Трансперсональная психология станислав гроф: Станислав Гроф. Трансперсональная психология – Трансперсональная психология — Википедия

Автор: | 10.11.2020

Содержание

Гроф, Станислав — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Гроф.

Стани́слав Гроф (чеш. Stanislav Grof; род. 1 июля 1931 Прага, Чехословакия) — чешский и американский психолог и психиатр. Один из пионеров психоделической терапии, входит в число основателей трансперсональной психологии. Создатель метода холотропного дыхания[⇨]. Почётный член Российского психологического общества[⇨].

Закончил медицинский факультет Карлова университета в Праге в 1956 году. Начинал карьеру как практикующий психиатр-клиницист, работавший в направлении психоанализа. Учебный анализ (d) проходил у Фёдора Досужкова (d)[7]. После перехода в 1961 году в пражский НИИ психиатрии (d) начал систематическое изучение те­ра­певтического по­тен­циа­ла ЛСД[8][9][10][11]. В 1965 году защитил в Чехословацкой академии наук диссертацию на соискание степени доктора философии по медицине[12].

В 1967 году был приглашён на двухлетнюю стажировку в Университет Джонса Хопкинса в Балтиморе (США), после которой остался там профессором[8][11]. В 1969 году выступил одним из учредителей «Journal of Transpersonal Psychology (d)»

[13]. Тогда же присоединился к эксперименту «Спринг Гроув» (d), посвящённому психоделической терапии и осуществлявшемуся в то время в Мэрилендском центре психиатрических исследований при Spring Grove Hospital Center[14].

С 1973 года работал в Институте Эсален в Биг-Суре (штат Калифорния). В 1977 году совместно с Майклом Мэрфи и Диком Прайсом основал Международную трансперсональную ассоциацию (d), президентом которой являлся в 1978—1982 годах[13]. С 1995 года — профессор факультета психологии Калифорнийского института интегральных исследований[8][9].

Картография бессознательного[править | править код]

Гроф ввёл понятие систем конденсированного опыта (СКО). В его основу положено представление о том, что не все эмоциональные и психосоматические заболевания обусловлены только лишь особенностями послеродового развития индивида. Причины психических проблем могут лежать в ещё более глубоких слоях психики

[8][9][15][16]. Модель, которая описывает эти слои, исследователь назвал картой человеческой психики и опубликовал её в 1975 году[17].

Карта психики была построена на основании данных, полученных в ходе сеансов психоделической терапии. Она предусматривает деление бессознательного на три уровня[8][9][18][19][20][21]:

Базовые перинатальные матрицы[править | править код]

Очень подробно разработана у Грофа тема перинатального бессознательного. Рассматривая проблему духовного кризиса, исследователь сформулировал тезис о том, что такого рода кризисы протекают по модели архетипа «смерти—возрождения». Аналогичную модель он усмотрел в переживаниях рождения, испытываемых пациентами в психоделических состояниях. Эти переживания Гроф разбил на четыре типа, которые назвал базовыми перинатальными матрицами (БПМ)

[8][20][21]:

  • БПМ-I — безмятежное внутриутробное существование, пациент видит архетипические образы рая;
  • БПМ-II — начало схваток, плод сжимается мышцами матки, возникает чувство тревоги и безысходности, переживаются архетипические образы ада;
  • БПМ-III — движение плода по родовым путям, сопровождается удушьем, переживается как отчаянная борьба за существование, вызывает сплав боли и удовольствия;
  • БПМ-IV — появление на свет, когда за пиком боли вдруг следуют облегчение и релаксация.

Холотропное дыхание[править | править код]

После наложенного в США запрета на ЛСД Станиславу Грофу понадобился новый инструмент для погружения пациентов в изменённые состояния сознания. В этой роли выступил созданный им вместе с женой Кристиной метод холотропного дыхания, восходящий к практике пранаямы. Метод сочетает интенсивное глубокое дыхание и музыку. Учащённое дыхание вызывает гипервентиляцию лёгких, а специальная музыка усиливает эмоции, связанные с вытесненным бессознательным материалом, тем самым провоцируя его выход

[8][15][25][26][27][21].

В отличие от других методик глубинной психологии, холотропное дыхание не предполагает анализа и интерпретаций опыта пациента, полученного в изменённом состоянии сознания[28]. Тем самым, разработанная Грофом техника представляет собой альтернативу методам, основанным на вербальной коммуникации между терапевтом и клиентом[9][29].

От научных достижений С. Грофа следует отличать его попытки дать объяснение феноменам, с которыми он сталкивался в своей практике. Так, если критики учёного признают ценность метода холотропного дыхания

[30] или как минимум накопленных им эмпирических данных (хотя и не все[31]), то предлагаемые интерпретации многие считают неубедительными[21][32].

На ранних этапах научной карьеры Гроф призывал к осторожности в решении вопроса о том, может ли психоделический опыт доказывать существование жизни после смерти. Или могут ли психические переживания «прошлой жизни» служить методом исторического исследования[15][33]. Однако постепенно он пришёл к выводу, что

данные опытов с ЛСД требуют радикального пересмотра парадигм, существующих в психологии, психиатрии, медицине и, возможно, в науке вообще[27].

Гроф разделяет представление о том, что мир творится и управляется Абсолютным сознанием. При этом все отдельные субъекты сознания сохраняют сущностную тождественность своему источнику, а также друг другу. Благодаря этому холотропные переживания позволяют человеку отождествить себя с чем угодно, от молекулы до самого Абсолютного разума. Наконец, душа человека бессмертна и переживает множество воплощений на пути восхождения к более совершенным формам бытия

[34][35].

Главным объектом критики со стороны оппонентов Грофа является смешение эмпирических данных, полученных им при погружении пациентов в изменённые состояния сознания, с собственными интерпретациями. По мнению оппонентов, психические переживания людей в холотропных сеансах являются недостаточным аргументом для отрицания материалистического монизма[21][30]. Выводы С. Грофа, основанные на этих переживаниях, нельзя ни верифицировать, ни фальсифицировать. А потому его утверждения о природе реальности являются философской или религиозной онтологией, но не научной концепцией

[36]. Дополнительное недовольство оппонентов вызывает некритичное отношение Грофа к трудам таких авторов, как Фритьоф Капра[37].

В 2000 году Гроф стал бронзовым лауреатом антипремии «Дубинка» (d) (чеш. Bludný balvan), которая присуждается чешским клубом скептиков «Сизиф» (d). Основанием для присуждения стало «переплавление шаманских практик в так называемую технику холотропного дыхания»[11][38]. В 2007 году Гроф стал уже бриллиантовым лауреатом антипремии, за изобретение и исследование холотропного состояния сознания, которое разрывает пространственно-временные связи[39].

Первый брак Грофа распался к 1975 году. Затем его женой стала сотрудница Института Эсален американка Кристина Хили (в девичестве Валье[43]), получившая впоследствии известность под именем Кристины Гроф (d) (1941—2014)

[44]. После её смерти Станислав женился 1 апреля 2016 года на психотерапевте Бригитте Гроф (в девичестве Асхауер, род. в 1960)[45].

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Константинов А. В. Гроф Станислав // Большая российская энциклопедия — Большая российская энциклопедия, 2004. — Т. 8. — С. 44. — ISBN 978-5-85270-320-0
  2. 1 2 3 4 5 6 Майков В. В. Гроф Станислав // Новая философская энциклопедия — 2010.
  3. ↑ Czech National Authority Database
  4. 1 2
    3 4 5 6 7 8 Curriculum Vitae
  5. Калинина, Ольга Лауреат премии «Визе-97» Станислав Гроф — 2007.
  6. 1 2 Mehrotra R. Stanislav Grof (b. 1931) // The Mind of the Guru: Conversations with Spiritual Masters — 2004.
  7. ↑ Гроф и Гроф, 2013, с. 46.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 Гроф Станислав / Константинов А. В. // Григорьев — Динамика. — М. : Большая российская энциклопедия, 2007. — С. 44. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 8). — ISBN 978-5-85270-338-5.
  9. 1 2 3 4 5 6 Майков, 2010.
  10. ↑ Россохин, 2005, с. 147.
  11. 1 2 3 4 5 6 Калинина, 2007.
  12. Mehrotra R. Stanislav Grof (b. 1931) // The Mind of the Guru: Conversations with Spiritual Masters. — Penguin, 2004. — 272 p. — ISBN 0-14-303144-9.
  13. 1 2 Россохин, 2005, с. 148.
  14. Yensen R., Dryer D. Thirty Years of Psychedelic Research: The Spring Grove Experiment and Its Sequels // Yearbook of the European College for the Study of Consciousness: 1993/1994 = Jahrbuch des Europäischen Collegiums für Bewusstseinsstudien: 1993/1994 / Ed. by H. Leuner & M. Schlichting. — Berlin: Verlag für Wissenschaft und Bildung, 1995. — P. 73—101. — 242 p. — ISBN 3-86135-405-5.
  15. 1 2 3 Изотова, 2010, с. 65.
  16. ↑ Козлов, Приленский, Приленская, 2011, с. 113—117.
  17. ↑ Гроф, 1994.
  18. ↑ Изотова, 2010, с. 64—65.
  19. ↑ Стрельник, 2007, с. 22.
  20. 1 2 Шаронова, 1997, с. 17—20.
  21. 1 2 3 4 5 Голотропная терапия // Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б. Д. Карвасарского. — 1-е изд. — СПб.: Питер, 1999. — 758 с. — (Мастера психологии). — ISBN 5-88782-393-3.
  22. ↑ Русаков, 2015, с. 119.
  23. ↑ Золотухина-Аболина, 2012, с. 66.
  24. ↑ Музалевская-Жаркова, 2008, с. 100—101.
  25. ↑ Пендюрина, 2007, с. 10—11.
  26. ↑ Стрельник, 2007, с. 22—23.
  27. 1 2 Шаронова, 1997, с. 17.
  28. ↑ Стрельник, 2007, с. 23—24.
  29. ↑ Козлов, Приленский, Приленская, 2011, с. 122—128.
  30. 1 2 Ткаченко, 2013.
  31. ↑ Русаков, 2015, с. 118.
  32. ↑ Стрельник, 2007, с. 25.
  33. ↑ Русаков, 2015, с. 116—117.
  34. ↑ Золотухина-Аболина, 2012, с. 65—67.
  35. ↑ Пендюрина, 2007, с. 11—14.
  36. ↑ Стрельник, 2007, с. 25—26.
  37. ↑ Русаков, 2015, с. 121.
  38. Koubek J. Blátivé myšlení 2000 (чешск.) // Dingir. — 2001. — Červen (sv. 1, č. 2). — S. 10. — ISSN 1212-1371.
  39. Tuček, Josef
    . Bludné balvany uděleny za horoskopy a omámené mozky (чешск.), Aktuálně.cz (18 марта 2008). Дата обращения 7 февраля 2019.
  40. 1 2 РПО.
  41. 1 2 Русаков, 2015, с. 114.
  42. Кайев Д. «Современный глобальный кризис есть, в сущности, кризис духовный» // Московский психотерапевтический журнал : журнал. — М., 2007. — Октябрь (№ 4). — С. 68.
  43. ↑ Teacher Is Fiance Of Christina Valie (англ.) // The New York Times : газета. — Нью-Йорк, 1964. — 20 January. — P. 21. — ISSN 0362-4331.
  44. Miller P. Altered States Revisited (англ.) // Yoga Journal : журнал. — 1990. — 07/08 (no. 93). — P. 58, 60. — ISSN 0191-0965.
  45. ↑ Wedding Announcement (англ.) (недоступная ссылка). Stanislav & Christina Grof Foundation (4 April 2016). Дата обращения 30 мая 2019. Архивировано 21 сентября 2017 года.

Список произведений[править | править код]

  • Realms of human unconscious: Observations from LSD research (1975)
    • Области человеческого бессознательного: опыт исследования с помощью ЛСД. — М.: МТМ, 1994. — 240 с.
  • With J. Halifax. The Human encounter with death (1977)
    • Человек перед лицом смерти. — М.: АСТ, 2002. — 239 с. — (Тексты трансперсональной психологии). — ISBN 5-17-012761-8.
  • LSD Psychotherapy. — Hunter House, 1980. — 352 p. — ISBN 0897930088. — ISBN 978-0897930086. (Первое издание.)
    • ЛСД психотерапия / пер. с англ. Георгия Валериевича. — [Б. и.]. (Самиздат, есть в электронных библиотеках.)
  • With Cr. Grof. Beyond death: The gates of consciousnes (1981)
  • Beyond the brain: Birth, death and transcendence in Psychotherapy (1985)
    • За пределами мозга: Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии. — 3-е изд. — М.: Ин-т Трансперсональной Психологии, Изд-во Ин-та Психотерапии, 2000. — 504 с. — ISBN 5-93509-004-Х, 5-89939-012-3.
  • The adventure of self-discovery: Dimensions of consciousness and new perspectives in Psychotherapy (1988)
    • Путешествие в поисках себя. — М.: АСТ, 2008. — 352 с. — (Philosophy). — 3,000 экз. — ISBN 978-5-17-054421-9.
  • Ed. by Ch. Grof. Spiritual emergency: When personal transformation becomes a crisis (1989)
    • Духовный кризис: Когда преобразование личности становится кризисом. — М.: АСТ, 2003. — 384 с. — (Тексты трансперсональной психологии). — 7,000 экз. — ISBN 5-17-018323-2.
  • With Ch. Grof. The stormy search for the Self: A guide to personal growth through transformative crisis (1990)
    • Неистовый поиск себя: Руководство по личностному росту через кризис трансформации. — М.: АСТ, 2003. — 352 с. — (Тексты трансперсональной психологии). — ISBN 5-17-018324-0.
  • With H. Z. Bennet. The Holotropic mind: The three levels of Human Consciousness and how they shape our lives (1992)
    • Холотропное сознание: Три уровня человеческого сознания и их влияние на нашу жизнь. — М.: АСТ, 2003. — 272 с. — (Тексты трансперсональной психологии). — 5,000 экз. — ISBN 5-17-012760-Х.
    • Холотропное сознание: Три уровня человеческого сознания и их влияние на нашу жизнь. — М.: Ганга, 2018. — (Трансперсональная психология). — ISBN 978-5-907059-19-1.
  • Books of the dead: Manuals for living and dying (1993)
  • The cosmic game: Explorations of the frontiers of human consciousness (1998)
    • Космическая игра: Исследование рубежей человеческого сознания. — М.: АСТ, 2004. — 256 с. — ISBN 5-17-011159-2.
    • Космическая игра: Исследование рубежей человеческого сознания. — М.: Ганга, 2015. — 304 с. — ISBN 978-5-9906080-5-4.
  • The transpersonal vision (1998)
    • Надличностное видение: Целительные возможности необычных состояний сознания. — М.: АСТ, 2004. — 237 с. — (Philosophy). — ISBN 5-17-014322-2.
  • With P. Russell & E. Laszlo. The consciousness revolution: A transatlantic dialogue (1999)
    • Революция сознания: Трансатлантический диалог. — М.: АСТ, 2004. — 248 с. — (Philosophy). — ISBN 5-17-022717-5.
  • The Psychology of the future: Lessons from modern consciousness research (2000)
    • Психология будущего: Уроки современных исследований сознания. — М.: АСТ, 2001. — 464 с. — (Тексты трансперсональной психологии). — ISBN 5-17-009771-9.
  • The call of the jaguar (2000)
    • Зов Ягуара. — М.: АСТ, 2001. — 384 с. — 8,000 экз. — ISBN 5-17-010002-7.
  • With M. Sullivan. Caterpillar dreams (2004)
  • The Ultimate journey: Consciousness and the mystery of death (2006)
    • Величайшее путешествие: Сознание и тайна смерти. — М.: АСТ, 2008. — 520 с. — (Philosophy). — 3,000 экз. — ISBN 978-5-17-049680-8.
  • When the impossible happens: Adventures in non-ordinary reality (2006)
    • Когда невозможное возможно: Приключения в необычных реальностях. — М.: АСТ, 2007. — 441 с. — ISBN 5-17-046137-0.
  • LSD: doorway to the numinous: The groundbreaking psychedelic research into realms of the human unconscious (2009)
  • With Ch. Grof. Holotropic breathwork: A new approach to self-exploration and therapy (2010)
    • Холотропное дыхание: Новый подход к самоисследованию и терапии. — М.: Ганга, 2013. — 352 с. — (Трансперсональная психология). — 1,500 экз. — ISBN 978-5-906154-38-5.
  • Healing our deepest wounds. The holotropic paradigm shift (2012)
    • Исцеление наших самых глубоких ран. Холотропный сдвиг парадигмы. — 2-е изд. — М.: Ганга, 2013. — 400 с. — (Трансперсональная психология). — ISBN 978-5-906154-06-4.

Библиография[править | править код]

Энциклопедии и словари[править | править код]
  • Гроф Станислав / Константинов А. В. // Григорьев — Динамика. — М. : Большая российская энциклопедия, 2007. — С. 44. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 8). — ISBN 978-5-85270-338-5.
  • Майков В. В. Гроф Станислав // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  • Россохин А. В. Гроф Станислав // Психологический лексикон: Энциклопедический словарь в шести томах / Под общ. ред. А. В. Петровского. — М.: ПЕР СЭ, 2005. — Т. 6. История психологии в лицах. Персоналии. — С. 147—148. — 784 с. — 3,000 экз. — ISBN 5-9292-0064-5.
  • Webb H. S. Spiritual Emergence // Encyclopedia of Psychology and Religion / Ed. by D. Leeming. — 2nd ed. — N. Y.: Springer, 2014. — P. 1723—1725. — XLIV, 1966 p. — ISBN 978-1-4614-6086-2.
Научные издания[править | править код]
  • Золотухина-Аболина Е. В. Трансперсональная философия ХХ века о человеке (С. Гроф и К. Уилбер) // Гуманитарий Юга России : журнал. — Ростов-на-Дону: Институт социологии РАН; Южный федеральный университет, 2012. — № 2. — С. 63—71. — ISSN 2500-2155.
  • Изотова И. С. Научное осмысление смерти: историография проблемы // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке : журнал. — Владивосток: Дальневосточный федеральный университет, 2010. — № 3. — С. 63—67. — ISSN 2076-8575.
  • Козлов В. В., Приленский Б. Ю., Приленская А. В. Клиническая трансперсональная психотерапия. — Ярославль: Титул-Яр, 2011. — 275 с.
  • Музалевская-Жаркова Г. М. Трансперсональная психология о проблеме генезиса религиозных верований // Учёные записки ОГУ. Серия: Гуманитарные и социальные науки : журнал. — Орёл: Орловский государственный университет, 2008. — С. 100—102. — ISSN 1998-2720.
  • Пендюрина Л. П. Идеи индийской философии и трансперсональная психология // Российский психологический журнал : журнал. — М., 2007. — Т. 4, № 2. — С. 8—17. — ISSN 2411-5789.
  • Русаков В. М. Травелог души С. Грофа: от науки к вероучению // Дискурс-Пи : журнал. — Екатеринбург: Институт философии и права УрО РАН, 2015. — Т. 12, вып. 1 (18). — С. 113—124. — ISSN 1817-9568.
  • Стрельник О. Н. Научное и квазинаучное измерения трансперсональной психологии // Вестник РУДН. Серия: Философия : журнал. — М.: РУДН, 2007. — № 4. — С. 21—27. — ISSN 2408-8900.
  • Шаронова А. А. Личность и космос в научной парадигме Станислава Грофа // Вестник ТГУ. Серия: гуманитарные науки : журнал. — Тамбов: Тамбовский государственный университет, 1997. — Вып. 1. — С. 16—22. — ISSN 1810-0201.
Популярные издания[править | править код]

«Психология — это не то, что вы о ней думаете»

Часть публики еще толпилась у входа, разбирая наушники, когда из-за кулис неторопливо вышел крупный мужчина и сел на приготовленный диван, уютно и спокойно, словно не на сцене, а в своей гостиной. Первое впечатление — он моложе, чем я ожидала (ему 81 год). Даже моложе собственной фотографии на большой афише справа от дивана. Слева — плакат с известным портретом Фрейда. Я невольно сравниваю их. Лицо Грофа столь же значительно и неулыбчиво.

Станислав Гроф (Stanislav Grof)

Трансперсональная психология ассоциируется с мистическим (и не только у меня: вот на обложке книги, которую продают там же у входа в зал, Гроф весь в концентрических кругах, с зализанной прической бывалого жиголо, с третьим глазом во лбу). А мистическое нередко бывает делом рук шарлатанов. На встречу с ним я шла с трепетом и большим желанием проверить, как же на самом деле. Но его поведение очень ровное, в глазах нет стального блеска, в манере нет желания обворожить, в голосе нет стремления убедить. В ответ на вопрос о работе с онкологическими больными он говорит: «Мы не видели волшебства. Уходила боль, иногда на срок до двух недель, такая, которую уже не снимали наркотики. Но исцелений не было».

Встреча начинается с разговора о психоделиках. Гроф объясняет, что не считает себя пропагандистом ЛСД. Пользоваться психоделическими растениями нельзя ради забавы, подчеркивает он. Они священны и заслуживают уважения и ответственного подхода. Для него это лишь инструмент, «как микроскоп в биологии или телескоп в астрономии».

Он рассказывает, что предпочитает называть состояния сознания «особыми» (nonordinary), а не «измененными». Измененный — значит плохой, ущербный. А это, наоборот, состояние расширенного сознания. К тому же по-английски словом «измененный» (altered) называют кастрированных животных. Владелец кота может спросить другого: «Ну ты как, «изменил» своего?» Конечно, такое слово не годится!

Его путь

  • 1931 Родился в Праге (Чехословакия).
  • 1957 Закончил Карлов университет в Праге.
  • 1965 Получил ученую степень (Ph.D.) по медицине.
  • 1977 Стал одним из основателей Международной трансперсональной ассоциации.
  • 2012 Ведет мастер-классы в разных странах мира, в том числе и в России.
Psychologies:  

Трансперсональная психология — подход, который использует необычные состояния сознания и «сверхъестественные» переживания. Как бы вы их описали?

Станислав Гроф:  

Любое состояние сознания, которое отличается от обычного, бодрствующего, по определению оказывается «необычным»: медитация, транс, релаксация, работа интуиции, актерская игра, мистический опыт, эротические переживания, гипноз, сны, мечты… Трансперсональная психология исследует именно их. Они позволяют выйти за пределы нашей личной биологической и психологической истории и получить доступ к прошлому, настоящему и будущему нашей Вселенной и другим уровням реальности, описанным в великих духовных традициях. Также существуют «сверхъестественные» переживания — например, клиническая смерть, «воспоминания» о предыдущих жизнях и такие парапсихологические феномены, как телепатия, ясновидение, предвидение… То, что необъяснимо в рамках классической психологии. Но надо помнить о том, что трансперсональная психология — не парапсихология. Она расширяет поле деятельности, включая исследования в области экспериментальной психологии, нейропсихологии, биологии, квантовой терапии. Это открытая система, а не совокупность догм и верований.

Как возник ваш интерес к таким состояниям?

С. Г.:  

Он возник вследствие моего мистического опыта, к которому я совсем не был готов… Я родился в нерелигиозной семье и был воспитан в самом материалистском духе, потому что моя страна, когда мне было 17 лет, попала под советское влияние. Все, что более или менее напоминало духовность, непримиримо отвергалось. Однажды я открыл для себя работы Фрейда, они меня буквально заворожили. Я увлекся психиатрией, записался в Пражскую медицинскую школу, затем присоединился к небольшой группе психоаналитиков. Но позже психоанализ меня разочаровал, не теория, а практика, особенно то, что он требовал больших затрат — времени и денег, а результаты давал незначительные. Даже изучать медицину, которая была у нас весьма ортодоксальной, с механистическим представлением о человеческом теле, более близком к слесарному делу, чем к исцелению, стало мне тяжело. Я почти начал сожалеть о том, что выбрал для себя эту карьеру.

Но вы продолжили…

С. Г.:  

Да, так все сложилось… или такова была судьба. В 1956 году наше исследовательское отделение получило от крупной швейцарской фармацевтической лаборатории коробку ампул со странным веществом. Это был диэтиламид d-лизергиновой кислоты, позднее прославившийся как ЛСД… В письме лаборатория спрашивала нас, не согласимся ли мы экспериментировать с этим препаратом, который имел свойство вызывать особые психотические состояния: вначале мы должны были испытать его на своих пациентах, затем на себе… чтобы узнать на собственном опыте, что такое психоз! Представляете? Я, конечно же, вызвался участвовать. Не буду вдаваться в подробности, но то, что произошло, преобразило мою жизнь: приняв малую дозу этого вещества, я увидел необыкновенный свет. Позже я понял, что именно этот несказанный свет был описан в «Тибетской книге мертвых»: там говорилось, что его нам суждено увидеть, когда мы отойдем в мир иной. Вдруг я почувствовал, что вылетел из своего тела, как будто мое сознание улетело прямо в космос, через галактики и черные дыры, все более расширяясь. Мне казалось, что я слился воедино со всем сущим, оказался внутри физической Вселенной. Я почувствовал эмоции такой силы, которую прежде не мог себе представить. Затем мое сознание как бы «сузилось», покружилось вокруг моего тела и, наконец, возвратилось в него.

Возможно, это могло быть кратковременное расстройство психики?

С. Г.:  

Нет. Я был психиатром и сразу понял, что этот эпизод был не кризисным, а невероятно позитивным. Он преобразил меня настолько, что лишь с этого дня я почувствовал, что действительно стал человеком. Эта глубокая перемена, которую иногда называют «возвращением к себе», кстати, является одной из характеристик клинической смерти и некоторых спонтанных мистических переживаний. Вот почему значительную часть своей психиатрической карьеры я посвятил тому, чтобы пересмотреть определение психоза и исследовать терапевтическую эффективность необычных состояний сознания. Вначале в Пражском институте психиатрических исследований, где в течение 15 лет я проводил исследования, систематизируя все «видения» своих пациентов, «путешествия», переживания, влияние на качество их жизни, в некоторых случаях — их выздоровление… Это была работа первооткрывателя, потому что у меня не было никаких знаний о духе.

Вы не были знакомы с работами Юнга?

С. Г.:  

Нет, потому что в марксистском обществе его книги были включены в список запретной литературы! В 1967 году меня пригласили преподавать в США, и, когда год спустя случилась Пражская весна, я принял решение остаться. В 1973 году я стал постоянным преподавателем в Институте Эсален по исследованию возможностей человека в Калифорнии. Позднее мы с моей женой Кристиной разработали холотропное дыхание, особую технику гипервентиляции легких, которая позволяет «путешествовать» в бессознательное и потусторонний мир. При этом подтвердилось мое интуитивное открытие: наше сознание — если хотите, наш «дух» — расположено вне нашего мозга.

На что похоже холотропное дыхание?

С. Г.:  

Это сочетание интенсивного дыхания, специально подобранных физических упражнений и музыки помогает снять биоэнергетические и эмоциональные блоки. Метод холотропного дыхания принципиально отличается от методов традиционной психотерапии и психоанализа, которые основаны на словесном общении. Но у него есть общие черты с психотерапией, где основной упор делается на непосредственное проявление эмоций и на упражнения для тела (например, гештальт-терапия). Но наш метод единственный из всех использует тот оздоровительный потенциал, который присущ измененным состояниям сознания.

Как проходят занятия?

С. Г.:  

Как правило, это групповые занятия. Участники объединяются в пары и по очереди выступают в роли дышащего и «наблюдателя». Во время дыхательных сессий они рисуют мандалы, в которых выражают свои переживания. А затем в небольших группах рассказывают о своем опыте погружения в подсознание. За процессом постоянно следят профессиональные инструкторы. Их задача — оказать помощь в случае необходимости. В конце занятий они разговаривают с каждым членом группы. Иногда участники прибегают к помощи инструктора, чтобы полнее осмыслить пережитое, поскольку новые впечатления бывают очень необычными. Для этого используются дополнительные психотерапевтические методики.

Риск и дыхание

«Метод холотропного дыхания кажется легким, но такое впечатление крайне обманчиво», — предупреждает Станислав Гроф. Нетрудно вызвать необычное состояние сознания, если дышать быстро и под побуждающую музыку. Однако делать это можно только под руководством опытных инструкторов. «Основной риск заключается в том, что подсознание дышащего останется открытым и, если сессия не будет успешно завершена, необычное состояние сознания может сохраняться в течение длительного времени и мешать повседневной жизни человека». Кроме того, эта практика противопоказана тем, кто страдает сердечными и сосудистыми заболеваниями, тем, у кого в прошлом были серьезные эмоциональные проблемы, приводившие их к госпитализации в психиатрические учреждения. «Известно, что гипервентиляция легких также может спровоцировать приступы эпилепсии, — продолжает Станислав Гроф. — Существуют и некоторые противопоказания, определяемые с помощью здравого смысла, такие как недавно перенесенная операция, травма или просто тяжелая болезнь».

Большинство ученых объясняют мистические переживания активацией определенных зон нашего мозга. Что вы им ответите?

С. Г.:  

Утверждать это — значит не принимать во внимание значительное число исследований, которые доказывают, что сознание не производится мозгом, как желчь печенью, а находится «где-то еще». Я сравниваю мозг с телевизором: вы можете разобрать его, изучить, понять, почему в нем есть цветное изображение и разные программы, но это вам ничего не скажет о том, как производятся программы и откуда они берутся. Сказать, что сознание — всего лишь продукт мозга, все равно что сказать, что передачу порождает телевизор!

Вы утверждаете, что холотропное дыхание меняет жизнь тех, кто его практикует. Как?

С. Г.:  

Те, кто вступил в осознанный контакт с трансперсональной частью своей психики, по-новому ценят свое существование и начинают уважать жизнь любого существа. Их внимание смещается с прошлого и будущего на настоящий момент, они меньше сердятся и обижаются и умеют наслаждаться жизнью. Им приносят радость простые обстоятельства: ежедневные дела, еда, занятия любовью, природа и музыка. Другое важное следствие — обретение вселенской духовности. В отличие от религиозных догм она основана на глубинном личном опыте и поэтому достоверна и убедительна. Кроме того, люди, пережившие трансперсональный опыт, всей душой ощущают себя гражданами планеты Земля, а не членами той или иной расовой, социальной, идеологической, политической или религиозной группы.

Как вы познакомились с Абрахамом Маслоу, вместе с которым основали трансперсональную психологию?

С. Г.:  

Приехав в США, я послал ему результаты своих наблюдений, так как он в то время вел исследования спонтанных мистических переживаний, которые называл «пароксистическими опытами». Его увлекли мои работы и мои выводы о трансцендентном характере человеческого разума, и он пригласил меня участвовать в собраниях его группы гуманистической психологии. Однажды я выдвинул идею, что, чтобы лучше понимать, почему наша психика способна преодолевать границы пространства и времени, надо учитывать исследования в области нейрофизиологии, биологии и квантовой физики. И предложил основать новую школу трансперсональной психологии, то есть психологии, выходящей «за пределы личности».

Как это движение было принято американским психологическим сообществом?

С. Г.:  

В официальных кругах его полностью игнорировали*. Но нас поддержали известные исследователи, работающие в разных дисциплинах, в том числе лауреаты Нобелевской премии в области физики. Думать, что любой духовный порыв — психопатология, и искать ее причины в нерешенных конфликтах раннего детства — значит по меньшей мере на 30 лет отставать от нынешнего уровня наших знаний о человеческом сознании.

В России ваши взгляды вызывают неизменный интерес и в то же время определенный скептицизм, если не страх. Как вы это объясните?

С. Г.:  

Дело в том, что мой метод радикально ставит под вопрос привычные модели работы. Надо признать, что для специалиста нелегко отказаться от теории, на которой он основал всю свою практику и даже свое существование, чтобы принять другую систему мышления. Но я вижу, что все больше людей с каждым днем осознают свою потребность наладить связь с духовным измерением, своим высшим «Я». Эта потребность настоятельно и срочно требует удовлетворения! Сейчас у меня нет сомнений: психология XXI века будет трансперсональной, потому что она участвует в преображении сознания планеты.

* Американская психологическая ассоциация не признает трансперсональную психологию как научную дисциплину и Ассоциацию трансперсональной психологии как научную структуру. Однако в Британском психологическом обществе с 1996 года образовано отделение трансперсональной психологии, и она, таким образом, получила признание в профессиональной среде.

Об этом

  • «Исцеление наших самых глубоких ран. Холотропный сдвиг парадигмы» Станислав Гроф (Ганга, 2012).
  • «Путешествие в поисках себя» Станислав Гроф (АСТ, 2004).
читайте такжеВстречи с паранормальным

Станислав Гроф: «Людьми управляют матрицы»

Интересная статья отсюда

В энциклопедиях по психологии имя Станислава Грофа идет третьим, после Зигмунда Фрейда и Карла Юнга, в ряду крупнейших новаторов науки о тайнах человеческой души. Революционные открытия Грофа, до сих пор игнорируемые официальной медициной, вдохновили культовых режиссёров братьев Вачовски на создание кинотрилогии «Матрица». Всемирно известный учёный дал «Правде.Ру» эксклюзивное интервью.
0 комментариев 260 поделились

— Уважаемый Станислав, позвольте поблагодарить Вас, что в год своего 75-летия Вы нашли время для столь серьезного и масштабного разговора с нами. Ещё Карл Юнг утверждал, что психика младенца не является « tabula rasa ». Вы на основе многолетних клинических исследований пришли к выводу, что наше бессознательное содержит перинатальные (то есть дородовые) и трансперсональные области. Но почему же официальная медицина игнорирует эти открытия?

— Современные исследования в области сознания принесли массу доказательств того, что модели человеческой психики, доминирующие сегодня в официальной психологии и психиатрии, поверхностны и неадекватны. На основе многолетних данных психоделических исследований мне пришлось создать чрезвычайно расширенную модель психики путем добавления двух больших областей – перинатальной и трансперсональной.

Перинатальная область относится к воспоминаниям о внутриутробной жизни и биологическом рождении. Эта область состоит из четырех базовых перинатальных матриц, соответствующих четырем стадиям родов — от блаженного покоя в матке до появления на свет. Трансперсональная сфера содержит опыт отождествления с другими людьми, другими биологическими видами, эпизоды из жизни наших предков, как людей, так и животных, а также историческое коллективное бессознательное, как его трактовал Юнг.

Моя картография психики имеет огромное сходство со взглядами Юнга, за исключением фундаментальной вещи. Я был удивлен и разочарован тем, что Юнг яростно отрицал, что биологическое рождение имеет какое-то психологическое значение, что оно является главной психотравмой. Даже незадолго до смерти в одном из интервью Юнг отрицал всякую возможность такого значения.


Традиционные психиатры, и в Америке, и у вас прекрасно знают о существовании перинатального и трансперсонального опытов, поскольку они спонтанно проявляются у некоторых пациентов. Но, в отличие от меня, эти медики не считают их нормальной составляющей человеческой психики, а рассматривают как результаты неизвестных патологических процессов, поражающих мозг. То есть людей, чье бессознательное вышло на перинатальный и трансперсональный уровни, считаютстрадающими психозом, психически больными.

Сопротивление значительной части академических кругов открытиям современных исследований сознания понятно. Новые революционные данные требуют радикального пересмотра всего психологического и психиатрического мышления, аналогичного тому, через что пришлось пройти физикам в начале ХХ века, когда они перешли от ньютоновского понимания материи к квантово-релятивистской картине мира. Новые сведения в области исследований сознания ставят под вопрос основные философские положения западной науки, подрывают ее материалистическую направленность. Основанная на клинических данных, трансперсональная психология предлагает мировоззрение, сходное с мировоззрением великих мировых религий и восточных духовных философий.

— А помните ли вы свой первый трансперсональный опыт?

— Он был настолько необычным и поразительным, что его просто невозможно забыть. Это произошло в ноябре 1956 года в лаборатории чешского НИИ психиатрии, когда я добровольцем принимал участие в ЛСД-сеансе. Замысел эксперимента заключался в воздействии мощной стробоскопической лампой в момент кульминации моих ЛСД-ощущений. Моё сознание оставило тело, и все границы Вселенной растворились. Я испытал внушающий и по сей день трепет опыт Космического Разума, перестал быть отдельным существом и стал самим Мирозданием.

Этот опыт я описываю в своей книге «Когда невозможное становится возможным. Приключения в необычных реалиях», скоро выходящей в русском переводе. Опыт полувековой давности был настолько сильным, что на всю жизнь вызвал у меня интерес к необычным состояниям сознания. Конечно, он не смог тогда сразу разрушить мое материалистическое мировоззрение, которое было привито учёбой в коммунистической Чехословакии. Потребовались годы ежедневных наблюдений во время психоделических сеансов, как и моих собственных, так и пациентов, а позже и на сеансах холотропного дыхания и немедикаметозных методов терапии, разработанных мною вместе с

Кристиной. Сегодня, повторю, я абсолютно убежден – современная система взглядов и понятий нуждается в радикальном пересмотре.

— После двадцатилетних официальных исследований, которые проводились и в СССР Марией Телашевской, психоделики были запрещены. Вас не смущают упреки, что необычные состояния сознания, в которых проявляются перинатальные и трансперсональные уровни, связаны с психоактивными веществами?

— Я много лет думал, что для необычных состояний сознания необходимы сильные психоактивные вещества, такие как ЛСД . И был удивлен, когда обнаружил, насколько глубокое воздействие на психику имеют такие простые методы, как более быстрое дыхание или вызывающая воспоминания музыка. Но ведь шаманы и аборигенные культуры знали это тысячелетиями и использовали священные технологии в целительной, ритуальной и духовной практиках. Научные наблюдения, в том числе и антропологов, показали, что разрыв между т.н. «нормальным состоянием сознания» и необычным состоянием не так велик, как было принято думать. Более того, у многих людей такие состояния могут быть спонтанными, возникать прямо посреди повседневной жизни.

-Но ведь традиционная психиатрия по-прежнему рассматривает такие состояния как психоз, требующий, в основном, медикаментозного лечения?

— В этом суть проблемы. Когда мы осознаем, что перинатальный и трансперсональный опыты – нормальная часть человеческой психики, то начнем совершенно по-другому задавать вопросы о таких эпизодах и отвечать на них. Ведь вопрос ныне заключается не в том, как мозг порождает необычные переживания и какие якобы патологические процессы их вызывают. Для меня ясно, что переживания, возникающие в таких состояниях, представляют собой нормальные составляющие человеческой психики. Вопрос в другом – почему некоторым людям, чтобы погрузиться в глубины своего бессознательного, нужны психоделические вещества или мощные немедикаментозные техники, а у других это возникает спонтанно?

Трансперсональная психология считает, что, когда необычные состояния сознания правильно понимаются и поддерживаются, они могут быть целительными, трансформирующими и эволюционными. Кристина и я называем их «духовными авариями», потому что они представляют собой не только кризис, но и возможность самостоятельно выйти на высший уровень сознания и психологического действия.

— Ваше утверждение, что мистический опыт доступен каждому человеку, вызвало ожесточенные споры…

— Наши достижения в области психоделических исследований и холотропного дыхания убедили нас в том, что способность к мистическим переживаниям является главным правом человека от рождения. В принципе они могут быть у любого человека, только некоторым людям это дается легче, чем другим. Есть люди, которым трудно, несмотря на всё их желание, войти в такие состояния, и они пытаются их вызвать различными способами. Но есть и те, у кого мистические состояния возникают прямо посреди дня, иногда помимо их воли, и им сложно соотнести себя с обычной реальностью. Кстати, ко второй категории принадлежал мой великий предшественник Карл Юнг. Он использовал свою возможность легкого доступа к бессознательному как источнику новой, революционной психологии.

— В своей книге «Психология будущего», выпущенной и в России, Вы опять ставите вопрос о необходимости обсуждения юридических, социальных и медицинских аспектов психоделиков. Такая дискуссия в прошлом году началась в научном сообществе Великобритании. Может быть, стоит ее провести на уровне Всемирной организации здравоохранения, чтобы снять налет тайны с этой темы?

— Всемирная организация здравоохранения принимает важное участие в контроле за психоактивными веществами, а все страны-члены ВОЗ обязаны выполнять её рекомендации. Психоделические вещества, в том числе и ЛСД, в настоящее время включены в «Перечень №1» с определением «лекарственный препарат без терапевтической ценности и с высоким потенциалом злоупотребления».

Я считаю, что для специалистов с многолетним опытом очевидна ошибочность такого определения. Исследования показали, что при правильном и контролируемом применении психоделические вещества обладают большим терапевтическим потенциалом, а, с точки зрения психологии, не вызывают привыкания. Тем более, что повсеместно нарастает недовольство официальной психиатрической терапией, сводящейся к стандартному подавлению психических симптомов транквилизаторами. Симптомы подавляются, но основные психологические проблемы не решаются. К тому же, люди становятся все более осведомленными о побочных эффектах

Обнадеживает, что в последние годы в научном климате начались перемены. Желание найти альтернативы зашедшим в тупик методам традиционной психиатрии привело к официальному разрешению исследовательских программ психоделической терапии в некоторых центрах США, Швейцарии, Израиля и ряда других стран. Насколько я знаю из статей в западной прессе, в частности, в газете «Гардиан», официально начаты программы исследований методов терапии с использованием ЛСД, псилоцибина, диметилтриптамина (ДМТ), метилен-диокси-метамфетамина (ММДА) и кетамина.

— То есть исследователи возвращаются к опыту исследований 50-х годов прошлого века?

— Я думаю, что западное общество сейчас лучше подготовлено для принятия психоделической терапии, чем полвека назад. Как я помню, тогда вся психотерапия сводилась к вербальному, то есть словесному, общению между врачом и пациентом. Сильные эмоции и активное поведение во время сеанса назывались «внешним выражением подсознательных психических процессов» и оценивались как нарушения правил терапии.

Психоделические же сеансы вызывали психомоторное возбуждение, драматичные эмоции, яркие познавательные перемены. Они походили скорее на кадры из фильмов по антропологии, где рассказывалось о целебных церемониях и ритуалах туземных культур, нежели на то, что традиционно можно было увидеть в кабинете психотерапевта.

Кроме того, многие наблюдения, полученные после психоделических сеансов, ставили под угрозу материалистические представления о человеческой психике и устройстве Вселенной, основанные на ньютновско-декартовской парадигме. Помню, что еще в период работы в Чехословакии один из пациентов Ричард после ЛСД-сеанса сообщил мне, что во время «путешествия» от неких сущностей получил информацию с просьбой передать родственникам некоего Ладислава, что с ним в ином мире всё хорошо. Они продиктовали ему название города Кромериче, что в Моравии, где живут родственники, и даже номер телефона. Я записал эти сведения в медицинскую карту и, как человек тогда ещё материалистических взглядов, оставил их без внимания. Когда же любопытство взяло верх и через пару недель я позвонил по записанному номеру в Кромериче и назвал услышанное пациентом имя, то на той стороне трубки прозвучали рыдания и слова: «Мы потеряли Ладислава три недели назад…»

Да, за последние десятилетия в психотерапии произошла настоящая революция. Были разработаны мощные эмпирические техники, которые придают особое значение глубокой регрессии, прямому выражению сильных эмоций и упражнениям, приводящим к всплеску физической энергии. Среди новых подходов я бы выделил гештальт-практику, биоэнергетику, примитивную терапию, ребёфинг (возрождение через дыхание) и холотропное дыхание. И для врачей, практикующих в этих направлениях, введение психоделики явилось бы не внезапной переменой в практике, а следующим логическим шагом. Надеюсь, что возрождение интереса к психоделическим исследованиям, которые, безусловно, требуют тщательной юридической и медицинской проработки, вернет этот необычный инструмент в руки надежных докторов.

— Но поможет ли это спасти человечество, которое с каждым годом, похоже, все больше и больше, погружается в хаотичную трясину деструктивности, жадности и животных инстинктов?

— Психоделические исследования и опыты с холотропным дыханием, лечение людей, попавших в «духовные аварии», совершенно точно подтвердили учение Юнга о черных и зловещих сторонах человеческой психики. Их Юнг удачно назвал Тенью. Я сам много писал о перинатальных и трансперсональных корнях человеческой жестокости и жадности. В частности, в книге «Психология будущего» есть глава «Эволюция сознания и выживание человека: трансперсональный ракурс глобального кризиса».

На основе многолетних клинических исследований трансперсональная психология пришла к выводу: все аспекты современного мирового кризиса – экономические, политические, военные, религиозные, экологические – имеет один общий знаменатель.

И этот знаменатель таков. Корни человеческой жестокости и жадности лежат глубоко в перинатальной и трансперсональной областях бессознательного. То есть намного глубже, чем классическая психиатрия себе представляет. Традиционные же формы вербальной (словесной) психотерапии оперируют исключительно на уровне послеродовой биографии и не достигают уровня, на котором возникают истинные проблемы. Если же человек выходит на эти уровне спонтанно, в результате «духовной аварии», то его объявляют страдающим психозом и задерживают естественный процесс трансформации

Вот почему для выживания человеческого вида необходима систематическая работа по духовному раскрытию личности, прежде всего, тех, кто находится в состоянии психодуховной трансформации.

Кажется, что мы вовлечены в страшную гонку за временем, прецедента которой не было в истории человечества. Если мы будем придерживаться старых стратегий, которые чудовищно разрушительны, то род человеческий не выживет уже в этом веке. Нас может спасти только глубокая внутренняя трансформация достаточно большого количества людей, и официальная психология и психиатрия здесь показали свою полную неспособность.

— Станислав, Ваши взгляды на решающую роль духовной, а не животной доминанты в психике человека во многом схожи со взглядами великих русских философов и писателей. Кого бы Вы выделили из них для себя лично? И насколько близки нашему менталитету Ваши революционные идеи, доказывающие полное банкротство чистого материализма?

— Когда мы с Кристиной в 1989 году были официально приглашены в Советский Союз, то были потрясены, насколько наши русские коллеги оказались открытыми для новых идей, в том числе и в академических кругах. На встречу с нами люди приехали из дальних мест – из Грузии, из Сибири…Меня очень тронуло, когда ко мне подходили для автографа с переводом «Областей человеческого бессознательного», выпущенного благодаря подпольным типографиям в самиздате. Конечно, поскольку я был воспитан в коммунистической стране, то самиздат для меня не был в диковинку. Но это была же не политическая книга, а чисто научная! Я сохранил такую книгу как дорогой сувенир на память о моем визите в Россию. Но она, к сожалению, сгорела в феврале 2001 года во время пожара в нашем доме вместе со всей моей библиотекой и другим имуществом.

Я думаю, что есть много причин для открытости россиян трансперсональной психологии. И прежде всего, глубокая духовность, свойственная русским людям. Мой близкий друг и выдающийся психолог в России Владимир Майков включил в свою книгу по истории трансперсональной психологии огромное количество людей русского происхождения, сыгравших неоценимую роль в развитии новой науки о человеческой душе. Среди них много известных имён, таких как Елена Блаватская, Георгий Гурджиев, Владимир Соловьев, Николай Бердяев, Лев Толстой и Василий Налимов.

Другую причину растущей популярности трансперсональной психологии в России я вижу в том, что при советской власти психология и психиатрия ограничивались небольшим количеством философски приемлемых подходов, например, основанных на работах Ивана Павлова. Когда старая система пала, возник духовный вакуум, и российские специалисты проявили искренне желание приобщиться к самым последним достижениям в области изучения сознания.

И в отличие от американских университетов, в большинстве которых кафедры психологии и психиатрии в течение многих десятилетий возглавляют консерваторы биологического, неофрейдистского и бихевиористического направлений, в России гораздо более ученых, которые поддерживают трансперсональную психологию. Я это почувствовал и во время поездки в Санкт-Петербург летом 2001 года. Очень надеюсь вскоре вновь побывать в великой России и готов принять участие в самых острых и откровенных дискуссиях на темы изучения человеческого бессознательного, психоделической и холотропной терапии.

ВНИМАНИЕ:

Данный пост НЕ является призывом к употреблению наркотиков, также, как и весь данный блог НЕ является призывом к повсеместному погружению в трансовые состояния, открытию третьего глаза, контакту с инопланетянами и танцам голышом с бубном вокруг костра.

Каждый читающий в праве вынести из передаваемой к размышлению информации ровно столько, сколько позволит его личная зона комфорта и её рамки. Если поднятые вопросы резко выводят вас за пределы этой заветной зоны и/ или пробуждают в вас праведный гнев, рекомендуется задуматься над тем, что именно внутри вас провоцирует такие состояния. 

Мой (и не только мой) опыт работы с юзерами различных наркотиков показывает, что они загрязняют каналы восприятия в долгосрочной перспективе, в некоторых случаях делая медитативные состояния и полноценные энергетические чистки/ самостоятельные коррекции сложно осуществимыми, и могут переключать эти каналы на свои, эгрегориальные (см. тут).

Лицам с большим опытом психоделиков (любых) обычно сложнее держать фокус внимания как в обычном состоянии сознания, так и в медитативном. Иногда нервная система может быть выжжена до полного отсутствия чувствительности к энергиям и восприятию тонких планов, антенны перенастроены на восприятие иллюзорных реальностей, связь с ВЯ перекрыта, на коконе образуется серая дымка, иногда уплотняющаяся до черной нефтеподобной субстанции (этот же эффект моогут иметь и сильные эмоции гнева, скорби, ненависти и тп). В зависимости от природных защит, пробои в ауре могут иметь крайне плачевные результаты и притягивать сущностей по принципу подобия (отсюда сложности с депрессивными состояниями и зависимостью).

Однако, как уже неоднократно говорилось, единого для всех правила не существует, есть только среднестатистический срез, обычно бывает по-разному.

По теме: Mолекула Духа — DMT / Групповые практики: аяуаска и холотропное дыхание /  Всемирный заговор против конопли / О сущностях различных наркотиков / Спецслужбы и психоделики / Сахар, дрожжи и алкоголь. Метафизика и контроль сознания /  ДНК и точка сборки / О выходах в большую реальность и точке сборки

Реальность многомерна, мнения о ней многогранны. Здесь показана лишь одна или несколько граней. Не стоит принимать их за истину в последней инстанции, ибо истина безгранична, а у каждого уровня сознания своя картина мира и уровень обработки информации. Учимся отделять наше от не нашего, либо добывать информацию автономно )

ТЕМАТИЧЕСКИЕ РАЗДЕЛЫ:
ЛУЧШИЕ ПОСТЫ БЛОГА |  РЕГРЕССИЯ В ПРОШЛЫЕ ЖИЗНИ |  РЕИНКАРНАЦИЯ | КАРМА | ДЕТИ ЗВЕЗД |  ХРАНИТЕЛИ | СОЗНАНИЕ |  АВТОРСКИЕ СТАТЬИ | ТВОРЕЦ И ТВОРЕНИЕ |  ПОДКЛЮЧКИ И ПРЕДИКТОР |  ИСТОРИЯ |  ХРОНО | FAQ |  ПОСТЫ О ЧИСТКАХ | АВАТАРЫ БОГОВ МАТРИЦА  |  МНОГОМЕРНАЯ КАРТИНА ПРОИСХОДЯЩЕГОМЕДИЦИНАДУХОВНЫЕ ПРАКТИКИ  ХРОНОЛОГИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ ИЛИ ЕЁ ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ | ПИТАНИЕ  ВИДЕОДНКГРАДОСТРОЕНИЕ  ЖИВОТНЫЕ |   ОТЗЫВЫ О СЕАНСАХ |
КНИГА ПАМЯТИ ЗВЕЗДНОГО ПЛЕМЕНИ | ARTICLES IN ENGLISH | AUF DEUTSCH  |  О ПРОЕКТЕ | КУРСЫ ГИПНОЗА  | МЕТАИССКРА. Краткое описание методики

ВКонтакте   Facebook   YouTube   Instagram


Трансперсональная психология, Станислав Гроф, холотропное дыхание, тренинги, Тертон

Введение

текст раздела подготовлен по материалам В.Козлова, В.Майкова и Г.Карельского


Термин «трансперсональная психология» имеет латинские и греческие корни. Греческое слово «психология» состоит из двух слов — «psyche», что означает душа, дух, дыхание и «logos», т.е. слово, рассуждение. Выходит, что первичное значение слова «психология» следующее: «слово души» или «слово духа». Слово «трансперсональная» происходит от латинских «trans» и «persona», т.е. «сквозь», «через» и «маска». Таким образом, изначально «трансперсональная психология» подразумевает «слово души сквозь и по ту сторону маски».
Уильям Джеймс был первым психологом, который использовал термин «transpersonal» (трансперсональное) в своем курсе в Гарвардском университете в 1905 году и он считается первым трансперсональным психологом за свою пионерскую работу «Многообразие религиозного опыта».

Мировые духовные и философские традиции являются предшественниками и носителями трансперсонального проекта в психологии. Следует различать между собой термины «трансперсональное», «духовное» и «религиозное». Религиозные переживания относятся к системе верований, хотя и содержат некоторые трансперсональные элементы. Духовное относится к области человеческого духа и части человеческого опыта, которая не ограничена телесным переживанием. Трансперсональные переживания, выходящие за пределы уровня эго, включают духовные переживания и вбирают в себя воплощенное человеческое переживание высших уровней.

Трансперсональная психология возникла в США в конце 60-х годов XX века на основе трансперсонального проекта в культуре. Основателями этого направления выступили известные философы, психологи и психотерапевты: А. Маслоу, Э. Сутич, С. Гроф, А. Уотс, М. Мерфи, и др. Проблемное поле трансперсональной психологии обозначили специалисты психоаналитического, гуманистического и трансперсонального направлений, а также ученые из других областей знания: У. Джеймс, З. Фрейд, О. Ранк, В. Райх, К.Г. Юнг, К. Роджерс, А. Маслоу, Ч. Тарт, К. Уилбер, К. Прибрам, Д. Чью, Ф. Капра и др.

Трансперсональная психология — это учение о трансперсональных (или надличностных) переживаниях, их природе, формах, причинах и следствиях.
Трансперсональная психология — это учение о тех проявлениях в областях психологии, философии, практической жизни, искусства, культуры, жизненного стиля, религии и т.д., которые вдохновляются ими или которые стремятся их вызвать, выразить, применить или понять.

Особенностью современной трансперсональной психологии является разнообразие взглядов на ее предмет, методы и основную проблематику. Они представлены теоретическими программами религиозных и духовных практик и психологических школ. Каждая из них выработала оригинальные объяснительные модели, в рамках которых накопился фактический материал и богатый опыт практических методов.

Во время дискуссий о том, как назвать новое психологическое направление, в 1968 году кругом его основателей — А. Маслоу, Э. Сутичем, С. Грофом и другими — было узаконено название «трансперсональная психология». Существует немало интерпретаций самого слова «трансперсональное». Трансперсональный психолог Кен Уилбер слово «трансперсональное» поясняет как: «личное +…» и считает, что трансперсональная ориентация включает все остальные области личностной психологии и добавляет к ним более глубокие аспекты человеческого опыта, которые трансцендируют повседневные переживания. Он считает, что трансперсональное — или «более чем персональное, надличностное» — это попытка более глубоко и научно представлять весь спектр возможного человеческого переживания. Кен Уилбер утверждает, что трансперсональная психология исследует весь спектр сознания и она естественно обнаруживает себя в сочетании с другими трансперсональными подходами: трансперсональной экологии, трансперсональной философии, антропологии и социологии.

Р. Уолш и Ф. Воон считают что, трансперсональными можно назвать переживания, в которых чувство самотождественности выходит за пределы индивидуальной, или личной самости, охватывая человечество в целом, жизнь, дух и космос.
Брюс Скоттон определяет «трансперсональное» как находящееся «за пределами личностного» и относит его к области за пределами общепринятого, персонального, индивидуального уровня. Более специфично трансперсональное относится к развитию за пределами среднего функционирования, где такое высшее функционирование оказывается более распространенным, чем считалось раньше. Трансперсональное развитие является частью континуума человеческого функционирования и сознания, простирающегося от предперсонального через персональное и к трансперсональному, в котором эго сохраняется, но оказывается в окружении более всеобъемлющих точек отсчета. Развитие человеческого сознания, в соответствии с исследованиями основателей трансперсональной парадигмы психологической науки (У. Джеймса, К.Г. Юнга, Р. Ассаджиоли, А. Маслоу, К. Уилбера, С. Грофа и др.), происходит по следующей схеме: сначала дифференциация, независимость функционирующего эго и затем трансцендирование привязанности к этому эго.

Прикладные аспекты трансперсональной психологии

Прикладное значение трансперсональной психологии состоит в новом взгляде на психическое здоровье и патологию, обеспечивая интегральный и интегративный подход к человеку. В настоящее время трансперсональная психология активно влияет на общегуманитарную парадигму, особенно через интегральный подход Кена Уилбера.

Трансперсональные дисциплины изучают трансперсональные переживания и связанные с ними явления, расширяя для этого возможности различных специальных областей знания.

Трансперсональные дисциплины не исключают и не обесценивают персональную сферу. Скорее, они помещают область персонального в более широкий контекст, охватывающий и трансперсональный опыт. Одна из интерпретаций термина трансперсональный подразумевает, что трансцендентное выражается через транс (trans) личностное.

Трансперсональное движение — это междисциплинарное движение, объединяющее и интегрирующее отдельные трансперсональные дисциплины.

Трансперсональная психиатрия — это область психиатрии, занимающаяся изучением трансперсональных переживаний и феноменов. Ее предметное поле то же, что и у трансперсональной психологии, с особым интересом к клиническим и биомедицинским аспектам трансперсональных явлений.

Трансперсональная антропология изучает кросс-культурные аспекты трансперсональных явлений и отношения между сознанием и культурой.

Трансперсональная социология занимается социальными аспектами и следствиями трансперсональных феноменов.

Трансперсональная экология изучает экологические аспекты, следствия и применения трансперсональных феноменов.

Трансперсональная наркология — трансперсональный подход в лечении наркомании и алкоголизма как видов духовного кризиса.

Эти определения характеризуют направления исследования и задачи трансперсональных дисциплин, эффективных в самоисследовании, самотрансформации, психотерапии неврозов и психозов и в психологическом оздоровлении общества.

Базовым методом трансперсональной психологии является холотропное дыхание. Метод был разработан доктором медицины Станиславом Грофом.


 

Тематические разделы:

Холономная парадигма и трансперсональная психология

Холотропные состояния сознания в духовной и ритуальной жизни доиндустриального социума

Синестезия

Картография внутреннего пространства

Трансформация личности

Использование метафоры в описании опыта переживаний холотропных состояний сознания

Холотропная терапия

Трансперсональный подход к реабилитации наркозависимых

Информация о едином европейском сертификате трансперсонального психотерапевта EUROTAS

СТАНИСЛАВ ГРОФ — ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Когда вы познаете себя,
тогда вы будете познаны
и вы узнаете, что вы дети Отца живого.
Если же вы не познаете себя,
тогда вы в бедности
и вы — бедность.
«Евангелие от Фомы», изр. 3

Путешествие в поисках себя

В самом начале моей профессиональной карьеры ряд глубоких переживаний, вызванных психоделическими веществами, а также клинические данные по их воздействию на психиатрических пациентов привлекли мое внимание к значительному терапевтическому и трансформирующему потенциалу необычных состояний сознания. Систематическое исследование теоретических и практических аспектов этих состояний стали центральной темой моих исследований в течение последующих тридцати лет. В течении первых двадцати лет эта работа фокусировалась исключительно на различных психоделических веществах. Она осуществлялась сначала в Праге, а потом в Мэрилендском центре психиатрических исследований (штат Балтимор). Эта работа убедила меня в том, что психоделики — если они употребляются должным образом и под квалифицированным руководством — являются великолепным средством для психиатрии и психологии. В отличие от других препаратов, они не вызывают специфических лекарственно-зависимых состояний, а действуют как неспецифические катализаторы и усилители бессознательных процессов. Повышая энергетический уровень психики, они обнажают ее глубинные содержания и внутреннюю динамику.

Таким образом, клиническая работа с ЛСД и другими психоделиками — это не какое-то изучение экзотических психоактивных веществ, а может быть, наиболее многообещающий путь к исследованию человеческой психики. Результаты, полученные в психоделических исследованиях, непосредственно применимы и для измененных состояний сознания, вызванных различными нефармакологическими средствами. Они проливают новый свет на сведения из истории, антропологии и сравнительного религиоведения относительно древних мистерий смерти и возрождения, посвящений и ритуалов перехода, действий шаманов и других целителей, духовных практик различных религиозных и мистических традиций и других подобных феноменов, имеющих большое значение в различных культурах.

Необычные состояния сознания вызываются в подобных контекстах либо употреблением священных психоделических растений, либо мощными немедикаментозными техниками, в которых разнообразными способами сочетаются управление дыханием, пение, барабанный бой, монотонные движения танца, сенсорная перегрузка, социальная и сенсорная изоляция, пост, лишение сна. Интересно отметить, что спектр переживаний, вызванных психоделическими веществами, практически не отличается от переживаний, индуцированных различными немедикаментозными средствами.

Подобные феномены могут также наблюдаться в работе с помощью современных лабораторных методов, способных вызвать необычные состояния сознания. К ним принадлежат различные формы биологической обратной связи, сеансы сенсорной изоляции в специальной кабине или ванне, использование визуальной или акустической перегрузки, лишение сна или быстрого сна, использование кинестетических средств вроде «вращающейся кушетки», электронная или акустическая стимуляция мозга и др. Феномены, переживаемые некоторыми испытуемыми в гипоксической камере, также могут напоминать психоделические состояния.

С точки зрения основной задачи этой книги специальный интерес представляет тот факт, что весь спектр переживаний, наблюдаемых в психоделических сеансах, может быть вызван различными формами немедикаментозной эмпирической (ехреriental) психотерапии, исследовательским гипнозом, «первичной» терапией, неорайхианскими методиками, гештальт-терапией, нудистским марафоном, акваэнергетикой, различными вариантами «ребефинга». Как будет показано позже, этот спектр переживаний характерен также для холотропной терапии мощной техники, которую я и моя жена Кристина используем в течение последних десяти лет.

В этом контексте следует также упомянуть два типа ситуаций ненамеренного возникновения необычных состояний сознания в повседневой жизни. Прежде всего это эпизоды необычных переживаний, спонтанно возникающих у различных людей по неизвестным причинам. Традиционная психиатрия рассматривает их как заболевания неизвестной этиологии. Вторая категория ненамеренных необычных состояний сознания — это опыт близости смерти, о котором рассказывают около 40% людей, попавших в такие ситуации (Noody, 1975; Ring, 1980, SaЬ о m, 1982).

В части вышеописанного материала мы вынуждены опираться на исторические реконструкции. Другие ситуации требует полевых исследований в примитивных культурах, иные же слишком элементарны или непредсказуемы, чтобы быть предметом систематического научного изучения. Тот факт, что подобные феномены находят свое соответствие в психоделических состояниях, обеспечивает уникальную возможность изучать их в контролируемых условиях лабораторного или клинического эксперимента. Это особенно важно потому, что сведения о необычных состояниях сознания имеют важные следствия для многих других областей исследований.

Эти новые данные столь сушественны, что могут революционизировать наше понимание человеческой психики, психопатологии и психотерапевтических процессов. Значение некоторых наблюдений выходит за пределы психологии и психиатрии и представляет собой серьезный вызов общепринятой ньютоно-картезианской парадигме западной науки. Они могут решительно изменить наши представления о природе человека, о культуре и истории, о реальности в целом,

Широко распространившееся непрофессиональное использование психоделиков вызвало соответствующие административные, политические и юридические меры, из-за которых психоделические исследования стали чрезвычайно затруднены и непопулярны. По этой причине для меня было очень важно в течение последних десяти лет моей работы убедиться в том, что практически весь спектр психоделических феноменов может быть вызван простыми и безопасными нефармакологическими средствами. Я и моя жена Кристина разработали для этой цели вполне эффективную технику.

Мы называем этот подход холономной интеграцией, или холотропной терапией. Теоретически он основан на данных психоделических исследованиях. Он определенным образом соединяет контролируемое дыхание, музыку и другие виды звуковой технологии, фокусированую работу с телом и рисование мандал. Наш опыт с этой техникой ограничен работой в группе, длящейся не более четырех недель. Мы не имели возможности подвергнуть его контолируемому клиническому изучению, сравнимому с моими исследованиями психоделической терапии в Балтиморе.

Как бы то ни было, большинство участников наших рабочих групп нашли эту технику пригодной для самоисследования, обеспечивающей доступ к необычным трансформирующим и мистическим переживаниям, более эфективной, чем любая форма словесной терапии, с которой они были знакомы. Даже в ограниченных условиях коротких семинаров мы были свидетелями драматических улучшений различных эмоциональных и психосоматических состояний, часто беспокоивших людей на протяжении длительного времени. Во многих случаях путем неформальных расспросов по телефону, при встречах, в письмах мы могли убедиться, что эти изменения были устойчивыми. Некоторые коллеги, прошедшие у нас обучение и позже начавшие применять этот подход, пришли к тем же выводам.

В течение десяти лет мы использовали холотропное дыхание в работе с тысячами клиентов в Северной и Южной Америке, в различных странах Европы, в Австралии и Азии и нашли его одинаково эффективным, несмотря на значительные культурные различия. Эта книга является ответом на многочисленные просьбы о руководстве, в котором содержались бы основные сведения по теории и практике холотропной терапии в доступной не только профессионалам, но и широкой публике форме.

В моих предыдущих книгах внимание было обрашено прежде всего на психоделическую работу, что, разумеется, ограничивало круг заинтересованных читателей. Поскольку многие новые данные не вписывались в рамки традиционных представлений, я должен был сопровождать материал обсуждением психологических теорий и полемизировать с традиционной ньютоно-картезианской парадигмой. Предлагаемая книга отличается от предыдущих во многих важных отношениях. Хотя она и содержит много ссылок на психоделические исследования и описания психоделических состояний, основной упор здесь делается на простые нефармакологические техники самоисследования, легко доступные широкой публике и не ограниченные антипсиходелическим законодательством и другими сложностями психоделического экспериментирования. Все заинтересованные читатели в состоянии проверить наши утверждения в специально организованной эмпирической работе под надлежащим руководством.

В этой книге я не занимаюсь обсуждением связей между новым материалом и общепринятыми знаниями из психологии и других наук. Я предполагаю, что общий интеллектуальный климат достаточно изменился, так что многие читатели либо знакомы с теми аргументами, которые я мог бы привести, либо готовы принять новые данные и так. Поскольку я посвятил этому много страниц в своих предыдущих книгах, я отсылаю к ним тех читателей, которым теоретический контекст покажется необходимым, полезным или интересным.

Основные результаты моих клинических исследований с психоделиками довольно детально описаны в моей книге «ЛСДпсихотерапия» (Grof, 1980). Отношения между новыми представлениями и основными школами глубинной психологии подробно рассмотрены в моей последней книге «За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии» (Grof, 1985). Глава «Архитектура эмоциональных расстройств» в особенности важна в контексте предлагаемой книги и может рассматриваться как важное ее дополнение. Книга «За пределами мозга» содержит также подробное обсуждение научных парадигм и ограниченности ньютоно-картезианской парадигмы в науке. В этом контексте данные современных исследований сознания сопоставляются с революционным развитием в других научных дисциплинах и с различными аспектами нарождающейся парадигмы.

Поскольку данная книга задумана как легко читаемое руководство для самоисследования и эффективой психотерапии, я не хотел перегружать ее отступлениями в смежные проблемные области ради обоснования своих утверждений. Последним «доказательством» для читателей должен быть собственный опыт. Без него многое из того, что описано в этой книге, может показаться неубедительным, сколь бы ни подтверждалось это интеллектуальной аргументацией.

Первая часть книги посвящена картографии психики, разработанной мною в ходе клинической работы с психоделиками. В ней рассказывается об основных типах переживаний, доступных обычному человеку, если он начинает заниматься серьезным самоисследованием с помощью психоделиков или мощных нефармакологических эмпирических техник. Если модель человеческой психики, используемая в традиционной академической психотерапии, ограничена уровнем анамиза восломиканий, то новая картография подразумевает еще два уровня, выходящих за пределы биографии. Это перинашалькый уровень, определяемый феноменами рождения и смерти, и шранслерсональный уровень, который в принципе может опосредовать связь с любым аспектом феноменального мира и с различными мифологическими и архетипическими мирами. Я считаю знание этой картографии совершенно необходимым для безопасного и эффективного самоисследования.

Во второй части этой книги впервые детально описываются основные принципы холоюропной юералии, комбинированной техники нефармакологической терапии, которую я уже упоминал ранее. Она может использоваться как независимо, так и в сочетании с психоделической терапией или другими формами эмпирической психотерапии и различными формами работы с телом. Это описание холотропной терапии не может, разумеется, заменить обучения, предполагающего личный опыт и работу с другими под квалифицированным наблюдением. Тем не менее оно содержит всю необходимую информацию как для испытуемых, так и для ведущих или помощников.

Специальный раздел посвящен механизмам терапии и трансформации личности, действующим в необычных состояниях сознания — спонтанных или вызванных фармакологическими или иными средствами. Хотя большая часть этих механизмов принципиально нова для западных терапевтических представлений, в действительности они являются довольно древними и играют важную роль в шаманских процедурах, целительских и других ритуалах с незапамятных времен. Ныне они лишь заново открываются и переформулируются в современных научных терминах.

Завершает книгу обсуждение возможностей и целей эмпирического самоисследования, использующего терапевтические и трансформирующие механизмы необычных состояний сознания. В этом процессе эмоциональная и психосоматическая терапия соединяется с движением к более плодотворным жизненным стратегиям и поиском ответов на фундаментальные онтологические и космологические вопросы существования.

Приложение, рассматривающее вкратце вопросы психоделической терапии, завершает книгу как в тематическом, так и в историческом отношении. Как я уже упоминал, техника холотропной терапии выросла из работы с психоделиками и хорошо с ней сочетается. Хотя психоделическая терапия сейчас практичски невозможна, некоторым читателям этот раздел может показаться интересным либо потому, что у них уже был какой-то нсиходелический опыт, либо из чисто теоретических соображений. Я надеюсь, что в не столь отдаленном будущем эти уникальные средства будут возвращены психиатрии и психологии. Когда это произойдет, психоделики займут свое место в терапевтическом континууме, наряду с трансперсонально ориентированными интервью,юнгианской «песочницей», различными формами медитации, гештальт-терапией, телесно-ориентированной терапией, холономной интеграцией и всеми другими подобными техниками, дополняющими друг друга и работающими в сходных направлениях. Тогда эти техники можно будет употреблять с необходимой гибкостью для безопасной и эффективной психотерапии и самоисследования. Я написал эту книгу в надежде, что по крайней мере некоторые из читателей найдут ее полезным руководством для исследования себя, которое многие философы и святые считали одной из благороднейших целей человеческого существования.

Станислав Гроф, доктор медицины

Биг-Сур, Калифорния, январь 1986 года

Скачать бесплатно книгу С. Грофа «Путешествие в поисках себя»


9 ВИДЕОЛЕКЦИЙ ДОКТОРА СТАНИСЛАВА ГРОФА

Станислав Гроф и возникновение термина «трансперсональный»

Станислав Гроф и возникновение термина «трансперсональный»

Станислав Гроф начинал свою психологическую карьеру с ЛСД-терапии, затем после запрета ЛСД в середине 60-х годов создал психотехнику «холотропное дыхание». Вклад Грофа в возникновение трансперсональной психологии нельзя недооценивать, ведь именно ему, как указывают Маслоу и Сутич, принадлежит термин «трансперсональный». Вот воспоминания самого Грофа:

«В 1967 году небольшая рабочая группа в составе Абрахама Маслоу, Энтони Сутича, Станислава Грофа, Джеймса Фейдимана, Майлза Вича и Сони Маргулис встречалась в Менло-Парк, Калифорния, с целью создания новой психологии, которая будет учитывать всю полноту человеческих переживаний, включая и различные необычные состояния сознания».

В ходе этих бесед Маслоу и Сутич откликнулись на предложение Грофа назвать новое направление «трансперсональной психологией». Это новое понятие сменило их собственное первоначальное название «надчеловеческой», или «выходящей за пределы человеческой психики» [14].

А вот что вспоминают по этому поводу Маслоу и Сутич.

В письме, датированном февралем 1968 года, Маслоу сообщал о встрече со Станиславом Грофом:

«Основная причина, по которой я пишу, состоит в том, что в ходе наших бесед мы обсуждали возможность использования слова „надличный“ (трансперсональный) вместо довольно неуклюжего слова „трансгуманистический“. Чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что „надличный“ означает именно то, о чем мы пытаемся сказать, – нечто лежащее за пределами индивидуальности, за пределами развития отдельного лица, нечто большее, чем отдельное лицо, более всеобъемлющее. Как Вы на это смотрите?» [14].

Предложение Маслоу попало в самую точку. «Я [Cутич] воспользовался термином „надличный“ в своем первом наброске проекта программы трансгуманистической психологии, правда в узком смысле, говоря о „выражении надличных и запредельных возможностей“. Я заимствовал это слово у Станислава Грофа, который употребил его в лекции, прочитанной 21 сентября 1967 года в Беркли. Гроф использовал его в сочетании с терминами „сверхиндивидуальный“ и „смерть и возрождение эго“. Я засвидетельствовал близость мне этих терминов в письме Грофу, поблагодарив его за лекцию. Маслоу пользовался термином „надличный“ и до встречи с Грофом. В приведенном выше ответе на мое письмо от 6 ноября он употребил его как синоним понятия „трансгуманистический“» [14].

Сутич ответил Маслоу:

«Очень рад, что Вы так настоятельно рекомендуете заменить „трансгуманистическое“ „трансперсональным“…Действительно, когда Вы были в больнице, мы с Майлзом и еще одним приятелем несколько часов сражались с недостатками термина „трансгуманистический“. В числе прочих вариантов мы обсуждали возможность замены его словами „метаперсональный“ или „метапсихология“. Я слышал слово „трансперсональный“ на лекции Грофа в Беркли в сентябре прошлого года, а также на следующей его лекции в Сан-Франциско, и мне понравилось, как оно звучит. Однако в то время я не уделил ему должного внимания, так как находился под сильным впечатлением от термина „трансгуманистический“. <…>» [14].

Согласно воспоминаниям Сутича, Маслоу и Грофа, годом создания трансперсональной психологии можно считать 1967-й, когда был определен сам термин «трансперсональный». Трансперсональная психология начала распространяться по миру, в том числе появилась она и в России.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Трансперсональная психология Грофа | ПСИ-ПОРТАЛ

Автор: admin222, 02 Май 2013


Deprecated: Function split() is deprecated in /home/p26320/www/portal.psymodelling.ru/wp-content/plugins/yet-another-related-posts-plugin/magic.php on line 304

Трансперсональная психология С. Грофа

Давным-давно, в благословенных шестидесятых годах прошлого века, в мире царила счастливая и удивительная эпоха. Это была эпоха хиппи и рок-н-ролла, «битлов» и Карлоса Кастанеды. И именно в это время возникло чудесное средство, делающее мир волшебным, а жизнь – по-настоящему сказочной. Речь идет о появлении ЛСД. И именно это средство дало начало новому психологическому движению — трансперсональной психологии Станислава Грофа.

На самой заре своего появления ЛСД начало использоваться по своему прямому назначению, а именно – на радость людям. Разумеется, в психотерапевтической практике. И были замечены странные вещи – те проблемы, которые решались годами и даже десятилетиями стандартными методами психоанализа, исчезали сами собой после серии сеансов ЛСД-терапии. И это вполне объяснимо – в психоделических состояниях сознания из глубин бессознательного на поверхность всплывали такие проблемы и их первопричины, о которых человек не догадывался или боялся признаться даже себе. А коль скоро они всплывали, человек был вынужден как-то с ними работать. Работать не с помощью терапевта, а по принципу «спасение галлюцинирующего – дело рук самого галлюцинирующего». И потому, на зависть психоанализу, застарелые проблемы чудесным образом разрешались, человек находил в себе такие ресурсы, о которых ранее и не подозревал.

Здесь нужно отметить, что не все психотропные средства и наркотические состояния влекут положительные изменения. Не все и не всегда. Психотропные средства могут как разгонять, так и тормозить психику, могут как расширять сознание, так и сужать его. И при своих побочных последствиях имеют намного больше вреда, чем пользы. В ученом мире это поняли очень быстро, потому прогрессивный метод ЛСД-терапии умер молодым, так и не развившись. Как это часто случается со многими наркоманами.

Но идея похоронена не была. Памятуя эффективность метода, добрые люди начали искать другие способы «туманить крышу», на этот раз без побочных последствий. Были изучены традиционные методы саморегуляции культур Востока и Запада, шаманские практики и технологии мистицизма. Большая часть из этих методик была отвергнута как слишком сложная для «нормального европейца». Результатом этих изысканий стал созданный чешским, а впоследствии американским психиатром Станиславом Грофом метод холотропного дыхания. И именно так появилась трансперсональная психология Грофа.

Полный процесс холотропной терапии основан на сочетании дыхательных психотехник, звукового воздействия, направленной работы с телом и элементов арт-терапии. За счет этого достигаются интегративные состояния сознания, которые позволяют актуализировать нерешенные жизненные задачи и запустить естественные процессы их решения; это состояния, когда бессознательное само ищет способы решения нерешенных проблем, а тело запускает процессы самовосстановления. Это состояния, в которых все стремления личности сливаются в один вектор, усиливая друг друга и создавая энергию для реализации. Интегративные состояния раскрывают сущность холотропной терапии, название которой означает «расширяющая, восстанавливающая целостность».

Кроме того, интегративные состояния сознания характерны запуском процессов самовосстановления организма, гармонизацией работы всех систем, в первую очередь нервной и сердечно-сосудистой, снятием напряжения и увеличением скорости восстановительных процессов. Потому они полезны не только для высвобождения скрытых ресурсов психики, но и для оздоровления организма. Также было замечено, что холотропные техники позволяют прорабатывать проблемы, связанные с перинатальными травмами – психотравмами, полученными при рождении, которые обуславливают многие особенности характера человека. При этом зажимы и заблокированные эмоции начинают проявляться, что сопровождается сильными эмоциональными переживаниями, болевыми ощущениями, бесконтрольными неистовыми движениями и скручиванием тела, что может выглядеть со стороны как «беснование». В этом холотропные практики схожи с шаманскими техниками камлания и могут быть определены как психотехники экстаза.

Холотропное дыхание дало толчок развитию новых систем дыхательных психотехник: ребефинг Леонарда Орра, вайвейшн Джима Ленарда, связное дыхание. Со временем эти техники были интегрированы в дыхательную систему нового поколения – ДМД (дыхание-музыка-движение), разработанную Владимиром Козловым. Впрочем, в силу своей технологической сложности ДМД по популярности до сих пор уступает место старому доброму холотропу.

Дыхательные психотехники быстро вплелись в психотерапевтическую практику, дав начало Трансперсональной психологии – психологии, ставящей своей целью выход человека за рамки своей собственной персоны, доступ к состояниям взаимосвязанности с глобальными космическими процессами. Основным инструментом для этого служат интенсивные интегративные психотехники, куда входят как дыхательные практики, так и традиционные техники экстаза, практикующиеся в мировых религиозных и мистических системах.

«Работа с измененными состояниями сознания использует техники и катализаторы для мобилизации внутренней энергии исцеления, таким образом, что внутренняя мудрость индивида выбирает именно то переживание, которое является актуальным для личности в данный момент времени. Все, что могут делать интегративные психотехники — это выносить подавленный материал в сознание. Разница между большинством психотерапий и работой в измененных состояниях сознания (ИСС) заключается в том, что традиционная психология ожидает от терапевта структурирования и анализа переживаний клиента согласно какой-либо теории. От терапевта могут даже ожидать исцеления, в то время как исцеление в необычных состояниях сознания возникает внутри клиента и скорее поощряется, чем направляется специалистом по ИИПТ. Мы уверены, что в такой глобальной системе, каковой является психика человека, всегда есть огромный ресурс для самоисцеления. Главное — позволить «заработать внутренней мудрости», высвободить от искажающих стекол Эго внутренний радар, безупречно находящий актуальную проблему для психики, точно находящий эффективный способ разрешения травмирующей ситуации»[Г. Гашунина-Лабковская].

В силу бесперспективности освоения дыхательных психотехник «по учебникам», мы не будем приводить их подробного описания. Дадим лишь общую схему, которая может служить их основой:

  • Связное дыхание, отсутствие пауз между вдохами и выдохами;
  • Глубина и частота дыхания – дыхание глубже и быстрее, чем обычно;
  • Глубокое расслабление;
  • Спокойная обстановка;
  • Доверие к процессу – обязательна вера в то, что дыхательный процесс неизменно принесет положительный результат.

Несмотря на то, что интегративные психотехники несут колоссальный оздоровительный эффект, имеющим серьезные заболевания лучше проконсультироваться с врачом.

 

Как активизировать глубинный потенциал психики?

Скачай бесплатную книгу

«Резервы человеческой психики: знаковая система коммуникации с бессознательным»

 
Присоединяйтесь в социальных сетях:

Похожие статьи:

  1. Процессуальная психология
  2. Холотропное дыхание. Техника
  3. Психология смерти. Культура смерти
  4. Ребефинг
  5. Как достичь просветления?
  6. Сверхвозможности человека: как развить сверхспособности
  7. Юнгианские аналитические техники и юнгианский анализ
  8. Альфа-лидер. Психология социального влияния
  9. Шаманские психотехники: научный подход

Рубрики: Трансперсональная психология
Метки: Психология запредельного, Резервы тела и психики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *