Сознание человека в психологии: Сознание (психология) — Википедия – Урок 2: Сознание человека — 100urokov.ru

Автор: | 23.08.2019

16. ПОНЯТИЕ О СОЗНАНИИ В ПСИХОЛОГИИ. Шпаргалка по общей психологии

Высший уровень психики, свойственный человеку, образует сознание.

Сознание можно представить также как внутреннюю модель внешней среды и собственного мира человека в их стабильных свойствах и динамических взаимоотношениях. Эта модель помогает человеку эффективно действовать в реальной жизни.

Сознание есть результат обучения, общения и трудовой деятельности человека в социальной среде. В этом смысле сознание есть «общественный продукт».

В зоне ясного сознания находится незначительная часть сигналов, одновременно поступающая из внешней среды и от внутренних органов и систем. Эти сигналы используются человеком для осознанного управления своим поведением. Большая часть сигналов человеком не осознается, хотя они также используются организмом для регулирования некоторых процессов, но на подсознательном уровне. В принципе каждый из этих сигналов может стать осознанным, если выразить конкретное воздействие словами – вербализовать.

Чтобы лучше понять суть сознания, следует остановиться на его психологических характеристиках.

Сознание – это прежде всего совокупность знаний. «Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него, – это знание» (К. Маркс). Поэтому в структуру сознания входят познавательные процессы: ощущение, восприятие, память, мышление, воображение. Нарушение, расстройство, не говоря уже о полном распаде любого из указанных познавательных психических процессов, неизбежно становится расстройством сознания.

Вторая характеристика сознания – это различение субъекта и объекта, т. е. того, что принадлежит «я» человека и его «не-Я». Человек единственный среди живых существ способен осуществлять самопознание, т. е. обращать психическую деятельность на исследование самого себя. Человек может сознательно оценивать свои поступки и себя самого в целом. Животные, даже высшие, не могут отделить себя от окружающего мира. Отделение «Я» от «не-Я» – сложный путь, который проходит каждый человек в детстве.

Третья характеристика сознания – целеполагающая деятельность человека. В функции сознания входит формирование целей деятельности. Именно эта функция сознания обеспечивает разумное регулирование поведения и деятельности человека. Сознание человека обеспечивает предварительное мысленное построение схемы действий и предвидение их результатов. Целеполагающая деятельность непосредственно осуществляется благодаря наличию у человека воли.

Четвертая психологическая характеристика – включение в состав сознания определенного отношения. «Мое отношение к моей среде есть мое сознание», – так определил эту характеристику сознания К. Маркс. В сознание человека включено определенное отношение к окружающей среде, к другим людям. Это богатый мир чувств, эмоций, которые отражают сложные объективные и субъективные отношения, в которые вовлечен каждый человек.

Особо следует подчеркнуть значение речи для формирования и проявления всех указанных функций и свойств сознания.

Только благодаря овладению речью становится возможным ycвоение человеком знаний, системы отношений, происходит формирование его воли и способности к целеполагающей деятельности, появляется возможность разделения объекта и субъекта.

Таким образом, все психологические характеристики сознания человека определяются развитием речи. Будучи усвоен конкретным человеком, язык (в форме речи) становится в известном смысле его реальным сознанием. «Язык есть практическое, существующее и для других людей, и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание…» (К. Маркс).

Некоторые авторы к свойствам сознания также относят построение отношений, познание, переживание и рефлексию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Сознание человека в психологии Л. С. Выготского

Деятельность субъекта – внешняя и внутренняя – опосредствуется и регулируется психическим отражением реальности. То, что в предметном мире выступает для субъекта как мотивы, цели и условия его деятельности, должно быть им так или иначе воспринято, представлено, понято, удержано и воспроизведено в его памяти; это же относится к процессам его деятельности и к самому себе – к его состояниям, свойствам, особенностям. Таким образом, анализ деятельности приводит нас к традиционным темам психологии. Однако теперь логика исследования оборачивается: проблема проявления психических процессов превращается в проблему их происхождения, их порождения теми общественными связями, в которые вступает человек в предметном мире.

Психическая реальность, которая непосредственно открывается нам, – это субъективный мир сознания. Потребовались века, чтобы освободиться от отождествления психического и сознательного. Удивительно то многообразие путей, которые вели к их различению в философии, психологии, физиологии: достаточно назвать имена Лейбница, Фехнера, Фрейда, Сеченова и Павлова.

Решающий шаг состоял в утверждении идеи о разных уровнях психического отражения. С исторической, генетической точки зрения это означало признание существования досознательной психики животных и появления у человека качественно новой ее формы – сознания. Так возникли новые вопросы: о той объективной необходимости, которой отвечает возникающее сознание, о том, что его порождает, о его внутренней структуре.

Сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния. Перед неискушенным человеком наличие у него этой субъективной картины не ставит, разумеется, никаких теоретических проблем: перед ним мир, а не мир и картина мира. В этом стихийном реализме заключается настоящая, хотя и наивная, правда. Другое дело – отождествление психического отражения и сознания, это не более чем иллюзия нашей интроспекции.

Она возникает из кажущейся неограниченной широты сознания. Спрашивая себя, сознаем ли мы то или иное явление, мы ставим перед собой задачу на осознание и, конечно, практически мгновенно решаем се. Понадобилось изобрести тахистоскопическую методику, чтобы экспериментально разделить “поле восприятия” и “поле сознания”.

С другой стороны, хорошо известные и легко воспроизводимые в лабораторных условиях факты говорят о том, что человек способен осуществлять сложные приспособительные процессы, управляемые предметами обстановки, вовсе не отдавая себе отчета в наличии их образа; он обходит препятствия и даже манипулирует вещами, как бы “не видя” их.

Другое дело, если нужно сделать или изменить вещь по образцу или изобразить некоторое предметное содержание. Когда я выгибаю из проволоки или рисую, скажем, пятиугольник, то я необходимо сопоставляю имеющееся у меня представление с предметными условиями, с этапами его реализации в продукте, внутренне примериваю одно к другому. Такие сопоставления требуют, чтобы мое представление выступило для меня как бы в одной плоскости с предметным миром, не сливаясь, однако, с ним. Особенно ясно это в задачах, для решения которых нужно предварительно осуществить “в уме” взаимные пространственные смещения образов объектов, соотносимых между собой; такова, например, задача, требующая мысленного поворачивания фигуры, вписываемой в другую фигуру.

Исторически необходимость такого “предстояния” (презентированности) психического образа субъекту возникает лишь при переходе от приспособительной деятельности животных к специфической для человека производственной, трудовой деятельности. Продукт, к которому теперь стремится деятельность, актуально еще не существует. Поэтому он может регулировать деятельность лишь в том случае, если он представлен для субъекта в такой форме, которая позволяет сопоставить его с исходным материалом (предметом труда) и его промежуточными преобразованиями. Более того, психический образ продукта как цели должен существовать для субъекта так, чтобы он мог действовать с этим образом – видоизменять его в соответствии с наличными условиями. Такие образы и суть сознательные образы, сознательные представления – словом, суть явления сознания.

Сама по себе необходимость возникновения у человека явлений сознания, разумеется, еще ничего не говорит о процессе их порождения. Она, однако, ясно ставит задачу исследования этого процесса, задачу, которая в прежней психологии вообще не возникала. Дело в том, что в рамках традиционной диадической схемы объект ® субъект феномен сознания у субъекта принимался без всяких объяснений, если не считать истолкований, допускающих существование под крышкой нашего черепа некоего наблюдателя, созерцающего картины, которые ткут в мозге нервные физиологические процессы.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ СОЗНАНИЯ
ЧЕЛОВЕКА

Условия возникновения сознания

Переход к сознанию представляет собой начало нового, высшего, этапа развития психики. Сознательное отражение в отличие от психического отражения, свойственного животным, – это отражение предметной действительности в ее отдельности от наличных отношений к ней субъекта, т.е. отражение, выделяющее ее объективные устойчивые свойства.

В сознании образ действительности не сливается с переживанием субъекта: в сознании отражаемое выступает как “предстоящее” субъекту. Это значит, что когда я сознаю, например, эту книгу или даже только свою мысль о книге, то сама книга не сливается в моем сознании с моим переживанием, относящимся к этой книге, сама мысль о книге – с моим переживанием этой мысли.

Выделение в сознании человека отражаемой реальности как объективной имеет в качестве другой своей стороны выделение мира внутренних переживаний и возможность развития на этой почве самонаблюдения.

Задача, которая стоит перед нами, и заключается в том, чтобы проследить условия, порождающие эту высшую форму психики – человеческое сознание.

Как известно, причиной, которая лежит в основе очеловечения животноподобных предков человека, является возникновение труда и образование на его основе человеческого общества. “…Труд, – говорит Энгельс, – создал самого человека”1. Труд создал и сознание человека.

Возникновение и развитие труда, этого первого и основного условия существования человека, привело к изменению и очеловечению его мозга, органов его внешней деятельности и органов чувств. “Сначала труд, – так говорит об этом Энгельс, – а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превратился в человеческий мозг, который, при всем своем сходстве с обезьяньим, далеко превосходит его по величине и совершенству”2. Главный орган трудовой деятельности человека – его рука – могла достичь своего совершенства только благодаря развитию самого труда. “Только благодаря труду, благодаря приспособлению к все новым операциям… человеческая рука достигла той высокой ступени совершенства, на которой она смогла, как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини”3.

Если сравнивать между собой максимальные объемы черепа человекообразных обезьян и черепа первобытного человека, то оказывается, что мозг последнего превышает мозг наиболее высокоразвитых современных видов обезьян более чем в два раза (600 см3 и 1400 см3).1400г.

Мозг человека по сравнению с мозгом высших обезьян обладает и гораздо более сложным, гораздо более развитым строением.

Уже у неандертальского человека, как показывают слепки, сделанные с внутренней поверхности черепа, ясно выделяются в коре новые, не вполне дифференцированные у человекообразных обезьян поля, которые затем у современного человека достигают своего полного развития. Таковы, например, поля, обозначаемые (по Бродману) цифрами 44, 45, 46, – в лобной доле коры, поля 39 и 40 – в теменной ее доле, 41 и 42- в височной доле (рис. 30).

Очень ярко видно, как отражаются в строении коры мозга новые, специфически человеческие черты при исследовании так называемого проекционного двигательного поля (на рис. 30 оно обозначено цифрой 4). Если осторожно раздражать электрическим током различные точки этого поля, то по вызываемому раздражением сокращению раз-личных мышечных групп можно точно представить себе, какое место занимает в нем проекция того или иного органа. Пенфильд выразил итог этих опытов в виде схематического и, конечно, условного рисунка, который мы здесь приводим (рис. 31). Из этого рисунка, выполненного в определенном масштабе, видно, какую относительно большую поверхность занимает в человеческом мозге проекция таких органов движения, как рука (кисть) и особенно органы звуковой речи (мышцы рта, языка, органы гортани), функции которых развивались особенно интенсивно в условиях человеческого общества (труд, речевое общение).

Совершенствовались под влиянием труда и в связи с развитием мозга также и органы чувств человека. Как и органы внешней деятельности, они приобрели качественно новые особенности. Уточнилось чувство осязания; очеловечившийся глаз стал замечать в вещах больше, чем глаза самой дальнозоркой птицы; развился слух, способный воспринимать тончайшие различия и сходства звуков человеческой членораздельной речи.

В свою очередь, развитие мозга и органов чувств оказывало обратное влияние на труд и язык, “давая обоим все новые и новые толчки к дальнейшему развитию”1.

Создаваемые трудом отдельные анатомо-физиологические изменения необходимо влекли за собой в силу естественной взаимозависимости развития органов и изменение организма в целом. Таким образом, возникновение и развитие труда привело к изменению всего физического облика человека, к изменению всей его анатомофизиологической организации.

Конечно, возникновение труда было подготовлено всем предшествующим ходом развития. Постепенный переход к вертикальной походке, зачатки которой отчетливо наблюдаются даже у ныне существующих человекообразных обезьян, и формирование в связи с этим особо подвижных, приспособленных для схватывания предметов передних конечностей, все более освобождающихся от функции ходьбы, что объясняется тем образом жизни, который вели животные предки человека, – все это создавало физические предпосылки для возможности производить сложные трудовые операции.

Подготавливался процесс труда и с другой стороны. По-явление труда было возможно только у таких животных, которые жили целыми группами и у которых существовали достаточно развитые формы совместной жизни, хотя эти формы были, разумеется, еще очень далеки даже от самых примитивных форм человеческой, общественной жизни. О том, насколько высоких ступеней развития могут достигать формы совместной жизни у животных, свидетельствуют интереснейшие исследования Н.Ю. Войтониса и Н.А. Тих, проведенные в Сухумском питомнике. Как показывают эти исследования, в стаде обезьян существует уже сложившаяся система взаимоотношений и своеобразной иерархии с соответственно весьма сложной системой общения. Вместе с тем эти исследования позволяют лишний раз убедиться в том, что, несмотря на всю сложность внутренних отношений в обезьяньем стаде, они все же ограничены непосредственно биологическими отношениями и никогда не определяются объективно-предметным содержанием деятельности животных.

Наконец, существенной предпосылкой труда служило также наличие у высших представителей животного мира весьма развитых, как мы видели, форм психического отражения действительности.

Все эти моменты и составили в своей совокупности те главные условия, благодаря которым в ходе дальнейшей эволюции могли возникнуть труд и человеческое, основанное на труде, общество.

 ПРОБЛЕМА СТРУКТУРЫ СОЗНАНИЯ В ТРУДАХ Л.С.ВЫГОТСКОГО  

Сознание является не только фундаментальным, но и предельным понятием в системе психологических понятий, кроме того, как реальное явление оно с трудом поддается теоретизации и объективированию, что вновь и вновь порождает сомнения в возможности его научного познания средствами, в частности, психологии. Эти трудности вместе с общей девальвацией проблемы сознания, обусловленной влиянием идеологии, привели к существенному снижению в последнее время усилий академической психологии, направленных на изучение проблемы сознания. В связи с этим особую актуальность в настоящий момент приобретает обращение к классике отечественной психологической мысли – трудам Л.С. Выготского, в которых разрабатывалась проблематика сознания, в частности, вопрос о структуре сознания.

Проблема структуры сознания выступила для Выготского как одна из центральных на заключительном этапе его научной деятельности – в 1931- 1934-е годы. При анализе структуры сознания он разделял его системное и смысловое строение.

Под системным строением Выготский понимал сложную совокупность отношений отдельных функций между собой, специфичную для каждой возрастной ступени [6. С. 362]. Смысловое строение сознания он рассматривал как характер обобщений, посредством которых совершается осмысление человеком мира. Появление системного и смыслового строения сознания Выготский связывал с возникновением речи [б. С. 362]. Их развитие и функционирование, согласно Выготскому, может изучаться только в их взаимной связи и взаимной обусловленности: “Изменение системы отношений функций друг к другу стоит в прямой и очень тесной связи именно со значением слов” [6. С. 363]. Однако эти отношения между системным (“внешним”) строением сознания и смысловым (“внутренним”) не являются обратными: внутреннее обусловливает внешнее, т.е. изменение смыслового строения (например, связанное с нарушением функции образования понятий) ведет к трансформации всей прежней системы психических функций (в данном случае – ее разрушению) [6. С. 363].

Рассмотрение структуры сознания Выготский начал с изучения проблемы его системного строения, что было связано с исследованием развития высших психических функций в рамках реализации программы инструментальной психологии. Итоги этой работы он приводит, в частности, в книге “Педология подростка” (1931), которая одновременно явилась переходом к новому циклу исследований, связанных с впервые опубликованными в ней данными экспериментов по образованию понятий. Этими работами было положено начало изучению смыслового строения сознания. Дальнейшее развитие взглядов Выготского было направлено на выяснение связей между системным и смысловым строением сознания в ходе индивидуального раз-вития и на углубление исследования смысловой структуры сознания, что нашло свое выражение в монографии “Мышление и речь” [З].

Системное строение сознания

Выделение особого класса систем – психологических систем – и постановка проблемы их специфики были в отечественной психологии впервые осуществлены именно Выготским [4]. Системность явилась одним из главных принципов Выготского в его исследовании сознания на заключительных этапах его творческой деятельности: идея о сознании как единой системе разрабатывалась им в основном в работах 1930-1934-х годов – “О психологических системах”[4], “Педология подростка” [5 ], “Раннее детство”[6], “Кризис семи лет”[1], “Мышление и речь”[3].

Если инструментальная психология Выготского строилась на понятии об отдельных, хотя и взаимосвязанных функциях, то к концу 20-х годов он приходит к идее межфункциональной психологии, к понятию о психологической системе (сам термин появился к 30-му году) и ее истории. При этом Выготский подверг критике прежнюю психологию, в которой постулировались неизменность и постоянство межфункциональных связей сознания, из-за чего “отдельные психические функции рассматривались в изолированном виде, а проблема их организации в целостной структуре сознания оставалась вне поля внимания исследователей” [3. С. 10]. Превратив постулат прежней психологии в предмет исследования, Выготский поставил перед собой задачу проследить отношения функций в ходе развития такой психологической системы, как сознание [3. С. 217].

В результате исследований, выполненных в рамках инструментальной психологии, он приходит к выводу о том, что психическое развитие ребенка состоит не столько в развитии каждой отдельной функции, сколько в изменении межфункциональных связей и отношений: “Сознание развивается как целое…, а не как сумма частичных изменений, происходящих в развитии каждой отдельной функции. Судьба каждой функциональной части в развитии сознания зависит от изменения целого, а не наоборот”[3. С. 215].

Выготский рассматривал сознание как целостную систему, выделяя в ней в качестве ее элементов отдельные психические функции (об этом он говорит, например, в [1. С. 383]), но в недостаточно явном виде. Окружающей средой для этой системы выступала микросоциальная система отношений, имеющая историческую природу, внутри которой и происходило преобразование системы психических функций. Рассматривая данную среду, Выготский решающую роль отводил социокультурным факторам, которые представлены в виде знаково-смысловых систем, имеющих независимый от индивидуального сознания статус и выступающих вместе с тем инструментами его построения. Большое внимание Выготский уделял связям и отношениям функций между собой, однако в его концепции различные типы связей, в том числе и системообразующие, в достаточной степени еще не дифференцировались. Сама структура этих отношений в системе изучалась Выготским лишь в плане ее генетических преобразований. Выготский рассматривал динамику данной системы в основном в аспекте ее развития, а не функционирования. У Выготского мы встречаем определенные идеи, касающиеся характеристики системы сознания по вертикали, т.е. представления о различных уровнях системы и их иерархии (о том, что генетически более ранние отношения составляют иерархически низшие уровни). Выготским было отдельно разработано представление о самоуправлении и самодетерминации (например, его идеи о саморазвитии, рефлексии, самооформлении и т.д.) системы. Тем самым в модель психологической системы вводилась идея активности, однако об этом крайне редко говорилось применительно именно к сознанию как психологической системе.

Однако идея использовать принцип системности применительно к исследованиям сознания не была, к сожалению, в полной мере реализована Выготским – представления о сознании как психологической системе были еще мало систематизированы и упорядочены, в связи с чем не могла быть построена единая модель сознания как системы. Идея системности в концепции Выготского явилась в недостаточной степени эксплицированной, отсутствовала определенная последовательность и рефлективность в ее разработке, поскольку основное внимание в данном случае было направлено на получение конкретно психологического, а не методологического знания.

Особое место в изучении Выготским системного строения сознания занимает определение характеристик функций (выступающих в данном случае как элементы сознания). В этом плане безусловный интерес представляет идея орудийного строения функций.

В 1927-1931-х годах Выготский работал над программой т.н. “инструментальной психологии”, в соответствии с положениями которой сознание формируется посредством орудий и других экстрацеребральных (работающих вне мозга) “инструментов”, медиаторов, в качестве которых у него выступали в основном слово и знак. Выготский пришел к выводу, что операция употребления знаков лежит в основе развития высших психических функций, система которых образует высший психический синтез, называемый сознанием. Следует отметить влияние марксистской философии на идею орудийного строения функций: так, опосредствующий функцию знак (частный случай “орудий языка”) явился прямым аналогом орудий труда, поставленных Марксом и Энгельсом в центр истории человека. У марксизма была заимствована сама идея специфичной для человека орудийной опосредованное его связей с природным и социальным миром, которая Выготским была развита и распространена на связи человека с самим собой.

Наряду с пониманием сознания как “исторического сознания человека” – сознания предметного и социального, возникающего с появлением речи и характеризующегося системным и смысловым строением [6. С. 366], – мы встречаемся у Выготского с более расширенным значением этого термина, где “сознание” обозначает способ организации психической жизни, определенный синтез, совокупность связей и отношений между функция-ми, высшей ступенью развития которой является система (т.е. “сознание” в узком смысле этого слова): так, Выготский говорил о сознании новорожденного [2. С. 277-278], сознании младенца [2. С. 281, 295].

Представление о сознании как о синтезе явилось, в частности, и решением Выготским проблемы единства сознания. Например, он описывает, как распад этого синтеза (в основе которого лежит нарушение функции образования понятий – т.е. изменение смыслового строения сознания) при шизофрении ведет к появлению расщепления, дезинтегрированности раз-личных тенденций, “всплывающих из бессознательного” и “проникающих всезнание” [5. С. 195].

Кроме того, подобное понимание сознания позволяет исследователям включить в область психологического анализа феномены т.н. “измененных состояний сознания”. Сам Выготский сделал, на наш взгляд, определенные шаги в этом направлении. Так, он неоднократно указывал на факт появляющихся в ходе развития т.н. “разрывов” в памяти: “Ни одна эпоха нашей жизни … не забывается так, как годы полового созревания…. Мы знаем, что память лежит в основе того, что психологи называют единством и тождеством личности. Память составляет основу самосознания. Разрыв в памяти указывает обычно на переход из одного состояния в другое, от одной структуры личности к другой. Характерно поэтому, что мы плохо запоминаем свои болезненные состояния, сновидения” [5. С. 242]. Т.е. эти факты Выготский объясняет переходом “к другой системе связей между отдельными функциями” [5. С. 242], иначе говоря, к другой структуре сознания. Тем самым становится очевидной возможность использования теории сознания Выготского для исследования феноменов измененных состояний сознания.

Следует отметить и то, что понимание сознания как способа организации душевной жизни дает возможность представить более полную картину последовательного развития сознания в онто- и филогенезе, включив в нее стадии формирования предпосылок сознания в собственном смысле слова.

Представление о сознании как синтезе является не просто удобным теоретическим конструктом, позволяющим включить в область психологического исследования многие остающиеся за ее пределами феномены, но и важным методологическим принципом, обеспечивающим рассмотрение сознания как самостоятельного целостного образования (что предполагает совершенно особую проблематику). Существующие в отечественной, традиционно марксистски ориентированной психологии объяснительные принципы, используемые при изучении сознания как сущности, предполагали поиск детерминант сознания за его пределами, что часто вело к отказу от поиска его собственных детерминант. Взгляд на сознание как на синтез представляется нам логическим следствием развития Выготским идеи системности: сознание в его концепции выступает как сложно структурированная система, открытая во внешний мир. Поэтому подобное понимание сознания дает возможность включить в концепцию сознания, например, представления о самосознании.

Выготский в своих многочисленных трудах по возрастной психологии, созданных в период с 1931 по 1934 годы и посвященных, в частности, проблемам возникновения, развития и распада высших форм деятельности сознания (его функций), дал развернутую картину системного строения сознания. В этих работах он развивал идею различных “целостнообразующих” факторов на каждом этапе онтогенеза, воплощенную в представлении о существовании в разных возрастах своей доминирующей функции, вокруг которой выстраиваются и которой подчиняются все остальные. Это предполагает различие единиц анализа для каждого этапа развития сознания. Следует отметить, что данная идея сменяющихся системных оснований представляет особый интерес вследствие своей оригинальности, поскольку, как пишет Е.Е. Соколова, ни в одной из школ целостной психологии не приходили к подобным выводам [9. С. 251].

Смысловое строение сознания

Вторым компонентом строения сознания Выготским названо смысловое строение его. В качестве единицы анализа смыслового строения сознания Выготским было предложено значение. Он рассматривал значение (и понятие как его высшую форму) как средство осознания [5. С. 169]. Значение понималось им как некий эквивалент операции, с помощью которой человек мыслит данный предмет [3. С. 163].

Необходимо отметить и другие подходы Выготского к проблеме единиц анализа сознания. Несмотря на то, что выбор значения в качестве единицы анализа был очень удачен для его теоретической и экспериментальной разработки, Выготский не прекращал поиска иных вариантов, поскольку выбор значения не вполне согласовывался с одним из важнейших психологических принципов самого Выготского – принципом единства аффекта и интеллекта, за нарушение которого он критиковал прежнюю психологию [3. С. 21]. Поэтому для изучения сознания в работе “Кризис семи лет” (1933) он предлагает другую единицу – переживание (что было очень значимо методологически, но представляло большие трудности для экспериментального исследования) [1. С. 382-383]. Однако эти взгляды Выготского не были в достаточной степени разработаны. Так, одновременно с этим, переживание было представлено им и как единица анализа отношений личности и среды [1. С. 382-383].

Однако Выготский предлагал и другой путь реализации принципа единства аффекта и интеллект, который позволяет оставить значение в качестве предмета психологического анализа. Этот путь в самых общих чертах намечается в заключительной, седьмой главе его последнего произведения – “Мышление и речь” (1934). Исследуя проблему внутренних механизмов формирования значения слов, он вводит понятие смысла и обращается к вопросу о соотношении значения и смысла.

Значение слова, по сравнению с его смыслом, согласно Выготскому, представляет собой более устойчивое и менее индивидуализированное образование [3. С. 346-347, 349], так что в некоторых отрывках можно видеть приближение понятия “смысл” по своему содержанию к понятию индивидуального значения (в терминологии Леонтьева). При анализе Выготским планов речевого мышления термин “смысл” получает интерпретацию через обращение к “мотивирующей сфере нашего сознания, которая охватывает наше влечение и потребности, наши интересы и побуждения, наши аффекты и эмоции”[3. С. 357] (но эта интерпретация, на наш взгляд, дается Выготским еще в весьма неявной форме). Вслед за К.С. Станиславским Л. С. Выготский обращается к представлению о подтексте при исследовании понимания смысла речи другого: “За мыслью стоит аффективная и волевая тенденция…. Действительное и полное понимание чужой мысли становится возможным только тогда, когда мы вскрываем ее действенную, аффективно-волевую подоплеку” [3. С. 357].

М.Г. Ярошевский пишет, что смысл становится для Выготского единицей анализа сознания [11. С. 260], поданное мнение, на наш взгляд, представляет собой не просто экспликацию некоторых идей Выготского, но и их развитие с позиций современной психологии. Однако несомненно то огромное значение, которое играло введение Выготским понятия смысла для последующих построений концепции сознания (например, теории А.Н. Леонтьева). Следует отметить и выделенные Выготским законы объединения и слияния смыслов (которые специфичны по сравнению с законами для словесных значений). К сожалению, в отечественной психологии этому не уделялось должного внимания, между тем наблюдаемые Выготским закономерности могли бы помочь объяснению т.н. аффективной логики, работы бессознательного и т.п.

Тем не менее, несмотря на предпринятые Выготским шаги к изучению смысла, категория значения как единицы сознания получила в его концепции несравненно большую разработку.

Значение у Выготского (как и у Леонтьева) является как бы точкой взаимодействия индивидуального и общественного сознания, носителем и средством передачи социального опыта, средством его усвоения конкретным индивидом (на эти представления повлияло марксистское положение о социальной, культурно-исторической обусловленности человеческой психики).

Передача общественного опыта через усвоение значений выступала для Выготского не как постулат, но как проблема – его интересовал сам процесс образования значений. Согласно Выготскому, общественное сознание находит свое отражение не только в содержании значения и его форме (т.е. строении, структуре понятий), но и влияет на сам ход развития значений, задавая ему направление: “Взрослые, общаясь с ребенком при помощи речи, могут определить путь, по которому идет развитие обобщений, и конечную точку этого пути, т.е. обобщение, получаемое в его результате” [3. С. 149-150J. Т.е. способ мышления как бы подтягивается в результате к задаваемому извне готовому продукту, который должен получаться при формировании необходимого способа мышления. В связи с этим Выготский подчеркивал значимость процесса обучения для появления и развития понятийного мышления.

Анализируя содержание понятия “значение” у Выготского в его сравнении с леонтьевским пониманием этого слова, следует отметить, во-первых, что, хотя у обоих авторов значение является средством передачи общественного опыта, у Леонтьева основной упор делается на моменте знаний и представлений об объективном мире, а у Выготского – на способах осмысления и понимания этого мира человеком. Во-вторых, у Выготского, в отличие от Леонтьева, значение наделялось чертами смысла [8. С. 26; 9] (в леонтьевском понимании этих терминов), что, возможно, было обусловлено малой разработанностью его понятия смысла. Кроме того, у Выготского (по сравнению с Леонтьевым) была более узкой сама предметная область данного понятия, поскольку он рассматривал сферу лишь вербальных значений.

Идеи системности были использованы Выготским и для анализа струк-туры значений.

Выготский ставит проблему отношений понятий друг к другу, т.к. без каких-либо определенных отношений к другим понятиям невозможно существование каждого отдельного понятия. Всякое понятие, по Выготскому, есть обобщение, которое происходит путем установления связей между представленными в понятии предметами и остальной действительностью [3. С. 270]. “Таким образом, – пишет он, – самая природа каждого отдельного понятия предполагает уже наличие определенной системы понятий, в некоторой оно не может существовать” [3. С. 270]. Отношения понятий в данной системе Выготский называл отношениями общности [3. С. 270]. Они связаны с характером обобщения, т.е. специфичны для каждой ступени развития значений” [3. С. 271-272].

Выготский вводит представление о мере общности каждого понятия, месте понятия в системе всех понятий, которое зависит от двух моментов: заключенного в понятии акта мысли (т.е. уровня абстрагирования) и представленного в понятии предмета: “Благодаря существованию меры общности для каждого понятия и возникает его отношение ко всем другим понятиям, возможность перехода от одних понятий к другим” [3. С. 273]. Выготский формулирует закон эквивалентности понятий, который гласит, что “всякое понятие может быть обозначено бесчисленным количеством способов с помощью других понятий”[3. С. 273], т.е. эквивалентность понятия означает его способность быть определенным через другие понятия. Разумеется, эквивалентность возникает только на достаточно высоких ступенях развития значений, при этом, поскольку она зависит от отношений общности между понятиями, каждая структура обобщения определяет возможную в ее сфере эквивалентность понятий [3. С. 275].

Благодаря применению идей системности, т.е. включению каждого понятия в систему других понятий, Выготский смог еще более приблизиться к пониманию свойств и природы значений.

Так, он приходит к представлению о значении как свернутой форме определенного движения мысли, как установке к такому движению: “Всякое понятие, изолированно возникающее в сознании, образует как бы группу готовностей, группу предрасположений к определенным движениям мысли. В сознании поэтому всякое понятие представлено на фоне соответствующих ему отношений общности. Мы выбираем из этого фона нужный для нашей мысли путь движения. Поэтому мера общности с функциональной стороны определяет всю совокупность возможных операций мысли с данным понятием” [3. С. 275].

Кроме того, выделение отношений общности дало “надежный критерий структуры обобщения реальных понятий” [3. С. 276], что позволило перейти от изучения экспериментальных понятий к реальным и раскрыть их новые свойства и внутренние связи между отдельными ступенями их раз-вития, “самодвижение” понятий (выявив принцип “обобщения обобщений”). Исследование реальных понятий – научных (системных) и житейских (спонтанных, внесистемных) – помогло обнаружить “недостающее среднее звено” в связи предпонятий с понятиями при переходе от младшего школьника к подростку [3. С. 280].

Таким образом, Выготский, используя идеи системности, пришел к выводам о том, что для истинного понятия характерно такое качество, как системность (т.е. осознанность и произвольность [3. С. 287]), а развитие понятий представляет собой, по сути, становление их системы. То есть такая психологическая система, как сознание, со стороны своего смыслового строения выступает в концепции Выготского как система значений.

Выготский убедительно показал, что значения слов развиваются, в соответствии с этим происходит развитие смыслового строения сознания. Хотя в концепции Выготского основное внимание уделялось развитию отдельных значений, нежели целостной структуры сознания, единицами которой они выступают, возможно интегрировать отдельные высказывания Выготского именно о развитии смыслового строения в целом, о тех ступенях, которые предшествуют как более генетически ранние сознанию, единицей которого является значение в форме понятия (к сожалению, более или менее развернуто у него представлена лишь одна такая стадия, соответствующая сознанию с единицей в форме комплекса, – в работах “Педология подростка [5], “Мышление и речь” [3]). Отмечая, что проявления данного вида сознания встречаются у человека как при распаде ведущих форм мышления (например, при шизофрении), так и в ходе нормального функционирования здорового человека – в сновидениях и в состоянии бодрствования (в его периферическом восприятии) [3. С. 168; 5. С. 188], Выготский выдвинул идею о том, что прежние виды, типы сознания сохраняются у человека в качестве подстройки, в “снятом” виде в ведущих формах [3. С. 18. Возвращаясь к рассмотренным выше представлениям Выготского о сознании как синтезе, можно сказать, что Выготский имплицитно предполагал существование наряду с обычным состоянием сознания в потенциальной форме и других способов организации психической жизни, иных модусов сознания (в основе образования единиц которых – значений – лежит, в частности, мышление в комплексах). Они второстепенны и выходят на первый план лишь в случае ослабления или нарушения ведущего модуса мышления. Эти идеи Выготского имеют, на наш взгляд, особое значение для разработки психологией проблемы измененных состояний сознания.

Подводя итоги рассмотрению взглядов Выготского на структуру сознания, следует отметить идеи, представляющиеся наиболее перспективными для дальнейшего изучения данной проблемы. Это, в частности, выделение системного и смыслового строения сознания; реализация принципа системности применительно к проблеме структуры сознания и рассмотрение сознания как способа организации психической жизни, определенного синтеза, совокупности связей и отношений между функциями, высшей ступенью развития которой является система; идея орудийного (знакового) строения психических функций как элементов сознания; полагание значения в качестве единицы анализа смыслового строения сознания и ряд других. Например, разработка представлений о сознании как о способе организации душевной жизни позволит разрешить проблему единства сознания, последовательно изучить развитие сознания в онто- и филогенезе (включив в предмет исследования стадии формирования предпосылок собственно сознания), не только феноменологически расширить изучаемую область проблематики сознания (за счет явлений измененных состояний сознания), но и осуществить ее методологическую разработку, связанную с выявлением собственных детерминант сознания.

Виды сознания человека

Понятие сознания

Определение 1

Сознанием называют высшую форму отражения реального мира, свойственную людям.

Заключается в обобщении и фокусировке на отражении реальности, используя предварительное мысленное построение образов или действий и предвидении возможных результатов, а также сознательного контролирования поведения личности.

Сознанием можно назвать восприятие окружающей среды и осознанное, осмысленное отношение к людям и вещам, находящимся во внешнем мире.

Понимание сущности сознания среди психологов является неоднозначным. В общем смысле подразумевается отражение действительности на любом уровне физического мира. При этом подчеркивается его взаимосвязь с материей без обнаружения его структуры . В структуру сознания входят такие важные моменты как осознанное отношение к вещам, то есть переживание или конкретное отношение к воспринимаемому субъекту.

Сознание формируется с помощью высшего уровня психики.

Свойства сознания

Сознание обладает следующими свойствами:

  • Ограниченностью. Оно охватывает определённое число воспринимаемых субъектов.
  • Неоднородностью. Психологи выделяют две области сознания — мутное сознание и ясное сознание с точкой фиксации, находящийся в фокусе ясного сознания.
  • Ритмичностью. Некоторые компоненты сознания стремятся к формированию групп элементов, которые взаимосвязаны друг с другом. Это происходит либо непроизвольно либо осознанно управляется вниманием. Благодаря данному свойству объем внимания увеличивается.

Замечание 1

Степень развития сознания зависит от уровня организации мозговой деятельности и формируется в процессе развития мозга, также происходит и противоположный процесс, по мере снижения активности мозговой деятельности угасают и функции сознания.

Процесс осознания всегда связан с мыслительными реакциями и тесно взаимодействует с мозгом. При этом сознание зависит от членораздельной речи, логических обобщений и абстрактных понятий, присущих человеку.

Виды сознания

В психологии различают несколько видов сознания:

  1. Ясное или чистое — адекватное восприятие окружающих событий и людей. Характеризуется:

    • активным вниманием;
    • развернутым речевым контактом;
    • осмысленными ответами на вопросы;
    • выполнением необходимых действий;
    • самопроизвольным открыванием глаз;
    • быстрой и целенаправленной реакцией на любые раздражители;
    • сохранностью ориентации в пространстве.
  2. Неясное или помрачение сознания. Характеризуется:

    • проявлением равнодушного и безразличного отношения к своему состоянию;
    • на заданные вопросы реагирует верно, но с задержкой ответа.
  3. Ступор. Характеризуется:

    • плохой ориентацией в окружающем мире;
    • при ответах на вопросы реагирует медлительно и вяло, отвечает невпопад;
    • может заснуть в процессе разговора;
    • в течение дня может впасть в оцепенение.
  4. Отупление. Характеризуется:

    • глубоким помрачением сознания;
    • человеку свойственно находиться в спячке. При этом вывести из спячки можно громким криком или болевыми воздействиями, но на короткий промежуток времени, затем он снова погружается в спячку.
  5. Кома. Характеризуется:

    • полной утратой сознания и глубокой спячкой;.
    • человек абсолютно не реагирует на крики, болевые импульсы и и физические касания;
    • полностью утрачены рефлексы.
  6. Бред. Данный вид сознания является ложным и человек искажает восприятие своей реальности. Характеризуется:

    • сильным нарушением сознания;
    • бредовым состоянием.
  7. Галлюцинации. Различают две разновидности галлюцинаций: зрительные искажения и слуховые.

39. СОЗНАНИЕ И ПСИХИКА. ПРИЗНАКИ И СВОЙСТВА СОЗНАНИЯ. Психология: Шпаргалка

39. СОЗНАНИЕ И ПСИХИКА. ПРИЗНАКИ И СВОЙСТВА СОЗНАНИЯ

Понимание сознания, возникшее в древности и просуществовавшее столетиями, отождествляет его со всеми психологическими особенностями человека. Все, что связано с душой человека, все, в чем она проявляется, древние ученые относили к содержанию сознания, поскольку психика – это и есть, в сущности, сознание и другой психики (несознаваемой) не существует.

Благодаря трудам Рене Декарта и Джон Локка, основанным на данном утверждении, психология надолго превратилась в науку сознания (хотя бессознательное в психике также признается, но все же эта тема мало затрагивается).

Существует точка зрения, связывающая сознание человека с переживаниями, образами, мыслями, которые он в состоянии описать каким-либо способом и о которых так или иначе способен сообщить другим людям. Сознание в этом определении – совместное, всеобщее знание людей, знание, разделяемое людьми, которое в состоянии передавать от человека к человеку и в результате стать всеобщим или коллективным знанием. Многие ученые соотносят сознание исключительно с языком и речью, т. е. в сознание входит и может существовать в нем лишь то, что передается с помощью слов. Иначе говоря, в сознание входит только общее знание, представленное на уровне понятий о предметах и явлениях, которые отражены в языке.

Существует трактовка сознания как особого состояния психики человека, в котором он находится, когда правильно воспринимает происходящее с ним и вокруг него в отдельно взятый момент и не спит. Эта точка зрения предполагает появление и исчезновение сознания у человека, а также переход его к бессознательному состоянию, т. е. возможность нахождения человека и психики вне сознания.

О наличии у человека сознания можно судить по тому, есть или нет в данный момент признаки, свидетельствующие о нахождении человека в данном состоянии. Таких признаков несколько: возможность описать его словами и представить с помощью определенных образов; возможность сообщить о собственных ощущениях и мыслях другим людям, возможность отграничения себя от происходящего вокруг и определения того, что происходит внутри.

В связи с тем что это состояние психики человека, мы воспринимаем его как динамическое, так как оно время от времени может изменяться. Отсюда следует, что возможно изменение и самого состояния сознания. Оно может усиливаться и ослабляться, оно имеет свою меру, т. е. бывает сильным и слабым.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

6.Основные психологические характеристики сознания.

Сознание — высший уровень психического отражения и регуляции, присущий только человеку. Благодаря сознанию формируется внутренняя модель внешнего мира, в следствие чего становится возможным его познание и преобразование.

К неотъемлемым признакам сознания относятся: речь, мышление и способность создавать обобщенную модель окружающего мира в виде совокупности образов и понятий.

Сознание выполняет четыре основных функции: отражение, регулятивно-оценочную, рефлексивную, порождающую.

Благодаря сознанию, человек может построить модель своей личности и на этой основе строить взаимоотношения с другими людьми.

Человек принципиально отличается от животного тем, что он овладел природой с помощью орудий. Это наложило отпечаток на его психику, — он научился овладевать собственными высшими психическими функциями.

Характеристики сознания:

1. Познавательные процессы (ощущение, восприятие, мышление, память). На их основе формируется совокупность знаний об окружающем мире.

2. Различение субъекта и объекта (противопоставление себя окружающему миру, различение «Я» и «не Я»). Сюда входят самосознание, самопознание и самооценка. Имеет рефлексивный хар-р (дает возможность человеку выделить себя из окружающей среды, проанализировать и оценить свои действия и поступки).

3. Отношения человеку к себе и окружающему миру (его чувства, эмоции, переживания).

4. Креативная (творческая) составляющая (сознание формирует новые образы и понятия, которых ранее не было в нем с помощью воображения, мышления и интуиции).

5. Формирование временной картины мира (память хранит образы прошлого, воображение формирует модели будущего).

6. Формирование целей деятельности (исходя из потребностей человека, сознание формирует цели деятельности и направляет человека на их достижение

7.Сознание имеет социальный хар-р, ибо оно возникает только в общественном, социальном обществе.

8.Коммуникативная особенность сознания дает возможность передать информацию от одного к др.

9.Интеллектуальная особенность сознания дает возможность анализировать, обобщать, абстрагировать, классифицировать предметы, явления, рассуждать, делать выводы, умозаключения об явлениях природы и общества.

11.Воображаемая особенность сознания дает возможность фантазировать, мечтать, заглянуть в будущее.

Свойства сознания:

1. Сознание индивида характеризуется активностью, которая обусловлена внутренним состоянием в момент действия, наличием цели

2. Интенциональность – направленность на какой-либо предмет

3. Способность к рефлексии, самонаблюдению, т.е. осознание сознания

4. Оно всегда мотивированно, преследует цели

Одна из функций сознания – формирование целей деятельности, предварительное мысленное построение действий и предвидение их результатов, что обеспечивает разумное регулирование поведения человека.

7.Сравнительный анализ психики животных и человека.

Почти все, что имеется в психологии и поведении животного, приобретается им одним из двух возможных путей: передается по наследству или усваивается в стихийном процессе научения. То, что передается по наследству, обучению и воспитанию не подлежит; то, что появляется у животного спонтанно, может возникнуть и у человека без специального обучения и воспитания..Внимательное изучение психологии поведения животных, их сравнение с психологией и поведением человека позволяют установить то, о чем нет необходимости проявлять специальную заботу при обучении и воспитании людей.

Сравнение психики животного с человеческой позволяет выделить следующие основные различия между ними.

1. Животное может действовать только в рамках ситуации, которая воспринимается непосредственно, а все осуществляемые им акты ограничены биологическими потребностями, то есть мотивация всегда биологическая.

Животные не делают ничего такого, что не обслуживает их биологических потребностей. Конкретное, практическое мышление животных делает их зависимыми от непосредственной ситуации. Лишь в процессе ориентированного манипулирования животное способно решить проблемные задачи. Человек же благодаря абстрактному, логическому мышлению может предвидеть события, делать согласно познавательной необходимости — сознательно.

Мышление тесно связано с вещанием. Животные лишь подают сигналы своим родственникам по поводу собственных эмоциональных состояний, тогда как человек с помощью языка информирует других во времени и пространстве, передавая общественный опыт. Благодаря языку каждый человек пользуется опытом, который выработан человечеством в течение тысячелетий и которого он никогда не воспринимал непосредственно.

2. Животные способны использовать предметы в качестве орудия, но ни одно животное не может создать орудие труда. Животные не живут в мире постоянных вещей, не выполняют коллективных действий. Даже наблюдая за действиями другого животного, они никогда не будут помогать друг другу, действовать сообща.

Только человек создает орудие по продуманному плану, использует их по назначению и сохраняет на будущее. Он живет в мире постоянных вещей, пользуется орудиями совместно с другими людьми, перенимает опыт пользования орудиями труда и передает его другим.

3. Отличие психики животных и человека состоит в чувствах. Животные также способны переживать положительные или отрицательные эмоции, но только человек может сочувствовать в горе или радости другому человеку, наслаждаться картинами природы, переживать интеллектуальные чувства.

4. Условия развития психики животных и человека являются четвертым отличием. Развитие психики в животном мире подчинено биологическим законам, а развитие психики человека детерминируется общественно-историческими условиями.

И человеку, и животному свойственны инстинктивные реакции на раздражители, способность приобретать опыт в жизненных ситуациях. Однако присваивать общественный опыт, который развивает психику, способен лишь человек.

С момента рождения ребенок овладевает способами использования орудий и навыками общения. Это, в свою очередь, развивает чувственную сферу, логическое мышление, формирует личность индивида. Обезьяна в любых условиях будет проявлять себя как обезьяна, а человек только тогда станет человеком, если его развитие проходит среди людей. Это подтверждают случаи воспитания человеческих детей среди животных

Подсознание — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Подсозна́ние (англ. subconsciousness) — устаревший термин, применявшийся для обозначения психических процессов, протекающих без прямого отображения их в сознании и помимо прямого сознательного управления. В науку термин введён в 1889 году Пьером Жане в философской диссертации. Позже он развил его в медицинской диссертации «Психический мир истериков» («L’état mental des hystériques» 1892).

Термин «подсознание» использовался в ранних работах Фрейда по созданию психоанализа, но со временем он был заменён им на термин «бессознательное» (англ. the unconscious), предназначенный им в основном для обозначения области вытесненного содержания (преимущественно — социально неодобряемого). Последователи Фрейда, например Жак Лакан, в описании психической жизни полностью отказались от описаний позиции «над-/под-».

Выделилось в отдельное понятие «неосознаваемое» (англ. nonconscious), обозначающее фактический синоним бессознательного, однако характеризующий автоматические (в том числе — и рефлекторные) действия (И. П. Павлов, Д. Н. Узнадзе), не контролируемые сознанием.

Первая глава книги Карла Густава Юнга «Человек и его символы», в оригинале имеющая название «Approaching the unconscious» (см. также Unconscious mind), была неверно переведена на русский язык как «К вопросу о подсознании», благодаря чему в русскоязычной среде существует мнение, что «Карл Густав Юнг вновь обратился к термину подсознание»[1].

Термин «подсознание» также ранее использовался в когнитивной психологии для обозначения области быстрой памяти, куда мозг записывает автоматические мысли, то есть мысли, которые часто повторяются или человек придаёт им особую важность. В этом случае мозг не тратит много времени на повторное медленное обдумывание этой мысли, а принимает решение мгновенно, исходя из предыдущего алгоритма, записанного в «быстрой» памяти. Такая «автоматизация» мыслей может быть полезной, когда надо быстро принять решение, но может навредить, когда автоматизируется неправильная или нелогичная мысль, поэтому одной из задач когнитивной психотерапии является распознать такие автоматические мысли, вернуть их из области быстрой памяти опять в область медленного переосмысления, с тем чтобы удалить из бессознательного неверные суждения и перезаписать их правильными контраргументами[2].

Понятие сознания в психологии

В психологии существует много определений этого понятия. По мнению Уильяма Джеймса (1842 – 1910) сознание – это поток непрерывно сменяющих друг друга душевных состояний (Энциклопедия для детей, 2003).

В психологии еще живет определение сознания как высшей формы психического отражения окружающей действительности (Гомезо, Домашенко, 2004), таким образом, сознанию отводится пассивная роль в жизни.

«Сознание – это инструмент и узел соединения внешнего с внутренним» (Ленский, 1992)

Сознание с точки зрения физики

С физической точки зрения, сознание есть особая форма полевой (торсионной) материи.

Сознание – творящая информация (Тихоплав, Тихоплав, 2003).

Литературные источники

  1. Гомезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. – М.: Педагогическое общество России, 2004. – 276 с.

  2. Ленский В. Осмысление тайного. – Каунас, 1992. Ч. 1. Цикла Система Талгар. – 150 с.

  3. Тихоплав В.Ю., Тихоплав Т.С. Начало начал. – СПб.: ИД «ВЕСЬ», 2003. – 288 с.

  4. Чувин Б.Т., Дорогина Н.П. Мышление и сознание человека (философский, психологический и этический аспекты) // Сознание и физическая реальность. – Т. 6, № 2. – 2001. – С.2-11.

  5. Энциклопедия для детей. Т.18. Человек. Ч. 2 Архитектура души. Психология личности. Мир взаимоотношений. Психотерапия. – М.: Аванта+, 2003. – С.27.

И. А. Ильиных сознание человека – сознание окружающего мира: взаимосвязь и взаимообусловленность

Сознание и материя являются различными аспектами одной и той же реальности.

К.Вейцзеккер

Одно во всём, всё в одном;

Одно в одном, всё во всем.

Из традиций Хуаянь

Мысли, которые мы выбираем, подобны краскам, которыми мы пишем на холсте своей жизни.

Луиза Хей

Понятие «сознание» – одно из наиболее многозначных общепсихологических понятий. Очень часто его смешивают с понятием «психическое», «разумное». У некоторых авторов сознание обозначает «внутренний опыт», «рефлексию». Иногда термин «сознание» считается эквивалентным терминам «отражение», «мышление», «бодрствование» и т.п. (Рубинштейн С. Л., 1957; Платонов К. К., 1982; Джемс У., 1991). Такая многозначность объясняется тем, что разные авторы в этот термин вкладывают разный смысл, т. е. указанная многозначность является свидетельством того, что в семантическом поле понятия «сознание» можно выделить несколько смыслов. Все зависит от того на каком уровне или в каком слое психики находится сам автор и какой слой он рассматривает.

Психическое целое имеет многослойный характер, причем каждый слой представляет собой сферу, вложенную в сферу с большим радиусом, аналогично строению земного шара. Число слоев достаточно велико, но можно говорить, по крайней мере, о трех основных сферах психического, каждая из которых, в свою очередь, также состоит из множества слоев. Эти сферы целесообразно назвать экзопсихикой, эндопсихикой и мезопсихикой (Лазурский А. Ф., 1982).

Экзопсихика. Это внешний слой психического акта. Он управляет взаимодействием с окружающей средой. Основу экзопсихики составляют сенсорные системы. Обрабатываемая здесь информация «специфична», объективна, связана с анализом среды по признакам. Экзопсихику составляют ощущения, восприятие, представление, воображение, словообразование. Высшим продуктом данного психического слоя является миросознание – понимание мира.

Эндопсихика. Это ядро любого психического акта взаимодействия субъекта с объектом. Основу составляет генетическая память, в которой хранятся врожденные поведенческие программы. В долговременной памяти хранятся приобретенные при жизни навыки, привычки и т. п. Основная функция этой сферы – самозащита. Здесь формируются эмоции, состояния, чувства и мотивы. Эндопсихика проявляет себя в виде эмоционального фона, который сопровождает любое психическое явление, причем, чем больше затрагиваются биологические интересы организма, тем сильнее эмоциональный фон. Высшим продуктом эндопсихики является «чувство Я».

Мезопсихика. Ее основная функция – совмещение возможностей организма с требованиями окружающей среды. Здесь происходит наложение «фигуры», сформированной экзопсихикой, на эмоциональный фон, который создается эндопсихикой. Любые психические явления в привычном для нас виде («фигура» + «фон») формируются здесь. Мезопсихика отражает ситуацию наиболее адекватно с точки зрения интересов организма. Она как бы наносит масштабную сетку на фигуру, рисуемую экзопсихикой. Главный способ действия мезопсихики – совмещение, что позволяет получать новую информацию, для приобретения которой нет соответствующих рецепторных образований.

В психофизиологии также не существует единого общепринятого определения сознания (Марютина, Ермолаев, 2000). В большинстве случаев сознание определяют через функции, которые оно выполняет. Например, нейрофизиолог Х. Дельгадо (1971) приводит определение сознания как организованной группы процессов в нервной ткани, возникающих немедленно на предшествующие интрапсихические (вызванные внутренними причинами) или экстрапсихические (вызванные внешними причинами) события. Эта группа нервных процессов, т.е. сознание, воспринимает, классифицирует, трансформирует и координирует вызвавшие его события с целью начать действие на основе предвидения его последствий и в зависимости от наличной информации. В других определениях подчеркивается системность сознания, комплексность выполняемых им функций, связь с памятью (прошлым и будущим человека) привязанность к мозговому субстрату. П.В. Симонов (1987), особо выделяет коммуникативный аспект сознания, определял его как оперирование знанием, способность к направленной передаче информации от одного лица к другому.

А если поразмышлять над смыслом, вложенным в само слово «сознание», то откроется самый глубокий сокровенный смысл этого понятия. В слове «сознание» заключен смысл, сам себя раскрывающий и помогающий определить это понятие. Приставка «со-» означает сопричастность с чем-либо, например, со-страдание, со-звучие, со-участие, т.е. присоединение к какому-либо действию, переживанию, состоянию. Со-знание можно рассматривать в таком же контексте понимания – причастность к некоему знанию. В соответствии с этим можно быть сопричастным с любым знанием начиная от знаний бытового уровня до Сверхзнания. Значит уровней сознания как и уровней знания существует очень много. В связи с этим появляется масса вопросов. Первый из них, чисто философский, – является ли сознание самостоятельной функционально-структурной единицей психики или оно целиком и полностью зависит от некоего знания с которым должно быть связано и привязанность к которому обеспечивает процессы сознательной жизни человека, если знания нет или связи с ним нет, то и сознания тоже нет, потому что сознание вторично по отношению к знанию? Думаю, что в самом вопросе уже содержится ответ – сознание вторично по отношению к знанию, об этом же и говорит само слово со-знание.

Многие психологи определяют сознание как высшую форму психического отражения окружающей действительности (Гомезо, Домашенко, 2004; Саблин, Слаква, 2004). Такое понимание сознания является продуктом материалистического мировоззрения, ограниченного только объектами, постигаемыми посредством органов чувств, поэтому сознанию отводится пассивная роль. Но физики и математики, вторгшиеся в сферу психологии, не согласились с таким пониманием роли сознания и предложили свою версию, согласно которой сознание играет самую главную роль в творении: сознание – творящая информация (Тихоплав, Тихоплав, 2003). С такой точки зрения сознание является высшей формой развития информации. Анализируя эти два определения, мы замечаем два абсолютно разных подхода к пониманию сознания: в первом случае – сознание направлено на восприятие только окружающего мира, а во втором – на создание окружающего мира. Интересно то, что психология остается в контексте понимания первого определения, т.е. для психологической науки свойственно понимание сознания, только как продукта взаимодействия человека с видимым окружающим миром. Нельзя сказать, что какое-то одно понятие сознания верно, а другое ложно – они оба верны, но рассматривают сознание с разных сторон, но в одном они едины – сознание является высшей формой проявления определенных процессов.

Физики же и помогли психологам совместить два разных типа сознания, открыв новый уровень сознания – уровень первичного сознания – уровень сознания Бога. Здесь ученые подошли к сознанию с духовной стороны и стали рассматривать сознание как начало всего и основу всего. Они разработали модель реальности мира, состоящего из семи уровней, причем каждый уровень реальности входит в другой уровень, таким образом, мир представляет собой как бы многослойный «пирог», но при этом каждый уровень связан со всеми другими и неотделим от них, конечно образ «пирога» неадекватно описывает картину, но вероятно человеку даже трудно представить как на самом деле устроен мир. Первый уровень мира – Абсолютное «Ничто», где существует только «первичное Сознание или Сверхсознание» и выступает в роли активного начала – Бога (Шипов, 1995). Второй уровень – Поле Сознания Вселенной. Из абсолютного «Ничто» рождаются первичные торсионные поля, которые объясняются кручение пространства. Такое первичное торсионное поле представляет собой элементарные пространственно-временные вихри левого и правого вращений, не переносящие энергии, но переносящие информацию. Третий уровень – физический вакуум – уровень чистой энергии. Первичные торсионные поля порождают физический вакуум, а физический вакуум есть носитель всех остальных полей – электромагнитных, гравитационных и вторичных торсионных, которые порождаются веществом. Дальнейший переход материи из виртуального состояния в реальное происходит в результате спонтанной флуктуации или под воздействием уже рожденной из вакуума материи. Рождение реальной материи из вакуума означает переход на четвертый уровень реальности – уровень плазмы, пятый уровень – газа, шестой уровень – жидкости, седьмой уровень – твердого тела. Первые три уровня реальности являются нематериальными в привычном понимании материи, а последующие уровни уже являются материальными. Таким образом, ученым удалось соединить сознание с материей и показать возможность превращения сознания в материальное образование. Такая логика вполне способна научно обосновать религиозные представления о сотворении мира и подтвердить слова апостола: «Вначале было слово и слово было у Бога и слово было Бог. Оно было вначале у Бога. Всё через Него начало быть и без него ничего не начало быть, что начало быть. В нём была жизнь, и Жизнь была свет человеков; и свет во тьме светит и тьма не объяла его» (От Иоанна 1:1-5).

На востоке существует представление о том, что в основе всего лежит первичное сознание и оно проявляется в разных формах в вещах существующих и не существующих уже или еще. Уровней сознания много и самый тонкий из них вечен. Человек, как и любое существо этого мира, многослоен и включает в себя все уровни сознания мира. Но, какие-то уровни сознания активны в данное время жизни человека, какие-то находятся в неактивном состоянии, и зависит от человека захочет ли он разбудить их. Центры сознания, связаны не только с телесными структурами, но с волевыми, эмоциональными и интеллектуальными проявлениями человека. Выделяют семь главных центров сознания и энергии (Рамта, 2006): 1 – ассоциируется с органами размножения, сексуальностью, выживанием, подсознанием и кольцом частоты радиоволн; 2 – ассоциируется с болью и страданием, является энергетическим центром общественного сознания; кольцо инфракрасной частоты; расположена в нижней части живота; 3 – ассоциируется с контролем, тиранией, силой и властью; является энергетическим центром осознанности; кольцо частоты зримого света; расположено в солнечном сплетении; 4 – этот уровень ассоциируется с безусловной любовью, переходным сознанием, ультрафиолетовой частотой, с вилочковой железой и ее гормоном вечной молодости; 5 – этот уровень ассоциируется с щитовидной железой, сверхсознанием, рентгеновской частотой и однозначным следованием правде, когда слово подтверждается делом; 6 – ассоциируется с шишковидной железой, гиперсознанием, кольцом частоты гамма-лучей. Когда человек выходит на данный уровень сознания, то растворяется сетчатое образование, которое фильтрует и скрывает внутреннее знание подсознательного разума; 7 – этот уровень ассоциируется с теменем, гипофизом, ультрасознанием, частотой Бесконечного Непознанного и достижением просветления, т.е. полным осознанием своей божественности.

Человек может пройти все стадии развития сознания при этом одновременно происходит и развитие – преображение – человеческого тела. Одновременно с развитием сознания человека развивается и окружающий мир, сознание мира и происходит развитие мира как телесного образования. Обратимся снова к процитированному источнику (Рамта, 2006). Любой уровень сознания неизбежно связан с физическими параметрами среды, это можно представить как проявление разных ипостасей одной и той же реальности: подсознание в волновой форме проявляется в виде радиоволн, общественное сознание имеет инфракрасное излучение, уровень осознанности проявляется в форме зримого света, переходное сознание – это ультрафиолетовые лучи, сверхсознание – рентгеновские лучи, гиперсознание – гамма-лучи, ультрасознание – Бесконечное Непознанное.

Не являясь отдельной изолированной частицей окружающего мира, человек устроен также как и Вселенная в целом и в каждом человеке есть все семь уровней реальности мира, которые мы рассматривали выше. Эволюция человеческого сознания состоит в том, повторюсь еще раз, чтобы пробудить наиболее близкий к божественному уровню сознания уровень и жить на этом уровне и строить свою жизнь, опираясь на знания, доступные на этом уровне сознания. А потом оставить этот уровень и пойти дальше, глубже, выше. Чем выше уровень сознания человека, тем большими возможностями он обладает, больше понимает и обладает большей ответственностью. При этом человек не уходит от мира он живет в нём более сознательно, его жизнь становится глубоко осмысленной, правдивой, потому что сознание наполнено истинной информацией из первоисточника Знания.

Сознание, являясь первоосновой всего существующего, находится во всем, содержится во всем, оно же является и управляющей структурой – творящей информацией – и сознание же является продуктом активности различных психических структур, квинтэссенцией опыта человека. Таким образом, есть сознание первичное и есть сознание вторичное. Есть сознание творящее и есть сознание отражающее. Они неразрывно связаны друг с другом. Вторичное сознание создано первичным сознанием и стремится познать своего творца и все творения. Таким образом, с сознания всё начинается и сознанием всё заканчивается. Вероятно весь этот мир – это постоянное превращение сознания из одной формы в другую, постоянный рост, развитие, расширение, преобразование… сознания. Разные уровни сознания строят свои миры согласно Знанию, содержащемуся в данном сознании. Сознание бесконечно и разнообразно.

Литература

  1. Библия. Новый завет. От Иоанна святое благовествование. 1 : 1-5.

  2. Гомезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. – М.: Педагогическое общество России, 2004. – 276 с.

  3. Дельгадо Х. Мозг и сознание. – М.: Мир, 1971. – 264 с.

  4. Джеймс У. Психология. – М., 1991.

  5. Лазурский А.Ф. Классификация личностей // Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б, Гиппенрейтер, В.Я. Романовой. – М., 1982.

  6. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию. – М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 2001. – 400 с.

  7. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. – М., 1982.

  8. Рамта Белая книга / Пререв. с анг. О.Громилиной. – М.: ООО Издательский Дом «София», 2006. – 352 с.

  9. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957.

  10. Саблин В.С., Слаква С.П. Психология человека. – М.: Экзамен, 2004. – 352 с.

  11. Симонов П.В. Мотивированный мозг : Высш. нерв деят-ть. и естеств. научн. основы общ. психологии / Отв. ред. В.С. Русинов. – М.: АН СССР Наука, секция хим.-технол. и биол наук, 1987. – 1987 с.

  12. Тихоплав В.Ю., Тихоплав Т.С. Начало начал. – СПб.: ИД «ВЕСЬ», 2003. – 288 с.

  13. Шипов Г.И. Явления психофизики и теория физического вакуума // Сознание и физический мир. – Вып.1. – М.: Агентство «Яхтсмен», 1995. – С. 86-103.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *