Внешнее наблюдение это в психологии: метод исследования в психологии — Общие дети, г. Воронеж

Автор: | 02.02.1977

Содержание

Теоретическая и практическая сторона метода наблюдения

Наблюдение является не только психологическим методом исследования, это общенаучный метод. Наблюдение может быть как основным, так и дополнительным. Истинный исследователь должен иметь такую черту, как наблюдательность. Наблюдение как метод в психологии может применяться:

  • для получения материала на стадии подготовки, для уточнения работы, которая запланирована. Такое наблюдение называется пилотажным;
  • для получения исследовательских данных иллюстративного характера;
  • для получения первичной информации;

Очень важно разграничивать обычное наблюдение от наблюдения – метода исследования. У методики существует цепочка ключевых вопросов:

  • для чего?;
  • что?;
  • как?.

То есть, необходима четкая постановка цели наблюдения (для чего?), определение объекта и предмета наблюдения (что?), разработка программы фиксации и анализа результатов наблюдения (как?).

Классификация видов наблюдения

Существует несколько классификаций видов наблюдения. По времени проведения выделяют несистематическое, кратковременное, фронтальное и систематическое.

Несистематическое наблюдение может быть использовано как дополнительный, подкрепляющий метод. Такой вид называют еще эпизодическим. Кратковременное или хронометрирующее наблюдение планируется заранее и имеет четкие границы временного периода. Фронтальное наблюдение – это фиксация событий от начала до конца, причем фиксация может производиться с разных наблюдательных позиций. Систематическое или лонгитюдное наблюдение производится в течение долгого времени.

По позиции исследователя различают невключенное, включенное, открытое, полузакрытое, закрытое, опосредованное, внешнее и внутреннее наблюдение.

Когда исследователь находится в центре событий, участвует в них, он осуществляет включенное наблюдение. Если позиция наблюдателя сторонняя, он не является членом группы и не включен в событийный ряд, происходит невключенное наблюдение. Включенное наблюдение, в свою очередь, подразделяется на открытое, когда окружающие знают о намерениях исследователя, полузакрытое, когда известно, что в группе наблюдатель, но цели наблюдения не ясны и закрытое, когда статус и цели наблюдателя не раскрываются. Опосредованным исследование называется тогда, когда наблюдения других людей привлекаются в качестве результатов. Внешнее наблюдение – это события, ситуации, явления, которые проявляются внешне по отношению к наблюдателю. Внутреннее – это самонаблюдение, опыт самого исследователя.

По степени формализованности можно выделить структурализированное и не структурализированное наблюдение. В первом – заданы параметры и критерии, во втором – нет четкой схемы. По месту проведения наблюдение может быть полевым, протекающим в естественных условиях среды и лабораторным, осуществляющимся в искусственно созданных условиях с применением аппаратуры. По объекту наблюдения выделяют: отдельные проявления человека, взаимодействие людей друг с другом, человек в деятельности, в повседневности, в значимых ситуациях и событиях. К отдельным проявлениям человека относят психологические особенности, типы реакций, при взаимодействии людей исследуется процесс общения, деятельностная сфера человека включает в себя игру, профессиональную и хозяйственную деятельность, социальное управление, повседневность подразумевает под собой поведение человека в обычной жизни, а значимыми событиями являются праздники, обряды, экстремальные ситуации. Метод наблюдения в психологии может различаться по способу фиксации. Регистрировать результаты можно в дневниках, картах наблюдений, протоколах, записей отдельного наблюдаемого эпизода, при помощи зарисовок, фотографирования или видеозаписи.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Значимые элементы для фиксации

В большинстве наблюдаемых ситуаций значимые элементы для фиксации будут одними и теми же.

  1. Наблюдаемые:
    • группа – определяется количество человек, структура группы по социально-демографическому принципу, характер взаимоотношений в ней, ролевое распределение между участниками группы. Например, группа в экспедиции состоит из 13 человек. В ее составе 7 мужчин и 6 женщин. Взаимоотношения между участниками спокойные, дружественные, профессиональные. В роли организатора выступает руководитель экспедиционного отряда, он организует обсуждения, распределяет обязанности. Женщины менее активны в практической деятельности, но проявляют большую активность в обсуждениях. Мужчины более энергичны в практической деятельности;
    • отдельный человек – Ф.И.О., возраст, образовательный статус и характер причастности к наблюдаемым событиям. Например, Краснова Майя Эдуардовна, 1959 г.р., ясновидящая, предсказательница. Способности наблюдались у бабушки, по словам Майи, бабушка передала свой дар внучке.
  2. Обстановка, то место, где происходят события, важные для научного исследования. Обстановка важна для метода наблюдения в психологии, примеры тому многочисленны. Допустим, исследуется определенный вид социального поведения, необходима типичная обстановка для такого поведения. Например, Крайний Север,холод, мороз, теплая избушка для членов экспедиции – поведение участников группы характерно для такой обстановки. Или например, полумрак, горящие свечи, темная вуаль на лице. Обстановка характерна для общения с ясновидящей.
  3. Цель. Регистрирование случайных или прогнозируемых результатов наблюдения, постановка формальных и неформальных целей наблюдения, если наблюдателей насколько, выяснение, едины или противоположны их цели.
  4. Частота и продолжительность – время длительность и повторяемость наблюдения.

Достоинства и недостатки метода наблюдения

Достоинстоинством, бесспорно является то, что восприятие ситуации наблюдателем происходит напрямую, информация поступает из первоисточника, вероятность искажения данных очень низка.

К недостаткам можно отнести: большие затраты времени, отсутствие комментариев к зафиксированным фактам, опасность субъективности взгляда исследователя на ситуацию вследствие разницы в социальном положении наблюдателя и наблюдаемых, несхожести их интересов, ценностных ориентаций и т.д.

Тем не менее, наблюдение можно назвать одним из ведущих методов, в силу того, что активно развиваются технические аудиовизуальные средства. Цифровые технологии позволяют создавать каталоги с четкой структурой, куда можно вносить все необходимые записи, комментарии, протоколы, документы фото и видеофиксации. Но мастерство психолога тоже очень важно, необходимо уметь обратить внимание на отдельные моменты, минимизировать присутствие наблюдателя в процессе, быть готовым корректно и точно зафиксировать наблюдаемые факты.

Обучение практическому применению метода делится на несколько этапов. Большое внимание уделяется тому, как правильно, корректно и адекватно зафиксировать наблюдаемое в полном соответствии с целями и способами проведения наблюдения. У натуралистов существует хорошее правило: «Не записанное – не наблюдалось», для психологов оно подходит вполне. Перед тем, как заняться наблюдением, полезно принять участие в играх или занятиях на сосредоточение внимания. Та же детская игра «Найди десять отличий» концентрирует внимание и развивает внимательность, наблюдательность. Начинать следует с невключенного наблюдения. В качестве пробного наблюдения можно следить за животными, задать критерии наблюдения, способы фиксации. С самого начала следует обращать внимание на различие собственно наблюдения и его интерпретации.

Далее студенты могут начать наблюдать над различными проявлениями поведения членов группы, в которую они включены. Включенное наблюдение – процесс более сложный, требующий постановки четких целей, определения задач, правильно заданных критериев фиксации. Интересно отслеживать изменение результатов наблюдения по одной проблематике при изменении ситуативного контекста.

Конечно, необходима практическая работа по освоению техники для визуальной фиксации. Можно снимать отдельную тему или сюжет (например, ребенок, испытывающий чувство восторга), идет фиксация отдельного эмоционального состояния у ребенка. Можно снимать событие в значительном временном отрезке (например, взаимодействие учителя и учеников на протяжении всего урока).

Следует научиться правильно вести дневник наблюдения. Жанры дневников бывают разными: от фиксации внешних событий до рефлексивных записей собственных размышлений. Каждый такой дневник ценен, его ведение развивает глубину и точность фиксации наблюдаемого.

При обсуждении результатов важным моментом является сопоставление протоколов наблюдения за одной ситуацией разными специалистами. При сопоставлении дневников, большую роль играют позиции наблюдателей и интерпретация ими фактов. При просмотре фотографий и видеозаписей нужно обращать внимание на фиксацию точности происходящего.

Типичные ошибки, которые происходят при наблюдении:

  • гало-эффект, когда не зафиксированы мелкие детали, а наблюдению присуще чрезмерное обобщение;
  • эффект снисхождения, когда ситуация оценена наблюдателем как полностью положительная. Искажение оценочной позиции;
  • ошибка центральной тенденции, когда наблюдателем дается усредненная оценка;
  • ошибка корреляции, когда один признак оценивается на основании другого наблюдаемого признака;
  • ошибка контраста, когда наблюдатель выделяет у объекта черты, противоположные или аналогичные собственным.
  • ошибка первого впечатления, когда первое впечатление наблюдателя влияет на результат наблюдения.

Объективное наблюдение. Основы общей психологии

Объективное наблюдение

Новый специфический характер приобретает в нашей психологии и внешнее, так называемое объективное, наблюдение. И оно должно исходить из единства внутреннего и внешнего, субъективного и объективного. Наблюдая внешнее протекание действий человека, мы изучаем не внешнее поведение само по себе, как если бы оно было дано в отрыве от внутреннего психического содержания деятельности, а именно это внутреннее психическое содержание, которое должно раскрыть наблюдение. Таким образом, во внешнем, так называемом объективном, наблюдении внешняя сторона деятельности является лишь исходным материалом наблюдения, а подлинным его предметом служит ее внутреннее психическое содержание. В этом основная принципиальная установка наблюдения в нашей психологии в отличие от поведенческой психологии, которая делала именно внешнюю сторону единственным предметом психологического наблюдения.

Так называемое объективное, т. е. внешнее, наблюдение — самый простой и наиболее распространенный из всех объективных методов исследования. Он широко применяется в психологии, так же как и в других науках.

Научное наблюдение непосредственно соприкасается с обыкновенным житейским наблюдением и восприятием. Необходимо поэтому прежде всего установить основные общие условия, которым вообще должно удовлетворять наблюдение, для того чтобы подняться над уровнем случайных житейских наблюдений и стать научным методом.

Первое основное требование — это наличие четкой целевой установки. Ясно осознанная цель должна руководить наблюдателем, давая ему правильную установку на предмет наблюдения. В соответствии с целью должен быть определен план наблюдения, зафиксированный в схеме. Плановость и систематичность наблюдения составляют самую существенную черту его как научного метода. Они должны исключить элемент случайности, свойственный житейскому наблюдению, и создать хотя бы минимальное единообразие условий наблюдения. При отсутствии единообразного плана наблюдения производятся каждый раз из колеблющихся, изменяющихся установок, изменения которых невозможно учесть. Поэтому остается неизвестным, за счет чего должны быть отнесены установленные изменения в наблюдениях — за счет ли не поддающихся учету изменений в условиях, при которых проводилось наблюдение, или за счет самих наблюдаемых явлений. Объективность наблюдения зависит прежде всего от его плановости и систематичности.

Если наблюдение должно исходить из четко осознанной цели, определяющей правильную установку на соответствующий предмет наблюдения, то оно должно приобрести избирательный характер. Это требование избирательности находится как будто в противоречии с другим требованием, обычно предъявляемым к объективному наблюдению, — с требованием полноты или даже фотографичности наблюдения. Однако это противоречие кажущееся: лишь при выполнении первого условия и на его основе возможным оказывается выполнить и второе. Наблюдать все вообще в силу безграничного многообразия существующего совершенно невозможно. Всякое наблюдение поэтому неизбежно носит избирательный, или выборочный, частичный характер. Отбор материала осуществляется не стихийно и потому случайно, а сознательно, значит, планово. Лишь при этом условии оказывается возможной относительная полнота наблюдения внутри созданных таким образом рамок.

Требование фотографичности, которое технически стали осуществлять в психологии путем использования не только фотографии, но и кинематографа, должно означать не только, а иногда не столько требование полноты, сколько требование объективности наблюдения, т. е. фиксации фактического материала независимо от объективного его истолкования. При этом надо учесть, что хотя и следует различать факты и их более и менее субъективное истолкование, но нельзя описание фактов и их истолкование друг от друга оторвать. Наблюдение становится методом научного познания лишь постольку, поскольку оно не ограничивается простой регистрацией фактов, а переходит к формулировке гипотез, с тем чтобы проверить их на новых наблюдениях и, отмечая исключения, уточнить первоначальные гипотезы или заменить их новыми. Такой организацией наблюдения объясняется тот факт, что некоторые науки без эксперименте смогли достичь большого совершенства и так полно выявить свои законы, как, например, социальные науки в исследованиях К.Маркса и как астрономия. Действительно, научно плодотворным объективное наблюдение становится постольку, поскольку оно связано с установлением и проверкой гипотез. Таким образом, фактический материал и его истолкование, не смешиваясь, объединяются теснейшим образом. Отделение субъективного истолкования от объективного и выключение субъективного производится в самом процессе наблюдения, соединенного с постановкой и проверкой гипотез.

При этом весь процесс познания движим внутренними противоречиями, единством и борьбой между различными его сторонами — между регистрацией фактов и их теоретическим истолкованием.

Исследование всегда исходит из какого-то понимания и является истолкованием изучаемого. Исходя из определенного понимания, оно, однако, обычно рано или поздно вскрывает факты, разрушающие или видоизменяющие старое, исходное понимание, которое привело к их раскрытию и ведет к новому; а новое понимание ориентирует исследование на новые факты, и т. д.

Лишь учтя эти общие методические соображения, относящиеся к методу наблюдения вообще, можно разрешить основную принципиальную трудность, с которой связано объективное наблюдение специально в психологии. Как можно посредством объективного, внешнего наблюденияизучать психические, внутренниепроцессы? Что собственно является предметом объективного психологическогонаблюдения?

Сторонники объективной поведенческой психологии отвечают: только внешние реакции, различные движения, жесты и ничего больше, потому что только они — объективные факты. Но наблюдение, которое ограничилось бы внешними реакциями, могло бы быть объективным, но оно не было бы психологическим. Описание поведения, которое может представлять какой-либо интерес в психологическом плане, всегда должно содержать в себе психологическое истолкование. Недаром даже сугубо объективные описания такого крайнего представителя бихевиоризма, как Дж. Б.Уотсон, испещрены выражениями, заключающими психологическое содержание, как-то: » ребенок стремилсядостать игрушку», или «он избегалприкосновения» и пр.

В действительности объективное наблюдение в психологии направлено не на реакции, не на внешние действия сами по себе, а на их психологическое содержание. При этом приходится считаться с тем, что внешний акт непосредственно не тожествен с внутренней операцией и потому неоднозначно ее определяет. Поэтому точка зрения тех психологов, которые считают, что психологическое содержание интуитивно, т. е. непосредственно, дано во внешнем объективном наблюдении чисто описательного типа, в конечном счете так же несостоятельна, как и точка зрения тех, которые считают психологическое содержание вообще недоступным для объективного наблюдения.

Психологическое истолкование внешних данных (движений и прочее) <…> должно быть найдено на основе гипотез, которые не могут и не должны быть устранены в процессе объективного психологического наблюдения, но которые могут и должны быть в нем проверены. Судьба этих психологических истолкований решается в зависимости от того, приводит ли данное психологическое истолкование к раскрытию закономерных связей психических явлений, т. е. переходит ли описание в объяснение.

Описание явлений на основе наблюдения правильно, если заключенное в нем психологическое понимание внутренней психологической стороны внешнего акта дает закономерное объяснение его внешнего протекания в различных условиях.

Основное преимущество метода объективного наблюдения заключается в том, что он дает возможность изучать психические процессы в естественных условиях; в частности, ребенка можно наблюдать в условиях обучения в школе. Однако при изучении явлений, в которых отношение между внешней стороной поведения и его внутренним психологическим содержанием более или менее сложно, объективное наблюдение, сохраняя свое значение, по большей части должно дополняться другими методами исследования. При этом всегда существенно сохранять в поле зрения конкретного испытуемого, живого ребенка, подлежащего изучению.

Широко пользуется объективным наблюдением, в частности, психология ребенка. Значительное количество записей, дневников зафиксировало обширный материал по психологии раннего детства.

Дневники велись частично и неспециалистами. Таковы главным образом дневники матерей (см. дневники А.Павловой, В.А.Рыбниковой-Шиловой, Э.Стачинской). 14 Как на классический образец применения объективного наблюдения к психологическим проблемам можно в качестве примера указать на изучение выразительных движений в известном труде Ч.Дарвина «О выражении ощущений». 15

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Предмет психологии, ее задачи и методы. Часть 2 (продолжение)

Немов Р.С. Психология: В 3 кн. Кн.1. – М.: Владос, 1999
Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ
Глава 1. ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ, ЕЕ ЗАДАЧИ И МЕТОДЫ (с.5–25)

Краткое содержание:

Основные отрасли психологии.
Психология как сложная система развивающихся наук, тесным образом связанных с основными видами человеческой деятельности. Общие и специальные отрасли психологии. Фундаментальные и прикладные области психологии. Общая психология, ее структура. Отраслевые психологические науки. Краткая характеристика различных психологических наук.

Методы исследования в психологии.
Проблема метода психологического исследования. Краткие сведения из истории методов исследования в психологии. Наблюдение и самонаблюдение, их познавательная роль. Опрос, эксперимент и психологические тесты. Связь методов психологии с методами других наук. Моделирование в психологии. Достоинства и недостатки каждого метода, оптимальные условия его применения на практике. Значение математики для получения достоверных психологических знаний. Внедрение вычислительной и другой техники в психологический эксперимент.

ОСНОВНЫЕ ОТРАСЛИ ПСИХОЛОГИИ

В настоящее время психология представляет собой весьма разветвленную систему наук. В ней выделяется много отраслей, представляющих собой относительно самостоятельно развивающиеся направления научных исследований. Имея в виду этот факт, а также то обстоятельство, что в настоящее время система психологических наук продолжает активно развиваться (каждые 4–5 лет появляется какое-либо новое направление), правильнее было бы говорить не об одной науке психологии, а о комплексе развивающихся психологических наук.

Их в свою очередь можно разделить на фундаментальные и прикладные, общие и специальные.

Фундаментальные, или базовые, отрасли психологических наук имеют общее значение для понимания и объяснения психологии и поведения людей независимо от того, кто они и какой конкретной деятельностью занимаются. Эти области призваны давать знания, одинаково необходимые всем, кого интересуют психология и поведение людей. В силу такой универсальности эти знания иногда объединяют термином «общая психология».

Прикладными называют отрасли науки, достижения которых используются на практике.

Общие отрасли ставят и решают проблемы, одинаково важные для развития всех без исключения научных направлений,

а специальные – выделяют вопросы, представляющие особый интерес для познания какой-либо одной или нескольких групп явлений.

Рассмотрим некоторые фундаментальные и прикладные, общие и специальные отрасли психологии, связанные с образованием.

Общая психология (рис. 2) исследует индивида, выделяя в нем познавательные процессы и личность.

Познавательные процессы охватывают ощущения, восприятие, внимание, память, воображение, мышление и речь. С помощью этих процессов человек получает и перерабатывает информацию о мире, они же участвуют в формировании и преобразовании знаний.

Личность содержит свойства, которые определяют дела и поступки человека. Это – эмоции, способности, диспозиции, установки, мотивация, темперамент, характер и воля.

Рис. 2. Структура общей психологии:

Специальные отрасли психологии (рис. 3), тесно связанные с теорией и практикой обучения и воспитания детей, включают генетическую психологию, психофизиологию, дифференциальную психологию, возрастную психологию, социальную психологию, педагогическую психологию, медицинскую психологию, патопсихологию, юридическую психологию, психодиагностику и психотерапию.

Рис. 3. Отрасли психологической науки, имеющие отношение к обучению и воспитанию:

Генетическая психология изучает наследственные механизмы психики и поведения, их зависимость от генотипа.

Дифференциальная психология
выявляет и описывает индивидуальные различия людей, их предпосылки и процесс формирования.

В возрастной психологии эти различия представлены по возрастам. Эта отрасль психологии изучает также изменения, происходящие при переходе из одного возраста в другой.

Генетическая, дифференциальная и возрастная психология вместе взятые являются научной основой для понимания законов психического развития ребенка.

Социальная психология изучает человеческие взаимоотношения, явления, возникающие в процессе общения и взаимодействия людей друг с другом в разного рода группах, в частности в семье, школе, в ученическом и педагогическом коллективах. Такие знания необходимы для психологически правильной организации воспитания.

Педагогическая психология объединяет всю информацию, связанную с обучением и воспитанием. Особое внимание здесь обращается на обоснование и разработку методов обучения и воспитания людей разного возраста.

Три следующие отрасли психологии – медицинская и патопсихология, а также психотерапия – имеют дело с отклонениями от нормы в психике и поведении человека. Задача этих отраслей психологической науки – объяснить причины возможных психических нарушений и обосновать методы их предупреждения и лечения. Такие знания необходимы там, где педагог имеет дело с так называемыми трудными, в том числе педагогически запущенными, детьми или людьми, нуждающимися в психологической помощи.

Юридическая психология рассматривает усвоение человеком правовых норм и правил поведения и также нужна для воспитания.

Психодиагностика ставит и решает проблемы психологической оценки уровня развития детей и их дифференциации.

Изучение психологических наук начинается с общей психологии, так как без достаточно глубокого знания основных понятий, вводимых в курсе общей психологии, невозможно будет разобраться в том материале, который содержится в специальных разделах курса.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ

Методы научных исследований – это те приемы и средства, с помощью которых ученые получают достоверные сведения, используемые далее для построения научных теорий и выработки практических рекомендаций. Сила науки во многом зависит от совершенства методов исследования, от того, насколько они валидны и надежны, как быстро и эффективно данная отрасль знаний способна воспринять и использовать у себя все самое новое, передовое, что появляется в методах других наук. Там, где это удается сделать, обычно наблюдается заметный прорыв вперед в познании мира.

Все сказанное относится и к психологии. Ее явления настолько сложны и своеобразны, настолько труднодоступны для изучения, что на протяжении всей истории этой науки ее успехи непосредственно зависели от совершенства применяемых методов исследования. Со временем в ней оказались интегрированными методы самых разных наук. Это – методы философии и социологии, математики и физики, информатики и кибернетики, физиологии и медицины, биологии и истории, ряда других наук.

Благодаря применению методов естественных и точных наук, психология, начиная со второй половины прошлого века выделилась в самостоятельную науку и стала активно развиваться. До этого момента психологические знания получали в основном путем самонаблюдения (интроспекции), умозрительных рассуждений, наблюдения за поведением других людей. Анализ и разумное обобщение подобного рода жизненных фактов сыграли свою положительную роль в истории психологии. Они послужили основой для построения первых научных теорий, объясняющих сущность психологических феноменов и человеческого поведения. Однако субъективизм этих методов, их недостаточная надежность и сложность явились причиной того, что психология долгое время оставалась философствующей, неэкспериментальной наукой, способной предполагать, но не доказывать причинно-следственные связи, существующие между психическими и другими явлениями. Вместе с тем из-за чрезмерно выраженного теоретизирования она была фактически оторвана от практики.

Намерение сделать ее настоящей, более или менее точной, практически полезной наукой, не только описывающей, но и объясняющей явления было связано с внедрением в нее лабораторного эксперимента и измерения. Попытки количественной оценки психологических явлений предпринимаются начиная со второй половины XIX в. Одной из первых таких попыток было открытие и формулировка серии законов, связывающих силу ощущений человека с выраженными в физических величинах стимулами, воздействующими на организм. К ним относятся законы Бугера–Вебера, Вебера–Фехнера, Стивенса, представляющие собой математические формулы, при помощи которых определяется связь между физическими стимулами и ощущениями человека, а также абсолютный и относительный пороги ощущений.

Сюда же следует отнести и начальный этап развития дифференциально-психологических исследований (конец XIX в.), когда для выявления общих психологических свойств и способностей, отличающих людей друг от друга, стали использовать методы математической статистики.

Впоследствии, уже в XX в., тенденция использования математических моделей и расчетов получила широкое распространение в самых разных отраслях психологии. Без них сейчас не обходится ни одно серьезное научное психологическое исследование.

С конца 80-х годов XIX в. в психологии стали создаваться и применяться специальные технические приборы и устройства для проведения лабораторных экспериментальных научных исследований. Пионером в этом отношении явился немецкий ученый В.Вундт, который в Лейпциге организовал работу первой психологической лаборатории. Технические приборы и устройства позволяли исследователю ставить и проводить контролируемый и управляемый научный эксперимент, дозировать воздействия физических стимулов, на которые должен реагировать человек, измерять его реакции. Сначала это были довольно простые технические устройства, в основном механические. В начале XX в. к ним присоединились электрические приборы, а в наше время в психологических лабораторных исследованиях используются многие виды современной аппаратуры, в том числе радио-, видео- и электронной, включая ЭВМ.

Наряду с математизацией и технизацией исследований в психологии до сих пор не утратили своего значения традиционные методы сбора научной информации, в том числе такие, как наблюдение, самонаблюдение и опрос. Причин сохранения их значения несколько. Первая состоит в том, что явления, изучаемые в психологии, сложны и уникальны, их не всегда можно изучить с помощью методов, заимствованных из других наук. Для исследования таких тонких явлений, которыми занимается психология, методы естественных и точных наук во многих случаях не годятся. Наблюдение и самонаблюдение позволяют уловить многое из того, что практически недоступно приборам, неописуемо с помощью точных математических формул. Самонаблюдение нередко применяется в тех случаях, когда исследователь хочет непосредственно сам, а не со слов других лиц или по показаниям бездушных приборов получить сведения об ощущениях, эмоциональных переживаниях, образах, представлениях, мыслях, сопровождающих тот или иной поведенческий акт.

Однако данные наблюдения, и особенно самонаблюдения, почти всегда требуют проверки на достоверность и надежность. Там, где это возможно, эти данные необходимо контролировать при помощи иных, более объективных методов, в частности математических расчетов.

В табл. 2 представлены методы, которые используются в современной психологии для сбора так называемых первичных данных, т.е. информации, подлежащей дальнейшему уточнению и обработке.

Таблица 2 Основные методы психологических исследований и их варианты, применяемые для сбора первичных данных:

Основной методВариант основного метода
Наблюдение
Внешнее (наблюдение со стороны)
Внутреннее (самонаблюдение)
Свободное
Стандартизированное
Включенное
Стороннее
 
Опрос
Устный
Письменный
Свободный
Стандартизированный
 
Тесты
Тест-опросник
Тест-задание
Проективный тест
 
Эксперимент
Естественный
Лабораторный
 
Моделирование
Математическое
Логическое
Техническое
Кибернетическое
 

Наблюдение имеет несколько вариантов.

Внешнее наблюдение – это способ сбора данных о психологии и поведении человека путем прямого наблюдения за ним со стороны.

Внутреннее наблюдение, или самонаблюдение, применяется тогда, когда психолог-исследователь ставит перед собой задачу изучить интересующее его явление в том виде, в каком оно непосредственно представлено в его сознании. Внутренне воспринимая соответствующее явление, психолог как бы наблюдает за ним (например, за своими образами, чувствами, мыслями, переживаниями) или пользуется аналогичными данными, сообщаемыми ему другими людьми, которые сами ведут интроспектирование по его заданию.

Свободное наблюдение не имеет заранее установленных рамок, программы, процедуры его проведения. Оно может менять предмет или объект наблюдения, его характер в ходе самого наблюдения в зависимости от пожелания наблюдателя.

Стандартизированное наблюдение, напротив, заранее определено и четко ограничено в плане того, что наблюдается. Оно ведется по определенной, предварительно продуманной программе и строго следует ей, независимо от того, что происходит в процессе наблюдения с объектом или самим наблюдателем.

При включенном наблюдении (оно чаще всего используется в общей, возрастной, педагогической и социальной психологии) исследователь выступает в качестве непосредственного участника того процесса, за ходом которого он ведет наблюдение. Например, психолог может решать в уме какую-либо задачу, одновременно наблюдая за собой. Другой вариант включенного наблюдения: исследуя взаимоотношения людей, экспериментатор может включиться сам в общение с наблюдаемыми людьми, не прекращая в то же время наблюдать за складывающимися между ними и этими людьми взаимоотношениями.

Стороннее наблюдение в отличие от включенного не предполагает личного участия наблюдателя в том процессе, который он изучает.

Каждый из названных видов наблюдения имеет свои особенности и применяется там, где он может дать наиболее достоверные результаты. Внешнее наблюдение, например, менее субъективно, чем самонаблюдение, и обычно применяется там, где признаки, за которыми необходимо наблюдать, легко могут быть выделены и оценены извне. Внутреннее наблюдение незаменимо и часто выступает как единственно доступный метод сбора психологических данных в тех случаях, когда отсутствуют надежные внешние признаки интересующего исследователя явления. Свободное наблюдение целесообразно проводить в тех случаях, когда невозможно точно определить, что следует наблюдать, когда признаки изучаемого явления и его вероятный ход заранее не известны исследователю. Стандартизированное наблюдение, напротив, лучше использовать тогда, когда у исследователя имеется точный и достаточно полный перечень признаков, относимых к изучаемому феномену.

Включенное наблюдение полезно в том случае, когда психолог может дать правильную оценку явлению, лишь прочувствовав его на самом себе. Однако если под влиянием личного участия исследователя его восприятие и понимание события может быть искажено, то лучше обращаться к стороннему наблюдению, применение которого позволяет более объективно судить о наблюдаемом.

Опрос представляет собой метод, при использовании которого человек отвечает на ряд задаваемых ему вопросов. Есть несколько вариантов опроса, и каждый из них имеет свои достоинства и недостатки. Рассмотрим их.

Устный опрос применяется в тех случаях, когда желательно вести наблюдение за поведением и реакциями человека, отвечающего на вопросы. Этот вид опроса позволяет глубже, чем письменный, проникнуть в психологию человека, однако требует специальной подготовки, обучения и, как правило, больших затрат времени на проведение исследования. Ответы испытуемых, получаемые при устном опросе, существенно зависят и от личности того человека, который ведет опрос, и от индивидуальных особенностей того, кто отвечает на вопросы, и от поведения обоих лиц в ситуации опроса.

Письменный опрос позволяет охватить большее количество людей. Наиболее распространенная его форма – анкета. Но ее недостатком является то, что, применяя анкету, нельзя заранее учесть реакции отвечающего на содержание ее вопросов и, исходя из этого, изменить их.

Свободный опрос – разновидность устного или письменного опроса, при которой перечень задаваемых вопросов и возможных ответов на них заранее не ограничен определенными рамками. Опрос данного типа позволяет достаточно гибко менять тактику исследования, содержание задаваемых вопросов, получать на них нестандартные ответы. В свою очередь стандартизированный опрос, при котором вопросы и характер возможных ответов на них определены заранее и обычно ограничены достаточно узкими рамками, более экономичен во времени и в материальных затратах, чем свободный опрос.

Тесты являются специализированными методами психодиагностического обследования, применяя которые можно получить точную количественную или качественную характеристику изучаемого явления. От других методов исследования тесты отличаются тем, что предполагают четкую процедуру сбора и обработки первичных данных, а также своеобразие их последующей интерпретации. С помощью тестов можно изучать и сравнивать между собой психологию разных людей, давать дифференцированные и сопоставимые оценки.

Варианты теста: тест-опросник и тест-задание.

Тест-опросник основан на системе заранее продуманных, тщательно отобранных и проверенных с точки зрения их валидности и надежности вопросов, по ответам на которые можно судить о психологических качествах испытуемых.

Тест-задание предполагает оценку психологии и поведения человека на базе того, что он делает. В тестах этого типа испытуемому предлагается серия специальных заданий, по итогам выполнения которых судят о наличии или отсутствии и степени развития у него изучаемого качества.

Тест-опросник и тест-задание применимы к людям разного возраста, принадлежащим к различным культурам, имеющим разный уровень образования, разные профессии и неодинаковый жизненный опыт. Это – их положительная сторона. А недостаток состоит в том, что при использовании тестов испытуемый по желанию может сознательно повлиять на получаемые результаты, особенно если он заранее знает, как устроен тест и каким образом по его результатам будут оценивать его психологию и поведение. Кроме того, тест-опросник и тест-задание неприменимы в тех случаях, когда изучению подлежат психологические свойства и характеристики, в существовании которых испытуемый не может быть полностью уверен, не осознает или сознательно не хочет признавать их наличие у себя. Такими характеристиками являются, например, многие отрицательные личностные качества и мотивы поведения.

В этих случаях обычно применяется третий тип тестов – проективные. В основе таких тестов лежит механизм проекции, согласно которому неосознаваемые собственные качества, особенно недостатки, человек склонен приписывать другим людям. Проективные тесты предназначены для изучения психологических и поведенческих особенностей людей, вызывающих негативное отношение. Применяя тесты подобного рода, о психологии испытуемого судят на основании того, как он воспринимает и оценивает ситуации, психологию и поведение людей, какие личностные свойства, мотивы положительного или отрицательного характера он им приписывает.

Пользуясь проективным тестом, психолог с его помощью вводит испытуемого в воображаемую, сюжетно неопределенную ситуацию, подлежащую произвольной интерпретации. Такой ситуацией может стать, например, поиск определенного смысла в картинке, где изображены неизвестно какие люди, непонятно чем занятые. Нужно ответить на вопросы, кто эти люди, чем они озабочены, а чем думают и что произойдет дальше. На основании содержательной интерпретации ответов судят о собственной психологии отвечающих.

Тесты проективного типа предъявляют повышенные требования к уровню образованности и интеллектуальной зрелости испытуемых, и в этом состоит основное практическое ограничение их применимости. Кроме того, такие тесты требуют большой специальной подготовки и высокой профессиональной квалификации со стороны самого психолога.

Специфика эксперимента как метода психологического исследования заключается в том, что в нем целенаправленно и продуманно создается искусственная ситуация, в которой изучаемое свойство выделяется, проявляется и оценивается лучше всего. Основное достоинство эксперимента состоит в том, что он позволяет надежнее, чем все остальные методы, делать выводы о причинно-следственных связях исследуемого явления с другими феноменами, научно объяснять происхождение явления и развитие. Однако организовать и провести настоящий, отвечающий всем требованиям психологический эксперимент на практике бывает нелегко, поэтому в научных исследованиях он встречается реже, чем другие методы.

Имеются две основные разновидности эксперимента: естественный и лабораторный. Друг от друга они отличаются тем, что позволяют изучать психологию и поведение людей в условиях, отдаленных или приближенных к действительности. Естественный эксперимент организуется и проводится в обычных жизненных условиях, где экспериментатор практически не вмешивается в ход происходящих событий, фиксируя их в том виде, как они разворачиваются сами по себе. Лабораторный эксперимент предполагает создание некоторой искусственной ситуации, в которой изучаемое свойство можно лучше всего изучить.

Данные, получаемые в естественном эксперименте, лучше всего соответствуют типичному жизненному поведению индивида, реальной психологии людей, но не всегда точны из-за отсутствия у экспериментатора возможности строго контролировать влияние всевозможных факторов на изучаемое свойство. Результаты лабораторного эксперимента, напротив, выигрывают в точности, но зато уступают в степени естественности – соответствия жизни.

Моделирование как метод применяется в том случае, когда исследование интересующего ученого явления путем простого наблюдения, опроса, теста или эксперимента затруднено или невозможно в силу сложности или труднодоступное. Тогда прибегают к созданию искусственной модели изучаемого феномена, повторяющей его основные параметры и предполагаемые свойства. На этой модели детально исследуют данное явление и делают выводы о его природе.

Модели могут быть техническими, логическими, математическими, кибернетическими.

Математическая модель представляет собой выражение или формулу, включающую переменные и отношения между ними, воспроизводящие элементы и отношения в изучаемом явлении.

Техническое моделирование предполагает создание прибора или устройства, по своему действию напоминающего то, что подлежит изучению.

Кибернетическое моделирование основано на использовании в качестве элементов модели понятий из области информатики и кибернетики.

Логическое моделирование основано на идеях и символике, применяемой в математической логике.

Наиболее известными примерами математического моделирования в психологии являются формулы, выражающие собой законы Бугера–Вебера, Вебера–Фехнера и Стивенса. Логическое моделирование широко используется при изучении мышления человека и его сравнении с решением задач вычислительной машиной. С множеством разнообразных примеров технического моделирования мы встречаемся в научных исследованиях, посвященных изучению восприятия и памяти человека. Это – попытки построения перцептронов – машин, способных наподобие человека воспринимать и перерабатывать сенсорную информацию, запоминать и воспроизводить ее.

Иллюстрацией кибернетического моделирования является использование в психологии идей математического программирования на ЭВМ. Развитие программного обеспечения работы ЭВМ за последние несколько десятков лет открыло для психологии новые перспективы изучения интересующих ее процессов и человеческого поведения, так как оказалось, что мыслительные операции, используемые людьми, логика их рассуждений при решении задач весьма близки к операциям и логике, на основе которых разрабатываются программы для ЭВМ. Это привело к попыткам представления и описания поведения человека, его психологии по аналогии с действием электронно-вычислительных устройств. Пионерами в этом отношении в психологии выступили известные американские ученые Д.Миллер, Ю.Галантер, К.Прибрам. Отметив наличие в организме такой же сложной, иерархически построенной системы регуляции поведения, какая характеризует структуру и функционирование программ для ЭВМ, они сделали вывод о том, что подобным же образом может быть описано и поведение человека.

Кроме перечисленных методов, предназначенных для сбора первичной информации, в психологии широко применяются различные способы и приемы обработки этих данных, их логического и математического анализа для получения вторичных результатов, т.е. фактов и выводов, вытекающих из интерпретации переработанной первичной информации. Для этой цели применяются, в частности, разнообразные методы математической статистики, без которых зачастую невозможно получить достоверную информацию об изучаемых явлениях, а также методы качественного анализа.


МЕСТО МЕТОДА САМОНАБЛЮДЕНИЯ (ИНТРОСПЕКЦИИ) В ПСИХОЛОГИИ

МЕСТО МЕТОДА САМОНАБЛЮДЕНИЯ (ИНТРОСПЕКЦИИ) В ПСИХОЛОГИИ

М.И. ЯНОВСКИЙ

Самонаблюдение (интроспекция) является важнейшим для психологии методом, в котором исследователь вступает в непосредственный «контакт » с психологическими явлениями. Критическое отношение, сложившееся в науке к данному методу, содержит в себе имплицитное отрицание реальности самого предмета психологии — психики. Такое отношение может возникать как следствие предъявления к самонаблюдению требований, игнорирующих его существенные специфические особенности. К числу таких требований можно отнести: 1) полную независимость наблюдаемого факта от факта наблюдения; 2) непосредственную включенность наблюдаемого факта в сферу «жизненной » эмпирики. В статье выявляется необоснованность данных требований, а также намечаются пути продуктивного развития метода.

Ключевые слова: интроспекция, зависимость наблюдаемого факта от акта наблюдения.

В современной психологии распространена точка зрения, согласно которой решающую роль в ее переходе в статус самостоятельной эмпирической науки, своими силами изучающей свой «участок » реальности, сыграла деятельность немецкого ученого Вильгельма Вундта.

Действительно, именно «в вундтовской школе формировалось первое поколение профессиональных психологов » [13; 226]. В. Вундт известен как теоретик и практик психологического эксперимента, как организатор и руководитель первой в мире экспериментальнопсихологической лаборатории (Лейпциг, 1879), впоследствии — института. Вокруг «создателя экспериментальной психологии » «постепенно складывается большая интернациональная школа, равной которой история психологии не знает » [13; 221]. Вундтовский институт на определенный период стал центром мировой психологической науки, давшим мощный импульс ее развитию в Германии, России, США.

92

Такой статус В.Вундта в психологии принято объяснять преимуществом, которое оказалось в его руках благодаря введению эксперимента в изучение психики. Несмотря на свою убедительность, это объяснение вклада В.Вундта в науку упускает из виду происхождение и сущность самого метода эксперимента и поэтому принимает следствие за причину. Эксперимент — это наблюдение над объектом в определенных особым образом построенных условиях. Но психология в этом смысле — особая наука: ее объект не наблюдаем; он лишь предполагаем на основании косвенных признаков. Принимая такое положение, мы должны были бы согласиться и с тем, что из этого следует: психология занимается неким объектом, достоверность самого факта существования которого не может быть установлена. В действительности такой пессимистический для психологии вывод возникает лишь в том случае, если под наблюдением мы понимаем только внешнее наблюдение, наблюдение извне. Однако не существует принципиальных препятствий для того, чтобы предположить существование другого типа наблюдения — наблюдения «внутреннего » для наблюдателя, т.е. самонаблюдения. Такое наблюдение тоже фиксирует нечто реальное (ведь не может же быть наблюдателем никто) — так же, как и внешнее наблюдение. Лишь в этом случае психология становится наукой об объекте, реальность которого так же достоверна, как и реальность объектов естественных наук. Если так, то действительно психологический эксперимент появляется лишь на основе самонаблюдения (интроспекции) в соответствующих экспериментально заданных условиях. Здесь и возникает труднопреодолимое препятствие: в науке долгое время господствовала (отчасти это продолжается и сейчас) точка зрения, что самонаблюдение по определению является «субъективным » и поэтому не может быть достоверным. Именно это препятствие должен был преодолеть В.Вундт, чтобы получить право применять эксперимент в исследовании души.

Сама проблема недостоверности субъективного внутреннего опыта во многом оказалась порождена классическим научным мировоззрением с его идеалом такого рационального познания, в котором познаваемый мир совершенно независим от познающего субъекта1. Наука, полагая объективную реальность вне познающего субъекта, тем самым исключала самого субъекта из реальности. Естественно, такого «нереального » субъекта невозможно изучать достоверно, и поэтому об эксперименте здесь не может быть речи.

Выход из этой ситуации стал прорисовываться одновременно с кризисом в естественных науках, в частности — в физике. Сейчас понятно, что в XX в. скачок в данной науке удалось совершить в значительной степени благодаря включению в научную картину мира субъекта как неустранимого фактора гносеологии и онтологии. Так, теория А.Эйнштейна начинается с анализа процедуры самого наблюдения различных параметров пространственновременнόго устройства мира. Квантовая механика берет за основу неизбежность взаимодействия наблюдателя с наблюдаемым явлением.

Однако еще задолго до образования этих неклассических теорий идея онтологичности субъекта, т.е. включенности субъекта как такового в реальность, стала отвоевывать себе сторонников у классической науки. Если оставить в стороне современную форму идеологической предвзятости, то можно увидеть, что одним из первых в этом ряду оказался К.Маркс. Свои «Тезисы о Фейербахе »

93

он начинает со слов: «Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая фейербаховский — заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно » [10; 1]. (К сожалению, К.Маркс призвал признать онтологическую значимость лишь за субъективной деятельностью, за произвольными и непроизвольными проявлениями субъекта, но не за ним самим как таковым. В этом смысле призыв К.Маркса оказался половинчатым.)

Австрийский физик и философ второй половины XIX в. Э.Мах пришел к выводу о равных правах и равной значимости внутреннего и внешнего опыта для построения истинной картины мира: «П с и х о л о г и ч е с к о е наблюдение я считаю в такой же мере важным и основным источником познания, как и наблюдение ф и з и ч е с к о е. Относительно всей науки будущего можно сказать она будет подобна туннелю, который строится одновременно с двух сторон (с физической и психической) » [11; 111]. Немецкий ученый Г.Т.Фехнер выявил факт несовпадения математических закономерностей изменения психических и физических процессов в ситуации, когда первые непосредственно вызываются вторыми. Из этого факта Г.Т.Фехнер сделал вывод, что психика — особая реальность, наряду с физической [1; 209]. Будучи современниками В.Вундта, Э.Мах и Г.Т.Фехнер сделали шаг к «онтологизации » субъекта, или, точнее говоря, к уравниванию степени его онтологичности с объектным миром. Это и оказалось предпосылкой вундтовского признания принципиальной возможности достоверного непосредственного наблюдения над субъектом, над субъективным внутренним миром. Действительно, если предмет онтологически реален, то принципиально возможным становится его непосредственное наблюдение. Такое непосредственное наблюдение субъекта, его внутреннего мира — это и есть самонаблюдение, или, в рамках терминологии В.Вундта, интроспекция.

Заслугой В.Вундта, следовательно, является не просто введение метода эксперимента в исследование психики, а фиксация «неудобной » для материалистической науки XIX в. идеи, что «внутренний мир » субъекта равен по степени онтологичности, реальности внешнему миру, и поэтому непосредственный контакт с ним в самонаблюдении (ведь наблюдение без хотя бы минимального контакта с наблюдаемым объектом неосуществимо) — неиллюзорен; поэтому он способен послужить базой для развития соответствующего варианта экспериментального метода.

С этого, собственно, и началось развитие психологии как науки, добывающей факты в своей специфической зоне реальности своими особыми методами, которые соответствуют специфике этой зоны.

Таким образом, самонаблюдение оказалось не только исторически первым методом психологии как науки, но также методом, непосредственно и прямо фиксирующим психологические факты. В этом смысле отказ от данного метода равносилен отказу от признания психологии наукой об определенной реальности.

Несмотря на такую, казалось бы, надежную почву под ногами у самонаблюдения, очень скоро после В.Вундта данный метод перешел на «полуподпольное » существование. Он был раскритикован большинством авторитетных психологов как за рубежом, так и у нас. Однако полное его исключение оказалось невозможным. По словам американского психолога Э.Боринга, «интроспекция все еще с нами, она находит себе применение в самых различных вариантах » [1; 61]. Ее можно обнаружить даже в такой «апологии » антиинтроспекционизма, как бихевиоризм (в форме «промежуточных переменных » [2; 61]

94

или в форме скрытой опоры для интерпретации, прочтения изучаемого поведения [7; 7]). Если анализировать конкретные исследовательские методики, применяемые в современной психологии, мы обнаружим в составе большинства из них по крайней мере элементы интроспекции. Например, тест предполагает интроспекцию отвечающего на вопросы; эксперимент, как он стал сейчас реализовываться в психологии, — самоотчет испытуемого о ходе своей мысли, пережитых состояниях и т.д. Даже чисто аппаратные методики предполагают хотя бы воображаемую интроспекцию за испытуемого, без чего исследователь выходит за пределы психологии, ибо изучает факты не психологии, а физики, биологии и т.д. Однако почему, несмотря ни на что, официальный статус самонаблюдения продолжает оставаться в психологической науке столь неоднозначным?

Эффективному применению самонаблюдения мешает, на наш взгляд, непонимание его специфики, которое выражается в использовании чуждых данному методу критериев оценки его результатов. Укажем на два таких распространенных ошибочных критерия.

Первый состоит в том, что исследователь расценивает в качестве достоверного, объективного лишь такой факт, который не зависит от акта наблюдения, не трансформируется самим актом наблюдения. Самонаблюдение, с этой точки зрения, не может не влиять на наблюдаемые факты и поэтому не может быть источником полноценных, приемлемых для науки данных. Подобная критика опирается как на свою предпосылку на ожидание исследователянаблюдателя найти факт данным в готовом виде2. Не найдя его таким, исследователь вообще не признает его фактом. За подобным пониманием стоит стремление признавать фактичным лишь то, что приобрело «чуждость » по отношению к действующим на него причинам, т.е. то, что стало внешним по отношению к своим причинам и, соответственно, по отношению к чему сами причины оказываются внешними. Фактичным признается, таким образом, лишь то, что обладает внешними причинами. Но понимание психических явлений как порождаемых извне (т.е. как бы механически) тождественно пониманию их как рефлексов.

Невозможность совместить «рефлекторный подход » с методом самонаблюдения была осознана уже автором понятия «рефлекс » Р.Декартом. Рефлексами он называл механические движения организма в ответ на внешние воздействия (т.е. следствия, которые внутренне чужды своим причинам, вызываются ими чисто механически), а в познании души считал важнейшим моментом совпадение акта и факта сознания (т.е. внутреннюю связь следствий и причин): любой психический факт — одновременно акт самопроявления субъекта ( «Мыслю, следовательно, существую «). Такую особенность психических явлений Р.Декарт считал не препятствием в их исследовании, а наоборот — способствующим фактором, поскольку она делает эти явления «прозрачными «, внутренне понятными для их наблюдателя. Психические явления не безличны, у них всегда есть «автор «. Рефлекторный подход стремится исключить такое «авторство «, внутреннюю причастность субъекта своему психическому процессу, и эта механистичность в понимании психики является имплицитным мотивом критики самонаблюдения, описанным нами выше.

95

Второй ошибочный критерий состоит в том, что к объективным причисляется лишь факт, встреченный в естественных условиях, «в жизни «. Самонаблюдение в этом смысле — искусственная форма активности субъекта, на некоторое время «вырывающая » его из сферы реальных, естественных жизненных явлений и поэтому не дающая полезной информации о «подлинных » закономерностях психических процессов. Так, по мнению основателя социологии О.Конта, «интроспекция, будучи деятельностью души, будет находить душу, занятую интроспекцией, но никогда — какимилибо другими из разнообразных деятельностей » [1; 63]. Такая критика самонаблюдения исходит из еще одного варианта понимания психического: психика — это особая форма деятельности субъекта, точнее — ее первичное звено: направленность, нацеленность субъекта на какойлибо объект. Австрийский философ Ф.Брентано еще в XIX в. предложил термин, выражающий такой взгляд на психику, — «интенция » [13; 227]. Психическое, понимаемое как интенция субъекта, несамостоятельно; оно сопровождает предметную деятельность, является ее функцией. Поэтому такое психическое так же неонтологично, как и психическое в «рефлекторном подходе » (хотя на первый взгляд мы имеем здесь дело с двумя противоположными подходами)3.

«Интенциональный подход » к психике действительно приводит к выводу о неприемлемости самонаблюдения: психические процессы в жизни и психические процессы в самонаблюдении — две различные по своей природе интенции, что делает затруднительным перенос выявленных закономерностей с одной сферы на другую. (Интроспекция как непосредственное наблюдение фактов заменяется здесь ретроспекцией их следов и на основе последних — реконструкцией предполагаемых фактов.) Но одновременно данный подход «депсихологизирует » психологию. В его понимании психика не есть нечто реальное; она — лишь временно существующая, условно называемая «психикой «, функциональная обслуживающая система, возникающая как сопровождение биологической и социальной жизнедеятельности субъекта. Так, по словам одного из последователей Ф.Брентано Э.Гуссерля, «психология есть несамостоятельная ветвь конкретной антропологии, соответственно, зоологии » [4].

Итак, стремление фиксировать лишь естественные, «жизненные » психологические факты приводит к причислению психологии к наукам о биологических или социальных аспектах жизнедеятельности человека. Это лишает интенциональный подход права на радикальную критику используемых внутри психологической науки методов.

Какое же понимание психических явлений совместимо с их природой и с методом, непосредственно фиксирующим их как особую реальность, — самонаблюдением?

Сам В.Вундт считал, что центральным, осевым психическим процессом является «апперцепция «. Она может быть определена, с одной стороны, как «рефлективное познание » внутреннего состояния, вызванного перцепцией какойлибо вещи [6; 406], а с другой стороны, как участие и влияние на перцепцию вещи «всей совокупности того, что было вообще пережито данным индивидуумом, всей предшествующей истории его развития Апперцептивный процесс обусловлен всей индивидуальностью,

96

в нем выражается вся психическая личность » [5; 82]. Образно говоря, апперцепция — это целостный отклик, шаг поворота души, во всем ее составе, в ответ на какуюлибо полученную информацию. Таким образом, апперцепция включает в себя и реагирование субъекта на воздействие, и его активную внутреннюю работу по пониманию его жизненно значимой сути, что делает апперцепцию перекрывающей требования одновременно и «рефлекторного «, и «интенционального » подходов (т.е. точность и достоверность исследования, а также его «жизненную » значимость). Но будучи по своей сути рефлексией, апперцепция может быть адекватно зафиксирована лишь в самонаблюдении.

Таким образом, полноценная реализация метода самонаблюдения предполагает одновременное, сопряженное фиксирование двух психических процессов: частный, «периферийный » внутрипсихический факт (акт мышления, переживание, образ и т.д.) и целостную, «центральную » реакцию психики на него (акт понимания, акт самоопределения относительно данного факта и т.д.)4.

Приведем иллюстрацию к высказанным в нашей статье положениям.

Исследование художественного восприятия методом самонаблюдения оказывается малопродуктивным, если мы понимаем процесс такого восприятия как:

1. Реагирование на набор звуковых, образных, знаковых и тому подобных воздействий, содержащихся в произведении (в этом случае самонаблюдение фиксирует поверхностное, на уровне физиологии или других периферических систем устройства человека отражение художественного произведения).

2. В определенных рамках свободное «конструирование » внутреннего смыслового пространства произведения (в этом случае самонаблюдение заменяется скорее объективацией, проекцией «идеологии «, произвольно выбираемой исследователем).

Самонаблюдение находит свое место в исследовании художественного восприятия, когда само это восприятие понимается как «работа понимания «, «работа души «, т.е. как самоопределение, самоориентировка сознания, внутреннего мира как целого относительно получаемых художественных впечатлений.

С нашей точки зрения, возможности интроспекции как метода психологического исследования еще далеко не исчерпаны.

1. Боринг Э. История интроспекции // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1991. № 2. С. 6172.

2. Боринг Э. История интроспекции // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1991. № 3. С. 54 63 (продолжение).

3. Булгаков С.Н. Трагедия философии: В 2 т. Т. 1. М., 1993. С. 311518.

4. Гуссерль Э. Амстердамские доклады. Феноменологическая психология // Логос. 1992. № 3. С. 63.

5. Ланге Н.Н. Психический мир. Избр. психол. тр. М.: Инт практич. психологии; Воронеж: НПО «МОДЭК «, 1996.

6. Лейбниц Г.В. Соч.: В 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1983.

7. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Сов. радио, 1973.

8. Лопатин Л. Метод самонаблюдения в психологии // Вопр. философ. и психол. Кн. II (62). Мартапрель. М., 1902. С. 10311090.

9. Мамардашвили М.К., Соловьев Э.Ю., Швырев В.С. Классическая и современная буржуазная философия // Необходимость себя / Под ред. М.К. Мамардашвили. М.: Лабиринт, 1996. С. 372 415.

10. Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Избр. соч. Т. 2. М., 1985. С. 13.

11. Мах Э. Философское и естественнонаучное мышление // Новые идеи в философии / Под ред. Н.О. Лосского, Э.Л. Радлова. Сб. 1. СПб., 1912. С. 93118.

12. Рубинштейн С.Л. Принцип творческой самодеятельности: (к философским основам современной педагогики) // Вопр. психол. 1986. № 4. С. 101108.

13. Ярошевский М.Г. История психологии. 3е изд. М.: Мысль, 1985.

Поступила в редакцию 13. I 1999 г.

1 В классическом философсконаучном мировоззрении «субъект абстрактно идентифицирует себя с некоторой абсолютной точкой зрения и с этой позиции как бы извне обозревает и свои состояния, и внешнее ему бытие » [9; 384].

2 С.Л. Рубинштейн так описал этот подход к фактам: «Объективность знания полагается в независимости его предмета от познания… » [12; 102]. Но такая независимость «есть для объекта чисто внешнее, отрицательное отношение к чемуто другому — к познающему… » [там же; 104], что делает объект определяемым механическими внешними воздействиями, т.е. «н е с а м о с т о я т е л ь н ы м в своем содержании » [там же].

3 По нашему мнению, такое понимание психического аналогично кантовскому представлению о «трансцендентальном субъекте «, т.е. субъекте, для себя непосредственно ненаблюдаемом, хотя и присутствующем во всех формах внутренней познавательной активности. Говоря словами русского философа С.Н. Булгакова, этот субъект «может познавать все другое но только не оглядываться на самого себя не может повернуть на себя головы » [3; 339]. Субъект здесь — опять же как бы вне реальности.

4 По мнению русского философа XIX в. Л.М. Лопатина, сведение всей психики к «периферическим данным сознания » как раз и превращает самонаблюдение в малополезный для психологии метод [8].

Объективное наблюдение в психологии | Внешнее наблюдение в психологии

Внешнее или объективное наблюдение всегда называлось инструмент науки. Фактически, это всегда было предпосылкой хорошего ученый, чтобы иметь хорошее наблюдение. Метод респектабельный и научный. способ сбора информации.

Процесс объективного наблюдения очень прост, но Последующая работа трудоемка.

  1. Наблюдатель только наблюдает людей и окружающую среду в что ему интересно.И записывает даже мельчайшие подробности о них с помощью полная точность.
  2. Объектив Обследование работает согласно нормам и правилам.
  3. Вопрос или вопросы должны быть ясны в сознании наблюдателя, перед тем, как он сделает объективное наблюдение объекта или индивидуальный.
  4. Могут быть тысячи или даже миллионы наблюдений. Итак, для наблюдателя очень важно сосредоточиться на аспекте символ, который должен быть соблюден .

Джейн Пиаже, , специализируется на детях психология. Он был решительным сторонником этого метода объективного наблюдения . Согласно этому, как дети прогрессируют, они отвечают на лучшие вопросы, которые задавали в прошлом. То есть, с возрастом и опытом происходит существенное качественное изменение ответы.

Характеристики объективного наблюдения Expert

Есть несколько важных качеств эксперта по объективному наблюдению .

  1. Также важно, чтобы наблюдатель прошел обучение и беспристрастный.
  2. Не только хорошее образование, но и его настороженность и преданность делу тоже наиболее востребованы.
  3. Наблюдатель не должен быть неуклюжим, чтобы почувствовать разница между реальными и частичными движениями.
  4. Он знает обстоятельства лица, находящегося под наблюдение.
  5. Он может не знать положительных и отрицательных факторов заинтересованного лица заранее.
  6. Он не должен любить или ненавидеть человека, находящегося под наблюдением, чтобы он не может понижать или повышать свой статус.
  7. Личные симпатии и антипатии не должны включаться в наблюдение.

Исследования внешнего или объективного наблюдения происходящие движения в живых организмах. Чтобы понять внутреннее состояние других, мы должны изучить их роль.

Потому что, когда мы сравниваем характер других с нашим внутреннее состояние, которое мы думаем и чувствуем в этих обстоятельствах, другие будут думать и чувствовать то же самое в этих обстоятельствах.

Это как если бы мы пытались понять умы других в свете нашего собственного опыта.В связи с этим мы должны внимательно изучить движения и движения других людей, физические изменения и возбуждение, чтобы точно оценить их психическое состояние.

Достоинства или преимущества объективного наблюдения

Есть некоторые преимущества или преимущества внешнего или объективного наблюдения .

  1. Помогает изучать роль других людей. Наблюдение за характер используется, чтобы понять умы других. Мы можем изучать наши собственные умы, но чтобы понять другие умы, мы изучаем их внешние движения.
  2. Только посредством внешнего или объективного наблюдения мы можем изучать детей, животных и безумный. Наблюдаемое — это их характер и их внутренний мир. о состоянии можно судить по самому персонажу. Потому что они не могут выразить их внутреннее состояние или чувства самих себя.
  3. Не все внутренние состояния известны посредством внутреннего исследования. Например, есть трудности с бессознательными состояниями. В этом случае только Используется внешнее или объективное наблюдение .Именно благодаря персонажу, который сознательно и бессознательные состояния известны.
  4. С помощью этого метода можно повторить полученные результаты. и их здоровье также можно проверить. Этот метод изменил психологию человек. в научное и объективное знание. Когда мы сравниваем наше внутреннее состояние с характер других в наших собственных обстоятельствах, становится ясно, что есть сходство между нашим характером и характером других определенные обстоятельства и законы.
  5. Персонаж также изучается с помощью различных испытаний, для этого Были также объяснены цели различных испытаний, которые способствовали развитию психологии .
  6. Этот метод не только дает нам представление о персонаже, но и также помогает нам контролировать человеческий разум, а также может делать прогнозы относительно Это.
  7. Один из принципов Моргана состоит в том, что если есть два гипотез о характере животного, одна простая, а другая сложная, мы должны всегда принимайте простую гипотезу . Например, если собака лежит, мы не следует предполагать, что собака думает о решении философских проблемы, но лучше сказать, что собака отдыхает. Нет право приписывать животным человеческие качества.
  8. Этот метод превратил психологию в науку. Его доступ объективный и эталонный. Его ширина также больше, чем у внутреннего наблюдения .

Недостатки внешнего или объективного наблюдения

Есть и недостатки у внешнего или объективного наблюдения.

  1. Первый недостаток этого метода заключается в том, что мы сравниваем наш внутренний состояние с характером других. Тип персонажа, который мы показываем при определенных обстоятельства. Предполагается, что другие люди и животные думают и чувствуют то же самое. как мы это делаем. Так что попробуйте проверить других по тем же критериям. Вот почему они иногда обманывают.
  2. В внешнем или объективном наблюдении иногда мы не можем понять роль других, например, взрослым становится трудно понять дети, поскольку они уже достигли определенного возраста, они не могут понять чувства детей до такой степени.Точно так же дети не могут понять чувств, мыслей и желаний взрослые , потому что они их не понимают. Дети часто ошибаются, когда это касается взрослых, и взрослые тоже делают ошибки, когда приходят к детям.
  3. Этим методом мы не можем изучить действий рассуждение и мышление напрямую. Чтобы узнать мнение других, у нас есть прибегать к своей внешней роли, в то время как разум не всегда проявляет наблюдаемый персонаж, но наши мысли и чувства остаются за кадром, о которых другие могут не знать.

Вывод

Несмотря на все это, можно сказать, что доступ к внешнее или объективное наблюдение объективное и стандартное, — более чем метод внутреннего наблюдения или интроспекции в психологии.

Самоанализ в психологии

Систематическое наблюдение как стратегия измерения на JSTOR

Абстрактный

В настоящей статье рассматривается потенциальная полезность прямого систематического наблюдения как стратегии измерения.Хотя систематическое наблюдение дает множество преимуществ по сравнению с альтернативными методами, с этим методом также связаны несколько постоянных и уникальных ограничений. К ним относятся вмешательство наблюдателя, проблемы, связанные с системами категорий, связанные с этим проблемы надежности и достоверности, а также предвзятость наблюдателя. Систематическое наблюдение также было ограничено добровольными ограничениями на типы наблюдаемого и регистрируемого поведения, типы используемых исследовательских планов и типы применяемых технологий наблюдений.Обзор обоих типов ограничений предполагает, что снятие ограничений, наложенных на самих себя, во многом поможет преодолеть другие ограничения и, таким образом, укрепит статус систематического наблюдения как стратегии измерения в социологии.

Информация о журнале

Sociological Focus — официальное издание Центральной социологической ассоциации Севера (NCSA). Ежеквартальный журнал, который издается непрерывно с 1968 года, является международным по своему охвату и охватывает весь спектр актуальных тем для социологии и смежных дисциплин социальных наук.Sociological Focus проходит экспертную оценку и стремится к публикации высококачественных исследований по существенным вопросам, важным для изучения общества. Миссия журнала обширна, она включает в себя эмпирические работы (как количественные, так и качественные по своей природе), а также рукописи, содержащие современный обзор литературы по любой области социологии. Все исследовательские статьи в этом журнале прошли тщательную двойную рецензию, основанную на первоначальном отборе редакторов и анонимном рецензировании двумя анонимными рецензентами.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis быстро выросла за последние два десятилетия и стала ведущим международным академическим издателем. Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывая широкий спектр предметных областей и включая журнал. отпечатки Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Taylor & Francis полностью привержены публикации и распространению научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается основной целью.

Наблюдательное обучение | психология | Британника

Обучение с наблюдением , метод обучения, заключающийся в наблюдении и моделировании поведения, отношения или эмоционального выражения другого человека. Хотя обычно считается, что наблюдатель будет копировать модель, американский психолог Альберт Бандура подчеркнул, что люди могут просто учиться на поведении, а не имитировать его. Наблюдательное обучение — главный компонент теории социального обучения Бандуры.Он также подчеркнул, что для любой формы наблюдения и моделирования поведения необходимы четыре условия: внимание, удержание, воспроизведение и мотивация.

Условия обучения через наблюдение

Внимание

Если организм собирается чему-то научиться у модели, он или она должны обращать внимание на нее и на поведение, которое она демонстрирует. Многие условия могут повлиять на внимание наблюдателя. Например, если наблюдатель сонный, болен или рассеянный, у него будет меньше шансов изучить смоделированное поведение и подражать ему позже.Кроме того, на внимание наблюдателя влияют характеристики модели. Бандура и другие показали, что люди уделяют больше внимания моделям, которые привлекательны, похожи на них или престижны и вознаграждаются за свое поведение. Этим объясняется привлекательность спортсменов для поведения маленьких детей и для успешных взрослых студентов. К сожалению, этот аспект моделирования также может быть использован во вред. Например, если маленькие дети становятся свидетелями того, как члены банды получают статус или деньги, они могут имитировать такое поведение, пытаясь получить аналогичные награды.

Подробнее по этой теме

Мотивация: Наблюдательное обучение

В третьем типе техники обучения, наблюдательном обучении или моделировании, новое поведение изучается, просто наблюдая за кем-то другим …

Удержание

Второе требование наблюдательного обучения — это способность запоминать поведение, свидетелем которого был.Если человек или животное не запоминают свое поведение, вероятность того, что они имитируют его, менее вероятна.

Репродукция

Это требование поведения касается физических и умственных способностей человека копировать поведение, которое он или она наблюдал. Например, маленький ребенок может наблюдать, как баскетболист из колледжа макает мяч. Позже, когда у ребенка есть баскетбольный мяч, он или она может попытаться замочить мяч так же, как игрок колледжа. Однако маленький ребенок не так физически развит, как старший игрок колледжа, и, независимо от того, сколько раз он или она пытается, не сможет дотянуться до корзины, чтобы замочить мяч.Ребенок постарше или взрослый сможет замочить мяч, но, скорее всего, только после некоторой практики. Точно так же молодой жеребенок наблюдает, как другая лошадь в стаде перепрыгивает через ручей во время бега по пастбищу. Наблюдая за прыжком модели, жеребенок пытается сделать то же самое, только чтобы приземлиться посреди ручья. Он просто был недостаточно большим или у него не было достаточно длинных ног, чтобы очистить воду. Однако он мог, после физического роста и некоторой практики, в конечном итоге повторить прыжок другой лошади.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Мотивация

Возможно, наиболее важным аспектом обучения с наблюдением является мотивация. Если у человека или животного нет причины для имитации поведения, тогда никакое количество внимания, удержания или воспроизведения не преодолеет недостаток мотивации. Бандура выделил несколько мотивирующих факторов для подражания. К ним относятся знание того, что модель ранее была подкреплена поведением, предложение стимула к выполнению или наблюдение модели, получающей подкрепление за поведение.Эти факторы также могут быть негативными мотивами. Например, если наблюдатель знал, что модель была наказана за поведение, ей угрожали за демонстрацию поведения или наблюдал, что модель наказана за поведение, то вероятность имитации поведения меньше.

Применение обучения через наблюдение

Моделирование успешно используется во многих терапевтических условиях. Многие терапевты использовали различные формы моделирования, чтобы помочь своим пациентам преодолеть фобии.Например, взрослые, страдающие клаустрофобией, могут наблюдать модель на видео, когда они подходят все ближе и ближе к замкнутому пространству, прежде чем войти в него. Как только модель достигнет замкнутого пространства, например, туалета, он или она откроет дверь, войдет в нее, а затем закроет дверь. Наблюдателя обучат методам релаксации и попросят практиковать их каждый раз, когда он или она начинает беспокоиться во время просмотра фильма. Конечным результатом является продолжение наблюдения за моделью до тех пор, пока человек сам не войдет в туалет.

Открытия Бандуры в экспериментах с куклой Бобо сильно повлияли на детские телепрограммы. Бандура заснял, как его ученики физически атакуют куклу Бобо, надувную куклу с закругленным дном, которая всплывает, когда ее сбивают с ног. Студента поместили в комнату с куклой Бобо. Студент ударил куклу кулаком, крикнул на нее «sockeroo», пнул ее ногой, молотком и сел на нее. Затем Бандура показал этот фильм маленьким детям. Их поведение было записано на пленку, когда они находились в комнате с куклой.Дети подражали поведению ученика и временами даже становились более агрессивными по отношению к кукле, чем то, что они наблюдали. Другая группа маленьких детей заметила, что студент хорошо относится к кукле. По иронии судьбы, эта группа детей не имитировала позитивное взаимодействие модели. Бандура провел большое количество разнообразных сценариев этого исследования и обнаружил похожие события, даже когда кукла была живым клоуном. Эти результаты побудили многих родителей следить за телешоу, которое смотрят их дети, и за друзьями или сверстниками, с которыми они общаются.К сожалению, родительская поговорка «Делай, как я говорю, а не так, как я» не применима к детям. Дети более склонны подражать поведению, а не инструкциям своих родителей.

Один из самых известных примеров наблюдательного обучения у животных связан с синей синией, маленькой европейской птицей. В течение 1920-х и 1940-х годов многие люди сообщали, что сливки из молока, доставляемого в их дома, были украдены. Инциденты с кражей сливок распространились по всей Великобритании.После долгих спекуляций по поводу пропавшего крема было обнаружено, что виновником была лазоревка. В частности, одна птица научилась клевать фольгу на крышке емкости для молока и высасывать сливки из бутылки. Вскоре другие синицы подражали такому поведению и распространили его по стране.

Шерил М. Стоун Редакция Британской энциклопедии

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • мотивация: Наблюдательное обучение

    В третьем типе техники обучения, наблюдательном обучении или моделировании, новое поведение изучается, просто наблюдая за поведением кого-то другого.В самом прямом смысле такое обучение — это способность извлекать выгоду из чужих успехов или ошибок. Этот тип обучения…

  • Обучение животных: Имитационное и наблюдательное обучение

    Искусственный лабораторный пример обучения с помощью наблюдений мог бы позволить крысе-наблюдателю наблюдать, как крыса-демонстратор нажимает на рычаг для получения пищи.Если наблюдатель никогда раньше не нажимал на рычаг, а теперь, имея возможность, делает гораздо быстрее, чем другая крыса, лишенная возможности…

  • Альберт Бандура

    Альберт Бандура, американский психолог канадского происхождения и создатель социальной когнитивной теории, который, вероятно, наиболее известен своим модельным исследованием агрессии, известным как эксперимент «кукла Бобо», который продемонстрировал, что дети могут учиться поведению с помощью…

Преимущества и недостатки методов наблюдений

Преимущества

  • Натуралистический — участники находятся в нормальной среде, поэтому с большей вероятностью отреагируют реалистично / искренне.
  • Naturalistic — полезно для проведения исследований в ситуациях, когда вмешательство было бы неэтичным или когда сотрудничество участников было бы маловероятным.
  • Контролируемые — посторонние переменные можно легко контролировать, поэтому достоверность выше, чем естественные наблюдения.
  • Контролируемый — при сравнении с экспериментом может быть выражен более широкий диапазон поведения.
  • Участник — участие в социальной группе может дать наблюдателю понимание эмоций и мотивов поведения участников.
  • Участник — Если участники не осознают двойную роль наблюдателей, они могут раскрыть больше, чем в противном случае.
  • Неучастник — Наблюдатель может оставаться более объективным в отношении ситуации, поскольку он не участвует.
  • Неучастник — Если наблюдатели скрыты, например, спрятаны за односторонним экраном, будет использоваться оборудование для записи данных, что означает, что исследование может быть более точным.
  • Открытый — участники осведомлены о присутствии наблюдателей, это более этичный способ проведения исследования.
  • Скрытно — участники с меньшей вероятностью будут осознавать, что за ними наблюдают, а это означает, что они будут реагировать более искренне.
  • Скрытое оборудование для записи данных можно использовать, если участники не участвуют и спрятаны за односторонним экраном, например, это делает исследование более точным и подробным.
  • Структурированный — Практика использования методов сбора данных еще больше повысила межэкспертную надежность.
  • Структурированный — Операционные определения могут быть разработаны в пилотном исследовании, что означает, что при реальном наблюдении все ключевые действия могут быть записаны, что повышает достоверность.
  • Неструктурированный — Нет конкретных категорий, что означает, что любое поведение может быть записано, чтобы данные были шире и богаче.
  • Неструктурированный — может давать подробные описания поведения, а не простые итоговые данные по категориям, что означает, что они дают более полную картину ситуации.

Недостатки

  • Натуралистический — Если участники идентифицируют или подозревают наблюдателей, действительность нарушается.
  • Naturalistic — Посторонние переменные сложнее контролировать, что означает, что исследование может быть недействительным или иметь высокий уровень достоверности.
  • Контролируемые ответы могут быть нереалистичными или неподдельными, поскольку участники находятся в искусственной среде, поэтому они будут реагировать иначе, чем обычно.
  • Контролируемый — Социальная ситуация ограничена, поэтому не может полностью отражать реальность сложной социальной обстановки
  • Участник — Причастность к социальной группе может означать, что наблюдатель субъективен.
  • Участник — если участника-наблюдателя нужно спрятать, возникают этические вопросы, поскольку участники не могут дать информированное согласие на исследование.
  • Неучастник — Если участники не знают, что за ними наблюдают, возникают этические вопросы, поскольку они не дали информированного согласия и не знают о праве на отказ.
  • Неучастник — Если участники знают о неучаствующем наблюдателе, это может повлиять на поведение так, что оно не будет подлинным или реалистичным.
  • Открытый — участники будут знать, что за ними наблюдают, а это значит, что ответы не будут отражать то, что они обычно делают.
  • Скрытно — если обнаружены наблюдатели или подозреваемая действительность нарушена.
  • Скрытно — участники не знают, что за ними наблюдают, это поднимает этические вопросы, поскольку они не дали информированного согласия.
  • Структурированный — Наличие заранее определенных категорий поведения может означать, что новое или другое поведение не может быть записано.
  • Структурированный — снижает достоверность, поскольку общее количество поведений в категории может быть относительно бессмысленным без контекста того, как они возникли.
  • Неструктурированный — Пытаясь записать все, наблюдатели могут пропустить или игнорировать важные аспекты поведения.
  • Неструктурированный — Некоторые данные, которые будут собраны, не будут полезны для цели исследования.

Преимущества и недостатки сбора данных

Наблюдательные исследования — иногда называемые полевыми исследованиями — это форма неэкспериментальных исследований, предназначенных для наблюдения (то есть наблюдения) за поведением, которое органично и спонтанно разворачивается в естественной среде.

Хотя наблюдательные исследования десятилетиями использовались в различных дисциплинах, таких как социология, психология, культурология и др., В контексте исследования рынка оно используется, чтобы помочь предприятиям собрать ценную информацию о своих клиентах и ​​рынке. Например, компания может незаметно наблюдать за поведением клиентов в автосалоне, уделяя особое внимание таким аспектам, как то, куда они идут и какие маршруты выбирают, сколько времени они вкладывают, язык тела и т. Д.

Преимущества наблюдательных исследований

Самое большое преимущество наблюдательного исследования уже было отмечено: оно позволяет предприятиям наблюдать за потенциальными клиентами в естественной обстановке, что может выявить глубокие идеи, недоступные с помощью других методов, таких как фокус-группы и опросы. Это особенно актуально, когда участники исследования сознательно или неосознанно склонны представлять свое «лучшее я» исследователю.

Например, участники фокус-группы могут утверждать (и даже верить заявлению, когда они это делают), что, посещая автосалон, они «невосприимчивы» к любой форме давления со стороны продавцов, и начинают просматривать напольные модели, не обращая на это никакого внимания. продавцам.Тем не менее, обсервационное исследование может показать, что большинство клиентов — даже те, которые планируют быть «невосприимчивыми», тем не менее откликнутся на приглашение продавца к взаимодействию (т. Е. Клиенты действительно могут захотеть, чтобы их оставили в покое, но они не будут настаивать на этом, если означает нарушение элементарных норм общественного этикета). Основываясь на этом понимании, дилерские центры, которые хотят минимизировать количество клиентов, которые входят / выходят без привлечения продавца, могут разместить напольные модели подальше от входа или разместить персонал рядом с входом.

Еще одно ключевое преимущество наблюдательных исследований состоит в том, что исследователи могут изменять свою точку обзора на основе переменных в реальном времени. Например, если их обзор затруднен толпой или другими препятствиями, они могут просто переместиться в более удобное место.

Недостатки наблюдательных исследований

В отличие от структурированных фокус-групп (т.е. даже «спонтанные и неформальные» фокус-группы структурированы, только по-другому!), Органический характер наблюдательных исследований означает, что исследователи практически не контролируют окружающую среду.Таким образом, выводы, которые в конечном итоге получены, могут не быть оправданы затратами времени и средств.

Кроме того, если исследование не разработано и не проведено экспертами, существует высокая вероятность субъективной предвзятости. Например, исследователь может бессознательно «хотеть» видеть, что покупатели открыты и согласны с привлечением персонала розничной торговли во время совершения покупок, и поэтому может неверно интерпретировать вежливые улыбки (или даже нервозность) как признаки одобрения. Таким образом, использование других методов сбора качественных данных для контроля и устранения предвзятости имеет важное значение.

Ознакомьтесь с этой статьей наших коллег из Remesh, в которой сравниваются онлайн-фокус-группы с традиционными для получения дополнительной информации!

Чтобы узнать больше о наблюдательных исследованиях и о том, как они могут помочь вам получить прибыльную информацию о ваших клиентах и ​​рынке, свяжитесь с группой коммуникаций для исследований сегодня. Наш генеральный директор Колсон Стебер может помочь вам определить, является ли исследование методом наблюдений правильной методологией для достижения ваших бизнес-целей.

Объясните метод наблюдения, используемый в педагогической психологии, с его достоинствами и недостатками.

Наблюдение — старейшее и наиболее использовал метод педагогической психологии. Считается наиболее подходящим метод изучения поведения человека. Таким методом мы можем получить информацию о поведении человека, наблюдая за его / ее действиями. В психическое состояние человека можно понять, наблюдая за внешним поведением персоны

Во время наблюдения мы узнаем об окружающей среде через наши органы чувств. Следующий шаги выполняются в методе наблюдения:

  • Ø Планирование и подготовка к наблюдение
  • Ø Наблюдение за поведением
  • Ø Анализ и интерпретация наблюдаемые факты
  • Ø Обобщение результатов

Наблюдение может быть контролируемый или неконтролируемый.Контролируемое наблюдение также называют Экспериментальное наблюдение. Наблюдение в контролируемых условиях известно как контролируемое наблюдение. Неконтролируемое наблюдение называется натуралистическим. Наблюдение. Это наблюдение означает наблюдение за поведением других в неконтролируемые или природные условия

Заслуги Наблюдение

  • Ø Более научный метод наблюдения чем метод самоанализа.Он изучает поведение субъекта в его естественная и оригинальная форма.
  • Ø Метод наблюдения действующий и надежный метод проведения любого исследования.
  • Ø Метод наблюдения изучает настоящее поведение. Следователю не нужно заботиться о прошлом история или поведение человека.
  • Ø Поведение можно изучать повторно пока не будет получен правильный ответ. За поведением можно наблюдать с помощью одного наблюдателем, а также многими.
  • Ø Метод наблюдения экономичный. Нам не нужна особая лаборатория, время, деньги и труд. И нам не нужен специально обученный человек для исследования поведения этим методом.
  • Ø Мы не можем только изучать поведение человеческих существ, но мы также можем изучать поведение растений, животных, птиц, и т. д. с помощью метода наблюдения. Этот метод имеет широкую область применения и применение в образовательных исследованиях.
  • Ø Метод наблюдения помогает в сбор как качественных, так и количественных данных с целью исследовать.
  • Ø Может использоваться в любое время и в любом месте.

Недостатки Наблюдение

  • Ø Очень сложно пройти обучение наблюдатели. В отсутствие обученного наблюдателя работа по наблюдению будет обязательна. страдать. Таким образом, необходимы опытные наблюдатели, чтобы нерелевантные данные не были собраны.
  • Ø Наблюдение субъективное.В на результаты наблюдения могут влиять субъективные факторы следователь. Интерес, ценности, предвзятость и предубеждения исследователя могут исказить результаты наблюдения.
  • Ø Иногда объект ведет себя искусственно при некоторых обстоятельствах. Это также может привести к неправильному наблюдению.
  • Ø Если наблюдатель занимает частичное положение по отношению к объекту, это также влияет на результат наблюдения. Наблюдатель может отдавать предпочтение тому предмету, который ему нравится, и смотрит свысока на того, кого он / она не любит.
  • Ø Метод наблюдения полностью зависит от внешнее поведение предмета. Это не говорит о внутреннем уме набор предмета, поэтому этому методу недостает надежности и валидности.
  • Ø Поведение, наблюдаемое в конкретном время и место не повторяются в другое время и место. Каждый натуральный ситуация возникает только один раз, поэтому она не имеет повторяемости.
  • Ø Трудно соблюдать личные проблемы и переживания субъекта.
  • Ø Метод наблюдения нельзя использовать для наблюдать за общим поведением человека. Он изучает только внешние поведение, но внутреннее поведение остается неизученным.

вопросов о психологическом наблюдении

Ниже приведены некоторые мысли о режиме наблюдения или молчаливом свидетеле. Я написал это давным-давно, но до сих пор имеет определенную ценность как с точки зрения психологии, так и духовности. Формат — режим вопросов и ответов:

Q: Что такое прямое наблюдение?

То, что большинство людей интерпретирует как режим наблюдателя, на практике является интеллектуальным процессом, который не является тем, что подразумевается под термином «режим наблюдателя».Для иллюстрации предположим, что мы держим ручку как объект наблюдения. Мы воспринимаем объект и сразу же начинаем заполнять пробелы. Мы говорим, что это синяя или красная ручка, и функция ручки должна использоваться для записи какой-то информации. Даже в этом простом примере мы видим формирование умственных процессов, используемых для определения объекта в восприятии. Другими словами, произошел упрощенный анализ. Это нормально и имеет большое значение для навигации по нашим мирам, но это не то, что я имею в виду под режимом наблюдателя.

Далее, если мы расширим это на восприятие другого человека, психические процессы станут более сложными. Мы определяем человека по нескольким критериям, например внешний вид, поза, скорость и манера речи, подсознательные сигналы языка тела, личные и социальные ожидания, наша прошлая история и это лишь некоторые из них. Мы думаем, что наблюдаем за человеком, но мы анализируем его. Чтобы усложнить ситуацию, этот анализ проводится с очень жесткой и узкой точки зрения на то, каким должен быть другой человек.Если анализ соответствует нашим сознательным и бессознательным ожиданиям в отношении положительного, тогда нам нравится этот человек, если он соответствует отрицательным, тогда мы склонны не любить его.

Все становится еще интереснее и сложнее, когда мы думаем, что наблюдаем за собой. В поведенческих реакциях мы можем заметить что-то странное, скажем, укоренившийся образец поведения. Когда мы исследуем паттерн, наиболее распространенный метод исследования — это его анализ.

Наша общая тенденция состоит в том, чтобы попытаться найти «первопричину» с помощью своего рода ага-опыта, а затем попытаться связать части вместе с помощью дедуктивного процесса.Никогда в наших самых смелых мечтах мы не осмеливаемся представить, что во многих случаях дедуктивный процесс часто является препятствием для процесса самоисследования. Нам не приходит в голову, что метод интеллектуального и аналитического исследования может быть тем самым барьером, который оставляет закрытыми многие двери.

Есть веские причины, по которым большинство из нас не обращает внимания на вышеуказанное понятие. Подавляющее большинство людей уделяет большое внимание интеллектуальным достижениям. Интеллектуализм и рационализм в современную эпоху стали идеалом, когда все идут в одном ритме.Следовательно, когда кого-то просят понаблюдать за явлением, он обычно склонен проводить интеллектуальный анализ происходящего.

«Вы видите, но не наблюдаете».

~ Sherlock Homes ~

Кроме того, люди, несмотря на то, что думают, что они искусны в наблюдении как внутренне, так и внешне, на самом деле заведомо плохи в наблюдении. Это не вопрос предположений, поскольку научные исследования неоднократно демонстрируют нашу слабую способность наблюдать внешние события и внутренние явления.Во взрослом возрасте мы развиваемся во взрослых, которые работают на очень узкой частоте наблюдения. Мир метафорически рассматривается с включенными шорами, и все, что не соответствует нашим предубеждениям, убеждениям и идеям, легко отбрасывается. Это чрезвычайно сжатый и узкий взгляд на мир и то, как мы в нем действуем, при котором масса информации легко игнорируется в соответствии с индивидуальной идентичностью, накопленной за долгие годы.

Даже те люди, которых общество превозносит как интеллектуальных гениев, действуют на этой основе и имеют очень узкое мировоззрение.На ум сразу приходят Ричард Докинз и Жермен Грир, но есть и другие, которые попадают в ту же категорию. Большинство наблюдений и анализов мира этими людьми настолько ошибочны, что их аргументы можно было бы привести в движение целым парком грузовиков. Дело не в недостатке интеллекта; ясно, что у них этого в изобилии. Но они остановились на очень специфическом закрытом мировоззрении и, вероятно, предпочли бы проклятие возможности того, что их фундаментальные аргументы о жизни основаны на ложных предпосылках.Большинство людей работают на одной и той же основе, и отчасти поэтому за всю историю человечества никогда не было никакого психологического или духовного прогресса.

Такое закрытое мировоззрение напрямую связано с отсутствием понимания себя. Как указывали многие мудрецы на протяжении всей истории, лекарство — «познать самого себя». Я думаю, что многие люди на планете понимают это как неявное золотое правило. Точно так же я также думаю, что подавляющее большинство людей плохо понимают, как познать самого себя.Это не обязательно недостаток способностей, поскольку это усвоенная способность, которая прочно укоренилась в нашей психике на протяжении всей нашей жизни.

Другое неуловимое следствие этого метода исследования состоит в том, что мы склонны сосредотачиваться на том, что наблюдаем, и забываем, что это то, что делает наблюдение. Это не означает, что изучение того, что наблюдается, не важно, но предполагает, что прямое изучение того, что делает наблюдение, часто упускается из виду. В результате мы получаем лишь частичное и отфильтрованное представление о том, что происходит в нашей жизни.

Давайте теперь попробуем понять разницу между режимом наблюдателя и режимом анализа, углубившись в то, что такое наблюдение.

Возвращаясь к примеру с ручкой, наблюдение — это просто непосредственное видение объекта без всего последующего типичного анализа и дедуктивных рассуждений. Термин безмолвный свидетель иногда используется для обозначения этого состояния. В момент наблюдения до того, как сработают все мысли и эмоциональные реакции, вы являетесь безмолвным свидетелем существования объектов.Вы и ручка находитесь в состоянии потенциала, а не в состоянии определения. Ручка не обязательно должна быть ручкой, и человек не обязательно должен быть телом / мозгом в данный конкретный момент. Эти определения являются запоздалыми мыслями, возникающими после прямого наблюдения.

Это состояние потенциала включает в себя тайную связь между воспринимаемым и воспринимающим, где в этот момент границы размыты. Вдобавок, даже если связь существует, происходит изощренное отстранение.Если перо не имеет для нас большого значения, у нас нет сильной эмоциональной реакции на него, и мы не задумываемся постоянно, мысль за мыслью, почему красное перо не синее. Мы одновременно связаны, но не привязаны друг к другу и осознаем существование.

Хотя есть степени состояний наблюдателя, где на одном конце континуума происходят явления, такие как внетелесные переживания, а на другом конце возникает нечто вроде примера с ручкой, нет необходимости пытаться культивировать больше «внешних» явлений. , д.грамм. вне тела, астральная проекция и т. д. Действительно, большинство, но не эти явления, не являются показателем режима наблюдателя, поскольку они часто содержат тонкие отождествления с мыслями и эмоциями.

Первоначально важно, независимо от степени состояния наблюдателя, уметь различать различия между режимами наблюдателя и аналитическими или эмоциональными режимами. Чем больше мы можем встретить режим наблюдателя, тем легче становится позволить ему расцвести и расцвести.

Для развития требуется время, терпение и настойчивость, однако это под силу каждому, поскольку мы естественным образом входим в это состояние много раз в течение дня.Следовательно, это не вопрос развития новой способности, а скорее способность распознавать моменты, когда мы естественным образом входим в это состояние, полностью знакомясь с ним, а затем не погружаться в сны об эмоциональных и аналитических состояниях.

В: Каков практический эффект пребывания в режиме наблюдателя?

Короткий ответ — рассеивание страха, что, в свою очередь, позволяет расцветать недостаточно используемым потенциалам. Кроме того, это способ освободить немного места от наших обычных умственных процессов, чтобы мы могли лучше понять их и более эффективно справляться с жизненными проблемами по мере их возникновения.

Как упоминалось ранее, полезно проводить различие между нормальным человеческим функционированием и естественным человеческим функционированием. Важно помнить, что это не одно и то же. Наш нормальный образ действий основан на страхе во многих тонких воплощениях. Напротив, наше естественное состояние основано на агапе, потоке и благодати. Это естественное состояние редко может просвечивать, потому что его прикрытие — это множество страхов, и именно на эти страхи мы действуем.

Термин «страх» может вызывать в воображении изображение человека, дрожащего от страха; кто-то настолько обеспокоен, что едва может функционировать.Однако использование этого термина в контексте этой книги подразумевает, что страх настолько распространен, что мы редко его замечаем. С нашей точки зрения, не похоже, что большая часть нашей жизни проходит в страхе, потому что мы настолько привыкли бояться, что в итоге чувствуем себя нормально.

Только когда мы начинаем сомневаться в предпосылках нашей идентичности, мы можем начать понимать, что все наши самые глубокие убеждения берут свое начало в той или иной форме страха.

Опять же, термин «вопрос» имеет тенденцию обозначать некую аналитическую основу для разрушения вещей и поиска первопричины. Хотя некоторый анализ полезен тем, что он может консолидировать и интегрировать наблюдаемое, акцент всегда делается на наблюдении, а не на анализе.

Процесс состоит в том, чтобы научиться наблюдать с отстраненностью или другим способом заявить, что это обучение наблюдению с наименьшим вмешательством со стороны эго, насколько это возможно в любой данной ситуации.Этот способ наблюдения приводит к тому, что он становится более созвучным тому, что происходит в теле / ​​уме. Когда человек учится наблюдать таким образом, начинает происходить странная вещь. Мы начинаем замечать, что не все так, как кажется.

В моменты тоски мы можем заметить, что интенсивность тоски меняется довольно быстро. В один момент он может появиться в одном месте тела, а в другой может незначительно отличаться. Иногда боль распространяется на другие области, иногда она сокращается и локализуется.

Таким образом, один практический эффект становится более согласованным с процессами, происходящими под поверхностью структуры нашего тела / ума. Второй практический эффект заключается в том, что, когда мы можем поддерживать процессы наблюдения достаточно долго, мы замечаем, что страдания исчезают сами по себе. Если мы не попадаем в ловушку страдания и не застреваем в состоянии страдания, то страдание рассеется и превратится во что-то другое. Это будет верно для любого эмоционального состояния и будет справедливо для физических состояний, таких как хроническая боль.

Мы должны помнить, что наше тело на протяжении всей жизни учило его функционировать определенным образом. Эти ассоциации и закономерности не исчезнут волшебным образом в мгновение ока, просто наблюдая за ними. Что должно произойти, так это то, что тело и мозг должны непосредственно изучить и интегрировать новый способ работы в мире. Состав общества таков, что нас заставляют верить, что немедленное удовлетворение — это все и конец всей жизни. Когда мы начинаем развивать процесс наблюдения, наши ожидания часто склоняются к немедленному избавлению от ситуации: своего рода подход с волшебной пилюлей.

Реальность такова, что следует ожидать медленных и постепенных результатов через 6–12 месяцев. Научные исследования говорят нам, что для того, чтобы одному человеку стать высокопрофессиональным в каком-либо деле, требуется примерно 10 лет согласованных усилий, и нужно знать, что это также относится и к духовным вопросам. Наблюдение — это техника и способность, доступные всем, но, как и все остальное, ее нужно усовершенствовать и приобрести в свете сознания.

Как только он становится достаточно утонченным, в сознании появляются дополнительные преимущества.Со временем мы уловим проблески предварительных мыслей и мгновенного знания, которые подпадают под общий заголовок интуиции. Если мы внимательно отслеживаем эти предварительные мысли и случаи познания чего-либо без обычного аналитического и рационального беспорядка, мы часто способны различить препятствие для интуиции. Убийца интуиции — всегда страх в бесчисленных формах.

Истинная интуиция всегда дана, фактически без компромиссов. Однако после интуиции часто происходит то, что наши ожидания, надежды и желания исхода вмешиваются, и интуиция интерпретируется неверно.Кроме того, у эго есть тенденция брать на себя интуитивный процесс, в результате чего общий эффект представляет собой смесь рационализаций, эмоциональных потребностей и интуиции, смешанных вместе. Излишне говорить, что тогда наш разум становится туманным и лишенным изначальной ясности интуиции. Подобная работа с интуицией — это, как правило, случайный выбор, который часто приводит к путанице, а не к ясности.

Хорошее общее правило, которое следует помнить, состоит в том, что интуиция всегда дана, но рациональная или интеллектуальная интерпретация интуиции часто ошибочна.

Это одна из причин, почему так важно находиться в режиме наблюдателя и объективно смотреть на вещи с этой точки зрения, потому что мы хотим свести к минимуму предположения и рациональную интерпретацию и позволить интуиции встать на ноги. Нам нужно как можно больше изменить сочетание страха и желания, которым мы обычно оперируем, и нахождение в режиме наблюдателя является преимуществом в этом отношении.

В: Вы использовали термин «непривязанность», означает ли это, что мы теряем эмоции?

Нет, не работает.Термин «непривязанность» означает, что, когда мы находимся в состоянии наблюдателя, мы можем контролировать эмоции, мысли и ощущения. Состояние наблюдателя не испытывает эти явления, а скорее является свидетелем того, что происходит в организме тела / мозга.

Можно думать об этом так, что когда мы переживаем мысль, мы одновременно осознаем, что переживаем мысль. Если мы внимательно отслеживаем и исследуем осознание мысли, мы можем ясно видеть, что на само осознание не влияет то, что происходит в теле / ​​мозге.

Однако наши тела будут продолжать испытывать весь спектр феноменальных переживаний. Поскольку наши модели поведения в мире настолько укоренились и действуют в узком диапазоне возможностей, мы забываем о других явлениях, происходящих с организмом, который мы называем собой. А потом, как правило, происходит то, что в наших головах снова и снова проигрывается что-то вроде побитого рекорда. Это похоже на роботизированную программу, которая может работать только определенным образом. Практически каждый человек по функциям ближе к роботу, чем им хотелось бы верить.

Функция наблюдения — это метод, позволяющий разрушить это программирование и привести к расширению восприятия упускаемых из виду явлений. По мере продолжения этого процесса разрушения мы можем подвергнуть сомнению многие из наших предвзятых представлений о том, кто мы есть. Постепенно мы узнаем, что во Вселенной действует еще один набор правил, которые гораздо более способствуют тому, чтобы помочь нам вести более счастливую и продуктивную жизнь, чем то, чему нас учили с помощью обычных средств.

Срыв происходит из-за того, что мы не привязываем и не вкладываем свою личность в какую-либо конкретную ситуацию.Мы просто любопытные молчаливые свидетели, хотя наши тела могут испытывать сильные страдания и эмоциональные потрясения. Тяга всегда будет заключаться в том, чтобы вернуться в состояние потрясений и бедствий, и каждый раз, когда мы делаем это, страдание следует за этим естественным образом.

Способ осмысления этого состоит в том, чтобы рассматривать себя как форму энергетической системы. Когда мы сталкиваемся с болью или что-то идет не так, энергия реинвестируется обратно в наши ложные структуры идентичности (эго). По мере реинвестирования энергии страдание еще больше усиливается, обычно через механизм и связанные с ним мысли и эмоции, которые не должны быть такими.Это создает вторичные и третичные страдания, которые часто намного сильнее, чем первоначальная боль или разочарование, которые мы можем испытывать. Кроме того, это создает петлю обратной связи, где энергия постоянно вливается в эти чувства и мысли, и она часто может стать больше, чем жизнь, и мы чувствуем себя подавленными или оказываемся в состоянии отчаяния.

Используя ту же метафору энергии, когда мы наблюдаем себя отстраненно, мы больше не реинвестируем энергию в систему. Вместо этого мы становимся наблюдателями энергии, и энергия может течь более естественным образом.Вместо того, чтобы попадать в ловушку повторяющегося взгляда, энергия может переходить от одного к другому и к следующему.

Практическое воздействие на тело / мозг состоит в том, что как только мы привыкли и научились работать в этом режиме, эмоциональные состояния становятся свободными и могут изменяться сами по себе. Вместо того, чтобы тушиться в гневе днями, неделями, месяцами, мы обнаруживаем, что гнев может рассеяться сам по себе за минуты или часы.

Этот процесс рассеивания не только является центральным для оптимального функционирования человека, он имеет бонус в том, что он позволяет нам гораздо больше соприкасаться с нашими эмоциями и мыслями.Они приобретают более богатую фактуру, раскрывается больше нюансов, и со временем мы можем более точно различать различные эмоциональные явления.

Итак, отсутствие отстраненности в данном контексте не означает отсутствие эмоций, это означает, что эмоции тоже не цепляются за них и позволяют им течь естественно и не обременены психологическим багажом прошлого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.