В психологии свойства сознания: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Автор: | 15.12.1978

Содержание

Задачи психологии сознания, свойства и элементы сознания

Здравствуйте, дорогие читатели и наши постоянные посетители!
Наша команда экспертов рада приветствовать на образовательном портале, где мы оказываем помощь в вопросах, связанные с самыми популярными дисциплинами, такими как русский язык, физика, психология и т.д. Вы задали следующий вопрос, в чем заключаются основные задачи психологии сознания? Какими свойствами и элементами сознания оно обладает?
 
Для начала необходимо отметить такой факт, что психология многоступенчатая и многоуровневая. И для того, чтобы ее усвоить наиболее эффективно, рассмотрим следующие понятия, к которым мы будем обращаться по мере разбора сегодняшней темы: ЛИЧНОСТЬ, ПСИХОЛОГИЯ, СОЗНАНИЕ, СВОЙСТВО.    

  1. ЛИЧНОСТЬ – это относительно устойчивая целостная система интеллектуальных, морально-волевых и социально-культурных качеств человека, выраженных в индивидуальных особенностях его сознания и деятельности.
  2. ПСИХОЛОГИЯ – это сложная и многоуровневая наука, которая изучает закономерности возникновения, развития, а также функционирования психики человека, а также группы людей.
  3. СОЗНАНИЕ – это состояние психической жизни человека, выражающееся в субъективном переживании событий внешнего мира и жизни самого индивида, а также в отчете об этих событиях.
  4. СВОЙСТВО – это (в философии, математике и логике) — атрибут предмета или объекта.

 
Заметим в первую очередь, что основными задачами психологии, согласно Э.Б. Титченер, являются следующие:

  1. Деление сознательных процессов на простейшие составляющие;
  2. Определение законов, по которым происходит объединение;
  3. Связь элементов сознания с физиологическими состояниями.

 
Дополним также, что считать основными элементами структуры сознания ученый предложил ощущения, образы, эмоциональные состояния. Являясь основными элементами восприятия, ощущения даются человеку в виде звуков, зримых образов, запахов и прочее. Элементы идей представляют собой образы.
Все четыре признака характерны для ощущений и образов, в то время как эмоциональные состояния имеют только качество, интенсивность и продолжительность. Отсутствие отчетливости связано с тем, что непосредственно концентрировать внимание на эмоциях просто невозможно. Можно сделать вывод, что

ощущения – это форма отражения адекватных раздражителей, к общим свойствам которых относится их качество, интенсивность, длительность, пространственная локализация. Рассчитываю, что Вы смогли выявить для себя что-то полезное и новое. Если же остались какие-то незатронутые вопросы, помните, что Вы всегда можете задать волнующий вас вопрос, наша команда будет рада его рассмотреть и обосновать.
Удачи и успехов в работе и учебе!

Понятие о сознании — СтудИзба

СОЗНАНИЕ (сознательное) — форма отражения объективной действительности в психике человека — высший уровень отражения психического и саморегуляции. Содержание психической деятельности человека определяется его сознанием, образом жизни и деятельностями, в которые он включен. Сознание является основным атрибутом личности человека. Оно формируется и развивается в процессе его онтогенеза (жизненного пути). Всякое изучение сознания вне личности невозможно, так как, изучая сознание в развитии, психология изучает специфический процесс становления сознательной личности.

Психология изучает происхождение, структуру, свойства и функционирование сознания индивида.

Происхождение Ведущую роль в развитии сознания человека сыграл образ жизни. Сознание человека возникло и развилось в процессе общественной жизни. Предпосылками возникновения сознания человека явились: совместная продуктивная деятельность людей, распределение труда, ролевая дифференциация, выработка использования языка и других знаковых систем, а также становление материальной и духовной культуры.

Сознание признается границей, отделяющей человека от животных. Человека отличает от животных, прежде всего не наличие процесса формирования психических образов на основе предметного восприятия объектов окружающей действительности, а специфические механизмы его протекания. Именно механизмы формирования психических образов и особенности оперирования ими обусловливают наличие у человека такого феномена, каким является сознание.

Только человек способен сделать свой внутренний мир предметом осознания, то есть рефлексии. Способность к рефлексии определяет возможность человека наблюдать за самим собой, за своим ощущением, за своим состоянием. Причем наблюдать критически, т. е. человек в состоянии оценить себя и свое состояние, поместив полученную информацию в определенную систему координат. Такой системой координат для человека являются его ценности и идеалы. Следовательно, человек способен не просто познавать мир, но и познавать самого себя, не просто знать, а знать, что знаешь.

Рекомендуемые файлы

Главная функция сознания это способность человека соотносить себя с внешним миром. Именно эта способность даёт возможность человеку осознать самого себя и формироваться как личность. Для этого сознание использует разные уровни восприятия и отражения объективной реальности. На сегодняшний день выделяют три уровня:

1. Чувственно–эмоциональный – восприятие и отражение мира органами чувств.

2. Рационально–дискурсивный – восприятие мира, через определение его характеристик.

3. Интуитивно–волевой – способствует целостности восприятия мира и осознанию себя.

Кроме рефлексии и отражения объективной реальности, сознание выполняет и другие функции, которые указаны в следующей классификации:

Отражательная – восприятие объективного мира через познавательные процессы (память, мышление, внимание). Познавательная функция, с помощью которой человек отражает объективную действительность, строит свою систему знаний о мире. Сознание позволяет человеку проникнуть в сущность предметов, процессов, явлений объективного мира, получить информацию о них. Познание осуществляется в формах отражения: чувственного и рационального — на эмпирическом и теоретическом уровнях мышления.

Оценочная – наше отношение к этому миру, событиям и к самим себе, которое может выражаться в виде чувств и эмоций. Ценностно-ориентационная функция, с помощью которой человек оценивает явление действительности, определяет свое отношение к ним.

Порождающая – творческая или креативная. Конструктивно-творческая функция, заключающейся в мысленном конструировании направлений и форм деятельности человека в целях создания принципиально нового. Сознание может предсказывать, предвосхищать то, что произойдет в силу действия объективных законов. Эту функцию в философии часто называют воображение, способность к чему один из наиболее мощных механизмов человеческой активности.

Преобразующая – управление волевыми процессами, где мы сами принимаем решения и действуем. Управленческая функция, с помощью которой человек осознает свои потребности, ставит цели, стремится к ним, то есть управляет своим поведением. На основе оценки факторов и в соответствии с поставленными целями сознание регулирует, упорядочивает действия человека, действия коллективов, то есть осуществляет управленческую функцию, обеспечивая разумное регулирование, самоконтроль поведения и деятельности человека, его взаимоотношения с внешним миром.

Время образующая – способность отслеживать связь между прошлым, настоящим и будущим. Функция прогностическая — человек до определенного предела с некоторой вероятностью может предвидеть будущее, а также прогнозировать свои действия, строить планы и осуществлять их.

Рефлексивная – основная функция, которая характеризует саму сущность сознания, нашу способность к самосознанию.

Аккумулирующая – накопление информации. В сознании накапливаются знания, полученные из личного опыта, а также добытые предшествующими поколениями людей или современниками. Эти знания становятся основой для добывания новых знаний, а также для осуществления практических действий.

Интеграционная – объединяющая все системы восприятия объективного мира. Систематизирующую функцию, критически оценочную и описательную, которые являются следствием перечисленных выше.

Коммуникативная – определяющая за наше окружение. Деятельность индивида требует общения с другими людьми, взаимного обмена мыслями и знаниями, поэтому сознание, преобразуя мысль в слово, осуществляет коммуникативную функцию.

Количество подобных классификаций, со временем продолжает расти. Это связано с новыми, дополняющими представлениями современной науки о сознании.

Рассмотрев основные важнейшие функции сознания, мы выявили, что все они взаимосвязаны, взаимно переплетаются. Соответственно этим функциям в сознании выделяют, со своими специфическими особенностями, три основные сферы: 1) интеллектуальную; 2) эмоциональную; 3) мотивационно-волевую.

Деление на эти сферы условно, так как они не могут существовать друг без друга.

1. К интеллектуальной сфере сознания относятся свойства:

— мышления: быстрота, систематичность, последовательность, критичность, гибкость;

— памяти: объем, скорость запоминания и забывания, готовность к воспроизведению;

— внимания: объем, концентрация, устойчивость, переключаемость;

— восприятия: наблюдательность, избирательность, способность узнавания.

2. К эмоциональной сфере сознания относятся собственно чувства (радости, удовольствия, горя), а также настроения и аффекты (гнев, ярость, ужас, отчаянье). К названным ранее следует добавить и такой существенный компонент сознания, каким является воля, представляющая собой осмысленное устремление человека к определенной цели и направляющая его поведение или действие. Чувства — это эмоции, характеризующие личность человека. Различают:

— нравственные чувства: гуманность, любовь, совесть, раскаяние;

— эстетические: чувство прекрасного, юмора;

— интеллектуальные: любопытство, удивление, сомнение.

Мысли всегда связаны с какими-то чувствами личностным смыслом.

3. В основе мотивационно-волевой сферы лежат потребности человека: биологические, социальные и духовные. Они являются источником его активности, когда осознаются и воплощаются в конкретные стремления — мотивы.

Свойства сознания: универсальность — в сознании могут быть отражены любые явления; избирательность — сознание избирает 1 элемент своим объектом; объективность — отражает так, как надо; целеполагание — прежде мыслить, чем думать; активность; творчество.

Совокупность свойств сознания может быть представлена следующим образом.

I. Сознание как целое (свойства системы).

1. Целостность: важнейшее свойство сознания — его целостность. Оно выражается в единстве всех его частей и функций, в их согласованности.

а) связность — позволяет выделять более связные объекты из менее связной среды. Связность есть показатель внутренних связей целого (между его частями) и внешних связей между целым и средой;

б) ограниченность — ограниченность указывает на наличие временных и пространственных границ индивидуального сознания. Во времени оно существует и функционирует в определенные периоды жизни каждого человека.

в) системность — выражается в наличии в составе целого (сознания) совокупности элементов (функций, видов, форм и уровней психического; чувственной и биодинамической ткани, значений и смыслов), связанных определенной структурой (совокупностью связей) и функционирующих совместно.

2. Идеальность — Специфическим свойством сознания выступает его идеальность. Суть его в отвлеченности, относительной самостоятельности образов и переживаний от вызвавших их реальных причин. Иначе говоря, идеальное — это особый способ бытия реальности, когда связь между отражаемым и отражением не носит непосредственного характера. Сознание может оперировать не самими существующими в действительности вещами, а их «заместителями»: образами, понятиями, знаками (с их значением и смыслом). Идеальное — это относительно самостоятельное существование объективного в субъективной форме.

Целостность и идеальность сознания предопределяют его рефлексивность, т. е. способность наблюдать самое себя, способность к самопознанию. На сознательном уровне отражения человек может воспринимать происходящее в его внутреннем мире, понимать свои психические процессы и состояния, влиять на их ход, развитие. На досознательном уровне рефлексия недоступна индивиду, поскольку еще нет выделения себя из среды.

3. Рефлексивность — определяет свойство подотчетности сознания, т. е. представленность сознания как способности человека отдавать себе отчет в своих действиях и поступках, контролировать их, руководить ими. В более широком плане это свойство есть проявление в человеке единства сознания и личности.

а) способность к самоконтролю;

б) подотчетность.

Целостность, идеальность и рефлексивность являются свойствами, характеризующими сознание преимущественно как целое, как систему. С определенной условностью сюда можно отнести такое свойство, как непрерывность.

4. Непрерывность — способность отражать прошлое, настоящее и будущее. Понятие непрерывности, конечно, шире, но в психологии этот термин используется в данном значении, поэтому оставим его.

Можно указать и на ряд свойств сознания, которые проявляются и на уровне его составляющих, характерных изученным ранее психическим явлениям, структурированным в единое сознание.

II. Сознание как система элементов (свойства элементов).

5. Предметность. — так, предметность сознания проявляется и в предметности восприятий, памяти, мышления, чувств.

6. Знаковость. — Знаковость (семантичность) сознания выражается в знаковости мышления и речи. Обозначающую функцию несут эмоции и психомоторика.

7. Константность — Константность (и более широко — устойчивость) сознания увязывается с константностью восприятия, модальным безразличием кратковременной памяти, устойчивостью внимания.

8. Центрированность — Центрированность (способность к фокусировке) сознания напрямую связана с концентрацией внимания.

9. Активность — присуща всем уровням психической деятельности, и когда речь идет об активности сознания, то имеется в виду не само по себе понятие активности, а наивысшая ступень ее проявления, характерная для этого уровня организации психики вообще и для высших психических процессов в частности (для мышления, для произвольных форм внимания, памяти и воображения, для волевой регуляции).

10. Ясность — Ясность сознания детерминирована прежде всего протеканием процесса внимания; это свойство, пожалуй, есть обобщение свойств внимания (концентрации, устойчивости, переключаемости, распределяемости и др.). Понятие «ясность» применимо также и к интеллектуальной сфере: ясность мысли и речи. Близко по смыслу выражение «светлая память». По степени ясности различаются представления. Главным в этой характеристике является, конечно, степень осознанности объекта, но в него безусловно вплетена и четкость границ, сбалансированность, яркость образа. Следовательно, это свойство — не сугубо качество сознания.

11. Социальность — Часто в качестве свойства сознания приводят такую его характеристику, как социальность. Но, видимо, социальный аспект психики человека следует рассматривать не столько как свойство того или иного психического явления, а как условие его возникновения, формирования, развития, в целом существования. Социализация — механизм перевода психического отражения на сознательный уровень. Одновременно социализация невозможна без достаточного уровня организации психики. Это неразрывные, взаимно обусловливающие друг друга стороны становления человека. Происходит это становление одновременно и как повышение уровня организации психики, и как формирование личности в процессе деятельности людей, в первую очередь трудовой совместной деятельности. Поэтому лучше говорить не о социальности сознания как его свойстве, а о сознании как качестве психической деятельности, определяемом социальными факторами.

Таким образом, вышесказанное позволяет дать следующую общую характеристику: сознание — это высшая, свойственная только человеку, связанная с речью функция мозга, состоящая в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтроле поведения человека.

1.      Структура сознания и его основные психологические характеристики

Одной из изучаемых проблем сознания была и остается его структура.

Специфические представления о структуре сознания принадлежат австрийскому психиатру Зигмунду Фрейду. Согласно его взглядам, сознание имеет иерархическую структуру: подсознание, сознание, сверхсознание. В этой структуре основная функция в объяснении целостного сознания ложится на подсознание.

Л. Фейербах выдвинул идею о существовании сознания для сознания и сознания для бытия. Отечественный психолог Л.С. Выготский развил идею о существовании сознания для сознания и сознания для бытия. Им были выделены в сознании два слоя: бытийный и рефлексивный.

В.П. Зинченко пришел к несколько иному выводу и показал, что разделение слоев сознания является относительным. Это значит, что рефлексивный слой сознания, одновременно является событийным, т.е. бытийственным. Бытийный слой сознания он называл со-рефлексивным. Он считал, что если бы каждый из слоев не нес на себе печать другого, то они не могли бы взаимодействовать и даже узнавать друг друга.

В. П. Зинченко добавляет еще один компонент в эту структуру: биодинамическую ткань движения и действия. Тогда можно представить себе структуру сознания схематично следующим образом:

Стремление определить структуру сознания предпринял А.Н. Леонтьев. В структуре сознания им были выделены три основных компонента: чувственную ткань образа, значение, смысл.

Чувственную ткань образует чувственный состав конкретных образов реальности, которые различаются по своей модальности, чувственному тону, степени ясности и т.д. Функция чувственных образов сознания состоит в том, что они придают реальность сознательной картине мира.

Значение, рассматривалось А.Н. Леонтьевым как осознание человеком своего бытия и как реальная психологическая «единица сознания», как факт индивидуального сознания. Имеются разные классификации видов значения. Выделяют: операциональные, предметные и вербальные значения. Операциональные значения связаны с биодинамической тканью. Предметные – с чувственной. Вербальные – преимущественно со смыслом. Смыслы как и значения, связаны со всеми компонентами структуры сознания.

Чтобы лучше понять суть сознания, следует остановиться на его психологических характеристиках.

Сознание – это, прежде всего совокупность знаний. Поэтому в структуру сознания входят познавательные процессы: ощущение, восприятие, память, мышление, воображение. Нарушение, расстройство, не говоря уже о полном распаде любого из указанных познавательных психических процессов, неизбежно становится расстройством сознания.

Вторая характеристика сознания – это различение субъекта и объекта, т. е. того, что принадлежит «я» человека и его «не-Я». Человек единственный среди живых существ способен осуществлять самопознание, т. е. обращать психическую деятельность на исследование самого себя. Человек может сознательно оценивать свои поступки и себя самого в целом. Животные, даже высшие, не могут отделить себя от окружающего мира. Отделение «Я» от «не-Я» – сложный путь, который проходит каждый человек в детстве.

Третья характеристика сознания – целеполагающая деятельность человека. В функции сознания входит формирование целей деятельности. Именно эта функция сознания обеспечивает разумное регулирование поведения и деятельности человека. Сознание человека обеспечивает предварительное мысленное построение схемы действий и предвидение их результатов. Целеполагающая деятельность непосредственно осуществляется благодаря наличию у человека воли.

Четвертая психологическая характеристика – включение в состав сознания определенного отношения. В сознание человека включено определенное отношение к окружающей среде, к другим людям. Это богатый мир чувств, эмоций, которые отражают сложные объективные и субъективные отношения, в которые вовлечен каждый человек.

Вместе с этой лекцией читают «Основные направления развития территорий России».

Особо следует подчеркнуть значение речи для формирования и проявления всех указанных функций и свойств сознания.

Только благодаря овладению речью становится возможным ycвоение человеком знаний, системы отношений, происходит формирование его воли и способности к целеполагающей деятельности, появляется возможность разделения объекта и субъекта.

Язык и речь формируют два разных, но взаимосвязанных в своем происхождении и функционировании пласта сознания: систему значений и систему смыслов слов. Значением слов называют то содержание, которое вкладывается в них носителями языка. Значения включают в себя всевозможные оттенки в употреблении. Система словесных значений составляет пласт общественного сознания, которое в знаковых системах языка существует независимо от сознания каждого отдельно взятого человека. Обобщенное отражение действительности и составляет содержание индивидуального сознания. Вот почему мы говорим о том, что без языка и речи сознание человека немыслимо.

Таким образом, все психологические характеристики сознания человека определяются развитием речи. Будучи усвоен конкретным человеком, язык (в форме речи) становится в известном смысле его реальным сознанием.

Сознание, однако, существует не только в словесной, но и в образной форме. В таком случае оно связано с использованием второй сигнальной системы, вызывающей и преобразующей соответствующие образы. Наиболее ярким примером образного человеческого сознания является искусство, литература, музыка.

Сознание любого индивида уникально, но не произвольно — оно обусловлено внешними по отношению к сознанию факторами, прежде всего — структурами системы социальной, где существует индивид, и всегда носит общественно-исторический характер.

Читать «Психология и педагогика: Шпаргалка» — Коллектив авторов — Страница 9

Смысл коммуникативной функции в том, что с помощью речи информация передается от человека к человеку. Она используется в различных видах общения людей и является первичным источником информации. Свою коммуникативную функцию речь получила благодаря существованию языка.

Интеллектуальная функция состоит в том, что для человека речь также и средство мышления. Наиболее ярко функция проявляется в словесно-логическом мышлении. Эта функция проявляется как во внутренней, так и во внешних формах речи: диалоге и монологе.

Речь служит фактором управления собственной психикой и поведением человека, который ее использует, и психикой других людей – в этом выражается ее регуляционная функция.

Психодиагностическая функция заключается в том, что можно судить о психологических особенностях данного человека по его речи, о его психических состояниях, свойствах и познавательных процессах.

С помощью психотерапевтической функции речи люди оказывают на себя и на других терапевтическое влияние, рассчитанное на психологическую поддержку, помощь и на предупреждение легких психогенных заболеваний.

25. ВИДЫ, ФУНКЦИИ, СВОЙСТВА, ПРИРОДА ВООБРАЖЕНИЯ

Процесс отражения действительной реальности за пределами существующих связей и отношений называют воображением. Оно направлено на создание продуктов, не имеющих в реальной действительности аналогов и заменяющих ее. Воображение – особая форма человеческой психики, стоящая отдельно от остальных психических процессов и вместе с тем занимающая промежуточное положение между восприятием, мышлением и памятью.

Специфика: воображение, вероятно, характерно только для человека и определенным образом связано с деятельностью организма, будучи в то же время самым «психическим» из всех психических процессов и состояний.

Воображение является процессом познания, оно может предсказать тенденции развития действительности, задавая направления для этого пути. Степень активности воображения обусловливает его классификацию. К пассивному воображению относят сон, грезы, мечты, к активному—репродуктивное и творческое воображение.

Видения, являющиеся человеку либо во сне, либо в бреду, не зависят от его желаний видеть именно этот образ. Грезы

подразумевают возможность по собственному усмотрению вызвать их содержание. Мечты – более активный вариант грез, это образ желаемого будущего, более связанного с действительностью, чем грезы. Их человек обычно старается претворить в реальность.

Воссоздание образов, сотворенных другими, связано с репродуктивным воображением. При этом регулируется не только содержание, но и яркость, живость образов.

Наибольшую активность и субъективность предлагает творческое воображение, когда содержание продукта полностью зависит от автора, от его мыслей, чувств, опыта.

В воображении (как и в мышлении) используются несколько операций: комбинирование, агглютинация, гиперболизация, типизация.

Агглютинация – особый вид комбинирования, он соединяет несоединимые в реальности части.

Яркость и выразительность образа повышает гиперболизация. Она выдвигает на первый план только какие-то отдельные его черты. С намеренным усилением какой-то одной черты образа связано акцентирование.

Воображение связано и с такими сторонами психики, как мышление, эмоции, память.

Сильные эмоции стимулируют работу воображения, но не только чувства вызывают воображение, но и воображение увеличивает переживания.

Воображение в трудных ситуациях при решении сложных проблем заменяет мышление, помогая восполнить недостающее воображение.

Функции воображения: 1)

представление действительности в образах, а также создание возможности пользоваться ими, решая задачи; 2) регулирование эмоциональных состояний; 3) произвольная регуляция познавательных процессов и состояний человека, в частности восприятия, внимания, памяти, речи, эмоций; 4) формирование внутреннего плана действий – способности выполнять их внутри, манипулируя образами; 5) планирование и программирование деятельности, оценка ее правильности.

26. ПОНЯТИЕ ВОЛИ в психологии

Воля – сложнейшее явление в человеческой психологии, но его можно определить через характеристику или описанием соответствующих явлений с разных сторон.

Волю можно определить как некую внутреннюю силу психологического свойства, способную управлять психологическими явлениями и поведением человека. Это форма внутреннего контроля поведения, осуществляемого человеком и связанного с его сознанием, мышлением.

Воля – высший уровень регуляции поведения человека. Это то, благодаря чему возможно ставить перед собой сложные цели, достигать поставленные цели, преодолевая внутренние и внешние препятствия. Благодаря воле человек делает сознательный выбор, когда он сталкивается с необходимостью выбирать среди нескольких форм поведения.

Главное отличие поведения человека от поведения других существ – воля. За 300 лет наука почти не продвинулась в понимании смысла воли и волевой регуляции. Это происходит из-за того, что воля – субъективное явление, которое не имеет определенных внешних проявлений и физиологических признаков, не известно, какие структуры головного мозга ответственны за волевые регуляции.

Воля предполагает самоограничение, сдерживание некоторых достаточно сильных влечений, сознательное подчинение их другим, более значимым, важным целям, умение подавлять непосредственно возникающие в данной ситуации желания и импульсы. На высших уровнях своего проявления воля предполагает опору на духовные цели и нравственные ценности, на убеждения и идеалы.

Ни одна более или менее сложная жизненная проблема человека не решается без участия воли. Никто на Земле никогда еще не добился выдающихся успехов, не обладая выдающейся силой воли. Человек в первую очередь тем и отличается от всех остальных существ, что у него, кроме сознания и интеллекта, есть еще и воля, без которой способности оставались бы пустым звуком.

27. СОЗНАНИЕ И ПСИХИКА. ПРИЗНАКИ И СВОЙСТВА СОЗНАНИЯ

Понимание сознания, возникшее в древности и просуществовавшее столетиями, отождествляет его со всеми психологическими особенностями человека. Все, что связано с душой человека, все, в чем она проявляется, древние ученые относили к содержанию сознания, поскольку психика – это и есть, в сущности, сознание, и другой психики (несознаваемой) не существует.

Благодаря трудам Рене Декарта и Джон Локка, основанным на данном утверждении, психология надолго превратилась в науку сознания (хотя бессознательное в психике также признается, но все же эта тема мало затрагивается).

Существует точка зрения, связывающая сознание человека с переживаниями, образами, мыслями, которые он в состоянии описать каким-либо способом и о которых так или иначе способен сообщить другим людям. Сознание в этом определении – совместное, всеобщее знание людей, знание, разделяемое людьми, которое в состоянии передавать от человека к человеку и в результате стать всеобщим или коллективным знанием. Многие ученые соотносят сознание исключительно с языком и речью, т. е. в сознание входит и может существовать в нем лишь то, что передается с помощью слов. Иначе говоря, в сознание входит только общее знание, представленное на уровне понятий о предметах и явлениях, которые отражены в языке.

Существует трактовка сознания как особого состояния психики человека, в котором он находится, когда правильно воспринимает происходящее с ним и вокруг него в отдельно взятый момент и не спит. Эта точка зрения предполагает появление и исчезновение сознания у человека, а также переход его к бессознательному состоянию, т. е. возможность нахождения человека и психики вне сознания.

О наличии у человека сознания можно судить по тому, есть или нет в данный момент признаки, свидетельствующие о нахождении человека в данном состоянии. Таких признаков несколько: возможность описать его словами и представить с помощью определенных образов; возможность сообщить о собственных ощущениях и мыслях другим людям, возможность отграничения себя от происходящего вокруг и определения того, что происходит внутри.

Критика основных теоретических положений психологии сознания

Психология сознания — это наука о свойствах сознания, его элементах, связях между ними и законах, которым они подчиняются. Наиболее важные функции и свойства должны быть выведены из структуры сознания. Каково же содержание сознания? Оно очень разнообразно. Центральная область сознания, ясная и отчетливая, — это «фокус сознания»; а за ней находится другая область, с неясным и нечетким содержанием, — «периферия сознания». Содержимое этих областей находится в постоянном движении.

Немецкий психолог В. Келер, описал свое содержание сознания, которое включало образы непосредственно окружающего мира, образы-воспоминания, ощущения своей силы и благополучия, а также острые негативные эмоциональные переживания.

Джеймс выделил два вида состояний сознания: стабильные и изменчивые, т.е. те образы, на которых наши мысли останавливаются и мы размышляем; и быстро проходящие, т.е. те мысли, которые сменяют одна другую. У. Джеймс сравнил весь этот процесс с полетом птицы, в котором периоды спокойного полета сочетаются с хлопаньем крыльев. Он же выдвинул идею «потока сознания» как постоянно меняющегося процесса, описав его свойства: непрерывность, изменчивость и невозможность «войти в одну и ту же реку». Факт внутреннего опыта заключается в том, что в нем происходят какие-то сознательные процессы. Состояния сознания сменяются в нем одно за другим. В границах личного сознания его состояния изменчивы (состояния сознания неповторяемы, так как изменились и субъект, и объект, тождественны объекты, а не ощущения). Все личное сознание — это непрерывная последовательность ощущений. Одни объекты оно воспринимает охотно, другие отвергает, делает между ними выбор — это и есть процесс внимания. В потоке сознания впечатления не равны по значимости. Есть более, есть менее значимые. Содержание сознания связано с интересами, увлечениями, привычками, намерениями. И те, что более значимы, направляют поток в целом. Он считал, что сознание неделимо на элементы и что каждая часть потока мысли как субъект помнит предшествующее, знает объекты, известные этим частям, сосредоточивает свои заботы на некоторых из них как своих личных и присваивает последним все остальные элементы познания.» Выполняя функцию адаптации, сознание преодолевает трудности приспособления, когда запас реакций (рефлексов, навыков, привычек) недостаточен: фильтрует раздражители, выделяет среди них значимые, сравнивает их между собой, регулирует поведение индивида. Будучи личностно обособленным, индивидуальным, сознание составляет основу личности как «эмпирически данной совокупности объективно познаваемых вещей».

В. Вундт был немецким психологом, физиологом и философом, основавшим в 1879 году в Лейпцигском университете первую в мире лабораторию экспериментальной психологии. Исходя из понимания психологии как науки о непосредственном опыте, открываемом посредством тщательной и строго контролируемой интроспекции, он пытался выделить «простейшие элементы» сознания. Это объективные элементы (приходящие извне, от объекта) — простые впечатления, ощущения и представления, обладающие свойствами: качеством, интенсивностью; субъективные (связанные с субъектом, его внутренними переживаниями) — чувства, эмоции, для которых он выделил 3 параметра: удовольствие-неудовольствие; возбуждение-спокойствие; напряжение-разрядка. Эти элементы составляют комплекс чувств. Ощущения обеспечивают связь между элементами, синтез элементов сознания: восприятие — процесс вхождения некоторого содержания в поле сознания (по ассоциации, по сходству, по контрасту, по временной и пространственной смежности причины и следствия…) и апперцепция (связана с полем ясного видения) — концентрация сознания (внимания) на некотором содержании, т.е. содержание входит в поле ясного сознания. Организация единиц более высокого порядка является актом апперцепции (буквы в слова, слова в фразы и т.д., т.е. объединение мелких единиц сознания в крупные). В.Вундт также установил основные законы психической жизни:

  • А. Закон психических отношений: все элементы сознания связаны между собой.
  • Б. Закон контраста — воспринимается более отчетливо.
  • В. Закон творческого синтеза — сложное несводимо к простому.
  • Г. Закон неоднородности цели — процесс достижения цели может порождать новые цели.

Методологическим стандартом считалась физиология, поэтому психологию Вундта называли «физиологической». Но изучение высших психических процессов, по его мнению, должно проводиться с помощью других методов (анализ мифов, обрядов, религиозных представлений, языка), что нашло отражение в его 10-томном труде «Психология народов».

Сознание, по его мнению, — это то, что доступно интроспекции, оно существует только в самонаблюдении. Основной метод — интроспекция, эксперимент — вспомогательный. Он провел эксперимент с метрономом, где описал свойства сознания (впечатления), после чего выделил 3 основных его свойства:

  1. ритмичность (связанность, группировка впечатлений) — сознание является структурой. Отдельные элементы сознания имеют тенденцию образовывать группы элементов, связанных друг с другом. Это может быть непроизвольным или контролируемым вниманием. Благодаря группировке объем внимания и сознания может увеличиваться.
  2. неоднородность — две области: поле смутного сознания и ясного сознания и точка фиксации, которая находится в центре поля ясного сознания (это поле наиболее яркого сознания). Это поле внимания и периферия.
  3. имеет объем — количество простых впечатлений, которые субъект воспринимает как единое целое в данный момент времени (16-40 ударов метронома). Люди по-разному группируют впечатления — распределение площади поля внимания.

Другой американский ученый, Э. Титченер, ученик В. Вундта, попытался объединить теории В. Вундта и У. Джеймса. Душа — это совокупность психических процессов, переживаемых человеком на протяжении всей его жизни. Сознание — совокупность психических процессов, происходящих в душе в данный момент времени. Сознание — срез души. Существует уровень ясного сознания и уровень смутного сознания. Ясность, сенсорная интенсивность — степень внимания, высота волны.

Структура сознания

Одно из первых представлений о структуре сознания было выдвинуто З. Фрейдом. Его иерархическая структура выглядит следующим образом: подсознание-сознание-сверхсознание, и, казалось бы, она уже исчерпала свой объяснительный материал. Но нужны более приемлемые способы анализа сознания, а подсознание и бессознательное вообще не нужны как средства в исследовании сознания. Более продуктивной представляется давняя идея Л. Фейербаха о существовании сознания для сознания и сознания для бытия, которую развил Л.С. Выготский. Можно предположить, что это единое сознание, имеющее два слоя: бытийный и рефлексивный. Что входит в эти слои?

А. Леонтьев выделил 3 основные составляющие сознания: чувственная ткань образа, где чувственные образы придают сознательным переживаниям качество живого, реального, существующего вне мира; образы сохраняют свою первоначальную предметность, значение и смысл. Глубинная природа психических чувственных образов заключается в их субъективности, в том, что они порождаются в процессах деятельности, практически связывая субъекта с внешним объективным миром.

Н. А. Бернштейн ввел понятие живого движения и его биодинамической ткани. Таким образом, добавление этого компонента приводит к двухслойной структуре сознания. Экзистенциальный слой образован биодинамической тканью живого движения и действия и чувственной тканью образа. На экзистенциальном слое сознания решаются очень сложные задачи, так как для эффективного поведения в определенной ситуации необходима актуализация нужного образа и двигательной программы, то есть образ действия должен соответствовать образу мира. Рефлексивный слой образует значение — содержание общественного сознания, которое усваивает человек — это могут быть операциональные значения, предметные, вербальные значения, бытовые и научные ценности-нотации, а смысл — субъективное понимание и отношение к ситуации, информации. На рефлексивном слое происходит соотнесение мира идей, понятий, житейских и научных знаний со смыслом и мира человеческих ценностей, переживаний, знаний со смыслом. Непонимание связано с трудностями постижения смыслов. Процессы смыслотворчества и смыслополагания выступают как средство диалога и понимания. Биодинамическая ткань и смысл доступны стороннему наблюдателю и некоторым формам записи и анализа. Сенсорная ткань и смысл лишь частично доступны для самонаблюдения. Посторонний наблюдатель может делать выводы о них на основе косвенных данных, таких как поведение, продукты деятельности, действия, отчеты о самонаблюдении .

В психологии сознания метод интроспекции, что в переводе с латинского означает «смотреть, заглядывать внутрь», был признан основным и единственным методом психологии. Благодаря этому методу расширились знания о структуре сознания, где выделялись центр и периферия; сформировалось представление о том, что содержанием сознания являются объекты, отличающиеся от сознания. Сознания разных людей в то время сравнивали с замкнутыми сферами, разделенными пропастью. Никто не может пересечь эту пропасть, никто не может непосредственно переживать состояния моего сознания, как это делаю я.

Философ Джон Локк (1632-1704) считается идейным отцом метода интроспекции. Он считал, что существует два источника нашего знания: первый — это объекты внешнего мира, на которые направлены наши внешние органы чувств, в результате чего мы получаем впечатления о внешних вещах. Второй — это деятельность нашего собственного ума — мышление, сомнение, вера, рассуждение, знание и желание, которые познаются через внутреннее чувство — рефлексию. Он отмечает, что рефлексия — это особое направление внимания на деятельность собственной души и зрелость субъекта.

Локк делает два важных заявления о том, что существует возможность раздвоения психики. Деятельность психики может протекать как бы на двух уровнях: процессы первого уровня — это восприятия, мысли, желания; процессы второго уровня — это наблюдение или «созерцание» этих восприятий, мыслей, желаний. И второе утверждение содержит тот факт, что деятельность души первого уровня есть в каждом человеке и даже в ребенке. Деятельность души второго уровня требует особой организации. Это особая деятельность. Без нее познание душевной жизни невозможно.

Эти утверждения были приняты психологией сознания, а также были сделаны следующие научно-практические выводы: чтобы узнать, что происходит в содержании сознания другого человека, психолог может провести психологическое исследование только на себе, поставив себя в те же условия и наблюдая за собой. Второй вывод заключался в том, что интроспекция не происходит сама по себе и требует особой деятельности, требующей длительной подготовки.

Психологи того времени отмечали важные дополнительные преимущества метода интроспекции. Во-первых, считалось, что сознание непосредственно отражает причинно-следственные связи психических явлений. Второе преимущество: интроспекция поставляет психологические факты, так сказать, в чистом виде, без искажений.

Психология конца ХIХ в.

В психологии в конце девятнадцатого века начался грандиозный эксперимент по проверке возможностей метода интроспекции. Научные журналы того времени были заполнены статьями с интроспективными отчетами; в них психологи с большими подробностями описывали свои ощущения, состояния, переживания, которые возникали у них при предъявлении определенных стимулов, при постановке определенных задач. Это не были описания фактов сознания в естественных жизненных обстоятельствах, что само по себе может представлять интерес. Это были лабораторные эксперименты, проводимые «в строго контролируемых условиях» с целью получения совпадения результатов у разных испытуемых. Испытуемым предъявлялись отдельные зрительные или слуховые стимулы, изображения предметов, слова, фразы; они должны были воспринимать их, сравнивать друг с другом и сообщать о возникших у них ассоциациях.

Э. Титченер ввел два дополнительных требования, при которых интроспекция должна была быть направлена на выделение простейших элементов сознания, то есть ощущений и элементарных чувств; кроме того, в этом методе испытуемые должны были избегать в своих ответах описания внешних объектов, а говорить только о своих ощущениях, вызванных этими объектами, и о качествах этих ощущений. Например, испытуемый не мог сказать: «Мне подарили большое красное яблоко». Он должен был сказать примерно следующее: «Сначала я получил ощущение красного цвета, и оно затмило все остальное; затем его сменило впечатление круглого, одновременно с которым возникло легкое щекотание в языке, очевидно, след чувства вкуса. Появилось также быстро преходящее мышечное ощущение в правой руке…». Т.е. от испытуемого требовался сложный анализ «внутреннего опыта», аналитическая установка, избегание «ошибки стимула».

В этих исследованиях мы видим проблемы и трудности, а также бессмысленность такой «экспериментальной психологии». Накапливались противоречия в результатах, которые не совпадали у разных авторов и даже иногда у одного и того же автора в работе с разными испытуемыми. Это привело к крушению основ психологии — элементов сознания. Психологи стали находить такие содержания сознания, которые никак не могли быть разложены на отдельные ощущения или представлены как их сумма. Систематическое применение интроспекции обнаружило несенсорные, не имеющие смысла, элементы сознания. Среди них, например, были «чистые» движения мысли, без которых оказалось невозможным достоверно описать процесс мышления.

В психологии вместо триумфа науки, обладающей столь уникальным методом, сложилась кризисная ситуация. Аргументы, выдвигаемые в защиту метода интроспекции, не были строго выверены. Это были утверждения, которые казались верными только на первый взгляд. Использование и обсуждение метода интроспекции на практике выявило ряд недостатков, которые ставили под сомнение метод в целом, а вместе с ним и предмет психологии — предмет, с которым метод интроспекции был неразрывно связан.

Во втором десятилетии XX века, то есть чуть более чем через 30 лет после основания научной психологии, в ней произошел переворот, изменился предмет психологии. Им стало не сознание, а поведение человека и животных. Дж. Уотсон, основатель нового направления, писал: «Психология должна… Психология должна отказаться от субъективного предмета, интроспективного метода исследования и старой терминологии. Сознание с его структурными элементами, неразложимыми ощущениями и чувственными тонами, с его процессами, вниманием, восприятием, воображением — все это лишь фразы, не поддающиеся определению».

В настоящее время метод интроспекции как субъективный отчет испытуемых используется вместе с экспериментальным методом для сбора первичных данных и проверки гипотез. Это метод получения данных, а не их интерпретации. У субъективного отчета нет цели, нет техники, продуктом является выборочный отчет об интересах испытуемого или экспериментатора. Факты субъективного отчета рассматриваются как материал для дальнейшего анализа. В каждом конкретном случае экспериментатор должен применить специальный методический прием, который позволит выявить интересующие его связи. Субъект в данном случае — наивный наблюдатель, от которого требуется отчет в обычных повседневных терминах. Психолог-экспериментатор существует для того, чтобы изобретать экспериментальные методы, которые заставят таинственный процесс раскрыться и показать его механизмы.

К концу первой четверти 20-го века психология сознания практически прекратила свое существование. Причин тому было три:

  • 1) ограничение столь узким кругом явлений, как содержание и состояние сознания;
  • 2) идея разложения психики на простейшие элементы оказалась ложной;
  • 3) метод интроспекции, который психология сознания считала единственно возможным, был ограничен в своих возможностях.

Психика человека это не только сознание, но и бессознательное

Сознание и бессознательное работают в режиме гармоничного единства: в зоне ясного сознания человека оказалась лишь часть постоянных сигналов, и они используются для сознательного контроля поведения; выбора стратегий поведения. Наряду с сознательными формами отражения и деятельности для человека характерны и такие, которые находятся как бы за «порогом» сознания. Термины «бессознательное», «подсознательное», «бессознательное» часто встречаются в научной и художественной литературе, а также в повседневной жизни. Говорят: «Он сделал это бессознательно», «Он не хотел этого делать, но так получилось». Повседневный опыт знакомит нас с мыслями, которые всплывают в голове, и неизвестно, где и как они возникают. Психическая деятельность может находиться в фокусе сознания, а иногда она не достигает уровня сознания (предсознательное или предсознательное состояние) или опускается ниже порога сознания (подсознание). Бессознательное проявляется в психических явлениях во сне, в реакциях на неосознаваемые стимулы и в автоматических движениях. Бессознательное выступает то как установка, инстинкт, влечение, то как ощущение, восприятие, представление и мышление, то как интуиция, то как гипнотическое состояние или сон, состояние аффекта или безумия. К бессознательным явлениям относятся и подражание, и творческое вдохновение, сопровождающееся внезапным «озарением» новой идеей, рождающейся как бы от толчка изнутри, случаи мгновенного решения задач, долго не поддававшихся сознательному усилию, непроизвольные воспоминания о том, что казалось прочно забытым, и другие.

С физиологической точки зрения бессознательные процессы выполняют защитную функцию: они разгружают мозг от постоянного напряжения сознания там, где оно не нужно. Человеческий разум нес бы непомерное бремя, если бы ему приходилось контролировать каждый умственный акт, каждое движение и действие. Человек не мог бы ни эффективно мыслить, ни разумно действовать, если бы все элементы его жизнедеятельности одновременно требовали сознания.

Проблема бессознательного нашла отражение в учении Платона о познании как памяти, тесно связанной с идеей и наличием в душе скрытого, бессознательного знания, о котором сам субъект может даже ничего не подозревать. Иное освещение вопрос получил в концепции Р. Декарта, который исходил из тождества психики и сознания. Отсюда идея о том, что за объектами сознания протекают не только физиологические, но и психические процессы. Б. Спиноза утверждал, что люди осознают свои желания, но не причины, которые их определяют.

В истории философской и психологической мысли только Г.Ф. Лейбниц впервые смог достаточно четко сформулировать понятие бессознательного как низшей формы духовной деятельности, лежащей за порогом сознательных представлений, возвышающейся, подобно островам, над океаном темных перцептов (восприятий). Бессознательное может быть врожденным, приобретенным и вытесненным из сознания идеями.

Кант связывал понятие бессознательного с чувственным познанием, с интуицией. Он указывал на существование сферы восприятия органов чувств, которые не осознаются, хотя можно сделать вывод об их существовании.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Исследование мотивации достижения и мотивации избегания
  2. Виды психических состояний
  3. Гедонистическая функция искусства с примерами
  4. Природа человеческих способностей
  5. Большие социальные группы — Характер и типы больших социальных групп
  6. Особенности развития и диагностика наглядно-действенного мышления у дошкольников с нарушениями зрения — Теории мышления тифлопсихологии
  7. Когнитивная социальная психология
  8. Психология больших социальных групп
  9. Психологические защиты личности
  10. Психологические особенности возрастных групп

Сознание и психика. Признаки и свойства сознания

Подробности
Категория: Психология

Понимание сознания,  возникшее в древности и просуществовавшее столетиями, отождествляет его со всеми психологическими особенностями человека.

Все, что связано с душой человека, все, в чем она проявляется, древние ученые относили к содержанию сознания, поскольку психика  – это и есть, в сущности, сознание и другой психики (несознаваемой) не существует.

Благодаря трудам Рене Декарта и Джон Локка, основанным на данном утверждении, психология надолго превратилась в науку сознания (хотя бессознательное в психике также признается, но все же эта тема мало затрагивается).

Существует точка зрения, связывающая сознание человека с переживаниями, образами, мыслями, которые он в состоянии описать каким-либо способом и о которых так или иначе способен сообщить другим людям. Сознание в этом определении – совместное, всеобщее знание людей, знание, разделяемое людьми, которое в состоянии передавать от человека к человеку и в результате стать всеобщим или коллективным знанием. Многие ученые соотносят сознание исключительно с языком и речью, т. е. в сознание входит и может существовать в нем лишь то, что передается с помощью слов. Иначе говоря, в сознание входит только общее знание, представленное на уровне понятий о предметах и явлениях, которые отражены в языке.

Существует трактовка сознания как особого состояния психики человека, в котором он находится, когда правильно воспринимает происходящее с ним и вокруг него в отдельно взятый момент и не спит. Эта точка зрения предполагает появление и исчезновение сознания у человека, а также переход его к бессознательному состоянию, т. е. возможность нахождения человека и психики вне сознания.

О наличии у человека  сознания можно судить по тому, есть или нет в данный момент признаки, свидетельствующие о нахождении человека в данном состоянии. Таких признаков несколько: возможность описать его словами и представить с помощью определенных образов; возможность сообщить о собственных ощущениях и мыслях другим людям, возможность отграничения себя от происходящего вокруг и определения того, что происходит внутри.

 

В связи с тем что это состояние психики человека, мы воспринимаем его как динамическое, так как оно время от времени может изменяться. Отсюда следует, что возможно изменение и самого состояния сознания. Оно может усиливаться и ослабляться, оно имеет свою меру, т. е. бывает сильным и слабым.

Десять проверяемых свойств сознания

Функции сознания

Еще одним аспектом сознания, который можно рассмотреть, является его эволюционная функция (Бриджман, 2011; Эрл, 2014), в отличие от его нейронных интегративных, адаптивных и рабочих функций памяти. , которые обычно выделяются (например, Baars et al., 2013). Действительно, многие аспекты функции мозга являются интегративными, адаптивными и мнемоническими, не переходя порога осознания, например, функции процедурной памяти мозжечка и базальных ганглиев.Таким образом, очевидно, что такие функции мозга не требуют сознания как такового , и что такие нейронные интегративные, адаптивные и мнемонические функции, следовательно, не требуют сознания для работы.

Бриджман (2011) утверждает, что сознание позволяет организмам избегать тирании реакции на непосредственную (например, Павловскую) среду, позволяя организму накладывать свои целенаправленные потребности на ситуативную реакцию. Он приходит к выводу, что такое поведение требует работы рабочей памяти, и что сознание, следовательно, является особой формой рабочей памяти.Однако, хотя целенаправленность может быть характерным свойством сознания, оно не кажется достаточным критерием для вывода сознания как переживания . Практически все ведущие себя организмы в той или иной форме участвуют в таком целенаправленном поведении, но мы не решимся приписывать сознание всем формам целенаправленного поведения (например, коровам, поедающим траву). Действительно, у одноклеточных микроорганизмов можно наблюдать целенаправленное поведение, такое как охотничье поведение динофлагеллят и планариев, на основе информации, полученной из их унитарного субклеточного глаза (Schwab, 2012).Таким образом, целеустремленность поведения является свойством, а на самом деле существенным свойством всех действующих организмов или животных, из-за чего трудно отличить роль целеустремленности в сознании как таковом от роли в поведении в целом.

Альтернативный взгляд на роль сознания в рабочей памяти состоит в том, что оно представляет собой интерфейс процесса хранения в памяти. Есть веские доказательства того, что мы можем вспомнить только те предметы из сенсорного мира, которые были посещены (т.е., которые были фокусом сознательного осознания; Пенфилд, 1958). Хотя оставленные без присмотра элементы могут обрабатываться в той или иной форме, чтобы их можно было охарактеризовать как неинтересные цели для внимания, посредством так называемой предварительной обработки (Neisser, 1967) такие элементы не достигают места доступной памяти. Из памяти можно вызвать только посещенные пункты. Поэтому кажется, что сознание может представлять собой ворота к памяти. Хотя не все элементы, которые достигают сознания, можно запомнить, похоже, что все элементы, которые запоминаются, должны были достичь сознания.

Хотя сознание, таким образом, sine qua non для создания памяти для объекта, тем не менее, оно не требуется для памяти как таковой . Действительно, само понятие памяти подразумевает отсутствие сознания, поскольку акт запоминания точно соответствует возвращению объекта в сознание из его скрытого состояния хранения вне сознания. Эта нехватка сознания очевидна для огромного количества элементов долговременной памяти, таких как имя вашего первоклассного учителя (которое вы, возможно, не осознавали в течение десятилетий), но также верно и для кратковременной иконической памяти. .У всех нас был опыт, когда нам сообщали номер телефона, затем выполняли конкурирующие действия, во время которых мы не осознавали номер, а затем мы могли вспомнить номер телефона, направляя внимание на внутреннее слуховое «эхо» этого номера, которое является все еще доступен в течение нескольких минут, хотя и вне непосредственного сознания, пока не будет получен доступ.

Точно так же сознание можно отличить от более интерактивной концепции рабочей памяти (Baddeley and Hitch, 1974), более ранней формы глобального рабочего пространства, которую в настоящее время отстаивают Баарс и др.(2013). У этих форм операций есть три аспекта, которые формируют основные операции процесса, который мы называем «мышлением»: вызов элементов из памяти, последовательность рабочих операций с элементами и осознание этого процесса. Рассмотрим вопрос викторины о том, больше ли предмет, чем хлебница, для такого предмета, как мяч для регби. Мы должны вызвать элемент из памяти, исследовать память, чтобы определить его размеры, сделать то же самое для стандартной концепции хлебной корзины, сравнить наборы размеров (с соответствующим поворотом до наиболее подходящей ориентации) и принять решение о том, какой из них больше.Действительно, мы должны решить, какая форма хлебницы предназначена: одна буханка, которая будет слишком мала для мяча для регби, или хлебная корзина из нескольких буханок, которая легко будет достаточно большой. Поскольку каждая из этих операций требует акта вызова из памяти, за которым следуют операции над ними, кажется неправильным называть их формой памяти как таковой , даже если бы это была активная форма. Термин «рабочая память», возможно, был стратегией, позволяющей избежать использования термина «сознание» в редукционистской среде середины 20-го века, но включение всех этих операций, похоже, раздувает функцию памяти до невероятной степени.Желательно ограничить термин «память» функцией хранения, заключающейся в сохранении информации после ее перемещения за пределы театра сознания.

Наконец, какой свет этот анализ проливает на глобальную рабочую область Баарса как сущность сознания? В викторине с хлебной корзиной мы осознаем, что ставим вопрос о том, чтобы вспомнить мяч для регби, его масштаб, вспомнить хлебный ящик, его относительный масштаб, выровнять их для сравнения и принять решение.Но мы не осознаем все эти факторы одновременно. По крайней мере, в начале процесса, когда мы вспоминаем форму мяча для регби от других спортивных мячей, мы не осознаем, что учитываем тип хлебницы. Только когда все компоненты будут вызваны из памяти, мы, возможно, сможем осознавать их все вместе. Таким образом, хотя глобальное рабочее пространство может быть конкретной ареной операций сознания, оно не кажется точной характеристикой основной функции сознания как таковой .Сознание, кажется, лучше охарактеризовать как роль оперативного внимания в пределах глобального рабочего пространства, а не глобального рабочего пространства в целом. В этом смысле сознание концептуализируется как способность «ментального схватывания», необходимая для манипулирования ментальными конструкциями в глобальном рабочем пространстве.

Таким образом, эволюционная функция сознания может быть не столько механизмом для введения целенаправленных аспектов в управление поведением, сколько механизмом, выполняющим функции привратника для хранения памяти, так что только те аспекты сенсорного ввода, которые проходят через критерий достижения сознания может быть сохранен в памяти, тогда как все остальные аспекты будут потеряны (Penfield, 1958).Сами сохраненные воспоминания со временем распадаются, поэтому со временем они могут быть утеряны, но многие из них сохраняются на длительные периоды или даже на всю жизнь, особенно те, которые были пережиты с повышенным сознанием. Таким образом, в то время как «внимание» описывает селективную функцию того, какие аспекты сенсорного ввода являются фокусом функции контроля, «сознание» описывает уровень активации, через который разработанный сенсорный ввод закладывается в виде следа памяти и усиливается или реорганизуется. в памяти при вызове через механизм рабочей памяти.

Комментарий к теории интегрированной информации

Возможно, наиболее выдающимся современным анализом сознания является Теория интегрированной информации Тонони (2008). Настоящий анализ не распространяется на полную оценку его утверждений, но уместно обратиться к одной из его основных аксиом. Это аксиома о том, что сознание имеет «богатую концептуальную структуру, состоящую из очень большого количества концепций и отношений» (Tononi et al., 2016, p. 457), которые соответствуют всем феноменальным различиям, которые составляют наши сообщенные сознательный опыт.Однако трактовка этого свойства как аксиоматики сознания, похоже, полностью упускает из виду суть, поскольку даже сознание, ограниченное очень немногими концепциями, все же должно квалифицироваться как действительная форма феноменального сознания. Спецификация Тонони примерно эквивалентна свойству многогранности сознания в настоящем анализе, так что в этом отношении мы согласны, но рассматривать его как аксиоматическое определяющее свойство сознания кажется ошибочным (сравните Bayne, 2018). Даже если максимальная емкость сознания была сильно ограничена, поскольку она, предположительно, должна быть на самом низком уровне организма, который ее испытывает, это ограничение не умаляет факта этого сознания.В самом деле, это обычное явление, когда сознание резко ограничивается в «концептуальной структуре», когда он очень устал или ослаблен иным образом, хотя оно все еще может иметь качественную яркость, которая является основной характеристикой феноменальных сознательных. И наоборот, даже если сложная система, компьютер с глубоким обучением или Интернет, развивает «очень большое количество концепций и отношений», это не означает, что она является сознательной. В этом смысле IIT (Tononi, 2008; Koch et al., 2016; Tononi et al., 2016) не может рассматриваться как теория феноменального сознания как таковая , хотя ее можно рассматривать как действительную концептуализацию того, что называется «сознанием доступа».

Десять проверяемых свойств сознания

Функции сознания

Еще одним аспектом сознания, который можно рассмотреть, является его эволюционная функция (Бриджман, 2011; Эрл, 2014), в отличие от его нейронно-интегративной, адаптивной и рабочей памяти функции, которые обычно выделяются (например,г., Baars et al., 2013). Действительно, многие аспекты функции мозга являются интегративными, адаптивными и мнемоническими, не переходя порога осознания, например, функции процедурной памяти мозжечка и базальных ганглиев. Таким образом, очевидно, что такие функции мозга не требуют сознания как такового , и что такие нейронные интегративные, адаптивные и мнемонические функции, следовательно, не требуют сознания для работы.

Бриджман (2011) утверждает, что сознание позволяет организмам избегать тирании реакции на непосредственное (например,ж., Павлова), позволяющая организму накладывать свои целенаправленные потребности на ситуационный ответ. Он приходит к выводу, что такое поведение требует работы рабочей памяти, и что сознание, следовательно, является особой формой рабочей памяти. Однако, хотя целенаправленность может быть характерным свойством сознания, оно не кажется достаточным критерием для вывода сознания как переживания . Практически все ведущие себя организмы в той или иной форме участвуют в таком целенаправленном поведении, но мы не решимся приписывать сознание всем формам целенаправленного поведения (например, коровам, поедающим траву).Действительно, у одноклеточных микроорганизмов можно наблюдать целенаправленное поведение, такое как охотничье поведение динофлагеллят и планариев, на основе информации, полученной из их унитарного субклеточного глаза (Schwab, 2012). Таким образом, целеустремленность поведения является свойством, а на самом деле существенным свойством всех действующих организмов или животных, из-за чего трудно отличить роль целеустремленности в сознании как таковом от роли в поведении в целом.

Альтернативный взгляд на роль сознания в рабочей памяти состоит в том, что оно представляет собой интерфейс процесса хранения в памяти.Существуют веские доказательства того, что мы можем вспомнить только те предметы из сенсорного мира, которые были посещены (т. Е. Которые были фокусом сознательного осознания; Penfield, 1958). Хотя оставленные без присмотра элементы могут обрабатываться в той или иной форме, чтобы их можно было охарактеризовать как неинтересные цели для внимания, посредством так называемой предварительной обработки (Neisser, 1967) такие элементы не достигают места доступной памяти. Из памяти можно вызвать только посещенные пункты. Поэтому кажется, что сознание может представлять собой ворота к памяти.Хотя не все элементы, которые достигают сознания, можно запомнить, похоже, что все элементы, которые запоминаются, должны были достичь сознания.

Хотя сознание, таким образом, sine qua non для создания памяти для объекта, тем не менее, оно не требуется для памяти как таковой . Действительно, само понятие памяти подразумевает отсутствие сознания, поскольку акт запоминания точно соответствует возвращению объекта в сознание из его скрытого состояния хранения вне сознания.Эта нехватка сознания очевидна для огромного количества элементов долговременной памяти, таких как имя вашего первоклассного учителя (которое вы, возможно, не осознавали в течение десятилетий), но также верно и для кратковременной иконической памяти. . У всех нас был опыт, когда нам сообщали номер телефона, затем выполняли конкурирующие действия, во время которых мы не осознавали номер, а затем мы могли вспомнить номер телефона, направляя внимание на внутреннее слуховое «эхо» этого номера, которое является все еще доступен в течение нескольких минут, хотя и вне непосредственного сознания, пока не будет получен доступ.

Точно так же сознание можно отличить от более интерактивной концепции рабочей памяти (Baddeley and Hitch, 1974), более ранней формы глобального рабочего пространства, которую в настоящее время отстаивают Баарс и др. (2013). У этих форм операций есть три аспекта, которые формируют основные операции процесса, который мы называем «мышлением»: вызов элементов из памяти, последовательность рабочих операций с элементами и осознание этого процесса. Рассмотрим вопрос викторины о том, больше ли предмет, чем хлебница, для такого предмета, как мяч для регби.Мы должны вызвать элемент из памяти, исследовать память, чтобы определить его размеры, сделать то же самое для стандартной концепции хлебной корзины, сравнить наборы размеров (с соответствующим поворотом до наиболее подходящей ориентации) и принять решение о том, какой из них больше. Действительно, мы должны решить, какая форма хлебницы предназначена: одна буханка, которая будет слишком мала для мяча для регби, или хлебная корзина из нескольких буханок, которая легко будет достаточно большой. Поскольку каждая из этих операций требует акта вызова из памяти, за которым следуют операции над ними, кажется неправильным называть их формой памяти как таковой , даже если бы это была активная форма.Термин «рабочая память», возможно, был стратегией, позволяющей избежать использования термина «сознание» в редукционистской среде середины 20-го века, но включение всех этих операций, похоже, раздувает функцию памяти до невероятной степени. Желательно ограничить термин «память» функцией хранения, заключающейся в сохранении информации после ее перемещения за пределы театра сознания.

Наконец, какой свет этот анализ проливает на глобальную рабочую область Баарса как сущность сознания? В викторине с хлебной корзиной мы осознаем, что ставим вопрос о том, чтобы вспомнить мяч для регби, его масштаб, вспомнить хлебный ящик, его относительный масштаб, выровнять их для сравнения и принять решение.Но мы не осознаем все эти факторы одновременно. По крайней мере, в начале процесса, когда мы вспоминаем форму мяча для регби от других спортивных мячей, мы не осознаем, что учитываем тип хлебницы. Только когда все компоненты будут вызваны из памяти, мы, возможно, сможем осознавать их все вместе. Таким образом, хотя глобальное рабочее пространство может быть конкретной ареной операций сознания, оно не кажется точной характеристикой основной функции сознания как таковой .Сознание, кажется, лучше охарактеризовать как роль оперативного внимания в пределах глобального рабочего пространства, а не глобального рабочего пространства в целом. В этом смысле сознание концептуализируется как способность «ментального схватывания», необходимая для манипулирования ментальными конструкциями в глобальном рабочем пространстве.

Таким образом, эволюционная функция сознания может быть не столько механизмом для введения целенаправленных аспектов в управление поведением, сколько механизмом, выполняющим функции привратника для хранения памяти, так что только те аспекты сенсорного ввода, которые проходят через критерий достижения сознания может быть сохранен в памяти, тогда как все остальные аспекты будут потеряны (Penfield, 1958).Сами сохраненные воспоминания со временем распадаются, поэтому со временем они могут быть утеряны, но многие из них сохраняются на длительные периоды или даже на всю жизнь, особенно те, которые были пережиты с повышенным сознанием. Таким образом, в то время как «внимание» описывает селективную функцию того, какие аспекты сенсорного ввода являются фокусом функции контроля, «сознание» описывает уровень активации, через который разработанный сенсорный ввод закладывается в виде следа памяти и усиливается или реорганизуется. в памяти при вызове через механизм рабочей памяти.

Комментарий к теории интегрированной информации

Возможно, наиболее выдающимся современным анализом сознания является Теория интегрированной информации Тонони (2008). Настоящий анализ не распространяется на полную оценку его утверждений, но уместно обратиться к одной из его основных аксиом. Это аксиома о том, что сознание имеет «богатую концептуальную структуру, состоящую из очень большого количества концепций и отношений» (Tononi et al., 2016, p. 457), которые соответствуют всем феноменальным различиям, которые составляют наши сообщенные сознательный опыт.Однако трактовка этого свойства как аксиоматики сознания, похоже, полностью упускает из виду суть, поскольку даже сознание, ограниченное очень немногими концепциями, все же должно квалифицироваться как действительная форма феноменального сознания. Спецификация Тонони примерно эквивалентна свойству многогранности сознания в настоящем анализе, так что в этом отношении мы согласны, но рассматривать его как аксиоматическое определяющее свойство сознания кажется ошибочным (сравните Bayne, 2018). Даже если максимальная емкость сознания была сильно ограничена, поскольку она, предположительно, должна быть на самом низком уровне организма, который ее испытывает, это ограничение не умаляет факта этого сознания.В самом деле, это обычное явление, когда сознание резко ограничивается в «концептуальной структуре», когда он очень устал или ослаблен иным образом, хотя оно все еще может иметь качественную яркость, которая является основной характеристикой феноменальных сознательных. И наоборот, даже если сложная система, компьютер с глубоким обучением или Интернет, развивает «очень большое количество концепций и отношений», это не означает, что она является сознательной. В этом смысле IIT (Tononi, 2008; Koch et al., 2016; Tononi et al., 2016) не может рассматриваться как теория феноменального сознания как таковая , хотя ее можно рассматривать как действительную концептуализацию того, что называется «сознанием доступа».

Десять проверяемых свойств сознания

Функции сознания

Еще одним аспектом сознания, который можно рассмотреть, является его эволюционная функция (Бриджман, 2011; Эрл, 2014), в отличие от его нейронно-интегративной, адаптивной и рабочей памяти функции, которые обычно выделяются (например,г., Baars et al., 2013). Действительно, многие аспекты функции мозга являются интегративными, адаптивными и мнемоническими, не переходя порога осознания, например, функции процедурной памяти мозжечка и базальных ганглиев. Таким образом, очевидно, что такие функции мозга не требуют сознания как такового , и что такие нейронные интегративные, адаптивные и мнемонические функции, следовательно, не требуют сознания для работы.

Бриджман (2011) утверждает, что сознание позволяет организмам избегать тирании реакции на непосредственное (например,ж., Павлова), позволяющая организму накладывать свои целенаправленные потребности на ситуационный ответ. Он приходит к выводу, что такое поведение требует работы рабочей памяти, и что сознание, следовательно, является особой формой рабочей памяти. Однако, хотя целенаправленность может быть характерным свойством сознания, оно не кажется достаточным критерием для вывода сознания как переживания . Практически все ведущие себя организмы в той или иной форме участвуют в таком целенаправленном поведении, но мы не решимся приписывать сознание всем формам целенаправленного поведения (например, коровам, поедающим траву).Действительно, у одноклеточных микроорганизмов можно наблюдать целенаправленное поведение, такое как охотничье поведение динофлагеллят и планариев, на основе информации, полученной из их унитарного субклеточного глаза (Schwab, 2012). Таким образом, целеустремленность поведения является свойством, а на самом деле существенным свойством всех действующих организмов или животных, из-за чего трудно отличить роль целеустремленности в сознании как таковом от роли в поведении в целом.

Альтернативный взгляд на роль сознания в рабочей памяти состоит в том, что оно представляет собой интерфейс процесса хранения в памяти.Существуют веские доказательства того, что мы можем вспомнить только те предметы из сенсорного мира, которые были посещены (т. Е. Которые были фокусом сознательного осознания; Penfield, 1958). Хотя оставленные без присмотра элементы могут обрабатываться в той или иной форме, чтобы их можно было охарактеризовать как неинтересные цели для внимания, посредством так называемой предварительной обработки (Neisser, 1967) такие элементы не достигают места доступной памяти. Из памяти можно вызвать только посещенные пункты. Поэтому кажется, что сознание может представлять собой ворота к памяти.Хотя не все элементы, которые достигают сознания, можно запомнить, похоже, что все элементы, которые запоминаются, должны были достичь сознания.

Хотя сознание, таким образом, sine qua non для создания памяти для объекта, тем не менее, оно не требуется для памяти как таковой . Действительно, само понятие памяти подразумевает отсутствие сознания, поскольку акт запоминания точно соответствует возвращению объекта в сознание из его скрытого состояния хранения вне сознания.Эта нехватка сознания очевидна для огромного количества элементов долговременной памяти, таких как имя вашего первоклассного учителя (которое вы, возможно, не осознавали в течение десятилетий), но также верно и для кратковременной иконической памяти. . У всех нас был опыт, когда нам сообщали номер телефона, затем выполняли конкурирующие действия, во время которых мы не осознавали номер, а затем мы могли вспомнить номер телефона, направляя внимание на внутреннее слуховое «эхо» этого номера, которое является все еще доступен в течение нескольких минут, хотя и вне непосредственного сознания, пока не будет получен доступ.

Точно так же сознание можно отличить от более интерактивной концепции рабочей памяти (Baddeley and Hitch, 1974), более ранней формы глобального рабочего пространства, которую в настоящее время отстаивают Баарс и др. (2013). У этих форм операций есть три аспекта, которые формируют основные операции процесса, который мы называем «мышлением»: вызов элементов из памяти, последовательность рабочих операций с элементами и осознание этого процесса. Рассмотрим вопрос викторины о том, больше ли предмет, чем хлебница, для такого предмета, как мяч для регби.Мы должны вызвать элемент из памяти, исследовать память, чтобы определить его размеры, сделать то же самое для стандартной концепции хлебной корзины, сравнить наборы размеров (с соответствующим поворотом до наиболее подходящей ориентации) и принять решение о том, какой из них больше. Действительно, мы должны решить, какая форма хлебницы предназначена: одна буханка, которая будет слишком мала для мяча для регби, или хлебная корзина из нескольких буханок, которая легко будет достаточно большой. Поскольку каждая из этих операций требует акта вызова из памяти, за которым следуют операции над ними, кажется неправильным называть их формой памяти как таковой , даже если бы это была активная форма.Термин «рабочая память», возможно, был стратегией, позволяющей избежать использования термина «сознание» в редукционистской среде середины 20-го века, но включение всех этих операций, похоже, раздувает функцию памяти до невероятной степени. Желательно ограничить термин «память» функцией хранения, заключающейся в сохранении информации после ее перемещения за пределы театра сознания.

Наконец, какой свет этот анализ проливает на глобальную рабочую область Баарса как сущность сознания? В викторине с хлебной корзиной мы осознаем, что ставим вопрос о том, чтобы вспомнить мяч для регби, его масштаб, вспомнить хлебный ящик, его относительный масштаб, выровнять их для сравнения и принять решение.Но мы не осознаем все эти факторы одновременно. По крайней мере, в начале процесса, когда мы вспоминаем форму мяча для регби от других спортивных мячей, мы не осознаем, что учитываем тип хлебницы. Только когда все компоненты будут вызваны из памяти, мы, возможно, сможем осознавать их все вместе. Таким образом, хотя глобальное рабочее пространство может быть конкретной ареной операций сознания, оно не кажется точной характеристикой основной функции сознания как таковой .Сознание, кажется, лучше охарактеризовать как роль оперативного внимания в пределах глобального рабочего пространства, а не глобального рабочего пространства в целом. В этом смысле сознание концептуализируется как способность «ментального схватывания», необходимая для манипулирования ментальными конструкциями в глобальном рабочем пространстве.

Таким образом, эволюционная функция сознания может быть не столько механизмом для введения целенаправленных аспектов в управление поведением, сколько механизмом, выполняющим функции привратника для хранения памяти, так что только те аспекты сенсорного ввода, которые проходят через критерий достижения сознания может быть сохранен в памяти, тогда как все остальные аспекты будут потеряны (Penfield, 1958).Сами сохраненные воспоминания со временем распадаются, поэтому со временем они могут быть утеряны, но многие из них сохраняются на длительные периоды или даже на всю жизнь, особенно те, которые были пережиты с повышенным сознанием. Таким образом, в то время как «внимание» описывает селективную функцию того, какие аспекты сенсорного ввода являются фокусом функции контроля, «сознание» описывает уровень активации, через который разработанный сенсорный ввод закладывается в виде следа памяти и усиливается или реорганизуется. в памяти при вызове через механизм рабочей памяти.

Комментарий к теории интегрированной информации

Возможно, наиболее выдающимся современным анализом сознания является Теория интегрированной информации Тонони (2008). Настоящий анализ не распространяется на полную оценку его утверждений, но уместно обратиться к одной из его основных аксиом. Это аксиома о том, что сознание имеет «богатую концептуальную структуру, состоящую из очень большого количества концепций и отношений» (Tononi et al., 2016, p. 457), которые соответствуют всем феноменальным различиям, которые составляют наши сообщенные сознательный опыт.Однако трактовка этого свойства как аксиоматики сознания, похоже, полностью упускает из виду суть, поскольку даже сознание, ограниченное очень немногими концепциями, все же должно квалифицироваться как действительная форма феноменального сознания. Спецификация Тонони примерно эквивалентна свойству многогранности сознания в настоящем анализе, так что в этом отношении мы согласны, но рассматривать его как аксиоматическое определяющее свойство сознания кажется ошибочным (сравните Bayne, 2018). Даже если максимальная емкость сознания была сильно ограничена, поскольку она, предположительно, должна быть на самом низком уровне организма, который ее испытывает, это ограничение не умаляет факта этого сознания.В самом деле, это обычное явление, когда сознание резко ограничивается в «концептуальной структуре», когда он очень устал или ослаблен иным образом, хотя оно все еще может иметь качественную яркость, которая является основной характеристикой феноменальных сознательных. И наоборот, даже если сложная система, компьютер с глубоким обучением или Интернет, развивает «очень большое количество концепций и отношений», это не означает, что она является сознательной. В этом смысле IIT (Tononi, 2008; Koch et al., 2016; Tononi et al., 2016) не может рассматриваться как теория феноменального сознания как таковая , хотя ее можно рассматривать как действительную концептуализацию того, что называется «сознанием доступа».

Десять проверяемых свойств сознания

Функции сознания

Еще одним аспектом сознания, который можно рассмотреть, является его эволюционная функция (Бриджман, 2011; Эрл, 2014), в отличие от его нейронно-интегративной, адаптивной и рабочей памяти функции, которые обычно выделяются (например,г., Baars et al., 2013). Действительно, многие аспекты функции мозга являются интегративными, адаптивными и мнемоническими, не переходя порога осознания, например, функции процедурной памяти мозжечка и базальных ганглиев. Таким образом, очевидно, что такие функции мозга не требуют сознания как такового , и что такие нейронные интегративные, адаптивные и мнемонические функции, следовательно, не требуют сознания для работы.

Бриджман (2011) утверждает, что сознание позволяет организмам избегать тирании реакции на непосредственное (например,ж., Павлова), позволяющая организму накладывать свои целенаправленные потребности на ситуационный ответ. Он приходит к выводу, что такое поведение требует работы рабочей памяти, и что сознание, следовательно, является особой формой рабочей памяти. Однако, хотя целенаправленность может быть характерным свойством сознания, оно не кажется достаточным критерием для вывода сознания как переживания . Практически все ведущие себя организмы в той или иной форме участвуют в таком целенаправленном поведении, но мы не решимся приписывать сознание всем формам целенаправленного поведения (например, коровам, поедающим траву).Действительно, у одноклеточных микроорганизмов можно наблюдать целенаправленное поведение, такое как охотничье поведение динофлагеллят и планариев, на основе информации, полученной из их унитарного субклеточного глаза (Schwab, 2012). Таким образом, целеустремленность поведения является свойством, а на самом деле существенным свойством всех действующих организмов или животных, из-за чего трудно отличить роль целеустремленности в сознании как таковом от роли в поведении в целом.

Альтернативный взгляд на роль сознания в рабочей памяти состоит в том, что оно представляет собой интерфейс процесса хранения в памяти.Существуют веские доказательства того, что мы можем вспомнить только те предметы из сенсорного мира, которые были посещены (т. Е. Которые были фокусом сознательного осознания; Penfield, 1958). Хотя оставленные без присмотра элементы могут обрабатываться в той или иной форме, чтобы их можно было охарактеризовать как неинтересные цели для внимания, посредством так называемой предварительной обработки (Neisser, 1967) такие элементы не достигают места доступной памяти. Из памяти можно вызвать только посещенные пункты. Поэтому кажется, что сознание может представлять собой ворота к памяти.Хотя не все элементы, которые достигают сознания, можно запомнить, похоже, что все элементы, которые запоминаются, должны были достичь сознания.

Хотя сознание, таким образом, sine qua non для создания памяти для объекта, тем не менее, оно не требуется для памяти как таковой . Действительно, само понятие памяти подразумевает отсутствие сознания, поскольку акт запоминания точно соответствует возвращению объекта в сознание из его скрытого состояния хранения вне сознания.Эта нехватка сознания очевидна для огромного количества элементов долговременной памяти, таких как имя вашего первоклассного учителя (которое вы, возможно, не осознавали в течение десятилетий), но также верно и для кратковременной иконической памяти. . У всех нас был опыт, когда нам сообщали номер телефона, затем выполняли конкурирующие действия, во время которых мы не осознавали номер, а затем мы могли вспомнить номер телефона, направляя внимание на внутреннее слуховое «эхо» этого номера, которое является все еще доступен в течение нескольких минут, хотя и вне непосредственного сознания, пока не будет получен доступ.

Точно так же сознание можно отличить от более интерактивной концепции рабочей памяти (Baddeley and Hitch, 1974), более ранней формы глобального рабочего пространства, которую в настоящее время отстаивают Баарс и др. (2013). У этих форм операций есть три аспекта, которые формируют основные операции процесса, который мы называем «мышлением»: вызов элементов из памяти, последовательность рабочих операций с элементами и осознание этого процесса. Рассмотрим вопрос викторины о том, больше ли предмет, чем хлебница, для такого предмета, как мяч для регби.Мы должны вызвать элемент из памяти, исследовать память, чтобы определить его размеры, сделать то же самое для стандартной концепции хлебной корзины, сравнить наборы размеров (с соответствующим поворотом до наиболее подходящей ориентации) и принять решение о том, какой из них больше. Действительно, мы должны решить, какая форма хлебницы предназначена: одна буханка, которая будет слишком мала для мяча для регби, или хлебная корзина из нескольких буханок, которая легко будет достаточно большой. Поскольку каждая из этих операций требует акта вызова из памяти, за которым следуют операции над ними, кажется неправильным называть их формой памяти как таковой , даже если бы это была активная форма.Термин «рабочая память», возможно, был стратегией, позволяющей избежать использования термина «сознание» в редукционистской среде середины 20-го века, но включение всех этих операций, похоже, раздувает функцию памяти до невероятной степени. Желательно ограничить термин «память» функцией хранения, заключающейся в сохранении информации после ее перемещения за пределы театра сознания.

Наконец, какой свет этот анализ проливает на глобальную рабочую область Баарса как сущность сознания? В викторине с хлебной корзиной мы осознаем, что ставим вопрос о том, чтобы вспомнить мяч для регби, его масштаб, вспомнить хлебный ящик, его относительный масштаб, выровнять их для сравнения и принять решение.Но мы не осознаем все эти факторы одновременно. По крайней мере, в начале процесса, когда мы вспоминаем форму мяча для регби от других спортивных мячей, мы не осознаем, что учитываем тип хлебницы. Только когда все компоненты будут вызваны из памяти, мы, возможно, сможем осознавать их все вместе. Таким образом, хотя глобальное рабочее пространство может быть конкретной ареной операций сознания, оно не кажется точной характеристикой основной функции сознания как таковой .Сознание, кажется, лучше охарактеризовать как роль оперативного внимания в пределах глобального рабочего пространства, а не глобального рабочего пространства в целом. В этом смысле сознание концептуализируется как способность «ментального схватывания», необходимая для манипулирования ментальными конструкциями в глобальном рабочем пространстве.

Таким образом, эволюционная функция сознания может быть не столько механизмом для введения целенаправленных аспектов в управление поведением, сколько механизмом, выполняющим функции привратника для хранения памяти, так что только те аспекты сенсорного ввода, которые проходят через критерий достижения сознания может быть сохранен в памяти, тогда как все остальные аспекты будут потеряны (Penfield, 1958).Сами сохраненные воспоминания со временем распадаются, поэтому со временем они могут быть утеряны, но многие из них сохраняются на длительные периоды или даже на всю жизнь, особенно те, которые были пережиты с повышенным сознанием. Таким образом, в то время как «внимание» описывает селективную функцию того, какие аспекты сенсорного ввода являются фокусом функции контроля, «сознание» описывает уровень активации, через который разработанный сенсорный ввод закладывается в виде следа памяти и усиливается или реорганизуется. в памяти при вызове через механизм рабочей памяти.

Комментарий к теории интегрированной информации

Возможно, наиболее выдающимся современным анализом сознания является Теория интегрированной информации Тонони (2008). Настоящий анализ не распространяется на полную оценку его утверждений, но уместно обратиться к одной из его основных аксиом. Это аксиома о том, что сознание имеет «богатую концептуальную структуру, состоящую из очень большого количества концепций и отношений» (Tononi et al., 2016, p. 457), которые соответствуют всем феноменальным различиям, которые составляют наши сообщенные сознательный опыт.Однако трактовка этого свойства как аксиоматики сознания, похоже, полностью упускает из виду суть, поскольку даже сознание, ограниченное очень немногими концепциями, все же должно квалифицироваться как действительная форма феноменального сознания. Спецификация Тонони примерно эквивалентна свойству многогранности сознания в настоящем анализе, так что в этом отношении мы согласны, но рассматривать его как аксиоматическое определяющее свойство сознания кажется ошибочным (сравните Bayne, 2018). Даже если максимальная емкость сознания была сильно ограничена, поскольку она, предположительно, должна быть на самом низком уровне организма, который ее испытывает, это ограничение не умаляет факта этого сознания.В самом деле, это обычное явление, когда сознание резко ограничивается в «концептуальной структуре», когда он очень устал или ослаблен иным образом, хотя оно все еще может иметь качественную яркость, которая является основной характеристикой феноменальных сознательных. И наоборот, даже если сложная система, компьютер с глубоким обучением или Интернет, развивает «очень большое количество концепций и отношений», это не означает, что она является сознательной. В этом смысле IIT (Tononi, 2008; Koch et al., 2016; Tononi et al., 2016) не может рассматриваться как теория феноменального сознания как таковая , хотя ее можно рассматривать как действительную концептуализацию того, что называется «сознанием доступа».

Десять проверяемых свойств сознания

Функции сознания

Еще одним аспектом сознания, который можно рассмотреть, является его эволюционная функция (Бриджман, 2011; Эрл, 2014), в отличие от его нейронно-интегративной, адаптивной и рабочей памяти функции, которые обычно выделяются (например,г., Baars et al., 2013). Действительно, многие аспекты функции мозга являются интегративными, адаптивными и мнемоническими, не переходя порога осознания, например, функции процедурной памяти мозжечка и базальных ганглиев. Таким образом, очевидно, что такие функции мозга не требуют сознания как такового , и что такие нейронные интегративные, адаптивные и мнемонические функции, следовательно, не требуют сознания для работы.

Бриджман (2011) утверждает, что сознание позволяет организмам избегать тирании реакции на непосредственное (например,ж., Павлова), позволяющая организму накладывать свои целенаправленные потребности на ситуационный ответ. Он приходит к выводу, что такое поведение требует работы рабочей памяти, и что сознание, следовательно, является особой формой рабочей памяти. Однако, хотя целенаправленность может быть характерным свойством сознания, оно не кажется достаточным критерием для вывода сознания как переживания . Практически все ведущие себя организмы в той или иной форме участвуют в таком целенаправленном поведении, но мы не решимся приписывать сознание всем формам целенаправленного поведения (например, коровам, поедающим траву).Действительно, у одноклеточных микроорганизмов можно наблюдать целенаправленное поведение, такое как охотничье поведение динофлагеллят и планариев, на основе информации, полученной из их унитарного субклеточного глаза (Schwab, 2012). Таким образом, целеустремленность поведения является свойством, а на самом деле существенным свойством всех действующих организмов или животных, из-за чего трудно отличить роль целеустремленности в сознании как таковом от роли в поведении в целом.

Альтернативный взгляд на роль сознания в рабочей памяти состоит в том, что оно представляет собой интерфейс процесса хранения в памяти.Существуют веские доказательства того, что мы можем вспомнить только те предметы из сенсорного мира, которые были посещены (т. Е. Которые были фокусом сознательного осознания; Penfield, 1958). Хотя оставленные без присмотра элементы могут обрабатываться в той или иной форме, чтобы их можно было охарактеризовать как неинтересные цели для внимания, посредством так называемой предварительной обработки (Neisser, 1967) такие элементы не достигают места доступной памяти. Из памяти можно вызвать только посещенные пункты. Поэтому кажется, что сознание может представлять собой ворота к памяти.Хотя не все элементы, которые достигают сознания, можно запомнить, похоже, что все элементы, которые запоминаются, должны были достичь сознания.

Хотя сознание, таким образом, sine qua non для создания памяти для объекта, тем не менее, оно не требуется для памяти как таковой . Действительно, само понятие памяти подразумевает отсутствие сознания, поскольку акт запоминания точно соответствует возвращению объекта в сознание из его скрытого состояния хранения вне сознания.Эта нехватка сознания очевидна для огромного количества элементов долговременной памяти, таких как имя вашего первоклассного учителя (которое вы, возможно, не осознавали в течение десятилетий), но также верно и для кратковременной иконической памяти. . У всех нас был опыт, когда нам сообщали номер телефона, затем выполняли конкурирующие действия, во время которых мы не осознавали номер, а затем мы могли вспомнить номер телефона, направляя внимание на внутреннее слуховое «эхо» этого номера, которое является все еще доступен в течение нескольких минут, хотя и вне непосредственного сознания, пока не будет получен доступ.

Точно так же сознание можно отличить от более интерактивной концепции рабочей памяти (Baddeley and Hitch, 1974), более ранней формы глобального рабочего пространства, которую в настоящее время отстаивают Баарс и др. (2013). У этих форм операций есть три аспекта, которые формируют основные операции процесса, который мы называем «мышлением»: вызов элементов из памяти, последовательность рабочих операций с элементами и осознание этого процесса. Рассмотрим вопрос викторины о том, больше ли предмет, чем хлебница, для такого предмета, как мяч для регби.Мы должны вызвать элемент из памяти, исследовать память, чтобы определить его размеры, сделать то же самое для стандартной концепции хлебной корзины, сравнить наборы размеров (с соответствующим поворотом до наиболее подходящей ориентации) и принять решение о том, какой из них больше. Действительно, мы должны решить, какая форма хлебницы предназначена: одна буханка, которая будет слишком мала для мяча для регби, или хлебная корзина из нескольких буханок, которая легко будет достаточно большой. Поскольку каждая из этих операций требует акта вызова из памяти, за которым следуют операции над ними, кажется неправильным называть их формой памяти как таковой , даже если бы это была активная форма.Термин «рабочая память», возможно, был стратегией, позволяющей избежать использования термина «сознание» в редукционистской среде середины 20-го века, но включение всех этих операций, похоже, раздувает функцию памяти до невероятной степени. Желательно ограничить термин «память» функцией хранения, заключающейся в сохранении информации после ее перемещения за пределы театра сознания.

Наконец, какой свет этот анализ проливает на глобальную рабочую область Баарса как сущность сознания? В викторине с хлебной корзиной мы осознаем, что ставим вопрос о том, чтобы вспомнить мяч для регби, его масштаб, вспомнить хлебный ящик, его относительный масштаб, выровнять их для сравнения и принять решение.Но мы не осознаем все эти факторы одновременно. По крайней мере, в начале процесса, когда мы вспоминаем форму мяча для регби от других спортивных мячей, мы не осознаем, что учитываем тип хлебницы. Только когда все компоненты будут вызваны из памяти, мы, возможно, сможем осознавать их все вместе. Таким образом, хотя глобальное рабочее пространство может быть конкретной ареной операций сознания, оно не кажется точной характеристикой основной функции сознания как таковой .Сознание, кажется, лучше охарактеризовать как роль оперативного внимания в пределах глобального рабочего пространства, а не глобального рабочего пространства в целом. В этом смысле сознание концептуализируется как способность «ментального схватывания», необходимая для манипулирования ментальными конструкциями в глобальном рабочем пространстве.

Таким образом, эволюционная функция сознания может быть не столько механизмом для введения целенаправленных аспектов в управление поведением, сколько механизмом, выполняющим функции привратника для хранения памяти, так что только те аспекты сенсорного ввода, которые проходят через критерий достижения сознания может быть сохранен в памяти, тогда как все остальные аспекты будут потеряны (Penfield, 1958).Сами сохраненные воспоминания со временем распадаются, поэтому со временем они могут быть утеряны, но многие из них сохраняются на длительные периоды или даже на всю жизнь, особенно те, которые были пережиты с повышенным сознанием. Таким образом, в то время как «внимание» описывает селективную функцию того, какие аспекты сенсорного ввода являются фокусом функции контроля, «сознание» описывает уровень активации, через который разработанный сенсорный ввод закладывается в виде следа памяти и усиливается или реорганизуется. в памяти при вызове через механизм рабочей памяти.

Комментарий к теории интегрированной информации

Возможно, наиболее выдающимся современным анализом сознания является Теория интегрированной информации Тонони (2008). Настоящий анализ не распространяется на полную оценку его утверждений, но уместно обратиться к одной из его основных аксиом. Это аксиома о том, что сознание имеет «богатую концептуальную структуру, состоящую из очень большого количества концепций и отношений» (Tononi et al., 2016, p. 457), которые соответствуют всем феноменальным различиям, которые составляют наши сообщенные сознательный опыт.Однако трактовка этого свойства как аксиоматики сознания, похоже, полностью упускает из виду суть, поскольку даже сознание, ограниченное очень немногими концепциями, все же должно квалифицироваться как действительная форма феноменального сознания. Спецификация Тонони примерно эквивалентна свойству многогранности сознания в настоящем анализе, так что в этом отношении мы согласны, но рассматривать его как аксиоматическое определяющее свойство сознания кажется ошибочным (сравните Bayne, 2018). Даже если максимальная емкость сознания была сильно ограничена, поскольку она, предположительно, должна быть на самом низком уровне организма, который ее испытывает, это ограничение не умаляет факта этого сознания.В самом деле, это обычное явление, когда сознание резко ограничивается в «концептуальной структуре», когда он очень устал или ослаблен иным образом, хотя оно все еще может иметь качественную яркость, которая является основной характеристикой феноменальных сознательных. И наоборот, даже если сложная система, компьютер с глубоким обучением или Интернет, развивает «очень большое количество концепций и отношений», это не означает, что она является сознательной. В этом смысле IIT (Tononi, 2008; Koch et al., 2016; Tononi et al., 2016) не может рассматриваться как теория феноменального сознания как таковая , хотя ее можно рассматривать как действительную концептуализацию того, что называется «сознанием доступа».

Понимание подхода к сознанию высшего порядка

https://doi.org/10.1016/j.tics.2019.06.009Получение прав и контента

Основные моменты

Недоразумения в отношении HOT сделали его маргинальным по сравнению с другими подходами.

Мы проясняем некоторые ключевые недоразумения, включая предположения об эквивалентности сознания и метапознания, а также роли интроспекции и личности.

Мы отвечаем на несколько возражений, в том числе на те, которые касаются природы восприятия на периферии зрительного восприятия, а также на вопросы, поднятые относительно ценности так называемых парадигм «отсутствия отчета».

Мы также занимаемся проблемами, связанными с вовлечением префронтальной коры, включая вопросы о том, необходимо ли это, и несовместима ли ее деактивация во время сновидений и психоделических состояний с ее вкладом в осознание более высокого порядка.

Мы предлагаем реконцептуализацию состояний низшего порядка, которые способствуют осознанию высшего порядка, включая состояния префронтальной коры, а также мультимодальные и мнемонические состояния, обрабатываемые в задних областях коры.

Мы приводим аргументы в пользу того, почему НОТ сознания может превосходить как GWT, так и теорию локальной рекуррентности в отношении своей способности учитывать субъективные переживания, особенно сложные состояния, такие как воспоминания и эмоции, которые возникают в повседневной жизни и которые признаки психопатологических состояний.

Теория сознания высшего порядка (HOT) часто неправильно понималась критиками. Здесь мы проясняем ее позицию по нескольким вопросам и отличаем ее от других взглядов, таких как теория глобального рабочего пространства (GWT) и ранние сенсорные модели (например.g., теории локальной рекуррентности первого порядка). Например, HOT критиковали за чрезмерную интеллектуализацию сознания. Мы показываем, что, хотя состояния более высокого порядка когнитивно собираются, требования на самом деле значительно меньше, чем часто предполагалось. В этом смысле HOT можно рассматривать как промежуточное положение между GWT и ранними сенсорными взглядами. Мы также поясняем, что большинство сторонников HOT не рассматривают сознание как эквивалент метапознания или уверенности. Кроме того, по сравнению с другими существующими теориями, HOT, возможно, лучше объясняет сложные повседневные переживания, такие как эмоции и эпизодические воспоминания.Это делает HOT особенно полезным в качестве основы для концептуализации патологических психических состояний.

Ключевые слова

сознание

глобальное рабочее пространство

префронтальная кора

эмоция

визуальная осведомленность

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2019 Авторы. Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Четыре определяющих свойства разума

9.8

Что такое разум? Это важный вопрос, потому что, в конце концов, кто вы, если не ваш разум? Вы можете сказать, глядя в зеркало, что это я, это мое тело. Но что, если бы я сказал вам, что завтра вы впадете в постоянную кому, но не волнуйтесь, мы сохраним ваше тело в живых. Они сохранят его в устойчивом вегетативном состоянии. Я думаю, вы были бы очень встревожены такой перспективой, потому что где вы будете? На самом деле, перспектива того, что за вашим телом будут ухаживать множество врачей, не так уж сильно отличается с точки зрения вашего разума, чем перспектива множества гробовщиков, ухаживающих за вашим трупом.Так что ты?

63,4

Что такое разум в отличие от тела?

69,5

Я часто спрашиваю аспирантов-психологов, что такое разум. В конце концов, психология — это наука о разуме, психическом логосе. У них часто действительно не хватает слов, чтобы сказать мне, что они изучали все эти годы. Я также спрашиваю психиатров, что такое ум. В конце концов, психиатрия — это медицинская специальность, которая лечит психические расстройства.Итак, ум — это нечто очень реальное, очень практичное. Он существует в природе. Есть даже лекарства, которые его лечат. И все же психиатрам тоже очень трудно сказать мне, что такое ум. Они говорят мне, что их лекарства изменяют химический баланс мозга.

118

Но я уже сказал, что есть разница между мозгом и разумом, между вашим телом и вами как таковой. В чем разница? Я думаю, это подводит нас к первому определяющему свойству разума.Ум — это не тело. Ум — это субъективный аспект тела. Это существо тела. Тело — это ваш объективный аспект. Вы субъективный аспект своего тела. Итак, разум — это прежде всего субъект. Но во всем есть субъективный аспект. Это существо обезьяны. Есть мышь. Есть улитка, муравей или даже бактерия.

171,4

Можно ли говорить о разуме бактерии как о ее субъективном аспекте? Что касается компьютера, телефона или ковра, у них тоже есть субъективные аспекты.Есть объективный взгляд на ковер, и есть субъективное существо ковра. Но явно абсурдно говорить о разуме ковра. Это заставляет меня предположить, что есть второе определяющее свойство ума. Дело не только в том, что ум является чем-то субъективным, но и в том, что он чувствует себя чем-то вроде ума. Поскольку это не похоже на ковер, нам не нравится приписывать ковру разум.

220,1

С другой стороны, как мы узнаем, что это не похоже на ковер? Думаю, это важный вопрос.Как мы можем определить, что имеет чувства, а что нет? Как я уже сказал, бактерия, муравей, улитка, мышь, обезьяна, как мы можем узнать, кто из них чувствует, кто из них сознателен, у кого, можно сказать, есть разум?

247,8

Проблема, однако, еще хуже, потому что, если бы мы придумали объективный или надежный, действительный критерий для определения того, есть ли у чего-то чувства или нет, у нас все равно осталась бы проблема: что насчет бессознательного? .Ум не является синонимом сознания, чувствительности, чувств. Это, конечно, был великий вклад, великое открытие Зигмунда Фрейда, когда он более 100 лет назад представил идею бессознательного. Что мы подразумеваем под бессознательным разумом? Что делает его ментальным, что отличает его, скажем, от компьютера?

293,5

Я собираюсь доказать, что это нечто иное, это третье определяющее свойство разума — это интенциональность, намерение к чему-то, стремление к объекту.Это можно делать, даже не зная, что вы это делаете. Есть такие вещи, как бессознательные намерения, бессознательные цели, бессознательные воления.

321,5

Это подводит меня к следующему и последнему из того, что я считаю определяющими свойствами разума. Если вы говорите о бессознательных намерениях, силах, мотивационных силах, действующих через вас, можете ли вы действительно говорить о себе как о разуме, а не о каком-то инстинктивном влечении? Я думаю, что это различие, эта градация от биологической мотивационной силы к реальному разуму допускает разные степени.То, что допускает степени, о которых я говорю, мы можем назвать свободой воли или свободой воли. В какой степени вы являетесь хозяином своего разума, хозяином своей интенциональности, управляете своей собственной волей? Я думаю, что эти четыре вещи являются определяющими свойствами разума. Ум — это нечто субъективное.

377,9

Ум сознателен. Это похоже на что-то. Но не весь ум сознателен. Однако бессознательный разум обладает атрибутом интенциональности.И в той степени, в которой вы являетесь владельцем этой интенциональности, в той степени, в которой вы являетесь агентом, в этой степени можно сказать, что у вас есть разум. Теперь, в течение следующих четырех уроков, я хочу раскрыть эти четыре вещи, о которых я говорил. Я хочу объяснить, почему я думаю и что я имею в виду под субъективностью ума, способностью к сознанию ума, интенциональностью ума и его действиями. И я хочу ответить на все эти вопросы в отношении тела.

420.8

Как все это связано с телом и почему?

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.