Удивление в психологии это: Удивление — Психологос

Автор: | 21.08.2020

Эмоция удивления или «О! Синяя машина!»

“Меня вообще-то сложно удивить… О! Синяя машина!”

Гомер Симпсон

С момента начала жизни каждый из нас сталкивается с чередой событий, которые мы учимся интерпретировать. Нам необходимы эти знания – так впоследствии схожие ситуации будут вызывать у нас такие же эмоции: страх, гнев, отвращение, печаль, удивление или радость. Таким образом выходит, что эмоции являются для нашего мозга обратной связью, по-простому – отношением к данной ситуации. Эти усвоенные события могут лишь отдаленно напоминать первоначальное, однако наш мозг цепко хватается за эту возможность, ведь для нашего выживания просто необходимо быстро и хотя бы приблизительно понять, как интерпретировать ту или иную ситуацию. Мы же с Вами поговорим о том, что для нас могут значить те или иные эмоции.

И начнем мы с удивления.

Откуда берется удивление?

Эмоция удивления согласно П. Экману является одной из семи базовых эмоций – то есть ее появление обусловлено врожденными нейронными программами. Соответственно, эмоция удивления заложена в нас с рождения. Сам автор провел множество исследований на данную тему, подтверждая это даже в племенах, которые изолированы от общества и иногда даже не имеющих “своих” названий для той или иной эмоции. Так, вместе с исследованиями других ученых, была составлена такая таблица “культурного” распределения умения распознавать эмоцию удивления.

Американцы 90,5
Аргентинцы 93
Чилийцы 88
Немцы 85,5
Швейцарцы 85,5
Французы 84,2
Бразильцы 82
Англичане 81,0
Шведы 81,0
Греки 80,2
Японцы 79,2
Мексиканцы 54

Исходя из совокупности данных П. Экман сделал интересное примечание: чем ниже грамотность населения, тем хуже различаются эмоция удивления и страха, но об этом уже в другой статье.

Когда возникает удивление?

Надо признать, что наша нервная система ужасно любопытна: она заточена и настроена на поиск новой информации. Но при этом она же не очень любит изменения, поэтому все новое для нее одновременно и интересно, и тревожно. Все же помнят присказку из мультфильма про семейку Крудс – «все новое опасно!».

И таким образом, под влиянием нового и внезапного события у нас возникает эмоция удивления. Говоря языком НЛП, эмоция удивления возникает тогда, когда что-то во внешнем мире не соответствует нашим представлениям о нем. Она заставляет нас забыть о том, что мы делали до этого и направляет наше внимание на объект, вызвавший удивление.

Что происходит потом?

Также удивление — это самая краткая из всех эмоций и длится она не более нескольких секунд, а иногда всего лишь долю секунды. Удивление проходит мгновенно, как только мозг находит ближайшую по смыслу ситуацию и понимает, как же интерпретировать происходящее. В этот миг удивление переходит в страх, радость, облегчение, гнев, отвращение и т. д. в зависимости от того, что нас удивило. Однако, после удивления может не наблюдаться никаких эмоций, если мы вдруг поймем, что удивившее нас событие нам не интересно или не несет никакого вреда.

Как выглядит эмоция удивления?

Поскольку появление удивления сложно предсказать (у каждого из нас разный опыт) и переживается очень быстро, то фотографы редко оказываются готовыми к съемке, а если и оказываются, то не всегда действуют достаточно быстро, чтобы запечатлеть нужное выражение лица, когда происходит что-то удивительное.

На фотографиях в прессе обычно показывается специально изображаемое удивление. Одним из самых интересных случаев “поимки” эмоции удивления можно считать момент, когда фотокорреспондент газеты «New York Post» Лу Лиотта сделал завоевавшую множество призов фотографию двух удивленных мужчин. Как это произошло: «Мне позвонили и пригласили подъехать к этому дому, рядом с которым женщина демонстрировала свой эффектный рекламный трюк. Я приехал с опозданием, когда ее, державшуюся за конец каната зубами, уже подняли до уровня крыши здания. Я поставил на фотоаппарат длиннофокусный объектив и смог увидеть напряженный взгляд ее глаз. Ее тело вращалось вокруг вертикальной оси. Затем ее зубы разжались. Я проследил за ее падением и сделал один снимок». Однако для нас главный интерес представляют эмоции двух мужчин, попавших в объектив фотоаппарата. Удивление может быть вызвано только внезапным, неожиданным событием, как это было в данном случае. Когда неожиданное событие разворачивается медленно, мы не испытываем удивления. Событие должно происходить внезапно, а мы должны быть не готовы к нему. Мужчины, увидевшие падение женщины, выполнявшей рекламный трюк, не получили никакого предупредительного сигнала и не имели ни малейшего представления о том, что должно произойти в следующий момент.

 

Однако как же понять, что перед нами эмоция удивления? Самые простые проявления эмоции удивления можно отметить в виде:

  • Расширения глаз

  • Поднятия бровей

  • Открытия и/или расслабления рта

Практика

Попробуйте обратить внимание на эту фотографию и определить кто же там испытывает эмоцию удивления – зная, какие эмоции демонстрируют люди, мы можем предположить что же там происходит.

Каждая из базовых эмоций имеет собственные уникальные характеристики. Удивление – самая краткосрочная и незаметная эмоция, необходимая нам для того, чтобы понять – что же нам делать дальше. А как мы увидим позднее, презрение, отвращение, а также радость, страх и гнев также имеют свои особые характеристики, не присущие другим эмоциям. В этом смысле каждая эмоция имеет свою собственную повесть.

 

Total

0

Поделиться

Удивление — эмоция


     Удивление — это самая кратковременная эмоция. Удивление возникает внезапно. Если у вас есть время подумать о событии и порассуждать о том, удивляет вас произошедшее или нет, значит, вы не испытали удивления. Вы не можете удивляться долго, если только поразившее вас событие не открывается для вас своими новыми неожиданными гранями. Удивление никогда не растягивается. Когда вы перестаете испытывать удивление, то оно исчезает зачастую так же быстро, как и возникло.
     Удивление вызывается как неожиданным событием, так и событием, которое можно назвать псевдонеожиданным. Представьте ситуацию, когда жена появляется в офисе мужа. Если она регулярно приходит в это время, чтобы принести мужу обед, то он не испытает удивления — ее появление в офисе не будет ни неожиданным, ни ошибочно ожидаемым. Если жена редко заходит в офис и секретарша, увидев ее, сообщает: «Я вижу на улице вашу жену», то приход супруги не вызовет у мужа удивления, потому что в этом случае у него останется время, чтобы поразмышлять об этом нетипичном событии и его причинах. Но если жена входит в офис без предварительного оповещения и ее появление воспринимается как нечто необычное, то это событие оказывается
неожиданным
сюрпризом — необычным событием, которое не предвиделось. Оно называется неожиданным, а не псевдонеожиданным, потому что в этот момент испытывающий удивление человек не ожидает ничего подобного. Теперь предположим, что вместо продавца кофе вразнос, который всегда приходит в офис в одно и то же время и всегда стучит в дверь особым образом, в офисе появляется жена. Такое событие является псевдонеожиданным сюрпризом. Здесь возникает специфическое предчувствие чего–то другого, что должно произойти в данный момент. В случае псевдонеожиданного сюрприза событию не нужно быть действительно неожиданным, чтобы оказаться удивительным; именно контраст с тем, что ожидалось в данный момент, и составляет предмет удивления. Если в тот момент, когда ожидается появление продавца кофе, в офис входит секретарша, это тоже может вызвать удивление, возможно, незначительное. Если же событие, противоположное ожидавшемуся, оказывается еще и неожиданным, то удивление будет еще большим. Появление жены в данный момент покажется более удивительным, чем появление секретарши.
     Удивительным может быть практически все, что угодно, при условии, что оно оказывается либо неожиданным, либо ошибочно ожидавшимся. Удивительными могут быть взгляд, звук, запах, вкус или прикосновение. Когда человек откусывает кусок пирога, начинка которого выглядит как шоколадный крем, то вкус начинки из свинины и грибов может стать для него сюрпризом. Такой вкус оказался для него псевдонеожиданным. Но удивление вызывают не только физические ощущения. Непредвиденные или ошибочно предвиденные идеи, замечание или предположение другого человека также могут оказаться удивительными. Такими же могут оказаться и ваши собственные мысли или чувства. Цель многих детективных романов состоит не в том, чтобы просто вызвать у читателя чувство страха (это задача произведений, описывающих всевозможные ужасы), но также и удивить его неожиданной развязкой. К примеру, в основе многих анекдотов лежат ошибочные ожидания людей, и потому анекдоты производят эффект. Степень вашего удовольствия от услышанного анекдота будет зависеть от того, насколько вас заинтригует сюжет и удивит финал.
     Если у вас есть время, чтобы правильно предвидеть событие, то тогда вы не испытаете удивления. Вернемся к нашему примеру: если муж мог бы увидеть свою жену, подходящую к офису, то он испытал бы удивление в тот момент, когда заметил ее на улице, но ко времени, когда она постучала бы в его дверь, от удивления не осталось бы и следа. Он не испытал бы удивления, если бы знал, что его жена собирается пройтись по магазинам, расположенным вблизи офиса. Удивление сохраняется только до тех пор, пока вы не оцените то, что произошло. Как только вы определите природу удивившего вас события, вы перестаете удивляться. Обычно имеется готовое объяснение: «Я пошла по магазинам, но у меня кончились деньги; я решила зайти за ними к тебе, встретила по дороге продавца кофе и принесла тебе стакан кофе сама». Если событие с трудом поддается объяснению, то период удивления растягивается; вы можете почувствовать себя сбитым с толку, испуганным или решить, что вас мистифицируют. Предположим, что женщину приветствует на пороге дома ее муж, который, как она думала, был убит на войне. Женщина испытывает удивление. Но оно исчезает, когда мужчина объясняет: «Я брат–близнец твоего мужа» или: «Я по ошибке попал в список убитых, а после ранения долго страдал амнезией». Если интерпретация события оказывается еще более невероятной, чем само событие, то эта женщина может испытать удивление снова, испугаться или решить, что ее мистифицируют, например, если мужчина скажет: «Я дух твоего мужа. Я пришел, чтобы поговорить с тобой».
     Как только неожиданное или псевдонеожиданное событие вами оценено, происходит быстрый переход от удивления в другое эмоциональное состояние. «Я приятно удивлен», — говорите вы, не понимая, что удивление само по себе является нейтральным в гедонистическом смысле. Скорее именно следующая эмоция придает позитивный или негативный тон вашему опыту в зависимости от природы исходного события. Удивление превращается в удовольствие или радость, если событие приносит или обещает принести вам то, что вам приятно. Отвращение возникает вслед за пагубным или неприятным событием. Если событие провоцирует агрессию, то удивление перерастает в гнев. А если событие таит в себе угрозу, которую вы не в состоянии ослабить, то вы испытываете страх. Страх является наиболее типичным следствием удивления, возможно потому, что неожиданные события часто бывают опасными и многие люди ассоциируют с опасностью любое неожиданное событие. Далее мы покажем, как люди могут путать страх с удивлением из–за сходства проявления этих эмоций на лице.
     Поскольку удивление является кратковременным и ему на смену быстро приходит другая эмоция, то лицо часто отображает смесь удивления с последующей эмоцией. Подобным образом, если человек уже испытывает какую–то эмоцию, когда происходит удивительное событие, то на его лице отображается сочетание этой эмоции с удивлением. Проницательный наблюдатель, обращающий внимание на мимолетные выражения лица, может уловить чистое выражение удивления. Однако большинству из нас более знакомы внешние проявления удивления в сочетании с элементами второй эмоции. Так, широко открытые от удивления глаза могут оставаться в таком положении в течение какого–то мгновения, пока усмешка распространяется по нижней части лица. Или же брови могут от удивления моментально подниматься вверх, а оттянутые назад уголки рта будут придавать лицу выражение страха. В исследовании эмоции страха мы покажем, как одновременно отражаются на лице страх и удивление; далее мы покажем смешанные выражения удивления и отвращения, удивления и гнева и удивления и радости.
     Удивление по степени интенсивности может проявляться от слабого до предельного — в зависимости от вызвавшего его события. Неожиданное появление жены в офисе мужа, по–видимому, окажется менее удивительным, чем появление старого друга детства, связь с которым прервалась много лет назад. Реакция испуга рассматривается как предельная форма удивления, но она имеет специфические характеристики, отличающие ее от удивления. Испуг проявляется на лице иначе, чем удивление. Глаза на мгновение закрываются, голова откидывается назад, губы втягиваются и человек «вздрагивает». Внезапное сильное изменение стимулирования, лучше всего иллюстрируемое звуком выстрела из ружья или визгом тормозов, вызывает реакцию испуга. В отличие от удивления, когда правильное предвидение события предотвращает получение опыта, реакция испуга может быть вызвана событием, которого вы ожидаете. Последовательные громкие звуки выстрелов не перестают вызывать реакцию испуга, хотя само это чувство и его проявление ослабевают. В отличие от опыта удивления, который не является ни приятным, ни неприятным, опыт испуга обычно оказывается неприятным. Никто не любит испытывать испуг. Иногда люди говорят об испуге, вызванном чьими–то идеями или словами, но эти утверждения следует воспринимать скорее как обороты разговорной речи. Неясно, может ли человек действительно быть испуган чем–нибудь, кроме внезапного громкого звука, зрелища или прикосновения. Вы можете быть крайне удивлены чьими–то словами, продемонстрировать выражение крайнего удивления на лице и описать произошедшее как вызвавшее у вас испуг. Таким образом, термин «испуг» используется для описания реакции предельного удивления, а также для реакции, родственной удивлению, но отличной от него. Реакция испуга также тесно связана со страхом, и в следующей части мы рассмотрим различие между страхом и удивлением, а также продолжим объяснение связи между испугом и удивлением, страхом.
     Опыт переживания каждой из эмоций, которые мы будем обсуждать, может доставлять удовольствие. Понятно, что радость — это приятная эмоция, но удивление, страх, гнев, отвращение и даже печаль также могут быть приятными, хотя очевидно, что обычно они таковыми не являются. Есть люди, которые редко получают наслаждение, испытывая радость, а вместо этого ощущают чувство вины или стыда за получаемые ими удовольствия. Наслаждение эмоциями или неспособность наслаждаться ими, возможно, является результатом воспитания, но о том, как достигается этот результат, известно очень мало.
     Разумеется, есть люди, которые любят испытывать удивление. Удивительная вечеринка, удивительный подарок, удивительная встреча доставляют им удовольствие. Они организуют свою жизнь таким образом, чтобы чаще иметь возможность испытывать удивление, ищут нового. В предельном варианте человек, «зависимый» от удивления, наслаждающийся испытываемым удивлением больше, чем любыми другими эмоциями, оказывается вынужденным отказаться от планирования своей жизни — он стремится настолько ее дезорганизовать, чтобы способность предвидеть события не лишала его возможности испытывать удивление.
     Но есть и другие люди, которые не любят испытывать удивление. Они говорят вам: «Пожалуйста, никогда не делайте мне сюрпризов», даже если сюрпризы могут оказаться для них приятными. Они не хотят подвергаться неожиданностям. Они организуют свою жизнь таким образом, чтобы сократить в ней появление всего нового и избежать ситуаций, в которых они не будут знать, какое событие окажется следующим. В предельном варианте человек, не выносящий сюрпризов, занимается ненормально подробным планированием и учетом всех возможных событий, он никогда не признает ничего неожиданного, если не может сделать это неожиданное предсказуемым. Представьте себе ученого, который боится удивляться: такой ученый способен лишь подтверждать или опровергать гипотезы, но он никогда не сможет открыть ничего неожиданного.

Как выглядит удивление

     Для демонстрации типичных выражений лица нами используются фотографии двух людей, Патрисии и Джона. В Приложении I описывается, какие задачи мы перед собой ставили, делая эти фотографии, как они были получены и кто эти люди.
     Каждая из трех частей лица, выражающего удивление, имеет свои внешние характерные особенности. Брови приподнимаются, глаза широко раскрываются, челюсти разжимаются, а затем размыкаются губы.

Брови


     Брови изгибаются и приподнимаются. На рис. 1 (сверху) вы видите удивленные брови Патрисии (В) и ее брови в нормальном или нейтральном состоянии (А). Кожа под поднятыми бровями растягивается и становится более заметной, чем обычно (стрелка 1). Поднятие бровей приводит к появлению длинных горизонтальных морщин на лбу (стрелка 2). Эти морщины появляются не у каждого. Их нет у большинства маленьких детей, даже когда брови находятся в приподнятом положении, а также иногда отсутствуют и у взрослых. Некоторые люди имеют горизонтальные морщины — бороздки, постоянно присутствующие на коже лица, — даже при неподвижности бровей, но обычно такие морщины появляются в среднем возрасте. Если эти постоянные морщины имеются на нейтральном лице, то они становятся еще глубже и заметнее, когда брови удивленно приподнимаются вверх.
     Хотя у человека, испытывающего удивление, обычно не только приподнимаются брови, но и широко раскрываются глаза и опускается челюсть, поднятые брови можно наблюдать и на нейтральном лице. В таких случаях выражение лица больше не отражает эмоцию; оно приобретает другие значения, причем некоторые из них могут иметь отношение к удивлению. На рис. 1 (снизу) вы видите удивленные брови на нейтральном лице (В) и абсолютно нейтральное лицо (А). Когда брови удерживаются в приподнятом положении в течение нескольких секунд, то это выражение лица становится эмблемой сомнения или вопроса. Часто так поступает человек, слушая, что говорит ему кто–то другой; таким образом он без слов выражает вопрос или сомнение в том, что ему говорят. Вопрос или сомнение могут быть серьезными или нет; часто такая эмблема выражает ироническое сомнение, скептицизм или удивление слушателя по поводу сказанных слов. Если это дополняется движением головой в сторону или назад, мы наблюдаем немое восклицание. Если же удивленно приподнятые брови дополняет искривленный в гримасе отвращения рот, то эмблема приобретает несколько иное значение — скептического неверия или же, если человек начинает покачивать головой взад и вперед, — недоверчивого немого восклицания.
     На рис. 1 раскрывается что–то еще, имеющее очень важное значение при рассмотрении выражений лица. Патрисия, по–видимому, выражает сомнение на всем своем лице, но эта фотография является составной. Поднятые брови — это только часть измененного ранее нейтрального лица, показанного на левой фотографии. Если вы закроете ее брови рукой, то убедитесь в этом сами. Несмотря на существование многих выражений лица, изменение только в одной области создает впечатление, что остальные черты лица также изменились.
     Если удивленные брови удерживаются в приподнятом состоянии очень ненадолго, это может свидетельствовать о других значениях. Если поднятие бровей сопровождается наклоном головы или легким движением головы вверх и вниз, то мы наблюдаем эмблему приветствия, называемую вскидыванием бровей; такая эмблема, встречающаяся в Меланезии, была названа одним исследователем универсальной. Быстрое вскидывание бровей может также использоваться как разговорный «знак препинания». Когда человек что–то говорит, он может быстро поднимать и опускать брови, чтобы акцентировать внимание на конкретном слове или фразе. Выражения лица акцентируют внимание на произносимых словах подобно тому, как это делает курсив в напечатанном тексте. Другие движения бровей и движения прочих частей лица также используются как «знаки препинания», о чем мы обязательно поговорим позже.

Глаза


Рисунок 2      На лице, выражающем удивление, глаза широко открыты, нижние веки расслаблены, а верхние веки приподняты. На рис. 2 (слева) у Патрисии и Джона удивленно раскрытые глаза; для сравнения в правой части рисунка показаны их глаза при нейтральном выражении лица. Отметьте, что в состоянии удивления узкие полоски белков глаз — склеры — становятся видны между верхним веком и радужной оболочкой (окрашенной центральной частью глаза). Склера может также быть видна и ниже радужной оболочки, но это зависит от того, насколько глубоко посажены глаза, и опущена ли нижняя челюсть достаточно низко, чтобы натянуть кожу под глазами. Таким образом, когда вы видите белок ниже радужной оболочки глаза, это не является таким же надежным индикатором удивления, как появление склеры между верхним веком и радужной оболочкой.
     Обычно удивленные глаза дополняются удивленными бровями, удивленным ртом или тем и другим одновременно, но иногда они появляются сами по себе. Когда верхние веки приподнимаются, показывая склеру при отсутствии соответствующих изменений положений бровей и рта, то это движение почти всегда оказывается кратковременным и длится малые доли секунды. Такие раскрытые глаза могут служить отражением мгновенно возникшего интереса либо дополнением или заменой, например, такому слову как «Здорово!» Широко раскрытые глаза могут также использоваться как разговорные «знаки пунктуации», акцентирующие внимание на конкретном прозвучавшем слове.

Нижняя часть лица

     В момент удивления нижняя челюсть опускается, в результате чего разжимаются зубы и размыкаются губы. На рис. 3 показано, что приоткрытый от удивления рот расслаблен, а не напряжен; губы не сомкнуты и не оттянуты назад. Вместо этого рот выглядит так, будто он раскрылся естественным образом. Рот может быть приоткрыт лишь слегка, умеренно приоткрыт, как это показано на рис. 3, или раскрыт более широко, и эта степень раскрытия зависит от того, насколько сильным оказывается удивление. Мы приведем пример таких вариаций ниже.
     Челюсть может опускаться без каких–то движений остальных элементов лица. На рис. 3 показано лицо, на котором удивление отражается только в нижней его части в виде опущенной челюсти, а для сравнения показано то же лицо в нейтральном состоянии. Смысл опускания челюсти состоит в том, чтобы выразить ошеломление. Опускание челюсти могло бы произойти, если бы Патрисия действительно была чем–то ошеломлена; оно может служить эмблемой, если Патрисия захочет заявить, что она была ошеломлена в какой–то момент в прошлом; или оно может использоваться для придания лицу притворного выражения, когда она захочет разыграть ошеломление. Рисунки 3 и 1 показывают, как изменение одной части лица приводит к полному изменению выражения всего лица. Взгляните на область глаз на рис. 3В: кажется, что выражается чуть больше удивления, чем на рис. 8А. Но это также составная фотография; если вы закроете своей рукой области рта на обоих изображениях, то увидите, что глаза и брови — лоб на обеих фотографиях одинаковы.

От легкого удивления к крайнему


     Испытываемое удивление различается по своей интенсивности, и лицо отражает эти вариации. Хотя при этом наблюдаются незначительные изменения бровей (немного приподнимаются) и глаз (расширяются и открываются чуть шире), главным индикатором интенсивности удивления является нижняя часть лица. На рис. 4А показано легкое удивление, а на рис. 4В — умеренное удивление. Брови и глаза на обеих фотографиях выглядят одинаково; изменяется только уровень опускания челюсти. Чем сильнее удивление, тем шире раскрывается рот. Проявления крайнего удивления часто сопровождаются восклицаниями наподобие «О–о» или «Ого».

Четыре типа удивления

     Удивление может быть выражено посредством всего двух областей лица, при этом третья область останется нейтральной. Каждое лицо, на котором удивление проявляется на двух частях, имеет свое несколько особое значение. На рис. 5 показаны четыре типа удивления. Но прежде чем мы приступим к объяснениям того, какое сообщение, по нашему мнению, передается каждым из этих лиц и как различия во внешнем виде лица формируют эти разные сообщения, взгляните на каждую из этих фотографий и спросите себя: «Какое это сообщение?» и: «Чем это лицо по внешнему виду отличается от других лиц?»
     На рис. 5А Патрисия демонстрирует вопросительное удивление, имеющее довольно неопределенный характер. Это выражение лица могли бы сопровождать, к примеру, такие слова: «Это так?» или: «О, в самом деле?» Оно является в точности таким же, как и показанное на рис. 5D, с той лишь разницей, что на рис. 5D удивленный рот был заменен на нейтральный. Если вы закроете пальцами области рта на лицах, показанных на рис. 5А и 5D, то увидите, что эти лица тождественны во всем, кроме формы рта. Удивление выглядит вопросительным, когда выражение удивления на лице создается только за счет движений бровей и глаз.
     На рис. 5В Патрисия демонстрирует удивление, достигшее изумления. Это выражение лица может сопровождаться такими словами, как «Что?», или звуками наподобие «Ах», издаваемыми одновременно с быстрым вдохом. Если вы закроете пальцами брови и лоб на лицах, показанных на рис. 5B и 5D, то увидите, что эти лица идентичны во всем, кроме закрытых частей — областей бровей и лба. Удивление достигает изумления, когда оно выражается на лице только за счет движений глаз и рта.
     На рис. 5C Патрисия демонстрирует удивление, более близкое к ошеломлению, или менее заинтересованное удивление, или удивление, которое может выражать на лице внутренне опустошенный или находящийся под влиянием наркотиков человек. Если вы закроете глаза на рис. 5C и 5D, то увидите, что на них все одинаково, кроме глаз. Удивление выглядит подобным ошеломлению, когда оно выражается только движениями бровей и рта.
     На рис. 5D показано выражение удивления, создаваемое с помощью элементов всех трех областей лица. Смысл сообщения, распространяемого таким лицом, заключается в одном слове — удивление.

Резюме


Рисунок 6
     На рис. 6 показаны выражения удивления, создаваемые всеми тремя частями лица. Обратите внимание на каждый из отличительных признаков удивления.
  • Брови подняты и изогнуты.
  • Кожа под бровями натянута.
  • Поперек лба идут горизонтальные морщины.
  • Веки открыты; верхние веки подняты, нижние опущены; белок глаз — склеру — можно видеть над радужной оболочкой, а нередко и под ней.
  • Нижняя челюсть опускается, так что губы и зубы размыкаются, а рот находится в ненапряженном состоянии.

«Конструирование» выражений лица

     Закрепить приобретенные знания о выражениях удивления на лице можно при помощи «конструирования» лиц, которые вы видели на этой странице. Для этого возьмите фотографии с нейтральными выражениями лиц Джона и Патрисии (нажмите для увеличения, сохраните себе на компьютер, и распечатайте). Разрежьте каждую фотографию надвое по белым линиям. Теперь у вас есть все необходимое для составления различных выражений удивления на лицах Патрисии и Джона.
  1. Возьмите части C и поместите их на лица на рис. 2. Какое получилось выражение лица на этих фотографиях?
    Вы уже видели такое лицо у Патрисии, но еще не видели такого лица у Джона. Оно выражает сомнение или недоверие (рис. 1).
  2. Наложите части B на лица на рис. 2. Какое выражение получилось теперь? Вы видели такое выражение у Патрисии на рис. 8. Такое же выражение будет и у Джона. Это выражение ошеломления.
  3. Наложите на изображения рис. 2 части А, а затем наложите части D. Такого выражения лица вы еще не видели, но мы поговорим о нем позже. Вы используете только удивленные глаза, и если выражение возникает лишь на какой–то миг, оно означает интерес или немое восклицание. Оставьте часть D там, где она лежит, и меняйте местами части А и C. Это создаст впечатление, что глаза перемещаются взад и вперед от нейтрального выражения к удивлению, как это и было бы в жизни.
  4. Оставьте только части А. Вы получите выражение изумления (рис 1B). Теперь верните части D обратно и удалите части А. Вы получите выражение вопросительного удивления. Меняя местами А и D, вы можете наблюдать, как изменяется смысл выражений лица.
Удивление (состояние замешательства) ~ Проза (Психология)
Удивление (состояние замешательства)
Удивление — когнитивная эмоция, возникающая при возникновении неожиданной ситуации. Адекватная реакция на отклонение от нормы.
Если неожиданная ситуация окажется опасной, то удивление переходит в страх.

Если неожиданная ситуация окажется безопасной, то удивление переходит в интерес.

Если неожиданная ситуация окажется приятной, то удивление переходит в радость. (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

Кэррол Э.Изард в книге «Психология эмоций» повествует, что «удивление весьма кратковременное состояние, — оно наступает внезапно и так же быстро проходит, В отличие от других эмоций, удивление не может длительно мотивировать поведение человека. Основная функция удивления состоит в том, чтобы подготовить человека к эффективному взаимодействию с новым, внезапным событием и его последствиями.
Причины удивления:
Чувства
1. Синонимы удивления: испуг, шок;
2. Неожиданное осознание чего-то;
3. Растерянность, смущение, конфуз;
4. Физическая или психическая стимуляция;
5. Чувство, что введен в заблуждение, обида; чувство, что тобой воспользовались;
6. Синонимы страдания: угнетенность, печаль;
7. Синонимы стыда: смущение, стеснительность;
8. Другие чувства.
Мысли
1. Мысли о какой-нибудь ошибке, несообразности;
2. Мысли об определенном человеке или деятельности;
3. Неожиданное осознание чего-то;
4. Оригинальная, творческая мысль
5. Другие мысли
Действия
1. Оригинальное, творческое действие;
2. Неожиданный успех или неудача;
3. Глупое, ошибочное действие;
4. Реакция на стимул;
5. Другие действия.
Последствия удивления
Чувства
1.Синонимы удивления
2. Растерянность, смущение;
3. Синонимы страха;
4. Синонимы интереса;
5. Счастье или печаль, в зависимости от контекста;
6. Синонимы удовольствия;
7. Синонимы стыда;
8. Другие чувства.
Мысли
1. Мысли о причине, вызвавшей удивление;
2. Мысли о том, что удивляться не следовало бы;
3. Ожидание последствий;
4. Мысли о возможных положительных последствиях;
5. Мысли о том, как вновь обрести контроль над собой и ситуацией;
6. Другие мысли
Действия
1. Попытки понять причину удивления;
2. Попытки обрести контроль над собой и ситуацией;
3. Выражение удивления, вербальное и физическое;
4. Действия продиктованные ситуацией, необходимые действия;
5. Ожидание последствий
6. Панические, иррациональные действия;
7. Выражение удовольствия
8. Другие действия.
Чарлзуот (Charlesworth,1969) определяет проблему удивления как функцию ошибки ожидания (в отличие от неожиданности). Реакция удивления является критерием развития определенных когнитивных процессов и может служить показателем этапов когнитивного развития[c.193-195]/

Ильин Е.П. в книге «Психофизиология состояний человека» пишет: «Об удивлении как побудителе познания писал еще Аристотель. У него оно служит как бы переходом от познания простых вещей к более сложным. При этом эмоция удивления развивается в ходе познания. Р. Декарт развил мысль Аристотеля о том, что познание начинается с удивления. В ряду шести основных «чувств» на первое место он ставил «чувство» удивления. Им высказан ряд важных мыслей. Он, например, писал, что поскольку мы удивляемся до того, как мы определяем ценность предмета, то удивление есть первая из всех страстей. Удивление не имеет противоположной себе эмоции. Если объект не имеет в себе ничего необычного, он не затрагивает нас, и мы рассматриваем его без всякой страсти.

Удивление выполняет в познании полезную роль, так как при его возникновении душа внимательно рассматривает предметы, кажущиеся ей редкими и необычными.

И. Кант (1900) определял удивление как состояние замешательства при встрече с чем-либо неожиданным. При этом в развитии эмоции удивления он выделял две стадии: первоначально оно задерживает развитие мысли и вследствие этого бывает неприятным, а потом содействует приливу мыслей и неожиданных представлений и потому становится приятным.

Т. Рибо (1898) в понимании интеллектуальных чувств, и в частности удивления, исходил из представлений о любопытстве. Рассматривая становление интеллектуальных чувств в онтогенезе, он выделял три периода: утилитарный, бескорыстие и страсть. В первом периоде им выделялись три этапа: изумление, удивление и чисто утилитарное любопытство.

Глубокий анализ эмоциональному состоянию удивления дал Ушинский. Он полагал, что в удивлении к чувству неожиданности присоединяется сознание трудности примирить новое для нас явление с теми представлениями, которые уже имеются у человека. Пока мы не обратим внимания на эту трудность, будем испытывать только чувство неожиданности или чувство обмана. По мнению Ушинского, дело не в самом явлении или образе, нас поражающем, а в его отношении к нашим убеждениям и рядам наших мыслей, обусловливающих наши ожидания. «Явление, поражающее химика или ботаника, может вовсе не поразить человека, незнакомого с этими науками, и наоборот, то, что поражает человека, не знающего химии и физики, вовсе не поразит специалиста в этих науках, и не поразит не потому, что химик или физик привыкли к данному явлению (они могли его прежде никогда и не видеть), но потому, что они знают, что ожидаемое явление должно произойти, и будут, напротив, удивлены, если оно не произойдет» (1974, с. 434). Ушинский для доказательства своей позиции приводит мнение Броуна, который утверждал, что удивление предполагает предварительные знания, которым новое явление противоречит, и поэтому удивление невозможно при полном невежестве. Развивая эту мысль, Ушинский отмечает, что для младенца все явления новы, но он ничему не удивляется. «Мы удивляемся новому, неожиданному для нас явлению именно потому, что чувствуем всю трудность внести его как новое звено в вереницы наших представлений, и как только мы это сделаем, так и чувство удивления прекратится…» (с. 435).

Ушинский соглашается с мнением Декарта, что одни люди способнее других к чувству удивления, но сетует на то, что тот смешал это чувство со страстью удивляться (в современной терминологии последнее, очевидно, относится к любознательности). Он полагает, что людей, не ищущих удивления (нелюбознательных), действительно можно встретить, как и вообще людей, равнодушных к приобретению знаний; но людей, неспособных удивляться, нет. Ушинский пишет о трех видах людей, которые редко удивляются. Во-первых, те, которые настолько увлечены своим делом, что мало интересуются всем остальным. Во-вторых, те, у которых много разнообразных знаний и которых редко чем можно удивить. В-третьих, люди, которые знают все поверхностно, но которые, как им кажется, могут все объяснить (т. е. дилетанты).

Ушинский поднимает важный вопрос о том, что традиционные воспитание и обучение детей, когда ребенку на все даются готовые ответы, убивает способность удивляться, смотреть на природу зрелым умом и с младенческим чувством. Он считает, что свежее детское (непосредственное) и в то же время мудрое удивление присуще глубоким мыслителям и великим поэтам, останавливающимся часто перед такими явлениями, на которые все давно перестали обращать внимание. Поэтому талантливый человек всегда кажется толпе несколько ребенком. Ушинский справедливо считает такое удивление одним из сильнейших двигателей науки: часто нужно только удивиться тому, чему еще не удивлялись другие, чтобы сделать великое открытие. «Правда, — пишет Ушинский, —ученый уже не удивляется тому, чему еще дивится невежда, но зато он удивляется тому, чему невежда не может удивиться» (с. 437).

Выражение удивления. Мимическое выражение удивления состоит в следующем: брови высоко подняты, из-за чего на лбу появляются продольные морщины, а глаза расширяются и округляются. Приоткрытый рот принимает овальную форму.

Переживание, сопровождающее эмоцию удивления, носит позитивный характер. Изард (2000) считает, что в ситуации удивления люди, как правило, испытывают примерно такое же удовольствие, как и при сильном интересе. Однако приписывая удивлению переживание удовольствия, нельзя не учитывать, что Кант говорил и о недовольстве при удивлении, когда удивление задерживает развитие мысли. Да и Изард пишет: «…если Ребекка чаще испытывала неприятное удивление…» (с. 195), — соглашаясь, по сути, с тем, что удивление может переживаться и как негативная эмоция. Поэтому в обыденной речи можно услышать: «Ты меня неприятно удивил!»

Причины удивления. Еще Декарт писал, что удивление возникает при встрече человека с новым объектом. Но если это так, то эмоция удивления должна отождествляться или же быть хотя бы частью (переживанием) ориентировочной реакции или рефлекса «что такое?» по Пав­лову. С точки зрения Изарда, удивление порождается резким изменением стимуляции. Внешней причиной удивления, как он полагает, служит внезапное, неожиданное событие. Это ближе к истине, но тоже не совсем точно. Внезапный звук может не удивить, а испугать человека. Следовательно, нужна еще какая-то характеристика стимула, которая только одна и может привести к удивлению как психической реакции, а не только физиологической. Более точно сказано С. И. Ожеговым (1975): удивление — это впечатление от чего-нибудь неожиданного, странного, непонятного. Вот эта-то необычность стимула (оттого он и становится неожиданным, не отвечающим нашим ожиданиям, представлениям), а не просто новизна и внезапность, и является, очевидно, главной причиной появления удивления. В этой связи В. Чарлзуорт (Charlsworth, 1969) определяет удивление как ошибку ожидания.
Но такое понимание удивления, замечает Изард, исключает возможность его появления раньше пяти-семимесячного возраста, так как новорожденный ребенок из-за недостаточного развития когнитивных функций еще не способен к формированию ожиданий и предположений.

Другая точка зрения высказана Т. Бауэром (Bower, 1974), который приводит данные, что реакция испуга или удивления (для него это одно и то же) наблюдается у младенцев уже по прошествии нескольких часов после рождения. Однако, чтобы согласиться с ним, нужно все-таки выяснить, что же наблюдалось у младенцев — испуг или удивление, поскольку очевидно, что это разные эмоциональные реакции.

Стадии возникновения удивления. И. А. Васильев (1974), связывающий удивление с формированием проблемы, выделяет три стадии возникновения и развития этой эмоции.
Первая стадия — недоумение. Оно возникает при относительно малой уверенности в правильности прошлого опыта, когда некоторое явление не согласуется с этим опытом. Противоречие еще осознанно слабо, смутно, а прошлый опыт еще недостаточно проанализирован. Направленность недоумения четко не выражена, а его интенсивность незначительна.

Вторая стадия связана с «нормальным» удивлением. Она является следствием заострения противоречия, осознания несовместимости наблюдаемого явления с прошлым опытом.

Третья стадия — изумление. Оно возникает, когда человек был абсолютно уверен в правильности предыдущих результатов мыслительного процесса и прогнозировал результаты, противоположные возникшим. Изумление часто протекает как аффект с соответствующими выразительными движениями и вегетативными реакциями.

Васильев полагает, что с помощью удивления эмоционально окрашивается и выделяется нечто «новое», имеющее ценность для человека . Эмоция удивления презентует сознанию еще не осознанное противоречие между старым и новым и на этой основе дает возможность человеку осознать необычность ситуации, заставляет внимательно ее проанализировать и, следовательно, ориентирует его в познании внешней действительности. В то же время данная эмоция является и тем механизмом, который побуждает и направляет мотивы мыслительной деятельности, дает толчок к выбору средств для преодоления обнаруженного противоречия (Е.П.Ильин Психофизиология состояний человека).

В «Психологической энциклопедии» под редакцией Р Корсини, А. Ауэрбаха записано:
«Удивление — кратковременная , быстро проходящая реакция на внезапное, неожиданное событие. Существовавшая до этого активность резко обрывается. Выражение лица приобретает характерные черты: широко раскрытые глаза, поднятые брови, наморщенный лоб и полуоткрытый рот. При крайней степени удивления, особенно при испуге, наблюдается моргание глаз и поступательные реакции. Это из наиболее легко распознаваемых и универсальных эмоций. Удивление может быть неприятным, приятным или тем и другим одновременно.

Томкинс описывает удивление как состояние «сброса», при котором разум на долю секунды очищается от мыслей.

Удивление может варьировать от сравнительно рефлекторной до высокой степени когнитивной реакции. В форме рефлекторной реакции оно тесно связано с испугом и ориентировочным рефлексом. Оно так же тесно связано с когнитивным несоответствием – рассогласованием, дисбалансом или диссонансом. В более узком смысле – это реакция на внезапное изменение в уровне согласованности.
Удивление – первичная эмоция и практически неизменно входит в состав каждого известного перечня первичных эмоций (радость, печаль, принятие, отвергание, страх, гнев, предвкушение). Внезапность необходима для удивления.

Удивление связано с ориентировочной реакцией, или реакцией на новые раздражители, при которой животное или человек ориентирует своё тело и органы чувств в направлении этих раздражителей.

При научении . Л.Клеймен высказал предположение, что для вырабатывания условной реакции раздражитель должен вызвать удивление. Вагнер высказал предположение, что все уровни научения взаимосвязаны через понятие удивительности раздражителя.

Удивление и юмор . З.Фрейд проводил различия между «тенденциозным» и «безобидным» остроумием. Этим двум разновидностей остроумия соответствует два семейства теории юмора.

Первая разновидность остроумия («тенденциозность») рассматривает остроумие (и остроты) как косвенное выражение сексуальных табу и агрессивных мотивов.

Вторая разновидность когнитивного остроумия (безобидное остроумие), объясняется, как несоответствие ( то есть несогласованность) или удивление. И состоит из трех частей:

а) «установки», в ходе которой оформляется контекст событий и ожидания слушателя;

б) «кульминационного пункта», когда внезапно вводится несоответствие;

в) «соли», или развязки, посредством которой слушатель внезапно разрешает несоответствие. Если развязка происходит не сразу, слушатель испытывает удивление дважды: сначала вследствие внезапного несоответствия самого кульминационного пункта, и второй раз – в процессе развязки.

Существуют многочисленные свидетельства того, что комическое напрямую связано с удивительным и «безобидным», или основанном на несоответствии, юморе. Имеются так же некоторые данные, что тенденциозные остроты воспринимаются более смешными, если они не вызывают особенного удивления, — свидетельство того, что доставляющие наибольшее удовольствие тенденциозные остроты скорее должны подтверждать наши ожидания или предубеждения, нежели опровергать их. Таким образом, удивление играет противоположные роли в этих двух разновидностях остроумия [с. 933-934].
Литература:
1. Ильин Е.П. Психофизиология состояний человека.
2. Психологическая энциклопедия под редакцией Р Корсини, А. Ауэрбаха, СПб.:Питер,2003.

Растерянность: отупение и ступор
Материал http://www.psychologos.ru/articles/view/rasteryan…
Растерянность — состояние некоторого отупения и ступор. Перестает работать голова, отсутствует концентрация внимания и воля, снижается адекватность, человек не знает что он хочет и что ему делать, ему трудно ответить даже на простые вопросы. Иногда трясутся руки, часто возникает беспомощность в выполнении даже несложных действий, человек застывает или начинает хаотично выполнять ненужные действия.
Растерянности, как трансовому психическому состоянию, противоположна собранность и разумная активность.
Растерянность часто возникает при встрече с серьезным затруднением, с чем-то для человека страшным, с важной и трудной ситуацией. Надо заметить, что прямой связи ступора и растерянности с трудной ситуацией нет: у других людей точно в такой же ситуации появляются другие защитные эмоции: не ступор и не растерянность, а, например, злость или ярость.
Была бы привычка впадать в эмоции, а эмоция — всегда найдется.

Когда человек в страхе и растерянность, он перестает соображать. Часто не может ответить на самые простые вопросы.0

Как формируется растерянность у детей?
Растерянность часто считают чем-то естественным, тем, что появляется само. Правда здесь в том, что дети осваивают и выучивают растерянность в достаточно раннем возрасте, обычно в возрасте от 3 до 7 лет, и к нему за многие годы привыкают.
Растерянность – не базовая и неврожденная эмоция, а выученное состояние. Его смысл и выгода — снятие с себя ответственности: «Я растерялся — а что я в этом состоянии могу поделать?!» Смотри Теория социального психоанализа эмоций
Многие родители невольно участвуют в формировании и укреплении у ребенка состояния и поведения растерянности.
Так, мамы, видя ребенка растерянным, обычно начинают его жалеть, проявляют к нему повышенное внимание, стараются его защитить от трудной для него ситуации и что-то за ребенка сделать, — по факту, положительно подкрепляют его ступор и демонстрацию беспомощности. Если же на ребенка, вошедшего в растерянность и ступор, недовольно кричит отец, то ребенок ему в ответ только усиливает ступор. Отец остается в дураках, ребенок снова выигрывает. Кричать на детей — малоэффективно, а вот приучить их слушаться и не давать им (даже по мелочам — все начинается с мелочей!) входить в ступор — полезно и вполне реалистично.
Если ребенок видит и чувствует, что ступор ему по факту взрослые разрешают, он проходит путь самонаучения от ситуативной растерянности до выученной беспомощности по жизни. Через какое-то время вроде бы взрослый, а по сути человек-ребенок провоцирует у себя возникновение чувства растерянности, разрешает себе быть в растерянности и нередко длит у себя состояние растерянности, превращая его в фоновое состояние по жизни. Взрослый человек не разрешает себе это состояние и, при случайном его возникновении, быстро собирает себя.
Как выходить из растерянности?
Отнестись к этому спокойно: растерянность проходит, а вы остаетесь. Не надо ни паниковать, ни винить себя — это не помогает точно. Что помогает? Помогает сделать простые действия, с которыми вы справитесь всегда.
Например, начинающим учителям в новом классе растеряться — элементарно. Так вот, не обязательно начинать сразу разговаривать с классом, можно поправить стул у стола, подойти к окну и открыть окно (или закрыть окно), найти мел и написать что-то на доске. Это привлечет внимание класса, класс затихнет, а учительница поймет, что у нее здесь многое вполне получается.
Если вы одни — поднять и опустить руку. Присесть и встать. Зачем? А затем, чтобы возвращать себе власть над своими действиями.
Если рядом друг или близкий человек, сказать: «Я, кажется, растерялся!» — Это лучше, чем совсем тупо стоять. Если вспомните, хорошо сказать или сделать что-то смешное, например сказать «О-па!» и вытаращить глаза. Когда вернете глаза на место, пройдет и растерянность.
А самое главное, приучите себя к простым и важным привычкам, которые исключат у вас состояние растерянности. Привычки две:
• всегда смотреть по жизни вперед и составлять план действий: внутренне готовиться к предстоящей ситуации, продумывать «что скажу» и «что буду делать».
• представлять энергичный и собранный образ себя: в любой ситуации внутренним взором видеть, как вы себя уверенно ведете, что вы делаете и что вы говорите.
Когда в голове есть план будущих действий и картинка собственного поведения, вы сделаете лучшее из возможного.
Как приводить в чувство того, кто растерялся
Если человек растерялся, а от него нужны адекватные действия, то быстрее всего его приводит в чувство:
• спокойная уверенность,
• убедительная похвала,
• простые вопросы, на которые человек может и должен ответить,
• простые и четкие инструкции, что сейчас нужно делать.

Чувство УДИВЛЕНИЯ. Психология WOW-эффекта! | 5 СФЕР

Главное для меня — не переставать удивляться. Перед отходом ко сну я непременно даю себе наказ с утра пораньше обнаружить что-нибудь удивительное.

Рэй Брэдбери

В современном мире человек все больше утрачивает способность удивляться. Удивление становится «дефицитным чувством» на фоне общего информационного изобилия. Мы стремимся все упорядочить в своем уме, приведя предметы и события в режим предсказуемости. Опыт формирует «призму восприятия», через которую воспринимаются все происходящие события. Со временем мы можем утрачивать способность удивляться, а точнее запрещать себе испытывать эту эмоцию.

Исходим из того, что современный человек стремится к избеганию случайностей в жизни. Большинство людей хочет иметь предсказуемую жизнь без резких изменений и перепадов. Все должно соответствовать ожиданиям. Именно поэтому все, что соответствует ожиданиям, не вызывает сильной эмоциональной реакции. Эмоции вызывает ситуации, которые не соответствуют ожиданиям. Либо превосходят их, либо вообще не совпадают.

Удивительный факт: Если все сосуды одного человека, включая вены, артерии, капилляры, вытянуть в одну линию, то этой «веревочкой» можно будет обмотать нашу планету 2-3 раза по экватору.

Удивление — эмоция, возникающая при возникновении неожиданной ситуации. Это реакция на отклонение от нормы. Исследователь психологии эмоций Изорд, утверждает, что основная функция удивления состоит в том, чтобы в момент внезапного изменения в окружающей среде прекратить активность нервной системы, которая перестала быть уместной и может помешать адаптации к ситуации.

Эмоциональные триггеры удивления

Как перестать быть «идеальной» для всех и стать настоящей женщиной

Бесплатный мастер-класс Юлии Боровик!

Я считаю, что удивление — это очень ценная эмоция в отношениях и бизнесе. Если вы с помощью своего товара или услуги можете удивлять своих Клиентов, они будут очень лояльны к вам и будут по сути бесплатной рекламой. В семейных отношениях это также важно, так как желание приятно удивить своего партнера подпитывает эмоциональность и делает отношения более долговечными.

Чувство удивления — это промежуточное чувство, которое подготавливает нас к переходу к следующей, более энергичной эмоции. Если неожиданная ситуация ОПАСНА, удивление переходит в ИСПУГ. Если неожиданная ситуация менее ОПАСНА, удивление переходит в ГНЕВ. Если неожиданная ситуация БЕЗОПАСНА, удивление переходит в ИНТЕРЕС. Если неожиданная ситуация ПОЗИТИВНА, удивление переходит в РАДОСТЬ.

Триггерами (спусковыми крючками) для возникновения удивления могут быть разные ситуации. Однако, для всех этих ситуаций есть нечто общее. Каждая ситуация выходит за границу наших ожиданий.

  • Неожиданность
  • Оригинальная идея
  • Необычное действие
  • Внезапная ошибка или успех

Удивительный факт: Если наполнить чайную ложку веществом, из которого состоят нейтронные звезды, то ее вес будет равняться примерно 110 миллионам тонн!

Технология развития УДИВЛЕНИЯ

Для развития удивления я предлагаю вам использовать 3-шаговый алгоритм. Только тот человек может удивлять, кто сам умеет удивляться.

Шаг №1. Каждый день выбирайте один факт, который вы будете изучать. С этого момента вы охотник на удивительные факты. Это может быть что угодно, от биографии известных людей до природных явлений. Заведите отдельный файл на компьютере и записывайте в него все, что вызвало у вас эмоцию удивления.

Как создать свой продукт за 10 дней

Регистрируйся на профессиональную программу «Академия Экспертов» Ицхака Пинтосевича

Шаг №2. Проанализируйте, почему этот факт вызывает у вас удивление. Подумайте, какой триггер сработал. Что в данном событии или факте вызывает у вас эту эмоцию? Напротив каждого факта делайте мини-анализ.

Шаг №3. Каждый день кого-то удивляйте. Заведите себе привычку рассказывать о изученном удивительном факте своим друзьям и близким. Рассказывайте это с чувством удивления и эмоционально усиливайте эффект от информации. Результат будет достигнут, если человек, которому вы рассказали удивительный факт, захочет поделиться этим еще с кем то!

Читайте больше развивающих статей:

Читайте также

Если у вас есть вдохновляющие истории, идеи и желание сотрудничать с лучшей площадкой личностного роста 5sfer.com — пишите нам

Дэн Дубравин

Психологическая энциклопедия — удивление

(surprise)

У. это кратковременная, быстро проходящая реакция на внезапное, неожиданное событие. Существовавшая до того активность резко обрывается. Выражение лица приобретает характерные черты: широко раскрытые глаза, поднятые брови, наморщенный лоб и полуоткрытый круглый рот. При крайней степени У., особенно при испуге, наблюдаются моргание глаз и постуральные реакции. Это одна из наиболее легко распознаваемых и универсальных эмоций. Её физиолог. корреляты в целом яв-ся теми же, что и при увеличении возбуждения.

У. м. б. неприятным, приятным или тем и и др. одновременно. Томкинс описывает У. как состояние «сброса», при к-ром разум на долю секунды очищается от мыслей.

У. может варьировать от сравнительно рефлекторной до высокой степени когнитивной реакции. В форме рефлекторной реакции оно тесно связано с испугом и ориентировочным рефлексом. Оно тж тесно связано с когнитивным несоответствием рассогласованием, дисбалансом или диссонансом. В более узком смысле это реакция на внезапное изменение в уровне согласованности.

Удивление первичная эмоция. Для выделения первичных (базисных) эмоций предлагались многочисленные критерии, включая универсальность выражения и распознавания, нейрофизиологический субстрат, филогенетическую и онтогенетическую первичность, адаптивную функцию, согласующийся гедонистический тон и продолжительность во времени. Определяемое с включением в него реакции испуга, У. без труда отвечает любому из этих критериев, за исключением двух последних. Большинство теоретиков пренебрегают этими двумя критериями, в рез-те чего У. практически неизменно входит в состав каждого известного перечня первичных эмоций. Репрезентативным может служить перечень Плучика: радость, печаль, принятие, отвергание, страх, гнев, предвкушение и У.

Испуг и ориентировочная реакция. Испуг в чистом виде комплексная непроизвольная реакция на внезапный и сильный раздражитель. Неожиданность может усиливать реакцию испуга. Чрезвычайно сильный раздражитель тж может способствовать усилению испуга, но не обязательно. Внезапность же необходима для испуга или У.

У. связано с ориентировочной реакцией (ОР), или реакцией на новые раздражители, при к-рой животное или чел. ориентирует свое тело и органы чувств в направлении этих раздражителей.

Научение. Л. Кеймен высказал предположение, что для вырабатывания условной реакции раздражитель должен вызывать У. В поддержку этого тезиса он привел яркие демонстрации блокировки неблагоприятного исхода обусловливания, при к-ром игнорировались значимые, но избыточные (и т. о. не вызывающие У.) сигналы. Наряду с этим было продемонстрировано явление контрблокировки, или «сверхобусловливания», при к-ром, напр., хорошее событие (пища) вызывало сильное У. вследствие ожидания плохого события (удара электрическим током).

Рескола и Вагнер формализовали эту теорию обусловливания У. в виде простой модели линейных операторов. Эта модель успешно интегрировала блокировку, контрблокировку и нек-рые др. интуитивно неочевидные феномены обусловливания. Вагнер расширил эту модель, чтобы включить в нее как простое привыкание, так и сложные процессы обработки информ. у людей. Все уровни научения в этой модели оказались взаимосвязанными через понятие удивительности раздражителя.

Познание. Одна из областей исслед., связывающих У. с челов. познанием, относится к изучению вызванных внешним раздражителем корковых потенциалов (event-related electroencephalogram potentials [ERPs]) компонента Р300. В целом компоненты ERP с короткими латентными периодами связаны с регистрацией мозгом физ. раздражителей, тогда как компоненты с более длительными латентными периодами, включая Р300, оказываются более тесно связанными с процессами когнитивной обработки информ.

Исслед. Дончина и сотрудников продемонстрировали, что У. можно измерять по амплитуде волны Р300, к-рая позволяет оценивать сравнительное количество ожиданий или схем, обрабатываемых субъектом; ее латентные периоды позволяют оценивать сравнительную скорость их обработки.

Социальное познание. Литература по соц. познанию, в частности по вопросам когнитивной согласованности, содержит ограниченное число исслед. на тему У., в основном по причине недостаточного внимания, к-рое уделялось внезапности необходимой предпосылке У. Тем не менее, была продемонстрирована прямая связь между внезапными изменениями в уровне согласованности и У. Наибольший интерес представляют собой следующие полученные высокие корреляции:

Неприятность и несогласованность 0,89

Удивление и изменение несогласованности 0,86

Удивление и неприятность 0,83

Тогда как первая корреляция примечательна тем, что показывает, насколько точно приятность может прогнозироваться на основе степени несогласованности, вторая корреляция демонстрирует, что У. очень тесно корреспондирует с величиной изменений в степени согласованности. Третья корреляция свидетельствует о том, что в тех случаях, когда любые изменения несогласованности направлены в сторону увеличения, У. яв-ся неприятным.

Юмор. З. Фрейд проводил различие между «тенденциозным» и «безобидным» остроумием. Этим двум разновидностям остроумия соответствуют два семейства теорий юмора. Первая разновидность остроумия отражена в психоаналитической мотивационной теории, к-рая рассматривает остроумие (и остроты) как косвенное выражение сексуальных табу и агрессивных мотивов. В когнитивных теориях, преим. посвященных «безобидному» остроумию, в качестве центрального объяснительного конструкта используется или несоответствие (т. е. несогласованность), или У.

Роль несоответствия и У. в «безобидных», или когнитивных остротах можно проиллюстрировать на примере сценария анекдота, к-рый традиционно состоит из трех частей: а) «установки», в ходе к-рой оформляются контекст событий и ожидания слушателя; б) «кульминационного пункта», когда внезапно вводится несоответствие; в) «соли», или развязки, посредством к-рой слушатель внезапно разрешает это несоответствие. Если развязка происходит не сразу, слушатель испытывает У. дважды: сначала вследствие внезапного несоответствия самого кульминационного пункта, и второй раз в процессе развязки.

Существуют многочисленные свидетельства того, что комическое напрямую связано с удивительным в «безобидном», или осн. на несоответствии, юморе. Имеются тж нек-рые данные, что тенденциозные остроты воспринимаются более смешными, если они не вызывают особенного У., свидетельство того, что доставляющие наибольшее удовольствие тенденциозные остроты скорее должны подтверждать наши ожидания или предубеждения, нежели опровергать их. Т. о., У. играет противоположные роли в этих двух разновидностях остроумия.

См. также Эмоции, Чувство юмора

Р. Уиллис

Эмоция удивления и способность замедляться. Познание начинается с удивления

1Эмоция, о которой я хочу рассказать в этой статье – удивление. Способность удивляться напрямую связана с эмоцией интереса. Если нет удивления, хотя бы маленького – не будет и интереса.

Мы не очень хорошо умеем удивляться, и смотрим на мир в основном критически, печально или недоверчиво. К этому приучили нас родители, и это стало привычкой. Но умение удивляться можно развивать.

Зачем нам удивление?

Умение удивляться напрямую связано с детским состоянием нашей личности, а значит – с творчеством, способностью изобретать новое и предлагать новые пути развития. Если человек ничему не удивляется, скорее всего, он уже «все для себя понял» то есть имеет определенное мнение насчет всего. Такое состояние не позволяет видеть что-то новое в мире и мыслить вне шаблона.

Кроме того, удивление – чувство, которое делает жизнь ярче и интереснее.

Умение замедляться

Способность к удивлению связана с умением замедляться. Если мы несемся по жизни сломя голову, если у нас всегда куча дел и все они – неотложные – у нас не будет шанса испытать удивления. Разве что токсическое удивление – то есть шок, который уже ближе к страху. «Боже, сколько проблем!», «Как я сделал такое со своей жизнью?!» и тому подобные.

Очень важно уметь делать паузы в жизни, на пути, в делах. В том числе и на пути саморазвития. Иначе вы не будете даже понимать, что происходит, обесцените результаты, даже можете не заметить их. Не говоря уже о том, что перенапряжетесь.

Зачем еще нужно умение делать паузыЗачем еще нужно умение делать паузы?

Задачи не всегда решаются наилучшим образом, если на них давить. Порой они, напротив, разрастаются от нашего внимания, особенно если мы не очень понимаем, что с ними делать, но упорно пытаемся предпринять что-то снова и снова.

А стоит сделать паузу, отвлечься, отойти в сторону – как мы начинаем видеть проблему с нового ракурса и находим пути решения. Это не значит, что не нужно ничего делать и достаточно просто ждать, пока все решится само собой. Но важно уметь останавливаться и действовать обдуманно, а не как в анекдоте «Чего тут думать, прыгать надо!».

Здесь и сейчас

Часто говорят про момент «здесь и сейчас», в котором непременно нужно оказаться. И на самом деле это действительно полезная практика, которая помогает замедлиться.

Хороший способ оказаться «в моменте сейчас» – сфокусироваться на своих физических ощущениях. Что чувствую, что вижу, что думаю, что происходит вокруг. Просто наблюдайте.

Прекрасная методика – наблюдение за дыханием, которое используется в практиках йоги и буддизма. Мы просто осознаем, как происходит вдох, как происходит выдох, осознаем паузы между ними. Если сосредоточиться на дыхании, мысли останавливаются автоматически – думать ни о чем невозможно. И мы успокаиваемся. Это прекрасный способ отдохнуть и расслабиться за короткое время. И, кроме того – шанс ощутить настоящее позитивное удивление и восхищение.

После того, как вы успокоили ум при помощи наблюдения за дыханием, можно начать удивленными глазами осматривать мир, в котором вы находитесь. Это возвращает непосредственность восприятия, спонтанность и легкость.

Эффективность или счастьеЭффективность или счастье?

Невозможность остановиться и испытать удивление – это еще и желание постоянно все контролировать. Но думать, что жизнь становится лучше, если мы все время пытаемся ею управлять – большая ошибка.

Если вы будете настроены очень серьезно, стараться быть и выглядеть успешным, все у вас будет расписано – эффективность, возможно, и возрастет, но не так сильно, как вы ожидаете. Все-таки больше всего жизнь любит людей легких и радостных, которые умеют и отдыхать, и работать. И именно им обычно достается все самое лучшее, а главное – умение этим насладиться.

И поэтому я часто говорю о двух критериях успеха – эффективности и счастливости. Обычно вспоминают только о первом, но это как два крыла у самолета – нужны оба. Они необходимы для гармоничной жизни и поддерживают друг друга.

Вадим Куркин

vuezd1.jpg

Как работает психология удивления 🚩 Эмоции

Удивление наступает тогда, когда происходит что-то неожиданное. Это эмоциональная реакция на событие, не соответствующее опыту человека и его ожиданиям.

Ум человека любит сюрпризы. Все необычное, новое привлекает внимание. Поэтому многие люди так часто проверяют свою электронную почту. Дофамин — это гормон, который вырабатывается мозгом каждый раз, когда человек получает новое сообщение. Так работает мозг: он требует еще и еще. Не обязательно при этом возникает удивление, важен сам эффект новизны. Удивление работает схожим образом.

Оно связано с центром удовольствий в мозге. С другой стороны, мозг человека не любит скуку. Когда жизнь становится предсказуемой, человек начинает испытывать усталость. Если человеку скучно, мозг не получает никакого стимула. Ему не хватает того самого дофамина — чего-то неожиданного: нового окружения, других обстоятельств, стимула для любопытства, небольших препятствий. 

На что способно удивление

Удивление может заставить безразличного покупателя стать заинтересованным. Эмоциональные всплески нарушают психологическое равновесие. Человек, впавший в состояние гнева, будет вести себя «за рамками приличия». Горе заставляет людей поступать порой странным образом, нарушая законы здравого смысла.

Удивление вызывает реакцию, отличную от повседневных реакций человека. И если вам удается приятно удивить кого-то, вы сможете оказать на него влияние. 

Успешные люди и организации, работающие в сфере услуг, научились принимать и применять удивление. Принятие, а не страх, неожиданного — ключ к прогрессу, как и умение быть умнее и адаптироваться.

Положительные эффекты переживания удивления



  • Счастливые клиенты

  • Заинтересованные скептики

  • Вас запомнят

  • Клиенты-рассказчики. Удивленные клиенты любят рассказывать о своем удивлении другим людям. Таким образом, они становятся мессионерами, распространяющими благую весть о вашем бизнесе.

Не следует забывать о том, что сюпризы могут быть неприятными. Удивление должно вызывать положительные эмоции.

Как удивить своих клиентов



  • Подготовьте место действия. Первые впечатления самые важные. Избегайте отрицательных эмоций, высказываний, мимики. 

  • Обещайте меньше. Большинство людей обещают больше, чем могут дать. Однако завоевывают не обещаниями, а действиями. И здесь начинается сюрприз. Обещание, выполненное сверх нормы — то, что действительно способно удивить.

  • Делайте больше обещанного.

Психология удивления в сети

Если речь идет об услугах, предлагаемых онлайн, то у них есть своя специфика. Что поможет завоевать симпатии?



  • Потрясающий дизайн. Оказаться на вебсайте, оформленном необычным образом, неожиданно и приятно. 

  • Отличный контент. Не так часто на интернет-просторах можно прочитать что-то действительно стоящее. Содержание предлагаемых материалов должно быть очень хорошим.

  • Бесплатные ресурсы. Делайте подарки, и вы будете больше нравиться.

  • Личное взаимодействие. Недостаток общения в сети заключается в том, что оно безлично. Выходите на связь с клиентами — так вы сможете построить с ними отношения.

  • Будьте смешными. Чувство юмора в неожиданные моменты вызывает приятное удивление.

 

Удивительная психология успеха — Brain Pickings

«Принцип компромисса; это дипломатия — дай один и возьми десять, — Марк Твен лихо ухмыльнулся. Но для каждого такого цинизма есть обнадеживающая медитация на искусство просить и прекрасный осмос альтруизма. «Мир справедлив», Амелия Барр в своих правилах успеха наставляла, «она может покровительствовать крякам; но это никогда не ставит их на уровень настоящих мужчин ». В конце концов, это хорошо, потому что, как сказал Остин Клеон, «мир — это маленький город», верно?

Ну, может быть, а может и нет.Как мир может быть, как поживающие и берущие дела в вопросах успеха оказываются более сложными. Так утверждает организационная психология вундеркинда Адама Гранта (помните его?), Самого молодого штатного профессора Уортона с самым высоким рейтингом в моей альма-матер, в «давай и бери: революционный подход к успеху» ( публичная библиотека ) ,

Обширные исследования Гранта пролили свет на важнейший элемент успеха, разоблачая некоторые устойчивые принципы культурной мифологии:

Согласно общепринятому мнению, у очень успешных людей есть три общих черты: мотивация, способности и возможности.Если мы хотим добиться успеха, нам нужна комбинация тяжелой работы, таланта и удачи. [Но есть] четвертый компонент, который является критическим, но часто игнорируемым: успех во многом зависит от того, как мы подходим к нашему взаимодействию с другими людьми. Каждый раз, когда мы взаимодействуем с другим человеком на работе, у нас есть выбор: стараемся ли мы требовать столько, сколько можем, или вносить вклад, не беспокоясь о том, что мы получаем взамен?

В основе его понимания лежит дихотомия поведенческих стилей, которые люди применяют для достижения успеха:

У тикеров есть отличительная подпись: они любят получать больше, чем дают.Они склоняют взаимность в свою пользу, ставя свои интересы выше потребностей других. Бродяги верят, что мир — это конкурентное место, где можно поесть. Они чувствуют, что для достижения успеха им нужно быть лучше других. Чтобы доказать свою компетентность, они занимаются саморекламой и следят за тем, чтобы они получали должное за свои усилия. Любители садовых сортов не являются жестокими или беспощадными; они просто осторожны и самозащитны. «Если я в первую очередь не позабочусь о себе», думают берущие, «никто не будет».

Грант сравнивает претендента с дающими :

На рабочем месте дающие — относительно редкая порода.Они наклоняют взаимность в другом направлении, предпочитая давать больше, чем получают. Принимая во внимание, что берущие склонны быть сосредоточенными на себе, оценивая то, что могут предложить им другие люди, дающие — нацеленные на других, уделяя больше внимания тому, что от них требуют другие люди. Эти предпочтения не касаются денег: дающие и получающие не различаются по тому, сколько они жертвуют на благотворительность или какую компенсацию они получают от своих работодателей. Скорее, дающие и принимающие отличаются по отношению и другим людям.Если вы берущий, вы стратегически помогаете другим, когда выгоды для вас перевешивают личные расходы. Если вы дающий, вы можете использовать другой анализ затрат и выгод: вы помогаете, когда выгоды для других превышают личные расходы. В качестве альтернативы вы можете вообще не думать о личных расходах, помогая другим, не ожидая ничего взамен. Если вы даритель на работе, вы просто стремитесь щедро делиться своим временем, энергией, знаниями, навыками, идеями и связями с другими людьми, которые могут извлечь из них пользу.

Вне рабочего места Грант, ссылаясь на исследования Йельского психолога Маргарет Кларк, говорит, что большинство из нас являются близкими родственниками, такими как браки и дружба, внося свой вклад, не заботясь о том, чтобы вести счет. На рабочем месте, однако, немногие из нас являются просто дающими или берущими — скорее, что доминирует, это третий стиль:

Мы становимся матчерами , стремясь сохранить равный баланс отдачи и получения. Сопоставители действуют по принципу справедливости: когда они помогают другим, они защищают себя, стремясь к взаимности.Если вы играете напоказ, вы верите в «синица за зуб», и ваши отношения регулируются даже обменом услугами.

В соответствии с неоднократным утверждением психологов, что личность скорее изменчива, чем фиксирована, Грант отмечает:

Давать, брать и сопоставлять — три основных стиля социального взаимодействия, но границы между ними не жесткие и быстрые. Вы можете обнаружить, что переходите от одного стиля взаимности к другому, когда путешествуете по различным рабочим ролям и отношениям.Не удивительно, если вы ведете себя как собеседник, когда ведете переговоры о своей зарплате, даете, когда наставляете кого-то с меньшим опытом, чем вы, и решаете, когда делитесь опытом с коллегой. Но факты показывают, что на работе подавляющее большинство людей разрабатывают первичный стиль взаимности, который отражает то, как они подходят к большинству людей большую часть времени. И этот основной стиль может сыграть такую ​​же роль в нашем успехе, как трудолюбие, талант и удача.

Так кто же тогда на самом низу лестницы успеха? Ответ кажется поначалу неудачным:

Профессионально, все три стиля взаимности имеют свои преимущества и недостатки.Но есть один стиль, который оказывается дороже, чем два других. … Исследования показывают, что дающие опускаются на дно лестницы успеха. В широком спектре важных профессий дарители находятся в невыгодном положении: они делают других лучше, но жертвуют собственным успехом в этом процессе.

В мире машиностроения наименее продуктивными и эффективными инженерами являются дающие. В одном исследовании, когда более 160 профессиональных инженеров в Калифорнии оценивали друг друга по предоставленной и полученной помощи, наименее успешными были те, кто дал больше, чем получил.У этих дающих были худшие объективные оценки в их фирме по количеству заданий, технических отчетов и выполненных чертежей — не говоря уже об ошибках, пропущенных сроках и потраченных деньгах. Из-за того, что они помогали другим, они не могли выполнять свою работу.

[…]

По всем профессиям, похоже, дарители слишком заботливы, слишком доверчивы и слишком готовы жертвовать собственными интересами во благо других. Есть даже свидетельства того, что по сравнению с теми, кто принимает, в среднем дающие зарабатывают на 14 процентов меньше денег, имеют вдвое больший риск стать жертвами преступлений и оцениваются как менее влиятельные и доминирующие на 22 процента.

Но как только вы начинаете думать, что, возможно, наша концепция работы должна измениться, чтобы исправить это социальное несоответствие, возникает нечто любопытное: если дарители — это дно, то кто на вершине, берущие или сопоставляющие? Ни то, ни другое. Данные Гранта показывают, что именно высшие эшелоны занимают дарители.

Худшие и лучшие исполнители — дающие; берущие и спички, более вероятно, приземлятся в середине.

[…]

Дарители доминируют в нижней части , а — в верхней части лестницы успеха.В разных профессиях, если вы изучите связь между стилями взаимности и успехом, дающие с большей вероятностью станут чемпионами, а не просто болванами.

Центральным в теории Гранта, без сомнения, в согласии Уильяма Джеймса, является понятие выбора:

Ответ не столько о необработанных талантах или способностях, сколько о стратегиях, которые дают дающие, и о том, какой выбор они делают. … У всех нас есть цели для наших собственных индивидуальных достижений, и оказывается, что успешные дарители столь же амбициозны, как и те, кто принимает и сравнивают.У них просто другой способ достижения своих целей.

Однако самым сильным из всех является экспоненциальный характер успеха дарителей:

Дарители, берущие и сопоставляющие могут все — и делают — добиваться успеха. Но есть кое-что особенное, что случается, когда дарители преуспевают: это распространяется и распространяется. Когда берут победителей, обычно есть кто-то еще, кто проигрывает. Исследования показывают, что люди склонны завидовать успешным берущим и ищут способы сбить их с ног.Напротив, когда [дающие] побеждают, люди болеют за них и поддерживают их, а не стреляют в них. Дающие добиваются успеха таким образом, что создает волновой эффект, повышая успех людей вокруг них. Вы увидите, что разница заключается в том, как дающий успех создает ценность, а не просто требует ее.

В оставшихся Give and Take , Грант намеревается продемонстрировать, посредством исследований и историй в области права, инженерии, образования, предпринимательства, корпоративного управления и многого другого, что мы склонны недооценивать успех дающих, а затем исследует что делает их успех таким уникальным и мощным.Дополните его фантастическим профилем Гранта Сьюзен Доминус в The New York Times Magazine .

Изображения в открытом доступе через Flickr Commons

,
Амбиверты, проблемники и удивительная психология воплощения ваших идей — Brain Pickings

«Продает» ли вы свои идеи, свои произведения или себя потенциальному партнеру, искусство продажи имеет решающее значение для вашей жизни, как личной, так и профессиональной. Так утверждает Дэн Пинк в «Продать человека: удивительная правда о перемещении других» (публичная библиотека ; Великобритания ) — провокационная анатомия искусства науки «продажи» в самом широком смысле этого слова. Это подтверждается обширными исследованиями в области психологии, поведенческой экономики и социальных наук.

Пинк, опасаясь неприятных неприятностей, сопровождающих утверждение о том, что каждый должен идентифицировать себя как продавец, превентивно считает во введении:

Я уверен, что мы ошиблись.

Это книга о продажах. Но это не похоже на любую книгу о продажах, которую вы читали (или игнорировали) раньше. Это потому, что продажи во всех его измерениях — будь то подталкивание Buicks к большому количеству идей или распространение идей на собрании — изменились за последние десять лет больше, чем за предыдущую сотню.Большая часть того, что мы думаем о продажах, построена на основе предположений, которые рухнули.

[…]

Продажа, как я понял, более актуальна, важнее и, по-своему, прекраснее, чем мы думаем. Способность побуждать других обменивать то, что они имеют, на то, что у нас есть, имеет решающее значение для нашего выживания и нашего счастья. Это помогло нашему виду развиваться, подняло наш уровень жизни и улучшило нашу повседневную жизнь. Способность продавать — это не какая-то неестественная адаптация к беспощадному миру торговли.Это часть того, кто мы есть.

Один из самых захватывающих аргументов Пинк повторяет художника Чака Клоуна, который, как известно, отметил, что «все наше общество слишком проблематично — решение ориентировано на . Гораздо интереснее участвовать в «создании проблем». Пинк цитирует исследования знаменитых социологов Якоба Гетцельса и Михая Чиксентмихали, которые в 1960-х годах привлекли к эксперименту три десятка студентов четвертого курса искусства. Они привели молодых художников в студию с двумя большими столами.Первая таблица отображала 27 эклектичных предметов, которые школа использовала в своих классах рисования. Студентам было предложено выбрать один или несколько предметов, а затем устроить натюрморт на втором столе и нарисовать его. То, что произошло дальше, показывает существенную закономерность работы креатива:

Молодые художники подошли к своей задаче двумя разными способами. Некоторые исследовали относительно немного объектов, быстро обрисовали свою идею и быстро пошли рисовать натюрморт. Другие не торопились.Они обрабатывали больше объектов, поворачивали их туда-сюда, переставляли их несколько раз, и им требовалось намного больше времени, чтобы закончить рисунок. С точки зрения Чиксентмихайи, первая группа пыталась решить проблему: как я могу сделать хороший рисунок? Второй пытался найти проблему: какой хороший рисунок я могу сделать?

Когда Чиксентмихайи затем собрал группу экспертов по искусству для оценки полученных работ, он обнаружил, что рисунки лиц, ищущих проблемы, были гораздо выше по креативности, чем люди, решающие проблемы ».Десять лет спустя исследователи выследили этих студентов-искусствоведов, которые к тому времени работали на жизнь, и обнаружили, что около половины покинули мир искусства, а другая половина стала профессиональными художниками. Эта последняя группа почти полностью состояла из тех, кто ищет проблемы. Еще десятилетие спустя исследователи снова зарегистрировались и обнаружили, что те, кто ищет проблемы, «значительно более успешны — по стандартам художественного сообщества — чем их сверстники». Гетцельс заключил:

Фактически именно обнаружение и создание проблем, а не каких-либо превосходящих знаний, технических навыков или мастерства, часто отличают творческого человека от других в его области.

Розовый суммирует:

Более убедительный взгляд на природу проблем имеет огромное значение для нового мира продаж. Сегодня как продажи, так и продажи не зависят от творческих, эвристических навыков художников по поиску проблем, а не от редуктивных, алгоритмических навыков технических специалистов по решению проблем.

Еще одна увлекательная глава раскрывает противоречивые идеи о конкурентных преимуществах интроверсии и экстраверсии.В то время как новые теории могут превозносить силу интровертов над традиционными проявлениями экстраверсии, правда оказывается совсем другой: Пинк обращается к исследованию социального психолога Адама Гранта, профессора менеджмента в Школе бизнеса Уортона в Университете Пенсильвании (мой альма матер).

Грант измерил, где выборка торговых представителей колл-центра попала на спектр интроверсии-экстраверсии, а затем сопоставил это с их фактическими показателями продаж. Неудивительно, что Грант обнаружил, что доход экстраверта в среднем составлял 125 долларов в час, что превышает 120 долларов интроверта.Однако его самым удивительным открытием было то, что «амбиверты» — те, кто упал посреди спектра, «не слишком жарко, не слишком холодно», — показали лучшие результаты со среднечасовым значением в 155 долларов. Выпадающие, которые принесли поразительные 208 долларов в час, набрали твердую 4 по шкале интроверсии-экстраверсии 1-7.

Pink объединяет полученные данные в повседневной жизни для всех нас:

Лучший подход для людей на концах, чтобы подражать тем, кто в центре.Как уже отмечалось, интроверты «ориентированы на проверку», в то время как экстраверты «ориентированы на реагирование». Продажа любого вида — будь то традиционные продажи или продажи без продажи — требует деликатного баланса проверок и ответов. Амбиверты могут найти этот баланс. Они знают, когда говорить, а когда заткнуться. Их более широкий репертуар позволяет им достичь гармонии с более широким кругом людей и более разнообразным набором обстоятельств. Амбиверты — лучшие двигатели, потому что они самые опытные настройщики.

Пинк продолжает описывать «новые азбуки движения других» — , настройка («способность приводить свои действия и взгляды в гармонию с другими людьми и в контексте, в котором вы [ sic ]») , плавучесть (трифект «вопросительного разговора с самим собой», который переходит от высказываний к постановке вопросов, заразительного «позитива» и оптимистичного «объяснительного стиля» объяснения негативных событий для себя), и ясности («способность помогать другим видеть свои ситуации свежим и более показательным образом и выявлять проблемы, которые они не осознавали, что имели»).

Чтобы вкусить то, что делает «Продать человеку» стоит , вот несколько знакомых лиц и любимых голосов:

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *