Толерантность в психологии: Статус — Liferay Portal

Автор: | 06.01.1979

Содержание

Индивидуально-типологические особенности личности в построении модели толерантного взаимодействия в молодежной среде | Белашева

Аболин, Л. М. (1987) Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. Казань : Изд-во Казанского ун-та. 261, [1] с.

Алексеева, Е. В., Братченко, С. Л. (2003) Психологические основы толерантности учителя // Монологи об учителе : монография / науч. ред. В. Ю. Кричевский; сост. Е. В. Люликова. СПб. : СПб АППО. 225 c. С. 165–172.

Бардиер, Г. Л. (2007) Научные основы социальной психологии толерантности : учеб. пособие. СПб. : Осипов. 96 с.

Белинская, Е. П. (2013) Психология интернет-коммуникаций : учеб. пособие. М. : МПСУ ; Воронеж : МОДЭК. 192 с.

Божович, Л. И. (2001) Проблемы формирования личности : Избранные психологические труды / под ред. Д. И. Фельдштейна. 3-е изд. М. : МПСИ ; Воронеж : НПО «МОДЭК». 352 с.

Гриншпун, И. Б. (2003) Понятие и содержательные характеристики толерантности: к вопросу о толерантности как психическом явлении // Толерантное сознание и формирование толерантных отношений (теория и практика) : сб.

науч.-метод. ст. / отв. ред. С. К. Бондырева. 2-е изд., стер. М. : МПСИ ; Воронеж : НПО «МОДЭК». 366, [1] с. С. 31–40.

Губогло, М. Н. (2003) Толерантность сознания молодежи: состояние и особенности // Толерантное сознание и формирование толерантных отношений (теория и практика) : сб. науч.-метод. ст. / ред. С. К. Бондырева. 2-е изд., стер. М. : МПСИ ; Воронеж : НПО «МОДЭК». 366, [1] с. С. 99–163.

Кожухарь Г. С. (2006) Проблема толерантности в межличностном общении // Вопросы психологии. № 2. С. 3–12.

Настольная книга практического психолога (2008) / сост. С. Т. Посохова, С. Л. Соловьева. М. : АСТ ; Хранитель ; СПб. : Сова. 671 с.

Оллпорт, Г. У. (2003) Природа предубеждения [Электронный ресурс] // Век толерантности. Вып. 6. URL: http://tolerance.ru/VT-6-priroda.php?PrPage=VT [архивировано в WebCite] (дата обращения: 20.11.2014).

Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности (2003) / под ред. Г. У. Солдатовой, Л. А. Шайгеровой и др. М. : МГУ им. М. В. Ломоносова. 112 с.

Псядло, Э. М. (2007) Темперамент и характер в истории медицины и психологии : учеб.-справ. пособие. Одесса : Наука и техника. 232 с.

Русалов, В. М. (1985) О природе темперамента и его месте в структуре индивидуальных свойств человека // Вопросы психологии. № 1. С. 19–32.

Словарь психолога-практика (2001) / сост. С. Ю. Головин. Минск : Харвест ; М. : АСТ. 976 с.

Собкин, В. С., Адамчук, Д. В. (2006) Измерение толерантных установок в сфере межнациональных отношений (окончание) // Вестник практической психологии образования. № 3 (8). С. 48–60.

Собчик, Л. Н. (2005) Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. СПб. : Речь. 624 с.

Солдатова, Г. У., Макарчук, А. В. (2006) Может ли другой стать другом? Тренинг по профилактике ксенофобии. М. : Генезис. 256 с.

Социологический энциклопедический словарь : На русском, английском, немецком, французском и чешском языках (2000) / ред. -координатор Г. В. Осипов. М. : Норма (Издательская группа «Норма — ИНФРА-М»). 488 с.

Стефаненко, Т. Г. (2006) Этнопсихология : практикум : учеб. пособие для студентов вузов. М. : Аспект Пресс. 208 с.

Стреляу, Я. (1982) Роль темперамента в психическом развитии. М. : Прогресс. 231 с.

The American heritage desk dictionary of the English language. (2012) 5th edn. Boston, MA : Houghton Mifflin Harcourt. viii, 951 р.

Толерантность в психологии. Понятие, определение, основные виды и психология отношений

Толерантность в психологии – это абсолютно то же самое понятие, которое широко распространено в социологии. Но вообще, надо сказать, что данный термин заключает в себе массу смыслов, и специалистами различных сфер трактуется не однозначно. Хотя, определения схожи, нельзя это отрицать.

Сейчас стоит рассмотреть данный термин в контексте межличностных отношений, а также постараться затронуть вниманием наиболее важные аспекты, касающиеся данной темы.

Определение

Толерантность в психологии – это понятие, в котором заключена терпимость к другим обычаям, поведению, образу жизни и мировоззрению. Оно не равносильно безразличию, как некоторые могут подумать. Терпимость в данном случае проявляется в принятии человеком сознательного решения не унижать взгляды и все перечисленное, если они расходятся с теми, которых придерживается он.

Быть толерантным – не значит менять свое мировоззрение, отказываясь от него в пользу чужого. Это качество проявляется в отсутствии у человека негатива по отношению к людям, отличающимся от него. Его можно сравнить с понятием позитивного нейтралитета.

Толерантный человек просто позволяет другим людям жить в соответствии с их собственным мировоззрением – точно так же, как и они ему.

Характеристика личности

Продолжая изучать заданную тему, следует отметить, что толерантность в психологии – это еще и признак ума. Люди, которым свойственно данное качество, отличаются высоким интеллектом, ведь у них получается без предвзятости оценивать явления, события и других личностей, несмотря на то, что они не соответствуют их взглядам.

Такие персоны могут отмечать как положительные, так и отрицательные черты, ориентируясь лишь на объективную сторону, не учитывая личные интересы.

Толерантность в психологии – это еще и признак культуры человека. тот, Кто уважает чужие убеждения и мнения, явно имеет развитый внутренний мир.

Политика

Выше было вкратце рассказано о том, что скрывается за понятием толерантности в психологии. Это довольно простое определение, и теперь, разобравшись с ним, нужно изучить основные виды данного качества. Их много, но речь пойдет лишь об основных.

Политическая толерантность – это терпимое отношение оппонентов к различиям идейных воззрений, которые всегда есть и будут между ними. Также ее можно назвать важнейшей особенностью либерально-демократических систем, цель которых – обеспечивать реализацию гражданских прав. А именно, свободы объединений и самовыражения.

В данном контексте понятие рассматривать сложно, так как оно имеет отношение не только к политике, но еще к государству и гражданскому обществу.

Различия по половому признаку

Политика – тема сложная, а вот та, которая касается гендерного неравенства, во все времена была актуальной. Хотя надо признать, что сейчас, в XXI веке, она уже не такая животрепещущая.

Но гендерные предрассудки и стереотипы по-прежнему существуют. Они определяют статусные характеристики женщин и мужчин, закрепляя доминирующее положение последних и дискриминируя первых. Здесь явно прослеживается негативная предвзятость, сильно искажающая реальность. Из-за стереотипов предубеждения становятся очень яркими эмоциональными компонентами.

Можно долго обсуждать эту тему. Но остановиться стоит на определении. Гендерная толерантность – это качество, проявляющееся в непредвзятом отношении к людям другого пола, а также в недопустимости приписывания человеку недостатков, взятых «из воздуха» лишь потому, что он мужчина или женщина. У людей, которым оно присуще, нет идей о превосходстве кого-либо над кем-то. Они судят других не по половому признаку, а по личностным качествам.

Возраст

Этот критерий более актуален, чем гендерная принадлежность. Он часто учитывается в психологии и педагогики толерантности.

Что тут можно сказать? Очень часто люди предвзято относятся к априорным «недостаткам» других. Например, недолюбливают стариков из-за их неспособности понимать современные технологии и молодежь, или агрессию, испытываемую к подросткам по причине отсутствия у них каких-то знания или опыта.

Это еще называется эйджизмом – дискриминацией по возрасту. Проявляется она в готовности адекватно воспринимать лишь тех людей, которые соответствуют какому-либо заранее установленному критерию. Допустим, общаться лишь с ровесниками, не вступать в отношения с девушкой, которая старше и т. д.

Толерантность, соответственно, проявляется в уважительном отношении к людям разных возрастных категорий. Личность с данным качеством способна прислушаться и к 13-летнему подростку, если тот говорит разумные вещи. А ограниченный человек отмахнется, считая, что «взрослые лучше знают», и скорей последует совету не особо развитого ровесника.

Физиология

Продолжая перечислять виды толерантности в психологии, необходимо отметить вниманием и этот критерий. Он один из самых прискорбных.

Отсутствие физиологической толерантности проявляется в неуважительном, издевательском, презрительном отношении к инвалидам, больным людям, а также неполноценным личностям или тем, у кого есть внешние недостатки.

Это печально. Не толерантные люди не только обижают тех, кому в чем-то не повезло (часто даже не по их вине) – они еще и не признают их свобод и прав.

Ориентация

Еще один актуальный аспект, которому нужно уделить внимание, раз речь идет о социальной психологии и толерантности. Времена идут, а люди не меняются – и в XXI веке многим интересно, кто кого любит и с кем делит постель.

Личностям, которые выбирают в качестве партнера представителей своего же пола, регулярно приходится сталкиваться с характеристикой «нетрадиционная ориентация». Что это значит? Не та, которая принята в обществе – связанная с отступлением, с отказом от традиций.

Но разве в данном контексте так выражаться уместно? Ведь что есть традиция? Это обряды и привычки – то, что передается из одного поколения в другое. Как чувства, которые абсолютно у всех людей разные, могут наследоваться? Ведь речь идет о чем-то более высоком – о внутренних ощущениях, чувственности, духовности.

Об этом также можно долго говорить. И в данном случае толерантность проявляется в том, что человеку неважно, с кем состоит в отношениях тот или иной индивидуум – он воспринимает его как личность, ориентируясь на персональные качества, важные в той или иной сфере (личной, семейной, рабочей и т. д.), а не на то, кого он предпочитает.

Этническая принадлежность

Следующий аспект, о котором важно упомянуть. В психологии межэтническая толерантность не представляет такого интереса, как ее противоположность, проявляющаяся в расизме, ксенофобии, этноцентризме и национализме. Ведь в данном случае это не просто ненависть (чего, впрочем, уже достаточно, поскольку это разрушающее чувство). Все перечисленное приводит к страданиям людей, социальным масштабным конфликтам и бедам.

Доказано, что именно в этой этнорасовой дискриминации, которая основана на признаках цвета кожи, национального происхождения или расы, нетерпимость выражается ярче всего.

Удивительно, но не все люди способны понять и принять непохожесть, различия и своеобразную инаковость других. Они не могут осознать, что существует другой менталитет, иные традиции и стереотипы поведения, отличающаяся культура.

И это дико. Да, этносы отличаются, но все мы относимся к одному виду – к человеческому, деля единую планету Земля. А значит каждый, как бы он ни выглядел, имеет право на свободу и беззаботную жизнь без ущемлений.

Понятие фрустрации

Сейчас речь пойдет о другом. Если с предыдущими видами все более-менее понятно, то фрустрационная толерантность – это в психологии уникальное понятие. И стоит с ним разобраться.

Фрустрация – это такое психическое состояние, в котором пребывает человек, когда его желания не соответствуют возможностям. Также оно возникает после стресса, может отождествляться с расстройством замыслов и тщетными ожиданиями.

Что такое фрустрационная толерантность? Это в психологии понятие, обозначающее устойчивость психики индивида к воздействию на него неблагоприятных, даже тяжелых стимулов. Можно еще сказать, что так именуется способность эмоционально и психологически выдерживать жизненные трудности без психических сдвигов и срывов.

Самое «здоровое» состояние – то, когда человек, несмотря на воздействующие на него фрустраторы, мыслит рассудительно и спокойно, воспринимая происходящее как жизненный урок, не сетуя на себя и окружающих.

Иногда толерантность проявляется по-другому. Человек может просто сдерживать себя, чтобы не совершить импульсивных нежелательных реакций. Либо просто «маскироваться» равнодушием, скрывая за ним сильные эмоции, разрывающие его изнутри на куски. Но такие состояния не считаются здоровыми.

Другие аспекты темы

Все вышесказанное – это лишь краткое описание понятия толерантности в психологии. На эту тему пишут книги и диссертации – разумеется, обсуждать ее можно долго. Потому что в психологии толерантность – это определение очень глубокое. Вот еще некоторые ее другие виды, ранее не упомянутые:

  • Проблемная толерантность.
  • Естественная.
  • Натуральная.
  • Нравственная.
  • Образовательная.
  • Географическая.
  • Межклассовая.
  • Маргинальная.
  • Педагогическая.

Нетерпимость может проявляться по отношению к кому угодно – к нищим или бездомным, к жителям мегаполисов или сел, к богатым или бедным, к неграмотным или высокообразованным. Каждый заслуживает понимания.

Еще есть уровни толерантности! Всего их пять – цивилизационный, международный, этнический, социальный и индивидуальный.

Подход к толерантности тоже может быть разным – диверсификационным, экзистенциально-гуманистическим, диалогическим, личностным или фасилитативным.

Нюансов, которые заключает в себе обсуждаемая тема, очень много. Но любой разговор о толерантности всегда сводится к одному выводу. И он вытекает исходя из ответа на очень популярный вопрос.

Кому и зачем нужна толерантность?

Вопрос очень простой, но некоторые до сих пор им задаются. Впрочем, в каждой посвященной психологии толерантности методичке и книге есть ответ на него, так что им можно завершить обсуждаемую тему.

Многие негативно относятся к данному термину и явлению. Немалое количество людей утверждают, что оно пришло к нам с Запада. И многие также считают, что под толерантностью скрывается нравственный нигилизм и индифферентность к религиозным истинам, порокам и ценностям, десятилетиями формировавшимся в обществе.

Но люди просто опять все усложнили. Понятие толерантности в психологии не несет скрытого смысла. Все просто – если мы не научимся принимать тот факт, что люди разные, и они имеют право отличаться от других, то мы просто будем все время находиться в состоянии войны.

Эта вражда бессмысленна и, если логически подумать, беспочвенна. Просто все портит субъективное восприятие и нежелание многих людей его сдерживать. А дальше все просто – похожий негатив объединяется и порождает ненависть. А ведь это самое деструктивное чувство из всех существующих. И уничтожает оно в первую очередь того, кто его испытывает, а не тех, на кого оно направлено.

Толерантность с точки зрения психологии | Princess Spiral

Толерантность в положительном ключе часто рассматривается как показатель личностной зрелости и психологического благополучия.

Толерантные люди более автономны, они не стремятся контролировать окружающих, потому что понимают — все люди разные, с этим ничего нельзя сделать. Нужно учиться идти на компромисс и жить в многообразии разных точек зрения и форм поведения.

Нетолерантный же человек при столкновении с чем-то новым и непохожим испытывает целый спектр негативных эмоций и сильное напряжение, связанное со страхом неопределенности.

Откуда берется этот страх? Личностная незрелость, неготовность сталкиваться с чем-то новым, непривычным.

Помните, как сказал Сартр: «Ад — это Другие»? Так вот эти Другие с какой-то странной картиной мира несут в себе угрозу для незрелой личности, заставляя ее сомневаться в своей правоте и уже сложившейся картине мира. Так проявляется внутриличностный конфликт.

«А что, если я не прав? Я совершил ошибку?»

Мысли не самые приятные, поэтому после них зачастую включается психологическая защита: отрицание, рационализация, проекция, отчуждение и т.д.

Подробнее об этих механизмах я писала в статье «Как работает психологическая защита: таблица«.

Защитные механизмы способствуют уменьшению эмоционального напряжения и помогают сохранить уравновешенность структуры личности, однако цена использования таких защит — искаженная картина реальности и игнорирование внутриличностного конфликта.

Интересный факт

Исследование гендерных различий И. Н. Протасовой (2016) показало, что мужчины чаще используют механизм подавления — самый примитивный вид защиты, при котором отсутствует содержательная обработка информации.

Женщины чаще всего используют реактивное образование — эта защита более высокого порядка, связанная с искажением содержания мыслей и чувств и превращением их в противоположные.

Хотите узнать свой уровень толерантности?

Пройдите экспресс-опросник «Индекс толерантности» и напишите свой результат в комментариях — вместе посмотрим статистику.

Спасибо, что дочитали до конца. Я стараюсь для вас!

толерантность — это… Что такое толерантность?

   ТОЛЕРАНТНОСТЬ (с. 589) — термин, в последнее время невероятно популярный, но далеко не однозначный, а потому требующий подробного разъяснения. Происходит от латинского слова tolerantia, которое буквально означает терпение, выносливость.

   В иностранных языках, в частности в английском (из которого и происходит большинство заимствований в психологической терминологии), это слово бытует с давних пор, в том числе и в обыденной речи, — как в наиболее распространенном значении терпеливость, так и в нескольких других, в целом касающихся разного рода допустимых, приемлемых, не вывытающих нарушения отклонений. Так, в области финансов

толерантность означает допустимое отклонение от стандартного размера и веса монеты, не влияющее на ее платежную стоимость; в технике аналогично понятию допуск. В медицине толерантность буквально означает выносливость, то есть способность без значительного ущерба для организма переносить боль и иные неблагоприятные факторы, а также действие лекарственных препаратов. К последнему значению близко и то, которое довольно давно принято в психологии и относится преимущественно к сфере чувствительности. В большинстве современных словарей и справочных изданий по психологии приводится именно это значение — «отсутствие или ослабление реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию».
Как известно, снижение чувствительности, или повышение порога реагирования, выступает следствием адаптации, то есть приспособления к постоянно действующим или периодически повторяющимся стимулам. Так, резкий запах, который поначалу кажется нам неприятным, по прошествии некоторого времени раздражает нас все меньше и меньше, а если мы вынуждены мириться с ним долгое время, то однажды просто перестаем его замечать. То же, в некоторой мере, относится к такому раздражителю, как физическая боль. Представим себе семью, в которой телесные наказания детей превратились в обыденное, будничное явление. В такой ситуации естественно снижение болевой чувствительности в силу вынужденного приспособления, адаптации к регулярному причинению боли. Что же касается человека, непривычного к такому обращению, то для него наказание будет очень болезненным ввиду несформированной толерантности. Впрочем, причина не только в этом. Страдания усугубят и чисто психологические факторы — ощущение собственной беспомощности, зависимости и унижения.
То есть психологические, эмоциональные факторы оказывают влияние даже на уровне элементарной чувствительности.

   Еще один пример из этой области. Шум, несомненно, раздражающий фактор. Во многих случаях он может выступить источником стресса. Но вот, например, шум ливня за окном может не вызвать у человека никаких неприятных ощущений и даже не помешает ему спокойно заснуть. В то же время затянувшаяся за полночь вечеринка у соседей не дает сомкнуть глаз. В чем же дело? Просто мы безотчетно ощущаем, что прекратить дождь — не в человеческой власти, а вот соседи могли бы вести себя и потише. Так что, будучи вполне толерантны к известному уровню шума, мы остаемся нетерпимы к бескультурью.

   Внедренный поначалу в сферу психофизиологии, термин толерантность постепенно распространился со сферы чувствования в смысле чувствительности (сенсорики) на область чувств (называемую еще аффективной сферой). Ибо притерпеться можно не только к неприятному запаху, шуму или боли, но и, как оказывается, к унижению, агрессии, фрустрации и т.
д. Например, толерантность к тревоге проявляется в повышении порога эмоционального реагирования на угрожающую ситуацию (внешне это характеризуется как выдержка, самообладание).    До сих пор речь шла о толерантности как способности терпеливо выносить неприятные воздействия без значительного физического и эмоционального ущерба. На этом фоне принципиально иначе выступает иное значение
толерантности
, в последние годы получившее широкое распространение не только в психологии, но и в социологии и других общественных науках, а также в публицистике. В данном значении толерантность трактуется как терпимость, спокойное отношение к всевозможным вариациям мировоззрения, поведения и внешнего облика других людей, при том что самому человеку подобные особенности несвойственны. Иными словами, толерантность предусматривает отсутствие сословных, культурных, корпоративных и этнических предрассудков, предубеждений против тех, кто на нас не похож по тем или иным параметрам. То есть сама эта непохожесть не выступает для толерантной личности раздражающим фактором при сохранении неприязненного отношения к объективным аномалиям в мировоззрении и поведении (критерием норм терпимости в данном случае выступает такая расплывчатая категория, как «общечеловеческие ценности»).
В отдельных работах толерантность рассматривается даже не просто как характеристика индивидуального сознания, но и как особая личностная черта, которая может быть в большей или меньшей мере сформирована соответствующим педагогическим воздействием.

   Следует, однако, признать, что толерантность как особенность сознания или личностная черта не присуща человеку изначально и может никогда не появиться, не будучи специально воспитана, сформирована. Наоборот, человеку скорее органично присуща противоположная тенденция — настороженность, легко переходящая во враждебность по отношению к тем, кто от него отличается, на него не похож. Безотчетно другой, иной воспринимается как представляющий угрозу. При столкновении с вариациями мироощущения, облика и поведения почти бессознательно срабатывает механизм сравнения и оценивания: не такой, как я, — это значит хуже или лучше меня? Против признания чужого превосходства восстает сама природа человека (признать чье-то превосходство способен лишь человек высокой личностной организации; для большинства же наивысшей оценкой является «не хуже, чем я»).

Казалось бы, можно допустить равенство другого себе по значимым параметрам — интеллекту, нравственности, воспитанности, способности испытывать благородные чувства. Однако в таком случае возникает затруднение в определении самооценки, особенно если объективных оснований для высокой самооценки недостаточно. (Как говорил персонаж одного американского романа, погромщик-расист, «если я не лучше негра, то кого же я лучше?».) Появляется соблазн самоутвердиться за счет противопоставления себя как принадлежащего к достойной группе («своим» по национальному, классовому, религиозному, имущественному или даже по половому признаку) группе менее достойной («чужим», которые по данному признаку отличаются). При этом для характеристики группы «чужих» привлекают отдельные реальные негативные факты, которые неоправданно обобщаются и складываются в определенный стереотип социального восприятия («женщины глупы», «чернокожие ленивы», «мусульмане жестоки» и т.п.). Далее, при столкновении с индивидуальным представителем группы «чужих», который еще никак не продемонстрировал негативных качеств и, возможно, вовсе ими не обладает, они ему просто приписываются, оправдывая негативное отношение и социальную дискриминацию.

   Воспитание толерантности предусматривает отказ от социальных предубеждений в пользу объективного, трезвого отношения к любому человеку вне зависимости от его индивидуальных особенностей. Но такое толкование толерантности (именно оно сегодня широко пропагандируется) допускает противоположную крайность, и даже не одну.

   Во-первых, отказ от предубеждений, предрассудков, то есть от негативных социальных стереотипов, легко обращается в их замену на позитивные стереотипы, которые, по большому счету, представляют собой такие же неадекватные обобщения, то есть предрассудки наоборот. Нередко воспитание толерантности сводится к демонстрации положительных примеров, а именно того, что представители другого пола, вероисповедания, социального слоя и т.п. обладают достоинствами. Фактически взамен стереотипа «NN плохие» формируется противоположный стереотип «NN хорошие», хотя оснований для такого суждения ничуть не больше.

   Во-вторых, подлинная толерантность состоит в отказе от оценочных суждений на основании несущественных, малозначимых индивидуальных и групповых различий — таких, как внешний облик, национальные особенности характера, культурно-обусловленные манеры поведения и т. п. Однако некоторые вариации объективно заслуживают оценки, и отказ от нее представляется более чем спорным. Например, широко провозглашаемая толерантность в отношении так называемых сексуальных меньшинств оборачивается подлинными извращениями общественного сознания в форме легализации однополых «браков», публичных демонстрациях сексуальных перверсий и т.п. Брезгливое отношение к извращенцам — естественная реакция нормального человека, и ее подавление под лозунгами толерантности производит впечатление перегиба в другую сторону.

   Подлинная толерантность, действительно, является ценным качеством развитой личности. То есть такой личности, которой ради самоутверждения не требуется унижение кого-то другого. В то же время это качество требует сохранения естественной, здоровой неприязни к негативным явлениям в плане идеологии, общения и поведения. Иными словами, принципы толерантности можно выразить следующим образом. Нельзя осуждать подлеца другой национальности и веры на том основании, что он принадлежит не к моему народу и исповедует другую веру. Однако, вне зависимости от этого, нельзя и не осуждать его за то, что он подлец.


Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. С.С. Степанов. 2005.

Ученые НГУ исследовали восприятие COVID-19 в контексте толерантности к неопределенности

Сотрудники Института медицины и психологии В. Зельмана НГУ посвятили свое исследование изучению поведения человека в условиях неопределенности, сложившейся из-за пандемии. Объектом работы стали 2837 респондентов – мужчин и женщин от 17 лет до 81 года, которые отвечали на ряд вопросов о том, как они переживают ситуацию, связанную с COVID-19. Кроме того, им предложили пройти опросник Multiple Stimulus Types Ambiguity Tolerance-II (MSTAT-II), разработанный Д. Маклейном.

— Идея этого исследования связана с научными интересами ряда сотрудников ИМПЗ. Мировая ситуация с пандемией содержит множество аспектов неопределенности — это в исследовательском плане уникальное стечение обстоятельств, когда весь мир оказался под влиянием одной угрозы. Отсюда наш интерес провести масштабное исследование, посвященное тому, как люди воспринимают и переживают эту ситуацию, как изменяется их психологическое состояние в таких условиях, как воспринимаются меры, которые принимает правительство, какую роль играют новостные сообщения о ходе эпидемии и так далее, — объяснила актуальность работы руководитель исследовательской группы, заведующая кафедрой психологии личности, заместитель директора ИМПЗ (психология) Ольга Первушина.

Новосибирские исследователи рассматривают актуальную мировую ситуацию как ситуацию неопределенности, в которой оказалась огромная часть человечества. Поэтому переживания и поведение людей в этой ситуации они анализируют в контексте отношения к неопределенности (толерантность — интолерантность к неопределенности).

Доминирующими эмоциями, которые испытывают респонденты в период пандемии, являются страх, раздражение, тревога и печаль. Наиболее выраженными являются эмоции раздражения и скуки. Толерантность к неопределенности оказалась отрицательно связана со всеми негативными эмоциями: страхом, гневом, раздражением, тревогой, отчаянием и прочими. Ученые сделали вывод, что чем ниже толерантность к неопределенности, тем больше отрицательных эмоций испытывают люди в этот период. Чем выше толерантность к неопределенности, тем меньше страх заболеть COVID-19 и тем меньше изменилось обычное поведение человека в связи с пандемией коронавирусной инфекции.

Кроме того, ученые выявили различия в переживании эмоций скуки и любопытства для разных возрастных групп: чем моложе респондент, тем сильнее выражены у него эти эмоции. Особый интерес представляют ответы людей из самой уязвимой возрастной группы (старше 65 лет). Наиболее интенсивной эмоцией у них является тревога, причем ее интенсивность выражена в максимальной степени.

Анализ половых различий показывает большую интенсивность практически всех негативных эмоций (страх, гнев, раздражение, тревога, отчаяние, грусть) у женщин, а у мужчин несколько интенсивней выражены такие эмоции, как скука и восторг. При этом у мужчин выше, чем у женщин, толерантность к неопределенности. Возможно, именно поэтому для них характерны менее интенсивные отрицательные эмоции.

Часть населения во время пандемии напрямую сталкивается с тяготами, связанными со здоровьем, помощью другим, резким снижением финансового благополучия и ухудшением условий жизни. Для многих восприятие и интерпретация ситуации связаны с изменением психического состояния.

Исследователи рассмотрели и аспект доверия к источникам информации о коронавирусе COVID-19. Наибольшим доверием пользуются научные статьи, мнения известных специалистов в этой области, а наименьшим — мнение окружающих и центральное телевидение. Женщины больше, чем мужчины, доверяют в целом всем источникам информации: центральному телевидению, официальным сообщениям, научным статьям и мнению известных специалистов. Уровень доверия ко всем источникам имеет слабую, но значимую отрицательную связь с толерантностью к неопределенности.

— Наше исследование продолжается. Мы планируем провести анализ факторов, влияющих на реакции и выбор стратегии поведения в переживаемой ситуации, а также проанализировать поведение представителей различных социальных групп (и, если удастся, культур). Но уже сейчас мы можем утверждать, что толерантность к неопределенности является важным ресурсом, который способствует уменьшению негативных переживаний и актуализации позитивных. Это утверждение должно помочь практическим психологам в выборе подходов и методов помощи людям в сложных, неопределенных, противоречивых ситуациях, в ситуациях риска, затяжного стресса и ситуациях с непредсказуемым исходом, — добавила Ольга Первушина.

Механизмы психологических защит и толерантность

Цитировать:

Протасова И.Н. Механизмы психологических защит и толерантность // Universum: психология и образование : электрон. научн. журн. 2016. № 3-4 (22). URL: https://7universum.com/ru/psy/archive/item/3041 (дата обращения: 01.11.2021).

Прочитать статью:

АННОТАЦИЯ

В статье категория толерантности рассматривается с точки зрения ее неоднозначности, многозначности, дискуссионности. Обосновываются трудности практики проявления толерантности в педагогической деятельности. Рассматриваются возможности научного анализа бессознательного (механизмов психологической защиты) в формировании толерантности как мировоззренческой установки.

В представленном исследовании проверялась гипотеза о том, что в формирование мировоззренческих установок, связанных с толерантностью-интолерантностью, определенный вклад вносят бессознательные компоненты, связанные с механизмами психологических защит.

Для диагностики толерантности был использован экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г. У. Солдатова, О.А. Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А. Шайгерова). Диагностика психологических защит проводилась при помощи теста «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х.Р. Конт в адаптации Е.С. Романовой, Л.Р. Гребенникова). В исследовании принимали участие 67 студентов 2–3 курсов разных факультетов педагогического вуза (мужчины – 31,3 %, женщины – 68,7 %).

Представлены данные о структуре связей толерантности с защитными механизмами. Показана связь интолерантности с защитными механизмами подавления, проекции и замещения, индексом напряженности психологических защит.

Наиболее значимые связи с интолерантностью показал защитный механизм «проекция». Для этнической интолерантности и показателя общей интолерантности корреляция значима на уровне 0,01. Для личностной интолерантности корреляция значима на уровне 0,05. Защитный механизм «замещение» оказался связанным с социальной и общей интолерантностью, (P<0,05). Достоверные связи обнаружились у защитного механизма «подавление» с личностной интолерантностью (P<0,05).

Полученные данные позволяют рассматривать интолерантность как индикатор напряженности ряда психологических защит, а психологические защиты как неосознаваемые компоненты установочной интолерантности.

ABSTRACT

The concept of tolerance is considered in the context of its ambiguity, multiple meaning and debatability. Some challenges of tolerance realization in teaching are grounded. Possible ways of scientific analysis of unconsciousness (psychological defense mechanisms) in formation of the tolerance as a worldview attitude are considered.

In presented study we tested the hypothesis on the contribution of the unconscious components associated with psychological defense mechanisms in forming tolerance or intolerance.

To assess the tolerance we used “The tolerance index” questionnaire (G.U. Soldatova, O.A. Kravtsova, O.E. Khukhlaev, L.A. Shaigerova). To measure the psychological defense mechanisms we used the Life Style Index Questionnaire (R.  Plutchic, H. Kellerman and H. Conte translated by E.C. Romanova, L.R. Grebennikov). Participant were 67 students of 2–3 year from different faculties of pedagogical university (men – 31,3 %, women – 68,7 %).

Some data on the structure of links between the tolerance and psychological defense mechanisms is presented. Correlations of intolerance with psychological defense mechanisms of suppression, projection, substitution and with tension index of psychological defenses are demonstrated.

The most significant correlations with intolerance showed the defense mechanism of projection. The correlation with ethnic intolerance and index of general intolerance the correlation was significant at p < 0,01; the correlation with personal intolerance was significant at p < 0,05. The defense mechanism of displacement turned out to be associated with social and general intolerance (p < 0,05). The defense mechanism of suppression showed association with personal intolerance (p < 0,05).

Obtained data allows to consider the intolerance as an indicator of tension of some psychological defense mechanisms, and the last ones may be considered as unconscious components of attitudinal intolerance.

 


Список литературы:

1. Битюцкая Е.В. Современные подходы к изучению совладания с трудными жизненными ситуациями // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2011. – № 1. – С. 100–111.
2. Декларация принципов толерантности / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=633 (дата обращения: 24.03.2016).
3. Зимняя И.А. Ключевые компетенции – новая парадигма результата современного образования // Интернет-журнал «Эйдос». – 2006. – 5 мая / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.eidos.ru/journal/2006/0505.htm. (дата обращения: 24.03.2016).
4. Кабрин В.И. Исследование и развитие определенных качеств толерантности в тренинговых группах с различной степенью директивности / В.И. Кабрин, П.Н. Савин, Я.Б. Частоколенко, Л.В. Шабанов // Вестник ТГУ. – Томск, 2005. – № 285. – С. 61–68.
5. Кабрин В.И. Психология как наука толерантности: коммуникативный подход // Сибирский психологический журнал. – 2004. – № 20. – С. 15–20.
6. Марищук Л.В. Психологические особенности толерантности студентов-психологов с разным уровнем развития профессионального самосознания / Л.В. Марищук, Т.И. Юхновец // Весцi БДПУ. – Серыя 1. Педагогiка. Псiхалогiя. Фiлалогiя. – 2009. – № 4 (62). – С. 34–41.
7. Маркова А.К. Психология труда учителя: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1993. – 192 с.
8. Митина Л.М. Учитель как личность и профессионал. – М.: Дело, 1994. – 216 с.
9. Педагогическая психология / под ред.: Л.А. Регуш, А.В. Орловой. – СПб. [и др.] : Питер, 2011. – 414 с.
10. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности / под ред. Г.У. Солдатовой, Л.А. Шайгеровой и др. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2003. – 112 с.
11. Протасова И.Н. Представления студентов о профессионально значимых личностных качествах педагога // Психологическое здоровье и психологическая культура в современном Российском образовании / Материалы V всероссийской научн.-практ. конфер., Барнаул, 31 октября – 1 ноября 2013 года / под ред. Л.С. Колмогоровой. – Барнаул: АлтГПА, 2013. – С. 158–161 / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.uni-altai.ru/ped-pshyhol/ipp-science/ (дата обращения: 8.03.16).
12. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика / А.А. Реан, А.Р. Кудашев, А.А. Баранов. – СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2006. – 479 с.
13. Психология. А-Я. Словарь-справочник / пер. с англ. К.С. Ткаченко. – М.: ФАИР-ПРЕСС. М. Кордуэлл. 2000. – 448 с.
14. Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика. – Мытищи: Издательство «Талант», 1996. – 144 с.
15. Сартр Жан-Поль: Пьесы: [пер. с фр./ Сартр Жан-Поль; вступ. ст. С. Великовского]. – (Театр). Кн.1. Гудьял-Пресс, 1999 – 557 с.
16. Словари и энциклопедии на Академике / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://dic.academic.ru/ (дата обращения: 24.03.2016).
17. Толерантность против ксенофобий / под ред. В.И. Мукомеля и Э.А. Паина. – М.: Институт социологии РАН, 2005. – 112 с.
18. Хомяков М.Б. Толерантность и ее границы // Национальный психологический журнал. – 2011. – № 2 / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://cyberleninka.ru/article/n/tolerantnost-i-ee-granitsy (дата обращения: 24.03.2016).
19. Хомяков М.Б. Толерантность – парадоксальная ценность // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2003. – Т. 6. – № 4. – С. 98–112.
20. Deci E.L., La Guardia J.G., Moller A. C. et al. On the benefits of giving as well as receiving autonomy support: Mutuality in close friendships // Personality and Social Psychology Bulletin. – 2006. – № 32. – Р. 313–327. doi: 10.1177/0146167205282148 [Полный текст]

 


References:

1. Bityutskaya E.V. Modern approaches to the study of coping with difficult life situations. Vestnik of Moscow University. Seriia 14. Psikhologiia [Vestnik Moskovskogo universiteta. Series 14. Psychology]. 2011, No. 1, pp. 100–111. (In Russian).
2. The Declaration of principles on tolerance. Available at: www.conventions.ru/view_base.php?id=633 (Accessed 24 March 2016).
3. Zimnja I.A. Core competencies – a new paradigm of contemporary education result. Internet-zhurnal «Eidos» [Online magazine «Eidos»]. 2006. 5 May. Available at: www.eidos.ru/journal/2006/0505.htm. (Accessed 24 March 2016).
4. Kabrin V.I. Research and development of certain qualities of tolerance in the training groups with varying degrees of above. Vestnik TGU [Herald of the TSU]. Tomsk, 2005, no. 285. pp. 61–68. (In Russian).
5. Kabrin V.I. Psychology as the science of tolerance: a communicative approach. Sibirskii psikhologicheskii zhurnal [Siberian psychological journal]. 2004, no. 20. pp. 15–20. (In Russian).
6. Mariŝuk L.V. Psychological characteristics of tolerance of students-psychologists with different levels of development of professional consciousness. Vestsi BDPU. Seryia 1. Pedagogika. Psikhalogiia. Filalogiia [News BSPU. Series 1. Pedagogy. Psychology. Philology]. 2009, no. 4 (62), pp. 34–41. (In Belarusian).
7. Markova A.K. Psychology labor teacher. Мoscow, Prosveshchenie Publ., 1993, 192 p. (In Russian).
8. Mitina L.M. Teacher as a person and a professional. Мoscow, Delo Publ., 1994, 216 p. (In Russian).
9. Reguš L.A, Orlova A.V. Pedagogical psychology., St. Petersburg, Piter Publ., 2011, 414 p. (In Russian).
10. Soldatova G.U., Šajgerova L.A., etc. Psychodiagnostics and research workshop on tolerance. Мoscow, MGU im. M.V. Lomonosova Publ., 2003, 112 p. (In Russian).
11. Protasovа I.N. Representations of students about professionally significant personal qualities of teachers. Psikhologicheskoe zdorov’e i psikhologicheskaia kul’tura v sovremennom Rossiiskom obrazovanii [Psychological health and psychological culture in a modern Russian education]. Barnaul, AltGPA Publ., 2013, pp. 158–161 Available at: www.uni-altai.ru/ped-pshyhol/ipp-science (Accessed 8 March 2016).
12. Rean A., Kudashev A., Baranov A. Psychology adaptation of personality. Analysis. Theory. Practice. St. Petersburg, PRAIM-EVROZNAK Publ., 2006, 479 p. (In Russian).
13. Psychology. А-Я. Dictionary-reference book. Moscow, FAIR-PRESS. M. Korduèll Publ. 2000, 448 p. (In Russian).
14. Romanova E.S., Grebennikov L.R. Psychological defense Mechanisms: the Genesis, functioning, diagnosis. Mytishchi, Talant Publ., 1996, 144 p. (In Russian).
15. Sartre Jean-Paul: Plays. (Theatre). Book 1. Gud’ial-Press Publ., 1999, 557 p. (In Russian).
16. Dictionaries and encyclopedias on Academician. Available at: http://dic.academic.ru (Accessed 24 March 2016)
17. Mukomelâ V.I. and Paina E.A. Tolerance against ksenofobij. Мoscow, RAN Institut sotsiologii Publ., 2005, 112 p. (In Russian).
18. Homjakov M.B. Tolerance and its border. Natsional’nyi psikhologicheskii zhurnal [National psychological journal]. 2011, no. 2. Available at: http://cyberleninka.ru/article/n/tolerantnost-i-ee-granitsy (Accessed: 24 March 2016).
19. Homjakov M.B. Tolerance-the paradoxical value. Zhurnal sotsiologii i sotsial’noi antropologii [Journal of sociology and social anthropology]. 2003, Vol. 6. no 4, pp. 98–112. (In Russian).
20. Deci E.L., La Guardia J.G., Moller A.C. et al. On the benefits of giving as well as receiving autonomy support: Mutuality in close friendships. Personality and Social Psychology Bulletin. 2006. No. 32. Р. 313–327. doi: 10.1177/0146167205282148.

 


Толерантность к неопределенности

Не все в жизни мы можем контролировать. Скорее даже большую часть явлений мы контролировать не в состоянии. Отсутствие контроля означает невозможность управлять явлением или ситуацией. В этой связи и возникает неопределенность.

В обыденной жизни мы постоянно сталкиваемся с явлениями неопределённости.

Мы не можем точно предсказать природные явления (погоду, землетрясения и пр.) Поведение животных предсказуемо лишь в ограниченных пределах.

Мы не можем точно знать, как поведут себя окружающие нас люди. Как бы точно мы не относили человека к какому-либо типу, он всегда может поступить вопреки своим склонностям и привычкам (свобода воли!).

Отношение человека к непредсказуемости заинтересовало психологов. Связано это с тем, что во многих видах профессиональной деятельности человек действует в контексте неопределённости. Сотрудники экстренных служб; руководители, в особенности высокого уровня и др. Как ведут себя люди в неопределенных обстоятельствах? Какие стратегии поведения выбирают? От чего зависит их поведение? На эти и другие вопросы пытаются найти ответы психологи.

В психологии тема неопределенности возникла в контексте проблемы толерантности к неопределенности (ТкН). Впервые ее подняла Е.Френкель-Брунсвик. Изучая этнические стереотипы, автор столкнулась с тем, что предрассудки чаще проявляются у тех, кто склонен к однозначной категоризации мира и людей и не выносит многозначности. Исследователь изучала людей, интолерантных к неопределённости, и выявила, что они ригидны; склонны опираться на прошлый опыт и с трудом ориентируются в новой, незнакомой ситуации.

Далее исследователи стали детально исследовать проблему неопределенности. В частности, к признакам неопределённой ситуации С.Бундер отнес: новизну, сложность и ее неразрешимость. Исследователь определил ТкН как склонность человека воспринимать неопределённую ситуацию, как желанную. Нетолерантность к неопределенности – склонность видеть в таких случаях угрозу.

У личности с низким уровнем ТкН часто встречаются такие черты как догматизм, тревожность, ригидность, авторитаризм, закрытость, низкая креативность.

В отечественной психологии проблема ТкН исследуется Е.Г.Луковицкой. Автор выделяет в этом психологическом феномене три компонента:

  • Аффективный – эмоциональное отношение к непознаваемости мира.
  • Когнитивный – осознание непредсказуемости мира.
  • Поведенческий – особенности поведения в ситуации неопределённости.

ТкН может быть диагностирована соответствующим опросником. Чем выше у человека этот показатель, тем в большей степени он склонен осознавать и принимать неоднозначность и сложность окружающего мира, учитывать это и действовать не шаблонно, творчески. Чем этот показатели ниже, тем выше дискомфорт человека в неопределённых ситуациях, тем в большей степени такой человек стремится внести  максимальную ясность и определенность часто за счет их искусственного упрощения.


Надеюсь, эта статья поможет вам написать работу по психологии самостоятельно. Если понадобится помощь, обращайтесь (все виды работ по психологии; статистические расчеты). Заказать

Толерантность с точки зрения цели

Перспектива Psychol Sci. 2020 Май; 15 (3): 544–561.

Maykel Verkuyten

1 Факультет социальных и поведенческих наук, Утрехтский университет

2 Европейский исследовательский центр по миграции и этническим отношениям (ERCOMER), Утрехтский университет

Kumar Psychology 30005

и слух, Университет Кентербери

Леви Адельман

1 Факультет социальных и поведенческих наук, Утрехтский университет

1 Факультет социальных и поведенческих наук, Утрехтский университет

2

2

Relations (ERCOMER), Утрехтский университет

3 Психология, речь и слух, Кентерберийский университет

Maykel Verkuyten, ERCOMER, факультет социальных и поведенческих наук, Утрехтский университет, П.O. Box 80.140, 3508 TC, Утрехт, Нидерланды E-mail: [email protected]Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Межгрупповая толерантность является требованием для жизни с разнообразием и активно поддерживается местными, национальными и международными организациями. Однако, хотя исследователи-психологи всесторонне рассмотрели последствия дискриминации, мало что известно о психологических последствиях терпимости. В этой статье мы утверждаем, что помимо свобод, подразумеваемых толерантностью, «просто» терпимость также подразумевает угрозы социальной идентичности, которые ставят под угрозу конкретные психологические потребности (принадлежность, уважение, контроль, уверенность).Мы также рассматриваем психологические последствия терпимости на личном, межличностном и межгрупповом уровнях и рассматриваем факторы, которые могут смягчить влияние терпимости на результаты меньшинств. Взятые вместе, эта работа представляет собой первый теоретический аргумент и обзор того, что значит терпимость, с учетом негативных последствий толерантности в различных странах.

Ключевые слова: толерантность, терпимость, точка зрения цели, результаты меньшинств, межгрупповые отношения

Толерантность является ключевым понятием в философии и политологии (Cohen, 2004; Forst, 2013; Gibson, 2006) и в ее классическом понимании подразумевает что мы терпим и допускаем то, что считаем нежелательным.Мы терпим только то, против чего возражаем, и это считается критическим либеральным принципом и необходимым условием для жизни в условиях культурного разнообразия (Vogt, 1997). Культурное и религиозное разнообразие неизбежно создает ситуации, в которых люди сталкиваются с внегрупповыми убеждениями, нормами и практиками, которые они не одобряют, поскольку они идут вразрез со своими собственными ценностями, моральными убеждениями и основами идентичности (Брандт, Рейна, Чемберс, Кроуфорд , & Wetherell, 2014; Ellemers, 2017; Haidt, 2012; Skitka, 2002; Tetlock, 2003).Именно в контексте этих «глубоких» различий в отношении того, что правильно и неправильно, справедливо и несправедливо, и как мы относимся друг к другу, образ жизни сталкивается, и терпимость становится краеугольным камнем для уменьшения межгрупповых конфликтов в различных обществах. Следовательно, понятно, что толерантность пропагандируется и поддерживается международными организациями (Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры [ЮНЕСКО], Европейский Союз), многими религиозными и гражданскими ассоциациями, школами и другими образовательными учреждениями, лидерами сообществ и многими другими лево-правое политическое поле (Brown, 2006; Verkuyten, Yogeeswaran, & Adelman, 2019).

Однако, хотя большая часть дискуссий и исследований толерантности была сосредоточена на способностях и требованиях доминирующего большинства, вряд ли какая-либо теоретическая и эмпирическая работа была сосредоточена на перспективе терпимого. Можно ожидать, что терпимость будет иметь много положительных последствий для членов групп меньшинств. В конце концов, он позволяет им выражать и воплощать в жизнь свою культурную самобытность, обеспечивает доступ к ресурсам и правам и защищает их от насилия. Толерантность действует как барьер против дискриминации и дает гражданам, принадлежащим к культурным меньшинствам, свободы и права определять и развивать свой собственный образ жизни (Vogt, 1997).Он также представляет собой критически важное минимальное требование для обеспечения того, чтобы различные группы могли избежать конфликта даже перед лицом непримиримых разногласий.

Однако толерантность не всеми уважается, и некоторые исследователи утверждают, что необходимо выходить за рамки «простой» толерантности (см. Laegaard, 2013; Macedo, 2000; Schirmer, Weidenstedt, & Reich, 2012). Эти критики утверждали, что толерантность функционирует как тонкий социальный механизм, способствующий господству и неравенству (Insel, 2019; Marcuse, 1965; Wemyss, 2006), а также деполитизации разнообразия за счет уменьшения структурных недостатков до культурных групповых трений (Brown, 2006).Более того, можно утверждать, что терпимость неизбежно покровительствует и, следовательно, является неадекватной заменой признательности и уважения, в которых представители меньшинств нуждаются и которых заслуживают (Parekh, 2000; Taylor, 1994). По словам турецко-голландского писателя Озджана Акьола, «Нас терпели. . . что, конечно, ужасное слово. Если вас терпят, говорят: «Вы другой, но мы с вами миримся» (Wynia, 2017). Члены меньшинства не заинтересованы в том, чтобы их просто терпели, но хотят, чтобы их уважали (Bergsieker, Shelton, & Richeson, 2010; Shnabel & Nadler, 2015).Например, иммигрант во втором поколении из Германии заявил, что «я прошу не о терпимости, а об уважении» (van Quaquebeke, Henrich, & Eckloff, 2007, с. 185), а сексуальные меньшинства в Бельгии заявили,

В этом проблема толерантности: другие определяют, терпят ли они вас, какие правила и нормы вам нужно соблюдать, чтобы иметь возможность участвовать. . . . Как ЛГБТ мы не хотим, чтобы нас терпели, мы хотим, чтобы нас уважали. (Де Петра и Де Лилль, 2015; п. 5)

Точно так же религиозные люди, выступающие против гомосексуализма, иногда утверждают, что они «любят грешника, но ненавидят грех», что подразумевает, что центральным аспектом личности терпимого человека является отклонены или обесценены.

Таким образом, в повседневной жизни терпимость может иметь не только положительные последствия для представителей меньшинств; это также может быть оскорбительным и болезненным, поскольку подразумевает неодобрение того, во что человек верит и практикует, и может рассматриваться как воспроизводство неравенства и господства. Хотя многие люди считают желательным быть терпимым, они обычно не считают желательным, чтобы с ними «мирились» (Honohan, 2013), а описание кого-либо как терпимого имеет негативные коннотации. Опыт терпимости можно увидеть в разных контекстах.Религиозные меньшинства могут чувствовать, что их рабочее место просто терпит их религиозные убеждения или обычаи, освобождая христианских служащих от выполнения предписаний по контролю над рождаемостью или позволяя мусульманским служащим молиться в рабочее время. Точно так же этнические и культурные меньшинства могут считать, что их школы и колледжи просто терпят использование ими языка меньшинства в классе, тогда как учащиеся религиозных меньшинств могут считать, что их использование тюрбана, хиджаба или ермолки просто терпимо для окружающих.

Смысл данной статьи не в том, чтобы обесценить критическую важность терпимости для различных обществ, и в частности для способности представителей меньшинств выражать и поддерживать свой культурный и религиозный образ жизни (см. Verkuyten et al., 2019a). Скорее, мы хотим обсудить возможные (непредвиденные) психологические последствия для тех, кого терпят. Несмотря на то, что существует обширная литература о точке зрения жертвы, которая касается психологических последствий принадлежности к стигматизируемой или дискриминируемой группе меньшинств и того, как социальная поддержка, личные убеждения и ресурсы выживания формируют значение этого негативного опыта (Major, Dovidio, & Link, 2018; Major & O’Brien, 2005; Pascoe & Richman, 2009; Quinn & Chaudoir, 2009; Richman & Leary, 2009; Schmitt, Branscombe, Postmes, & Garcia, 2014), психологическому последствия быть объектом терпимости.Это упущение прискорбно с теоретической и эмпирической точки зрения, поскольку оно ограничивает нашу способность создавать, внедрять и оценивать соответствующую политику межгрупповой терпимости, которую продвигают местные, национальные и международные организации. Таким образом, для дальнейшего продвижения практических и политических последствий сосредоточения внимания на толерантности и разработки программы систематических исследований того, что значит быть терпимым, существует острая и своевременная необходимость в обсуждении ключевых концептуальных и теоретических вопросов с точки зрения цели.

Чтобы обсудить возможные негативные психологические последствия терпения, мы проводим сравнения с обширными исследованиями дискриминации. Эта точка зрения позволяет нам обсудить особенности негативных последствий терпимости. В следующих разделах мы сначала обсудим концепцию толерантности и определим некоторые из ее ключевых характеристик в контексте большинства и меньшинства (Forst, 2013). Затем мы рассматриваем последствия терпимости и обсуждаем, какие факторы влияют на осознание и восприятие этого опыта.Затем мы предлагаем модель угрозы социальной идентичности о психологических последствиях терпимости и обсуждаем, как неодобрительный характер терпимости, а также условное невмешательство терпимости к разрешению могут повлиять на тех, кого терпят. При этом мы рассматриваем некоторые важные условия смягчения, которые могут объяснить, как терпимость может иметь различное значение в различных индивидуальных, групповых и контекстных различиях. В заключение мы обрисовываем будущие направления теоретического и эмпирического развития.

Природа толерантности

Классическое значение толерантности (Cohen, 2004; Gibson, 2006) подчеркивает, что человек не терпит того, что он продвигает, и что толерантность предполагает неодобрение: «Если вы терпите что-то, вы должны думать, что это неправильно» ( Форст, 2013, с. 23). Эта концептуализация толерантности также была предложена и обсуждалась в социальной психологии (Verkuyten & Yogeeswaran, 2017). Олпорт (1954) однажды написал: «Когда мы говорим, что терпим головную боль, нашу убогую квартиру или соседа, мы, конечно, не имеем в виду, что они нам нравятся, а просто то, что, несмотря на нашу неприязнь, мы будем терпеть их» ( п.425).

Терпимость означает, что мы миримся со значимыми различиями, которые мы не одобряем, такими как религиозные и идеологические убеждения, культурные обычаи и способы поведения, отличающиеся от наших собственных. Это предполагает негативное отношение вместе с воздержанием от действий в соответствии с этим отношением, когда кто-то имеет или полагает, что имеет право вмешиваться (например, сдерживать, запрещать, преследовать): не из-за безразличия, страха или угрозы, а потому, что есть дополнительные причины ( например, гражданские свободы, равные права) для сохранения таких убеждений, обычаев или образа жизни (Cohen, 2004).Толерантность разделяет негативное отношение к дискриминации, но не дает этому отношению превращаться в негативные действия и, следовательно, действует как барьер против дискриминации. Именно такой тип терпения описывают некоторые люди, когда говорят о способности простой терпимости к ране и терпимости как о эмоционально неудобном и болезненном опыте (Schirmer et al., 2012). Опыт терпимости можно рассматривать через призму этнических, культурных, сексуальных, религиозных или идеологических чужих групп, которые обнаруживают, что их верования или обычаи не одобряются другими, но все же терпят их в социальном контексте.

Противостояние терпимости

С точки зрения цели подразумеваемая девальвация своих практик и убеждений и асимметричный характер невмешательства являются двумя ключевыми аспектами толерантности, которые, как можно ожидать, будут иметь негативные последствия. Поэтому мы обсудим эти аспекты более подробно (см.).

Модель терпимости, потребности социальной идентичности и результаты.

Девальвация

Когда кто-то описывает терпимое отношение к убеждениям или практике чужой группы, это подразумевает, что они нарушают или отклоняются от того, что считается уместным и правильным, тем самым делая почти все «объекты» терпимости неприятными, девиантными, маргинальными или нежелательными. (Браун, 2006).При толерантности неявно утверждается возражение против верований и обычаев меньшинств, и подразумеваемое отклонение может угрожать членству в ценной группе меньшинства для цели толерантности. Существуют четкие эмпирические доказательства того, что девальвация идентичности и угроза идентичности имеют негативные психологические последствия (Major, Mendes, & Dovidio, 2013; Major & O’Brien, 2005; Meyer, 2003), но эти доказательства еще не были изучены в отношении терпимо.

В отличие от дискриминации, толерантность создает моральное различие, которое ставит объект толерантности в морально невыгодное положение, что имеет пагубные психологические последствия.Толерантность хорошо рассматривается и обычно считается признаком добродетели и морального характера (Horton, 1996). В результате люди могут чувствовать моральное превосходство над теми, кого они терпят, когда терпят то, что они не одобряют:

Когда гетеросексуалы терпят гомосексуалистов, когда христиане терпят мусульман на Западе, терпимости не только первые термины , а не требуют терпимости. но их положение как того, что наделяет терпимостью, устанавливает их превосходство над тем, что, как говорят, требует терпимости.(Brown, 2006, с. 186, выделено в оригинале)

Воздерживаться от вмешательства в то, что можно предотвратить, морально похвально, потому что у человека есть причины для принятия (например, свобода вероисповедания), которые перевешивают причины возражений (например, ритуальный убой животных). В результате объекты терпимости могут почувствовать, что они поставлены в относительное положение моральной неполноценности (Insel, 2019). Терпимость может восприниматься как проявление щедрости и доброй воли, когда человек должен быть благодарен за то, что ему позволено выразить свою принадлежность к меньшинству.

Перспектива социальной идентичности (Tajfel & Turner, 1979) предполагает, что различные характеристики могут обеспечить основу для межгрупповой дифференциации. Тем не менее, хотя группы могут признать, что они, возможно, менее компетентны или менее общительны при различении своей группы и других, они хотят считать свою группу более добродетельной (см. Ellemers, 2017). В случае толерантности у групп может быть сильная мотивация для определения и поддержания морального превосходства людей, которые терпят.Хотя это не обязательно означает, что терпимое — зло, оно вводит относительную межгрупповую дифференциацию в пользу тех людей, которые терпят. Таким образом, в этом контексте терпимость подразумевает морально невыгодное и неполноценное положение, поскольку предполагает неблагоприятное межгрупповое сравнение с более добродетельным другим.

Невмешательство

Терпимость не приветствуется всеми, и одна из причин этого состоит в том, что в ней есть что-то неизбежно покровительственное (Brown, 2006; Modood, 2007).В этом есть два аспекта. Первый связан с неравенством, связанным с терпимостью, а второй — с его условным характером.

Во-первых, терпимость узаконивает и усиливает доминирование тех, кто расширяет терпимость, и тем самым подтверждает неравенство и относительное бессилие терпимых людей: «Терпеть кого-то другого — это акт власти; быть терпимым — значит принять слабость »(Walzer, 1997, p. 52). При терпимости, как правило, нет полного включения или равноправия с большинством. 1 Это означает, что практика и политика толерантности могут восприниматься как подтверждающие и оправдывающие существующие различия во власти и подчиненное положение группы меньшинства (т. Е. Гражданина второго сорта). Эта точка зрения была выражена в публичной речи Лероя Лукаса, черного активиста, который сказал: «Я отказываюсь быть бит-игроком, которого терпят в его собственном доме. Белые голландцы говорят о толерантных Нидерландах. Позвольте мне внести ясность: я не хочу, чтобы меня терпели в моей собственной стране »(« Ik weiger », 2015, para.5). Могущественные определяют сроки и пределы терпимости. Например, убеждения и практики, связанные с идентичностью группы меньшинств (например, отказ от рукопожатия с людьми противоположного пола, ношение головного платка), могут быть ограничены частной сферой, тогда как общие нормативные принципы и ценности группы большинства применяются к публичная сфера. Таким образом, политика толерантности может подразумевать приватизацию культур иммигрантов (например, Yogeeswaran, Dasgupta, Adelman, Eccleston, & Parker, 2011), например, в политике ассимиляции Дании.Хотя меньшинства не принуждаются к принятию культуры большинства, от них ожидается, что они сохранят свою собственную культуру в максимально возможной степени в частной сфере (Tawat, 2014), что означает, что истинно верующие могут быть только мусульманами, христианами или евреями дома или в семье. в их собственной религиозной общине.

Во-вторых, терпимость может действовать как произвольное проявление власти, потому что она зависит от добровольного сдерживания тех, кто может вмешиваться. Терпеливый может в любой момент решить, что нет необходимости продолжать терпеть другого.Всегда может произойти внезапное или постепенное изменение склонности толерантного к невмешательству, что оставляет терпимое в небезопасном положении и зависит от сохраняющейся доброй воли толерантного. Терпимые, в свою очередь, могут испытывать страх и тревогу по поводу того, что любые действия их группы могут привести к риску расстроить доминирующую группу и потерять разрешение следовать образу жизни своей собственной группы (Oberdiek, 2001). Постоянно подвергаться угрозе вмешательства сопряжено с риском и психологически утомительно и может выступать в качестве формы угнетения (Honohan, 2013; Lovett, 2010).

Осведомленность и оценка терпимости

Представители меньшинств не являются пассивными жертвами негативного отношения и поведения членов большинства, а являются активными агентами, которые конструируют и согласовывают свою идентичность и социальное положение для достижения своих собственных целей. Например, исследование точки зрения цели изучает способы, которыми стигматизируемые и дискриминируемые члены группы интерпретируют негативный опыт и справляются с угрозами, с которыми они сталкиваются (Major et al., 2018; Major & O’Brien, 2005; Richman & Leary, 2009). .Представители меньшинств демонстрируют либо уязвимость, либо устойчивость, и биопсихосоциальные исследования показали, что дискриминация также может восприниматься как проблема и возможность для улучшения (Scheepers, 2013). Негативные последствия зависят от того, признается ли дискриминация и как она интерпретируется. Например, непризнание дискриминации может защитить свое благополучие (Crocker & Major, 1989), но неспособность рассматривать события как дискриминацию также имеет негативные психологические издержки (Sechrist, Swim, & Stangor, 2004).

Точно так же последствия терпимости могут зависеть от осознания терпимости, когнитивной оценки причин терпимости и воспринимаемого равенства или неравенства межгрупповых отношений. Исследования среди различных групп меньшинств в Турции (Bagci et al., 2020), Нидерландах (Cvetkovska, Verkuyten, & Adelman, 2020) и Соединенных Штатах (Cvetkovska, Verkuyten, Adelman, & Yogeeswaran, 2020) показали, что опыт терпимость — довольно распространенное явление среди представителей меньшинств, находящихся в неблагоприятном положении.Однако, учитывая сложность толерантности и связанные с ней выгоды и затраты, важно учитывать, воспринимают ли и как люди терпимость и как они ее интерпретируют.

Одним из важных аспектов является присущая толерантности неоднозначность, которая обременяет психологические ресурсы людей, чтобы справиться с ними. Хотя ситуации, связанные с дискриминацией, иногда могут быть неоднозначными, это еще более верно в ситуациях, когда к ней относятся терпимо, что похоже на неоднозначный характер микроагрессии (Lui & Quezada, 2019).В целом, представители меньшинств могут осознавать, что общество не одобряет их несогласные культурные и религиозные верования и обычаи. Большинство мусульманских меньшинств осознают, что многие их члены негативно оценивают исламские верования и обычаи (например, Pew Research Center, 2017), а большинство групп иммигрантов знают, что некоторые из их культурных верований и обычаев считаются нормативно отклоняющимися (например, Huijnk & Andriessen, 2016 ). В то же время может быть труднее признать, что эти негативные оценки ведут не к дискриминационному поведению, а, скорее, к терпимости.Большинство может прямо заявить, что с некоторыми верованиями и практиками будут мириться, или члены меньшинства могут испытать, что им условно разрешено исповедовать свою культуру или религию (например, в частном порядке, но не публично). Но осознание представителями меньшинств того, что другие терпят их инакомыслие, культурные обычаи, по-прежнему заставляет их определять, какие приписывания им делать в отношении конкретных инцидентов, с которыми они сталкиваются.

Таким образом, быть объектом толерантности зависит не только от осведомленности, но и от процессов атрибуции и конструкций, которые обеспечивают понимание толерантности.Исследования стигматизации и дискриминации показали, что этот опыт может быть неоднозначным с точки зрения атрибуции (Crocker, Major, & Steele, 1998; Major, Quinton, & McCoy, 2002; Schmitt & Branscombe, 2002), что может быть более стрессовым, чем негативный опыт, который легко распознать и связать с предрассудками других, а не с собственными неудачами (Crocker & Major, 1989; Salvatore & Shelton, 2007). Члены меньшинства могут обвинять (предвзято) других в отрицательных результатах или (частично) винить себя, и последнее имеет более негативные психологические последствия, чем первые (Major et al., 2002).

В то время как дискриминацию можно отнести к предрассудкам, терпимость является более двусмысленной, потому что она оставляет воспринимающему два набора соображений: причины неодобрения верований и обычаев меньшинства и дополнительные причины, чтобы тем не менее их терпеть. Возникающая в результате двусмысленность может быть когнитивно сложной и обременительной и может привести к относительно сильному чувству неопределенности, которое потребляет когнитивные ресурсы и угрожает чувству предсказуемости и контроля (Guinote, Brown, & Fiske, 2006).Кроме того, исследования показали, что позитивное поведение может быть неоднозначным с точки зрения атрибуции, и меньшинства могут иногда относиться к такому поведению со стороны большинства с подозрением и неуверенностью. Чтобы создать непредвзятый образ, члены большинства иногда демонстрируют поддержку и усиливают свой позитивный настрой по отношению к представителям этнических и расовых меньшинств (например, Mendes & Koslov, 2013). В результате членам меньшинства трудно сказать, являются ли эти положительные отзывы подлинными или к ним следует относиться скептически.Терпимость может быть источником неуверенности и угрозы, когда меньшинства подозревают, что члены большинства мотивированы желанием казаться толерантными и скрывают групповую антипатию за более принципиальными заявлениями о неодобрении (см. Major & Kunstman, 2013). Неопределенность может ставить цели начеку во время повседневных взаимодействий, что приводит к состоянию бдительности, связанному с дезадаптивными сердечно-сосудистыми реакциями, которые со временем могут иметь отрицательные последствия для здоровья (Derks & Scheepers, 2018). Кроме того, неуверенность может также подорвать уверенность в себе и чувство принадлежности и снизить мотивацию к выполнению задачи и производительность (Mendoza-Denton, Goldman-Flythe, Pietrzak, Downey, & Aceves, 2010; Shelton, Richeson, Salvatore, & Hill, 2006 г.).

Терпимость и социальная идентичность

Можно ожидать, что в отличие от дискриминации, терпимость будет иметь более позитивные психологические последствия для объекта, поскольку она является препятствием для дискриминации и позволяет группам меньшинств жить своей жизнью по своему желанию в определенной степени . Однако, по сравнению с полным принятием, терпение может иметь пагубные психологические последствия. Некоторые эмпирические доказательства этих различных психологических последствий подтверждаются исследованиями, которые показали, что терпимость имеет более благоприятные последствия для положительного аффекта по сравнению с воспринимаемой дискриминацией, но менее положительные результаты по сравнению с чувством того, что вас принимают и признают (Cvetkovska, Verkuyten, & Adelman, 2020 ).

Существуют различные возможные теоретические основы для концептуализации и исследования психологических последствий терпимости, такие как концепция стресса меньшинства (Meyer, 2003), теория напряжения (Agnew, 2001), биопсихологическая точка зрения (Clark, Anderson, Clark и Williams, 1999), а также концепции риска и устойчивости (Masten, 2014). Однако ключевой аспект терпимости, а также столкновения с дискриминацией заключается в том, что на карту поставлена ​​принадлежность к группе меньшинства, что означает участие процессов социальной идентичности (Verkuyten, Thijs, & Gharaei, 2019).Следовательно, перспектива социальной идентичности может дать теоретическое понимание психологических последствий терпимости. В частности, концепции, разработанные в теории процесса идентичности (Breakwell, 1986; Vignoles, 2011), и концепция угрозы социальной идентичности полезны для обсуждения опосредованной связи между терпимостью и ее возможными личными, межличностными и межгрупповыми последствиями (см.).

Социальная идентичность может удовлетворить общие психологические потребности, обеспечивая, например, чувство близости, ценности, эффективности и безопасности (например,г., Vignoles, 2011; Уильямс, 2001). Одно из следствий состоит в том, что негативная роль терпимости для психологического благополучия и функционирования зависит от того, в какой степени удовлетворение потребностей социальной идентичности подрывается или ставится под угрозу (Greenaway, Cruwys, Haslam, & Jetten, 2016). Например, исследование показало, что удовлетворение потребностей в самооценке, принадлежности, эффективности и значении предсказывает более высокий положительный аффект (Vignoles, Regalia, Manzi, Golledge, & Scabini, 2006) и что потребности идентичности влияют на возможные желаемые и опасные будущие я. (Виньолес, Манци, Регалии, Джеммоло и Скабини, 2008 г.).Более того, когда выполнение этих потребностей находится под угрозой, люди используют различные стратегии управления идентификацией (Breakwell, 1986; Vignoles, 2011).

Однако литература о потребностях социальной идентичности довольно фрагментирована, и разные теоретики предлагали разные потребности (см. Vignoles, 2011). Например, теория социальной идентичности подчеркивает важность самооценки и самобытности (Tajfel & Turner, 1979), а другие концепции подчеркивают чувство принадлежности (Brewer, 1991), чувство контроля и эффективности (Fiske, 2009), и уверенность в себе (Hogg, 2001), которую может обеспечить социальная идентичность.Таким образом, у людей будет мотивация к принятию и построению социальной идентичности, которая позволит им думать о себе положительно по отношению к другим, дать им ощущение принадлежности к группам, заставит их чувствовать себя компетентными и контролирующими, а также даст им чувство собственного достоинства. уверенность в том, кто они и что они собой представляют.

Возможные негативные последствия того, чтобы стать объектом толерантности, представлены в модели посредничества в. Как уже говорилось, предполагаемая девальвация и дисбаланс сил в невмешательстве — два ключевых аспекта терпимости.Предполагается, что эти два аспекта негативно влияют на удовлетворение конкретных потребностей социальной идентичности в самооценке и принадлежности, а также в контроле и уверенности, соответственно (Hogg, 2001; Vignoles, 2011; Williams, 2001). Впоследствии эти находящиеся под угрозой потребности социальной идентичности будут иметь последствия на личном, межличностном и межгрупповом уровнях.

Учитывая природу терпимости, мы предполагаем, что это может угрожать выполнению нескольких потребностей социальной идентичности.Например, в исследованиях, проведенных среди курдских меньшинств, представителей ЛГБТИ и людей с ограниченными возможностями, проживающих в Турции, более высокая воспринимаемая толерантность была связана с более низким чувством самооценки, принадлежности и контроля на основе идентичности (Bagci et al., 2020). Эти ассоциации были обнаружены помимо отрицательных коррелятов воспринимаемой дискриминации. В ходе исследования среди представителей этнических меньшинств в Соединенных Штатах было обнаружено, что независимо от предполагаемой дискриминации, воспринимаемая толерантность была негативно связана с чувством контроля (Cvetkovska, Verkuyten, Adelman, & Yogeeswaran, 2020).Как показано в, мы предполагаем, что два ключевых элемента терпимости могут угрожать различным потребностям личности с негативными последствиями для терпимых людей. Девальвационный аспект толерантности, скорее всего, связан со снижением чувства собственного достоинства и сниженным чувством принадлежности, в то время как невмешательство, как ожидается, будет особенно проблематичным для чувства контроля и чувства неуверенности.

Во-первых, терпимость не отвечает желанию людей признать и признать свою принадлежность к меньшинству (Bergsieker et al., 2010). Подвергать сомнению идентичность меньшинства или чувствовать, что человек ограничен в выражении своей идентичности или вынужден скрывать ее в некоторых (публичных) ситуациях, может быть эмоционально дорогостоящим (Quinn & Earnshaw, 2011). Это снижает самооценку и уверенность в себе (Barreto, Ellemers, & Banal, 2006) и может усилить чувство недостоверности (Newheiser & Barreto, 2014). Более того, толерантные люди могут считаться морально превосходящими (более добродетельными) по сравнению с другими, несогласными, которых терпят, и это неблагоприятное межгрупповое сравнение может отрицательно сказаться на самооценке представителей меньшинств (Ellemers, 2017).

Кроме того, девальвация, подразумеваемая толерантностью, может иметь негативные последствия для потребности людей в социальной принадлежности и родстве, что имеет фундаментальное значение для благополучия (Baumeister & Leary, 1995). Терпимость может помешать удовлетворению этой потребности, поскольку подразумевает, что человек считается девиантным и не полностью принят или не включен в общество (Schiffauer, 2013). Подразумеваемая «инаковость» означает, что те, кого терпят, не полностью включены и на самом деле не принадлежат, что может уменьшить чувство принадлежности и усилить чувство несоответствия.Подобно исследованию сексизма (Glick & Fiske, 2001), может даже случиться так, что терпимость в некоторых отношениях хуже, чем недопустимость, из-за тенденции принимать ситуацию и ассимилировать свое мышление и действия в соответствии со стереотипными ожиданиями, чтобы чувствовать себя включенным.

Во-вторых, условное невмешательство толерантности может повлиять на чувство самоопределения людей или, с точки зрения атрибуции, на их воспринимаемый контроль, что важно для психологического благополучия и эффективного функционирования (Ryan & Deci, 2017).Чувство контроля и эффективности людей связано с их социальной идентичностью и воспринимаемой способностью самих себя как членов группы и своей группы в целом достигать ее целей (Vignoles, 2011). Необходимость контроля может быть одной из причин, по которой представители меньшинств склонны минимизировать или недооценивать дискриминацию, которая отдает свою жизнь в руки других (Crocker & Major, 1989; Ruggiero & Taylor, 1997). Терпимость означает, что в некоторой степени то, что можно сделать, зависит от сохраняющейся доброй воли других и условий, которые они выбирают.Эта ситуация может уменьшить чувство контроля и способности свободно определять собственную жизнь. Это может заставить представителей меньшинств чувствовать себя ограниченными в выборе идентичности и менее аутентичными, что приводит к негативным эмоциям и снижению благополучия (Sanchez, 2010).

Условное невмешательство может также увеличить неопределенность. Существует постоянный риск потери выданного разрешения и опасения, что могут возникнуть запреты или ограничения на определенные действия. Например, в последнее десятилетие в различных западных странах сузилось пространство для терпимости к практике мусульманских меньшинств.Растет ощущение условного принятия мусульманских обычаев, которое было описано как новый тип либеральной нетерпимости (Mouritsen & Olsen, 2013). Поскольку толерантность зависит от доброй воли или милосердия доминирующей группы, она может создать чувство неуверенности в том, удастся ли продолжать жить той жизнью, которую вы хотите. Различные направления исследований доказывают роль неопределенности относительно личной и социальной идентичности в благополучии и психологическом функционировании.Например, теория неопределенности-идентичности (Hogg, 2001), модель неопределенности идентичности на основе статуса (Destin, Rheinschmidt-Same, & Richeson, 2017), модель управления неопределенностью (Van den Bos, 2009), необходимость когнитивного закрытия (Webster & Kruglanski, 1994) и неприятие потери (Tversky & Kahneman, 1991) — все указывают на роль неопределенности в психологическом функционировании. Ощущение неуверенности в социальном мире, в себе самом или в своей группе очень неприятно и может привести к негативным последствиям для здоровья (Derks & Scheepers, 2018).Это часто связано с чувствами беспокойства, беспокойства и дистресса, которые мотивируют попытки управления и разрешения неопределенности (Hogg, 2001; Van den Bos, 2009).

Последствия терпимости

Природа терпимости и четыре задействованные потребности социальной идентичности () предполагают, что она может иметь различные негативные последствия на разных уровнях. После исследования дискриминации (Major et al., 2018) и тонких предубеждений (например, Lui & Quezada, 2019) мы хотим привлечь внимание к возможным последствиям на личном, межличностном и межгрупповом уровнях.При этом мы выделяем новые направления для будущих исследований.

Личные результаты

Опыт явной и скрытой дискриминации имеет негативные последствия для психологического благополучия, включая негативные реакции на физиологический стресс (Harrell, Hall, & Taliaferro, 2003), физическое и психическое здоровье (Penner, Albrecht, Coleman, & Norton). , 2007), и биологическое выветривание подростков (Brody, Miller, Yu, Beach, & Chen, 2016). Однако опыт дискриминации значительно различается по своим особенностям.Например, можно ожидать, что необходимость иметь дело с долговременной и повсеместной дискриминацией будет иметь более пагубный эффект по сравнению с единичным случаем дискриминации. И столкновение с дискриминацией в различных социальных контекстах или со стороны многих людей, вероятно, будет более проблематичным, чем столкновение с дискриминацией в одном контексте или со стороны одного человека. Кроме того, люди различаются своими стратегиями выживания и эмоциональной и практической поддержкой, на которую они могут рассчитывать в борьбе с дискриминацией (Major et al., 2018). Вполне вероятно, что аналогичные факторы и условия также важны для понимания негативных психологических последствий терпимости, помимо последствий дискриминации.

Терпимость потенциально угрожает важным мотивационным целям членов культурных и религиозных меньшинств, что ведет к стратегиям управления идентичностью (Breakwell, 1986). В частности, существуют различные возможные формы защитного поведения и поведения избегания. Например, терпимые могут попытаться предотвратить произвольное вмешательство в свою жизнь, оставаясь относительно невидимыми и скрывая свои культурные убеждения и обычаи.Это может привести к стратегиям сокрытия личности (например, Plante, Roberts, Reysen, & Gerbasi, 2014; Quinn & Earnshaw, 2011) и стратегиям избегания из-за страха спровоцировать доминирующего другого, что приводит к поведению, которое уменьшает или предотвращает вмешательство в своей жизни (например, снимая платок в общественных местах). Эти стратегии сокрытия личности и избегания могут привести к негативным эмоциям и снижению благополучия (см. Quinn, 2017).

Межличностные исходы

Исследования показывают, что заявления о дискриминации имеют социальные издержки.Члены неблагополучной группы, заявляющие о дискриминации, менее ценятся членами большинства (Kaiser & Miller, 2001), а также другими членами группы, находящейся в неблагоприятном положении (Garcia, Reser, Amo, Redersdorff, & Branscombe, 2005). Признание того, что группа меньшинства или другие члены меньшинства подвергаются дискриминации, подразумевает обесценивание меньшинства в группе и возможность того, что кто-то может испытать то же самое в будущем. Более того, убеждения в отношении меритократии могут привести к тому, что люди будут воспринимать чужую неудачу как свидетельство отсутствия достоинства (McCoy & Major, 2007).В результате люди, которые объясняют свое неблагоприятное положение или неблагоприятные исходы скрытой (но также и открытой) дискриминацией, воспринимаются как истцы и избегающие личной ответственности за свои результаты (Garcia et al., 2005; Kaiser, 2006). Беспокойство, которое вызывает это самопрезентация, может привести к тому, что представители меньшинств с меньшей вероятностью будут ссылаться на дискриминацию (Sechrist et al., 2004; Stangor, Swim, Van Allen, & Sechrist, 2002).

Выявление и противостояние терпению могут иметь аналогичные, но также и дополнительные негативные межличностные издержки.Хотя люди во многих местах по всему миру признают, что дискриминация — это неправильно (а это незаконно во многих странах), они могут не так легко осознавать потенциальный вред быть объектом терпимости. Во-первых, толерантность обычно считается морально достойной похвалы, что затрудняет демонстрацию другим, насколько терпимость может быть вредной. Во-вторых, в то время как дискриминация подразумевает вмешательство, терпимость предполагает невмешательство, и может быть трудно убедить других, в том числе случайных прохожих (Krolikowski, Rinella, & Ratcliff, 2016), во вредных последствиях терпимости.В результате жалобы на толерантность могут рассматриваться как необоснованные, неоправданные и требовательные, подобно дискредитации тех, кто оспаривает тонкие предубеждения (Jones, Peddie, Gilrane, King & Gray, 2016; Lui & Quezada, 2019). Это может привести к тому, что члены большинства будут еще больше ограничивать границы терпимости и взвешивать свои причины неодобрения практики меньшинства как более важные, чем причины для принятия.

Члены меньшинства могут поэтому воздерживаться от выявления и обсуждения вреда терпимости с членами большинства.Но отказ от обсуждения негативных аспектов толерантности может вызвать у целей толерантности чувство гнева и разочарования, особенно среди людей, которые думают, что им следует прямо противостоять этому (Shelton et al., 2006). Люди могут попытаться избегать членов группы большинства и начать отдаляться от общества. Ощущение обесценивания и условного принятия подразумевает чувство уязвимости, которое может привести к дистанцированию от людей, принятию которых нельзя полностью доверять. Исследования межрасовых взаимодействий показали, что представители меньшинств настороженно относятся к взаимодействиям с членами большинства, в которых они могут чувствовать себя обесцененными, отвергнутыми или условно принятыми (Shelton & Richeson, 2006).Кроме того, чувство неуверенности, а также отсутствие причастности, контроля и того, что вас не ценят, могут привести к сегрегационистской ориентации на сообщество меньшинства, которое с большей вероятностью доставляет эти чувства и тем самым защищает благополучие (Hogg, 2001). ; Schmitt & Branscombe, 2002). Ощущение обесценивания и условного принятия может подтолкнуть людей к поиску альтернативных групп, удовлетворяющих их различные потребности, и их сообщество меньшинств, скорее всего, сделает это. Однако дистанцирование от доминирующего общества не обходится без социальных издержек и может также привести к тому, что доминирующая группа будет наказывать этот поступок.

Межгрупповые результаты

Толерантность была описана как дискурс и практика деполитизации. Как таковая, терпимость станет частью ткани «бархатной перчатки», которая скрывает неравные властные отношения (Jackman, 1994). Некритическое провозглашение толерантности свело бы структурные недостатки и политические конфликты к простым трениям между культурными группами, которые могут быть решены улучшенными манерами, а не непосредственным устранением структурных недостатков и политических конфликтов (Brown, 2006).Этот аргумент напоминает проведенный Маркузе (1965) анализ репрессивной толерантности как тонкого социального механизма, способствующего доминированию (Wolff, Moore, & Marcuse, 1969).

В социальной психологии процесс деполитизации или политизации обычно рассматривается с точки зрения одобрения и участия в действиях, направленных на улучшение прав, власти и влияния уязвимых групп меньшинств (Tajfel & Turner, 1979). Успешные социальные изменения часто требуют коллективных действий членов меньшинства, и это наиболее вероятно, когда межгрупповая структура считается несправедливой и нестабильной.Модель социальной идентичности коллективных действий (Van Zomeren, Postmes, & Spears, 2008) предполагает, что воспринимаемая несправедливость, чувство коллективной эффективности и сильная (политизированная) идентичность меньшинства независимо и в сочетании друг с другом предсказывают коллективные действия. Эти три аспекта могут означать, что по сравнению, например, с опытом явных или скрытых предубеждений (Sohi & Singh, 2015), толерантность может привести к тому, что представители меньшинств будут меньше обращать внимание на групповые различия и тем самым уменьшить коллективные действия, которые бросают вызов неравенству.

Во-первых, толерантность обычно представляется как стратегия защиты от угнетения и содействия равенству в культурно разнообразном обществе (Vogt, 1997). Ценность толерантности часто понимается как ценность справедливости (Forst, 2007), а толерантность служит справедливости, сокращая групповое неравенство. Это означает, что с толерантностью труднее воспринимать и понимать межгрупповую несправедливость, которая возникает из-за толерантности, чем из-за дискриминации. Кроме того, толерантность подразумевает «благосклонность» и добродетельный характер большинства, что дает мало оснований для прямых действий против них (Wright & Baray, 2012), даже если структурные недостатки сохраняются.Психологически труднее противостоять тем, кого считают добродетельными и имеющими добрые намерения, чем тем, кого считают склонными к дискриминации и репрессиям.

Во-вторых, толерантность ставит меньшинства в зависимое положение и тем самым снижает их воспринимаемое чувство группового контроля и связанное с ним чувство коллективной эффективности. Вера в то, что какая-либо группа меньшинства способна устранять связанные с ней недостатки и недовольства, является важнейшим элементом коллективных действий (Van Zomeren et al., 2008). Мнимое отсутствие контроля подрывает чувство групповой эффективности и может снизить готовность терпимых к коллективным действиям против социальной несправедливости и неравенства. Более того, в дискурсе толерантности подчеркивается, что людям разрешено в максимально возможной степени жить той жизнью, которой они хотят. Эта идея может стимулировать веру в индивидуальную структуру мобильности, в которой социальные неудачи проистекают из индивидуальных недостатков, а не из-за групповых недостатков, которые следует решать как коллектив (Tajfel & Turner, 1979).Это может привести к тому, что представители меньшинств будут меньше обращать внимание на групповые различия и меньше участвовать в коллективных действиях, направленных на преодоление этих различий.

В-третьих, толерантность рискует уменьшить идентификацию меньшинств, необходимую для коллективных действий. Теория социальной идентичности предполагает, что идентификация с неблагополучной группой предсказывает участие в коллективных действиях (Tajfel & Turner, 1979). Более сильная групповая идентификация связана с большей приверженностью своей группе и вовлечением в попытки достичь групповых целей.Идентификация служит для мобилизации людей на социальные изменения, особенно когда существует политизированная коллективная идентичность, которая сосредоточена на борьбе за власть в общественном достоянии (Simon & Klandermans, 2001). Принимая во внимание, что предполагаемая дискриминация имеет тенденцию увеличивать идентификацию группы меньшинств и, следовательно, участие в коллективных действиях (например, Stronge et al., 2016), есть эмпирические данные среди групп этнических меньшинств в Соединенных Штатах и ​​Нидерландах, что воспринимаемая терпимость не связана с группой меньшинств. идентификация (Cvetkovska, Verkuyten, & Adelman, 2020; Cvetkovska, Verkuyten, Adelman, & Yogeeswaran, 2020).Скорее, терпимость может привести к тому, что члены группы меньшинств почувствуют себя в достаточной мере частью общества в целом, чтобы не полагаться на свою принадлежность к меньшинству и не стремиться к коллективным действиям, не имея фактически равного положения.

Удерживающие факторы и условия

Негативные последствия терпимости для результатов меньшинств, вероятно, будут зависеть от ряда сдерживающих факторов. Действительно, стигматизация, дискриминация и микроагрессия не оказывают ни единообразного, ни неизменно негативного воздействия на жертв.Существуют индивидуальные различия в том, как люди интерпретируют и справляются с предвзятостью и дискриминацией, с которыми они сталкиваются, и существует множество ситуативных и социокультурных условий, которые смягчают влияние этого опыта на результаты деятельности меньшинств (Lui & Quezada, 2019; Major et al., 2018 ). Например, индивидуальные различия в идентификации группы меньшинств, стиле атрибуции, потребности в контроле, чувствительности отторжения, стратегиях выживания, а также контекстные различия в относительном групповом статусе и климате культурного разнообразия имеют значение для психологического воздействия дискриминации (например,г., Джеттен, Бранскомб, Шмитт и Спирс, 2001; Major et al., 2002; Майор и О’Брайен, 2005; Пинель, 1999; Schmitt & Branscombe, 2002). Вероятно, что смягчающие факторы и условия, которые обсуждаются и исследуются в литературе по стигматизации, дискриминации и микроагрессии (Lui & Quezada, 2019; Major et al., 2018; Major & O’Brien, 2005), также имеют значение для опыта. быть терпимым.

Например, те, кто поддерживает мировоззренческие убеждения, могут воспринимать терпимость не как покровительственную и оскорбительную, а как добродетельный поступок, за который следует быть благодарным.А взгляд на толерантность может привести к лучшему пониманию причин неодобрения и невмешательства, что может сделать переживание терпимости менее негативным. Более того, значение терпимости может зависеть от уровня образования, политической ориентации и идеологического мировоззрения (например, Major et al., 2002; Major, Kaiser, O’Brien, & McCoy, 2007). Представители меньшинств с более высоким уровнем образования могут быть более осведомлены и обеспокоены тем, что их просто терпят, чем менее образованные (Verkuyten, 2016).С другой стороны, высшее образование может защитить некоторых представителей меньшинств от негативных последствий толерантности. Более того, по сравнению с консерваторами, либералов может больше расстраивать терпимость, а не признание и полное принятие.

Мы хотим привлечь внимание к трем аспектам, которые относительно игнорировались в исследованиях перспективы целей: роль содержания идентичности и множественной идентичности, важность внутригрупповых процессов и роль социального контекста.

Содержание идентичности и множественная идентичность

Исследования негативного воздействия дискриминации и стигматизации обращали внимание на индивидуальные различия в идентификации групп меньшинств, но гораздо меньше на индивидуальные различия в том, что означает идентичность, и множественные идентичности.

Во-первых, важна не только степень идентификации группы меньшинства, но и конкретные значения идентичности, которые ставятся на карту, когда к ним относятся терпимо (Sellers & Shelton, 2003).Члены меньшинства будут различаться по степени, в которой характеристики и значения, связанные с их группой меньшинства, считаются самоописательными (Ashmore, Deaux, & McLaughlin-Volpe, 2004). Это может иметь значение, являются ли приемлемые для себя верования и обычаи центральными для идентичности меньшинства. Членство в группе может определяться наличием или отсутствием необходимых функций, которые действуют как минимальные критерии. Например, ношение головного платка может быть истолковано как необходимое условие для того, чтобы быть истинной мусульманкой (Hoekstra & Verkuyten, 2015), знание этнического языка может считаться необходимым для того, чтобы быть истинным членом этнической группы (Bélanger & Verkuyten, 2010), и вера в конкретного бога может считаться критически важной для истинного верующего.Практики и убеждения, которые считаются определяющими частями социальной идентичности, напрямую подразумевают, что значит быть членом группы. Непринятие этих определяющих аспектов, вероятно, будет более болезненным, чем столкновение с неодобрением убеждений и обычаев, которые менее важны для идентичности меньшинства. Вероятно, это имеет более сильное негативное психологическое воздействие, когда религиозные доктрины одной веры считаются ошибочными, репрессивными (например, патриархальными) и морально неправильными, чем когда речь идет о более «второстепенных» религиозных верованиях.И то, и другое можно терпеть неохотно, но пренебрежительная уступка, вероятно, будет более значимой в отношении первого, чем второго. Однако условное невмешательство в толерантность также подразумевает, что человек может исповедовать свою религию, что особенно важно для тех, кто твердо привержен своим религиозным доктринам. Сильные верующие (например, евреи-хасиды, ортодоксальные мусульмане) могут быть особенно обеспокоены своей религиозной свободой, а не неодобрительным отношением религиозных посторонних, которых можно считать по своей сути отличными от других и, следовательно, в основном не имеющими отношения к делу.

Во-вторых, в психологии растет интерес к двойной и множественной социальной идентичности (см. Settles & Buchanan, 2014; Verkuyten, Wiley, Deaux, & Fleischmann, 2019). Члены меньшинств обычно идентифицируют себя с этническими, национальными, религиозными и другими группами в различных комбинациях и с различными множественными опасностями. Принадлежность к нескольким маргинализованным группам или сочетание привилегированных и маргинализованных идентичностей может по-разному влиять на чей-то опыт, учитывая их уникальное положение в этих пересекающихся идентичностях.Столкновение с двойным неодобрением с соответствующим условным невмешательством может изменить воспринимаемую вероятность, характер и влияние терпимости. Например, православные иммигранты могут найти большую принадлежность к западным странам по сравнению с ортодоксальными мусульманами, к которым относятся более терпимо. Точно так же цветные люди могут найти свою принадлежность к религиозному сообществу, но цветные гомосексуалисты могут испытывать в основном терпимость («принять грешника, но не грех»). То, как люди реагируют на переживания терпимости, может зависеть от того, как они когнитивно и психологически организуют и интегрируют свою множественную идентичность (Roccas & Brewer, 2002).Люди с более интегрированной множественной идентичностью, как правило, лучше способны психологически и социально справляться с негативным опытом (Nguyen & Benet-Martínez, 2013).

Внутригрупповые процессы

Потенциальные негативные последствия терпения основаны на представлении о том, что члены меньшинства зависят от поведения членов группы большинства и что сравнительный контекст большинства и меньшинства является актуальным и заметным. Однако члены меньшинства часто предпочитают и склонны проводить внутригрупповые сравнения, а не сравнения с группой большинства (Leach & Smith, 2006; Major, 1994; Zagefka & Brown, 2005).Большая доступность и предполагаемое сходство и диагностическая ценность членов группы делает их более значимыми точками сравнения того, что важно, во что верить и как действовать. Кроме того, люди, как правило, ведут себя в соответствии с нормами и требованиями своей группы, чтобы обеспечить принятие в качестве члена группы (Klein, Spears, & Reicher, 2007). Признавая эти важные внутригрупповые процессы, Тайфел (1978) указал, что чувства к себе, по крайней мере, в такой же, если не в большей степени, зависят от внутригрупповых сравнений, чем от межгрупповых сравнений.Это особенно вероятно для тех сообществ меньшинств, которые имеют прочно интегрированные нормы, традиции, ценности и функции (Yuki, 2003).

Степень социальной организации и общественной жизни какой-либо группы меньшинства может иметь важное значение для понимания смысла и воздействия того, что она является объектом терпимости. Сообщество может играть роль буферизации негативных переживаний, предоставляя основные ориентиры и обеспечивая эмоциональную и практическую поддержку. Однако акцент общества на терпимости к культурному разнообразию может непреднамеренно поддержать доминирование меньшинств в сообществах меньшинств (Verkuyten, Maliepaard, Martinovic, & Khoudja, 2014).«Возражение внутригруппового доминирования» в отношении политики толерантности подразумевает, что невмешательство членов группы большинства в убеждения и практики меньшинства может создавать, поддерживать и оправдывать внутригрупповые отношения зависимости и угнетения (Lovett, 2010). Например, традиционные гендерные ценности многих религий и культур могут поддерживать патриархальные отношения (Green, 1995; Okin, 1999), тогда как отступничество, гомосексуализм и другие действия могут приводить к внутригрупповому угнетению, избеганию и даже угрозам смерти.Этническая и религиозная идентичность обычно сильно обсуждается и формируется в результате взаимодействия с членами группы. Посредством внутригруппового общения и так называемого разговора о нормах (Keblusek, Giles, & Maass, 2017) люди контролируют нормативность и согласовывают ее, что позволяет им определять соответствующее поведение и отклонения от нормы. Одним из примеров является то, что несколько лет назад в некоторых районах Лондона ортодоксальные мусульмане распространяли плакаты с надписью «Вы входите в зону, контролируемую шариатом». Плакаты предполагали, что в этом районе запрещены алкоголь, высокие каблуки, наркотики, музыка и азартные игры.Меньшинства могут чувствовать давление, чтобы они придерживались определенных норм поведения и рассуждений о подлинности идентичности, которые, как правило, исходят от других членов группы.

Толерантность в сообществах меньшинств подразумевает, что лидеры сообщества условно разрешают более уязвимым и менее влиятельным членам сообщества (т.е. членам, находящимся в неблагоприятном внутреннем положении) высказываться несогласие с тем, что считается уместным и правильным (например, одежда, требования к питанию). Такая практика делает участие в пороговых и обсуждаемых практиках в значительной степени зависимыми от доброй воли, например, супруга, отца и других представителей мужского пола, что серьезно ограничивает свободу этих участников (например,г., женщины и девушки). Таким образом, будущие исследования терпимости выиграют от сосредоточения внимания на внутригрупповых отношениях в дополнение к модели «большинство — меньшинство», которая доминирует в психологических исследованиях (Verkuyten, 2018).

Социальный контекст

Опыт терпимости в контексте работы, школы или района может быть различным, потому что ожидания и нормы в этих контекстах различаются. Например, в нормативном контексте своей школы легче избежать негативного опыта, с которым приходится мириться, и легче оспорить его, чем в окружении.Более того, терпимость в культурно разнообразных или, скорее, более однородных социальных контекстах также может иметь значение для значения терпимости. Однако, помимо роли местного контекста, мы хотим привлечь внимание к условиям и факторам, регулирующим общество в целом.

Межнациональное многоуровневое исследование показало, что политическая терпимость выше в странах со стабильной демократией и что федеральные системы также повышают терпимость (Peffley & Rohrschneider, 2003; см. Также Marquart-Pyatt & Paxton, 2007).Более того, терпимость западноевропейских граждан к этническим меньшинствам ниже в обществах, в которых доминирующая культура более институционализирована в законах и политике (Weldon, 2006). Точно так же терпимость к ношению видимых религиозных символов (например, головного платка) ниже в европейских обществах с более низкой социальной религиозностью (Van der Noll, Rohmann, & Saroglou, 2018) и в странах с более четким разделением церкви и государства (Helbling, 2014). . Эти результаты показывают, что межнациональные различия имеют значение для степени терпимости в обществе, и вполне вероятно, что эти различия также имеют отношение к степени и значению быть объектом терпимости.Косвенные доказательства этого получены в двух крупномасштабных многоуровневых исследованиях, в которых было обнаружено, что представители меньшинств с большей вероятностью будут поддерживать права иммигрантов, если они живут в социальном контексте с более позитивными межгрупповыми нормами (Кауф, Грин, Шмид, Хьюстон и Христос). , 2016; см. Также Huo, Dovidio, Jiménez, & Schildkraut, 2018).

Процессы оценки, лежащие в основе значения терпимости, действуют в более широком социальном и политическом контексте. Институционализация и общественное одобрение гражданских свобод и демократических ценностей (Weldon, 2006), степень религиозности или секуляризма (Helbling, 2014; Van der Noll et al., 2018), доминирующие идеологии и политики разнообразия (Guimond, de la Sablonniere, & Nugier, 2014), критерии гражданства (Yogeeswaran & Dasgupta, 2014), существующие политики миграции и интеграции (Bourhis, Moise, Perreault, & Senecal, 1997), и степень, в которой межгрупповые отношения в обществе считаются стабильными и законными (Tajfel & Turner, 1979), может иметь значение для опыта терпимости. Например, терпимость может сопровождаться относительно безопасным статусом для представителей меньшинств как граждан с равными правами и возможностями (Galeotti, 2002).Уважение их правового статуса вместе с необходимыми институциональными гарантиями гарантирует (в некоторой степени), что представители меньшинств меньше живут под угрозой произвольного вмешательства. И это даже более вероятно, когда в обществе существуют строгие нормы солидарности и вежливости (Honohan, 2013; Petit, 1997). Точно так же последствия терпимости для меньшинств также могут варьироваться в зависимости от того, в какой степени авторитарные и эгалитарные нормы и идеалы (дистанция власти; Hofstede, 1984) определяют национальную идентичность.В странах, для которых характерны низкая дистанция власти и эгалитарные идеалы, группы меньшинств могут испытывать более негативные психологические последствия из-за несоответствия между ожиданиями общества и реальным опытом. Однако в странах, для которых характерны высокая дистанция власти и иерархические отношения, терпимость может рассматриваться в большей степени как уступка со стороны доминирующей группы, а группы меньшинств могут рассматривать терпимость как относительно нормативную основу, поскольку иерархия присуща более широкому обществу.Являются ли, когда и как именно различные контекстные условия релевантными для смягчения основных психологических процессов, связанных с простой терпимостью, являются важными направлениями для будущих исследований.

Обсуждение

Терпимость — краеугольный камень современных плюралистических обществ, в которых неизбежны глубокие разногласия по поводу того, что правильно и неправильно или справедливо и несправедливо. У людей есть свои культурные, религиозные и идеологические убеждения, которые они не могут (и, вероятно, не должны) изменять по своему желанию, и они поддерживают культурные ценности и моральные убеждения, которые они хотят защищать в случае угрозы (Brandt et al., 2014; Хайдт, 2012; Скитка, 2002; Тетлок, 2003). Толерантность дает возможность принять инакомыслие и обычаи, не отказываясь от собственных убеждений и убеждений, защищает представителей меньшинств и маргинализованных групп от дискриминации и насилия, обеспечивает доступ к правам и ресурсам и дает возможности жить той жизнью, которой они хотят. Поэтому понятно, что толерантность широко пропагандируется и поддерживается в широком диапазоне стран и условий в попытках установить мирное сосуществование.

Тем не менее, терпимость также подвергалась критике, потому что большинство людей не считает желательным, чтобы их просто терпели, потому что это подразумевает отклонение от нормы и подчинение. Для многих представителей меньшинств, находящихся в неблагоприятном положении, толерантность — это форма пренебрежительного разрешения (Forst, 2013; Honohan, 2013), которое недостаточно по сравнению с уважением и оценкой. Наш интерес к толерантности обусловлен не нормативным пафосом, а потому, что толерантность — ключевая стратегия жизни с разнообразием. Изучение различных аспектов толерантности важно для начала конструктивного диалога о различиях в реальности большинства и маргинализированных слоев населения и помогает минимизировать межкультурную напряженность.

Мы определили несколько ключевых вопросов для изучения и понимания того, что означает терпимость, и предложили различные направления для будущего исследования. В будущей работе следует изучить возможные психологические процессы, лежащие в основе воздействия терпимости, а также индивидуальные различия и социальные условия, которые усиливают или ослабляют это воздействие. Опыт терпимости не будет одинаковым для разных людей (например, степень идентификации группы меньшинства, содержание идентичности, множественная идентичность) и будет отличаться в зависимости от межгрупповых настроек (например,g., властные и статусные различия) и социальный контекст (например, школы, районы, страны). Существуют различные возможности для будущих исследований сложностей, связанных с тем, что значит быть терпимым. Такая работа могла бы систематически исследовать, почему, когда и как именно люди переживают, что их просто терпят, и почему, как и когда это влияет на их мышление, чувства и действия.

В этой работе можно использовать многометодный подход к пониманию смысла и психологического значения терпимости.Например, исследователи, использующие физиологические показатели, могут изучить, имеет ли толерантность угрожающее значение и когда она считается сложной возможностью для членов группы меньшинств (Major & Kunstman, 2013; Scheepers, 2013). Точно так же исследователи могли бы изучить, дает ли межгрупповой контакт с большинством членов новый или иной взгляд на причины и значение терпимости. В такой работе также важно использовать реляционный подход и систематически изучать фактические взаимодействия, в которых возникают эпизоды терпимости, подобно исследованиям межрасовых взаимодействий (Richeson & Shelton, 2007).Исследователи, изучающие последствия дискриминации, могут также изучить роль различных легитимизирующих идеологий, таких как вера в справедливый мир и убеждения меритократии (Major et al., 2002), в формировании реакции на то, что их терпят. Эти идеологические убеждения могут повлиять на то, воспринимают ли люди себя или свою группу просто как терпимые и воспринимают ли они это как угрозу. Кроме того, было бы полезно провести лонгитюдное исследование, учитывающее временные особенности терпимости.Чувства людей по поводу того, что их терпят, могут постепенно измениться; первоначальное возмущение и гнев могут быть заменены покорностью и избеганием.

Также важно изучить различия и сходства между ситуациями терпимости, например, из-за форм дискриминации, микроагрессии и невежливости. Исследования показывают, что опыт терпимости предсказывает угрожающие потребности социальной идентичности и снижение психологического благополучия помимо дискриминации (Bagci et al., 2020; Цветковская, Веркуйтен и Адельман, 2020; Cvetkovska, Verkuyten, Adelman, & Yogeeswaran, 2020). Тем не менее, подобные психологические процессы могут быть вовлечены в эти переживания, и могут быть похожие индивидуальные характеристики, ситуативные и контекстные условия, которые смягчают влияние терпимости и столкновения с другими формами негатива. Тщательное изучение сходств и различий в том, как люди воспринимают и реагируют на формы обесценивания и неравенства различных форм негативного опыта, поможет развить детальное понимание значений и последствий терпимости.

Заключение

Несмотря на то, что существует относительно большое количество социально-психологической литературы о перспективах целей, в которых исследуется, что значит быть стигматизированным, отвергнутым, исключенным, изгнанным, дискриминированным и испытать микроагрессию (Lui & Quezada, 2019; Major et al. , 2018; Major & O’Brien, 2005; Richman & Leary, 2009), в такой работе не изучалось влияние отдельных, но распространенных (Bagci et al., 2020; Cvetkovska, Verkuyten, & Adelman, 2020; Cvetkovska, Verkuyten , Adelman, & Yogeeswaran, 2020) опыт терпимости.Это неудачно по теоретическим и прикладным причинам. Терпимость подразумевает особую форму неодобрения и невмешательства (терпение), что отличает ее от других форм поведения, включая дискриминацию и принятие. Поскольку толерантность широко пропагандируется в самых разных условиях и во всем политическом спектре для установления мультикультурной справедливости и мирного сосуществования, важно систематически исследовать различные сложности и парадоксы, связанные с толерантностью.Хотя предыдущая работа давала теоретическое представление о социально-психологических процессах, связанных с толерантностью (Verkuyten & Yogeeswaran, 2017; Verkuyten, Yogeeswaran, & Adelman, 2020), в этой статье мы глубоко углубляемся в то, что значит терпимость, и возможные последствия. для меньшинств и обездоленных целевых лиц. Мы попытались предложить карту местности, которая в значительной степени не исследована психологами, выявив важные вопросы и теоретические пути для изучения и развития.Признание постоянной и растущей важности межгрупповой терпимости не означает, что мы должны игнорировать их возможные негативные последствия. Напротив, сосредоточение внимания на возможных негативных последствиях позволяет нам добиться прогресса в поиске более жизнеспособных подходов к мультикультурному разнообразию, а также в нашем теоретическом мышлении и разработке новых исследовательских вопросов.

Благодарности

Мы благодарим Саптарси Чоудхури Баруа, Сару Цветковску, Марию Дангубич, Анук Смикес, Тобиаса Старка, Эви Велтуис и Лауру А.Кинга и рецензентов за их очень полезные и стимулирующие комментарии, пока эта статья была в рукописной форме.

Transparency

Action Editor: Laura A. King

Editor: Laura A. King

Декларация о конфликте интересов: Автор (ы) заявили об отсутствии конфликта интересов в отношении авторство или публикация данной статьи.

Финансирование: Этот вклад был поддержан грантом 740788 Европейского исследовательского совета (ERC) в рамках исследовательской и инновационной программы Европейского союза Horizon 2020.

Список литературы

Агнью Р. (2001). Основываясь на общей теории деформации: определение типов деформации, которые с наибольшей вероятностью приведут к преступлению и правонарушению. Журнал исследований преступности и правонарушений, 38, 319–361. doi: 10.1177 / 0022427801038004001 [CrossRef] [Google Scholar] Олпорт Г. У. (1954). Природа предрассудков. Ридинг, Англия: Аддисон-Уэсли. [Google ученый] Эшмор Р. Д., Доу К., Маклафлин-Вольпе Т. (2004). Организационная структура для коллективной идентичности: артикуляция и значение многомерности.Психологический бюллетень, 130, 80–114. doi: 10.1037 / 0033-2909.130.1.80 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Багчи С., Веркуйтен М., Турнуклу А., Пияле З. М., Бекмежи Э. (2019). Стигматизированные члены группы угрожают действиям социальной идентичности и благополучию. Рукопись отправлена ​​в печать.

Баррето М., Эллемерс Н., Банал С. (2006). Работа под прикрытием: уверенность в себе среди членов контекстуально обесцененных групп, которые пытаются сдать экзамен. Европейский журнал социальной психологии, 36, 337–352.doi: 10.1002 / ejsp.314 [CrossRef] [Google Scholar] Баумейстер Р. Ф., Лири М. Р. (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация. Психологический бюллетень, 117, 497–529. [PubMed] [Google Scholar] Беланже Э., Веркуйтен М. (2010). Идентичность с переносом через дефис и аккультурация: китайцы во втором поколении Канады и Нидерландов. Идентичность: Международный журнал теории и исследований, 10, 141–163. doi: 10.1080 / 15283488.2010.495906 [CrossRef] [Google Scholar] Бергсикер Х.Б., Шелтон Дж. Н., Ричсон Дж. А. (2010). Быть любимым или уважаемым: разные цели в межрасовых взаимодействиях. Журнал личности и социальной психологии, 99, 248–264. doi: 10.1037 / a0018474 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Бурхис Р. Ю., Моис Л. С., Перро С., Сенекаль С. (1997). На пути к интерактивному режиму аккультурации: социально-психологический подход. Международный журнал психологии, 32, 369–386. doi: 10.1080 / 002075997400629 [CrossRef] [Google Scholar] Брандт М. Дж., Рейна К., Чемберс Дж. Р., Кроуфорд Дж., Ветерелл Г. (2014). Гипотеза идеологического конфликта: нетерпимость как среди либералов, так и среди консерваторов. Текущие направления в психологической науке, 23, 27–34. doi: 10.1177 / 0963721413510932 [CrossRef] [Google Scholar] Брейквелл Г. М. (1986). Политические и атрибуционные реакции молодых краткосрочных безработных. Политическая психология, 7, 575–586. [Google ученый] Брюэр М. Б. (1991). Социальное «я»: быть одинаковым и разным в одно и то же время. Бюллетень личности и социальной психологии, 17, 475–482.doi: 10.1177 / 0146167291175001 [CrossRef] [Google Scholar] Броуди Г. Х., Миллер Г. Э., Ю. Т., Бич С. Р., Чен Э. (2016). Благоприятная семейная среда усиливает связь между расовой дискриминацией и эпигенетическим старением. Психологическая наука, 27, 530–541. doi: 10.1177 / 0956797615626703 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Браун В. (2006). Регулирование отвращения: терпимость в эпоху идентичности и империи. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. [Google ученый] Кларк Р., Андерсон Н., Кларк В., Уильямс Д. (1999). Расизм как фактор стресса для афроамериканцев: биопсихосоциальная модель. Американский психолог, 54, 805–816. [PubMed] [Google Scholar] Крокер Дж., Майор Б. (1989). Социальная стигма и чувство собственного достоинства: самозащитные свойства стигмы. Психологическое обозрение, 96, 608–630. [Google ученый] Крокер Дж., Майор Б., Стил К. (1998). Социальное клеймо. В Gilbert D. T., Fiske S. T., Lindzey G. (Eds.), Справочник по социальной психологии (4-е изд., Том II, стр. 504–553). Бостон, Массачусетс: Макгроу Хилл.[Google Scholar]

Цветковская С., Веркуйтен М., Адельман Л. (2020). Терпимость и благополучие меньшинства: роль групповой идентификации. Международный журнал межкультурных отношений , 74 , 161–173. DOI: 10.1016 / j.ijintrel.2019.10.010

Цветковская С., Веркуйтен М., Адельман Л., Йогесваран К. (2020). Терпимость, дискриминация и принятие: последствия для благополучия. Рукопись отправлена ​​в печать. [Google ученый] Деркс Б., Шиперс Д.(2018). Нервные и сердечно-сосудистые пути от стигмы к здоровью. В майоре Б., Довидио Дж. Ф., Линк Б. Г. (ред.), Справочник по стигме, дискриминации и здоровью (стр. 241–264). Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета. [Google ученый] Дестин М., Райншмидт-Саме М., Ричсон Дж. А. (2017). Статусная идентичность: концептуальный подход, объединяющий социально-психологическое исследование социально-экономического статуса и идентичности. Перспективы психологической науки, 12, 270–289. doi: 10.1177 / 1745691616664424 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Эллемерс Н.(2017). Мораль и регулирование социального поведения: группы как моральные якоря. Лондон, Англия: Рутледж. [Google ученый] Фиске С. Т. (2009). Социальные существа: основные мотивы в социальной психологии. Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья. [Google ученый] Форст Р. (2007). Терпеть — значит оскорблять: терпимость, признание и эмансипация. В ван ден Бринк Б., Оуэн Д. (ред.), Признание и власть (стр. 215–237). Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета. [Google ученый] Форст Р. (2013). Терпимость в конфликте: прошлое и настоящее.Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета. [Google ученый] Галеотти А. Э. (2002). Терпимость как признание. Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета. [Google ученый] Гарсия Д. М., Резер А. Х., Амо Р. Б., Редерсдорф С., Бранском Н. Р. (2005). Реакция воспринимающих на членов группы и вне группы, которые обвиняют в негативном исходе дискриминацию. Бюллетень личности и социальной психологии, 31, 769–780. doi: 10.1177 / 0146167204271584 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Гибсон Дж. Л.(2006). Загадки нетерпимости: пятьдесят лет после коммунизма Стоуфера, конформизма и гражданских свобод. Перспективы политики, 4, 21–34. doi: 10.1017 / S153759270606004X [CrossRef] [Google Scholar] Глик П., Фиске С. Т. (2001). Двойственный союз: враждебный и доброжелательный сексизм как дополнительные оправдания гендерного неравенства. Американский психолог, 56, 109–118. doi: 10.1037 / 0003-066X.56.2.109 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Грин Л. (1995). Внутренние меньшинства и их права. В Kymlicka W.(Ред.), Права культур меньшинств (стр. 257–272). Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета. [Google ученый] Гринуэй К. Х., Круис Т., Хаслам С. А., Джеттен Дж. (2016). Социальная идентичность способствует благополучию, поскольку удовлетворяет глобальные психологические потребности. Европейский журнал социальной психологии, 46, 294–307. doi: 10.1002 / ejsp.2169 [CrossRef] [Google Scholar] Гимон С., де ла Саблоньер Р., Нужье А. (2014). Жизнь в многокультурном мире: межгрупповые идеологии и социальный контекст межгрупповых отношений.Европейский обзор социальной психологии, 25, 142–188. doi: 10.1080 / 10463283.2014.957578 [CrossRef] [Google Scholar] Гиноте А., Браун М., Фиске С. (2006). Статус меньшинства снижает чувство контроля и увеличивает интерпретирующую способность. Социальное познание, 24, 169–186. doi: 10.1521 / soco.2006.24.2.169 [CrossRef] [Google Scholar] Хайдт Дж. (2012). Праведный разум: почему хороших людей разделяют политика и религия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Винтаж. [Google ученый] Харрелл Дж. П., Холл С., Талиаферро Дж. (2003).Психологические реакции на расизм и дискриминацию: оценка доказательств. Американский журнал общественного здравоохранения, 93, 243–248. doi: 10.2105 / AJPH.93.2.243 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Хелблинг М. (2014). Противостояние мусульманам и мусульманскому платку в Западной Европе. Европейский социологический обзор, 30, 242–257. doi: 10.1093 / esr / jct038 [CrossRef] [Google Scholar] Хоэкстра М., Веркуйтен М. (2015). Быть истинным мусульманином: онлайн-дискуссии о головном платке среди марокканских голландских женщин.Пол, место и культура, 22, 1236–1251. doi: 10.1080 / 0966369X.2014.958068 [CrossRef] [Google Scholar] Хофстеде Г. (1984). Последствия культуры: международные различия в ценностях, связанных с работой. Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж. [Google ученый] Хогг М. А. (2001). Теория неопределенности-тождества. В Занна М. П. (ред.), «Достижения экспериментальной социальной психологии» (том 39, стр. 69–126). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press. doi: 10.1016 / S0065-2601 (06) 39002-8 [CrossRef] [Google Scholar] Хонохан И. (2013). Терпимость и недоминирование.В Доббернак Дж., Модуд Т. (ред.), Терпимость, нетерпимость и уважение (стр. 77–100). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан. [Google ученый] Хортон Дж. (1996). Терпимость как добродетель. В Heyd D. (Ed.), Терпимость: неуловимая добродетель (стр. 28–43). Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. [Google ученый] Хуйнк В., Андриссен И. (2016). Интеграция в zicht? De integrationtie van migranten in Nederland op acht terreinen bekeken [Интеграция в поле зрения? Интеграция мигрантов в Нидерландах в восьми рассматриваемых областях].Гаага, Нидерланды: Управление социального и культурного планирования. [Google ученый] Хо Ю. Дж., Довидио Дж. Ф., Хименес Т. Р., Шильдкраут Д. Дж. (2018). Предложения местной политики могут связать реакцию латиноамериканцев и (большинства) белых американцев на иммиграцию. Труды Национальной академии наук США, 115, 945–950. doi: 10.1073 / pnas.1711293115 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Инсель А. (2019). Терпимо, но не равноправно. Философия и социальная критика, 45, 511–515. doi: 10.1177 / 0191453719831332 [CrossRef] [Google Scholar] Джекман М.Р. (1994). Бархатная перчатка: патернализм и конфликт в гендерных, классовых и расовых отношениях. Беркли: Калифорнийский университет Press. [Google ученый] Джеттен Дж., Бранскомб Н. Р., Шмитт М. Т., Спирс Р. (2001). Мятежники с причиной: групповая идентификация как реакция на предполагаемую дискриминацию со стороны мейнстрима. Бюллетень личности и социальной психологии, 27, 1204–1213. doi: 10.1177 / 0146167201279012 [CrossRef] [Google Scholar] Джонс К. П., Педди К. И., Гилрейн В. Л., Кинг Э. Б., Грей А. Л.(2016). Не так уж и тонко: метааналитическое исследование коррелятов тонкого и открытого различения. Журнал менеджмента, 42, 1588–1613. doi: 10.1177.0149206313506466 [Google Scholar] Кайзер К. Р. (2006). Угроза доминирующей идеологии и межличностные последствия приписывания дискриминации. В Levin S., van Laar C. (Eds.), Стигма и групповое неравенство: социально-психологические перспективы (стр. 45–64). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google ученый] Кайзер К. Р., Миллер К. Т. (2001). Прекратить жаловаться! Социальные издержки приписывания дискриминации.Бюллетень личности и социальной психологии, 27, 254–263. doi: 10.1177 / 0146167201272010 [CrossRef] [Google Scholar] Кауфф М., Грин Э. Г. Т., Шмид К., Хьюстон М., Христос О. (2016). Влияние положительного межгруппового контакта членов большинства на поддержку членами меньшинства прав внутри группы: мобилизующие или демобилизирующие эффекты? Европейский журнал социальной психологии, 46, 833–839. doi: 10.1002 / ejsp.2194 [CrossRef] [Google Scholar] Кеблусек Л., Джайлс Х., Маасс А. (2017). Коммуникация и групповая жизнь: как язык и символы формируют межгрупповые отношения.Групповые процессы и межгрупповые отношения, 20, 632–643. doi: 10.1177 / 1378430217708864 [CrossRef] [Google Scholar] Кляйн О., Спирс Р., Райхер С. (2007). Показатели социальной идентичности: расширение стратегической стороны SIDE. Обзор личности и социальной психологии, 11, 28–45. doi: 10.1177 / 1088868306294588 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Кроликовски А. М., Ринелла М., Ратклифф Дж. Дж. (2016). Влияние проявления явных и скрытых сексуальных предрассудков на личные предрассудки и идентификацию с выразителем.Журнал гомосексуализма, 63, 228–249. doi: 10.1080 / 00918369.2015.1083776 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Лаегаард С. (2013). Терпимость со стороны государства, религиозное признание и равенство. В Доббернак Дж., Модуд Т. (ред.), Терпимость, нетерпимость и уважение (стр. 52–75). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан. [Google ученый] Лич К. В., Смит Х. Дж. (2006). По чьему стандарту? Аффективные последствия сравнения этнических меньшинств с этническими меньшинствами и референтами большинства. Европейский журнал социальной психологии, 36, 747–760.doi: 10.1002 / ejsp.315 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Ловетт Ф. (2010). Культурное приспособление и господство. Политическая теория, 38, 243–267. doi: 10.1177 / oo

709354870 [CrossRef] [Google Scholar] Луи П. П., Кесада Л. (2019). Связь между микроагрессией и результатами адаптации: метааналитический и повествовательный обзор. Психологический бюллетень, 145, 45–78. doi: 10.1037 / bul0000172 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Маседо С. (2000). Разнообразие и недоверие. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.[Google ученый] Майор Б. (1994). От социального неравенства к личным правам: роль социальных сравнений, оценок легитимности и членства в группах. В Занна М. П. (ред.), «Достижения экспериментальной социальной психологии» (том 26, стр. 293–355). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press. [Google ученый] Майор Б., Довидио Дж. Ф., Линк Б. Г. (Ред.). (2018). Оксфордский справочник по стигме, дискриминации и здоровью. Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета. [Google ученый] Майор Б., Кайзер С. Р., О’Брайен Л.Т., Маккой С. К. (2007). Воспринимаемая дискриминация как угроза мировоззрению или подтверждение мировоззрения: влияние на самооценку. Журнал личности и социальной психологии, 92 (6), 1068–1086. doi: 10.1037 / 0022-3514.92.6.1068 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Майор Б., Кунстман Дж. У. (2013). Подозрение в межрасовых взаимодействиях: использование мер сердечно-сосудистой реактивности для индексации угрозы. В Деркс Б., Шиперс Д., Эллемерс Н. (ред.), Нейробиология предрассудков и межгрупповых отношений (стр. 316–333).Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс. [Google ученый] Майор Б., Мендес В. Б., Довидио Дж. Ф. (2013). Межгрупповые отношения и различия в состоянии здоровья: социально-психологическая перспектива. Психология здоровья, 32, 514–524. doi: 10.1037 / a0030358 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Майор Б., О’Брайен Л. (2005). Социальная психология стигмы. Ежегодный обзор психологии, 56, 393–421. doi: 10.1146 / annurev.psych.56.091103.070137 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Майор Б., Куинтон В. Дж., Маккой С.К. (2002). Антецеденты и последствия приписывания дискриминации: теоретические и эмпирические достижения. Занна М. П. (ред.), «Достижения экспериментальной социальной психологии» (том 34, стр. 251–330). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press. doi: 10.1016 / S0065-2601 (02) 80007-7 [CrossRef] [Google Scholar] Маркузе Х. (1965). Репрессивная толерантность. В Вольф Р. П., Мур Б., Маркузе Х. (ред.), Критика чистой толерантности (стр. 81–117). Бостон, Массачусетс: Beacon Press. [Google ученый] Маркварт-Пайетт С., Пакстон П. (2007). В принципе и на практике: обучение политической терпимости в Восточной и Западной Европе.Политическое поведение, 29, 89–113. doi: 10.1007 / s11109-006-9017-2 [CrossRef] [Google Scholar] Мастен А. С. (2014). Глобальные перспективы устойчивости детей и молодежи. Развитие ребенка, 85, 6–20. doi: 10.1111 / cdev.12205 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Маккой С. К., Майор Б. (2007). Первичная меритократия и психологическое оправдание неравенства. Журнал экспериментальной социальной психологии, 43, 341–351. doi: 10.10106 / j.jesp.2006.04.009 [CrossRef] [Google Scholar] Мендес В. Б., Козлов К.(2013). Хрупкая улыбка: положительное предубеждение в отношении стигматизируемых и чужих групп. Журнал экспериментальной психологии, 142, 923–933. doi: 10.1037 / a0029663 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Мендоза-Дентон Р., Гольдман-Флайт М., Петрзак Дж., Дауни Г., Асевес М. Дж. (2010). Неоднозначность групповых ценностей: понимание влияния академической обратной связи на самооценку учащихся из числа меньшинств. Социально-психологическая наука и наука о личности, 1, 127–135. [Google ученый] Мейер И. Х. (2003). Предрассудки, социальный стресс и психическое здоровье среди лесбиянок, геев и бисексуалов: концептуальные вопросы и данные исследований.Психологический бюллетень, 129, 674–697. doi: 10.1037 / 0033-2909.129.5.674 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Модуд Т. (2007). Мультикультурализм. Кембридж, Англия: Polity Press. [Google ученый] Моуритсен П., Олсен Т. В. (2013). Либерализм и уменьшающееся пространство терпимости. В Доббернак Дж., Модуд Т. (ред.), Терпимость, нетерпимость и уважение (стр. 127–156). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан. [Google ученый] Ньюхайзер А. К., Баррето М. (2014). Скрытые издержки сокрытия стигмы: иронические межличностные последствия сокрытия стигматизированной идентичности в социальных взаимодействиях.Журнал экспериментальной социальной психологии, 52, 58–70. doi: 10.1016 / j.jesp.2014.01.002 [CrossRef] [Google Scholar] Нгуен А.-М. Д., Бенет-Мартинес В. (2013). Бикультурализм и приспособление: метаанализ. Журнал кросс-культурной психологии, 44, 122–159. doi: 10.1177 / 0022022111435097 [CrossRef] [Google Scholar] Обердик Х. (2001). Терпимость между терпением и принятием. Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд. [Google ученый] Окин С. М. (1999). Вреден ли мультикультурализм для женщин? Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.[Google ученый] Парех Б. (2000). Переосмысление мультикультурализма: культурное разнообразие и политическая теория. Лондон, Англия: Макмиллан. [Google ученый] Пеффли М., Роршнайдер Р. (2003). Демократизация и политическая терпимость в семнадцати странах: многоуровневая модель демократического обучения. Ежеквартальные политические исследования, 56, 243–257. doi: 10.1177 / 1065912

600301 [CrossRef] [Google Scholar] Пеннер Л. А., Альбрехт Т. Л., Коулман Д. К., Нортон В. Э. (2007). Межличностные взгляды на неравенство в здоровье чернокожих и белых: последствия для социальной политики.Социальные вопросы и обзор политики, 1, 63–98. doi: 10.1111 / j.1751-2409.2007.00004.x [CrossRef] [Google Scholar] Пети П. (1997). Республиканизм. Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета. [Google ученый] Pew Research Center. (2017). Мусульмане США озабочены своим местом в обществе, но продолжают верить в американскую мечту. Вашингтон, округ Колумбия: Автор. [Google ученый] Пинель Э. С. (1999). Стигматическое сознание: психологическое наследие социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 76, 114–128.doi: 10.1037 / 0022-3514.76.1.114 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Планте К. Н., Робертс С., Рейсен С., Гербаси К. (2014). Взаимодействие социально-структурных характеристик предсказывает сокрытие идентичности и самоуважение у стигматизированных членов группы. Современная психология, 33, 3–19. doi: 10.1007 / s12144-013-9189-y [CrossRef] [Google Scholar] ван Квакебеке Н., Генрих Д. К., Эклофф Т. (2007). «Я прошу не о терпимости, а об уважении!» Концептуальная основа для различения терпимости, принятия и (двух типов) уважения.Gruppendynamik und Organisationsberatung, 38, 185–200. doi: 10.1007 / s11612-007-0015-6 [CrossRef] [Google Scholar] Куинн Д. М. (2017). Когда стигма скрыта: он приносит пользу здоровью. В майоре Б., Довидио Дж. Ф., Линк Б. Г. (ред.), Оксфордский справочник по стигме, дискриминации и здоровью (стр. 287–299). Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета. [Google ученый] Куинн Д. М., Шодуар С. Р. (2009). Жизнь со скрытой стигматизированной идентичностью: влияние ожидаемой стигмы, центральности, значимости и культурной стигмы на психологический стресс и здоровье.Журнал личности и социальной психологии, 97, 634–651. doi: 10.1037 / a0015815 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Куинн Д. М., Эрншоу В. А. (2011). Понимание скрытых стигматизированных идентичностей: роль идентичности в психологических, физических и поведенческих результатах. Социальные вопросы и обзор политики, 5, 160–190. doi: 10.1111 / j.1751-2409.2011.01029.x [CrossRef] [Google Scholar] Ричсон Дж. А., Шелтон Дж. Н. (2007). Согласование межрасовых взаимодействий: затраты, последствия и возможности.Текущие направления в психологической науке, 16, 313–320. doi: 10.1111 / j.1467-8721.2007.00528.x [CrossRef] [Google Scholar] Ричман Л. С., Лири М. Р. (2009). Реакции на дискриминацию, стигматизацию, остракизм и другие формы межличностного неприятия: многомотивная модель. Психологическое обозрение, 116, 365–383. doi: 10.1037 / a0015250 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Роккас С., Брюэр М. Б. (2002). Сложность социальной идентичности. Обзор личности и социальной психологии, 6, 88–106.doi: 10.1207 / S15327957PSPR0602_01 [CrossRef] [Google Scholar] Руджеро К. М., Тейлор Д. М. (1997). Почему члены групп меньшинств воспринимают или не воспринимают дискриминацию, с которой они сталкиваются: роль самооценки и воспринимаемого контроля. Журнал личности и социальной психологии, 72, 373–389. doi: 10.1037 / 0022-3514.72.2.373 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Райан Р. М., Деси Э. Л. (2017). Самоопределение: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.[Google ученый] Сальваторе Дж., Шелтон Дж. Н. (2007). Познавательные издержки воздействия расовых предрассудков. Психологическая наука, 18, 810–815. doi: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01984.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Санчес Д. Т. (2010). Как дилемма принудительного выбора влияет на многорасовых людей? Роль автономии идентичности и общественного мнения в депрессивных симптомах. Журнал прикладной социальной психологии, 40, 1657–1677. doi: 10.1111 / j.1559-1816.2010.00634.x [CrossRef] [Google Scholar] Шиперс Д. (2013).Изучение угроз и проблем, связанных с социальной идентичностью, с использованием сердечно-сосудистых мер. В Деркс Б., Шиперс Д., Эллемерс Н. (редакторы), Нейронауки предрассудков и межгрупповых отношений (стр. 243–259). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс. [Google ученый] Шиффауэр В. (2013). Логика толерантности: Схема сравнительного подхода к изучению толерантности. В Доббернак Дж., Модуд Т. (ред.), Терпимость, нетерпимость и уважение (стр. 103-126). Лондон, Англия: Пэлгрейв Макмиллан. [Google ученый] Ширмер В., Weidenstedt L., Reich W. (2012). От толерантности к уважению в межэтническом контексте. Журнал этнических и миграционных исследований, 38, 1049–1065. doi: 10.1080 / 136918X.2012.681448 [CrossRef] [Google Scholar] Шмитт М. Т., Бранскомб Н. Р. (2002). Значение и последствия предполагаемой дискриминации в уязвимых и привилегированных социальных группах. Европейский обзор социальной психологии, 12, 167–199. doi: 10.1080 / 14792772143000058 [CrossRef] [Google Scholar] Шмитт М. Т., Бранскомб Н. Р., Постмес Т., Гарсия А. (2014). Последствия воспринимаемой дискриминации для психологического благополучия: метааналитический обзор. Психологический бюллетень, 140, 921–948. doi: 10.1037 / a0035754 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Сехрист Г. Б., Плав Дж. К., Стангор К. (2004). Когда стигматизируемые люди приписывают дискриминацию себе и другим? Роли самопрезентации и потребности в контроле. Журнал личности и социальной психологии, 87, 111–122. doi: 10.1037 / 0022-3514.87.1.111 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Продавцы Р.М., Шелтон Дж. Н. (2003). Роль расовой идентичности в предполагаемой расовой дискриминации. Журнал личности и социальной психологии, 85, 1079–1092. doi: 10.1037 / 0022-3514.84.5.1079 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Сетлс И. Х., Бьюкенен Н. Т. (2014). Множественные группы, множественные идентичности и интерсекциональность. В Benet-Martínez V., Hong Y.-y. (Ред.), Оксфордский справочник по мультикультурной идентичности (стр. 160–180). Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета. [Google ученый] Шелтон Дж. Н., Ричсон Дж.А. (2006). Межрасовые взаимодействия: реляционный подход. В Занна М. П. (ред.), «Достижения экспериментальной социальной психологии» (том 38, стр. 121–181). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press. [Google ученый] Шелтон Дж. Н., Ричсон Дж. А., Сальваторе Дж., Хилл Д. М. (2006). Молчание — это золото: внутриличностные последствия отказа от предубеждений. В Levin S., van Laar C. (Eds.), Стигма и групповое неравенство: социально-психологические перспективы (стр. 65–81). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google ученый] Шнабель Н., Надлер А. (2015). Роль свободы воли и морали в процессах примирения: перспектива модели, основанной на потребностях. Текущие направления в психологической науке, 24, 477–483. doi: 10.1177 / 0963721415601625 [CrossRef] [Google Scholar] Саймон Б., Кландерманс Б. (2001). Политизированная коллективная идентичность: социально-психологический анализ. Американский психолог, 56, 319–331. doi: 10.1037 / 0003-066X.56.4.319 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Скитка Л. Дж. (2002). Всегда ли средства оправдывают цели, или цели иногда оправдывают средства? Ценностно-защитная модель рассуждения о справедливости.Бюллетень личности и социальной психологии, 28, 588–597. doi: 10.1177 / 0146167202288003 [CrossRef] [Google Scholar] Сохи К. К., Сингх П. (2015). Коллективные действия в ответ на микроагрессию: последствия для социального благополучия. Раса и социальные проблемы, 7, 269–280. doi: 10.1007 / s12552-015-9156-3 [CrossRef] [Google Scholar] Стангор К., Плав Дж. К., Ван Аллен К. Л., Сехрист Г. (2002). Сообщение о дискриминации в публичном и частном контексте. Журнал личности и социальной психологии, 82, 69–74.doi: 10.1037 / 0022-3514.82.1.69 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Стронге С., Сенгупта Н. К., Барлоу Ф. К., Осборн Д., Хоукамау К. А., Сибли К. Г. (2016). Воспринимаемая дискриминация предсказывает усиление поддержки политических прав и удовлетворенности жизнью, опосредованной этнической принадлежностью: лонгитюдный анализ. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств, 22, 359–368. doi: 10.1037 / cdp0000074 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Тайфель Х. (1978). Социальная психология меньшинств. Лондон, Англия: Группа по правам меньшинств.[Google ученый] Тайфел Х., Тернер Дж. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В Остин В. Г., Ворчел С. (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений (стр. 7–24). Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул. [Google ученый] Тават М. (2014). Культурная политика Дании и Швеции в отношении иммигрантов в период с 1960 по 2006 год: терпимость и празднование различий. Международный журнал культурной политики, 20, 202–220. doi: 10.1080 / 10286632.2012.743530 [CrossRef] [Google Scholar] Тейлор К. (1994).Политика признания. В: Тейлор К., Аппиа К. А., Рокфеллер С. К., Вальцер М., Вольф С. (ред.), Мультикультурализм: изучение политики признания (стр. 25–73). Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета. [Google ученый] Тетлок П. Э. (2003). Мышление о немыслимом: священные ценности и табуированные познания. Тенденции в когнитивных науках, 7, 320–324. doi: 10.1016 / S1364-6613 (03) 00135-9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Тверски А., Канеман Д. (1991). Неприятие потерь при безрисковом выборе: эталонная зависимая модель.Ежеквартальный журнал экономики, 106, 1039–1061. doi: 10.2307 / 2937956 [CrossRef] [Google Scholar] Ван ден Бос К. (2009). Осмысление жизни: экзистенциальное «я» пытается справиться с личной неуверенностью. Психологическое исследование, 20, 197–217. doi: 10.1080 / 10478400

3411 [CrossRef] [Google Scholar] Ван дер Нолл Дж., Романн А., Сароглу В. (2018). Социальный уровень религиозности и выражения религиозной идентичности в Европе. Журнал кросс-культурной психологии, 49, 959–975. doi: 10.1177 / 0022022117737302 [CrossRef] [Google Scholar] Ван Зомерен М., Постмес Т., Спирс Р. (2008). На пути к интегративной модели социальной идентичности коллективных действий: количественный исследовательский синтез трех социально-психологических перспектив. Психологический бюллетень, 134, 504–535. doi: 10.1037 / 0033-2909.134.4.504 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Веркуйтен М. (2016). Парадокс интеграции: эмпирические данные из Нидерландов. Американский ученый-бихевиорист, 60 (5-6), 583-596. doi: 10.1177 / 0002764216632838 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Веркуйтен М.(2018). Социальная психология этнической идентичности (2-е изд.). Лондон, Англия: Рутледж. [Google ученый] Веркуйтен М., Малиепаард М., Мартинович Б., Худжа Ю. (2014). Политическая терпимость среди мусульманских меньшинств в Западной Европе: роль конфессии и религиозной и национальной идентификации. Политика и религия, 7, 265–286. doi: 10.1017 / S1755048314000212 [CrossRef] [Google Scholar] Verkuyten M., Thijs J., Gharaei N. (2019). Дискриминация и академическая (не) вовлеченность студентов из этнических и расовых меньшинств: перспектива угрозы социальной идентичности.Социальная психология образования, 22, 267–290. doi: 10.1007 / s11218-018-09476-0 [CrossRef] [Google Scholar] Verkuyten M., Wiley S., Deaux K., Fleischmann F. (2019). Быть одновременно (и более): иммиграцией и множественностью личности. Журнал социальных проблем, 75, 390–413. doi: 10.1111 / josi.12324 [CrossRef] [Google Scholar] Веркуйтен М., Йогесваран К. (2017). Социальная психология межгрупповой толерантности: дорожная карта для теории и исследований. Бюллетень личности и социальной психологии, 21, 72–96. doi: 10.1177 / 1088868316640974 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Веркуйтен М., Йогесваран К., Адельман Л. (2019). Межгрупповая толерантность и ее значение для культурно разнообразных обществ. Социальные вопросы и обзор политики, 13, 5–35. doi: 10.1111 / sipr.12051 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Веркуйтен М., Йогесваран К., Адельман Л. (2020). Терпимость и уменьшение предрассудков: два пути улучшения межгрупповых отношений. Европейский журнал социальной психологии, 50 , 239–255. doi: 10.1002 / ejsp.2624 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Виньоль В.Л. (2011). Мотивы идентичности. В Luycke K., Schwartz S. J., Vignoles V. L. (Eds.), Справочник по теории идентичности и исследованиям (стр. 403–432). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер. [Google ученый] Виньолес В. Л., Манци К., Регалии С., Джеммоло С., Скабини Э. (2008). Мотивы идентичности, лежащие в основе желаемого и опасающегося возможного будущего «я». Журнал личности, 76, 1165–1200. doi: 10.1111 / j.1467-6494.2008.00518.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Виньолес В. Л., Регалии С., Манци К., Голледж Дж., Скабини Э. (2006).За пределами самооценки: влияние нескольких мотивов на построение идентичности. Журнал личности и социальной психологии, 90, 308–333. doi: 10.1037 / 0022-3514.90.2.308 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] Фогт В. П. (1997). Толерантность и образование: научиться жить с разнообразием и различиями. Лондон, Англия: Sage. [Google ученый] Вальцер М. (1997). О терпимости. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета. [Google ученый] Вебстер Д. М., Круглански А. В. (1994). Индивидуальные различия в потребности в когнитивном закрытии.Журнал личности и социальной психологии, 67, 1049–1062. [PubMed] [Google Scholar] Велдон С. А. (2006). Институциональный контекст толерантности к этническим меньшинствам: сравнительный многоуровневый анализ Западной Европы. Американский журнал политических наук, 50, 331–349. doi: 10.1111 / j.1540-5907.2006.00187.x [CrossRef] [Google Scholar] Вемисс Г. (2006). Сила терпимости: состязания за британство и принадлежность к восточному Лондону. Образцы предубеждений, 40, 215–236. doi: 10.1080 / 00313220600769406 [CrossRef] [Google Scholar] Уильямс К.Д. (2001). Остракизм: сила молчания. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд. [Google ученый] Вольф Р. П., Мур Б. младший, Маркузе Х. (1969). Критика чистой терпимости. Бостон, Массачусетс: Beacon Press. [Google ученый] Райт С. С., Барай Г. (2012). Модели социальных изменений в социальной психологии: коллективные действия или уменьшение предрассудков? В Dixon J., Levine M. (Eds.), Beyond prejudice: Расширение социальной психологии конфликта, неравенства и социальных изменений (стр. 225–247). Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.[Google ученый] Йогешваран К., Дасгупта Н. (2014). Представления о национальной идентичности в глобализированном мире: предпосылки и последствия. Европейский обзор социальной психологии, 25, 189–227. doi: 10.1080 / 10463283.2014.972081 [CrossRef] [Google Scholar] Йогесваран К., Дасгупта Н., Адельман Л., Экклестон А., Паркер М. Т. (2011). Быть или не быть (этническим): публичное и частное выражение этнической идентификации по-разному влияет на национальную интеграцию белых и небелых групп. Журнал экспериментальной социальной психологии, 47, 908–914.doi: 10.1016 / j.jesp.2011.03.010 [CrossRef] [Google Scholar] Юки М. (2003). Межгрупповое сравнение по сравнению с внутригрупповыми отношениями: кросс-культурное исследование теории социальной идентичности в культурных контекстах Северной Америки и Восточной Азии. Social Psychology Quarterly, 66, 166–183. [Google ученый] Загефка Х., Браун Р. (2005). Сравнения и предполагаемая депривация в условиях этнических меньшинств. Бюллетень личности и социальной психологии, 31, 467–482. doi: 10.1177.0146167204271711 [PubMed] [Google Scholar]

Толерантность и отказ

Терпимость и отказ

Толерантность: Снижение реакции человека на наркотик в результате многократного употребления.Люди может развить толерантность как к запрещенным, так и к легальным наркотикам. терпимость — это физический эффект многократного применения препарата. Терпимость не всегда означает зависимость.

Отмена: Симптомы, которые человек испытывает, когда не употребляет вещества, из-за реакции организма чтобы больше не иметь вещества. Симптомы отмены марихуаны обычно начинаются в течение 48 часов и может длиться от 2 до 10 дней.Симптомы включают:

  • Раздражительность
  • Бессонница
  • Странные сны
  • Гнев и агрессия
  • Подавленное настроение
  • Снижение аппетита
  • Тошнота / расстройство желудка
  • Беспокойство
  • Тяга к наркотикам

Для получения дополнительной информации посмотрите видео ниже:

* Заявление об ограничении ответственности: эта информация предназначена для ознакомления с потреблением психоактивных веществ.В содержание этих веб-страниц не предназначено для замены терапии и не считается умственным лечение. Если вы находитесь в кризисной ситуации или вам нужна дополнительная поддержка, позвоните в Консультационный центр UToledo по телефону 419-530-2426 или наберите 9-1-1 в экстренных случаях.

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ MARIJUANA

Психология толерантности | SpringerLink

Об этой книге

Введение

Эта книга предлагает новую точку зрения на понимание толерантности к человеческому разнообразию с точки зрения когнитивной психологии, психологии развития и просоциальной психологии.Подчеркивая положительные аспекты социального восприятия и поведения, он предлагает читателям пересмотреть «толерантность» не просто как противоположность предрассудкам, но как нечто, что может сосуществовать с предрассудками и нетерпимостью. Основываясь на оригинальных эмпирических исследованиях, проведенных с детьми, подростками и молодыми людьми, книга отображает модели реакции на толерантное суждение и оправдание, включая факторы психического развития. Он объясняет, как толерантность к различиям цвета кожи, вероисповедания и культуры основана на основных убеждениях, которые направляют процесс рассуждений в поддержку суждений о человеческом разнообразии.Эта книга, демонстрирующая появляющуюся теорию и новую методологию сбора данных, выходящую за рамки общих подходов, описывает уникальную потенциальную траекторию развития терпимости к человеческому разнообразию на основе справедливости, сочувствия и разума. Книга бросает вызов студентам, исследователям и обычным читателям в области психологии, человеческой этики и моральной философии с ее новым пониманием характера просоциальных убеждений.

Ключевые слова

Психология толерантности Определение факторов толерантности, влияющих на толерантность Аспекты развития толерантности Когнитивное развитие толерантности Толерантность к разнообразию Мораль, лежащая в основе толерантных убеждений, лежащих в основе толерантности Философия толерантности Психология предрассудков Понимание детьми разнообразия Измерение толерантности Толерантность Методология толерантности, ориентированная на мораль Процессы Психология эмпатии Нравственность психологии

Авторы и аффилированные лица
  1. 1.Независимый исследователь, Мельбурн, Австралия,
  2. ,
.
Об авторах

Ривка Т. Витенберг — психолог по развитию и когнитивный психолог, читала лекции по этим вопросам в Мельбурнском университете и Австралийском католическом университете. Ее главный исследовательский интерес заключается в развитии и концептуализации толерантности к человеческому разнообразию, области, в которой она приобрела значительный опыт в изучении мыслительных процессов и основных убеждений по моральным и социально-моральным вопросам.На основе результатов своего исследования толерантности Ривка разработала и провела серию семинаров по профессиональной подготовке для Министерства образования и профессиональной подготовки штата Виктория для учителей и внесла свой вклад в законопроект правительства штата Виктория о расовой и религиозной толерантности.

Библиографическая информация

Что такое терпимость к фрустрации в психологии? — MVOrganizing

Что такое терпимость к фрустрации в психологии?

Терпимость к разочарованию — это способность противостоять препятствиям и стрессовым ситуациям.Снижение толерантности к фрустрации — распространенная поведенческая проблема людей с травмами головного мозга.

Как я могу повысить свою терпимость к разочарованию?

Как и любой другой навык, терпимость к разочарованию требует практики. Начните с малого и работайте над отработкой своих навыков. Намеренно сделайте что-то, что слегка расстраивает, например, решите сложную головоломку или выждите длинную очередь. Управляйте разговором с самим собой и используйте здоровые навыки совладания с собой, чтобы справиться со своими чувствами.

На какой теории основан Rebt?

Вдохновленный в первую очередь философами-стоиками, REBT считает, что не события напрямую вызывают эмоции и поведение.Скорее, это представления о событиях, которые приводят к эмоциональной и поведенческой реактивности. Это общая когнитивно-поведенческая философия, разделяемая различными подходами.

Как вы описываете терпимость к разочарованию?

Терпимость к фрустрации — это способность преодолевать препятствия и противостоять стрессовым событиям. Низкая терпимость к разочарованию возникает, когда целенаправленное действие откладывается или сорвано. В результате возникает чувство неудовлетворенности неудовлетворенными потребностями или неразрешенными конфликтами.Если это похоже на вас, вы не одиноки.

Что означает низкая толерантность?

Низкая толерантность к разочарованию (LFT) или «краткосрочный гедонизм» — это понятие, используемое для описания неспособности переносить неприятные чувства или стрессовые ситуации. Люди с низкой толерантностью к фрустрации испытывают эмоциональное расстройство, когда фрустрации не разрешаются быстро.

Как исправить низкую толерантность к разочарованию?

Вот четыре способа укрепить вашу терпимость к разочарованию.

  1. Примите чувство разочарования. Разочарование — это нормальная человеческая эмоция.
  2. Избавьтесь от разочарования. Чтобы найти эффективные решения проблем, необходимо сидеть со своими чувствами, прежде чем реагировать.
  3. Практикуйте внимательность.
  4. Поговорите со специалистом в области психического здоровья.

Что является признаком разочарования?

Причины. Разочарование возникает из-за чувства неуверенности и незащищенности, которое проистекает из чувства неспособности удовлетворить потребности.Если потребности человека заблокированы, более вероятно возникновение беспокойства и разочарования.

Разочарование — признак беспокойства?

Люди часто могут злиться на свое тревожное расстройство. Люди, страдающие тревожным расстройством, могут расстраиваться и злиться из-за воздействия, которое их расстройство оказывает на их жизнь.

Как вырастить чью-то толерантность?

Вот 4 совета по воспитанию толерантности к другим.

  1. Возьмите на себя ответственность за свои чувства.Признайте, что никто не может заставить вас чувствовать себя определенным образом без вашего разрешения.
  2. Развивайте любопытство. Во многих случаях, когда нам не хватает терпимости по отношению к другим, это просто потому, что мы их не понимаем.
  3. Измените свою точку зрения.
  4. Практикуйте уважение.

Какое значение имеет терпимость?

Допуск. Терпимость — важное понятие, помогающее людям мирно жить вместе. Быть терпимым означает, что вы принимаете мнения и предпочтения других людей, даже если они живут не так, как вы.Терпимые люди проявляют силу в том, что они могут иметь дело с разными мнениями и точками зрения.

Какие 4 способа развить терпимость на рабочем месте?

Вот несколько способов попрактиковаться в толерантности:

  1. • Проявляйте уважение и доброту по отношению к другим. • Слова имеют значение — будьте внимательны к языку.
  2. выбираете вы.
  3. • Избегайте стереотипов и уважайте индивидуальность.
  4. отличий.
  5. • Поддержите других, если с ними лечат.
  6. несправедливо или недоброжелательно.
  7. Март 2016 года.

Каковы преимущества толерантности?

Умение принимать различия друг друга может положительно сказаться на благополучии. Терпимость устраняет наложенные на себя барьеры и позволяет мыслить шире и наслаждаться большим внутренним миром. Терпимость ведет к меньшему стрессу и большему счастью в обществе в целом.

Каковы преимущества толерантности и принятия?

Когда люди становятся более восприимчивыми, выигрывает все общество.«Толерантность создает общество, в котором люди могут чувствовать себя ценными и уважаемыми, и в котором есть место для каждого человека, каждый со своими идеями, мыслями и мечтами», — говорится в заявлении организации «Молодежь за толерантность».

Кто такой толерантный человек?

Если вы терпимы, это означает, что вы принимаете людей, которые не похожи на вас, или терпите то, что вам не нравится. Широкий кругозор и открытое мышление — отличительная черта толерантного поведения. Человек может быть толерантным, и то же самое может сделать сообщество или нация, если они принимают людей из множества разных культур или происхождения.

Что такое толерантность к добродетели?

В качестве добродетели толерантность подразумевает принятие различий в людях. Вы не ожидаете, что другие будут думать, смотреть, говорить или действовать так же, как вы. Толерантные люди обычно свободны от предрассудков и дискриминации. Чрезмерная терпимость может быть пороком, а нетерпимость иногда достоинством.

Что такое философия толерантности?

Сердце толерантности — это самоконтроль. Когда мы терпим какую-либо деятельность, мы сопротивляемся нашему побуждению принудительно запретить проявление деятельности, которая нам неприятна.Более абстрактно, терпимость можно понимать как политическую практику, направленную на нейтралитет, объективность или справедливость со стороны политических агентов.

Терпимость — это плохо?

(MoneyWatch) Возможно, вы этого не знаете, но у вас есть измеритель допусков — внутренний датчик, который говорит вам, когда достаточно. Проблема для многих в том, что их метр допусков установлен слишком высоко — они слишком долго терпят слишком много. Терпимость имеет решающее значение для выживания. …

Допуск положительный или отрицательный?

Как мы видели, «толерантность» может восприниматься как положительно, так и отрицательно.Однако при исследовании слова «признательность» каждое определение утвердительно; никаких дополнительных связей с общественностью не требуется.

Что такое толерантность сегодня?

1: способность переносить боль или невзгоды: выносливость, сила духа, выносливость. 2а: сочувствие или снисходительность к убеждениям или обычаям, отличным от ваших собственных или противоречащим им. б: акт позволения чему-либо: терпимость.

Терпимость — это безразличие?

Терпимость не означает безразличие или неохотное принятие других.Это образ жизни, основанный на взаимопонимании и уважении к другим, а также на вере в то, что глобальное разнообразие нужно принимать, а не бояться. Организация Объединенных Наций продвигает терпимость по многим направлениям.

Что такое равнодушие?

1: качество, состояние или факт безразличия. 2а: отсутствие принуждения к тому или иному предмету или к нему. b архаичный: отсутствие различий или различий между двумя или более вещами.

Что значит безразличный?

1a: отмечен отсутствием интереса, энтузиазма или заботы о чем-либо: апатичный, безразличный к страданиям и бедности.b: отмечен отсутствием особой симпатии или неприязни к чему-либо, безразлично, какое задание ему дали. 2а: быть ни хорошим, ни плохим: посредственный делает безразличную работу.

Какое слово, когда тебе все равно?

без интереса или беспокойства; наплевать; апатичный: его безразличное отношение к чужим страданиям. отсутствие предубеждений, предубеждений или предпочтений; беспристрастный; бескорыстный.

Какое отношение терпимость к стрессу имеет к депрессии? Обзор

Терпимость к стрессу часто концептуализируется как способность терпеть и противостоять негативным или дискомфортным эмоциональным состояниям.Первоначально толерантность к стрессу изучалась в первую очередь в отношении рискованного или опасного поведения, такого как курение и несуицидальные самоповреждения. Однако при продолжающихся исследованиях толерантность к дистрессу превратилась в трансдиагностический фактор риска психопатологии (Leyro et al., 2010) и получает все большее признание благодаря своей роли в тревоге, навязчивых идеях и других интернализующих симптомах (например, Cougle et al., 2011 ).

Удивительно, но терпимости к дистрессу уделялось ограниченное внимание в литературе по депрессии, несмотря на то, что отрицательный аффект является отличительным признаком депрессии.Хотя есть веские основания для того, чтобы больше двигаться к трансдиагностическим исследованиям и меньше сосредотачиваться на каком-либо одном конкретном расстройстве, в литературе о депрессии есть уникальные и важные теории и гипотезы, которые еще предстоит включить в наше понимание терпимости к дистрессу и ее связи с психопатологией.

Чтобы восполнить этот пробел в литературе, мы проанализировали и объединили результаты из различных литературных источников для изучения взаимосвязи между терпимостью к дистрессу и симптомами депрессии и, надеюсь, обеспечим основу для дополнительной работы в этой области.

Мы обнаружили, что исследования с использованием самооценки толерантности к дистрессу почти единогласно показывают, что низкая самооценка толерантности к дистрессу связана с более выраженными симптомами депрессии. Однако, когда терпимость к бедствию измеряется с помощью поведенческих задач, результаты неоднозначны. Некоторые исследования показали, что люди в депрессивном состоянии бросают неприятные задачи быстрее, чем здоровые люди из контрольной группы; однако, когда депрессивные симптомы измеряются непрерывно (вместо того, чтобы рассматривать депрессивные и недепрессивные группы), большинство исследований не показало взаимосвязи между терпимостью к дистрессу и депрессивными симптомами.

Продольные исследования также показывают неоднозначные результаты. Из трех лонгитюдных исследований одно не показало, что терпимость к дистрессу предсказывает симптомы депрессии с течением времени, а два исследования действительно обнаружили, что терпимость к дистрессу предсказывает симптомы депрессии с течением времени. Возможно, стоит отметить, что исследование, которое не показало, что терпимость к дистрессу предсказывает симптомы депрессии с течением времени, использовало поведенческую задачу в качестве меры терпимости к дистрессу, а два исследования, которые действительно обнаружили взаимосвязь, использовали самоотчетные меры терпимости к дистрессу.

Многие врачи узнают о толерантности к дистрессу благодаря ее интеграции в такие методы лечения, как диалектическая поведенческая терапия. Это может заставить задуматься о том, что происходит с толерантностью к стрессу и депрессивными симптомами во время лечения. Два исследования показали, что толерантность к стрессу улучшается на протяжении всего лечения и связана с улучшением депрессивных симптомов. Кроме того, исследование Борноваловой и коллег (2012) показало, что лечение, направленное на повышение навыков терпимости к стрессу, привело к уменьшению симптомов депрессии.

Данные убедительно свидетельствуют о том, что терпимость к дистрессу связана с симптомами депрессии, поэтому люди с низкой толерантностью к дистрессу сообщают о более депрессивных симптомах. Следующий вопрос: , почему и , как могут возникать эти отношения. Как поперечные, так и продольные исследования показывают, что толерантность к стрессу влияет на то, как человек справляется со стрессовыми событиями, что является предиктором депрессивных симптомов. Люди, которым трудно переносить стресс, могут использовать неадаптивные формы совладания, которые быстро уменьшают стресс в данный момент, но в конечном итоге становятся проблематичными со временем.

Отсутствие исследований, интегрирующих специфические теории депрессии, может быть важным упущением в литературе по толерантности к дистрессу. Теория девальвации вознаграждения (Winer & Salem, 2016) утверждает, что для некоторых людей предполагаемое счастье и позитив настолько постоянно сопряжены с негативными результатами, что теряют свое качество вознаграждения и со временем могут в конечном итоге стать неприятными.

Литература по толерантности к бедствию фокусируется на способности переносить негативных эмоциональных состояний; однако для некоторых людей это определение, возможно, потребуется расширить, чтобы учесть тот факт, что для некоторых положительность может вызывать беспокойство.Если это так, то при лечении симптомов депрессии важно устранять стресс, вызванный позитивом. Многие популярные методы лечения депрессии включают занятия, направленные на усиление положительного аффекта (например, поведенческую активацию). Если некоторые люди огорчены позитивным настроением, они могут испытывать двойственное отношение к подобным видам лечения. Поскольку в настоящее время работы в этой области не ведутся, нет никаких основанных на фактических данных рекомендаций о том, как лечить людей, которые могут расстраиваться из-за позитива.

Таким образом, наш обзор обнаружил сильную отрицательную связь между терпимостью к дистрессу и симптомами депрессии; однако ограниченная теоретическая работа в этой области не позволяет сделать убедительные выводы о точном характере этой взаимосвязи. Дальнейшая работа в этой области, особенно в отношении толерантности к стрессу у людей, которые обесценивают вознаграждение, может предоставить важную информацию о толерантности к стрессу и его влиянии на психопатологию.

Вопросы для обсуждения

  1. В литературе по толерантности к бедствию часто изучаются группы населения, склонные к рискованному и / или опасному поведению.Как может отличаться низкая толерантность к стрессу у людей, находящихся в депрессии?
  2. Если некоторые люди огорчены позитивом, как это может изменить нашу концепцию терпимости к стрессу?

Об авторе

Алиссон Н. С. Ласс — аспирант государственного университета Миссисипи, где она работает с доктором Э. Сэмюэлем Винером. Алиссон получила свой M.S. Кандидат психологии в Государственном университете Северной Дакоты, где она работала с доктором Дж.Пол Рокке. Ее исследования сосредоточены на когнитивных и аффективных факторах, которые предшествуют и поддерживают симптомы депрессии.

Ссылочная статья

Ласс, А. Н., и Винер, Э. С. (2020). Устойчивость к дистрессу и симптомы депрессии: обзор и интеграция литературы. Клиническая психология: наука и практика , e12336.

Список литературы

Борновалова, М. А., Грац, К. Л., Дочери, С. Б., Хант, Э. Д., & Лехуэз, К. В. (2012). Первоначальное РКИ лечения толерантности к дистрессу для лиц с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Наркотическая и алкогольная зависимость, 122 (1-2), 70-76. https: // doi: 10.1016 / j.drugalcdep.2011.09.012

Кугл, Дж. Р., Тимпано, К. Р., Фитч, К. Э. и Хокинс, К. А. (2011). Устойчивость к стрессу и навязчивые идеи: интегративный анализ. Депрессия и тревога, 28 (10), 906-914. https: // doi: 10.1002 / da.20846

Лейро, Т. М., Зволенский, М. Дж., И Бернштейн, А. (2010). Переносимость дистресса и психопатологические симптомы и расстройства: обзор эмпирической литературы среди взрослых. Психологический бюллетень, 136 (4), 576-600. https: // doi: 10.1037 / a0019712

Winer, E. S., & Salem, T. (2016). Девальвация вознаграждения: метааналитическое доказательство того, что люди с депрессией избегают положительной информации. Психологический бюллетень, 142 (1), 18-78. https: // doi: 10.1037 / bul0000022


Заинтересованы в участии в серии блогов SCP? Загрузите нашу форму подачи блога!

Толерантность

как отражение скользящего режима в психологии: СМИ и коммуникации Глава

Как было указано в главе 3, скользящий режим в общении, особенно реальное общение, можно рассматривать как метод регулирования проблем толерантности.Проблема толерантности изучена не полностью, несмотря на интерес к ней в различных областях науки. При накоплении значительного эмпирического материала очевидным становится отсутствие обобщающих исследований. Среди почти не освещенных — административная, политическая и профессиональная толерантность.

Наверх

Введение

Несмотря на большое количество работ, посвященных сущности толерантности, его структура и составные части еще не описаны. Также существует множество взглядов на определение толерантности.В зависимости от контекста толерантность наполняется определенным смыслом. Большинство исследователей заявляют, что психологическое содержание толерантности не может быть сосредоточено на одном свойстве или характеристике из-за сложности явления.

Целостность толерантности подчеркивалась еще в 1950-х годах. Считалось, что эта особенность является результатом действия ряда сил, действующих в личности в одном направлении: темперамента, социального пространства и воспитания в семье, приобретенного опыта, социокультурных факторов.Это означает невозможность описания толерантности как основанной на одной концепции (целостности) и только в одном измерении. Термин «толерантность» следует рассматривать в двух психологических смыслах: психофизиологическом (устойчивость к неблагоприятным факторам деятельности) и социально-психологическом (толерантность к другим, социальная толерантность).

Психофизиологический аспект рассмотрения толерантности связывает ее с мерой устойчивости к стрессам, неблагоприятным факторам окружающей среды и собственным раздражителям. Литературные источники по этой проблеме доказывают, что толерантность связана с основными свойствами нервной системы.Среди психофизиологических параметров, обеспечивающих продуктивность деятельности и особенности толерантного поведения в тяжелых условиях, большое значение имеет сила процесса раздражения, подвижность и сбалансированность нервных процессов. Тренировки в режиме свободного и вынужденного скольжения в обоих психологических смыслах показали, что роль особенностей нервной системы в определении толерантного поведения человека не абсолютна. В некоторых видах деятельности, характеризующихся высокой эмоциональностью состояний, один или другой из двух противоположных полюсов параметра каждого свойства нервной системы может играть как положительную, так и отрицательную роль.

Толерантность как устойчивость и устойчивость позволяет приспосабливаться к неблагоприятным факторам, в этом случае характеризуется адаптивностью.

В социальном аспекте толерантность рассматривается как социально-психологическое явление, проявляющееся во взаимодействии с космосом. В этом смысле терпимость выражается в стремлении к пониманию и соглашению в процессе общения и взаимодействия посредством сотрудничества и диалога, основанного на способности человека принимать другого человека в его / ее разнообразии.

Для современного профессионала развитие толерантности становится стратегически важной задачей. Толерантность жизненно важна для любого специалиста и имеет определенную специфику в разных профессиях. Профессиональная толерантность является одной из баз компетенций для ряда должностей, поскольку определяет экономическую эффективность или неэффективность профессиональной деятельности.

Толерантность можно рассматривать как неотъемлемую личностную характеристику индивида, определяющую его способность активно взаимодействовать с внешним миром в проблемных ситуациях.Толерантная личность обладает набором качеств, обеспечивающих ее конструктивное профессиональное развитие, обладает навыками толерантного взаимодействия.

Толерантное взаимодействие характеризуется следующими проявлениями: предпочтение ценностей доброты, независимости, ответственности, отсутствие выраженной оценки, эмпатия, сотрудничество, активность, преобладание активных стратегий совладания с трудностями, реконструкция системы саморегуляции в соответствии с изменение внешних и внутренних условий, высокая степень рефлексивности, локус внутреннего контроля, оптимизм, эмоциональное равновесие, способность контролировать импульсивное поведение, ответственность, адекватность самооценки, позитивное самовосприятие, экстраверсия, открытость новому опыту (Семенова, 2016 ).

Допуск неопределенности: концептуальный анализ, интегративная модель и последствия для здравоохранения

https://doi.org/10.1016/j.socscimed.2017.03.024Получение прав и контента

Основные моменты

Допуск неопределенности (UT ) важен, хотя его сущность остается неясной.

Концептуальный анализ UT и допуска неоднозначности, сфокусированный на прошлых измерениях.

Определения UT различаются; отсутствует единая, последовательная концептуализация UT.

Мы предлагаем многомерную концептуальную модель, которая может направлять будущие исследования UT.

Реферат

Обоснование

Допуск на неопределенность (Uncertainty Tolerance, UT) — важное, хорошо изученное явление в здравоохранении и многих других важных сферах жизни, однако его концептуализация и измерения исследователями в различных дисциплинах существенно различались, и это существенно природа остается неясной.

Цель

Цели этого исследования заключались в следующем: 1) проанализировать значение и логическую согласованность UT в том виде, в каком они концептуализированы разработчиками показателей UT, и 2) разработать интегративную концептуальную модель для руководства будущими эмпирическими исследованиями относительно природы, причин, и эффекты UT.

Методы

Был проведен описательный обзор и концептуальный анализ 18 существующих мер неопределенности и толерантности к неоднозначности с акцентом на то, как разработчики мер в различных областях определили как «неопределенность», так и «допуск» компоненты UT — оба явно через свои письменных документов и неявно через элементы, составляющие их меры.

Результаты

Как явные, так и неявные концептуальные определения неопределенности и допуска существенно различаются и часто задаются плохо и непоследовательно.Логически связное, единое понимание или теоретическая модель UT отсутствует. Чтобы устранить эти пробелы, мы предлагаем новое интегративное определение и многомерную концептуальную модель, которая интерпретирует UT как набор отрицательных и положительных психологических реакций — когнитивных, эмоциональных и поведенческих — вызванных осознанием незнания определенных аспектов мира . Эта модель синтезирует идеи из различных дисциплин и обеспечивает организационную основу для будущих исследований.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.