Сиблинги это в психологии: сибсы-сиблинги / Статьи / Newslab.Ru

Автор: | 20.04.2020

Содержание

Сиблинги | Детская психология

Понятие «сиблинги» приобретает все большую популярность, означает это слово родных братьев и сестер, потомков одних и тех же родителей, детей одной семьи, но не близнецы. Так же термин употребляется и для потомков животных. В психологической литературе порой встречается сокращенное название сиблингов – «сибсы».

Тема для статьи была выбрана не случайно. Всем нам известно, что психическое развитие ребенка так же зависит и от того, есть ли у него сиблинги, братья и сестры. В психоанализе полагалось, что появление сиблинга является одним из самых драматичных событий в жизни ребенка, им был введен специальный термин «развенчивание» для обозначения ситуации, при которой старший сиблинг перестает быть центром внимания семьи.

И как часто можно встретить братьев и сестер, которые не ладят между собой, зачастую причиной этому является ревность по отношению к родителям. Пока в вашей семье один ребенок, проблемы только  с ним. Как рождается второй, трудности умножаются на двое, да плюс еще можно ожидать и проблемы во взаимоотношениях между ними.

Попробуем разобрать возможные варианты развития событий, как избежать конфликтов и конкуренцию между сиблингами.

Возрастной барьер

Многие родители предполагают, чем меньше разница в возрасте между сиблингами, тем дружнее они будут. Оптимальная разница – 3-4 года. Во-первых, в это время должно восстановиться женское здоровье после родов. Во-вторых, как раз в это время происходит известный нам «кризис трех лет», когда ребенок уже начинает отделять себя от матери, становится самостоятельным.

Пол ребенка

В большинстве случаев, как в теории, так и в практике, подтверждается, что наиболее конфликтные отношения  у сиблингов одного пола.

Любимчики

Зачастую можно встретить в семье детей, которым приписаны роли любимчиков или изгоев. Ужасно! В этом случае страдает не только «отвергнутый» ребеночек, который постоянно обижен, ограничен, но и «любимец», который всю свою жизнь доказывать, что он достоин любви и признания. Каждый такой сиблинг не подготовлен к реальной самостоятельной жизни.

Личное пространство

Для того, чтобы воспитывать в ребенке индивидуальность, необходимо, чтобы  у него были личные вещи. А если братья и сестры постоянно берут эти вещи, чувства, которые переживают дети в этот момент подобны эмоциям, когда переживаешь ограбление или даже насилие.

Родительское внимание

Выделите специальное время для общения  с каждым ребенком. Каждый ребенок, особенно старший, должен знать, что у него есть особое время общения  с родителем, когда никто не будет им мешать.

Разница между детьми

Учитывайте разницу между детьми. Возможно, вы дали одинаковое количество блинчиков на завтрак, но у каждого ребенка может быть и разный аппетит, учитывайте это в подобных ситуациях.

Арбитр в стычках

Постарайтесь не встревать с разборки между детьми, дайте им возможность самим найти выход. Но, если уж вас втянули, дайте каждому ребенку высказать свою жалобу,  а после постарайтесь вместе  с детьми найти как можно больше способов решения конфликта.

Положительные стороны

Давайте детям общие задания, которые лучше выполняются в содружестве. Граздо лучше, если у каждого ребенка будет свое хобби, делайте все для этого.

Существует такой феномен, как сиблинговая позиция – cтратегия поведения индивида по отношению к его братьям или сестрам. Выделяются следующие формальные позиции: старший ребенок, младший ребенок, средний ребенок, единственный ребенок. Каждой позиции присущ типичный стиль взаимодействия и функционирования индивида, который предписывает ему конкретные действия и выступает основой ожиданий.

ЕДИНСТВЕННЫЙ РЕБЕНОК в семье обычно в центре внимания родителей, ему уделяют много времени и сил, его успехи не остаются незамеченными, он не обделен родительской лаской и заботой и уж никак не может быть отнесен в категорию «заброшенных». К сильным сторонам развития единственного ребенка, как правило, относится высокий уровень интеллектуального развития, а к слабым — отсутствие опыта взаимодействия со сверстниками в близком семейном контексте, опыта общения равных, опыта сотрудничества, определенная степень эмоционально-личностного эгоцентризма. При создании собственной семьи взрослый, занимавший в родительской семье позицию единственного ребенка, сталкивается с совершенно новой для него задачей формирования равных, кооперативных отношений; ему свойственны стремление к лидерству, желание быть в центре внимания семьи.

СТАРШИЙ РЕБЕНОК в семье раньше или позже, в связи с появлением младших детей, сталкивается с необходимостью брать на себя ответственность за выполнение тех или иных обязанностей по хозяйству. Такая позиция позднее, в его собственной семье, приводит к стремлению брать на себя роль опекуна. Однако пережитая в детстве при рождении следующего сиблинга драма ревности, столкновение с ситуацией утраты своей уникальности как единственного объекта любви родителей, необходимость поделиться ею еще с кем-то часто приводят к рождению невротической любви, стремлению «возместить» недостаток любви и обожания за счет супруга, что приводит к принятию роли опекаемого, кумира или, при определенных условиях, роли «жертвы».

МЛАДШИЙ РЕБЕНОК в семье — предмет всеобщей заботы. Он избалован вниманием и любовью, что роднит его позицию в семье с позицией единственного ребенка, с той лишь разницей, что родители, более опытные и искушенные в проблемах воспитания, совершают меньше ошибок, но вместе с тем предъявляют меньше ожиданий и требований к ребенку, не настаивают на высоких достижениях. У младшего ребенка отсутствует ревность к сиблингам, есть ощущение защищенности, однако возможности реализации его лидерства ограниченны, а уровень притязаний и настойчивости в достижении целей далеко не всегда высокий. Взрослый, занимавший сиблинговую позицию младшего, будет склонен в силу преимуществ этой позиции занять ее и в супружеских отношениях, что приведет к принятию роли «опекаемого», «любимчика».

СРЕДНИЙ РЕБЕНОК

в семье — наиболее сложная позиция. С одной стороны, складываются все «минусы» позиций старшего и младшего ребенка, а с другой — нивелируются «плюсы» и преимущества обеих позиций.

В случае незначительной разницы в возрасте сиблингов ролевые позиции могут претерпевать инверсию. Если, например, младший из братьев здоровее, лучше развит физически, он может занять позицию лидера и опекуна, тем самым лишая старшего всех, преимуществ его позиции. Особый характер близнецовой позиции, связанный, в частности, со становлением личностной идентичности, вносит свои коррективы в решение вопроса о принятии межличностных ролей в семье.

Детство – удивительная пора, в которую приятно возвращается в своей памяти, когда ты уже взрослый. И нам нужно сделать все возможное, что бы история про Каина и Авеля повторялась в жизни как можно реже!

СИБЛИНГИ

ПРОГРАММА ЗАНЯТИЙ С БРАТЬЯМИ И СЕСТРАМИ ОСОБЫХ ДЕТЕЙ

История появления программы

Впервые о подобной программе специалисты «Звездного дождя» узнали в 2015 году на стажировке в лагере «Восходящего солнца» в Альбукерке, Нью-Мексико, США. 

Эпизодическое наблюдения работы в лагере в США, изучение англоязычной литературы, собственные знания психологии и возрастной педагогики – все это стало основой для работы с братьями и сестрами наших особых подопечных.

Актуальность программы

Как правило, специалисты сосредотачиваются лишь на родителях, когда говорят о помощи семьям, в которой растет особый ребенок, не уделяя должного внимания его братьям и сестрам. При этом братья и сестры детей с особенностями развития испытывают широкий ряд трудностей: чувство вины, чувство обиды, ревность, чувство стыда, внешнюю и внутреннюю агрессию, испытывают не всегда посильное чувство ответственности, насмешки и непонимание со стороны сверстников и т.д.

Мы уверены, что изменить внутрисемейный климат в семье особых детей можно будет только тогда, когда в понятие «семья» будут включены не только родители ребенка с особенностями развития, но и его братья и сестры

Содержание программы

Работа идет в двух форматах.

Занятия в программах зимнего и летнего отдыха без родителей, которые мы реализуем, а также занятия в Центре в течение учебного года. Каждый из этих форматов имеет свои особенности и тонкости.

Занятия в Центре  направлены на оказание психолого- педагогической поддержки, которая  способствует принятию диагноза особого брата или сестры, а также ребятам даются практические инструменты того, как справляться со своими эмоциями и переживаниями. Но это не все. 

«У ребят в течение года есть возможность придумывать собственные проекты, связанные с деятельностью «Звездного дождя», и воплощать их в жизнь. Идей — очень много. Далеко не все из них берутся в разработку, некоторые проекты так и остаются на стадии обсуждения. Какие-то, в силу разных обстоятельств, застревают на пол пути, но это — наш совместный ос ребятами опыт, который мы переживаем и принимаем для себя», — отмечает специалист по работе с сиблингами Павел Лихобабенко.

Один из проектов, который ребята реализовали в 2019-2020 учебном году в полном объеме — это «ПОЧТА» . В нее выключились все! Сотрудники, особые ребят и нормотипичные. Почта — это возможность отправлять и получать послания, письма, наклейки, сюрпризы, открытки, вкусняшки и многое другое.

Ребята радовались каждому письму, ждали их и гордились ими!

«За время реализации проектов, да и вообще за все время нашего общения, ведь иногда мы можем просто пить чай с мармеладками, мы с ребятами неоднократно обсуждали и разбирали практики с доказанной эффективностью, которыми мы руководствовались в нашей работе, говорили о людях с особенностями и отношению к ним в нашем обществе. Ребята делились своим собственным опытом. Также ребята научились самостоятельно составлять социальные истории, что конечно же стало для них полезным инструментом», — добавляет Павел.

Результатом общения, понимания и принятия людей с особенностями у ребят стал совместно созданный мультфильм. История о лягушонке Ажажабе и его братике Синей Лапке. Сценарий, рисунки, монтаж и озвучку, ребята полностью сделали сами. Данный мультфильм вы можете посмотреть по ссылке ниже.

В программах отдыха без родителей все проходит очень интенсивно. Ведь там всего пять-шесть дней! Или же целых пять-шесть дней. Важный момент, что норматипичные ребята в программах отдыха «Звездного дождя» — не помощники! Они приезжают отдохнуть. Ситуация такова, что в наших программах они в меньшинстве. И мы хотим поменять их позицию с помощника на партнера своему особому брату или сестре. Ребята получают не только знания о практиках с доказанной эффективностью, они могут задать наставнику вопросы о поведении, о  диагнозе своего брата или сестры, узнать, как быть эффективным во взаимодействии с ним.

Как воспитывать сиблингов, чтобы свести конфликты к минимуму

Психология

Как воспитывать сиблингов, чтобы свести конфликты к минимуму

31 января 2020 2 255 просмотров


Лиана Хазиахметова

Сиблингами называют родных братьев и сестер. Как правило, они много конфликтуют между собой. Из книг о воспитании выбрали принципы, которые помогут сохранить мир в семье.

Позвольте детям договориться самим

Дети могут сами определить, какие домашние обязанности они возьмут на себя. Очертите круг задач. Например, повседневные дела на кухне. Помогите им договориться, кто что будет делать и в какое время. (Старшая сестра готовит ужин, а младшая моет посуду. Через неделю они меняются.) Хорошо также иметь план оценки эффективности решений. Например, можно договориться пробовать по одному решению в месяц, затем обсуждать, насколько оно было успешным, и при необходимости вносить изменения. Таким образом дети понимают, что в ходе выполнения решения его можно уточнять.

Уделяйте время всем детям

Если у вас несколько детей, то важно уделять каждому из них равное количество времени. Запланируйте конкретное время, которое вы проведете наедине с каждым ребенком, и пусть ваши разговоры происходят регулярно, так чтобы дети были уверены, что это произойдет.


Общение тет-а-тет сближает. Источник

Родители должны понимать, что присутствие других взрослых или старших родственников (особенно бабушек и дедушек) может влиять на способность сопереживать и выслушивать своих детей. Например, вам будет трудно принять чувства ваших детей, если вы будете слышать (высказанное или невысказанное) мнение своей матери, что «все дети нуждаются в хорошей порке».

Ролевые игры

Малыши часто прибегают к фантазиям, чтобы помочь друг другу (неосознанно) проработать запутанные проблемы и справиться с переживаниями из повседневной жизни. Это способствует их эмоциональному развитию, помогая, подобно взрослым, которые для этих целей используют визуализацию или гипноз, получить доступ к скрытым чувствам. Например, если в вашей семье ожидается прибавление, предложите ребенку сыграть в такую игру. Вы (или другой ребенок) будет новорожденным, а ваш сын или дочь старшим братом/сестрой или родителем. Так вы поможете изучить широкий спектр чувств к новорожденному — от враждебности до нежности. В роли родителей они получают возможность играть, учить, ругать и кормить младенца.

Так, одна маленькая девочка, играя «в семью», повернулась к подруге и сказала: «Нам не нужно все время спать, как маме и папе. Мы не так сильно устали, как они». Немного позже ее подруга спросила: «Что говорит твоя мама, когда закрывает дверь?» Девочка ответила: «Она говорит: „Не заходи сюда“». Не понимая, почему мать ее исключает, она добавила: «Она не хочет, чтобы я была рядом. Она меня не любит». Внимательно наблюдая за игрой (между сестрами/братьями в том числе), вы сможете уловить настроение ребенка и то, какие чувства он испытывает от семейной обстановки.

Как вести себя во время конфликтов

Многие родители вмешиваются преждевременно, а затем усугубляют ситуацию: принимают сторону одного ребенка против другого, несправедливо осуждают обоих или настойчиво пытаются выяснить, кто виноват. При этом они обрывают процесс, в ходе которого дети учатся договариваться и отстаивать свои решения.

Тем не менее нельзя согласиться и с общим советом «позволить им разобраться самим». Во-первых, ребенок, который чувствует, что имеет законные основания для недовольства, может подумать: вы не вмешиваетесь, так как происходящее вам безразлично и вы равнодушны к его жалобе. Во-вторых, политикой невмешательства вы оставляете более слабого ребенка на милость более сильного или умного — и может создаться впечатление, что вы согласны с любым результатом, справедливым или нет.


Источник

Дайте ясно понять, что вам не все равно и вы сочувствуете детям. Выясните, что происходит. Если после этого сочтете, что дети должны найти собственное решение, не забудьте поинтересоваться, к чему они в итоге придут. Этот процесс позволяет всем участникам многому научиться. После поговорите с ними, чтобы помочь усовершенствовать навыки разрешения конфликтов, поразмышлять на тему справедливости и подумать, как они могли бы поступить в следующий раз. Но будьте осторожны: как указывает один детский психолог, «родительское вмешательство не гарантирует справедливости — оно лишь вводит в конфликт еще одного, более сильного участника, чье решение окончательно независимо от фактов».

Даже когда между детьми нет ссор и разногласий, старшие иногда пытаются принимать решения за младших братьев и сестер, указывать им, как поступать. Воспитание в таком духе дается детям (как и многим взрослым) очень легко — нужно учиться как раз воспитанию независимости. Чтобы дать такую поддержку малышам, нужно защитить их от тех, кто пытается контролировать без необходимости.

Мы можем даже использовать переключение перспективы как инструмент для разрешения конфликтов между братьями и сестрами. После ссоры можно сказать: «Хорошо. Расскажи, что случилось, но представь, что ты — это твой брат, и опиши, как все выглядело для него».

Конфликты между братьями и сестрами — не редкость. Задача родителей — научиться их разрешать, чтобы в семье царили мир и любовь.

По материалам книг «Эмоциональный интеллект ребенка», «Воспитание сердцем»

Обложка поста: unsplash.com

Ценностные ориентации в контексте удовлетворенности отношениями с сиблингом

ЛИТЕРАТУРА

Адлер, А. (1997) Наука жить. Киев: Port-Royal, 287 с.

Алмазова, О. В. (2013) Типология взаимоотношений взрослых сиблингов. Вестник Московского университета. Серия 14: Психология, № 2, с. 134–146.

Андреева, Т. В. (2004) Семейная психология. СПб.: Речь, 244 с.

Гуриева, С. Д. (ред.). (2019) Социальная психология общения: теория и практика. 2-е изд. М.: ИНФРА-М, 389 с. DOI: 10.12737/monography_5c23288728a5b4.76219099

Иванова, Н. В. (2002) Формирование социального пространства отношений ребенка в дошкольном образовательном учреждении. Череповец: ЧГУ, 150 с.

Казанцева, Т. В. (2011) Социально-психологические детерминанты межличностных привязанностей. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. СПб., СПбГУ, 205 с.

Кон, И. С. (1980) Дружба. Этико-психологический очерк. М.: Политиздат, 255 с.

Круглова, Е. В. (2009) Стиль привязанности и отношения с романтическим партнером у сиблингов. Вестник Костромского государственного университета. Серия: Педагогика. Психология. Социокинетика, т. 15, № 3, с. 127–131.

Куницына, В. Н. (2010) Методы изучения семейных ценностей и взаимодействия внутри семьи. В кн.: В. Н. Куницына (ред.). Семья в современном мире. СПб.: Изд-во Санкт-Петерб. ун-та, с. 42–53.

Леман, К. (2007) Порядок рождения. Киев: Брайт Букс, 448 с.

Лукьянченко, Н. В., Аликин, И. А. (2005) Системная семейная психотерапия М. Боуена. Красноярск: РИО СиБУП, 95 с.

Мясищев, В. Н. (1995) Психология отношений. М.; Воронеж: Институт практической психологии; МОДЭК, 356 с.

Обозов, Н. Н. (1979) Межличностные отношения. Л.: Изд-во ЛГУ, 321 с.

Остроухова, А. И. (ред.). (2015) Семейное устройство детей-сиблингов. Методическое пособие по повышению профессиональной компетенции специалистов системы семейного устройства детей-сирот, служб сопровождения семей и детей. Ставрополь: Литера, 72 с.

Райгородский, Д. Я. (2002) Психология семьи. Самара: БАХРАХ-М, 752 с.

Шнейдер, Л. Б. (2000) Психология семейных отношений. Курс лекций. М.: Апрель-Пресс; ЭКСМО-Пресс, 512 с.

Якимова, Т. В. (2011) Особенности общения сиблингов в условиях детского дома. Культурно-историческая психология, № 4, с. 23–28.

Boer, F., Dunn, J. (eds.). (1992) Children’s sibling relationships: Developmental and clinical issues. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, Inc., 165 p.

Narchal, R., Shukla, J. D. (1986) Family size and its effect on personality and adjustment. Journal of Psychological Researches, vol. 30, no. 3, pp. 156–160.

REFERENCES

Adler, A. (1997) Nauka zhit’ [The science of living]. Kiev: Port-Royal Publ., 287 p. (In Russian)

Almazova, O. V. (2013) Tipologiya vzaimootnoshenij vzroslykh siblingov [The typology of relationships among adult siblings]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 14: Psihologiya — Moscow University Psychology Bulletin, no. 2, pp. 134–146. (In Russian)

Andreeva, T. V. (2004) Semejnaya psikhologiya [Family psychology]. Saint Petersburg: Rech’ Publ., 244 p. (In Russian)

Boer, F., Dunn, J. (eds.). (1992) Children’s sibling relationships: Developmental and clinical issues. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, Inc., 165 p. (In English)

Gurieva, S. D. (ed.) (2019) Sotsial’naya psikhologiya obshcheniya: teoriya i praktika [Social psychology of communication: Theory and practice]. 2nd ed. Moscow: INFA-M Publ., 389 p. DOI: 10.12737/monography_5c23288728a 5b4.76219099 (In Russian)

Ivanova, N. V. (2002) Formirovanie sotsial’nogo prostranstva otnoshenij rebenka v doshkol’nom obrazovatel’nom uchrezhdenii [Formation of the social space of the child’s relations in a preschool educational institution]. Cherepovets: Cherepovets State University Publ. , 150 p. (In Russian)

Kazantseva, T. V. (2011) Sotsial’no-psikhologicheskiye determinanty mezhlichnostnoy privyazannosti [Social and psychological determinants of interpersonal attachments.]. PhD dissertation (Psychology). Saint Petersburg, Saint Petersburg State University, 205 p. (In Russian)

Kon, I. S. (1980) Druzhba. Etiko-psikhologicheskij ocherk [Frendships. Ethical and psychological essay]. Moscow: Politizdat Publ., 255 p. (In Russian)

Kruglova, E. V. (2009) Stil’ privyazannosti i otnosheniya s romanticheskim partnerom u siblingov [The style of attachments and relationship with a romantic partner in siblings]. Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Pedagogika. Psikhologiya. Sotsiokinetika — Vestnik of Kostroma State University. Series: Pedagogy. Psychology. Sociokinetics, vol. 15, no. 3, pp. 127–131. (In Russian)

Kunitsyna, V. N. (2010) Metody izucheniya semeynykh tsennostey i vzaimodeystviya vnutri sem’i [Methods of studying family values and interaction within the family]. In: V. N. Kunitsyna (ed.). Sem’ya v sovremennom mire [Family in the modern world]. Saint Petersburg: Saint Petersburg State University Publ., pp. 42–53. (In Russian)

Leman, K. (2007) Poryadok rozhdeniya [The order of birth]. Kiev: Brajt Buks Publ., 448 p. (In Russian)

Luk’yanchenko, N. V., Alikin, I. A. (2005) Sistemnaya semejnaya psikhoterapiya M. Bouena [The system family psychotherapy by M. Bowen]. Krasnoyarsk: Siberian Institute of Business, Management and Psychology Publ., 95 p. (In Russian)

Myasishchev, V. N. (1995) Psikhologiya otnoshenij [Psychology of relationships]. Moscow; Voronezh: Institut prakticheskoj psikhologii Publ.; MODEK Publ., 356 p. (In Russian)

Narchal, R., Shukla, J. D. (1986) Family size and its effect on personality and adjustment. Journal of Psychological Researches, vol. 30, no. 3, pp. 156–160. (In English)

Obozov, N. N. (1979) Mezhlichnostnye otnosheniya [Interpersnal relationships]. Leningrad: Leningrad State University Publ., 321 p. (In Russian)

Ostroukhova, A. I. (ed.). (2015) Semejnoe ustrojstvo detej-siblingov. Metodicheskoe posobie po povysheniyu professional’noj kompetentsii spetsialistov sistemy semejnogo ustrojstva detej-sirot, sluzhb soprovozhdeniya semej i detej [Family arrangement of sibling children. A toolkit for enhancing the professional competence of specialists in the family housing system of orphans, support services for families and children]. Stavropol: Litera Publ., 72 p. (In Russian)

Rajgorodskij, D. Ya. (2002) Psikhologiya sem’i [Psychology of family]. Samara: Bakhrakh-M Publ., 752 p. (In Russian)

Shnejder, L. B. (2000) Psikhologiya semejnykh otnoshenij [Psychology of family relationships]. Moscow: Aprel’-Press Publ.; EKSMO-Press Publ., 512 p. (In Russian)

Yakimova, T. V. (2011) Osobennosti obshcheniya siblingov v usloviyakh detskogo doma [Features of sibling’s communication in the conditions of an orphanage]. Kul’turno-istoricheskaya psikhologiya — Cultural-Historical Psychology, no. 4, pp. 23–28. (In Russian)

Неустойчивый инопланетянин и столб: кто такие сиблинги

Фото с сайта jcfs.or

Когда тяжело заболевает ребенок, внимание и любовь всей семьи обращаются к нему, но здоровые дети нуждаются в них не меньше. Детские онкологические заболевания неплохо поддаются лечению, но такое заболевание – серьезное испытание не только для самого пациента, но и для всей семьи. Исследователи выяснили, что здоровые братья и сестры (сиблинги) детей с онкологическими заболеваниями имеют похожие социальные и психологические проблемы.

Психолог Марина Гусева много лет занимается реабилитацией детей с онкологическими заболеваниями и работает с семьями, в которых растут такие дети. В ее исследованиях принимали участие дети с онкологическими заболеваниями с разными сроками ремиссии и их сиблинги.

Исследователи выяснили, что здоровые сиблинги обладают рядом общих черт. Им свойственно: снижение самооценки, неуверенность в себе, пассивная жизненная позиция с часто выраженным саморазрушительным поведением, повышенный самоконтроль, ранняя «взрослость», связанная с необходимостью выжить без чьей-либо помощи, выраженная агрессия, способствующая выживанию в сложных условиях.

Преобладающими чувствами сиблингов являются гнев, обида, страх смерти, страх одиночества, грусть вплоть до субдепрессивных состояний.

Психолог Марина Гусева

«За время работы нашей организации (АНО “Дети”) нам удалось доказать, что сиблинги являются психологически более уязвимой группой по сравнению с их больными братьями и сестрами, и включить их в программы реабилитации для детей с онкологическими заболеваниями на этапе диспансерного наблюдения: реабилитационный лагерь, городской семейный клуб.

Лагерная реабилитационная программа (с 2006 г.) является многолетним проектом АНО “Дети”. Важным представляется то, что сиблинги включались в эти программы с момента постановки диагноза брату/сестре, и у нас есть такой опыт», – говорит Марина Гусева.

Когда ребенок болен

Кризисная ситуация, связанная с длительной и тяжелой болезнью одного из членов семьи, не только мешает нормальному функционированию семьи, но и меняет структуру семейной системы. Даже в крепких, дружных семьях появление связки «больной ребенок – ухаживающий родитель» вносит дисбаланс. Но чтобы лечение было успешным, такая связка должна быть крепкой. Как в этой ситуации сохранить крепкие связи с остальными членами семьи?

Такая вынужденная перестройка расшатывает всю систему. Ухаживающего родителя часто не хватает на другие функции, мама, занятая лечением, уделяет меньше внимания другим детям. Хорошо если материнские функции подхватит папа, но это, к сожалению, в российских семьях случается нечасто, чаще папа сам страдает от дефицита внимания супруги и избытка проблем.

Но папа – взрослый и способен выдержать груз ситуации, а вот ребенка, который внезапно оказался «на обочине» семьи, она может сломать. Чувствовать себя нелюбимым, не нужным, а именно так воспринимает себя здоровый сиблинг в этой ситуации – очень тяжело.

Не имея возможности разделить с кем-то свои переживания, ребенок может пытаться привлечь к себе внимание разными способами вплоть до девиантного поведения, но каждый раз слышит: «Подожди! Сейчас не до тебя!»

«Меня больше не любят», «Я – плохой», – так ощущают эту ситуацию дети. При перегруппировке семейных сил и ресурсов здоровый сиблинг оказывается в положении аутсайдера, родителей на него просто не хватает.

Леплю себя из пластилина

В летних реабилитационных лагерях, где дети с онкологическими заболеваниями отдыхают вместе со своими братьями и сестрами (ежегодно АНО «Дети» проводит 2 лагерные смены, зимнюю 10-дневную и летнюю 21-дневную), психолог применял для работы с ними диагностические проективные методики – рисование, лепку из пластилина, игровые тесты.

Во время выполнения одного из заданий психолог просил детей представить и нарисовать себя розовым кустом и рассказать, что это за растение. Этот тест говорит о восприятии ребенком самого себя и окружения. Андрей, сестра которого умерла от онкологического заболевания, рассказал, что его куст роз растет в загазованном городе, в котором нет кислорода, много заводов, а люди – мутанты. Поэтому куст без листьев, а розы на нем маленькие и голубые, за кустом никто не ухаживает.

Удивительно, что чахлыми, засыхающими и безрадостными были все кусты роз здоровых сиблингов, а работы переболевших детей были совершенно иными – усыпанные яркими цветами, политые и ухоженные.

Не менее интересным оказалось сравнение образа «Я» детей с онкологическим заболеванием в ремиссии и их сиблингов. Психолог дал детям задание слепить из пластилина свой собственный мир (методика «Сотворение мира» по Т.Д. Зинкевич-Евстигнеевой), а потом из этого мира вылепить человечка. Самая важная часть задания – сделать подарки своему новорожденному пластилиновому человечку.

Дети дарили, кто что, – черты характера, волосы, одежду и пр. А потом, посмотрев на своих человечков, восклицали: «Да, ведь это же я!»

Семен, 17 лет, (онкологическое заболевание в ремиссии) описал своего человечка так: «В голове у него огонь, много идей, на ногах стоит крепко, я подарил ему дар нести людям радость». Сестра Семена, Нина, 14 лет так описала своего пластилинового человечка: «Это девочка, балансирующая на шаре. Я подарила ей подставку, чтобы она стала более устойчивой в этом мире, и лампу, чтобы было не страшно в темноте».

11-летий Николай, (онкологическое заболевание в ремиссии) подарил своему человечку гитару и умение играть: «Музыка связана для меня с такими стихиями, как огонь и земля, музыкой можно говорить». Человечек, сделанный братом Николая, 10-летним Денисом, совсем другой. «Я подарил ему волосы, улыбку и столб, чтобы он не падал, а когда злится, мог бить в него. Обычно, когда люди злятся, их зашкаливает, это – ограничивающий столб», – рассказал Денис.

Работая с детьми в реабилитационном лагере с помощью проекционных методик, психологи обнаружили большое сходство образа «Я» у сиблингов разного возраста из различных семей: девочка, балансирующая на шаре, «неустойчивый» инопланетянин, двуликий человек, прислонившийся к столбу, нежный цветок, с трудом проросший из груды камней. Образ неуверенного в себе, неустойчивого в этом мире, вынужденного рассчитывать только на свои силы одинокого маленького человека.

Тепло или холодно?

Здоровые сиблинги часто попадают в ситуацию социальной и психологической депривации, порой принимающей крайние формы – ненависти и обвинения в том, что болен не «тот ребенок».

В одной семье такая ситуация чуть было не привела к трагедии. 15-летняя сестра мальчика, погибшего от лейкоза, предприняла попытку самоубийства, после того как бабушка во время ссоры сказала ей, что лучше бы умерла она, а не ее маленький и братик. Бабушка была из кавказской семьи, где именно на мальчиков возлагали большие надежды.

Это случай, когда сильная боль от утраты близкого человека, переживаемая одновременно с ощущением покинутости и отвержения, трансформировалась в сильный гнев и саморазрушительное поведение.

В другой семье женщина обратилась к психологу с запросом: «Помогите мне полюбить моего ребенка». Ребенок, младшая девочка, родилась в тот момент, когда онкологический диагноз был поставлен ее старшему брату. Два стрессогенных события произошли синхронно и спровоцировали у матери ложное умозаключение о существовании причинно-следственной связи между рождением одного и заболеванием другого ребенка.

Шок от онкологического диагноза трансформировался в сильнейшее чувство гнева к новорожденной малышке, «отнявшей» у нее сына. Она отказалась кормить девочку грудью и переложила уход за малышкой на бабушку, занимаясь только лечением старшего ребенка. В четыре года младшая девочка еще не начала говорить и ни разу не произнесла слова «мама».

Если сопоставить детско-родительские отношения со шкалой, подобной температурной, измеряющей заботу и эмоциональное принятие, то в большинстве «наших» семей больной ребенок окажется в «теплой» части шкалы, а сиблинг, который «не может никак понять, что у брата (сестры) такой диагноз, и что-то требует для себя» – в «холодной».

Отношение родителей к братьям и сестрам больного ребенка можно охарактеризовать как гипоопеку, (недостаточную опеку). Гипоопека может иметь разные последствия в зависимости от возраста, уровня развития, индивидуальных особенностей ребенка и той роли, которая отводится ему в семейной системе: аутизация, регресс, аутоагрессия, «уход» в болезнь, агрессия в отношении членов своей семьи.

Исследователи видели в семьях различные отклонения в поведении сиблингов, приводящие к снижению успеваемости, нарушению отношений со сверстниками, различным формам асоциального поведения – от хулиганства до наркомании.

В 2008-2011 году психологи провели опрос родителей, имеющих детей с онкологическими заболеваниями (1300 человек). Он показал, что серьезные нарушения отношений с сиблингами происходят почти в половине (47%) семей, имеющих более одного ребенка.

Судя по высказываниям опрошенных людей, для большинства из них это является существенной проблемой, осложняющей взаимоотношения в семье: «после приезда из больницы сын долго не узнавал меня, не называл “мама”», «другой ребенок полностью отошел на второй план», «дочь очень ревновала к сыну, замкнулась», «прочитала в дневнике дочери: почему заболела не я, а брат».

К сожалению, психологам известны случаи «перегибов» и крайностей. В некоторых семьях сиблинги по тем или иным причинам становятся функциональными родителями своим братьям, сестрам, осуществляя родительские функции ухода, воспитания, эмоциональной поддержки, а иногда, в асоциальных семьях, и социально-экономическую функцию.

Вот пример такой крайней ситуации: после смерти от лейкоза старшей сестры средняя сестра фактически «усыновила» младшего брата. Она заботилась о нем, пока родители занимались лечением и спасением старшей дочери. Но после смерти старшей дочери, родители, для которых лечение ребенка превратилось в единственный смысл их существования, дистанцировались друг от друга и от своих младших детей и спились.

Отец вскоре умер от алкоголизма. Создавалось впечатление, что в этой семье был только один ребенок. Средняя девочка была функциональной и очень заботливой «сестрой» своей мамы, а младший сын был аутсайдером, «чужим среди своих».

В такой ситуации дети рано взрослеют и приобретают целый комплекс психологических проблем. Они страдают от вины, страха, отчаяния, тревоги, беспомощности.

«Маскировка» не работает

Сиблинги онкобольных детей испытывают на себе подчеркнутое внимание со стороны социального окружения – школьных друзей, их родителей, учителей – от сочувственного до брезгливо-отстраненного. Это делает их очень мнительными, поддерживает ощущение стыда, неуверенности в себе, «отверженности».

Нарушение коммуникаций в семье, замалчивание правды о диагнозе, рассогласованность вербальных и невербальных посланий дезориентируют как больных детей, так и их здоровых сиблингов, укрепляют детей в мысли о социальной неодобряемости, «позоре» онкологического диагноза, усиливают тревогу и страх смерти, снижают самооценку, провоцируют появление чувства вины по отношению к родителям.

В большинстве случаев ситуация выглядит так: все знают, но друг от друга скрывают. Даже маленькие дети зачастую вынуждены нести этот груз знаний сами, без помощи взрослых, «жалея» своих пап и мам. Одна 5-летняя девочка в больнице поделилась с психологом своей тайной: «Лена умерла». При этом ударение она поставила на «у». Девочка просила не говорить об этом ее маме: «Мама будет плакать, что Лена умерла… потому что не ела кашу, а я тоже не ела кашу, а теперь буду есть».

Что же делать? Реабилитировать всех!

Что же делать? Здоровым сиблингам больных детей нужна помощь психолога, в идеале –психологическое сопровождение, причем начать его нужно как можно раньше, сразу после установления диагноза онкологического заболевания брату/сестре.

Такая помощь очень «разгружает» семью в период лечения, обеспечивает сиблингам внимание со стороны взрослых членов семьи. Важно, чтобы позиция здорового ребенка в семье была активной, ориентированной на поиск самостоятельных решений, а не пассивной – «на подхвате». Это возможно, если родители стремятся к сотрудничеству, максимально полному включению ребенка в жизнь семьи.

В семьях, где здорового ребенка не отодвигают на второй план, а отводят ему активную роль опекуна больного брата или сестры, или маминого помощника, отношения, как правило, улучшаются. Родители говорят: «дочь стала более ответственной», «другой ребенок стал более заботливым, внимательным к брату», «дочь стала более чувствительной, внимательной ко мне», «любовь между детьми стала крепче».

Очень важно, чтобы сиблинги, наравне с больными братьями/сестрами, включались в региональные и федеральные программы реабилитации детей с онкологическими заболеваниями.

СПРАВКА:Марина Александровна Гусева – клинический психолог Лечебно-реабилитационного научного центра «Русское поле» Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д.Рогачева. Директор автономной некоммерческой организации по реабилитации детей с онкологическими и гематологическими заболеваниями «Дети».По материалам статьи: М.А.Гусева, Е.Т.Барчина, Г.Я. Цейтлин «Проблема сиблингов в детской онкологии» в журнале Вопросы гематологии/онкологии и иммунопатологии в педиатрии, 2013, том 12, №2 стр. 38-47.

Читать курсовая по психологии: «Исследование сиблингов и их межличностных взаимоотношений в семье» Страница 1

(Назад) (Cкачать работу)

Функция «чтения» служит для ознакомления с работой. Разметка, таблицы и картинки документа могут отображаться неверно или не в полном объёме!


Содержание Введение

Глава 1. Современное представление об отношениях сиблингов

1.1 Исследование подходов к сиблингам

.2 Конкуренция и конфликтность между сиблингами

.3 Особенности отношений к сиблингу

Глава 2. Исследование сиблингов и их межличностных взаимоотношений в семье

.1 Опросник

2.2 Результаты исследования

Заключение

Список литературы Введение Семья — сложная система взаимоотношений, в которой каждый её член занимает определённое место, участвует в выполнении определённых функций, своей деятельностью удовлетворяет потребности других членов, поддерживает взаимоотношения.

Семья включает две основные подсистемы: супружеских и детско-родительских отношений, между которыми существуют взаимосвязи и взаимообусловленность. Когда в семье воспитываются несколько детей, выделяется также детская подсистема сиблинговых отношений.

«Сиблингами», «сибсами» (англ. «siblings», «sibs» — брат или сестра) называют одного из двух или более детей одних и тех же родителей. Различаются сиблинги полнородные (имеющие общих мать и отца) и неполнородные, если они имеют общую мать (единоутробные) или общего отца (единокровные).

Сиблинговая позиция — это стратегии поведения индивида по отношению к его братьям и/или сёстрам [2].

Актуальность исследования состоит в том что понятие «сиблинги» приобретает все большую популярность, означает это слово родных братьев и сестер, потомков одних и тех же родителей, детей одной семьи, но не близнецы.

Так же термин употребляется и для потомков животных. В психологической литературе порой встречается сокращенное название сиблингов — «сибсы».

Гипотеза исследования: всем нам известно, что психическое развитие ребенка так же зависит и от того, есть ли у него сиблинги, братья и сестры.

В психоанализе полагалось, что появление сиблинга является одним из самых драматичных событий в жизни ребенка, им был введен специальный термин «развенчивание» для обозначения ситуации, при которой старший сиблинг перестает быть центром внимания семьи.

И как часто можно встретить братьев и сестер, которые не ладят между собой, зачастую причиной этому является ревность по отношению к родителям.

Пока в вашей семье один ребенок, проблемы только с ним. Как рождается второй, трудности умножаются на двое, да плюс еще можно ожидать и проблемы во взаимоотношениях между ними.

Цель исследования: детей и их особенности межличностных отношений в семье сублингов.

Тема отношения сиблингов в современной психологии не нова, на протяжении прошлого века к ней неоднократно обращались исследователи из разных стран.

Влиянию порядка рождения на характер человека, его отношение с окружающими и восприятие его окружающими посвящены работы Альфреда Адлера, Гинтараса Хоминтаускаса, Александра Захарова и многих других [1, 3, 5].

Существует несколько подходов к описанию особенностей развития детей в связи с их положением в семье. Как правило, психологи выделяют несколько позиций рождения: старший, средний, младший, единственный ребенок, и иногда выделяется такая позиция, как близнецы.

Однако в настоящий момент демографическая ситуация такова, что процент средних детей крайне низок, поэтому внимание в дальнейшем будет сконцентрировано на

«Иматон» — 26 — 28 июля состоится вебинар «Сиблинги в…

1 — 4 марта состоится вебинар «Секс как система отношений. Психологическая коррекция сексуальной дисгармонии».

В программе:

✳ Сексуальность. Что это такое и зачем она нам нужна?

✳ Можно ли развивать сексуальность?

✳ Понятие мужской и женской сексуальности.

✳ Секс как система эмоциональных отношений.

✳ Секс глазами мужчины и женщины.

✳ Почему женщина не всегда получает удовольствие от секса?

✳ Женские сексуальные комплексы и методы их коррекции.

✳ Что такое психологическая импотенция? Как и почему она возникает?

✳ Мужские сексуальные комплексы и методы их коррекции.

✳ Сексуальная совместимость. Миф или реальность?

✳ Методы психологической коррекции сексуальной дисгармонии в отношениях.

✳ Разбор сложных случаев из психологической практики.

Ведущие:

Артем Андреевич Овечкин, психолог-консультант, специалист в области лечения пищевой, никотиновой и алкогольной зависимостей, телеэксперт по вопросам зависимого поведения и личностного развития, победитель национального психологического конкурса «Золотая Психея» в номинации «Психология – людям», автор книг «Свобода внутри нас. Простые чудеса психологии для Вашего счастья, здоровья и успеха», «Похудеть навсегда? Легко! Психологический тренинг снижения лишнего веса», «Свобода внутри нас. Антистресс-тренинг», «Война и мир в браке».

Анна Вячеславовна Морозова, психолог, сертифицированный коуч ICI, автор и ведущая открытых и корпоративных курсов по самореализации и личной эффективности (опыт тренерской работы более 12 лет), имиджмейкер, директор первой в России Академии имиджа.

Подробнее: https://www.imaton.ru/vebinar/seks-kak-sistema-otnosheniy-psihologicheskaya-korrekciya-seksualnoy-disgarmonii/?utm_source=fb&utm_medium=social&utm_campaign=1

Все вебинары Института «Иматон»: https://www. imaton.ru/vebinar/?utm_source=fb&utm_medium=social&utm_campaign=1 #сексуальность #сексуальныекомплексы #психология #психологическаяпомощь

братьев и сестер — друзья или враги? | Психолог

Для большинства из нас отношения с братьями и сестрами — самые продолжительные в нашей жизни. Братья и сестры предшествуют дружбе или романтическим отношениям и обычно переживают наших родителей. Тема соперничества между братьями и сестрами может быть наиболее распространенной в библейских и эпических произведениях, а также в психоаналитической теории Эдипова комплекса Зигмунда Фрейда.

Однако, хотя соперничество является одной из характерных черт большинства отношений между братьями и сестрами, существует множество других.Отношения между братьями и сестрами обычно характеризуются как положительными, так и отрицательными взаимодействиями и обеспечивают безопасную тренировочную площадку для взаимодействия вне дома. Конфликты, ссоры и агрессия более распространены среди некоторых пар братьев и сестер; другие обладают высокой близостью, эмоциональной и социальной поддержкой; третьи предполагают амбивалентную комбинацию этих двух (Brody, 1998; Dunn, 2002).

Какими бы ни были отношения, они часто очень заряжены; обмены между братьями и сестрами отмечены как большей теплотой, так и большим конфликтом, чем обмены с родителями или друзьями (Dunn et al., 1996).

Братья и сестры также проводят много времени друг с другом, больше, чем со своими родителями (Larson & Richards, 1994), и хорошо знают друг друга. Интимное знание братьев и сестер друг о друге, а также эмоциональная интенсивность отношений означают, что братья и сестры могут значительно влиять на развитие и благополучие друг друга.

Примерно три десятилетия назад исследователи игнорировали важность братьев и сестер с точки зрения индивидуального психологического развития детей, несмотря на тот факт, что как в Великобритании, так и в США около 80 процентов детей все еще растут, по крайней мере, с одним братом или сестрой. .Учитывая, что одни братья и сестры ладят, а другие плохо, неудивительно, что наши парикмахеры / таксисты / гости вечеринок часто спрашивают психологов: «Мои дети все время ругаются, что я могу с этим поделать?» Или «Что делать?» идеальное расстояние между детьми, чтобы они ладили? »Итак, по практическим, а также теоретическим причинам мы, вместе с другими исследователями братьев и сестер, сосредоточились на том, какие факторы предсказывают, какие братья и сестры будут ладить, а какие — плохо.

Структурные факторы, такие как возрастной интервал и гендерный состав братьев и сестер, были исследованы в США Бурместером и Фурманом (1990) и обнаружили, что они влияют на качество отношений между братьями и сестрами в детстве и подростковом возрасте.Пары братьев и сестер, в которых, например, возраст детей составлял менее четырех лет, были более близкими, но и более конкурентоспособными. Кроме того, взаимодействия однополых пар братьев и сестер в детстве часто предполагают больше агрессии и доминирования, чем взаимодействия пар братьев и сестер противоположного пола, хотя это не исключает тепла и близости. Интересно, что все дети в исследовании Бурместера и Фурмана сообщили о большей близости и дружеских отношениях с сестрами, чем с братьями, независимо от гендерного состава или разницы в возрасте.Темперамент братьев и сестер также является важным фактором, влияющим на то, насколько хорошо они ладят друг с другом. Броуди (1998) резюмировал, что особенно активные и эмоционально напряженные дети испытывают повышенный уровень конфликтов в отношениях со своими братьями и сестрами. Другие отношения в семье также связаны с качеством отношений между братьями и сестрами. Исследования сравнили качество взаимоотношений детей и братьев и сестер и модели других семейных отношений и обнаружили впечатляющее совпадение.Другими словами, дети и подростки, которые сообщают о положительных отношениях со своими родителями, также описывают свои отношения со своими братьями и сестрами как хорошие (см. Обзор в Brody, 1998). Эта модель хорошо вписывается в теоретические концепции привязанности и социального обучения, согласно которым социальное развитие детей в значительной степени определяется их отношениями с родителями или другими основными опекунами.

Однако во всех этих исследованиях использовались образцы из США. Психологические исследования взаимоотношений между братьями и сестрами в Великобритании практически не проводились после интенсивного изучения Джуди Данн и ее коллег небольшой группы кембриджских семей в начале 1980-х годов (т.е.грамм. Данн и др., 1982). Кроме того, предыдущие исследования взаимоотношений между братьями и сестрами маленьких детей опирались на отчеты родителей о качестве взаимоотношений между братьями и сестрами. Мы начали исследование «Сестры и братья» с целью описания отношений между типичными братьями и сестрами в возрасте от четырех до восьми лет, живущими на юге Англии. Книга и несколько журнальных статей, связанных с проектом, были опубликованы и составляют основу этой статьи (см. Atzaba-Poria & Pike, 2008; Coldwell et al., 2006, 2008; Кречмер и Пайк, 2008; Pike et al., 2005, 2006).

Кабинет сестер и братьев
Мы спросили самих детей об их отношениях с братом или сестрой в кукольном интервью (Ablow & Measelle, 1993). Во время интервью две идентичные куклы сделали противоположные заявления о своем брате и сестре (например, «Мне нравится мой брат», «Мне не нравится мой брат»), а затем спросили ребенка о своем брате или сестре (например, «Как насчет вашего брата?») . Лицо исследователя было закрыто куклами, чтобы побудить ребенка напрямую взаимодействовать с «Игги» и «Зигги».

Дети часто просто повторяли этот предмет марионеткам или повторяли предмет, давая некоторое объяснение:
Игги: Я не позволяю сестре играть в моей комнате.
Зигги: Я разрешаю сестре играть в моей комнате. А ты?
Дэвид: Я должен позволить ей играть в моей комнате, потому что мы живем в одной комнате, но я не позволяю ей играть на моей кровати.

Игги: Я злюсь, когда сестра играет с моими игрушками.
Зигги: Я не злюсь, когда сестра играет с моими игрушками. А ты?
Эндрю: Я злюсь, когда сестра играет с моими игрушками, потому что я поднял их высоко, а она их сбивает.

Иногда дети дополняли заявления марионеток:

Игги: Мой брат меня ненавидит.
Зигги: Мой брат меня не ненавидит. Как насчет твоего брата?
Джесс: Мой брат не ненавидит меня, я думаю, он действительно меня любит.

В других случаях дети уточняют утверждения:

Игги: Мы с братом спорим.
Зигги: Мы с братом не спорим. Как насчет тебя и твоего брата?
Софи: Мы с братом ссоримся из-за мелочей, не особо важных.

Получение значимой информации от очень маленьких детей действительно создает серьезные проблемы как для исследователей, так и для практиков. Таким образом, мы были чрезвычайно довольны успехом кукольных интервью. Этот удобный для детей метод позволил получить поддающуюся количественной оценке информацию, которая «согласилась» с отчетами родителей в той же степени, что и у подростков старшего возраста (например, Hetherington et al., 1999). Однако мы считаем не менее важным, чтобы отчеты детей не дублировали отчеты родителей.Умеренный уровень согласия указывает на то, что восприятие детей также сильно отличается.

Затем мы перешли к рассмотрению того, можно ли предсказать качество родственных отношений по демографическим факторам. Во-первых, мы не обнаружили различий в качестве братьев и сестер между детьми, живущими с матерями-одиночками, и детьми из семей с двумя родителями. Такие результаты противоречат стереотипным представлениям и еще больше ставят под сомнение определения семейств, в которых основное внимание уделяется структурным компонентам.Это означает, что семьи лучше всего концептуализируются их составляющими отношениями, а не членством в семье.

Следующим рассмотренным демографическим фактором было гендерное созвездие пар братьев и сестер. Таким образом, мы сравнили пары братьев и сестер мальчик – мальчик, мальчик – девочка, девочка – мальчик и девочка – девочка с точки зрения качества их взаимоотношений. Согласно отчетам родителей, существенных различий по полу в парах братьев и сестер не было. Однако при просмотре отчетов детей в ходе кукольных интервью разница действительно проявлялась с точки зрения старших братьев и сестер.В частности, старшие сестры с младшими сестрами сообщили о наибольшей теплоте, а старшие братья с младшими сестрами сообщили о самом низком уровне тепла.

Последний рассмотренный демографический фактор — разница в возрасте между братьями и сестрами. Их величина варьировалась от нуля (в нашей выборке было две пары разнояйцевых близнецов) до 52 месяцев. Выявлена ​​скромная, но последовательная картина, указывающая на то, что меньшая разница в возрасте улучшает отношения между братьями и сестрами. Однако мы обнаружили, что после того, как был учтен старший возраст братьев и сестер, разница в возрасте больше не предсказывала качество родственных отношений.Другими словами, независимо от разницы в возрасте между братьями и сестрами, те пары братьев и сестер, в которых есть старший брат семи или восьми лет, имели менее позитивные отношения между братьями и сестрами, чем пары, в которых был старший брат пяти или шести лет.

Стоит подчеркнуть, что все «существенные» связи с демографическими факторами были довольно небольшими по величине. Таким образом, наши результаты подтверждают предыдущие исследования, показывающие, что эти структурные факторы не играют ключевой роли в семейной жизни.

Затем мы обратились к индивидуальным характеристикам детей.Оценивались четыре аспекта темперамента ребенка: эмоциональность (в частности, склонность к отображению отрицательных эмоций, таких как гнев, страх или расстройство), активность, общительность и застенчивость. Как и ожидалось, высокоэмоциональные дети были вовлечены в менее позитивные и более негативные отношения братьев и сестер. Только одна дополнительная связь достигла значимости, это связь между общительностью старших братьев и сестер и позитивными отношениями между братьями и сестрами (как сообщили родители). Более общительные старшие братья и сестры были вовлечены в более позитивные отношения.

Наконец, мы обратились к контекстуальным факторам, которые, как мы предполагали, будут работать как защитные факторы или факторы риска того, насколько хорошо братья и сестры ладят друг с другом. Были изучены четыре различных аспекта семейного контекста: организация домашнего хозяйства, удовлетворенность браком (в случае семей с двумя родителями), социально-экономический статус и теснота домашнего хозяйства. Мы ожидали, что менее стрессовые семейные обстоятельства будут способствовать более качественным отношениям между братьями и сестрами. Таким образом, мы предположили, что семьи, живущие в более организованных домах (особенно в домах с обычным распорядком и низким уровнем фонового шума), где родители были более удовлетворены своим браком, с более высоким социально-экономическим статусом и более низким уровнем скученности, также будут содержать братьев и сестер. с качественными отношениями.

Организация домохозяйства стала важнейшим контекстуальным фактором гармонии между братьями и сестрами. Более организованные семьи способствовали более позитивным и менее негативным отношениям между братьями и сестрами. Среди семей с двумя родителями три из четырех корреляций с удовлетворенностью браком также дали важные результаты. То есть, более качественные родительские отношения, по-видимому, « перетекают » в более позитивные отношения между их детьми, предполагая, что дети могут научиться позитивным навыкам взаимоотношений у своих родителей или что счастливые в браке родители могут лучше структурировать среду своих детей и реагировать на них. таким образом, чтобы они способствовали более дружеским отношениям между их детьми.

Не менее важно было обнаружить, что не было выявлено никаких существенных связей с социально-экономическим статусом или теснотой домохозяйств. Это отразило более ранние демографические данные — эти более объективные, структурные аспекты семьи теряют важность по сравнению с более субъективными, детализированными аспектами повседневной жизни семей.

Связи, возникшие между контекстными факторами и родственными отношениями, подчеркнули тот факт, что родственные отношения не возникают в вакууме, а неразрывно связаны с их окружением.В частности, нас поразила связь с семейными отношениями, а также с организацией домашнего хозяйства. В отличие от воспитания детей, эти факторы не имеют прямого отношения к вовлеченным детям, но эти ассоциации были умеренными по величине. Эти результаты напоминают нам, что дети не застрахованы от напряженности между родителями и что более хаотичная домашняя обстановка может создать напряжение для всех членов семьи, что, возможно, способствует конфликту между братьями и сестрами. Таким образом, необходим целостный подход к функционированию семьи (Minuchin, 2002).Семейная система также подвержена влиянию контекстуальных факторов внутри и вне семьи.

Мы вынуждены заключить, что нет простого ответа на вопрос, почему одни братья и сестры хорошо ладят, в то время как другие попадают в конфликт. Тем не менее, мы можем сказать, что улучшение отношений между братьями и сестрами имеет мало общего со структурой семьи, возрастным интервалом или даже половым составом пар братьев и сестер. Напротив, наши результаты показывают, что индивидуальные особенности детей и семейное окружение являются важными факторами, определяющими, станут ли братья и сестры друзьями или врагами.

Будущие направления
Выборка нашего собственного исследования включала семьи рабочего и среднего класса; тем не менее, население, из которого была взята выборка, в основном европеоидные. Учитывая этническое и культурное разнообразие Великобритании, будущие исследования с участием групп этнических меньшинств и семей, принадлежащих к разным культурам, могут повысить обобщаемость текущих результатов или выявить культурные различия, отражающие различные семейные процессы. Кроме того, дальнейшие исследования с использованием отобранных выборок позволят пролить свет на динамику семьи, которая проявляется в случае физически или психически больных детей.

Последние достижения в статистике также начинают оказывать глубокое влияние на исследования братьев и сестер. Традиционные аналитические техники затрудняли рассмотрение возможности включения информации от более чем двух детей в семье. Многоуровневое моделирование позволяет использовать информацию от братьев и сестер разного размера и определять факторы, влияющие на различия между семьями, а также факторы, ведущие к дифференциации внутри семей. Таким образом, мы вступаем в эпоху, когда мы сможем лучше понять развитие детей-одиночек, детей с одним братом или сестрой, а также детей, состоящих из нескольких братьев и сестер

Элисон Пайк работает на факультете психологии университета.
Сассекса
[адрес электронной почты]

Тина Кречмер работает на факультете психологии Университета Сассекса
[адрес электронной почты защищен]

Джудит Данн — профессор психологии Центра социальной, генетической и психиатрии развития, Институт психиатрии, Лондон
[адрес электронной почты защищен]

Список литературы
Эблоу, Дж. К. и Мезель, Дж. Р. (1993). The Berkeley Puppet Interview: руководства по системам интервьюирования и кодирования. Университет Орегона: Департамент психологии.
Ацаба-Пория, Н. и Пайк, А. (2008). Детерминанты родительского
дифференциальное лечение: родительские и контекстные факторы в среднем детстве. Развитие ребенка, 79, 217–232.
Brody, G.H. (1998). Качество взаимоотношений между братьями и сестрами: причины и последствия. Ежегодный обзор психологии, 49, 1–24.
Buhrmester, D. & Furman, W.(1990). Восприятие отношений между братьями и сестрами в среднем детстве и юности. Развитие ребенка, 61, 1387–1398.
Колдуэлл, Дж., Пайк, А. и Данн, Дж. (2006). Домашний хаос — Связь с воспитанием и поведением детей. Журнал детской психологии и психиатрии, 47, 1116–1122.
Колдуэлл, Дж., Пайк, А. и Данн, Дж. (2008). Материнское дифференцированное обращение и приспособление к ребенку: мультиинформативный подход. Социальное развитие, 17, 596–612.
Данн, Дж. (2002). Братские отношения.В П.К. Smith & C.H. Hart (Eds.) Справочник Блэквелла по социальному развитию детей (стр. 223–237). Мальден, Массачусетс: Блэквелл.
Dunn, J., Creps, C. & Brown, J. (1996). Семейные отношения детей от двух до пяти лет: Изменения в развитии и индивидуальные различия. Социальное развитие, 5, 230–250.
Данн, Дж., Кендрик, К. и МакНэми, Р. (1982). Реакция первенцев на рождение брата или сестры: отчеты матерей. Ежегодный прогресс в детской психиатрии и развитии ребенка, 143–165.
Hetherington, E., Henderson, S.H., Reiss, D. et al. (1999). Братья и сестры подросткового возраста в приемных семьях: функционирование семьи и подростковая адаптация.
Монографии Общества по исследованию детского развития, 64 (4), 222.
Кречмер, Т. и Пайк, А. (2008). Отношения братьев и сестер маленьких детей качество: Дистальные и проксимальные корреляты. Журнал детской психологии и психиатрии, 50, 581–589.
Larson, R.W. & Richards, M.H. (1994). Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста, 4, 567–583.
Минучин П. (2002). Взгляд в горизонт: настоящее и будущее в изучении семейных систем. В J.P. McHale & W.S. Грольник (ред.) Ретроспектива и перспектива в психологическом исследовании семей. (стр.259-278). Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.
Пайк, А., Колдвелл, Дж. И Данн, Дж. (2005). Отношения между братьями и сестрами в раннем / среднем детстве: точки зрения детей и их связь с индивидуальной адаптацией. Журнал семейной психологии, 19, 523–532.
Пайк, А., Колдвелл, Дж. И Данн, Дж.(2006). Семейные отношения в среднем детстве. Йорк: Йоркские издательские услуги / Фонд Джозефа Раунтри.

Теоретические перспективы взаимоотношений между братьями и сестрами

J Fam Theory Rev. Авторская рукопись; доступно в PMC 2012 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3127252

NIHMSID: NIHMS303940

Shawn D. Whiteman

Purdue University

Susan M. McHale

Анна Соли

Государственный университет Пенсильвании

Шон Д. Уайтмен, Университет Пердью;

См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Хотя братья и сестры являются неотъемлемой частью семейной жизни, исследования взаимоотношений между братьями и сестрами отстают от исследований других семейных отношений. Чтобы стимулировать интерес к исследованиям братьев и сестер и служить руководством для будущих исследований семейных ученых, мы рассматриваем четыре теоретических психологически ориентированных точки зрения: (а) психоаналитически-эволюционный, (б) социально-психологический, (в) социальное обучение и (г) Семейно-экологические системы, которые могут использоваться в исследованиях взаимоотношений между братьями и сестрами, включая взгляды на природу и влияние на развитие, индивидуальные и групповые различия в отношениях между братьями и сестрами.Учитывая, что большинство исследований братьев и сестер сосредоточено на детстве и подростковом возрасте, наш обзор выделяет эти периоды развития, но мы также включаем ограниченные исследования взрослых братьев и сестер, в том числе при формулировании предложений для будущих исследований этих фундаментальных семейных отношений.

Ключевые слова: взрослые, дети, отношения между братьями и сестрами, исследования братьев и сестер

Несмотря на тот факт, что большинство людей в Соединенных Штатах растут по крайней мере с одним братом или сестрой, и тот факт, что отношения между братьями и сестрами часто являются самыми продолжительными отношениями у людей ‘ живет (Cicirelli, 1995; Hernandez, 1997; U.S. Bureau of the Census, 2005), исследования взаимоотношений братьев и сестер отстают от исследований других семейных отношений. Однако накопленный объем работ свидетельствует о том, что братья и сестры занимают центральное место в жизни людей и семей во всем мире и на протяжении всей жизни: братья и сестры служат товарищами, доверенными лицами и образцами для подражания в детстве и юности (например, Dunn, 2007) и как источники поддержки на протяжении всей взрослой жизни (например, Connidis & Campbell, 1995). На сегодняшний день большая часть эмпирических исследований взаимоотношений между братьями и сестрами сосредоточена на их роли в психологическом развитии и поведенческой адаптации человека . В этой статье мы переходим от акцента на отдельном человеке к рассмотрению теоретических перспектив, которые (а) определяют центральные аспекты взаимоотношений между братьями и сестрами, такие как соперничество и поддержка; (б) учитывать изменения характеристик этих отношений на протяжении жизни; и (c) объяснять различия в динамике братьев и сестер между семьями, например, как функцию процессов семейной социализации и различия между группами, включая те, которые определяются полом, этнической принадлежностью или культурой.Наши цели в этом обзоре — стимулировать интерес исследователей семьи к изучению взаимоотношений братьев и сестер как фундаментальных для семейных систем и предоставить теоретическую основу для будущих исследований.

На следующих страницах мы представляем обзор четырех ключевых психологически ориентированных точек зрения, которые применялись при описании и объяснении вариаций в отношениях братьев и сестер: (а) психоаналитически-эволюционные, (б) социально-психологические, (в) социальное обучение и (d) перспективы семейно-экологических систем. Учитывая, что большинство исследований отношений между братьями и сестрами сосредоточено на детстве и подростковом возрасте, мы выбрали подходы, которые в первую очередь применялись к этим периодам развития. На протяжении всего обзора мы обсуждаем, как каждый из них применялся к исследованиям отношений между братьями и сестрами на сегодняшний день, с особым вниманием к исследованному периоду развития, и мы предлагаем, как каждый из них может направлять будущие исследования, в том числе путем информирования исследований взрослых братьев и сестер. Однако, учитывая ограниченную литературу по взрослым братьям и сестрам и ограниченному пространству, мы не расширили наш обзор, чтобы подробно описать такие структуры, как жизненный цикл (например,g., Elder, 1996) и феминистских взглядов (например, Walker, Allen, & Connidis, 2005), которые были применены в исследованиях отношений между братьями и сестрами в зрелом возрасте. На протяжении всего нашего обзора мы стремимся выделить общие черты, а также различия между точками зрения и проиллюстрировать, как они могут дополнять друг друга для углубления понимания этой важной семейной связи.

Психоаналитическая эволюционная перспектива

s

Две теории, которые использовались для объяснения динамики отношений между братьями и сестрами, теория привязанности Боулби (1969) и теория индивидуальной психологии Адлера (см. Ansbacher & Ansbacher, 1956), основаны на трудах первая половина 1900-х годов в области психоанализа.Важно отметить, что идеи этологической теории, выдвигавшиеся в то время (например, Tinbergen, 1951), пронизывали мышление ранних авторов, особенно акцент на инстинктивных или видовых моделях поведения, присущих теории привязанности, и внимание к адаптивной ценности или функции выживания. социального поведения, присущего обеим точкам зрения. Как мы уточняем, после некоторого перерыва в течение последнего десятилетия эволюционные психологи вновь обратили внимание на адаптивную ценность динамики отношений между братьями и сестрами.

Теория привязанности

Основанная на ранних трудах Джона Боулби (например, Bowlby, 1969), теория привязанности призвана объяснить изменения в развитии, но в первую очередь индивидуальные различия в социальных отношениях. Эта перспектива нацелена на раннюю связь между младенцами и их основными опекунами как критически важную для выживания младенцев. В силу своих характеристик и поведения (например, плач, цепляние) младенцы способствуют близости к своим опекунам, начиная с первых дней жизни.В течение первого года жизни у людей формируются отношения привязанности, и степень надежности этих отношений варьируется в зависимости от чувствительности и отзывчивости опекуна младенца. По мере того, как дети развиваются на втором году жизни, фигура привязанности может стать надежной базой, на которой дети исследуют мир вокруг себя, но возвращаются в стрессовых обстоятельствах для комфорта и чувства безопасности. Разделение или потеря привязанности, напротив, вызывает тревогу и страдания.С этой теоретической точки зрения характер отношений с основной фигурой привязанности, чаще всего с матерью, становится основой для внутренней рабочей модели отношений, то есть ожиданий, понимания, эмоций и поведения индивидов, окружающих их межличностные отношения как целое. С этой точки зрения отношения детей с основным опекуном имеют долгосрочные последствия для качеств их взаимоотношений с братьями и сестрами: считается, что эмоционально безопасные отношения между опекуном и ребенком ведут к близким и доверительным отношениям с другими, тогда как небезопасные отношения могут вести к конфликтным, отдаленным отношениям. или иным образом менее удовлетворительные отношения, в том числе с братьями и сестрами.

Не менее важно с точки зрения привязанности то, что, помимо своего основного опекуна, дети могут формировать привязанности к ряду знакомых людей в их социальном мире. А учитывая их повсеместное распространение в повседневной жизни в детстве и подростковом возрасте, братья и сестры являются главными кандидатами на установление отношений привязанности. В начале жизни потребность в чувстве безопасности означает, что отношения привязанности основаны на реакции других на потребности младенцев, и поэтому чувствительные и вовлеченные старшие братья и сестры могут стать объектами привязанности. Важно отметить, что с точки зрения привязанности привязанность не эквивалентна позитивным отношениям, но подразумевает более глубокую связь, которая варьируется в зависимости от степени, в которой партнер по отношениям служит источником эмоциональной безопасности. Таким образом, перед лицом гармоничного взаимодействия братья и сестры не обязательно проявляют отношения привязанности. Например, некоторые маленькие дети могут использовать своих сестер и братьев как безопасную базу для исследований или как источник комфорта в стрессовых обстоятельствах, а другие не могут (например,г., Самуэльс, 1980). В соответствии с потенциалом братьев и сестер в качестве объектов привязанности, Дженкинс (1992) обнаружил, что некоторые братья и сестры обращаются друг к другу за эмоциональной поддержкой перед лицом семейного конфликта родителей. Хотя исследование Дженкинса (1992) и другие работы (например, Kim, McHale, Osgood, & Crouter, 2006; Voorpostel & Blieszner, 2008) не опираются на рамки привязанности, оно дает доказательства роли братьев и сестер как источников эмоциональной безопасности в различных точках. на протяжении всей жизни. Понимание факторов, объясняющих, почему между братьями и сестрами формируются отношения привязанности, остается важным направлением для будущих исследований.

Также важное значение для взаимоотношений между братьями и сестрами имеет идея о том, что по мере взросления люди все чаще формируют взаимные и взаимные отношения, в которых становится важным отзывчивость каждого партнера на потребности другого. Таким образом, поведение братьев и сестер по отношению друг к другу может оказывать влияние на отношения между братьями и сестрами, при этом рабочая модель каждого из братьев и сестер влияет на создание между ними отношений привязанности. Как мы и другие описали (например, Dunn, 2007; East, 2009; McHale, Kim, & Whiteman, 2006), родственные отношения уникальны тем, что они характеризуются как иерархическими, так и взаимными элементами, которые меняются в зависимости от места и времени.Формируются ли и развиваются ли отношения привязанности между братьями и сестрами и как они развиваются, является важным вопросом для теории привязанности и для исследователей отношений между братьями и сестрами, но, как мы рассмотрим здесь, исследования отношений привязанности между братьями и сестрами ограничены.

В большинстве эмпирических исследований братьев и сестер в рамках парадигмы привязанности сравнивались связи родительско-дочерней привязанности в парах братьев и сестер, и в большинстве исследований было обнаружено лишь умеренное соответствие (от 40% до 70%) между классификациями привязанности родителей к нескольким потомкам. (е.г., Касперс, Юкуис, Траутман, Арндт и Лангбен, 2007; О’Коннор и Крофт, 2001; Розен и Берк, 1999; van Ijzendoorn et al., 2000). Важно отметить, что исследования показывают, что существуют групповые различия в соответствии с более высокими показателями среди однополых пар (van Ijzendoorn et al., 2000). Хотя исследование привязанности в целом выявило незначительные различия между классификациями мальчиков и девочек (Benenson, 1996), объективные различия между детьми в одной семье могут привести к различиям в стратегиях воспитания родителей и стилях взаимодействия, например, в отношениях с сыновьями и дочерьми.Для проверки такой возможности необходимы внутрисемейные модели — сравнение двух или более детей из одной семьи. Таким образом, исследования братьев и сестер могут предоставить информацию для более широкой литературы о семейных отношениях.

В соответствии с представлением о том, что отношения привязанности между родителями и детьми служат внутренними рабочими моделями для взаимодействия детей с братьями и сестрами, лонгитюдное исследование в младенчестве и раннем детстве показало, что младенцы, которые небезопасно привязаны к своей матери, демонстрируют более высокие уровни конфликтов между братьями и сестрами и враждебности в дошкольные годы (Volling, 2001; Volling & Belsky, 1992).Точно так же Тети и Аблард (1989) обнаружили, что два брата и сестры, которые оба были надежно привязаны к своей матери, с большей вероятностью установили позитивные отношения вместе, чем диады, в которых оба брата и сестры были небезопасно привязаны к своей матери.

В некоторых случаях старшие братья и сестры могут брать на себя роль фигуры привязанности или надежной базы для младших братьев и сестер. Например, связь между братьями и сестрами может быть подтверждена старшим братом или сестрой, который способствует исследованию (Samuels, 1980) или утешает во время тяжелой ситуации, когда основной опекун недоступен (Stewart, 1983; Teti & Ablard, 1989). Пол ребенка также может играть роль в узах привязанности братьев и сестер: Стюарт (1983) обнаружил, что старшие братья и сестры с большей вероятностью служат источником комфорта в смешанных диадах, чем в диадах одного пола. Как мы уточним позже, братья и сестры в однополых диадах могут быть более чувствительны к проблемам соперничества и конкуренции, и в результате они могут не так охотно реагировать на потребности своих сестер и братьев. Однако, учитывая, что большинство исследований, посвященных изучению моделей привязанности братьев и сестер на сегодняшний день, основывались на небольших выборках, также важно, чтобы результаты были воспроизведены.

Литература о привязанности к братьям и сестрам у подростков и взрослых немногочисленна. Одно исследование, изучающее отношения привязанности с раннего до позднего подросткового возраста, обнаружило нелинейную траекторию изменения с резким усилением привязанности между братьями и сестрами примерно в то время, когда младшие братья и сестры присоединялись к своим старшим братьям и сестрам в средней школе (около 12 лет в выборке из Голландии), возможно, потому что их новой совместной среды и опыта (Buist, Dekovic, Meeus, & van Aken, 2002). Повышенное внимание к отношениям со сверстниками в подростковом возрасте, совместному социальному опыту и возрастающей способности к интимным отношениям могут быть факторами в этой модели изменений, которая явно заслуживает большего внимания исследователей.В другой работе было высказано предположение, что характеристики братьев и сестер и диады, включая общий опыт и сочувствие, могут лежать в основе отношений привязанности между братьями и сестрами, а некоторые из немногих исследований братьев и сестер, рожденных множеством детей (т. Е. Близнецов), показывают, что отношения между взрослыми близнецами наиболее сильны. вероятно, будут связаны с особенностями привязанности (Neyer, 2002; Tancredy & Fraley, 2006).

В раннем взрослом возрасте эмпирическая работа предполагает дистанцирование в отношениях между братьями и сестрами, с уменьшением контакта и близости (например,г., Белый, 2001). Учитывая количество жизненных изменений, которые происходят в этот период (например, уход из родительского дома, оставление формального образования, поступление на работу, вступление в долгосрочные романтические отношения, отцовство), такое дистанцирование неудивительно. Фактически, в этот период кажется, что братья и сестры сосредотачиваются на своих семьях продолжения рода, а не на своих исходных семьях, поскольку переходные периоды, такие как брак и отцовство, негативно связаны с контактами и обменом между братьями и сестрами (White, 2001).Вместо того, чтобы отражать разрыв в отношениях между братьями и сестрами, переход к взрослой жизни может отражать период трансформации, в течение которого изменяются отношения и образующие их поведение привязанности. Например, в зрелом возрасте узы привязанности могут быть отражены братьями и сестрами, которые ищут контакта (например, по телефону, электронной почте), время от времени навещают друг друга и получают от отношений чувство удовлетворения и благополучия (Cicirelli, 1995). . В соответствии с этим представлением, в среднем и более позднем возрасте контакты между братьями и сестрами стабилизируются (White, 2001), и большинство братьев и сестер поддерживают контакт друг с другом на протяжении всей жизни (Cicirelli, 1995). Фактически, изучая национально репрезентативную выборку из 7730 взрослых братьев и сестер, Уайт и Ридманн (1992) обнаружили, что более половины всех братьев и сестер связывались друг с другом по крайней мере один раз в месяц. Более того, поскольку компьютерные коммуникации, такие как электронная почта, блоги и Facebook, упростили для отдельных лиц и членов семьи возможность оставаться на связи, а также потому, что пожилые люди используют эти технологии чаще, чем в прошлом (Pew Internet and American Life Project, 2010), вполне вероятно, что взрослые братья и сестры более вовлечены и информированы, чем в недавней памяти.И хотя в игру вступают личные и ситуативные факторы, большинство взрослых братьев и сестер сообщают, что чувствуют себя близкими друг другу (Cicirelli, 1995; White, 2001; White & Riedmann, 1992). Наконец, что еще больше усиливает значение привязанности, братья и сестры также являются обычным источником социальной поддержки и помощи в зрелом возрасте, особенно в пожилом возрасте (Cicirelli, 1995).

Короче говоря, исследования показывают, что перспектива привязанности может обеспечить прочную основу для исследования отношений между братьями и сестрами на протяжении всей жизни.В детстве узы привязанности между братьями и сестрами могут напоминать и дополнять родительско-дочерние узы, но они также могут компенсировать родительские несоответствия в случаях стресса или депривации. Отношения привязанности между братьями и сестрами также развиваются со временем. Как упоминалось ранее, иерархические и взаимные элементы, которые меняются с течением времени, характеризуют родственные отношения. По мере того как братья и сестры переходят из подросткового возраста во взрослую жизнь, их отношения становятся более добровольными и похожими на сверстников; соответственно меняется и поведение привязанности.Например, в ряде работ Чичирелли (1992, 1995) подчеркивается, что такие качества, как контакт, помощь и поддержка, а также чувство близости и безопасности, являются маркерами привязанности братьев и сестер в зрелом возрасте, и это поведение, в свою очередь, связано с психологическими связями. и физическое здоровье в пожилом возрасте. Однако не все близкие отношения являются отношениями привязанности, и исследователям важно определить предикторы и корреляты привязанности братьев и сестер. Важно отметить, что исследование взаимоотношений братьев и сестер, единственных отношений на протяжении всей жизни в жизни большинства людей, также может служить форумом для проверки принципов теории привязанности на протяжении всей жизни.

Теория индивидуальной психологии Адлера

Альфред Адлер был частью психоаналитического движения начала 1900-х годов, которое сосредоточивалось на причинах личности. Первоначально Адлер занимал центральное место во фрейдистской школе, но не согласился с акцентом Фрейда на либидо — внутреннем источнике мотивации поведения и развития — и вместо этого подчеркнул важную роль внешних социальных влияний на развитие личности. В частности, Адлер сделал акцент на роли семейной системы, включая влияние братьев и сестер, как на центральную роль в личности. Ключевой конструкцией в теории Адлера был комплекс неполноценности, и Адлера особенно интересовало, как такая психологическая динамика влияет на стиль жизни людей и управление их самооценкой. С точки зрения Адлера, социальные сравнения и динамика власти в семьях занимали центральное место в самоощущении людей. Понимание Адлера побудило его отстаивать важность эгалитаризма — включая равное обращение с братьями и сестрами — как важной превентивной меры в повышении самооценки.Он также выделил способы компенсации отдельными лицами; они порой создают неадаптивный стиль жизни, когда оказываются в обстоятельствах, менее благоприятных для них самих, чем для других. Основываясь на принципах теории Адлера, Рудольф Драйкурс разработал программу обучения родителей, предназначенную для смягчения проблемного поведения у детей и развития позитивных семейных отношений (например, Dreikurs & Soltz, 1964).

Идеи Адлера о центральном значении опыта братьев и сестер в развитии личности легли в основу его интереса к влиянию очередности рождения на индивидуальное развитие, теме, выходящей за рамки этого обзора, и они также были центральными в его идеях о процессах взаимоотношений между братьями и сестрами. особенно соперничество братьев и сестер за внимание и время родителей, а также за ресурсы семьи.По словам Адлера, соперничество между братьями и сестрами основано на потребности каждого ребенка преодолеть потенциальное чувство неполноценности. Чтобы уменьшить конкуренцию, братья и сестры часто дифференцируются или «деидентифицируют», развивая разные личные качества и выбирая разные ниши. Таким образом, дифференциация братьев и сестер является ключевой динамикой в ​​семьях и, что имеет отношение к нашему фокусу здесь, считается, что она поддерживает развитие более гармоничных и менее конфликтных отношений между братьями и сестрами. Как мы показываем здесь, исследование дифференцированного отношения родителей к братьям и сестрам согласуется с теорией Адлера, согласно которой родительский фаворитизм одного брата по сравнению с другим связан с более плохими отношениями между братьями и сестрами.Однако мы очень мало знаем о том, как возникают различия между личными качествами братьев и сестер или о том, как личные качества братьев и сестер и различия между ними связаны с качеством взаимоотношений между братьями и сестрами.

Родители признают различия между своими детьми в поведении, личности и потребностях, и они часто ссылаются на личные характеристики детей как на мотивацию по-разному относиться к своему потомству (McHale & Crouter, 2003). Несмотря на социальные нормы в западной культуре, которые призывают родителей относиться к своим детям одинаково (Parsons 1942/1974), различное отношение к братьям и сестрам является обычным явлением на протяжении всей жизни (например,г., Suitor & Pillemer, 2000; Tucker, McHale, & Crouter, 2003). Кроме того, все больше данных свидетельствует о том, что дифференцированное отношение родителей связано с менее позитивными отношениями между братьями и сестрами с раннего детства до подросткового возраста (Brody, Stoneman, & Burke, 1987; Shanahan, McHale, Crouter, & Osgood, 2008; Stocker, Dunn, & Пломин, 1989). Однако важное направление исследования показывает, что контексты, в которых происходит различное обращение, влияют на качества взаимоотношений братьев и сестер. Например, восприятие братьями и сестрами причин для различного обращения со стороны родителей (Kowal & Kramer, 1997) и справедливости родителей (McHale, Updegraff, Jackson-Newsom, Tucker, & Crouter, 2000) может иметь такое же или большее значение для качества отношений между братьями и сестрами, чем количество дифференцированного обращения как такового. Дифференциальное обращение также может иметь различные последствия в зависимости от области (например, теплота, дисциплина, работа), в которой оно происходит (McHale, Updegraff, Jackson-Newsom и др., 2000). Исследования мексиканских американских семей показывают, что здесь также могут действовать культурные факторы, так что дифференцированное обращение имеет более негативные последствия в индивидуалистической, чем в коллективистской культурах (McHale, Updegraff, Shanahan, Crouter, & Killoren, 2005).Это может быть связано с тем, что семейные роли и ожидания более дифференцированы в зависимости от пола и возраста в некоторых коллективистских культурах, что дает очевидные причины для различного обращения и, возможно, восприятия его справедливости (Nuckolls, 1993; Weisner, 1993). В нашем обзоре экологической теории подчеркивается роль макросистемных сил, таких как культурные ценности, как важного направления для будущей работы над отношениями между братьями и сестрами.

Во взрослом возрасте сохраняется дифференцированная динамика обращения, когда родители проводят различия между своими потомками в различных сферах, включая близость, интимное раскрытие и доверие, а также предоставление эмоциональной, а также инструментальной поддержки (например.г., Фингерман, Миллер, Бердитт и Зарит, 2009; Suitor & Pillemer, 2000, 2006, 2007; Suitor, Pillemer, & Sechrist, 2006). Большая часть исследований дифференцированного обращения в зрелом возрасте была сосредоточена на предикторах такого обращения (например, пол потомства, порядок рождения, сходство ценностей), и меньше внимания уделялось последствиям такого обращения для отношений между братьями и сестрами или для их индивидуального благополучия. В соответствии с теорией Адлера и данными детской литературы, одно исследование показало, что отношения взрослых братьев и сестер были наиболее позитивными, когда родители одинаково относились к братьям и сестрам (Boll, Ferring, & Filipp, 2003). Учитывая небольшое количество проведенных исследований, значение дифференцированного отношения к благополучию во взрослом возрасте, включая его модераторов, остается важным направлением для будущих исследований.

Помимо работы над дифференцированным обращением с родителями, в последние годы возродился интерес к соперничеству между братьями и сестрами и конкуренции за ресурсы родителей и семьи. Саллоуэй (1996) был первым в книге Born to Rebel: Birth Order, Family Dynamics, and Creative Lives . Основывая свои идеи на эволюционной перспективе, которая подчеркивает адаптивное значение поведения в условиях конкуренции за ограниченные ресурсы, Саллоуэй поместил соперничество между братьями и сестрами в основу семейных отношений и развития личности.Основываясь на идеях Адлера, Саллоуэй утверждал, что дифференциация между братьями и сестрами помогает минимизировать конкуренцию между братьями и сестрами, и что братья и сестры будут выбирать уникальные ниши в семье, которые максимизируют их доступ к ресурсам. С эволюционной точки зрения развитие различий между братьями и сестрами является адаптивным процессом, поскольку вариации в чертах потомства увеличивают вероятность того, что хотя бы один из братьев и сестер выживет в неблагоприятных обстоятельствах (Belsky, 2005). Однако, несмотря на его концептуальную привлекательность, мы все еще мало знаем о развитии соперничества между братьями и сестрами и его связи с дифференциацией между братьями и сестрами.Вместо того, чтобы непосредственно изучать динамику развития братьев и сестер, Саллоуэй использовал данные о взрослых. Хотя некоторые эмпирические исследования развития отношений между братьями и сестрами предоставляют доказательства процессов дифференциации между братьями и сестрами и предполагают, что дифференциация связана с улучшением отношений между братьями и сестрами (Feinberg, McHale, Crouter, & Cumsille, 2003; Whiteman & Christiansen, 2008), результаты противоречивы (например, Whiteman , McHale, & Crouter, 2007; Whiteman, Bernard, & McHale, 2010). В будущих исследованиях следует непосредственно изучить процессы дифференциации братьев и сестер и проверить их связь с соперничеством и конкуренцией между братьями и сестрами (Whiteman, Becerra, & Killoren, 2009).

Хотя психоаналитики и теоретики эволюции указывают на соперничество между братьями и сестрами как на корень конфликта между братьями и сестрами (и развития личности), другие работы оспаривают это предположение. Фелсон (1983), например, предположил, что в подростковом возрасте доступ к ресурсам (например, телевидению, одежде, материальным благам) и семейным условиям (например,g., вероятность вмешательства родителей, разделение труда) способствуют конфликту между братьями и сестрами, в отличие от разочарований, возникающих из-за ревности и соперничества между братьями и сестрами. Prochaska и Prochaska (1985) обнаружили, что большинство молодых людей сообщали о конфликтах между братьями и сестрами, которые были результатом личных или предрасположенных факторов (например, плохое настроение, месть за ранее совершенный проступок со стороны брата или сестры), а не попытки привлечь внимание родителей. Нормы и ожидания также могут играть роль в соперничестве и конфликте между братьями и сестрами.Межкультурные исследования показывают, что отношения между братьями и сестрами могут быть менее конфликтными в культурах, где предписываются роли старших и младших сестер и братьев (например, Nuckolls, 1993). Учитывая эти разнообразные модели, понимание этиологии и траектории развития соперничества между братьями и сестрами отдельно от конфликта между братьями и сестрами является важным направлением для будущих исследований взаимоотношений между братьями и сестрами. Фактически, мало исследований касалось природы соперничества в раннем, среднем или позднем взрослении.Как упоминалось ранее, многие взрослые братья и сестры чувствуют близость друг к другу и часто поддерживают друг друга, а задачи развития на этапе становления и среднего взросления, включая развитие личности и сосредоточение внимания на мире за пределами семьи, могут способствовать уменьшению соперничества и усилению чувств близость, по крайней мере, для некоторых диад. Однако для описания таких отношений и понимания того, как соперничество между братьями и сестрами и конфликты со временем меняются, необходимы лонгитюдные данные об отношениях между братьями и сестрами с детства до раннего и позднего взросления.

Социально-психологические процессы в отношениях между братьями и сестрами

Социально-психологические теории направлены на объяснение того, как другие влияют на людей, включая их когнитивные конструкции того, каковы другие, и что мотивирует их поведение. Теория атрибуции (Heider, 1958), например, сосредотачивается на объяснениях индивидами причин поведения и событий, включая их собственное поведение и поведение их социальных партнеров, и подчеркивает важность атрибуции для реакций индивидов на межличностные события и опыты.С этой точки зрения гармония и конфликт в социальных отношениях основаны на понимании партнерами мотивов поведения друг друга. Социальных психологов также интересуют групповые процессы, включая социальные нормы, социальные роли и динамику социального взаимодействия. Однако, несмотря на их актуальность для отношений между братьями и сестрами, социально-психологические теории редко применялись в исследованиях братьев и сестер.

Одна из перспектив, имеющих особое отношение к динамике братьев и сестер, — это теория социального сравнения.Теория социального сравнения, предложенная Леоном Фестингером в 1950-х годах и напоминающая принципы Адлера, утверждает, что люди внутренне мотивированы оценивать себя, исходя из того, как они сравнивают себя с другими, особенно с другими, которых они воспринимают как себя (Festinger, 1954). Важной частью этой врожденной системы мотивации является повышение самооценки (Suls, Martin, & Wheeler, 2002): люди сравнивают себя с другими, которыми восхищаются, что называется сравнениями вверх , и обнаруживая общие черты с людьми, имеющими высокий уровень статуса или опыт, они повышают самоощущение; Через нисходящие сравнения люди укрепляют свое самоощущение, защищая себя, когда они оказываются в лучшем положении, чем другие. Учитывая их общее семейное происхождение и опыт, братья и сестры являются четкими целями для социального сравнения, и действительно, теории о соперничестве между братьями и сестрами, описанные ранее, предполагают, что братья и сестры активно участвуют в социальных сравнениях, например, о том, как их родители относятся к ним по сравнению с их сестрами и братьями.

Есть лишь несколько исследований, которые непосредственно оценивают процессы социального сравнения братьев и сестер. Файнберг, Нейдерхайзер, Симменс, Рейсс и Хетерингтон (2000) обнаружили, что процессы социального сравнения зависят от очередности рождения, причем старшие братья и сестры с большей вероятностью будут проводить сравнения вниз, а младшие братья и сестры — вверх.Другие отмечали, что значение динамики социального сравнения зависит от таких факторов, как возрастной интервал, важна ли область сравнения для вовлеченных лиц, а также характер и история родственных отношений (например, Connidis, 2007; Noller, Conway, И Блейкли-Смит, 2008; Тессер, 1980). Например, негативные эффекты восходящих социальных сравнений более выражены, когда братья и сестры ближе по возрасту и имеют более конфликтные отношения (Noller, Conway, et al., 2008).Теоретически, однако, восходящие сравнения между братьями и сестрами также могут привести к положительным результатам, когда самооценка повышается за счет «купания» в положительных достижениях брата или сестры, пока сфера деятельности не имеет большого отношения к самоопределению человека. (Тессер, 1980). То, как братья и сестры осознают различные достижения или неудачи, также может иметь значение для эффектов социального сравнения. Например, в тематическом исследовании двух семей, изучающих качества взаимоотношений между братьями и сестрами во взрослом возрасте, Коннидис (2007) обнаружил, что экономическое неравенство по-разному связано с качеством взаимоотношений между братьями и сестрами в зависимости от источника экономического прогресса.В одной семье, где экономический прогресс был результатом личного успеха (т. Е. Занятости) со стороны старших братьев и сестер, отношения между старшими и младшими братьями и сестрами пострадали, а младшие братья и сестры сообщали о более двойственных чувствах. Напротив, во второй семье, где младшие братья и сестры были более экономически выгодными, прежде всего благодаря браку, а не обязательно личному успеху, отношения между братьями и сестрами были более позитивными. Подобные результаты подчеркивают некоторые сложности, связанные с динамикой отношений между братьями и сестрами, включая множество факторов, которые взаимодействуют, чтобы повлиять на то, как братья и сестры относятся друг к другу.Однако имеющаяся ограниченная работа предполагает, что изучение процессов социального сравнения может быть плодотворным направлением для исследования отношений между братьями и сестрами на протяжении всей жизни. Однако, как мы отмечали ранее, важно изучать процессы социального сравнения напрямую, а не делать выводы об их функционировании на основе паттернов результатов взаимоотношений между братьями и сестрами.

Теория справедливости (Adams, 1965; Walster, Walster, & Berscheid, 1978) основывается на феномене социального сравнения в объяснении процессов социальных отношений и удовлетворенности людей своими отношениями.С этой точки зрения люди отслеживают свой вклад и вознаграждения, которые они получают от своих отношений, относительно вкладов и вознаграждений своих партнеров. Неудовлетворенность отношениями, эмоциональное расстройство и попытки изменить отношения, включая отказ от отношений, являются результатом дисбаланса между соотношением вознаграждений партнеров и вкладов в их общие отношения. Родственная точка зрения, теория социального обмена (Thibaut & Kelley, 1959), также сосредотачивается на вознаграждении людей и инвестициях в их социальные отношения.С этой точки зрения, когда затраты на отношения перевешивают их выгоды, люди предпочтут отказаться от этих отношений, особенно когда им доступны альтернативные, более удовлетворительные отношения. Принципы справедливости и обмена были разработаны для объяснения динамики в добровольных отношениях и чаще всего изучались на взрослых, возможно, из-за сложности задействованных социальных когнитивных процессов и сосредоточения теорий на индивидуальных, а не на различиях в развитии. Более добровольный характер отношений между братьями и сестрами в зрелом возрасте означает, что теории равенства и обмена могут быть с пользой применены для объяснения различий между парами братьев и сестер, которые остаются близкими, и теми, у кого более далекие отношения.

Одна из областей, в которой применялась теория справедливости, — это последствия для отношений между братьями и сестрами того, как братья и сестры разделяют уход за пожилым родителем. С учетом соображений справедливости забота о родителе обычно ложится на плечи одного из потомков, и основные опекуны часто сообщают о чувстве стресса, когда их братья и сестры не разделяют обязанности по уходу (Ingersoll-Dayton, Neal, Ha, & Hammer , 2003; Suitor & Pillemer, 1996).В соответствии с идеей о том, что несправедливость мотивирует изменения, Ingersoll-Dayton et al. (2003) обнаружили, что братья и сестры использовали различные поведенческие, а также психологические стратегии для восстановления справедливости. Эти стратегии включали просьбу о дополнительной помощи с учетом личных (например, личностных) и контекстуальных факторов (например, наличие детей или других требований семьи), которые могут объяснить ограниченный вклад, а также максимизацию или минимизацию значимости вкладов для поддержания восприятия справедливости. В соответствии с теорией справедливости Ingersoll et al. обнаружил, что, когда попытки создать справедливость были безуспешными, бедствия возрастали. Фактически, одно исследование показало, что, когда неравенство в уходе было слишком велико, происходил разрыв отношений между братьями и сестрами: Strawbridge и Wallhagen (1991) обнаружили, что братья и сестры перестали взаимодействовать или даже подавали иски друг против друга, когда страдания по уходу становились интенсивными.

Как и в литературе о различном обращении с родителями, исследования с использованием теории справедливости подчеркивают, что восприятие справедливости или справедливости может опосредовать связи между неравенством и качествами взаимоотношений (например,г., Болл, Ферринг и Филипп, 2005; Чичирелли, 1992). Cicirelli (1992) сообщил, что, хотя около 80% братьев и сестер не в равной степени заботились о своих родителях, менее половины считают такое распределение несправедливым, а Boll et al. (2005) обнаружили, что оценки братьями и сестрами справедливости различного отношения к их родителям в зрелом возрасте опосредуют связь между дифференцированным обращением и качествами семейных отношений. Дальнейшие исследования должны основываться на этих усилиях по документированию ряда опосредующих психологических процессов, а также контекстуальных условий, которые могут смягчать связи между семейным опытом братьев и сестер и качествами их взаимоотношений между братьями и сестрами.

Теории социального обучения

Процессы социального обучения, вероятно, являются наиболее распространенным набором механизмов, используемых для объяснения динамики взаимоотношений между братьями и сестрами, особенно динамики братьев и сестер детей и подростков. Согласно теориям социального обучения, люди приобретают новое поведение, в том числе когнитивное поведение, такое как установки и убеждения, хотя есть два ключевых механизма: подкрепление и наблюдение за поведением других (Bandura, 1977). Исследования взаимоотношений братьев и сестер в детстве и подростковом возрасте нацелены на роль родителей, например, когда они моделируют эффективные стратегии разрешения конфликтов в своих брачных отношениях или хвалят своих детей за хорошие отношения; или, наоборот, когда они не могут делать или моделировать явно негативное поведение. Братья и сестры также формируют свои собственные отношения в контексте их социальных обменов, например, взаимно укрепляя положительное или отрицательное поведение, а также наблюдая и подражая друг другу. Большинство семейных условий предоставляют широкие возможности для работы этих процессов социального обучения.

Принципы обучения с наблюдением также предполагают, что члены семьи являются яркими моделями социального обучения. То есть люди, скорее всего, будут подражать моделям, которые являются теплыми и заботливыми, имеют высокий статус и похожи на них самих (Bandura, 1977).Эти принципы подразумевают, что стиль взаимодействия членов семьи является важным источником обучения. Например, теплые и любящие члены семьи, которых считают компетентными и влиятельными (например, родители, старшие братья и сестры), могут быть особенно сильными моделями. Дети учатся социальным навыкам, общаясь с родителями, братьями и сестрами, а также наблюдая за тем, как члены своей семьи взаимодействуют с другими. И, как мы обсудим позже в этом разделе, не все, чему учатся братья и сестры, является положительным, поскольку они часто имитируют негативную динамику отношений, такую ​​как конфликт, враждебность и агрессия.Принципы социального обучения также подразумевают, что процессы моделирования во взаимоотношениях между братьями и сестрами различаются в зависимости от констелляции диад братьев и сестер, при этом старшие братья и сестры одного пола с большей вероятностью будут служить моделями. Близким по возрасту братьям и сестрам можно подражать из-за их сходства с самим собой, но большая разница в возрасте между братьями и сестрами также может наделять старшего брата властью и высоким статусом и тем самым способствовать моделированию. В некоторых исследованиях влияния братьев и сестер было проверено влияние характеристик родителей и братьев и сестер как потенциальных модераторов процессов обучения с наблюдением, и были получены доказательства, согласующиеся с этими теоретическими принципами (например,g. , Slomkowski, Rende, Conger, Simons, & Conger, 2001), но результаты не совсем согласуются (например, Whiteman, McHale, et al., 2007). Учитывая неоднозначные результаты, для будущих исследований важно продолжить изучение модераторов (например, стиль взаимоотношений, статус, власть) социального и наблюдательного обучения и напрямую измерить эти процессы, а не делать выводы об их действиях на основе наблюдаемых паттернов поведения. сходство (Whiteman, Becerra, et al., 2009).

В дополнение к процессам обучения с наблюдением, которые происходят вне их диадических обменов, братья и сестры также могут напрямую влиять на динамику своих отношений в силу своего собственного поведения в повседневных взаимодействиях.Циклы принуждения — это социальные обмены, включающие нарастающие процессы негатива и подкрепления (Patterson, 1984). В качестве примера этой динамики в отношениях между братьями и сестрами братья и сестры могут научиться добиваться своего, увеличивая уровень враждебности и агрессии по отношению к сестре или брату во время эпизодов конфликта. Когда сестра или брат уступают, агрессивный брат или сестра получает положительное подкрепление за нарастание негатива (и негативность будет усиливаться в последующих эпизодах), а сестра или брат получают отрицательное подкрепление за то, что они уступили.Поскольку оба брата и сестры также могут понять, что нарастание негатива приводит к тому, что они добиваются своего, отношения между братьями и сестрами были описаны как тренировочная площадка для агрессии (Patterson, 1986).

Братья и сестры также взаимно способствуют негативному поведению посредством девиантных разговоров, когда они награждают друг друга положительным отношением и подражанием за рассказы и планы о рискованном и преступном поведении и деятельности (Bullock & Dishion, 2002). Большинство исследований братьев и сестер в рамках традиции социального обучения сосредоточено на том, как братья и сестры влияют на индивидуальные приспособления друг друга, включая проблемы поведения, употребление психоактивных веществ и рискованные сексуальные практики, и поэтому выходят за рамки этого обзора. Однако в той мере, в какой братья и сестры могут влиять на социальное поведение и развитие друг друга, их можно рассматривать как форум для процессов социального обучения.

Все больше эмпирических исследований проверяют принципы теории социального обучения в контексте взаимоотношений между братьями и сестрами. Исследования роли родителей в формировании отношений между братьями и сестрами показывают, что родители прилагают прямые усилия, чтобы регулировать и влиять на взаимоотношения между братьями и сестрами, часто в форме вмешательства в споры между братьями и сестрами (Perlman & Ross, 1997).В детстве вмешательство родителей в конфликт между братьями и сестрами оказывает положительное влияние на отношения между ними. Когда родители моделируют подходящие методы рассуждения и развивают у детей навыки разрешения конфликтов, братья и сестры с большей вероятностью будут использовать эффективные стратегии, такие как согласие и принятие точки зрения, для разрешения споров между братьями и сестрами (Kramer, Perozynski, & Chung, 1999; Perlman & Ross, 1997). Программы вмешательства, разработанные для обучения родителей тому, как эффективно управлять отношениями между братьями и сестрами, показали положительный эффект в плане уменьшения конфликтов между братьями и сестрами, поощрения позитива и улучшения навыков разрешения конфликтов у детей (Siddiqui & Ross, 2004; Tiedemann & Johnston, 1992).Такие же положительные эффекты родительского вмешательства не обнаруживаются в подростковом возрасте; скорее, есть некоторые свидетельства перекрестных исследований о том, что отношения между братьями и сестрами в подростковом возрасте более негативны перед лицом прямого вмешательства родителей, возможно, потому, что родители продолжают вмешиваться в подростковом возрасте только тогда, когда отношения между братьями и сестрами очень плохие (Kramer et al., 1999; McHale , Updegraff, Tucker, & Crouter, 2000).

Родители также влияют на отношения братьев и сестер, когда они служат моделями в контексте супружеских взаимодействий и диадических обменов со своими детьми.Этот тип влияния был назван косвенным , потому что цель не состоит в том, чтобы явно формировать родственные отношения (Parke & Buriel, 1998). Данные свидетельствуют о том, что качества взаимоотношений между супругами и братьями и сестрами взаимосвязаны, и показывают, что отношения между родителями и детьми могут служить посредником этих связей (Brody, Stoneman, & McCoy, 1994; Dunn, Deater-Deckard, Pickering, & Golding, 1999; Ноллер, Фини, Шихан и Петерсон, 2000; Риз-Вебер и Кан, 2005; Стокер и Янгблейд, 1999).Согласно теории социального обучения, проблемные супружеские отношения обычно связаны с более враждебными отношениями между родителями и детьми и . Однако, в отличие от этого, как упоминалось ранее, Дженкинс (1992) обнаружил, что в контексте интенсивного супружеского конфликта некоторые братья и сестры фактически становились более близкими, обращаясь друг к другу за эмоциональной поддержкой. Эти результаты подтверждают идею о том, что родители влияют на отношения братьев и сестер, но что обучение с наблюдением — не единственный процесс, лежащий в основе этих ассоциаций.

Конечно, братья и сестры сами играют важную роль в формировании своих отношений. Ежедневно общаясь, братья и сестры напрямую подкрепляют поведение друг друга (Patterson, 1984). Братья и сестры также служат моделями друг для друга, процесс, который может способствовать обнаружению сходства между братьями и сестрами во многих различных областях, включая преступность и агрессию (например, Bank, Patterson, & Reid 1996; Slomkowski, Rende, Conger, et al., 2001), употребление психоактивных веществ (например, Slomkowski, Rende, Novak, Lloyd-Richardson, & Niaura, 2005), сексуальное поведение (e.g., Rodgers & Rowe, 1988) и социальной компетентности (Stormshak, Bellanti, Bierman, & Conduct Problems Prevention Research Group, 1996). К выводам о влиянии братьев и сестер следует относиться с осторожностью, если исследования не включают информацию о большом семейном окружении. Например, братья и сестры часто разделяют родительские модели, поэтому важно осмыслить и изучить влияние братьев и сестер на их отношения в контексте более крупных семейных процессов.

Семейные и экологические системные подходы

Структура семейных систем привлекает внимание к более широкому контексту, в котором развиваются родственные отношения.Принципы теории семейных систем вытекают из общей теории систем (Bertalanffy, 1950). С этой точки зрения семьи лучше всего понимаются при целостном изучении. Семьи рассматриваются как иерархически организованные во взаимозависимые, взаимно влиятельные подсистемы; эта «иерархия» варьируется от индивидов до диад (отношения между братьями и сестрами, супружеские отношения, отношения родитель-ребенок), триад (например, триада родитель-брат) и за ее пределами, чтобы в конечном итоге охватить всю семейную систему, включая бабушек и дедушек, тетушек и дядей.В идеале подсистемы имеют гибкие границы, которые учитывают, но не определяются, влияния других подсистем; кроме того, некоторые границы, особенно границы между поколениями, например, между супружеской и дочерней подсистемами, более важно поддерживать, чем другие границы, например, между парами братьев и сестер. Коалиции в семьях представляют собой подсистемы внутри семей с более жесткими границами и считаются признаком семейной дисфункции.

Системный подход к семье также подчеркивает динамический характер структуры и процессов семьи: семьи адаптируются в ответ на изменения внутренних и внешних потребностей и обстоятельств, включая развитие отдельных членов семьи.Несмотря на динамизм, семьи стремятся найти баланс между стабильностью и переменами. Считается, что как жесткая приверженность, так и постоянные колебания норм, ролей и действий характеризуют неблагополучные семьи и отношения.

Как следует из этих представлений об изменении семьи, семьи также являются открытыми системами, подверженными внешним воздействиям. Теория экологических систем Бронфенбреннера (1979, 1986) предлагает несколько уровней контекстного влияния на индивидуальное развитие, но эти уровни влияния также имеют отношение к отношениям между братьями и сестрами.Микросистема относится к непосредственным контекстам повседневной жизни, таким как семья и район. Силы на этом уровне могут поддерживать тесные и вовлеченные отношения между братьями и сестрами, и они могут определять отдельные ниши активности для братьев и сестер в зависимости от их возраста и пола. Мезосистема относится к связям между контекстами микросистем. Например, нормы возрастной и гендерной сегрегации могут быть согласованными, поскольку братья и сестры переходят из семьи и района в школу, или братьям и сестрам, возможно, придется по-разному вести себя по отношению друг к другу в разных условиях.Экзосистема относится к контекстам, в которых братья и сестры не участвуют напрямую, но которые оказывают косвенное влияние на их отношения в силу своего воздействия на микросистему. Например, долгие часы родителей на рабочем месте могут повлиять на обязанности старших братьев и сестер по уходу за своими младшими братьями и сестрами и тем самым способствовать взаимодополняемости, а не эгалитаризму в ролях братьев и сестер. Наконец, макросистема относится к более широкому социальному контексту, включая политические, экономические и культурные силы, которые влияют на людей и семейные отношения.Например, по некоторым сведениям, соперничество между братьями и сестрами, которое считается центральным в динамике братьев и сестер в индивидуалистических западных культурах, не является доминирующей чертой динамики отношений между братьями и сестрами в восточных, более общинно ориентированных культурах (Nuckolls, 1993).

Ограниченное исследование, в ходе которого проверялись системные принципы, дает некоторое представление о семейных процессах, которые влияют на отношения между братьями и сестрами. Как обсуждалось ранее, ряд исследований установил связь между качеством взаимоотношений между братьями и сестрами и супружеской подсистемой и подсистемой родитель-ребенок.В соответствии с теорией семейных систем, связи кажутся взаимными, поскольку родственные отношения влияют на другие подсистемы и наоборот (Kim et al., 2006; Yu & Gamble, 2008). Семейные коалиции связаны с проблемными отношениями между братьями и сестрами (McHale, Crouter, McGuire, & Updegraff, 1995; Volling, 1997), возможно, в результате проблемных брачных отношений или жестких границ, которые исключают некоторых членов семьи из участия в подсистеме. С точки зрения семейных систем предполагается, что в переходные периоды система более «открыта» и, следовательно, подвержена изменениям.Эмпирические исследования подтверждают эту идею, поскольку изменения в динамике братьев и сестер наблюдаются в период перехода к подростковому возрасту (Kim et al., 2006; Brody, Stoneman, & McCoy, 1994), развод родителей (Abbey & Dallos, 2004; Sheehan, Darlington, Noller, & Feeney, 2004), а также переходный период, когда первенец или сестра покидает семейный дом (Whiteman, McHale, et al., В печати). На сегодняшний день такие семейные системные процессы не исследованы во взрослых братьях и сестрах.

Силы вне семьи также могут повлиять на отношения между братьями и сестрами.Факторы окружающей среды, которые могут быть общими для обоих братьев и сестер, такие как социально-экономический статус семьи (SES) и соседство, создают особый контекст, в котором происходят обмены между братьями и сестрами. Большинство исследователей-братьев и сестер рассматривают SES как контрольную переменную, и несколько исследований, в которых явно проверялась роль факторов SES, дали смешанные результаты: в некоторых исследованиях сообщалось, что более низкий SES связан с более негативными отношениями между братьями и сестрами (Conger, Conger, & Elder , 1994; Dunn, Slomkowski, & Beardsall, 1994), тогда как другие обнаружили противоположную ассоциацию (McHale, Whiteman, Kim, & Crouter, 2007; Updegraff & Obeidallah, 1999).Характеристики соседства не были систематически связаны с динамикой братьев и сестер; однако Апдеграфф и Обейдаллах (1999) обнаружили, что молодые подростки, живущие в районах с большим количеством общих игровых площадок (например, общественных парков, игровых площадок), более склонны к установлению близких отношений со своими сверстниками, чем со своими братьями и сестрами. Исследование взрослых братьев и сестер принимает во внимание контекстуальные факторы при документировании важности географической близости в контакте братьев и сестер (например, Connidis & Campbell, 1995).Новые технологии, такие как электронная почта, Facebook и Skype, которые становятся все более распространенными средствами общения, могут оказать существенное влияние на отношения географически разбросанных братьев и сестер, и их полезность в поддержке чувства связи и поддержки между братьями и сестрами имеет большое значение. направление для будущих исследований.

Наконец, небольшая, но растущая часть эмпирических работ исследовала, как культурные силы, являющиеся частью макросистемы, влияют на отношения братьев и сестер.Исследование семей меньшинств, проживающих в Соединенных Штатах, подчеркивает роль культурных ценностей и опыта в формировании динамики развития братьев и сестер. Например, семейные ценности (то есть чувство семейных обязанностей) связаны с более близкими отношениями между братьями и сестрами среди мексиканских американских подростков и могут смягчить потенциально вредные последствия различного отношения родителей (McHale, Updegraff, Shanahan, et al., 2005; Updegraff, McHale, Whiteman, Thayer, & Delgado, 2005). Работа с афроамериканскими братьями и сестрами показала, что дискриминационный опыт, этническая идентичность и отношения с дальними родственниками являются ключевыми культурными факторами, связанными с качеством родственных отношений (Brody, Stoneman, Smith, & Gibson, 1999; McHale, Whiteman, et al., 2007). Межкультурные исследования подчеркнули ответственность старших братьев и сестер по уходу и иерархическую структуру ролей братьев и сестер в незападных обществах, а также культурные различия в динамике братьев и сестер, такие как соперничество и конкуренция (Maynard, 2004; Nuckolls, 1993; Weisner, 1993; Жуков, 1989).

Хотя эта работа согласуется с системными принципами, семейные и экологические системные процессы остаются проблемой для практической реализации и, таким образом, не часто являются предметом эмпирического исследования в исследованиях братьев и сестер (или исследованиях семей, в более общем плане).Огромное разнообразие структур отношений между братьями и сестрами может быть одним сдерживающим фактором — в одном исследовании было выявлено 26 различных возможных созвездий родственных отношений (например, близнецы, биологические братья и сестры, сводные братья и сестры, приемные братья и сестры; Treffers, Goedhart, Waltz, & Koudijs, 1990). Системные перспективы также ограничены в своих теоретических положениях в смысле определения конкретных механизмов влияния, и, таким образом, привнесение динамики отношений, предложенной аналитическими, социально-психологическими и социальными теориями обучения, в рамки семейных систем, может быть плодотворным направлением исследования.

Заключение

На самом общем уровне наш обзор подчеркивает важность братьев и сестер для понимания семейной динамики и систем, и он должен стимулировать исследовательское внимание семейных ученых к этим относительно игнорируемым отношениям. Основными принципами, вытекающими из нашего обзора, являются то, что отношения между братьями и сестрами во многом похожи на другие близкие отношения в семье. Во-первых, отношения между братьями и сестрами многомерны, и они меняются в зависимости от времени и места.Таким образом, мы не должны ожидать, что одна теоретическая точка зрения может объяснить различия в развитии, семье и группе, которые наблюдались в отношениях между братьями и сестрами. Действительно, концепции, основанные на каждом наборе точек зрения, рассматриваемых здесь, а также других социологически обоснованных концепциях, не рассматриваемых здесь (например, Allan, 1979; Elder, 1996; Matthews, 2002; Walker et al., 2005), служат для освещения ключевых аспектов родственные отношения и силы, которые их формируют. Важно отметить, что, как и в других близких отношениях, процессы, которые влияют на динамику отношений между братьями и сестрами, действуют на разных уровнях, начиная от интрапсихических процессов, таких как привязанность и социальное сравнение, до динамики отношений, такой как социальное обучение, и более отдаленных сил вне семьи, таких как социокультурные влияния. .И хотя лонгитюдные исследования взаимоотношений между братьями и сестрами проводятся редко, наш обзор предполагает, что одни динамики могут иметь большее влияние в определенные периоды жизненного цикла, чем другие. Этот последний вопрос созрел для будущих исследований и будет способствовать пониманию развития близких отношений на протяжении всей жизни.

Еще одним важным направлением будущих исследований братьев и сестер является разработка исследований, которые включают анализ более широкого диапазона процессов влияния, чтобы показать, как идеи с разных точек зрения дополняют друг друга.Например, исследования, основанные на психоаналитических традициях, были важны для понимания того, как динамика, такая как дифференцированное отношение родителей, соотносится с качествами взаимоотношений между братьями и сестрами. Однако более полное понимание этих связей возможно, когда во внимание принимаются другие психологические и социальные процессы, такие как понятия равенства и справедливости, предлагаемые социально-психологическими теориями, и социокультурные силы, предлагаемые экологической и системной точки зрения. Таким образом, исследование взаимоотношений братьев и сестер может служить моделью для изучения других видов близких отношений.Наконец, поскольку родственные отношения — это самые продолжительные отношения, которые разделяет большинство людей — качество, которое делает их уникальными, — важно, чтобы будущая работа исследовала их в течение продолжительных периодов времени. Лонгитюдное исследование братьев и сестер предлагает исследователям семьи возможность увидеть, как развиваются и меняются семейные отношения, а также возможность понять многочисленные процессы и контексты, которые влияют на эти пожизненные узы.

Информация для авторов

Шон Д.Уайтмен, Университет Пердью.

Сьюзан М. Макхейл, Государственный университет Пенсильвании.

Анна Соли, Государственный университет Пенсильвании.

Список литературы

  • Эбби К., Даллос Р. Опыт влияния развода на отношения между братьями и сестрами: качественное исследование. Клиническая детская психология и психиатрия. 2004. 9: 241–259. [Google Scholar]
  • Adams JS. Неравенство в социальном обмене. Успехи экспериментальной социальной психологии. 1965; 62: 335–343. [Google Scholar]
  • Аллан Г.Социология дружбы и родства. Лондон: Аллен и Анвин; 1979. [Google Scholar]
  • Ansbacher HL, Ansbacher RR. Индивидуальная психология Альфреда Адлера. Нью-Йорк: основные книги; 1956. [Google Scholar]
  • Бандура А. Теория социального обучения. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис Холл; 1977. [Google Scholar]
  • Bank L, Patterson GR, Reid JB. Отрицательные модели взаимодействия братьев и сестер как предикторы проблем адаптации в будущем у подростков и молодых взрослых мужчин. В: Броуди Г.Х., редактор.Отношения между братьями и сестрами: их причины и последствия. Вестпорт, Коннектикут: Ablex; 1996. С. 197–229. [Google Scholar]
  • Бельски Дж. Дифференциальная восприимчивость к растущему влиянию: эволюционная гипотеза и некоторые свидетельства. В: Эллис Б.Дж., Бьорклунд Д.Ф., редакторы. Истоки социального разума: эволюционная психология и развитие ребенка. Нью-Йорк: Guilford Press; 2005. С. 139–163. [Google Scholar]
  • Бененсон Дж. Ф. Гендерные различия в развитии отношений. В: Ноам Г.Г., Фишер К.В., редакторы.Развитие и уязвимость в близких отношениях. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1996. С. 263–286. [Google Scholar]
  • Bertalanffy LV. Очерк общей теории систем. Британский журнал философии науки. 1950; 1: 134–165. [Google Scholar]
  • Болл Т., Ферринг Д., Филипп Ш. Воспринимаемое дифференцированное отношение родителей к среднему взрослому возрасту: криволинейные отношения с опытом отношения людей к братьям и сестрам и родителям. Журнал семейной психологии. 2003. 17: 472–487.[PubMed] [Google Scholar]
  • Болл Т., Ферринг Д., Филипп Ш. Влияние родительского дифференцированного отношения на качество отношений с братьями и сестрами и родителями: оценки справедливости в качестве посредников. Исследование социальной справедливости. 2005. 18: 155–182. [Google Scholar]
  • Bowlby J. Привязанность и потеря: Vol. 1. Нью-Йорк: основные книги; 1969. [Google Scholar]
  • Brody GH, Stoneman Z, Burke M. Детские темпераменты, материнское дифференциальное поведение и отношения между братьями и сестрами. Развивающая психология.1987. 23: 354–362. [Google Scholar]
  • Brody GH, Stoneman Z, McCoy JK. Прогнозирование отношений между братьями и сестрами в раннем подростковом возрасте на основе темпераментов ребенка и семейных процессов в среднем детстве. Развитие ребенка. 1994; 65: 771–784. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brody GH, Stoneman Z, Smith T., Gibson NM. Братья и сестры в сельских афроамериканских семьях. Журнал брака и семьи. 1999; 61: 1046–1057. [Google Scholar]
  • Бронфенбреннер У. Экология человеческого развития: эксперименты по природе и замыслу.Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1979. [Google Scholar]
  • Бронфенбреннер У. Экология семьи как контекст развития: перспективы исследования. Развивающая психология. 1986; 22: 723–742. [Google Scholar]
  • Баллок Б.М., Дишион Т.Дж. Сговор между братьями и сестрами и проблемное поведение в раннем подростковом возрасте: к модели процесса для семейной взаимности. Журнал аномальной детской психологии. 2002; 30: 143–153. [PubMed] [Google Scholar]
  • Buist KL, Dekovic M, Meeus W., van Aken MAG.Паттерны развития привязанности подростков к матери, отцу и братьям и сестрам. Журнал молодежи и отрочества. 2002. 31: 167–176. [Google Scholar]
  • Касперс К., Юкуис Р., Траутман Б., Арндт С., Лангбен Д. Исследование привязанности взрослых братьев и сестер: влияние общей среды на психические состояния привязанности. Привязанность и человеческое развитие. 2007; 9: 375–391. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cicirelli VG. Забота о семье: автономное и патерналистское принятие решений.Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж; 1992. [Google Scholar]
  • Cicirelli VG. Отношения между братьями и сестрами на протяжении всей жизни. Нью-Йорк: Пленум Пресс; 1995. [Google Scholar]
  • Conger KJ, Conger RD, Elder GH. Братья и сестры в тяжелые времена. В: Конгер Р.Д., старейшина Г.Х., редакторы. Семьи в трудные времена: адаптация к переменам в сельской Америке. Нью-Йорк: де Грюйтер; 1994. С. 235–252. [Google Scholar]
  • Connidis IA. Преодоление неравенства среди взрослых братьев и сестер: два тематических исследования. Журнал брака и семьи.2007; 69: 482–499. [Google Scholar]
  • Коннидис И.А., Кэмпбелл Л.Д. Близость, доверие и контакт между братьями и сестрами в среднем и позднем взрослом возрасте. Журнал семейных вопросов. 1995; 16: 722–745. [Google Scholar]
  • Драйкурс Р., Сольц В. Дети: Проблема. Нью-Йорк: Книги Боярышника; 1964. [Google Scholar]
  • Данн Дж. Братья и сестры и социализация. В: Grusec JE, Hastings PD, редакторы. Справочник социализации: теория и исследования. Нью-Йорк: Guilford Press; 2007. С. 309–327.[Google Scholar]
  • Данн Дж., Дитер-Декард К., Пикеринг К., Голдинг Дж. Братья и сестры, родители и партнеры: семейные отношения в рамках лонгитюдного исследования сообщества. Журнал детской психологии и психиатрии. 1999; 40: 1025–1037. [PubMed] [Google Scholar]
  • Данн Дж., Сломковски С., Бердсолл Л. Отношения между братьями и сестрами от дошкольного периода до среднего детства и ранней юности. Развивающая психология. 1994. 30: 315–324. [Google Scholar]
  • East PL. Отношения подростков с братьями и сестрами.В: Лернер Р.М., Штейнберг Л., редакторы. Справочник по подростковой психологии: Вып. 2. Влияние контекста на развитие подростков. 3-е изд. Хобокен, Нью-Джерси: Уайли; 2009. С. 43–73. [Google Scholar]
  • Elder GH., Jr. Человеческая жизнь в меняющихся обществах: жизненный путь и идеи развития. В: Кэрнс РБ, старейшина Г.Х. младший, Костелло Э.Дж., редакторы. Наука о развитии. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 1996. С. 31–62. Кембриджские исследования социального и эмоционального развития . [Google Scholar]
  • Фейнберг М.Э., Макхейл С.М., Краутер А.С., Камсилль П.Дифференциация братьев и сестер: траектории братьев и сестер и родительских отношений в подростковом возрасте. Развитие ребенка. 2003. 74: 1261–1274. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фейнберг М.Э., Нейдерхайзер Дж.М., Симменс С.Дж., Рейсс Д., Хетерингтон М.Э. Сравнение между братьями и сестрами различного родительского отношения в подростковом возрасте: пол, самооценка и эмоциональность как медиаторы ассоциации адаптации родителей. Развитие ребенка. 2000; 71: 1611–1628. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фелсон РБ. Агрессия и насилие между братьями и сестрами.Социальная психология ежеквартально. 1983; 46: 271–285. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фестингер Л. Теория процессов социального сравнения. Человеческие отношения. 1954. 7: 117–140. [Google Scholar]
  • Фингерман К., Миллер Л., Бёрдитт К., Зарит С. Пожертвовать добрым и нуждающимся: Родительская поддержка взрослых детей. Журнал брака и семьи. 2009. 71: 1220–1233. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Хайдер Ф. Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Уайли; 1958 г.[Google Scholar]
  • Эрнандес DJ. Развитие ребенка и социальная демография детства. Развитие ребенка. 1997. 68: 149–169. [Google Scholar]
  • Ingersoll-Dayton B, Neal MB, Ha J, Hammer LB. Устранение неравенства в родительской заботе среди братьев и сестер. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 201–212. [Google Scholar]
  • Jenkins JM. Отношения между братьями и сестрами в дисгармоничных домах: потенциальные трудности и защитные эффекты. В: Бур Ф., Данн Дж., Редакторы. Отношения детей и братьев и сестер: проблемы развития и клинические проблемы.Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1992. С. 125–138. [Google Scholar]
  • Ким Дж., Макхейл С.М., Осгуд Д.В., Краутер А.С. Лонгитюдный курс и семейные корреляты взаимоотношений братьев и сестер с детства до подросткового возраста. Развитие ребенка. 2006; 77: 1746–1761. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коваль А., Крамер Л. Понимание детьми дифференцированного отношения родителей. Развитие ребенка. 1997. 68: 113–126. [Google Scholar]
  • Крамер Л., Перозинский Л.А., Чанг Т. Реакция родителей на конфликт между братьями и сестрами: влияние развития и пола родителей.Развитие ребенка. 1999; 70: 1401–1414. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мэтьюз Ш. Сестры и братья / дочери и сыновья: удовлетворение потребностей старых родителей. Блумингтон, Индиана: без ограничений; 2002. [Google Scholar]
  • Maynard AE. Взаимодействие с братьями и сестрами. В: Гилен UP, Roopnarine J, редакторы. Детство и юность: кросс-культурные перспективы и приложения. Вестпорт, Коннектикут: Praeger; 2004. С. 229–252. Успехи в прикладной психологии развития . [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC.Как дети влияют на семейную жизнь? В: Crouter AC, стенд A, редакторы. Влияние детей на семейную динамику: игнорируемая сторона семейных отношений. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2003. С. 207–220. [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Crouter AC, McGuire SA, Updegraff KA. Соответствие различного отношения матери и отца к братьям и сестрам: связь с семейными отношениями и благополучием детей. Развитие ребенка. 1995. 66: 116–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Ким Дж., Уайтман С.Д.Братья и сестры в детстве и юности. В: Ноллер П., Фини Дж. А., редакторы. Тесные отношения: функции, формы и процессы. Нью-Йорк: Психология Пресс; 2006. С. 127–150. [Google Scholar]
  • McHale SM, Updegraff KA, Jackson-Newsom J, Tucker CJ, Crouter AC. В каких случаях дифференцированное отношение родителей имеет негативные последствия для братьев и сестер? Социальное развитие. 2000. 9: 149–172. [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Updegraff KA, Шанахан Л., Crouter AC, Killoren SE. Дифференциальное обращение с братьями и сестрами в мексиканских американских семьях.Журнал брака и семьи. 2005. 67: 1259–1274. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • McHale SM, Updegraff KA, Tucker CJ, Crouter AC. Шагни или держись подальше? Роли родителей в отношениях подростков с братьями и сестрами. Журнал брака и семьи. 2000; 62: 746–760. [Google Scholar]
  • McHale SM, Whiteman SD, Kim J, Crouter AC. Характеристики и корреляты родственных отношений в афроамериканских семьях с двумя родителями. Журнал семейной психологии. 2007. 21: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
  • Neyer FJ.Близнецовые отношения в старости: перспективы развития. Журнал социальных и личных отношений. 2002; 19: 155–177. [Google Scholar]
  • Ноллер П., Конвей С., Блейкли-Смит А. Отношения между братьями и сестрами у подростков и молодых взрослых близнецов и не близнецов: управление конкуренцией и сравнение. В: Forgas JP, Fitness J, редакторы. Социальные отношения: когнитивные, аффективные и мотивационные процессы. Нью-Йорк: Психология Пресс; 2008. С. 235–252. [Google Scholar]
  • Ноллер П., Фини Дж. А., Шихан Г., Петерсон К.Модели семейных конфликтов: связи с семейным конфликтом и восприятием членами семьи друг друга. Личные отношения. 2000; 7: 79–94. [Google Scholar]
  • Nuckolls CW. Введение в изучение межкультурных отношений братьев и сестер. В: Nuckolls CW, редактор. Братья и сестры в Южной Азии. Нью-Йорк: Guilford Press; 1993. С. 19–44. [Google Scholar]
  • О’Коннор Т.Г., Крофт К.М. Двойное исследование привязанности у дошкольников. Развитие ребенка. 2001; 72: 1501–1511. [PubMed] [Google Scholar]
  • Parke RD, Buriel R.Социализация в семье: этнические и экологические аспекты. В: Дэймон В., Айзенберг Н., редакторы. Справочник по детской психологии: Вып. 3. Социальное, эмоциональное и личностное развитие. 5-е изд. Нью-Йорк: Уайли; 1998. С. 463–552. [Google Scholar]
  • Парсонс Т. Возраст и пол в социальной структуре. В: Козер Р.Л., редактор. Семья: ее структура и функции. Нью-Йорк: Сент-Мартинс. (Оригинальная работа опубликована в 1942 г., 1974 г., стр. 243–255. [Google Scholar]
  • Паттерсон Г. Р. Братья и сестры: попутчики в принудительных семейных процессах.В: Бланшар Р.Дж., редактор. Успехи в изучении агрессии. Нью-Йорк: Academic Press; 1984. С. 174–214. [Google Scholar]
  • Паттерсон Г.Р. Вклад братьев и сестер в подготовку к борьбе: микросоциальный анализ. В: Olweus D, Block J, Radke-Yarrow M, редакторы. Развитие антисоциального и просоциального поведения: исследования, теории и проблемы. Нью-Йорк: Academic Press; 1986. С. 235–261. [Google Scholar]
  • Перлман М., Росс Х.С. Преимущества родительского вмешательства в детские споры: исследование одновременных изменений в стилях борьбы детей.Развитие ребенка. 1997. 68: 690–700. [Google Scholar]
  • Pew Internet and American Life Project. Использование с течением времени. 2010 г. Получено 5 июля 2010 г. с сайта http://www.pewinternet.org/Static-Pages/Trend-Data/Usage-Over-Time.aspx.
  • Прочаска Ю.М., Прочаская Ю.О. Взгляды детей на причины и «лекарства» от соперничества между братьями и сестрами. Защита детей. 1985. 64: 427–433. [Google Scholar]
  • Reese-Weber M, Kahn JH. Семейные предикторы разрешения конфликтов между братьями и сестрами и романтическими партнерами: сравнение поздних подростков из полных и разведенных семей.Журнал подросткового возраста. 2005. 28: 479–493. [PubMed] [Google Scholar]
  • Роджерс Дж. Л., Роу, округ Колумбия. Влияние братьев и сестер на сексуальное поведение подростков. Развивающая психология. 1988. 24: 722–728. [Google Scholar]
  • Розен К.С., Берк ПБ. Отношения множественной привязанности в семье: матери и отцы с двумя маленькими детьми. Развивающая психология. 1999; 35: 436–444. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сэмюэлс HR. Влияние старшего брата или сестры на исследование двигательного аппарата ребенка в новой среде.Развитие ребенка. 1980; 51: 607–609. [Google Scholar]
  • Шанахан Л., Макхейл С.М., Краутер А.С., Осгуд Д.В. Связь между дифференцированным отношением родителей, депрессивными симптомами в молодости и отношениями между братьями и сестрами. Журнал брака и семьи. 2008. 70: 480–494. [Google Scholar]
  • Шихан Дж., Дарлингтон И., Ноллер П., Фини Дж. Восприятие детьми отношений между братьями и сестрами во время раздельного проживания родителей и развода. Журнал разводов и повторных браков. 2004. 41: 69–94. [Google Scholar]
  • Сиддики А., Росс Х.С.Медиация как метод вмешательства родителей в детские споры. Журнал семейной психологии. 2004. 18: 147–159. [PubMed] [Google Scholar]
  • Slomkowski C, Rende R, Conger KJ, Simons RL, Conger RD. Сестры, братья и правонарушения: оценка социального влияния в раннем и среднем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 2001. 72: 271–283. [PubMed] [Google Scholar]
  • Slomkowski C, Rende R, Novak S, Lloyd-Richardson E, Niaura R. Влияние братьев и сестер на курение в подростковом возрасте: данные о социальном влиянии генетически информативного дизайна.Зависимость. 2005; 100: 430–438. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стюарт РБ. Отношения привязанности между братьями и сестрами: взаимодействие ребенка с младенцем в странной ситуации. Развивающая психология. 1983; 19: 192–199. [Google Scholar]
  • Стокер К.М., Янгблейд Л. Семейные конфликты и враждебность родителей: связи с братьями и сестрами детей и отношения со сверстниками. Журнал семейной психологии. 1999; 13: 598–609. [Google Scholar]
  • Стокер К., Данн Дж., Пломин Р. Отношения между братьями и сестрами: связь с темпераментом ребенка, материнским поведением и структурой семьи.Развитие ребенка. 1989. 60: 715–727. [Google Scholar]
  • Стормшак Э., Белланти К., Бирман К. Исследовательская группа по предотвращению проблем с поведением. Качество родственных отношений и развитие социальной компетентности и контроля поведения у агрессивных детей. Развивающая психология. 1996. 32: 79–89. [Google Scholar]
  • Strawbridge WJ, Wallhagen MI. Влияние семейного конфликта на взрослых опекунов. Геронтолог. 1991; 31: 770–777. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sulloway FJ.Рожденный бунтовщиком: очередность рождения, семейная динамика и творческая жизнь. Нью-Йорк: Книги Пантеона; 1996. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K. Источники поддержки и межличностного стресса в сети замужних дочерей, ухаживающих за дочерями: результаты двухлетнего лонгитюдного исследования. Журнал геронтологии: социальные науки. 1996; 51: S297 – S306. [PubMed] [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K. Мама действительно любила вас больше всего? Изучение роли внутрисемейных различий в истории развития родителей на фаворитизм родителей в более поздних семьях.Мотивация и эмоции. 2000. 24: 105–120. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K. Выбор дочерей: изучение того, почему матери предпочитают взрослых дочерей сыновьям. Социологические перспективы. 2006. 49: 139–161. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Пиллемер К. Фаворитизм матери в более позднем возрасте: роль порядка рождения детей. Исследования старения. 2007; 29: 32–55. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K, Sechrist J. Внутрисемейные различия в поддержке матерями взрослых детей.Журнал геронтологии: социальные науки. 2006; 61: S10 – S17. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сулс Дж., Мартин Р., Уиллер Л. Социальное сравнение: почему, с кем и с каким эффектом? Современные направления психологической науки. 2002; 11: 159–163. [Google Scholar]
  • Tancredy CM, Fraley RC. Природа взрослых близнецов: теоретическая перспектива привязанности. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 90: 78–93. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тессер А. Поддержание самооценки в семейной динамике.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 77–91. [Google Scholar]
  • Тети Д.М., Аблард К.Э. Безопасность привязанности и отношения между младенцами и братьями и сестрами: лабораторное исследование. Развитие ребенка. 1989; 60: 1519–1528. [PubMed] [Google Scholar]
  • Thibaut JW, Kelley HH. Социальная психология групп. Нью-Йорк: Уайли; 1959. [Google Scholar]
  • Тидеманн Г.Л., Джонстон К. Оценка программы обучения родителей для содействия обмену опытом между маленькими братьями и сестрами. Поведенческая терапия.1992; 23: 299–318. [Google Scholar]
  • Тинберген Н. Изучение инстинктов. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1951. [Google Scholar]
  • Treffers PDA, Goedhart AW, Waltz JW, Koudijs E. Систематический сбор данных о пациентах в центре детской и подростковой психиатрии. Британский журнал психиатрии. 1990; 157: 744–748. [PubMed] [Google Scholar]
  • Такер CJ, McHale SM, Crouter AC. Аспекты дифференцированного отношения отца и матери к братьям и сестрам: связь с личностными качествами подростков, типичными для пола.Семейные отношения. 2003. 52: 82–89. [Google Scholar]
  • Updegraff KA, McHale SM, Whiteman SD, Thayer SM, Delgado MY. Подростковые отношения между братьями и сестрами в мексиканских американских семьях: изучение роли фамилизма. Журнал семейной психологии. 2005; 19: 512–522. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Updegraff KA, Obeidallah DA. Образцы взаимодействия молодых подростков с братьями, сестрами и друзьями. Социальное развитие. 1999; 8: 52–69. [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США.Статистические сборники США: 2000. Вашингтон, округ Колумбия: Автор; 2005. [Google Scholar]
  • ван Эйзендорн М.Х., Моран Г., Бельски Дж., Педерсон Д., Бакерманс-Краненбург М.Дж., Непперс К. Сходство привязанностей братьев и сестер к своим матерям. Развитие ребенка. 2000; 71: 1086–1098. [PubMed] [Google Scholar]
  • Volling BL. Семья коррелирует материнское и отцовское восприятие различного обращения в раннем детстве. Семейные отношения. 1997. 46: 227–236. [Google Scholar]
  • Volling BL.Отношения привязанности в раннем возрасте как предикторы регуляции эмоций дошкольников с бедным братом или сестрой. Раннее образование и развитие. 2001; 12: 185–207. [Google Scholar]
  • Воллинг Б.Л., Бельски Дж. Вклад отношений мать-ребенок и отец-ребенок в качество взаимодействия братьев и сестер: лонгитюдное исследование. Развитие ребенка. 1992; 63: 1209–1222. [PubMed] [Google Scholar]
  • Voorpostel M, Blieszner R. Межпоколенческая солидарность и поддержка между взрослыми братьями и сестрами.Журнал брака и семьи. 2008. 70: 157–167. [Google Scholar]
  • Walker AJ, Allen KR, Connidis IA. Теоретическое обоснование и изучение родственных связей в зрелом возрасте. В: Bengston VL, Acock AC, Allen KR, Dilworth-Anderson P, Klein DM, редакторы. Справочник по теории семьи и исследованиям. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 2005. С. 167–190. [Google Scholar]
  • Уолстер Э., Уолстер Г. В., Бершайд Э. Эквити: теория и исследования. Бостон: Аллин и Бэкон; 1978. [Google Scholar]
  • Weisner TS. Обзор: сходство и различие братьев и сестер в разных культурах.В: Nuckolls CW, редактор. Братья и сестры в Южной Азии. Нью-Йорк: Guilford Press; 1993. С. 1–18. [Google Scholar]
  • White L. Отношения между братьями и сестрами на протяжении всей жизни: панельный анализ. Журнал брака и семьи. 2001. 63: 555–568. [Google Scholar]
  • Уайт Л., Ридманн А. Узы между взрослыми братьями и сестрами. Социальные силы. 1992. 71: 85–102. [Google Scholar]
  • Whiteman SD, Becerra JM, Killoren S. Механизмы социализации братьев и сестер в нормативном семейном развитии. В: Крамер Л., Конгер К.Дж., редакторы.Братья и сестры как агенты социализации. Vol. 126. Сан-Франциско: Джосси-Басс; 2009. С. 29–43. Новые направления в развитии детей и подростков . [PubMed] [Google Scholar]
  • Whiteman SD, Bernard JM, McHale SM. Природа и корреляты влияния братьев и сестер в афроамериканских семьях с двумя родителями. Журнал брака и семьи. 2010. 72: 267–281. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Whiteman SD, Christiansen A. Процессы влияния братьев и сестер в подростковом возрасте: индивидуальные и семейные корреляты.Семейные отношения. 2008; 57: 24–34. [Google Scholar]
  • Whiteman SD, McHale SM, Crouter AC. Конкурирующие процессы влияния братьев и сестер: Наблюдательное обучение и деидентификация братьев и сестер. Социальное развитие. 2007. 16: 642–661. [Google Scholar]
  • Whiteman SD, McHale SM, Crouter AC. Семейные отношения от подросткового до раннего взросления: изменения в семейной системе после того, как первенцы покинули дом. Журнал исследований подросткового возраста. (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Yu J, Gamble WC.Пути влияния: супружеские отношения и их связь со стилями воспитания и качеством отношений между братьями и сестрами. Журнал исследований ребенка и семьи. 2008. 17: 757–778. [Google Scholar]
  • Зуков П.Г., редактор. Взаимодействие братьев и сестер в разных культурах: теоретические и методологические вопросы. Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг; 1989. [Google Scholar]

Теоретические перспективы взаимоотношений между братьями и сестрами

J Fam Theory Rev. Рукопись автора; доступно в PMC 2012 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3127252

NIHMSID: NIHMS303940

Шон Д. Уайтман

Университет Пердью

Сьюзан М. Маки Хейл

Государственный университет Пенсильвании

Университет

Шон Д. Уайтмен, Университет Пердью;

См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Хотя братья и сестры являются неотъемлемой частью семейной жизни, исследования взаимоотношений между братьями и сестрами отстают от исследований других семейных отношений.Чтобы стимулировать интерес к исследованиям братьев и сестер и служить руководством для будущих исследований семейных ученых, мы рассматриваем четыре теоретических психологически ориентированных точки зрения: (а) психоаналитически-эволюционный, (б) социально-психологический, (в) социальное обучение и (г) Семейно-экологические системы, которые могут использоваться в исследованиях взаимоотношений между братьями и сестрами, включая взгляды на природу и влияние на развитие, индивидуальные и групповые различия в отношениях между братьями и сестрами. Учитывая, что большинство исследований братьев и сестер сосредоточено на детстве и подростковом возрасте, наш обзор выделяет эти периоды развития, но мы также включаем ограниченные исследования взрослых братьев и сестер, в том числе при формулировании предложений для будущих исследований этих фундаментальных семейных отношений.

Ключевые слова: взрослые, дети, отношения между братьями и сестрами, исследования братьев и сестер

Несмотря на тот факт, что большинство людей в Соединенных Штатах растут по крайней мере с одним братом или сестрой, и тот факт, что отношения между братьями и сестрами часто бывают самыми продолжительными отношениями у людей ‘ жизни (Cicirelli, 1995; Hernandez, 1997; US Bureau of the Census, 2005), исследования взаимоотношений братьев и сестер отстают от исследований других семейных отношений. Однако накопленный объем работ свидетельствует о том, что братья и сестры занимают центральное место в жизни людей и семей по всему миру и на протяжении всей жизни: братья и сестры служат товарищами, доверенными лицами и образцами для подражания в детстве и юности (например,g., Dunn, 2007) и в качестве источников поддержки на протяжении всей взрослой жизни (например, Connidis & Campbell, 1995). На сегодняшний день большая часть эмпирических исследований взаимоотношений между братьями и сестрами сосредоточена на их роли в психологическом развитии и поведенческой адаптации человека . В этой статье мы переходим от акцента на отдельном человеке к рассмотрению теоретических перспектив, которые (а) определяют центральные аспекты взаимоотношений между братьями и сестрами, такие как соперничество и поддержка; (б) учитывать изменения характеристик этих отношений на протяжении жизни; и (c) объяснять различия в динамике братьев и сестер между семьями, например, как функцию процессов семейной социализации и различия между группами, включая те, которые определяются полом, этнической принадлежностью или культурой.Наши цели в этом обзоре — стимулировать интерес исследователей семьи к изучению взаимоотношений братьев и сестер как фундаментальных для семейных систем и предоставить теоретическую основу для будущих исследований.

На следующих страницах мы представляем обзор четырех ключевых психологически ориентированных точек зрения, которые применялись при описании и объяснении вариаций в отношениях братьев и сестер: (а) психоаналитически-эволюционные, (б) социально-психологические, (в) социальное обучение и (d) перспективы семейно-экологических систем.Учитывая, что большинство исследований отношений между братьями и сестрами сосредоточено на детстве и подростковом возрасте, мы выбрали подходы, которые в первую очередь применялись к этим периодам развития. На протяжении всего обзора мы обсуждаем, как каждый из них применялся к исследованиям отношений между братьями и сестрами на сегодняшний день, с особым вниманием к исследованному периоду развития, и мы предлагаем, как каждый из них может направлять будущие исследования, в том числе путем информирования исследований взрослых братьев и сестер. Однако, учитывая ограниченную литературу по взрослым братьям и сестрам и ограниченному пространству, мы не расширили наш обзор, чтобы подробно описать такие структуры, как жизненный цикл (например,g., Elder, 1996) и феминистских взглядов (например, Walker, Allen, & Connidis, 2005), которые были применены в исследованиях отношений между братьями и сестрами в зрелом возрасте. На протяжении всего нашего обзора мы стремимся выделить общие черты, а также различия между точками зрения и проиллюстрировать, как они могут дополнять друг друга для углубления понимания этой важной семейной связи.

Психоаналитическая эволюционная перспектива

s

Две теории, которые использовались для объяснения динамики отношений между братьями и сестрами, теория привязанности Боулби (1969) и теория индивидуальной психологии Адлера (см. Ansbacher & Ansbacher, 1956), основаны на трудах первая половина 1900-х годов в области психоанализа.Важно отметить, что идеи этологической теории, выдвигавшиеся в то время (например, Tinbergen, 1951), пронизывали мышление ранних авторов, особенно акцент на инстинктивных или видовых моделях поведения, присущих теории привязанности, и внимание к адаптивной ценности или функции выживания. социального поведения, присущего обеим точкам зрения. Как мы уточняем, после некоторого перерыва в течение последнего десятилетия эволюционные психологи вновь обратили внимание на адаптивную ценность динамики отношений между братьями и сестрами.

Теория привязанности

Основанная на ранних трудах Джона Боулби (например, Bowlby, 1969), теория привязанности призвана объяснить изменения в развитии, но в первую очередь индивидуальные различия в социальных отношениях. Эта перспектива нацелена на раннюю связь между младенцами и их основными опекунами как критически важную для выживания младенцев. В силу своих характеристик и поведения (например, плач, цепляние) младенцы способствуют близости к своим опекунам, начиная с первых дней жизни.В течение первого года жизни у людей формируются отношения привязанности, и степень надежности этих отношений варьируется в зависимости от чувствительности и отзывчивости опекуна младенца. По мере того, как дети развиваются на втором году жизни, фигура привязанности может стать надежной базой, на которой дети исследуют мир вокруг себя, но возвращаются в стрессовых обстоятельствах для комфорта и чувства безопасности. Разделение или потеря привязанности, напротив, вызывает тревогу и страдания.С этой теоретической точки зрения характер отношений с основной фигурой привязанности, чаще всего с матерью, становится основой для внутренней рабочей модели отношений, то есть ожиданий, понимания, эмоций и поведения индивидов, окружающих их межличностные отношения как целое. С этой точки зрения отношения детей с основным опекуном имеют долгосрочные последствия для качеств их взаимоотношений с братьями и сестрами: считается, что эмоционально безопасные отношения между опекуном и ребенком ведут к близким и доверительным отношениям с другими, тогда как небезопасные отношения могут вести к конфликтным, отдаленным отношениям. или иным образом менее удовлетворительные отношения, в том числе с братьями и сестрами.

Не менее важно с точки зрения привязанности то, что, помимо своего основного опекуна, дети могут формировать привязанности к ряду знакомых людей в их социальном мире. А учитывая их повсеместное распространение в повседневной жизни в детстве и подростковом возрасте, братья и сестры являются главными кандидатами на установление отношений привязанности. В начале жизни потребность в чувстве безопасности означает, что отношения привязанности основаны на реакции других на потребности младенцев, и поэтому чувствительные и вовлеченные старшие братья и сестры могут стать объектами привязанности.Важно отметить, что с точки зрения привязанности привязанность не эквивалентна позитивным отношениям, но подразумевает более глубокую связь, которая варьируется в зависимости от степени, в которой партнер по отношениям служит источником эмоциональной безопасности. Таким образом, перед лицом гармоничного взаимодействия братья и сестры не обязательно проявляют отношения привязанности. Например, некоторые маленькие дети могут использовать своих сестер и братьев как безопасную базу для исследований или как источник комфорта в стрессовых обстоятельствах, а другие не могут (например,г., Самуэльс, 1980). В соответствии с потенциалом братьев и сестер в качестве объектов привязанности, Дженкинс (1992) обнаружил, что некоторые братья и сестры обращаются друг к другу за эмоциональной поддержкой перед лицом семейного конфликта родителей. Хотя исследование Дженкинса (1992) и другие работы (например, Kim, McHale, Osgood, & Crouter, 2006; Voorpostel & Blieszner, 2008) не опираются на рамки привязанности, оно дает доказательства роли братьев и сестер как источников эмоциональной безопасности в различных точках. на протяжении всей жизни. Понимание факторов, объясняющих, почему между братьями и сестрами формируются отношения привязанности, остается важным направлением для будущих исследований.

Также важное значение для взаимоотношений между братьями и сестрами имеет идея о том, что по мере взросления люди все чаще формируют взаимные и взаимные отношения, в которых становится важным отзывчивость каждого партнера на потребности другого. Таким образом, поведение братьев и сестер по отношению друг к другу может оказывать влияние на отношения между братьями и сестрами, при этом рабочая модель каждого из братьев и сестер влияет на создание между ними отношений привязанности. Как мы и другие описали (например, Dunn, 2007; East, 2009; McHale, Kim, & Whiteman, 2006), родственные отношения уникальны тем, что они характеризуются как иерархическими, так и взаимными элементами, которые меняются в зависимости от места и времени.Формируются ли и развиваются ли отношения привязанности между братьями и сестрами и как они развиваются, является важным вопросом для теории привязанности и для исследователей отношений между братьями и сестрами, но, как мы рассмотрим здесь, исследования отношений привязанности между братьями и сестрами ограничены.

В большинстве эмпирических исследований братьев и сестер в рамках парадигмы привязанности сравнивались связи родительско-дочерней привязанности в парах братьев и сестер, и в большинстве исследований было обнаружено лишь умеренное соответствие (от 40% до 70%) между классификациями привязанности родителей к нескольким потомкам. (е.г., Касперс, Юкуис, Траутман, Арндт и Лангбен, 2007; О’Коннор и Крофт, 2001; Розен и Берк, 1999; van Ijzendoorn et al., 2000). Важно отметить, что исследования показывают, что существуют групповые различия в соответствии с более высокими показателями среди однополых пар (van Ijzendoorn et al., 2000). Хотя исследование привязанности в целом выявило незначительные различия между классификациями мальчиков и девочек (Benenson, 1996), объективные различия между детьми в одной семье могут привести к различиям в стратегиях воспитания родителей и стилях взаимодействия, например, в отношениях с сыновьями и дочерьми.Для проверки такой возможности необходимы внутрисемейные модели — сравнение двух или более детей из одной семьи. Таким образом, исследования братьев и сестер могут предоставить информацию для более широкой литературы о семейных отношениях.

В соответствии с представлением о том, что отношения привязанности между родителями и детьми служат внутренними рабочими моделями для взаимодействия детей с братьями и сестрами, лонгитюдное исследование в младенчестве и раннем детстве показало, что младенцы, которые небезопасно привязаны к своей матери, демонстрируют более высокие уровни конфликтов между братьями и сестрами и враждебности в дошкольные годы (Volling, 2001; Volling & Belsky, 1992).Точно так же Тети и Аблард (1989) обнаружили, что два брата и сестры, которые оба были надежно привязаны к своей матери, с большей вероятностью установили позитивные отношения вместе, чем диады, в которых оба брата и сестры были небезопасно привязаны к своей матери.

В некоторых случаях старшие братья и сестры могут брать на себя роль фигуры привязанности или надежной базы для младших братьев и сестер. Например, связь между братьями и сестрами может быть подтверждена старшим братом или сестрой, который способствует исследованию (Samuels, 1980) или утешает во время тяжелой ситуации, когда основной опекун недоступен (Stewart, 1983; Teti & Ablard, 1989).Пол ребенка также может играть роль в узах привязанности братьев и сестер: Стюарт (1983) обнаружил, что старшие братья и сестры с большей вероятностью служат источником комфорта в смешанных диадах, чем в диадах одного пола. Как мы уточним позже, братья и сестры в однополых диадах могут быть более чувствительны к проблемам соперничества и конкуренции, и в результате они могут не так охотно реагировать на потребности своих сестер и братьев. Однако, учитывая, что большинство исследований, посвященных изучению моделей привязанности братьев и сестер на сегодняшний день, основывались на небольших выборках, также важно, чтобы результаты были воспроизведены.

Литература о привязанности к братьям и сестрам у подростков и взрослых немногочисленна. Одно исследование, изучающее отношения привязанности с раннего до позднего подросткового возраста, обнаружило нелинейную траекторию изменения с резким усилением привязанности между братьями и сестрами примерно в то время, когда младшие братья и сестры присоединялись к своим старшим братьям и сестрам в средней школе (около 12 лет в выборке из Голландии), возможно, потому что их новой совместной среды и опыта (Buist, Dekovic, Meeus, & van Aken, 2002). Повышенное внимание к отношениям со сверстниками в подростковом возрасте, совместному социальному опыту и возрастающей способности к интимным отношениям могут быть факторами в этой модели изменений, которая явно заслуживает большего внимания исследователей.В другой работе было высказано предположение, что характеристики братьев и сестер и диады, включая общий опыт и сочувствие, могут лежать в основе отношений привязанности между братьями и сестрами, а некоторые из немногих исследований братьев и сестер, рожденных множеством детей (т. Е. Близнецов), показывают, что отношения между взрослыми близнецами наиболее сильны. вероятно, будут связаны с особенностями привязанности (Neyer, 2002; Tancredy & Fraley, 2006).

В раннем взрослом возрасте эмпирическая работа предполагает дистанцирование в отношениях между братьями и сестрами, с уменьшением контакта и близости (например,г., Белый, 2001). Учитывая количество жизненных изменений, которые происходят в этот период (например, уход из родительского дома, оставление формального образования, поступление на работу, вступление в долгосрочные романтические отношения, отцовство), такое дистанцирование неудивительно. Фактически, в этот период кажется, что братья и сестры сосредотачиваются на своих семьях продолжения рода, а не на своих исходных семьях, поскольку переходные периоды, такие как брак и отцовство, негативно связаны с контактами и обменом между братьями и сестрами (White, 2001).Вместо того, чтобы отражать разрыв в отношениях между братьями и сестрами, переход к взрослой жизни может отражать период трансформации, в течение которого изменяются отношения и образующие их поведение привязанности. Например, в зрелом возрасте узы привязанности могут быть отражены братьями и сестрами, которые ищут контакта (например, по телефону, электронной почте), время от времени навещают друг друга и получают от отношений чувство удовлетворения и благополучия (Cicirelli, 1995). . В соответствии с этим представлением, в среднем и более позднем возрасте контакты между братьями и сестрами стабилизируются (White, 2001), и большинство братьев и сестер поддерживают контакт друг с другом на протяжении всей жизни (Cicirelli, 1995).Фактически, изучая национально репрезентативную выборку из 7730 взрослых братьев и сестер, Уайт и Ридманн (1992) обнаружили, что более половины всех братьев и сестер связывались друг с другом по крайней мере один раз в месяц. Более того, поскольку компьютерные коммуникации, такие как электронная почта, блоги и Facebook, упростили для отдельных лиц и членов семьи возможность оставаться на связи, а также потому, что пожилые люди используют эти технологии чаще, чем в прошлом (Pew Internet and American Life Project, 2010), вполне вероятно, что взрослые братья и сестры более вовлечены и информированы, чем в недавней памяти.И хотя в игру вступают личные и ситуативные факторы, большинство взрослых братьев и сестер сообщают, что чувствуют себя близкими друг другу (Cicirelli, 1995; White, 2001; White & Riedmann, 1992). Наконец, что еще больше усиливает значение привязанности, братья и сестры также являются обычным источником социальной поддержки и помощи в зрелом возрасте, особенно в пожилом возрасте (Cicirelli, 1995).

Короче говоря, исследования показывают, что перспектива привязанности может обеспечить прочную основу для исследования отношений между братьями и сестрами на протяжении всей жизни.В детстве узы привязанности между братьями и сестрами могут напоминать и дополнять родительско-дочерние узы, но они также могут компенсировать родительские несоответствия в случаях стресса или депривации. Отношения привязанности между братьями и сестрами также развиваются со временем. Как упоминалось ранее, иерархические и взаимные элементы, которые меняются с течением времени, характеризуют родственные отношения. По мере того как братья и сестры переходят из подросткового возраста во взрослую жизнь, их отношения становятся более добровольными и похожими на сверстников; соответственно меняется и поведение привязанности.Например, в ряде работ Чичирелли (1992, 1995) подчеркивается, что такие качества, как контакт, помощь и поддержка, а также чувство близости и безопасности, являются маркерами привязанности братьев и сестер в зрелом возрасте, и это поведение, в свою очередь, связано с психологическими связями. и физическое здоровье в пожилом возрасте. Однако не все близкие отношения являются отношениями привязанности, и исследователям важно определить предикторы и корреляты привязанности братьев и сестер. Важно отметить, что исследование взаимоотношений братьев и сестер, единственных отношений на протяжении всей жизни в жизни большинства людей, также может служить форумом для проверки принципов теории привязанности на протяжении всей жизни.

Теория индивидуальной психологии Адлера

Альфред Адлер был частью психоаналитического движения начала 1900-х годов, которое сосредоточивалось на причинах личности. Первоначально Адлер занимал центральное место во фрейдистской школе, но не согласился с акцентом Фрейда на либидо — внутреннем источнике мотивации поведения и развития — и вместо этого подчеркнул важную роль внешних социальных влияний на развитие личности. В частности, Адлер сделал акцент на роли семейной системы, включая влияние братьев и сестер, как на центральную роль в личности.Ключевой конструкцией в теории Адлера был комплекс неполноценности, и Адлера особенно интересовало, как такая психологическая динамика влияет на стиль жизни людей и управление их самооценкой. С точки зрения Адлера, социальные сравнения и динамика власти в семьях занимали центральное место в самоощущении людей. Понимание Адлера побудило его отстаивать важность эгалитаризма — включая равное обращение с братьями и сестрами — как важной превентивной меры в повышении самооценки.Он также выделил способы компенсации отдельными лицами; они порой создают неадаптивный стиль жизни, когда оказываются в обстоятельствах, менее благоприятных для них самих, чем для других. Основываясь на принципах теории Адлера, Рудольф Драйкурс разработал программу обучения родителей, предназначенную для смягчения проблемного поведения у детей и развития позитивных семейных отношений (например, Dreikurs & Soltz, 1964).

Идеи Адлера о центральном значении опыта братьев и сестер в развитии личности легли в основу его интереса к влиянию очередности рождения на индивидуальное развитие, теме, выходящей за рамки этого обзора, и они также были центральными в его идеях о процессах взаимоотношений между братьями и сестрами. особенно соперничество братьев и сестер за внимание и время родителей, а также за ресурсы семьи.По словам Адлера, соперничество между братьями и сестрами основано на потребности каждого ребенка преодолеть потенциальное чувство неполноценности. Чтобы уменьшить конкуренцию, братья и сестры часто дифференцируются или «деидентифицируют», развивая разные личные качества и выбирая разные ниши. Таким образом, дифференциация братьев и сестер является ключевой динамикой в ​​семьях и, что имеет отношение к нашему фокусу здесь, считается, что она поддерживает развитие более гармоничных и менее конфликтных отношений между братьями и сестрами. Как мы показываем здесь, исследование дифференцированного отношения родителей к братьям и сестрам согласуется с теорией Адлера, согласно которой родительский фаворитизм одного брата по сравнению с другим связан с более плохими отношениями между братьями и сестрами.Однако мы очень мало знаем о том, как возникают различия между личными качествами братьев и сестер или о том, как личные качества братьев и сестер и различия между ними связаны с качеством взаимоотношений между братьями и сестрами.

Родители признают различия между своими детьми в поведении, личности и потребностях, и они часто ссылаются на личные характеристики детей как на мотивацию по-разному относиться к своему потомству (McHale & Crouter, 2003). Несмотря на социальные нормы в западной культуре, которые призывают родителей относиться к своим детям одинаково (Parsons 1942/1974), различное отношение к братьям и сестрам является обычным явлением на протяжении всей жизни (например,г., Suitor & Pillemer, 2000; Tucker, McHale, & Crouter, 2003). Кроме того, все больше данных свидетельствует о том, что дифференцированное отношение родителей связано с менее позитивными отношениями между братьями и сестрами с раннего детства до подросткового возраста (Brody, Stoneman, & Burke, 1987; Shanahan, McHale, Crouter, & Osgood, 2008; Stocker, Dunn, & Пломин, 1989). Однако важное направление исследования показывает, что контексты, в которых происходит различное обращение, влияют на качества взаимоотношений братьев и сестер.Например, восприятие братьями и сестрами причин для различного обращения со стороны родителей (Kowal & Kramer, 1997) и справедливости родителей (McHale, Updegraff, Jackson-Newsom, Tucker, & Crouter, 2000) может иметь такое же или большее значение для качества отношений между братьями и сестрами, чем количество дифференцированного обращения как такового. Дифференциальное обращение также может иметь различные последствия в зависимости от области (например, теплота, дисциплина, работа), в которой оно происходит (McHale, Updegraff, Jackson-Newsom и др., 2000). Исследования мексиканских американских семей показывают, что здесь также могут действовать культурные факторы, так что дифференцированное обращение имеет более негативные последствия в индивидуалистической, чем в коллективистской культурах (McHale, Updegraff, Shanahan, Crouter, & Killoren, 2005).Это может быть связано с тем, что семейные роли и ожидания более дифференцированы в зависимости от пола и возраста в некоторых коллективистских культурах, что дает очевидные причины для различного обращения и, возможно, восприятия его справедливости (Nuckolls, 1993; Weisner, 1993). В нашем обзоре экологической теории подчеркивается роль макросистемных сил, таких как культурные ценности, как важного направления для будущей работы над отношениями между братьями и сестрами.

Во взрослом возрасте сохраняется дифференцированная динамика обращения, когда родители проводят различия между своими потомками в различных сферах, включая близость, интимное раскрытие и доверие, а также предоставление эмоциональной, а также инструментальной поддержки (например.г., Фингерман, Миллер, Бердитт и Зарит, 2009; Suitor & Pillemer, 2000, 2006, 2007; Suitor, Pillemer, & Sechrist, 2006). Большая часть исследований дифференцированного обращения в зрелом возрасте была сосредоточена на предикторах такого обращения (например, пол потомства, порядок рождения, сходство ценностей), и меньше внимания уделялось последствиям такого обращения для отношений между братьями и сестрами или для их индивидуального благополучия. В соответствии с теорией Адлера и данными детской литературы, одно исследование показало, что отношения взрослых братьев и сестер были наиболее позитивными, когда родители одинаково относились к братьям и сестрам (Boll, Ferring, & Filipp, 2003).Учитывая небольшое количество проведенных исследований, значение дифференцированного отношения к благополучию во взрослом возрасте, включая его модераторов, остается важным направлением для будущих исследований.

Помимо работы над дифференцированным обращением с родителями, в последние годы возродился интерес к соперничеству между братьями и сестрами и конкуренции за ресурсы родителей и семьи. Саллоуэй (1996) был первым в книге Born to Rebel: Birth Order, Family Dynamics, and Creative Lives . Основывая свои идеи на эволюционной перспективе, которая подчеркивает адаптивное значение поведения в условиях конкуренции за ограниченные ресурсы, Саллоуэй поместил соперничество между братьями и сестрами в основу семейных отношений и развития личности.Основываясь на идеях Адлера, Саллоуэй утверждал, что дифференциация между братьями и сестрами помогает минимизировать конкуренцию между братьями и сестрами, и что братья и сестры будут выбирать уникальные ниши в семье, которые максимизируют их доступ к ресурсам. С эволюционной точки зрения развитие различий между братьями и сестрами является адаптивным процессом, поскольку вариации в чертах потомства увеличивают вероятность того, что хотя бы один из братьев и сестер выживет в неблагоприятных обстоятельствах (Belsky, 2005). Однако, несмотря на его концептуальную привлекательность, мы все еще мало знаем о развитии соперничества между братьями и сестрами и его связи с дифференциацией между братьями и сестрами.Вместо того, чтобы непосредственно изучать динамику развития братьев и сестер, Саллоуэй использовал данные о взрослых. Хотя некоторые эмпирические исследования развития отношений между братьями и сестрами предоставляют доказательства процессов дифференциации между братьями и сестрами и предполагают, что дифференциация связана с улучшением отношений между братьями и сестрами (Feinberg, McHale, Crouter, & Cumsille, 2003; Whiteman & Christiansen, 2008), результаты противоречивы (например, Whiteman , McHale, & Crouter, 2007; Whiteman, Bernard, & McHale, 2010).В будущих исследованиях следует непосредственно изучить процессы дифференциации братьев и сестер и проверить их связь с соперничеством и конкуренцией между братьями и сестрами (Whiteman, Becerra, & Killoren, 2009).

Хотя психоаналитики и теоретики эволюции указывают на соперничество между братьями и сестрами как на корень конфликта между братьями и сестрами (и развития личности), другие работы оспаривают это предположение. Фелсон (1983), например, предположил, что в подростковом возрасте доступ к ресурсам (например, телевидению, одежде, материальным благам) и семейным условиям (например,g., вероятность вмешательства родителей, разделение труда) способствуют конфликту между братьями и сестрами, в отличие от разочарований, возникающих из-за ревности и соперничества между братьями и сестрами. Prochaska и Prochaska (1985) обнаружили, что большинство молодых людей сообщали о конфликтах между братьями и сестрами, которые были результатом личных или предрасположенных факторов (например, плохое настроение, месть за ранее совершенный проступок со стороны брата или сестры), а не попытки привлечь внимание родителей. Нормы и ожидания также могут играть роль в соперничестве и конфликте между братьями и сестрами.Межкультурные исследования показывают, что отношения между братьями и сестрами могут быть менее конфликтными в культурах, где предписываются роли старших и младших сестер и братьев (например, Nuckolls, 1993). Учитывая эти разнообразные модели, понимание этиологии и траектории развития соперничества между братьями и сестрами отдельно от конфликта между братьями и сестрами является важным направлением для будущих исследований взаимоотношений между братьями и сестрами. Фактически, мало исследований касалось природы соперничества в раннем, среднем или позднем взрослении.Как упоминалось ранее, многие взрослые братья и сестры чувствуют близость друг к другу и часто поддерживают друг друга, а задачи развития на этапе становления и среднего взросления, включая развитие личности и сосредоточение внимания на мире за пределами семьи, могут способствовать уменьшению соперничества и усилению чувств близость, по крайней мере, для некоторых диад. Однако для описания таких отношений и понимания того, как соперничество между братьями и сестрами и конфликты со временем меняются, необходимы лонгитюдные данные об отношениях между братьями и сестрами с детства до раннего и позднего взросления.

Социально-психологические процессы в отношениях между братьями и сестрами

Социально-психологические теории направлены на объяснение того, как другие влияют на людей, включая их когнитивные конструкции того, каковы другие, и что мотивирует их поведение. Теория атрибуции (Heider, 1958), например, сосредотачивается на объяснениях индивидами причин поведения и событий, включая их собственное поведение и поведение их социальных партнеров, и подчеркивает важность атрибуции для реакций индивидов на межличностные события и опыты.С этой точки зрения гармония и конфликт в социальных отношениях основаны на понимании партнерами мотивов поведения друг друга. Социальных психологов также интересуют групповые процессы, включая социальные нормы, социальные роли и динамику социального взаимодействия. Однако, несмотря на их актуальность для отношений между братьями и сестрами, социально-психологические теории редко применялись в исследованиях братьев и сестер.

Одна из перспектив, имеющих особое отношение к динамике братьев и сестер, — это теория социального сравнения.Теория социального сравнения, предложенная Леоном Фестингером в 1950-х годах и напоминающая принципы Адлера, утверждает, что люди внутренне мотивированы оценивать себя, исходя из того, как они сравнивают себя с другими, особенно с другими, которых они воспринимают как себя (Festinger, 1954). Важной частью этой врожденной системы мотивации является повышение самооценки (Suls, Martin, & Wheeler, 2002): люди сравнивают себя с другими, которыми восхищаются, что называется сравнениями вверх , и обнаруживая общие черты с людьми, имеющими высокий уровень статуса или опыт, они повышают самоощущение; Через нисходящие сравнения люди укрепляют свое самоощущение, защищая себя, когда они оказываются в лучшем положении, чем другие.Учитывая их общее семейное происхождение и опыт, братья и сестры являются четкими целями для социального сравнения, и действительно, теории о соперничестве между братьями и сестрами, описанные ранее, предполагают, что братья и сестры активно участвуют в социальных сравнениях, например, о том, как их родители относятся к ним по сравнению с их сестрами и братьями.

Есть лишь несколько исследований, которые непосредственно оценивают процессы социального сравнения братьев и сестер. Файнберг, Нейдерхайзер, Симменс, Рейсс и Хетерингтон (2000) обнаружили, что процессы социального сравнения зависят от очередности рождения, причем старшие братья и сестры с большей вероятностью будут проводить сравнения вниз, а младшие братья и сестры — вверх.Другие отмечали, что значение динамики социального сравнения зависит от таких факторов, как возрастной интервал, важна ли область сравнения для вовлеченных лиц, а также характер и история родственных отношений (например, Connidis, 2007; Noller, Conway, И Блейкли-Смит, 2008; Тессер, 1980). Например, негативные эффекты восходящих социальных сравнений более выражены, когда братья и сестры ближе по возрасту и имеют более конфликтные отношения (Noller, Conway, et al., 2008).Теоретически, однако, восходящие сравнения между братьями и сестрами также могут привести к положительным результатам, когда самооценка повышается за счет «купания» в положительных достижениях брата или сестры, пока сфера деятельности не имеет большого отношения к самоопределению человека. (Тессер, 1980). То, как братья и сестры осознают различные достижения или неудачи, также может иметь значение для эффектов социального сравнения. Например, в тематическом исследовании двух семей, изучающих качества взаимоотношений между братьями и сестрами во взрослом возрасте, Коннидис (2007) обнаружил, что экономическое неравенство по-разному связано с качеством взаимоотношений между братьями и сестрами в зависимости от источника экономического прогресса.В одной семье, где экономический прогресс был результатом личного успеха (т. Е. Занятости) со стороны старших братьев и сестер, отношения между старшими и младшими братьями и сестрами пострадали, а младшие братья и сестры сообщали о более двойственных чувствах. Напротив, во второй семье, где младшие братья и сестры были более экономически выгодными, прежде всего благодаря браку, а не обязательно личному успеху, отношения между братьями и сестрами были более позитивными. Подобные результаты подчеркивают некоторые сложности, связанные с динамикой отношений между братьями и сестрами, включая множество факторов, которые взаимодействуют, чтобы повлиять на то, как братья и сестры относятся друг к другу.Однако имеющаяся ограниченная работа предполагает, что изучение процессов социального сравнения может быть плодотворным направлением для исследования отношений между братьями и сестрами на протяжении всей жизни. Однако, как мы отмечали ранее, важно изучать процессы социального сравнения напрямую, а не делать выводы об их функционировании на основе паттернов результатов взаимоотношений между братьями и сестрами.

Теория справедливости (Adams, 1965; Walster, Walster, & Berscheid, 1978) основывается на феномене социального сравнения в объяснении процессов социальных отношений и удовлетворенности людей своими отношениями.С этой точки зрения люди отслеживают свой вклад и вознаграждения, которые они получают от своих отношений, относительно вкладов и вознаграждений своих партнеров. Неудовлетворенность отношениями, эмоциональное расстройство и попытки изменить отношения, включая отказ от отношений, являются результатом дисбаланса между соотношением вознаграждений партнеров и вкладов в их общие отношения. Родственная точка зрения, теория социального обмена (Thibaut & Kelley, 1959), также сосредотачивается на вознаграждении людей и инвестициях в их социальные отношения.С этой точки зрения, когда затраты на отношения перевешивают их выгоды, люди предпочтут отказаться от этих отношений, особенно когда им доступны альтернативные, более удовлетворительные отношения. Принципы справедливости и обмена были разработаны для объяснения динамики в добровольных отношениях и чаще всего изучались на взрослых, возможно, из-за сложности задействованных социальных когнитивных процессов и сосредоточения теорий на индивидуальных, а не на различиях в развитии.Более добровольный характер отношений между братьями и сестрами в зрелом возрасте означает, что теории равенства и обмена могут быть с пользой применены для объяснения различий между парами братьев и сестер, которые остаются близкими, и теми, у кого более далекие отношения.

Одна из областей, в которой применялась теория справедливости, — это последствия для отношений между братьями и сестрами того, как братья и сестры разделяют уход за пожилым родителем. С учетом соображений справедливости забота о родителе обычно ложится на плечи одного из потомков, и основные опекуны часто сообщают о чувстве стресса, когда их братья и сестры не разделяют обязанности по уходу (Ingersoll-Dayton, Neal, Ha, & Hammer , 2003; Suitor & Pillemer, 1996).В соответствии с идеей о том, что несправедливость мотивирует изменения, Ingersoll-Dayton et al. (2003) обнаружили, что братья и сестры использовали различные поведенческие, а также психологические стратегии для восстановления справедливости. Эти стратегии включали просьбу о дополнительной помощи с учетом личных (например, личностных) и контекстуальных факторов (например, наличие детей или других требований семьи), которые могут объяснить ограниченный вклад, а также максимизацию или минимизацию значимости вкладов для поддержания восприятия справедливости.В соответствии с теорией справедливости Ingersoll et al. обнаружил, что, когда попытки создать справедливость были безуспешными, бедствия возрастали. Фактически, одно исследование показало, что, когда неравенство в уходе было слишком велико, происходил разрыв отношений между братьями и сестрами: Strawbridge и Wallhagen (1991) обнаружили, что братья и сестры перестали взаимодействовать или даже подавали иски друг против друга, когда страдания по уходу становились интенсивными.

Как и в литературе о различном обращении с родителями, исследования с использованием теории справедливости подчеркивают, что восприятие справедливости или справедливости может опосредовать связи между неравенством и качествами взаимоотношений (например,г., Болл, Ферринг и Филипп, 2005; Чичирелли, 1992). Cicirelli (1992) сообщил, что, хотя около 80% братьев и сестер не в равной степени заботились о своих родителях, менее половины считают такое распределение несправедливым, а Boll et al. (2005) обнаружили, что оценки братьями и сестрами справедливости различного отношения к их родителям в зрелом возрасте опосредуют связь между дифференцированным обращением и качествами семейных отношений. Дальнейшие исследования должны основываться на этих усилиях по документированию ряда опосредующих психологических процессов, а также контекстуальных условий, которые могут смягчать связи между семейным опытом братьев и сестер и качествами их взаимоотношений между братьями и сестрами.

Теории социального обучения

Процессы социального обучения, вероятно, являются наиболее распространенным набором механизмов, используемых для объяснения динамики взаимоотношений между братьями и сестрами, особенно динамики братьев и сестер детей и подростков. Согласно теориям социального обучения, люди приобретают новое поведение, в том числе когнитивное поведение, такое как установки и убеждения, хотя есть два ключевых механизма: подкрепление и наблюдение за поведением других (Bandura, 1977). Исследования взаимоотношений братьев и сестер в детстве и подростковом возрасте нацелены на роль родителей, например, когда они моделируют эффективные стратегии разрешения конфликтов в своих брачных отношениях или хвалят своих детей за хорошие отношения; или, наоборот, когда они не могут делать или моделировать явно негативное поведение.Братья и сестры также формируют свои собственные отношения в контексте их социальных обменов, например, взаимно укрепляя положительное или отрицательное поведение, а также наблюдая и подражая друг другу. Большинство семейных условий предоставляют широкие возможности для работы этих процессов социального обучения.

Принципы обучения с наблюдением также предполагают, что члены семьи являются яркими моделями социального обучения. То есть люди, скорее всего, будут подражать моделям, которые являются теплыми и заботливыми, имеют высокий статус и похожи на них самих (Bandura, 1977).Эти принципы подразумевают, что стиль взаимодействия членов семьи является важным источником обучения. Например, теплые и любящие члены семьи, которых считают компетентными и влиятельными (например, родители, старшие братья и сестры), могут быть особенно сильными моделями. Дети учатся социальным навыкам, общаясь с родителями, братьями и сестрами, а также наблюдая за тем, как члены своей семьи взаимодействуют с другими. И, как мы обсудим позже в этом разделе, не все, чему учатся братья и сестры, является положительным, поскольку они часто имитируют негативную динамику отношений, такую ​​как конфликт, враждебность и агрессия.Принципы социального обучения также подразумевают, что процессы моделирования во взаимоотношениях между братьями и сестрами различаются в зависимости от констелляции диад братьев и сестер, при этом старшие братья и сестры одного пола с большей вероятностью будут служить моделями. Близким по возрасту братьям и сестрам можно подражать из-за их сходства с самим собой, но большая разница в возрасте между братьями и сестрами также может наделять старшего брата властью и высоким статусом и тем самым способствовать моделированию. В некоторых исследованиях влияния братьев и сестер было проверено влияние характеристик родителей и братьев и сестер как потенциальных модераторов процессов обучения с наблюдением, и были получены доказательства, согласующиеся с этими теоретическими принципами (например,g., Slomkowski, Rende, Conger, Simons, & Conger, 2001), но результаты не совсем согласуются (например, Whiteman, McHale, et al., 2007). Учитывая неоднозначные результаты, для будущих исследований важно продолжить изучение модераторов (например, стиль взаимоотношений, статус, власть) социального и наблюдательного обучения и напрямую измерить эти процессы, а не делать выводы об их действиях на основе наблюдаемых паттернов поведения. сходство (Whiteman, Becerra, et al., 2009).

В дополнение к процессам обучения с наблюдением, которые происходят вне их диадических обменов, братья и сестры также могут напрямую влиять на динамику своих отношений в силу своего собственного поведения в повседневных взаимодействиях.Циклы принуждения — это социальные обмены, включающие нарастающие процессы негатива и подкрепления (Patterson, 1984). В качестве примера этой динамики в отношениях между братьями и сестрами братья и сестры могут научиться добиваться своего, увеличивая уровень враждебности и агрессии по отношению к сестре или брату во время эпизодов конфликта. Когда сестра или брат уступают, агрессивный брат или сестра получает положительное подкрепление за нарастание негатива (и негативность будет усиливаться в последующих эпизодах), а сестра или брат получают отрицательное подкрепление за то, что они уступили.Поскольку оба брата и сестры также могут понять, что нарастание негатива приводит к тому, что они добиваются своего, отношения между братьями и сестрами были описаны как тренировочная площадка для агрессии (Patterson, 1986).

Братья и сестры также взаимно способствуют негативному поведению посредством девиантных разговоров, когда они награждают друг друга положительным отношением и подражанием за рассказы и планы о рискованном и преступном поведении и деятельности (Bullock & Dishion, 2002). Большинство исследований братьев и сестер в рамках традиции социального обучения сосредоточено на том, как братья и сестры влияют на индивидуальные приспособления друг друга, включая проблемы поведения, употребление психоактивных веществ и рискованные сексуальные практики, и поэтому выходят за рамки этого обзора.Однако в той мере, в какой братья и сестры могут влиять на социальное поведение и развитие друг друга, их можно рассматривать как форум для процессов социального обучения.

Все больше эмпирических исследований проверяют принципы теории социального обучения в контексте взаимоотношений между братьями и сестрами. Исследования роли родителей в формировании отношений между братьями и сестрами показывают, что родители прилагают прямые усилия, чтобы регулировать и влиять на взаимоотношения между братьями и сестрами, часто в форме вмешательства в споры между братьями и сестрами (Perlman & Ross, 1997).В детстве вмешательство родителей в конфликт между братьями и сестрами оказывает положительное влияние на отношения между ними. Когда родители моделируют подходящие методы рассуждения и развивают у детей навыки разрешения конфликтов, братья и сестры с большей вероятностью будут использовать эффективные стратегии, такие как согласие и принятие точки зрения, для разрешения споров между братьями и сестрами (Kramer, Perozynski, & Chung, 1999; Perlman & Ross, 1997). Программы вмешательства, разработанные для обучения родителей тому, как эффективно управлять отношениями между братьями и сестрами, показали положительный эффект в плане уменьшения конфликтов между братьями и сестрами, поощрения позитива и улучшения навыков разрешения конфликтов у детей (Siddiqui & Ross, 2004; Tiedemann & Johnston, 1992).Такие же положительные эффекты родительского вмешательства не обнаруживаются в подростковом возрасте; скорее, есть некоторые свидетельства перекрестных исследований о том, что отношения между братьями и сестрами в подростковом возрасте более негативны перед лицом прямого вмешательства родителей, возможно, потому, что родители продолжают вмешиваться в подростковом возрасте только тогда, когда отношения между братьями и сестрами очень плохие (Kramer et al., 1999; McHale , Updegraff, Tucker, & Crouter, 2000).

Родители также влияют на отношения братьев и сестер, когда они служат моделями в контексте супружеских взаимодействий и диадических обменов со своими детьми.Этот тип влияния был назван косвенным , потому что цель не состоит в том, чтобы явно формировать родственные отношения (Parke & Buriel, 1998). Данные свидетельствуют о том, что качества взаимоотношений между супругами и братьями и сестрами взаимосвязаны, и показывают, что отношения между родителями и детьми могут служить посредником этих связей (Brody, Stoneman, & McCoy, 1994; Dunn, Deater-Deckard, Pickering, & Golding, 1999; Ноллер, Фини, Шихан и Петерсон, 2000; Риз-Вебер и Кан, 2005; Стокер и Янгблейд, 1999).Согласно теории социального обучения, проблемные супружеские отношения обычно связаны с более враждебными отношениями между родителями и детьми и . Однако, в отличие от этого, как упоминалось ранее, Дженкинс (1992) обнаружил, что в контексте интенсивного супружеского конфликта некоторые братья и сестры фактически становились более близкими, обращаясь друг к другу за эмоциональной поддержкой. Эти результаты подтверждают идею о том, что родители влияют на отношения братьев и сестер, но что обучение с наблюдением — не единственный процесс, лежащий в основе этих ассоциаций.

Конечно, братья и сестры сами играют важную роль в формировании своих отношений. Ежедневно общаясь, братья и сестры напрямую подкрепляют поведение друг друга (Patterson, 1984). Братья и сестры также служат моделями друг для друга, процесс, который может способствовать обнаружению сходства между братьями и сестрами во многих различных областях, включая преступность и агрессию (например, Bank, Patterson, & Reid 1996; Slomkowski, Rende, Conger, et al., 2001), употребление психоактивных веществ (например, Slomkowski, Rende, Novak, Lloyd-Richardson, & Niaura, 2005), сексуальное поведение (e.g., Rodgers & Rowe, 1988) и социальной компетентности (Stormshak, Bellanti, Bierman, & Conduct Problems Prevention Research Group, 1996). К выводам о влиянии братьев и сестер следует относиться с осторожностью, если исследования не включают информацию о большом семейном окружении. Например, братья и сестры часто разделяют родительские модели, поэтому важно осмыслить и изучить влияние братьев и сестер на их отношения в контексте более крупных семейных процессов.

Семейные и экологические системные подходы

Структура семейных систем привлекает внимание к более широкому контексту, в котором развиваются родственные отношения.Принципы теории семейных систем вытекают из общей теории систем (Bertalanffy, 1950). С этой точки зрения семьи лучше всего понимаются при целостном изучении. Семьи рассматриваются как иерархически организованные во взаимозависимые, взаимно влиятельные подсистемы; эта «иерархия» варьируется от индивидов до диад (отношения между братьями и сестрами, супружеские отношения, отношения родитель-ребенок), триад (например, триада родитель-брат) и за ее пределами, чтобы в конечном итоге охватить всю семейную систему, включая бабушек и дедушек, тетушек и дядей.В идеале подсистемы имеют гибкие границы, которые учитывают, но не определяются, влияния других подсистем; кроме того, некоторые границы, особенно границы между поколениями, например, между супружеской и дочерней подсистемами, более важно поддерживать, чем другие границы, например, между парами братьев и сестер. Коалиции в семьях представляют собой подсистемы внутри семей с более жесткими границами и считаются признаком семейной дисфункции.

Системный подход к семье также подчеркивает динамический характер структуры и процессов семьи: семьи адаптируются в ответ на изменения внутренних и внешних потребностей и обстоятельств, включая развитие отдельных членов семьи.Несмотря на динамизм, семьи стремятся найти баланс между стабильностью и переменами. Считается, что как жесткая приверженность, так и постоянные колебания норм, ролей и действий характеризуют неблагополучные семьи и отношения.

Как следует из этих представлений об изменении семьи, семьи также являются открытыми системами, подверженными внешним воздействиям. Теория экологических систем Бронфенбреннера (1979, 1986) предлагает несколько уровней контекстного влияния на индивидуальное развитие, но эти уровни влияния также имеют отношение к отношениям между братьями и сестрами.Микросистема относится к непосредственным контекстам повседневной жизни, таким как семья и район. Силы на этом уровне могут поддерживать тесные и вовлеченные отношения между братьями и сестрами, и они могут определять отдельные ниши активности для братьев и сестер в зависимости от их возраста и пола. Мезосистема относится к связям между контекстами микросистем. Например, нормы возрастной и гендерной сегрегации могут быть согласованными, поскольку братья и сестры переходят из семьи и района в школу, или братьям и сестрам, возможно, придется по-разному вести себя по отношению друг к другу в разных условиях.Экзосистема относится к контекстам, в которых братья и сестры не участвуют напрямую, но которые оказывают косвенное влияние на их отношения в силу своего воздействия на микросистему. Например, долгие часы родителей на рабочем месте могут повлиять на обязанности старших братьев и сестер по уходу за своими младшими братьями и сестрами и тем самым способствовать взаимодополняемости, а не эгалитаризму в ролях братьев и сестер. Наконец, макросистема относится к более широкому социальному контексту, включая политические, экономические и культурные силы, которые влияют на людей и семейные отношения.Например, по некоторым сведениям, соперничество между братьями и сестрами, которое считается центральным в динамике братьев и сестер в индивидуалистических западных культурах, не является доминирующей чертой динамики отношений между братьями и сестрами в восточных, более общинно ориентированных культурах (Nuckolls, 1993).

Ограниченное исследование, в ходе которого проверялись системные принципы, дает некоторое представление о семейных процессах, которые влияют на отношения между братьями и сестрами. Как обсуждалось ранее, ряд исследований установил связь между качеством взаимоотношений между братьями и сестрами и супружеской подсистемой и подсистемой родитель-ребенок.В соответствии с теорией семейных систем, связи кажутся взаимными, поскольку родственные отношения влияют на другие подсистемы и наоборот (Kim et al., 2006; Yu & Gamble, 2008). Семейные коалиции связаны с проблемными отношениями между братьями и сестрами (McHale, Crouter, McGuire, & Updegraff, 1995; Volling, 1997), возможно, в результате проблемных брачных отношений или жестких границ, которые исключают некоторых членов семьи из участия в подсистеме. С точки зрения семейных систем предполагается, что в переходные периоды система более «открыта» и, следовательно, подвержена изменениям.Эмпирические исследования подтверждают эту идею, поскольку изменения в динамике братьев и сестер наблюдаются в период перехода к подростковому возрасту (Kim et al., 2006; Brody, Stoneman, & McCoy, 1994), развод родителей (Abbey & Dallos, 2004; Sheehan, Darlington, Noller, & Feeney, 2004), а также переходный период, когда первенец или сестра покидает семейный дом (Whiteman, McHale, et al., В печати). На сегодняшний день такие семейные системные процессы не исследованы во взрослых братьях и сестрах.

Силы вне семьи также могут повлиять на отношения между братьями и сестрами.Факторы окружающей среды, которые могут быть общими для обоих братьев и сестер, такие как социально-экономический статус семьи (SES) и соседство, создают особый контекст, в котором происходят обмены между братьями и сестрами. Большинство исследователей-братьев и сестер рассматривают SES как контрольную переменную, и несколько исследований, в которых явно проверялась роль факторов SES, дали смешанные результаты: в некоторых исследованиях сообщалось, что более низкий SES связан с более негативными отношениями между братьями и сестрами (Conger, Conger, & Elder , 1994; Dunn, Slomkowski, & Beardsall, 1994), тогда как другие обнаружили противоположную ассоциацию (McHale, Whiteman, Kim, & Crouter, 2007; Updegraff & Obeidallah, 1999).Характеристики соседства не были систематически связаны с динамикой братьев и сестер; однако Апдеграфф и Обейдаллах (1999) обнаружили, что молодые подростки, живущие в районах с большим количеством общих игровых площадок (например, общественных парков, игровых площадок), более склонны к установлению близких отношений со своими сверстниками, чем со своими братьями и сестрами. Исследование взрослых братьев и сестер принимает во внимание контекстуальные факторы при документировании важности географической близости в контакте братьев и сестер (например, Connidis & Campbell, 1995).Новые технологии, такие как электронная почта, Facebook и Skype, которые становятся все более распространенными средствами общения, могут оказать существенное влияние на отношения географически разбросанных братьев и сестер, и их полезность в поддержке чувства связи и поддержки между братьями и сестрами имеет большое значение. направление для будущих исследований.

Наконец, небольшая, но растущая часть эмпирических работ исследовала, как культурные силы, являющиеся частью макросистемы, влияют на отношения братьев и сестер.Исследование семей меньшинств, проживающих в Соединенных Штатах, подчеркивает роль культурных ценностей и опыта в формировании динамики развития братьев и сестер. Например, семейные ценности (то есть чувство семейных обязанностей) связаны с более близкими отношениями между братьями и сестрами среди мексиканских американских подростков и могут смягчить потенциально вредные последствия различного отношения родителей (McHale, Updegraff, Shanahan, et al., 2005; Updegraff, McHale, Whiteman, Thayer, & Delgado, 2005). Работа с афроамериканскими братьями и сестрами показала, что дискриминационный опыт, этническая идентичность и отношения с дальними родственниками являются ключевыми культурными факторами, связанными с качеством родственных отношений (Brody, Stoneman, Smith, & Gibson, 1999; McHale, Whiteman, et al., 2007). Межкультурные исследования подчеркнули ответственность старших братьев и сестер по уходу и иерархическую структуру ролей братьев и сестер в незападных обществах, а также культурные различия в динамике братьев и сестер, такие как соперничество и конкуренция (Maynard, 2004; Nuckolls, 1993; Weisner, 1993; Жуков, 1989).

Хотя эта работа согласуется с системными принципами, семейные и экологические системные процессы остаются проблемой для практической реализации и, таким образом, не часто являются предметом эмпирического исследования в исследованиях братьев и сестер (или исследованиях семей, в более общем плане).Огромное разнообразие структур отношений между братьями и сестрами может быть одним сдерживающим фактором — в одном исследовании было выявлено 26 различных возможных созвездий родственных отношений (например, близнецы, биологические братья и сестры, сводные братья и сестры, приемные братья и сестры; Treffers, Goedhart, Waltz, & Koudijs, 1990). Системные перспективы также ограничены в своих теоретических положениях в смысле определения конкретных механизмов влияния, и, таким образом, привнесение динамики отношений, предложенной аналитическими, социально-психологическими и социальными теориями обучения, в рамки семейных систем, может быть плодотворным направлением исследования.

Заключение

На самом общем уровне наш обзор подчеркивает важность братьев и сестер для понимания семейной динамики и систем, и он должен стимулировать исследовательское внимание семейных ученых к этим относительно игнорируемым отношениям. Основными принципами, вытекающими из нашего обзора, являются то, что отношения между братьями и сестрами во многом похожи на другие близкие отношения в семье. Во-первых, отношения между братьями и сестрами многомерны, и они меняются в зависимости от времени и места.Таким образом, мы не должны ожидать, что одна теоретическая точка зрения может объяснить различия в развитии, семье и группе, которые наблюдались в отношениях между братьями и сестрами. Действительно, концепции, основанные на каждом наборе точек зрения, рассматриваемых здесь, а также других социологически обоснованных концепциях, не рассматриваемых здесь (например, Allan, 1979; Elder, 1996; Matthews, 2002; Walker et al., 2005), служат для освещения ключевых аспектов родственные отношения и силы, которые их формируют. Важно отметить, что, как и в других близких отношениях, процессы, которые влияют на динамику отношений между братьями и сестрами, действуют на разных уровнях, начиная от интрапсихических процессов, таких как привязанность и социальное сравнение, до динамики отношений, такой как социальное обучение, и более отдаленных сил вне семьи, таких как социокультурные влияния. .И хотя лонгитюдные исследования взаимоотношений между братьями и сестрами проводятся редко, наш обзор предполагает, что одни динамики могут иметь большее влияние в определенные периоды жизненного цикла, чем другие. Этот последний вопрос созрел для будущих исследований и будет способствовать пониманию развития близких отношений на протяжении всей жизни.

Еще одним важным направлением будущих исследований братьев и сестер является разработка исследований, которые включают анализ более широкого диапазона процессов влияния, чтобы показать, как идеи с разных точек зрения дополняют друг друга.Например, исследования, основанные на психоаналитических традициях, были важны для понимания того, как динамика, такая как дифференцированное отношение родителей, соотносится с качествами взаимоотношений между братьями и сестрами. Однако более полное понимание этих связей возможно, когда во внимание принимаются другие психологические и социальные процессы, такие как понятия равенства и справедливости, предлагаемые социально-психологическими теориями, и социокультурные силы, предлагаемые экологической и системной точки зрения. Таким образом, исследование взаимоотношений братьев и сестер может служить моделью для изучения других видов близких отношений.Наконец, поскольку родственные отношения — это самые продолжительные отношения, которые разделяет большинство людей — качество, которое делает их уникальными, — важно, чтобы будущая работа исследовала их в течение продолжительных периодов времени. Лонгитюдное исследование братьев и сестер предлагает исследователям семьи возможность увидеть, как развиваются и меняются семейные отношения, а также возможность понять многочисленные процессы и контексты, которые влияют на эти пожизненные узы.

Информация для авторов

Шон Д.Уайтмен, Университет Пердью.

Сьюзан М. Макхейл, Государственный университет Пенсильвании.

Анна Соли, Государственный университет Пенсильвании.

Список литературы

  • Эбби К., Даллос Р. Опыт влияния развода на отношения между братьями и сестрами: качественное исследование. Клиническая детская психология и психиатрия. 2004. 9: 241–259. [Google Scholar]
  • Adams JS. Неравенство в социальном обмене. Успехи экспериментальной социальной психологии. 1965; 62: 335–343. [Google Scholar]
  • Аллан Г.Социология дружбы и родства. Лондон: Аллен и Анвин; 1979. [Google Scholar]
  • Ansbacher HL, Ansbacher RR. Индивидуальная психология Альфреда Адлера. Нью-Йорк: основные книги; 1956. [Google Scholar]
  • Бандура А. Теория социального обучения. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис Холл; 1977. [Google Scholar]
  • Bank L, Patterson GR, Reid JB. Отрицательные модели взаимодействия братьев и сестер как предикторы проблем адаптации в будущем у подростков и молодых взрослых мужчин. В: Броуди Г.Х., редактор.Отношения между братьями и сестрами: их причины и последствия. Вестпорт, Коннектикут: Ablex; 1996. С. 197–229. [Google Scholar]
  • Бельски Дж. Дифференциальная восприимчивость к растущему влиянию: эволюционная гипотеза и некоторые свидетельства. В: Эллис Б.Дж., Бьорклунд Д.Ф., редакторы. Истоки социального разума: эволюционная психология и развитие ребенка. Нью-Йорк: Guilford Press; 2005. С. 139–163. [Google Scholar]
  • Бененсон Дж. Ф. Гендерные различия в развитии отношений. В: Ноам Г.Г., Фишер К.В., редакторы.Развитие и уязвимость в близких отношениях. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1996. С. 263–286. [Google Scholar]
  • Bertalanffy LV. Очерк общей теории систем. Британский журнал философии науки. 1950; 1: 134–165. [Google Scholar]
  • Болл Т., Ферринг Д., Филипп Ш. Воспринимаемое дифференцированное отношение родителей к среднему взрослому возрасту: криволинейные отношения с опытом отношения людей к братьям и сестрам и родителям. Журнал семейной психологии. 2003. 17: 472–487.[PubMed] [Google Scholar]
  • Болл Т., Ферринг Д., Филипп Ш. Влияние родительского дифференцированного отношения на качество отношений с братьями и сестрами и родителями: оценки справедливости в качестве посредников. Исследование социальной справедливости. 2005. 18: 155–182. [Google Scholar]
  • Bowlby J. Привязанность и потеря: Vol. 1. Нью-Йорк: основные книги; 1969. [Google Scholar]
  • Brody GH, Stoneman Z, Burke M. Детские темпераменты, материнское дифференциальное поведение и отношения между братьями и сестрами. Развивающая психология.1987. 23: 354–362. [Google Scholar]
  • Brody GH, Stoneman Z, McCoy JK. Прогнозирование отношений между братьями и сестрами в раннем подростковом возрасте на основе темпераментов ребенка и семейных процессов в среднем детстве. Развитие ребенка. 1994; 65: 771–784. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brody GH, Stoneman Z, Smith T., Gibson NM. Братья и сестры в сельских афроамериканских семьях. Журнал брака и семьи. 1999; 61: 1046–1057. [Google Scholar]
  • Бронфенбреннер У. Экология человеческого развития: эксперименты по природе и замыслу.Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1979. [Google Scholar]
  • Бронфенбреннер У. Экология семьи как контекст развития: перспективы исследования. Развивающая психология. 1986; 22: 723–742. [Google Scholar]
  • Баллок Б.М., Дишион Т.Дж. Сговор между братьями и сестрами и проблемное поведение в раннем подростковом возрасте: к модели процесса для семейной взаимности. Журнал аномальной детской психологии. 2002; 30: 143–153. [PubMed] [Google Scholar]
  • Buist KL, Dekovic M, Meeus W., van Aken MAG.Паттерны развития привязанности подростков к матери, отцу и братьям и сестрам. Журнал молодежи и отрочества. 2002. 31: 167–176. [Google Scholar]
  • Касперс К., Юкуис Р., Траутман Б., Арндт С., Лангбен Д. Исследование привязанности взрослых братьев и сестер: влияние общей среды на психические состояния привязанности. Привязанность и человеческое развитие. 2007; 9: 375–391. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Cicirelli VG. Забота о семье: автономное и патерналистское принятие решений.Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж; 1992. [Google Scholar]
  • Cicirelli VG. Отношения между братьями и сестрами на протяжении всей жизни. Нью-Йорк: Пленум Пресс; 1995. [Google Scholar]
  • Conger KJ, Conger RD, Elder GH. Братья и сестры в тяжелые времена. В: Конгер Р.Д., старейшина Г.Х., редакторы. Семьи в трудные времена: адаптация к переменам в сельской Америке. Нью-Йорк: де Грюйтер; 1994. С. 235–252. [Google Scholar]
  • Connidis IA. Преодоление неравенства среди взрослых братьев и сестер: два тематических исследования. Журнал брака и семьи.2007; 69: 482–499. [Google Scholar]
  • Коннидис И.А., Кэмпбелл Л.Д. Близость, доверие и контакт между братьями и сестрами в среднем и позднем взрослом возрасте. Журнал семейных вопросов. 1995; 16: 722–745. [Google Scholar]
  • Драйкурс Р., Сольц В. Дети: Проблема. Нью-Йорк: Книги Боярышника; 1964. [Google Scholar]
  • Данн Дж. Братья и сестры и социализация. В: Grusec JE, Hastings PD, редакторы. Справочник социализации: теория и исследования. Нью-Йорк: Guilford Press; 2007. С. 309–327.[Google Scholar]
  • Данн Дж., Дитер-Декард К., Пикеринг К., Голдинг Дж. Братья и сестры, родители и партнеры: семейные отношения в рамках лонгитюдного исследования сообщества. Журнал детской психологии и психиатрии. 1999; 40: 1025–1037. [PubMed] [Google Scholar]
  • Данн Дж., Сломковски С., Бердсолл Л. Отношения между братьями и сестрами от дошкольного периода до среднего детства и ранней юности. Развивающая психология. 1994. 30: 315–324. [Google Scholar]
  • East PL. Отношения подростков с братьями и сестрами.В: Лернер Р.М., Штейнберг Л., редакторы. Справочник по подростковой психологии: Вып. 2. Влияние контекста на развитие подростков. 3-е изд. Хобокен, Нью-Джерси: Уайли; 2009. С. 43–73. [Google Scholar]
  • Elder GH., Jr. Человеческая жизнь в меняющихся обществах: жизненный путь и идеи развития. В: Кэрнс РБ, старейшина Г.Х. младший, Костелло Э.Дж., редакторы. Наука о развитии. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 1996. С. 31–62. Кембриджские исследования социального и эмоционального развития . [Google Scholar]
  • Фейнберг М.Э., Макхейл С.М., Краутер А.С., Камсилль П.Дифференциация братьев и сестер: траектории братьев и сестер и родительских отношений в подростковом возрасте. Развитие ребенка. 2003. 74: 1261–1274. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фейнберг М.Э., Нейдерхайзер Дж.М., Симменс С.Дж., Рейсс Д., Хетерингтон М.Э. Сравнение между братьями и сестрами различного родительского отношения в подростковом возрасте: пол, самооценка и эмоциональность как медиаторы ассоциации адаптации родителей. Развитие ребенка. 2000; 71: 1611–1628. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фелсон РБ. Агрессия и насилие между братьями и сестрами.Социальная психология ежеквартально. 1983; 46: 271–285. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фестингер Л. Теория процессов социального сравнения. Человеческие отношения. 1954. 7: 117–140. [Google Scholar]
  • Фингерман К., Миллер Л., Бёрдитт К., Зарит С. Пожертвовать добрым и нуждающимся: Родительская поддержка взрослых детей. Журнал брака и семьи. 2009. 71: 1220–1233. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Хайдер Ф. Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Уайли; 1958 г.[Google Scholar]
  • Эрнандес DJ. Развитие ребенка и социальная демография детства. Развитие ребенка. 1997. 68: 149–169. [Google Scholar]
  • Ingersoll-Dayton B, Neal MB, Ha J, Hammer LB. Устранение неравенства в родительской заботе среди братьев и сестер. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 201–212. [Google Scholar]
  • Jenkins JM. Отношения между братьями и сестрами в дисгармоничных домах: потенциальные трудности и защитные эффекты. В: Бур Ф., Данн Дж., Редакторы. Отношения детей и братьев и сестер: проблемы развития и клинические проблемы.Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1992. С. 125–138. [Google Scholar]
  • Ким Дж., Макхейл С.М., Осгуд Д.В., Краутер А.С. Лонгитюдный курс и семейные корреляты взаимоотношений братьев и сестер с детства до подросткового возраста. Развитие ребенка. 2006; 77: 1746–1761. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коваль А., Крамер Л. Понимание детьми дифференцированного отношения родителей. Развитие ребенка. 1997. 68: 113–126. [Google Scholar]
  • Крамер Л., Перозинский Л.А., Чанг Т. Реакция родителей на конфликт между братьями и сестрами: влияние развития и пола родителей.Развитие ребенка. 1999; 70: 1401–1414. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мэтьюз Ш. Сестры и братья / дочери и сыновья: удовлетворение потребностей старых родителей. Блумингтон, Индиана: без ограничений; 2002. [Google Scholar]
  • Maynard AE. Взаимодействие с братьями и сестрами. В: Гилен UP, Roopnarine J, редакторы. Детство и юность: кросс-культурные перспективы и приложения. Вестпорт, Коннектикут: Praeger; 2004. С. 229–252. Успехи в прикладной психологии развития . [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC.Как дети влияют на семейную жизнь? В: Crouter AC, стенд A, редакторы. Влияние детей на семейную динамику: игнорируемая сторона семейных отношений. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2003. С. 207–220. [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Crouter AC, McGuire SA, Updegraff KA. Соответствие различного отношения матери и отца к братьям и сестрам: связь с семейными отношениями и благополучием детей. Развитие ребенка. 1995. 66: 116–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Ким Дж., Уайтман С.Д.Братья и сестры в детстве и юности. В: Ноллер П., Фини Дж. А., редакторы. Тесные отношения: функции, формы и процессы. Нью-Йорк: Психология Пресс; 2006. С. 127–150. [Google Scholar]
  • McHale SM, Updegraff KA, Jackson-Newsom J, Tucker CJ, Crouter AC. В каких случаях дифференцированное отношение родителей имеет негативные последствия для братьев и сестер? Социальное развитие. 2000. 9: 149–172. [Google Scholar]
  • Макхейл С.М., Updegraff KA, Шанахан Л., Crouter AC, Killoren SE. Дифференциальное обращение с братьями и сестрами в мексиканских американских семьях.Журнал брака и семьи. 2005. 67: 1259–1274. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • McHale SM, Updegraff KA, Tucker CJ, Crouter AC. Шагни или держись подальше? Роли родителей в отношениях подростков с братьями и сестрами. Журнал брака и семьи. 2000; 62: 746–760. [Google Scholar]
  • McHale SM, Whiteman SD, Kim J, Crouter AC. Характеристики и корреляты родственных отношений в афроамериканских семьях с двумя родителями. Журнал семейной психологии. 2007. 21: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
  • Neyer FJ.Близнецовые отношения в старости: перспективы развития. Журнал социальных и личных отношений. 2002; 19: 155–177. [Google Scholar]
  • Ноллер П., Конвей С., Блейкли-Смит А. Отношения между братьями и сестрами у подростков и молодых взрослых близнецов и не близнецов: управление конкуренцией и сравнение. В: Forgas JP, Fitness J, редакторы. Социальные отношения: когнитивные, аффективные и мотивационные процессы. Нью-Йорк: Психология Пресс; 2008. С. 235–252. [Google Scholar]
  • Ноллер П., Фини Дж. А., Шихан Г., Петерсон К.Модели семейных конфликтов: связи с семейным конфликтом и восприятием членами семьи друг друга. Личные отношения. 2000; 7: 79–94. [Google Scholar]
  • Nuckolls CW. Введение в изучение межкультурных отношений братьев и сестер. В: Nuckolls CW, редактор. Братья и сестры в Южной Азии. Нью-Йорк: Guilford Press; 1993. С. 19–44. [Google Scholar]
  • О’Коннор Т.Г., Крофт К.М. Двойное исследование привязанности у дошкольников. Развитие ребенка. 2001; 72: 1501–1511. [PubMed] [Google Scholar]
  • Parke RD, Buriel R.Социализация в семье: этнические и экологические аспекты. В: Дэймон В., Айзенберг Н., редакторы. Справочник по детской психологии: Вып. 3. Социальное, эмоциональное и личностное развитие. 5-е изд. Нью-Йорк: Уайли; 1998. С. 463–552. [Google Scholar]
  • Парсонс Т. Возраст и пол в социальной структуре. В: Козер Р.Л., редактор. Семья: ее структура и функции. Нью-Йорк: Сент-Мартинс. (Оригинальная работа опубликована в 1942 г., 1974 г., стр. 243–255. [Google Scholar]
  • Паттерсон Г. Р. Братья и сестры: попутчики в принудительных семейных процессах.В: Бланшар Р.Дж., редактор. Успехи в изучении агрессии. Нью-Йорк: Academic Press; 1984. С. 174–214. [Google Scholar]
  • Паттерсон Г.Р. Вклад братьев и сестер в подготовку к борьбе: микросоциальный анализ. В: Olweus D, Block J, Radke-Yarrow M, редакторы. Развитие антисоциального и просоциального поведения: исследования, теории и проблемы. Нью-Йорк: Academic Press; 1986. С. 235–261. [Google Scholar]
  • Перлман М., Росс Х.С. Преимущества родительского вмешательства в детские споры: исследование одновременных изменений в стилях борьбы детей.Развитие ребенка. 1997. 68: 690–700. [Google Scholar]
  • Pew Internet and American Life Project. Использование с течением времени. 2010 г. Получено 5 июля 2010 г. с сайта http://www.pewinternet.org/Static-Pages/Trend-Data/Usage-Over-Time.aspx.
  • Прочаска Ю.М., Прочаская Ю.О. Взгляды детей на причины и «лекарства» от соперничества между братьями и сестрами. Защита детей. 1985. 64: 427–433. [Google Scholar]
  • Reese-Weber M, Kahn JH. Семейные предикторы разрешения конфликтов между братьями и сестрами и романтическими партнерами: сравнение поздних подростков из полных и разведенных семей.Журнал подросткового возраста. 2005. 28: 479–493. [PubMed] [Google Scholar]
  • Роджерс Дж. Л., Роу, округ Колумбия. Влияние братьев и сестер на сексуальное поведение подростков. Развивающая психология. 1988. 24: 722–728. [Google Scholar]
  • Розен К.С., Берк ПБ. Отношения множественной привязанности в семье: матери и отцы с двумя маленькими детьми. Развивающая психология. 1999; 35: 436–444. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сэмюэлс HR. Влияние старшего брата или сестры на исследование двигательного аппарата ребенка в новой среде.Развитие ребенка. 1980; 51: 607–609. [Google Scholar]
  • Шанахан Л., Макхейл С.М., Краутер А.С., Осгуд Д.В. Связь между дифференцированным отношением родителей, депрессивными симптомами в молодости и отношениями между братьями и сестрами. Журнал брака и семьи. 2008. 70: 480–494. [Google Scholar]
  • Шихан Дж., Дарлингтон И., Ноллер П., Фини Дж. Восприятие детьми отношений между братьями и сестрами во время раздельного проживания родителей и развода. Журнал разводов и повторных браков. 2004. 41: 69–94. [Google Scholar]
  • Сиддики А., Росс Х.С.Медиация как метод вмешательства родителей в детские споры. Журнал семейной психологии. 2004. 18: 147–159. [PubMed] [Google Scholar]
  • Slomkowski C, Rende R, Conger KJ, Simons RL, Conger RD. Сестры, братья и правонарушения: оценка социального влияния в раннем и среднем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 2001. 72: 271–283. [PubMed] [Google Scholar]
  • Slomkowski C, Rende R, Novak S, Lloyd-Richardson E, Niaura R. Влияние братьев и сестер на курение в подростковом возрасте: данные о социальном влиянии генетически информативного дизайна.Зависимость. 2005; 100: 430–438. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стюарт РБ. Отношения привязанности между братьями и сестрами: взаимодействие ребенка с младенцем в странной ситуации. Развивающая психология. 1983; 19: 192–199. [Google Scholar]
  • Стокер К.М., Янгблейд Л. Семейные конфликты и враждебность родителей: связи с братьями и сестрами детей и отношения со сверстниками. Журнал семейной психологии. 1999; 13: 598–609. [Google Scholar]
  • Стокер К., Данн Дж., Пломин Р. Отношения между братьями и сестрами: связь с темпераментом ребенка, материнским поведением и структурой семьи.Развитие ребенка. 1989. 60: 715–727. [Google Scholar]
  • Стормшак Э., Белланти К., Бирман К. Исследовательская группа по предотвращению проблем с поведением. Качество родственных отношений и развитие социальной компетентности и контроля поведения у агрессивных детей. Развивающая психология. 1996. 32: 79–89. [Google Scholar]
  • Strawbridge WJ, Wallhagen MI. Влияние семейного конфликта на взрослых опекунов. Геронтолог. 1991; 31: 770–777. [PubMed] [Google Scholar]
  • Sulloway FJ.Рожденный бунтовщиком: очередность рождения, семейная динамика и творческая жизнь. Нью-Йорк: Книги Пантеона; 1996. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K. Источники поддержки и межличностного стресса в сети замужних дочерей, ухаживающих за дочерями: результаты двухлетнего лонгитюдного исследования. Журнал геронтологии: социальные науки. 1996; 51: S297 – S306. [PubMed] [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K. Мама действительно любила вас больше всего? Изучение роли внутрисемейных различий в истории развития родителей на фаворитизм родителей в более поздних семьях.Мотивация и эмоции. 2000. 24: 105–120. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K. Выбор дочерей: изучение того, почему матери предпочитают взрослых дочерей сыновьям. Социологические перспективы. 2006. 49: 139–161. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Пиллемер К. Фаворитизм матери в более позднем возрасте: роль порядка рождения детей. Исследования старения. 2007; 29: 32–55. [Google Scholar]
  • Suitor JJ, Pillemer K, Sechrist J. Внутрисемейные различия в поддержке матерями взрослых детей.Журнал геронтологии: социальные науки. 2006; 61: S10 – S17. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сулс Дж., Мартин Р., Уиллер Л. Социальное сравнение: почему, с кем и с каким эффектом? Современные направления психологической науки. 2002; 11: 159–163. [Google Scholar]
  • Tancredy CM, Fraley RC. Природа взрослых близнецов: теоретическая перспектива привязанности. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 90: 78–93. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тессер А. Поддержание самооценки в семейной динамике.Журнал личности и социальной психологии. 1980; 39: 77–91. [Google Scholar]
  • Тети Д.М., Аблард К.Э. Безопасность привязанности и отношения между младенцами и братьями и сестрами: лабораторное исследование. Развитие ребенка. 1989; 60: 1519–1528. [PubMed] [Google Scholar]
  • Thibaut JW, Kelley HH. Социальная психология групп. Нью-Йорк: Уайли; 1959. [Google Scholar]
  • Тидеманн Г.Л., Джонстон К. Оценка программы обучения родителей для содействия обмену опытом между маленькими братьями и сестрами. Поведенческая терапия.1992; 23: 299–318. [Google Scholar]
  • Тинберген Н. Изучение инстинктов. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1951. [Google Scholar]
  • Treffers PDA, Goedhart AW, Waltz JW, Koudijs E. Систематический сбор данных о пациентах в центре детской и подростковой психиатрии. Британский журнал психиатрии. 1990; 157: 744–748. [PubMed] [Google Scholar]
  • Такер CJ, McHale SM, Crouter AC. Аспекты дифференцированного отношения отца и матери к братьям и сестрам: связь с личностными качествами подростков, типичными для пола.Семейные отношения. 2003. 52: 82–89. [Google Scholar]
  • Updegraff KA, McHale SM, Whiteman SD, Thayer SM, Delgado MY. Подростковые отношения между братьями и сестрами в мексиканских американских семьях: изучение роли фамилизма. Журнал семейной психологии. 2005; 19: 512–522. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Updegraff KA, Obeidallah DA. Образцы взаимодействия молодых подростков с братьями, сестрами и друзьями. Социальное развитие. 1999; 8: 52–69. [Google Scholar]
  • Бюро переписи населения США.Статистические сборники США: 2000. Вашингтон, округ Колумбия: Автор; 2005. [Google Scholar]
  • ван Эйзендорн М.Х., Моран Г., Бельски Дж., Педерсон Д., Бакерманс-Краненбург М.Дж., Непперс К. Сходство привязанностей братьев и сестер к своим матерям. Развитие ребенка. 2000; 71: 1086–1098. [PubMed] [Google Scholar]
  • Volling BL. Семья коррелирует материнское и отцовское восприятие различного обращения в раннем детстве. Семейные отношения. 1997. 46: 227–236. [Google Scholar]
  • Volling BL.Отношения привязанности в раннем возрасте как предикторы регуляции эмоций дошкольников с бедным братом или сестрой. Раннее образование и развитие. 2001; 12: 185–207. [Google Scholar]
  • Воллинг Б.Л., Бельски Дж. Вклад отношений мать-ребенок и отец-ребенок в качество взаимодействия братьев и сестер: лонгитюдное исследование. Развитие ребенка. 1992; 63: 1209–1222. [PubMed] [Google Scholar]
  • Voorpostel M, Blieszner R. Межпоколенческая солидарность и поддержка между взрослыми братьями и сестрами.Журнал брака и семьи. 2008. 70: 157–167. [Google Scholar]
  • Walker AJ, Allen KR, Connidis IA. Теоретическое обоснование и изучение родственных связей в зрелом возрасте. В: Bengston VL, Acock AC, Allen KR, Dilworth-Anderson P, Klein DM, редакторы. Справочник по теории семьи и исследованиям. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 2005. С. 167–190. [Google Scholar]
  • Уолстер Э., Уолстер Г. В., Бершайд Э. Эквити: теория и исследования. Бостон: Аллин и Бэкон; 1978. [Google Scholar]
  • Weisner TS. Обзор: сходство и различие братьев и сестер в разных культурах.В: Nuckolls CW, редактор. Братья и сестры в Южной Азии. Нью-Йорк: Guilford Press; 1993. С. 1–18. [Google Scholar]
  • White L. Отношения между братьями и сестрами на протяжении всей жизни: панельный анализ. Журнал брака и семьи. 2001. 63: 555–568. [Google Scholar]
  • Уайт Л., Ридманн А. Узы между взрослыми братьями и сестрами. Социальные силы. 1992. 71: 85–102. [Google Scholar]
  • Whiteman SD, Becerra JM, Killoren S. Механизмы социализации братьев и сестер в нормативном семейном развитии. В: Крамер Л., Конгер К.Дж., редакторы.Братья и сестры как агенты социализации. Vol. 126. Сан-Франциско: Джосси-Басс; 2009. С. 29–43. Новые направления в развитии детей и подростков . [PubMed] [Google Scholar]
  • Whiteman SD, Bernard JM, McHale SM. Природа и корреляты влияния братьев и сестер в афроамериканских семьях с двумя родителями. Журнал брака и семьи. 2010. 72: 267–281. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Whiteman SD, Christiansen A. Процессы влияния братьев и сестер в подростковом возрасте: индивидуальные и семейные корреляты.Семейные отношения. 2008; 57: 24–34. [Google Scholar]
  • Whiteman SD, McHale SM, Crouter AC. Конкурирующие процессы влияния братьев и сестер: Наблюдательное обучение и деидентификация братьев и сестер. Социальное развитие. 2007. 16: 642–661. [Google Scholar]
  • Whiteman SD, McHale SM, Crouter AC. Семейные отношения от подросткового до раннего взросления: изменения в семейной системе после того, как первенцы покинули дом. Журнал исследований подросткового возраста. (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Yu J, Gamble WC.Пути влияния: супружеские отношения и их связь со стилями воспитания и качеством отношений между братьями и сестрами. Журнал исследований ребенка и семьи. 2008. 17: 757–778. [Google Scholar]
  • Зуков П.Г., редактор. Взаимодействие братьев и сестер в разных культурах: теоретические и методологические вопросы. Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг; 1989. [Google Scholar]

Психология соперничества между братьями и сестрами

Например, допустим, старший сын — звезда футбола. Тогда младший ребенок или дети могут вообще избегать футбола, либо потому, что они боятся, что они не будут такими же хорошими, либо потому, что они боятся, что могут стать лучше — и они также не хотят рисковать, сказала Вивона.Или, возможно, они оба попадают в футбольную команду, но старший — серьезный труженик, а младший пытается зарекомендовать себя как шутник.

Тот факт, что следует ожидать соперничества между братьями и сестрами, не означает, что нет способов его смягчить. Вот пять советов от экспертов, как разрешить ссору между братьями и сестрами.

Выясните, что их отталкивает. «Обратите внимание на то, что обычно происходит до того, как разразится конфликт», — сказала Салли Бевилл Хантер, клинический доцент кафедры детских и семейных исследований Университета Теннесси в Ноксвилле.Например, если ваши дети дерутся каждый раз, когда играют в видеоигры, убедитесь, что вы находитесь в пределах слышимости, когда они садятся играть. Прислушивайтесь к конкретным словам или тонам голоса, которые они используют, которые являются боевыми, и постарайтесь вмешаться, прежде чем это обострится.

Помогите им научиться разрешать конфликты. Как только настроение уляжется, попробуйте сесть детей и обсудить проблему, «не обвиняя и не обвиняя», — посоветовал Файнберг. Дайте каждому ребенку возможность беспрепятственно поговорить и попросите его самостоятельно найти решение проблемы.К тому времени, когда дети достигают возраста начальной школы, они могут «оценить, какие из этих решений являются беспроигрышными, а какие с наибольшей вероятностью будут работать и удовлетворять друг друга с течением времени», — сказал он. Им также следует научиться возвращаться к проблемам, когда решения больше не работают.

Хвалите их публично и наказывайте наедине. Если ваши дети добрые друг к другу, «повсюду действительно громко хвалите», — сказал Хантер. Например: «Мне нравится, что ты первой отпустила свою сестру!» Но если вы критикуете их, постарайтесь сделать это вне пределов слышимости другого ребенка, потому что он может использовать это как оружие.Наша старшая дочь будет использовать любую возможность, чтобы управлять своей младшей сестрой («Помни, мама сказала, что ты не можешь прыгнуть с дивана!»), Поэтому я принял этот совет близко к сердцу.

Попробуйте найти моменты, когда каждый может собраться вместе. По темпераменту и характеру ваши дети могут быть похожими, а могут и не совпадать. Они могут оба любить танец, или один любит танец, а другой просто хочет играть в шахматы. Один может быть жестким, а другой — свободным духом. «Постарайтесь найти общие занятия, которые позволят каждому проявить гибкость и почувствовать связь», — сказала Вивона.

Я привел пример нашего семейного вечера кино как одного из семейных мероприятий, которое мы регулярно проводим как группа, но сказал Вивоне, что обычно требуется абсурдно много времени, чтобы выбрать фильм из-за всех споров. «Тот факт, что это занимает много времени, не должен умалять того факта, что это что-то ценное», — сказала она. «Вы столкнетесь с соперничеством — его нельзя замкнуть». Но в конце мы все сидим вместе, составляем друг другу компанию и едим попкорн, а наши дети осваивают ценные навыки, такие как компромисс, даже если мы просто смотрим «Историю игрушек» в 15-й раз.

Психология, объясняющая, почему взрослые братья и сестры разлагаются

Трудно ожидать, что двое взрослых будут поддерживать те же отношения, что и в детстве.

Если не брать в расчет генетику и подобное детство, ожидать, что братья и сестры будут занимать в жизни друг друга столько же места, сколько они росли, — это принятие желаемого за действительное. Также наивно полагать, что дистанцироваться от брата или сестры по своей природе плохо, — сказала Киаундра Джексон, семейный терапевт из Лос-Анджелеса, Калифорния.

«Я думаю, что мы заблуждаемся, если ожидаем, что отношения между братьями и сестрами будут такими же с детства, и еще более бредовыми, если мы неверно истолковываем различия между братьями и сестрами как соперничество между ними», — сказала она. «Эти двое — люди. Они меняются, развиваются, растут и хотят разных вещей на разных этапах своей жизни ».

Без названий предполагаемый раскол между Кембриджами и Сассексами — очень простая история. Легко придумать не королевскую версию сценария: представьте, что двое братьев и сестер унаследуют семейную ферму (как совладельцы, если их родители исполнят их желание).В то время как один из братьев и сестер может желать вести семейный бизнес (или просто желает им заниматься), другой может питать мечты о юридической школе и жизни в городе. Ни один из вариантов не является более обоснованным, просто совершенно другой.

Однако, когда фермер и юрист достигли возраста вступления в брак, все усложняется вдвойне: бросить вместе двух супругов с совершенно разными мировоззрениями и ожиданиями относительно семейной жизни и семейного бизнеса (следует ли по-другому распределять прибыль от фермы? Почему не просто так уже продала? Почему твой брат не самый крупный юрист, помогающий больше?), и напряжение возрастает.Если принять во внимание неравенство в финансовом успехе и различные политические взгляды, то отчуждение , а не практически невозможно.

Если в семье преобладают более холодные головы, решение установить границы, уважать индивидуальный выбор и оставить пространство в интересах большинства сторон, сказал Даффи.

«Иногда, честно говоря, я считаю, что это несколько здоровая граница. Я никогда не думаю, что это хорошая идея — полностью исключить семью из своей жизни, но иногда, в токсичных семейных ситуациях, сильные и сильные границы могут помочь сохранить отношения », — сказал он.

Детское соперничество может просочиться во взрослые отношения.

Во многих случаях затяжное детское соперничество приводит в движение трещину, говорит Жанна Сейфер, психоаналитик, специализирующийся на проблемах братьев и сестер, и автор книги «Нормальный: жизнь с трудным или поврежденным братом или сестрой».

Может быть, когда вы росли, родители играли в фаворитов или натравливали детей друг на друга, когда приходили табели успеваемости или во внеклассные занятия. Или, может быть, как в случае с Гарри и Уильямом, конституционная монархия и естественный порядок преемственности придавали их детству дух соревнования: хотя Уильяма всегда готовили стать будущим королем Англии, Гарри все больше и больше падал по линии. преемственности с каждым новым ребенком из Кембриджа.(Текущая позиция? № 6, что делает его запасной-запасной-запасной-запасной-запасной для наследника. Почему не хочет, чтобы проложил свой собственный путь?)

Это иерархический аспект «Эта история, которая делает его таким интересным (и во многих отношениях связанным) тематическим исследованием в динамике братьев и сестер, — сказал Сафер.

«Уильям и Гарри действительно подчеркивают соперничество, — сказала она. «Многие братья и сестры никогда не оправятся от горечи неравного распределения, будь то корона или деньги.Даже если ваш брат или сестра не собираются быть королем или королевой Англии, могут существовать явные или скрытые родительские предпочтения, зависть и недопонимание, которые никогда не обсуждаются ».

Братья и сестры детей с хроническими заболеваниями: метаанализ | Журнал детской психологии

Абстрактные

Цель: Изучить литературу, относящуюся к братьям и сестрам дети с хроническим заболеванием.

Методы: Пятьдесят одно опубликованное исследование и 103 величины эффекта выявлены и исследованы с помощью метаанализа.

Результаты: Мы обнаружили (1) скромную статистику величины отрицательного эффекта. существовало для братьев и сестер детей с хроническим заболеванием относительно сравнения участники или нормативные данные; (2) для этого эффекта существовала неоднородность размеры; (3) отчеты родителей были более негативными, чем отчеты детей; (4) психологическое функционирование (например, депрессия, тревога), деятельность сверстников и показатели когнитивного развития были ниже у братьев и сестер детей с хроническое заболевание по сравнению с контрольной группой; и (5) группа хронических заболеваний при ежедневных режимах лечения была связана статистика негативных эффектов по сравнению с хроническими заболеваниями, не влияющими на повседневную жизнь.

Выводы: Более методологически обоснованные исследования, исследующие психологическое функционирование братьев и сестер детей с хроническим заболеванием нужный. Клиницистам необходимо знать, что братья и сестры детей с хроническим болезни подвержены риску негативного психологического воздействия. Программы интервенции для братьев и сестер и семей с детьми с хроническими заболеваниями должны быть развитый.

От 5% до 40% детей страдают хроническими заболеваниями (Newacheck & Halfon, 1998; Perrin & MacLean, 1988).Уильямс (1997) определил хроническое заболевание как «диагностированное с медицинской точки зрения недуг с продолжительностью 6 месяцев или дольше, что свидетельствует о незначительных изменениях или медленном прогрессе »(стр. 312). В Соединенных Штатах от 4 до 7 миллионов детей страдают от одного или более хронических заболеваний, и примерно от половины до одного миллиона из этих детей страдает тяжелой хронической детской инвалидностью (Newacheck & Halfon, 1998; Patterson, 1988).В целом вероятно, эти цифры занижают количество детей с хроническим болезнь (Лентон, Сталлард, Льюис и Mastroyannopoulou, 2001). Детское хроническое заболевание издавна считается, что оказывает негативное влияние на психологическое функционирование и поведение больного ребенка, которое «по сравнению со здоровыми сверстниками, детьми с постоянным состоянием здоровья подвергаются большему риску психического здоровья проблемы … эмоциональные расстройства, аномальные поведенческие симптомы и проблемы адаптации, связанные со школой » (Коэн, 1999, стр.149). Все на членов семьи может повлиять наличие ребенка с хроническим заболеванием. В этом обзоре основное внимание уделяется литературе, относящейся к братьям и сестрам детей. при хроническом заболевании.

Братья и сестры детей с хроническими заболеваниями

В одном из первых обзоров литературы о влиянии болезни на братья и сестры детей с хроническим заболеванием, Маккивер (1983) пришли к выводу, что эти братья и сестры были «группой риска» (стр.210). Ханна и Мидларский (1985) также нашел братьев и сестер, чтобы быть «популяцией, подверженной риску психологического трудности »(стр. 510), но было высказано предположение о некоторых положительных преимущества взросления с больным братом или сестрой, например, большее сострадание. Более недавние обзоры (например, Faux, 1993; Packman, 1999; Уильямс, 1997) повторяют эти темы: отрицательные результаты, но предположение некоторые долгосрочные положительные эффекты.Самое яркое впечатление от этих обзоры литературы, однако, не являются единогласным. «Кому-нибудь чтение литературы, сообщающей об исследованиях психологического приспособление братьев и сестер людей с ограниченными возможностями, подавляющее большинство впечатление — это противоречие и путаница » (Кускелли, 1999, с. 111).

Количественные обзоры литературы

Недавний методологический прогресс для разрешения противоречивых результатов исследования — это метаанализ.Эта стратегия количественного обзора используется для оценить факторы как существенные, так и методологические, которые производят несоответствия между исследованиями (Шмидт, 1992). Хау (1993) использовали стратегию метаанализа подсчета голосов для обзора 21 исследования с контрольными группы или нормативные референтные группы, которые обследовали братьев и сестер детей с хроническое заболевание. Мета-анализ подсчета голосов — это простое табулирование исследований. по их результатам.Хау пришел к выводу, что братья и сестры детей с хроническим болезнь подвергалась более высокому риску психологических проблем, чем другие дети, что неврологические состояния вызывают больше негативных последствий, чем неневрологические состояния, и что отрицательные эффекты были наиболее часто проявляется как интернализирующее поведение.

Лето, Уайт и Лето (1994) провели подсчет голосов метаанализ 13 исследований братьев и сестер детей с хроническим заболеванием или умственная отсталость.Эти 13 исследований были оценены на предмет их методологическое качество и методология исследования, а также результаты исследования. классифицируются как положительные, отрицательные или незначительные. Эти исследователи пришел к выводу, что родство ребенка с ограниченными возможностями отрицательные и положительные последствия, которые родительские опросы и прямое наблюдение дали больше отрицательных результатов, чем самооценки детей, и что качественные исследования выявили меньше различий между братьями и сестрами и сравнение образцы.Как у Хоу (1993) обзор литературы, Summers et al. метаанализ был ограничен ограничения стратегии пересмотра подсчета голосов: оценка эффекта отсутствует размер, без учета размера выборки и без механизма для систематическая оценка влияния переменных модератора.

Это исследование

Недавний метаанализ 25 исследований и 79 величин эффекта от литература о братьях и сестрах людей с ограниченными интеллектуальными возможностями (Росситер и Шарп, 2001) обнаружил небольшой негативный эффект наличия брата или сестры с интеллектуалом инвалидность, которая не может быть связана с предвзятостью публикации или каким-либо другим артефакт.Этот негативный эффект был наиболее выражен для мер психологическое функционирование, особенно депрессия, и отчеты взрослых по сравнению с самоотчеты ребенка. Этот метаанализ касается братьев и сестер детей. при хроническом заболевании. На основе выводов традиционной литературы обзоров и метаанализа подсчета голосов, ожидался негативный эффект за то, что у брата или сестры есть хроническое заболевание. Ряд гипотез, основанных на затем были выявлены методологические и существенные вопросы.

Методологические вопросы . Первая методологическая гипотеза была что исследования, опубликованные совсем недавно, покажут меньше отрицательных и больше положительные результаты, чем в более ранних исследованиях. Ламори (1999) наблюдали более поздние исследования, чтобы показать меньше негативных эффектов и больше вариаций в результатах. А Вторая методологическая гипотеза заключалась в том, что будет обнаружено больше негативных эффектов. для отчетов родителей, чем самоотчеты братьев и сестер (Саммерс и др., 1994). В Третья методологическая гипотеза заключалась в том, что исследования с использованием нормативных данных для сравнение с образцами братьев и сестер приведет к негативным последствиям большего по величине, чем было установлено для исследований, в которых использовались совпадающие контрольные группы (Лавин и Файер-Рутман, 1992).

Основные проблемы . Также был выдвинут ряд гипотез, что связанных с основными переменными. Во-первых, ожидался больший негативный эффект. для интернализации, а не для экстернализации поведения.Хау (1993) нашли четыре из одиннадцати исследования братьев и сестер детей с хроническими заболеваниями показали отрицательный эффект для интернализации поведения по сравнению с одним из восьми исследований экстернализация поведения. Во-вторых, предполагалось, что результаты для братьев и сестер будут отличаться хроническое заболевание и его особенности. Согласно одному мнению, многие хронические состояния детство производит аналогичные психологические и поведенческие эффекты (Vessey & Mebane, 2000).Однако детские хронические заболевания различаются по таким параметрам, как этиология, возраст. начала, влияния на функционирование и прогноз (см. Lobato, Faust, & Spirito, 1988 г.). Более тяжелые хронические заболевания накладывают большие ограничения на деятельность ребенка (Newacheck & Taylor, 1992), и, возможно, более высокие требования к родителям, братьям и сестрам, семейная система и сообщество (Паттерсон, 1988). В-третьих учтено взаимодействие пола братьев и сестер и очередности рождения (Хау, 1993; Уильямс, 1997).

Метод

Пятьдесят опубликованных исследований с 1976 по 2000 год, представляющих более двадцати пяти сотни братьев и сестер детей с хроническими заболеваниями были выявлены из компьютерный поиск в базах данных, таких как PsycLit и MEDLINE, по ключевым словам такие как «братья и сестры» и «болезнь» из предыдущих обзоры литературы и справочные разделы локальных исследований. Из метаанализа были исключены тематические исследования, неэмпирические или качественные. исследования или исследования без соответствующей группы сравнения или нормативных данных.Также были исключены исследования, в которых оценивалась реакция здоровых братьев и сестер на болезнь или смерть брата или сестры или принадлежащих взрослым братьям и сестрам лиц с хроническим заболеванием. Исследования, в которых не проводилось сравнение группа, но предоставившие нормативные данные были включены в эту метаанализ.

Неопубликованные исследования не искались для включения в этот метаанализ. Во-первых, собрать все опубликованные исследования в целом практически невозможно. языков, а тем более всех неопубликованных исследований.Во-вторых, процесс рецензирования опубликованные исследования служат хотя и несовершенной формой контроля качества. В-третьих, есть свидетельства того, что предвзятость публикации менее серьезна, чем когда-либо. боялись (Sharpe, 1997). Предвзятость публикации, так называемая проблема «файлового ящика», является убежденность в том, что отсутствие неопубликованных исследований в метаанализе может завышать величину эффекта, учитывая, что опубликованные исследования могут представляют собой статистически значимые результаты.Чтобы выяснить вероятность такой систематической ошибки публикации, статистический и графический анализ величины эффекта были проведены.

Исследования того же автора (авторов), которые, по-видимому, исследовали те же участники (например, Бреслау и Прабуки, 1987; Бреслау, Вайцман и Messenger, 1981) рассматривались как единое исследование для целей этого метаанализа. Три основных исследования (Faux, 1991; Ставски, Авербах, Бараш, Лернер и Зимин, 1997; Wood et al., 1988) при условии отдельные данные для братьев и сестер детей с явно разными хроническими болезни. Эти подвыборки рассматривались как отдельные исследования. Всего 51 была оценена статистика размера эффекта на уровне исследования. Каждое исследование было закодировано для метод сбора данных (дочерний самоотчет, родительский отчет или прямой наблюдение), хроническое заболевание, возраст братьев и сестер, пол братьев и сестер, количество братья и сестры и участники сравнения, а также категория зависимых показателей: психологическое функционирование (например,ж., усвоение субшкалы детского поведения Контрольный список), самооценка (например, шкала самооценки Пирса-Харриса), забота, отношения между братьями и сестрами, деятельность сверстников (например, подшкала социальной компетентности Контрольный список поведения ребенка), когнитивные функции (например, тест на интеллект баллов) и когнитивное развитие (например, успеваемость в школе). Родитель и отчеты учителей были объединены, потому что только в пяти исследованиях учителей просили выполнить зависимую меру.Четыре из пяти сравнений основаны на учителе отчеты не были статистически значимыми. Все кодировки были выполнены первого автора и независимо проверено вторым автором. Разногласия были решены путем обсуждения.

Расчет величины эффекта. Статистика величины эффекта d (Hedges & Olkin, 1985) была рассчитывается для каждого соответствующего результата путем вычитания среднего балла для сравнение участников по среднему баллу для братьев и сестер с хроническим болезни и делением этой суммы на объединенное стандартное отклонение.Нормативный данные основных авторов в опубликованных исследованиях были заменены для данных участников сравнения, когда последние не были предоставлены. Если средние и стандартные отклонения не сообщались, величина эффекта рассчитывалась из сводной статистики (например, t статистика, p значений) на с использованием программного пакета метаанализа D-Stat (Johnson, 1989). Размеры эффекта были взвешены по величине, обратной их дисперсии, как рекомендовано Hedges и Олкин (1985).Когда нет данных были зарегистрированы в первичном исследовании, но разница между родным братом и сестрой группы сравнения были признаны несущественными, величина эффекта, равная нулю, была записано. Для всех анализов величина отрицательного эффекта отражает менее положительный функционирование для братьев и сестер детей с хроническим заболеванием относительно сравнение детей или нормативных данных.

Величина эффекта из того же исследования, хроническое заболевание, зависимый показатель категория и метод сбора данных были объединены и усреднены.В результирующий набор из 103 размеров эффекта на уровне результатов был оценен на предмет их статистическая значимость (95% доверительный интервал около нуля) и их однородность (Hedges & Olkin, 1985). Также была изучена величина эффекта из 51 исследования. там, где это необходимо. Общий тест на однородность ( Q T ) оценивает, является ли набор размеров эффекта внутренним последовательный. Для большинства метаанализов однородность набора величин эффекта составляет не достигается без некоторой комбинации анализа выбросов и разделения размер эффекта в более мелкие кластеры на основе переменных-модераторов.В идентификация и удаление выбросов целесообразны, если однородность может быть достигается удалением не более 20% размеров эффекта (Хеджес и Олкин, 1985). Однако, независимо от результата общего теста на однородность, тесты переменных-модераторов оправданы, когда они основаны на теоретических соображениях (см. Hall & Rosenthal, 1991).

После общего теста на однородность были созданы кластеры размера эффекта. на основе переменных модератора (например,g., метод сбора данных). В однородность размеров эффекта внутри кластеров ( Q W ) и различия между средними величинами эффекта по кластерам ( Q B ) были рассчитаны. Значительное значение Q B подразумевает различия в средних величинах эффекта, связанных с кластерами размера эффекта. Интерпретация такого исхода менее ясна при наличии значительных различия в величине эффекта в одном или нескольких кластерах (статистика Q W для каждого кластера).Когда модераторские переменные были непрерывными (например, размер выборки), корреляция между величиной эффекта и переменные-модераторы были рассчитаны.

Результаты

Результаты разделены на три части. В первом разделе рассказывается о тесты величины эффекта: тесты величины средней величины эффекта, тесты на систематическая ошибка публикации и проверка однородности размеров эффекта. Второй раздел исследует роль переменных методологического модератора, в частности, год публикация, метод сбора данных и группа сравнения по сравнению с нормативными данные.В третьем разделе рассматриваются основные переменные модератора, в частности, категории зависимых показателей, различия по хроническим болезнь и влияние пола, порядка рождения и возраста братьев и сестер.

Испытания размеров эффекта

Общий размер эффекта . Средневзвешенная величина эффекта для 103 величина эффекта на уровне результата составила M d = -.20 (эквивалент r = -.10), отрицательное значение существенно отличается от нуля (95% доверительный интервал = от -23 до -.16). Размер этого эффекта может быть заниженным. истинной величины эффекта. Тридцать два из 103 размеров эффекта были консервативно кодируется как ноль, потому что авторы этих первичных исследований не сообщать статистику, но заявленные различия не были значительными В средневзвешенная величина эффекта после удаления этих 30 наблюдений составила M d = -,26 (95% доверительный интервал = от -,30 до -22). В средневзвешенная величина эффекта для 51 исследования составила M d = -.21 год (95% доверительный интервал = от -26 до -16).

Смещение публикации . Учитывая, что были включены только опубликованные исследования в метаанализе существует риск предвзятости публикации, поскольку исследования, которые не найти статистически значимых результатов не могут быть опубликованы и, следовательно, не может быть включен в метаанализ. Исследовать предвзятость публикации, было принято четыре подхода. Первым были графики воронки создается путем построения графика размеров выборки для братьев и сестер против размеров эффекта в уровень исследования и результатов.Участки имели форму воронки. Точки данных были распределялись по нижнему левому и правому квадрантам и встречались реже по мере увеличения размера выборки. Этот шаблон не соответствует публикации предвзятость (Бегг, 1994). Во-вторых, Ван и Бушман (1998) рекомендуют нормальный график квантилей над графиком воронки для оценки систематической ошибки публикации. Нормальный график квантилей включает построение зависимости размеров эффекта от квантилей или процентильные ранги нормального распределения.В эффекте не было пробела размеры для 51 размера эффекта на уровне исследования и небольшой разрыв около нуля для 103 размеров эффекта на уровне результатов. В-третьих, расчет отказоустойчивый N статистика (Купер, 1998) обнаружил, что потребуется еще 566 незначительные исследования, чтобы обратить вспять значительный отрицательный результат 51 исследования. Это число намного превышает пороговое значение 265 исследований (пять умноженное на количество извлеченных исследований плюс 10; Купер, 1998).В-четвертых, один будет ожидать взаимосвязи между размером выборки и величиной эффекта, если предвзятость публикации оказывала более сильное воздействие, как положительное, так и отрицательное, будут найдены для исследований с меньшими размерами выборки, которые не имеют статистическая мощность для обнаружения небольших эффектов. Не было значительного корреляция, однако, между количеством участников-братьев и сестер и абсолютное значение величины эффекта на уровне результата ( r [101] = .06) или уровень обучения ( r [49] = 0,07).

Тесты на однородность . Обнаружена неоднородность величин эффекта для 103 размера эффекта на уровне результатов ( Q T [102] = 354,7, p <0,0001) и 51 размер эффекта на уровне исследования ( Q T [50] = 139,8, p <0,0001). На на уровне исходов, удаление 11 исходов (10,7% из 103 исходов) привело к однородный набор ( Q T [91] = 112.6, p <0,12). Средняя величина эффекта была уменьшена с M d = -.20 для 103 исходов на M d = -.09 для 92 исходов (95% доверительный интервал = от -13 до -,05). На уровне 51 исследования, однородность может быть достигнута путем исключения пяти исследований (9,8% база данных) ( Q T [45)] = 61,4, p <0,10). Значение величина эффекта уменьшена с M d = -.26 для 51 исследование до M d = -.09 для 46 исследований (95% достоверность интервал = от -.14 до -.02).

Переменные методологического модератора

Год публикации . Были скромные, хотя и незначительные, корреляция между годом публикации и величиной эффекта на уровне исследования ( r [49] = 0,21, p <0,14). Интерпретация положительного корреляция заключается в том, что величина эффекта была несколько более положительной для последних исследования.Также наблюдалась умеренная отрицательная корреляция между годом публикация и размер выборки на уровне исследования ( r [49] = -22, p <0,12). Это говорит о том, что размер выборки сократился за последние 20 лет. Больше исследований братьев и сестер детей с хроническими заболеваниями были опубликованы в 1990-х годах ( n = 27), чем в 1980-х годах ( n = 19) и 1970-е годы ( n = 4). Однако было проведено пять масштабных исследований. (я.е., более 100 братьев и сестер детей с хроническими заболеваниями) опубликовано в 80-е годы по сравнению с двумя такими исследованиями, опубликованными в 90-е годы.

Метод сбора данных . Еще одна методологическая переменная Предполагаемая умеренная величина эффекта была методом сбора данных. Шестьдесят один результат был связан с отчетом родителей. Самоотчет ребенка приходилось на оставшийся 41 исход. Только один результат был результатом прямое наблюдение.После удаления результата прямого наблюдения для этого только анализ, разница между средними величинами эффекта, связанными с отчеты детей и отчеты родителей были значительными ( Q B [1] = 7.0, p <.0001, см. Таблицу Я). Хотя и дочерние отчеты, и родительские отчеты означают размеры эффекта были значительно отличны от нуля, средний размер эффекта для отчеты родителей ( M d = -.23) был почти вдвое больше, чем что для детских отчетов ( M d = -.13).

Таблица I.

Размеры эффекта на уровне результата по модераторам

91 Контроль
Категория . к . M d . 95% ДИ . Q w .
k = количество размеров эффекта на уровне результата, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в рамках теста однородности кластера.
* p <.05.
Метод сбора данных
Детский отчет 41 -.13 -.19 / -. 06 93,0 *
Отчет материнской компании 61 -.23 -.27 / -. 19 254,0 *
Данные для сравнения 73
82 -.09 -.14 / -. 05 147,3 *
Норматив 21 -.34 -.39 / -. 28 159,6 *
Зависимая мера
Психология. функционирует 47 -.22 -.26 / -. 17 129,1 *
Я-концепция 17 -.06 -.16 / +. 03 31,3 *
Уход 4 -.14 -.37 / +. 09 4,5
Родственные отношения 6 +.12 -.06 / +. 30 7,1
Деятельность сверстников 22 -.29 -.36 / -. 22 140,8 *
Cog. функционирует 3 -14 -.42 / +. 15 1,5
Cog.девелопмент 4 -.24 -.44 / -. 04 13,3 *
91 Контроль
Категория . к . M d . 95% ДИ . Q w .
k = количество размеров эффекта на уровне результата, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в рамках теста однородности кластера.
* p <.05.
Метод сбора данных
Детский отчет 41 -.13 -.19 / -. 06 93.0 *
Отчет материнской компании 61 -.23 -.27 / -. 19 254,0 *
Данные для сравнения 73
82 -.09 -.14 / -. 05 147,3 *
Нормативное 21 -.34 -.39 / -. 28 159,6 *
Зависимая мера
Психология. функционирует 47 -.22 -.26 / -. 17 129,1 *
Я-концепция 17 -.06 -.16 / +. 03 31,3 *
Уход 4 -14 -.37 / +. 09 4,5
Родственные отношения 6 +.12 -.06 / +. 30 7,1
Деятельность сверстников 22 -.29 -.36 / -. 22 140,8 *
Cog.функционирует 3 -14 -.42 / +. 15 1,5
Cog. разработка 4 -.24 -.44 / -. 04 13,3 *
Таблица I.

Размеры эффекта на уровне результатов по модераторам переменных

91 Контроль
Категория . к . M d . 95% ДИ . Q w .
k = количество размеров эффекта на уровне результата, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в рамках теста однородности кластера.
* p <.05.
Метод сбора данных
Детский отчет 41 -.13 -.19 / -. 06 93,0 *
Отчет материнской компании 61 -.23 -.27 / -. 19 254,0 *
Данные для сравнения 73
82 -.09 -.14 / -. 05 147,3 *
Норматив 21 -.34 -.39 / -. 28 159,6 *
Зависимая мера
Психология. функционирует 47 -.22 -.26 / -. 17 129,1 *
Я-концепция 17 -.06 -.16 / +. 03 31,3 *
Уход 4 -.14 -.37 / +. 09 4,5
Родственные отношения 6 +.12 -.06 / +. 30 7,1
Деятельность сверстников 22 -.29 -.36 / -. 22 140,8 *
Cog. функционирует 3 -14 -.42 / +. 15 1,5
Cog.девелопмент 4 -.24 -.44 / -. 04 13,3 *
91 Контроль
Категория . к . M d . 95% ДИ . Q w .
k = количество размеров эффекта на уровне результата, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в рамках теста однородности кластера.
* p <.05.
Метод сбора данных
Детский отчет 41 -.13 -.19 / -. 06 93.0 *
Отчет материнской компании 61 -.23 -.27 / -. 19 254,0 *
Данные для сравнения 73
82 -.09 -.14 / -. 05 147,3 *
Нормативное 21 -.34 -.39 / -. 28 159,6 *
Зависимая мера
Психология. функционирует 47 -.22 -.26 / -. 17 129,1 *
Я-концепция 17 -.06 -.16 / +. 03 31,3 *
Уход 4 -14 -.37 / +. 09 4,5
Родственные отношения 6 +.12 -.06 / +. 30 7,1
Деятельность сверстников 22 -.29 -.36 / -. 22 140,8 *
Cog.функционирует 3 -14 -.42 / +. 15 1,5
Cog. разработка 4 -.24 -.44 / -. 04 13,3 *

Группа сравнения и нормативные данные . Восемьдесят два результата были оценивается по сравнению с группой сравнения по сравнению с 21 исходом по сравнению с нормативные данные. На уровне исхода братья и сестры детей с хроническим заболевания оказались намного хуже по сравнению с нормативными данными ( M d = -.34) вместо групп сравнения ( M d = -.09; Q B [1] = 47,9, p <0,0001). Оба средних значения эффекта значительно отличались от нуля (см. Таблицу I). Осторожно следует при интерпретации этого результата, учитывая, что было в четыре раза больше групповые исследования как нормативные групповые исследования.

Основные переменные модератора

Зависимые меры .Стол Я также представляю размеры эффекта на уровне результатов, разделенных по категории зависимого измерения. Наиболее часто представленная категория зависимой мерой было психологическое функционирование. Различия между эффектом размер кластеров был значимым ( Q B [6] = 27,3, p <0,0001). Психологическое функционирование, деятельность сверстников и когнитивные кластеры размера эффекта развития дали отрицательную среднюю величину эффекта существенно отличается от нуля.Созданная категория родственных отношений величина положительного эффекта, хотя и незначительно отличается от нуля.

Поведение интернализации и экстернализации . Чтобы проверить гипотезу что больше отрицательных эффектов будет обнаружено при усвоении поведения над экстернализирующее поведение, и в свете разнородных размеров эффекта для категории психологического функционирования, мы дополнительно разделили зависимые категория меры.Были изучены исследования, попавшие в эту категорию. сначала для зависимых переменных, отражающих интернализирующее поведение (например, тревога, депрессия, интернализирующая подшкала детского поведения Контрольный список) или внешнее поведение (например, проблемы с поведением, агрессия, Подшкала экстернализации Контрольного списка поведения детей). Средний эффект размер для 26 результатов интернализации составил M d = -,41 (95% доверительный интервал = -.От 48 до -34), что значительно больше, чем средний размер эффекта для 24 внешних исходов ( M d = -15, 95% доверительный интервал = от -23 до -.07; Q B [1] = 21.5, p <0,0001).

Хронические болезни . Стол II представляет результаты на уровне исследования для различных хронических заболеваний. болезни. Шестнадцать исследований не были представлены. Десять из этих исследований вместе данные различных хронических состояний и шесть исследований, изучавших уникальные хронические болезни, не учитываемые другими исследованиями братьев и сестер детей с хроническое заболевание.Десять хронических заболеваний были представлены в оставшихся 35 исследования. Рак был хроническим заболеванием в 10 исследованиях, а диабет — в 6. исследования. Все остальные хронические заболевания были представлены в двух или трех исследованиях. Различия между кластерами размера эффекта были значительными. ( Q B [9] = 18,8, p <0,03). Все средний эффект размеры были отрицательными, за исключением двух исследований, оценивающих сердечные заболевания, которые дала значение величины положительного эффекта, статистически не отличающееся от нуль.

Таблица II.

Размеры эффекта на уровне исследования по хроническим заболеваниям и степени тяжести

Категория . n . M d . 95% ДИ . Q w .
n = количество величин эффекта на уровне исследования, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в пределах тест на однородность кластера.
* p <.05.
Хроническая болезнь
Рак 10 -28 -.39 / -. 17 31,6 *
Диабет 6 -.23 -.46 / -. 00 18,8 *
Муковисцидоз 3 -.00 -.13 / +. 13 0,0
Анемия 3 -.26 -.50 / -. 02 2,1
Кишечник 3 -.32 -.62 / -. 02 21,7
Почка 2 -.15 -.43 / +. 14 0,3
Изъятие 2 -.11 -,56 / +. 34 0,1
Слуховые 2 -27 -.56 / +. 02 0,6
Расщелина позвоночника 2 -.26 -.58 / +. 06 2,1
Сердечный 2 +.20 -.10 / +. 50 0,9
Степень тяжести
Большой 20 -.17 -.25 / -. 10 47,3 *
Меньший 26 -.26 -.34 / -. 18 84,4 *
Категория . n . M d . 95% ДИ . Q w .
n = количество величин эффекта на уровне исследования, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в пределах тест на однородность кластера.
* p <.05.
Хроническая болезнь
Рак 10 -.28 -.39 / -. 17 31,6 *
Диабет 6 -.23 -.46 / -. 00 18,8 *
Муковисцидоз 3 -.00 -.13 / +. 13 0,0
Анемия 3 -.26 -.50 / -. 02 2,1
Кишечник 3 -.32 -.62 / -. 02 21,7
Почка 2 -.15 -.43 / +. 14 0,3
Изъятие 2 -.11 -.56 / +. 34 0,1
Слуховые 2 -27 -.56 / +. 02 0,6
Spina bifida 2 -.26 -,58 / +. 06 2,1
Сердечный 2 +.20 -.10 / +. 50 0,9
Степень тяжести
Большой 20 -.17 -.25 / -. 10 47,3 *
Малый 26 -.26 -.34 / -. 18 84,4 *
Таблица II.

Размеры эффекта на уровне исследования по хроническим заболеваниям и степени тяжести

Категория . n . M d . 95% ДИ . Q w .
n = количество величин эффекта на уровне исследования, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в пределах тест на однородность кластера.
* p <.05.
Хроническая болезнь
Рак 10 -.28 -.39 / -. 17 31,6 *
Диабет 6 -.23 -.46 / -. 00 18,8 *
Муковисцидоз 3 -.00 -.13 / +. 13 0,0
Анемия 3 -.26 -.50 / -. 02 2,1
Кишечник 3 -.32 -.62 / -. 02 21,7
Почка 2 -.15 -.43 / +. 14 0,3
Изъятие 2 -.11 -.56 / +. 34 0,1
Слуховые 2 -27 -.56 / +. 02 0,6
Spina bifida 2 -.26 -,58 / +. 06 2,1
Сердечный 2 +.20 -.10 / +. 50 0,9
Степень тяжести
Большой 20 -.17 -.25 / -. 10 47,3 *
Малый 26 -.26 -.34 / -. 18 84,4 *
Категория . n . M d . 95% ДИ . Q w .
n = количество величин эффекта на уровне исследования, M d = средневзвешенная величина эффекта, 95% ДИ = 95% доверительный интервал около нуля, Q w = в пределах тест на однородность кластера.
* p <.05.
Хроническая болезнь
Рак 10 -28 -.39 / -. 17 31,6 *
Диабет 6 -.23 -.46 / -. 00 18,8 *
Муковисцидоз 3 -.00 -.13 / +. 13 0,0
Анемия 3 -.26 -.50 / -. 02 2,1
Кишечник 3 -.32 -.62 / -. 02 21,7
Почка 2 -.15 -.43 / +. 14 0,3
Изъятие 2 -.11 -,56 / +. 34 0,1
Слуховые 2 -27 -.56 / +. 02 0,6
Расщелина позвоночника 2 -.26 -.58 / +. 06 2,1
Сердечный 2 +.20 -.10 / +. 50 0,9
Степень тяжести
Большой 20 -.17 -.25 / -. 10 47,3 *
Меньший 26 -.26 -.34 / -. 18 84,4 *

Уровень серьезности . Ряд классификационных схем хронических заболеваний использовались в предыдущих обзорах литературы. Одна переменная, которую мы рассмотрели была распространенностью (см. Newacheck & Halfon, 1998), но все детские хронические заболевания имеют низкую показатели распространенности, за исключением астмы.Продолжительность жизни — единица несовершенная мера тяжести хронического заболевания, которое, как было показано, иметь отношение к семейной адаптации, достижению этапов созревания и ожидания на будущее (Паттерсон, 1988; Vessey & Melbane, 2000). Это несмотря на жизнь ожидаемая продолжительность опасных для жизни хронических заболеваний значительно выросла за последние два десятилетия с достижениями в области лечения (Джексон, 2000).За наших были доступны данные по смертности от всех хронических болезни, представленные в наших исследованиях (см. Newacheck & Halfon, 1998; Newacheck & Taylor, 1992; Patterson, 1988). Пять исследований не могут быть отнесены к большей или меньшей степени тяжести, потому что исследования сочетали хронические заболевания с разной смертностью или не сообщали о специфические хронические заболевания братьев и сестер их участников.

Хронические болезни с более высокой смертностью и, следовательно, большей тяжести, были ВИЧ / СПИД, рак, кистозный фиброз, почечная недостаточность, серповидно-клеточная анемия и болезнь печени. Диабет, церебральный паралич, ревматические заболевания, заболевания кишечника, черепно-лицевые аномалии, сердечные заболевания, эпилепсия, детская гидроцефалия, расщелина позвоночника, нарушения слуха и астма были нарушениями нижнего уровень смертности и поэтому считается менее тяжелым. Разница в среднем размер эффекта на уровне исследования между двумя кластерами не был значимым ( Q B [1] = 2.2). Братья и сестры детей с более тяжелым хронические заболевания больше не подвергались риску ( M d = -17), по сравнению с братьями и сестрами детей с менее тяжелыми хроническими заболеваниями ( M d = -,26).

Подход к эмпирической классификации . Лавин и Файер-Рутман (1992) приняли эмпирическую подход к оценке различий между расстройствами путем классификации хронических болезни post hoc на основе их исходов.Три категории расстройства были идентифицированы на этом основании. Аналогичную стратегию мы использовали разделение величины эффекта на уровне исследования по болезням на три категории: (1) отрицательный и статистически отличный от нуля, (2) отрицательный, но не статистически отличен от нуля и (3) положительный, хотя и незначительно отличается от нуля. Затем мы сосредоточились на этих расстройствах в категориях 1 и 3. К первой категории относились рак, диабет, анемия и заболевания кишечника.Эти четыре заболевания могут повлиять на повседневное функционирование, требуя вмешательства режимы лечения и ограничение школьной и игровой деятельности. В последнем категориями были сердечные, черепно-лицевые аномалии и детская гидроцефалия. Эти хронические детские болезни часто лечат хирургическим путем. и не обязательно влияют на повседневное функционирование в такой же степени, как болезни категории 1.

Пол, порядок рождения и возраст братьев и сестер .Мы попытались определить, повлияли ли пол и очередность рождения на психологические и социальное функционирование. Примерно половина исследований предоставила некоторые информация, имеющая отношение к гендерным эффектам. К сожалению, за некоторыми исключениями (например, Sahler et al., 1994), эти исследования не предоставили отдельных данных для участников мужского и женского пола, предоставленные данные выборочно или предоставлены только сводные статистические данные, не подлежащие обработке метаанализ.Основные авторы часто делали заявление о несущественном эффекты для пола. Еще реже представлялась информация, относящаяся к по порядку рождения или комбинации пола и порядка рождения.

В метаанализе братьев и сестер детей с умственной отсталостью, Росситер и Шарп (2001) кодировал исследования доли братьев и сестер мужского пола и оценивал соотношение между этими пропорциями и величиной эффекта. Мы приняли то же самое стратегия в этом метаанализе.Авторы шести первичных исследований не предоставить достаточно информации, чтобы определить количество мужчин и женщин братья и сестры. Процент мужчин-участников остальных исследований варьировался от 30 до 61% (в среднем 47%) за двумя исключениями; все братья и сестры в Израильтянин (1986) и серебро и Фролингер-Грэм (2000) были женщинами. Полученная корреляция между долей мужчин количество участников и величина эффекта на уровне исследования не была значимой. ( r [42] =.04).

По возможности записывались средний возраст и возрастной диапазон братьев и сестер. Когда авторы первичного исследования не смогли указать средний возраст братьев и сестер, использовалась средняя точка возрастного диапазона. Во всех исследованиях самый младший братьев и сестер было 2 года, а самому старшему — 20 лет, средний возраст — 9,9 лет. ( SD = 3,4). Средний возраст участников составлял 10,8 года ( SD = 2,1). Не было значимой корреляции между средним возрастом и значения величины эффекта на уровне исследования ( r [47] = -.11), и между возрастом значения диапазона и величины эффекта на уровне исследования ( r [39] = -.16).

Обсуждение

Этот метаанализ выявил статистически значимые и отрицательные в целом эффект для брата или сестры с хроническим заболеванием. Этот вывод согласуется с количественными обзорами соответствующей литературы, в которой использовался подсчет голосов значительных и незначительных эффектов (например, Howe, 1993; Summers et al., 1994) и традиционные обзоры литературы (например, Faux, 1993; Hannah & Midlarsky, 1985; McKeever, 1983; Packman, 1999; Williams, 1997). Величина этого отрицательного общего эффекта размер эффекта составил -20. Коэна (1988) широко принятые критерии для величины эффекта определяет величину эффекта для братьев и сестер дети с хроническим заболеванием на верхней границе «малого» размер эффекта. Размер этого эффекта был существенно больше среднего эффекта. размеры, указанные Росситером и Шарпом (2001) для братьев и сестер дети с ограниченными интеллектуальными возможностями, но эффект намного меньше среднего размеры рассчитаны Лавин и Файер-Рутман (1992) для психологической коррекция детей с хроническими заболеваниями.

Были предприняты усилия, чтобы показать, что отрицательный результат для братьев и сестер детей с хроническими заболеваниями нельзя объяснить ограничением наших метаанализ опубликованных исследований. Исследование модели эффекта размеров из графиков воронки и нормальных квантилей, а также результатов расчета отказоустойчивый N s и корреляции между размером выборки и размером эффекта, все служат доказательством того, что результаты не являются артефактом статуса публикации.Кроме того, был проведен компьютерный поиск авторефератов диссертаций. компьютерная база данных с использованием ключевых слов из нашего компьютерного поиска. Из чтения авторефератов, 9 диссертаций дали отрицательные результаты, 15 не показали различия или смешанные результаты, и только 1 диссертация (Gold, 1999) произвел положительный исход для братьев и сестер детей с хроническим заболеванием.

Для исследования некоторых возможных факторов, определяющих отрицательный эффект наличия брат или сестра с хроническим заболеванием, мы рассмотрели ряд потенциальных модераторов переменные.Сначала были рассмотрены методологические переменные модератора. С исправление методических недостатков ранних исследований (Faux, 1993), сокращение Смертность и улучшение качества жизни детей с хронические заболевания (Джексон, 2000), а также разработка эффективных психологических вмешательства для детей с хроническими заболеваниями (см. Kibby, Tyc, & Mulhern, 1998), мы ожидали меньшего количества отрицательных результатов для братьев и сестер в большем количестве недавние исследования.Корреляция между размером эффекта и годом публикации была скромно, но в ожидаемом направлении. Что больше всего изменилось за последнее 30 лет — это наше отношение к людям с ограниченными возможностями. В отличие от ранние исследования с более поздними исследованиями, Ламори (1999) отметил « образовательный, политический и медицинский контекст инвалидности в 1960-х и 1970-е годы включали мало пропаганды, вмешательства и абилитации усилия, нормализация и включение, которые характеризуют более современные взгляды на инвалидность »(стр.81). Второй обнадеживающий результат, относящийся к году публикация заключалась в том, что больше исследований, посвященных изучению братьев и сестер детей с о хронических заболеваниях было опубликовано за последнее десятилетие, чем за все предыдущие десятилетия.

Влияние двух других переменных методологического модератора было рассмотрено: родительские отчеты по сравнению с дочерними самоотчетами и сравнительными данными по сравнению с нормативными данными. В первом случае отчеты родителей были явно более серьезными. отрицательные, чем самооценки ребенка.Дети могут не воспринимать негатив эффекты или могут отрицать такие эффекты до взрослого возраста. И наоборот, родители могут быть чрезмерно опекают своих детей или могут быть чрезмерно чувствительны к негативным результаты. Совместные данные отцов и матерей братьев и сестер, а также от Для ответа на этот вопрос нужны беспристрастные наблюдатели. Во втором случае братья и сестры детей с хроническим заболеванием жили лучше по сравнению с контрольной группой. группы, чем по сравнению с нормативными данными.Некоторые авторы пошли на значительные усилия по обеспечению эквивалентности между братьями и сестрами и участниками контроля. Серебро и Frohlinger-Graham (2000), например, набирали братьев и сестер и участниц контрольной группы из тот же университетский медицинский центр и подходит для братьев и сестер по возрасту, полу и рождению порядок и возрастной интервал.

Учитывая разнородные размеры эффекта и отрицательные эффекты после разделения по методологические переменные модератора, ряд существенных модераторов учитывались переменные.Классификация зависимых мер на дискретные категории выявили психологическое функционирование, деятельность сверстников и когнитивные развитие были связаны с отрицательной средней величиной эффекта. В соответствии с Росситер и Шарп (2001) метаанализ братьев и сестер людей с ограниченными интеллектуальными возможностями, родственные отношения были единственной категорией, связанной с позитивным, хотя незначительная величина эффекта. Братские отношения парадоксальны, включая конфликт и дружеские отношения.Хотя есть брат или сестра с хроническое заболевание может быть связано с трудностями по ряду доменов, родственные отношения могут быть устойчивыми и, возможно, даже улучшенными в контексте инвалидности.

В соответствии с предыдущими обзорами этой и связанной литературы (Хоу, 1993; Росситер и Шарп, 2001), интернализирующее поведение, такое как тревога и депрессия, были связаны с более серьезные негативные эффекты, чем экстернализирующее поведение.Можно только размышлять о том, почему братья и сестры детей с хроническим болезни отвечают, усваивая свои трудности. Роль смотрителя включает брат или сестра как квази-родитель, участвуя в таких мероприятиях, как кормление и одевать своего брата или сестру. Есть свидетельства того, что роль по уходу повышена когда один из братьев и сестер имеет инвалидность (Бойс & Barnett, 1993), и усвоение поведения может быть ответ на эти завышенные требования по уходу (Золото, 1993).Разочарования возникшие из-за невнимательности родителей или обязанностей по уходу, не могут быть легко проявляется здоровым братом или сестрой в таком поведении, как агрессия, учитывая шаткое состояние здоровья их брата или сестры.

Второй существенной переменной, которая учитывалась, была природа собственно хроническое заболевание. Лавин и Файер-Рутман (1992) предполагают, что это не особенности какого-либо конкретного заболевания, которые больше всего влияют на психологические функционирование, а особенности, которые различаются в зависимости от детских хронических заболеваний, например, опасно ли заболевание для жизни.В этом исследовании нет разницы был обнаружен в функционировании братьев и сестер, когда их брат или сестра имели более или менее тяжелое (т.е. уровень смертности) детское заболевание. Тем не мение, братья и сестры детей, страдающих хроническим заболеванием, которое влияет на их повседневную жизнь функционирование (например, заболевание кишечника, рак) страдает более негативно, чем братья и сестры детей меньше нуждаются в интенсивной повседневной помощи (например, черепно-лицевые аномалии). Опять же, это намекает на центральную роль ухода за больными. потребности и количество родительского внимания, которое требуется ребенку с хроническое заболевание.Имеются данные по широким категориям хронических болезни в дни ограниченной активности, доля детей, не способных заниматься в деятельности, количестве пропусков в школе и контактах с врачом (см. Newacheck & Halfon, 1998). По мере разработки более совершенных методов количественной оценки серьезности болезни будущее исследователям следует дополнительно изучить влияние факторов болезни на психологическое функционирование братьев и сестер.

Лавин и Файер-Рутман (1992) метаанализ 87 исследования детей с хроническими заболеваниями дали поразительные результаты параллельно с нашими выводами из литературы о братьях и сестрах.Лавин и Файер-Рутман обнаружил отрицательные эффекты для общей корректировки и мер. интернализирующего поведения, экстернализирующего поведения и самооценки. Больше были найдены размеры эффекта для интернализации поведения по сравнению с экстернализацией поведения, а также для исследований, в которых использовались нормативные сравнения над контролем группы. Лавин и Файер-Рутман также пришли к выводу, что риск психологического проблемы варьируются в зависимости от болезни.

Любой метаанализ ограничен характером и количеством первичных исследований, представленные данные, оцениваемые переменные и дизайн этих первичных исследования.Все исследования в этом метаанализе были опубликованы, поэтому наши результаты не следует обобщать на неопубликованные исследования. Мы не смогли сообщить о влияние переменных, таких как пол и порядок рождения или другой модератор такие переменные, как семейные и родительские функции (см. Lavigne & Faier-Routman, 1993), поскольку эта информация была недоступна в большинстве рассмотрел исследования. Последнее ограничение заключается в том, что наша проверка модератора переменные использовали то, что по сути является корреляционным методом для оценки результаты первичных исследований, в которых оценивались ранее существовавшие группы.На том основы, мы не можем заключить, что существует причинно-следственная связь между корректировкой проблемы и наличие брата или сестры с хроническим заболеванием.

Одно из опасений, которое часто выражают в отношении метаанализа, заключается в том, что количественный обзор может помешать дальнейшим исследованиям из-за преждевременного закрытия области исследования (Боден, 1992). Иначе, мы считаем, что этот метаанализ подчеркивает необходимость в дополнительных, а не меньших исследованиях. в психологическое функционирование братьев и сестер детей с хроническим болезнь.Мы надеемся, что в будущих исследованиях по-прежнему будут использоваться группы сравнения, но также прямое наблюдение, продольные и качественные исследования, инертные зависимые меры, отчетность о поле и данных о порядке рождения, и оценка родительских / семейных факторов риска. Мы также надеемся, что больше внимания будет уделено особенностям конкретного хронического детства болезни. Также существует потребность в исследованиях взрослых братьев и сестер людей. с хроническим заболеванием и стремлением добиваться положительных долгосрочных последствий такие как большее сочувствие и лучшее понимание людей с инвалидность.

Семейная динамика — это интригующий и часто сложный набор отношений и тем более, когда ребенок в семье рождается с хроническим физическая болезнь. Семьи, страдающие хроническими заболеваниями в детстве, должны адаптироваться к бремени ухода, стрессу и тревоге. Врачи, работающие с семьи детей с хроническими заболеваниями должны знать, что братья и сестры подвержены некоторому риску негативного психологического воздействия.Информационные сессии и группы поддержки улучшают психологическое состояние детей, их знания об ограниченных возможностях и их понимание семьи ситуация (Вамбольдт и Вамбольдт, 2000). В недавнем метаанализе Kibby et al. (1998) нашли психологический вмешательства для лечения заболеваний и эмоциональных / поведенческих проблем. эффективен для детей и подростков с хроническими заболеваниями.Эти программы можно распространить на братьев и сестер и семьи детей с хроническим болезнь. Результаты этого метаанализа показывают, что один фокус для вмешательства должны быть интернализирующими поведениями, такими как тревога и депрессия. В будущих исследованиях следует изучить эффективность этих вмешательства, чтобы помочь братьям и сестрам детей с хроническим болезнь.

Мы благодарим Кэти Л. Фэй и трех анонимных рецензентов за их комментарии и предложения.Это исследование было поддержано грантом малых университетов от Совет по социальным и гуманитарным исследованиям Канады.

* Обозначает исследования, включенные в метаанализ.

Бегг, К. Б. (

1994

). Предвзятость публикации. В Х. Купере И Л. В. Хеджес (ред.),

Справочник по исследованиям. синтез

(стр.

399

-409). Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа.

* Беттоли-Воган, Э., Браун, Р. Т., Браун, Дж. В., & Болдуин, К. (

1998

). Психологическая адаптация и адаптация братья и сестры и матери детей с ВИЧ / СПИДом.

Семьи, Системы и здравоохранения

,

16

,

249

-266.

Boden, W. E. (

1992

). Мета-анализ в клинических исследованиях репортаж: Инструмент стал оружием? От редакции.

Американский журнал кардиологии

,

69

,

681

.

Бойс Г. и Барнетт В. (

1993

). Братья и сестры люди с умственной отсталостью: историческая перспектива и недавние открытия. В Z. Stoneman & P. ​​Berman (Eds.),

Эффекты психического умственная отсталость, инвалидность и болезнь в отношениях между братьями и сестрами: вопросы исследования и вызовы

(стр.

145

–184). Балтимор, МД: Пол Х. Брукс.

* Бреслау, Н., и Прабуки, К. (

1987

).Братья и сестры детей-инвалидов: последствия хронического стресса в семье.

Архив общей психиатрии

,

44

,

1040

-1046.

* Бреслау, Н., Вайцман, М., и посланник, К. (

1981

). Психологическое функционирование братьев и сестер детей-инвалидов.

Педиатрия

,

67

,

344

-353.

* Кэдман Д., Бойл М. и Оффорд Д. Р.(

1988

). Исследование здоровья детей в Онтарио: социальная адаптация и психическое здоровье братьев и сестер детей с хроническими проблемами здоровья.

Педиатрия развития и поведения

,

9

,

117

-121.

* Каранданг, М. Л., Фолкинс, К. Х., Хайнс, П. А., И Стюард, М. С. (

1979

). Роль познавательного уровня и болезнь братьев и сестер в детских представлениях о болезни.

Американский журнал ортопсихиатрии

,

49

,

474

-481.

* Коэн, Д. С., Фридрих, В. Н., Яворски, Т. М., Коупленд Д. и Пендерграсс Т. (

1994

). Детский рак: Прогнозирование корректировки братьев и сестер.

Клинический журнал Психология

,

50

,

303

-319.

Коэн, Дж. (

1988

).

Статистическая мощность анализ для поведенческих наук

(2-е изд.). Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрльбаум.

Коэн, М. С. (

1999

). Семьи, переживающие детство хроническое заболевание: обзор исследования.

Семьи, системы и Здравоохранение

,

17

,

149

-164.

Купер, Х. (

1998

).

Синтезирующие исследования: A руководство по обзору литературы

(3-е изд.). Таузенд-Окс, Калифорния: Мудрец.

* Коуэн, Л., Мок, Дж., Кори, М., Макмиллан, Х., Симмонс, Р., & Левисон, Х. (

1986

). Психологическая корректировка Семья, в которой есть член, страдающий муковисцидозом.

Педиатрия

,

77

,

745

-753.

Кускелли, М. (

1999

). Регулировка братьев и сестер дети с ограниченными возможностями: методические вопросы.

Международный Журнал по развитию консультирования

,

21

,

111

-124.

* Даллас, Э., Стивенсон Дж. И МакГерк Х. (

1993

). Взаимодействие детей с церебральным параличом с братьями и сестрами: Влияние степени инвалидности, возраста и очередности рождения.

Журнал детской психологии и психиатрии

,

34

,

621

-647.

* Дэниэлс, Д., Миллер, Дж. Дж., Биллингс, А. Г., & Моос, Р. Х. (

1986

). Психосоциальное функционирование братьев и сестер дети с ревматическими заболеваниями.

Педиатрический журнал

, г.

109

,

379

-383.

* Дэниэлс, Д., Моос, Р. Х., Биллингс, А. Г., & Миллер, Дж. Дж. (

1987

). Факторы психосоциального риска и сопротивления среди детей с хроническими заболеваниями, здоровых братьев и сестер и здоровых людей из контрольной группы.

Журнал аномальной детской психологии

,

15

,

295

-308.

* Долгин, М. Дж., Блюменсон, Р., Малхерн, Р. К., Орбах, Дж., Салер, О. Дж., Рогманн, К. Дж., Карпентер, П. Дж., Барбарин, О. А., Сарджент, Дж. Р., Зельцер, Л. К., и Коупленд, Д. Р. (

1997

). Совместное исследование адаптации братьев и сестер к детскому раку: межкультурные аспекты.

Журнал психосоциальной онкологии

, г.

15

,

1

-14.

* Дротар, Д., Доершук, К. Ф., Стерн, Р. К., Боут, Т. Ф., Бойер, У., и Мэтьюз, Л.(

1981

). Психосоциальное функционирование дети с муковисцидозом.

Педиатрия

,

67

,

338

-343.

* Энгстрем, И. (

1992

). Психологические проблемы у братьев и сестер детей и подростков с воспалительным заболеванием кишечника болезнь.

Европейская психиатрия детей и подростков

,

1

,

24

-33.

* Эванс, К. А., Стивенс, М., Cushway, D., & Houghton, J. (

1992

). Реакция братьев и сестер на детский рак: новый подход.

Ребенок: уход, здоровье и развитие

,

18

,

229

-244.

* Фокс, С. А. (

1991

). Братские отношения в семьях с врожденными детьми.

Журнал Педиатрический уход

,

6

,

175

-184.

Faux, S.А. (

1993

). Братья и сестры детей с хроническим физические и когнитивные нарушения.

Педиатрический журнал Сестринское дело

,

8

,

305

-317.

* Фиман Д. Дж. И Хаген Дж. У. (

1990

). Влияние детских хронических заболеваний на семьи.

Социальная работа в Здравоохранение

,

14

,

37

-53.

* Фернелл, Э., Гиллберг, К., & фон Вендт, Л. (

1992

). Самоуважение у детей с инфантильной гидроцефалией и у их братьев и сестер: использование шкалы самооценки Пирса-Харриса.

Европейская психиатрия детей и подростков

,

1

,

227

-232.

* Феррари, М. (

1984

). Хроническое заболевание; Психосоциальное воздействие на братьев и сестер: Хронически больные мальчики.

Журнал Детская психология и психиатрия

,

25

,

459

-476.

* Феррари, М. (

1987

). Ребенок-диабетик и здоровый брат / сестра: риск для самооценки здорового ребенка.

Детский Здравоохранение

,

15

,

141

-148.

* Филдинг Д., Мур Б., Дьюи М., Эшли П., Маккендрик Т. и Пинкертон П. (

1985

). Дети с почечная недостаточность в терминальной стадии: Психологические последствия для пациентов, братьев и сестер и родители.

Журнал психосоматических исследований

,

29

,

457

-465.

* Галло, А. М., Брейтмайер, Б. Дж., Кнафл, К. А., & Зеллер, Л. Х. (

1992

). Братья и сестры детей с хроническим болезнь: отчеты родителей об их психологической адаптации.

Педиатрический уход

,

18

,

23

-27.

* Гарднер Н. (

1998

). Эмоциональный и поведенческие трудности у детей с диабетом: контролируемое сравнение с братьями и сестрами и сверстниками.

Ребенок: уход, здоровье и Девелопмент

,

24

,

115

-128.

Gold, J. I. (

1999

). Психологическая адаптация в братья и сестры детей с серповидноклеточной анемией: отношения с семьей и родственные адаптационные процессы.

авторефератов диссертаций Международный

,

60

(5),

2339Б

.

Gold, N. (

1993

). Депрессия и социальная адаптация в братья и сестры мальчиков с аутизмом.

Журнал по аутизму и развитию Заболевания

,

23

,

147

-163.

Холл, Дж. А., и Розенталь, Р. (

1991

). Тестирование на переменные модератора в метаанализе: проблемы и методы.

Коммуникационные монографии

,

58

,

437

-448.

Ханна, М. Э. и Мидларски, Э. (

1985

). Братья и сестры инвалиды: Обзор литературы для школьных психологов.

Обзор школьной психологии

,

14

,

510

-520.

* Харви, Д. Х. П., и Гринуэй, А. П. (

1984

). Самооценка детей с физическими недостатками и их братья и сестры, не являющиеся инвалидами: эмпирическое исследование.

Журнал детской психологии и психиатрии

,

25

,

273

-284.

Хеджес, Л. В., и Олкин, Л. (

1985

).

Статистические методы метаанализа

. Нью-Йорк: Академическая пресса.

* Хорвиц, В. А., и Казак, А. Э. (

1990

). Адаптация семьи к детскому раку: переменные системы братьев и сестер и семьи.

Журнал клинической детской психологии

, г.

19

,

221

-228.

Хоу, Г. У. (

1993

). Братья и сестры детей с физическим инвалидность и хронические заболевания: исследования риска и социальной экологии.В Z. Stoneman & P. ​​W. Berman (Eds.),

Эффекты психического умственная отсталость, инвалидность и болезнь в отношениях между братьями и сестрами: вопросы исследования и вызовы

(стр.

, 185,

-213). Балтимор, МД: Пол Х. Брукс.

* Израильтянин, Н. К. (

1986

). Слабослышащих дети и психологическое функционирование их братьев и сестер с нормальным слухом.

Volta Обзор

,

88

,

47

-54.

Джексон, П. Л. (

2000

). Поставщик первичной медико-санитарной помощи и дети с хроническими заболеваниями. В П. Л. Джексоне и Дж. А. Весси (ред.),

Первичная помощь ребенку с хроническим заболеванием

(3-е изд., С.

3

-19). Сент-Луис: Мосби.

Джонсон, Б. Т. (

1989

).

DSTAT: Программное обеспечение для метааналитический обзор исследовательской литературы

. Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрльбаум.

* Казак А. и Кларк М. В.(

1986

). Стресс в семьях детей с миеломенингоцеле.

Развитие Медицина и детская неврология

,

28

,

220

-228.

Кибби, М. Ю., Тайк, В. Л., и Малхерн, Р. К. (

1998

). Эффективность психологического вмешательства для детей и подростков с хроническое заболевание: метаанализ.

Клиническая психология Обзор

,

18

,

103

-117.

* Лабропулу, С., и Бератис, С. (

1995

). Психосоциальная адаптация братьев и сестер детей с талассемией.

Журнал психосоматических исследований

,

39

,

911

-919.

Ламори, С. (

1999

). Паренификация братьев и сестер дети с инвалидностью или хроническими заболеваниями. В Н. Д. Чейза (ред.),

Обремененные дети: теория, исследования и лечение парентификация

(стр.

75

-91). Тысяча Оукс, Калифорния: Сейдж.

Lavigne, J. V., & Faier-Routman, J. (

1992

). Психологическая адаптация к детским физическим расстройствам: метааналитический анализ. рассмотрение.

Журнал детской психологии

,

17

,

133

-157.

Lavigne, J. V., & Faier-Routman, J. (

1993

). Корреляты психологической адаптации к детским физическим расстройствам: A метааналитический обзор и сравнение с существующими моделями.

Педиатрия развития и поведения

,

14

,

117

-123.

* Лавин, Дж. В., и Райан, М. (

1979

). Психологическая адаптация братьев и сестер детей с хроническими заболеваниями.

Педиатрия

,

63

,

616

-627.

* Лавин, Дж. В., Трайсман, Х. С., Марр, Т. Дж., & Chasnoff, I.J. (

1982

). Восприятие родителями психологического корректировка детей с сахарным диабетом и их братьев и сестер.

Диабет Уход

,

5

,

420

-426.

Лентон, С., Сталлард, П., Льюис, М., и Мастрояннопулу, К. (

2001

). Распространенность и заболеваемость, связанные с доброкачественными, опасные для жизни состояния в детстве.

Ребенок: уход, здоровье и Девелопмент

,

27

,

389

-398.

Лобато Д., Фауст Д. и Спирито А. (

1988

).Изучение влияния хронических заболеваний и инвалидности на братьев и сестер детей отношения.

Журнал детской психологии

,

13

,

389

-407.

* Мадан-Суэйн, А., Сексон, С. Б., Браун, Р. Т., & Рагаб, А. (

1993

). Семейная адаптация и совладание между братьями и сестрами больные раком, их братья и сестры, а также неклинические контроли.

Американский журнал семейной терапии

,

21

,

60

-70.

Маккивер, П. (

1983

). Братья и сестры хронически больных дети: обзор литературы, имеющий значение для исследований и практики.

Американский журнал ортопсихиатрии

,

53

,

209

-218.

* Мимс, Дж. (

1997

). Самоуважение, поведение, и проблемы, связанные с эпилепсией у братьев и сестер детей с эпилепсией.

Журнал детской неврологии

,

12

,

187

-192.

Ньючек, П. У. и Халфон, Н. (

1998

). Распространенность и влияние инвалидизирующих хронических состояний в детстве.

Американский Журнал общественного здравоохранения

,

88

,

610

-617.

Ньючек, П. В. и Тейлор, В. Р. (

1992

). Хронические заболевания детского возраста: распространенность, тяжесть и последствия.

Американский журнал общественного здравоохранения

, г.

82

,

364

-371.

* Нолл, Р. Б., Йосуа, Л. А., Ваннатта, К., Калиняк, К., Буковски, В. М. и Дэвис, В. Х. (

1995

). Социальная компетентность братья и сестры детей с серповидно-клеточной анемией.

Педиатрический журнал Психология

,

20

,

165

-172.

Packman, W. L. (

1999

). Обзор: Психосоциальное воздействие педиатрическая BMT на братьях и сестрах.

Трансплантация костного мозга

,

24

,

701

-706.

Паттерсон, Дж. М. (

1988

). Хронические заболевания у детей и влияние на семьи. В C. S. Chilman, E. W. Nunnally, & F. M. Cox (Ред.),

Хронические заболевания и инвалидность: семьи в беде серия

(том

2

; стр.

69

-107). Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.

Перрин, Дж. М., и Маклин, У. Э. (

1988

). Дети при хронических заболеваниях: профилактика дисфункции.

Педиатрический Клиники Северной Америки

,

35

, г.

1325

-1337.

Росситер Л. и Шарп Д. (

2001

). Братья и сестры люди с умственной отсталостью: количественная интеграция литература.

Журнал исследований ребенка и семьи

,

10

,

65

-84.

* Рубовиц, Д. С., & Сигель, А. В. (

1994

). Развитие представлений о хронических заболеваниях: сравнение опыта болезни.

Детское здравоохранение

,

23

,

267

-285.

* Салер, О. Дж. З., Рогманн, К. Дж., Карпентер, П. Дж., Малхерн, Р. К., Долгин, М. Дж., Сарджент, Дж. Р., Барбарин, О. А., Коупленд, Д. Р., и Зельцер, Л. К. (

1994

). Адаптация братьев и сестер к детству Совместное исследование рака: распространенность дистресса у братьев и сестер и определение уровни адаптации.

Педиатрия развития и поведения

,

15

,

353

-366.

* Сойер, М., Креттенден, А., & Тугуд, И. (

1986

). Психологическая адаптация семей с детьми и подростки, леченные от лейкемии.

Американский педиатрический журнал Гематология / Онкология

,

8

,

200

-207.

Шмидт, Ф. Л. (

1992

). Что на самом деле означают данные? Результаты исследований, метаанализ и совокупные знания по психологии.

Американский психолог

,

47

,

1173

-1181.

* Швириан П. М. (

1976

). Эффекты наличие в семье слабослышащего дошкольника по поведению модели старших «нормальных» братьев и сестер.

Американские летописи Глухой

,

121

,

373

-380.

Шарп Д. (

1997

). Яблоки и апельсины, ящики для файлов и мусор: почему проблемы валидности в метаанализе никуда не денутся.

Обзор клинической психологии

,

17

,

881

-901.

* Сильвер, Э. Дж., Фролингер-Грэм, М. Дж. (

2000

). Краткий отчет: Психологические симптомы у здоровой женщины. братья и сестры подростков с хроническими заболеваниями и без них.

Журнал детской психологии

,

25

,

279

-284.

* Ставски, М., Ауэрбах, Дж. Г., Бараш, М., Лернер, Ю., И Зимин Р. (

1997

). Поведенческие проблемы у детей с хронические соматические заболевания и их братья и сестры.

Европейский ребенок и Подростковая психиатрия

,

6

,

20

-25.

* Стюарт Д. А., Стейн А., Форрест Г. К. и Кларк, Д. М. (

1992

). Психосоциальная адаптация братьев и сестер детей с хроническим опасным для жизни заболеванием: Примечание к исследованию.

Журнал Детская психология и психиатрия

,

33

,

779

-784.

* Стюарт, С.М., Кеннард, Б. Д., ДеБолт, А., Петрик, К., Уоллер Д. А. и Эндрюс В. С. (

1993

). Адаптация братья и сестры детей, ожидающих трансплантации печени.

Детский Здравоохранение

,

22

,

205

-215.

Саммерс, К. Р., Уайт, К. Р., и Саммерс, М. (

1994

). Братья и сестры детей с ограниченными возможностями: обзор и анализ эмпирической литературы.

Журнал социального поведения и Личность

,

9

,

169

-184.

* Тью Б. и Лоуренс К. М. (

1973

). Матери, братья и сестры больных расщелиной позвоночника.

Медицина развития и детская неврология

,

15

,

69

-76.

* Томпсон, А. Б., Катнер, М. Э., & О’Рир, М. Р. (

1994

). Психосоциальная адаптация здоровых братьев и сестер хронически больные дети.

Детское здравоохранение

,

23

,

211

-226.

* Трейбер, Ф., Мейб, П. А., и Уилсон, Г. (

1987

). Психологическая адаптация серповидноклеточных детей и их братья и сестры.

Детское здравоохранение

,

16

,

82

-88.

* Тритт, С. Г., и Эссес, Л. М. (

1988

). Психосоциальная адаптация братьев и сестер детей с хроническими заболеваниями. болезни.

Американский журнал ортопсихиатрии

,

58

,

211

-220.

* Вэнс, Дж. К., Фазан, Л. Э., Саттервайт, Б., & Плесс И.Б. (

1980

). Влияние нефротического синдрома на семью: Контролируемое исследование.

Педиатрия

,

65

,

948

-955.

* Ван Донген-Мелман, Дж. Э. У. М., Де Гроот, А., Хален, K., & Verhulst, F. C. (

1995

). Братья и сестры детского рака выжившие: как эта «забытая» группа детей приспосабливается после прекращение успешного лечения рака?

Европейский журнал Рак

,

31A

,

2277

-2283.

Весси, Дж. А. и Мебейн, Д. Дж. (

2000

). Хронический условия и развитие ребенка. В П. Л. Джексоне и Дж. А. Весси (ред.),

Первичная помощь ребенку с хроническим заболеванием

(3-е изд., С.

, 20,

-49). Сент-Луис: Мосби.

Вамбольдт М.З. и Вамбольдт Ф.С. (

2000

). Роль семья в возникновении и исходе детских расстройств: избранные исследования результаты.

Журнал Американской академии детей и подростков Психиатрия

,

39

,

1212

-1219.

* Валландер, Дж. Л., Варни, Дж. У., Бабани, Л., Банис, Х. T., & Wilcox, K. T. (

1989

). Семейные ресурсы как сопротивление факторы психологической дезадаптации у хронических больных и инвалидов дети.

Журнал детской психологии

,

14

,

157

-173.

Ван, М. К., и Бушман, Б. Дж. (

1998

). С использованием нормальный график квантилей для изучения наборов метааналитических данных.

Психологические методы

,

3

,

46

-54.

* Ван, Р. и Мартинсон, И. М. (

1996

). Поведенческие реакции здоровых китайских братьев и сестер на стресс в детстве рак в семье: продольное исследование.

Педиатрический журнал Сестринское дело

,

11

,

383

-391.

Уильямс, П. Д. (

1997

). Братья и сестры и педиатрические хронические заболевания болезнь: обзор литературы.

Международный журнал Сестринское дело

,

34

,

312

-323.

* Вуд, Б., Бойл, Дж. Т., Уоткинс, Дж. Б., Ногейра, Дж., Зиманд, Э., и Кэрролл, Л. (

1988

). Брат и сестра психологический статус и стиль в связи с болезнью их хронически больных братьев и сестры: значение для моделей биопсихосоциального взаимодействия.

Педиатрия развития и поведения

,

9

,

66

-72.

* Зельцер, Л. К., Долгин, М. Дж., Шалер, О. Дж. З., Рогманн, К., Барбарин, О.А., Карпентер, П.Дж., Коупленд, Д.Р., Малхерн, Р. К., и Сарджент, Дж. Р. (

1996

). Адаптация братьев и сестер к детству Совместное исследование рака: исходы для здоровья братьев и сестер детей с рак.

Медицинская и детская онкология

,

27

,

98

-107.

Общество детской психологии

Взаимоотношения между братьями и сестрами, личностные черты, эмоциональные и поведенческие трудности при расстройствах аутистического спектра

Это исследование было сосредоточено на восприятии родителями качества отношений между братьями и сестрами и его связи с некоторыми поведенческими и эмоциональными характеристиками типично развивающихся братьев и сестер.Участники были родителями детей с расстройством аутистического спектра и типично развивающимися братьями и сестрами. Размер выборки составил 43. Группа включала 14 отцов (32,6%) и 29 матерей (67,4%) в возрасте 33–53 лет (; SD = 5,23). Родители завершили измерения эмоциональных и поведенческих трудностей братьев и сестер, личности братьев и сестер, их взаимоотношений и их влияния на семьи и братьев и сестер. Результаты показали, что поведенческие трудности, такие как эмоциональные симптомы, проблемы с поведением, гиперактивность / невнимательность и проблемы в отношениях со сверстниками, были в значительной степени связаны с негативными отношениями между братьями и сестрами, которые характеризовались соперничеством, агрессией, избеганием и обучением поведению по отношению к брату или сестре со спектром аутизма. беспорядок.Значит, вмешательства, ориентированные на братьев и сестер, должны быть сосредоточены на улучшении негативных отношений между братьями и сестрами, чтобы уменьшить влияние на трудности типичного развития братьев и сестер обоих полов и соответствующим образом сформировать структуру содержания и предоставления услуг. Это можно сделать, предоставив навыки и подходы для улучшения отношений между братьями и сестрами, так что обе стороны выиграют.

1. Введение

На протяжении многих десятилетий исследования воздействия детей с ограниченными возможностями на семьи были сосредоточены на родителях, в частности, на матерях, хотя отношения с братьями и сестрами являются одним из самых устойчивых аспектов жизни человека и могут повлиять на адаптацию. и благополучие на протяжении всего периода развития.Положительные отношения с братьями и сестрами — отмеченные теплотой, привязанностью, эмоциональной и практической поддержкой — коррелируют с психологическим благополучием, а отрицательные — с негативной психологической адаптацией [1]. Это было в течение 1980-х годов, когда исследование, наконец, сосредоточилось на братьях и сестрах, подробно проанализировав влияние наличия ребенка с ограниченными возможностями на других братьев и сестер [2, 3, 4]. Литература о последствиях взросления с братом или сестрой-инвалидом — в частности, с расстройством аутистического спектра (РАС) — неполна, и есть много вещей, которые необходимо прояснить.Из-за относительно небольшого размера выборки существующих исследований, а также различий в методологии появился ряд противоречивых результатов [5, 6].

Исследования, в которых анализировалось влияние наличия ребенка с ограниченными возможностями на других братьев и сестер в семье, дали противоречивые результаты. Несколько исследований выявили ряд рисков для типично развивающихся (TD) братьев и сестер, таких как одиночество и раздражение по поводу поведения другого брата или сестры [7, 8], интернализация и экстернализация проблем [9, 10], дефицит внимания [11], снижение взаимодействие между братьями и сестрами [12] и проблемы взаимоотношений со сверстниками [13, 14].

РАС может угрожать качеству отношений между братьями и сестрами. В основном это связано с ограниченным набором социальных навыков и игрового поведения, а также с нарушением коммуникативных навыков и навыков социальной реакции, которые характерны для детей с РАС [15, 16]. Эти недостатки часто проявляются вместе с проблемным поведением, таким как физическая агрессивность, предрасположенность к истерикам и деструктивное отношение при игре с игрушками [17, 18]. Следовательно, братья и сестры детей с РАС сообщают, что иногда их беспокоит поведение своего брата или сестры [12, 19].Кроме того, дети с РАС, похоже, проводят меньше времени со своими братьями и сестрами по сравнению с детьми с синдромом Дауна или детьми с TD. Некоторые исследования [20, 21, 22] показали, что братья и сестры детей с РАС, как правило, более терпимы, чем братья и сестры детей без РАС, но также страдают от более высокого уровня смущения, страха быть осужденным друзьями и родственниками. и ощущение, что они не могут разделить бремя своего опыта со своими друзьями.

Другие трудности и проблемы могут возникать из-за чувства вины, которое возникает после осознания собственной «нормальности» по сравнению с «уязвимостью» другого брата или сестры и из страха, что у кого-то может развиться инвалидность [23].Кроме того, могут возникать чувства негодования и зависти по отношению к братьям и сестрам с ограниченными возможностями, поскольку они могут рассматриваться как получающие все родительское внимание [24].

И наоборот, различные исследования также сосредоточены на положительных аспектах наличия брата или сестры с РАС. В частности, у детей с аутичным братом или сестрой, кажется, есть отношения, которые характеризуются меньшим количеством конфликтов и соперничества [25] и большей теплотой [9] по сравнению с отношениями между братьями и сестрами TD. Кроме того, у этих братьев и сестер лучше схоластическая и поведенческая адаптация и положительное самооценка [26], и они сообщают о большем восхищении своими нетипично развивающимися братьями и сестрами по сравнению с братьями и сестрами детей TD.

Тем не менее, братья и сестры детей с РАС также сталкиваются с многочисленными трудностями, такими как получение меньшего внимания со стороны родителей и выполнение большего количества дел по дому, что приводит к сокращению свободного времени, которое можно проводить с друзьями [3], а также к более высокому родительскому давлению ( поскольку родители часто полагаются на них, чтобы компенсировать ограничения их брата или сестры с РАС). Эти трудности характерны для братьев и сестер детей с другими ограниченными возможностями, но некоторые особенности характерны для братьев и сестер детей с РАС.Например, братья и сестры детей с РАС испытывают больше смущения из-за реакции незнакомцев на стереотипное поведение их брата или сестры [27] и страдают от их более агрессивного поведения [7]. Следовательно, исследователи задаются вопросом, подвергаются ли братья и сестры детей с РАС большему риску развития проблем психосоциальной адаптации по сравнению с братьями и сестрами, не страдающими РАС. Чтобы оценить это, исследователи часто рассматривают наличие проблемного поведения, которое является экстернализирующим (например,д., гиперактивность и агрессивность) и интернализация (например, соматизация, тревога и депрессия). Исследования дали противоречивые результаты по вопросу адаптации братьев и сестер, при этом некоторые из них сообщали о более серьезных проблемах экстернализации и интернализации у детей, у которых есть сестра или брат с РАС [7, 28, 29], в то время как другие не обнаружили каких-либо существенных различий между им и братьям и сестрам детей с другими ограниченными возможностями или типичным развитием [30, 6]. На данный момент трудно сделать твердые выводы о влиянии брата или сестры с РАС [31].

Качество отношений с братьями и сестрами также влияет на личностные качества человека. Например, согласно некоторым исследованиям, меньше конфликтов и соперничества и больше теплоты в отношениях приводят к большей доброжелательности у детей и молодых людей [32, 33, 34]. Принимая во внимание риск некачественных отношений с братом или сестрой, страдающим РАС, возможное негативное влияние последнего на адаптацию брата или сестры TD, а также эмоциональные переживания, вызванные инвалидностью его / ее брата или сестры, представляется важным выяснить, есть ли, как упоминалось выше, , наличие брата или сестры с РАС может повлиять на личностные черты брата или сестры TD.В то время как в некоторых исследованиях изучались черты личности детей с РАС [35], в литературе нет исследований, посвященных братьям и сестрам людей с РАС.

Meadan et al. [36] подчеркнули, что структура семьи может частично объяснить изменчивость, но необходимы дополнительные исследования для глубокого анализа предикторов адаптации TD братьев и сестер. Одним из аспектов, который необходимо учитывать в исследованиях отношений между братьями и сестрами TD и братьями и сестрами с РАС, является пол.Женщины, как правило, более активно участвуют в лечении братьев и сестер с интеллектуальными нарушениями и более подвержены риску развития тревожно-депрессивных симптомов [37, 38]. Однако не все исследования показывают, что женщины подвергаются большему риску появления симптомов тревоги и дезадаптации [39]. Более того, было доказано, что наличие сестры с РАС связано с более качественными отношениями и лучшей психологической адаптацией у братьев и сестер с ТД [40].

Порядок рождения — еще одна важная характеристика структуры семьи, которая была изучена.Младшие братья и сестры могут оказаться в невыгодном положении в результате разбавления семейных ресурсов [41]; это еще более очевидно, когда у старшего ребенка есть особые потребности [42, 43]. Дети с ПД, рожденные от их братьев и сестер с РАС, более подвержены риску дезадаптации [10, 44]. Tomeny et al. [43], в частности, сообщили, что, когда старшие братья и сестры с РАС имеют высокий уровень экстернализирующего поведения, младшие братья и сестры из TD больше подвержены риску проявления проблем экстернализации. Эти результаты согласуются с исследованиями взаимоотношений братьев и сестер среди детей с TD [42] и согласуются с теориями социального обучения и моделирования.Тем не менее, литература о эффекте разбавления противоречива. Лоусон и Мейс [45], например, наблюдали более высокий уровень просоциального поведения и способности к сотрудничеству у самых младших братьев и сестер.

Учитывая эти противоречивые данные, данное исследование фокусируется на восприятии родителями качества отношений между братьями и сестрами и их ассоциациях с некоторыми поведенческими, эмоциональными и личностными характеристиками братьев и сестер TD. Это исследование основано на модели семейных систем, которая включает следующие четыре компонента: социальная поддержка и ресурсы, сильные стороны семьи, наращивание потенциала и практика оказания помощи, а также потребности семьи (проблемы и приоритеты).Наше внимание уделяется компоненту социальной поддержки и ресурсов. С этой точки зрения благополучие одного члена семьи, вероятно, повлияет на благополучие других людей в семье и взаимоотношениях братьев и сестер, о которых говорится в настоящем исследовании. В частности, целью является более глубокий анализ того, как отношения между братьями и сестрами могут повлиять на развитие эмоциональных и поведенческих трудностей, а также на личность братьев и сестер TD при наличии такой инвалидности, как РАС. В качестве второстепенной цели это исследование будет изучать, существуют ли гендерные различия и различия, связанные с очередностью рождения брата или сестры TD по отношению к их диагностированному брату.

Принимая во внимание международную литературу, мы предполагаем, что существует положительная корреляция между положительными отношениями между братьями и сестрами и сильными сторонами и отрицательная корреляция с психологическими трудностями. И наоборот, мы предполагаем, что существует отрицательная корреляция между отрицательными отношениями между братьями и сестрами и сильными сторонами и положительная корреляция с психологическими трудностями. Что касается пола, мы предполагаем, что братья и сестры без РАС испытывают больше беспокойства, чем их сверстники-мужчины.Мы также предполагаем, что в зависимости от пола брата или сестры с РАС и брата или сестры с TD могут быть различия в некоторых личностных чертах, например, в экстраверсии (выше у женщин).

2. Метод
2.1. Участники и процедура

Участниками были родители детей с РАС и братья и сестры с TD. Размер выборки составил 43. Группа включала 14 отцов (32,6%) и 29 матерей (67,4%) в возрасте 33–53 лет (; SD = 5,23). Среди участников 62,8% были родителями детей, у которых был диагностирован аутизм, а 37%.2% были родителями детей, у которых был диагностирован синдром Аспергера. Всего у родителей было 22 сына (51%) и 21 дочь (49%) без диагноза в возрасте 6–15 лет (; SD = 2,88) и 35 сыновей (81%) и 8 дочерей (19%) с РАС. в возрасте 3–14 лет (; SD = 3,17). Около 33% братьев и сестер с диагнозом были первенцами, а 67% братьев и сестер с диагнозом были вторыми детьми. Родители ответили на анкеты, ссылаясь на своих детей с TD и их отношения с братьями и сестрами с ASD, при поддержке исследователя.

IRB Туринского университета одобрил исследование (протокол № 47504). Со всеми участниками связались через ассоциации, занимающиеся РАС, которые проявили интерес к нашему исследованию.

2.2. Инструменты
2.2.1. Инвентаризация поведения братьев и сестер [46, 47]

Этот инструмент используется для оценки взаимоотношений между братьями и сестрами в семьях с детьми с ограниченными возможностями и без них. Опись поведения братьев и сестер (SIB) состоит из 32 пунктов, которые оценивают поведение одного брата или сестры по отношению к другому и измеряют шесть параметров поведения братьев и сестер по пятибалльной шкале Лайкерта (1 = никогда; 5 = всегда).Шесть измерений включают: (а) сочувствие / озабоченность, (б) товарищество / участие, (в) соперничество, (г) конфликт / агрессия, (д) ​​избегание и (е) шкала обучения / направленности. Эти шесть измерений можно далее разделить на два общих измерения: положительное (то есть сочувствие / забота, товарищество / участие и учение / директивность) и отрицательное (то есть соперничество, конфликт / агрессия и избегание). Родителей попросили заполнить анкету, указав, как брат или сестра с типичным развитием относятся к другому брату или сестре.Шкала была переведена на итальянский язык в соответствии с критериями, установленными Ван де Вейвером и Хэмблтоном [48]. Два общих измерения имели приемлемые значения альфа (для положительного измерения, которое измеряет сочувствие / озабоченность, товарищество / вовлеченность и учение / директивность, и для отрицательного измерения, измеряющего соперничество, конфликт / агрессию и избегание).

2.2.2. Анкета сильных сторон и трудностей [49, 50]

Этот инструмент представляет собой краткую поведенческую скрининговую анкету, состоящую из 25 пунктов по психологическим атрибутам, как положительным, так и отрицательным, разделенных на 5 подшкал, из которых первые 4 представляют трудности: (а) эмоциональные симптомы , (б) проблемы с поведением, (в) гиперактивность / невнимательность, и (г) проблемы в отношениях со сверстниками — в то время как 5-й измеряет сильные стороны, (д) ​​просоциальное поведение.Очки 1–4 составляют общий счет за трудность. Каждый вопрос оценивается по трехбалльной шкале Лайкерта (1 = неверно, 3 = безусловно верно). Итальянская версия для родителей для детей / подростков в возрасте от 4 до 17 лет [51, 52], использованная в этом исследовании, показала хорошую надежность. И шкала, измеряющая силы, и шкала, измеряющая трудности, имели приемлемые значения альфа (для сильных сторон и для трудностей).

2.2.3. Иерархический личностный опросник для детей [53, 54, 55]

Этот инструмент представляет собой соответствующий с точки зрения развития показатель пятифакторной модели личности (т.е.е., большая пятерка; Goldberg [56]) для детей в возрасте от 6 до 12 лет. В частности, измерениями являются: эмоциональная стабильность (тревога и уверенность в себе;), экстраверсия (энергия, выразительность, застенчивость и оптимизм;), воображение (творчество, интеллект и любопытство;), доброжелательность (раздражительность, эгоцентризм, уступчивость, доминирование и альтруизм;) и сознательность (порядок, достижение / мотивация, настойчивость и концентрация;).

3. Анализ данных

Сначала был проведен предварительный анализ переменных исследования.Во-вторых, в отношении первой цели исследования регрессионный анализ, основанный на анализе ковариационной матрицы, использовался для изучения того, были ли положительные и отрицательные отношения между братьями и сестрами связаны с развитием эмоциональных и поведенческих трудностей и личности. Наконец, были рассчитаны гендерные различия между братьями и сестрами с диагнозом и гендерные различия между братьями и сестрами без диагноза, а также различия между братьями и сестрами TD, родившимися до и после их диагностированного брата или сестры, были рассчитаны с использованием -тестов.

4. Результаты
4.1. Корреляции и регрессии с показателями SIB и сильных сторон и трудностей

Как показано в таблице 1, все корреляции между переменными исследования были в ожидаемых направлениях и аналогичны для мужчин и женщин в момент их ввода в уравнение регрессии. Можно видеть, что положительные отношения между братьями и сестрами были значительно и положительно связаны с сильными сторонами (), в то время как отрицательные отношения между братьями и сестрами были значительно и отрицательно связаны с сильными сторонами () и положительно связаны с трудностями ().

66
66 91 Просоциальное поведение

(SD) 1 2 3 4
4
4
91 3,34 (0,68)
(2) Отрицательные родственные отношения ,86 2,07 (0,57) −,57 .79 1,67 (0,46) .41 −.35
(4) Трудности ,88 0,50 (0,38) −,25 .65 911 .47

Были выполнены две отдельные иерархические множественные регрессии с зависимыми переменными просоциального поведения и трудностей. Первым набором предикторов в каждой регрессии был пол, который был представлен фиктивной переменной, указывающей, были ли братья и сестры мужчинами или женщинами, и порядок рождения брата или сестры, представленный фиктивной переменной, указывающей, родился ли ребенок TD раньше или после родного брата ASD.Положительные, а также отрицательные родительские оценки родственных отношений были включены во второй набор. В таблице 2 представлены результаты.

as ) 01 .84

Просоциальное поведение Трудности
-тест -тест

8

.02 .14 .35 2.37
Порядок рождения −,46 −3,25 ,21 1,41
Отрицательные родственные отношения −,26 −1,43 Положительные родственные отношения ,36 1. ,33 1,81

При регрессии просоциального поведения 67 учитывались множественные предикторы. , (4, 38) = 7.91,. Порядок рождения брата или сестры был значительно и отрицательно связан с просоциальным поведением (), указывая на то, что диагностированный ребенок демонстрировал более просоциальное поведение, когда родной брат родился раньше диагностированного ребенка. Пол не был значимым предиктором. Родительские оценки отношений между братьями и сестрами также не были связаны с просоциальным поведением. Регресс трудностей также был значительным. Предикторы составили кратное 0,71,, (4, 38) = 9,44,. Ни порядок братьев и сестер, ни пол не были существенно связаны с трудностями.Как предполагалось, родительские оценки отрицательных отношений между братьями и сестрами () были значительно и положительно связаны с трудностями, тогда как положительное поведение братьев и сестер не было связано с трудностями.

4.2. Различия в поле и порядке рождения

-тесты, сравнивающие SIB, сильные стороны, трудности и индивидуальные особенности мужчин и женщин, проводились между братьями и сестрами в зависимости от пола брата или сестры с РАС (Таблица 3) и пола братьев и сестер TD (Таблица 4). Когда брат или сестра с диагнозом был мужчиной, ребенок с РАС демонстрировал значительно большую эмоциональную стабильность и меньшую экстраверсию, а оценки родителями отношений между братьями и сестрами были значительно менее позитивными.Величина эффекта была очень сильной, от 0,82 до 0,96 по Коэну. Когда брат или сестра TD был мужчиной, он был значительно менее тревожным и робким по сравнению со своим коллегой-женщиной.

, , , C ( (9120) 3,572
1B
(2,80) 9118

Переменная Женский Мужской -тест
среднее ( SD ) 1 945 HIPICE эмоциональная стабильность 32.00 (6,89) 37,23 (5,22) (41) = −2,41« C
Экстраверсия HIPICE 82,63 (10,45) 74,49 (9,30) (41)
HIPIC Доброжелательность 93,50 (12,30) 90,63 (10,40)

SIB положительные родственные отношения 3,80 (0,45) 2,2 « C’s
Отрицательные родственные связи SIB 1.90 (0,34) 2,12 (0,61)

SDQ просоциальное поведение 1,63 (0,29) 1,68 (0,49)
SD201 трудности 9118 0,54 (0,41)

HIPICE эмоциональная стабильность, тревога 14,75 (6,32) 19,69 (4,28)
HIPICE эмоциональная стабильность 17.25 (2,25) 17,54 (2,50)
HIPICE Экстраверсия, энергия 21,00 (3,16) 17,31 (4,12)
HIPICE Экстраверсия, экспрессивность 3,572)
HIPICE Экстраверсия, оптимизм 23,13 (3,36) 20,77 (4,71)
HIPICE Экстраверсия, застенчивость 20,13 (2,80) 18,5 25.25 (2,82) 24,77 (4,30)
HIPIC Доброжелательность, доминирование 14,88 (4,94) 13,17 (4,46)
HIPIC Благоприятность 9113 1762201
HIPIC Доброжелательность, уступчивость 20,75 (2,66) 20,23 (3,61)
HIPIC Доброжелательность, раздражительность 15,00 (5,81)
SD 95 (0,44) 9182 (2,13) ​​201 13,82 (4,22)

Переменная Женский Мужской -тест
среднее значение ( SD ) 11911 942
HIPICE эмоциональная стабильность 37.9524 (5,95) 34,6364 (5,40) нс
HIPICE Экстраверсия 73,8571 (11,90) 78,05 (7,29) нс
201 HIPIC
HIP нс

SIB положительное родственное отношение 3,44 (0,77) 3,21 (0,54) нс
SIB отрицательное родственное отношение 1 2,22 (0,69) нс

SDQ просоциальное поведение 1,63 (0,48) 1,71 (0,44) нс 9117 73 91 SDQ1201 73 0,46) 0,44 (0,29) нс

HIPICE эмоциональная стабильность, беспокойство 20,76 (4,58) 16,86 (4,76) 3 (4152) 8 (4152) , уверенность в себе 17.19 (3,01) 17,77 (1,74) нс
HIPICE Экстраверсия, энергия 18,19 (4,76) 17,82 (3,66) нс 911ctivity88
HIPICE экспресс HIPICE 18,36 (2,61) нс
HIPICE Экстраверсия, оптимизм 20,33 (5,69) 22,05 (3,02) нс
HIPICE Экстраверсия, застенчивость (41) = — 3,04,
HIPIC Доброжелательность, альтруизм 24,14 (5,22) 25,55 (2,39) нс
HIPICBenevolence 4,911 () нс
HIPIC Доброжелательность, эгоцентризм 17,76 (2,77) 17,45 (1,87) нс
HIPICBenevolence201 911.388 () 911.388 (9111)27 (2,62) нс
HIPIC Доброжелательность, раздражительность 14,71 (8,18) 15,05 (5,66) нс

SIB, сильные стороны, трудности и личности были определены между братьями и сестрами, родившимися до и после брата или сестры с ASD, в соответствии с TD братьями и сестрами (Таблица 5). Было обнаружено два существенных различия. В случаях, когда брат или сестра TD родился после диагностированного брата или сестры, ребенок TD демонстрировал значительно более просоциальное поведение и большую экспрессивность по сравнению с братьями и сестрами TD, родившимися до их братьев и сестер с ASD.

1 NsIP000 (10,44) уверенность шайба 18,63 (2,26) 911IC52 911IC52 911IC 911IC 85 51188 85Обсуждение

Основываясь на литературе по РАС, настоящее исследование было в первую очередь предназначено для изучения того, влияют ли отношения между братьями и сестрами при наличии РАС на развитие эмоциональных и поведенческих трудностей, а также на личность других братьев и сестер с ТД. Регрессионный анализ показывает, что поведенческие трудности связаны с родственными отношениями, что согласуется с предыдущими исследованиями [5, 28]. Ранее были некоторые свидетельства того, что семейные отношения и переменные процесса могут действовать по-разному для разных типов семей [57].Это исследование дополняет эту литературу, подтверждая, что поведенческие трудности, такие как эмоциональные симптомы, проблемы с поведением, гиперактивность / невнимательность и проблемы в отношениях со сверстниками, в значительной степени связаны с негативными отношениями между братьями и сестрами, которые характеризуются поведением соперничества, агрессии, избегания и обучения по отношению к брату. или сестра с РАС.

Что касается гендерных различий в отношениях между братьями и сестрами, а также сильных сторон, трудностей и личностей детей TD, наши результаты показывают лишь несколько существенных различий между мужчинами и женщинами.Когда брат или сестра с РАС был мальчиком, ребенок с диагностированным диагнозом обладал большей эмоциональной стабильностью и меньшей экстраверсией и воспринимал отношения с братом или сестрой как значительно менее позитивные. Это предполагает, что в случае брата или сестры мужского пола с диагнозом, как правило, отношения воспринимаются как менее позитивные, чем когда диагностированным ребенком является девочка. Насколько нам известно, предыдущих исследований по этой теме не проводилось. Некоторые исследования были сосредоточены на однополых или разнополых диадах [58, 59, 12, 60], но не на различиях, основанных на полу брата или сестры с РАС.Мы думаем, что в будущих исследованиях было бы интересно проанализировать этот результат более глубоко, сравнив, например, с парами братьев и сестер TD.

Когда не диагностированным братом или сестрой была женщина, она испытывала значительно большее беспокойство и была менее робкой по сравнению со своим коллегой-мужчиной. Эти результаты лишь частично согласуются с предыдущими исследованиями [61], но данные по этой теме противоречивы. С одной стороны, в некоторых исследованиях с участием братьев и сестер мужского пола сообщалось о более высоком риске депрессии, более низкой просоциальности [28, 62] и общих трудностях, особенно в областях гиперактивности и проблем со сверстниками [6], но с другой стороны, женщины братья и сестры более уязвимы для тревожных и депрессивных симптомов [38].Наконец, наши данные показали, что, когда брат или сестра TD родился после диагностированного брата или сестры, ребенок TD демонстрировал значительно больше просоциального поведения и большую экспрессивность по сравнению с братьями и сестрами TD, родившимися до их брата или сестры с ASD. Уважайте цели, наши данные немногочисленны и неубедительны. Результаты, кажется, противоречат предыдущей литературе, которая, по-видимому, указывает на более сильную дезадаптацию у субъектов, родившихся после их братьев с РАС [63, 10, 43, 44]. Потребуется дополнительное исследование возможных факторов, которые могли повлиять на результаты, включая культурные переменные.Возможно, просоциальное поведение является результатом обучения и моделирования, полученного из того, как родители учили своего брата помогать своему брату с РАС. Однако эта гипотеза не исследована и на данный момент остается спекулятивной.

Это исследование имеет некоторые ограничения. Во-первых, небольшой размер выборки не позволял проводить более обширный анализ, например, изучение того, как пол и порядок рождения братьев и сестер могут взаимодействовать. Более того, мы собирали данные только от родителей братьев и сестер.В будущих исследованиях также будет важно включить самоотчеты братьев и сестер или использовать некоторые данные наблюдений и некоторые клинические шкалы для выявления личностных характеристик и / или конкретных трудностей и симптомов (таких как тревожность, тревожные расстройства и депрессивные симптомы). . Для оценки качества взаимоотношений между братьями и сестрами можно использовать другие инструменты наблюдения, а качественное исследование может помочь прояснить и интерпретировать взаимосвязь между рассматриваемыми переменными. Кроме того, возможно, что поведенческие трудности братьев и сестер TD и их отношения со своими братьями и сестрами с РАС со временем меняются, что может влиять на ассоциации между этими переменными.Чтобы лучше понять это, необходимы лонгитюдные исследования. Наконец, мы не собирали данные из группы сравнения, состоящей только из братьев и сестер TD. И наоборот, цель этого исследования состояла в том, чтобы сосредоточиться на качестве отношений между ребенком с TD и братом или сестрой с ASD. В будущих исследованиях можно также включить группу сравнения, состоящую только из детей с TD. В этом направлении в будущих исследованиях можно будет сравнить братьев и сестер с различными формами умственной отсталости и принять во внимание степень тяжести такой патологии.

Возможно, было бы слишком предварительным предлагать изменения к вмешательствам на основе результатов этого исследования; тем не менее, последствия общих результатов предполагают, что вмешательства, ориентированные на братьев и сестер, должны быть сосредоточены на улучшении негативных отношений между братьями и сестрами, чтобы уменьшить их влияние на трудности TD братьев и сестер обоих полов и соответствующим образом сформировать структуру содержания и доставки. Это можно сделать, предоставив навыки и подходы для улучшения отношений между братьями и сестрами, чтобы обе стороны могли получить выгоду.Примером может служить повышение вовлеченности в повседневные дела, как предложено McHale et al. [12]. Адекватная оценка качества взаимоотношений между братьями и сестрами может потребовать психотерапевтических вмешательств, которые могут проводиться путем обращения к вмешательствам, основанным на теории привязанности или системно-реляционной терапии. Психообразовательные вмешательства и обучение родителей могут быть нацелены на родителей, чтобы поддержать их в развитии позитивных отношений между братьями и сестрами и управлении любыми конфликтными ситуациями.

Доступность данных

Данные SPSS, использованные для подтверждения результатов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по запросу.

Этическое одобрение

Все процедуры, выполненные в исследованиях с участием людей, соответствовали этическим стандартам институционального и / или национального исследовательского комитета, а также Хельсинкской декларации 1964 года и ее более поздним поправкам или сопоставимым этическим стандартам.

Согласие

Информированное согласие было получено от всех отдельных участников, включенных в исследование.

Конфликты интересов

Авторы заявляют, что у них нет конфликта интересов.

Вклад авторов

К. Лонгобарди: разработал и выполнил исследование и написал статью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2021Инна Кхан - Эксперт по достижению результатов


Переменная Среднее значение, рожденное до брата или сестры ( SD ) Среднее значение родства ( SD ) -test
-test
35,1111 (6,73) 38,2308 (3,42) нс
HIPICE Экстраверсия 76,111 (11,14) 76,6923 (8,43) нс
94,9231 (11,58) нс
SIB положительное родственное отношение 3,65 (0,79) 3,15 (0,82) нс
нс
SIB11 отрицательное отношение SIB11 2,25 (0,98) нс
Просоциальное поведение SDQ 1,53 (0,50) 1,89 (0,24) (38) = -3,13« C’s
трудностей SDQ (0,41) 0,48 (0,34) нс
HIPICE эмоциональная стабильность, тревога 17,85 (5,88) 20,15 (2,76) нс
1788
HIP44-эмоциональная стабильность 2,60) 18,08 (2,22) нс
HIPICE Экстраверсия, энергия 18,93 (4,30) 16,85 (3,87) нс
HIPICE 1711 Экстраверсия19 (2,56) 19,62 (2,87) (38) = −2,71,
HIPICE Экстраверсия, оптимизм 21,37 (5,46) 21,08 (2,60) ns 173 HIPICE
19,15 (2,70) нс
HIPIC Доброжелательность, альтруизм 24,30 (4,51) 25,39 (3,15) нс
HIPIC
HIPIC HIPIC67 (4,70) 14,08 (4,42) нс
HIPIC Доброжелательность, эгоцентризм 17,59 (2,61) 18,15 (1,57) нс
HIPIC 3,5
HIPIC 3,5 21,77 (3,35) нс
HIPIC Благожелательность, раздражительность 14,78 (7,81) 15,54 (5,67) нс