как таковую. Я также хотел бы поблагодарить двух анонимных рецензентов, которые приложили много усилий, чтобы помочь мне улучшить предыдущую версию этой статьи. И последнее, но не менее важное: я хочу выразить благодарность Баингио Пинне из Университета Сассари, который редактировал всю исследовательскую тему вместе с Адамом Ривзом, Северо-Восточный университет, США.

Сноски

  1. Есть интересное обновление технологии для демонстрации этого эффекта, предложенное одним из рецензентов. Если вы используете вторую камеру своего смартфона (ту, которая предназначена для съемки «селфи») или камеру ноутбука и очень внимательно смотрите на изображенные глаза, то задержка построения последовательности пленки, по-видимому, немного больше, чем саккадическое подавление дающий интересный эффект прямого восприятия движений собственных глаз.Примечание: я попробовал это, и он работал, кстати, лучше всего при использовании старых моделей, которые могут занять больше времени для создания изображений. Вы будете особенно отчетливо воспринимать движения глаз при выполнении относительно больших саккад, например, от левой периферии вправо и обратно.

Список литературы

Бартлетт, Ф. К. (1932). Воспоминание: исследование экспериментальной и социальной психологии. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Бидерман, И.(1981). «О семантике взгляда на сцену», в Perceptual Organization , ред. М. Кубови и Дж. Р. Померанц (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 213–263.

Скучно, Э. Г. (1930). Новая неоднозначная цифра. Am. J. Psychol. 42, 444–445. DOI: 10.2307 / 1415447

CrossRef Полный текст

Карбон, К. К., Альбрехт, С. (2012). Теория схемы Бартлетта: нереплицируемая серия «Портрет человека» из 1932 года. Q. J. Exp. Psychol.(Hove) 65, 2258–2270. DOI: 10.1080 / 17470218.2012.696121

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Карбон, К. К., Якеш, М. (2013). Модель тактильной эстетической обработки и ее значение для дизайна. Proc. IEEE 101, 2123–2133. DOI: 10.1109 / jproc.2012.2219831

CrossRef Полный текст

Chevreul, M.-E. (1839 г.). De La loi du Contraste Simultané des Couleurs et de L’assortiment des Objets Colorés: Considéré D’après cette loi Dans ses rapports avec La peinture, les Tapisseries des Gobelins, les Tapisseries de Beauvais pour meubles, les Tapis, la Mosis Цвета Vitraux, L’impression des étoffes, L’imprimerie, L’enluminure, La decoration des édifices, L’habillement et L’horticulture. Париж, Франция: Питуа-Левро.

Грегори, Р. Л. (1970). Интеллектуальный глаз. Лондон: Вайденфельд и Николсон.

Грегори, Р. Л. (1990). Глаз и мозг: психология зрения. 4-е изд. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Грегори, Р. Л. (2009). Видеть сквозь иллюзии. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Грегори, Р. Л., и Гомбрих, Э. Х. (1973). Иллюзия в природе и искусстве. Лондон / Великобритания: Джеральд Дакворт энд Компани Лтд.

Геринг, Э. (1907). Grundzüge der Lehre vom Lichtsinn. Sonderabdruck A.D. «Handbuch der Augenheilkunde». Лейпциг, Германия: В. Энгельманн.

Канижа, Г. (1955). Margini quasi-percettivi в кампусе констимолазион омогенеа. Riv. Псикол. 49, 7–30.

Кант И. (1787/1998). Критик дер Рейнен Вернунфт [Критика чистого разума]. Гамбург: Майнер.

Locher, P., Унгер, Р., Сосьедаде, П., и Валь, Дж. (1993). На первый взгляд: доступность стереотипа физической привлекательности. Половые роли 28, 729–743. DOI: 10.1007 / bf00289990

CrossRef Полный текст

Мах, Э. (1865). Über die wirkung der räumlichen vertheilung des lichtreises auf die Netzhaut. Sitzungsberichte der Mathematisch-Naturwissenschaftlichen Classe der Kaiserlichen Akademie der Wissenschaften 52, 303–322.

Мартиндейл, К. (1990). Заводная муза: предсказуемость художественных изменений. Нью-Йорк: Основные книги.

Мут К., Пепперелл Р. и Карбон К. С. (2013). Дай мне гештальт! предпочтение работ в стиле кубизма, демонстрирующих высокую обнаруживаемость предметов. Леонардо 46, 488–489. DOI: 10.1162 / leon_a_00649

CrossRef Полный текст

Nagel, T. (1974). Каково быть летучей мышью? Philos. Rev. 83, 435–450.

Райнер, К., Форман, Б. Р., Перфетти, К.А., Песецкий Д., Зайденберг М. С. (2001). Как психологическая наука влияет на обучение чтению. Psychol. Sci. 2, 31–74. DOI: 10.1111 / 1529-1006.00004

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Се, Х. (2012). Исследование естественной бионики в дизайне продукции. Manuf. Англ. Автоматика 591–593, 209–213. DOI: 10.4028 / www.scientific.net / amr.591-593.209

CrossRef Полный текст

Ziat, M., Hayward, V., Chapman, C.Э., Эрнст, М. О., Ленай, К. (2010). Тактильное подавление смещения. Exp. Brain Res. 206, 299–310. DOI: 10.1007 / s00221-010-2407-z

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Нейробиология оптических иллюзий, объяснение

Обратите внимание на черную точку в левой части этого изображения. Но ждать! Сначала прочтите этот абзац. Глядя на левую точку, попытайтесь ответить на вопрос: в каком направлении движется объект справа? Он дрейфует по диагонали или движется вверх и вниз?

Помните, сосредоточьтесь на точке слева.

Предоставлено Патриком Кавана

Похоже, что объект справа движется по диагонали вверх вправо, а затем обратно влево. Верно? Верно ?! На самом деле это не так. Он движется вверх и вниз по прямой вертикальной линии.

Убедитесь сами. Обведите его пальцем.

Это визуальная иллюзия. Это чередующееся черно-белое пятно внутри объекта предполагает диагональное движение и сбивает наши чувства.Как и все неправильные представления, он учит нас, что наше восприятие реальности несовершенно. Но именно эта иллюзия недавно укрепила понимание ученых более глубоких, почти философских истин о природе нашего сознания.

«Очень важно понимать, что мы не видим реальности», — говорит нейробиолог Патрик Кавана, профессор-исследователь Дартмутского колледжа и старший научный сотрудник Глендон-колледжа в Канаде. «Мы видим историю, которая создается для нас.”

В большинстве случаев история, которую генерирует наш мозг, соответствует реальному, физическому миру, но не всегда. Наш мозг также бессознательно искажает восприятие реальности, чтобы соответствовать нашим желаниям или ожиданиям. И они заполняют пробелы, используя наш прошлый опыт.

Все это может нас склонить. Визуальные иллюзии бросают ясные и интересные вызовы тому, как мы живем: как мы узнаем, что реально? И как только мы узнаем, насколько ограничен наш мозг, как нам жить с большим смирением — и с большей заботой думать о нашем восприятии?

Вместо того, чтобы показывать нам, как наши мозги сломаны, иллюзии дают нам шанс показать, как они работают.А как они работают? Что ж, как обладатель человеческого мозга, я должен сказать, что мне это немного не по себе.

Где конфликт между восприятием и реальностью лежит в мозгу

Мой коллега Сигал Самуэль недавно исследовал нейробиологию медитации. В своем отчете она нашла убедительные доказательства того, что регулярная практика медитации связана с повышенным состраданием. Это свидетельство, пишет она, «кажется вызовом, даже вызовом. Если нужно так мало времени и усилий, чтобы лучше контролировать свои эмоции… разве я не обязан это делать морально? »

Наука о восприятии вызывает у меня аналогичный вопрос. Если наука говорит нам, что наш мозг выдумывает «историю» о реальности, не следует ли нам интересоваться и даже искать ответы на вопрос, как эта реальность может быть неправильной?

Дело не в том, чтобы сомневаться во всем, что проходит через наши чувства. Речь идет о поиске наших слепых пятен с целью стать лучше мыслителями. Это также может помочь в сочувствии. Когда другие люди неверно воспринимают реальность, мы можем не соглашаться с их интерпретацией, но мы можем понять, откуда она взялась.

Чтобы подойти к этой задаче, я думаю, полезно знать, что мозг рассказывает нам истории о мельчайших вещах, которые мы воспринимаем, например о движении объектов. Но он также рассказывает нам истории о некоторых из самых сложных вещей, о которых мы думаем, создавая предположения о людях на основе расы, среди других социальных предрассудков.

Начнем с малого.

В 2019 году Кавана и его коллеги Сируи Лю, Цин Ю и Питер Цзе использовали вышеупомянутую иллюзию «двойного дрейфа» двух точек, чтобы исследовать, как наш мозг генерирует иллюзорное диагональное движение.

Чтобы понять это, Кавана и его коллеги провели исследование нейровизуализации, в котором сравнили, как мозг обрабатывает иллюзорную анимацию с тем, как он обрабатывает аналогичную, не иллюзорную анимацию. На этой второй анимации объект справа действительно движется по диагонали. Снова проведите по нему пальцем.

Предоставлено Патриком Кавана

С помощью нейровизуализации фМРТ, которая позволяет исследователям отображать активность мозга, Кавана и его команда могут задать вопрос: если мы воспринимаем каждую анимацию одинаково, что в нашем мозге заставляет это происходить? Каков источник иллюзии в первой анимации? «Мы хотим найти, где сознательное восприятие расходится с физическим ощущением», — говорит Кавана.

Одна из возможностей состоит в том, что иллюзия создается в зрительной коре головного мозга. Расположенная в задней части головы, это часть вашего мозга, которая напрямую обрабатывает информацию, поступающую из ваших глаз. Возможно, зрительная система «видит» это неправильно. Альтернативой является то, что зрительная система «видит» это прекрасно, но какая-то другая часть мозга игнорирует это, создавая новую реальность.

В эксперименте участвовало всего девять участников, но по каждому из них было собрано много данных. Каждый участник завершил эксперимент (и прошел сканирование мозга) 10 раз.

Вот что показал анализ. Эта зрительная система в задней части мозга? Его не обманула иллюзия. Каждая анимация вызывает различный паттерн активации зрительной коры. Другими словами, «зрительная система думает, что они разные», — говорит Кавана.

Хорошо, визуальная система правильно «видит» эти две анимации по-разному. Тогда почему мы воспринимаем их одинаковыми?

Паттерны активации лобных долей мозга участников — области мышления более высокого уровня, посвященной ожиданию и принятию решений — были похожи.То есть: передняя часть мозга думает, что обе анимации движутся в диагональном направлении.

«Существует целый мир визуального анализа, вычислений и предсказаний, который происходит вне зрительной системы, происходит в лобных долях», — говорит Кавана. Вот где строится «история» реальности — по крайней мере, в этом примере, о чем свидетельствует одно небольшое исследование. (Чтобы быть уверенным: зрение — чрезвычайно сложная система, охватывающая около 30 областей мозга. Есть и другие иллюзии, которые, кажется, действительно «обманывают» зрительную кору, потому что никакая история о мозге не может быть простой.)

Но вам не нужен фМРТ, чтобы сделать вывод, что какая-то часть вашего мозга перекрывает простую правду о пути объекта. Вы можете убедиться в этом сами. «Примечательно то, что даже когда вам говорят, что происходит, вы все равно видите это в иллюзорной форме», — сказал Джастин Гарднер, нейробиолог из Стэнфордского университета, не участвовавший в этом исследовании. «Кажется, вы не можете сознательно отвергать« неправильную »интерпретацию».

Многие иллюзии работают так: даже когда вам рассказывают о трюке, вы не можете не заметить иллюзию.Возьмите классическую иллюзию шахматной тени Эдварда Адельсона. Квадраты A и B имеют одинаковый оттенок серого, если смотреть рядом. Но когда B находится в видимой тени и окружен явно более темными плитками, он просто выглядит светлее. Мне сказали, что в физическом строении наших глаз нет ничего, что могло бы вызвать такой эффект. Кажущееся освещение плитки B — это история, рассказанная нашим мозгом. Предоставлено Эдвардом Х. Адельсоном

Урок: истории, которые наш мозг рассказывает нам о реальности, чрезвычайно убедительны, даже если они ошибочны.

Мы не видим реальности. Наше видение отстает от реального мира на 100 миллисекунд.

Почему мы видим историю о мире — историю — а не настоящую картину? Это не потому, что эволюция сделала наш разум несовершенным. На самом деле это адаптация.

«У нас нет необходимого оборудования, и мы бы даже не захотели его тщательно обрабатывать весь объем информации, которым мы постоянно засыпаем», — говорит Сусана Мартинес-Конде, нейробиолог и исследователь иллюзий из Медицинский центр SUNY Downstate.

Подумайте, что нужно, чтобы почувствовать движение чего-либо, например, объектов в приведенных выше анимациях. Как только свет попадает на сетчатку в задней части наших глазных яблок, он преобразуется в электрический сигнал, который затем должен поступить в систему обработки изображений в задней части нашего мозга. Оттуда сигнал проходит через наш мозг, конструируя то, что мы видим, и создавая наше восприятие этого. Этот процесс просто требует времени.

«Маленький грязный секрет сенсорных систем в том, что они медленные, они отстают, они не о том, что происходит прямо сейчас, а о том, что происходило 50 миллисекунд назад или, в случае зрения, сотни миллисекунд назад, — говорит Адам Хантман, нейробиолог исследовательского кампуса Джанелии при Медицинском институте Говарда Хьюза.

Однако, если бы мы полагались исключительно на эту устаревшую информацию, мы не смогли бы отбивать бейсбольные мячи битами или отгонять надоедливых мух от наших лиц. Мы будем менее скоординированными и, возможно, будем чаще получать травмы.

Итак, мозг предсказывает путь движения до того, как оно произойдет. Он рассказывает нам историю о том, куда направляется объект, и эта история становится нашей реальностью. Вот что, вероятно, происходит с иллюзией Кавана. Так происходит все время.

Не верите? Посмотреть на себя.Вот простая иллюзия, которая показывает, что наша зрительная система немного отстала.

Это называется иллюзией запаздывания. Красная точка движется по экрану, а зеленая точка мигает ровно , когда красная точка и зеленая точка идеально выровнены по вертикали. И все же невероятно трудно увидеть, как красная и зеленая точки выровнены по вертикали. Красная точка всегда кажется немного дальше впереди.

LaurentPerrinet / Wikimedia Commons

Это наш мозг, предсказывающий путь своего движения, рассказывающий нам историю о том, где он должен быть, а не где он находится.«Что касается движущихся вещей — мы видим их впереди на их пути движения, — объясняет Кавана, — как раз достаточно». По его словам, иллюзия «на самом деле функциональна. Это помогает нам преодолеть эти задержки и увидеть вещи … где они будут, когда мы туда доберемся ».

Кавана и Стюарт Анстис из UCSD разработали более сложную версию иллюзии флэш-лага. На изображении выше GIF вы увидите мигающие красные и синие квадраты. Ящики одинакового размера и расположены в одном месте, но красный прямоугольник кажется меньше.Нас смущает движение фона. «Визуальная система предполагает, что [коробки] тоже движутся, и мы можем увидеть их там, где они были бы, если бы они продолжали движение фона», — говорит Кавана. Предоставлено Стюартом Анстисом

По мнению Хантмана, то, что мы воспринимаем как сознание, в первую очередь является предсказанием, а не потоком данных в реальном времени. Он объясняет, что фактическая сенсорная информация служит лишь для исправления ошибок. «Если бы вы всегда использовали сенсорную информацию, ошибки накапливались бы таким образом, что приводили бы к катастрофическим последствиям для вашего моторного контроля», — говорит Хантман.Наш мозг любит предсказывать как можно больше, а затем с помощью органов чувств корректирует курс, когда прогнозы ошибаются.

Это верно не только для нашего восприятия движения, но и для большей части нашего сознательного опыта.

Истории, которые рассказывает наш мозг, основаны на жизненном опыте

Мозг рассказывает нам историю о движении объектов. Но это не единственная история, которую он рассказывает. Он также рассказывает нам истории о более сложных аспектах нашего визуального мира, таких как цвет.

Чтобы получить некоторое мета-понимание, посмотрите на иллюзию ниже от японского психолога и художника Акиёси Китаока. Вы можете наблюдать за своим собственным мозгом в реальном времени, изменяя его предположение о цвете движущегося квадрата. Имейте в виду, что физический цвет квадрата не меняется. Вы можете посмотреть на эту иллюзию и почувствовать, что ваш мозг сломан (я так и сделал, когда впервые увидел это). Нет. Это просто показывает, что наше восприятие цвета не является абсолютным.

Цвет — это вывод, который мы делаем, и он служит цели для принятия значимых решений относительно объектов в мире.Но если бы наши глаза действовали как научные инструменты, описывающие точные длины волн света, их постоянно обманывали бы. Красный цвет может не казаться красным, когда он купается в синем свете.

Наш мозг пытается это учесть. «Мы не пытаемся измерить длину волны, мы пытаемся что-то сказать о цвете», — говорит Сэм Шварцкопф, специалист по зрению из Оклендского университета. «А цвет — это иллюзия, созданная нашим мозгом».

Когда мы думаем, что объект залит синим светом, мы можем интуитивно отфильтровать этот синий свет.Вот как работают многие из этих цветовых иллюзий. Мы используем окружающие цветовые подсказки и предположения об освещении, чтобы угадать истинный цвет объекта. Иногда эти предположения ошибочны, а иногда мы делаем предположения, отличные от других. У нейробиологов есть несколько новых интригующих выводов о том, почему наши восприятия могут расходиться друг с другом.

Вы помните платье, да?

В 2015 году плохая фотография платья на мобильном телефоне в магазине в Великобритании разделила людей в Интернете. Некоторые видят это платье как сине-черное; другие видят в нем белое с золотом.Паскаль Уоллиш, нейробиолог из Нью-Йоркского университета, считает, что он понял разницу между этими двумя группами людей.

Википедия Идея

Уоллиша, основанная на более ранних работах Розы Лафер-Соуза, Кэтрин Герман и Бевил Конвей, заключается в том, что люди делают разные предположения о качестве света, который падает на платье. Это при ярком дневном свете? Или под лампочкой в ​​помещении? Подсознательно отфильтровывая цвет света, который, как мы думаем, падает на объект, мы приходим к выводу о его цвете.

Уоллиш считает, что люди, которые видят это изображение по-другому, используют разные схемы фильтрации. Что самое интересное, он предполагает, что жизненный опыт заставляет вас так или иначе смотреть на платье.

Его исследование 13 000 человек в онлайн-опросе обнаружило корреляцию, которая на первый взгляд кажется странной. Время, которое вам естественно нравится засыпать и просыпаться, называемое хронотипом, коррелирует с восприятием одежды. Ночные совы или люди, которые любят ложиться спать очень поздно и просыпаться позже утром, с большей вероятностью увидят платье как черно-синее.Жаворонки, также известные как те, кто рано встает, с большей вероятностью увидят в нем белое с золотом. Что происходит?

Предоставлено Journal of Vision

Уоллиш считает, что корреляция коренится в жизненном опыте жизни жаворонка или совы. Он предполагает, что жаворонки проводят больше времени днем, чем полуночники. Они более знакомы с этим. Поэтому, когда они сталкиваются с плохо освещенным изображением , например, с платьем, они с большей вероятностью решат, что оно залито ярким солнечным светом, в котором много синего, отмечает Уоллиш.В результате их мозг отфильтровывает это. «Если вы предположите, что сейчас дневной свет, вы увидите его бело-золотым. Потому что, если вычесть синий, останется желтый », — говорит он.

«Ночные совы», по его мнению, с большей вероятностью решат, что платье находится под искусственным освещением, и его фильтрация делает платье черно-синим. (Хронотип, как он признает, несколько грубоват: в идеале он хотел бы оценить воздействие дневного света на человека в течение всей жизни).

Разгадала ли Уоллиш тайну платья?

«Сравнение сов и жаворонков кажется весьма убедительным для объяснения значительной части индивидуальных различий», — говорит Шварцкопф.Но не все. «Есть еще много других факторов, которые должны иметь здесь сильное влияние. Это может быть предыдущий опыт работы с предметом обсуждения или связанный с другими аспектами личности человека », — говорит он. «Да, платье продолжает загадывать».

Для дальнейшего изучения этих явлений Уоллиш даже создал новый образ, призванный вызвать расхождения в восприятии, основанные на личных характеристиках. Интернет, знакомьтесь с The Crocs. Уоллиш хотел посмотреть, сможет ли он создать такой образ, как «Платье», который вызывает разногласия по поводу цветов самого изображения.Здесь изображение туфель и высоких носков представлено без особого контекста. Как вы думаете, какого цвета The Crocs? В неопубликованном исследовании Уоллиш обнаружил, что люди видят их либо в розовом, либо в зеленовато-сером цвете. Все сводится к вашим предположениям относительно типа света, падающего на Crocs, а также от того, ожидаете ли вы, что носки этого стиля будут белыми. «Эти крокодилы на самом деле розовые в реальной жизни», — говорит Уоллиш. Предоставлено Паскалем Уоллишем

Тайна не решена полностью, но урок остается: когда мы сталкиваемся с двусмысленностью — например, со странным освещением на фотографии платья — наш мозг восполняет двусмысленность, используя то, с чем мы наиболее знакомы.«Люди предполагают то, что они видят больше», — говорит Уоллиш. Если мы более знакомы с ярким солнечным светом, мы предполагаем, что это освещение по умолчанию.

Но у нас нет возможности узнать, как наш опыт направляет наше восприятие. «Ваш мозг делает множество бессознательных выводов, и он не говорит вам, что это умозаключение», — объясняет он. «Вы видите то, что видите. Ваш мозг не говорит вам: «Я учел, сколько дневного света я видел в своей жизни» ».

Уоллиш говорит, что разногласия по поводу платья, а также других вирусных иллюзий, таких как Янни и Лорел, возникают из-за того, что наш мозг заполняет неопределенности этих стимулов разным предшествующим опытом.Мы доводим историю нашей жизни до этих маленьких представлений.

Считается, что другая иллюзия из учебников, треугольник Канижи, тоже работает примерно так же. В этой иллюзии формы, похожие на Pac-Man, создают в нашем сознании впечатление треугольника. Кажется, что существует треугольник, потому что мы привыкли видеть треугольники. Нам нужно только предложение одного — подразумевается через углы — чтобы заполнить остальную часть картины нашим разумом.

Фибоначчи / Wikimedia Commons

В 2003 году журнал Nature Neuroscience опубликовал статью о случае мужчины (называемого «Пациент ММ»), который потерял зрение в возрасте 3 лет и ему было восстановлено зрение в результате хирургического вмешательства в возрасте 40 лет.В одном исследовании он не поддался такой иллюзии. Он не мог видеть иллюзорный треугольник (в случае того эксперимента это был квадрат). Возможно, что всю жизнь глядя на треугольники, остальные из нас так ясно видят один из них на этом изображении. Пациент М.М. не накопил на всю жизнь визуальных впечатлений, чтобы делать прогнозы относительно увиденного. Ему пришлось построить их с нуля.

Спустя более двух лет после операции Пациент М.М. сказал исследователям: «Разница между сегодняшним днем ​​и более чем двухлетней давностью заключается в том, что я могу лучше угадывать то, что вижу.Я все еще гадаю ».

Горизонтальные линии на самом деле параллельны, а не наклонены.

Посмотрите на расстояние между ними в начале и в конце каждого ряда, если не верите.

Прекрасная версия иллюзии стены кафе от Виктории Скай. pic.twitter.com/tYQYWEawU7

— Гэвин Бэкингем (@DrGBuckingham) 29 мая 2020 г.

Иллюзии последствий

Некоторые из этих примеров могут показаться несерьезными. Почему имеет значение, что один человек видит платье как черно-синее, а другой — как белое с золотом?

Это важно, потому что ученые считают, что одни и те же основные процессы лежат в основе многих наших более сложных восприятий и мыслей.Таким образом, нейробиология может помочь объяснить упорную поляризацию нашей культуры и политики, а также то, почему мы так склонны к мотивированным рассуждениям.

Иногда, особенно когда информация, которую мы получаем, неясна, мы видим то, что хотим видеть. В прошлом исследователи обнаружили, что даже небольшое вознаграждение может изменить то, как люди воспринимают предметы. Возьмите этот классический образ, используемый в психологических исследованиях. Что ты видишь?

Предоставлено Journal of Personality and Social Psychology

Это либо лошадь, либо тюлень, и в 2006 году психологи Эмили Бальчетис и Дэвид Даннинг показали, что они могут мотивировать участников исследования увидеть то или другое.В одном эксперименте участники играли в игру, в которой они должны были отслеживать животных, которых они видели на экране. Если они видели сельскохозяйственных животных, они получали баллы. Если бы они видели морских существ, они теряли бы очки. В конце концов, высокий балл означал получение сладкого угощения (желательно!), А низкий балл означал, что они ели консервированную фасоль (что-то странно).

Последнее, что увидели участники, — это изображение выше. Если вид лошади означал, что они выиграют и получат конфету, они увидят лошадь.

В более сложном примере Бальчетис обнаружила, что когда она говорит участникам исследования обращать внимание либо на офицера, либо на гражданское лицо на видеозаписи ссоры с полицией, это может изменить их восприятие того, что произошло (в зависимости от их предыдущего опыта работы с законом. правоприменения и человека на видео, с которым они более тесно связаны).«Эта инструкция меняет то, что делают их глаза», — сказал мне Балчетис прошлым летом. «И это приводит их к другому пониманию природы ссоры».

Вы не можете полностью избавиться от предвзятости в мозгу. «Вы не можете изменить тот факт, что мы все выросли в разных мирах», — сказал Бальчетис. Но вы можете побудить людей прислушиваться к другим точкам зрения и интересоваться их правдивостью.

Нейробиологи, с которыми я разговаривал, сказали, что важные принципы, лежащие в основе того, как наш мозг обрабатывает то, что мы видим, также лежат в основе большей части нашего мышления.Иллюзии — это «основа суеверий, основа магического мышления», — говорит Мартинес-Конде. «Это основа многих ошибочных убеждений. Нам очень не нравится неопределенность. Неопределенность будет разрешена тем или иным способом, а иногда и способом, не соответствующим действительности ».

Так же, как мы можем смотреть на изображение и видеть вещи, которых на самом деле нет, мы можем смотреть в мир с искаженным восприятием реальности. Политологи и психологи давно задокументировали, как политические сторонники по-разному воспринимают факты текущих событий в зависимости от своих политических убеждений.Иллюзии и политическое мышление не связаны с одними и теми же мозговыми процессами, но они следуют схожему всеобъемлющему способу работы мозга.

В некотором смысле, вы можете думать о предвзятости как о социальной иллюзии. Исследования показывают, что многие люди считают черных мужчин крупнее (и, следовательно, потенциально более опасными), чем они есть на самом деле, или обычно связывают более темный оттенок кожи и определенные черты лица с преступностью. Копы могут запутать людей, вынимающих кошельки из карманов, с людьми, тянущимися за оружием, часто с трагическими последствиями.Это не означает, что все случаи предрассудков бессмысленны — многие из них разыгрываются с явным злонамеренным намерением, но они также могут быть построены на многолетнем опыте несправедливого общества или в результате системного расизма.

Наш мозг упорно трудится, чтобы изменить реальность, чтобы соответствовать нашему предыдущему опыту, нашим эмоциям и нашему дискомфорту, связанному с неопределенностью. Так бывает со зрением. Но то же самое происходит и с более сложными процессами, такими как размышления о политике, пандемии или реальности изменения климата.

Уоллиш придумал название для такого явления, как платье, которое порождает различные восприятия, основанные на наших личных характеристиках. Он называет это «СУРФПАД». Вкратце, это полная чушь: существенная неопределенность в сочетании с разветвленными или раздвоенными первоисточниками и предположениями порождает несогласие. (Давайте придерживаться SURFPAD.) Просто SURFPAD — это следствие предвзятости или мотивированного восприятия. Когда изображение, событие или какой-либо другой стимул не совсем ясны, мы заполняем пробелы с помощью наших предварительных оценок или предположений.А поскольку у нас разные приоритеты, это приводит к разногласиям по поводу изображения или рассматриваемого события. Уоллиш видит это повсюду в обществе.

Недавно я написал в Твиттере некоторое разочарование по поводу того, как могут быть восприняты массовые протесты против жестокости полиции, если кажется, что они привели к увеличению числа случаев Covid-19.

Прогноз

: через несколько недель среди всезнайок в Твиттере и на телевидении будут бесконечные споры о том, что привело к росту числа случаев Covid. Ни у кого не будет правильных данных.Это выявит худшее в каждом. И это будет … просто … полностью … отстой.

— Брайан Резник (@B_resnick) 7 июня 2020 г.

«Если произойдет всплеск, будет трудно определить, было ли это повторное открытие или протесты, поэтому люди пойдут со своим приором», — ответил Уоллиш. «Поскольку априори разные, возникнут серьезные разногласия. … Что действительно пугает, так это то, что при такой структуре, что бы ни случилось, [люди] будут чувствовать себя оправданными, усиливая силу предшествующей и усиливающейся поляризации.”

Позже я написал ему по электронной почте и спросил, не было ли его желание видеть SURFPAD в этих текущих событиях всего лишь примером его собственных априорных взглядов (что SURFPAD — реальный и влиятельный феномен), окрашивающего его восприятие.

«Конечно», — говорит он. «Это СУРФПАД полностью вниз».

Неврология глубоко унижает

Я не хочу, чтобы люди читали это и думали, что мы не можем поверить своим глазам или не можем использовать доказательства в своем мышлении. Мы можем искать проверенные источники информации.Мы можем обратиться к экспертам, а также серьезно поставить под сомнение их. (Не позволяйте людям зажигать вас газом — еще один феномен, который зависит от склонности мозга генерировать иллюзорные мысли.)

Вместо этого иллюзии и стоящая за ними наука поднимают вопрос: как мы живем, зная, что наш опыт может быть немного неправильным?

Нет ответа. И вряд ли мы сможем решить эту проблему в индивидуальном порядке. Я предлагаю, чтобы это подтолкнуло нас к тому, чтобы мы были более интеллектуально смиренными и выработали привычку искать чужие точки зрения.Нам следует интересоваться нашими недостатками, поскольку это любопытство может приблизить нас к истине. Мы можем создать культуру и институты, которые прославляют смирение и снижают социальную цену за слова: «Я был неправ».

Это непросто. Наша психология усложняет задачу. «У нас есть этот наивный реализм, что мы видим мир таким, какой он есть на самом деле», — сказал мне Бальчетис в прошлом году. Наивный реализм — это ощущение, что наше восприятие мира отражает истину.

Эти клубники кажутся красными, но фактические пиксели, составляющие изображение, либо серые, либо голубые. Предоставлено Акиёси Китаока

Но иллюзии напоминают нам, что это не так. Вот почему иллюзии — это не просто наука — это провокационное искусство. Они заставляют нас переосмыслить наши чувства и наше ощущение присутствия в этом мире. Они рассказывают нам об истинной природе того, как работает наш мозг: тот же неврологический механизм, который ведет нас к открытию истины, может привести нас к восприятию иллюзий, и наш мозг не всегда распознает разницу.

Справиться с этим — задача быть живым, мыслящим человеком.Но просто признать это и попытаться применить на практике — хорошее начало.

Я знаю, что постараюсь помнить, что реальность всегда кажется реальной. Даже когда я все испортил.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Иллюзия — неточное восприятие стимула. Этот термин также широко используется для обозначения неточных убеждений или представлений. Однако в научном обиходе иллюзия — это сенсорное искажение.

Что такое иллюзии?

Иллюзии позволяют понять, как мозг обрабатывает информацию. С научной точки зрения они могут представлять проблему для эмпирических исследований, поскольку демонстрируют способы, которыми даже прямое наблюдение может вводить в заблуждение. Большинство людей могут быть обмануты оптическими иллюзиями, и ученые могут использовать информацию об этом визуальном явлении, чтобы лучше понять восприятие и организацию мозга. Некоторые состояния, влияющие на мозг, также могут вызывать иллюзии.Например, люди, страдающие от мигрени, часто сообщают, что видят ауры, которые состоят из движений или цветов по краям поля зрения человека.

Типы иллюзий

Иллюзии могут возникать с любым из пяти чувств. Примеры включают:

  • Оптические иллюзии , которые можно увидеть, когда изображение построено таким образом, что оно передает в мозг вводящую в заблуждение информацию. Например, два человека разного роста, стоящие на наклонном полу, отмеченном галочками, могут казаться стоящими на плоском полу и, следовательно, иметь одинаковый рост.
  • Слуховые иллюзии , которые возникают, когда человек слышит звуки, которые на самом деле не производятся, или звуки, искажающие фактические тона. Один хорошо известный пример — тон Шепарда, который, кажется, постоянно повышается или понижается по высоте, но на самом деле не делает ни того, ни другого.
  • Тактильные иллюзии , которые заставляют мозг воспринимать сенсорные стимулы, которых на самом деле нет или которые не присутствуют в том способе, которым мозг их воспринимает. Синдром фантомной конечности, или переживание ощущения ампутированной конечности, является примером тактильной иллюзии.
  • Иллюзии запаха и вкуса , которые не так распространены, как другие типы иллюзий. Однако некоторые люди могут воспринимать запахи иначе, чем другие, особенно когда им дают противоречивую информацию о стимулах, производящих запах. Подобные явления могут происходить и со вкусом.

Что вызывает иллюзии?

Иллюзии отличаются от галлюцинаций тем, что галлюцинации возникают без внешних раздражителей. Однако, как и галлюцинации, иллюзии не обязательно являются признаком психического заболевания, и каждый может их испытать.Они могут возникать по многим причинам, например из-за воздействия света на объект, недостаточной сенсорной информации об объекте или ошибок в обработке сенсорных деталей человеком. Преломление света может вызвать радугу и миражи, две иллюзии, зависящие от атмосферы.

Некоторые иллюзии, известные как псевдогаллюцинации, могут быть признаком психического расстройства. Человек может испытывать псевдогаллюцинацию в состоянии тревоги или страха или когда он или она проецирует свои чувства на внешние объекты или людей.Сообщается, что люди, находящиеся в отделении интенсивной психиатрической терапии, видят в окружающих их, например, монстров или дьяволов. Иллюзии также могут быть характерны для определенных состояний психического здоровья, таких как шизофрения.

Синестезия

Синестезия — это особый тип иллюзорного явления, когда люди воспринимают определенные звуки как цвета. Например, музыкант может видеть зеленый цвет, когда он или она слышит определенное музыкальное произведение. Некоторые писатели также сообщают, что слышат музыкальные тона, когда видят определенное слово или изображение.В некоторых редких и крайних случаях люди с синестезией могут перестать различать зрение и слух.

Артикул:

  1. Американская психологическая ассоциация. Краткий психологический словарь APA . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
  2. Колман, А. М. (2006). Оксфордский психологический словарь . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  3. Шизофрения. (2009, 1 января).Получено с http://www.world-schizophrenia.org/disorders/schizophrenia.html.
  4. West, L. (5 февраля 2015 г.). Тактильные иллюзии. Получено с http://www.britannica.com/EBchecked/topic/283066/illusion/259113/Tactile-illusions.

Последнее обновление: 29.01.2016

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

иллюзий (восприятие) | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Иллюзия — это искажение чувственного восприятия. Каждое из человеческих чувств можно обмануть иллюзиями, но зрительные иллюзии наиболее известны. Некоторые иллюзии субъективны; разные люди могут испытывать иллюзии по-разному или не испытывать вовсе.

  • Оптические иллюзии, такие как использование иллюзии Мюллера Лайера, используют предположения, сделанные зрительной системой человека.
  • Слуховые иллюзии, такие как Тон Шепарда, используют наш слух.
  • Иллюзии прикосновения используют человеческое осязание.
  • Автокинетическая иллюзия
  • В психиатрии термин иллюзия относится к особой форме сенсорного искажения. В отличие от галлюцинации, которая представляет собой сенсорный опыт в отсутствие стимула, иллюзия описывает искажение восприятия, поэтому оно понимается и интерпретируется по-разному. Например, слышать голоса независимо от окружающей среды было бы галлюцинацией, тогда как слышание голосов, возникающих только из-за звука текущей воды (или другого источника звука), было бы иллюзией.
  • В 2006 году Лиам Карни придумал слово, связывающее нечеткое восприятие реальности из-за небольших доз галлюциногенных препаратов. Эти «иллюзии» не являются галлюцинациями в строгом смысле этого слова, поскольку они не являются новыми выдумками ума, а скорее искажением того, что видят и слышат.
  • Сценическая магия — популярный вид развлечения, основанный на иллюзиях. Маги используют уловки, чтобы создать у зрителей впечатление, будто произошли, казалось бы, невозможные события.Увидеть магию (иллюзию).

Посмотрите в центр этого, кажется, что круги медленно движутся по часовой стрелке (маленький круг) и против часовой стрелки (большой круг)

  • Дополненная реальность для более радикального подхода к возможности иллюзий
  • Заблуждение
  • Галлюцинация
  • Гельмгольц, Герман фон
  • Майя (индуизм)
  • Перцепционное последействие
  • Постоянное искажение
  • Постоянные нарушения
  • Пространственное искажение
  • Разница между галлюцинациями и иллюзиями
  • Оптическая иллюзия
На этой странице используется лицензионный контент из Википедии Creative Commons (просмотреть авторов).

Оптические иллюзии | Психология вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Обучение · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


Эта статья требует внимания психолога / академического эксперта по предмету .
Пожалуйста, помогите нанять одного или улучшите эту страницу самостоятельно, если у вас есть квалификация.
Этот баннер появляется на слабых статьях, к содержанию которых следует подходить с академической осторожностью.

.

Основная статья: Иллюзии (перцепционные)

Оптическая иллюзия характеризуется визуально воспринимаемыми изображениями, которые, по крайней мере, в терминах здравого смысла, являются обманчивыми или вводящими в заблуждение. Следовательно, информация, собранная глазом, обрабатывается мозгом, чтобы дать, на первый взгляд, восприятие, которое не соответствует физическим измерениям источника стимула.Общепринятое предположение состоит в том, что существуют физиологические иллюзии, которые возникают естественным образом, и когнитивные иллюзии, которые можно продемонстрировать с помощью определенных визуальных приемов, которые говорят что-то более общее о том, как работают системы восприятия человека.

Физиологические иллюзии , такие как остаточные изображения, следующие за ярким светом или адаптирующиеся стимулы с чрезмерно более длинными чередующимися паттернами (условное последействие восприятия), считаются воздействием на глаза или мозг чрезмерной стимуляции определенного типа — яркости, наклона и т. Д. цвет, движение и так далее.Теория состоит в том, что у стимулов есть отдельные выделенные нейронные пути на ранних стадиях обработки изображений, и что повторяющаяся стимуляция только одного или нескольких каналов вызывает физиологический дисбаланс, который изменяет восприятие.

Файл: Illusion movie.ogg Пример фильма, который создает иллюзию искажения после того, как вы посмотрите его и отведете взгляд.

Предполагается, что когнитивные иллюзии возникают в результате взаимодействия с предположениями о мире, ведущего к «бессознательным выводам» — идее, впервые предложенной в 19 веке Германом Гельмгольцем.Когнитивные иллюзии обычно делятся на неоднозначные иллюзии, искажающие иллюзии, парадоксальные иллюзии или выдуманные иллюзии.

(а). Неоднозначные иллюзии — это изображения или объекты, которые вызывают перцептивный «переключатель» между альтернативными интерпретациями. Куб Неккера — хорошо известный пример; Другой экземпляр — ваза Рубин.

(б). Искажающие иллюзии характеризуются искажениями размера, длины или кривизны. Яркий пример — иллюзия стены кафе.Другой пример — знаменитая иллюзия Мюллера-Лайера.

(в). Иллюзии парадокса создаются объектами, которые являются парадоксальными или невозможными, такими как треугольник Пенроуза или невозможные лестницы, которые можно увидеть, например, в работах М. К. Эшера «Восходящий и нисходящий и Водопад » М. К. Эшера. Треугольник — это иллюзия, зависящая от когнитивного непонимания того, что смежные края должны соединяться.

(г). Вымышленные иллюзии определяются как восприятие объектов, которые на самом деле не доступны всем, кроме одного наблюдателя, например, те, которые вызваны шизофренией или галлюциногенным веществом.Это более правильное название галлюцинации.

Многие известные художники много работали с оптическими иллюзиями, в том числе M.C. Эшер, Сальвадор Дали, Джузеппе Арчимбольдо, Марсель Дюшан, Оскар Реутерсвард и Чарльз Аллан Гилберт. В кино также используется оптическая иллюзия методом принудительной перспективы.

Посмотрите в центр.

Пример фильма, который создает иллюзию искажения после просмотра фильма и последующего взгляда в сторону.
Добавить фото в эту галерею

Книги [править | править источник]

  • Purves D, Lotto B (2002) Почему мы видим то, что делаем: эмпирическая теория видения .Сандерленд, Массачусетс: Sinauer Associates.

Статьи [редактировать | править источник]

  • Иглман, Д.М. (2001) Визуальные иллюзии и нейробиология. Обзоры природы Неврология. 2 (12): 920-6. (pdf)
  • Грегори Ричард (1997) Знание в восприятии и иллюзиях . Фил. Пер. R. Soc. Лондон. B 352: 1121-1128 (pdf)
  • Purves D, Lotto RB, Nundy S (2002) Почему мы видим то, что делаем . Американский ученый 90 (3): 236-242.
  • Purves D, Williams MS, Nundy S, Lotto RB (2004) Восприятие интенсивности света .Психологический Rev. Vol. 111: 142-158.
  • Yang Z, Purves D (2003) Статистическое объяснение визуального пространства. Nature Neurosci 6: 632-640.

Книги [править | править источник]

  • А. Секель, Искусство оптических иллюзий, Карлтон Букс, 2000

Статьи [редактировать | править источник]

  • Google Scholar
  • Купер А. К. и Хамфрис Г. В. Новая объектно-ориентированная визуальная иллюзия. Психономический бюллетень и обзор.

Понимание человеческого восприятия с помощью иллюзий, созданных руками человека

Абстрактное

Может быть интересно воспринимать иллюзии, но понимание того, как они работают, еще более стимулирующее и устойчивое: они могут сказать нам, где находятся пределы и возможности нашего аппарата восприятия найдено — они могут указать, как устанавливаются ограничения восприятия.Кроме того, они позволяют нам анализировать когнитивные подпроцессы, лежащие в основе нашего восприятия. Иллюзии в научном контексте в основном создаются не для того, чтобы выявить недостатки нашего восприятия или дисфункции нашего аппарата, а вместо этого указывают на особую силу человеческого восприятия. Основная задача человеческого восприятия — усилить и усилить сенсорные входы, чтобы иметь возможность воспринимать, ориентироваться и действовать очень быстро, конкретно и эффективно. Настоящая статья усиливает эту аргументацию, сильно выдвинутую пионером восприятия Ричардом Л.Грегори (например, Грегори, 2009), обсуждая конкретные визуальные иллюзии и то, как они могут помочь нам понять магию восприятия.

Ключевые слова: оптическая иллюзия, заблуждение, обман, реальность, восприятие, представление, достоверность, истина

О достоверности восприятия

Отношения между реальностью и объектом

Чувственное восприятие часто является наиболее ярким доказательством чего-то фактического. — когда мы что-то воспринимаем, мы интерпретируем это и принимаем как «объективное», «реальное».Совершенно очевидно, что вы можете испытать это с помощью свидетельских показаний очевидцев: если очевидец «видел это невооруженным глазом», судьи, члены жюри и посетители принимают отчеты об этих , воспринимают не только как веские доказательства, но обычно как факт, несмотря на активные и предвзятые процессы на основе восприятия и памяти. В самом деле, кажется, что нет лучшего, не более «доказательства» того, что что-то является фактическим знанием, чем восприятие этого. Предполагаемая связь между восприятием и физической реальностью особенно сильна для зрительного восприятия — на самом деле, мы изучаем ее только тогда, когда условия зрения были неблагоприятными, когда у людей плохое зрение или когда мы знаем, что свидетель находился в состоянии стресса или не обладал когнитивными способностями факультеты.Когда людям нужно еще больше доказательств реальности, чем невооруженным глазом, они интуитивно пытаются прикоснуться к объекту, подлежащему анализу (если это вообще возможно), чтобы исследовать его тактильно. Ощущение чего-либо на ощупь кажется окончательным переживанием восприятия, позволяющим людям говорить о физических доказательствах (Carbon and Jakesch, 2013).

Мы можем анализировать качество нашего перцептивного опыта по стандартным методологическим критериям. Поступая таким образом, мы можем регулярно обнаруживать, что наше восприятие действительно в основном очень надежное и объективное (Грегори и Гомбрих, 1973) — но только если мы будем использовать стандартные определения «объективного» как согласованные между разными наблюдателями.Тем не менее, даже отвечая этим методологическим критериям, мы не можем дать какие-либо доказательства о физической реальности. Кажется, что знания о физических свойствах объектов нельзя получить путем восприятия, поэтому восприятие не является ни «достоверным», ни «действительным» в строгом смысле слова — свойства «вещи в себе» остаются неопределенными в любом эмпирическом смысле. (Кант, 1787/1998). Мы «достоверно» и «объективно» можем воспринимать восход солнца утром и закат вечером; физические отношения определенно отличаются, как мы знаем, по крайней мере, со времен гелиоцентризма, предложенного Николаем Коперником — это также может быть здравым смыслом, что Земля является сфероидом для большинства людей, однако большинство людей не воспринимало Землю сферической и не представляло ее как это; Одна из причин этого заключается в том, что в повседневной жизни иллюзия самолета отлично работает, направляя нас в планировании и выполнении наших действий (Carbon, 2010b).

Ограничения возможности объективного восприятия

Ограничения восприятия еще более значительны: наше восприятие не только ограничено, когда у нас нет доступа к самой вещи, оно очень практически ограничено качеством обработки и общие характеристики нашей системы восприятия. Например, наше акустическое чутье может регистрировать и обрабатывать только очень узкую полосу частот в диапазоне примерно от 16 Гц до 20 кГц в молодом возрасте — эта полоса становится все уже и уже с возрастом.Как правило, инфразвуковые и ультразвуковые диапазоны просто не воспринимаются, несмотря на то, что они необходимы для других видов, таких как слоны и летучие мыши, соответственно. Восприятие окружающей среды и, следовательно, восприятие и представление мира как такового у этих видов разное — какая музыка была бы любимой у слона, какое предпочтение указала бы летучая мышь, если бы ее «честно спросили»? Как звучит и ощущается инфразвуковая акустика? Примечание: инфразвуковые частоты также могут восприниматься людьми; не акустически в строгом смысле слова, а посредством вибраций — тем не менее, получаемые в результате переживания очень разные (ср.Нагель, 1974). Чтобы сделать такую ​​информацию доступной, нам нужны методы преобразования; например, трубка Гейгера-Мюллера для восприятия ионизирующего излучения, поскольку мы не разработали никакой сенсорной системы для обнаружения и ощущения этой полосы чрезвычайно высокочастотного электромагнитного излучения.

Но даже если у нас есть доступ к данной информации из окружающего мира, было бы иллюзией думать об «объективном восприятии» ее — различия в восприятии у разных людей кажутся очевидными: это одна из причин, по которой разные люди имеют разные вкусы, но это еще более экстремально: даже в течение жизни одного человека воспринимаемые качества и количества, которые мы можем обработать, меняются.У пожилых людей, например, роговица часто бывает желтоватой, что приводит к искаженному восприятию цвета, что снижает способность обнаруживать и различать спектры синеватого цвета. Так что даже объективность восприятий в смысле консенсуального опыта вряд ли достижима, даже в пределах одного вида, даже в пределах одного человека — просто подумайте о феноменах моды (Carbon, 2011a), изменениях вкусов (Martindale, 1990) или так называемом цикл предпочтений (Carbon, 2010a)! Понятно, что так называемое объективное восприятие невозможно, это иллюзия.

Иллюзорное конструирование мира

Проблема с идеей достоверного восприятия мира еще больше обостряется при учете дополнительных перцептивных явлений, которые демонстрируют высоко конструктивные качества нашей системы восприятия. Ярким примером такого рода является эффект восприятия, который возникает, когда любая визуальная информация, которую мы хотим обработать, попадает на область сетчатки, где находится так называемое слепое пятно (см. Рисунок).

Демонстрация слепого пятна, области на сетчатке, где визуальная информация не может быть обработана из-за отсутствия фоторецепторов .Демонстрация работает следующим образом: зафиксируйте на расстоянии прибл. Правым глазом 40 см по оси X слева, закрыв левый глаз — теперь слегка двигайте головой по горизонтали слева направо и назад, пока черный диск с правой стороны не исчезнет.

Интересно, что визуальная информация, отображаемая на слепой зоне, не просто сбрасывается — это было бы самым простым решением для зрительного аппарата. Это также не жестко интерполируется, например, путем простого дублирования информации о соседях, но разумно дополняется путем анализа смысла и гештальта контекста.Если мы, например, подвергаемся воздействию пары линий, система восприятия дополнит физически несуществующую информацию о слепом пятне эвристикой наилучшего предположения о том, как линии связаны между собой в каждом случае, в основном давая очень близкое приближение к «Реальность», поскольку она использует наиболее вероятные решения. Наконец, мы получаем четкую визуальную информацию, по-видимому, того же качества, что и та, которая отражает физическое восприятие — в конце концов, «физическое восприятие» и «сконструированное восприятие» имеют одинаковое качество, в том числе потому, что «физическое восприятие» не является ни изображением физической реальности, но также строится нисходящими процессами, основанными на эвристике наилучшего предположения, как своего рода проверка гипотез или решение проблем (Gregory, 1970).

Помимо этого выдающегося примера, который стал общеизвестным до сих пор, существует ряд других явлений, в которых мы можем говорить о полных перцептивных конструкциях внешнего мира без какой-либо прямой связи с физическими реальностями. Очень интригующий пример такого рода будет описан более подробно ниже. Когда мы делаем быстрые движения глаз (так называемые саккады), наша система восприятия подавляется, в результате чего мы функционально слепы во время таких саккад. На самом деле мы не воспринимаем эти слепые моменты жизни, хотя они очень часты и относительно продолжительны как таковые — на самом деле, Rayner et al.по оценкам, типичные фиксации длятся около 200–250 мс, а саккады — около 20–40 мс (Rayner et al., 2001), поэтому около 10% нашего времени, когда мы бодрствуем, подвержены таким эффектам подавления. В соответствии с другими явлениями заполнения недостающие данные дополняются наиболее правдоподобной информацией: для такого процесса нужны гипотезы о том, что происходит в текущей ситуации и как она будет развиваться (Gregory, 1970, 1990). Если гипотезы вводят в заблуждение, потому что лежащая в основе ментальная модель ситуации и ее дальнейший генезис неверны, мы сталкиваемся с существенной проблемой: то, что мы затем воспринимаем (или не воспринимаем), несовместимо с текущей ситуацией, и поэтому будет вводить в заблуждение наши предстоящие действия. .В большинстве крайних случаев это может привести к фатальным решениям: например: если модель не создает конкретный мешающий объект на нашей оси движения, мы можем пропустить информацию, необходимую для изменения нашей текущей траектории, что приведет к столкновению. В таком созвездии мы были бы полностью поражены крахом, так как мы вообще не воспринимали бы целевой объект — речь идет не о том, чтобы пропустить объект, а о том, чтобы полностью упустить его из-за несуществующего следа восприятия.

Несмотря на знание этих характеристик зрительной системы, мы можем сомневаться в таких процессах, поскольку механизмы работают в такой степени в большинстве повседневных жизненных ситуаций, что это создает идеальную иллюзию непрерывного, правильного и сверхдетализированного визуального ввода.Однако мы можем очень легко проиллюстрировать этот механизм, просто наблюдая за движениями наших глаз в зеркале: выполняя быстрые движения глаз, мы не можем наблюдать их, непосредственно рассматривая свое лицо в зеркале — мы можем только воспринимать наши фиксации и медленные движения глаза. Если же мы снимаем ту же сцену на видеокамеру, вся процедура выглядит совершенно иначе: теперь мы также ясно видим быстрые движения; Таким образом, мы можем непосредственно испытать конкретную работу зрительной системы в этом отношении, сравнивая одну и ту же сцену, захваченную двумя по-разному работающими визуальными системами: нашей собственной, очень когнитивно работающей, визуальной системой и жестко снимающей видеосистемой, которая просто захватывает кадр сцены с помощью кадр без дальнейшей обработки, интерпретации и настройки. 1 Мы называем этот момент феномена временной функциональной слепоты «саккадной слепотой» или «подавлением саккад», что еще раз иллюстрирует иллюзорные аспекты человеческого восприятия «подавлением саккад», Bridgeman et al., 1975; «Тактильное подавление», Ziat et al., 2010). Мы можем использовать этот феномен для проверки интересных гипотез о ментальном представлении визуальной среды: если мы изменяем детали визуального отображения во время таких функциональных слепых фаз саккадических движений, люди обычно не осознают таких изменений, даже если это очень важные детали. , е.g., выражение рта, изменяется (Bohrn et al., 2010).

Иллюзии процессов сверху вниз

Грегори предположил, что восприятие показывает качество проверки гипотез и что иллюзии дают нам понять, как эти гипотезы формулируются и на каких данных они основаны (Gregory, 1970). Одно из ключевых предположений для проверки гипотез состоит в том, что восприятие — это конструктивный процесс, зависящий от обработки данных сверху вниз. Такими нисходящими процессами можно руководствоваться на основе знаний, накопленных за годы, но восприятие также может определяться заранее сформированными способностями связывания и интерпретации определенных форм как определенных гештальтов.Сильная зависимость восприятия от обработки данных сверху вниз является важным ключом к обеспечению надежных способностей восприятия в мире, полном двусмысленности и неполноты. Если мы прочитаем текст со старого факсимиле, где некоторые буквы исчезли или побелели за долгие годы, где кофейные пятна закрыли частичную информацию и где процессы распада превратили первоначально белую бумагу в желтоватую рассыпчатую субстанцию, мы могли бы оказаться очень успешно читать фрагменты текста, потому что наша система восприятия интерполирует и (воссоздает) конструирует (см. рисунок).Если мы знаем или понимаем общий смысл целевого текста, мы даже прочитаем некоторые отрывки, которых вообще не существует: мы заполняем пробелы с помощью наших знаний — мы меняем значение в сторону того, что мы ожидаем.

Демонстрация нисходящей обработки при чтении утверждения «Великая иллюзия» в очень сложных условиях (по крайней мере, сложных для автоматического распознавания символов) .

Знаменитый пример, который часто цитируется и демонстрируется в этой сфере, — это так называемая иллюзия человека-крысы, где представлен неоднозначный эскизный рисунок, содержание которого не совсем понятно, но он переключается с изображения человека на изображение крысы — другое популярным примером такого рода является бистабильная картина, в которой интерпретация меняется от старухи к молодой женщине и против.v. (см. рисунок) — большинство людей интерпретируют этот пример как захватывающую иллюзию, демонстрирующую способность людей переключаться с одного значения на другое, но этот пример также демонстрирует еще более интригующий процесс: то, что мы воспринимаем с первого взгляда, в основном определяется через конкретная активация нашей семантической сети. Если нам уже доводилось видеть изображение человека раньше, или если мы думаем о нем или слышали слово «человек», то вероятность того, что наша система восприятия интерпретирует неоднозначный образец изображения человека, значительно возрастает, если предыдущие опыты были больше связаны с крысой, мышью или другим подобным животным, мы, напротив, будем склонны интерпретировать неоднозначную картину больше как крысу.

Иллюзия молодой и старой женщины (также известная как иллюзия «Моя жена и моя свекровь»), уже популярная в Германии в 19 веке, когда ее часто изображали на открытках . Скучно (1930) был первым, кто представил эту иллюзию в научном контексте (изображение справа), назвав ее «новой» иллюзией (конкретно, «новой неоднозначной фигурой»), хотя весьма вероятно, что она была взята из уже представленного изображения XIX век в рекламе A и P Condensed Milk (Lingelbach, 2014).

Итак, мы можем буквально сказать, что воспринимаем то, что знаем — если у нас нет предварительных знаний об определенных вещах, мы можем даже пропустить важные детали в шаблоне, потому что у нас нет прочной связи с чем-то значимым. Интимная обработка между сенсорными входами и нашими семантическими сетями позволяет нам распознавать знакомые объекты за несколько миллисекунд, даже если они демонстрируют сложность человеческих лиц (Locher et al., 1993; Willis and Todorov, 2006; Carbon, 2011b).

Нисходящие процессы являются мощным средством схематизации и упрощения процессов восприятия в смысле сжатия «больших данных» сенсорных входных данных в крошечные пакеты данных с предварительно категоризированными метками на таких схематизированных «значках» (Carbon, 2008) .Однако нисходящие процессы также подвержены характерным ошибкам или иллюзиям из-за их управляемой, основанной на модели природы: когда у нас есть только короткий временной интервал для снимка сложной сцены, сцена (если у нас есть ассоциации с общий смысл исследуемой сцены вообще) настолько упрощен, что отдельные детали теряются в пользу обработки и интерпретации общего смысла всей сцены.

Бидерман (1981) впечатляюще продемонстрировал это, продемонстрировав участникам эскизный рисунок типичной уличной сцены, где типичные объекты размещены в прототипной обстановке, за исключением того, что видимый гидрант на переднем плане не был расположен на тротуаре. , кроме . машина но непривычно прямо на машину.Когда люди находились в такой сцене всего лишь на 150 мс, после чего следовала зашифрованная обратная маска, они «перестраивали» настройку нисходящими процессами, основываясь на своих знаниях о гидрантах и ​​их типичных положениях на тротуарах. В этом конкретном случае люди действительно были обмануты, потому что они сообщают о сцене, которая соответствовала их знаниям, но не оценке представленной сцены — но для повседневных действий это кажется несложным. Хотя вы действительно можете потерять связь с детализированной структурой конкретной сущности, если сильно полагаетесь на нисходящие процессы, в большинстве случаев такая попытка работает блестяще, поскольку это наилучшая оценка или приближение — она ​​особенно хорошо работает, когда у нас заканчиваются ресурсы, e.g., когда мы находимся в определенном режиме ограниченного времени и / или вы вовлечены в ряд других когнитивных процессов. Собственно, такой режим — стандартный в повседневной жизни. Однако, даже если бы у нас было время и не нужно было выполнять другие процессы, мы не смогли бы адекватно обрабатывать большие данные сенсорного ввода.

Вся идея этой нисходящей обработки со схематизированным восприятием проистекает из новаторской серии экспериментов Ф. К. Бартлетта в различных областях (Bartlett, 1932).Бартлетт уже показал, что мы не читаем полную информацию с визуального отображения или повествования, но полагаемся на схемы, отражающие сущность вещей, историй и ситуаций, которые сильно формируются предварительным знанием и его конкретной активацией (см. отражение метода Бартлетта Carbon and Albrecht, 2012).

Восприятие как великая иллюзия

Реконструкция психологической реальности человека

Очевидно, существует огромный разрыв между большими данными, предоставляемыми внешним миром, и нашей строго ограниченной способностью их обрабатывать.Разрыв еще больше увеличивается, если учесть, что мы не только должны обрабатывать данные, но и в конечном итоге должны четко понимать суть данной ситуации. Цель состоит в том, чтобы принять одно (и только одно) решение, основанное на однозначной интерпретации данной ситуации, чтобы выполнить соответствующее действие. Этот очень телеологический способ обработки требует подавляющих способностей для конкурирующих интерпретаций, чтобы строго отдавать предпочтение одной-единственной интерпретации, которая позволяет быстро действовать без споров об альтернативах.Чтобы реализовать такую ​​ясную интерпретацию ситуации, нам нужна ментальная модель внешнего мира, которая очень ясна и не содержит двусмысленностей и неопределенностей. В идеале такая модель представляет собой своего рода карикатуру на физическую реальность: если есть объект, который нужно быстро обнаружить, контраст, например, между фигурой и фоном должен быть усилен. Если нам нужно определить границы объекта в неблагоприятных условиях просмотра, полезно, например, усилить переходы от одной границы к другой.Если мы хотим легко диагностировать спелость плода, желаемого для употребления в пищу, наиболее полезно, когда насыщенность цвета усиливается для знакомых видов фруктов. Наша система восприятия обладает именно такими способностями к усилению, усилению и усилению — результатом является создание схематических, прототипных, схематичных восприятий и представлений. Любая метафора восприятия как своего рода инструмента для создания фотографий полностью вводит в заблуждение, потому что восприятие — это гораздо больше, чем чертеж: это когнитивный процесс, направленный на реконструкцию любой сцены в ее основе.

Все эти «интеллектуальные процессы восприятия» легче всего продемонстрировать с помощью иллюзий восприятия: например, когда мы смотрим на внутреннюю горизонтальную полосу рисунка, мы наблюдаем непрерывный переход от светлого к темно-серому и слева направо, хотя там не является физическим изменением значения серого — фактически для создания этой области используется только одно значение серого. Иллюзия вызвана распределением периферийных значений серого, которое действительно показывает непрерывный сдвиг уровней серого, хотя и в обратном направлении.Явление одновременного контраста помогает нам сделать контраст более четким; помогает нам легче, быстрее и надежнее определять отношения между фигурой и фоном.

Демонстрация одновременного контраста, оптическая иллюзия, уже описанная как явление 200 лет назад Йоханом Вольфгангом фон Гете и представленная в высоком качестве и с интенсивным эффектом МакКуртом (1982): внутренняя горизонтальная полоса физически заполнены одним и тем же оттенком серого на всем протяжении, тем не менее, периферия с ее непрерывным изменением оттенка серого от более темного к более светлому слева направо вызывает появление восприятие обратного непрерывного изменения значений серого .Первым, кто продемонстрировал эффект в ступенях градаций серого, был, вероятно, Эвальд Геринг (см. Hering, 1907; стр. I. Teil, XII. Kap. Tafel II), который также предложил теорию обработки цвета оппонента.

Подобный принцип усиления заданных физических отношений системой восприятия теперь известен как полосы Шеврёля-Маха (см. Рисунок), независимо введенный химиком Мишелем Эженом Шеврёлем (см. Шеврёль, 1839 г.) и физиком и философом Эрнстом Вальдфридом Йозефом Венцелем. Мах (Мах, 1865).В процессе бокового торможения изменения яркости от одного столбца к другому преувеличены, особенно по краям столбцов. Это помогает различать разные области и запускать обнаружение края полос.

Ленты Шеврёля-Маха. Демонстрация преувеличения контраста за счет бокового подавления: хотя каждая полоса заполнена одним сплошным серым уровнем, мы воспринимаем узкие полосы по краям с повышенным контрастом, который не отражает физическую реальность сплошных серых полос.

Конструирование психологической реальности человека

Эта реконструктивная способность впечатляет и помогает нам избавиться от двусмысленных или неопределенных представлений. Однако сила восприятия становится еще более интригующей, когда мы смотрим на связанный с ней феномен. Когда мы анализируем иллюзии восприятия, в которых сущности или отношения не только усиливаются в своей узнаваемости, но даже полностью конструируются без физического соответствия, то мы вполне справедливо можем говорить об «активном построении» человеческой психологической реальности.Ярким примером является треугольник Канижа (рисунок), где мы ясно воспринимаем иллюзорные контуры и связанные с ними гештальты — на самом деле ни один из них не существует вообще в физическом смысле. Иллюзия настолько сильна, что нам кажется, что мы способны охватить даже всю конфигурацию.

Демонстрация иллюзорных контуров, создающих ясное восприятие гештальтов . Так называемый треугольник Канижа, названный в честь Гаэтано Канижа (см. Канижа, 1955), очень известный пример давней традиции таких фигур, отображаемых на протяжении веков в архитектуре, моде и орнаменте.Мы не только воспринимаем два треугольника, но даже интерпретируем всю конфигурацию как одну с четкой глубиной, с сплошным белым «треугольником» на переднем плане другого «треугольника», который стоит снизу вверх.

Обнаружение и распознавание таких гештальтов для нас очень важно. К счастью, мы не только вооружены когнитивным механизмом, помогающим нам воспринимать такие гештальты, но и чувствуем вознаграждение, когда распознаем их как гештальты, несмотря на неопределенные паттерны (Muth et al., 2013): в момент прозрения для гештальтов. теперь уже определенный паттерн приобретает симпатию (так называемый «Aesthetic-Aha-эффект», Muth and Carbon, 2013).Процесс обнаружения и распознавания добавляет аффективной ценности к паттерну, что приводит к активации еще большей когнитивной энергии для работы с ним, поскольку теперь это что-то значит для нас.

Выводы

Восприятие иллюзий можно увидеть, интерпретировать и использовать в двух очень разных аспектах: с одной стороны, и это общее свойство иллюзий, они используются для развлечения людей. Они являются частью нашей повседневной культуры, они могут убить время. С другой стороны, они часто являются отправной точкой для создания идей.А идеи, особенно если они основаны на личном опыте в процессе активной разработки, являются идеальными предпосылками для улучшения понимания, а также для улучшения и оптимизации ментальных моделей (Carbon, 2010b). Мы даже можем комбинировать оба аспекта, чтобы создать привлекательный учебный контекст: привлекая внимание людей с помощью возбуждающих и игривых иллюзий, мы вызываем влечение к явлениям, лежащим в основе этих иллюзий. Если люди действительно заинтересуются, они также потратят достаточно времени и когнитивной энергии, чтобы разрешить иллюзию или получить представление о том, как она работает.Если они достигнут более высокого состояния инсайта, они выиграют от понимания того, какой механизм восприятия лежит в основе явления.

Мы, конечно, можем интерпретировать перцептивные иллюзии как неисправности, указывающие на типичные пределы нашей перцептивной или когнитивной системы — это, вероятно, стандартная точка зрения на всю область иллюзий. С этой точки зрения наши системы подвержены ошибкам, работают медленно, работают со сбоями и несовершенны. Однако мы также можем интерпретировать иллюзорные восприятия как знак наших невероятных, очень сложных и эффективных способностей преобразовывать сенсорные входные данные в понимание и очень быстро интерпретировать текущую ситуацию, чтобы своевременно генерировать адекватные и целенаправленные действия. (см. Грегори, 2009 г.) — эта точка зрения еще не является стандартной, которую можно найти в учебниках для начинающих, в типичных описаниях или ненаучных статьях об иллюзиях.Принимая во внимание то, насколько идеально мы действуем в большинстве повседневных ситуаций, мы можем довольно легко и интуитивно ощутить высокий «интеллект» системы восприятия. У нас может не быть самой совершенной системы, когда мы стремимся воспроизвести самые детали сцены, но мы можем оценить основной смысл сложной сцены.

Типичные процессы восприятия работают настолько блестяще, что мы в большинстве случаев можем действовать надлежащим образом, и, что очень важно для биологической системы, мы можем очень быстро реагировать на сенсорные сигналы — это должно быть оспорено любой технической, созданной человеком системой, и всегда будет самым важным ориентиром для искусственных систем восприятия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *