Состояние аффекта в психологии: «Аффект — не психическое расстройство. Он может быть у любого». Кого и как судят за убийства в состоянии «сильного душевного волнения»

Автор: | 13.05.2021

Содержание

Понятие и виды аффектов Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.23 ББК 67

Кейдунова Елена Резовна Kejdunova Elena Rezovna

доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Южного федерального университета кандидат юридических наук, доцент.

Associate Professor, Department of Criminal Law and Criminology, the Faculty of Law, the South Federal University, PhD in Law, Associate Professor. E-mail: [email protected]

Мавренкова Елена Анатольевна Mavrenkova Elena Anatolievna

доцент кафедры административного права и уголовно-правовых дисциплин Ростовского государственного университета путей сообщения кандидат психологических наук.

Associate Professor, Department of Administrative Law and Criminal Law Disciplines, the Rostov State Transport University, PhD in Psychology.

E-mail: [email protected]

Напханенко Игорь Павлович Naphanenko Igor Pavlovich

заведующий кафедрой административного права и уголовно-правовых дисциплин Ростовского государственного университета путей сообщения кандидат юридических наук, доцент.

Head of Administrative Law and Criminal Law Disciplines Department, the Rostov State Transport University, PhD in Law, Associate Professor. E-mail: [email protected]

Попандопуло Дмитрий Валерьевич Popandopulo Dmitriy Valerjevich

доцент кафедры криминалистики и оперативно-разыскной деятельности Ростовского юридического института МВД России кандидат юридических наук.

Associate Professor, Department of Criminalistics and Operational Investigative Activities, the Rostov Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, PhD in Law. E-mail: [email protected]

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ АФФЕКТОВ Concept and types of affects

В статье исследуются проблемы оценки эмоционального состояния лиц, совершивших преступление в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также отдельные вопросы судебной экспертизы указанных лиц, имеющие значение для уголовного судопроизводства. Значительное внимание уделяется видам аффекта, в частности, физиологическому и патологическому, их разграничительным признакам. Затрагивается также вопрос ораз-граничении аффекта от чувств и эмоций человека.

Ключевые слова: субъект преступления, аффект, эмоции, физиологический аффект, патологический аффект, чувства, опьянение, психолого-психиатрическая экспертиза.

Мотивация и эмоциональный аспект совершения преступлений в обязательном порядке оцениваются и учитываются при принятии

The article studies the problems of assessing of emotional state of persons who committed a crime in a state of sudden violent emotional excitement, as well as certain issues offorensic examination of these persons relevant to criminal proceedings.

Considerable attention is paid to the types of affect, in particular, to the physiological and pathological affect, their distinguishing features. The issue of differentiation of affect from feelings and emotions of a person is also touched upon.

Keywords: subject of crime, affect, emotions, physiological affect, pathological affect, feelings, intoxication, psycho-psychiatric examination.

решений о вине лица, совершившего противоправное деяние, и его наказании в уголовном судопроизводстве Российской Федерации.

Выделяют три вида эмоциональных переживаний: чувства, эмоции и аффекты, осуществляющие функцию координирования активности человека, которые определяют значимость как внутренних, так и внешних ситуаций для регулирования его жизни и деятельности. Выделение аффекта как эмоционального состояния преступника имеет важное значение для квалификации и расследования совершенных преступлений.

Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает, что даже столь серьезное общественно опасное деяние, как причинение вреда жизни человека, совершенное в состоянии внезапно возникшего по конкретным причинам сильного душевного волнения (аффекта), относится к категории преступлений небольшой тяжести, лишь убийство нескольких человек повышает категорию преступления до средней тяжести [1]. В то же время отношение ученых и специалистов в области права, психологии, психиатрии и других к понятию и видам аффекта сложилось различное, а значит, требует соответствующих исследований.

Состоянием аффекта в свое время интересовались древнегреческие философы. Так, первым, кто употребил понятие «аффект», был Аристотель, затронувший эту тему в своем труде «О душе» [4]. Аристотель выделял несколько видов эмоций (чувства и аффекты), отталкиваясь от уровня их влияния на поведение. Он считал, что чувства лишь придавали определенный эмоциональный контекст разумным человеческим поступкам. Аффекты, в свою очередь, являясь яркими и сильными видами эмоций, мало поддавались разумному осмыслению, в силу этого с ними было сложно бороться. Аристотель полагал, что аффект в любом случае либо приведет к спонтанному поведению, либо изменит ранее запланированные действия, а значит, его последствия для человека могут быть непоправимыми. Также мыслитель сделал очень важный вывод: если аффект наступил, возможности его преодолеть нет, но можно предупредить аффект, то есть очиститься от него, используя разрядку от накопившихся в человеке эмоций (читая книги, просматривая пьесы).

В дальнейшем большой вклад в изучение аффекта внес нидерландский философ Б. Спиноза. Под аффектами он понимал «состояния

тела и идеи этих состояний, которые увеличивают или уменьшают активность человека» [17, с. 491]. Спиноза признавал несколько видов аффектов: первый — влечение (желание), являющееся проявлением сущности человеческой природы и стремлением к самосохранению; существенной разницы между желанием и влечением Спиноза не отмечал, однако, по его мнению, «желание есть влечение с осознанием его» [17, с.

496], то есть оно отличается от влечения своей осознанностью; вторым и третьим видами аффектов ученый считал аффекты удовольствия и неудовольствия: удовольствие увеличивает способность к действию, а неудовольствие — уменьшает. Другие аффекты Спиноза считал производными от трех указанных.

Большое внимание аффекту стало уделяться с конца XIX века, в начале XX столетия аффекты вычленили в обособленную группу. Прежде чем проанализировать понимание аффекта отечественными учеными, обратим внимание на зарубежных исследователей, среди которых можно выделить К. Юнга, Р. Шефера, П. Кнаппа и других. К примеру, К. Юнг под аффектом понимал «состояние чувства, отличающегося, с одной стороны, заметной иннервацией, с другой стороны, своеобразным нарушением процесса представления» [21, с. 502-503]. Для него аффект был синонимом эмоции. Также К. Юнг отличал аффект от чувства, говоря о том, что любое чувство, достигнувшее определенной силы, незаметно становится аффектом.

Другие зарубежные ученые к аффектам относили как яркие, ощутимые со стороны реакции, так и незначительные переживания личности, считали, что аффект переживается очень ярко и может варьироваться от незначительных ощущений до эмоций огромного масштаба.

Переходя к отечественным ученым, следует отметить, что они также исследовали данную тему: большой вклад в изучение аффекта внесли С. Л. Рубинштейн, Л. С. Выготский, В. К. Вилюнас, А. Н. Леонтьев и другие.

Одним из первых, кто дал оценку аффекту в своих трудах, был советский психолог С. Л. Рубинштейн, причем под аффектом он понимал бурно и стремительно протекающий эмоциональный процесс, обладающий взрывным характером, который может дать неподчиненную сознательному волевому контролю раз-

рядку в действии [11, с. 341]. Он считал, что аффекты и страсти отличаются от чувств, но при этом родственны им, наиболее характерным для аффекта свойством является его способность существенно влиять на сознание человека и его психическую деятельность. Также С. Л. Рубинштейн отмечал, что действия в состоянии аффекта имеют беспорядочный характер, как правило, возникают вследствие общего возбуждения. К тому же они не регулируются человеком, а «вырываются» у него, таким образом «проходя через него, а не исходя от него».

Изучением аффекта был занят другой видный психолог А. Н. Леонтьев, который выделял три вида эмоциональных явлений: чувства, аффекты, эмоции. Аффекты в его понимании — это относительно кратковременные, но сильные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями [8, с. 25]. Стоит отметить, что А. Н. Леонтьев в отличие от С. Л. Рубинштейна дополнил свое определение аффекта двумя свойствами:

а) сохранение в памяти в виде аффективных следов;

б) при повторении аффективной ситуации данные следы имеют свойство накапливаться, в силу чего человека становится очень чувствительным к подобным ситуациям.

По мнению Ф. С. Сафуанова, аффект — это эмоциональное состояние, внезапно возникающее и ограничивающее при этом возможность осознанно-волевой регуляции поведения, обладающее трехфазной структурой развития [13, с. 5].

При исследовании аффекта психологи неизбежно сталкивались с таким вопросом, как разграничение аффектов и эмоций. Так, Рубинштейн предлагал различать понятия «страсть» -сильная и длительная реакция и «аффект» — краткосрочная, бурно протекающая реакция взрывного характера. Это был один из первых шагов в отделении аффекта от других сильных эмоций. Советский психолог В. К. Вилюнас писал: «Аффекты отличаются от эмоций относительной кратковременностью и большей силой» [6, с. 56]. В противовес ему А. Н. Леонтьев отмечал, что данные признаки не выступают в качестве основных при отграничении аффекта от эмоций. По его мнению, «эмоции вовсе не отличаются от аффектов мень-

шей силой или меньшими эффектами; есть более значимые отличия, чем те, которые зачастую обозначаются» [9, с. 346]. С точки зрения ученого, важную роль играют функциональные различия.

Разница между чувствами, аффектами и эмоциями состоит в том, что последние — это ситуационные переживания. В. К. Вилюнас отмечал, что «оценку для текущей или ожидаемой ситуации может отразить только эмоция, аффекты в свою очередь могут являться только лишь ответной реакцией на неожиданную для человека ситуацию» [6, с. 73].

А. Н. Леонтьев писал, что аффект выступает состоянием, которое возникает у субъекта помимо его воли, в то же время эмоции проявляются у человека как состояние своего Я. «Аффекты всегда выступают не как то, что является моим, а как то, что происходит со мной» [9, с. 454].

Часто выделяют «дезорганизующие» и «мобилизующие» свойства аффектов. Однако, смотря на общую структуру деятельности, аффект будет занимать место с такой функцией, как «следообразование». А. Н. Леонтьев отмечал, что данная функция особого рода, подобные следы вслед за К. Юнгом традиционно обозначают в качестве «аффективных комплексов», выявляющихся экспериментальным путем.

Продолжая речь о функциях аффекта, следует подчеркнуть тесную взаимосвязь с ней еще двух свойств, а именно кумуляции и канализации. «Повторяясь, аффектогенная ситуация увеличивает соответствующий аффект, однако в соответствующих ситуациях аффективные следы могут «изживаться» — спонтанно (катарсис) или в результате воздействия терапевтических процедур (психоанализ)», -писал А. Н. Леонтьев [9, с. 467].

В научной литературе по общей психологии аффект принято рассматривать как личностные образования, которые не обязательно связаны с биологическими потребностями и инстинктами. С точки зрения В. К. Вилюнаса, «они могут быть вызваны биологическими отношениями» [6, с. 56], однако неверно считать, что только в них они и живут.

На сегодняшний день в психологии под аффектами можно понимать внезапно возникающие, относительно кратковременные, но интенсивные и эмоциональные переживания, которым присуща различная модальность, на-

ступающие вследствие каких-либо аффекто-генных ситуаций, обладающие качественными и количественными отличиями от непосредственно эмоций, при этом ограничивающие при совершении определенных действий свободу «волеизъявления» человека.

В психологической литературе принято выделять следующие виды аффекта:

1 ) кумулятивный;

2) патологический;

3) аномальный;

4) аффект на почве алкогольного опьянения;

5) физиологический.

Исторически сложилось, что понятие физиологического аффекта было введено, чтобы отличить простой, нормальный аффект от патологического, и показать, что он состоит из естественных для здорового человека нейроди-намических процессов. Под физиологическим аффектом понимают вменяемое состояние человека с серьезными ограничениями в сознании, которое чаще всего возникает в ответ на единичное травмирующее воздействие. Патологический же аффект характеризуется помутнением сознания и полной потерей контроля над собой, человек в состоянии патологического аффекта считается невменяемым. Необходимо остановиться на таком вопросе, как разграничение двух указанных видов аффекта.

В течение долгого времени была распространена позиция, согласно которой физиологический и патологический аффекты разграничивали на основании того, здоров ли психически человек, у которого он возникает.

При этом разграничение упомянутых выше видов осуществляется не по критерию субъекта, у которого возникают соответствующие аффекты, а по критерию выраженности симптомов аффекта. Присутствуют ли истощения, нарушения сознания и другие признаки, благодаря которым можно отграничить патологический аффект от физиологического. Если говорить о стадиях развития аффекта, то и тот и другой проходят по одному сценарию, разграничивая три стадии: подготовительную, стадию аффективных действий (взрыва) и заключительную. Но, несмотря на внешнее сходство динамических особенностей этих видов аффекта, за ними стоят разнообразные механизмы как развития, так и возникновения данных состояний.

О подготовительной стадии следует ска-

зать, что патологический аффект может возникнуть как ответная реакция на сильный раздражитель, так и в отсутствие таковой. Однако в то же время физиологический аффект может возникнуть в ответ как на сильный раздражитель, так и вследствие аккумуляции аффективных переживаний. Следует подчеркнуть, что на стадии взрыва в состоянии патологического аффекта у человека наблюдается сумеречное сознание, а также полное помрачение сознания не на реальных, а на замещающих представлениях. Если рассматривать состояние физиологического аффекта, то в нем отмечается только сужение сознания, сконцентрированное на травмирующих реальных переживаниях.

В заключительной стадии для патологического аффекта характерно абсолютное истощение нервной системы и наблюдается состояние, во многом приближенное к прострации. При физиологическом аффекте не свойственны столь ярко выраженные прострация и истощение, ему преимущественно присущи чувства раскаяния, облегчения, вялости и тому подобное.

Следовательно, патологический аффект можно охарактеризовать как психическое расстройство, обладающее кратковременным характером, которому свойственны полное помрачение сознания и полная либо частичная амнезия [15, с. 79].

«Физиологический аффект — не временное болезненное расстройство психики, поскольку его появление не зависит от психических заболеваний, а протекание определяется психологическими законами развития нормальных психических процессов» [16, с. 33]. Причем сужение сознания происходит на основе не патологических, а физиологических механизмов. Лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии физиологического аффекта, будет признано вменяемым и привлечено к уголовной ответственности.

Анализируя аффект, стоит отметить, что, несмотря на отождествление терминов «физиологический аффект» и «аффект», исследователи, которые допускают смешение данных понятий, толкуют аффект не через определение понятия физиологического аффекта, а через иное определение, а именно: в психологии аффект трактуется как определенная разновидность эмоциональной реакции, ко-

торой присущи кратковременность, яркость и сила. Но такое понимание не противоречит убеждениям психологов, включающим в это понятие и физиологический аффект, стресс, и тому подобные эмоциональные состояния, при которых человек может потерять контроль над своими действиями, а также не осознавать их.

В советской психологии 80-х годов был описан так называемый кумулятивный аффект, возникающий при условии пребывания личности в субъективно тяжелой ситуации достаточно долго. В итоге накопленное напряжение выражается в виде аффективного всплеска.

Понятие аномального аффекта ввел И. А. Кудрявцев, который выделял у психопатических личностей аффективные реакции. По мнению Н. А. Подольного, аномальный аффект можно описать как «взрывные эмоциональные (аффективные) реакции, характеризующиеся патологическими измененными закономерностями развития и течения», причем «патологически измененными закономерностями» не обозначают патологию, характеризующую патологический аффект [10, с. 64].

Говоря об аффекте, который возникает при состоянии алкогольного опьянения, то на данный момент практически нет дискуссий о правомерности диагностики аффекта у лиц, находящихся в легкой степени алкогольного опьянения, хотя отдельные ученые относят его к «физиологическим». Так, О. Д. Ситковская в 1983 году обозначила, а затем проверила на практике возможность экспертной диагностики физиологического аффекта у находящихся в легкой степени простого алкогольного опьянения лиц. Другие авторы считают данный вид аффекта «аномальным» (например, такого мнения придерживались В. В. Нагаев, Н. А. Подольный). «Влияние алкогольной интоксикации на динамику аффекта, — подчеркивает И. А. Кудрявцев, — обычно можно проследить на первой стадии развития эмоциональной реакции — состояние опьянения обусловливает изменения субъективного восприятия и осмысления ситуации (в частности, она может восприниматься как более агрессивная), а также изменения регуляции поведения (появляется ригидность, сужающая возможность выбора возможных вариантов поведения)» [7, с. 80]. Это влияние выступает в качестве условия, облегчающего возникновение аффекта.

На основе вышесказанного целесообразно отметить, что понятие аффекта является родовым по отношению к его видам: кумулятивному, аномальному, физиологическому и другим.

Исследуя аффект, также стоит затронуть актуальный на сегодняшний день вопрос: с помощью какой экспертизы должен определяться аффект — психиатрической или психологической? Долгое время существовало мнение, согласно которому для определения наличия или отсутствия физиологического аффекта непосредственно в момент совершения преступления, следует проводить судебно-психиат-рическую экспертизу [5, с. 122]. Приверженцы данной точки зрения не берут в расчет то, что психиатрия изучает психопатологические явления, и как подметил Б. В. Сидоров, «в отличие от психиатрии предмет психологии -здоровая психика» [14, с. 86]. В силу этого существенным поводом назначить соответствующую психиатрическую экспертизу можно при наличии предположения о болезненном расстройстве психики обвиняемого либо о его психическом заболевании.

Таким образом, следует отметить необходимость судебно-психиатрической экспертизы при наличии оснований утверждать, что противоправные действия совершены в состоянии патологического аффекта либо же в другом болезненном состоянии психики. В психиатрии существует определенный массив сведений о различных болезненных формах психической деятельности, которые могут быть использованы в экспертных целях, что, в свою очередь, обуславливает применение специальных познаний.

Как справедливо отмечает Ф. С. Суфуанов, «вопрос о наличии или отсутствии физиологического аффекта как состояния, не носящего болезненного характера, не относится к области специальных знаний эксперта-психиатра, и решение его не входит в научную компетенцию последнего» [13, с. 21].

Диагностирование эмоционального состояния субъекта в момент совершения преступления, оценивание влияния на способность полностью осознавать смысл совершаемых им действий, а также способность руководить ими тогда, когда это состояние является диагностически сложным и не выходит за рамки психической нормы, включено в компетенцию экс-

перта-психолога, то есть в подобных случаях правильным будет проведение судебно-психо-логической экспертизы.

На практике иногда появляется необходимость разграничить физиологический и патологический аффекты у субъекта именно при совершении преступления. По мнению С. Шишкова, «в подобных случаях целесообразно проведение комплексной психолого-психиатрической экспертизы» [19, с. 2428]. Аналогичной точки зрения придерживается и В. И. Ткаченко [18, с. 11-12], А. Эк-мекчи [20, с. 10-12]. По мнению О. Д. Сит-ковской, разграничивать подобные состояния необходимо иным способом: «В таких случаях необходимо последовательное проведение сначала судебно-психиатрической экспертизы для диагностики патологического аффекта и лишь затем (в случае, если эксперты-психиатры приходят к выводу об отсутствии патологического аффекта у по-дэкспертного) — судебно-психологической экспертизы для установления наличия или отсутствия физиологического аффекта» [16, с. 104]. Однако на практике имеют место ситуации, когда суд ограничивается проведением су-дебно-психиатрической экспертизы, которая признает подсудимого вменяемым, что является основанием для проведения судебно-психологической экспертизы на предмет установления аффекта.

В соответствии с Федеральным законом РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «комплексная экспертиза назначается в тех случаях, когда возникающие вопросы не могут быть решены путем последовательного или одновременного проведения нескольких однородных экспертиз, то есть когда речь идет о разрешении связанных между собой специальных вопросов, но относящихся к разным отраслям одной науки или смежным наукам» [2].

Таким образом, в качестве компетенции комплексной психолого-психиатрической экспертизы выступает решение вопроса о состоянии аффекта в момент преступного деяния у лиц, имеющих те или иные психические расстройства, но вменяемых.

Л. В. Алексеева считает, что «назначение комплексной экспертизы целесообразно прежде всего в отношении лиц с признаками так называемых пограничных состояний, тради-

СС 99

ционно относимых к малой психиатрии (неврозы, психопатии, алкоголизм, психопатическое развитие личности, олигофрения в степени легкой дебильности и прочее) при решении вопроса об их способности осознавать значение своих действий и руководить ими, а также для определения медицинского и психологического критериев вменяемости» [3, с. 65].

Стоит обратить внимание на то, что существуют разные особенности форм психических расстройств, которые в существенной степени видоизменяют характер и протекание аффекта. Соответственно, решать вопрос об эмоциональном состоянии субъектов с психическими расстройствами допустимо путем совместных усилий психологов и психиатров.

Также стоит отметить, что те вопросы, на которые должна ответить комплексная экспертиза, по существу не являются комплексными. Как пишет О. Д. Ситковская, «эксперты нередко даже «делят» между собой вопросы, а в выводах подписывают лишь свою часть заключения» [16, с.108]. То есть одни вопросы решает психиатр, другие — психолог. В таком случае нарушается один из принципов проведения комплексной экспертизы, согласно которому вопросы, разрешаемые экспертами, должны обладать комплексным характером, а именно не могут быть решены в результате последовательного проведения нескольких самостоятельных экспертиз либо в рамках одной экспертизы [15, с. 65]. Таким образом, правильным решением будет последовательное проведение соответствующих экспертиз.

На данный момент стали проявляться разногласия среди психологов: возникли такие судебно-психологические теории, которые разделяют только отдельные ученые в данной сфере: атипичный и аномальный аффекты, отложенный аффект и прочее, — отмечает С. Шишков [19, с. 38]. Данный факт свидетельствует о необходимости создания официального документа, который бы регулировал решения вопросов, возникающих в связи с экспертизой аффекта с единой позиции.

Следовательно, аффекты (как понятие общепсихологическое) можно охарактеризовать как интенсивные, относительно кратковременные и внезапно возникающие эмоциональные

переживания разной модальности, наступающие вследствие определенных аффектогенных ситуаций. Кроме того, им свойственны качественные и количественные отличия от непосредственно эмоций, аффекты при совершении определенных действий ограничивают свободу «волеизъявления» человека.

В теории выделяют такие аффекты, как: физиологический, патологический, кумулятивный, аномальный и аффект на фоне алкогольного опьянения. К данной классификации относятся и эмоциональные состояния, которым феноменологически не свойственен характер физиологического аффекта, однако они все же значительно ограничивают «свободу воли» обвиняемого при совершении противоправно-

го деяния (напряжение и эмоциональное возбуждение, существенно воздействующее на поведение и сознание).

Говоря об установлении аффекта, следует подчеркнуть, что психологическая экспертиза нуждается в унификации критериев и методов, на основании которых становится возможным выявить аффект экспертным путем. Данную проблему можно урегулировать, разработав специальный методический документ, утверждение которого было бы возложено на ведомства, располагающие в своих судебно-экспертных учреждениях экспертами-психологами — Министерство юстиции Российской Федерации и Министерство здравоохранения Российской Федерации.

Литература

1. Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

2. Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2001. № 23. Ст. 2291.

3. Алексеева Л. В. Взаимоотношение психологии и уголовного права в аспекте экс-пертологии // Психологический журнал. 2002. № 6.

4. Аристотель. О душе. М., 2008.

5. Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994.

6. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976.

7. Кудрявцев И. А., Сафуанов Ф. С., Голев А. С. Нарушения поведения лиц в состоянии алкогольного опьянения: психологические механизмы и правовые аспекты профилактики // Психологический журнал. 1986. № 5.

8. Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы, эмоции. М., 1976.

9. Леонтьев А. Н. Лекции по общей психологии. М., 2005.

10. Подольный Н. А. Понятие «аффект» в уголовном праве // Государство и право. 2003. № 4.

11. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1976.

Bibliography

1. Criminal code of the Russian Federation // Collected legislation of the Russian Federation. 1996. № 25. Art. 2954.

2. Federal law of 31.05.2001 № 73-F3 «On state forensic activities in the Russian Federation» // Collected legislation of the Russian Federation. 2001. № 23. Art. 2291.

3. Alekseeva L. V. Relationship between psychology and criminal law in the aspect of exper-tology // Psychological journal. 2002. № 6.

4. Aristotle. About the soul. Moscow, 2008.

5. Borodin S. V. Responsibility for murder: qualification and punishment under Russian law. Moscow, 1994.

6. Vilyunas V. K. Psychology of emotional phenomena. Moscow, 1976.

7. Kudryavtsev I. A., Safuanov F. S., Go-lev A. C. Behavior disorders of persons in alcohol intoxication: psychological mechanisms and legal aspects of prevention // Psychological journal. 1986. № 5.

8. Leont’ev A. N. Needs, motives, emotions. Moscow, 1976.

9. Leont’ev A. N. Lectures on general psychology. Moscow, 2005.

10. Podolny N. A. the Concept of «affect» in criminal law // State and law. 2003. № 4.

11. Rubinstein S. L. Basis of general psychology. Moscow, 1976.

12. Safuanov F. S. Judicial-psychological examination of affect in light of the new criminal code of the Russian Federation: problems

12. Сафуанов Ф. С. Судебно-психологиче-ская экспертиза аффекта в свете нового УК РФ: проблемы и перспективы // Психологический журнал. 1997. № 2.

13. Сафуанов Ф. С. Аффект: субъективно психологический экспертологический анализ // Психологический журнал. 2001. № 3.

14. Сидоров Б. А. Аффект: его уголовно-правовое и криминологическое значение. Казань, 1978.

15. Ситковская О. Д. Психологический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1999.

16. Ситковская О. Д. Аффект: криминально-психологическое исследование. М., 2001.

17. Спиноза Б. Сочинения: в 2-х т. СПб., 1999. Т. 1.

18. Ткаченко В. И. Для установления сильного душевного волнения необходимо проведение экспертизы // Советская юстиция. 1971. № 5.

19. Шишков С. Установление «внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта)» // Законность. 2002. № 11.

20. Экмекчи А. О судебно-психологической экспертизе // Советская юстиция. 1968. № 6.

21. Юнг К. Психологические типы. СПб.-М., 1995.

and prospects // Psychological journal. 1997. № 2.

13. Safuanov F. S. Affect: subjective psychological expertelligence analysis // Psychological journal. 2001. № 3.

14. Sidorov B. A. Affect: its criminal law and criminological value. Kazan, 1978.

15. Sitkowskay O. D. Psychological commentary on the Criminal code of the Russian Federation. Moscow, 1999.

16. Sitkowskay O. D. Affect: the criminal-psychological study. Moscow, 2001.

17. Spinoza B. Writing: in 2 vols. St. Petersburg, 1999. Vol. 1.

18. Tkachenko V. I. To establish strong emotion needs to examine // Soviet justice. 1971. № 5.

19. Shishkov S. Establishment of «suddenly arisen strong emotional excitement (affect)» // Legality. 2002. № 11.

20. Ekmekci A. On the forensic psychological examination // Soviet justice. 1968. № 6.

21. Jung C. Psychological types. St. Petersburg-Moscow, 1995.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ СОСТОЯНИЯ, КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ВЫЯСНЕНИЮ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УМЫШЛЕННОГО УБИЙСТВА, СОВЕРШЕННОГО В СОСТОЯНИИ СИЛЬНОГО ДУШЕВНОГО ВОЛНЕНИЯ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Кунтий А.И.

Преподаватель, Львовский государственный университет внутренних дел, Украина.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ СОСТОЯНИЯ, КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ВЫЯСНЕНИЮ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УМЫШЛЕННОГО УБИЙСТВА, СОВЕРШЕННОГО В СОСТОЯНИИ СИЛЬНОГО ДУШЕВНОГО ВОЛНЕНИЯ

Аннотация

В научной статье рассмотрена роль эмоциональных состоянияний среди обстоятельств, подлежащих выяснению при расследовании умышленного убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения, как оснований для возникновения состояния сильного душевного волнения и их место в методике расследования указанного вида уголовного преступления.

Ключевые слова: обстоятельства, подлежащие выяснению, умышленное убийство, состояние сильного душевного волнения.

Kuntiy A.I.

Teacher, Lviv State University of Internal Affairs, Ukraine.

EMOTIONAL STATE, AS A CIRCUMSTANCE TO BE CLARIFIED DURING THE INVESTIGATION MURDER COMMITTED IN THE HEAT OF PASSION

Abstract

The scientific paper considers the role of emotional states among the circumstances to be clarified during the investigation, murder committed in the heat of passion as a reason for the emergence of strong emotion and its place in the methods of investigation given type of crime.

Keywords: circumstances to be clarified, murder , the heat of passion.

Обстоятельства, которие необходимо выяснить в ходе расследования уголовного производства – это совокупность признаков уголовного преступления охвачены его криминалистической, уголовно-правовой, процессуальной и психологической характеристикой, которые необходимо установить органам досудебного расследования, прокурором или судом, в ходе расследования и рассмотрения уголовного производства, с целью быстрого, полного и беспристрастного его расследования или судебного разбирательства.

Среди обстоятельств, подлежащих выяснению выделяют эмоциональные состояния, которые обусловили возникновение состояния сильного душевного волнения у виновного.

Среди ученых исследовавших эмоции с позиции уголовного права существует множество мнений, среди которых одни относили их к составляющим субъективной стороны состава преступления, другие – нет. Развитие конфликтной ситуации между людьми обычно сопровождается ростом уровня эмоционального напряжения участников конфликта. В зависимости от индивидуальных особенностей личности, такая ситуация способствует возникновению сильного конфликтного эмоционального состояния, в частности, аффекта, стресса, фрустрации, конфликта, которая характеризуется высокой эмоциональным напряжением и существенно ограничивают способность лица осознавать свои действия и руководить ими.

Возникновению состояния сильного душевного волнения у лица, совершающего умышленное убийство в состоянии сильного душевного волнения, предшествуют эмоциональные состояния. Исследуемый нами вид преступления относится к категории насильственных преступлений против личности, которые часто являются завершающей фазой конфликта, который произошел между преступником и потерпевшим.

В психологии для обозначения сильных эмоциональных реакций человека используются такие термины, как гнев, страх, аффект, физиологический аффект, стресс, фрустрация. Рассмотрим каждый из них отдельно.

В общеязыковом словаре «аффект» определяется как состояние сильного возбуждения и потери самоконтроля [1, 38]. в психологии аффект (от лат. affectus – душевное волнение, страсть) понимается как сильное и относительно кратковременное состояние, связанное с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств и сопровождается резко выраженными двигательными проявлениями и изменениями в функциях внутренних органов [2, 28]. В юридической психологии аффект определяется как бурное и скоротечное состояние, которое полностью овладевает человеком и характеризуется значительными изменениями в сознании, нарушением волевого контроля за поведением [2, 108].

Факторы, способствующие возникновению аффекта: афектогенная ситуация; возрастные и личностные качества, свойства нервной системы; факторы, которие временно ослабляют организм.

Афектогенных ситуация – это ситуация, способствующая возникновению аффекта. Возникновению аффекта способствуют ситуации, которые угрожают физическому существованию (жизни или здоровью) и травмируют самолюбие и унижают человеческое достоинство.

Возрастные особенности субъекта. Эмоциональная неустойчивость в афектогенных ситуациях может быть обусловлена возрастными особенностями. Например, специальными исследованиями установлено, что характерной чертой младшего подростка является значительная подчиненность его ситуационным влияниям, непосредственным желанием и влечениям, быстрая смена настроений [3, 19]. В эмоциональной сфере престарелых нередко констатируется формирование и проявление плохо контролируемых способностей к враждебности и агрессивности по отношению к окружающим, скупости, эгоцентризма, уязвимости и неадекватных реакций относительно оскорбителя, срывов при повышенных эмоциональных нагрузках и т.д. [3, 20].

Личностные качества. В психологии выделяют два основных типа, которые склонны к аффективным срывам: а) личность, обладает недостаточным чувством самоконтроля и характеризующейся склонностью агрессивно реагировать на ситуации, которие являются эмоционально нейтральными для большинства людей б) личность с повышенным самоконтролем, которая склонна сдерживать свои агрессивные тенденции, но в некоторых, особо значимых, ситуациях способна совершить крайне агрессивные действия. Склонность этого типа личностей к возникновению аффекта определяется преимущественно пассивными формами реагирования на внешние обстоятельства и – отсюда склонностью к аккумуляции (накопления) аффективных переживаний. При наличии длительных травмирующих обстоятельств аффект может возникнуть и через незначительный повод.

Свойства нервной системы. У лиц со слабой нервной системой в конфликтных ситуациях действия на человека сильного раздражителя значительно чаще происходит срыв высшей нервной деятельности, аффективный взрыв. При этом снижается способность к осуществлению целенаправленного регулирования собственного поведения [4, 427].

Факторы, которые временно ослабляют организм, например усталость, физическое и психическое перенапряжение в результате тяжелого физического труда или интеллектуальных перегрузок, некоторые соматические заболевания, беременность, значительно способствуют возникновению резко уязвимых аффективных реакций и снижают способность человека управлять своим поведением [3, 24-25].

По А.Д. Ситковской аффекты разделяют на астенические и стенические. Астенические аффекты (страх, печаль, горе и т.д..) характеризуются общей заторможенностью, расслаблением, даже полным “ступором”. При стеничных аффектах (гнев, ярость и др.) также происходят значительные вегетативные, биохимические сдвиги в организме. Но при этом, наоборот, мышечный тонус повышается, резко изменяются частота дыхания, сердечная деятельность, состояние сосудов, артериальное давление, уровень адреналина в крови, величина кожной проводимости, усиливаются физические возможности человека и т.д.. Это реакция организма по типу защитного механизма – мобилизация энергетических ресурсов, которая способствует преодолению воздействия сильных раздражителей [3, 13-14].

В психологии выделяют аффекты гнева, страха, печали, отчаяния, радости, растерянности, отчаяния, горя и т.д., о которых в своих трудах отмечал В.И. Такаченко.

Аффект гнева относится к самообороным рефлексам и носит агрессивный характер. Аффект страха вызывается ситуациями, которые представляют опасность. Аффекты жалости и отчаяния порождаются неприятностью и могут выступать в одних случаях как охранная реакция психики, в других – как оборонительная реакция. Аффект растерянности ярко проявляется в резком снижении способности лица ориентироваться в своем состоянии и обстановке [5, 32-33].

В психологической экспертной практике аффекты разделяют на патологические и физиологические.

Физиологический аффект – эмоциональный взрыв, который бурно протекающей захватывает всю личность и ощутимо влияет на поведение человека. Он не является временным болезненным расстройством психики, его возникновение не связано с психическим заболеванием, а протекание определяется психологическими законами развития нормальных психических процессов [2, 33]. Особенности динамики физиологического аффекта заключаются в его развитии по трем стадиям: 1) подготовительной (на этой стадии физиологический аффект возникает в ответ на сильный аффектированный раздражитель или в результате аккумуляции аффективных переживаний (в ответ на незначительный раздражитель)) 2) стадией активных аффективных действий (взрыва), на которой происходит сужение сознания, 3) заключительной (на этой стадии у лица появляется вялость, усталость, субъективное чувство раскаяния).

Патологический аффект характеризуется тем, что он развивается или вовсе без какого-либо психологического поводу, или привод вызывает аффект, по своей силе и значению не соответствует силе и степени реакции [6, 52].

По мнению Л.А. Остапенко патологический аффект приводит к глубокому головокружению сознания, автоматических бесцельных или опасных действий (нападения). Патологический аффект во время совершения преступления, заверенный судебно-психиатрической экспертизой, подтверждает наличие медицинского критерия невменяемости и в совокупности с юридическим критерием, устанавливается судом, является основанием для признания лица невменяемым, что, в свою очередь, исключает уголовную ответственность. При совершении деяния в состоянии физиологического аффекта сознание резко “сужается”, но не “отключается” совсем [7,9].

В психологии предлагалось выделить еще один, кроме патологического и физиологического, самостоятельный вид аффекта – “физиологический аффект на патологической почве”. Это аффект, который возникает у алкоголиков, психопатов, истерических лиц, т.е. у лиц с психическими расстройствами в рамках вменяемости. Необходимость выделения аргументировалась тем, что эти субъекты в своем обычном состоянии не всегда могут полностью сознавать значение своих действий и руководить ими [3, 28].

Ф.С. Сафуанов предлагает в составе “аффекта” рассматривать как экспертные понятия “физиологический аффект”, “кумулятивный аффект”, “эмоциональное возбуждение, которое существенно влияет на сознание и поведение”, “эмоциональное напряжение, что существенно влияет на поведение” [8, 21 – 22 ].

Т.В. Кондрашова, рассматривая аффект как состояние и процесс, перечисляет его характерные черты: очень высокая степень эмоционального напряжения и интенсивности эмоций; качественные изменения сознания, сужение его окружности; глубокая увлеченность всей психики и организма в целом (диффузность) внезапность и неожиданность возникновения (“взрывной “характер – стресс, эмоциональная вспышка) бурность проявления и интенсивность переживания, его острота и яркость; непрерывное и стремительное нарастание душевного волнения до аффективной разрядки (нарастающий эмоциональный поток), отсутствие успокоения, кратковременность протекания и др. [9, 151-152].

Аффект надо отделять от эмоционального возбуждения или напряжения, сопровождающееся изменениями волевой и интеллектуальной сфер. Под эмоциональным возбуждением следует понимать изменения сознания и воли, которые не достигают состояния физиологического аффекта [10, 142].

Фрустрация – это сложное мотивационно-эмоциональное состояние, которое является следствием длительного блокирования целенаправленного поведения, ее иногда называют “аффектом неадекватности”. Фрустрация возникает в тех случаях, когда человек встречается с препятствиями, которые ошибочно или субъективно кажутся непреодолимыми. Такое длительное состояние приводит к формированию и закреплению отрицательных черт характера, таких как уязвимость, подозрительность, раздражительность, склонность к негативизма и агрессивным реакциям [11, 47].

Стресс (от англ. distress – горе, истощение) – это нервно-психическое перенапряжение, вызванное чрезвычайно сильным влиянием (раздражителем), адекватная реакция на заранее не сформирована, но должна быть найдена в конкретной ситуации. В психологии под стрессом понимается состояние психического напряжения, возникающее у человека в процессе его деятельности в наиболее сложных условиях, возникающих как в повседневной жизни, так и при особых экстремальных обстоятельствах. В частности, это состояние возникает в экстремальной жизненной ситуации и требует от человека мобилизации нервно-психологических сил, так как приводит к изменениям в протекании психических процессов, трансформации мотивационной структуры деятельности, нарушения двигательной и речевого поведения. Основной психологической характеристикой стресса является напряжение, которое сопровождается изменением интенсивности многих процессов в организме и психики как в сторону их повышения, так и в сторону их снижения. В результате такого напряжения человек может мобилизовать свои силы или, наоборот, ее функциональный уровень понижается, что может привести к дезорганизации деятельности в целом [12, 96].

Также учеными выделено такое эмоциональное состояние человека, как конфликт (от лат. conflictus – столкновение) означает столкновение противоположностей. Конфликт – это труднорешаемая противоречие, эт »связана с острыми эмоциональными переживаниями и противостоянием. Это столкновение противоположно направленных, несовместимых друг с другом тенденций в сознании отдельно взятого индивида, в межличностных взаимодействиях или межличностных отношениях индивидов или группы людей, связанных с острыми отрицательными эмоциями, переживаниями [13, 5].

Стороны в конфликте, как правило, находятся в ситуации выбора, часто связанного с большим риском. И часто выбор, который делается в ситуации сильного психического напряжения, бывает неадекватным [14, 204].

Подводя итог, считаем, что эмоциональные состоянии, которые служат основанием для возникновения состояния сильного душевного волнения, следует относить к обстоятельствам, следует выяснить при расследовании умышленного убийства в состоянии сильного душевного волнения. Такими состояниями являются аффект, стресс, фрустрация и конфликт.

Литература

1.      Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М.: Изд-во Рус. язык, 1989. – 921 с.

2.      Юридическая психология / Под ред. проф. Я.Ю. Кондратьева. – Киев: Издательский дом, 2000. – 148 с.

3.      Ситковская О.Д. Аффект: криминально-психологическое исследование. – М.: Юрлитинформ, 2001. – 240 с.

4.      Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. Психологический комментарий к отдельным статьям нового Уголовного кодекса Украины / / Вестник Нац. Универ. внутр. дел. – 2002. – № 18. – С. 421-428.

5.      Ткаченко В.И. Ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта / В.И. Ткаченко. – М., 1979. – С. 32–33.

6.      Завилянский И.Я., Блейхер В.М. Психиатрический диагноз. – Киев: Вища школа, 1979. – 200с.

7.      Остапенко Л.А. Уголовно-правовая характеристика умышленных убийств при смягчающих обстоятельствах / Автореф. дис. на соискание ученой степени кандидата юридических наук: 12.00.08 «Уголовное право и криминология, уголовно-исполнительное право» / Л.А. Остапенко. – Киев, 2003. – 17с.

8. Сафуанов Ф.С. Аффект: судебно-психологический экспертологический анализ // Психологический журнал. – 2001. – № 3. – С. 19-25.

9.      Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. – Екатеринбург: 2000. – 248 с.

10.    Попов А.Н. Преступление против личности при смягчающих обстоятельствах. — Санки-Петербург: Юридический центр Пресс, 2001. — 465 с.

11.    Юсупов Р. Соотношение аффекта и превышения пределов необходимой обороны // Российская юстиция, № 5. – 1999. – С.45-48.

12.    Мамайчук И.И. Экспертиза личности в судебно-следственной практике: учебное пособие / И.И. Мамайчук. – СПб.: Речь, 2002. – 255с.

13.    Радчук В.Н., Тельман А.Г. Психология конфликтов: Учебно-методическое пособие. – М.: Рута, 2004. – 104с.

14.    Еникеев, М.И. Общая и юридическая психология : [Учебное пособие для вузов] / М.И. Еникеев. – СПб : Питер, 2005. – 320с.

Уголовно-правовая и психологическая характеристика аффекта | Мухачева

1. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Кировского областного суда от 27.06.2001 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. 2002. № 1. С.11.

2. Маклаков А. Г. Общая психология. СПб., 2012. С. 393.

3. Ситковская О. Д. Аффект: криминально-психологическое исследование. М., 2001. С. 27.

4. Ситковская О. Д. Указ. соч. С. 29.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 5-е изд., доп. и испр. / отв. ред. В. М. Лебедев. М., 2005. С. 307

6. Бородин С. В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 182.

7. Наумов А. В. Мотивы убийства. Волгоград, 1969. С. 101.

8. Ткаченко В. И. Ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта. М., 1979. С. 41.

9. Харазишвили Б. В. Вопросы мотива поведения преступника в советском праве. Тбилиси, 1963. С. 59.

10. Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. Саратов, 1999. С. 108.

11. Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000. С. 148.

12. Тухбатуллин Р. Р. Умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 8

13. Бородин С.В. Преступления против жизни. — М., 1999. — 356 с.

14. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — 5-е изд., доп. и испр. / отв. ред. В.М. Лебедев. — М., 2005. — 921 с.

15. Кондрашова Т В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. — Екатеринбург, 2000. — 348 с.

16. Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. — Саратов, 1999. — 124 с.

17. Маклаков А.Г. Общая психология. — СПб., 2012. — 583 с.

18. Наумов А.В. Мотивы убийства. — Волгоград, 1969. — 135 с.

19. Ситковская О.Д. Аффект: криминально-психологическое исследование. — М., 2001. — 240 с.

20. Ткаченко В.И. Ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта. — М.,1979. — 337 с.

21. Тухбатуллин Р.Р. Умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта: автореф. дис.. канд. юрид. наук. — М., 2005. — 22 с.

22. Харазишвили Б.В. Вопросы мотива поведения преступника в советском праве. — Тбилиси, 1963. — 288 с.

Аффект — Гуманитарный портал

Аффект — это философско-психологическое понятие, принятое для обозначения [относительно] кратковременного и активно протекающего психического состояния (см. Психика), вызванного сильным эмоциональным переживанием (тревоги, страха, гнева, ужаса, отчаяния и других), которое обычно сопровождается резкой экспрессией. Аффект может нарушать нормальное течение высших психических процессов — восприятия и мышления, вызывать сужение, а иногда и помрачение сознания. При определённых условиях отрицательные аффекты фиксируются в памяти в виде так называемых аффективных комплексов. Эти следы пережитых аффективных состояний способны актуализироваться под влиянием раздражителей, ассоциативно связанных с той обстановкой, которая вызвала аффект. Другая важная особенность аффекта состоит в том, что по мере повторения отрицательных аффектов, вызванных одними и теми же или сходными факторами, их проявление может усиливаться (явление «аккумуляции» аффекта), создавая иногда картину патологического поведения.

В европейской философской традиции начало изучения аффектов обычно связывается с именами древнегреческих философов. У Платона, например, аффекты (пыл) являются одним из врождённых начал души, располагающимися между вожделением и рассудительностью. Доминирование в душе пыла определяет принадлежность человека к классу воинов. Сформулированная Платоном позиция закрепилась в философии Средних веков и Нового времени, где аффект обычно толковался как низшее по сравнению с умом начало, препятствующее формированию ясных и отчётливых понятий об объекте познания. Существенная модернизация представлений об аффектах произошла в конце XIX — начале XX века в связи с эмпирическими исследованиями этого феномена и развитием французской социологической школы. Э. Дюркгейм и М. Мосс установили, что степень воздействия коллективных представлений на деятельность и сознание индивида зависит от силы и интенсивности аффектаций. Проведённые несколько позже Л. Леви-Брюлем исследования в области первобытного мышления показали, что для безусловного господства общезначимых норм и стереотипов, подчинения воли индивида коллективу в различных ритуалах (инициации, жертвоприношения и прочих) программировались действия, сначала вызывающие аффектацию, а затем, при повторении ритуала, её закрепляющие.

Исследования в области религиозной психологии и клинические испытания показали, что различные техники достижения изменённых состояний сознания (в частности, мистических) также обычно сопряжены с аффектацией. Нейтрализуя комплекс логических структур и препятствуя целенаправленной рассудочной деятельности, аффектация способствует преодолению порога сознания, выходу из мира осознанных представлений в сферу бессознательного, из области мыслеформ к имманентным структурам личности.

Аффект (психология) — Affect (psychology)

Переживание чувств или эмоций

«Аффективный» перенаправляется сюда. Для использования в других целях, см Аффект (значения) .

Аффект , в психологии , относится к основной опыт чувства , эмоции или настроение .

Размеры аффекта

Аффективные состояния — это психофизиологические конструкции, то есть в основном концепции, связывающие психические и физические процессы. Согласно большинству современных взглядов, они различаются по трем основным параметрам: валентность , возбуждение и интенсивность мотивации .

  • Валентность — это субъективный спектр положительной или отрицательной оценки опыта, который мог иметь человек. Эмоциональная валентность относится к последствиям эмоции, обстоятельствам, вызывающим эмоции, или субъективным чувствам или отношениям.
  • Возбуждение объективно измеряется как активация симпатической нервной системы , но также может быть оценено субъективно через самоотчет .
  • Интенсивность мотивации относится к побуждению к действию; сила побуждения двигаться к стимулу или от него, и нужно ли взаимодействовать с этим стимулом. Простое движение не считается мотивацией подхода (или избегания)

Важно отметить, что возбуждение отличается от интенсивности мотивации. Хотя возбуждение — это конструкция, которая тесно связана с интенсивностью мотивации, они отличаются тем, что мотивация обязательно подразумевает действие, а возбуждение — нет.

Влияет на отображение

Аффект иногда используется для обозначения отображения аффекта , то есть «лицевого, голосового или жестового поведения, которое служит индикатором аффекта» (APA 2006).

Последствия

В психологии аффект вызывает взаимодействие организма со стимулами .

Аффект может влиять на когнитивную область (широту когнитивных процессов). Первоначально считалось, что положительные аффекты расширяются, а отрицательные — сужают когнитивную область. Однако теперь данные свидетельствуют о том, что аффекты с высокой мотивационной интенсивностью сужают когнитивную область, тогда как аффекты с низкой мотивационной интенсивностью расширяют ее. Построение когнитивной области оказалось ценным в когнитивной психологии.

Влияет на толерантность

Согласно исследовательской статье о толерантности к аффектам, написанной психиатром Джеромом Сашином, «толерантность к аффектам можно определить как способность реагировать на раздражитель, который обычно вызывает аффекты посредством субъективного переживания чувств». По сути, это относится к способности реагировать на эмоции и чувства. Тот, у кого низкая толерантность к аффектам, практически не будет реагировать на эмоции и чувства любого рода. Это тесно связано с алекситимией .

«Алекситимия — это субклиническое явление, связанное с отсутствием эмоционального осознания или, более конкретно, трудностями в идентификации и описании чувств и в различении чувств от телесных ощущений эмоционального возбуждения». По своей сути алекситимия — это неспособность человека распознать, какие эмоции они чувствуют, а также не могут их описать. По словам Даля Самура и его коллег, у людей с алекситимией была обнаружена корреляция с повышенным уровнем самоубийств, психическим дискомфортом и смертностью.

На факторы толерантности, включая тревожную чувствительность, нетерпимость к неопределенности и толерантность к эмоциональному стрессу, может помочь внимательность . Внимательность — это практика чрезмерного осознания собственных чувств, мыслей, ощущений и стимулов окружающей вас среды — не вызывая тревогу, а мягко и приятно. Было показано, что внимательность способствует «повышению субъективного благополучия, уменьшению психологических симптомов и эмоциональной реактивности, а также улучшению регуляции поведения».

Отношение к поведению и познанию

Аффективная область представляет собой один из трех разделов, описанных в современной психологии : два других — поведенческий и когнитивный . Классически эти подразделения также назывались «Азбукой психологии». Однако в некоторых взглядах когнитивное можно рассматривать как часть аффективного, а аффективное — как часть когнитивного; важно отметить, что «когнитивные и аффективные состояния… [являются] просто аналитическими категориями».

Инстинктивные и когнитивные факторы, вызывающие аффект

«Аффект» может означать инстинктивную реакцию на стимуляцию, которая возникает раньше типичных когнитивных процессов, которые считаются необходимыми для формирования более сложной эмоции. Роберт Б. Зайонц утверждает, что эта реакция на раздражители является первичной для человека и доминирующей реакцией для нечеловеческих организмов. Зайонц предполагает, что аффективные реакции могут возникать без обширного перцептивного и когнитивного кодирования и быть сделаны раньше и с большей уверенностью, чем когнитивные суждения (Зайонц, 1980).

Многие теоретики (например, Lazarus, 1982) считают аффект посткогнитивным: вызывается только после того, как был выполнен определенный объем когнитивной обработки информации. С этой точки зрения, такие аффективные реакции, как симпатия, антипатия, оценка или переживание удовольствия или неудовольствия, являются результатом различных предшествующих когнитивных процессов, которые производят различное различение содержания и идентифицируют особенности, исследуют их, чтобы найти ценность, и взвешивают их соответственно. к их вкладам (Брюин, 1989). Некоторые ученые (например, Lerner and Keltner 2000) утверждают, что аффект может быть как пре-, так и пост-когнитивным: первоначальные эмоциональные реакции вызывают мысли, которые вызывают аффект. В дальнейшем некоторые ученые утверждают, что аффект необходим для включения более рациональных способов познания (например, Дамасио, 1994).

Отклонение от узкой модели подкрепления эмоций позволяет по-другому взглянуть на то, как аффект влияет на эмоциональное развитие. Таким образом, темперамент , когнитивное развитие, паттерны социализации и особенности семьи или субкультуры могут взаимодействовать нелинейным образом. Например, темперамент ребенка с высокой реактивностью / низким уровнем самоуспокоенности может «непропорционально» влиять на процесс регуляции эмоций в первые месяцы жизни (Griffiths, 1997).

Некоторые другие социальные науки, такие как география или антропология , приняли концепцию аффекта в течение последнего десятилетия. Во французском психоанализе главный вклад в область аффектов принадлежит Андре Грину . Акцент на аффекте во многом проистекает из работ Делёза и привносит эмоциональные и внутренние проблемы в такие традиционные дискурсы, как геополитика, городская жизнь и материальная культура. Аффект также бросил вызов методологиям социальных наук, подчеркнув соматическую власть над идеей удаленной объективности, и поэтому имеет прочные связи с современной непредставительной теорией .

История

Был проведен ряд экспериментов по изучению социальных и психологических аффективных предпочтений (то есть того, что людям нравится или не нравится). Были проведены специальные исследования предпочтений , отношения , формирования впечатления и принятия решений . Это исследование сравнивает результаты с распознавательной памятью (старые-новые суждения), что позволяет исследователям продемонстрировать достоверные различия между ними. Суждения, основанные на аффектах, и когнитивные процессы были исследованы с указанием отмеченных различий, и некоторые утверждают, что аффект и познание находятся под контролем отдельных и частично независимых систем, которые могут влиять друг на друга различными способами ( Zajonc , 1980). И аффект, и познание могут представлять собой независимые источники эффектов в системах обработки информации. Другие предполагают, что эмоция является результатом ожидаемого, переживаемого или воображаемого результата адаптационной трансакции между организмом и окружающей средой, поэтому процессы когнитивной оценки являются ключом к развитию и выражению эмоции (Lazarus, 1982).

Психометрическое измерение

В разных культурах было обнаружено, что аффект включает как положительные, так и отрицательные аспекты. Наиболее часто используемой мерой в научных исследованиях является График положительных и отрицательных воздействий (PANAS). PANAS — это лексическая мера, разработанная в условиях Северной Америки и состоящая из 20 элементов, состоящих из одного слова, например, возбужденный , настороженный , определенный для положительного аффекта и расстроенный , виноватый и нервный для отрицательного аффекта. Однако было обнаружено, что некоторые из пунктов PANAS либо избыточны, либо имеют двусмысленное значение для англоговорящих людей из не североамериканских культур. В результате была разработана и утверждена международно-надежная краткая форма I-PANAS-SF, включающая две шкалы из 5 пунктов с внутренней надежностью, межвыборочной и кросс-культурной факторной инвариантностью, временной стабильностью, конвергентностью и критерием. связанные действительности.

Мрочек и Коларц также разработали другой набор шкал для измерения положительных и отрицательных эмоций. На каждой из шкал по 6 позиций. Шкалы продемонстрировали приемлемую достоверность и надежность в разных культурах.

Бессознательный аффект и восприятие

Что касается восприятия, тип бессознательного аффекта может быть отдельным от когнитивной обработки стимулов окружающей среды. Моноиерархия восприятия, аффекта и познания рассматривает роли возбуждения , тенденций внимания , аффективного превосходства (Zajonc, 1980), эволюционных ограничений (Shepard, 1984; 1994) и скрытого восприятия (Weiskrantz, 1997) в рамках восприятия и обработки предпочтений. и дискриминации. Эмоции — это сложные цепочки событий, запускаемых определенными стимулами. Невозможно полностью описать эмоцию, зная только некоторые из ее компонентов. Устные сообщения о чувствах часто бывают неточными, потому что люди могут не знать точно, что они чувствуют, или они могут испытывать несколько разных эмоций одновременно. Также возникают ситуации, в которых люди пытаются скрыть свои чувства, и есть люди, которые считают, что публичные и частные события редко совпадают в точности и что слова для обозначения чувств обычно более двусмысленны, чем слова для обозначения объектов или событий. Следовательно, бессознательные эмоции необходимо измерять с помощью мер, позволяющих обходить самооценку, таких как Тест на неявные положительные и отрицательные аффекты (IPANAT; Quirin, Kazén, & Kuhl, 2009).

С другой стороны, аффективные ответы более простые и могут быть менее проблематичными с точки зрения оценки. Брюин предложил два эмпирических процесса, которые определяют некогнитивные отношения между различными аффективными переживаниями: те, которые представляют собой заранее запрограммированные диспозиции (то есть бессознательные процессы), способные «выбирать из общего массива стимулов те стимулы, которые имеют причинно-следственную связь, используя такие критерии, как перцепционная значимость, пространственно-временные ориентиры и прогностическая ценность по отношению к данным, хранящимся в памяти »(Brewin, 1989, стр. 381), и те, которые являются автоматическими (то есть подсознательные процессы), характеризуются как« быстрые, относительно негибкие и трудно поддающиеся изменению ». .. (требует) минимального внимания, чтобы происходить и … (может быть) активирован без намерения или осознания »(1989, стр. 381). Но следует учитывать разницу между аффектом и эмоцией.

Возбуждение

Возбуждение — это основная физиологическая реакция на предъявление стимулов. Когда это происходит, бессознательный аффективный процесс принимает форму двух механизмов контроля: мобилизующего и иммобилизирующего. В человеческом мозгу миндалевидное тело регулирует инстинктивную реакцию, инициирующую этот процесс возбуждения, либо замораживая человека, либо ускоряя мобилизацию.

Реакция возбуждения проиллюстрирована в исследованиях, посвященных системам вознаграждения, которые контролируют поведение, связанное с поиском пищи (Balleine, 2005). Исследователи сосредоточились на процессах обучения и модуляционных процессах, которые присутствуют при кодировании и извлечении значений цели. Когда организм ищет пищу, ожидание вознаграждения, основанное на событиях окружающей среды, оказывает еще одно влияние на поиск пищи, которое отличается от вознаграждения в виде самой пищи. Следовательно, получение вознаграждения и ожидание вознаграждения — это отдельные процессы, и оба они создают возбуждающее влияние сигналов, связанных с вознаграждением. Оба процесса диссоциированы на уровне миндалины и функционально интегрированы в более крупные нейронные системы.

Мотивационная интенсивность и когнитивные возможности

Измерение когнитивной сферы

Когнитивный масштаб можно измерить с помощью задач, связанных с вниманием, восприятием, категоризацией и памятью. В некоторых исследованиях используется задача на дополнительное внимание, чтобы выяснить, расширяется или сужается когнитивная область. Например, используя буквы «H» и «N», участникам необходимо как можно быстрее идентифицировать среднюю букву из 5, когда все буквы одинаковы (например, «Ч-В-Ч-Н») и когда средняя буква отличается от боковых букв. (например, «HHNHH»). Расширенный познавательный диапазон будет обозначен, если время реакции сильно отличается от того, когда все буквы были одинаковыми, по сравнению с тем, когда средняя буква отличается. В других исследованиях для измерения разницы в когнитивных возможностях используется задача на внимание Navon. Большая буква состоит из меньших букв, в большинстве случаев меньших «L» или «F», которые составляют форму буквы «T» или «H» или наоборот. Расширение когнитивной области будет предполагаться более быстрой реакцией на имя большей буквы, тогда как сужение когнитивной области будет предложено более быстрой реакцией на имя меньших букв внутри большей буквы. Парадигма мониторинга источников также может использоваться для измерения того, сколько контекстной информации воспринимается: например, участникам ставят задачу смотреть на экран, на котором последовательно отображаются слова, которые необходимо запомнить, в течение 3 секунд каждое, а также они должны помнить, появлялось ли слово на экране. левая или правая половина экрана. Слова также были заключены в цветную рамку, но участники не знали, что в конечном итоге их спросят, в какой цветной рамке появилось слово.

Основные результаты исследования

Интенсивность мотивации относится к силе побуждения двигаться к определенному стимулу или от него.

Аффективные состояния гнева и страха, вызванные видеоклипами, придавали более избирательное внимание второстепенной задаче по сравнению с контрольной, на что указывало время реакции, которое не сильно отличалось, даже когда боковые буквы отличались от средней целевой буквы. И гнев, и страх имеют высокую мотивационную интенсивность, потому что побуждение к действию будет высоким перед лицом гневного или пугающего стимула, такого как кричащий человек или свернувшаяся змея. Влияет на высокую мотивационную интенсивность, таким образом, узкую когнитивную область, позволяющую людям больше сосредоточиться на целевой информации. Осмотрев печальную картину, участники были быстрее идентифицировать большее письмо в Navon внимания задаче, предлагая более глобальную или уширенную познавательную сферу. Иногда считается, что грустная эмоция имеет низкую мотивационную силу. Но, увидев отвратительную картину, участники быстрее определили составные буквы, что указывает на локализованную более узкую когнитивную область. Отвращение имеет высокую мотивационную интенсивность. Влияет на высокую мотивационную интенсивность, таким образом, узкую когнитивную область, позволяющую людям больше сосредоточиться на центральной информации. тогда как аффекты с низкой мотивационной интенсивностью расширили когнитивную область, что позволило более быстрой глобальной интерпретации. Изменения в когнитивной сфере, связанные с различными аффективными состояниями, являются эволюционно адаптивными, поскольку аффекты с высокой мотивационной интенсивностью, вызываемые стимулами, требующими движения и действия, должны быть сосредоточены в явлении, известном как целенаправленное поведение. Например, в ранние времена вид льва (пугающий стимул), вероятно, вызывал негативное, но высоко мотивационное аффективное состояние (страх), в котором человек был вынужден бежать. В этом случае цель — избежать смерти.

Выходя за рамки просто отрицательных аффективных состояний, исследователи хотели проверить, варьируются ли отрицательные или положительные аффективные состояния от высокой до низкой интенсивности мотивации. Чтобы оценить эту теорию, Хармон-Джонс, Гейбл и Прайс создали эксперимент с использованием аппетитного прайминга изображения и задачи Navon, который позволил бы им измерить объем внимания с помощью обнаружения букв Navon . В задачу Navon входило условие сравнения нейтральных аффектов. Обычно нейтральные состояния вызывают повышенное внимание с помощью нейтрального стимула. Они предсказали, что широкая область внимания может вызвать более быстрое обнаружение глобальных (больших) букв, тогда как узкая область внимания может вызвать более быстрое обнаружение локальных (маленьких) букв. Факты доказали, что стимулы аппетита вызывают суженный объем внимания. Экспериментаторы дополнительно увеличили суженный объем внимания при аппетитных стимулах, сказав участникам, что им будет разрешено есть десерты, показанные на картинках. Результаты показали, что их гипотеза была верна в том смысле, что широкий диапазон внимания приводил к более быстрому обнаружению глобальных букв, а суженный объем внимания приводил к более быстрому обнаружению локальных букв.

Исследователи Брэдли, Кодиспоти, Катберт и Лэнг хотели дополнительно изучить эмоциональные реакции при прайминге изображения. Вместо использования стимула аппетита они использовали наборы стимулов из Международной системы аффективных картинок (IAPS). Набор изображений включает в себя различные неприятные картинки, такие как змеи, насекомые, сцены нападений, несчастные случаи, болезни и потери. Они предсказали, что неприятная картина будет стимулировать ответную защитную мотивационную реакцию, которая вызовет сильное эмоциональное возбуждение, такое как реакции кожных желез и замедление сердечной деятельности. Участники оценивали изображения на основе валентности , возбуждения и доминирования по шкале оценки манекена самооценки (SAM). Полученные данные согласуются с гипотезой и доказывают, что мотивация эмоций определяется интенсивностью активации в аппетитных или защитных системах.

До исследования в 2013 году Хармон-Джонс и Гейбл провели эксперимент, чтобы изучить, будет ли активация нейронов, связанная с интенсивностью мотивации приближения (центральная левая лобная активность), вызывать эффект аппетитных стимулов на суженное внимание. Они также проверили, связаны ли индивидуальные различия в мотивации подхода с сужением внимания. Чтобы проверить гипотезу, исследователи использовали ту же задачу Navon с аппетитными и нейтральными картинками в дополнение к тому, что участники указали, сколько минут они в последний раз ели, в минутах. Чтобы изучить нейронную активацию, исследователи использовали электроэнцефалографию и записали движения глаз, чтобы определить, какие области мозга использовались во время мотивации приближения. Результаты подтвердили гипотезу о том, что левое лобно-центральное полушарие является относительным для процессов мотивации подхода и суженного объема внимания. Некоторые психологи были обеспокоены тем, что у голодных людей из-за расстройства увеличивалось левое лобно-центральное положение. Это утверждение оказалось ложным, поскольку исследования показывают, что изображения десертов усиливают положительный эффект даже у голодных людей. Результаты показали, что ограниченный познавательный диапазон может помочь нам в достижении цели.

Клинические приложения

Позже исследователи связали интенсивность мотивации с клиническими применениями и обнаружили, что изображения, связанные с алкоголем, вызывают сужение внимания у людей, у которых была сильная мотивация к употреблению алкоголя. Исследователи протестировали участников, показав им алкоголь и нейтральные картинки. После того, как изображение было отображено на экране, участники завершили тест по оценке концентрации внимания. Полученные данные доказали, что просмотр изображений, связанных с алкоголем, привел к сужению фокуса внимания на людей, которые были мотивированы к употреблению алкоголя. Однако воздействие нейтральных картинок не коррелировало с мотивацией, связанной с алкоголем, манипулировать фокусом внимания. Теория алкогольной близорукости (AMT) утверждает, что употребление алкоголя уменьшает количество информации, доступной в памяти, что также сужает внимание, поэтому только самые близкие элементы или поразительные источники охвачены вниманием. Это суженное внимание заставляет пьяных людей принимать более радикальные решения, чем в трезвом состоянии. Исследователи представили доказательства того, что стимулы, связанные с веществами, привлекают внимание людей, когда у них есть высокая и сильная мотивация потреблять это вещество. Интенсивность мотивации и сужение внимания, вызванное сигналом, играют уникальную роль в формировании первоначального решения людей потреблять алкоголь. В 2013 году психологи из Университета Миссури исследовали связь между ориентацией на спортивные достижения и результатами употребления алкоголя. Они попросили университетских спортсменов заполнить анкету по спортивной ориентации, в которой измерялась их ориентация на спортивные достижения по трем шкалам — конкурентоспособность, ориентация на победу и ориентация на цели. Участники также завершили оценку употребления алкоголя и проблем, связанных с алкоголем. Результаты показали, что целевая ориентация спортсменов в значительной степени связана с употреблением алкоголя, но не с проблемами, связанными с алкоголем.

Что касается психопатологических последствий и приложений, студенты колледжей, демонстрирующие депрессивные симптомы, лучше извлекали, казалось бы, «нерелевантную» контекстную информацию из задачи парадигмы мониторинга источников. А именно, студенты с депрессивными симптомами лучше определяли цвет прямоугольника, в котором находилось слово, по сравнению с не депрессивными студентами. Печаль (низкая мотивационная интенсивность) обычно ассоциируется с депрессией, поэтому более широкий акцент на контекстной информации более грустных учеников поддерживает, что влияет на высокую мотивационную интенсивность, сужает когнитивную область, тогда как влияет на низкую мотивационную интенсивность, расширяя когнитивную область.

Теория интенсивности мотивации утверждает, что сложность задачи в сочетании с важностью успеха определяют энергию, вкладываемую человеком. Теория состоит из трех основных слоев. Самый внутренний слой говорит, что человеческое поведение руководствуется желанием сберечь как можно больше энергии. Люди стремятся не тратить энергию впустую, поэтому они вкладывают только ту энергию, которая требуется для выполнения задачи. Средний уровень фокусируется на сложности задач в сочетании с важностью успеха и тем, как это влияет на энергосбережение. Он фокусируется на инвестициях в энергию в ситуациях с ясной и неясной сложностью задачи. На последнем уровне рассматриваются прогнозы энергии, вкладываемой человеком, когда у него есть несколько возможных вариантов для выбора при различных трудностях задачи. Человек волен выбирать из нескольких возможных вариантов сложности задания. Теория мотивационной интенсивности предлагает логичную и последовательную основу для исследования. Исследователи могут предсказать действия человека, предполагая, что усилия относятся к затратам энергии. Теория интенсивности мотивации используется, чтобы показать, как коррелируют изменения привлекательности цели и инвестиций в энергию.

Настроение

Настроение , как и эмоция, является аффективным состоянием. Однако эмоция имеет тенденцию иметь четкую направленность (т. Е. Ее причина очевидна), в то время как настроение имеет тенденцию быть более несфокусированным и рассеянным. Согласно Бэтсону, Шоу и Олесону (1992), настроение включает в себя тон и интенсивность, а также структурированный набор убеждений в отношении общих ожиданий будущего переживания удовольствия или боли, или положительных или отрицательных эмоций в будущем. В отличие от мгновенных реакций, которые вызывают аффект или эмоцию и которые меняются в зависимости от ожиданий будущего удовольствия или боли, настроение, будучи рассеянным и несфокусированным, и, следовательно, с ним труднее справиться, может длиться дни, недели, месяцы или даже годы (Schucman, 1975). Настроения — это гипотетические конструкции, отображающие эмоциональное состояние человека. Исследователи обычно делают вывод о существовании настроения на основании различных поведенческих референтов (Blechman, 1990). Привычный негативный аффект и отрицательное настроение характерны для высокого невротизма.

Положительный аффект и отрицательный аффект ( PANAS ) представляют собой независимые области эмоций в общей популяции, а положительный аффект тесно связан с социальным взаимодействием. Положительные и отрицательные повседневные события показывают независимое отношение к субъективному благополучию, а положительное влияние прочно связано с социальной активностью. Недавние исследования показывают, что высокая функциональная поддержка связана с более высоким уровнем положительного аффекта. В своей работе о возбуждении негативного аффекта и белом шуме Зайднер нашел подтверждение существования механизма возбуждения негативного аффекта относительно обесценивания говорящих из других этнических групп. Точный процесс, посредством которого социальная поддержка связана с положительным воздействием, остается неясным. Этот процесс может происходить из предсказуемого, упорядоченного социального взаимодействия, из досуга, когда основное внимание уделяется расслаблению и положительному настроению, или из удовольствия от совместной деятельности. Методы, используемые для изменения негативного настроения на позитивное, называются стратегиями восстановления настроения .

Социальное взаимодействие

Отображение аффекта — важный аспект межличностного общения . Эволюционные психологи выдвинули гипотезу о том, что гоминиды эволюционировали со сложной способностью к чтению аффективных дисплеев.

Эмоции изображаются как динамические процессы, которые опосредуют отношение человека к постоянно меняющейся социальной среде. Другими словами, эмоции считаются процессами установления, поддержания или разрушения отношений между организмом и окружающей средой по вопросам, имеющим значение для человека.

Большинство социальных и психологических явлений возникают в результате повторяющихся взаимодействий между несколькими людьми с течением времени. Эти взаимодействия следует рассматривать как многоагентную систему — систему, которая содержит несколько агентов, взаимодействующих друг с другом и / или со своей средой с течением времени. Результаты поведения отдельных агентов взаимозависимы: способность каждого агента достигать своих целей зависит не только от того, что он делает, но и от того, что делают другие агенты.

Эмоции — один из основных источников взаимодействия. Эмоции человека влияют на эмоции, мысли и поведение других; Реакции других могут затем повлиять на их будущее взаимодействие с человеком, выражающим исходную эмоцию, а также на будущие эмоции и поведение этого человека. Эмоции действуют циклами, которые могут вовлекать множество людей в процесс взаимного влияния.

Аффекты, эмоции или чувства передаются другим через мимику , жесты рук , позу, характеристики голоса и другие физические проявления. Эти аффективные проявления различаются между культурами и внутри них и проявляются в различных формах, от самых дискретных выражений лица до самых драматичных и плодотворных жестов.

Наблюдатели чувствительны к эмоциям агентов и способны распознавать сообщения, которые они передают. Они реагируют на эмоции агента и делают выводы из них. Эмоции, которые демонстрирует агент, могут не быть достоверным отражением его или ее фактического состояния (см. Также « Эмоциональный труд» ).

Эмоции агентов могут влиять на четыре широких набора факторов:

  1. Эмоции других людей
  2. Выводы других лиц
  3. Поведение других людей
  4. Взаимодействие и отношения между агентом и другими лицами.

Эмоция может затронуть не только человека, на которого она была направлена, но и третьих лиц, наблюдающих за эмоцией агента. Более того, эмоции могут влиять на более крупные социальные объекты, такие как группа или команда. Эмоции — это своего рода сообщение, и поэтому они могут влиять на эмоции, атрибуцию и последующее поведение других, потенциально вызывая процесс обратной связи с исходным агентом.

Чувства агентов вызывают чувства у других с помощью двух предложенных различных механизмов:

  • Заражение эмоциями — люди склонны автоматически и бессознательно имитировать невербальные выражения. Подражание также происходит во взаимодействиях, включающих только текстовый обмен.
  • Интерпретация эмоций — человек может воспринимать агента как испытывающего определенную эмоцию и реагировать дополнительными или ситуативно соответствующими эмоциями. Чувства других расходятся с чувствами первоначального агента и некоторым образом дополняют их.

Люди могут не только реагировать эмоционально, но также могут делать выводы об эмоциональных агентах, таких как социальный статус или сила эмоционального агента, его компетентность и доверие к нему. Например, агент, предположительно рассерженный, также может считаться обладающим высокой властью.

Смотрите также

Рекомендации

Библиография

  • APA (2006). ВанденБос, Гэри Р., изд. Психологический словарь АПА Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, стр. 26.
  • Баллиене, Б.В. (2005). «Влияние питания на ожирение: окружающая среда, поведение и биология». Физиология и поведение . 86 (5): 717–730.
  • Батсон, CD, Шоу, LL, Олесон, KC (1992). Дифференциация аффекта, настроения и эмоций: к функционально обоснованным концептуальным различиям. Эмоции . Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж
  • Блехман, EA (1990). Настроения, аффекты и эмоции . Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс: Хиллсдейл, Нью-Джерси
  • Брюин, CR (1989). «Процессы когнитивных изменений в психотерапии». Психологический обзор . 96 (45): 379–394. DOI : 10.1037 / 0033-295x.96.3.379 . PMID   2667012 .
  • Дамасио, А., (1994). * Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг , Putnam Publishing.
  • Гриффитс, ЧП (1997). Что такое эмоции на самом деле: проблема психологических категорий . Издательство Чикагского университета: Чикаго
  • Хоммель, Бернхард (2019). « Воздействие и контроль: концептуальное уточнение ». Международный журнал психофизиологии . 144 (10): 1–6.
  • Лазарь, RS (1982). «Мысли о взаимосвязи эмоций и познания». Американский физиолог . 37 (10): 1019–1024.
  • Lerner, JS; Келтнер, Д. (2000). «За пределами валентности: к модели эмоциональных влияний на суждения и выбор». Познание и эмоции . 14 (4): 473–493. CiteSeerX   10.1.1.318.6023 . DOI : 10.1080 / 026999300402763 . S2CID   397458 .
  • Натансон, Дональд Л. Стыд и гордость: аффект, секс и рождение себя . Лондон: У. В. Нортон, 1992.
  • Quirin, M .; Kazén, M .; Куль, Дж. (2009). «Когда чепуха кажется счастливой или беспомощной: Тест на неявные положительные и отрицательные аффекты (IPANAT)». Журнал личности и социальной психологии . 97 (3): 500–516. DOI : 10.1037 / a0016063 . PMID   19686004 .
  • Шукман, Х., Тетфорд, К. (1975). Курс чуда . Нью-йорк: пингвин-викинг
  • Шепард, RN (1984). «Экологические ограничения на внутреннее представление». Психологический обзор . 91 (4): 417–447. DOI : 10.1037 / 0033-295x.91.4.417 .
  • Шепард, Р.Н. (1994). «Перцептивно-когнитивные универсалии как отражение мира» . Психономический бюллетень и обзор . 1 (1): 2–28. DOI : 10.3758 / bf03200759 . PMID   24203412 .
  • Weiskrantz, L . (1997). Сознание потеряно и найдено . Оксфорд: Oxford Univ. Нажмите.
  • Зайонц, РБ (1980). «Чувства и мышление: предпочтения не требуют выводов». Американский психолог . 35 (2): 151–175. DOI : 10.1037 / 0003-066x.35.2.151 .

внешняя ссылка

Диагностика аффекта: судебная психологическая экспертиза

Рассмотрим три экспертных кейса, связанных с психологической экспертизой аффекта
 

Аффект и органическое поражение мозга

Подэкспертный Х (22 года) обвиняется по ч. 1 ст. 105 УК РФ в убийстве отчима. На следствии Х показывал, что ночью по просьбе отчима купил две бутылки водки, нарезал закуску и вместе с ножом принес к отчиму в комнату. В ходе разговора отчим стал оскорблять его мать и девушку, угрожал расправиться с матерью, поджечь квартиру, когда они с девушкой будут спать. Х испугался, почувствовал себя униженным, подавленным. Свои чувства он позже сформулировал так: «все — надо уходить», но «тут все как сорвало». Последующие действия помнил смутно, фрагментарно: «в руке оказался нож» и он ударил отчима. Далее помнил, что некоторое время сидел возле отчима, «оказавшегося на полу», разговаривал «то ли с ним, то ли с самим собой», «местами помнил», как выходил на лестницу, а «утром проснулся в постели».
Эксперты изучили материалы дела и медицинские документы, провели с Х беседу. Комиссия заключила, что у Х органическое эмоционально-лабильное расстройство на фоне органического поражения головного мозга (патология в раннем детстве, затем повторные травмы головы). Поэтому состояние Х в момент убийства описали как патологический аффект, во время которого Х не был способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

 

Аффект на фоне алкогольного опьянения

Обвиняемый Y (25 лет) работал санитаром. Знакомый пригласил его выпить на природе. Купив бутылку водки, они приехали на опушку леса и выпивали в машине. Вскоре Y заснул. Проснулся от того, что знакомый целовал его в губы и расстегивал брюки. Y выскочил из машины и попытался убежать, но знакомый догнал его. Тогда Y выхватил перочинный нож и стал бить им знакомого. Тот скончался сразу же.
Изучив материалы, эксперты установили, что Y не страдает психическими расстройствами, но является легко возбудимым человеком. В момент преступления он находился в состоянии аффекта.

 

Аффект и эмоциональные реакции

Обвиняемый Z (20 лет) официально нигде не работал, но всегда имел много денег и каждый вечер проводил в ресторанах. В 18 лет обвинялся в причинении вреда здоровью, но уголовное дело закрыли, поскольку потерпевший забрал заявление. В день преступления после распития спиртных напитков в клубе возвращался с другом на автомобиле домой. По дороге возникла ссора из-за того, что Z предлагал продолжить вечеринку, а друг отказывался и стал смеяться над ним. Z попросил остановить машину вызвал друга на улицу «поговорить». Как только они вышли из машины, Z выхватил из кармана нож и ударил три раза потерпевшего в сердце. Потом Z сам повез потерпевшего в больницу, а нож выбросил в окно. Потерпевший скончался по дороге. В ходе экспертизы Z вел себя вызывающе, легко возбуждался. Выяснилось, что Z страдает психопатией и в момент преступления находился в состоянии эмоционального возбуждения, не достигшего степени аффекта.

Читайте также:

самоотчётная методика для измерения ядерного аффекта

1. Люсин Д.В., Кожухова Ю.А., Сучкова Е.А. Эмоциональная конгруэнтность при восприятии неоднозначных выражений лица // Экспериментальная психология. 2019. Т. 12. № 1. С. 27–39.

2. Люсин Д.В. Трехмерная модель структуры эмоциональных состояний, основанная на русских данных // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2019. Т. 16. № 2 (в печати).

3. Малашенко М.Д., Стрижова Е.А. Адаптация методики оценки базового аффекта М. Йик, Дж.А. Расселла и Дж.Х. Штайгера // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2017. Т. 14. №. 1. С. 38–60.

4. Митина О.В., Падун М.А., Зелянина А.Н. Разработка русскоязычной версии методики “Тест имплицитного позитивного и негативного аффекта” // Психологический журнал. 2017. Т. 38. № 2. С. 104–121.

5. Осин Е.Н. Шкалы позитивного и негативного аффекта (ШПАНА): разработка русскоязычного аналога методики PANAS // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2012. Т. 9. № 4. С. 91–110.

6. Осин Е.Н., Леонтьев Д.А. Апробация русскоязычных версий двух шкал экспресс-оценки субъективного благополучия // Материалы III Всероссийского социологического конгресса. М.: Институт социологии РАН, Российское общество социологов, 2008.

7. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. СПб: Питер, 2001.

8. Ханин Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера. Ленинград, 1976.

9. Brose A., Lindenberger U., Schmiedek F. Affective states contribute to trait reports of affective well-being // Emotion. 2013. V. 13. № 5. P. 940–948.

10. Byrne B. Structural Equation Modeling with Mplus: Basic Concepts, Applications, and Programming. London: Routledge Academic, 2011.

11. DeYoung C.G. Higher-order factors of the Big Five in a multi-informant sample // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. V. 91(6). P. 1138.

12. Feldman-Barrett L., Russell J.A. The structure of current affect: controversies and emerging consensus // Current Directions in Psychological Science. 1999. V. 8. P. 10–14.

13. Gamble A., Garling T. The Relationships Between Life Satisfaction, Happiness, and Current Mood // Journal of Happiness Studies. 2012. V. 13. № 1. P. 31–45.

14. Hooper D., Coughlan J., Mullen M. Structural equation modelling: Guidelines for determining model fit. Articles, 2. 2008.

15. Lyusin D., Mohammed A.-R. Are emotionally intelligent people more emotionally stable? An experience sampling study // National Research University “Higher School of Economics”, Working Papers, Series: Psychology, WP BRP 88/PSY/2018.

16. Quirin M., Kazén M., Kuhl J. When nonsense sounds happy or helpless: The Implicit Positive and Negative Affect Test (IPANAT) // Journal of Personality and Social Psychology. 2009. V. 97. P. 500–516.

17. Russell J.A. A circumplex model of affect // Journal of Personality and Social Psychology. 1980. V. 39. P. 1161–1178.

18. Russell J.A. Core affect and the psychological construction of emotion // Psychological Review. 2003. V. 110(1). P. 145.

19. Russell J.A., Feldman-Barrett L. Core affect, prototypical emotional episodes, and other things called emotion: dissecting the elephant // Journal of Personality and Social Psychology. V. 76(5). P. 805.

20. Schimmack U., Grob A. Dimensional models of core affect: A quantitative comparison by means of structural equation modeling // European Journal of Personality. 2000. V. 14. P. 325–345.

21. Thayer R.E. The Biopsychology of Mood. N.Y.: Oxford University Press, 1989.

22. Watson D., Tellegen A. Toward a consensual structure of mood // Psychological Bulletin. 1985. V. 98. P. 219–235.

23. Watson D., Clark L.A., Tellegen A. Development and validation of brief measures of positive and negative affect: The PANAS scales // Journal of Personality and Social Psychology. 1988. V. 54. P. 1063–1070.

24. Wundt W. Grundriss der Psychologie. Leipzig: Engelmann, 1896.

25. Yik M., Russell J.A., Steiger J.H. A 12-point circumplex structure of core affect // Emotion. 2011. V. 11(4). P. 705.

Роль страсти в устойчивом психологическом благополучии | Психология благополучия

Теория и исследования определили два аспекта благополучия (Ryan & Deci, 2001). Первый аспект благополучия можно определить как общее счастье человека своей жизнью (гедоническое благополучие: Diener, Emmons, Larsen, & Griffin, 1998), в то время как второй аспект связан с самореализацией или личным благополучием. рост (эвдемоническое благополучие: Ryff & Keyes 1995). Предполагается, что эти различные аспекты благополучия связаны (например,g., человек может быть счастлив, достигнув самореализации), но также и составлять отдельные факторы психологического благополучия (например, человек может страдать, пытаясь реализовать свой потенциал, см. Miquelon & Vallerand 2006). В данной статье я имею в виду оба типа благополучия без различия. Как будет показано ниже, это связано с тем, что страсть и особенно гармоничная страсть могут положительно способствовать обоим.

Интересен тот факт, что не уделялось много внимания тому, как можно повысить психологическое благополучие, не говоря уже о том, чтобы поддерживать его после повышения.Для этого есть несколько причин (см. Селигман 2011), в том числе тот факт, что исследования показывают, что, по-видимому, существует заданная точка психологического благополучия для каждого человека, определяемая наследственными причинами (например, Lykken & Tellegen 1996). Более того, если произойдет некоторый рост благосостояния, ожидается, что он будет кратковременным, поскольку люди, по-видимому, адаптируются к изменениям (например, гедонистическая беговая дорожка; Brickman & Campbell 1971).

Хотя, несомненно, верно то, что, вероятно, существует наследственная уставка в отношении психологического благополучия и что люди могут привыкать к событиям и обстоятельствам, это не означает, что повышение психологического благополучия невозможно или что такое повышение не может поддерживаться в течение долгого времени.Действительно, некоторые авторы (например, Любомирский и др., 2005; Селигман, 2011) предположили, что участие в определенных видах деятельности может привести людей к положительным результатам, касающимся их благополучия. Любомирски и др., В частности, постулируют, что определенный класс действий, которые они называют «деятельностью, связанной с счастьем», на самом деле может привести к устойчивому положительному росту благосостояния. Что характеризует эти действия, так это то, что они носят преднамеренный характер и выполняются с усилием. Примерами являются такие действия, как выражение благодарности (Algoe 2008), подсчет ваших благословений (Froh et al.2008), а также о жизненных целях (King 2001), которые действительно оказали положительное влияние на благополучие. Кроме того, важными представляются виды деятельности, которые отражают соответствие человека и деятельности, которые позволяют людям достигать цели и оставляют место для разнообразия (Sheldon 2002). Основываясь на этих выводах, Любомирский и его коллеги рекомендуют людям «находить новые виды деятельности, которыми они могут начать заниматься, предпочтительно те виды деятельности, которые соответствуют их ценностям и интересам. Им следует выработать привычку начинать деятельность, в то же время меняя фокус и время в ней. условия осуществления деятельности »(стр.126).

Позиция Любомирского и коллег освежающая и важная. Их работа открывает путь для исследований и вмешательств, которые могут иметь решающие последствия для понимания процессов, участвующих в обеспечении опыта устойчивого психологического благополучия. Я согласен с некоторыми их предложениями. Например, участие в «преднамеренных» действиях может принести человеку некоторые важные психологические преимущества и, по сути, даже лучше, чем обстоятельства, которые просто случаются с людьми.Кроме того, психологическая выгода более вероятна, если такая деятельность соответствует вашим интересам и ценностям. Однако моя точка зрения отличается от их по ряду моментов. Во-первых, я не считаю, что необходимо, чтобы деятельность была новой (или проводилась в новых и разнообразных условиях), чтобы приводить к каким-либо устойчивым положительным эффектам. Я утверждаю, что страстная деятельность, которой люди занимались годами (а иногда и всю жизнь; Rousseau & Vallerand, 2003) в аналогичных условиях, может работать так же хорошо, а может быть, и лучше.Это потому, что, когда люди увлечены определенной деятельностью, люди становятся «экспертами» в этой деятельности, они психологически растут как личности, и их «я» в этой сфере деятельности становится все более сложным. Следовательно, та же самая деятельность может предложить возможности для некоторых возобновляемых элементов, которые будут поддерживать повышение психологического благополучия. Я даже предлагаю, чтобы если деятельность не была страстной, от нее можно было отказаться по ходу, особенно если она слишком требовательна (например, упражнения, особенно на начальном этапе).Этого не будет, если люди увлечены какой-либо деятельностью.

Во-вторых, даже преднамеренные действия в соответствии с интересами и ценностями не гарантируют, что участие в деятельности будет психологически выгодно человеку. Как показывает исследование страсти (обзоры см. В Vallerand 2008, 2010), навязчивая страсть, ориентированная на веселую деятельность, созвучную вашим интересам и ценностям, тем не менее приводит к менее адаптивным результатам, чем гармоничная страсть, а иногда и к явно дезадаптивным последствиям.Это связано с тем, что качество активности, связанной с навязчивой страстью, не полностью самоопределяется по своей природе. Это происходит потому, что где-то на этом пути возникли некоторые непредвиденные обстоятельства между «я» и деятельностью (см. Mageau et al. В печати). Таким образом, не все преднамеренные действия в соответствии с интересами и ценностями приводят к положительным психологическим эффектам. Я утверждаю, что это гармоничная страсть к определенной деятельности, которая приведет к положительному воздействию на психологическое благополучие, а не навязчивая страсть.

В-третьих, Любомирский и его коллеги никогда полностью не излагают природу процессов, происходящих в их модели. Они неоднократно упоминают, что согласованные цели, которые предпочтительно достигаются в новых занятиях, приведут к положительному влиянию на их благополучие. Но мало что еще упоминается о том, что приводит к положительному влиянию на благополучие. Я предлагаю (и подробно остановлюсь на нем в следующем разделе), что, согласно Фредриксону (например, 2001), положительные эмоции и связанные с ними процессы представляют собой важные механизмы, которые способствуют положительному влиянию гармоничной страсти на благополучие.Это связано с тем, что положительные эмоции побуждают человека расширять себя и расширять репертуар навыков (Fredrickson 2001). Положительные эмоции могут объяснить, почему Любомирский и их коллеги считают, что новые виды деятельности и те, которые связаны с достижением цели, оказывают положительное влияние на психологическое благополучие, поскольку такие эмоции, вероятно, будут испытываться в этих условиях.

Таким образом, выдвигаемая здесь диссертация заключается в следующем. Потому что гармоничная страсть побуждает человека испытывать положительные эмоции во время активности, что, в свою очередь, способствует повышению психологического благополучия, и потому что гармоничная страсть приводит к активности и, следовательно, к переживанию положительных эмоций на регулярной основе (примерно 8 часов в неделю), предполагается, что гармоничная страсть ведет к устойчивому повышению психологического благополучия.Таким образом, страсть к деятельности важна, потому что это мотивационная сила, которая побуждает человека заниматься этим на регулярной основе. Кроме того, тип эффекта, который вы будете испытывать на регулярной основе, зависит от типа страсти, которую вы испытываете к такой деятельности. Предполагается, что если страсть гармонична, то это приведет в движение две положительные функции: содействие психологическому благополучию и предотвращение возникновения болезней. Однако, если страсть одержима, то положительного воздействия на психологическое благополучие может не быть, и даже может произойти рост плохого самочувствия.Я подробно остановлюсь на эмпирической поддержке предложенных эффектов и процессов в следующих разделах.

Связано ли увлечение какой-либо деятельностью с психологическим благополучием?

Наше первоначальное исследование стремилось определить, существует ли связь между страстью к какой-либо деятельности и психологическим благополучием. В нем участвовали пожилые люди (Rousseau & Vallerand 2003). Мы включили показатели психологического благополучия, такие как удовлетворенность жизнью (Diener et al., 1985), смысл жизни (Steger et al.2006) и жизнеспособность (Ryan & Frederick 1997), а также психологическое неблагополучие ( шкал тревоги и депрессии из Опросника общего состояния здоровья Goldberg & Hillier 1979). В соответствии с приведенными выше гипотезами, наличие гармоничной страсти к какой-либо деятельности должно было способствовать психологическому благополучию, в то время как одержимость или отсутствие страсти — нет. Кроме того, была также выдвинута гипотеза, что гармоничная страсть должна защищать от плохого самочувствия из-за позитивных аффективных состояний, которые она способствует.Исследования подтвердили эти гипотезы. Например, в этом конкретном исследовании мы обнаружили, что гармоничная страсть к любимому занятию (например, игре в карты, игре на музыкальном инструменте) положительно предсказывала положительные показатели психологического благополучия, но отрицательно предсказывала показатели неблагополучия. И наоборот, навязчивая страсть положительно предсказывала тревогу и депрессию, была отрицательно связана с удовлетворением жизнью и не была связана с жизнеспособностью и смыслом жизни. Таким образом, поддерживались стимулирующие и защитные функции гармоничной страсти, в то время как была продемонстрирована неоптимальная роль навязчивой страсти.

Последующие исследования с участием молодых людей и подростков дали аналогичные результаты. В частности, было обнаружено, что гармоничное увлечение такими видами деятельности, как спорт, драматическое искусство, работа и специализированные области образования, положительно связано с удовлетворением жизнью и жизнеспособностью (Houlfort et al, 2011, Исследования 1 и 2; Vallerand et al., 2008, Исследование 2. ), тогда как навязчивая страсть к одним и тем же занятиям была либо отрицательно связана (Houlfort et al., 2011; Vallerand et al., 2007, исследование 2), либо не была связана (Vallerand et al.2007, исследование 1; Валлеранд и др. 2008, исследование 2) к этим показателям. Таким образом, кажется, что гармоничная (но не навязчивая страсть) способствует психологическому благополучию как молодого, так и пожилого населения с помощью ряда мер, обеспечивая некоторую поддержку основной гипотезе о повышении психологического благополучия и предотвращении болезней. существование.

В вышеупомянутом исследовании основное внимание уделялось людям, которые все были увлечены определенной деятельностью, и тому, как такая страсть связана с психологическим благополучием (и плохим самочувствием).Однако в таких исследованиях сравнивали только страстных людей между ними и не включали не страстных людей. Таким образом, неясно, действительно ли гармоничная страсть дает людям психологический импульс, а навязчивая страсть снижает благополучие по сравнению с не страстными людьми. В первом исследовании (Philippe, Vallerand, & Lavigne, 2009, исследование 1) более 750 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 90 лет заполнили анкету, содержащую шкалу страсти, а также оценку критериев страсти (т.д., любить и ценить деятельность, регулярно уделять ей время и деятельность, воспринимаемая как «страсть») по отношению к деятельности, которая была им дорога. Участники также заполнили шкалы для оценки гедонического (удовлетворенность жизнью; Динер и др., 1985) и эвдемонического (самореализация; Ryff & Keyes, 1995) благополучия. Используя критерии страсти, обсужденные ранее, мы отделили тех, кто был очень страстным (среднее значение 5 и более по 7-балльной шкале по 4 критериям страсти), от тех, кто не был (средний показатель ниже 5 по критериям страсти) .Кроме того, в соответствии с Vallerand и Houlfort (2003), среди страстных людей мы отделили тех, кто был «гармонично-страстным» (тех, у кого был более высокий z-балл по подшкале гармоничной страсти, чем по подшкале навязчивой страсти) от тех, кто был «навязчиво-страстные» (те, у кого z-балл по подшкале «обсессивность» выше, чем по подшкале гармоничной страсти). Затем мы сравнили три группы по двум типам индексов психологического благополучия.

Результаты показали, что гармоничная страсть к определенной деятельности ведет к более высокому уровню психологического благополучия как в отношении гедонистического, так и эвдемонического благополучия по сравнению с одержимостью и отсутствием страсти (см. Рисунок 1).Таким образом, эти результаты повторяют результаты рассмотренного выше исследования о положительной роли гармоничной страсти в психологическом благополучии. Интересным в настоящем исследовании является тот факт, что эти результаты были получены с мужчинами и женщинами разного возраста на протяжении всей жизни. Другой важный вывод заключается в том, что не страстные и одержимо-страстные люди не различались. Этот результат интересен, поскольку поднимает вопрос о роли навязчивой страсти в благополучии. В частности, просто ли навязчивая страсть не приводит к положительным или отрицательным эффектам (по сравнению с отсутствием страсти) или же навязчивая страсть и отсутствие страсти оказывают одинаковое пагубное влияние на психологическое благополучие?

Рисунок 1

Сравнение гармонично-страстных, одержимо страстных и не страстных людей по показателям удаймонического и гедонистического благополучия .От Philippeo et al. (2009). Печатается с разрешения.

Для решения вышеуказанных проблем Philippe et al. (2009, исследование 2) разные участники исследования 1 (снова на протяжении всей жизни) заполнили Шкалу страсти и шкалу эвдемонического благополучия (субъективная жизнеспособность; Ryan & Frederick 1997) во время 1 и один и тот же показатель благополучия. Год спустя. Затем, создав те же три группы, что и в исследовании 1, авторы попытались определить, приведет ли гармоничная и навязчивая страсть к предсказуемым изменениям благополучия в каждой группе в течение одного года.Результаты показали, что люди, которые были гармонично увлечены определенным видом деятельности, испытали значительное улучшение психологического благополучия за этот период, тем самым повторив прошлые выводы. Однако, что вызывает большой интерес в отношении поставленного выше вопроса, как одержимо-страстные, так и не страстные люди испытали небольшое, но значительное снижение психологического благополучия с течением времени. Таким образом, в целом может показаться, что гармоничная страсть способствует, в то время как навязчивая страсть и отсутствие страсти, похоже, подрывают психологическое благополучие.

Исследование, обсуждавшееся до сих пор в этом разделе, начало оценивать роль страсти в обеспечении и защите психологического благополучия. Однако в таких исследованиях не рассматривались ситуации, в которых могут работать такие функции. Хотя достижение цели или условия успеха могут способствовать благополучию большинства людей (например, Sheldon et al. 2002), главное различие между двумя типами страстных людей должно иметь место именно после неудачи. Потому что так много всего зависит от успеха одержимых страстью людей (например,g., сохраняя свою идентичность и чувство собственного достоинства), неудача может иметь более разрушительное психологическое воздействие на их благополучие, чем для тех, кто гармонично-страстно настроен и имеет уверенное чувство собственного достоинства, позволяющее им противостоять негативу. информация, внимательная и беззащитная. Таким образом, в то время как гармоничная страсть защищает благополучие людей в неудачных ситуациях, этого не должно быть в случае навязчивой страсти.

Недавно мы проверили эти гипотезы в двух исследованиях (Lafrenière в печати).В первом исследовании в интернет-опросе приняли участие 64 профессиональных художника с опытом рисования более 20 лет. Сначала они заполнили шкалу страсти в отношении рисования, а затем были случайным образом назначены на одно из двух условий. В этих условиях их попросили вспомнить период их профессиональной жизни, когда они были очень творческими (условие успеха) или не очень творческими (состояние неудач). Затем участников попросили вспомнить, насколько они были довольны своей жизнью на тот момент, используя французскую форму (Blais et al.1989) шкалы удовлетворенности жизнью (Динер и др., 1985). Результаты регрессионного анализа показали наличие значимого взаимодействия. Как предполагалось, когда люди добивались успеха, оба типа страсти приводили к одинаково высокому уровню удовлетворенности жизнью. Однако в случае неудачи (в состоянии неудачи) навязчивая страсть приводила к весьма значительному снижению удовлетворенности жизнью. Такого не было в случае гармоничной страсти, когда не происходило значительного падения психологического благополучия.

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что гармоничная (но не навязчивая) страсть может защитить психологическое благополучие после серьезной неудачи, связанной со страстной деятельностью. Однако у этого первого исследования было одно важное ограничение: оно основывалось на воспоминаниях участников об их удовлетворенности жизнью. Таким образом, возможно, что искажения памяти объясняют результаты (Sedikides & Green 2000). Второе исследование (Lafrenière et al. В печати, Исследование 2) было проведено с 77 страстными фанатами хоккея с использованием дневникового исследования во время плей-офф Национальной хоккейной лиги (НХЛ) 2009 года.Страстные фанаты различных хоккейных команд сначала заполнили шкалу страсти и шкалу удовлетворенности жизнью через веб-опрос перед началом серии плей-офф с участием своей любимой команды. Затем они заполняли шкалу удовлетворенности жизнью каждое утро после игры своей команды, которая проводилась накануне вечером (будь то поражение или победа). Анализ данных иерархического линейного моделирования проводился на основе данных об удовлетворенности жизнью. Результаты повторяли результаты исследования 1. В частности, в то время как навязчивая страсть усиливала негативное влияние утраты на их удовлетворенность жизнью, это не относилось к гармоничной страсти.Эти результаты показывают, что гармоничная страсть, по-видимому, играет защитную функцию от негативных событий и потенциальных падений психологического благополучия, в то время как навязчивая страсть, похоже, усугубляет такие эффекты.

Результаты, представленные в этом разделе, позволяют сделать несколько важных выводов: Во-первых, гармоничная страсть, по-видимому, положительно способствует психологическому благополучию и защищает от психологического неблагополучия. Во-вторых, навязчивая страсть, по-видимому, предсказывает психологическое неблагополучие, будучи либо негативным, либо не связанным с психологическим благополучием.В-третьих, кажется, что отсутствие страсти приводит к небольшому снижению психологического благополучия. Таким образом, похоже, что одна и та же (преднамеренная) деятельность может способствовать или не способствовать психологическому благополучию человека в зависимости от качества участия в этой деятельности. Поскольку это влечет за собой оптимальную форму активного участия, гармоничная страсть предсказывает положительное благополучие, в то время как навязчивая страсть и ее менее адаптивная форма защитного взаимодействия — нет. Наконец, исследования показывают, что эти результаты применимы к мужчинам и женщинам на протяжении всей жизни и к гедонистическим и эвдемоническим показателям психологического благополучия.

Каковы посреднические процессы отношения страсть-психологическое благополучие?

Если страсть влияет на психологическое благополучие и плохое самочувствие, то какие процессы опосредуют эти эффекты? Другими словами, как гармоничная и навязчивая страсть влияет на психологическое благополучие? Как указывалось ранее, DMP постулирует, что эти два типа страсти побуждают человека участвовать в деятельности в разных стилях, что приводит к различным аффективным переживаниям, которые, если испытывать их на постоянной основе, могут способствовать различным эффектам на психологическое благополучие и плохое самочувствие.При гармоничной страсти вовлечение осуществляется таким образом, что каждый участвует в деятельности с открытостью, чтобы пережить событие осознанно, не защищаясь (Brown et al. 2007; Hodgins & Knee 2002). Такое состояние позволяет человеку получать положительный эффект от положительных событий, не зацикливаясь на отрицательных результатах и ​​их потенциальных отрицательных последствиях для себя и благополучия. Таким образом, гармоничная страсть приводит к переживанию положительного аффекта и защищает от отрицательного аффекта (см. Philippe et al.2010; Валлеран 2010). Поскольку страстные занятия обычно занимают несколько часов в неделю на протяжении многих лет, такие эмоциональные состояния переживаются постоянно, постоянно и, таким образом, поддерживаются с течением времени (Mageau & Miquelon 2007; Vallerand et al. 2003, Study 2). В соответствии с Фредриксоном и его коллегами (Гарланд и др., 2010) предполагается, что устойчивые положительные аффективные состояния создают положительную восходящую спираль, где расширение внимания, положительная переоценка событий и расширенный репертуар мыслей — все это способствует друг другу, тем самым способствуя психологическому благополучию существование.Кроме того, поскольку они предотвращают возникновение отрицательных эмоциональных состояний, положительные эмоции также защищают от нисходящих спиралей психологического неблагополучия.

С другой стороны, при навязчивой страсти вовлечение является более защитным и жестким, не позволяя полностью испытать положительный аффект и ориентируя его в основном на отрицательные аффекты (стресс, беспокойство). Более того, поскольку участие часто воспринимается как неподконтрольное, человек может заниматься этим, когда этого делать не следует.Следовательно, после выполнения задания могут возникнуть некоторые негативные эмоции, такие как чувство вины и стыда. Наконец, из-за высокого уровня ригидности, связанной с навязчивой страстью, неспособность участвовать в страстной деятельности может привести к тому, что человек будет испытывать некоторые негативные аффективные последствия (например, разочарование), когда он занят другой жизненной деятельностью. Таким образом, даже если некоторый положительный аффект должен был быть испытан с навязчивой страстью, общее эмоциональное состояние как во время, так и после занятия активностью, а также когда не допускалось к участию в страстной деятельности, может быть весьма негативным (Vallerand et al.2003, исследование 1). Поскольку страстной деятельностью обычно занимаются несколько часов в неделю, такие негативные эмоциональные и конфликтные состояния сохраняются в течение долгого времени и, в зависимости от их интенсивности, могут помешать переживанию восходящей спирали психологического благополучия, изображенной выше, или, что еще хуже, приведению в движение. нисходящая спираль неблагополучия, характеризующаяся оценкой стресса, сужением внимания, дальнейшим переживанием отрицательных эмоций и, в конечном итоге, психологическим неблагополучием.

Research обеспечивает поддержку предложенных процессов вышеупомянутой модели.Во-первых, исследования подтверждают адаптивную роль положительного аффекта в различных исходах, включая благополучие (Любоморский и др., 2005; Седикидес и др., 2008). В одном из важных исследований Фредриксон (2001) предложил и нашел поддержку своей теории расширения и развития, в которой утверждается, что положительные эмоции являются адаптивными, потому что они расширяют репертуар мыслей и действий людей и их личность, что приводит к принятию более эффективных решений и повышению уровня самооценки. психологическое благополучие. Например, Фредриксон и Джойнер (2002) раскрыли существование спирали, в которой положительный аффект ведет к более высокому уровню психологического благополучия, что затем приводит к последующим переживаниям положительного аффекта и так далее.Дополнительные исследования показывают, что повторяющиеся переживания положительного аффекта приводят к изменениям в областях мозга, которые, как известно, связаны с психологическим благополучием (см. Garland et al. 2010 по этому вопросу).

Кроме того, исследования страсти систематически показывают, что регулярное участие в значимой деятельности из гармоничной страсти приводит к переживанию положительного аффекта и защите от отрицательного аффекта, в то время как навязчивая страсть приводит к отрицательному аффекту и либо не связана, либо слабо связана с ней. положительное влияние во время выполнения задачи (например,g., Philippe et al. 2010; Валлеранд и др. 2003, исследование 1; Валлеранд и др. 2006, Исследования 2 и 3). Кроме того, двухнедельное дневное исследование (Mageau & Vallerand 2007) показало, что положительный эффект, который испытывается во время выполнения задания, подпитываемого гармоничной страстью, все еще ощущается в конце дня. И наоборот, когда увлечение страстной деятельностью подпитывается навязчивой страстью, неспособность участвовать в страстной деятельности в данный день приводит к ухудшению настроения в конце этого дня.Наконец, Валлеранд и др. (2003, исследование 2) даже обнаружили, что футболисты с гармоничной страстью испытали увеличение общего положительного влияния в течение сезона, в то время как у тех, у кого была навязчивая страсть, с течением времени усилилось отрицательное влияние.

В целом, принимая во внимание тот факт, что гармоничная страсть приводит к регулярному вовлечению в страстную деятельность, что приводит к положительному влиянию во время активной деятельности (например, Mageau et al.2005; Vallerand et al.2003, исследование 1; Валлеранд и др. 2006, исследования 2 и 3), что такой положительный аффект длится значительный период времени (Mageau & Vallerand 2007; Vallerand et al. 2003, Study 2), и что положительный эффект положительно предсказывает психологическое благополучие (Fredrickson 2001 ; Fredrickson et al. 2008), похоже, что наличие гармоничной страсти может привести людей к накоплению опыта положительного аффекта, который должен способствовать и поддерживать психологическое благополучие, а также защищать от психологического неблагополучия.Таким образом, ожидается, что гармоничная страсть будет играть двойную роль, побуждая людей заниматься страстной деятельностью на регулярной основе и делать это таким образом, чтобы извлекать важные эмоциональные выгоды от своего участия, которые способствуют психологическому благополучию. Однако это не должно относиться к навязчивой страсти, поскольку она в основном способствует негативным эмоциям и психологическому неблагополучию.

Исследование, проведенное Руссо и Валлераном (2008), проверило вышеуказанную модель в рамках того же исследования.В частности, эти авторы проверили посредническую роль положительного и отрицательного аффекта в отношениях страсти и психологического благополучия с пожилыми людьми, которые страстно увлекались физической активностью. Во время 1 участники заполнили шкалу страсти в отношении физической активности, а также меры психологического благополучия (удовлетворенность жизнью). Пять недель спустя, во время 2, сразу после тренировки, они завершили ситуационные измерения положительных и отрицательных эмоций, испытываемых во время тренировки (например,г., чувствуя себя счастливым, радостным). Наконец, три недели спустя, во время 3, участники снова завершили измерения психологического благополучия. Результаты анализа пути с использованием моделирования структурных уравнений показали, что гармоничная страсть положительно предсказывала положительный аффект, который привел к увеличению психологического благополучия на от времени 1 до момента 3. С другой стороны, навязчивая страсть не была связана с положительным аффектом, но была предсказана положительно. отрицательный эффект. В то время как навязчивая страсть прямо и отрицательно предсказывала снижение психологического благополучия, отрицательный аффект не был связан с психологическим благополучием.Эти результаты проиллюстрированы на Рисунке 2. Эти основные результаты были воспроизведены в рабочей области (Houlfort et al. 2011, Исследование 3), где было обнаружено, что гармоничная страсть к работе приводит к положительному эмоциональному опыту на работе, который, в свою очередь, предсказывает рост в психологическом благополучии в течение 6-месячного периода. Как и в исследовании Rousseau and Vallerand (2008), отрицательная связь между навязчивой страстью и благополучием была прямой и не опосредована положительным аффектом.

Рисунок 2

Опосредующая роль аффекта в отношениях страсти и психологического благополучия (Vallerand & Rousseau 2008).Печатается с разрешения.

Вышеупомянутое исследование подтверждает роль гармоничной страсти в возникновении положительного аффекта и роль последнего в повышении психологического благополучия. Однако такие исследования не рассматривают вторую роль гармоничной страсти, а именно защитную роль, которую эти опосредующие процессы могут играть в психологическом неблагополучии. Если гармоничная страсть защищает человека от психологического неблагополучия, то участвуют ли в этом процессе положительные эмоции? Кроме того, вышеупомянутое исследование также показало, что, хотя навязчивая страсть отрицательно связана с психологическим благополучием, ни ситуативный положительный, ни ситуативный отрицательный аффект не опосредуют отношения навязчивой страсти и психологического благополучия.Итак, что это за процессы, опосредующие негативное влияние навязчивой страсти на психологическое неблагополучие?

Исследования, направленные на достижение этих двух целей, были сосредоточены на одном типе психологического неблагополучия, а именно на эмоциональном выгорании. В соответствии с предыдущими исследованиями страсти и аффективных переживаний, было сочтено, что гармоничная (но не навязчивая) страсть должна способствовать аффективному опыту удовлетворения от работы, что должно играть защитную роль при выгорании. Что касается навязчивой страсти, одним из вероятных посредников ее сопутствующего эффекта должен быть психологический конфликт, переживаемый между страстной деятельностью (работой) и другими жизненными действиями (например,г., семейные мероприятия).

Поскольку при навязчивой страсти человек испытывает неконтролируемое побуждение к участию в страстной деятельности, человеку становится очень трудно полностью отвлечься от мыслей о деятельности (или от участия в этой деятельности в целом), что приводит к конфликту с другими видами деятельности в жизнь человека. Такой конфликт может помешать человеку заниматься другими жизненными занятиями. Таким образом, человек остается морально устаревшим, что может способствовать выгоранию (Garland et al.2010). Кроме того, поскольку навязчивая страсть обычно не связана с положительными аффективными переживаниями как во время выполнения задачи в страстной деятельности (работе), так и в других жизненных занятиях за ее пределами, навязчивая страсть не запускает защитную функцию против плохого состояния, как это делает гармоничная страсть. И наоборот, с гармоничной страстью человек может отказаться от страстной деятельности после выполнения задачи и полностью погрузиться в другие жизненные занятия, не испытывая конфликта между ними.Таким образом, гармоничная страсть должна позволять человеку получать аффективные награды как во время выполнения задания в страстной деятельности, так и в других жизненных занятиях, тем самым защищая человека от выгорания.

В соответствии с приведенными выше рассуждениями, два исследования (Vallerand et al. 2010, Исследования 1 и 2) были проведены с участием профессиональных медсестер из двух культур (Франция и Квебек, Канада). В исследовании 1 100 медсестер из Франции заполнили шкалы, оценивающие страсть к своей работе, психологический конфликт, удовлетворенность работой и выгорание.Результаты анализа моделирования структурным уравнением показаны на рисунке 3. Можно видеть, что модель поддерживалась даже при контроле количества отработанных часов в неделю. В частности, навязчивая страсть способствовала переживанию эмоционального выгорания из-за психологического конфликта, который она порождает между работой и другой жизненной деятельностью. Также отсутствовала связь между навязчивой страстью и удовлетворением от работы. С другой стороны, гармоничная страсть предотвращала переживание конфликта и способствовала получению удовлетворения от работы, тем самым защищая человека от выгорания.Эти результаты были воспроизведены во втором исследовании с использованием перспективного дизайна с участием медсестер из провинции Квебек (Vallerand et al. 2010, исследование 2), что позволило нам предсказать изменения в степени эмоционального выгорания в течение шести месяцев. Таким образом, хотя очевидно, что необходимы дополнительные исследования, похоже, что гармоничная страсть может выполнять защитные функции против психологического неблагополучия. И наоборот, навязчивая страсть, кажется, способствует плохому самочувствию из-за конфликта, который она создает между страстной деятельностью (работой) и другой жизненной деятельностью, которая может помочь человеку восполнить себя.

Рисунок 3

Роль страсти в выгорании (Валлеранд и др. 2010, Исследование 1) . Печатается с разрешения. Все пути значимы на p <0,05, за исключением пути Гармоничной страсти-конфликта, p <0,10.

Два предостережения. Во-первых, можно предположить, что некоторые личностные или индивидуальные различия лежат в основе различия между двумя типами страсти и ответственны за различные эффекты страсти на благополучие.Хотя это возможно, недавнее неопубликованное исследование, проведенное в двух разных лабораториях (Balon et al. 2010; Vallerand et al. 2012), показывает, что два типа страсти лишь слабо связаны с некоторыми из измерений личности Большой пятерки и не связаны с другими. Таким образом, кажется маловероятным, что личность страстно ответственна за наблюдаемые эффекты. Второе предостережение заключается в том, что исследования увлеченности и результатов в значительной степени носили корреляционный характер. Таким образом, требует внимания проблема причинности.Одно исследование попыталось пролить свет на этот вопрос. В этом исследовании (Карбонно и др., 2008) использовался дизайн панели с перекрестными лагами, в котором 500 учителей попросили заполнить показатели страсти к обучению, а также меры психологических показателей благополучия (удовлетворенность работой) и неблагополучия. (выгорание) дважды за 3-месячный период. Результаты модели пути с запаздыванием и моделирования структурным уравнением показали, что страсть предсказывает изменения в результатах, тогда как результаты не предсказывают изменения в страсти.Таким образом, кажется, что страсть участвует в изменении психологических результатов, тогда как обратное может быть неверным. Ясно, что необходимы дополнительные исследования с использованием экспериментального плана, прежде чем можно будет твердо заключить, что страсть вызывает результатов. Однако результаты исследования Carbonneau et al. (2008) исследование предполагает, что это может быть так.

Помимо простого участия в преднамеренной деятельности

Было бы полезно вернуться к вопросу о преднамеренной деятельности.Один вопрос, который мы можем задать, заключается в следующем: достаточно ли простого участия в преднамеренной деятельности для положительного воздействия на психологическое благополучие? Хотя я согласен с тем, что некоторые виды деятельности могут быть более позитивными, чем другие, в обеспечении положительного эмоционального опыта и психологического благополучия, такие как медитация осознанности (Lutz et al., 2008) и медитация любящей доброты (Fredrickson et al. 2008), основная Сообщение этой статьи состоит в том, что деятельность — это еще не вся история, это далеко не так. Что также (и, возможно, в основном) имеет значение, так это то, как люди участвуют в данной деятельности.Помимо помощи человеку вернуться к занятиям на регулярной основе, его страсть также определяет качество участия в этой деятельности. Таким образом, если страсть к определенной деятельности является гармоничной, тогда человек должен иметь возможность в полной мере извлечь выгоду из участия в «позитивной» деятельности, такой как медитация. Однако, если чья-то страсть навязчива, тогда следует испытать неоптимальные и, возможно, даже отрицательные результаты.

Мы недавно проверили эти гипотезы с помощью занятия, которое широко признано весьма положительным, а именно йоги.Йога — это дисциплина, которая берет свое начало в Индии и фокусируется на развитии и поддержании естественного баланса между разумом, телом и душой. Исследования показывают, что практика йоги может повысить мышечную силу и гибкость тела, улучшить дыхательную и сердечно-сосудистую функцию, усилить положительный эффект и уменьшить отрицательный эффект (Impett et al. 2006), а также улучшить психологическое благополучие (Collins 1998). Если только активность имеет значение, тогда страсть к йоге не должна иметь значения, и простого занятия йогой должно быть достаточно, чтобы получить некоторые положительные последствия.Однако, если страсть имеет значение, то даже в йоге только гармоничная страсть должна приводить к положительным результатам, в то время как навязчивая страсть может не иметь отношения к результатам или даже может привести к некоторым отрицательным последствиям.

Было проведено два исследования (Carbonneau et al. 2010, Исследования 1 и 2). В первом исследовании участники из «нормальной популяции» (в возрасте от 19 до 60 лет), которые занимались йогой в течение нескольких лет, заполнили шкалу страсти для йоги, а также шкалы, оценивающие положительные и отрицательные эмоции и состояние тревожности. во время занятий йогой.Результаты показали, что только гармоничная страсть положительно связана с положительным аффектом и отрицательно — с отрицательным аффектом и состоянием тревожности. Навязчивая страсть была только положительно (но незначительно) связана с состоянием тревожности. Исследование 2 пошло дальше и снова изучило изменения в результатах, которые произошли за 3-месячный период для обычных участников йоги по сравнению с нормальной популяцией. Результаты в основном повторяли результаты исследования 1. В частности, гармоничная страсть предсказывала, что уменьшает отрицательных эмоций, состояния тревожности и общих (отрицательных) физических симптомов, но увеличивает положительных эмоций, которые имели место с течением времени во время занятий йогой.Навязчивая страсть предсказывала только значительный рост отрицательных эмоций на во время занятий йогой. Эти результаты были получены даже при учете количества часов в неделю и лет занятий йогой.

Эти выводы важны как минимум по двум причинам. Во-первых, они подчеркивают тот факт, что нам нужно выйти за рамки простого участия в преднамеренных действиях, даже таких позитивных, как йога, чтобы определить тип аффективных переживаний, которые будет испытывать человек.Качество вовлеченности в деятельность имеет значение, поскольку гармоничная страсть ведет к более положительному взаимодействию и, как следствие, к более положительным (и менее отрицательным) результатам, чем навязчивая страсть. Во-вторых, если «позитивные» занятия, такие как йога, не приводят автоматически к положительным эмоциональным переживаниям во время активности, то их положительное влияние на психологическое благополучие также не является автоматическим. Таким образом, может показаться, что гармоничная страсть должна играть ключевую роль в положительном эффекте участия в деятельности, даже такой положительной, как йога, для психологического благополучия.Однако, поскольку меры психологического благополучия не оценивались в Carbonneau et al. (2010), необходимы дальнейшие исследования для более непосредственной проверки этой гипотезы.

Последний пункт, касающийся роли деятельности в переживаемых психологических результатах, относится к тому, что можно назвать «негативной» деятельностью. В частности, если гармоничная страсть способствует качеству эмоциональных переживаний во время занятия «позитивной» деятельностью, может ли она также защитить человека, когда он занимается более «негативным» видом деятельности? Хотя трудно определить явно отрицательную деятельность, азартные игры могут близко к ней подойти.Действительно, многие исследования показывают, что азартные игры (и некоторые виды игровой деятельности, в частности, такие как игровые автоматы для видеопокера) могут быть особенно негативными для человека, приводя к патологической азартной игре, социальной изоляции, депрессии и даже самоубийству (Bergh & Kühlhorn, 1994). Таким образом, если гармоничная страсть выполняет защитные функции, то участие в азартных играх из гармоничной страсти должно защитить человека от негативного аффекта и развития патологической склонности к азартным играм. Однако это не должно относиться к навязчивой страсти.Фактически, можно было бы ожидать, что навязчивая страсть даже будет способствовать обоим.

Исследования подтверждают вышеприведенные гипотезы. Действительно, было обнаружено, что гармоничная страсть к азартным играм положительно связана главным образом с положительными эмоциональными переживаниями во время азартных игр, такими как удовольствие, веселье и удовольствие (см. Mageau et al.2005), и не связана или даже отрицательно связана с патологической игрой (Philippe И Vallerand 2007; Ratelle et al. 2004; Skitch & Hodgins 2005; Vallerand et al.2003, исследование 4). И наоборот, исследования показали, что навязчивая страсть к азартным играм положительно связана с отрицательными эмоциями, такими как тревога и чувство вины во время игры, а также с размышлениями, когда им мешают играть. Навязчивая страсть также положительно связана с патологической игрой (Philippe & Vallerand 2007; Ratelle et al. 2004; Skitch & Hodgins 2005; Vallerand et al. 2003, Study 4).

Приведенные выше данные о роли страсти в азартных играх подчеркивают тот факт, что деятельность сама по себе не объясняет всех воздействий на психологическое неблагополучие и что страсть к ней имеет значение.Казалось бы, хотя гармоничная страсть может предотвратить переживание негативного аффекта и психологических проблем, таких как патологическая азартная игра, при участии в потенциально проблемной деятельности, такой как азартная игра, навязчивая страсть, по-видимому, способствует возникновению таких негативных переживаний. Однако необходим более систематический анализ типа активности (положительные и отрицательные черты) и типов страсти, чтобы более четко определить роль каждого из них в психологическом благополучии и плохом самочувствии.

Метааналитический обзор десятилетних исследований внутриличностных результатов.

Систематический обзор и метаанализ.Психологический бюллетень,

138, 353–387.

* Руссо, Ф. Л., и Валлеран, Р. Дж. (2008). Исследование связи

между страстью и субъективным благополучием у пожилых

взрослых. Международный журнал старения и развития человека —

opment, 66, 195–211.

Руссо, Ф. Л., Валлеран, Р. Дж., Рателль, К. Ф., Маго, Г. А., &

Провенче, П. Дж. (2002). Страсть и азартные игры: о проверке

Шкалы азартных игр (GPS).Journal of

Gambling Studies, 18, 45–66.

Райан, Р. М., & Деси, Э. Л. (2002). Обзор самоопределения

теория: организменная диалектическая перспектива. В E. L. Deci & R.

М. Райан (ред.), Справочник по исследованию самоопределения (стр.

3–33). Рочестер, штат Нью-Йорк: Университет Рочестера Press.

Schaufeli, W. B., Salanova, M., Gonza

´

lez-Roma

´

, V., & Bakker, A. B.

(2002). Измерение вовлеченности и эмоционального выгорания: аналитический подход с двумя образцами подтверждающих факторов

. Журнал

«Исследования счастья», 3, 71–92.

* Шелленберг, Б. Дж., И Бейлис, Д. С. Может ли страсть быть полиамурной?

Влияние нескольких страстей на субъективное благополучие

и сиюминутные эмоции. Журнал исследований счастья. DOI: 10.

1007 / s10902-014-9564-х.

* Шелленберг, Б. Дж. И., Годро, П., И Крокер П. Р. (2013).

Пасион и совладание: взаимосвязь с изменениями в эмоциональном выгорании и достижением цели

у студенческих волейболистов. Журнал спорта

и психология упражнений, 35, 270–280.

Шмидт, Ф. Л., и Хантер, Дж. Э. (2015). Методы метаанализа:

Исправление ошибок и предвзятости в результатах исследований (3-е изд.).

Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

* Сеген-Левеск, К., Лайн, М., Лалибертеа, Н., Пеллетье, Л. Г.,

Бланшар, К., и Валлеран, Р. Дж. (2003). Гармоничная и навязчивая страсть

к Интернету: их ассоциации с отношениями пары

. Журнал прикладной социальной психологии, 33,

197–221.

* Ши Дж. (2012). Влияние страсти на новаторское поведение: эмпирическое исследование

в Китайской Народной Республике. Африканский

Журнал управления бизнесом, 6, 8889–8896.

Сингелис, Т.М., Бонд, М. Х., Шарки, В. Ф., и Лай, К. С. Я. (1999).

Влияние культуры распаковки на самооценку и чувство стыда —

Способность: роль самооценки. Journal of Cross-Cultural

Psychology, 30, 315–341.

Спенс, Дж. Т., и Роббинс, А. С. (1992). Трудоголизм: определение,

измерения и предварительные результаты. Журнал личности

Оценка

, 58, 160–178.

* Стенсенг Ф. и Далскау Л. Х. (2010). Страсть, чувство собственного достоинства и роль

в сравнительной оценке результатов деятельности.Journal of Sport &

Психология упражнений, 32, 881–894.

* Стенсенг, Ф., Форест, Дж., И Карран, Т. Положительные эмоции в

Занятия спортивным отдыхом: роль страсти и принадлежности —

ingness. Журнал исследований счастья. DOI: 10.1007 / s10902-014-

9547-у.

* Стенсенг Ф. и Фелпс Дж. (2013). Досуг и удовлетворение жизнью: роль

страсти и результатов в жизненной сфере. World Leisure

Journal, 55, 320–332.

* Стенсенг Ф., Райз Дж. И Крафт П. (2011). Темная сторона досуга:

Навязчивая страсть, ее коварианты и результаты. Досуг

Исследования, 30, 49–62.

* Штобер, Дж., Чайлдс, Дж. Х., Хейворд, Дж. А., и Фист, А. Р. (2011a).

Страсть и мотивация к учебе: прогнозирование академической активности

и выгорания студентов вузов. Образовательная

Психология, 31, 513–528.

* Штобер, Дж., Харви, М., Уорд, Дж.А., Чайлдс, Дж. Х. (2011b).

Страсть, тяга и влияние в онлайн-играх: прогнозирование того, как

геймеры чувствуют себя во время игры и когда им мешают играть.

Личность и индивидуальные различия, 51, 991–995.

Су, Р., Раунды, Дж., И Армстронг, П. И. (2009). Мужчины и вещи, женщины

и люди: метаанализ половых различий в интересах.

Психологический бюллетень, 135, 859–884.

* Tre

´

panier, S.Г., Фернет, К., Остин, С., Форест, Дж., И Валлеран, Р. Дж.

(2014). Связывание требований к работе и ресурсов с выгоранием и работой

Вовлеченность: лежит ли страсть в основе этих дифференциальных отношений —

кораблей? Мотивация и эмоции, 38, 353–366.

Валлеран Р. Дж. (2004). Внутренняя и внешняя мотивация в спорте. В

С. Д. Спилбергер (ред.), Энциклопедия прикладной психологии

(Том 2, стр. 427–435). Нью-Йорк: Academic Press.

Валлеран, Р.J. (2008). О психологии страсти: в поисках

того, что делает жизнь людей наиболее значимой. Канадский

Психология, 49, 1–13.

Валлеран Р. Дж. (2010). О страсти к жизненной деятельности: дуалистическая модель страсти

. В М. П. Занна (ред.), Успехи в эксперименте

психической социальной психологии (том 42, стр. 97–193). Нью-Йорк:

Academic Press.

Валлеран Р. Дж. (2015). Психология страсти: дуалистическая модель

.Нью-Йорк: Оксфорд.

* Vallerand, R.J., Blanchard, C., Mageau, G.A., Koestner, R.,

Ratelle, C., Le

´

onard, M., et al. (2003). Les passions de l’ame:

одержимая и гармоничная страсть. Журнал личности и

социальной психологии, 85, 756–767.

Валлеран, Р. Дж., И Хулфорт, Н. (2003). Страсть в работе: к новой концепции

. В Д. Скарлики, С. Гиллилэнд и Д. Штайнер

(ред.), Социальные проблемы в управлении (Том 3, стр. 175–204).

Гринвич, Коннектикут: Издательство информационного века.

* Валлеран Р. Дж., Маго Г. А., Эллиот А. Дж., Дюмэ А., Демерс М.

А. и Руссо Ф. (2008a). Страсть и спортивные достижения

в спорте. Психология спорта и физических упражнений, 9, 373–392.

* Валлеран, Р. Дж., Нтуманис, Н., Филипп, Ф. Л., Лавин, Г. Л.,

Карбонно, Н., Бонневиль, А. и др. (2008b). О страсти и

болельщиках

: взгляните на футбол.Journal of Sports Sciences, 26,

1279–1293.

* Валлеран Р. Дж., Паке Ю., Филипп Ф. Л. и Шарест Дж. (2010). На

роль страсти к работе в эмоциональном выгорании: модель процесса.

Journal of Personality, 78, 289–312.

* Валлеран Р. Дж., Руссо Ф. Л., Грузе Ф. М. Э., Дюмэ А.,

Гренье С. и Бланшар К. М. (2006). Увлечение спортом: взгляд

на детерминанты и эмоциональные переживания. Журнал спорта и

Психология упражнений, 28, 454–478.

* Валлеран Р. Дж., Салви С. Дж., Маго Г. А., Эллиот А. Дж., Денис П.

Л., Грузе Ф. М. и Бланшар К. (2007). О роли

страсть в исполнении. Журнал личности, 75, 505–534.

Валлеран, Р. Дж., И Вернер-Филион, Дж. (2013). Делать жизнь людей

наиболее полезной: о важности увлечения

позитивной психологии. Terapia Psicolo´gica, 31, 35–48.

* Verner-Filion, J., Lafrenie

`

re, M.А. К., и Валлеран Р. Дж. (2012).

О точности аффективного прогнозирования: Модерирующая роль

страсти. Личность и индивидуальные различия, 52, 849–854.

Вернер-Филион Дж. (2014). Неопубликованный набор данных.

* Уокер И. Дж., Нордин-Бейтс С. М. и Реддинг Э. (2011).

Характеристики талантливых танцоров и различия в возрастных группах:

Данные Центров повышения квалификации Великобритании. High

Ability Studies, 22, 43–60.

* Ван, К. К., и Чу, Ю. С. (2007). Гармоничная страсть и

одержимая страсть к онлайн-играм. Социальное поведение и личность

: Международный журнал, 35, 997–1006.

* Ван, К. К. Дж., Ху, А., Лю, В. К., и Дивахаран, С. (2008).

Страсть и внутренняя мотивация в цифровых играх. CyberPsy-

chology & Behavior, 11, 39–45.

* Ван, К. К. Дж., Лю, В. К., Чье, С., & Чатзисарантис, Н. Л. (2011).

Понимание мотивации к интернет-играм среди сингапурцев

по-русски молодежи: роль страсти. Компьютеры в человеческом поведении

, 27

, 1179–1184.

Motiv Emot

123

Элементы страсти: 5 вопросов психологического исследования, которые помогут вам найти свою страсть

«Как найти свою страсть» — это вопрос, который мы все в какой-то момент задаем, даже если, как и я, фраза «« найди свое увлечение » неправильно тебя расстраивает.

Мы все видим убедительные примеры людей, которые нашли настоящее призвание или чувство цели в жизни, и мы тоже хотим испытывать такие же сильные чувства к чему-то. Мы хотим так сильно относиться к чему-то.

К сожалению, большая часть того, что мы слышим о страсти, обычно расплывчата и недостижима. Обычно мы уходим от дискуссий о поиске страсти с обескураживающим чувством, что некоторым людям кажется, что она есть, а у остальных ее нет.

Но многочисленные исследования в области психологии показали, что страсть — это то, что мы все можем научиться определять и развивать для себя.

В оставшейся части статьи мы рассмотрим, как современные исследования в психологии определяют страсть, а также несколько практических вопросов, которые вы можете задать себе, чтобы помочь себе определить и развить страсть.

Что такое страсть?

Психолог и исследователь Роберт Валлеран посвятил всю свою жизнь изучению психологии страсти.

После десятилетий исследований и изучения тысяч людей, «нашедших свою страсть», Валлеран пришел к следующему выводу:

Страсть — это сильная склонность к деятельности, которая имеет следующие три качества:

  1. Это то, что нам нравится .
  2. Это то, что мы ценим .
  3. Это то, чему мы можем посвятить себя .

В дополнение к этим трем пунктам он предлагает еще две важные идеи о страсти:

  • Страсть почти всегда привязана к личности .
  • Самые страстные люди внутренне мотивированы к своим увлечениям

Основываясь на внимательном чтении этого исследования, а также на моей собственной работе с клиентами, которые изо всех сил пытаются найти цель или страсть в своей жизни, я придумал несколько вопросов, которые каждый может задать, чтобы помочь прояснить, какие виды деятельности с большой вероятностью обладают большим увлечением.

ВОПРОС №1: Имеет ли это занятие высокий потенциал для положительного подкрепления?

Исследование Валлерана страсти предполагает, что первым важным критерием того, какой вид деятельности считается страстью, является то, что нам нравится.

Кажется очевидным, правда?

Я думаю, что мы можем подробнее остановиться на этом, если подумать об удовольствии с точки зрения положительного подкрепления .

То, что нам нравится, — это то, за что мы получаем положительное подкрепление.Нам нравится есть мороженое, потому что это замороженное, но гладкое сочетание сахара и жира заставляет центр удовольствия нашего мозга загораться, как рождественская елка.

Хотя удовольствие — одна из форм положительного подкрепления, положительное подкрепление — это гораздо больше, чем просто удовольствие.

Давайте возьмем пример с мороженым. В то время как мгновенное удовольствие от мороженого положительно усиливает, поедание мороженого на самом деле не имеет очень высокого положительного потенциала подкрепления, потому что первый укус, хотя и вкусный, настолько хорош, насколько это возможно.

К тому времени, когда мы достигли дна пинты Ben & Jerry, мы выгребаем последнюю ложку целиком просто потому, что мы не хотим быть тем, кто оставляет пинту мороженого в морозильной камере с оставшимися 2 ложками. не потому, что мы получаем от этого больше удовольствия или удовольствия.

Другими словами, это явление можно описать следующим образом: поедание мороженого имеет низкий порог насыщения , что означает, что мы быстро насыщаемся и перестаем получать от этого много удовольствия.

С другой стороны, изготовление мороженого может иметь больший потенциал в качестве занятия с высоким потенциалом страсти из-за его высокого порога насыщения:

  • Пока нам удается производить мороженое, мы все равно едем мороженое.Так что хуже уже нет.
  • Но помимо удовольствия, которое мы получаем от самого мороженого, мы также получаем удовлетворение от того, что делаем что-то сами (то, что психологи называют чувством мастерства или самоэффективности, что очень позитивно подкрепляет).
  • Далее, если мы хоть сколько-нибудь беспокоимся о своем здоровье, мы, вероятно, в конечном итоге поделимся нашим восхитительным домашним мороженым, чтобы другие могли насладиться им. И этот обмен затем приводит к более позитивному подкреплению, потому что мы оба сделали что-то хорошее, и — если мороженое окажется хорошим — мы, вероятно, получим похвалу и положительные отзывы от людей, с которыми делились.
  • Наконец, как только мы начнем делать мороженое более регулярно, мы будем искать новые вкусы и рецепты, чтобы попробовать, и мы легко можем присоединиться к группе Facebook, доске Pinterest или какой-либо другой ассоциации с другим мороженым. создателей (интеллектуальная стимуляция и социальные связи очень позитивно укрепляют).

Производство мороженого имеет гораздо более высокий потенциал положительного подкрепления, чем простое употребление мороженого, потому что оно содержит много возможных источников и типов положительного подкрепления. Он также имеет тенденцию генерировать новые идеи и действия по мере того, как вы вкладываете в него больше, что приводит к благотворному кругу постоянно увеличивающегося положительного подкрепления.

Итак, когда вы рассматриваете потенциал страсти к данному занятию, спросите себя: Каков положительный потенциал подкрепления этого занятия?

ВОПРОС № 2: Помогает ли мне это задание прояснить и развить мои ценности?

Вторая характеристика страстной деятельности Валлера заключается в том, что она лично важна для человека, который ею занимается.Для меня это означает думать о деятельности с точки зрения того, как она соотносится с нашими ценностями.

Если мы ищем занятие с большим энтузиазмом, очевидно, что мы не хотим выбирать то, что напрямую противоречит нашим ценностям. Если вы увлечены правами животных, охота на крупную дичь, вероятно, не лучший выбор.

Но более важная идея здесь заключается в том, что — помимо избегания действий, противоречащих ценностям, — мы также хотим искать действия, которые поддерживают наши ценности и, в идеале, помогают нам прояснить или развить их.

Предположим, что защита окружающей среды и уважение к природе и природе очень близки вашему сердцу, и вам нравится ходить в походы и время от времени заниматься волонтерством в местных государственных парках. Что если бы вы вместо простого похода в качестве побочного проекта начали рассылку новостей по электронной почте и небольшой веб-сайт, на котором вы рассказывали бы об интересных местных походах и волонтерских мероприятиях на открытом воздухе?

Вы не только будете заниматься деятельностью, которая поддерживает и не противоречит вашим ценностям, но и процесс исследования и обмена опытом и идеями, связанными с пешим туризмом и защитой окружающей среды, может помочь вам узнать о них больше, вступая в контакт с другими людьми. подходы, философия, методы и т. д.

Но что, если у меня нет того, что меня действительно волнует, например, защиты окружающей среды…?

Если вам сложно придумать ценность, которая вам действительно небезразлична, спросите себя:

  • От чего я действительно загорелся?
  • Какие темы или идеи меня действительно расстраивают или даже злят?

Если вы не можете придумать что-то самостоятельно, спросите друга или члена семьи, который хорошо вас знает, об этих двух вопросах, поскольку они относятся к вам.

ВОПРОС № 3: Осуществима ли эта деятельность с точки зрения логистики?

Третья отличительная черта

Vallerand — это страстная деятельность, в которую мы можем вкладывать значительное количество времени и энергии.

Этот шаг довольно прагматичный и простой. При рассмотрении деятельности, которая может иметь высокий потенциал страсти, убедитесь, что у вас есть необходимое время, энергия и финансы, чтобы заниматься ею, учитывая вашу текущую ситуацию или этап жизни.

Мы часто настолько воодушевляемся какой-то идеей, что сразу бросаемся в нее и понимаем, что она несостоятельна в наших нынешних обстоятельствах.

Например: если вы бедный аспирант с большим количеством долгов, небольшим доходом и диссертацией, которую нужно закончить в следующем году, вы, вероятно, захотите выбрать что-то более скромное или минимальное с точки зрения затрат времени, энергии, и деньги.

Допустим, этот гипотетический аспирант всегда хотел летать на самолетах.

Взять уроки авиации может быть немного нереально, учитывая нехватку средств и нехватку времени / энергии в аспирантуре. Но они могли два раза в месяц работать волонтерами в местном музее воздухоплавания и проводить экскурсии; или организовать встречу по строительству авиамоделистов в своем городе; или создайте общую доску Pinterest, на которой будут собраны и размещены старинные фотографии истребителей времен Второй мировой войны…

Подводя итог: убедитесь, что деятельность осуществима с логистической точки зрения с учетом ограничений вашей текущей ситуации.

ВОПРОС №4: Можно ли разбить это действие на последовательные процедуры?

Мои советы в вопросах 1–3 основывались на трех характеристиках страстного занятия Валлераном: удовольствие, ценности и преданность делу.

Вопрос 4 связан с предположением Валлерана о том, что страсть имеет тенденцию быть привязанной к нашей идентичности. Очевидно, что вопрос 2 является важной частью этого — выбор деятельности, которая согласуется с нашими ценностями и помогает нам развивать их, важен, потому что ценности являются ключевым компонентом идентичности.

Но помимо ценностей, упущенная из виду часть идентичности — это процедуры. То, что мы делаем регулярно, играет важную роль в нашей самооценке и в том, как мы думаем о себе.

Рассмотрим двух человек:

  • Том одержим идеей стать бегуном: он читает журналы о беге, у него новейшее и самое стильное снаряжение для бега, и он говорит о беге почти со всеми, кого встречает. Он время от времени бегает в тренажерном зале, но обычно около 15 минут, прежде чем решает поговорить с кем-нибудь о беге.
  • Аннет, 52-летняя учительница естественных наук в средней школе. Каждое утро перед работой она надевает кроссовки и пробегает 5 миль по тропинкам за домом. Она редко об этом говорит. Но вот уже 25 лет она бегает почти каждое утро.

Кого вы бы назвали бегуном ?

Хотя ценности являются важным компонентом идентичности, последовательное поведение или распорядки не менее, если не более важны.

Значение для поиска страсти состоит в том, чтобы искать занятие, которое относительно легко можно превратить в рутину — то, что вы можете делать на постоянной основе.

Если это возможно, то с гораздо большей вероятностью это станет частью вашей личности.

Предположим, вы очень заинтересованы в путешествиях и познании новых мест, людей и культур. Для большинства из нас сложно добраться до , чтобы добраться до , даже на полурегулярной основе. По многим причинам большинство из нас не может прыгать в самолет и видеть новый штат или страну каждые пару недель.

Упущенная из виду часть идентичности — это рутины.

Опять же, это верно только в том случае, если вы ограничиваете идею путешествия межгосударственными или международными поездками.Что, если бы вы думали о путешествиях как о местном, даже гипер-локальном занятии?

Что делать, если каждую неделю вы выбираете определенный район в своем городе и отправляетесь туда гулять, а затем поужинаете в ресторане, в котором никогда не были? Затем, вернувшись домой, вы написали в блоге короткую запись о своих «Путешествиях по окрестностям».

Дело в том, что при рассмотрении деятельности, которой вы действительно можете увлечься, постарайтесь творчески подумать о ней с точки зрения рутины, небольших поступков, которые вы можете выполнять на регулярной основе.Это будет означать, что с большей вероятностью эта деятельность станет частью вашей личности и, следовательно, чем-то, к чему вы постоянно испытываете страсть.

ВОПРОС № 5: Является ли эта деятельность мотивирующей?

Исследование

Валлерана показывает, что в целом, хотя увлеченные дела могут выполняться как ради них самих, так и по какой-то внешней причине, первые, как правило, приводят к наилучшим результатам.

Внутренне мотивирующее действие — это то, что нам нравится само по себе:

  • Эмили не строит корабли в бутылке, чтобы выиграть «Человек года в бутылке»; она строит корабли из бутылок, потому что ей нравится строить замысловатые конструкции внутри бутылок.

Внешне мотивирующая деятельность , с другой стороны, — это то, что мы делаем, потому что она дает нам что-то еще:

  • Салли продает страховку, потому что она ведет к зарплате, что означает, что она может обеспечить свою семью, а не потому, что ей это особенно нравится.

Когда дело доходит до поиска страсти, ищите занятие, которое в первую очередь мотивирует внутренне — то, что вам нравится само по себе. Если это тоже внешняя мотивация, отлично!

Хороший тест для этого — представить себя через несколько месяцев в занятии, которое, по вашему мнению, действительно имеет некоторый потенциал страсти.Затем представьте, что внезапно исчезают все внешне мотивирующие преимущества, и вам остается только сама деятельность и то удовлетворение, которое вы получили от нее.

Вы бы продолжали это делать?

БОНУСНЫЙ ВОПРОС № 6: Могу ли я достичь мастерства в этой деятельности?

В своей превосходной книге So Good They Can’t Ignore You , Кэл Ньюпорт утверждает, что попытки найти или раскрыть свою страсть , по сути, являются пустой тратой времени, поскольку большинство из нас не рождены со страстью к быть обнаруженным.

Вместо этого, утверждает он, мы должны попытаться развить страсть , найдя виды деятельности, в которых мы можем достичь высокого уровня навыков, компетентности и опыта.

Другими словами, он утверждает, что:

Страсть — результат Мастерства.

Конечно, в некотором роде просто напрашивается вопрос: Как мне узнать, какие виды деятельности стоит стремиться к совершенству?

Что ж, вот где я отправлю вас обратно к вопросам 1–5.

Независимо от того, сможете ли вы найти страсть или вы должны ее развить, очевидно, что процесс включает в себя как понимание ваших собственных врожденных склонностей и предпочтений (вопросы 1-5), так и работу над развитием и развитием страсти, которая находится на вершине этих естественных предпочтений.

Я думаю, что именно диалектика между открытием и совершенствованием дает нам наилучшие шансы действительно найти страсть.

Резюме и основные выводы

Вот 5 вопросов, которые вы можете задать себе о любом занятии, чтобы определить, действительно ли это то, чем вы действительно увлечены, плюс дополнительный шестой вопрос:

  1. Содержит ли эта деятельность разнообразные формы удовольствия и положительного подкрепления ?
  2. Помогает ли мне это задание лучше понять и обогатить мои ценности ?
  3. Возможна ли эта деятельность с логистической точки зрения с учетом моей текущей ситуации и условий?
  4. Можно ли эту деятельность разбить на согласованных подпрограмм ?
  5. Является ли эта деятельность внутренней мотивацией ?
  6. Могу ли я достичь мастерства в этом упражнении ?

Страсть к судебной психологии

Морган Бранко окончил RWU в 2018 году со степенью магистра клинической психологии по направлению «Судебная лицензия» (в настоящее время — M.A. Программа судебного консультирования по вопросам психического здоровья). Сейчас она учится на третьем курсе докторской программы по клинической психологии в Нова Юго-Восточном университете. Она учится на судебного психолога и надеется поработать над оценкой и оценкой после ее окончания.

«Магистерская программа Роджера Уильямса действительно подготовила меня к программе, в которой я сейчас участвую», — сказала она. «Это очень похоже с точки зрения нагрузки и тому подобного. Это действительно мне очень помогло ».

Бранко всегда любила психологию и право, но знала, что не хочет быть юристом.Она исследовала другие карьерные пути, сочетающие психологию и право, и открыла для себя судебную психологию. Теперь она увлечена этой областью.

«Меня всегда интересовала возможность оценивать малообеспеченные слои населения и помогать им», — сказала она.

Во время учебы в RWU Бранко в течение полутора лет проходила стажировку в государственной больнице Бриджуотер, учреждении средней степени безопасности, в котором содержатся люди, нуждающиеся в оценке компетентности и уголовной ответственности. Бранко работала в высокофункциональном отделении максимальной безопасности и имела собственное количество пациентов, оказывая поддержку пациентам.

«Это была действительно прекрасная возможность побывать в такой обстановке, потому что Государственная больница Бриджуотер уникальна. Он единственный в своем роде. Это во многом повлияло на меня в том, кем я являюсь сегодня, как студент, клиницист и стажер по психологии. Этот опыт очень помог мне в моей практике », — сказала она.

Бранко изучил основы работы врачом в профессиональной среде, научился устанавливать профессиональные границы и работать с людьми с серьезными психическими заболеваниями на всех уровнях функционирования.Она научилась маневрировать в потенциально опасных условиях и научилась у профессионалов, с которыми работала. Однако самый важный урок, который она извлекла из этого опыта, — это сочувствие и сострадание.

«Самая большая вещь, которую я узнал во время интернирования в государственной больнице Бриджуотер, и я очень увлечен этим заявлением, — это не позволять чьим-то преступлениям или болезни определять их. Многие пациенты, с которыми я работала, были просто потрясающими, независимо от того, в чем их обвиняли или какой у них диагноз », — сказала она.

В своей докторской программе Бранко применяет полученные знания в своей практике. Она больше узнает о том, с какими группами населения она хочет работать, и развивает свои навыки оценки и оценивания.

«Вот где моя страсть», — сказала она.

Типы любви | Психология развития

Треугольник любви Штернберга: три составляющих

Sternberg (1988) предполагает, что есть три основных компонента любви: страсть, близость и приверженность.Любовные отношения различаются в зависимости от наличия или отсутствия каждого из этих компонентов. Страсть — это сильное физическое влечение, которое партнеры испытывают друг к другу. Близость предполагает способность делиться чувствами, личными мыслями и психологической близостью с другим. Приверженность — это осознанное решение оставаться вместе. Страсть можно найти на ранних этапах отношений, но для развития близости нужно время, потому что она основана на знании партнера. После установления близости партнеры могут решить остаться в отношениях.Хотя многие согласятся, что для отношений важны все три компонента, многие любовные отношения не состоят из всех трех. Давайте посмотрим на другие возможности.

Нравится : В этих отношениях присутствует близость или знание друг друга, а также чувство близости. Однако страсть и целеустремленность — нет. Партнеры не стесняются быть самими собой и раскрывать личную информацию. Им может казаться, что другой человек их хорошо знает, может быть с ними честен и сообщать им, если они думают, что этот человек неправ.Эти партнеры — друзья. Тем не менее, когда вам говорят, что ваш партнер «думает о вас как о друге», это может быть сокрушительным ударом, если вы испытываете к нему влечение и ищете романтических отношений.

Влечение : Возможно, это версия Штернберга «любви с первого взгляда». Влечение — это немедленное сильное физическое влечение к кому-либо. Человеку, который увлечен, трудно думать ни о чем, кроме другого человека. Короткие встречи снова и снова проигрываются в голове; может быть трудно есть и может быть довольно постоянное состояние возбуждения.Однако увлечение длится довольно недолго, возможно, от нескольких месяцев до года или около того. Как правило, это основано на химическом притяжении и представлении о том, что один думает о другом.

Роковая любовь : Однако некоторые люди с сильным физическим влечением стремятся к приверженности в начале отношений. Страсть и преданность — это аспекты бессмысленной любви. Нет близости, и обязательство преждевременно. Партнеры редко говорят серьезно или делятся своими идеями.Они сосредотачиваются на своем сильном физическом влечении, и все же один или оба также говорят о длительных обязательствах. Иногда это происходит из-за чувства незащищенности и желания убедиться, что партнер привязан к отношениям.

Пустая любовь : Этот тип любви может быть обнаружен позже в отношениях или в отношениях, которые были сформированы для удовлетворения потребностей, отличных от близости или страсти (деньги, воспитание детей, статус). Здесь партнеры стремятся оставаться в отношениях (для детей, из-за религиозных убеждений или потому, что, возможно, нет альтернативы), но не делятся друг с другом идеями или чувствами и не испытывают физического влечения друг к другу.

Романтическая любовь : Близость и страсть — составляющие романтической любви, но нет никаких обязательств. Партнеры проводят много времени друг с другом и наслаждаются своей близостью, но не планировали продолжать «что бы то ни было». Это может быть правдой, потому что они не в состоянии брать на себя такие обязательства или потому, что они ищут страсти и близости и боятся, что они угаснут, если они возьмут на себя обязательства друг перед другом и начнут сосредотачиваться на других видах обязательств.

Товарищеская любовь : Близость и преданность — отличительные черты товарищеской любви.Партнеры любят и уважают друг друга, и они стремятся оставаться вместе. Но их физическое влечение могло никогда не быть сильным или просто исчезло. Это может быть истолковано как «все так, как есть» после такого долгого времени, проведенного вместе, или может возникнуть чувство сожаления и утраты. Тем не менее партнеры — хорошие друзья, преданные друг другу.

Непревзойденная любовь : Близость, страсть и преданность присутствуют в непревзойденной любви. Часто это идеальный тип любви.Пара разделяет страсть; искра не погасла, и близость есть. Они чувствуют себя лучшими друзьями, а также любовниками, и они стремятся оставаться вместе.

Типы влюбленных

Ли (1973) предлагает теорию стилей или типов влюбленных, основанную на анализе многовековых писаний о любви. Читая их, подумайте, как эти стили могут стать частью описанных выше типов любви.

Pragma — это стиль любви, который подчеркивает практические аспекты любви.Прагматичный любовник учитывает совместимость и чуткость выбора партнеров. Этот любовник будет озабочен жизненными целями, статусом, семейной репутацией, отношением к воспитанию детей, проблемами карьеры и другими практическими проблемами.

Мания — стиль любви, характеризующийся непостоянством, незащищенностью и собственничеством. Этот любовник сильно расстраивается во время ссор или расставаний, у него могут быть проблемы со сном, когда он влюблен, и очень сильно переживает эмоции.

Agape — это альтруистическая, бескорыстная любовь.Эти партнеры отдают себя, не ожидая ничего взамен. Такой любовник ставит счастье партнера выше своего собственного и жертвует собой ради его блага.

Эрос — это эротический стиль любви, в котором человек чувствует себя поглощенным. Для такого типа любовника важны физическая химия и эмоциональная вовлеченность.

Ludus относится к стилю любви, который подчеркивает игру обольщения и веселья. Такой любовник избегает обязательств и часто имеет несколько любовных интересов одновременно.Этот любовник не раскрывает себя и, на самом деле, может предпочесть другие догадки. Этот любовник легко может разорвать отношения.

Storge — это стиль любви, который со временем развивается медленно. Часто это начинается с дружбы и намного позже становится сексуальной. Эти партнеры, вероятно, останутся друзьями даже после разрыва.

Фреймы отношений

Еще один полезный способ рассмотреть отношения — это рассмотреть степень зависимости в отношениях.Дэвидсон (1991) предлагает три модели. Отношения A-кадра — это отношения, в которых партнеры опираются друг на друга и сильно зависят от другого в плане выживания. Если один партнер меняется, другой рискует «упасть». Этот тип отношений не может легко приспособиться к изменениям, и партнеры уязвимы, если они произойдут. Расставание могло быть разрушительным.

Отношения H-frame — это отношения, в которых партнеры живут параллельной жизнью. Они редко проводят время друг с другом и, как правило, живут раздельно.То, что они делят, обычно тратится на выполнение обязательств, а не на обмен интимными отношениями. Этот независимый тип отношений может закончиться без эмоциональных страданий.

Связь M-кадр является взаимозависимой. Партнеры обладают сильным чувством связи, но также могут оставаться в одиночестве, не терпя опустошений. Если эти отношения закончатся, партнеры будут обижены и опечалены, но все равно смогут стоять в одиночестве. Эта способность проистекает из сильного чувства любви к себе.Партнеры могут любить друг друга, не теряя самоощущения. И у каждого человека есть чувство собственного достоинства и уверенность, которые обогащают отношения, а также укрепляют его самого.

Мы рассматривали любовь в контексте самых разных отношений. В нашем следующем уроке мы более подробно остановимся на супружеских отношениях. Но прежде чем мы это сделаем, мы исследуем динамику влюбленности и разрыва.

Процесс любви и разрыва

Рейсс (1960) предлагает теорию любви как процесса.Основываясь на теории любви о колесе, любовные отношения начинаются с установления взаимопонимания.

Раппорт предполагает обмен симпатиями, предпочтениями, установление общих интересов. Следующий шаг — начать раскрывать больше личной информации через самораскрытие. Когда один человек начинает открываться, общество ожидает, что другой последует за ним, а также поделится дополнительной личной информацией, чтобы каждый пошел на некоторый риск и вырастет доверие. Сексуальная близость также может стать частью отношений.Постепенно партнеры начинают больше рассказывать о себе, и их встречают поддержку и принятие, поскольку они выстраивают взаимозависимость. Со временем партнеры начинают полагаться друг на друга в удовлетворении своих потребностей. Колесо должно продолжаться, чтобы любовь длилась. Для партнеров становится важным продолжать устанавливать взаимопонимание, обсуждая события дня, сообщая о своих целях и желаниях и показывая признаки доверия. Партнеры должны продолжать полагаться друг на друга для удовлетворения определенных потребностей.Если колесо поворачивается вспять, партнеры все меньше и меньше говорят, меньше полагаются друг на друга и с меньшей вероятностью раскроют информацию.

Процесс разочарования: разрыв отношений

Когда отношения только начинаются, партнеры склонны давать друг другу преимущество в виде сомнения и сосредотачиваются на том, что им нравится друг в друге. Недостатки и недостатки не остаются незамеченными; скорее, их описывают как милые качества. Так, например, партнер, у которого очень большой нос, описывается как «выдающийся» или как «обладающий яркими чертами».Это очень воодушевляет, потому что особенности, которые раньше могли вызывать смущение, теперь принимаются или даже ценятся. Однако, как только партнеры начинают процесс расставания, от этих взглядов отказываются, и сомнительные качества снова становятся недостатками и недостатками.

Керстен (1990) дает взгляд на динамику распада. Хотя эта работа в первую очередь о разводе, динамика разрыва любых долгосрочных отношений схожа. Начальная фаза расставания включает в себя видение недостатков в отношениях, но сохранение надежды на улучшение ситуации.Это улучшение потребует сотрудничества со стороны партнеров, потому что в первую очередь они виноваты. Таким образом, до тех пор, пока обиженный партнер вносит необходимые изменения и, конечно, обиженный партнер будет давать необходимые советы, поддержку и руководство, отношения будут продолжаться. (Если вы думаете, что это не сработает — вы правы. Попытки изменить партнера обычно обречены на провал. Хотели бы вы, чтобы ваш партнер попытался изменить вас?)

Когда становится ясно, что попытки изменить бесполезны, наступает средняя фаза.Этот этап отмечен разочарованием. Партнеры говорят все меньше и меньше, редко смотрят друг другу в глаза и отдаляются друг от друга. Один все еще может попытаться наладить контакт, но другой явно теряет интерес и рассматривает преимущества и издержки разрыва отношений.

В завершающей фазе было принято решение уйти. Конкретные детали прорабатываются. На данный момент очень сложно изменить отношения. Доверие уменьшилось, и мысли обратились в другое место. Это этап безнадежности.

Мы рассмотрим брак, развод и сожительство более подробно в нашем следующем уроке.

Страсть — Без Предмета — Энциклопедия Психоанализа

Страсть — это отказ эго к объекту (человеку или абстрактной идее), который занял место идеала эго. Отношения — это отношения отчуждения, в которых объект желания стал объектом потребности.

Хотя Фрейд часто ссылался на страсть — индивидуальную или коллективную — на протяжении всей своей работы, он не отличал ее от состояния влюбленности, которое для него нашло свое крайнее проявление в страсти.Впоследствии другие авторы исследовали специфические характеристики этого состояния, которое в некоторых отношениях напоминает зависимость.

Психоаналитик страстно сталкивается как с философскими, так и с психиатрическими элементами. Платон в «Федре» описал это явление как горящее состояние, при котором душа отделяется от тела. Марсилио Фичино видел в «божественной ярости» просветление души, а Джордано Бруно видел в «героической ярости» отчуждение, в котором исчезает самосознание. Гегель утверждал, что «ничего великого невозможно без страсти.Точно так же Фрейд говорил о страстном отказе от абстрактных идей или идеалов, даже от исследований, как он обнаружил у Леонардо да Винчи (1910c) — и самого себя.

Состояния страсти, изучаемые психиатрией, больше напоминают паранойю, чем любовь (Клерамбо). Фрейд различал три типа страсти: страсть, возникающую из любви, страсть, которая соответствует катексису сублимированной активности, и страсть, которая имеет больше общего с ненавистью, чем с любовью (эротомания).

Что касается страсти, связанной с любовью (1921c), то степень идеализации объекта и соответствующее ослабление эго ведет к покорности субъекта. Фрейд использовал модель гипнотических отношений, чтобы описать подчинение толпы своему лидеру: «Первичная орда — это сумма людей, которые поставили один объект вместо своего идеала эго и, следовательно, в своем эго отождествили себя друг с другом. . » Исследование Gradiva Фрейдом находится на границе между любовным катексисом и страстным вложением в абстракцию (1907a).«Заблуждение» состояло как раз в том, чтобы подменить последним (археологическое возрождение) живую молодую девушку, которую герой больше не узнает. От подавленных воспоминаний до фантазий и заблуждений возникает ощущение непрерывности, подобное тому, что Фрейд обнаружил между любовью и страстью.

Страстный катексис сублимированной деятельности вызван перемещением, перенаправлением влечения. Леонардо, «превратив свою страсть в жажду знаний, теперь предался исследованию с упорством, непрерывностью и проницательностью, которые ассоциируются со страстью» (1910c).Происхождение предрасположенности к страсти может быть связано с интенсивностью эротических отношений между матерью и ребенком («Моя мать давила мне рот бесчисленными поцелуями», — писал Леонардо). В «Наблюдениях за переносом любви» (1915a [1914]) Фрейд связал бурную страсть пациента к аналитику с сопротивлением. Помимо технических вопросов, он продолжает указывать на то, что это очевидное отказ от любви на самом деле является требованием, не имеющим никакой реальной основы. Эти пациенты «со своей страстью, лишенной каких-либо социальных связей, хотели бы оставить врача в своей власти.«Это отношение подчинения, которое Фрейд сравнивает с опасными манипуляциями с взрывчатыми веществами, ближе, несмотря на его утверждения, к эротоманиакальной форме паранойи, чем к состоянию влюбленности, даже если она сильна.

Шандор Ференци говорил о «языке страсти» в противоположность «нежности» (1932), подчеркивая травмирующую силу смешения языков между взрослыми и ребенком, от сексуального изнасилования до эротического наказания. Он подчеркнул «преждевременное прививание разновидностей эротической любви, наполненной чувством вины, на человека, который все еще незрел и невиновен.«Годы спустя Дэниел Лагаш (1947) исследовал с психоаналитической точки зрения клиническое лечение состояний страсти (ревности, эротомании).

Пьера Оланье (1979) разработала новый подход к концепции страсти, которую она определила как «отношение, в котором объект стал для Я еще одним исключительным источником всего удовольствия и был перемещен в иерархии потребностей. . » Для этого есть три прототипа: отношение наркомана к наркотику, отношение игрока к игре, отношение другого к Я, то есть «любовная страсть», которая качественно, а не количественно различается. от любви.Характеризуясь асимметрией между двумя партнерами, когда один кажется недостижимым, личные отношения предполагают желание подчинения, поддерживаемое «индуктором» или возбудителем страстей, который использует страдания другого для контроля эмоций.

Литература оказывает неоценимую помощь в расширении психоаналитического исследования страсти. В нем можно найти постоянные элементы, такие как фантазия о непрозрачном и взрывоопасном теле, отрицание естественного ритма времени, который всегда присутствует в его мгновенности, и бесконечное расширение пространства в представлении слияния, которое всегда расположен в будущем.Страстный человек изо всех сил пытается противодействовать невозможной скорби и, более глубоко, осознать отсутствующее нарциссическое единство. Жизненно важный вопрос, воплощенный в страсти, хорошо иллюстрируется преступлениями на почве аффекта (Mijolla-Mellor, Sophie de, 1987).

См. Также

Список литературы

  1. Фрейд, Зигмунд. (1907a [1906]). Заблуждения и мечты в «Градиве» Дженсена. SE, 9: 1-95.
  2. ——. (1910c). Леонардо да Винчи и воспоминания о его детстве. SE, 11: 57-137.
  3. ——. (1915a [1914]). Наблюдения за любовью в переносе (дальнейшие рекомендации по технике психоанализа III). SE, 12: 157-171.
  4. ——. (1921c). Групповая психология и анализ эго.SE, 18: 65-143.

Когда страсть становится разрушительной — Science of Us

Фото: Гарольд М. Ламберт / Getty Images

Общий совет — найти свою страсть и следовать ей; to будьте страстными.Это то, что защищают родители, учителя, менеджеры, тренеры и начинающие спикеры. Жизнь, полная страсти, — это хорошая жизнь, по крайней мере, нам так говорят. Но не все так просто. Тот же драйв, энтузиазм и рвение, которые подпитывают прорыв — будь то спортивный, научный, предпринимательский или артистический — могут быть столь же разрушительными, сколь и продуктивными. Да, страсть может быть прекрасным подарком, но если вы не будете осторожны, она может стать ужасным проклятием. Исследователи психологии называют это различие различием между гармоничной и навязчивой страстью и утверждают, что понимание этой разницы является ключом не только к долгосрочному укреплению здоровья, счастья и работоспособности, но и к предотвращению страданий.

Считайте одного из самых энергичных руководителей в истории, который однажды сказал: «Я ценю страсть, наверное, больше, чем любой другой атрибут». Как генеральный директор компании с оборотом 60 миллиардов долларов, он следил за тем, чтобы нанимали только самых увлеченных сотрудников, и поощрял стремление к результативности любой ценой. Он работал с беззастенчивым рвением, приходя рано и задерживаясь допоздна, меняя свою биологическую семью на свою корпоративную. Во время его правления его компания, оцененная журналом Fortune Magazine как самая инновационная в Америке, значительно опережала рынок.

Главного исполнительного директора звали Джеффри Скиллинг, его компанией была Enron, и его неподдельная страсть к продолжению роста ее финансовых показателей привела к одному из самых грандиозных корпоративных мошенничеств и банкротств в истории.

Не только навыки:

• «Для меня цель школы заключалась в том, чтобы научиться инструментам, позволяющим заниматься тем, что ты любишь. И я чувствовала, что у меня есть эти инструменты, чтобы быть в состоянии зациклиться на том, чем я хочу заниматься, несмотря ни на что », — сказала Элизабет Холмс, которая в 2015 году в Washington Post превозносила, чтобы проиллюстрировать« важность страсти. .Всего год спустя биотехнологическая компания 31-летнего мужчины Theranos, которая пообещала «изменивший мир» продукт для тестирования и анализа крови и хвасталась максимальной оценкой в ​​ $ 9 млрд. чтобы соответствовать стандартам эффективности и не предоставить достаточных доказательств эффективности, а также в настоящее время сталкивается с судебным иском от ведущего инвестора, обвиняющего компанию в мошенничестве с ценными бумагами.

• «Найдите свою страсть.Работайте над этим. Не сдавайся. Никогда не сдавайся ». Эти слова представляют собой карьерный совет Алекса Родригеса, которого хвалили как одного из величайших игроков в бейсболе — то есть до тех пор, пока он не был пойман в одном из самых громких бейсбольных скандалов, связанных с допингом.

Каждый из них можно рассматривать как убедительные примеры того, что происходит, когда страсть идет наперекосяк (хотя можно с уверенностью сказать, что и другие факторы тоже сыграли свою роль). Однако подобные бедствия в меньших масштабах происходят постоянно. Как уже отмечалось в Science of Us, слишком часто люди увлекаются достижением цели и в конечном итоге связывают свою личность с этой целью и теряют из виду свои внутренние причины, по которым они в первую очередь стремятся к ее достижению.Они стремятся добиться успеха любой ценой и в результате причиняют вред себе и другим.

Это то, что профессор психологии Квебекского университета Роберт Валлеран называет навязчивой страстью . В то время как почти все страсти могут привести к чувству одержимости (просто спросите олимпийского спортсмена или подростка, влюбившегося в первый раз), «навязчивая страсть» Валлерана относится именно к тем, которые мотивированы внешними достижениями и признанием больше, чем внутренними. удовлетворение.С навязчивой страстью люди связывают свою самооценку с подтверждением, которое может принести деятельность, и становятся более увлеченными , чем , чем выполнением самого действия.

При таком мировоззрении переживание неудач или даже просто отсутствие прогресса — оба из которых неизбежны для любого, кто раздвигает границы — кажется личной атакой. Каждый шаг назад или в неверном направлении, и ваше эго, ваше буквальное чувство «я» получает удар. Когда кто-то плохо отзывается о вашей компании или не любит вашу работу, он не атакует объект или результат; они атакуют , вы .Неудивительно, что Скиллинг, Холмс и Родригес дошли до таких крайностей, когда начали колебаться в своих занятиях. Они не защищали свои компании или команду; они защищали себя.

Даже когда кто-то добивается законного успеха (как поначалу Скиллинг, Холмс и Родригес), если это результат навязчивой страсти, он обречен на неприятности в будущем. Это потому, что они всегда будут жаждать большего: больше денег. Больше известности. Еще медали.Больше подписчиков. И поэтому становится легко попасть в бесконечный цикл поиска удовлетворения. Современная бихевиористская наука называет этот цикл гедонической адаптацией или открытием того, что люди быстро адаптируются к состоянию счастья или удовлетворенности, и вскоре они перестают нуждаться в этом. За столетия до того, как гедонистическая адаптация стала термином, Будда назвал это страданием.

«Наш успех может быть причиной большего беспокойства о дальнейшем сохранении нашего успеха», — пишет поэт Дэвид Уайт.Он прав. Валлеран и его коллеги обнаружили, что независимо от области деятельности люди, проявляющие навязчивую страсть, не только склонны к неэтичному поведению, но также имеют высокий риск тревожности, депрессии и эмоционального выгорания. Их отношения со своей страстью, вероятно, разрушатся, и их общее удовлетворение жизнью будет низким.

Лучшая страсть
К счастью, одержимая страсть — не единственный путь. Его противоположность — то, что Валлеран называет гармоничной страстью — возникает, когда человек увлекается деятельностью, прежде всего ради удовольствия от выполнения самой деятельности.В отличие от навязчивой страсти, исследования показывают, что гармоничная страсть связана со счастьем, здоровьем, удовлетворением жизнью и долголетием в поисках. (Конечно, действительно стремление к чему-то по-прежнему связано с расходами, даже если вы делаете это с гармоничной страстью: все остальное, чем вы в результате жертвуете.)

Возможно, основная разница между навязчивой и гармоничной страстью сводится к тому, как вы определяете успех.

Гармонично страстный человек стремится к прогрессу не ради награды или признания, а ради внутреннего удовлетворения, которое сопровождает личностный рост и мастерство.Это не означает, что вы должны (или даже можете) полностью игнорировать все внешние результаты. Это невозможно, если у вас нет обширной умственной подготовки и лет духовного руководства. Каждый спортсмен получает толчок от победы. Каждый писатель чувствует себя хорошо, когда продает книги. Каждый бизнесмен при подписании сделки испытывает хотя бы легкое покалывание. Ключ в том, чтобы распознавать эти эмоции, когда они возникают, и сдерживать их, чтобы не дать им превратиться в преобладающие силы , лежащие в основе вашей страсти.

Спросите себя: когда вы садитесь писать, вы садитесь писать или продавать книги? Когда вы приходите на работу, вы делаете это, чтобы учиться и вносить значимый вклад или чтобы получить повышение и заработать бонусы? Когда вы тренируетесь и соревнуетесь, нужно ли вам стать лучше и овладеть своим телом, или чтобы выиграть награды или подняться в рейтинге? Когда вы любите — будь то партнер или ребенок — вы делаете это для укрепления интимной связи или для того, чтобы вы могли вести хронику своих отношений в социальных сетях? Львиная доля вашей страсти не должна исходить извне; это должно исходить изнутри.

Литература по страсти перекликается с темой, которая пронизывает все другие измерения психологии: слишком много полагаться на внешнюю мотивацию или пытаться быть совершенным в глазах других — это часто рецепт несчастья и неудач. Например, исследователи, изучающие мотивацию, утверждают, что во многих случаях внешние стимулы на самом деле мешают, а не помогают, долгосрочным результатам. Точно так же психологи, изучающие перфекционизм, обнаружили, что попытки достичь совершенства, чтобы произвести впечатление или заслужить уважение других, могут нанести вред психическому здоровью.

В конечном итоге, возможно, основная разница между навязчивой и гармоничной страстью сводится к тому, как вы определяете успех. Когда успех, к которому вы стремитесь, тесно связан с внешней оценкой, ваши страсти (и ваше здоровье), вероятно, пострадают. Но когда успех, к которому вы стремитесь, связан с опытом выполнения самой деятельности, с внутренним удовлетворением, которое приходит от отдачи чему-то всего, тогда ваши страсти — и ваша жизнь — с большей вероятностью будут гармоничны.

Брэд Стулберг пишет о здоровье и науке о человеческих возможностях. Он соавтор будущей книги PEAK PERFORMANCE . Следуйте за ним в Twitter @Bstulberg .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *