Василюк федор психология переживания: Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций | Василюк Федор Ефимович

Автор: | 28.04.2021

Содержание

Психологическая газета — регулярное электронное издание  |  Юбилей Ф.Е. Василюка

Фёдор Ефимович Василюк — доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии, старший научный сотрудник, председатель Ученого совета факультета «Консультативная и клиническая психология» Московского городского психолого-педагогического университета, заведующий лабораторией научных основ психотерапии Психологического института РАО. Главный редактор журнала «Консультативная психология и психотерапия» (до 2009 г. включительно — «Московский психотерапевтический журнал»). Член редакционного совета журнала «Культурно-историческая психология».

Окончил факультет психологии и аспирантуру (под руководством А.Н. Леонтьева, затем В.П. Зинченко) МГУ им. М.В. Ломоносова.

1981 – 1987 гг. – работал клиническим психологом в психиатрической больнице с. Строгоновка (Крым).

1986 – 1988 гг. – участвовал в создании одного из первых в стране специализированных социально-психологических центров, а с 1988 г. – в создании Института человека АН СССР.

1990 г. – организовал Центр психологии и психотерапии.

1991 г. – создал «Московский психотерапевтический журнал», в 1992 г. стал его главным редактором.

1993 г. — стал сотрудником Психологического института РАО, с 1994 г. — заведующим лабораторией научных основ психотерапии и психологического консультирования.

1997 г. – основал в Московском городском психолого-педагогическом университете и возглавил первый в России факультет психологического консультирования, которым руководил до 2012 г.

2007 г. – защитил докторскую диссертацию на тему «Понимающая психотерапия: опыт построения психотехнической системы».

Научные интересы: методология психологии, психотерапия, синергийная антропология, психология переживания и молитвы.

В сфере методологии психологической науки Ф.Е. Василюк рассматривает схизис (расщепление) на академическую и психотехническую (практическую) психологию. Он ввел и разработал понятие «психологическая практика» в сопоставлении с понятием «практическая психология». Практическая психология – в отличие от психологической практики (психотерапии, психологического консультирования) – это участие психолога в иных социальных практиках, в иных ведомственных рамках (в сферах медицины, образования и др.).

Ф.Е. Василюк развил теоретические представлений о переживании как деятельности. Он разработал понятия и типологию «жизненных миров», кризисных ситуаций, а также типологию переживания кризисов в зависимости от «жизненного мира» человека. На основе единого комплекса теоретических и практических разработок он создал авторскую психотехническую систему — понимающую психотерапию (грант РГНФ «Понимающая психотерапия как психотехническая система»). Также Ф.Е. Василюк является автором оригинальных практических методов психотерапии – «режиссерская постановка симптома», «психотехника выбора».

В исследовании «Стратиграфия сознания и функционально-динамическое моделирование процессов сознания» (грант РФФИ, 2010) Ф.Е. Василюк предложил свою структуру уровней функционирования сознания: уровни рефлексии, сознавания, непосредственного переживания и бессознательного. Для анализа динамических аспектов образа он ввел понятие стратегия работы сознания. Он также создал классификацию стратегий работы сознания, основанную на модели психосемиотического тетраэдра.

Ф.Е. Василюк развивает идеи синергийной антропологии в психотерапии. Синергийная антропология интересуется в первую очередь предельными проявлениями человека и динамикой их изменения; она рассматривает человеческую личность как согласованность действия, соединение разносущностных энергий — Божественных и человеческих. Ф.Е. Василюк является постоянным участником ежегодных Международных Рождественских образовательных чтений; курирует специальные выпуски журнала «Консультативная психология и психотерапия» по православной психологии.

Ф.Е. Василюком разработаны и преподаются следующие учебные дисциплины:

  • Основы психологического консультирования и психотерапии,
  • Психологическое консультирование,
  • Понимающая психотерапия,
  • Психология сознания и переживания,
  • Психотехника жизненных миров,
  • Психотехника переживания,
  • Психотерапевтическая дидактика и супервизия,
  • Консультативный практикум,
  • Супервизорский практикум

Основные публикации:

  1. Василюк Ф. Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. — М.: Изд-во Московского университета, 1984.
  2. Василюк Ф. Е. Уровни построения переживания и методы психологической помощи // Вопросы психологии. — 1988. — №5. — с. 27-37.
  3. Vasilyuk F. Levels of Construction of Experience and the Methods of Psychological Science // Journal of Russian and East European Psychology. — 1990. — Vol. 28. — № 5. — pp. 69-87.
  4. Василюк Ф. Е. Структура образа : К 90-летию со дня рождения А. Н. Леонтьева // Вопросы психологии. — 1993. — № 5. — с. 5-19.
  5. Василюк Ф. Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. — 1995. — № 6. — с. 25-40.
  6. Василюк Ф. Е. Психотехнический анализ психотерапевтического процесса // Вопросы психологии. — 1998. — №6. — с. 40-43.
  7. Vasilyuk F. Toward the synergetic psychotherapy: a history of hopes.— MADNESS, SCIENCE AND SOCIETI FLORENCE, RENAISSANCE 2000 The 4TH International Conference on Philosophy and Psychiatry, 26–29 августа, 2000 г. Организаторы: The Italian Society for Psychopathology and the Philosophy Group of The Royal College of Psychiatrists, Under the auspices of Comune di Firenze Universita degli Studi di Firenze.
  8. Vasilyuk F. Confession and Psychotherapy.— The Sacrament of Repentance/ Russian Orthodox Diocese of Sourozh, Diocesan Conference — Headington 26th-29th may 2000. — L.: St Stephen’s Press, 2001. — p. 25-36.
  9. Василюк Ф. Е. Методологический анализ в психологии. — М.: Смысл, МГППУ, 2003.
  10. Василюк Ф. Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологического исследования. — М.: Смысл, 2005.
  11. Василюк Ф. Е. Молитва-молчание-психотерапия // Культурно-историческая психология. — 2005. — № 1.
  12. Василюк, Ф. Е. Понимающая психотерапия как психотехническая система // Московская психологическая школа: История и современность: в 4 т. Т. 4 / Под общ. ред. действ. чл. РАО, проф. В. В. Рубцова. — М.: МГППУ, 2007. — С. 45-61.
  13. Василюк Ф.Е. Структура и специфика теории понимающей психотерапии // МПЖ. — 2008. — №1. — С. 5-35.
  14. Василюк Ф.Е. Майевтика как базовый метод понимающей психотерапии // Вопросы психологии. — 2008. — №5. — С. 31-43.
  15. Василюк Ф.Е. Мы и забыли, что такие люди бывают // МПЖ. — 2008. — №3. — С. 3-4.
  16. Василюк Ф.Е. Модель стратиграфического анализа сознания // Психотерапия. Сознание. Культура. (Труды по консультативной психологии и психотерапии. Вып.2). — М.: ПИ РАО; МГППУ, 2008.
  17. Василюк Ф.Е. Модель стратиграфического анализа сознания // МПЖ. — 2008. — №4. — С. 9-36.
  18. Василюк Ф.Е., Зарецкий В.К., Молостова А.Н. Психотехнический метод исследования творческого мышления // Культурно-историческая психология. — 2008. — №4.

Автор: Василюк Федор Ефимович — 6 книг.Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 996

Графические средства персонального компьютера
Дэвид Грайс

Читал эту книгу с товарищем, когда мы учились в университете и учили язык программирования «Бейсик». Книга впечатлила очень!!!

Дмитрий   14-03-2021 в 21:50   #189779 Кодекс самурая
Макс Алексеевич Глебов

Получил удовольствие. Сюжет интересен. Прочитал в запой.

Александр Мамайкин   14-03-2021 в 17:59   #189778 Фармбизнес. Правдивая история о российских предпринимателях
Вера Николаевна Перминова

Очень понравилось. Погрузилась в то такое близкое и такое далекое время

Наталия Николаевна Виноградова   14-03-2021 в 16:25   #189777 Забытый осколок [OCR]
Константин Владимирович Федоров

это написано слабоумным для слабоумных, несмотря на всю мою любов к космотеме…
какаято убогая инфантильная бредятина

влад   14-03-2021 в 13:45   #189776 О «забытых» моментах трагедии
Павел Знавец

Очень важные свидетельства очевидца событий для новейшей истории Беларуси.

Павел   13-03-2021 в 13:37   #189775 Запретная правда Виктора Суворова
Виктор Суворов

Читал я вашего «гения», «…росийской прессы…» Ужас! На слове роССийской не хватило сил нажать на клавиатуре? Зато «Проффесиональный» написали. Шли бы вы Миша Волков лесом!

Сизый Нос   13-03-2021 в 08:54   #189774 Вверх по лестнице, ведущей вниз
Алёна Вадимовна Чернова

Книга с таким названием уже существует. Роман «Вверх по лестнице, ведущей вниз» написала Бел Кауфман в 1964 году

Татьяна   12-03-2021 в 14:33   #189772 Стихи
Алла Зимина

Застольная (историческая) прекрасна, всю жизнь её пою.

Алексей   11-03-2021 в 16:35   #189771 Почему у Грузии получилось
Лариса Александровна Буракова

авторша-бумагомарака облажалась

NN   10-03-2021 в 09:51   #189770 Как Гринч украл Рождество
Доктор Сьюз

Добрый вечер! Блокировка книги снята. Можно перейти на сайт coollib.net и удостовериться

borisw   09-03-2021 в 20:59   #189769

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Психология человека в потоке изменений: понимающая психотерапия Фёдора Василюка

В рамках II Международной конференции по консультативной психологии и психотерапии «Консультативная психология: вызовы практики», посвященной памяти Фёдора Ефимовича Василюка, 5 ноября 2020 года с пленарным докладом выступил Александр Григорьевич Асмолов, профессор, заведующий кафедрой психологии личности МГУ, директор Школы антропологии будущего РАНХиГС.

В центре моего выступления два феномена. Первый феномен – это проект понимающей психотерапии Фёдора Василюка. Второй феномен – Фёдор Василюк как человек, творчество и жизнь которого намного объемнее и шире любых проектов. Вряд ли психологам и психотерапевтам, знакомым с работами Фёдора Василюка, необходимо доказывать, что сам Фёдор Василюк – уникальная личность. Невольно в сознание приходит фраза из «Мастера и Маргариты»

Михаила Афанасьевича Булгакова. «И доказательств никаких не требуется», – вкрадчиво и спокойно говорит Воланд вступившим с ним в дискуссию о существовании бога Берлиозу и поэту Бездомному.

С феноменом Фёдора Василюка я познакомился, когда на 4 курсе факультета психологии МГУ он принёс мне свою курсовую работу, посвящённую сопоставлению двух различных парадигм: бихевиористкой адаптивной парадигмы мышления И.П. Павлова и Б. Ф. Скиннера и неклассической парадигмы мышления, в контексте которой разрабатывалась пострефлекторная биология целеустремлённой активности Н.А. Бернштейна. В этой же курсовой работе Фёдор Василюк подвергает дерзкой критике «абстракцию одной деятельности» в теории деятельности

Алексея Николаевича Леонтьева. Даже беглого прочтения этого «студенческого» исследования было достаточно, чтобы понять, что мы имеем дело с феноменом незаурядности – наступления ещё в годы ученичества научной зрелости и смелости. И точно так же, как Михаила Лермонтова нельзя назвать молодым поэтом, Фёдора Василюка исходно нельзя было назвать молодым психологом или молодым учёным. Его любые произведения – это произведения мастера. Сказанное относится и к его дипломной работе, которая изначально называлась «Психология желаний», а потом в ходе нашего общения преобразовалась в «Психологию переживаний». С гордостью могу сказать, что быть научным руководителем дипломного проекта Ф. Василюка для меня было и даром, и счастьем. Позднее эстафету научного руководства Фёдором Василюком взяли на себя вначале Алексей Николаевич Леонтьев, а затем –
Владимир Петрович Зинченко
. Продуктом его кандидатской диссертации стала его классическая ёмкая монография «Психология переживаний» издательства Московского университета (Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова, Межведомств. науч. совет по проблеме «Сознание». – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. – 200 с.).

На мой взгляд, «Психология переживаний» по своему методологическому масштабу выходила за пределы канонических кандидатских и докторских работ. В этом исследовании мы видим интеллектуальный старт того проекта, который впоследствии Фёдор Василюк обозначил как «понимающая психотерапия».

Понимающая психотерапия как направление – это исходно преодоление схизиса, как любил говорить Фёдор Василюк, между методологией и практикой, а также существующего в науках о человеке разрыва между номотетической и идеографической методологией науки.

В известном смысле понимающая психотерапия помогает самим психологам преодолеть тот комплекс неполноценности, который они испытывают к познанию точных наук – к номотетическому познанию. Именно этот комплекс заставляет психологов пытаться стать «доказательными» в стиле позитивизма Огюста Конта.

В недавнем предисловии к книге О.Т. Мельниковой и Д.А. Хорошилова «Методологические проблемы качественных исследований в психологии» (2020), озаглавленном «Методология обыденной жизни как точная наука: от Систем к Судьбам», мною было акцентировано внимание на том, что идеалы позитивизма и операционализма ёмко выразил великий психофизик Стивенс, утверждавший, что наука существует только там, где есть измерение. Но существуют ли иные «эталоны доказательности» научных исследований? Вряд ли будет преувеличением предположить, что именно иные эталоны доказательности и рациональности несёт понимающая психотерапия Фёдора Василюка. Методология понимающей психотерапии – это и есть методология перехода от Систем к Судьбам. Перехода, который для Льва Выготского был горизонтом развития психологической науки как конкретной науки о человеке. Повторюсь, именно симбиоз методологии и практики в контексте понимающей психотерапии и позволил в значительной степени Фёдору Василюку не только преодолеть «абстракцию одной деятельности» в контексте теории деятельности, но и сделать оригинальный шаг к построению моста между номотетической и идеографической методологией науки, шаг к «доказательной» психологии и психотерапии.

Методология понимающей психотерапии Фёдора Василюка органично вписывалась в культурно-деятельностное понимание мира, идущее от Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева и А.Р. Лурии. Понимающая психотерапия Фёдора Василюка, основанная на психологии переживания, и являет собой оригинальную конструкцию, при которой мы переходим к Судьбе каждого человека, не теряя Системы. Мы не теряем объяснительную психологию с её доказательной базой, но понимаем ограниченность присущего ей метода анализа «по элементам», утрачивающего свойства целого. И при этом переходим к холистичной понимающей психологии, которая восходит к блистательным работам Вильгельма Дильтея и Эдуарда Шпрангера. В этом смысле – что такое понимающая психология и психотерапия в изложении Фёдора Василюка? Если вспомнить заключительные главы его монографии «Психология переживания» – это именно конструирование особых «смематизмов сознания», культурных инструментов и практик работы психолога с личностью как неповторимой индивидуальностью.

Фёдор Василюк превратил мечты Л.С. Выготского о конкретной психологии человека в практику понимающей психотерапии.

Напомню, что свое исследование «Исторический смысл психологического кризиса» Л.С. Выготский предваряет цитатой из Библии: «Камень, который презрели строители, стал во главу угла». Именно этим камнем во главе угла и стала практика понимающей психотерапии.

Обозначу ещё ряд моментов. Когда мы раз за разом употребляем слова «понимание», «психотерапия», «психология», мы часто утрачиваем или даже крадём их смыслы. Что такое понимание? Понимание – это прежде всего трансформация Другого и своего собственного Я через обмен мотивами и смыслами. Не бывает понимания без мотивационного анализа индивидуального и социального поведения людей. Пока вы не реконструируете мысли, чувства, скорби другого, не проникнете через завесу переживаний, Другой остаётся для вас закрытой книгой.

Вглядитесь, как играет Фёдор Василюк с самим конструктом пере-живания. Для него пере-живание – это не желания, стремления, хотения как феномены на поверхности сознания, только приоткрывающие субъекту мотивы и личностные смыслы его деятельности. Для Ф. Василюка пережить – значит переработать. Тем самым, только переделывая, переосмысливая, перерабатывая, ведя, как любил говорить Алексей Николаевич Леонтьев, работу на смысл и решая задачи на смысл, можно трансформировать глубинные смысловые образования личности, приоткрыть её жизненные горизонты – помочь человеку заново родиться.

В этом смысле слова, понимающая психотерапия – это практическая психология трансформации смыслов и смысловых установок личности, основанная, прежде всего, повторяюсь, на глубинном мотивационном анализе наших поступков, проступков и действий; на понимании того, как работать и со «значением», и со «смыслом» как с двумя разными реальностями, двумя разными онтологиями. И не случайно, работая с этими онтологиями, Фёдор Василюк через понимающую психотерапию сделал ход к конструкции пространства культурных практик.

Понимающая психотерапия произрастает из культурно-исторической психологии. Почему я так говорю? Чтобы в этом убедиться, посмотрите работу Ф. Василюка о молитве, посмотрите его работу об исповеди. Для него и молитва, и исповедь выступают как культурные смыслотехники развития личности, а не техники лечения пациента. Именно не коррекционные психотехники, а смыслотехники, которые, так или иначе, способны трансформировать различные мотивы и смысловые установки личности.

В своей понимающей психотерапии Фёдор Василюк отходит от «психологии испытуемых» – номотетической психологии – и переходит к психологии конкретного человека.

В истории нашей науки, в зависимости от того, работали ли психологи с частичными проекциями человека или с целостным человеком, условно могут быть выделены следующие направления психологии: «психология пациентов», «психология клиентов», «психология испытуемых». В фокусе внимания объяснительной номотетической психологии – неважно, это классическая психофизика Г. Т. Фехнера или современная нейрокогнитивная психология, – всегда человек как испытуемый, помещенный, подобно собаке Павлова, в искусственные условия, в «искусственные миры».

Клиническая психология всегда занималась и занимается другой проекцией человека – человека как пациента. И тем самым ориентирована на поиск патологии. Прагматическая психология, в свою очередь, видит в человеке прежде всего клиента, которому нужно оказать те или иные услуги. И человек для подобной психологии важен постольку, поскольку он является потребителем различного комплекса услуг, на которых можно заработать и за которыми стоят банальные законы рынка и рекламы.

Иными словами, Фёдор Василюк оказывается по ту сторону психологии «частичного человека» – «психологии пациентов», «психологии клиентов», «психологии испытуемых». Когда мы говорим «пациент», мы занимаемся тем, что конструируем болезнь другого человека. И сами, осознавая это или не осознавая, можем его «сглазить» – «заставить» уйти в болезнь. Именно это происходит с нами в условиях пандемии и инфодемии, когда человечество превращается в «коллективного больного», а наша планета в «коллективный госпиталь». Поэтому ещё раз подчеркнем, Ф. Василюк уходит от «психологии пациента», на которую ориентировались многие психологи, связанные с традиционным медицинским подходом к человеку в клинической психологии.

Понимающая психотерапия Фёдора Василюка – это психология и по ту сторону «психологии испытуемого», и по ту сторону «психологии пациента». Она также и психология по ту сторону «психологии клиента». Когда вы подходите к человеку как к клиенту, это ещё одна «одномерность», ещё одна заоблачность, в которой не видно облаков. И хотя Карл Роджерс перешёл от «психологии пациентов» к «психологии клиентов», он не избежал видения человека в одномерном качестве. А Фёдор Василюк, двигаясь от Систем к Судьбам, вышел за пределы и «психологии испытуемых», и «психологии пациентов», и «психологии клиентов». Он перешел к проектированию психологии человека в потоке изменений.

И это был ключевой шаг к понимающей психотерапии. Он осознал и во многом прогнозировал появление современных антропологических подходов, которые начинают ломать традиционные стереотипы уже в самой медицине. Для того чтобы это доказать, сошлюсь на книгу голландской исследовательницы Аннмари Мол, которая вышла недавно, – «Множественное тело. Онтология в медицинской практике». Эта замечательная антрополог, учась на медицинском факультете, бросила следующие слова: «Я училась несколько лет, но обнаружила: когда я учусь медицинским наукам, мне очень не хватает одной вещи – мышления. Мышление пришло как озарение, когда я прочла книгу Фуко “Рождение клиники”». Я обращаю внимание, что появляются совершенно новые подходы в медицинской антропологии. И они могут вступить во взаимодействие с понимающей психотерапией, которую разрабатывал Фёдор Василюк.

Невероятно важно, что идеология, подчеркиваю, ценностная, аксиологическая идеология Ф. Василюка сегодня более чем необходима. Ведь ключевыми маркерами нашего времени являются три великих дефицита XXI века.

Первый дефицит – это дефицит смыслов. В 2016–2018 гг. было проведено социологическое исследование, которое показало, что среди страхов и фобий на первое место вышел не страх смерти, а страх потери смысла жизни. По сути дела, во многих цивилизованных странах страх потери смысла жизни – доминирующая ценностная установка, определяющая многие линии поведения.

Второй дефицит, на который следует обратить внимание, – это дефицит понимания. И сегодня в ситуации инфодемии и пандемии мы, как никогда, сталкиваемся с ростом дефицита понимания других.

Мы зашорены. Мы слепы. Мы практически забываем предостережения Гордона Олпорта, что человечеству куда легче расщепить атом, чем преодолеть человеческие предрассудки. И это ныне происходит: предрассудки разрушают понимание между людьми. Эффект Вавилонской башни – это эффект великого непонимания, не только лингвистического, но и того непонимания смыслов, о котором говорил Фёдор Василюк. Дефицит смыслов и дефицит понимания на нашей «Планете людей», как её называл Антуан Сент-Экзюпери (1939), перерастает в дефицит доверия.

Ещё раз подчеркну, что человечество сталкивается с тремя этими дефицитами, когда планета людей превращается в «госпиталь» из-за инфодемии как «фабрики страхов». Это происходит, потому что воздействие слова, влияние коммуникации, различного рода «фейков» превращают огромное количество людей в разных странах в коллективных больных. Когда через СМИ навязывается: «Вы больны, вы больны, вы больны!» (вспомните представление о внутренней картине болезни Романа Альбертовича Лурии), – вы действительно заболеваете. Важно отрефлексировать, что инфодемия, работающая через разрушение смыслов, понимания, доверия, лишает личность перспектив и снижает иммунитет человечества по отношению к сложностям и кризисам нашего общества.

В самом конце 2020 года вышла книга «Общество и пандемия: опыт и уроки борьбы с COVID-19 в России» под редакцией В.А. Мау и др. В этой книге в разделе «Психология кризиса. Реконструкция перспектив в условиях пандемии и инфодемии» мы показываем, что именно восстановление утраченных перспектив, наработка для каждого человека горизонтов, схлопнувшихся в ситуации кризиса, – вот та работа, которую может сделать понимающий психотерапевт и экзистенциальный психолог, общающийся не с испытуемыми, не с клиентами, не с пациентами, а отваживающийся на самое тяжелое – на работу с людьми в ситуации кризиса.

Что же это за психология – понимающая психотерапия Фёдора Василюка?

Это психология, позволяющая войти в поля смыслов людей, найти людям жизненные горизонты и обрести ценностные образы мира как точку опоры. И возникновением этой линии жизненной психологии мы во многом обязаны мудрому человеку, методологу, психологу и психотерапевту Фёдору Василюку.

Василюк Фёдор Ефимович

Фёдор Ефимович Василюк — российский психотерапевт. Декан факультета Психологического консультирования при Московском городском психолого-педагогическом университете. Заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии, доктор психологических наук, профессор кафедры Индивидуальная и групповая психотерапия факультета Психологического консультирования МГППУ.

Фёдор Ефимович Василюк учился в МГУ им. М. В. Ломоносова, факультет психологии, где окончил аспиратуру под руководством А. Н. Леонтьева, затем В. П. Зинченко. С 1981 по 1987 работал клиническим психологом в психиатрической больнице (село Строгоновка в Крыму). Защитил кандидатскую диссертацию. В 1984 опубликовал книгу «Психология переживания», которая в 1991 году была переиздана на английском издательством Simon&Schuster. В 1986-1988 участвовал в создании одного из первых в стране специализированных социально-психологических центров, а с 1988 — в создании Института человека АН СССР. В 1990 году Фёдор Ефимович Василюк организовал Центр психологии и психотерапии. В 1991 году создал «Московский психотерапевтический журнал», в 1992 году стал главным редактором этого журнала. С 1993 года становится сотрудником Психологического института РАО, с 1994 года — заведующий лабораторией научных основ психотерапии и психологического консультирования. В 1997 году Фёдор Ефимович Василюк основал в МГППУ и возглавил первый в России Факультет Психологического консультирования, который возглавляет и по сей день. В 2007 году защитил докторскую диссертацию.

Фёдор Ефимович Василюк известен своими исследованиями в области методологии психологии, психологии сознания, психотерапии и христианской психологии. Занимается индивидуальной и групповой психотерапией. На основе теории переживания развил авторскую систему «Понимающей психотерапии». Этот подход отличает детальнейшая разработка психотерапевтической техники, которая освивается обучающимися в форме психотерапевтических мастерских.

Авторские разработки Фёдора Ефимовича Василюка

Перечень публикаций Фёдора Ефимовича Василюка

«Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций»
«Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций»
«От психологической практики к психотехнической теории»
«Методологический анализ в психологии»
«Семиотика и техника эмпатии»
«Методологический смысл психологического схизиса»
«Понимающая психотерапия как психотехническая система (автореферат диссертации)»
«Переживание и молитва (опыт общепсихологического исследования)»
«Методика психотерапевтического облегчения боли»
«Молитва и переживание в контексте душепопечения»
«Семиотика и техника эмпатии»

Наверх

   Вильгельм Максимилиан Вундт>>>

Оцените материал:


Получайте свежие статьи и новости Синтона:

Наверх страницы

Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. Федор.Василюк

Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. Федор.Василюк. Издательство: Киев, 2015 г. 202 стр. Мягкий переплет, офсетная бумага. Формат: 240 х 172 х 22 мм. Вес: гр.

Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. Федор.Василюк

Монография посвящена исследованию критических жизненных ситуаций и процессов их преодоления. Проанализированы ситуации стресса, фрустрации, внутреннего конфликта и жизненного кризиса. Чтобы справиться с этими ситуациями, пережить их, человеку необходимо проделать порой мучительную внутреннюю работу по восстановлению душевного равновесия, осмысленности жизни. Установление и систематизация основных закономерностей процесса переживания — то новое, что вносит книга в психологию преодоления критических ситуаций.

Книга рассчитана на психологов, психотерапевтов, философов, педагогов, работников служб социально- психологической помощи населению.

СОДЕРЖАНИЕ

От автора

Введение

Два понятия переживания

Введение понятия переживания в категориальный аппарат теории деятельности

Глава I. Современные представления о переживании

1. Проблема критической ситуации

Стресс

Фрустрация

Конфликт

Кризис

2. Процесс переживания

Целевая детерминация переживания

«Успешность» переживания

Техника переживания

Проблема классификации процессов переживания

Глава II. Типологический анализ закономерностей переживания

1. Построение типологии «жизненных миров»

Понятие жизни и деятельности в концепции А. Н. Леонтьева

Построение типологии «жизненных миров»

2. Тип 1: внешне легкий и внутренне простой жизненный мир

Описание мира

Прототип

Гедонистическое переживание

3. Тип 2: внешне трудный и внутренне простой жизненный мир

Описание мира

Прототип

Реалистическое переживание

4. Тип 3: внутренне сложный и внешне легкий жизненный мир

Описание мира

Ценностное переживание

Прототип

5. Тип 4: внутренне сложный и внешне трудный жизненный мир

Описание мира

Творческое переживание

6. Идеальные типы и эмпирический процесс переживания

Глава III. Культурно-историческая детерминация переживания

Заключение

Литература

Василюк, Фёдор Ефимович


Фёдор Ефимович Василюк (28 сентября 1953 — 17 сентября 2017, Москва) — советский и российский психотерапевт, доктор психологических наук, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета, профессор, Президент Ассоциации понимающей психотерапии.

Биография

Родился 28 сентября 1953 года. В 1981—1987 годах работал клиническим психологом в психиатрической больнице (с. Строгоновка в Крыму).

В 1986—1988 годах участвовал в создании одного из первых в стране специализированных социально-психологических центров, а с 1988 года — в создании Института человека АН СССР.

В 1990 году организовал Центр психологии и психотерапии.

В 1991 году создал «Московский психотерапевтический журнал», в 1992 г. стал его главным редактором.

В 1993 году стал сотрудником Психологического института РАО, с 1994 года — заведующим лабораторией научных основ психотерапии и психологического консультирования.

В 1997 году основал в Московском городском психолого-педагогическом университете и возглавил первый в России факультет психологического консультирования, которым руководил до 2012 года.

В 2007 году защитил докторскую диссертацию на тему «Понимающая психотерапия: опыт построения психотехнической системы».

Скончался 17 сентября 2017 года в Москве после тяжёлой и длительной болезни.

Научная деятельность

В сфере методологии психологической науки Ф. Е. Василюк рассматривал схизис (расщепление) на академическую и психотехническую (практическую) психологию. Он ввел и разработал понятие «психологическая практика» в сопоставлении с понятием «практическая психология». Практическая психология — в отличие от психологической практики (психотерапии, психологического консультирования) — это участие психолога в иных социальных практиках, в иных ведомственных рамках (в сферах медицины, образования и др.).

Ф. Е. Василюк развил теоретические представления о переживании как деятельности. Он разработал понятия и типологию «жизненных миров», кризисных ситуаций, а также типологию переживания кризисов в зависимости от «жизненного мира» человека и выделил фазы переживания горя. На основе единого комплекса теоретических и практических разработок он создал авторскую психотехническую систему — понимающую психотерапию (грант РГНФ «Понимающая психотерапия как психотехническая система»). Также Ф. Е. Василюк является автором оригинальных практических методов психотерапии — «режиссерская постановка симптома», «психотехника выбора».

В исследовании «Стратиграфия сознания и функционально-динамическое моделирование процессов сознания» (грант РФФИ, 2010) Ф. Е. Василюк предложил свою структуру уровней функционирования сознания: уровни рефлексии, сознавания, непосредственного переживания и бессознательного. Для анализа динамических аспектов образа он ввел понятие стратегия работы сознания. Он также создал классификацию стратегий работы сознания, основанную на модели психосемиотического тетраэдра.

Ф. Е. Василюк развивал идеи синергийной антропологии в психотерапии. Синергийная антропология интересуется в первую очередь предельными проявлениями человека и динамикой их изменения; она рассматривает человеческую личность как согласованность действия, соединение разносущностных энергий — Божественных и человеческих. Ф. Е. Василюк являлся постоянным участником ежегодных Международных Рождественских образовательных чтений; курировал специальные выпуски журнала «Консультативная психология и психотерапия» по православной психологии.

Преподавательская деятельность

Ф. Е. Василюк разработал и преподавал следующие учебные дисциплины:

  • Основы психологического консультирования и психотерапии,
  • Понимающая психотерапия,
  • Психология сознания и переживания,
  • Психотехника жизненных миров,
  • Психотехника переживания,
  • Психотерапевтическая дидактика и супервизия (для аспирантов)

Издательская деятельность

Главный редактор журнала «Консультативная психология и психотерапия» (до 2009 г. включительно — «Московский психотерапевтический журнал»).

Член редакционного совета журнала «Культурно-историческая психология».

Основные публикации

  • Василюк Ф. Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. — М.: Издательство Московского университета, 1984.
  • Василюк Ф. Е. Уровни построения переживания и методы психологической помощи // Вопросы психологии. 1988. № 5. с. 27-37.
  • Vasilyuk F. Levels of Construction of Experience and the Methods of Psychological Science // Journal of Russian and East European Psychology. 1990. Vol. 28, № 5. — pp. 69 — 87.
  • Василюк Ф. Е. Структура образа // Вопросы психологии. 1993. № 5. с. 5-19.
  • Василюк Ф. Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. 1995. № 6. с. 25-40.
  • Василюк Ф. Е. Психотехнический анализ психотерапевтического процесса // Вопросы психологии. 1998. № 6, с. 40-43.
  • Vasilyuk F. Toward the synergetic psychotherapy: a history of hopes.— MADNESS, SCIENCE AND SOCIETI FLORENCE, RENAISSANCE 2000 The 4TH International Conference on Philosophy and Psychiatry, 26-29 августа, 2000 г. Организаторы: The Italian Society for Psychopathology and the Philosophy Group of The Royal College of Psychiatrists, Under the auspices of Comune di Firenze Universita degli Studi di Firenze.
  • Vasilyuk F. Confession and Psychotherapy.— The Sacrament of Repentance/ Russian Orthodox Diocese of Sourozh, Diocesan Conference — Headington 26th-29th may 2000. — L.: St Stephen’s Press, 2001, p. 25-36.
  • Василюк Ф. Е. Методологический анализ в психологии. — М.: Смысл, МГППУ, 2003.
  • Василюк Ф. Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологического исследования. М.: Смысл, 2005.
  • Василюк Ф. Е. Молитва-молчание-психотерапия // Культурно-историческая психология. — 2005. — № 1.
  • Василюк, Ф. Е. Понимающая психотерапия как психотехническая система / Ф. Е. Василюк // Московская психологическая школа: История и современность: в 4 т. Т. 4 / Под общ. ред. действ. чл. РАО, проф. В. В. Рубцова.— М.: МГППУ, 2007.— С. 45-61.

  • Вчера вечером умер Федор Ефимович Василюк. Кто бывает на наших семинарах и конференциях, знают его как глубоко вдумчивого деликатного отзывчивого докладчика с прекрасным чувством юмора. Он не только выступал с докладами и вел дискуссионные группы, но также принимал активное участие в организации наших конференций. В последнее время он тяжело болел, и потому в оргкомитет сентябрьской конференции не вошел, но его вклад и в этом году значителен: в июле он фактически заново придумал схему мероприятия. Федор Ефимович вел обширную научную, практическую и педагогическую деятельность. Его основными научными интересами были психология переживания человеком критических ситуаций, психологическое и пастырское консультирование, психология молитвы. Он защитил докторскую диссертацию на тему «Понимающая психотерапия: опыт построения психотехнической системы». На протяжении 20 лет он публиковал в созданном им легендарном журнале «Московский психотерапевтический журнал» избранные тексты владыки Антония, которые, на его взгляд, служат незаменимым камертоном для представителей помогающих профессий. Практически ни одна лекция будь то в студенческой или академической аудитории не обходилась без обращения к опыту владыки, личную встречу с которым он очень ценил… Вечная память! На фотографии №2 — Федор Ефимович с женой Ольгой Владимировной и митрополитом Антонием в 2000-м году, Лондон, пристройка к Собору Успения Божией Матери и Всех Святых. Вы можете поделиться фотографиями, воспоминаниями на сайте, посвященном памяти Федора Ефимовича Василюка: http://fyodorvasilyuk.ru/ UPD 2. 19 сентября (вт) в 16:00 тело будет доставлено в храм Марона Пустынника Сирийского на Большой Якиманке. Желающие проститься с Федором Ефимовичем накануне отпевания могут подойти в храм в это время или позже. Отпевание — 20 сентября (ср) в 11-00 в храме Марона Пустынника Сирийского на Большой Якиманке, 32, строение 2. Похороны на Хованском кладбище, от храма будут поданы автобусы. Поминки пройдут в 16:30 в здании МГППУ по адресу ул.Сретенка, 29 (в… — Друзья Фонда «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»

    ПЕРЕД НАЧАЛОМ ВЕЛИКОГО ПОСТА
    «Мы вступаем теперь в Великий пост сознательно. В добрый подвиг мы начали этот путь, но мы должны помнить, что как бы ни колебалось наше сердце, с какой бы неуверенностью мы ни шли по этому пути, на нас идет неминуемо Страстная седмица и славное Христово Воскресение. Нам не уйти от них, и всему миру не уберечь нас от того, перед чем мы встанем через очень немного недель. Как бы ни колебались наши стопы, как бы неуверенно ни было наше сердце, а скоро, скоро мы встанем перед лицом страстей Господних, этих страстей, которые Господь воспринял ради нас, но которые Он претерпел тоже из-за нас: не только ради нашего спасения, но и из-за того, что мы отпали от вечной жизни. Он умирает той смертью, к которой мы присуждены, Он делается крестной жертвой, потому что мы отпали от своей славы, и перед лицом этого мы будем стоять неминуемо, и то, что мы тогда увидим перед собой, будет судить и помышления наших сердец, и движения нашей воли, и поступки наши, и мысли, и чувства, и отношения наши, и всё.

    Но так же неминуемо скоро встанем мы перед славой Воскресения Христова, и эта слава нам откроется опять-таки как свет, просвещающий всякого человека, грядущего в мир, или как пламя суда. Во славе Господь может явиться только для того, чтобы нас объять Божественным пламенем, и если мы способны — чтобы мы в нем пылали, не сгорая как купина неопалимая, или же охватит оно нас как пожар, в ужасе суда.

    Если бы мы могли пройти эти немногие недели в этом сознании, и если это сознание могло бы перейти из наших мыслей в трепетное, живое сердце, и охватить нас до мозга костей, тогда мы шли бы путем постным, как мертвые, среди соблазнительного, может быть, но умершего для нас мира. Шли бы мы как слепые, унесенные только одним видением, шли бы бесстрастно в борьбе со своими страстями.

    И вот, на пороге, говорит Господь о том, что мы все идем этим путем, что мы все хрупки, что мы все бессильны, все побеждены бываем в течение всех лет нашей жизни, что от Него мы всего ожидаем, и просит нас и молит, чтобы мы друг другу давали то милосердие, ту жалость, которая нам доступна, которая была бы образом Его милосердия и жалости. «Принимайте друг друга, — говорит апостол Павел, — как Христос вас принял».

    И вот, когда стоишь перед судом своей совести, с одной стороны, так ясно делается, что нуждаешься — до отчаяния, до крика нуждаешься — в том, чтобы другие тебя простили, чтобы они стали в защиту твою перед Господом и сказали: «Прости, что он мне сделал, не взыщи, будто он это сделал Тебе». С другой стороны, как хотелось бы отпустить на свободу каждого человека , который чем-нибудь перед тобой согрешил.

    И вот перед лицом этого желания и этой тоски душевной встает страшное наше бессилие: нет сил просить прощения не просто устами, а всем естеством, всеми глубинами сердца, всем криком настрадавшейся души; и нет сил сказать из недр своих, не словами только, а всем существом: «Иди в мире, иди свободным, иди к Господу, нет тебе узы, нет вины из-за меня.» И вот в этом бессилии мы часто стоим; иногда мы бываем так счастливы, когда можно дать или получить прощение. Но чаще мы бываем в потемках.

    Что же нам делать? Поклониться иконе Спасителя и образу Божией Матери и сказать: «Прости, прости за меня, прости так, как я не умею простить, и возбуди в сердце тех, которые в таком же горестном, бедственном состоянии как и я, возбуди в них то же чувство, чтобы они тоже преклонились перед Тобой и сказали: «Господи, прости за нас, пока мы еще не можем ни простить, ни давать прощения, пока сил не хватает, пока света не хватает, пока мы в потемках».

    Будем у кого можем, как можем просить прощения, кому можем и как можем дадим его, но главное еще, принесем всю эту трагедию, всё горе наше Христу, Божией Матери, той Церкви Святых, которая победила плоть, победила человеческое естество, выросла в меру Божию и которая способна и дать и принять прощение.

    Простите и меня, сколько можете, как и я, сколько могу, прощения прошу, и пусть Господь нас всех простит, оживит, изменит, чтобы когда-нибудь, один раз, может быть, в жизни нам дана была эта непостижимая радость одного хоть человека, хоть одного, отпустить на свободу совершенно прощенным, очищенным, обрадованным, обновленным.

    А пока будем нести и свой и чужой крест немощи, бессилия и только говорить: «Господи, помилуй нас, не меня только — всех нас. За нас прости, нас понеси, дай нам встретить дни страстные так, чтобы они были и ужасом для нас, и новым видением, надеждой, и встретить Пасху так, чтобы она была озарением, пламенем пожара, сжигающим всё, что неспособно войти в вечность, и вместе с тем, тихим светом, просвещающим всякого человека, грядущего в мир».

    Войдем в этот пост именно так, не зная, может быть, только ощупью ища, но зная, что путь — это Христос, что конец — это Он, и что спутник наш — Тот же Спаситель Христос, Который на пути в Эммаус шел со Своими учениками и на всем пути, в течение долгой дороги, когда душа их была смущена, когда они были растеряны, постепенно им открывал умы, сердца к разумению Писания, так что когда они пришли, куда им было положено, вдруг им открылось Воскресение Христово и вечная жизнь. Аминь».

    митрополит Антоний Сурожский
    1970

    Илл: Гюстав Доре «По дороге в Эммаус»

    #веснадуховная #ВеликийПост #прощение

    (PDF) Психология переживания

    ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

    Активность — 29, 105, 106, 119, 132-35—

    теория — 15-18, 23-36, 63, 78-

    79,83 -89

    Агрессия — 40, 42, 54 — «транс-

    ферред» -69

    Архетип — 52, 187

    «Восхождение от абстрактного к бетону

    » — 7, 18, 57, 78, 83, 90,

    104, 172

    Поведение

    — «катастрофическое» —42

    — внешнее — 30

    — разочарованное — 39-43

    — псевдо-фрустрированное —42

    Поведение, 44 77, 85, 88-90,

    104-05, 149

    Катарсис — 65, 66, 67, 71-72

    Выбор — 117-24, 133, 146

    Когнитивный диссонанс — 58, 72

    Компенсация —24, 54, 76, 78, 112-

    13

    Конфликт — 32, 34, 43-54, 78, 123-24,

    150-53, 159, 163, 166-68, 176

    Сознание —25, 27-31, 45-46, 79-

    80, 116-19, 203, 217-19

    Справедливое поведение — 10, 15-16, 23-25,

    33, 54, 57, 60, 78, 113

    Творческий опыт — 139-42

    Кризис — 8, 25, 31-35 , 46-54, 79-80,

    148-59

    — теоретические подходы — 47

    Критическая ситуация — 15-16, 25-27, 31-

    54, 80, 123-24, 148-73

    «Защита от защит» —181-82

    Защитные механизмы — См .:

    Психологическая защита

    —классификация — 58-60, 77, 81

    Сложность — 94

    Сложность живого мира — 104-07

    Смещение — 30-31, 55, 67, 70-71,

    74, 80

    Эмоция — 6, 15-16, 26, 30, 40, 78-79,

    102-03, 108, 119 , 121-22

    Опыт

    — и теория деятельности — 17,

    23-31,79-80

    — как деятельность — 20-23, 78

    — культурно-исторический фактор

    -18 , 184-202

    — определение — 9-10, 15-16

    — внутренняя структура — 75-77,

    82

    — процесс — 54-76, 81-82, 172-

    82

    — закономерности — 83-146, 172

    — «Успех» — 58-61, 81, 168-72

    — методов — 60-75, 81-82

    — двух концепций — 18, 20-23, 78

    Опыт и уровни —

    осознанность — 203-20

    — уровень предчувствия — 211-

    14

    — уровень переживания — 208-10

    — уровень отражения — 214-17

    — уровень бессознательного — 205-

    08

    Фанатизм — 110

    Фиксация — 71

    Разочарование — 32, 34-35, 38-44, 47, 54,

    69, 111, 124, 145, 148-59, 175-76

    — и конфликт —45, 152, 162-63

    Гештальт-психология — 134

    Горе — 46, 126-27, 221-34

    Гедонистическое переживание — 100-04,

    126, 142, 162, 166

    257

    Призыв морского котика к нации n

    Нет причин, по которым стоит умирать за сочинение

    Это печальные размышления о таком обществе, что некоторые из его молодых людей идут на все, чтобы найти что-то, чего стоит пожертвовать своей жизнью.Подъем иностранных боевиков можно понять через призму совместных проектов.

    В подавляющем большинстве случаев совместные проекты — это сущности, к которым люди присоединяются, а не запускают. Проект отличается от группы. Группа — это совокупность людей, объединенных некоторым атрибутом, например этнической принадлежностью или убеждениями, но проект — это совокупность действий, направленных на совместную реализацию идеала. Иностранный боец ​​- это тот, кто участвует в повстанческом движении, но не имеет ни гражданства, ни родственных связей в зоне боевых действий и приехал издалека как частное лицо, чтобы сражаться в качестве бесплатного добровольца.Иностранные боевики сильно отличаются от террористов, которые совершают насильственные действия за пределами любой зоны боевых действий, и тех, кто выезжает за границу для посещения тренировочного лагеря террористов.

    Иностранные истребители участвуют в обычных боях. Прежде чем кто-то сможет стать иностранным борцом, кто-то должен развязать повстанческое движение, к которому он может присоединиться. Братья-мусульмане были основаны на митинге на строительной площадке Суэцкого канала с целью избавления Египта от иностранного влияния и эксплуатации и установления образа жизни и правления в соответствии с мусульманскими принципами.Однако его проект был направлен не против Запада как такового, а, скорее, против коррумпированного египетского правительства.

    Исламистский проект был тогда и остается в значительной степени внутренним проектом, направленным на приведение номинально исламистской страны к истинно исламскому образу жизни. Затем последовало его подавление в Сирии и Ираке.

    Видите проблему?

    Те Братья, которые сбежали из тюрьмы, отправились в изгнание, за ними последовали тысячи заключенных Братьев, освобожденных Анваром Садатом в. Эти хорошо образованные и высоко мотивированные лидеры теперь не имели гражданства и не имели надежды на участие в политической жизни своей родины.Тем временем ваххабитская аристократия Саудовской Аравии наживала огромные богатства за счет доходов от нефти. Они приступили к созданию национального государства на Аравийском полуострове, и поток капитала после нефтяного эмбарго создал беспрецедентные возможности.

    Саудовцы сделали создание системы образования своим приоритетом и основали университетский район в регионе Хиджаз на побережье Красного моря. Все должности в этих университетах были заполнены изгнанными братьями-мусульманами, которые также заняли должности в ряде международных исламских организаций, чьи миссии были чисто филантропическими.Благодаря своим должностям в благотворительных организациях и университетах, бывшие братья-мусульмане оказались в центре хорошо финансируемой международной мусульманской сети.

    Этому в основном мирному проекту помешали светские националистические движения, пришедшие к власти на их родине, что не оставило им никаких шансов реализовать свой проект, как они изначально представляли. В то же время им была предоставлена ​​возможность агитировать за свои религиозные идеалы на международной арене посредством образования и благотворительности.

    Как исследует российский психолог Федор Василюк в своей «Психологии переживания», когда проекту мешают, субъект сталкивается с необходимостью переосмысления своего представления об объекте и переориентации на новую систему деятельности, которая устраняет прежний объект в новый проект. Например, искатель приключений, получивший травму в результате несчастного случая, может впоследствии стать спортсменом-паралимпийцем.

    Важным направлением этой благотворительной деятельности было оказание помощи беженцам, сначала палестинским беженцам, изгнанным со своей родины из-за сионизма, а затем афганским беженцам, спасающимся от советского вторжения.Сюда входило крупное убежище, расположенное в Пешаваре, недалеко от афганской границы в Пакистане.

    «Ни за одно дело не стоит умирать». Обсуждать. [GP GCE A LEVELS 2015]

    Международные мусульманские организации наполнили мусульманские общины по всему миру хорошо продуманными изображениями женщин и детей, страдающих от войны и отчаянно нуждающихся в помощи. До середины середины в этой деятельности не было военной составляющей.

    Ключевым человеком, который привел к переменам, был Абдалла Аззам, палестинский проповедник, который был перемещен из Палестины, а затем из Иордании.Братья взяли его и устроили на работу, и он был отправлен в Пешавар. Аззам был особенно хорошо связан в результате его работы на Братство в регионе Хиджаз к западу от Саудовской Аравии, но он также был значительным мусульманским ученым. Согласно исламскому праву, как это понималось на протяжении всего двадцатого века, отдельный мусульманин, отправившийся на войну в другую страну, совершил бы грех.

    Хотя ислам действительно влек за собой обязанность мусульман приходить на помощь своим собратьям-мусульманам, подвергшимся нападению из немусульманской страны, это было коллективное обязательство, возложенное на мусульманские общины в целом.Прежде чем человек сможет покинуть свою страну для участия в войне, он должен получить разрешение своих родителей, кредиторов и политический авторитет в своей собственной стране. Мало того, что отдельный мусульманин не обязан идти воевать в другой стране, это было запрещено, а поощрение таких действий было прямым вызовом авторитету мусульманской общины над своими членами.

    В прошлом редко можно было увидеть добровольцев, добровольно участвовавших в войнах за границей.

    Кроме того, во время Второй мировой войны в Японии были пилоты-камикадзе, готовые жертвовать ради своей нации и продвигать свое дело. У каждого человека должна быть причина, за которую он или она должны быть готовы умереть, иначе они прожили бы свою жизнь напрасно. Эта причина не обязательно должна иметь какое-то значение для общества, если она достаточно важна для человека. Эта причина может быть движущей силой того, как человек ведет свою жизнь.

    Например, Стив Джобс — один из таких случаев, когда он живет своей жизнью ради того, чтобы постоянно вводить новшества и улучшать Apple.Он настолько увлечен своей работой, что готов идти на работу даже на последних стадиях рака поджелудочной железы. Его рвение и рвение в жизни можно рассматривать как попытку даже умереть за свое дело, чтобы создавать лучшие продукты для своей компании. Фактически, в своей биографии и выступлениях Стив Джобс всегда говорил, что он готов умереть за то, во что он верит и чем увлечен в жизни. Смерть сама по себе не может решить проблемы; путь вперед — это набраться смелости, чтобы побеждать, и стойкости для борьбы, прежде чем изменения будут реализованы.

    На самом деле, когда применяется ненасильственный подход или борьба, это может означать большее расширение прав и возможностей, поскольку в долгосрочном непротивлении больше силы, чем в сопротивлении, чтобы завоевать сердца и умы людей. Грех вошел в мир, но Бог все еще хотел этих отношений со своим творением. Вместо того, чтобы разрушить все и начать заново, Он предоставил творению возможность рассказать другим о Себе.

    На протяжении всей Библии есть бесчисленное количество историй о людях, рассказывающих благую весть о Боге….Как я уже говорил, стихи были о войне, но язык в них разный. В книге Dulce Et Decorum Est автор создает впечатление солдатской боли и ужаса. Он пытался показать нам, что смерть за свою страну — это не честь, как кажется, но на самом деле это очень ужасно и мучительно.

    Напротив, в своем «Солдате» Руперт Брук создает впечатление, что смерть на войне, независимо от того, по какой причине, — это очень славное и почетное дело. Поскольку у обоих поэтов есть….Текст помещен, чтобы показать, что Беовульф хочет приблизиться к дракону с волей получить победу и не проявляет страха из-за его силы….

    Петерсон пишет: «Читатели становятся тем, что они читают. Фактически, в своих выступлениях он всегда говорил, что готов умереть за то, чем он увлечен, а именно за создание лучших продуктов для его компании. Его страсть и рвение позволили Apple стать то, чем она является сегодня, хорошо известной многомиллиардной технологической компанией. Если бы он не думал о страсти как о чем-то, за что можно умереть, у нас, возможно, не было бы основы в виде iPhone, Macbooks и просто тех вещей, которые стали частью нас.

    • эссе фредерика дугласа.
    • израиль + исследовательская работа;
    • Обозреватель статей.
    • ge томосинтез маммография?
    • Стоит ли слава умереть из-за эссе!
    • Связанные документы.
    • Моя цель в жизни Введение в эссе.

    Затем умереть за то, во что ты веришь, ради чего стоит умереть. Вы когда-нибудь слышали об активистах?

    Это люди, которые проводят кампании за политические или социальные перемены.Они такие же обычные люди, как мы, только они осмеливаются высказать свое мнение.

    Пожалуйста, включите JavaScript и перезагрузите страницу.

    Мужчина из Ирака стал героем после того, как спас сотни жизней, обнимая террориста-смертника прямо перед тем, как он привел в действие взрывчатку. Чуть более 40 лет назад китайский коммунистический лидер и реформатор Дэн Сяопин начал 15 лет радикальных экономических реформ. Благодаря им миллионы людей узнали о Боге, и нет причин умирать за эссе о нем как о своем личном спасителе.Примерно так: Like Loading. Текст помещен, чтобы показать, что Беовульф хочет приблизиться к , нет причин, по которым не стоит умереть ради эссе с желающей силой получить победу и не показывать страха из-за своей силы…. Для них эти атаки — прямой вызов их жизненному проекту. Несомненно, такая весть стоит любых усилий для ее распространения, и она настолько благословенна, настолько божественна, что мы с радостью можем пролить нашу кровь, чтобы провозгласить ее. Джим Джерати. Его личный опыт его власти над собой был тем, что он использовал как великий инструмент и аргумент для распространения Евангелия — ибо в этом смысл свидетельства.Смерть за причину — это крайний поступок, который может обеспечить благотворное и ценное внимание делу, особенно в нашем в основном апатичном обществе, например. Я благословлю вас помимо заслуг согласно Искуплению Христа Иисуса. Я поручаю тебе ходить везде вместо меня и вместо меня и возвещать всем людям под небом Евангелие благодати Божьей.

    Это причины, по которым рабство прекратилось, женщины получили образование и многое другое. Пример — Малала.Она выступала с речами, дала интервью, чтобы пролить свет на то, как следует разрешить учиться пакистанским женщинам, в результате чего ей выстрелили в голову в «Чудесно», она выжила и продолжала поддерживать свое дело. Представьте, если бы у нас не было таких людей, как Малала, которые осмелились бы высказаться.

    Девочки в других частях света могут все еще быть неграмотными и не знать, как правильно писать свои имена! Поэтому я думаю, что смерть за то, во что вы верите, стоит умереть.

    Василюк ф. Психология опыта 1984.Концепция жизненных миров Ф. Е. Василюка. Анализ выхода из критических ситуаций

    ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ОПЫТА

    А.Г. ШМЕЛЕВ

    Москва

    Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). — М .: Издательство Москвы. Ун-та, 1984. — 200 с.

    Современная психологическая литература пополнилась новыми оригинальными произведениями.В нем выделяются такие разделы общей психологии, которым советские психологи традиционно уделяли незаслуженно мало внимания.

    Центральный термин монографии — «опыт», в котором Ф. Е. Василюк имеет особое значение. Автор употребляет его для обозначения не эмоциональной репрезентации содержания сознания субъекту, а «особой внутренней активности, внутренней работы, , с помощью которой человеку удается пережить определенные (обычно тяжелые) жизненные события и ситуации. , восстановить утраченное эмоциональное равновесие, словом, справиться с критической ситуацией »(с.12).

    В первой главе Ф.Е.Василюк предлагает читателю собственную, очень зрелую, хорошо библиографически аргументированную классификацию критических ситуаций: стресс, фрустрация, конфликт, кризис. Он вполне обоснованно предлагает сузить круг явлений, обозначаемых в современной психологической литературе понятием «стресс», явлений организменного уровня функционирования человека, означающих напряжение жизненных потребностей, удовлетворяемых регулярно, без длительных задержек, — «здесь и сейчас».К понятию «Фрустрация» автор предлагает отнести еще один круг явлений: это критическая ситуация, выражающаяся в неудовлетворенности объективно ориентированной потребности (мотива) в результате столкновения с объективно определенным барьером. В отличие от фрустрации конфликт возникает в результате столкновения двух внутренних импульсов, отражающихся в сознании в виде независимых «идейных» понятий — ценностей. Внутренний конфликт принимает форму особого «ценностного опыта». Кризис — ситуация переживания невозможности реализации жизненного плана. Кризис наступает в поворотные моменты в жизни человека.

    Ф.Е.Василюк классифицирует и обсуждает различные механизмы опыта. Непродуктивные способы переживания, объединенные автором под традиционным обозначением «психологическая защита», приводят к воображаемому улучшению в виде субъективного смягчения неудовольствия, а иногда вызывают дезадаптивный эффект. Автор обозначает продуктивные способы переживания термином «совладание»; они предполагают «реалистичный взгляд на ситуацию в целом, способность жертвовать частным и сиюминутным».

    Ясно и твердо обозначая свою принадлежность к последователям теории деятельности А.Н. Леонтьева, Ф.Е. Василюк смело расширяет его феноменологические и концептуальные рамки. Переживание — такой целостный теоретический конструкт, который имеет свои проекции как в сфере мотивации (см. Психодинамические теории), так и в сфере действия (рассматривается в поведенческих подходах), и в сфере изображения (изучается в когнитивной психологии).

    Вторая глава монографии оставляет более противоречивое впечатление.Автор смело решает сверхсложную задачу: провести типологический анализ типов переживаний, построив типологию «жизненных миров». При этом он пытается реализовать, как он сам утверждает, принцип восхождения от абстрактного к конкретному: от абстрактных теоретических параметров «жизненного мира» (сложный — простой, сложный — легкий) к эмпирическим, осмысленно. богатые психографические портреты каждого (из четырех возможных в этой сетке) типа «жизненного мира».

    Ф.Е. Василюк ярко и интересно выписывает очерченные психографические портреты «гедониста» (простого и легкого «жизненного мира»), «реалиста» (простого и сложного), субъекта «ценностного опыта» (сложного и легкого) и предмет «творческий опыт» (сложный и трудный). Преобладающий тип критических ситуаций для первого испытуемого — стресс, для второго — фрустрация, для третьего — конфликт, для четвертого — кризис.

    Изощренность авторских психографических средств вызывает у нас положительное отношение, хотя сторонникам строгих теоретических построений она может показаться легковесной выдумкой, граничащей с умозрительными измышлениями.

    Фактически автор предпринимает небезуспешную попытку погрузить свои теоретические построения в глубины человеческой психологии — той психологии, которая традиционно подвергалась литературно-художественной, а не научной рефлексии. Абстрактные типы «жизненных миров» в книге приобретают определенность, полноту, феноменологическую многомерность, а, следовательно, убедительность. Таким образом, в рецензируемой монографии мы находим тот редкий и очень ценный жанр психологической литературы (мы называем его «психосинтетическая психография»), который дает читателям возможность узнать, как научные и психологические знания преломляют видение мира и конкретных людей. в этом.

    Особый опыт психологической интерпретации процесса переживания предпринимается в третьей главе, где Ф.Е.Василюк реконструирует ход переживаний известного героя романа Ф. Достоевского «Преступление и наказание» — Родион Раскольников.

    Видимо, недостатки и просчеты монографии явились продолжением ее достоинств, неизбежным следствием избранного метода теоретически синтезированной типологии.

    Ф.Е. Василюк настойчиво стремится найти универсальную сетку классификационных оснований, которая одновременно охватывала бы практически все многообразие видов, форм и функций внутренней психической деятельности субъекта при обработке эмоционального опыта (деятельности переживания). К сожалению, за пределами этой сетки находится анализ конкретных экстремальных ситуаций, в которых наиболее ярко проявляются процессы переживания и совладания (ситуации длительного одиночества, риска и т. Д.). Найдя достаточно убедительную и эвристическую классификацию четырех типов критических ситуаций (стресс, фрустрация, конфликт, кризис), Ф.Е. Василюк ставит эту классификацию параллельно (как изоморфную) классификации четырех типов «миров жизни» (на пересечении независимых параметров сложности и сложности). Затем эта и без того чрезмерно обобщенная конструкция обретает новый слой изоморфных концептуальных подразделений: жизнедеятельность организма, деятельность, сознание, воля. Наконец, на уровне психосинтезированных типов опыта им ставятся в соответствие такие ценностные концепции, как «гедонизм», «творчество» и т. Д.

    Искусственность такого упрощенного концептуального параллелизма быстро проявляется в тексте «психосинтезированных портретов», которые, к сожалению, не лишены довольно явных преувеличений. Например, реалистичный опыт внезапно приближается и даже отождествляется с маниакальным поведением, возникающим в случае сверхсущественной потребности. Это очевидная логическая ошибка, которую можно охарактеризовать как «идентификацию по изолированному признаку»: тот факт, что и у реалистов, и у маньяков есть доминирующий мотив (реалисты, из-за разложения деятельности на этапы для достижения отдельных целей) приводит автора. к их ошибочной идентификации.При этом такие «важные» отличия выпадают из сферы внимания автора: у маньяков сужается поле сознания, из него выпадают существенные признаки условий, что делает поведение маньяка неадекватным, а реалист , напротив, характеризуется гибкостью и широтой когнитивной карты действия …

    Также совершенно неочевидно, что ценностный опыт (конфликт) возникает как реакция на легкость жизненного мира: развитие умозрительного отношения к реальности может быть следствием интроверсии деятельности в результате столкновения субъекта с ним. трудности в реализации своих планов во внешнем мире.Кажется, что сам автор видит в своем творческом методе значительные резервы для совершенствования. Повышенная теоретическая самостоятельность также нуждается в несомненной коррекции: переходя от абстрактных референций к дизайну, Ф.Е.Василюк иногда обнаруживает неоправданную автономию от теоретических достижений известных ему работ. Например, в монографии В.В. Столин «Самосознание личности» (М., 1983) успешно различает три уровня организации поведения и психики человека — организм, индивид и личность.Такого независимого уровня расчленения в рецензируемой монографии нет; следовательно, явления разного уровня (такие как, например, жизненное потребление и творчество) проецируются на плоскость явно плохой координатной сетки «сложность × сложность жизненного мира». Несомненное обеднение концептуальных средств этого произведения выразилось и в забвении автором трехуровневого расчленения Леонтьева «операция, действие, деятельность», продуктивно развитого А.Г. Асмолов. Трудности в жизни человека имеют качественно разный психологический смысл в зависимости от того, мешают ли они выполнению операции, достижению цели (действия), достижению мотива. Сравнение типологии, предложенной Ф.Е.Василюком, с типологией «стилей жизни» А.А. Кроник, который выделяет гедонистический, аскетический, активный и созерцательный как четыре возможных стиля жизни.

    Более существенный вопрос касается практически значимого утверждения автора о том, что переживание является центральным понятием, предметом консультирующей психологии индивида, т.е.е. Психологическая помощь личности, по мнению Ф.Е. Василюк, должна заключаться в организации продуктивных форм переживания, трансформации его из пассивной психологической защиты в целенаправленную деятельность по преодолению критической ситуации. С этим утверждением следует согласиться, но не полностью, так как это приведет к чрезмерному расширению границ и без того широкого понятия «опыт». Процесс переживания, на наш взгляд, является таким частным случаем внутренней деятельности, когда ведущим, задающим звеном в цепи преобразований являются эмоции, эмоциональные признаки впечатлений, образов, идей.Элемент опыта — это как раз спонтанное, ассоциативное, неконтролируемое движение содержимого сознания, над которым доминирует эмоциональная логика. Подлинное «копирование» возможно, когда процессы переживания протекают в сообществе и под контролем процессов «понимания».

    Конечно, психографический анализ типологии взаимодействия опыта и понимания требует, по сути, решения классической проблемы взаимодействия аффекта и интеллекта.Некоторые интересные новые данные по этому вопросу были получены в современных экспериментальных исследованиях когнитивного стиля, которые, к сожалению, оказались за пределами библиографии рецензируемой книги.

    Все сделанные здесь замечания призваны не умалить, а подчеркнуть заслуги Ф.Е.Василюка. Книга, несомненно, будет полезна не только профессиональным психологам, но и широкому кругу специалистов-гуманитариев, перед которыми раскрывает психологию человеческого опыта как особую сложную, динамичную и интимно подлинную реальность его бытия.

    Наконец-то добрался до книги! Для удобства я опубликую здесь несколько заметок.
    книгу читать непросто.

    По книге Ф.Е. Василюк « Психология переживания »

    Федор Ефимович Василюк — наш современник, российский психотерапевт. Декан факультета психологического консультирования Московского городского психолого-педагогического университета. Заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии, доктор психологических наук, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета психологического консультирования Московского государственного психолого-педагогического университета.

    Типология жизненных миров.


    Типология Василюка дает представление о том, как тот или иной человек с определенной структурой своего внутреннего мира переживает критические ситуации.
    ИЗ Структура типологии такова: «жизненный мир» является предметом типологического анализа. Он имеет внешний и внутренний аспекты, обозначенные как внешний и внутренний мир соответственно. Внешний мир может быть легким или трудным.Внутренний — простой или сложный. Пересечение этих категорий устанавливает четыре возможных состояния или типа «жизненного мира».
    Говоря о трудностях внешнего мира, это означает не только соответствующие переживания, но и трудность как актуальную характеристику мира; не мир в себе, не мир до и вне субъекта, а мир, «разделенный на субъект», мир, видимый через призму его жизни и деятельности, ибо трудности могут быть найдены в мире только в результате Мероприятия … С внешней позиции «легкости» внешнего аспекта жизненного мира соответствует защищенность всех жизненных процессов, прямая данность индивиду из объектов потребностей, а «трудности» — наличие препятствий. к их достижению.
    Под внутренним аспектом психологического мира понимается внутренняя структура жизни, организация, сопряжение и взаимосвязь ее отдельных единиц.

    Каждый жизненный мир характеризуется в первую очередь tz.его пространственно-временная организация. В то же время, в соответствии с различием между внешними и внутренними аспектами жизненного мира, внешнее и внутреннее время-пространство будут описаны отдельно. Внешний вид хронотипа характеризуется отсутствием или наличием «протяженности», которая заключается в пространственной дистанции и временной продолжительности, необходимой для преодоления дистанции. Внутренний аспект хронотипа описывает структурированность внутреннего мира, т.е.е. наличие или отсутствие «конъюгации».

    Тип 1. Внешне легкий и внутренне простой жизненный мир.
    можно изобразить, представив существо с единственной потребностью и живущее в условиях непосредственной данности соответствующего ей объекта.
    Пространственно-временная структура этого мира … Простота с пространством-временем tz. следует интерпретировать как отсутствие «протяженности» внешнего аспекта мира. (отсутствие пространственной дистанции и временной продолжительности).Из-за этого субъект не знает ни «там», ни «тогда», у него нет концепций длительности, последовательности, протяженности, прошлого и будущего. Каждые реализуемые отношения полностью заполняют его. Простота внутреннего мира или отсутствие «сопряжения» между отдельными моментами внутреннего пространства-времени. Простота внутреннего мира означает безрассудное погружение в осознанную жизненную установку, прикованную к заданному месту хронотопа. Описанный психологический мир характеризуется хронотопом, в котором нет перспективы и ретроспективы, прошлое и будущее как бы вдавлены в настоящее, а точнее, еще не изолированы от него.
    Центральный принцип восприятия — принцип удовольствия.
    Прототип такой жизни — это условия маточного и младенческого существования человека. Они составляют основу инфантильной установки, которая латентно присутствует в каждом человеке. Инфантильная установка соответствует отношению к удовлетворению потребностей «здесь и сейчас», не требующему усилий и ожидания, при полном владении объектом потребности, идентификации. с этим.
    Цель и высшая ценность такой жизни — удовольствие.Деятельность человека с таким настроем подчинена сиюминутным порывам. Инфантильное сознание не сталкивается с вопросом, адекватно ли стремление к удовольствию, обеспечивается ли оно экзистенциально, гарантировано ли оно на определенный период времени, ценой каких последствий оно было достигнуто и т. Д. легкая и простая жизнь ведет к пассивности субъекта, так как в описанных условиях не требуется никакой активности для преодоления внешнего мира.Поэтому, если вдруг возникает критическая ситуация невозможности удовлетворения, он переживает это как смерть, коллапс, ужас. Он не знает, что это может когда-нибудь закончиться, не предпринимает никаких действий из-за своей пассивности и в результате колеблется между состояниями ужаса и блаженства. В этом мире, взятом во всей чистоте его характеристик, вообще нет места опыту, поскольку легкость и простота мира, то есть безопасность и последовательность всех жизненных процессов, исключают возможность возникновения ситуаций, требующих переживает.Более того, даже когда бытие вдруг по тем или иным причинам перестает быть легким и простым, субъект, не будучи способным «отреагировать» на возникающую критическую ситуацию ни внешней практической деятельностью, ни идеальными преобразованиями психологического мира, откликается на это с единственными доступными ему средствами — внутренними телесными изменениями. Последнее соответствует представлению о физиологических стресс-реакциях.
    В сложном и / или трудном мире субъект может развить сознание, соответствующее этому мировому порядку, но он не уничтожает инфантильное сознание, не занимает его место, а строит на нем, вступая в сложные, а иногда и антагонистические отношения с Это.
    Соответствующий тип опыта называется гедонистическим. Это соответствует процессам психологической защиты, которые помогают человеку создать иллюзию решения проблемы или его отсутствия. Каждый человек имеет опыт такого существования, и в определенных ситуациях он может актуализироваться и контролировать человеческое поведение. В сложном и сложном мире формируются новые, более сложные формы поведения, основанные на этом, но они не отменяют его.

    Тип 2.Внешне сложный и внутренне простой жизненный мир.
    Здесь блага жизни не даются напрямую, есть препятствия, помехи, мешающие удовлетворению потребностей. Сложность внешнего мира с точки зрения хронотопа означает наличие «протяженности», то есть пространственной удаленности (жизненно важные блага) и временной продолжительности (необходимой для устранения удаленности). В сложной мировой ситуации субъект должен признать, что удовлетворение потребности, которая для него является необходимостью, невозможно «здесь и сейчас».Это возможно только «там» и «позже», а представление о пространственно-временной протяженности внешнего мира возникает в сознании. Что касается внутреннего устройства данного жизненного мира, то оно пока остается простым. Это отсутствие внутреннего расчленения и структурирования жизни в пространственно-временном развитии означает отсутствие «сопряжения», то есть отсутствие пространственной сплоченности, «конгруэнтности» жизненных единиц (= отношения = индивидуальные действия) и связей временных последовательность между ними.Активности в этом мире присуще устойчивое стремление к объекту нужды, эта деятельность не подвержена никаким отвлечениям, приводящим к соблазнам и соблазнам, субъект не знает сомнений, колебаний, чувства вины и угрызений совести — в Словом, простота внутреннего мира освобождает деятельность от всевозможных внутренних препятствий и ограничений. Она знает только одно препятствие — внешнее. Благодаря простоте внутреннего мира, семантическая структура образа внешнего мира также чрезвычайно упрощена.Он выполнен в двух цветах: каждый предмет воспринимается только с точки зрения его полезности или вредности для удовлетворения всегда напряженной единственной потребности субъекта.
    Что касается внешнего вида хронотопа, то он существенно изменен по сравнению с первым типом. Субъект потребности может находиться как в непосредственном контакте с субъектом, точнее с органом потребления, так и на некотором расстоянии. То же самое и с временным аспектом. Но главное для характеристики сложного жизненного мира, в отличие от легкого, — это не такая объективная ситуация сама по себе, а то, что она «схвачена» субъектом с помощью особых ментальных форм (феноменологически обозначаемых «там» и «тогда»).Благодаря им психологический мир субъекта расширяется и дифференцируется по сравнению с инфантильным.
    закон опыта второго типа — принцип реальности. Этот опыт исходит из того факта, что реальность «не слышит убеждений», что она непреодолима, борьба с ней бесполезна и, следовательно, вам необходимо принять ее такой, какая она есть, подчиниться, примириться и, в пределах и пределах установленный им, постарайтесь добиться возможности удовлетворения потребностей… Поэтому тип опыта, соответствующий этому делу, называется реалистичным. Реалистичный опыт основан на механизме терпения. Он исходит из того, что реальность неумолима, необходимо принять ее такой, какая она есть, и попытаться добиться удовлетворения своих потребностей в рамках установленных реальностью границ.
    Прототип описанного типа — это не только личности определенного склада, но и определенные состояния личности, более или менее длительные, нормальные или патологические.К ним относятся, скажем, «импульсивные влечения», хорошо известные в психопатологии, которые «представляют собой резко возникающие влечения и стремления, которые подчиняют себе все сознание и поведение пациента. С их появлением все другие желания и идеи подавляются».

    Тип 3. Внешне легкий и внутренне сложный жизненный мир.
    Эта жизнь лишена ситуационной осведомленности. В психологическом мире нет ситуаций с их «происшествиями», благоприятными (или неблагоприятными) обстоятельствами, с их временными ограничениями, вызывающими «беспокойство», то есть действиями, которые должны быть выполнены в определенное время, с их возможностью компромиссов между осмысленно непримиримыми тенденциями, с их неожиданными «внезапно» и «справедливо» и т. д.
    Внутренняя необходимость предмета состоит в достижении внутренней согласованности, сопряжения единиц внутреннего мира в пространстве и времени.
    Основная проблемность и стремление внутренне сложной жизни состоит в том, чтобы избавиться от болезненной потребности в постоянном выборе, развить психологический «орган» для овладения сложностью, который имел бы меру измерения значимости мотивов и способность цементировать жизненные отношения в целостность индивидуальной жизни. Этот «орган» есть не что иное, как ценностное сознание, ибо ценность — единственная мера сравнения мотивов.Следовательно, принцип ценности — это высший принцип сложного и легкого мира жизни. Каждому мотиву назначается определенная «цена», которая определяет его положение в иерархии ценностей, снимает трагедию каждого выбора, избавляет человека от сомнений и колебаний, делает выбор автоматическим.
    Ценности сами по себе не обладают мотивирующей энергией и силой и поэтому не способны напрямую заставить мотивы подчиняться самим себе.
    Однако, с другой стороны, ценность обладает способностью вызывать эмоции, например, в случае, когда конкретный выбор ей явно противоречит.А это значит, что ценность (в рамках теоретико-деятельностного подхода) следует отнести к категории мотива, поскольку эмоции релевантны конкретной деятельности, отражают ход ее реализации того или иного мотива. Можно предположить, что в процессе развития личности ценности претерпевают определенную эволюцию, изменяясь не только по содержанию, но и по своему мотивационному статусу, по своему месту и роли в структуре жизни. По мере развития ценностного сознания ценности могут трансформироваться в смыслообразующие мотивы.
    Хотя ценность как разновидность содержания сознания изначально не имеет энергии, как внутреннее развитие личности, она может заимствовать ее из реально действующих мотивов, так что в конечном итоге она становится содержанием жизни из содержания сознания и сама получает сила реального мотива. Ценность — это не какое-либо известное содержание, которое может стать мотивом, а только такое, что, став реальным мотивом, ведет к росту и совершенствованию личности. С этим преобразованием ценности из мотива-предопределения в реальную доступную мотивационную силу происходит энергетическая метаморфоза, которую трудно объяснить.Став реальным мотивом, ценность внезапно оказывается обладателем такого мощного энергетического потенциала, который нельзя отнести ко всем тем заимствованиям, которые могли иметь место в ходе ее эволюции. И если мотив, потребность всегда принадлежит определенному человеку, то ценности — относят предмет к универсальному. Они безличны, надличны. Основные ценности человека дают ему ощущение осмысленности бытия, определяют его главные жизненные цели.
    Ценностный опыт, присущий данному типу жизненного мира, — это внутренняя работа по формированию мотивационно-ценностной системы, ее иерархизации, перестройке. В процессе такой внутренней работы сознание уточняет собственную систему ценностей, отделяет главное от незначительного. Это может быть, например, снижение определенной ценности (деятельности) по иерархическому рангу, то есть лишение ее былой значимости. Есть два основных подтипа ценностного опыта.Первый из них реализуется, когда субъект еще не достиг высших ступеней ценностного совершенствования, и сопровождается большим или меньшим изменением его ценностно-мотивационной системы.
    Можно выделить несколько вариантов этого подтипа опыта, в зависимости от масштаба этих изменений и от того, происходит ли наряду с мотивационными трансформациями существенная перестройка ценностей субъекта или нет.
    В другом случае, если мир объективно препятствует реализации доминирующих, смыслообразующих ценностей, задачей ценностного опыта может быть выбор и утверждение новой смыслообразующей ценности.Подобная работа имеет место, если существующая система ценностей дискредитирует себя опытом прошлой жизни … Тогда задача переживания состоит в том, чтобы построить новую систему ценностей, которая придаст бытию внутреннюю целостность и смысл.
    В случае горя, вызванного утратой, ценностный опыт помогает перенести утраченные отношения в сферу идеального, эстетического.
    Развитие системы ценностей происходит особенно интенсивно в периоды значительных выборов и решений для человека, что делает их содержанием истории жизни. Prototype Ценность опыта — нравственное поведение: есть такой слой, разрез или измерение человеческого существования, в котором жизнь сводится к сознанию, материя жизнедеятельности — трудность мира — вынимается из скобок и человек действует в своего рода светлом мире. Именно этот план был идентифицирован и исследован с психологической точки зрения в третьем типе типологии.

    Тип 4. Внешне сложный и внутренне сложный жизненный мир.
    В четвертом типе жизненного мира деятельность субъекта осложняется как внутренними вибрациями (борьба мотивов, знакомых из прошлого), так и внешними трудностями, которые могут препятствовать осуществлению выбранного действия, побуждая субъекта отказаться от этого трудного. задача, пересмотреть сделанный выбор и переключиться на другое, более легкое действие, мотив.
    Внутренней необходимостью человека в данном случае является реализация его жизненного плана, то, что он воспринимает как жизненное дело, призвание.
    Основное новообразование, помогающее справиться с непростым и сложным миром, — это воля. Одна из основных функций воли — не допустить, чтобы борьба мотивов останавливала или отвергала деятельность субъекта.
    Воля служит не одному делу, а построению всей жизни. Его цель — воплощение намерений человека о себе, о своей жизни, воплощение жизненного творчества. Уилл постоянно следит за внешними и внутренними возможностями и требованиями, которые возникают в ситуации, оценивает их.
    Волевое поведение характеризуется осознанным соотношением осуществляемой деятельности (ситуативной) со всеми намерениями, целями, планами, намерениями, обязательствами, ожиданиями индивида, что не входит в данную пространственно-временную ситуацию (сверхситуационная).
    Конкретные критические ситуации Для данного мира возникает кризис, когда реализация своего жизненного плана становится для человека невозможной.
    Тип опыта, характерный для данной ситуации, называется творческим опытом.Творческий опыт — это работа самосозидания, самостроения. Он восстанавливает утраченную возможность жить и действовать.
    В ситуации, когда только предыдущие формы реализации жизненного плана стали невозможными, в процессе творческого опыта человек проясняет для себя внутреннюю сущность своего жизненного плана и ищет новые формы практической реализации своих идеальных ценностей, формализуя новый конкретный жизненный план.
    Возможны ситуации, когда опыт реализации человеком своего жизненного плана полностью дискредитирует как сам план, так и систему ценностей личности, на которой он был основан.Здесь работа творческого опыта включает в себя создание новой системы ценностей, создание новой целостности своей жизненной истории и нового образа самого себя, а также искоренение всего, что связано с прежними, отвергнутыми ценностями и, наконец, в чувственном и практическом воплощении нового идеала.

    отношение субъекта к реальности в случае различных типов переживаний:
    Творческий опыт отличается чувственным и практическим отношением к действительности.
    В реальной жизненной ситуации человек может использовать разные типы опыта или любую их комбинацию. Использование разных типов опыта в одной ситуации приведет, соответственно, к разным результатам.
    Гедонистический опыт игнорирует реальность, искажает и отрицает ее, формируя иллюзию удовлетворения и сохранности нарушенного содержания жизни.
    Реалистичный опыт принимает реальность такой, какая она есть, подстраивая под нее динамику и содержание потребностей субъекта.
    Ценность опыта пытается обезоружить реальность идеальными процедурами, сделав ее объектом интерпретации и оценки. Совершенное событие только идеально трансформируется ценностным сознанием.

    Анализ выхода из критических ситуаций.

    Москва: Издательство МГУ, 1984

    Федор Ефимович Василюк

    ПСИХОЛОГИЯ ОПЫТА (анализ преодоления критических ситуаций)

    Москва: Изд-во МГУ, 1984.- 200 с.

    Краткая аннотация

    Монография посвящена исследованию критических жизненных ситуаций и процессов их преодоления. Анализируются ситуации стресса, расстройства, внутреннего конфликта и жизненного кризиса. Чтобы справиться с этими ситуациями, чтобы выжить в них, человеку необходимо проделать иногда болезненную внутреннюю работу по восстановлению душевного покоя, осмысленности жизни. Установление и систематизация основных закономерностей процесса переживания — это то новое, что книга вводит в психологию преодоления критических ситуаций.

    Книга предназначена для психологов, психотерапевтов, философов, учителей, работников служб социальной и психологической помощи населению.

    З ——————— 40-84

    © МГУ, 1984.

    От автора.

    Русская психология давно перестала быть чисто академической дисциплиной, но по-прежнему многим обязана практике. В различных сферах общественной жизни этот долг активно выплачивается — фигура психолога становится все более привычной на современном заводе и в медицинском учреждении, в педагогике и юриспруденции.Но потребность в психологической помощи существует не только в социальной практике, но также в личной и семейной жизни, и эта потребность пока совершенно недостаточна. С другой стороны, сама психология, особенно так называемая «интересная психология», исследующая мотивы, эмоции, личность человека, не может дальше продуктивно развиваться только в стенах лаборатории, не принимая активного участия в реальной жизни человека. .

    Под влиянием этого обоюдного интереса открывается новый (и долгожданный) период в развитии отечественной практической психологии: буквально на глазах вырисовывается сфера психологического обслуживания населения — семейная служба, суицидологическая служба с сетью отделений «социально-психологической помощи» и кризисных больниц, психологическая служба университета и др..

    Конкретные организационные формы выделения «личной» психологической службы в самостоятельную практику еще не до конца ясны, но какими бы они ни были, сам факт ее появления ставит перед общей психологией задачу разработки фундаментальных теоретических основ, которые могли бы руководить этой практикой.

    Сами эти основы должны основываться на осознании не совсем привычной профессиональной позиции психолога, который практически работает с человеком.Если в рамках педагогической, правовой, медицинской и других сфер деятельности психолог выступал консультантом и помощником учителя, врача или юриста, обслуживающего этих специалистов, то, занимая эту должность, он становится ответственным производителем работы. непосредственно обслуживающего человека, обратившегося к нему за помощью. И если раньше психолог видел его через призму вопросов, стоящих перед другими специалистами (уточнение диагноза, определение вменяемости и т. Д.), Или собственные теоретические вопросы, то теперь как ответственный субъект самостоятельной психологической практики, в первую очередь. время, когда он профессионально не сталкивается с больным, студентом, подозреваемым, оператором, испытуемым и т. д., и с человеком во всей полноте, конкретности и накаленности его жизненных проблем. Это, конечно, не означает, что профессиональный психолог должен действовать, так сказать, чисто «по-человечески»; главный вопрос как раз в том, как выделить психологический аспект этой жизненной проблематики и тем самым очертить сферу компетенции психолога.

    Принципиальное ограничение этой зоны обусловлено тем, что профессиональная деятельность психолога не совпадает по своему направлению с прагматическими или этическими устремлениями обратившегося за помощью человека с ориентацией на мир его эмоционально-эмоциональной сферы. волевое отношение: психолог не может напрямую заимствовать свои профессиональные цели из набора актуальных целей и желаний пациента, и соответственно его профессиональные действия и реакции на события жизни пациента не могут автоматически определяться желаниями пациента.

    Это, конечно, не означает, что психолог должен убить в себе сочувствие и сочувствие и раз и навсегда обязать себя в праве отвечать на «крик о помощи» не как специалист, а просто как личность, то есть этично: дать дружеский совет, утешить, оказать практическую помощь. Эти действия лежат в таком измерении жизни, где не может быть и речи о каких-либо профессиональных обязанностях, так же как не может быть и речи о назначении или запрете врачу сдавать пациенту его собственную кровь.

    Что психологу действительно нужно, если он хочет быть полезным человеку как специалисту, так это, сохраняя при этом способность к состраданию, которая формирует эмоциональную и мотивационную почву, питающую его практическую деятельность, — научиться подчинять свои непосредственные этические аспекты. реакции, непосредственно возникающие из сострадания, на положительно определенную патологическую программу. Помогите, так как хирург умеет это делать в полете во время операции или учитель, применение того или иного воспитательного воздействия далеко не всегда приятно для ученика.

    Но почему на самом деле необходима эта способность подчинять прямые этические реакции профессиональным психологическим условиям? Потому что, во-первых, утешение и жалость — это не совсем (а зачастую и вовсе) то, что нужно пациенту для выхода из кризиса. Во-вторых, потому что повседневные советы, к которым жадны многие пациенты, по большей части просто бесполезны или даже вредны для них, потакая их бессознательному желанию снять с себя ответственность за свою жизнь. Почвовед вовсе не знаток бытовых советов, полученное образование совершенно не совпадает с обретением мудрости, а, следовательно, наличие диплома не дает ему морального права давать конкретные рекомендации, как действовать в той или иной жизненной ситуации.И еще: перед обращением к психологу пациент обычно рассматривал все возможные пути выхода из сложной ситуации и находил их неудовлетворительными. Нет никаких оснований полагать, что, обсудив с пациентом свою жизненную ситуацию в одной плоскости, психолог сможет найти выход, которого он не заметил. Сам факт такого обсуждения поддерживает у пациента нереалистичные надежды на то, что психолог может решить за него жизненные проблемы, а почти неизбежная неудача подрывает доверие к психологу, уменьшая шансы на окончательный успех его дела, не говоря уже о Дело в том, что пациент часто испытывает нездоровое удовлетворение.из выигранной психологом «игры», описанной Э. Берном (1) под заголовком «А ты попробуй. — Да, но …» И, наконец, третья из возможных прямых этических реакций на чужую беду человек — практическая помощь ему — не может войти в арсенал профессиональных психологических действий просто потому, что психолог изо всех сил не может улучшить свое материальное или социальное положение, исправить внешность или вернуть потерянного любимого человека, то есть не может повлиять на внешний, экзистенциальный аспект его проблем.

    Все эти моменты очень важны для формирования трезвого отношения пациентов (и самого психолога) к возможностям и задачам психологической помощи. Однако основная причина, которая заставляет психолога выйти за рамки непосредственной этической реакции в поисках психологических средств помощи, заключается в том, что человек всегда может сам и только сам пережить события, обстоятельства и изменения в своей жизни, которые привели к кризису. Никто не может сделать этого за него, так же как самый искушенный учитель не может понять материал, который объясняется его ученику.

    Но процесс переживания можно до некоторой степени контролировать — стимулировать его, организовывать, направлять, создавать для него благоприятные условия, стремясь к тому, чтобы этот процесс в идеале приводил к росту и совершенствованию личности — или, по крайней мере, не пойти патологическим или социально неприемлемым путем (алкоголизм, невротизация, психопатизация, самоубийство, преступность и т. д.). Таким образом, переживание является основным предметом приложения усилий практического психолога, помогающего человеку в ситуации жизненного кризиса.И если это так, то для теоретического обоснования этой практики вполне естественно сделать процесс переживания центральным предметом общепсихологических исследований по проблеме преодоления критических ситуаций.

    Читатель, наверное, уже заметил, что термин «переживание» используется нами не в привычном для научной психологии смысле, как непосредственная, чаще всего эмоциональная, форма данного субъекту содержания его сознания, а обозначать особую внутреннюю активность, внутреннюю работу, с помощью которой человек может пережить определенные (обычно сложные) жизненные события и ситуации, восстановить утраченное эмоциональное равновесие, словом, справиться с критической ситуацией.

    Почему для обозначения предмета нашего исследования мы сочли возможным использовать уже «занятый» термин, на этот вопрос мы ответим позже, во Введении. Но зачем нужно идти на терминологические инновации? Дело, конечно, не в том, что исследуемая область психической реальности является terra incognita для психологии и должна быть названа впервые, а в том, что ее существующие названия — психологическая защита, компенсация, совладание с поведением и т. Д. — нам не подходят.поскольку выражаемые ими категории фиксируют только частные аспекты интегральной проблемы, которую мы здесь видим, и поэтому ни одна из них не может претендовать на роль общей категории. С другой стороны, новый термин необходим, потому что мы хотим немедленно, с порога, отмежеваться от теоретически ограниченной методологии, которая доминирует в изучении этой сферы психической реальности, и провести анализ с точки зрения определенной психологической концепции. — теория деятельности А.Н. Леонтьева, а в ее арсенале просто нет соответствующей концепции.

    Последнее обстоятельство не случайно. Хотя многие исследования в рамках этой теории так или иначе касаются интересующей нас темы, попыток четко сформулировать эту проблему в самых общих теоретических терминах пока не предпринималось. Вероятная причина того, что теория деятельности до сих пор лишь вскользь касалась этой сферы психической реальности, состоит в том, что эта теория фокусировалась на изучении предметно-ориентированной практической деятельности и психической рефлексии, и потребность в переживании возникает именно в ситуациях, которые не может быть разрешено непосредственно практической деятельностью, как бы безупречно оно ни отражалось.Это нельзя понять таким образом, чтобы категория деятельности обычно неприменима к опыту и, таким образом, «по своей природе» выпадает из общей картины теоретической деятельности; напротив, опыт дополняет эту картину, представляя по сравнению с внешней практической и познавательной деятельностью особый тип процессов деятельности (2), которые определяются прежде всего их продуктом. Результатом работы опыта всегда является нечто внутреннее и субъективное — душевное равновесие, осмысленность, спокойствие, новое ценностное сознание и т. Д., в отличие от внешнего продукта практической деятельности и внутреннего, но объективного (не в смысле непременной истины по содержанию, а в смысле обращения к внешнему по форме) продукта познавательной деятельности (знания, образа) .

    Таким образом, в проблеме опыта теория деятельности открывает для себя новое измерение. Это определило основную цель исследования — с позиций деятельностного подхода разработать систему теоретических представлений о законах преодоления человеком критических жизненных ситуаций и тем самым расширить границы общепсихологической теории деятельности, выделив Психология переживания в нем как особый предмет теоретических исследований и методологических разработок.

    Понятно, что такая цель не может быть достигнута эмпирически, путем накопления и без того многочисленных фактов. Его достижение предполагает применение теоретического метода. Таким образом, мы использовали метод Маркса «восхождения от абстрактного к конкретному». На конкретно-методологическом уровне наше теоретическое движение было организовано методом категориально-типологического анализа, принципы и приемы которого мы заимствовали из трудов и устных выступлений О. И. Генисаретского.(3)

    Сформулированная таким образом цель, выбранный способ ее достижения и имеющиеся исторические и научные условия определили следующую последовательность задач, которые решались в нашем исследовании.

    Во-первых, необходимо было поставить проблему опыта в контексте психологической теории деятельности, систематически ввести в этот контекст категорию опыта. Слово «ввести», возможно, не совсем точно выражает внутреннюю суть этой задачи, потому что мы не взяли категорию опыта в готовом виде за пределы теории деятельности из какой-либо другой теории, а скорее пытался «отрезать» вненаучное, интуитивное представление об опыте понятиями и категориями психологической теории деятельности.Такая «фасетизация» сродни процессу запоминания, когда мы не можем точно назвать определенный контент, но постепенно сужаем область поиска, определяя, к чему он относится, а к чему не является.

    Только выкристаллизовав в теле «материнской» общепсихологической теории представление об интересующем нас объекте и получив таким образом определенную точку опоры, можно было приступить к рассмотрению представлений о нем в психологической сфере. литературе, не рискуя утонуть в обилии материала, увязнуть в деталях и упустить главное.Обзор практически полностью лишен историчности; он структурирован строго систематически. Читатель, надеющийся познакомиться с оригинальными представлениями о стрессе, конфликте, разочаровании и кризисе, о психологической защите и компенсации, вероятно, будет разочарован обзором. В первой главе он найдет не галерею независимых теоретических положений, а строительную площадку, где готовятся отдельные элементы и целые блоки будущего, местами уже угаданный замысел.

    Целью второй, конструктивной главы было взять исходные абстракции психологической теории деятельности и руководствоваться, с одной стороны, общей идеей опыта, а с другой — данными. аналитического обзора, чтобы развернуть эти абстракции в направлении интересующего нас эмпиризма с целью его теоретического воспроизведения в таком виде знания, которое фиксирует закономерности процессов, а не их общие черты.

    Конечно, «восхождение к бетону» не заканчивается вычленением этих закономерностей.В третьей и заключительной главе ставится проблема культурно-исторической детерминации опыта, развитие которой должно, по нашему замыслу, наводить мостик из общих закономерностей этого процесса, то есть из опыта в целом, опыт определенного абстрактного индивида, опыт конкретного человека, жившего среди людей в определенную историческую эпоху. В этой главе содержится гипотеза об опосредовании процесса переживания определенными структурами общественного сознания, а также подробный анализ конкретного случая переживания, основанный на материале художественной литературы.Этот анализ призван не столько доказать гипотезу (ее явно недостаточно для доказательства), сколько проиллюстрировать ее, и вместе с тем целый ряд положений предыдущих частей работы.

    Автор считает своим долгом почтить словами благодарности светлую память А.Н. Леонтьева, под руководством которого началось исследование, а также искренне благодарим профессора В.П. Зинченко, без участия и поддержки которого эта книга не могла бы быть издана, Н.Алексееву, Л. М. Хайруллаеву и И. А. Питляру за помощь в работе.

    Василюк Федор Ефимович (28 сентября 1953-17 сентября 2017) — российский психолог, доктор психологических наук.

    Декан факультета психологического консультирования Московского городского психолого-педагогического университета.

    Заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии, кандидат психологических наук, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета психологического консультирования Московского государственного психолого-педагогического университета.

    Книги (7)

    Основы психологического консультирования

    Основы психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии. Лекционный курс.

    Учебный курс по дисциплине «Основы психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии» (ОПКПП) является основным курсом, обеспечивающим подготовку к изучению специальных психотерапевтических дисциплин, направлений, школ и методов психотерапии.

    Целью курса является систематический обзор психотерапии и консультирования как специальной научной и практической области.Курс разработан, чтобы предоставить систему идей, концепций и категорий, с помощью которых студент может ориентироваться в мире профессиональной психотерапии.

    Это представления о месте психотерапии в современной культуре, о соотношении психотерапии и психологии; классификация видов, моделей и методов психотерапии, характеристика структурных элементов психотерапевтической ситуации; Первичная концепция методологической специфики психотерапевтического мышления.

    Опыт и молитва

    Что делать, когда ничего нельзя сделать? В кризисной ситуации, на повороте судьбы человеку предстоит проделать огромную умственную работу — принять неизбежное, осознать случившееся, нащупать новые опоры существования.

    Чтобы научиться оказывать человеку психологическую и духовную помощь, важно понимать, какую роль в поисках выхода из кризиса играют процессы опыта и молитвы, каковы их взаимные переходы и взаимовлияние.

    Поиск ответов на эти вопросы ведется с позиций общей психологической теории, построенной на основе синергетической антропологии. Специалисты-гуманитарии и все, кто интересуется вопросами духовности человека.

    Преодолей горе

    Переживание горя — возможно, одно из самых загадочных проявлений душевной жизни.

    Каким чудом человек, опустошенный утратой, может возродиться и наполнить свой мир смыслом? Как он может, уверенный в том, что потерял радость и желание жить вечно, восстановить душевное равновесие, почувствовать краски и вкус жизни? Как страдание превращается в мудрость?

    Все это не риторические фигуры восхищения силой человеческого духа, а насущные вопросы, на которые нужно знать конкретные ответы хотя бы потому, что рано или поздно мы все должны это сделать, будь то по профессиональному долгу или по человеческому долгу. , утешайте и поддерживайте скорбящих людей.

    Психология опыта

    Монография посвящена исследованию критических жизненных ситуаций и процессов их преодоления. Анализируются ситуации стресса, расстройства, внутреннего конфликта и жизненного кризиса.

    Чтобы справиться с этими ситуациями, чтобы выжить в них, человеку необходимо проделать иногда болезненную внутреннюю работу по восстановлению душевного покоя, осмысленности жизни. Установление и систематизация основных закономерностей процесса переживания — это то новое, что книга вводит в психологию преодоления критических ситуаций.

    Дайджест статей

    Влияние молитвы на смысловую работу опыта
    Дар ученичества. ИП Василюк с Римасом Кочиунасом
    Диалог Карла Роджерса и Мартина Бубера
    Исповедь и психотерапия
    Кросс-культурное исследование стратегий рабочего сознания
    Культурные и антропологические условия возможности психотерапевтического опыта

    Психотерапевтическая методика обезболивания

    Хронотопная модель психотерапии
    Молитва — тишина — психотерапия
    Молитва и опыт в контексте консультирования
    Мы забыли, что есть такие люди

    Подход к синергетической психотерапии — история надежды
    Новое имя.Новый статус. Новые задания
    От опыта к молитве
    От психологической практики к психотехнической теории
    Понимание психотерапии — опыт построения психотехнической системы
    Психотерапевтическое облегчение зубной боли

    Психотехнический метод исследования творческого мышления
    Беседа о о. Борис Ничипоров
    Свобода как образ жизни (о Владимире Петровиче Зинченко)

    Типы духовного совладания

    Сборник статей

    Жизненный мир и кризис
    Методологический анализ в психологии
    Методологический смысл психологического раскола
    Модель стратиграфического анализа сознания
    От практики к теории
    Опыт и молитва
    Понимание психотерапии как психотехнической системы
    Психология опыта
    Психотехника выбора
    Семиотика и техника эмпатии
    Семиотика психотерапевтической ситуации и психотехника понимания
    Структура и специфика теории сосуществующей психотерапии
    Типология переживания различных критических ситуаций
    Уровни построения опыта и методы психологической помощи

    21 Упражнения и вмешательства для оценки жизни

    Сложно сосредоточиться на яркой стороне, живя в быстро меняющемся мире и погружаясь в поток информации, в основном сосредоточенный на негативных событиях.

    Несмотря на то, что невзгоды — часть нашей общей человечности, это не означает, что нет места для более ярких событий. Намеренное сосредоточение нашего внимания на положительных событиях и продление возникающих положительных эмоций может служить защитой от отрицательных последствий для здоровья и способствовать благополучию.

    Прежде чем продолжить, вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения по позитивной психологии. Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

    Что означает удовольствие в психологии?

    Брайант и Верофф (2007) определяют наслаждение как посещение, оценку и усиление положительных переживаний, которые происходят в жизни человека.

    В поисках термина, который мог бы точно описать процесс проявления удовольствия, Брайант и Верофф (2007) решили использовать слово , наслаждаясь . Этот термин обозначает процесс и представляет собой аналог выживания.

    Он предполагает активное поведение и признание взаимодействия между человеком и окружающей его средой с акцентом на переживание удовольствия в самом широком смысле (Bryant & Veroff, 2007).

    Это означает, что наслаждение может быть связано с внутренним или внешним событием, которое не обязательно может быть ощутимым (Smith & Bryant, 2017).

    Хотя наслаждение тесно связано с удовольствием, оно больше связано с осознанием переживания удовольствия и признанием положительных эмоций, порожденных этим переживанием. Чтобы насладиться опытом, нужно обладать и применять определенную степень внимательности и мета-осознания (Bryant & Veroff, 2007).

    3 вида смакования

    1. Наслаждение прошлым, также известное как воспоминание .Например, вспоминая забавные моменты из школы с другом.
    2. Наслаждаясь настоящим или наслаждаясь моментом . Например, насладиться новым блюдом, обратив внимание на вкус и запах.
    3. Наслаждаясь будущим, также обозначается как предвкушение . Например, визуализируйте поездку, которую вы запланировали с партнером на предстоящие выходные.

    3 уровня наслаждения

    1. Наслаждайтесь впечатлениями

    Это относится к общему опыту, намеренно фокусируя ваше внимание на оценке положительных событий.Он включает ощущения, эмоции, восприятия, мысли и поведение, которые связаны с конкретной средой, в которую вы погружены (Bryant & Veroff, 2007). Примером этого уровня является сидение на пляже, чувствуя океанский бриз и наблюдая за закатом.

    2. Дегустация

    Эти процессы связывают положительное событие с положительными эмоциями, модулируя различные положительные состояния. Например, процесс признания доброго поступка незнакомца, который считается полезным, регулирует благодарность как положительное эмоциональное состояние (Bryant & Veroff, 2007).

    3. Хорошие отзывы

    Это особые формы поведения или мысли, возникающие в ответ на положительное событие. Эти реакции регулируют влияние таких положительных событий на положительный аффект, либо усиливая, либо ослабляя интенсивность и продолжительность положительных эмоций (Bryant & Veroff, 2007).

    Предпосылки к смакованию

    Согласно Смиту и Брайанту (2017), следующие элементы должны присутствовать, чтобы развить и испытать вашу способность смаковать:

    • Возможность подключиться к настоящему моменту
    • Свобода от неотложной социальной ответственности
    • Обеспечение основных физических и психологических потребностей
    • Наличие внимательности и мета-осведомленности о положительном опыте

    Различия между смакованием и другими концепциями

    Согласно Брайанту и Вероффу (2007), наслаждение может пересекаться с другими терминами, но имеет отличительные особенности.

    Вот некоторые из них:

    • Внимательность
      Хотя наслаждение подразумевает внимательность, это гораздо более узкий процесс. Наслаждение подразумевает намеренное внимание к настоящему переживанию, в частности, сосредоточение внимания на внутренних или внешних стимулах, связанных исключительно с положительными чувствами.
    • Медитация
      Наслаждение также отличается от медитации тем, что оно направлено не на то, чтобы превзойти себя, а на то, чтобы сосредоточиться на приятных чувствах, испытываемых самим собой.
    • Мечтание
      Наслаждение отличается от мечтания, поскольку последнее подразумевает отрешенность от ближайшего окружения; наслаждение подразумевает получение опыта из этой среды.
    • Поток
      Хотя поток предполагает получение удовольствия от деятельности, которой занимаются люди, он требует гораздо меньшего сознательного внимания к переживанию, чем наслаждение. Кроме того, наслаждение не обязательно связано с вызовом.

    12 преимуществ наслаждения жизнью

    Положительные эмоции могут расширять кругозор и поведение людей, способствуя творчеству, социальным связям, личным ресурсам и устойчивости (Tugade & Fredrickson, 2007).

    Поскольку процесс наслаждения влечет за собой усиление или сохранение положительных эмоций, он может быть положительно связан с более высоким уровнем субъективного благополучия (Smith & Bryant, 2017).Важно отметить, что польза от смакования зависит от процесса и личного опыта, а не от положительного характера мероприятия.

    Некоторые задокументированные преимущества развития и использования повышенной способности смакования включают следующее:

    1. Уравновешивает переживание неприятных эмоций во время стрессовых событий (Заутра, Аффлек, Теннен, Райх и Дэвис, 2005)
    2. Повышает уровень счастья у людей, которые ежедневно переживают меньше положительных событий (Jose, Lim, & Bryant, 2012)
    3. Предсказывает более высокий уровень положительного аффекта и самоуважения у детей младшего школьного возраста (Bryant & Veroff, 2007).
    4. Предсказывает более высокий уровень удовлетворенности жизнью, счастья и воспринимаемого контроля у подростков и пожилых людей (Bryant, 2003)
    5. Прогнозирует уменьшение депрессивных симптомов у пожилых людей (Smith & Hollinger-Smith, 2015)
    6. Предсказывает снижение уровня депрессии и тревожности у китайских лиц, осуществляющих уход (Hou et al., 2016)
    7. Прогнозирует снижение уровня обсессивно-компульсивного расстройства и социальной фобии у студентов бакалавриата США (Eisner, Johnson, & Carver, 2009).
    8. Положительно относится к более высокому уровню положительного аффекта и удовлетворенности жизнью (Quoidbach, Berry, Hansenne, & Micolajczk, 2010)
    9. Положительно влияет на удовлетворенность романтическими отношениями на расстоянии за счет усиления положительного аффекта (Borelli, Rasmussen, Burkhart, & Sbarra, 2015)
    10. Наслаждение отношениями, такое как явное раскрытие партнеру положительных событий, повышает качество отношений и уровень самооценки (Pagania et al., 2015)
    11. Помогает людям более эффективно сочетать семейные и карьерные обязанности (Camgoz, 2014)
    12. Способствует позитивным отношениям при искреннем отклике на рассказанное другими людьми позитивное событие (Reis, Smith, Tsai, Rodriguez, & Maniaci, 2010).

    10 приятных упражнений для ваших клиентов

    Брайант и Верофф (2007) выделяют 10 стратегий наслаждения для модуляции положительных эмоций во время положительных событий.

    1. Поделиться с другими
      Активный поиск и вовлечение других людей в личный положительный опыт, а также прослушивание общих историй о прошлых событиях или планах на будущее могут усилить положительные эмоции. Они могут указать на важные положительные детали, которые мы, возможно, упустили из мероприятия. Кроме того, наблюдение за их эмоциональной реакцией может усилить собственные положительные эмоции.
    2. Построение памяти
      Намеренно создавая воспоминание, люди могут выбирать из этого опыта элементы, которые вызывают больше удовольствия, чтобы насладиться этим моментом в полной мере.Создание мысленного снимка события или ведение дневника или альбома для вырезок, чтобы задокументировать особые моменты, — вот некоторые примеры того, как создавать воспоминания.
    3. Самовосхваление
      Наслаждение индивидуальным или коллективным успехом путем наслаждения достижениями — еще один способ усилить положительные чувства.
    4. Сенсорно-перцептивная резкость
      Целенаправленное сосредоточение внимания на определенных чертах опыта может позволить людям углубить свой положительный опыт или изучить его более подробно. Сидеть перед океаном с закрытыми глазами, слушая шум волн, — это способ сузить ваше внимание и усилить внутренний восторг, порождаемый звуком.
    5. Сравнение
      Еще одна стратегия наслаждения — уделить время размышлениям о том, насколько конкретный опыт лучше. Вы можете сравнить свой опыт с другой обстановкой (контрфактическое сравнение), прошлым (временное сравнение) или с тем, что испытывают другие люди (социальное сравнение), чтобы усилить и продлить положительные эмоции.
    6. Поглощение
      Хотя это похоже на поток, поглощение требует периодов осознания положительных эмоций при погружении и вовлечении в определенный опыт.Это может вызвать ощущение замедления и ощущение продления положительных моментов.
    7. Поведенческое выражение
      Физически проявляя положительные эмоции, люди могут усилить эти чувства. Некоторые примеры выражения эмоций могут включать смех, крик и аплодисменты во время празднования особого случая.
    8. Временное осознание
      Осознание мимолетной природы положительного опыта может побудить людей насладиться моментом и максимально использовать его до того, как он закончится.
    9. Подсчет благословений
      Обращая внимание на положительный опыт и размышляя о нем, а также о причинах, по которым можно быть благодарным за этот опыт, люди могут способствовать развитию положительных эмоций.
    10. Избегайте мыслительного мышления
      Избегайте преуменьшения и обесценивания положительного опыта, не сосредотачиваясь на недостатках, может вызвать устойчивые положительные эмоции. Однако это может относиться только к некоторым культурам, поскольку в некоторых контекстах важны стратегии подавления для регулирования положительных эмоций.

    11 позитивных психологических вмешательств

    Вот подборка научно обоснованных вмешательств, сгруппированных в соответствии с их временной ориентацией, рассмотренных Смитом, Харрисоном, Куртцем и Брайантом (2014).

    Скульптурные интервенции, сфокусированные на прошлом

    • Размышления о положительных событиях (Любомирский, Соуза, и Дикерхоф, 2006)
      Проведение 15 минут в течение трех дней, наслаждаясь положительным опытом, активно размышляя над мыслями и эмоциями, связанными с ним, было признано эффективным для повышения благополучия и счастья.
    • Позитивное воспоминание (Bryant, Smart, & King, 2005)
      Проведение двух занятий по 10 минут каждый день в течение одной недели с использованием памятных вещей или положительных образов для воспоминаний о положительных событиях продемонстрировало усиление положительного эффекта.
    • Три хорошие вещи (Селигман, Стин, Парк и Петерсон, 2005)
      Замечание и запись трех событий и размышление о причинах, по которым они произошли, могут повысить уровень счастья на срок до шести месяцев.
    • Греться на достижениях и признавать роль других (Кини, 2009)
      Тратить 10 минут каждый день в течение двух дней на написание личных достижений и того, как были преодолены препятствия, или признание роли других в личном достижении, может усилить положительный эффект.
    • Размышление о добрых делах (Отаке, Шимай, Танака-Мацуми, Оцуи и Фредриксон, 2006)
      Ежедневная запись добрых дел по отношению к другим в течение семи дней может вызвать положительные эмоции.

    Смягчающие вмешательства, сфокусированные на настоящем

    • Расширение использования стратегий смакования (Hurley & Kwon, 2012)
      Размышление о недавних позитивных событиях и о том, как можно применить стратегии смакования в таких событиях, может быть полезным для целенаправленного применения этих стратегий в других ситуациях и уменьшения негативных эмоций.
    • Принятие позитивного фокуса (Bryant & Veroff, 2007)
      Ежедневная 20-минутная прогулка, пытаясь заметить как можно больше положительных элементов, может повысить уровень счастья через неделю.
    • Внимательная фотография (Kurtz, 2012)
      Создание значимых и впечатляющих фотографий не менее 15 минут два раза в неделю может улучшить настроение в краткосрочной перспективе.
    • Ежедневные упражнения для наслаждения (Schueller, 2010)
      Использование различных упражнений для наслаждения настоящим моментом ежедневно, одна неделя для каждого упражнения и несколько минут, чтобы участвовать в этом опыте, может повысить уровень счастья после одной недели после завершения вмешательства.

    Ориентированные на будущее вкусовые интервенции

    • Позитивное воображение (Quoidbach, Wood, & Hansenne, 2009)
      Визуализация четырех положительных событий, которые могут произойти завтра каждый день в течение двух недель, может усилить положительный эффект.
    • Получение выгоды от дефицита (O’Brien & Ellsworth, 2012)
      Размышление о непостоянстве положительного события может усилить ощущение наслаждения и вызвать более высокий уровень положительных эмоций.

    Smith et al. (2014) провели метаанализ, включающий вышеупомянутые вмешательства, и обнаружили, что не было значительных различий между прошлыми, настоящими и ориентированными на будущее вмешательствами по вкусу. Сила их эффективности была связана с продолжительностью вмешательства во времени и частотой вмешательства.

    Хотя в целом ежедневное вмешательство продолжительностью две недели и более может быть более эффективным, всегда следует учитывать личные характеристики.Большинство исследований, оценивающих эти вмешательства, имеют ограниченное разнообразие выборок и могут не относиться ко всем. Однако люди, испытывающие меньшее положительное влияние, могут получить от них больше пользы, поскольку есть больше возможностей для улучшения.

    Заметка о прошлом

    Согласно Спир, Бханджи и Дельгадо (2014), воспоминание о прошлых положительных событиях может вызвать те же положительные эмоции, которые связаны с этим изначальным опытом.

    Способность смаковать прошлый опыт может улучшить эмоциональную регуляцию и, следовательно, усилить реакцию людей на стрессовые события и повысить их устойчивость.

    Однако депрессивные люди, как правило, борются с замечанием положительных событий, запоминанием положительных автобиографических воспоминаний и использованием этой стратегии для пробуждения и продления положительных эмоций (Speer et al., 2014).

    Сравнение прошлых событий с настоящим может быть полезной стратегией смакования, но она работает только тогда, когда настоящее лучше прошлого. Когда настоящий опыт воспринимается хуже, чем аналогичный прошлый опыт, способность смаковать может быть нарушена.

    Это может произойти, если подумать о том, насколько текущий опыт был лучше в прошлом, хуже, чем опыт других людей, или хуже, чем то, что могло случиться (Smith & Bryant, 2017).

    Несмотря на то, что негативные обстоятельства могут подавлять и влиять на нашу способность замечать, ценить и наслаждаться положительными событиями, преодоление этих проблем также может улучшить наслаждение, предлагая точку для сравнения текущих положительных событий (Croft, Dunn, & Quoidbach, 2014).При выборе стратегий и вмешательств следует всегда учитывать личные и контекстные факторы вашего клиента.

    3 Книги по теме

    1.

    Наслаждение: новая модель положительного опыта — Фред Б. Брайант и Джозеф Верофф

    Эта книга углубляется в психологию наслаждения, исследуя теоретические и эмпирические основы наслаждения.

    В нем исследуются условия, при которых наиболее вероятно получение наслаждения, и анализируются измерения для оценки и изучения этой конструкции.

    Книга получила положительную оценку как Михая Чиксентмихайи, так и Мартина Селигмана, она хорошо проработана.

    Дополнительные главы дают представление об улучшении вкусовых ощущений, что может быть очень полезно для интервенций.

    Найдите книгу на Амазонке.

    2.

    Энциклопедия обычной жизни: мемуары — Эми Кроуз Розенталь

    Автор ярко фиксирует повседневные события и эмоции в виде коротких статей, организованных в виде энциклопедии, от А до Я.

    Эта книга исследует обычные жизненные моменты, чтобы оценить их необычайное качество.

    Эта книга, описанная как «забавная, поэтическая, прекрасная, необычная и необычная», представляет собой странную смесь, которую настоятельно рекомендуется.

    Найдите книгу на Амазонке.

    3.

    Вкус: осознанное питание, осознанная жизнь — Тхич Нат Хан и Лилиан Чунг

    Эта книга, написанная в соавторстве буддийским монахом и западным врачом, исследует, как вкусное и осознанное питание может помочь людям получать удовольствие от еды и развивать здоровые отношения с едой.

    Согласно обзору Tricycle Magazine :

    Не для вас средний гид по здоровому питанию. «Savor» может заставить нас переосмыслить каждый кусочек, но, возможно, это именно то, что нам нужно.

    Найдите книгу на Амазонке.

    Цитаты о наслаждении жизнью

    Счастье — вещь, которую нужно практиковать, как игра на скрипке.

    Сэр Джон Лаббок

    Человек любит считать свои беды, но не считает свои радости.

    Достоевский Федор

    Людей беспокоят не вещи, а их взгляды на вещи.

    Эпиктет

    Даже в грязи и грязи всегда что-то поет.

    Ральф Уолдо Эммерсон

    Самая видимая радость может открыться нам только тогда, когда мы трансформируем ее внутри.

    Райнер Мария Рильке

    Вы не почувствуете жизнь, выпив кофе быстро.Вы переживаете жизнь, смакуя до последней капли.

    Энтони Т. Хинкс

    Вам также могут понравиться эти песни из двух известных мюзиклов, в которых говорится о наслаждении:

    «Мои любимые вещи» из Звуки музыки

    «Разве это не было бы любовно?» с Моя прекрасная леди

    Соответствующие инструменты PositivePsychology.com

    Вы можете попробовать эти рабочие листы, чтобы развить навыки внимательности и улучшить свои способности смаковать:

    Эти рабочие листы могут помочь вам испытать удовольствие по-разному:

    Сообщение о возвращении домой

    Дегустация может быть простым и запоминающимся способом поднять вам настроение.

    Он легко доступен через повседневные занятия, например, находя удовольствие в ласке кошки, потягивая утренний кофе, вызывая благодарность за повседневные события перед сном или испытывая радость от предвкушения встречи с любимым человеком.

    Большинство преимуществ смакования были измерены и описаны в отношении уровней субъективного благополучия и счастья. Хотя это предлагает узкую перспективу, существует обширное количество исследований долгосрочных положительных эффектов положительных эмоций, которые могут иметь большое значение для других аспектов благополучия.

    И, наконец, рассмотрение того, насколько хорошо вмешательство может соответствовать конкретному человеку в конкретное время и в конкретном контексте, может иметь решающее значение для получения максимальной пользы. Существует широкий спектр стратегий и вмешательств, которые были научно изучены и задокументированы.

    Вы можете начать с опробования некоторых из них, чтобы найти наиболее подходящие и включить их в свой распорядок дня, чтобы вызвать положительные эмоции и улучшить самочувствие.

    Надеемся, вам понравилась эта статья.Не забудьте бесплатно скачать наши упражнения по позитивной психологии.

    Если вы желаете большего, наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 350 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

    • Борелли, Дж. Л., Расмуссен, Х. Ф., Буркхарт, М. Л., и Сбарра, Д. А. (2015). Наслаждение отношениями в романтических отношениях на расстоянии. Журнал социальных и личных отношений , 32 , 1083–1108.
    • Брайант, Ф. Б. (2003). Инвентарь вкусовых представлений (SBI): шкала для измерения убеждений о наслаждении. Журнал психического здоровья , 12 , 175–196.
    • Брайант, Ф. Б., Смарт, К. М., и Кинг, С. П. (2005). Использование прошлого для улучшения настоящего: повышение счастья за счет позитивных воспоминаний. Журнал исследований счастья , 6 , 227–260.
    • Брайант, Ф. Б., и Верофф, Дж. (2007). Наслаждение: новая модель положительного опыта .Erlbaum Associates.
    • Камгоз, С. М. (2014). Роль смакования в конфликте между работой и семьей. Социальное поведение и личность , 42 , 177–188.
    • Крофт А., Данн Э. У. и Куойдбах Дж. (2014). От невзгод к признательности: переживание невзгод в прошлом предсказывает большее наслаждение в настоящем. Социально-психологическая наука и наука о личности , 5 , 511–516.
    • Эйснер, Л. Р., Джонсон, С. Л., и Карвер, К.С. (2009). Регулирование положительного аффекта при тревожных расстройствах. Журнал тревожных расстройств , 23 (5), 645–649.
    • Хан, Т. Н., и Чунг, Л. (2011). Вкус: осознанное питание, осознанная жизнь. HarperOne.
    • Хоу, В. К., Лау, К. М., Нг, С. М., Ли, Т. М. С., Чунг, Х. Ю. С., Шум, Т. К. Ю., и Ченг, А. С. К. (2016). Психологическая отстраненность и смакование в адаптации к лечению рака. Психо-онкология , 25 (7), 839–847.
    • Херли, Д. Б., и Квон, П. (2012). Результаты исследования по увеличению наслаждения моментом: различное влияние на положительные и отрицательные результаты. Журнал исследований счастья , 13 , 579–588
    • Хосе П. Э., Лим Б. Т. и Брайант Ф. Б. (2012). Увеличивает ли наслаждение счастье? Ежедневное дневниковое исследование. Журнал позитивной психологии , 7 (3), 176–187.
    • Кини, Дж. (2009). Наслаждение успехом: эффект наслаждения и признания других в ответ на достижение (неопубликованная магистерская диссертация).Университет штата Мичиган, Ист-Лансинг, штат Мичиган.
    • Курц, Дж. Л. (2012). Взгляд новыми глазами: экспериментальное исследование преимуществ фотографии . Неопубликованная рукопись.
    • Любомирский, С., Соуза, Л., и Дикерхоф, Р. (2006). Издержки и преимущества написания, разговоров и размышлений о победах и поражениях. Журнал личности и социальной психологии , 90 , 692–708.
    • Э. О’Брайен и П. К. Эллсуорт (2012).Сохранение последнего для лучшего: предвзятость позитивного отношения к конечному опыту. Психологические науки , 23 , 163–165.
    • Отаке К., Шимаи С., Танака-Мацуми Дж., Оцуи К. и Фредриксон Б. Л. (2006). Счастливые люди становятся счастливее благодаря доброте: счет доброты. Журнал исследований счастья , 7 , 361–375.
    • Пагания А.Ф., Донатоб С., Парисеа М., Яфратеб Р., Бертониб А. и Шебич Д. (2015). Когда случаются хорошие вещи: явные попытки капитализации положительных событий способствуют повседневному благополучию интимных партнеров. Семейные науки , 6 , 19–128.
    • Куойдбах Дж., Вуд А. и Хансенн М. (2009). Назад в будущее: влияние ежедневной практики мысленных путешествий во времени в будущее на счастье и тревогу. Журнал позитивной психологии , 4 , 349–355.
    • Куойдбах Дж., Берри Э. В., Хансенн М. и Миколайчк М. (2010). Положительное регулирование эмоций и благополучие: сравнение воздействия восьми стратегий наслаждения и смягчения. Личность и индивидуальные различия , 49 (5), 368–373.
    • Рейс, Х. Т., Смит, С. М., Цай, Ф. Ф., Родригес, А., и Маньячи, М. Р. (2010). Ты рада за меня? Как обмен положительными событиями с другими приносит пользу в личных и межличностных отношениях. Журнал личности и социальной психологии , 99 , 311–329.
    • Розенталь, А. К. (2005). Энциклопедия обычной жизни: Воспоминания. Корона.
    • Schueller, S.М. (2010). Предпочтения к упражнениям позитивной психологии. Журнал позитивной психологии , 5 , 192–203.
    • Селигман М. Э. П., Стин Т. А., Парк Н. и Петерсон К. (2005). Позитивный прогресс психологии. Американский психолог , 60 , 410–421.
    • Смит, Дж. Л. и Брайант, Ф. Б. (2017). Вкус и благополучие: отображение когнитивно-эмоциональной сферы счастливого ума. В М. Робинсон и М. Ид (ред.), Счастливый ум: когнитивный вклад в благополучие .Springer.
    • Смит, Дж. Л., Харрисон, П. Р., Курц, Дж. Л., и Брайант, Ф. Б. (2014). Воспитание способности смаковать: вмешательство, направленное на получение удовольствия от положительных впечатлений. В A. C. Parks & S. M. Schueller (Eds.), . Справочник Уайли Блэквелла по позитивным психологическим вмешательствам (стр. 42). Джон Вили и сыновья.
    • Смит, Дж. Л., и Холлингер-Смит, Л. (2015). Вкус, стойкость и психологическое благополучие у пожилых людей. Старение и психическое здоровье , 19 (3), 192–200.
    • Спир, М. Э., Бханджи, Дж. П., и Дельгадо, М. Р. (2014). Нейронные сигналы позитивной автобиографической памяти. Нейрон , 84 , 847–856.
    • Тугаде, М. М., и Фредриксон, Б. Л. (2007). Регулирование положительных эмоций: стратегии регулирования эмоций, способствующие устойчивости. Журнал исследований счастья , 8 , 311–333.
    • Заутра, А. Дж., Аффлек, Г. Г., Теннен, Х., Райх, Дж. У. и Дэвис, М. С. (2005). Динамический подход к эмоциям и стрессу в повседневной жизни: Болджер и Цукерман перезагрузили как положительные, так и отрицательные эмоции. Журнал личности , 73 (6), 1511–1538.

    Расходование опыта по сравнению с приобретением имущества способствует более быстрому счастью — ScienceDaily

    Согласно новому исследованию Школы бизнеса Маккомбса Техасского университета в Остине, одни покупки лучше других вызывают у людей счастье в данный момент.

    Ведущий автор Амит Кумар, доцент кафедры маркетинга, и его исследовательская группа обнаружили, что потребители более довольны, когда тратят на покупки на опыте, а не на материальные.Статья «Тратить на что-то действие способствует большему количеству счастья от момента к моменту, чем тратить на обладание», опубликована в майском номере журнала Journal of Experimental Social Psychology за май 2020 года.

    «Один вопрос, который на самом деле мало изучен, — это то, что происходит здесь и сейчас — мы счастливее тратить деньги на опыт или на материальный предмет?» Кумар сказал. «Основной вывод из множества экспериментов заключается в том, что люди получают больше счастья от своего опыта, чем от своего имущества.«

    Кумар и его соавторы, Мэтью Киллингсворт из Университета Пенсильвании и Томас Гилович из Корнельского университета, набрали 2635 взрослых, которые были случайным образом распределены в материальную или экспериментальную группу. В течение дня участникам отправляли случайные текстовые сообщения, чтобы отслеживать свои эмоции и покупательское поведение. Существенные покупатели покупали такие вещи, как ювелирные изделия, одежду или мебель, в то время как опытные покупатели посещали спортивные мероприятия, обедали в ресторанах или занимались другими делами.Результаты: уровень счастья был выше у участников, которые совершили покупки на основе опыта, по сравнению с материальными покупками во всех категориях, независимо от стоимости товара.

    «Было бы несправедливо сравнивать рубашку с поездкой, но когда мы учитываем цену, мы все равно видим такой результат, когда переживания связаны с большим счастьем», — сказал Кумар.

    Чтобы рассмотреть возможные различия в типах потребителей, исследователи провели второе исследование, в котором они попросили более 5000 участников сначала оценить свое счастье, а затем сообщить, использовали ли они, наслаждались или потребляли материальную или экспериментальную покупку в прошлом. час.Если они отвечали «да», участникам задавали ряд вопросов и подробностей об их покупке.

    «Мы все еще наблюдали тот же эффект», — сказал Кумар. «Когда тот же самый человек получал опыт, это ассоциировалось с большим счастьем».

    Исследователи пришли к выводу, что люди более довольны покупками, приобретенными на собственном опыте, чем материальными, независимо от того, когда вы измеряете счастье: до, во время или после потребления. Опыт также вызывает большее удовлетворение, хотя люди обычно проводят больше времени, используя свое материальное имущество.Исследователи сказали, что возможное объяснение — это стойкость переживаний в памяти людей, в то время как воспринимаемая ценность материальных благ со временем ослабевает.

    «Если вы хотите быть счастливее, было бы разумно перенести часть своего потребления с материальных благ и немного больше на переживания», — сказал Кумар. «Это, вероятно, приведет к большему благополучию».

    История Источник:

    Материалы предоставлены Техасским университетом в Остине . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

    Хотите больше счастья в данный момент? Покупайте впечатления, а не вещи

    Согласно новому исследованию, трата денег на «делание» способствует большему сиюминутному счастью, чем трата денег на «обладание» материальными благами. Эти результаты (Кумар, Киллингсворт и Гилович, 2020) опубликованы в майском выпуске журнала Journal of Experimental Social Psychology за 2020 год.

    Если вы хотите большего счастья в данный момент, это исследование показывает, что любой тип «покупки на собственном опыте» принесет вам больше прибыли, чем покупка большего количества вещей.

    «Люди получают больше удовлетворения от покупок на собственном опыте (например, путешествия, развлечения, мероприятия на свежем воздухе, обеды), чем от материальных покупок (например, одежды, драгоценностей, мебели, гаджетов), как в перспективе, так и в ретроспективе», — пишут авторы.

    Nota bene : Это исследование проводилось до кризиса с коронавирусом (COVID-19). 11 марта Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 пандемией. До тех пор, пока глобальная угроза этого коронавируса не утихнет, тратить деньги на экспериментальные покупки, связанные с поездками за границу или общением с большими группами людей в то время, когда официальные лица здравоохранения рекомендуют «социальное дистанцирование», было бы опрометчиво и / или запрещено.

    Ведущий автор исследования Амит Кумар из Техасского университета в Остине провел это исследование в сотрудничестве с Мэтью Киллингсвортом из Пенсильванского университета и Томасом Гиловичем из Корнельского университета.

    В своем недавнем исследовании деления и обладания Кумар и др. провели два различных крупномасштабных исследования с участием почти 8000 взрослых участников.

    В первом исследовании 2635 участникам в течение дня отправляли случайные текстовые сообщения, чтобы отслеживать их эмоции, и спрашивали об их мгновенном счастье в сочетании с покупательским поведением.Независимо от стоимости данного предмета, результаты показали, что счастье в данный момент было выше для участников, которые совершали покупки на основе опыта, а не покупали материальные предметы.

    Во втором эксперименте более 5000 случайных людей неожиданно попросили оценить их текущий уровень счастья. Затем их спросили: «Использовали ли вы, наслаждались или потребляли материальную или экспериментальную покупку в течение последнего часа?» Если кто-то отвечал «да», ему или ей задавали ряд дополнительных вопросов, чтобы собрать детали и данные о том, была ли его покупка материальной или экспериментальной.

    «Один вопрос, который на самом деле мало изучен, — это то, что происходит здесь и сейчас — что нам больше нравится тратить деньги на опыт или на материальную вещь?» Кумар сказал в пресс-релизе. «Основной вывод из множества экспериментов заключается в том, что люди получают больше счастья от своего опыта, чем от своего имущества».

    Примечательно, что это исследование основано на демографических данных с достаточным располагаемым доходом, чтобы выбирать между покупкой материального имущества или покупками на собственном опыте.В недавнем интервью с McCombs Big Ideas об этом исследовании Кумар подчеркивает, что «участники исследования были выходцами из определенной демографической группы — западных, образованных, промышленно развитых, богатых и демократических частей мира».

    Иерархия потребностей Маслоу: пирамидальная диаграмма с примерами категорий.

    Источник: Wikipedia Commons

    Предположительно, основываясь на теории иерархии потребностей Абрахама Маслоу и здравом смысле, можно было бы предположить, что люди, живущие в бедности, с трудом могут позволить себе свои основные потребности (например,ж., еда) — не позволяйте себе роскоши решать, тратить ли деньги на то, чтобы «делать» или «иметь», чтобы чувствовать себя счастливее.

    Тем не менее, для любого человека с располагаемым доходом это исследование предполагает, что эмпирическое потребление связано со значительно большим счастьем, чем непотребление или потребление материальных благ.

    «Опыт кажется более многообещающим путем к повышению благосостояния, чем имущество, независимо от того, когда измеряется счастье», — заключают авторы.

    «Вам не нужны бриллиантовые кольца или 18-каратное золото»

    Подтверждают ли ваши «N-of-one» наблюдения о сиюминутном счастье, созданном «действием» или «наличием», выводы последнего исследования Амита Кумара? В целом, как вы думаете, покупки на собственном опыте делают вас более счастливыми, чем покупка материальных ценностей?

    Для меня это зависит от того, способствует ли материальное владение чему-то эмпирическому. Само по себе владение предметами роскоши не делает меня буйным, если только это не приводит к эмпирическому моменту «вау».

    В качестве примера, в верхнюю часть моего списка материальных ценностей, которые напрямую способствуют достижению счастья, основанного на опыте, я бы включил любые предметы, связанные с бегом на улице (например, кроссовки, теплая одежда, наушники), езда на велосипеде или прослушивание музыки. Музыка.

    Какие материальные блага приносят вам счастье в переживаниях?

    В детстве я рос в 1970-х и тратил все свое недельное пособие на покупку 45 в Woolworth’s. С юных лет я был аудиофилом; Я люблю покупать виниловые пластинки.Меня радует наличие огромной коллекции из 45 пластинок и пластинок.

    Хотя покупка виниловых пластинок технически является материальной покупкой, каждый поклонник аналоговой музыки, живущий в эпоху цифровых загрузок, знает, что владение виниловыми пластинками и воспроизведение их на проигрывателе — тоже опыт. (Приложение A: Распаковка переиздания «Опыт Джими Хендрикса».)

    В старшей школе я работал летом на различных работах с минимальной заработной платой, чтобы продолжать покупать новую музыку каждую неделю. Вместо отпуска я предпочел потратить свои сбережения на высококачественное стереооборудование от Tech HiFi, которое в то время, казалось, стоило миллионы долларов.

    Будучи подростком-фанатиком музыки в середине 1980-х, однажды летом я опустошил свой банковский счет, потратившись на пару «акустически авантюрных» динамиков Cerwin-Vega D9 с «потрясающими басами».

    Спустя десятилетия, когда я нахожусь дома на полу-карантине, чтобы избежать COVID-19, мне напоминают, что эти колонки для гостиной по-прежнему звучат великолепно! Деньги потрачены не зря; Я не жалею о покупке этого материала. Эти колонки Cerwin-Vega доставляют ощущение счастья от момента к моменту уже более 30 лет.

    Когда я писал о том, как я решил потратить с трудом заработанные деньги в подростковом возрасте, мне вспоминается материализм 80-х «жадность — это хорошо», представленный в таких фильмах, как Wall Street . Основываясь на других влияниях поп-культуры той эпохи, я не могу не сослаться на слова Мадонны (также известной как Material Girl), поющей «Express Yourself». Это правда: большинству из нас «не нужны бриллиантовые кольца или 18-каратное золото», чтобы быть счастливыми.

    Как ни странно, когда я отфильтровываю последние исследования по сиюминутному счастью, создаваемому тратой денег на «делание» vs.«имея» на основании моих собственных ( N = 1) наблюдений, мне кажется, что есть важное предостережение: если материальное имущество способствует радостным переживаниям, оно относится к отдельной категории, которая отличается от статического имущества, которое не имеет эмпирический компонент.

    Таким образом, чтобы повысить ваши шансы почувствовать себя счастливыми, в следующий раз, когда вы собираетесь приобрести материальное имущество, спросите себя, помогает ли этот предмет «делать» что-то экспериментальное, или это только добавит беспорядка в доме или вызовет угрызения совести покупателя (Розенцвейг И Гилович, 2012).

    Вывод : Скажите «да» покупкам, которые предполагают выполнение; скажите «нет» трате денег, которая приведет к тому, что у вас будет больше пылиться.

    Пик опыта в психологии

    В известной иерархии потребностей Абрахама Маслоу самоактуализация находится на самой вершине пирамиды, представляя необходимость реализовать свой индивидуальный потенциал. Согласно Маслоу, пиковые переживания играют важную роль в самоактуализации.

    Самоактуализация на самом деле считается довольно редкой, а это означает, что пиковые переживания могут быть столь же неуловимыми.Не все люди достигают вершины пирамиды Маслоу.

    Однако пиковые переживания не ограничиваются только самореализованными людьми. Маслоу считал, что все люди способны пережить эти моменты, но он также чувствовал, что самореализованные люди, вероятно, будут испытывать их чаще.

    Определение пиковых переживаний

    Пиковые переживания часто описываются как трансцендентные моменты чистой радости и восторга. Это моменты, которые отличаются от повседневных событий.Такие события остаются в памяти навсегда, и люди часто сравнивают их с духовным опытом.

    Другие эксперты описывают пиковые переживания следующим образом:

    «Пиковые переживания связаны с обостренным чувством удивления, трепета или экстаза по сравнению с переживанием».

    «… высоко ценный опыт, который характеризуется такой интенсивностью восприятия, глубиной чувства или чувством глубокой значимости, что заставляет его выделяться в сознании субъекта в более или менее постоянном контрасте с переживаниями, которые окружают это во времени и пространстве.»

    Характеристики пиковых переживаний

    Privette разработала анкету опыта, предназначенную для изучения как общих, так и уникальных характеристик пиковых переживаний. Посмотрев на самых разных людей, Приветт определил, что пиковые переживания разделяют следующие три ключевые характеристики:

    3 Характеристики пиковых переживаний

    • Выполнение : пиковые впечатления вызывают положительные эмоции и по своей сути являются полезными.
    • Значение : пиковые переживания приводят к увеличению личного осознания и понимания и могут служить поворотным моментом в жизни человека.
    • Духовное : Во время пиковых переживаний люди чувствуют себя едиными с миром и часто теряют счет времени.

    Когда случаются пиковые переживания?

    Маслоу предположил, что один из лучших способов думать о пиковых переживаниях — это думать о самых прекрасных переживаниях в своей жизни — тех моментах экстаза и полного и абсолютного счастья.Влюбленность — один из примеров пиковых переживаний.

    Такие моменты также могут возникать, когда вы находитесь в творческом моменте, когда читаете книгу или слушаете фильм. Вы можете почувствовать, что вас «поразила» конкретная творческая работа, и это затронет эмоциональный отклик внутри вас.

    В одном из опросов люди сообщили, что пиковые переживания, как правило, случаются во время творческих, спортивных или религиозных переживаний. Моменты на природе или во время интимных моментов с семьей или друзьями также были обычным явлением.Достижение важной цели, личной или коллективной, также может привести к пиковому опыту. Другие моменты, когда такой опыт может произойти, включают, когда человек помогает другому человеку, который в этом нуждается, или после преодоления каких-либо невзгод.

    Как ощущается пиковый опыт?

    Так что же такое пиковый опыт? Некоторые описывают эти моменты как чувство трепета, удивления и изумления.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *