Вина это в психологии: Вина — Википедия – Чувство вины — Психологос

Автор: | 08.02.2021

Вина — Википедия

Не путать с: Виновность

Вина́, чу́вство вины́, угрызе́ния со́вести — отрицательно окрашенное чувство, объектом которого является некий поступок субъекта, который кажется ему причиной негативных для других людей, или даже для самого себя, последствий. Если последствия имеют негативное влияние только на субъект, то возникает чувство досады, а не вины.

Отличие чувства вины от стыда[1]:

  1. Стыд как публичное явление, вина — как личное. Вина может возникать независимо от того, были ли у поступка, из-за которого человек испытывает данную эмоцию, свидетели или нет, а стыд возникает только в случае наличия свидетелей[2].
  2. Во втором подходе вина и стыд различаются по принципу: общественное-индивидуальное. Вина возникает из-за мук совести человека, а стыд — из-за публичного осуждения.
  3. В третьем подходе вина связывается с негативной оценкой своего поведения, а стыд — с негативной оценкой собственной личности[3].

В российской психологии существует несколько подходов к изучению чувства вины и стыда.

  1. Первый подход выделяется в рамках социальной психологии в исследованиях И. С. Кона и Т. Г. Стефаненко
    [4]
    . Согласно ему, вина, страх и стыд составляют единый ряд регуляторов социального поведения. Это психологические механизмы, используемые культурами для осуществления социального контроля над соблюдением определённых норм, установленных в обществе. Вина возникает при невыполнении человеком внутренних норм[5].
  2. Второй подход исследует чувство вины и стыда в рамках общей теории эмоций. Вина и стыд рассматриваются как этические эмоции и относятся к моральным чувствам, которые рассматриваются как результат формирования морального самосознания, появляющегося у человека в процессе социального развития[6].
  3. Согласно третьему подходу, вина и стыд рассматриваются как феномены эмоционально-ценностного отношения к себе и самооценки. Елена Теодоровна Соколова связывает переживание вины и стыда со слабостью «Я» по причине того, что самосознание человека расколото на неблагополучное реальное «Я» и идеальное «Я». В. В. Столин полагал, что вина возникает как осмысление конфликта в результате совершения человеком проступка
    [7]
    .

Зигмунд Фрейд рассматривал вину как восприятие «Я» критики «Сверх-Я», как напряжение между требованиями «Сверх-Я» и достижениями «Я»[8]. Механизм супер-эго — источник чувства вины. Тревога и страх могут непосредственно переходить в чувство вины. В нормальном функционировании «Сверх-Я» осуждает «Эго», и это приводит к появлению чувства вины. Фрейд считал, что чувство вины свойственно преимущественно мужчинам, так как возникает в результате идентификации с отцовской фигурой, а «Сверх-Я» женщины является неполноценным. Современные исследования доказывают, что женщины способны испытывать вину не меньше, чем мужчины[9].

Согласно Эриксону, чувство вины появляется у детей в возрасте от 4 до 5 лет

[10]. Ребёнок к этому моменту приобретает много физических навыков и сам может проявлять инициативу при выборе занятий. Дети, которым родители позволяют проявлять самостоятельность в выборе моторной активности, вырабатывают предприимчивость. Если родители не позволяют ребёнку проявлять активность, показывают, что она вредна и нежелательна, у ребёнка возникает чувство вины.

Автор теории объектных отношений Мелани Кляйн считала, что чувство вины возникает в первые месяцы жизни у ребёнка по отношению к кормящей матери[11]. Зависть к груди и чувство порчи её добра завистливыми нападками являются причиной появления чувства вины. Таким образом, М. Кляйн рассматривает чувство вины как результат конфликта между любовью и ненавистью, испытываемыми по отношению к одному и тому же объекту (материнской груди).

Пайерс и Сингер полагали, что вина возникает как результат рассогласования реального поведения со стандартами поведения, характерными для супер-эго

[12].

Экзистенциалисты возводят вину до уровня мировоззренческих, философских категорий, как нечто, имеющее бытийный характер и существующее не в душе, а в бытии[12]. По их мнению, человек несовершенен изначально, поэтому избежать переживания чувства вины нельзя. Экзистенциальная вина появляется у человека, если он осознаёт, что имеет обязательства перед собственным бытием и понимает, насколько важно реализовать бытийный потенциал, данный ему природой.

Ирвин Ялом подчеркивал тесную связь чувства вины с ответственностью[13]. Он выделял невротическую, подлинную и экзистенциальную вину.

  1. Невротическая вина возникает, если человек думает о преступлении или совершает мелкие проступки по отношению к другим людям, например, нарушает родительские запреты.
  2. Подлинная вина появляется, когда человек совершает реальное преступление.
  3. Экзистенциальная вина возникает как результат преступления человека против самого себя и проявляется в виде сожаления, осознания неправильно прожитой жизни и нереализованности собственных возможностей.

Ролло Мэй считал, что чувство вины появляется из-за восприятия различия между тем, кем является человек, и тем, каким, по его мнению, он должен быть. Данная эмоция возникает в случае, если человек отрицает собственные потенциальные возможности или же терпит неудачу[14]. Мей выделил три формы экзистенциальной вины:

  1. Вина как результат недостаточной самореализации. Люди наделены интеллектуальными, эмоциональными, физическими возможностями, которые они часто не реализуют.
  2. Вторая форма экзистенциальной вины возникает из-за невозможности слияния субъекта с близким человеком, отсутствия способности смотреть на мир глазами другого человека, чувствовать, как другой человек.
  3. Третья форма экзистенциальной вины проявляется как результат отделения человека от природы, утраты связи с Абсолютом. Человек не способен понять весь божественный план, он представляет собой только его часть.

Критики экзистенциальной психологии пишут о том, что в данном подходе понятие вины генерализуется настолько, что приравнивается к самому человеческому существованию[15].

В когнитивной психологии вина исследуется как способ интерпретации событий. Аарон Бек считает, что вина и самокритика возникают как результат приписывания себе причинности событий и ответственности за неудачи[16]. Условием переживания вины является внутренний локус контроля. Глобальное и стабильное самообвинение, носящее неуправляемый характер, приводит к болезненным переживаниям, а внутренние, частные, нестабильные или управляемые атрибуции являются желательным адаптивным способом переживания вины, так как они сочетаются с мобилизацией условий и стремлением контролировать ситуацию.

Основатель рационально эмотивной терапии, Альберт Эллис утверждал, что вина — это неуместное чувство, которое имеет место только там, где есть иррациональные убеждения[17]. Наиболее частым, по мнению Эллиса, типом иррациональных убеждений является так называемая должномания — мысли, типа: «Я должен…», «Мир обязан…», «Я должен…, иначе я ничего не стою». Если у человека отсутствуют иррациональные убеждения — то чувство вины он испытывать не станет.

  1. ↑ Макогон И. К., Ениколопов С. Н. Проблемы оценки стыда и вины // Психология в России: современное состояние. — 2013. — 6(4). — с. 168—175.
  2. ↑ Экман П. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. — СПб.: Питер, 2010. — 304с
  3. ↑ Tangey J.P., Dearing R.L. Shame and guilt. New York: Guilford Press, 2004. — 272p
  4. ↑ Кон И. С. Моральное сознание личности и регулятивные механизмы культуры //Социальная психология личности. М.: Наука, 1979. С. 85 — 113.
  5. ↑ Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М.: Академический проспект, 1999. — 320 с
  6. ↑ Сидоренко Ю. И. Место и роль нравственных качеств в системе морального сознания // Вестник Московского университета. 1971. № 5. С. 48- 57.
  7. ↑ Столин В. В. Самосознание личности. М.: Издательство МГУ, 1983. — 286 с.
  8. ↑ Фрейд З. Введение в психоанализ — М.: АСТ, 2007. — 640 с
  9. ↑ Короткова Е. В. Социально-психологический анализ вины и стыда как системы отношений личности к себе и другому: Дис. канд. психол. наук. Ростов н/Д, 2002. — 184с
  10. ↑ Эриксон Э. Детство и общество. Спб.: Университетская книга, 1996. — 592с.
  11. ↑ Кляйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. — СПб, 1997. — 100с.
  12. 1 2 .Изард Е. Эмоции человека: Пер. с англ. М.: Изд-во МГУ,1980. −439 с.
  13. ↑ Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Класс, 1999. — 576 с.
  14. ↑ Мей Р. Сила и невинность. — М.: Винтаж, 2012. — 224с
  15. ↑ Ильин Е. П. Эмоции и чувства. — СПб.: Питер, 2001. — 752с.
  16. ↑ Бек, Фримен,Когнитивная психотерапия расстройств личности. Практикум по психотерапии — СПб.: Питер, 2002. — 544 с.
  17. Альберт Эллис Психотренинг по методу Альберта Эллиса.
  • Бек А. Т., Фримен А. Когнитивная психотерапия расстройств личности. — СПб.: Питер, 2002. — 350 с.
  • Д. Гринбергер, К. Падески. Управление настроением. Методы и упражнения. — Глава 12. Понимание гнева, вины и стыда / Mind Over Mood: Change How You Feel by Changing the Way You Think. — СПб., Питер, 2008. — 224 с. ISBN 978-5-469-00089-1, 0-89862-128-3 (англ.).
  • Вина и позор в контексте становления современных европейских государств (XVI—XX вв.): Сборник статей / Под ред. М. Г. Муравьевой. — СПб.: Европейский университет в Санкт-Петербурге, 2011. — 296 с. — 978-5-94380-118-1
  • Изард Е. Эмоции человека: Пер. с англ. М.: Изд-во МГУ,1980. −439 с.
  • Ильин Е. П. Эмоции и чувства. — СПб.: Питер, 2001. — 752с.
  • Макогон И. К., Ениколопов С. Н. Проблемы оценки стыда и вины // Психология в России: современное состояние. — 2013. — 6(4). — с. 168—175.
  • Муздыбаев К. Переживание вины и стыда. Спб.: Институт социологии РАН, 1995.- 39с.
  • Экман П. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. — СПб.: Питер, 2010. — 304с.
  • Якобсон П. М. Психология чувств и мотивации. Москва — Воронеж, 1998. — 304 с.

Чувство вины — Психологос

Фильм «Испанский-английский»

Вы не сможете уволиться — этим вы создадите чувство вины у своей дочери. Вы ведь знаете, что такое чувство вины?
скачать видео

​​​​​​​

Фильм «Весна, лето, осень, зима и снова весна»

Фильм «Аббатство Даунтон»

Ты не можешь ему отказать, уже поздно. Нельзя отправлять его на войну с разбитым сердцем, иначе он не вернется!
скачать видео

Чувство вины — сочетание страха, аутоагрессии (наказания человеком самого себя) и защиты от этой внутренней агрессии. Это состояние побитости после того, как человек сам себя отругал.

Общее самоощущение при чувстве вины — «Я плохой», сопровождаемое телесными признаками как агрессии на самого себя, так и чувства страха: напряжение мышц в разных участках тела (телесный рисунок страха), нарушение дыхания и учащение сердцебиения, «желание спрятаться».

Чувство вины — чувство не врожденное, а социально сформированное. Чувство вины формируется родителями или ближайшим окружением ребенка в детстве — иногда осознанно, иногда нет, сами того не замечая.

Чувство вины вставляется в душу методом формирования болезненного переживания («ударить по больному») и закреплению этого переживания в связи с теми или иными нежелательными поступками ребенка. Ребенку создается совесть — внутреннее психическое образование, которое будет делать больно за плохие поступки.

Нередко дети формируют себе чувство вины сами, откупаясь от претензий взрослых. Позже чувство вины человек воссоздает внутри себя сам, но делает это обычно автоматически, непроизвольно и неосознанно, в следствие чего это описывается безлико как: «появилось чувство вины».

Чувство вины для ребенка — тяжело и неприятно, но, похоже, совсем без него обычным родителям при воспитании ребенка не обойтись: теоретически это возможно, а практически квалификации для этого не хватит. Да и во взрослой жизни чувство вины сдерживает людей от поступков, о которых они позже могли бы серьезно сожалеть. Чувство вины — как полиция в России: всем от нее противно, но без нее пока — никак…

Многие думают, что чувство вины порождается совестью человека, но это не совсем так. Умная совесть запускает не чувство вины, а принятие нужных решений и достойное поведение в трудной ситуации. Что же касается чувства вины, то дети нередко формируют себе чувство вины просто для того, чтобы от них отстали взрослые. Они видят: пока не переживаешь, тебя будут пилить и все тебе запрещать, а как попереживал, то тебя простили. Ну, и что бы тогда для родителей не попереживать? А из такого навыка со временем вырастает автоматическая привычка переживать чувство вины во всякой спорной ситуации, чтобы не дай к тебе не стали претензии предъявлять. Если вдруг я боюсь, что мне будут говорить «Ты плохая мать!» — я начинаю как раз это перед нужными людьми переживать, и тогда они вместо наездов меня пожалеют. Удобно! Заметим, что совести здесь близко нигде не было.

Чувство вины, состояние виноватости изначально прививается через наказание. Когда нежелательное поведение ребенка родители называли «плохим» и сопровождали наказанием (физическое наказание, боль, чувство одиночества в случае, если родители оставили ребенка одного, прочее), то ребенок по мере повторения этого наказания воспринимает эти свои действия как «плохие». Если наказание за «плохие» действия повторяется достаточное количество раз, страх и боль возникает при осуждаемом поступке у ребенка уже автоматически, даже в отсутствие «воспитателя», который это чувство вины привил. Формируется чувство вины: реактивная, автоматическая эмоция на прошлые наказания, которым подвергался человек. Если состояние виноватости возникает часто и поддерживается окружающими, оно становится привычным выученным поведением и частью образа жизни: человек начинает ходить, как виноватый, горбить плечи, как обвиняемый, и носить несчастное лицо.

​​​​​​​Впрочем, к этому же результату многие дети приходят и другим путем, более «творчески» и самостоятельно. В некоторых семьях родители убеждены, что за любой проступок ребенок должен быть наказан и обязан свою ошибку осознать, а конкретнее — за нее пострадать, помучиться. В этой ситуации сообразительные дети быстро понимают, что родители от них не отстанут, пока не увидят, что ребенок переживает. Соответственно, чтобы родители быстрее от них отстали и просто успокоились, дети начинают переживать: когда просто изображать чувство виноватости, когда переживать это действительно. Дети учатся переживать сами и откупаются от преследований родителей чувством вины.

Дети-лидеры и дети-манипуляторы делают это достаточно сознательно («для того чтобы»), дети-ведомые и дети-простые воспроизводят это как привычный шаблон («потому что»). Смотри Какими рождаются дети

Третий источник возникновения, а точнее — расширения чувства вины, это ассоциативная связь чувства вины с новыми событиями и обстоятельствами. Действие наказания на ранних этапах развития организма воспринимается некритически, полностью. Т.е., если мама наказывает ребенка за проступок, ребенок запоминает все: слова, интонации, выражения лица, жесты, действия, а порой даже другие, случайные факторы, которые в последствии могут по ассоциации вызвать неприятные ощущения. В человеке начинает неожиданно возникать чувство вины в ситуациях, где он вроде бы ни в чем никогда не был виноват.

Чувство вины очень распространено и пронизывает самые разные стороны человеческой жизни. Переживание чувства вины, побуждающее искупить вину, возместить (загладить) нанесенный ущерб и исправить ситуацию — социально принятое поведение и в основном (для основной массы людей) социально полезное чувство. Если они сами не хотят заботиться о своем приличном поведении, чувство вины им об этом напомнит.

Чувство вины — эффективный способ управления человеком извне. В руках порядочных и заботливых людей формирование чувства вины — это эффективный инструмент воспитания. К сожалению, в других руках формирование чувства вины может оказаться инструментом манипуляций преимущественно негативного плана. Развитая личность может корректировать свое поведение разумным образом, не прибегая к переживаниям чувства вины.

Чувство вины хоть у малыша, хоть у взрослого человека — способ манипуляции. Как правило, это плохо осознаваемая манипуляция и для развитой личности чаще выступает как просто дурная привычка. Умным и действительно взрослым людям переживание чувства вины определенно стоит менять на осознанность и ответственное отношение к делу. Виноват — поправь, компенсируй и, если это актуально, сделай выводы на будущее. Всё!

Что делать с чувством вины?

К психологам часто обращаются клиенты с тяжелым или неадекватным чувством вины. Чувство вины не всегда очевидно, иногда запрос озвучивается как «душевная боль», но специалисты знают, что за душевной болью часто скрывается все то же чувство вины. Работа с чувством вины не всегда проста, но при здоровом базисе личности вполне эффективна. Если есть возможностью клиента послать на хороший тренинг, рекомендуем​​​​​​​. Интереснее и важнее людям поставить голову таким образом, чтобы в будущем в случае совершения ошибок они не переживали, а исправляли что возможно, делали выводы на будущее и учились жить наилучшим образом.


Вводное занятие Университета

Что такое вина? Вина в психологии. Чувство вины

Если ощущение счастья может быть знакомо не всем, то что такое вина, знает каждый. Чувство вины сознательно культивируется в нас с детства нашими родителями и учителями. Мы вырастаем уже со сложившимся шаблоном: «если знаешь, в чем вина, – исправь ошибку». Правильно ли это, полезно ощущать себя виноватым или нет, мы узнаем из этой статьи.

что такое вина

Определение «вины» в психологии

Обратимся к научным формулировкам. Психологи связывают вину с целым набором эмоциональных состояний, переплетенных, прежде всего, с чувством «угрызения совести». Если же быть точнее, то вина в психологии обозначает переживание человеком чувства недовольства собой или своими поступками, а также некоторым резонансом между поведением личности и принятыми в обществе ценностями. Некоторые психологические школы считают, что чувство вины могут испытывать исключительно члены высокоразвитого общества, в то время как людям отсталым и интеллектуально неразвитым личностям это чувство неизвестно.

Кто может испытывать чувство вины?

Что любопытно, чувство вины проявляется в невербальном общении даже у животных. Вспомните, как выглядит нашкодивший пес? Глаза скошены, уши опущены к голове. Если кот стащил колбаску, то после содеянного он попытается удалиться, так как понимает, что его поступок идет в резонансе с моральными и общественными ценностями семьи, где он живет. Следовательно, чувство вины – это то, что знакомо даже животным, не говоря уже о людях высокоразвитых и цивилизованных.

вина понятие

Из чего слагается чувство вины?

Согласно исследованиям доктора психологии Д. Унгера, который занимался изучением того, что такое вина, это ощущение человека складывается из таких компонентов, как раскаяние и признание своей неправоты.

Раскаяние проявляется в обвинениях провинившегося, предъявляемыми самому себе. «Зачем я это сделал?» — задает себе вопрос тот, кто ощущает вину. Второй компонент — признание своей неправоты. Этот фактор выражается в переживаниях, стыде, страхе и печали.

Зачем нужно чувство вины?

Зачем человеку испытывать чувство, которое влияет столь деструктивно? Есть интересная версия, предложенная доктором Вайссом, что это переживание просто необходимо для налаживания отношений между людьми. Согласное его теории, чувство вины является адаптивным качеством, сформировавшимся в процессе долгих взаимоотношений в обществе.

Вина – понятие неоднозначное. Потому существует множество трактовок этого переживания. Всемирно известный доктор Фрейд и его соратник, работающий в этой же области психологии, но несколько позже – доктор Мандлер, предполагали, что вина и тревога являются одними и теми же чувствами, названными разными словами. Если человек совершил ошибку или был близок к этому, у него возникает тревога касательно предполагаемого наказания. Чтобы избавиться от тревоги, человек может пытаться загладить свой промах. Также некоторые исследователи связывают чувство вины со страхом. Боязнь наказания – вот что заставляет человека раскаиваться в совершенном проступке.

чувство вины это

Насколько естественно переживание человеком чувства вины? По-видимому, даже если животные и младенцы могут ощущать угрызения совести, следовательно, вина – понятие не придуманное. Но не путают ли люди чувство личной ответственности с чувством вины?

Что такое вина с точки зрения реальной жизни?

Вернемся в детство каждого из нас. Не важно, кто воспитывал ребенка, этим людям было выгодно наше послушание. Как только малыш делает что-то не угодное взрослому, тот начинает гневаться и выражать свое недовольство. Воспитателей в лице родителей и учителей можно понять. Они считают что, если выработать в сознании малыша чувство вины, ребенок будет расти человеком ответственным, серьезным и честным. Однако в этом кроется большая ошибка.

В чем ошибочность искусственного культивирования вины?

На самом деле, в каждом человеке есть то, что называется «внутренним голосом», или «голосом совести». Когда человек, будь он добропорядочным гражданином или отъявленным мошенником, совершает что-то неправильное, он этот голос слышит. Однако что считать неправильным? Воровство, предательство, измена, мошенничество, обман – это вещи недобропорядочные. Но стоит ли винить себя, если ты хочешь поберечь пожилых родителей, и не сообщаешь им о том, что тебя уволили? Стоит ли ощущать свою вину, если ты не хочешь более общаться с человеком, и сообщаешь ему об этом? Нам внушают, что для счастья нужно следовать ожиданиям других, а если нет, то ты – виноват.

вина в психологии

Первыми этого добиваются родители. Малыш должен реагировать на все их просьбы и указания, в случае отказа происходит наказание. Затем, воспитатели в садике и учителя в школе навязывают определенное поведение в школе. Ты должен учиться на отлично, вести себя тихо, не повышать голос и не спорить. Давайте взглянем на ситуацию трезво. Есть дети – прирожденные «отличники», а есть подвижные малыши, из которых получатся великолепные спортсмены или танцоры, поэтому у них нет склонности к наукам. Они получают тройки, замечания, и вместе с этим родители и учителя вырабатывают в них чувство вины. Дальше – больше. Подросток становится молодым человеком, юношей или девушкой, скованным всеми этими ограничениями.

Подмена чувства ответственности на чувство вины

Нынешнее и современное общество во многом состоит из людей безответственных. В этом нет их вины, потому что это – заслуга воспитателей. Вместо того чтобы взрастить в малыше чувство ответственности, ему активно насаждается чувство вины. Что такое вина? Это раскаяние за то, что ты не соответствуешь ожиданиям окружающих. Что такое личная ответственность? Это чувство понимания того, что нельзя совершать неправильные вещи в отношении окружающих.

Человек, у которого не выработано чувство ответственности, может делать злодеяния и совершать неправильные поступки абсолютно безбоязненно, если знает, что за них не последует наказания. Если же личность полностью отвечает за все, что она делает, то она отдает себе отчет во всех своих поступках не из-за боязни наказания, а из-за внутренних ощущений.

в чем вина

Вывод на основе всего вышесказанного можно сделать следующий. Чувство вины – придуманное и навязанное каждому из нас. Если вы уже взрослый человек, постарайтесь уходить от этого ощущения, заменяя его чувством осознанности. Если же вы родитель и воспитываете ребенка, не заставляйте малыша чувствовать себя виноватым за то, что он не соответствует вашим ожиданиям.

8.5. Вина. Психология общения и межличностных отношений

Вина является сложным психологическим феноменом, тесно связанным с таким моральным качеством, как совесть, и в имплицитном сознании обозначается как «угрызение совести».

Западные психологи выделяют вину-состояние и вину-черту. В терминологии, принятой в нашей стране, речь идет об эмоции вины и совестливости как моральной черте личности. Вина-черта, по данным И. А. Белик (2006), выше у женщин, чем у мужчин, и ниже у лиц с высоким уровнем образования.

Сущность вины. В разных науках вина понимается по-разному. В уголовном праве вина понимается как субъективная сторона преступления, под которой понимается психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им деянию и его последствиям. В вину человеку вменяется его действие (или бездействие) и отсутствие предвидения его опасных последствий. При таком толковании вины субъективная сторона преступления сводится к мотивации (умысел, желание наступления последствий деяния или недостаточное предвидение последствий этого деяния), хотя и не полной. Отсюда говорят о виновности или невиновности человека, который является причиной, источником содеянного. В юриспруденции вина соотносится с предшествующим проступку периодом. Она рассматривается как отношение, которое предшествует и сопровождает совершение противоправного деяния. Отношение же человека к уже совершенному негативному деянию и его последствиям (раскаяние, сожаление), что является предметом изучения психологии, в понятие вины не входит, а может быть учтено лишь как смягчающее вину обстоятельство.

Психологическое понимание вины сводится к переживанию недовольства собой, связанного с обнаружением человеком рассогласования между собственным поведением и принятыми моральными нормами (Jenkins, 1967).

В психологии вина, как подчеркивают О. С. Васильева и Е. В. Короткова (2000), соотносится со следующим за негативной активностью периодом времени. Следуя распространенному в обыденной речи штампу, они называют вину чувством, детерминированным потребностью, локализующейся на высшем уровне пирамиды потребностей (чувство в их понимании — это высшая эмоция). В то же время эти авторы показывают биологические истоки вины: «Наблюдение за невербальным поведением животных и детей показывает, что они также переживают эмоции, похожие на моральные чувства высокоразвитого человека. Например, провинившееся животное при виде хозяина поджимает уши, хвост, скашивает глаза, опускает голову и старается удалиться. Аналогично и невербальное поведение детей, когда они осознают, что своим поведением обижают родителей. Более того, ребенок уже в раннем возрасте демонстрирует способность просить прощения, раскаиваясь в содеянном. Характерен в отношении изучения моральных чувств дошкольников эксперимент, описанный А. Н. Леонтьевым. Ребенку предлагалось достать удаленный от него предмет, не вставая со своего места. Несмотря на то что ребенок после ухода экспериментатора нарушал данное правило, встав со своего места, пользуясь отсутствием наблюдения за ним, он не смог впоследствии принять от экспериментатора в награду за выполненное задание шоколадную конфету. Конфета, столь желанная вначале, оказалась горькой: вызывала слезы. Эти слезы ребенка дошкольного возраста свидетельствуют о способности маленького человека уже в таком возрасте переживать вину по поводу нарушения принятого правила» (с. 32–33).

Структура вины. Д. Ангер (Unger, 1962) рассматривает вину как двухкомпо-нентную эмоцию. Первый компонент — вербально-оценочная реакция человека («Я не должен был делать этого!»), или раскаяние. В ее основе лежит негативное отношение к себе, самообвинение, связанное с осознанием либо совершенного проступка, либо нарушения собственных моральных принципов. Признание своей провинности («неправильного» поступка), неправоты или предательства своих убеждений порождает второй компонент — вегетативно-висцеральную реакцию с целой гаммой мучительных и довольно стойких переживаний, преследующих человека: угрызения совести, сожаление о совершенном, неловкость (стыд) перед тем, кого обидел, страх потерять дорогого человека и печаль по этому поводу. Правда, возможно и раскаяние без эмоциональной реакции, чисто формальное, внешнее, неискреннее, вошедшее в привычку, или как рассудочный вывод. Так, дети часто раскаиваются, но не исправляются.

И. А. Белик (2006) рассматривает вину как четырехкомпонентное образование. В нее входят: 1) эмоциональный компонент (переживания дисфорического характера — угнетенность, подавленность, страдание и т. д.), сожаление и раскаяние; 2) когнитивный компонент, который включает осознание и анализ поступка, осознание несоответствия «реального» и «идеального»; 3) мотивационный компонент: желание исправить или изменить сложившуюся ситуацию или поведение; 4) психосоматический компонент, связанный с неприятными физическими ощущениями (головная боль, тяжесть в животе и т. д.).

Один из видных представителей современного психоанализа Д. Вайсс (1998) полагает, что вина межличностна по происхождению и функциям и играет адаптивную роль в поддержании взаимоотношений между людьми. Сходная точка зрения имеется и у других авторов (например, Locke, Horovitz, 1990). Вина, отмечает Вайсс, может стать малоадаптивной, иррациональной и патогенной, когда она преувеличена и сдерживаема или когда она неоднократно связана со стыдом.

З. Фрейд (Freud, 1959) рассматривал вину как нравственную разновидность тревоги, как «тревогу совести». Этой же точки зрения придерживается и другой психоаналитик — Г. Мандлер (Mandler, 1975), утверждающий, что вина и тревога — это разные названия одного и того же явления. Вина, по этому автору, — это тревога относительно реального или воображаемого промаха. Переживание этой разновидности тревоги запускает особый защитный механизм, с помощью которого человек пытается загладить или нейтрализовать ущерб, нанесенный его ошибочными действиями.

Некоторые западные психологи отмечают тесную связь вины со страхом (Switzer, 1968; Sarason, 1966), а О. Маурер (Mowrer, 1960) вообще отождествляет вину со страхом перед наказанием. Такая позиция авторов объясняется тем, что они придерживаются представлений о генезисе вины с позиции теории научения, где наказание (порицание) является основным фактором. Несмотря на имеющиеся различия, с легкой руки З. Фрейда, вина рассматривается многими ученымипсихоаналитиками и практиками-психотерапевтами как деструктивный психологический феномен.

Мне представляется, что авторы, придающие большое значение внешнему наказанию и отождествляющие вину и страх, допускают ошибку. Страх перед наказанием имеется и у преступников, но все ли они испытывают вину за содеянное? Дело не во внешнем наказании и не в страхе, а в том, что переживание вины, угрызение совести само по себе является наказанием для человека. Поэтому более правильным представляется мнение тех ученых, которые считают вину самостоятельным феноменом, помогающим снижать тревогу и избегать серьезных психических расстройств (Rosenhan, London, 1970). С этих позиций вина играет положительную роль.

Исходя из вышесказанного, вина выполняет три функции: 1) выступает в качестве морального регулятора для поддержания норм просоциального поведения; 2) участвует в формировании самоотношения и 3) способствует профилактике психических расстройств.

Однако успешное осуществление этих функций возможно только в том случае, если уровень переживания вины будет у человека не слишком большим, но и не слишком малым, т. е. оптимальным (И. А. Белик, 2006). Ведь иногда чувство вины бывает необоснованным и преувеличенным, нанося человеку вред: вызывает хроническую усталость, фригидность, может даже привести к самоубийству.

Ряд авторов (MacKennan, 1938; Miller, Swanson, 1956 и другие) показали, что для эффективного научения вине более подходят не методы физического наказания, а психологические, ориентированные на «любовь» (при использовании их родителями, находящимися в психологическом контакте с ребенком). Именно боязнь потерять любовь родителей чаще всего приводит к раскаянию, угрызению совести, тревоге, т. е. к переживанию вины (MacKennan, 1938). Переживание вины повышает готовность человека идти на уступки (Freedman, Wallington, Bless, 1967). Однако этого не наблюдается в том случае, если уступка предполагает непосредственное взаимодействие с обиженным человеком. С другой стороны, как отмечает Б. Маэр (Maher, 1966), переживание вины может заставить человека желать наказания. Действительно, в некоторых религиях осознание вины перед богом приводит к физическому самоистязанию.

Различия между виной и стыдом. К. Изард отмечает, что неверный поступок может вызвать и стыд, но в том случае, когда поступок осознается неверным не вообще, а только в связи с осознанием своего поражения, своей несостоятельности, неуместности этого поступка. Человек чаще всего испытывает стыд, потому что ему не удалось скрыть свой проступок.

Барретт с коллегами провели невключенное наблюдение двухлетних детей, которые играли с «любимой куклой» экспериментатора; у куклы отваливалась нога после того, как экспериментатор покидала комнату. После возвращения экспериментатор «замечала» оторванную ногу, говорила об этом ребенку и только через две минуты (в течение которых и анализировалось поведение детей) сообщала ребенку, что он(а) не виноват(а) в повреждении куклы. Обнаружились две основные стратегии поведения: представители одной части детей («исправляющие») сразу же признавались и предлагали как-то восстановить куклу, в то время как остальные («избегающие») избегали взгляда экспериментатора и не говорили об инциденте (Barrett, Zahn-Waxler, Cole, 1993). Если первые, по мнению исследователей, демонстрировали чувство вины, то «избегающие», у которых можно было наблюдать «улыбку смущения» с отворачиванием головы, демонстрировали чувство стыда.

В последующей работе Барретт отмечает, что эти данные указывают на то, как маленькие дети воспринимают себя или неадекватными, или обладающими хорошими намерениями в регуляции социального взаимодействия (Barrett, 1995). Таким образом, если Льюис считает наличие определенного уровня самосознания необходимой предпосылкой возникновения стыда и акцентирует развитие Я-концепции, то Барретт считает, что само переживание стыда вносит весомый вклад в развитие самосознания, и выделяет функциональную связь между социальными эмоциями и развитием социальной связанности, субординации и гармонии. При этом оба исследователя убеждены в решающей роли социального контекста в развитии социальных эмоций, несмотря на то что в одном случае эта роль ведет к формированию позитивного отношения к другим (чувство благодарности), в другом — к социофобии. Как показывают данные многочисленных наблюдений, при переживании стыда индивиды реагируют уходом от контактов, а испытывая вину — стремятся исправить положение и выйти из него с честью.

Брееслав Г. М., 2004, с. 273–274.

Причиной для переживания стыда могут стать поступки, не вступающие в противоречие с моральными, этическими и религиозными нормами. Д. Осьюбел (Ausubel, 1955) такую разновидность стыда назвал «неморальным стыдом». «Моральный стыд», по этому автору, возникает при осуждении проступка другими людьми с позиции нравственности. При этом вовсе не обязательно самому придерживаться такого же мнения о своем поступке. Осьюбел считает, что в основе стыда лежит осуждение, идущее извне, причем оно может быть как реальным, так и воображаемым.

В противоположность стыду, вина не зависит от реального или предполагаемого отношения окружающих к проступку. Переживание вины вызывается самоосуждением, сопровождается раскаянием и снижением самооценки. По мнению Осьюбела, вина является разновидностью «морального стыда». Таким образом, получается, что стыд является родовым феноменом, а вина — видовым, т. е. ниже рангом в классификации.

Г. Льюис (Lewis, 1971) видит следующее различие между стыдом и виной: эмоция стыда играет существенную роль в развитии депрессивных заболеваний, а эмоция вины вызывает обсессивно-компульсивный невроз и паранойю. Однако ряд авторов не согласны с этой точкой зрения.

Д. Тангней (Tangney, 1993) отмечает, что вина вызывает желание извиниться, исповедаться, а стыд — желание спрятаться, убежать. Вина связана с негативной оценкой своего конкретного поведения, а стыд — с негативной оценкой своей личности. Переживание стыда преимущественно связано с социальной терпимостью, переживание вины — с социальной эмпатией.

Разделяя переживание стыда и вины, К. Изард пишет, что стыд временно затуманивает рассудок, а вина, напротив, стимулирует мыслительные процессы, связанные, как правило, с осознанием провинности и с перебором возможностей для исправления ситуации. Получается, что сначала возникает вина (неизвестно почему), а потом осознается причина вины — проступок. И это не единственная неясность в описании Изардом данного чувства. Так, он называет вину то эмоцией, то чувством, говорит о ситуации вины, хотя логичнее было бы говорить о ситуации проступка.

Сравнение стыда и вины выявляет большую переживаемость стыда, при котором создается впечатление своего физического уменьшения («съеживание»), беспомощности и ничтожности. Человеку кажется, что в этот момент все на него смотрят, он очень озабочен мнением других по данному поводу (Tangney, 1993). При стыде человек больше хочет спрятаться и меньше сознаваться в содеянном, чем при вине (Lindsey-Hartz, 1984). Стыд приводит к отмене определенных характеристик своей личности, а вина — к отмене определенных характеристик поведения (Tangney, 1995).

Между виной и стыдом, как показано И. А. Белик (2006), имеется корреляция, однако она не очень высокая (0,29). Она отмечает, как и Tangney, что различия между этими эмоциями состоят в том, что стыд — более интенсивное переживание, сопровождаемое ощущением беспомощности, обнаженности, в его структуре превалирует эмоциональный компонент над когнитивным, в то время как в структуре вины наблюдается одинаковая представленность этих компонентов.

Люди, склонные к враждебности и гневу, предрасположены к испытыванию стыда, но не вины (Tangney et al., 1992).

А. Кемпински (1975) полагает, что вина тесно переплетается с обидой. Он пишет, что у этих эмоций имеется общая основа — это стремление к справедливости, а различие состоит лишь в том, что в одном случае приговор принимается, а в другом — против него борются. Ф. Перлз (1998) определяет вину как проецируемую обиду. По Перлзу, невыраженная обида часто воспринимается как эмоция вины или превращается в нее. Оба этих автора считают, что вина и обида могут переходить одна в другую.

Детерминация вины. Очевидно, что переживание вины связано с формированием у человека нравственных норм поведения (совести), с развитием его как личности, хотя некоторые авторы считают, что это формирование имеет под собой биологическую (генетическую) основу (Eibl-Eibesfeldt, 1971; O. Mowrer, 1960). Д. Осьюбел выдвинул три предпосылки развития эмоции вины:

1) принятие общих моральных ценностей;

2) их интернализация;

3) способность к самокритике, развитая настолько, чтобы воспринимать противоречия между интернализированными ценностями и реальным поведением.

Он предполагает существование общекультурных механизмов усвоения вины, что связано с одинаковыми взаимоотношениями между родителями и ребенком, необходимостью лишь минимума навыков социализации ребенка, имеющихся в каждой культуре, и определенной последовательностью этапов когнитивного и социального развития. Предпосылкой воспитания совести и чувства вины является желание родителей и всего общества воспитать у подрастающего поколения чувство ответственности.

Причиной для переживания вины могут служить как совершенные, так и несовершенные действия (бездействие), когда в данной ситуации они были бы уместны и необходимы.

Типы вины. Д. Вайсс выделил пять типов вины: адаптивную вину и четыре типа дезадаптивной вины — вина выжившего, вина гиперответственности, вина отделения и вина ненависти к себе, которые, по сути, отражают причины и условия возникновения вины. Другая классификация видов вины дана в работе Б. Центнера с соавторами (B. Zentner et al., 1993). Были выделены такие виды вины, как зрелая, нарциссическая, навязанная нарциссическая, а также псевдовина.

Выделяют также, наряду с объективной виной, онтологическую вину (например, И. Ялом, 2000), которая отражает чувство несоответствия «реального» и «идеального» или недовольство собой и окружающей действительностью. По мнению Д. Морано, как вина, так и стыд являются разными эмоциональными формами проявления неудовлетворенности собой и окружающей действительностью.

Такой подход к вине вызывает у меня большие сомнения. Если бы несоответствие реальной окружающей действительности и идеального представления о ней зависело от меня, то, возможно, переживание вины могло бы у меня и появиться. Но почему я должен испытывать вину за то, что от меня не зависит? Я не могу винить себя за то, что происходит в мире, если вмешательство в происходящее для меня объективно невозможно. Да и недовольство собой не обязательно должно вызывать переживание вины, поскольку не я виноват, что у меня, например, маленький рост, большой нос и т. п. «недостатки» моего внешнего облика.

Феноменология вины. Экспрессия вины не столь ярка, как проявление других отрицательных эмоций, что связано, очевидно, с приобретенным в онтогенезе умением скрывать эмоции, ставящие человека в неудобное положение перед другими. Виноватый человек опускает ниже голову, старается отвести взгляд, не смотреть в глаза другим людям, бросает на них лишь быстрые взгляды. При тяжелой вине лицо человека приобретает вялое, тяжелое выражение. Вина стимулирует большое количество мыслей, говорящих об озабоченности совершенной ошибкой. Сцена, вызывающая чувство вины, многократно повторяется в памяти и воображении, при этом человек ищет способ искупления своей вины.

Вина и личностные особенности. Е. Фейрес (Phares, 1976) выявил, что интерналы в своих неудачах винят себя и испытывают более сильный стыд и вину, чем экстерналы. Это связано с тем, что, по Дж. Роттеру (Rotter, 1966), интерналами, т. е. людьми с внутренним локусом контроля, являются те люди, которые полагают, что сами управляют своей судьбой, а экстерналами, т. е. людьми с внешним локусом контроля, являются те люди, которые полагают, что все происходящее с ними от них почти не зависит.

По данным И. А. Белик, вина положительно связана с внутренней конфликтностью и самообвинением и отрицательно — с самоценностью и самопривязанностью.

По данным О. С. Васильевой и Е. В. Коротковой, склонность к переживанию вины связана с эмоциональной лабильностью по MMPI, следовательно, люди, имеющие такую склонность, обладают восприимчивостью, чувствительностью, склонностью к эмпатии, с интернальностью в области неудач, способностью к самоуправлению.

Эти же авторы выявили, что чем больше человек склонен к переживанию вины, тем с большим уважением он будет относиться к подчиненным, тем более он задумывается о смысле своей жизни, тем искуснее он будет в анализе противоречий (ориентировке в ситуации) и в коррекции своего поведения.

Однако слишком выраженная склонность к переживанию вины может быть базой для возникновения депрессии (Malatesta, Wilson, 1988), а также для развития сверхответственности за происходящее (Zahn-Waxler et al., 1991).

Возрастные и половые различия в переживании вины. По данным И. А. Белик, переживание вины у взрослых зрелого возраста (30–55 лет) связано с осознанием собственной ограниченности, упущенных возможностей и потерей близких людей; у молодых (19–23 года) — с нанесением обиды другим людям или с тем, что они не оправдывают ожиданий значимых для них людей.

Женщины чаще связывают вину с тяжелым эмоциональным переживанием, страданием, они склонны к самообвинению, к оправданию своего поступка и к раскаянию, в то время как мужчинам в большей степени свойственно желание забыть и не думать о ситуации, вызвавшей переживание вины.

Женщины чаще испытывают вину за проявление равнодушия, когда не уделяют должного внимания своим близким, обижают или причиняют боль, когда отказывают в помощи. Мужчины указывают на ситуации, связанные с осознанием собственной ограниченности (неспособность контролировать ситуацию и т. д.), несдержанностью в проявлении гнева.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

ЧУВСТВО ВИНЫ — это… Что такое ЧУВСТВО ВИНЫ?

– аффективное состояние, характеризующееся проявлением страха, угрызений совести и самоупреков, ощущением собственного ничтожества, страдания и потребности в раскаянии.

   Представления о чувстве вины содержались в различных работах З. Фрейда. Так, в книге «Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии» (1913) он соотнес возникновение чувства вины с совершенным на заре становления человечества «великим преступлением» – убийством сыновьями отца первобытной орды. В работе «Некоторые типы характеров из психоаналитической практики» (1916) З. Фрейд не только установил тесную связь между эдиповым комплексом и чувством вины, но и выдвинул положение, согласно которому чувство вины современного человека возникает до проступка и «не оно является его причиной, а, напротив, проступок совершается вследствие чувства вины». Словом, основатель психоанализа исходил из того, что чувство вины, как правило, не осознается, оно возникает из эдипова комплеса и является реакцией на два великих преступных намерения: убить отца и вступить в сексуальные отношения с матерью.

   С введением в психоанализ структурной точки зрения на понимание функционирования психического аппарата, с рассмотрением специфики такой его инстанции, как Сверх-Я, оказалось возможным глубже осмыслить чувство вины. В работе «Я и Оно» (1923) З. Фрейд исходил из того, что чем сильнее эдипов комплекс, тем строже сформированное в психике ребенка Сверх-Я будет позднее царить над Я в качестве бессознательного чувства вины. В процессе аналитической терапии с этим чувством связано одно странное, на первый взгляд, явление, когда успехи лечения ведут к ухудшению состояния пациента. Речь идет о негативной терапевтической реакции, об усилении страдания пациента как раз в тот момент, когда при лечении достигаются определенные успехи. Рассматривая данный феномен, основатель психоанализа пришел к убеждению, что корень негативной терапевтической реакции следует искать в «моральном факторе», «в чувстве вины, которое находит свое удовлетворение в болезни и не хочет отрешиться от наказания в виде страданий».

   Обычно пациент ничего не знает о своем чувстве вины. Оно молчит и не говорит ему, что он виновен. Вместо этого пациент чувствует себя не виновным, а больным. Его чувство вины проявляется только в виде сопротивления собственному излечению. Борьба с сопротивлением оказывается не простой задачей аналитической терапии. В процессе медленного раскрытия перед пациентом вытесненных обоснований происходит постепенное превращение бессознательного чувства вины в сознательное чувство виновности.

   З. Фрейд считал, что при неврозе принуждения и меланхолии чувство вины достигает исключительной силы. Оно является действенным и при истерии. Остается ли чувство вины бессознательным, это зависит от силы Я, хотя именно Сверх-Я проявляет себя как чувство вины.

   С точки зрения основателя психоанализа, выраженной им в работе «Недовольство культурой» (1930), чувство вины является роковым для человека. Причем не имеет значения, произошло ли отцеубийство в действительности или от него отказались. «Чувство вины обнаруживается в обоих случаях, ибо оно есть выражение амбивалентного конфликта, вечной борьбы между Эросом и инстинктом разрушительности или смерти». Из этого конфликта произрастает чувство вины, достигающее подчас таких высот, что делается невыносимым для отдельного человека. Как показал психоанализ, чувство вины вызывают не только совершенные акты насилия, но и замышляемые. Отсюда – бегство человека в болезнь, возникающее в силу развития страха совести перед Сверх-Я и мучительных переживаний, связанных с бессознательным чувством вины и потребностью в наказании. Как заметил З. Фрейд в работе «Экономическая проблема мазохизма» (1924), удовлетворение бессознательного чувства вины есть, наверное, «самая сильная позиция того выигрыша (составного, как правило), который человек получает от своей болезни, – суммы сил, которые восстают против выздоровления и не желают отказываться от болезни».

   Говоря о бессознательном чувстве вины, основатель психоанализа соглашался с некорректностью его наименования с психологической точки зрения. Возможно, более корректным было бы называть это чувство «потребностью в наказании». Тогда более понятным становится потребность ребенка в наказании от рук родителей, имеющиеся у него фантазии о желании быть избитым отцом. Понятным становится и содержание морального мазохизма, когда, с одной стороны, индивид хочет сохранить свою нравственность, а с другой стороны, у него появляется искушение совершить «греховные» поступки, которые затем должны искупаться упреками садистской совести. И хотя сами пациенты нелегко соглашаются с аналитиком в том, что касается бессознательного чувства вины, тем не менее оно остается действенным в них и требует своего рассмотрения при аналитической работе.

   Представления З. Фрейда о чувстве вины получили дальнейшее развитие в исследованиях ряда психоаналитиков. Так, К. Хорни (1885–1952) обратилась к рассмотрению невротического чувства вины, играющего важную роль в картине неврозов. В работе «Невротическая личность нашего времени» (1937) она обратила внимание на неустойчивое различие между латентным чувством вины, готовым проявиться по любому поводу, и явным бессознательным чувством вины, имеющим место в состоянии депрессии. Последние принимают форму самообвинений, часто являющихся фантастическими и преувеличенными. Вместе с тем, как полагала К. Хорни, «многое из того, что кажется чувством вины, является выражением тревожности, либо зажиты от нее». Частично это справедливо и для нормального человека. Однако в отличие от него невротик чаще склонен прикрывать свою тревожность чувством вины.

   К. Хорни считала, что чувство вины является не причиной, а следствием страха неодобрения, осуждения. Этот страх побуждает пациента вести себя так, как будто он преступник, стоящий перед судьей, и подобно преступнику он стремится все отрицать и скрывать. Кроме того, чувство вины и сопровождающие его самообвинения являются защитой от страха неодобрения, формы проявления которой могут быть самыми различными, вплоть до того, что пациент может бросать в лицо аналитика гневные обвинения в тот момент, когда опасается обнаружения какой-то тайны или когда заранее знает, что совершенное им не вызовет одобрения. Из-за страха, обступающего пациента со всех сторон, он может постоянно метаться между самообвинениями и обвинениями. Но невротические самообвинения обходят стороной действительно слабые места пациента. Как заметила К. Хорни в работе «Новые пути в психоанализе» (1939), сама функция самообвинений заключается в том, чтобы «помешать невротику взглянуть в лицо каким-либо реальным недостаткам».

   Одна из терапевтических целей психоанализа состоит в понижении уровня притязаний Сверх-Я и раскрытии функций чувства вины, состоящих в проявлении страха неодобрения, защиты от него и защиты от обвинений. Необходимо сперва показать невротику, что он требует от себя невозможного, а затем помочь ему осознать существо его, самообвинений, обвинений и достижений.

   
* * *
см. Вина.

Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше (Л. Толстой, Война и мир).

По рябому круглому лицу девки ползала не то виноватая, не то стыдливая улыбка (С. Сергеев-Ценский, Сад).

Ср. ситуацию в конце рассказа Дж. Голсуорси «Цвет яблони», когда Эшер тяжело переживает свою виновность в смерти Миген.

В чем молодой похвалится, в том старый покается (пословица).

Ср. раскаяние, покаяние.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Чувство вины: как простить себя: Описание, решение, рекомендации.

Чувство вины: как простить себя?

Чувство вины испытывает каждый человек. При этом такое чувство может как помогать человеку, так и вызывать негативные последствия. Долгое время люди мучаются, чувствуют себя виноватыми, хотя всего лишь один верный шаг может избавить их от переживаний.  В этой статье я расскажу о том, почему возникает чувство вины и как можно от него избавиться.

Что такое вина?

В психологии под виной понимается отрицательное чувство, связанное с определенным поступком человека, который вызвал негативные последствия для него самого или других людей.

В психологии есть понятие «быть просто виноватым» и есть понятие «чувствовать вину». Эти понятия значительно различаются. Например, если вы обидели кого-то, осознаете это и понимаете, что сделали плохой поступок, то вы просто виноваты. В этом случае чувство вины исчезает после раскаяния и исправления своего проступка.

Однако, вы можете начать постоянно чувствовать вину, если ощущение вины пришло к вам извне в результате незаслуженного обвинения вас в каком-то нехорошем действии, которого вы не совершали. Чувство вины прочно укрепляется в ваших мыслях, когда обвинения постоянно предъявляют не безразличные вам люди. В этом случае самостоятельно освободится от чувства вины не просто, потому, что оно может глубоко укрепиться в нашем сознании и даже подсознании, и хотя причина возникновения такого чувства давно забыта, но иногда даже какая-нибудь мелочь вновь заставляет чувствовать её.

Отличие чувства вины от чувства стыда

Чувство стыда возникает если проступок был совершен человеком публично и у него были свидетели. А чувство вины — это личное явление и может возникнуть не зависимо от того были ли свидетели у поступка или нет.

Можно также сказать, что чувство вины возникает, если человек сам негативно оценивая своё поведение, испытывает муки совести. Чувство стыда возникает при публичном осуждении человека и на фоне этого, он негативно оценивает свою личность.

Какой бывает вина

Первая разновидность чувства вины возникает как простая реакция совести на проступок, ошибку или неверное решение. Такое чувство является широко распространенным и приносит человеку пользу, так как помогает отделить «хорошие» поступки от «плохих» и контролировать своё поведение. Ощущение вины от конкретного поступка со временем забывается и не остается в душе человека на длительное время.

Однако, если даже после извинений и действий по исправлению последствий проступка, человек длительное время не перестает чувствовать вину, то такое ощущение называется патологической виной. Возникает она когда человек настолько глубоко переживает произошедшее, что не прощает сам себя. Кроме того, если проступок вызвал тяжелые (например, фатальные) последствия, человека могут не простить другие люди и в этом случае также возможно возникновение чувства патологической вины. Такое состояние постоянно напоминает о себе и его тяжело устранить.

 Как формируется чувство вины

Вина не врожденное чувство, она формируется социальным окружением и в первую очередь родителями.

Родители могут зародить в ребенке склонность неоправданно чувствовать себя виноватым. Например, мама или папа наказывают ребенка за совершение проступка, но ребенок не сразу осознает причины наказания, и поэтому не ощущает себя провинившимся. Родители продолжают обвинять его, и тогда ребенок просто может показать, что осознал свою вину, например, попросит прощения. В семье восстанавливается мир, но в душе ребенка зарождается привычка к самообвинению.

Генерация у ребенка чувства вины происходит и при использовании физического или психологического наказания, которое применяется в качестве основного способа управления его поведением. При повторении наказаний малыш усваивает, что какие-то определенные его действия считаются плохими и за них он должен испытывать чувство вины.

Вина является положительным или отрицательным чувством?

Чувство вины имеет и положительные и отрицательные стороны.

К положительной черте этого чувства относится то, что при его возникновении человек понимает, что совершает неправильные действия, его поведение противоречит принципам и привычкам, которых придерживаетесь он и его окружение. Это чувство, являясь своеобразным индикатором, помогает ему в дальнейшем удержаться от таких поступков.

Негативная черта чувства вины проявляется в том, что иногда человек постоянно осуждает себя, почти в каждой ситуации чувствует вину. Поэтому постепенно у него развивается депрессия, разочарование в себе, утрата уверенности и радости жизни. И чем больше он поддаётся таким эмоциям, тем больше укрепляется в нём чувство вины. Кроме того, многие люди всю жизнь обвиняют себя в том, в чем невиноваты. Например, не в силах человека было предотвратить несчастный случай или гиб

Чувство вины — духовность или незрелость

Экология сознания: Часто люди и не догадываются, что чувство вины — это отрицательная эмоция, негативное переживание, которое не очищает (как многие привыкли думать) человека, а загоняет его в угол. Чувство вины — не признак высокой духовности, а признак незрелости человека

 

Разобраться с тем, что это такое – чувство вины совсем не просто. Одни считают его социально полезным и даже необходимым внутренним регулятором поведения, а другие утверждают, что это болезненный комплекс.

 

Само слово вина часто используется как синоним чувства вины, в то время как первоначальный смысл этого слова иной. «Вина — провинность, проступок, прегрешение, грех, всякий недозволенный, предосудительный поступок». (Толковый словарь русского языка» В.Даля). Изначально слово вина означало либо сам реально нанесенный ущерб либо материальное возмещение нанесенного ущерба. Виновный — тот, кто нарушил законы или договоренности и должен возместить нанесенный ущерб.

 

Есть большая разница между — «быть виноватым» и «чувствовать себя виноватым». Человек виновен, когда он заранее знает, что может действием или словом навредить или причинить зло кому-то или самому себе и, тем не менее, делает это. Вину обычно признают за тем, кто нанес ущерб намеренно или в силу преступной халатности.

 

Есть немало людей, которым свойственно считать себя виноватыми, хотя реально нанесенного преднамеренного ущерба не было в действительности. Они решают, что виноваты, так как прислушиваются к тому «внутреннему голосу», который осуждает и обвиняет их, основываясь на тех, часто ложных, убеждениях и верованиях, которые, как правило, были усвоены еще в детстве.

 

Чувство вины — непродуктивная и даже разрушительная эмоциональная реакция человека на самообвинение и самоосуждение. Чувство Вины по сути это агрессия, направленная на самих себя, — это самоуничижение, самобичевание, стремление к самонаказанию.

Под влиянием голоса «внутреннего Прокурора», который выносит приговор « это все из-за тебя» такие люди упускают из виду, что намерения причинить зло в действительности у них не было, и кстати «забывают» выяснить был ли ими нанесен ущерб вообще.

 

Чувство вины человек испытывает гораздо чаще за то, что не совершил или не мог изменить, чем за то, что совершил или мог изменить и не сделал этого. Накопления ни на чем не основанного ненужного и деструктивного чувства вины можно и нужно избегать. От невротической вины нужно и можно избавляться.

Но даже когда проступок действительно имел место, чувство вины остается деструктивным.

Между тем в результате осознания факта реально нанесенного ущерба люди способны испытывать различные переживания.

 

Альтернативой чувству вины является переживание совести и ответственности. Различие между виной с одной стороны и совестью и ответственностью с другой на наш взгляд – кардинально. И хотя это принципиально разные вещи, многие люди не видят и не понимают разницы между ними и нередко путают эти понятия между собой.

 

Совесть — внутренняя инстанция, осуществляющая нравственный самоконтроль и оценку собственных взглядов, чувств, совершаемых поступков, их соответствия его своей самоидентичности, своим базовым жизненным ценностям и целям.

 

Совесть проявляется как внутренний, часто бессознательный запрет на неодобряемые действия (включая внутренние), а также как чувство внутренней боли, которое сигнализирует человеку о протесте внутренней нравственной инстанции против совершенных действий, противоречащих собственной глубинной системе ценностей и самоидентичности. Муки, «угрызения» совести касаются ситуации, когда человек в силу каких-то причин нарушил свой собственный нравственный принцип и призваны удержать его от аналогичных действий в будущем.

Совесть тесно связана с чувством ответственности. Совесть вызывает мощное внутреннее побуждение к выполнению нравственных норм, в том числе норм ответственности.

 

Ответственность — это искреннее и добровольное признание необходимости заботиться о себе и о других. Чувство ответственности — это стремление выполнять взятые на себя обязательства и, если они не выполнены, готовность признать ошибку и возместить нанесенный ущерб, совершить те действия, которые нужны для исправления ошибки. Причем ответственность обычно признается независимо от намеренности: кто сделал — тот и отвечает.

 

Испытывая чувство вины, человек говорит себе: «Я плохой, я заслуживаю наказания, нет мне прощения, у меня опускаются руки». Метафорически оно описывается как «тяжелый груз» или как «то, что гложет».

 

Когда человек погружается в свою виноватость, ругает себя за совершенные ошибки ему очень трудно — фактически невозможно — анализировать свои ошибки, думать, как улучшить положение, найти правильное решение, что-то реально сделать, чтобы исправить ситуацию.

Посыпая голову пеплом («Если бы я не сделал этого или сделал вот это …. то все было бы по-другому»), он смотрит в прошлое и застревает там. В то время как ответственность направляет взгляд в будущее и побуждает движение вперед.

 

Принятие позиции ответственности – необходимая предпосылка развития личности. Чем более высокий у человека уровень развития личности, тем менее ему свойственно пользоваться таким негативным регулятором поведения, как чувство вины.

 

Чувство вины наносит человеку глубочайший вред. Чувство вины, в отличие от чувства ответственности, нереалистично, неконкретно, размыто. Оно жестоко и несправедливо, лишает человека уверенности в себе, снижает самооценку. Приносит ощущение тяжести и боли, вызывает дискомфорт, напряженность, страхи, растерянность разочарование, уныние, пессимизм, тоску. Вина опустошает и отнимает энергию, обессиливает, уменьшает активность человека.

 

Переживание вины сопровождается тягостным ощущением собственной неправоты по отношению к другому человеку и в целом своей «плохости».

Хроническая вина превращается в способ восприятия мира, что отражается даже и на телесном уровне, буквально изменяя тело, и в первую очередь осанку. У таких людей понурая поза, согбенные плечи, как будто они несут привычный «груз» на своем «горбу». Заболевания позвоночника в зоне седьмого шейного позвонка во многих случаях (кроме явных травм) связаны с хроническим чувством вины.

 

Чувство вины - духовность или незрелость

 

Людям, несущим в себе с детства хроническую вину, как будто хотят занять меньше места, у них особенная скованная по¬ходка, у них никогда не бывает широкого легкого шага, свободной жестикуляции, громкого голоса. Им часто трудно посмотреть человеку в глаза, они постоянно низко склоняют голову и опускают взгляд, а на лице – маска виноватости.

 

Для нравственно зрелого и психологически здорового человека чувства вины не существует. Есть только совесть и чувство ответственности за каждый свой шаг в этом мире, за принятые соглашения, за сделанный выбор и за отказ от выбора

Негативные переживания, связанные с совестью и ответственностью прекращаются с устранением вызвавшей их причиной. И совершение какой-либо ошибки не приводит такого человека к истощающему внутреннему конфликту, он не чувствует себя «плохим» — просто исправляет ошибку и живет дальше. А если конкретную ошибку исправить нельзя, извлекает урок на будущее и память о ней помогает ему подобных ошибок не совершать.

 

Хочется подчеркнуть, что чувство вины, базирующееся на самонаказании и самоуничижении, — направлено на самого себя. Человеку, поглощенному чувством вины и самобичеванием не до действительных чувств и потребностей другого.

В то время как переживания, вызываемые совестью, включают сожаление о содеянном и сопереживание пострадавшему. Они, по своей сути, ориентированны на состояние другого человека, – «во мне болит его боль».

 

Готовность признать свою реальную вину – один из показателей ответственности, но недостаточный сам по себе. Чувство вины тоже может (хоть и не всегда) побуждать ее признание. Однако сам факт признания своей виноватости часто предъявляется, как достаточное искупление. Нередко можно услышать недоумение: — «Ну, я же признал, что виноват и извинился — чего вы еще от меня хотите?». Но пострадавшему этого, как правило, не бывает достаточно, а если он не чувствует в этом внутренней правды и вовсе не нужно. Он хочет услышать про конкретные меры по исправлению ошибки или компенсации нанесенного ущерба. Еще в большей мере необходимо, особенно если исправить ее невозможно, искренне выразить другому сопереживание и свое сожаление, также (если действие было преднамеренным) еще и честное раскаяние. Все это не только нужно пострадавшему, но и тому, кто нанес реальный ущерб, приносит облегчение.

Откуда же берется наше чувство вины, и почему, несмотря на деструктивность оно так широко распространено?

 

Почему люди так держатся за самообвинение в ситуациях, когда они ни в чём не виноваты? Дело в том, что вина прикрывает беспомощность.

Чувство вины закладывается в раннем детстве под влиянием особенностей психического развития ребенка с одной стороны и родительских воздействий с другой.

 

Возраст 3-5 лет – это тот возраст, когда может сформироваться стойкое чувство вины как негативный внутренний регулятор поведения, так как именно в этом возрасте у ребенка возникает сама способность его испытывать, что его родители быстро обнаруживают и используют.

Этот возрастной период предоставляет для этого подходящую почву. «Творческая инициатива или вина» — так называет Эрик Эриксон этот период и соответствующую главную дилемму детского развития.

 

Чувство вины естественно возникает у ребенка в этом возрасте как психологическая защита от ужасающего чувства беспомощности и стыда связанного с переживаемым им в этот период крахом чувства своего всемогущества. Ребенок бессознательно выбирает вину, как меньшее из двух зол. Как если бы он бессознательно говорил себе «Я уже чувствую, что не все могу, это невыносимо, нет, это просто в этот раз не получилось, а вообще-то я это могу. Я мог, но сделал. Значит — я виноват. Я помучаюсь, и в следующий раз получится, если я постараюсь».

 

При благоприятных воздействиях родителей ребенок постепенно принимает свое не всемогущество, преодолевает чувство вины и дилемма решается в пользу успешного развития творческой инициативы.

При неблагоприятных воздействиях родителей у ребенка на долгие годы, а порой и на всю оставшуюся жизнь остается склонность испытывать чувство вины и ограничения на проявление творческой инициативы. «Груз» вины, который человек носит на себе с детства, и во взрослом возрасте продолжает мешать ему жить и общаться с людьми.

 

Заметим, что хотя истоки хронического чувства вины лежат в основном в возрасте 3-5 лет, склонность испытывать чувство вины как защитный механизм может включаться и во взрослом возрасте, даже при относительно благоприятном детстве. Так, чувство вины является одной из обязательных форм проявления фазы протеста в процессе переживания значимой потери, в том числе серьезной болезни и смерти близких. Протестуя против чудовищности случившегося, прежде чем смириться со случившимся, принять свою беспомощность и начать горестное оплакивание, люди винят себя в том, что не сделали чего-то для спасения, несмотря на то, что это было объективно абсолютно невозможно. При благоприятном детстве такое чувство вины вскоре проходит. При наличии у человека детского комплекса вины, несуществующая вина за потерю может оставаться в душе человека на много лет, а процесс переживания травмы потери не завершается.

 

Таким образом, вместо того, чтобы испытывать беспомощность и стыд в ситуациях, когда мы слабы и ничего не можем изменить, люди «предпочитают» чувство вины, которая является иллюзорной надеждой на то, что всё ещё можно исправить.

Те неблагоприятные воздействия родителей, которые индуцируют и формируют постоянное чувство вины, фактически сводятся к прямым обвинениям и порицаниям, а также к упрекам и укорам. Подобное давление на чувство вины — это один из главных рычагов, которым родители пользуются как для формирования у него внутреннего регулятора поведения (который они путают с совестью и ответственностью), так и для быстрого управления ребенком в конкретных ситуациях. Индуцируемая вина становится своего рода кнутом, подстегивающим к действиям, к которым стремятся побудить ребенка родители, причем кнутом, подменяющим воспитание чувства ответственности. И родители к нему прибегают, как правило, потому, что сами были воспитаны точно так же и до сих пор не смогли избавиться от вечной собственной виноватости.

 

Винить ребенка, по сути, неправильно. Он в принципе не может быть виноват в том, в чём его обвиняют родители, потому что он вообще не несёт ответственности за свои деяния и не способен ее нести. И взрослые легко перекладывают свою ответственность на ребенка.

Например: ребёнка ругают или укоряют за то, что он разбил хрустальную вазу. Однако, очевидно, что когда в доме маленький ребёнок, родители должны убирать ценные предметы, это их ответственность. Если кто и отвечает за разбитую вазу, то родители, так как ребёнок еще не может соизмерять свои усилия, управлять своей моторикой, своими чувствами и побуждениями и, конечно же, не способен пока отслеживать причинно-следственные связи и последствия своих действий. Взрослые люди, непонимающие психологических особенности ребенка сначала приписывают ему способности, которых у него нет, а потом винят его за действия, совершенные из-за отсутствия, как за якобы преднамеренные. Например: «Ты нарочно не засыпаешь и не жалеешь меня, не даешь мне отдохнуть, а я так устала» или «Неужели ты не мог играть на улице аккуратно, теперь мне придется стирать твою куртку, а я и так устала».

 

Хуже того, часто родители и другие взрослые предъявляют ребенку несправедливый ультиматум: «Если ты не признаешь, свою вину, я с тобой не буду разговаривать». И ребенок вынужден признавать несуществующую вину под угрозой бойкота (который для ребенка невыносим) или под страхом физического наказания.

 

Давление на чувство вины — это манипулятивное воздействие, которое носит, безусловно, деструктивный характер для психики.

До поры, до времени ребенок не способен критически оценивать то, что с ним происходит, поэтому все поступки родителей он принимает за чистую монету и, вместо того, чтобы воспротивиться разрушительному воздействию родительских манипуляций, послушно им подчиняется.

И в результате всего этого он научается верить, что виноват, чувствовать свою вину за несуществующие прегрешения и, как следствие, ощущать себя всегда и всем должным.

Такое необоснованное, как правило, неосознанное и непоследовательное давление родителей и других значимых взрослых на чувство вины приводит к путанице в голове ребенка. Он перестает понимать, чего же от него требуют — чувства вины или исправления ошибки. И хотя по воспитательному замыслу, предполагается, что, сделав что-то нехорошее, ребенок должен испытать чувство вины и тут же броситься исправлять свою ошибку, ребенок, напротив, усваивает, что испытать и продемонстрировать свою виноватость — это и есть достаточная плата за совершенный проступок. И теперь вместо исправления ошибок родители получают лишь виноватый вид, мольбу о прощении — «Ну, пожалуйста, прости меня, я больше так не буду» — и его тяжелые, мучительные, самоуничтожающие переживания своей виноватости. И чувство вины, таким образом, подменяет ответственность.

Формировать совесть и ответственность гораздо труднее, чем чувство вины и требует не ситуативных, а стратегических усилий.

Укоры и порицания — «как тебе не совестно!» «Как ты могла, это безответственно!» — способны вызывать только чувство вины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *