Состояния сознания в психологии: Изменённое состояние сознания — Википедия – Состояния сознания «Основы психологии»

Автор: | 19.08.2019

Содержание

что такое. Виды, теория и практика

Когда речь заходит об измененном состоянии сознания (ИСС), то обычно вспоминают специфические духовные практики эзотериков, выход в астрал, медитации или общение с духами. Вся эта экзотика и мистика к основной массе людей отношения не имеет, да и вообще чаще всего является фейком. Однако измененное состояние сознания – вполне обычный продукт нашей психики, более того, переживать его доводилось каждому, хоть нередко мы даже не обращаем на это внимания. С другой стороны, в ряде случаев феномен измененного сознания никак нельзя назвать ни обычным, ни естественным психическим явлением, хоть все равно к мистике он отношения не имеет. Впрочем, давайте разберемся по порядку.

Измененное состояние сознания с точки зрения психологии

Так как об этом явлении много рассуждают различные мистики, экстрасенсы и представители экзотерических эзотерических учений, то стоит обратиться и к точке зрения научной психологии. Но прежде чем говорить об измененном состоянии сознания, нужно сначала разобраться в том, что такое сознание вообще, то есть в норме. А это не так-то просто, потому что четкого его определения нет, а тайн и загадок у нашего сознания больше, чем объективных знаний о нем. Собственно, то же самое можно сказать и о головном мозге, который продуцирует это сознание.

Нормальное сознание: что это такое

Ясное сознание здорового бодрствующего человека проявляется в отражении действительности, осмыслении ее, планировании действий и контроле над поведением. Главная особенность ясного сознания – адекватность, то есть соответствие той реальности, отражением которой оно является. Образы и мысли, возникающие в нормальном сознании, не противоречат действительности, позволяют в ней ориентироваться и взаимодействовать с окружающим миром.

Например, если я вижу стоящий у стены стул, то, вероятнее всего, это и есть стул, а не инопланетный монстр. Мне это подсказывает и житейский опыт, и логика мышления. Я могу на этот стул сесть, передвинуть его, и он так стулом и останется. А вот если из кабинета начальника вместо него самого выйдет жаба с петушиным хвостом, то, скорее всего, с моим сознанием что-то не так.

Адекватность восприятия и оценки событий, характерная для ясного сознания, нормально сосуществует с воображением и яркими образами фантазии. Ведь этот процесс создания новых образов, в том числе никогда не существовавших в реальности, вполне осознан, и мы прекрасно отличаем продукты нашей выдумки от реальных объектов. А если не отличаем? Тогда речь идет об измененном состоянии сознания.

Каким бывает измененное сознание

С точки зрения психологии, ИСС – это изменение психической деятельности, связанное с приспособлением мозга к нестандартным (аномальным) внешним или внутренним условиям. То есть изменение среды, в том числе биохимии мозга, вызывает реакцию в виде изменения сознания. Такое определение может показаться странным, ведь все мы существуем в постоянно меняющемся мире. Но это не значит, что каждое новое событие приводит к сдвигам в нашей психике.

К ИСС приводят специфические явления и обстоятельства, оказывающие серьезное воздействие на мозг. Они характерны тем, что обычный, стандартный набор психических реакций в этих условиях не работает, вот и происходит сбой. Так, феномен ИСС возникает в состоянии аффекта, когда человек столкнулся с внезапной угрозой для жизни, его или близких ему людей. Внезапная опасность приводит к включению механизмов защиты и отключению рационального мышления, так как размышлять некогда. Человек начинает действовать и совершает иногда почти невозможные поступки: переворачивает руками грузовик, чтобы спасти ребенка, перепрыгивает через четырехметровый забор, бросается в бушующее пламя и выходит невредимым и т. д. Но потом он ничего не помнит и не в состоянии объяснить, как ему удалось совершить подобное. Это и есть один из примеров измененного состояния сознания.

Временное изменение (помрачение сознания) встречается довольно часто, и люди на это почти не обращают внимание. Например, возникает непродолжительная заторможенность при воздействии разных стимулов, когда приходится одновременно реагировать на разные значимые раздражители. Можно сказать, наш мозг «зависает», не в состоянии сразу и быстро переключиться с одной задачи на другую. Кратковременное возникновение ИСС бывает в ситуации сильной усталости, недосыпания или тяжелых эмоциональных переживаний.

Но особый интерес вызывают серьезные, заметные невооруженным глазом отклонения в психической деятельности, которые тем не менее к патологиям не относятся. Проявления таких измененных состояний сознания очень разнообразны, как и причины, их порождающие. Но есть и общие признаки, по которым мы можем определить возникновение у человека ИСС.

  • Субъективность переживаний, когда другие люди не видят или не ощущают того же, что и индивид с ИСС (галлюцинации, видения, иллюзии).
  • Неадекватность образов сознания, то есть несоответствие их реальности.
  • Как следствие этого, неадекватность поведения, так как реакции на субъективную реальность не соответствуют объективной. Например, приняв большой камень за чудовище, человек с ужасом убегает от него. Или отгоняет от себя чертей, которых видит в состоянии алкогольного делирия (белой горячки).
  • Некритичность оценки своих суждений и поведения – человек в состоянии искаженного сознания принимает свои видения за реальность и не чувствует никакого противоречия со здравым смыслом.

Наиболее простой и, думаю, всем известный пример отклоняющегося от нормы поведения при ИСС – это алкогольное опьянение. Оно следствие реакции мозга на отравление этиловым спиртом. Проявляется это в снижении активности лобных долей головного мозга, которые отвечают за рациональный контроль.

В зависимости от причин, вызывающих измененное состояние сознания, выделяют 3 вида этого феномена:

  1. ИСС, возникающее спонтанно, то есть естественным путем.
  2. Состояния, вызванные психотропными средствами.
  3. Изменение сознания в результате использования различных психотехник.

Несмотря на различные факторы, порождающие ИСС, в этих состояниях много общего, но и отличия есть весьма существенные, в том числе в плане последствий. Поэтому стоит на каждом виде остановиться подробнее.

Измененные состояния сознания, вызванные естественными причинами

психологическая адаптация

Наиболее естественным и нормальным из этой группы является сон.

Сон как форма измененного сознания

Да-да, это тоже измененное состояние сознания. Правда, в течение длительного времени его таковым не считали, а рассматривали как просто отдых, во время которого и мозг, и весь организм пассивен. А сновидения считались сродни воспоминаниям или фантазиям.

Но серьезные научные исследования доказали, что сон не связан с утратой активности, во время него наш организм функционирует и мозг довольно активно работает. Мы не утрачиваем сознания, просто оно изменяется, создавая иллюзорные образы из имеющихся у человека в памяти кусочков реальных событий, лиц, предметов.

Значит, и сон является измененным состоянием сознания, хоть и отличается от других подобных явлений. Но его также можно считать реакцией на изменение биохимической среды мозга. В ответ на усталость или годами сформированный ритм сна и бодрствования в нейронах головного мозга вырабатывается особое белковое соединение – мелатонин, который еще называют гормоном сна. Все высшие психические функции тормозятся, снижается активность неокортекса (верхней части коры больших полушарий), и образы подсознания, проникая из глубин психики, изменяют содержание нашего сознания. Механизм сна намного более сложный, но здесь я не буду на нем подробно останавливаться.

Болезненные состояния измененного сознания

Сон – это нормальное и даже необходимое состояние нашего организма. Но в экстремальных ситуациях, когда нервная система переживает сильный стресс, перегрузки или, например, воздействие высокой температуры, могут также возникнуть различные формы ИСС.

  • Бред – болезненное состояние, при котором человек много и бессвязно говорит, рассуждает о странных вещах или беседует с отсутствующими людьми и сам не осознает этого. Часто он даже не реагирует на замечания или вопросы из реального мира.
  • Галлюцинации – видения, образы, порожденные болезненным состоянием организма или экстремальными условиями среды. Так, галлюцинации могут возникнуть в состоянии сенсорной депривации, то есть у человека, лишенного привычных каналов восприятия, например, запертого в тесном темном пространстве в абсолютной тишине.
  • Оглушенное состояние сознания, возникающее из-за тяжелой болезни, при отравлениях и черепно-мозговых травмах. Проявляется это ИСС как заторможенность, задержка реакции, плохая ориентировка в пространстве или безучастность ко всему.

При психических заболеваниях тоже возникает изменение сознания и иногда довольно сильные психические отклонения. Но они к ИСС не относятся, так как этот феномен касается только психически нормальных людей.

ИСС, возникающее под воздействием психотропных средств

Термин «психотропные средства» понимается очень широко. Это разнообразные растительные и химические вещества, вызывающие измененное состояние сознания. Они с древнейших времен использовались в различных мистериях, религиозных культах, практиках эзотерических учений, обрядах жрецов и шаманов. Викинги, например, для достижения воинственной экзальтации и нечувствительности к боли пили отвар из мухоморов. Скифы и древнегреческие жрецы употребляли коноплю, а инки – листья коки. Колдуны Западной Европы в своих ритуалах использовали белену и дурман, а в Юго-Восточной Азии употребляли опиум.

Эти вещества вызывали состояние возбуждения и яркие галлюцинации или, напротив, успокаивали и вводили человека в состояние транса. Они употреблялись эпизодически, по особым случаям, поэтому не вызывали привыкания и не становились наркотиками. Ими они стали тогда, когда их начали использовать ради наживы.

В XX веке список психотропных веществ значительно расширился за счет новых химических соединений, разработанных в специальных лабораториях. Но цель этих веществ та же – достижение состояния измененного сознания. Кроме цели, разнообразные психологически активные вещества объединяет общий механизм действия. Они влияют на состав и форму очень важных структур головного мозга – нейротрансмиттеров или медиаторов. Эти белковые соединения обеспечивают нормальную взаимосвязь между нервными клетками. Изменения в них и вызывают отклонения в психической деятельности, которые сопровождаются обострением всех чувств и ощущением эйфории. Правда, следствия этого тоже не менее яркие: неизбежный «откат» и истощение нервной системы приводят к депрессии, а систематическое употребление психотропных веществ – к привыканию, что связано с изменением биохимии головного мозга.

Измененное состояние сознания называют еще психоделическим. Хоть происходит это название от двух древнегреческих слов – «душа» и «ясный», ясным это состояние назвать сложно. Правда, субъективно наркотический транс чаще всего воспринимается именно как ощущение прозрения. Достаточно в качестве примера привести эксперимент эксцентричного американского физика Р. Вуда. Он, накурившись опиума, в состоянии наркотического транса записал, как ему показалось, гениальную научную идею. Очнувшись, он прочитал сделанную им запись об открытии, которая гласила: «Банан велик, а его кожура еще больше». Вот и все «прозрение».

Кстати, к психотропным веществам относят не только наркотики, но и алкоголь, никотин и даже кофе. Все дело в количестве их употребления.

Измененное состояние сознания как результат психотехники

медитация

Психотехники или, как их еще называют, психоделические духовные практики не менее древние, чем психотропные вещества, и используются они людьми с незапамятных времен. И цель таких практик нам знакомая – осознанное создание состояния измененного или «расширенного» сознания. Достигнутое состояние может проявляться в разных видах:

  • транс, напоминающий гипнотический сон, когда внешняя неподвижность и заторможенность сопровождается яркими видениями и ощущением выхода из физического тела;
  • состояние повышенного возбуждения, сопровождающееся различными странными телодвижениями, выкриками, часто агрессией, например, одержимость;
  • усиление физической активности в сочетании с увеличением физической силы за счет скрытых резервов организма и нечувствительность к боли; в древности это состояние у себя целенаправленно вызывали воины.

Техники введения человека в ИСС довольно разнообразны, но все они направлены на блокирование рациональной сферы сознания и чаще всего вызывают эффект торможения в лобных долях больших полушарий, отвечающих за разумное, контролируемое поведение. В сочетании с этим происходит изменение биохимии мозга, связанное с выработкой белковых соединений стимулирующего или возбуждающего характера, например, эндорфинов. Они действуют на человека аналогично наркотикам, вызывая повышенную активность, эйфорию, заставляя забывать об усталости, боли и голоде.

К техникам, способным воздействовать на работу мозга, относятся 3 вида практик:

  1. Медитация – техника, основанная на погружении себя в состояние транса, отключении ощущения физического тела и акцентировании внимания на процессах внутреннего мира. Существуют разнообразные виды этой техники, которые практикуются и в религиозных культах, и в ряде направлений психотерапии.
  2. Суггестия или гипноз. В отличие от индивидуальной практики медитации, суггестия предполагает воздействие одного человека на сознание другого или группы людей с помощью вербальных и невербальных средств. Целью суггестии тоже является введение «клиентов» в состояние транса, вызывающего некритическое восприятие информации. Это дает возможность внушить людям какие-то образы, мысли, стереотипы поведения.
  3. Радения – под этим термином можно объединить разнообразные психоделические практики, основанные на использовании ритмичных звуков ударных инструментов, движений, выкриков, песнопений и т. д. Все это задает особый ритм, который воздействует на мозг и вводит человека в состояния, похожее на транс. Оно сопровождается яркими видениями и галлюцинациями. Но, в отличие от классического транса, люди двигаются, причем очень активно, и, бывает, не могут прекратить этот «танец», пока не упадут без сознания от усталости. В качестве примера можно привести радения в некоторых христианских сектах или камлания шаманов.

В современной психотерапии и психиатрии успешно используется опыт древних психоделических практик в лечебных целях. Введение пациента в особое состояние транса или гипнотического сна помогает провести коррекцию его психики, например, избавить от фобий, панических атак или посттравматического синдрома.

Кроме традиционного гипноза, используется еще эриксоновский гипноз, как одна из практик НЛП. Назван он в честь разработчика этой методики английского психоаналитика Эрика Эриксона. Из возбуждающих и тонизирующих психотехник наиболее известны аутогенные тренировки, например, по И. Шульцу. А среди успокаивающих методик часто используется голотропная (холотропная) терапия С. Грофмана. Один из базовых элементов этой методики – холотропное дыхание, популярное в последнее время.

Особенность всех этих техник в том, что они проводятся только под наблюдением психотерапевта и направлены на оздоровление человека. Самостоятельное использование подобных методик не рекомендуется, так как может нанести вред психике.

Высшие состояния сознания — Википедия

Высшие состояния сознания (англ. Higher States of Consciousness, также англ. Exceptional States of Mind) — класс изменённых состояний сознания, в которых, как считается, люди достигают повышенных уровней внимания, эмоций или когнитивных способностей. Эти состояния представляются переживающим их людям исполненными смысла, желательными и доставляющими приятные ощущения, однако для их достижения и поддержания (в отличие от других видов изменённых состояний сознания) требуются значительные усилия[1][2][3][4].

Согласно П. Тасси и А. Музе, подобные состояния сознания являются фокусом традиционных восточных практик психологического и духовного роста и характеризуются спонтанным возникновением в пассивном состоянии сознания ясных, выпуклых представлений, которые затем рационализируются в соответствии с системой верований индивида. Ими отмечается, что современная западная культура часто пренебрегает такими состояниями сознания или считает их патологическими[5].

Высшие состояния сознания с конца 1960-х годов являются одним из важнейших направлений исследований в трансперсональных исследованиях, в частности, трансперсональной психологии и трансперсональной психиатрии[6][7][8][9][10]. С начала 1990-х годов в связи с развитием науки о сознании высшие состояния сознания стали широко исследоваться в других направлениях психологии и психиатрии, а также в различных областях нейронауки[11][12][13][14][15][16].

Все крупнейшие религии и многие философские системы говорят (зачастую в символической форме) о состояниях сознания, превосходящих обыденный человеческий опыт. Согласно этим учениям, в каждом человеке заложен потенциал, позволяющий ему выйти на качественно новый, более высокий уровень восприятия себя, окружающих и Вселенной. Достижение высших состояний сознания может быть обеспечено приверженностью определённым идеям, использованием практических методов и медитативных техник, в результате чего сознание трансформируется, очищается и обогащается[6].

Восточные цивилизации с давних времён традиционно уделяли высшим состояниям сознания намного больше внимания, чем Запад. Существование высших состояний сознания в этих цивилизациях считается само собой разумеющимся, причём эти состояния сознания играют важнейшую роль в самых разных сферах деятельности, включая поэзию, живопись, танцевальное искусство, традиционные боевые искусства и др. Восточные цивилизации на протяжении нескольких тысячелетий систематически занимались анализом природы высших состояний сознания и разработкой множества методик, позволяющих максимально эффективно достигать этих состояний. В этой связи западные исследователи чаще всего рассматривают высшие состояния сознания в контексте таких важнейших восточных традиций, как йога, веданта, буддизм и даосизм[17][18][19][20].

Одним из первых учёных на Западе, начавших исследования высших состояний сознания, стал канадский психиатр Ричард Морис Бёкк[en]. В своей книге под названием «Космическое сознание. Исследование эволюции человеческого разума»[en], впервые опубликованной в 1901 году (и многократно переиздававшейся впоследствии на многих языках), он выдвинул теорию, согласно которой существуют три уровня сознания:

  • простое сознание, которым обладают высшие животные;
  • самосознание, которым обладают все люди;
  • космическое сознание, которое настолько же выше самосознания, насколько самосознание выше простого сознания.

В этой книге он рассмотрел мистический опыт Будды, Иисуса Христа, Магомета, Плотина, Данте, Уильяма Блейка, Оноре де Бальзака, А. С. Пушкина и других[21][22].

Один из основоположников психологической науки Уильям Джеймс в 1902 году опубликовал книгу под названием «Многообразие религиозного опыта», в которой описал эмпирическое разнообразие высших состояний сознания. Он полагал, что хотя существование этих состояний невозможно доказать объективно, они могут эмпирически изучаться наукой как с точки зрения когнитивных процессов, так и с точки зрения их воздействия на жизнь индивидов и социумов. Аналогичной точки зрения придерживался основоположник аналитической психологии Карл Густав Юнг[23].

В течение XX столетия экспериментальная психология не занималась исследованиями сознания вообще и исследованиями высших состояний сознания в частности. В 1960-е годы высшие состояния сознания начали изучать представители трансперсональной психологии (которая критикуется рядом учёных по причине отсутствия научных оснований[24] и сомнительной эффективности практик на её базе[25]). Кроме того, интерес к изучению сознания в целом начал возрождаться в когнитивной психологии. Взаимодействие между двумя этими психологическими субдисциплинами почти отсутствует, хотя имеются и исключения – такие, как Центр исследований сознания в Аризонском университете и проводимая им раз в два года конференция «На пути к науке о сознании»[en][значимость факта?].

В 1990-е годы исследованиями сознания в целом и исследованиями высших состояний сознания в частности начали заниматься и другие направления психологии. Кроме того, высшие состояния сознания начали изучаться в нейробиологии, где возникло множество новых смежных направлений, таких как нейрофилософия, нейротеология, нейрофеноменология и др. В настоящее время исследования высших состояний сознаний носят междисциплинарный характер[21].

Достижение высших уровней внимания может происходить в двух противоположных формах: полная концентрация на одном объекте или, наоборот, одновременный охват всего сенсорно-перцептивного поля. Обычно при достижении этих высших состояний сознания у людей исчезает саморефлексия, они ощущают глубокое умиротворение.

Достижение высших уровней эмоций ведёт к интенсивному переживанию счастья, благополучия, сострадания, восторга или радости.

Достижение высших уровней когнитивных способностей сопряжено с ощущением озарения, глубокого понимания природы вещей, устройства мира, ощущением единства со Вселенной или тесной связи с более высокими духовными сферами или сущностями (к примеру, с Богом). В настоящее время наука не имеет данных о том, что люди в высших состояниях сознания действительно получают доступ к новой информации, однако субъективно подобное переживание несомненно присутствует. Кроме того, обычно такое знание невыразимо словами, и оно быстро исчезает при возвращении к обычному состоянию сознания или же утрачивает своё первоначальное субъективно переживаемое значение, становясь банальностью[1][2].

Различные виды высших состояний сознания могут возникать по отдельности или в разнообразных комбинациях. Известны следующие виды высших состояний сознания[1][2]:

Проблема объяснения причин и механизмов возникновения[править | править код]

Хотя высшие состояния сознания на протяжении достаточно долгого времени являются предметом исследований многих учёных и философов, удовлетворительного ответа на вопрос о причинах и механизмах возникновения этих состояний в настоящее время никем из них не представлено[источник не указан 1466 дней]. Стив Тейлор[en] отмечает, что в физикалистских теориях высших состояний сознания имеется тот же самый разрыв в объяснении, что и в теориях, пытающихся объяснить порождение сознания головным мозгом (и тем самым создающих трудную проблему сознания)[10].

В когнитивных и нейропсихологических теориях предложены естественнонаучные, связывающие феномен с функционированием головного мозга, объяснения внетелесных переживаний (подкрепляемые всеми фактами о феномене), модели появления околосмертных переживаний, выявлены также некоторые нейрофизиологические корреляты состояния медитации. Высшие состояния сознания как частный случай изменённых состояний сознания плохо поддаются воспроизведению, очень субъективны и с трудом поддаются описанию, что затрудняет их научное изучение. В то же время любая удовлетворительная теория сознания должна объяснять их существование и возникновение. Однако успехи нейронаук дают всё больше уверенности, что за этими состояниями стоят определённые нейрональные корреляты, и что возможно будет определить структуры и механизмы мозга, ответственные за их возникновение и протекание. Так, в основе сновидений, гипноза, медитации и состояния потока могут лежать механизмы, которые понижают общую активность или связность активности префронтальной коры мозга, а источниками внетелесных и даже мистических переживаний может быть возбуждение некоторых частей височных областей. Аналоги околосмертных переживаний, в свою очередь, могут быть вызваны у здоровых людей применением некоторых препаратов, например, кетамина, или кислородного голодания[2].

Со второй точки зрения высшие состояния сознания, особенно внетелесные, околосмертные и мистические переживания, трактуются как указывающие на потенциальную независимость сознания от функционирования мозга. В рамках этого подхода являются важными эмпирические исследования, которые могли бы подтвердить этот тезис, так как его утверждение вызвало бы революцию в философии и науке в целом, не говоря уже о науке о сознании[2]. В то же время существующие разработанные версии данного тезиса являются плохо фальсифицируемыми[26] и не прогрессивными, но регрессивными исследовательскими программами по классификации Лакатоса, так как они не обладают предсказательной силой, а скорее постоянно приводятся в соответствие со всё более расширяющимся массивом эмпирических данных нейронаук, психофармакологии, сравнительной психологии, поведенческой генетики, эволюционной психологии, психологии развития и нейрофизиологии[27].

  1. 1 2 3 Revonsuo, A. Altered and Exceptional States of Consciousness // Encyclopedia of consciousness (Vol. 1) / W. P. Banks (Ed.). — 1st Edition. — San Diego, CA: Academic Press, 2009. — P. 9-21. — 1034 p. — ISBN 978-0-12-373873-8.
  2. 1 2 3 4 5 Ревонсуо, Антти. Глава 15. Состояния сознания более высокого уровня // Психология сознания / Перевод: А. Стативка, З. С. Замчук. — Санкт-Петербург: Питер, 2013. — С. 288-305. — 336 с. — (Мастера психологии). — ISBN 978-5-459-01116-6.
  3. Raymond J. Corsini. higher states of consciousness // Dictionary of Psychology. — New York: Brunner-Routledge, 2002. — P. 446. — 1176 p. — ISBN 978-1-58391-328-4.
  4. Овчаренко В. И. Higher (state of) consciousness // Англо-русский психоаналитический словарь / Рецензенты: кандидат философских наук Старовойтов В. В., кандидат философских наук Брылев Д. П.. — Москва, 2003. — С. 302. — 408 с.
  5. Patricia Tassi, Alain Muzet. Defining the states of consciousness (англ.) // Neuroscience & Biobehavioral Reviews. — 2001. — Vol. 25, iss. 2. — P. 175—191. — ISSN 0149-7634. — doi:10.1016/S0149-7634(01)00006-9.

    Modern western culture often favours the awake consciousness at the expense of dreaming and completely neglects or classifies as pathologic, states that are considered to be normal and privileged in other cultures, such as ‘transcendental meditation’ or ‘shamanic trances’ [38]. Traditional Eastern ideological systems of psychological and spiritual development presume the existence of a ‘higher stage of consciousness’. As mentioned by Kokoszka [107], they are characterised by vivid spontaneous images which are contemplated during a passive state of mind and eventually experienced as rational, in a specific way congruent with a system of one’s beliefs. This system enables practitioners to experience these states, not only without anxiety and cognitive dissonance, but also with a feeling of high rationality.

  6. 1 2 Needleman, J., & Eisenberg, R. Consciousness, states of // The encyclopedia of religion (Vol. 4) / M. Eliade (Ed.). — New York: Simon & Schuster Macmillan, 1987. — P. 52–59. — VI, 581 p. — ISBN 0-02-909730-4.
  7. Charles T. Tart. 17. Higher States of Consciousness // States of Consciousness. — First edition. — New York: E.P. Dutton & Co., 1975. — 305 p. — ISBN 978-0-525-20970-6.
  8. Andrzej Kokoszka. States of Consciousness: Models for Psychology and Psychotherapy. — Springer Science+Business Media, LLC, 2007. — 288 p. — ISBN 978-0-387-32757-0.
  9. ↑ Spirituality and psychiatry / Edited by Chris Cook, Andrew Powell and Andrew Sims. — Printed by Bell & Bain Limited, Glasgow, UK: RCPsych Publications, 2009. — 228 p. — ISBN 978-1-904671-71-8.
  10. 1 2 Steve Taylor. The Sources of Higher States of Consciousness // The International Journal of Transpersonal Studies. — 2005. — Vol. 24. — P. 48-60. Архивировано 14 июля 2015 года.
  11. Antti Revonsuo, Sakari Kallio and Pilleriin Sikka. What is an altered state of consciousness? // Philosophical Psychology. — 2009. — Vol. 22, № 2. — P. 187–204.
  12. ↑ American Psychological Association/ Psychology of Consciousness: Theory, Research, and Practice
  13. Susan F. Wallock. East-West psychology // The Concise Corsini Encyclopedia of Psychology and Behavioral Science / W. Edward Craighead (Editor), Charles B. Nemeroff (Editor). — Third edition. — Hoboken, New Jersey: John Wiley & Sons, Inc., 2004. — P. 310-311. — 1112 p. — ISBN 978-0-471-22036-7.
  14. С. Ф. Уоллок. «Восточно-западная» психология (east-west psychology) // Психологическая энциклопедия / Под редакцией Р. Корсини и А. Ауэрбаха. Научная редакция перевода на русский язык профессора А. А. Алексеева. — 2-е издание. — СПб: Питер, 2006. — 1096 с. — 3000 экз. — ISBN 5-272-00018-8.
  15. ↑ New Horizons in the Neuroscience of Consciousness / Edited by Elaine K. Perry, Daniel Collerton, Fiona E.N. LeBeau and Heather Ashton. — John Benjamins Publishing Company, 2010. — xxv, 330 p. — (Advances in Consciousness Research (Book 79)). — ISBN 978-90-272-5215-9.
  16. Bernard J. Baars, Nicole M. Gage. 8. The brain is conscious. 7.0 Exceptional states of mind // Fundamentals of Cognitive Neuroscience: A Beginner’s Guide. — Elsevier, 2012. — P. 246-250. — viii, 463 p. — ISBN 978-0-12-415805-4.
  17. Jonathan Shear. Eastern Approaches to Altered States of Consciousness // Altering Consciousness: Multidisciplinary Perspectives. Volume 1: History, Culture, and the Humanities / Etzel Cardeña (Editor), Michael J. Winkelman (Editor). — Santa Barbara: Praeger, 2011. — P. 139-158. — 800 p. — ISBN 978-0-313-38309-0. Архивная копия от 14 июля 2015 на Wayback Machine
  18. Daniel J. Goleman. II Psychology of Meditation 25 The Buddha on Meditation and States of Consciousness // Meditation: Classic and Contemporary Perspectives / Edited by Deane H. Shapiro, Jr. and Roger N. Walsh. — Aldine Transaction, 1984. — P. 317-360. — 722 p. — ISBN 978-0-202-25136-3.
  19. Roger Walsh. Asian Psychologies // The Corsini Encyclopedia of Psychology, Volume 1 / Edited by Irving B. Weiner, W. Edward Craighead. — Fourth Edition. — Hoboken, New Jersey: John Wiley & Sons, Inc., 2010. — P. 148-151. — 480 p. — ISBN 978-0-470-17025-0.
  20. Prof. Anand C. Paranjpe, Prof. Girishwar Misra. Psychology in Pre-Modern India // Encyclopedia of the History of Psychological Theories / Robert W. Rieber (Editor). — 1st Edition. — New York: Springer, 2012. — P. 892-908. — 1228 p. — ISBN 978-1-4419-0425-6. Архивная копия от 5 марта 2016 на Wayback Machine
  21. 1 2 Jayne Gackenbach, Jim Karpen. Chapter 13 — The Internet and Higher States of Consciousness—A Transpersonal Perspective // Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal, and Transpersonal Implications / Jayne Gackenbach (Editor). — Second edition. — Elsevier/Academic Press, 2007. — P. 337-360. — 392 p. — ISBN 978-0-12-369425-6.
  22. Бёкк Ричард Морис. Космическое сознание. Исследование эволюции человеческого разума / Перев. с фр.. — Москва: ООО Издательство «София», 2008. — 448 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-91250-603-1.
  23. Хант Г. Т. О природе сознания: С когнитивной, феноменологической и трансперсональной точек зрения / Перевод с английского Александра Киселева. Научный редактор кандидат философских наук Владимир Майков. — Москва: ООО «Издательство ACT» и др., 2004. — С. 38. — 555 с. — 3000 экз. — ISBN 5-17-022758-2.
  24. Сердюков Ю. М. (д.ф.н., профессор). Альтернатива паранауке. — Академия, 2005. — 307 с. — ISBN 5874442170.
  25. Cooperstein M. A. The myths of healing: A summary of research into transpersonal healing experiences // Journal of the American Society for Psychical Research, Vol 86(2), Apr 1992, 99-133.
  26. ↑ K. Augustine, Y. I. Fishman. The Dualist’s Dilemma, 2015, P. 214—246. Testability & Confirmation: Checking Hypotheses Against the Data.
  27. ↑ K. Augustine, Y. I. Fishman. The Dualist’s Dilemma, 2015, P. 246.

    The independence thesis can thus only assimilate, not anticipate, what the dependence thesis positively predicts. If we evaluate our competing hypotheses in keeping with the sophisticated falsificationism of philosopher of science Imre Lakatos, the dependence thesis is judged progressive for generating a number of successful novel predictions, whereas the independence thesis is deemed degenerating for merely accommodating existing data post hoc (Chalmers, 1999, pp. 138–141; Lakatos, 1978, p. 112, 179).

    .

Измененное состояние сознания — Психологос

​​​​​​​

Фильм «Наука о душе»

Измененные состояния сознания. Беседа Владимира Кучеренко и Александра Гордона.
скачать видео

Изменённое состояние сознания (ИСС) — особое, непривычное для человека состояние его сознания, замечаемое им и окружающими.

Алкогольное опьянение — типичное ИСС.

Нормальными состояниями сознания считают бодрствование, сновидения и глубокий сон. А вот гипноз и транс​ иногда относят к естественным, нормальным состояниям сознания, но чаще — к ИСС.

По В.А. Петровскому, ИСС отличается от ясного сознания тем, что в ней невозможна четкая саморефлексии, «след в след» сопровождающей действия человека и динамику его психических состояний. В ясном сознании человек может «вернуться назад» в своей саморефлексии, и вновь пройти пройденное, а в ИСС это невозможно. В ИСС рефлексия и саморефлексия необратимы, то есть человек не может «вернуться в прошлое», с тем, чтобы пройти путь заново.

В ИСС человек ощущает себя «совсем другим»: иногда это радует, как возможность самообновления, иногда ужасает (страх потерять себя), некоторым это просто по-приколу. Теряется ощущение времени, нарушется обычное понятийное мышление, человек чаще живет в образах и чувствах. Он может себя ощущать и цветком, и птеродактилем, нырять в свои прошлые и заглядывать в будущее человечества, и все это будет для него настоящей реальностью…

Кратковременные переживания ИСС являются характерным свойством сознания и психики здоровых людей. Изменённые состояния могут вызываться совершенно различными триггерами и могут иметь, а могут и не иметь отношение к патологии.

Чаще всего для достижения ИСС использую химию: этиловый спирт, марихуану и другие наркотики. Частые и повторяющиеся ИСС без употребления наркотиков обычно относят уже к области психиатрии, однако многочасовые коллективные танцы дикарей под руководством шамана, групповые сексуальные оргии, потеря ощущения боли во время яростного боя — примеры ИСС, где нет наркотиков и люди в принципе психически здоровы.

Нужны ли людям измененные состояния сознания?

Когда это форма транса, с помощью которой лечат психосоматику — использование ИСС понятно и оправдано. Когда это форма развлечения для мистически ориентированных людей1, это кажется опасной глупостью. Любители ИСС чаще используют сильное влияние на тело: лишение себя сна, экстрим, холотропное дыхание, во время которого происходит кислородное отравление мозга…

Нужно ли вам это и зачем — подумайте сами, пока находитесь в нормальном, а не измененном состоянии сознания.


1 Мистики об измененном состоянии сознания

«В состоянии изменённого сознания человек погружается в миры, неподвластные обычному состоянию сознания. Многие писатели и исследователи отмечали, что вся существующая реальность не ограничивается лишь тем, что мы можем увидеть, услышать и почувствовать в нашем обычном состоянии сознания.

Обычное бодpствующее сознание — очень полезное и в большинстве случаев не допускающее исключений состояние pазума; но это никоим обpазом не единственная фоpма сознания, и не во всех обстоятельствах она является наилучшей. Поскольку мистик пpевосходит свое обычное «Я» и свой обычный pежим осознавания, он способен pасшиpять свое видение, глубже вглядываться в непостижимое чудо существования.

Мистический опыт ценен вдвойне; он ценен, поскольку дает пеpеживающему его лучшее понимание самого себя и миpа, и поскольку может помочь ему вести менее замкнутую на себя и более твоpческую жизнь.

… наше обычное бодрствующее сознание… — это всего лишь одна частная разновидность сознания, тогда как везде вокруг нас за тончайшей завесой находятся потенциальные возможности сознания всецело иного… достаточно лишь приложить усилия, и мы почувствуем, что они рядом… Ни одно описание Вселенной в её целостности не может быть окончательным, если оно не принимает во внимание эти другие формы сознания. Всё зависит от того, как их рассматривать, — ибо они не являются продолжением обычного сознания. Они расширяют спектр восприятия, хотя и не дают готовых описаний; они открывают новые пространства, но не предлагают их карты.» (взято с true-lie.nm.ru)

Вводное занятие Университета

преодоление препятствий к реализации возможностей человека

СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ

Давайте начнем с того, что четко определим значение понятия «состояния сознания». Существует обычное, но бесполезное для нас значение этих слов, которое относится к тому, что человек переживает в настоящий момент. Так, когда вы едите, вы находитесь в состоянии сознания, которое можно было бы назвать «вкус пищи». Если после этого вы начинаете думать о каких-то финансовых проблемах, то вы входите в «финансовое» состояние сознания, и так далее. Но это значение слишком широко для того, чтобы это понятие могло быть полезно для нас. Научное определение того, что такое «состояния сознания», я предложил в своей книге «Состояния сознания», и, согласно этому определению, мы будем использовать термин «состояние» для основных изменений способа функционирования сознания. Например, если я спрошу вас: «Не видите ли вы прямо сейчас обычный ночной сон, и вам просто снится, что вы читаете эту книгу, но вскоре вы проснетесь у себя дома в постели?», я не думаю, что вы ответите утвердительно. На самом деле, когда я задавал этот вопрос во время длинных лекций, порой находились такие, кто поднимал свою руку, чтобы ответить «да», но подобные люди просто любят играть словами. И если я спрашиваю такого человека, готов ли он поспорить со мной на пятьдесят долларов, что через пять минут он проснется у себя дома в постели, он признает, что ему, конечно же, известно, что он не спит.

Этим примером я хотел показать, что существуют общепринятые разграничения между различными состояниями. Обычно в нашем уме существует некоторый паттерн, некоторый стереотипный образ, к которому мы обращаемся в таких случаях и с помощью которого мы классифицируем то, в каком состоянии сейчас находимся. И если вы в настоящий момент обратитесь к образу вашего умственного функционирования, то это будет явно не тот паттерн, который обычно называется состоянием сна. Скорее всего вы сможете назвать этот паттерн бодрствующим, или обычным, сознанием. Отличие достаточно ясное, и большинство из нас согласится, что сон принципиально отличается от бодрствования.

Для того чтобы быть более точным в моем системном подходе к пониманию измененных состояний сознания, я определил дискретное состояние сознания для данного индивида (индивидуальные различия являются очень важным фактором) как уникальную конфигурацию, или систему, психологических структур либо подсистем таких структур. Части, или аспекты, ума, которые при этом могут быть выделены для аналитических целей (такие как память, процесс оценивания, чувство идентичности), объединены в определенные паттерны, или системы. Такие паттерны, или системы, и есть состояния сознания. Природа этих паттернов и элементов, из которых эти паттерны состоят, определяет, что мы можем в этом состоянии и чего не можем. Во сне полет по своей воле вполне возможен. Я не хочу сказать, что это абсолютно невозможно в обычном сознании, но, как правило, сделать это довольно трудно.

Состояние сознания – это динамический процесс; его отдельные аспекты в своих частях могут постоянно изменяться, в то время как общий паттерн будет оставаться тем же самым. Так, например, мои последние пять мыслей отличаются друг от друга по своему содержанию, но все они являются частями одного общего типа сознания, который я называю обычным сознанием. Иногда мне кажется, что состояние сознания работает подобно жонглеру, подбрасывающему несколько шариков: шарики все время движутся по кругу и сменяют друг друга, но общий рисунок их движения остается одним и тем же.

Устойчивый паттерн состояния сознания обеспечивает целостность сознания в постоянно меняющемся мире. «Структуры, действующие в дискретном состоянии сознания, создают систему, в которой действие каждой из ее частей, каждой из психологических структур… стабилизируется функционированием всех остальных структур с помощью обратной связи, так что система (отдельное дискретное состояние сознания) сохраняет свой общий тип функционирования в постоянно меняющейся окружающей среде». Если бы я, находясь возле вас, внезапно хлопнул в ладоши, вы бы вздрогнули. Это было бы изменение в окружающем мире и в текущем внутреннем функционировании вашей психики, но при этом маловероятно, что вы внезапно войдете в «транс», достигнете просветления, потеряете сознание, или что-нибудь вроде этого. Так ваше состояние сознания сохраняет свою целостность в изменяющемся мире.

Состояние сознания является измененным, если оно явно отличается от некоторого основного состояния, с которым мы его сравниваем. Поскольку в качестве стандарта для сравнения мы, как правило, используем обычное состояние бодрствования, то такое состояние, как ночное сновидение, тоже можно считать измененным. Другими хорошо известными примерами измененных состояний являются гипнотическое состояние, состояния, порождаемые психоактивными веществами, например алкоголем, состояния, вызываемые сильными эмоциями, такими как гнев, паника, депрессия или приподнятое настроение [2], а также состояния, вызываемые медитативными практиками.

Мой собственный интерес к измененным состояниям сознания возник у меня еще в детском возрасте. Сколько я себя помню, мои сновидения были реалистичными и яркими. Мои родители, будучи с точки зрения нашей культуры совершенно нормальными людьми, говорили мне, что сновидения нереальны и не надо обращать на них внимания, но мой непосредственный опыт противоречил этой типичной для западной культуры точке зрения. Как люди могли отбрасывать столь реальные аспекты жизни? Почему я так быстро забывал свои сновидения? Как бы мне усовершенствовать свою жизнь в сновидениях? Один вопрос в особенности занимал меня: если я могу летать во сне с помощью определенного акта воли, то почему я не могу заставить этот же акт воли работать и в состоянии бодрствования, так чтобы я мог летать здесь, в этом мире?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Читать книгу Психотехнологии измененных состояний сознания

Владимир Васильевич Козлов Психотехнологии измененных состояний сознания

Методы и техники ПРЕДИСЛОВИЕ

Как хорошо известно, habent sua fata libelli. Римский грамматик Те-ренциан Мавр (I -II вв.), впервые сформулировавший этот тезис, утверждал, что книги имеют свою судьбу в зависимости от того, как их принимает читатель. Как примет читатель эту книгу, мы пока можем только предполагать. Несомненно, этот труд найдет своего читателя.

На самой заре так называемой перестройки – в 1985 году через центр технических переводов появился объемный машинописный текст на русском языке двух американских авторов – Дж. Фейдимена и Р. Фрейгера, озаглавленный «Личность и личностный рост». В течение ближайших пяти лет сей труд разошелся в бесчисленном количестве ксеро- и фотокопий. Именно по этим полуслепым ксерокопиям открывали для себя молодые отечественные психологи личностные концепции и техники персонального и социального роста – как разработанные западными психологами (Фрейдом, Адлером, Юнгом, Райхом, Скиннером, Роджерсом, Маслоу и др.), так и созданные в восточной традиции – в суфизме, дзен-буддизме, йоге и индуизме. Значение работы Фейдимена и Фрейгера вряд ли можно переоценить – в те времена на русском языке не существовало тех многочисленных руководств и пособий по теориям личности, которые заполонили сегодня полки магазинов и книжные развалы.

Диапазон рассматриваемых автором настоящей книги концепций и техник просто поражает: от древних шаманских, разработанных 40000 лет назад, до ультрасовременных, появившихся в последнее десятилетие. Отметим, что задача, поставленная и во многом решенная автором, фантастической сложности – проанализировать широчайший пласт идей, выработанных человечеством и связанных с тем, как человек может реализовать себя наилучшим образом. Сказанного вполне достаточно, чтобы отчетливо понять: написать такую книгу – значит совершить поступок, причем достаточно дерзкий. На это нужно иметь право. У автора настоящей книги оно, несомненно, есть. Писать про личностный рост имеет право тот, кто сам испытал, что это такое. Для меня Владимир Козлов – один из самых ярких примеров self-made man’a. Он человек, нашедший свой индивидуальный путь и в результате радикально преобразившийся.

Я помню его студентом факультета психологии, на котором когда-то работал. Тогда трудно было даже предположить, что он будет писать книги или заниматься наукой. Когда мы встретились с Владимиром позднее, ему было уже 27 лет. Он 1983 году окончил психологический факультет Ярославского государственного университета и к тому времени уже успел поработать инженером-психологом на закрытом предприятии в г. Перми, председателем студенческого профкома педагогического института. Предположение, что он будет писать книги и вести тренинги, по-прежнему не возникало. Проще сказать, что ни сколь-нибудь стильно писать, ни сносно выступать перед аудиторией он совершенно не умел. Его судьба была обычна, так же, как была обычна его должность ассистента кафедры педагогики и психологии педагогического вуза. Он уже поменял две диссертационные темы и сфера его научных интересов – проблема интеракции в неполных семьях – не обещала ничего оригинального. Его поступление в аспирантуру Ярославского государственного университета мне говорило только о том, что, вероятно, будет когда-то защищена диссертация, добавляющая тоску в науку печали незнания, которая называется психологией. Его новая диссертационная тема на меня и вправду нагоняла тоску.

В 1990 году я с удивлением узнал, что Владимир начал читать в университете курс по трансперсональной психологии. В то время о трансперсональной психологии у нас вообще мало кто слышал. Было известно, что из гуманистической психологии выросло новое направление – «четвертая психология», по Маслоу. Даже про Грофа и Уилбера ходило больше легенд, чем достоверной информации. Это в известной степени был вызов академической науке. Более того, Владимир умудрился провести в спортивном зале университета первые сессии холотропного дыхания. Отдадим должное руководителям факультета и кафедры социальной психологии – они проявили «открытость навстречу новому»: впервые на территории огромной страны, которая еще называлась Советским Союзом, в государственном образовательном учреждении на одном из ведущих факультетов психологии, началось преподавание теории и практики дисциплины, чуждой самому духу традиционной психологии как материалистической науки.

Неудивительно, что курс пользовался популярностью: на занятия ходили не только студенты с других специализаций, но и других вузов. Этому способствовали книги и статьи, которые Владимир стал публиковать в каком-то непонятно большом объеме. Те изменения, которые происходили с ним в то время, вызывали противоречивые чувства. Он начал жить так плотно, как будто хотел сделать за годы, как за десятилетия. Книги, написанные Козловым, выходили с такой скоростью, что превышали скорость чтения многих потенциальных читателей. Стоит специально отметить рост качества продукции: с ростом числа публикаций совершенствовался стиль, некоторые его поздние работы написаны хорошим литературным языком, а некоторые просто поэтичны. Я уже не говорю о том, что появляющиеся новые идеи Владимира становятся все более смелыми.

В 1994 году Владимир Козлов защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата психологических наук (по специальностям «Социальная психология» и «Общая психология» история психологии»). В 1998 году, всего через четыре года, защитил докторскую диссертацию по специальности «Общая психология, история психологии», а в 1999 году защитил еще одну докторскую диссертацию, теперь уже по специальности «Социальная психология». В науке постепенно происходят существенные перемены. Диссертация 1994 года вызвала как бурные дискуссии и горячие споры, так и довольно резкие возражения. Через пять лет их было значительно меньше, хотя, конечно, тоже были.

Психология еще очень молодая наука. Поэтому ее контуры, по большому счету, еще не определились: до сих пор активно обсуждается, какой должна быть эта замечательная наука. Уместно напомнить, что научной психологии всего сто с небольшим лет (выдающийся психолог Жан Пиаже настойчиво подчеркивал, что математике – 25 веков). Отец научной психологии Вильгельм-Макс Вундт, выделяя психологию в качестве самостоятельной науки, ограничил ее рамки физиологической психологией, в которой применим метод эксперимента и которая должна исследовать лишь элементарные психические явления. Весь остальной психический мир (к примеру, мышление или память) должен изучаться совсем другой психологией – психологией народов. Ее статус как науки был весьма неопределенен. Психология народов использовала описательные методы, что явно не соответствовало канону «чистой» естественной науки.

Сегодня, в начале XXI века, в психологии нет единства. Взгляды на то, какой должна быть научная психология, существенно различаются. Отметим, что одна точка зрения в современной психологии в известном смысле продолжает «проект Вундта». Она утверждает, что научная психология должна использовать строго научные стандарты (по канону естественных наук). В соответствии с этим психология должна изучать только то, что изучать можно. Иными словами, должна «держать синицу» и напрочь забыть о журавлях, которые тем не менее символизируют психологию в общественном сознании (мало кого волнуют вопросы психофизики, но чисто человеческие проблемы, по-видимому, почти всех). Не случайно поэты (которые, согласно Фрейду, «всегда все знали») и писатели являются большими авторитетами в гуманитарных вопросах, чем иные научные психологи. Наука должна изучать только то, что доступно проверенным методам,«замахнуться» на большее она права не имеет, так как это может оказаться «не вполне научным».

Естественно, не мог не появиться альтернативный проект. Условно назовем его «проект Маслоу». К сожалению, здесь нет возможности хотя бы в нескольких словах осветить интереснейшую предысторию этого проекта. Поэтому констатируем лишь, что появление гуманистической, а затем и трансперсональной психологии сделало очевидным, что научная психология даже во второй половине XX века (да и в начале XXI тоже – принципиально ничего не изменилось!) все же не охватывает всего «психологического пространства». Абрахам Маслоу убедительно показал, что именно наука должна обратиться к исследованию собственно человеческих феноменов, делающих человека человеком: науке «не нужно ограничиваться ортодоксальным подходом. Ей не нужно отрекаться от проблем любви, творчества, ценностей, красоты, воображения, нравственности и «радостей земных», оставляя их «не ученым» – поэтам, пророкам, священникам, драматургам, художникам или дипломатам. Любого из этих людей может посетить чудесное озарение, любой из них может задать вопрос, который следует задать, высказать смелую гипотезу и даже в большинстве случаев оказаться правым. Но сколь бы он ни был убежден в этом, ему вряд ли удастся передать свою уверенность всему человечеству. Он может убедить только тех, кто уже согласен с ним, и еще немногих. Наука – это единственный способ заставить нас проглотить неугодную истину. Только наука может преодолеть субъективные различия в нашем видении и в убеждениях. Только наука может питать прогресс. Однако факт остается фактом: она действительно зашла в своеобразный тупик и (в некоторых своих формах) может представлять угрозу для человечества или по крайней мере для самых возвышенных и благородных его качеств и устремлений. Многие восприимчивые люди, особенно люди искусства, опасаются угнетающего воздействия науки, ее стремления разделять, а не соединять вещи, то есть – разрушать, а не создавать».

Констатируем, что Маслоу – признанный классик гуманистической психологии – призывал (как ранее Карл Юнг) психологию фактически к тому, чтобы охватить всю полноту человеческого бытия. Присоединимся к высокой оценке роли науки, заметив, что вряд ли перспективно на пороге третьего тысячелетия отождествлять всю науку с конкретными (историческими) стандартами и идеалами научной рациональности. Нет абсолютно никаких гарантий, что само представление о науке и научности в третьем тысячелетии не претерпит радикальных изменений.

Научной психологии XXI века предстоит чрезвычайно непростой выбор: или сохранить в неприкосновенности старое понимание «научности» и продолжать разрабатывать привычные проблемные поля (изучать лишь доступные известным научным методам феномены, а все выходящее за пределы привычно объявлять ненаучным), либо «поступиться» строгой научностью и пытаться охватить научными понятиями всю полноту душевной жизни человека. Естественно, что второй путь сложен и тернист, там могут случиться и неудачи. Но зато психология остается психологией (в соответствии с этимологией – наукой о человеческой душе).

На наш взгляд, выбор Маслоу более перспективен. В конечном счете такое решение способствует росту знаний о том предмете психологии, который зафиксирован в самой этимологии этого слова. (В скобках заметим, что многие из сугубо научно-психологических исследований, несомненно, способствуют приросту знаний, но их психологическая ценность – я имею в виду познание собственно психического мира – небесспорна).

Будущее за проектом Маслоу. Подчеркнем, что в данном случае (проект Маслоу) речь идет не о выборе между «наукой» и «не-наукой»: сама наука о психическом должна измениться, поэтому неизбежно должны измениться и представления о научности в психологии. Наука будущего будет другой. Такой выбор – кроме всего прочего – обусловливает необходимость решения нескольких важнейших методологических вопросов психологии. Первым среди них является пересмотр самого предмета психологической науки. Должно быть сформулировано максимально широкое его понимание. Тогда станет очевидно, что традиционная научная психология – это часть психологии в целом, но, естественно, не исчерпывающая «реального психологического пространства». Кроме традиционных психологических «измерений» существуют и другие (например, трансперсональное), и, таким образом, благодаря наличию «операционального стола» (роль которого должно сыграть новое, подчеркнем, широкое понимание предмета), будет возможно их реальное соотнесение. Роль технического «инструмента», позволяющего осуществить такого рода соотнесение, должна выполнить коммуникативная методология. Хотя ее разработка – задача психологии XXI века, эскиз уже существует. Возможно, «проект Маслоу» – расширение реальных границ научной психологии на все психологическое пространство, охват психической жизни индивида во всей ее полноте – состоится. Хочется надеяться, что психологию ждут перемены в направлении, указанном признанным классиком гуманистической психологии (а по нашему мнению, психологии вообще, если она, конечно, претендует на то, чтобы не начинаться со строчной буквы).

Несомненно, Владимир Козлов – сторонник и продолжатель проекта Маслоу. Очевидно, что его книга представляет собой своего рода «введение в психологию» нового века, отвечающего требованиям Маслоу. Это вовсе не означает, что все в книге может быть принято безоговорочно. Некоторые положения дискуссионны, иные спорны. Впрочем, по-другому и быть не может.

В настоящий момент Владимир Козлов – основатель и лидер научно-практического направления – интенсивных интегративных психотехнологий, а также теоретического воплощения этого направления – интегративной психологии. Интересны разработанная им многоуровневая методология психосоциальной работы с населением, а также теория личностных кризисов. Книга Козлова свидетельствует: он успешно разрабатывает новое понимание психического, интегрирующее в себе как древние духовные традиции, так и результаты современных исследований в области нейрофизиологии, антропологии и этнографии, глубинной психологии и феноменологии измененных состояний сознания.

Принцип целостности, подразумевающий понимание психики как чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизующейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и производить новые структуры и формы организации, для автора книги является ведущим. Он предполагает интегративный подход к сознанию, отказ от антропоцентризма и холистическую ориентированность трансформации. Частные методологические принципы, такие, как принципы соотнесенности, потенциальности, позитивности и многомерности истины, являются новым словом в прикладной психологии и аргументированным призывом к новым стратегиям взаимодействия с клиентом как объектом социальной и психологической работы.

Владимиром Козловым предложены структура, основные тенденции, стадии, цели трансформации и интеграции личности, авторская концепция состояний сознания, гипотеза об изначальном состоянии как базового мотиватора духовного поиска человека и сформирована стратегия взаимодействия с личностью в кризисном состоянии.

Он является известным групп-лидером в России (провел около 400 тренингов личностного роста с участием более 15000 человек). Наибольшей известностью пользуются две его авторские тренинговые программы – профессиональный тренинг «Инсайт» и «Духовные путешествия». Кроме того, известно множество других тренингов, которые он разработал, сформировал и провел во многих городах России, в ближнем и дальнем зарубежье. Немногие практические психологи могут похвастаться подобной неистощимой творческой силой: «Анима и Анимус», «Изнанка жизни», «Чарующее путешествие в «Я», «Деньги и Духовность», «Холотропное сознание», «Танец Духа»… По впечатлениям его постоянных учеников, он не повторяет ни одного тренинга, и каждое групповое занятие уникально. Наверное, поэтому его занятия, несмотря на сложность текстов и практик, всегда собирают достойную аудиторию.

Владимир Васильевич имеет более 300 публикаций, из них 25 монографий, 30 научных сборников, вышедших под его редакцией, 23 учебно-методических и учебных пособий. Он член редколлегии ряда научных журналов, а также главный редактор журналов «Вестник интег-ративной психологии» и «Человеческий фактор: Социальный психолог». Наиболее известны его монографии «Психология Свободного Дыхания. Феноменология расширенных состояний сознания», «Пять принципов гармоничной жизни», «Интенсивные интегративные психотехнологии. Теория. Практика. Эксперимент», «Дао трансформации», «Основы трансперсональной психологии. Истоки, истори

Нарушение сознания — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Наруше́ние созна́ния — состояние расстроенного сознания, синдромы его выключения (кома, сопор, оглушение) или помрачения (онейроид, делирий, сумеречное состояние сознания). Полноценное функционирование сознания предполагает состояние бодрствования, обусловленное полноценной реализацией когнитивной функции полушарий головного мозга и их взаимоотношений с пробуждающими механизмами ретикулярной формации, распространение ядер и проводящих путей которой обнаружены в диэнцефальной области, среднем мозге, варолиевом мосте и продолговатом мозге.

Ретикулярная активирующая система представляет собой функциональное, а не морфологическое понятие и располагается вдоль центральной оси диэнцефальной области и верхних отделов ствола мозга. Это система получает афферентные импульсы из многих соматических, висцеральных, слуховых, и зрительных сенсорных проводящих путей, направляет их в ретикулярное ядро зрительного бугра, из которого, в свою очередь, активация распространяется по всем отделам коры головного мозга.

Нарушение сознания является проявлением дисфункции полушарий, верхних отделов ствола головного мозга, или и той, и другой области одновременно. Так, местное поражение супратенториальных структур может носить распространенный характер, а может, вызывая отёк, смещать мозговые структуры, приводя к транстенториальной герниации, сдавлению диэнцефальных отделов головного мозга и нарушению функции диэнцефальной активирующей системы.

  • Первичные субтенториальные процессы (ствола мозга и мозжечка) могут сдавливать или непосредственно повреждать ретикулярную активирующую систему между средними отделами варолиевого моста и диэнцефальной областью.
  • Метаболические или инфекционные заболевания могут оказывать угнетающее воздействие на функцию полушарий и ствола головного мозга посредством патологического содержания компонентов крови или прямого токсического эффекта.
  • Нарушение сознания может наблюдаться также при нарушении мозгового кровообращения (синкопы и инфаркт) или при изменении биоэлектрической активности мозга (эпилепсия). Неадекватный мозговой кровоток и химический дисбаланс крови может также вызывать нарушение электрической активности мозга.
  • Сотрясение головного мозга и психологические расстройства вызывают нарушение сознания без видимых структурных изменений мозга.

Виды нарушений и расстройств сознания[править | править код]

Нарушение сознания может быть кратковременным и длительным, поверхностным и глубоким.

  • Кратковременная потеря сознания наблюдается при синкопах. При судорожных припадках потеря сознания может длиться дольше, а при сотрясении головного мозга может продолжаться до 24 часов.
  • Длительное нарушение сознания наблюдается при внутричерепной патологии или метаболических расстройствах.

Острые и подострые нарушения сознания:

  • Оглушение проявляется снижением уровня бодрствования и обычно сопровождается сонливостью. Выделяют умеренное и глубокое оглушение с весьма условными границами[1].
    • Обнубиляция («туманность сознания», англ. clouding of consciousness) — лёгкая степень оглушения, замедление реакций и «затуманенное» восприятие реальности.
    • Умеренное оглушение — частичная дезориентировка, умеренная сонливость, выполнение всех команд.
    • Глубокое оглушение — дезориентировка, глубокая сонливость, выполнение лишь простых команд.
  • Сопор — сильное угнетение сознания и патологический сон, отсутствие выполнения больным инструкций, возможно получение реакции открывания глаз при сильном стимулировании (на боль или звук)[1].
    • Ступор (англ. stupor) — понятие в англоязычной литературе, аналогичное сопору. Помимо этого, термин используется в психиатрии для обозначения состояния обездвиженности с мутизмом и ослаблением реакций на раздражения (включая болевые)[2].
  • Сомнолентность (англ.)русск. — лёгкое нарушение сознания, при котором пациент часто засыпает, заторможен, однако адекватные реакции могут быть вызваны при помощи кратковременных внешних раздражителей.
  • Кома характеризуется отсутствием реакции и невозможностью пробуждения. При глубокой коме даже примитивные рефлексы могут отсутствовать.
    • Кома I — сознание утрачено, больной не открывает глаза, в ответ на болевые раздражения отвечает некоординированными защитными движениями без локализации боли.
    • Кома II, глубокая — сознание утрачено, отсутствует реакция на боль, отсутствуют спонтанные движения.
    • Кома III, запредельная — сознание утрачено, двусторонний мидриаз, арефлексия, мышечная атония, катастрофическое состояние витальных функций.

Хронические нарушения сознания[1]:

  • Акинетический мутизм — больной в ясном сознании, лежит неподвижно с открытыми глазами, не разговаривает и не отвечает на вопросы. Все двигательные функции подавлены (кроме движений, фиксирующих глазные яблоки).
  • Апаллический синдром (бодрствующая кома) — состояние, при котором сознание остаётся сохранным, глаза больного открыты, он вращает ими в глазницах, но взор не фиксирует, речь и эмоциональные реакции отсутствуют, словесные команды больным не воспринимаются и контакт с ним невозможен, но больной не лежит неподвижно.
  • Синдром «запертого человека» (синдром изоляции) отражает состояние больного, при котором сознание сохранено, но контакт с ним невозможен из-за двустороннего паралича всех частей тела, за исключением движений глазами, которыми больной кодирует свой ответ. Различные заболевания могут приводить к этому состоянию, которое является результатом двустороннего поражения кортико-спинального тракта между средним мозгом и варолиевым мостом или при массивном повреждении нижних моторных нейронов (передних рогов спинного мозга). Строго говоря, не является нарушением сознания, но зачастую ошибочно принимается за него. Данное состояние также иногда называется «псевдокомой».
  • Вегетативное состояние определяется как отсутствие возможности к самопроизвольной ментальной активности из-за обширных повреждений или дисфункции полушарий головного мозга с сохранением деятельности диенцефальной области и ствола мозга, сохраняющие вегетативные и двигательные рефлексы, а также цикл смены сна и бодрствования.
  • Смерть мозга — состояние полной утраты сознания и всех функций мозга.

Синдромы помрачения сознания в психиатрии[править | править код]

Помрачение сознание, расстройства отражения окружающей действительности:

Наиболее частые причины нарушения сознания[править | править код]

Супратенториальные объемные процессы[править | править код]

Субтенториальные повреждения[править | править код]

  • Инфаркт ствола мозга
  • Опухоль ствола мозга
  • Кровоизлияние в ствол мозга
  • Кровоизлияние в мозжечок
  • Травма ствола мозга

Диффузные и метаболические мозговые расстройства[править | править код]

  • Травма (сотрясение головного мозга, ранение мозга или ушибы)
  • Аноксия или ишемия (синкопы, сердечная аритмия, инфаркт лёгкого, шок, лёгочная недостаточность, отравление угарным газом, сосудистые коллагеновые заболевания)
  • Эпилепсия
  • Состояние после эпилептического припадка
  • Инфекции (менингит, энцефалит)
  • Субарахноидальное кровотечение
  • Экзогенные токсины (алкоголь, барбитураты, глютетимид, морфин, героин, метиловый спирт, гипотермия)
  • Эндогенные токсины и метаболические нарушения (уремия, печёночная кома, диабетический ацидоз, гипогликемия, гипонатриемия)
  • Психомоторный эпилептический статус

Эффект бокового смещения срединных структур головного мозга на уровень утраты сознания[править | править код]

  • 0—3 мм — Полное сознание (alert)
  • 3—4 мм — Сонливость (drowsy)
  • 6—8,5 мм — Ступор (stuporous)
  • 8—13 мм — Кома (comatose)

Возможность проведения искусственной вентиляции лёгких для поддержания деятельности лёгких и сердца в течение длительного времени, несмотря на нарушение функции других органов, привела к широко распространённому юридическому и общественному признанию, что смерть человека определяется полным отсутствием деятельности головного мозга, особенно ствола мозга. Для установления этого диагноза врач должен основываться на знании структурных или метаболических причин смерти мозга, при исключении возможности влияния анестезирующих или парализующих препаратов, особенно принятых больным самостоятельно. Коррекция гипотермии (ниже 30 °C) является необходимой.

Осознанность — Википедия

Осознанность — понятие в современной психологии; определяется как непрерывное отслеживание текущих переживаний, то есть состояние, в котором субъект фокусируется на переживании настоящего момента, не вовлекаясь в мысли о событиях прошлого или будущего. Это способность сознания к интроспекции собственной деятельности. Такое определение осознанности подразумевает, что субъективные переживания могут восприниматься самим субъектом непосредственно, без концептуализации, и принимаются как таковые. Осознанность включается в более общее понятие внимательности (англ. mindfulness)[1].

Осознанность — относительное понятие. Животные могут частично осознавать[2], подсознательно осознавать или совсем не осознавать события[источник не указан 2226 дней]. Осознанность может быть направлена на внутренние состояния, такие как внутреннее чутье (интуиция) или чувственное восприятие внешних событий.

Также для различения степени чувственного восприятия используется слово «осознание»

Нервная система, которая регулирует уровень внимания, служит для его ослабления у высокоразвитых животных, так как центральная и периферическая нервные системы обеспечивают больше информации, чем участок мозга, отвечающий за познавательные способности, может обработать. Без системы подавления осознанности мозг может воспринимать гораздо больше информации в так называемом состоянии расширенного сознания.

Психотерапия[править | править код]

Осознанность — базовое понятие в теории и практике гештальттерапии. Понятие осознанности, в том смысле, в котором оно используется гештальт-терапевтами, тесно связанно с понятием интенциональности, развитым феноменологией. Основоположник гештальттерапии, Ф. Перлз, утверждал, что ответственность можно понять, как способность к ответу (англ. respons-ability), то есть «возможность ответить, мыслить, реагировать, проявлять эмоции в определенной ситуации»[3]. Его ученик, К. Наранхо, считал что триадой основополагающих принципов гештальттерапии является «актуальность — осознанность — ответственность»[4]. Также, считается, что способность находиться в настоящем является необходимым условием подлинной осознанности[5].

Базовое осознание внутреннего и внешнего мира человеком происходит в стволе головного мозга. Бьорн Меркер[6], независимый невролог в Стокгольме (Швеция), утверждает, что ствол головного мозга поддерживает элементарные формы сознания у детей с гидроэнцефалитом. Более высокие формы осознанности, включая самосознание, требуют работы коры головного мозга[7]. Но за «первичное сознание» или «базовую осознанность» – как возможность интерпретировать ощущения, исходящие из окружающей среды в соответствии с ближайшими целями и чувствами для того, чтобы управлять поведением, – отвечает ствол головного мозга, который есть не только у человека, но и у большинства позвоночных животных. Психолог Кэрролл Изард подчеркивает, что подобные формы первичного сознания состоят из способности продуцировать эмоции и осознавать присутствие кого-либо ещё в окружении. Они не включают возможность говорить о собственном опыте. Таким же образом люди осознают чувства, которые они не могут назвать или описать. Этот феномен особенно характерен для детей, которые ещё не научились говорить. В соответствии с этим открытием описание инсульта как дефицита активности коры головного мозга сталкивается с серьёзными противоречиями.

Популярная концепция сознания предполагает феномен осознавания себя или самосознание. Попытки описать сознание в неврологических терминах сосредотачиваются на описании нервных клеток головного мозга, которые создают осознавание квалиа, продуцированных другими нервными клетками.

Осознанность по Декарту[править | править код]

Одним из первых тему научного изучения сознания начал развивать Р. Декарт. Он сформулировал тезис «мыслю, следовательно, существую» (лат. Cogito ergo sum). Под мышлением (cogito — дословно, «сознаю») Декарт понимал все то, что совершается осознанно[8]. Для него осознанность — это критерий отличия психических процессов от непсихических, физиологических, телесных[8]. Вместе с тем Декарт наметил путь эмпирического изучения психических процессов — путь непосредственного самонаблюдения (интроспекции), позднее реализованный основателем экспериментальной психологии Вильгельмом Вундтом.

Вне неврологической биологии Умберто Матурана и Франсиско Варела развили «теорию Сантьяго», которая гласит:

«Живые системы — это познающие системы, а процесс жизни является процессом познания. Это утверждение действительно для организмов, как с нервной системой, так и без неё»[9].

Данная теория говорит о том, что познание — это процесс присущий органическому уровню жизни вообще, что мы обычно не принимаем во внимание. Говоря о взаимоотношении таких понятий как осознанность, познание и сознание, эта теория поднимает интересную перспективу с точки зрения диалога философии и науки об осознанности и теории живых систем.

Осознанность — базовое понятие в теории и практике Гештальт терапии.

«Осознанность» также относится к общим знаниям и пониманию по социальным, научным или политическим вопросам. Отсюда происходит частое употребление слова «осознанность» в аспекте повышения осведомленности. Например, в вопросах борьбы со СПИДом или межкультурного общения.

Скрытая осознанность[править | править код]

Скрытая осознанность — это знание о чём-либо без понимания этого. Например, некоторые пациенты со специфическими повреждениями коры головного мозга не могут сказать, карандаш находится в вертикальном или горизонтальном положении. И все же они способны схватить карандаш, используя правильное положение руки и запястья. Этот опыт показывает, что некоторые знания, которыми обладает мозг, проходят через каналы альтернативные сознательному намерению.

  1. Cardaciotto L., Herbert J. D., Forman E. M., Moitra E., Farrow V. The Assessment of Present-Moment Awareness and Acceptance: The Philadelphia Mindfulness Scale (англ.) // Assessment. — Sage Publications, 2008. — Vol. 15, no. 2. — P. 204—223. — doi:10.1177/1073191107311467.
  2. Козловский, Станислав Отражённое сознание (рус.) (журнал). Издательство «ВОКРУГ СВЕТА» (15 ноября 2006). Дата обращения 6 февраля 2014.
  3. Перлз Ф. Гештальт—семинары. Гештальт-терапия дословно. — М.: Институт Общегуманитарных исследований,1998. — 326 с. — С. 71.
  4. Наранхо К. Гештальт-терапия: Отношение и Практика атеоретического эмпиризма / Перев. с англ.— Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. — 304 с. — ISBN 5-87224-083-X.
  5. Гронский А. Экзистенциальные аспекты гештальт—терапии // Человек: траектории понимания. Сборник статей на основе межрегиональной научной конференции. — Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2002. — С. 272—279.
  6. ↑ Consciousness in the Raw, Science News Online, September 2007
  7. Amir Hussain, Igor Aleksander, Leslie S. Smith, Allan Kardec Barros, Ron Chrisley, Vassilis Cutsuridis Brain Inspired Cognitive Systems. — 2008. — pp. 298—299. — ISBN 978-0-387-79100-5.
  8. 1 2 Макарова И. В. Психология: конспект лекций / И. В. Макарова. — 2-е изд., доп. — М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2010. — 237 с. — С. 24—25.
  9. Capra, Fritjof. The Web of Life: A New Scientific Understanding of Living Systems (англ.). — Garden City, N.Y: Anchor Books (англ.)русск., 1996. — ISBN 0-385-47676-0.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о