Внутреннее наблюдение это в психологии: Урок 2. Методы психологии — Общие дети, г. Воронеж

Автор: | 31.07.1980

Содержание

О методах социальной психологии

У каждой науки есть свои методы исследования и сбора информации. Не исключение и социальная психология. Хотя, как самостоятельную науку, ее стали выделять лишь к концу XIX века. Методы социальной психологии используют для изучения основных психологических явлений в социуме и их закономерностей. Изучение совокупности всех показателей помогает раскрыть суть и глубину происходящих процессов и явлений в обществе.

Все методы, используемые в социальной психологии, можно разделить на две большие группы:

1.   Метод сбора информации (наблюдение, эксперимент, опрос, тест, изучение документальных источников).

2.   Метод обработки информации (корреляционный и факторный анализ, построение типологий и др.).

Наблюдение                                     

Этот метод по праву можно назвать самым «древним» и одним из популярных. Он не требует особых приготовлений и инструментария. Правда, есть и существенный недостаток – нет четкого плана фиксации данных и их интерпретации.

Каждый последующий исследователь будет описывать данные через призму своего восприятия.

Что является предметом наблюдения в социальной психологии? В первую очередь, вербальные и невербальные акты в поведении одного человека, малой или большой группы, которые находятся в определённых условиях социальной среды или ситуации. Например, ответить на вопрос Какие потребности есть у человека?

Наблюдение бывает нескольких видов:

Внешнее наблюдение – это способ сбора информации, который часто использует каждый из нас. Исследователь при помощи прямого наблюдения со стороны получает информацию о психологии и поведении людей.

Внутренне наблюдение или самонаблюдение – это когда психолог-исследователь хочет изучить интересующее его явление именно в том виде, в котором оно представлено в сознании. Ставит перед собой задачу и ведёт внутреннее наблюдение за самим собой.

Наблюдение рассматривает предмет или явление в целом. Этот метод социальной психологии не ограничен четкой программой изучения. Наблюдатель в любой момент может сменить объект своего наблюдения, если его заинтересовало то, что не было заранее запланировано. С помощью этого метода не удастся выявить причину происходящего, а времени придется потратить много.

Эксперимент

Данный метод психологического исследования достаточно специфичен. Исследователь, в случае необходимости, может поработать и создать искусственную ситуацию для изучения определенного свойства, которое «здесь и сейчас» будет проявлено лучше всего.

Эксперимент бывает естественный и лабораторный. Отличает их то, что психология и поведение людей могут изучаться в отдаленных или приближенных к действительности условиях.

Естественный эксперимент проходит в условиях обычной жизненной ситуации. Исследователь только фиксирует данные, не вмешиваясь в ход событий.

Лабораторный эксперимент напротив. Он проходит в заранее искусственно  созданной ситуации. Это делается для того, чтобы как можно лучше изучить определенное свойство.

Опрос

Одним из часто используемых методов социальной психологии можно смело назвать – опрос. Это, как правило, ряд вопросов, на которые должны ответить испытуемые. Его большим преимуществом считается то, что можно охватить большое количество респондентов за короткий промежуток времени.

Устным опросом специалисты пользуются тогда, когда нужно вести наблюдение за тем, как ведет себя человек и как реагирует на вопросы. Он, в отличие от письменного, позволит глубже изучить психологию человека. Однако, требует больше специальной подготовки и времени.

Для того, чтобы охватить большое количество испытуемых, используют письменный опрос – анкету.

Если письменный или устный опрос не ограничен определенными ответами на вопросы, то его называют свободным. Его плюс в том, что можно получить  интересные и нестандартные ответы.

Всем нам известные тесты – это также один из методов социальной психологии. С их помощью исследователь получает точную информацию, как в качественном, так и в количественном соотношении.

С помощью тестов легко сравнивать между собой психологию разных людей, давать оценки, изучать себя. Наверное, каждый хотя бы раз отвечал на вопросы тестов популярной психологии?

Тесты делятся на два вида – задание и опросник. Мы с вами чаще сталкиваемся с опросниками. Они основаны на системе ответов, которые тщательно отобраны и проверены на надежность и валидность. Тест-опросник позволяет изучать психологические качества людей.

Тест-задание поможет дать оценку психологическим и поведенческим качествам человека исходя из того, что и как он делает. Этот метод основан на серии специальных заданий, предъявляемых испытуемому. По итогам проведения теста можно говорить о том, есть ли определенное качество у человека и насколько оно развито.

В изучении психологии и поведения малых групп широко применяется социометрия.

Статистический метод

В социальной психологии широко используются  методы и модели математической статистики. Они помогают в сборе информации, а также её обработке, анализе, моделировании и сопоставлении результатов.

В статье мы перечислили основные методы исследований в социальной психологии. У каждого из них есть свои преимущества и недостатки. Какой метод выбрать зависит от того, какую цель ставит перед собой исследователь и какой процесс или явление планирует изучить.

Наблюдение

К классическим описательным методам практической психологии относят наблюдение, предоставляющее ни с чем не сравнимую информацию о ребенке и позволяющее обнаружить «проблемных» детей. Очевидно, что необходимость диагностики всехдетей подряд не всегда оказывается оправданной. В этом случае наблюдение экономит время и силы, а далее психолог совместно с педагогом или родителями разрабатывают систему конкретной помощи ребенку. Это один из важнейших принципов эффективной организации работы психолога: он должен работать в тесном контакте с педагогами и родителями. Однако когда все-таки стандартная диагностика действительно необходима, наблюдение дает возможность получить дополнительную информацию о поведении или специфике деятельности ребенка, которая не всегда может быть получена при использовании тестовых психодиагностических процедур.

Цель наблюдения определяется общими задачами и гипотезами исследования. Эта цель, в свою очередь, определяет используемый тип наблюдения — будет ли оно непрерывным или дискретным, фронтальным или выборочным и т. п.
В процессе первоначальных наблюдений для регистрации получаемых данных наиболее эффективно использование не составленных заранее протоколов, а развернутых и упорядоченных (более или менее) дневниковых записей. По мере систематизации этих записей можно выработать вполне адекватную задачам обследования (или исследования) и в то же время более лаконичную и строгую форму протокольных записей.

Результаты наблюдений обычно систематизируются в виде индивидуальных (или групповых) характеристик. Такие характеристики представляют собой развернутые описания наиболее существенных особенностей предмета исследования. В этом случае результаты наблюдений являются одновременно исходным материалом для последующего психологического анализа.
В психодиагностике принято различать несколько видов наблюдения. В частности, в зависимости от количества единиц наблюдаемого объекта различают сплошное, выборочное и случайное наблюдения.
Сплошное наблюдение предполагает фиксацию и последующий анализ расширенного количества изучаемых показателей.
Выборочное наблюдение — наблюдение, при котором обследованию и фиксации подлежат не все единицы изучаемой совокупности, а только их определенная часть, достаточная для получения обобщающих статистических характеристик.
Случайное наблюдение — наблюдение, характеризующееся получением неожиданной, не предусмотренной программой исследования информации.
По показателю времени регистрации фактов различают:
1) систематические (текущие, непрерывные) наблюдения;
2) парциальные наблюдения, которые, в свою очередь, подразделяют на единовременные и периодические.
Систематическое наблюдение представляет собой наблюдение, осуществляемое по заранее разработанному плану изучения субъекта в течение определенного времени с целью обнаружения у него определенных психологических характеристик, свойств и т.
п.
В последние годы достаточно распространенным в диагностической практике выступает мониторинг (от лат. monitor — предостерегающий), в широком смысле трактуемый как специально организованное, систематическое наблюдение за состоянием объектов, явлений, процессов с целью их оценки, контроля или прогноза.
Парциальное наблюдение — это краткосрочное по периодичности и длительности временных затрат, выборочное по фиксируемым показателям наблюдение.
В зависимости от положения наблюдателя различают невклю-ченное (опосредованное) наблюдение, когда события регистрируются со стороны, и соучаствующее (включенное, непосредственное) наблюдение, когда события анализируются как бы «изнутри».
Включенное наблюдение относится к наиболее сложным и трудоемким видам наблюдения, когда наблюдатель должен одновременно активно взаимодействовать с наблюдаемым, устанавливая с ним контакт, поддерживая беседу и фиксировать наблюдаемые параметры, таким образом, чтобы сам факт их регистрации не отвлекал субъекта, за которым ведется наблюдение, и не вызывал у него негативных эмоциональных переживаний.
По целевым установкам наблюдение может быть классифицировано на поисковое (нестандартизированное), стандартизированное, диагностическое и контрольное.
Поисковое (пилотажное, обсервационное, нестандартизированное) наблюдение, направленное на первичный анализ (выявление) признаков и элементов наблюдения, построение категориальной схемы для последующего стандартизованного наблюдения.
Поисковое наблюдение требует от психолога достаточно высокой квалификации, чем применение всех стандартизованных методик. Если наблюдатель не имеет опыта и квалификации на уровне эксперта, то результаты наблюдения нередко оказываются искаженными в результате неправильной (часто непреднамеренной) категориальной оценки наблюдателем определенных признаков.
Стандартизированное (статистическое) наблюдение, основанное на использовании уже выработанной схемы наблюдения, в рамках которой известно, какой признак (элемент наблюдения) относится к определенной диагностической категории. Стандартизованное наблюдение реализуется: а) посредством отчетности по установленным формам, в установленные сроки или б) посредством специально организованных обследований.
Полученные в результате наблюдения данные способствуют проверке той или иной гипотезы, помогают подтвердить или опровергнуть предположение специалиста о наличии определенных психологических характеристик у конкретного ребенка или группы детей.
Диагностическое наблюдение имеет свою структуру и алгоритм:
1) фиксируется общая характеристика наблюдаемой ситуации: вид и направленность деятельности ребенка, взаимоотношения между членами коллектива, условия, место анализируемой ситуации;
2) определяется типичность наблюдаемого явления у отдельного ребенка или детского коллектива (группы) в сравнении с другими аналогичными субъектами исследования;
3) самими детьми могут даваться характеристики их поступков, эмоциональных состояний, принадлежность к референтной группе.
Кроме того, наблюдая за детьми, важно определить цель их деятельности, интенсивность и формы проявления активности. Наконец, очень важно выявить результативность детских видов деятельности. Следует отметить, что последовательность наблюдения может меняться в зависимости от условий наблюдения или от диагностических задач.
Контрольное наблюдение, имея иную последовательность, ориентируется на фиксацию и последующий анализ четко разработанных показателей, критериев, индикаторов. Например, оценка активности участия детей в совместной деятельности, эмоциональные отношения со взрослыми и сверстниками и т. п. Наблюдающий регистрирует возможные проявления, кодируя их цифрами или буквами.
Контрольное наблюдение чаще всего используется в лабораторных условиях, когда наблюдаемая группа ограничена специально заданной ситуацией. Как любой метод, контрольное наблюдение имеет свои достоинства и недостатки. Заранее продуманная процедура наблюдения позволяет более точно и объективно фиксировать сам процесс деятельности, сосредоточив внимание на наиболее важных его проявлениях. В то же время в качестве недостатков метода можно указать на наличие определенной установки наблюдателя, его предвзятость и склонность к психологическому перенасыщению, невозможность более внимательно проанализировать отдельные аспекты наблюдаемого процесса; большие затраты времени на получение объективного результата, а также ограниченность круга наблюдаемых явлений и субъектов и субъективность оценок под влиянием побочных факторов.
Наиболее надежно наблюдение в ситуациях свободного выбора. Дело в том, что в условиях образовательного пространства (например, на уроках) легко диагностируются только те дети, чье поведение заметно отклоняется от нормы, тогда как большинство учеников в стандартных ситуациях, выступая в качестве исполнителей указаний педагога, могут и не проявить своих истинных особенностей.
Диагностическая функция ситуаций свободного выбора основана на положении о борьбе мотивов как внутренней детерминанте поступков. Действительно, в реальной жизнедеятельности ребенок постоянно оказывается перед необходимостью принятия конкретного решения, например как поступить в данном случае: помогать другим или уклониться от этого, требовать для себя определенных привилегий или подчиниться общим правилам, говорить правду или скрыть ее и т. п. Именно в подобных ситуациях проявляются специфические личностные особенности ребенка. Особой диагностической ценностью обладают ситуации, когда ребенок совершает поступок, связанный с определенными потерями для себя, например когда для выполнения какого-либо поручения, задания он должен пожертвовать своим временем или другим, более интересным для него делом. Однако многие естественные ситуации не могут быть заранее запланированы и предвидены, а значит, психолог не всегда сможет их зафиксировать. Поэтому в диагностических целях создаются экспериментальные ситуации, в которых борьба мотивов побуждается самим наблюдателем, например помощь сверстнику в выполнении какого-либо задания, побуждение к добросовестному выполнению поручения. Психолог также может создать ситуацию, когда принимать решение должен и отдельный ребенок, и весь детский коллектив.
Вести наблюдение за детьми, с одной стороны, проще, чем за взрослыми, так как ребенок более естественен, специально не играет социальных ролей, присущих взрослым; с другой стороны — дети, особенно дошкольного возраста, обладают повышенной от-влекаемостью от выполняемого действия, неустойчивым вниманием. Поэтому при изучении особенностей развития дошкольников и младших школьников наиболее уместным будет включенное наблюдение, реализуемое в форме совместной деятельности с группой детей или конкретным ребенком.
Следует отметить, что метод наблюдения имеет ряд недостатков, которые исключить невозможно в принципе. В частности:
□ наблюдаемые факты слиты со множеством сопровождающих их явлений;
□ исследователь занимает выжидательную позицию, не имея возможности вмешиваться в деятельность субъекта. Психическое явление может не возникнуть, если случайно не возникнет соответствующая ситуация; П исследователь может пропустить психологические факты,
если не знает об их существовании; СЭ при наблюдении и обработке данных возможно нарушение объективности. Наблюдение может быть пристрастным, субъективным, когда исследователь приписывает субъекту несвойственные ему мысли и чувства. Ошибки, допускаемые наблюдателем, связаны с тем, что искажение восприятия событий будет тем больше, чем сильнее наблюдатель будет стремиться подтвердить свою гипотезу. В процессе наблюдения, особенно если оно требует длительного периода фиксации данных, наблюдатель не застрахован от возникновения чувства усталости, адаптации к ситуации, и, как следствие, он перестает замечать важные изменения, делает ошибки при записях и т. п. В частности, можно обозначить несколько типичных ошибок наблюдения: Гала-эффект — обобщенное впечатление наблюдателя ведет к грубому восприятию поведения, игнорированиютонких различий. Эффект снисхождения —тенденция всегда давать положительную оценку происходящему.
Ошибка центральной тенденции — наблюдатель стремится давать усредненную оценку наблюдаемому поведению.
Ошибка корреляции — оценка одного признака поведения дается на основании другого наблюдаемого признака (например, интеллект оценивается по беглости речи).
Ошибка контраста — склонность наблюдателя выделять у наблюдаемых черты, противоположные собственным.
Ошибка первого впечатления — первое впечатление об индивиде определяет восприятие и оценку его дальнейшего поведения [13; 18; 40];
□ с помощью наблюдения нельзя быстро собрать большой материал в силу двух причин: во-первых, за одним субъектом нужно наблюдать неоднократно, во-вторых, исследователь не может вызвать интересующее его явление, а должен ждать, когда оно появится; О в процессе повторного наблюдения нельзя получить абсолютно идентичные психологические факты, а значит, и проверить первоначально полученные данные;
□ без использования специальных записывающих средств бывает трудно с высокой долей точности зафиксировать наблюдаемые факты;
О производя запись фактов, исследователь фиксирует их в описательной форме, что значительно осложняет их обработку и интерпретацию. В этом методе ограничено применение математической обработки данных. Поэтому выявление закономерностей и психологических механизмов на основе только данных наблюдения зачастую оказывается трудным.
Однако несмотря на ряд недостатков (в принципе свойственных многим методам и методикам), наблюдение имеет следующие достоинства:
О наблюдение является незаменимым, когда необходимо исследовать естественное поведение без вмешательства извне в ситуацию или получить целостную картину происходящего, отразить поведение индивидов во всей полноте;
О субъект, не зная о том, что он выступает объектом наблюдения, ведет себя свободно, естественно, а следовательно, проявления его психики не искажаются;
□ исследователь может увидеть личность наблюдаемого в целом и каждый фиксируемый факт воспринимать как ее часть;
□ наблюдение не имеет возрастных ограничений.
Наблюдение может выступать в качестве самостоятельной процедуры и рассматриваться как метод, включенный в процесс экспериментирования. Результаты наблюдения за испытуемыми в ходе выполнения ими экспериментального задания являются важнейшей дополнительной информацией для исследователя. Иначе говоря, с развитием науки наблюдение становится все более сложным и опосредованным методом, смыкающимся с экспериментом. На его результаты в большей степени влияют уровень опыта наблюдателя и его квалификация.

Переход от данных наблюдения к объяснению наблюдаемого, являющийся выражением более общих законов познания, свойственен и другим неэкспериментальным (клиническим) методам: опросу, анкетированию, беседе и изучению продуктов деятельности.

Источник: Белобрыкина О. А. Диагностика развития самосознания в детском возрасте _ СПб . Речь; 2006. — 320 с.

 

4. Наблюдение. Психология труда: конспект лекций

4. Наблюдение

Самым распространенным способом, применяемым в неэкспериментальных методах, является наблюдение. В процессе наблюдения психолог получает всю необходимую информацию о проявлениях трудового поведения в различных ситуациях, о коммуникативных процессах, об условиях труда и т.  д.

Традиционно принято выделять два типа наблюдения: внешнее и внутреннее.

Внешнее, еще его называют непосредственным, позволяет с точностью описать приемы и действия работника и провести сравнение с нормативными целями. Обычно непосредственное наблюдение планируется и проводится точно по плану. Способ наблюдения сводится к тому, что выделяются отдельные элементы из реальной трудовой деятельности и проводится наблюдение именно выделенных элементов по заранее четко составленному плану. Вся полученная информация в ходе наблюдения фиксируется. Для процесса наблюдения важен подход сравнения, который предполагает исследование поведения людей, стоящих на разных карьерных ступенях, с разным стажем работы, разной возрастной категории. Это сравнение позволяет выявить так называемую причину успешной карьеры одних и неудачи других.

Недостатками метода наблюдения являются маскировка недостатков, зачастую – недоступность важных элементов.

Для более четкой, объективной и ясной картины широко применяются такие методы, как «фотография» рабочего дня, хронометраж, самонаблюдение и анализ результатов трудовой деятельности.

Хронометраж, как правило, служит для определения и анализа нормативов по труду и определения их длительности.

Хронометрировать целесообразно вспомогательно-технические и логические операции – как ручные, так и машинно-ручные, относящиеся к оперативному или подготовительно-заключительному периоду.

Хронометраж применяют для:

1) определения, а иногда и установления нормативов времени, которые необходимы для выполнения трудовых операций. В основном временные нормативы, установленные для выполнения определенного рода операций, зависят от степени сложности отдельных элементов;

2) проведения проверки уже существующих документально нормативов времени и степени их выполнения в трудовой деятельности;

3) выявления, по какой причине происходит невыполнение установленных норм;

4) определения трудовых затрат, когда операции слишком кратковременны и иными методами зафиксировать их не удается.

Для проведения хронометража используют обычную или графическую форму хронокарты. Перед проведением хронометража психологу необходимо проинформировать работника и рассказать о задачах и целях предстоящего хронометража, постараться снять напряжение с работника. «Фотография» рабочего дня представляет собой временную регистрацию всех совершенных работником трудовых действий в течение одного трудового дня, режим труда, время отдыха, вынужденная остановка работы и т. д. Для более полного и максимально точного наблюдения, «фотографии», выполнять его следует поэтапно:

1) подготовка к наблюдению;

2) проведение наблюдения;

3) обработка данных наблюдения;

4) анализ результатов и подготовка мероприятий по совершенствованию организации труда или установлению норм и нормативов.

При подготовке к наблюдению изучаются следующие параметры: 1) технологический процесс, который выполняется администратором при выполнении им трудовых функций;

2) организация труда на рабочем месте;

3) порядок обслуживания;

4) технические характеристики, режимы работы.

Все полученные данные фиксируются в специальном бланке, по которому в дальнейшем строится график, отражающий чередование работы и отдыха в процессе рабочего дня, соотношение функций и времени, требуемого на выполнение этих функций.

Самонаблюдение, в основном в такой отрасли, как психология труда, встречается очень часто и представляет собой самоотчеты, а иногда и в виде использования трудовых методов. Если рассматривать самоотчет, то это процесс, когда сам работник фиксирует все свои действия, каждую операцию и деятельность поминутно. Иногда применяется не запись каждого действия, а проговаривание самим работником всех выполняемых им действий, движений, процессов. Однако надо отметить, что при самоотчете работнику очень сложно и выполнять непосредственную работу, и в это же время либо проговаривать, либо записывать свои действия. Также есть и положительные моменты, которые связаны с тем, что после периода адаптации работник сам сможет обращать внимание на те элементы своей трудовой деятельности, на которые раньше не обращал внимания, что приведет к увеличению производительности труда.

При трудовом методе психолог сам выступает в роли работника, деятельность которого фиксируется, т. е. выступает в роли ученика, при этом психолог сможет полностью познать профессию изнутри, выделить трудности, положительные и отрицательные моменты при выполнении трудовых действий. Этот метод позволяет получить информацию путем самонаблюдения тех моментов, которые при самоотчете можно скрыть, замаскировать. Также данный метод позволяет изучить профессиональную деятельность, при этом сам психолог рассматривает сам процесс овладения профессией, да и вообще данный метод является самым обоснованным для внесения корректив для оптимизации и рациональности трудовой деятельности.

Отрицательные моменты при использовании трудового метода заключается в том, что его можно применить только к несложным для овладения профессиям, не требующим больших затрат времени для обучения; фиксирование полученной информации происходит в конце рабочего дня, и психолог может быть сильно утомлен, что отрицательно скажется на отчетности.

Анализ продуктов трудовой деятельности, как правило, используется не как основной метод, а как дополнение к непосредственному методу. Метод основан на изучении официальной документации, статистики по труду, анализе фиксированных продуктов труда и т. д. Использование данного метода позволит проанализировать динамику работоспособности, так как он помогает проследить изменения в течение рабочего дня, определить требования к труду и сравнить их с психологическими возможностями человека. Также можно проанализировать несчастные случаи на производстве, количество бракованной продукции, аварийные случаи, простои на рабочем месте и их причину.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

1.

Общая характеристика психологии как науки

1. Общая характеристика психологии как науки

Как самостоятельная наука психология сформировалась лишь к концу XIX в Основоположником психологии принято считать Аристотеля, который написал первый систематический трактат о душе, долгое время его относили к области философии, религии или медицины. В течение многих столетий предметом психологии так и считалась душа. Представления о ней во все века были неопределенны.

Слово «психология» в переводе с древнегреческого буквально означает «наука о душе» (psyche — «душа», logos — «понятие», «учение»). В научном употреблении термин «психология» появился впервые в XVI в. Первоначально он относился к особой науке, которая занималась изучением так называемых душевных, или психических, явлений, т. е. таких, которые каждый человек легко обнаруживает в собственном сознании в результате самонаблюдения. Позднее, в XVII-XIХ вв. область, изучаемая психологией, расширяется и включает в себя не только осознаваемые, но и неосознаваемые явления. Таким образом, психология — это наука о психике и психических явлениях.

Таким образом, в настоящее время предметом психологии как науки является не размытое в своем толковании понятие души, а более строгое понятие психики. Объектом же исследования психологической науки являются закономерности возникновения и развития, а также проявления человеческой психики. Кроме того, к объекту исследования психологии относятся психические процессы и состояния человека, психические качества. Под психикой в современной науке понимают свойство высокоорганизованной материи активно и адекватно отражать реалии окружающего мира.
Сам термин психология ввел в употребление немецкий философ Кристиан Вольф. В 1878г. в Лейпциге Вундт. Он открыл первую лабораторию экспериментальной психологии в Лейпциге 1879 г. Это оказало существенное влияние на развитие экспериментальной психологии. В лаборатории изучались зрительные и слуховые впечатления, скорости реакций, ассоциации.

Гальтон первым попытался применить эволюционные принципы изменчивости, отбора и приспособляемости к исследованию человеческих индивидов. Научные интересы Гальтона были свзаны с изучением наследственности. Гальтон предпринял попытки адаптировать многочисленные математические процедуры для обработки данных по индивидуальным различий (создание мат.статистики, кот-я стала матиматич-м аппаратам в психологии).

Поделитесь с Вашими друзьями:

Самоанализ — обзор | ScienceDirect Topics

Я помогал афроамериканской группе, которая, кажется, разделяет мою философию культурно-ориентированного подхода к лечению. Вот интерактивный опыт с тематическими исследованиями. Имена вымышлены в целях конфиденциальности.

Пример из практики: жизненное разочарование Лероя (из клинического дневника автора)

Это была группа афроамериканских мужчин и женщин, с обоюдной решимостью стремящихся к самоориентированному внутреннему поиску.Они стремились устранить культурные и индивидуальные барьеры на пути лечения алкоголизма и наркомании. Такой подход обеспечивает непрерывное лечение, гарантирующее выздоровление на всю жизнь. На предыдущих сессиях мы гарантировали наличие невысказанной, но прочной связи доверия, сочувствия, уважения, неотчужденного взаимодействия и приверженности целям группы.

Настала очередь Лероя проверить. Процесс включает обращение к группе о его ситуации, проблемах и сильных сторонах. Поразительный комментарий, который он сделал, застал всех врасплох: «Я ненавижу белых людей.

Был короткий период интроспективного молчания, после которого я ответил: «Хорошо, что вы можете поделиться своими чувствами и разочарованием. Наша цель — провести открытый разговор и прийти к решению, выгодному для вас и всех остальных в группе. Комфортно ли вам получать отзывы от других участников? »

«Да», — подтвердил он. Лерою было 55 лет. В то время он посещал программу по управлению гневом, а также афроамериканскую группу. Он провел более 20 лет в заключении за тяжкие преступления, включая повторное употребление и продажу запрещенных наркотиков.Его целями были полный контроль над гневом, достижение и поддержание трезвости.

«Почему вы ненавидите белых?» Я спросил. И в ответ он погрузился в список всех бед в своей жизни, которые, как он утверждал, были вызваны каждым кавказцем, с которым он когда-либо был связан, от кошмарной бывшей жены, которая подсадила его на наркотики, до постоянных преследований со стороны полиции. Подробности разговора и завершения были настолько затянутыми, что достойны отдельной книги.

Однако я задал ему душевные вопросы.«Лерой, тебе не кажется, что объявлять себя жертвой — это все равно что отдавать свою силу?»

Подумав, он согласился. Я чувствовал, что некоторое понимание его ситуации постепенно и медленно проникало в его сознание.

«Тебе нравятся все чернокожие, Лерой?»

Здесь я полагаю, он был ошеломлен моим вопросом, а также потешен. В мою сторону он бросил серьезный задумчивый взгляд, переросший в улыбку. «Не все», — признался он.«Я люблю свою маму, своих дядей и других родственников и друзей, которые всегда рядом со мной».

«А как насчет членов банды в вашем районе?» Я спросил.

Он казался смущенным и поспешно ответил с крайним отвращением: «Я их ненавижу. Мой любимый племянник был членом банды. Он был убит ими. Я пытался предупредить его о зле банд ».

Я выразил соболезнования в связи с его утратой. Я провел краткий обзор его нынешнего режима лечения, включая управление гневом, психотерапию и нынешний выбор образа жизни.

Я ввел обсуждение чрезмерного обобщения как искажения мыслей и неправильного восприятия человеческого поведения. Это был подходящий момент для группового обсуждения предрассудков и самокритики, направленного, соответственно, на предвзятость и самоуважение. Это было искреннее и честное общение, полное обмена мыслями, убеждениями и заблуждениями с выявлением индивидуальных предубеждений или когнитивных искажений, которые приводят к ошибкам в суждениях, поведении и отношении. Также чрезмерное обобщение, чтение мыслей, навешивание ярлыков на самокритику по Д.«Техника трех столбцов» Д. Бернса была предметом обсуждения. Он учит рациональному реагированию на автоматические мысли, повышая самооценку.

Их искренность в принятии ответственности за неправильные предположения и готовность внести позитивные изменения — первый замечательный шаг к когнитивной реструктуризации. Повторный сеанс этой формы когнитивных упражнений, побуждающий клиентов получать информацию из повседневного жизненного опыта, способствует сохранению обучения поведению.

Было положительное свидетельство адаптации поведения Лероя и последующего движения к трезвости и контролю над гневом в ходе его терапевтических сеансов со мной.Эти изменения в мыслительных процессах Лероя способствовали усилению рационального познания в ходе его лечения и оказали положительное влияние на других членов группы.

То, что вы делаете: внутренние модели ожидаемого поведения других людей Руководство Действие Наблюдение

Прогнозы позволяют людям управлять неопределенностями в социальных взаимодействиях. Здесь мы исследуем, как явные и неявные модели человека — как разные люди ведут себя в разных ситуациях — формируют эти прогнозы. В новой задаче идентификации действия участники оценивали, взаимодействовали ли акторы с объектами или удалялись от них. В двух экспериментах мы без ведома участников манипулировали вероятностями действий двух субъектов в разных ситуациях, так что один субъект обычно взаимодействовал с одним объектом и отстранялся от другого, в то время как другой субъект демонстрировал противоположное поведение. В эксперименте 2 участники дополнительно получили явную информацию о двух людях, которые соответствовали или не соответствовали их фактическому поведению.Данные выявили прямое, но разрозненное влияние обоих типов информации о личности на идентификацию действий. Вероятность неявных действий повлияла на время отклика, ускоряя идентификацию типичных действий по сравнению с атипичными, независимо от явных знаний о поведении человека. Явное знание человека, напротив, повлияло на частоту ошибок, заставляя участников реагировать в соответствии с ожиданиями, а не наблюдаемым поведением, даже когда они знали, что явная информация может быть недостоверной. В совокупности данные показывают, что внутренние модели поведения других людей обычно повторно активируются во время наблюдения за действиями. Они предоставляют первое свидетельство индивидуальной системы социального ожидания, которая предсказывает предстоящие действия как на основе явной информации, так и на основе предшествующего поведения человека в ситуации. Эти данные связывают наблюдение за действиями с недавними моделями прогнозирующего кодирования в несоциальной сфере, где сообщалось о сходных диссоциациях между неявными эффектами на идентификацию стимула и явными поведенческими ставками.

Психологические инструменты исследования: наблюдение, измерение и эксперименты — видео и стенограмма урока

Наблюдение

В каждом есть хоть немного психолога. Обычно это проявляется, когда мы наблюдаем за другими людьми и пытаемся понять, почему они что-то делают. Наблюдение — это процесс скрупулезного наблюдения за взаимодействием другого человека с его или ее окружением. Это немного сложнее, чем просто смотреть на кого-то, что-то делает, даже если вы используете одно из этих причудливых двусторонних зеркал.

Натуралистическое или полевое наблюдение происходит, когда исследователь внимательно наблюдает и отмечает участника в их естественной среде без помех. Например, исследователю может быть любопытно, как два нарцисса, занимающие разные социальные позиции, взаимодействуют на рабочем месте. Это не может быть создано в лаборатории, особенно если два нарцисса не знают, что за ними наблюдают, поэтому это нужно наблюдать вживую в полевых условиях.

Лабораторное наблюдение — это когда исследователь создает провоцирующие условия, а затем наблюдает за последующим поведением в естественной среде.Это означает, что вы начинаете что-то, а затем смотрите, как люди с этим справляются. Одно известное исследование, в котором участвовали лабораторные наблюдения, было названо исследованием куклы Бобо . У Альберта Бандуры было две группы детей, каждая из которых смотрела разные видео: в одной взрослый красиво играет с куклой Бобо, а в другой взрослый выбивает живую начинку из надувной куклы. Когда детей отпускали в игровую комнату, те, кто наблюдал за агрессивным поведением взрослых, действовали точно так же, в то время как другие дети в основном игнорировали куклу Бобо.

Заметная проблема с наблюдениями — это смещение наблюдателя , или когда наблюдатель видит то, что он или она хочет видеть. Оглядываясь назад на приведенный выше пример агрессии, возможно, что исследователь мог бы записать действия как более агрессивные или жестокие, чем они были на самом деле, потому что это именно то, что они ищут. Некоторые способы избежать предвзятости наблюдателя — это провести одинарное или двойное слепое исследование, а также записать то, что вы наблюдаете, для последующей проверки.

Измерения

Что такое психологическое исследование без психологических измерений?

Психологические измерения — это оценки, проводимые обученным исследователем для понимания основных черт личности.Оценки могут касаться многих вещей, в том числе:

  • Когнитивных элементов, таких как IQ или повреждение мозга
  • Эмоциональное приспособление и зрелость
  • Взгляды и мнения в социальных сетях, часто собираемые с помощью опросов
  • Поведенческие или двигательные проблемы

Эти инструменты помогают исследователям понимать людей, обычно путем сравнения их с другими. Например, несколько показателей личности позволяют сравнить ваши ответы с ответами группы других. Если ваши ответы были похожи на ответы депрессивных людей, то вы, скорее всего, в депрессии.Если ваши ответы похожи на ответы маниакального человека, то, скорее всего, вы маниакальный.

Психологические измерения часто трудоемки и требуют много времени для подсчета баллов, что означает, что они редко используются в крупномасштабных исследовательских исследованиях. Однако это не обесценивает их, когда они используются. Они могут предоставить подробную информацию о человеке, недоступном для исследователя, просто наблюдая. Например, Александр Лурия и другие объединили когнитивные, эмоциональные и поведенческие показатели сотен случаев случайных травм головного мозга, чтобы создать комплексный тест для оценки черепно-мозговых травм.

Эксперименты

Одна из основ любой науки — умение проводить эксперименты. Психологические эксперименты — это разработанные и контролируемые сценарии, которые манипулируют переменной для проверки гипотезы или ответа на вопрос. Точно управляемая переменная может быть практически всем, чем может управлять экспериментатор. Например, некоторые известные эксперименты включают в себя:

  • Работа Элизабет Лофтус исследовала, как по-разному задавать вопросы изменяет воспоминания человека
  • Работа Соломона Аша о том, как отдельные люди скорее будут неправы, чем идти против группового мнения
  • Работа Леона Фестингера о том, как люди будут выполнять черную работу за меньшие деньги, но при этом лучше себя чувствовать

Эксперименты дают нам много информации о том, как люди будут реагировать и думать, когда им предъявляются определенные стимулы.Хотя я выбрал некоторые из наиболее популярных исследований в области психологии, существуют буквально тысячи, которые были завершены и обработаны десятками тысяч переменных.

Краткое содержание урока

Психологические исследования многое узнали о самих людях. Один из способов — это простое наблюдение или тщательное наблюдение за взаимодействием других людей в их естественной среде обитания. Еще один способ проверить, как они думают, чувствуют и действуют, — это провести подробные измерения , которые представляют собой оценки или интервью, проводимые для понимания основных мыслей и эмоций.Наконец, существуют простые и сложные экспериментов или разработанный и контролируемый сценарий для проверки гипотезы. Психологи многому научились, используя свои инструменты, но еще есть чему поучиться.

Результаты обучения

После этого видеоурока вы сможете:

  • Описывать три способа, которыми психологи проводят исследования: наблюдение, измерения и эксперименты
  • Определите два типа наблюдения и потенциальные проблемы, которые могут возникнуть при наблюдении
  • Приведите примеры характеристик, которые можно измерить
  • Вспомните примеры известных психологических экспериментов

Как наблюдать | Психология сегодня

Что такое наблюдение, когда оно начинается и как развивается?

Вот большой совет: Лучшие наблюдатели менее самоуверенны. Если вы оперируете мнениями, вы наблюдаете, чтобы подтвердить или опровергнуть их. Если вы непредубеждены, как великий ученый или писатель, вам будет легче видеть вещи такими, какие они есть, а не такими, какими вы хотите их видеть. (Это только мое мнение!)

Наблюдения начались рано

Посмотрите на мать и недельного ребенка, и вы увидите начало общих наблюдений. Младенец смотрит вам в глаза — это почти все, что он может делать, кроме как шевелить губами, чтобы поесть, — и ее наблюдение за матерью является прекрасной иллюстрацией того, насколько безмолвное наблюдение важно для роста.Это может показаться простым и очевидным, но это не так, потому что что происходит с этим актом наблюдения, когда ребенок растет? И ответный взгляд ее матери тоже исчез. Как мы можем восстановить это наблюдение, не буквально, конечно, но поэтически и эмоционально?

Фактически, писатели — это те, кто признают и используют важность наблюдения в своих стихах и романах. Масштабы их наблюдения — вот что делает литературу настолько важной для нашего чувства благополучия.

Джордж Оруэлл был одним из величайших наблюдателей. Он описал этот процесс: «Я не хочу отказываться от мировоззрения, которое приобрел в детстве. Пока я жив и здоров, я буду продолжать … любить поверхность Земли и получать удовольствие от твердых предметов и обрывков бесполезной информации ».

Как человек, зарабатывающий на жизнь психологом и писателем, я ищу вдохновения в обеих областях; доступ к мыслям и вопросам писателей улучшил мою клиническую работу.В лучшей литературе больше вопросов, чем ответов. Эти вопросы расширяют то, что я пытаюсь наблюдать в людях, которые обращаются ко мне за клинической поддержкой. В отличие от психологии, которая битком набита ответами, лучшие стихи и романы вызывают у нас большее изумление, чем до того, как мы их прочитаем. Это изумление делает меня лучшим наблюдателем и помогает сделать наблюдателей лучше и у пациентов, которые меня видят.

Основные выводы

Я не говорю, что мы можем или должны вернуться к инфантильным связям, но я пытаюсь побудить себя и других наблюдать молча. Способность к бесшумному наблюдению, утраченная по пути из-за травм, давления и потерь, остается в нас. Я использую все, что в моих силах, для безмолвного наблюдения, пытаясь проникнуть в суть своей жизни и жизни других людей.

Наблюдение — это первый шаг к переменам. Изменения невозможны без наблюдения.

Психология340: Основные методы исследования

Психология340: Основные методы исследования

Психология 340 Программа
Статистика социальных наук
Государственный университет Иллинойса

Дж.Купер Каттинг
Осень 2002

Некоторые основы методологии исследования

  • Психология как наука
  • Методологии исследования
    • Описательные методы
      • Натуралистическое наблюдение
      • Методы обследования
      • тематические исследования
      • Архивные исследования
    • Экспериментальные методы
      • Константы и переменные
      • Экспериментальный контроль
      • Опытные образцы
  • Настройка файлов данных SPSS в соответствии с вашими переменными

    Психология как наука
      Во многом цели психологии схожи с целями физического науки, но нас беспокоит поведение людей (и животных) а не физический мир.
      • Описание поведения описывать события, что что меняет может повлиять на изменения, что может быть с этим связано и т. д.
      • Прогнозирование поведения с учетом X, что скорее всего произойдет
      • Контроль поведения для целей вмешательства (связанных прогноз поведения)
      • Причины поведения иногда прогнозов не хватает, хочу Знаю, как связаны крестик и результат
      • Объяснение поведения полная теория того, как и почему
      Одно большое отличие состоит в том, что поведение человека (и животных) обычно больше переменной , чем в большинстве физических систем.
      По адресу это:
      • мы используем множество статистических процедур.
      • мы уменьшаем изменчивость, используя различные методы управление .

    Общие подходы к методологиям исследования

    Описательные методы
    • Преимущества
      • позволяют увидеть очень сложные модели поведения, которые реализуются в особые настройки
      • часто очень полезно, когда мало что известно о предмете исследования
      • может узнать о чем-то, на что никогда бы не подумал взглянуть в эксперименте
    • Недостатки
      • Причинность — проблема
      • внутренние проблемы с валидностью из-за отсутствия контроль
        • Каждый беспорядок — угроза, Множество альтернативных объяснений
        • Направленность взаимосвязи неизвестна
          • Турбулентность самолета и разливы кофе
          • Счастливые люди, как правило, хорошо спят (или это то, что вы хорошо спите, когда ты доволен?)
        • Иногда результаты не воспроизводятся
    • Натуралистическое наблюдение
      • научный подход, который фокусируется на наблюдении и описании в его естественной обстановке; обычно используется с встречающимися в природе и текущие явления с небольшим вмешательством экспериментатора
      • Часто первый шаг в исследовательском проекте помогает определить, что некоторые из важных переменных, то следующий шаг — перейти к более контролируемые настройки для дальнейших испытаний
    • Методы опроса
      • метод получения ограниченного объема информации (например,грамм. спрашивать людей об их мнении или поведении) из большого числа люди, как правило, путем случайной выборки
      • широко используемая методика
    • Истории болезни и клинические методологии
      • Интенсивное исследование одного человека, очень традиционный метод (например, Фрейд)
    • Архивные исследования
      • Использование наборов данных, собранных другими исследователями (может быть количественным или качественным в зависимости от характера данных)

    Экспериментальный метод

    • Исследователь систематически манипулирует окружающей средой наблюдать влияние этой манипуляции на поведение.
      (манипулирует независимой переменной [s] и контролирует все другие соответствующие переменных либо путем рандомизации, либо путем прямого экспериментального контроля)
    • Метод позволяет сделать причинно-следственный вывод: любое изменение в зависимая переменная была вызвана манипуляциями с независимыми переменная

    Константы в сравнении с переменными — характеристики психологические ситуации

    • Константы — имеют одинаковое значение для всех людей в ситуация
    • Переменные — потенциально разные значения для каждой человек в ситуации
    Существует много разных классов переменных:
    • Концептуальные vs. Операционные
      • Концептуальные переменные часто являются абстрактными теоретическими объектами, которые имеют соответствующие операционные переменные в эксперименте (конкретно так что их можно измерить или манипулировать)
      • Внутри каждого из этих двух типов существуют следующие подклассы переменные
        • Независимые переменные — это переменные, которые манипулирует экспериментатор, приводит к различным условия в эксперименте
          • Манипуляции с событием / стимулом — изменение характеристик стимулы, контекст и т. д.
          • Обучающие манипуляции — разные группы даны разные инструкции
          • Сюжетные манипуляции — различия есть (в основном уже существующие) между испытуемыми в разных условиях
        • Зависимые переменные — это переменные, которые измеренные экспериментатором, они «зависят» от независимых переменные (если существует связь между IV и DV как гипотеза предсказывает).
        • Управляющие (посторонние) переменные
            Сохранение постоянства — Контроль чрезмерной случайной изменчивости
        • Случайные переменные — могут свободно варьироваться, для распространения вариабельность одинаково во всех экспериментальных условиях
          • Рандомизация
            • Процедуры, которые гарантируют, что каждый уровень посторонней переменной имеет равная вероятность появления во всех условиях наблюдения.
            • Если это правда, то наиболее вероятным исходом является то, что посторонний переменная в среднем одинаково представлена ​​во всех условиях.
            • В среднем посторонняя переменная не смешивается с нашей Управляющая переменная.
        • Смешанные переменные
          • Другие переменные, которые не были учтены (обрабатывались, измеренный, рандомизированный, контролируемый), которые зависят от IV и могут влиять изменения в зависимой (ых) переменной (ах)

    Экспериментальный контроль

      Зачем нам это нужно?
        1) Мы хотим минимизировать чрезмерную изменчивость.
        2) Чтобы уменьшить вероятность смешения.
      • наша цель — проверить возможность связи между изменчивость нашего IV и как это влияет на наш DV. Однако если есть другие переменные, которые влияют на нашу DV, откуда мы знаем, что наблюдаемые различия связаны с нашим IV, а не с какой-то другой переменной

        Источники общей изменчивости:

        I. Неслучайная (NR) изменчивость — систематическая изменчивость

          A. (NR exp ) управляемые независимые переменные (IV)
            я.наша гипотеза состоит в том, что изменения в IV приведут к изменениям в DV
          B. (NR , прочие ) посторонние переменные (EV), которые зависят от IV
            я. другие переменные, которые также меняются вместе с изменениями в IV, которые может, в свою очередь, повлиять на изменения в DV

        II. Случайная (R) изменчивость

          A. Неточность в манипуляциях (IV) и / или измерениях (DV)
          Б. случайным образом изменяющиеся посторонние переменные (EV)

        Источники общей (T) изменчивости: T = NR exp + NR прочие + R

        Наша цель — уменьшить R и NR других , чтобы мы могли обнаруживать NR , эксп. .То есть, чтобы мы могли видеть изменения в DV, которые из-за изменений независимых переменных.

        Многие статистические данные, которые мы будем использовать в этом курсе отношения, которые сравнивают изменчивость, обусловленную случайностью, с общей изменчивостью (что обычно является изменчивостью из-за случайности плюс изменчивость из-за лечение).

        В качестве аналогии рассмотрим отношение как масштаб. Источники изменчивости: гири ставят на весы. Большой вес равен большим источникам изменчивость, малые веса — небольшие источники.«Значимые» эффекты: те, у которых «наклон», измеренный шкалой, «достаточно велик», чтобы увидеть (с легкостью).

        Здесь мы имеем довольно большой лечебный эффект и относительно небольшой случайная и неслучайная посторонняя изменчивость.

        Таким образом, лечебный вес имеет большое влияние на наклон.

        Здесь мы имеем довольно небольшой лечебный эффект и несколько случайных изменчивость и большое количество неслучайной посторонней изменчивости.

        Таким образом, лечебный вес относительно слабо влияет на наклон.

        Попробуйте это дома: эта аналогия действительно работает лучше, если вы используете свои руки. а не в реальном масштабе. Получите кучу маленьких пар предметов (батарейки разного размера работают очень хорошо). Назначьте каждый набор веса к различным источникам изменчивости. Затем закрой глаза и попросите кого-нибудь добавить различные комбинации изменчивости в ваш Руки.Какая рука тяжелее? Когда это различие легко провести, когда это сложно?
    Методы управления изменчивостью

      Сравнение

      • Эксперимент всегда проводит сравнение, поэтому в нем должно быть не менее двух группы
        • Иногда встречаются базовые или контрольные группы
        • Без контрольных групп, если сложнее увидеть, что на самом деле происходит в эксперимента, легче поверить в правдоподобие или несоответствие сравнения
      В пределах vs.Межгрупповые планы
      • В некоторых экспериментальных планах участники используются в качестве собственного контроля. группа. Переменная в пределах (повторяющихся измерений) — это переменная, в которой участник отвечает на всех уровнях независимой переменной. Этот снижает общую изменчивость за счет устранения отклонений из-за индивидуальных различия.

      Статистический контроль

      • Другой способ уменьшить изменчивость — разделить дисперсию и удалить частями его систематическим образом.

    Итак, как все это связано с этим курсом на статистика ?? Некоторые общие экспериментальные конструкции.

      В основе эксперимента лежит сравнение между двумя условия. Другими словами, вы (экспериментатор) всегда будете сравнивать хотя бы две вещи. Это может включать сравнение вашего образца с известным совокупность , или две (или более) разные выборки друг против друга, или даже несколько оценок в одном образце.

      Ниже представлено дерево решений, в котором перечислены некоторые общие экспериментальные конструкции и тип теста статистического анализа, который используется для анализа каждого один. Позже в курсе мы узнаем, как проводить (некоторые) эти статистические тесты (вот что кнопки «лаборатории» у разных тесты для).

      Нажмите кнопку ниже. Это откроет еще одно окно, в котором это дерево распада. Это дерево поможет вам принять решение, исходя из вашего экспериментальный дизайн, какой статистический тест использовать.


    Как все это влияет на ваш набор данных SPSS?
    • Данные, которые необходимо рассматривать попарно (например, повторное измерение, корреляция, регрессия и т. д.) нужны данные в нескольких столбцы, чтобы SPSS знал, какие данные нужно объединить в пары. В противном случае SPSS рассматривает данные один за другим, и ему нужно только «знать», какое условие данные находятся в формате.
    • Между и в пределах
      • , если ваша независимая переменная манипулируется между группами, тогда в вашем файле данных должен быть один столбец, в котором указывается различные уровни этой переменной (так что, по сути, она сообщает SPSS какому условию соответствует эта конкретная строка данных).
      • если ваша независимая переменная обрабатывается внутри групп, то вы нужен отдельный столбец данных для каждого уровня этой переменной.
    • Корреляция и регрессия — каждая из двух (или более) переменных должна быть с учетом собственной колонки


    Если у вас есть вопросы, свяжитесь со мной по телефону [email protected]
  • Типы экспериментов: обзор | tutor2u

    В исследованиях используются различные типы методов, которые можно условно разделить на одну из двух категорий.

    экспериментальный (лабораторный, полевой и естественный) и N экспериментальный ( корреляций, наблюдений, интервью, анкет и тематических исследований).

    Все три типа экспериментов имеют общие характеристики. Всего их:

    • независимая переменная (I.V.), которой манипулируют, или естественная переменная
    • зависимая переменная (D.V.), которая измеряется
    • , будут как минимум два условия, в которых участники производят данные.

    Примечание. Естественные и квазиэксперименты часто используются как синонимы, но это не совсем одно и то же, поскольку в квазиэкспериментах участники не могут быть назначены случайным образом, поэтому вместо наличия условия существует условие.

    Лабораторные эксперименты

    Они проводятся в контролируемых условиях, в которых исследователь намеренно что-то меняет (I.V.), чтобы увидеть влияние этого на что-то еще (D. В.).

    ПРОЧНОСТЬ

    Контроль — лабораторные эксперименты имеют высокую степень контроля над окружающей средой и другими посторонними переменными, что означает, что исследователь может точно оценить эффекты ИВ, поэтому он имеет более высокую внутреннюю валидность.

    Replicable — благодаря высокому уровню контроля со стороны исследователя, исследовательские процедуры можно повторять, чтобы можно было проверить надежность результатов.

    ОГРАНИЧЕНИЯ

    Отсутствует экологическая достоверность — из-за участия исследователя в манипулировании и контроле переменных результаты не могут быть легко обобщены для других (реальных) условий, что приводит к плохой внешней достоверности.

    Полевые эксперименты

    Они выполняются в естественной обстановке, в которой исследователь чем-то манипулирует (I. V.), чтобы увидеть влияние этого на что-то еще (D.В.).

    ПРОЧНОСТЬ

    Действительность — полевые эксперименты имеют некоторую степень контроля, но также проводятся в естественной среде, поэтому можно увидеть, что они имеют разумную внутреннюю и внешнюю валидность.

    ОГРАНИЧЕНИЯ

    Меньше контроля , чем лабораторные эксперименты, и поэтому посторонние переменные с большей вероятностью исказят результаты, и поэтому внутренняя валидность, вероятно, будет ниже.

    Естественные / квазиэксперименты

    Обычно они проводятся в естественной обстановке, в которой исследователь измеряет влияние чего-то, чтобы увидеть влияние этого на что-то еще (Д. В.). Обратите внимание, что в этом случае нет преднамеренного манипулирования переменной; это уже естественно меняется, что означает, что исследование просто измеряет эффект того, что уже происходит.

    ПРОЧНОСТЬ

    Высокая экологическая ценность — из-за отсутствия участия исследователя; переменные возникают естественным образом, поэтому результаты можно легко обобщить для других (реальных) условий, что приведет к высокой внешней достоверности.

    ОГРАНИЧЕНИЯ

    Отсутствие контроля — естественные эксперименты не контролируют окружающую среду и другие посторонние переменные, что означает, что исследователь не всегда может точно оценить эффекты I.V, поэтому он имеет низкую внутреннюю достоверность.

    Не воспроизводится — из-за отсутствия контроля со стороны исследователя процедуры исследования не могут быть повторены, поэтому надежность результатов не может быть проверена.

    Внутренние модели ожидаемого поведения других людей Руководство Действие Наблюдение

    Abstract

    Прогнозы позволяют людям управлять неопределенностями в социальных взаимодействиях. Здесь мы исследуем, как явные и неявные модели человека — как разные люди ведут себя в разных ситуациях — формируют эти прогнозы.В новой задаче идентификации действия участники оценивали, взаимодействовали ли акторы с объектами или удалялись от них. В двух экспериментах мы без ведома участников манипулировали вероятностями действий двух субъектов в разных ситуациях, так что один субъект обычно взаимодействовал с одним объектом и отстранялся от другого, в то время как другой субъект демонстрировал противоположное поведение. В эксперименте 2 участники дополнительно получили явную информацию о двух людях, которые соответствовали или не соответствовали их фактическому поведению.Данные выявили прямое, но разрозненное влияние обоих типов информации о личности на идентификацию действий. Вероятность неявных действий влияла на время реакции, ускоряя идентификацию типичных действий по сравнению с атипичными, независимо от явных знаний о поведении человека. Явное знание человека, напротив, повлияло на частоту ошибок, заставляя участников реагировать в соответствии с ожиданиями, а не наблюдаемым поведением, даже когда они знали, что явная информация может быть недостоверной.В совокупности данные показывают, что внутренние модели поведения других людей обычно повторно активируются во время наблюдения за действиями. Они предоставляют первое свидетельство индивидуальной системы социального ожидания, которая предсказывает предстоящие действия как на основе явной информации, так и на основе предшествующего поведения человека в ситуации. Эти данные связывают наблюдение за действиями с недавними моделями прогнозирующего кодирования в несоциальной сфере, где сообщалось о сходных диссоциациях между неявными эффектами на идентификацию стимула и явными поведенческими ставками.

    Образец цитирования: Шенке К. К., Вайер Н.А., Бах П. (2016) «То, что вы делаете: внутренние модели чужого ожидаемого поведения. Руководство по наблюдению за действиями». PLoS ONE 11 (7): e0158910. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0158910

    Редактор: Марчелло Костантини, Университет Дж. д’Аннунцио, ИТАЛИЯ

    Поступила: 18 марта 2016 г .; Одобрена: 23 июня 2016 г .; Опубликован: 19 июля 2016 г.

    Авторские права: © 2016 Schenke et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

    Финансирование: Эта работа финансировалась ПБ за счет гранта Совета экономических и социальных исследований (http://www. esrc.ac.uk/; ES / J019178 / 1).Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Прогнозы играют ключевую роль в нашей способности добиваться успеха в постоянно меняющейся среде. Они позволяют нам быстро реагировать на ожидаемые события, заполнять неоднозначную или недостающую информацию и выявлять несоответствия между убеждениями и реальностью, если прогнозы не сбываются [1–2].Нет ничего важнее прогнозов, чем социальные взаимодействия, одна из самых динамичных ситуаций повседневной жизни. Предсказания помогают нам координировать поведение с другими [3], интерпретировать их действия [4–6] и обнаруживать обман [7]. В самом деле, некоторые из социальных дефицитов аутизма или шизофрении могут возникать из-за недостатка в прогнозировании собственного поведения и поведения других [8–9].

    Предыдущая работа была сосредоточена на том, как люди получают прогнозы на основе социальных сигналов и сигналов, таких как эмоциональные выражения [10–11], кинематика действий и их соответствие доступным инструментам и целевым объектам [12–15, 5], объектно-ориентированный взгляд [ 16] и явные цели действий других [17–18].Такие сигналы автоматически смещают наблюдение за действиями в сторону ожидаемых действий, позволяя быстро и точно распознавать и планировать собственные действия относительно ожидаемого будущего состояния, а не текущих входных данных [19–20, 3]. Однако явные сигналы — не единственный источник прогнозов. Люди замечательно умеют узнавать других людей, и есть свидетельства, указывающие на специальные когнитивные и нейронные системы для идентификации других и хранения знаний о них (например, [21–24]). Эти знания содержат не только информацию об их внешности, расе и поле, но и информацию, непосредственно связанную с их поведением.Утверждалось [25–27], например, что люди формируют сложные внутренние модели о людях, которых они знают [28–29], описывая, какое поведение они обычно проводят с разными объектами (например, Питер обычно ходит за шоколадом), а также психические состояния, которые подразумевает это поведение (Питер любит шоколад). После создания такие внутренние модели могут автоматически повторно активироваться всякий раз, когда эти люди снова появляются, и предсказывать их наиболее вероятные действия.

    Хорошо известно, что аналогичные внутренние модели определяют наше восприятие несоциальной среды.Например, люди усвоили типичное поведение объектов, так что смещения вверх (против действия гравитации) кажутся более заметными, чем смещения вниз, если, конечно, объект не является самоходным, как ракета [30–31 ]. Точно так же в естественных сценах внимание автоматически направляется на вероятные местоположения соответствующих объектов [32–33], а при идентификации элементов в быстро представленных последовательностях внутренние модели предсказывают предстоящие объекты [34–35], даже если эти последовательности следуют за сложными второстепенными объектами. упорядочить правила искусственной грамматики [36].В совокупности эти результаты предоставляют сходные доказательства того, что (несоциальное) восприятие — это не простой восходящий процесс, а постоянно направляемый сверху вниз внутренними моделями, определяющими поведение внешнего мира. На нейрональном уровне эти влияния можно проследить до активации в низкоуровневых визуальных областях, которые предвосхищают входящую стимуляцию [37]. Поведенчески они проявляются в ускорении времени реакции на предсказуемые события, часто несмотря на неспособность вербализовать лежащую в основе причинную структуру (критическое обсуждение см. [38]).

    Здесь мы спрашиваем, существует ли подобный механизм для социального восприятия, который делает типичное поведение текущего актера в данной ситуации доступным для руководства наблюдением за действиями. Такой механизм должен решить как минимум две проблемы. Во-первых, каждое человеческое действие совместно вызвано рядом скрытых факторов — целей, убеждений, энергии и мотивации, к которым наблюдатели не имеют доступа [39]. Поэтому для стороннего наблюдателя поведение других не может быть описано детерминированно, но стохастически, в терминах тенденций к действию.Во-вторых, одним из самых сильных явных влияний на поведение других является текущий контекст, когда другие проявляют разное поведение в разных ситуациях [5, 25, 40–42]. Например, в психологии личности было показано, что такое ситуативно-зависимое кодирование характеристик позволяет гораздо более надежно описать поведение других, чем общие черты личности (т. Е. Что ребенок стесняется в школе, но проявляет экстравертность дома, а не стесняется в разных ситуациях. [43] .Персональные модели должны отражать именно эту ситуационную зависимость человеческого поведения, кодируя конкретное намеренное поведение человека по отношению к одному типу объекта, но не по отношению к другим (например.г., [25]).

    Несмотря на эти теоретические предложения, в настоящее время мало свидетельств того, что наблюдение за действием задействует такие внутренние модели личности [28–29]. Как отмечалось выше, несколько исследований показали, что наблюдатели предсказывают действия других на основе различных социальных сигналов, таких как улыбка, взгляд или кинематика действия [10–18]. Хотя эти сигналы действительно могут оказывать свое воздействие, предоставляя информацию о человеке, например о целях и убеждениях других, их также можно объяснить на уровне только действий, где определенные сигналы (например,g., улыбка) напрямую предсказывают определенное поведение (подход), вообще не опираясь на информацию о человеке (например, [44–45]). Напротив, социальная психология показала, что люди создают модели личности на основе описаний поведения [46–49]. Тем не менее, хотя было показано, что эти внутренние модели личности влияют на время чтения последующих описаний поведения [50], а также на явные суждения и воспоминания об этих людях ([51–53], обзоры см. [54–57]), их использование в сети во время наблюдения за действиями не было продемонстрировано.Другие исследования показали, что люди учатся тому, как другие смотрят на объекты, которые затем направляют внимание так же, как и непосредственно воспринимаемый взгляд, и что люди автоматически активируют знания о действиях в отношении людей, которых они видят [58–59]. Однако ни одно из этих исследований не продемонстрировало какого-либо прогностического влияния на идентификацию действий, а проверенные знания были очень стереотипными, такими как типичное поведение черных и белых людей [60], части тела, используемые в спорте, ассоциируемом с известными спортсменами [61 –62], или эмоциональное выражение людей, когда их видели в последний раз [63].Следовательно, они не соответствуют критической зависимости от ситуации, которая является отличительной чертой человеческой деятельности [5, 25, 43].

    Здесь мы разрабатываем экспериментальную парадигму, в которой такие предсказания, основанные на человеке, могут быть изучены. Представленные здесь исследования предоставляют первую проверку того, (1) активизируются ли однажды установленные внутренние модели поведения других, когда этих людей снова увидят, (2) оказывают ли эти модели человека прогностическое влияние на наблюдение за действиями, ускоряя идентификацию ожидаемые действия по сравнению с неожиданными, и (3) отражают ли они ситуативную специфику человеческого действия, предсказывая действия, которые другие обычно выполняют в одной ситуации, но не в других.Чтобы проверить эти гипотезы, участникам было предложено простое задание на идентификацию действий, в котором они наблюдали за действиями двух человек (Джона или Клэр) в двух ситуациях (сидя рядом с компьютером или стоя рядом с футбольным мячом). В каждой ситуации они просто сообщали с помощью ускоренного нажатия кнопки, взаимодействовал ли человек с объектом или отвернулся от него. Чтобы вызвать ожидания действий, мы либо манипулировали, без ведома участников, фактическими частотами поведения двух людей в разных ситуациях Эксперимента 1 (например,g., Клэр с большей вероятностью ударит по футбольному мячу, чем печатает на компьютере, и наоборот для Джона), или мы дали им подробные описания («сплетни») того, как эти два человека будут вести себя в эксперименте 2.

    Эта парадигма отражает как требуемое стохастическое, а не детерминированное распределение действий других людей, так и их зависимость от ситуационного контекста (т. Е. Не тот случай, когда один человек просто взаимодействует больше, чем другой, а скорее то, что каждый человек имеет конкретное взаимодействие «Подпись» по объектам).Это позволяет нам проверить, активируются ли автоматически внутренние модели поведения двух людей, когда мы наблюдаем за другими людьми, и предсказывать их наиболее вероятные предстоящие действия в данной ситуации. Несмотря на то, что задача не имеет отношения к делу, личность текущего актера — и то, как мы ранее наблюдали, как он ведет себя с объектами — должна в этом случае напрямую влиять на наблюдение за действием. Действия следует определять быстрее и точнее, если они обычно выполняются этим человеком в данной ситуации, по сравнению с действиями, которые в целом одинаково часты, но обычно выполняются кем-то другим.Это именно то, что мы находим в обоих экспериментах.

    Эксперимент 1: Прогнозы, основанные на предыдущем поведении человека

    Эксперимент 1 обеспечивает начальную проверку того, активируются ли, однажды установленные, внутренние модели типичного поведения другого человека автоматически всякий раз, когда они появляются снова, и облегчают ли идентификацию их наиболее вероятных предстоящих действий в будущем. данной ситуации. Участники выполнили простую задачу идентификации действия, в которой они сообщали с помощью ускоренных нажатий кнопок, взаимодействовал ли актер с объектом или отвернулся от него, в то время как ситуационный контекст (перед компьютером или футбольным мячом) и личность актер (Клэр, Джон) менялся.Участники не знали, что два актера имели разные профили поведения, так что у них была разная вероятность взаимодействия с каждым объектом (например, Клэр с большей вероятностью будет взаимодействовать с футбольным мячом, чем с компьютером, и наоборот для Джона), в то время как в целом Частота действия контролировалась. Если наблюдатели устанавливают внутренние модели типичных взаимодействий двух акторов в разных ситуациях и активируют их всякий раз, когда их снова видят, тогда идентичность актора должна напрямую влиять на наблюдение за действиями: действия должны быть идентифицированы более быстро и точно, когда они выполняются человеком, который обычно это выполняет. действие в данной ситуации по сравнению с индивидуумом, который выполняет его реже, даже если и субъект, и объект не имеют отношения к задаче.

    Чтобы измерить степень, в которой такие эффекты зависят от явных знаний или стратегий реагирования участников, мы спросили всех участников в ходе анализа воронки, заметили ли они какие-либо закономерности в стимулах. Кроме того, мы попросили их оценить, с какими объектами, по их мнению, эти два человека «хотели» взаимодействовать больше. Эти два вопроса предоставляют потенциально разрозненную информацию [38]. Вопрос 1, замечали ли участники манипуляцию, проверяет спонтанное осознание манипуляции во время эксперимента, на которое участники могли положиться при выработке стратегических ответов.Напротив, вопрос о симпатии проверяет, можно ли получить явный доступ к какой-либо неявной информации о поведенческих тенденциях двух людей, в принципе, при надлежащем исследовании уже сформировавшихся моделей личности участников. Такие ответы обычно не отражают явного знания о глобальных паттернах ко-вариаций, но генерируют такое знание во время зондирования, возможно, путем напоминания о запомненных экземплярах увиденных стимулов [38]. Другими словами, в то время как участники, возможно, не смогли независимо обнаружить модели непредвиденных обстоятельств во время эксперимента (вопрос 1), они могли бы иметь возможность делать точные суждения, «считывая» приобретенные внутренние модели ретроспективно (вопрос 2).

    Мы проверили эти гипотезы в первой группе участников (эксперимент 1a), а затем воспроизвели во втором, почти идентичном исследовании (эксперимент 1b), которое отличалось только тем, просили ли участников оценить, как в эксперименте 1a, какой объект они ставят. считали, что этим двум людям нравится больше (подгруппа 1 эксперимента 1b), или просили ли их оценить, с каким объектом они действительно взаимодействовали больше (подгруппа 2 эксперимента 1b).

    Метод

    Участников

    Сорок два студента Плимутского университета (31 женщина, 37 правшей, средний возраст = 20 лет).40 лет, SD = 3,71 года) приняли участие в эксперименте 1a и 57 — в эксперименте 1b (49 женщин, 51 правша, средний возраст = 20,39, SD = 5,56 года) в обмен на зачетные баллы. В обоих экспериментах участники были исключены из анализа времени отклика и частоты ошибок, если они обнаружили экспериментальную манипуляцию (Эксп. 1a, n = 3, Exp. 1b, n = 2), или если они сделали более 10% ошибок (Exp. 1а, n = 2). Размеры выборки были определены с помощью G-Power [64] на пилотных данных от разных участников ( n = 42), что указывает на то, что размер выборки не менее 36 необходим для надежного обнаружения основного эффекта ожидания (dz =.625) мощностью 0,95. Все эксперименты были одобрены Комитетом по этике исследований факультета здравоохранения и гуманитарных наук до сбора данных, и мы сообщаем обо всех измерениях, манипуляциях и исключениях для всех экспериментов. Все участники дали письменное согласие.

    Материалы и аппаратура

    Шкала коэффициентов аутизма (AQ; [65]) содержала 50 вопросов для измерения наличия аутистических черт у нейротипичных людей. Не было обнаружено никакой связи между чертами, похожими на аутизм, и какими-либо эффектами в экспериментах, и мы не будем обсуждать их дальше.

    Собственно эксперимент контролировался Presentation (Neurobehavioral systems, Inc; версия 14.9, сборка 07.19.11) с использованием 32-битного цветного 17-дюймового дисплея Windows XP SP3 1280×1024. Набор стимулов состоял из 16 различных последовательностей двух кадров. Каждая последовательность состояла из нейтрального изображения, которое показывало одного из двух актеров (Джона, Клэр) в одной из двух ситуаций (рядом с компьютером, рядом с футбольным мячом), отображаемое в течение 500 мс. Этот образ был идентичен для обоих действий, которые могли последовать (взаимодействовать, отвернуться), и служил основой для идентификации личности.На втором изображении актер либо взаимодействует с этим объектом (печатает на компьютере, пинает футбольный мяч), либо отворачивается от него. Два изображения были представлены без интервала между стимулами, создавая впечатление очевидного движения [66]. Статические изображения, а не видеоклипы использовались для удаления с помощью редактирования фотографий всех подсказок для контекста, так что только объект и актер имели влияние. Это также обеспечило однозначное время начала суждений о действиях (второе изображение в последовательности).Чтобы контролировать эффекты реакции Саймона [67], в одной половине испытаний объект находился слева от людей, а в другой половине — справа (см. Рис. 1 для примера стимулов).

    Рис. 1. Последовательность испытаний.

    Каждое испытание начиналось с фиксации крестика (400 мс) и короткого пустого экрана. Каждое действие начиналось с изображения, на котором один из двух человек (Джон, слева; Клэр, справа) находился в одной из двух ситуаций (у компьютера вверху; возле футбольного мяча внизу).Затем они либо взаимодействовали с объектом, либо отворачивались от него, причем один человек обычно взаимодействовал с одним объектом и отворачивался от другого, и наоборот.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0158910.g001

    В анкете для первого выхода участники эксперимента 1a и половина участников эксперимента 1b оценили, насколько каждому актеру понравился каждый объект по шкале от — 4–4 без нуля, например: «Как вы думаете, насколько Джон понравился мяч?».Вторая половина участников эксперимента 1b оценила, насколько каждый субъект взаимодействовал с каждым объектом, используя ту же шкалу (от -4 до +4 без нулевой точки). Второй анкетный опрос представлял собой разбор воронки, состоящий из пяти вопросов, определяющих любые явные знания об экспериментальных манипуляциях, которые могли бы определять стратегические ответы. Сначала их спросили: «Насколько легко вам удалось определить, взаимодействовали ли акторы с объектом или отвернулись от него?» и ответил на это, обведя цифру от 1 «очень сложно» до 10 «очень легко».Затем их спросили: «Было ли вам легче идентифицировать одного актера, чем другого? Если да, укажите, пожалуйста, какое именно »,« Было ли вам легче идентифицировать одно действие, чем другое? Если да, укажите, пожалуйста, какой из них »,« Вы заметили что-нибудь необычное в каких-либо актерах или объектах? »И« Вы заметили какие-либо закономерности в стимулах? »

    Процедура

    Участники заполнили AQ, а затем получили письменные и устные инструкции. Когда экспериментатор убедился, что задача понятна, участники выполнили компьютерную задачу, которая содержала 240 попыток.Оба актера (Джон, Клэр) одинаково часто показывались в каждой из ситуаций (компьютер, футбольный мяч), но мы варьировали, как часто они выполняли два возможных действия в этих ситуациях (взаимодействие, отворачивание). В 80% испытаний актеры выполняли свои типичные действия, в то время как в оставшихся 20% они выполняли нетипичные действия. Таким образом, для одного участника Джон будет взаимодействовать с компьютером в 80% случаев и отворачиваться от него в 20%, в то время как он отворачивается от футбольного мяча в 80% случаев и взаимодействует с ним в 20%.Клэр показала бы обратные обстоятельства (взаимодействие с футбольным мячом в 80% и компьютером в 20% случаев). Эти сопоставления непредвиденных обстоятельств были уравновешены между участниками. Испытания были представлены блоками по 40 (четыре повторения восьми обычных испытаний и один набор необычных испытаний), чтобы обеспечить равное распределение нечетных фигур в эксперименте.

    Каждая проба начиналась с фиксации крестика в центре экрана (400 мс). После пустого экрана длительностью от 400 до 800 мс (выбранный случайным образом) была представлена ​​одна из двух последовательностей кадров.В эксперименте 1а асинхронность начала стимула (SOA) между первым и вторым кадрами последовательности действий составляла либо 150 мс, либо 850 мс. Поскольку никакие эффекты не зависели от SOA, в эксперименте 1b изображения следовали друг за другом с фиксированным SOA в 500 мс. Участники нажимали кнопку со стрелкой «ВВЕРХ», чтобы определить, что актеры взаимодействуют с объектами (печатая или пиная), и кнопку со стрелкой «ВНИЗ», чтобы определить, что актеры отворачиваются от объектов. Участников попросили ответить как можно быстрее и точнее.Если они занимали больше 2000 мс или ответили неправильно, сообщение об ошибке напоминало им о правильном назначении кнопок. После эксперимента участники заполнили две анкеты для выхода, их поблагодарили и полностью проинформировали.

    Исключения из испытаний

    Во всех экспериментах использовались одни и те же критерии исключения. Первые двенадцать испытаний каждого эксперимента считались тренировочными и исключались. Кроме того, испытания исключались, если они подпадали под любой из следующих критериев: 1) испытания с RT более 2000 мс (максимальная продолжительность интервала ответа), 2) испытания с ожиданием (т.е., ответы до отображения критического второго кадра), 3) испытания, в которых время представления было неопределенным (неопределенность измерения более 10 мс), и 4) испытания с RT более 3 стандартных отклонений от среднего состояния участников. Для анализа RT дополнительно исключались испытания ошибок.

    Результаты

    4,58% испытаний были исключены из эксперимента 1a и 1,28% из эксперимента 1b (критерии см. Выше). Остальные данные были проанализированы с помощью дисперсионного анализа с повторными измерениями с факторами Наблюдаемое действие (действие с объектом, отворачивание от объекта) и типичность действия (типичное, странное), отдельно для времени отклика (RT) и частоты ошибок.

    Время ответа

    Анализ эксперимента 1a не выявил основного эффекта наблюдаемого действия, F [1,36] = 2,233, p = .144, ηρ 2 = 0,058, но незначительно значимый основной эффект типичности действия, F [1,36] = 3,140, ​​ p = 0,085, ηρ 2 = 0,080, а также взаимодействие между обоими факторами, F [1,36 ] = 6,378, p = 0,016, ηρ 2 =.151. Как видно на рис. 2, действия по отношению к объектам (удар по футбольному мячу, набор текста на компьютере) определялись быстрее, когда текущий актер обычно выполнял эти действия с объектами, по сравнению с тем, когда они были нетипичными для актера. , t [36] = 3,330, p = 0,002, коэффициент Коэна d = 0,16. Однако такого эффекта не было обнаружено для изъятия, t [36] = 0,518, p = 0,607, d = 0,04.

    Рис. 2. Эксперименты 1a и 1b RT и положительные результаты.

    Верхняя панель: среднее время отклика в эксперименте 1a (левые панели) и 1b (правые панели). На каждой панели левые столбцы показывают идентификацию действий по отношению к объектам (ввод текста на компьютере или удары ногами по футбольному мячу), а правая полоса демонстрируют отказ от этих объектов. Черные полосы отражают действия, ожидаемые от этого человека в данной ситуации, а белые полосы показывают действия, ожидаемые от другого человека. Планки погрешностей показывают стандартную ошибку среднего. Средняя и нижняя панели: корреляция между эффектами прогнозирования в RT для действий по отношению к объектам и соответствующими различиями в воспринимаемой симпатии к объекту и частоте взаимодействия для лиц, которые либо идентифицировали (незакрашенные ромбики), либо не определили (закрашенные ромбики) поведенческую модель.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0158910.g002

    Анализ эксперимента 1b полностью повторил эти результаты. Он выявил незначительно значимый основной эффект наблюдаемого действия, F [1,51] = 3,070, p = 0,086, ηρ 2 = 0,057 и прогнозируемый эффект типичности действия, F [1,51] = 12,314, p = 0,001, ηρ 2 = 0,194. Важно отметить, что, как и в эксперименте 1а, этот эффект был квалифицирован взаимодействием обоих факторов: F [1,51] = 12.773, p = 0,001, ηρ 2 = .200. Преимущество RT для типичных действий по сравнению с нетипичными действиями присутствовало только тогда, когда люди действовали с объектами (пинали футбольный мяч, печатали на компьютере), t [51] = 4,620, p <0,001, d = .29, но не когда они отказались от них, t [51] = 0,379, p = 0,707, d = 0,021. Ввод группы (вопросы о симпатиях, частотные вопросы) в ANOVA не выявил каких-либо дополнительных эффектов, все F <1.

    Частота ошибок

    Никаких эффектов не было обнаружено ни в одном из экспериментов ( F s <2,124) для данных ошибки, за исключением основного эффекта наблюдаемого действия в эксперименте 1b, F [1, 49] = 5,155, p = .028, ηρ 2 = .095, с большим количеством ошибок для действий по отношению к объектам, чем для удаления, что не было связано с нашими гипотезами.

    Ожидания

    Важный вопрос заключается в том, влияют ли внутренние модели личности только на время идентификации действия или же они вызывают явное ожидание ответа, так что участники идентифицируют ожидаемое действие, даже если оно еще не представлено (т.е., пока на экране остается нейтральное изображение). Из-за низкого числа ожиданий (6,46% в обоих экспериментах) мы объединили данные для экспериментов 1a и 1b, чтобы увеличить мощность, и выполнили ANOVA с повторными измерениями с факторами Ожидаемое действие (действовать с объектом, отвернуться от объекта) и Response (выявлено типичное действие, выявлено атипичное действие) по данным участников, которые сделали хотя бы одно ожидание, n = 31. Был незначительно значимый основной эффект ответа, F [1,30] = 3.214, p = 0,083, ηρ 2 = 0,097, показывая, что ответы обычно предвосхищают ожидаемое действие, но нет основного эффекта от Ожидаемого действия ( F = 2,161), ни взаимодействия между два ( F = 0,171). Таким образом, ожидания показывают, что типичное поведение других не только влияет на идентификацию действия, но также иногда заставляет участников предвкушать предстоящую реакцию, пока нейтральное изображение все еще находится на экране.

    Оценки лайков и частотности

    После выполнения задания на определение действия участники оценили, насколько двум людям понравились два объекта (в эксперименте 1a и подгруппе 1 эксперимента 1b), и насколько каждый человек взаимодействовал с ними (подгруппа 2 эксперимента 1b). В эксперименте 1а объекты, на которые обычно воздействовал данный человек, были оценены как более понравившиеся этому человеку ( M = 1,79, SD = 1,52), чем объекты, от которых этот человек обычно отвернулся ( M = -0 .17, SD = 1,89), t [36] = 3,818, p = ,001, d = 1,05. Этот эффект был воспроизведен в эксперименте 1b. Когда объекты обычно подвергались действию, они оценивались как более понравившиеся ( M = 1,74, SD = 1,21), чем когда они были отвергнуты ( M = 0,40, SD = 1,82), t [26] = 2,498, p = ,019, d = ,80. Точно так же, когда объекты обычно подвергались действию, они оценивались как взаимодействующие с другими ( M = 2.20, SD = 1,06), чем когда они были отвернуты от ( M = 0,50, SD = 1,49), t [24] = 4,332, p <0,001, d = 1,30 ,

    Установив, что участники могут получить доступ к некоторой явной информации о поведении двух людей, мы затем проверили, предсказывает ли явное знание человека последствия во время идентификации действия. Поэтому мы также включили тех участников, которые явно обнаружили непредвиденные обстоятельства между людьми, объектами и действиями (но также сообщают, зависят ли результаты от этих участников).Регрессионный анализ измерял взаимосвязь между очевидной явной осведомленностью о поведении людей, как видно из оценок симпатий и частоты, и эффектом времени реакции на действия по отношению к объектам (разница между вероятными и маловероятными действиями для актера) для каждого из трех участников. группы отдельно. Ни одна из трех групп участников не показала значимой корреляции (Exp 1a, r = 0,187, n = 40, p = 0,248; Exp 1b симпатия, r =.252, n = 28, p = 0,195; Exp 1b, частота, r = 0,210, n = 26, p = 0,304). Однако в каждом из них точка пересечения отлична от нуля (Exp 1a, t = 3,325, p = ,002; Exp 1b по вкусу, t = 1,710, p = ,099; Exp 1b, частота, t = 2,117, p = .045), что указывает на то, что даже те, у кого нет явного представления о предпочтениях или частотных рейтингах, по-прежнему демонстрируют значительные эффекты прогнозирования RT.Та же картина наблюдается, когда три участника, обнаружившие манипуляцию, были исключены, за исключением того, что перехват оценок симпатий в эксперименте 1b теперь не смог достичь предельной значимости ( t = 1,519, p = 0,142).

    Чтобы получить достаточную мощность для обнаружения более слабых эффектов корреляции, данные из всех трех подгрупп были объединены. Этот анализ действительно выявил незначительную корреляцию между оценками после эксперимента и эффектами времени отклика (все участники, корреляция; r =.186, p = 0,073; только неосведомленные участники, корреляция; r = 0,181, p = 0,089). Кроме того, они подтвердили значительный перехват (все участники, t = 4,957, p <,001, только неосведомленные участники, t = 4,544, p <,001), что указывает на то, что даже те, кто не смог явное воспоминание о поведении людей по-прежнему показало надежные эффекты прогнозирования времени отклика.

    Обсуждение

    Эксперимент 1 проверял, активируются ли внутренние модели типичного поведения других автоматически, когда они снова появляются, и предсказывает ли их наиболее вероятные предстоящие действия в данной ситуации.Действительно, действия выявлялись быстрее, когда они были типичными для данного человека в данной ситуации, по сравнению с действием, которое в целом одинаково часто, но обычно выполняется другим человеком. Эти эффекты идентичности актера на наблюдение за действиями были обнаружены, даже несмотря на то, что индивидуум и ситуация не имели отношения к задаче, и общая частота каждого действия контролировалась для разных ситуаций и отдельных лиц. Таким образом, они предоставляют первое свидетельство того, что наблюдение за другими людьми сопровождается активацией внутренних моделей личности, которые описывают типичное поведение этих людей в данной ситуации, что смещает идентификацию в сторону их наиболее вероятных предстоящих действий.

    Поразительным наблюдением было то, что в обоих экспериментах ожидания действия влияли на идентификацию действий с объектами (например, удар по футбольному мячу, набор текста на клавиатуре), но не на отказ от них. Хотя это и не предсказано, это открытие согласуется с предположением, что предсказание действий происходит специально для осмысленных действий по отношению к объектам ([недавний обзор см. [5]; см. Также [13–14, 25]), и что избегание объектов кодируется на втором уровне как запрет потенциального подхода [68–69].Например, даже несмотря на то, что существуют популяции нейронов для представления непереходного действия [70–71], большинство зеркальных нейронов, один из предложенных основных механизмов понимания и предсказания действий, срабатывает только для действий по отношению к объектам (см. Обзор [72]). ] и даже у человека объектно-направленные действия представлены в выделенных популяциях нейронов [73]). В самом деле, исследования на людях показывают, что разрешенные взаимодействия с объектом воспринимаются и предсказываются легче, чем действия, которые не допускаются [19, 74], а исследования умственных способностей высокого уровня показывают, что предсказания того, что будут делать другие люди (например,g., в теории мысленных задач) возникают для поведения, связанного с приближением, но не для поведения избегания [68–69]. Таким образом, наши результаты согласуются с этими исследованиями и дополнительно подтверждают особый статус объектно-ориентированных действий в наблюдении и прогнозировании действий.

    Влияние идентичности актора на идентификацию действия маловероятно в результате стратегических реакций участников, обнаруживших экспериментальные манипуляции. Только пять участников спонтанно обнаружили экспериментальную манипуляцию при зондировании после эксперимента.Более того, если эффекты отражали подготовку стратегического реагирования, они должны были быть обнаружены не только для взаимодействия с объектами, но и для отказа, тем более, что общее время реакции между этими условиями не различается. Тем не менее, более быстрые реакции были обнаружены только для значимых действий по отношению к объектам, но не действий вдали от них. Наконец, явные эффекты подготовки ответа должны конкретно влиять на частоту ошибок, а не только на время ответа [75–76], но такие эффекты не были обнаружены.

    Важно отметить, что при явном зондировании после эксперимента участники могли сделать достоверные суждения о том, какие объекты нравились двум людям больше и с которыми они были склонны взаимодействовать. Таким образом, если обычно видели, как Джон взаимодействует с компьютером, но отворачивается от футбольного мяча, участники могли извлекать эту информацию по прямому запросу, и позже было сочтено, что ему нравятся компьютеры больше, чем футбольные мячи. Однако важно отметить, что, хотя данные показывают некоторые слабые связи между этими оценками после эксперимента и эффектами прогноза во времени ответа, они также показали, что даже те участники, которые не продемонстрировали какого-либо рейтингового эффекта, по-прежнему демонстрировали значительные эффекты прогноза.Этот вывод согласуется с идеей о том, что явное знание не является основой для эффектов прогнозирования, но вместо этого эти внутренние модели поведения других людей не являются полностью непрозрачными, но к ним можно получить доступ для генерации поведенческой информации, возможно, играя через соответствующие экземпляры в памяти (о подобных диссоциациях см. [77–79]).

    Эксперимент 2: явное знание чужого поведения

    Наблюдение за действиями — не единственный наш источник информации о наших партнерах по взаимодействию.Люди любят посплетничать (например, [80]), а общие знакомые являются богатым источником информации о других людях, которые могут оказывать аналогичное прогностическое влияние на наблюдение за действиями. Это также типичная ситуация, проверенная в предыдущей работе по социальной психологии, где проверялось влияние явных описаний человека на последующую память человека и время чтения [81, 51, 53, 56–57]. В текущем исследовании предпринята попытка зафиксировать это явное социальное знание и проверено, оказывают ли такие явно выведенные модели человека такое же или иное влияние на наблюдение за действиями, как фактический образец поведения людей в эксперименте 1, и взаимодействуют ли они с этой (потенциально противоречивой) информацией. .В начале эксперимента участникам было дано подробное описание типичного поведения двух актеров («Джордж обычно пинает мяч ногой, но редко печатает на компьютере»). Затем они выполнили ту же задачу по идентификации действий, что и в эксперименте 1. Во всех блоках эксперимента фактические поведенческие тенденции могли либо соответствовать описанию человека (в 75% испытаний человек действовал в соответствии с ожиданиями и противоречил ожиданиям в оставшихся 25 случаях). % испытаний), противоречат предыдущему описанию (действия людей противоречат ожиданиям в 75% испытаний) или могут быть двусмысленными (они выполнили описанное действие в 50% испытаний, а альтернативные действия — в другом. 50%).Чтобы гарантировать, что участники будут воспринимать поведение людей в свете предшествующих описаний поведения, мы попросили их оценить после каждого блока, в какой степени фактическое поведение людей соответствует первоначальному описанию.

    Таким образом, эта задача строит неявно полученные внутренние модели других людей из моделей, полученных на основе явной информации. Это позволяет нам проверить, во-первых, приводит ли явная информация о других к подобным предубеждениям при идентификации их действий, которые обнаруживаются в результате неявного статистического манипулирования их поведением.Во-вторых, это позволяет нам проверить, в какой степени явные и неявные предсказания взаимодействуют или независимы друг от друга.

    Метод

    Участников

    49 участников (39 женщин, средний возраст = 20,92 года, SD = 6,06; 44 правши) приняли участие в исследовании в обмен на зачетные единицы курса. Один участник был исключен за ошибку более 10%.

    Аппараты и материалы

    Стимулы и ход каждого испытания были идентичны предыдущим экспериментам.Эксперимент контролировали с помощью E-Prime 2.0 (Psychology Software Tools, Питтсбург, Пенсильвания), и ответы записывались с помощью кнопок.

    Дизайн и процедура

    Участники получили подробные инструкции, а затем прошли 16 явных практических испытаний в задаче идентификации действия эксперимента 1b (здесь потребовалось больше практических испытаний, чем в предыдущем эксперименте, из-за повышенной сложности, выявленной пилотным тестированием). Все действия в практических испытаниях выполнялись третьим участником, который не участвовал в основном эксперименте.Затем участников проинформировали, что при выполнении этой задачи их также попросят выполнить вторую задачу и оценить, соответствует ли описание человека фактическому поведению человека. Для практики им сообщили, что актер обычно бьет по мячу, но отворачивается от компьютера. Затем они прошли 12 дальнейших испытаний по идентификации практических действий, в которых 8 испытаний подтвердили гипотезу, а 4 опровергли ее. Затем они оценили, насколько они согласны или не согласны с тем, что наблюдаемое поведение соответствует предыдущему описанию человека по 4-балльной шкале (1 = «полностью не согласен», 4 = «полностью согласен»).

    После того, как и участник, и экспериментатор были удовлетворены тем, что задача была понята, участнику было дано подробное описание типичного поведения актеров (например, что Джон обычно бьет по мячу, но отворачивается от компьютера, или наоборот, и что Клэр имеет противоположные предпочтения), и что они должны были оценить уместность этого описания поведения, увидев реальное поведение индивидов в каждом из девяти блоков экспериментов (по 32 испытания в каждом).В начале каждого блока участникам напоминали о явном описании человека и о том, что это новый набор испытаний, и игнорировать то, что они видели ранее. Затем они выполнили задачу идентификации действия Эксперимента 1b. Фактическое поведение людей отличалось в каждом блоке, так что оно могло либо соответствовать предыдущему описанию человека (75:25), быть двусмысленным (50:50) или противоречить ему (25:75), так что актеры выполняли противоположное действие чаще. В конце каждого блока участники оценивали, согласны ли они с тем, что поведение людей соответствует описаниям людей в начале эксперимента.Порядок блоков был рандомизирован для участников.

    В конце эксперимента была введена шкала социального интеллекта [82]. Шкала состоит из 21 вопроса по 7-балльной шкале Лайкерта. Примеры вопросов: «Я могу предсказать поведение других людей», «Я часто чувствую неуверенность в отношении новых людей, которых я не знаю» и «Я часто могу понять, что другие имеют в виду, по их выражению лица, языку тела и т. Д.» Не было значительных корреляций между этой шкалой и наблюдаемыми эффектами, поэтому это не будет обсуждаться далее.

    Результаты

    Время ответа

    В целом было исключено 7,26% испытаний (5,33% ошибок и 1,93% для RT, превышающих 3 SD от среднего). Остальные данные были проанализированы с помощью повторных измерений ANOVA с факторами Соответствие действия-описания (наблюдаемое действие следует / не следует за описанием человека), совпадение блока-описания (наблюдаемая статистика в текущем блоке соответствует описанию человека, неоднозначна, противоречат описанию) и Тип действия (действовать по отношению к объекту, отойти от объекта).

    Анализ RT (рис. 3, левые панели) не выявил основного эффекта соответствия блока-описания, F [2,44] <1, ни совпадения действия-описания, F [1,47] <1 , ни типа действия, F [1,47] <1, что не дает никаких доказательств того, что действия, которые соответствовали явной информации, как правило, определялись быстрее, чем несовпадающие действия. Важно отметить, что между блоком-гипотезой и соответствием действия-гипотезы было взаимодействие, F [2,46] = 5.062, p = 0,010, ηρ 2 = 0,180, что указывает на то, что время отклика определяется статистическими закономерностями в блоке, а не явным описанием человека. В блоке, в котором поведение людей соответствовало предыдущему описанию, участники быстрее определили действия, которые соответствовали этому описанию ( t = 2,260, p = 0,029, d = 0,66). Однако в блоках, где вероятность действий была равной (и люди действовали случайным образом), не было различий между действиями, которые совпадали или не соответствовали предыдущему описанию человека ( t <1).Наконец, когда поведение актеров в блоке противоречило описанию человека, эффект также изменился: RT были быстрее для испытаний, которые не соответствовали описанию человека (но, следовательно, соответствовали статистике в блоке), t = 2,060, p = 0,045, d = 0,60. Таким образом, эти данные не обнаруживают эффекта от предшествующей явной информации о личности, но повторяют эксперимент 1 и показывают, что внутренние модели личности, полученные на основе вероятности действий человека, влияют на время отклика даже в пределах относительно коротких блоков из 32 испытаний.Других эффектов не было ( F s <2,391). В эксперименте 1 вероятность действия конкретно влияла на действия с объектами, но не на отказ от них. Поэтому мы проверили, вызываются ли эффекты RT аналогичным образом этими действиями по отношению к объектам. Действительно, запланированные сравнения не выявили значительных эффектов (все F s <1,376) для отмены, в то время как действия в отношении испытаний показали соответствующее взаимодействие между блоком и соответствием гипотезы, F [2,46] = 4.471, p = 0,017, ηρ 2 = 0,163.

    Рис. 3. RT и частота ошибок для эксперимента 2.

    Черные полосы представляют испытания, которые следовали гипотезе, а белые полосы представляют испытания, которые противоречат гипотезе. Левая сторона показывает время отклика, а правая — частоту ошибок. Верхний ряд указывает действия по отношению к объектам, а нижний ряд указывает снятие средств. Планки погрешностей показывают стандартную ошибку среднего.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0158910.g003

    Частота ошибок

    Частота ошибок была проанализирована с помощью той же модели ANOVA, что и RT. Он не выявил эффекта совпадения с описанием блока, F [2,46] = 1.099, p = .342, ηρ 2 = .046, ни типа действия, F [1 , 47] = .360, p = .552, ηρ 2 = .008, но основной эффект соответствия действия-описания, F [1,47] = 7.404, p = 0,009, ηρ 2 = 0,136. Участники делали больше ошибок, когда действия противоречили предыдущему описанию человека. Этот эффект был квалифицирован взаимодействием соответствия действия-описания и типа действия, F [1,47] = 6,385, p = 0,015, ηρ 2 = 0,120, что показывает, что увеличение Количество ошибок для непредвиденных действий было сильнее для действий по отношению к объектам, чем отказов, как было обнаружено в предыдущих экспериментах для статистической информации о человеке.Действительно, попарные сравнения показали, что основной эффект соответствия действия-описания присутствовал для действий по отношению к объектам, F [1,47] = 15,740, p <0,001, ηρ 2 = 0,251 ), но не для снятия средств ( F <1,265). Наконец, было взаимодействие между описанием блока и типом действия, F [1,47] = 3,790, p = 0,030, ηρ 2 = 0,012, но это не имело отношения к наши гипотезы.

    Оценки поведения

    Данные о том, в какой степени люди были оценены как следовавшие описанию человека в различных блоках, были проанализированы с помощью одностороннего дисперсионного анализа с коэффициентом соответствия блока и описания (блоки либо соответствовали гипотезе, либо не соответствовали гипотезе, либо показывали каждое действие одинаково) . Этот основной эффект был значительным: F, [1, 143] = 72,053, p, <0,001, показывая, что участники достоверно различали различные модели поведения в трех типах блоков.Согласие было выше, когда поведение актеров в блоке соответствовало описанию предыдущего человека ( M = 2,97, SD = ,51), чем когда вероятность действий была двусмысленной ( M = 2,27, SD = ,36) , t [47] = 8.201, p <.001, или напротив описания ( M = 1.93, SD = .42), t [47] = 10.391, p < .001. Более того, они были выше для двусмысленных вероятностей, чем для распределений, противоположных описанию человека, t [47] = 6.096, п. <.001.

    Обсуждение

    Эксперимент 2 показал, что внутренние модели поведения других людей могут быть установлены либо на основе наблюдения за их типичным поведением, либо на основе явных описаний личности, причем оба они оказывают диссоциативное влияние на идентификацию действий. Вероятность действий двух человек повлияла на время идентификации действий (но не на частоту ошибок), так что действия по отношению к объектам определялись быстрее, когда они обычно выполнялись этим человеком в данной ситуации, по сравнению с действиями, которые выполнялись реже.Помимо воспроизведения эксперимента 1, эти результаты показывают, что модели человека могут быть созданы на основе относительно небольшого количества воздействий (32 испытания в блоке) и оказывать свое влияние спонтанно, несмотря на второстепенную задачу оценки поведения человека.

    Напротив, явные описания поведения двух лиц напрямую повлияли на частоту ошибок (но не на время отклика), так что действие, скорее всего, было неверно идентифицировано для действия, которое в настоящее время ожидалось (например,g., определяя удар как отказ, когда он ожидался). Это влияние на частоту ошибок поразительно, учитывая, что участники знали, что во всех блоках действия с одинаковой вероятностью совпадают и не соответствуют описанию поведения, и что им было дано указание оценить, верна ли явная информация или нет. Простое поддержание гипотезы о чьем-то поведении может, таким образом, вызвать неуловимую тенденцию действовать в соответствии с этим предсказанием, даже если явно пытаться сохранять непредвзятость.

    Дифференциальный эффект явной и неявной информации согласуется с другими исследованиями прогнозирующего кодирования в несоциальной сфере. Неявная информация о статистических закономерностях часто влияет на скорость реакции, возможно, потому, что она позволяет относительно низкоуровневые перцепционные (или моторные) ожидания предстоящих событий [76]. Явная информация, напротив, обеспечивает предположения более высокого уровня, которые могут вызвать тенденцию делать явные «ставки» на то, что будет наблюдаться, что позволяет людям открыто проверять любую имеющуюся у них гипотезу о закономерностях, управляющих событиями, в сравнении с реальностью [83, 75 ].Действительно, в недавнем исследовании именно эти явные поведенческие ставки были связаны с явным (а не неявным) признанием основных правил, управляющих последовательностями событий [76]. Таким образом, нынешняя диссоциация согласуется с работой по предсказательному кодированию, которая рассматривает поведенческие ставки как ключевые механизмы обучения для явного обучения и проверки явных гипотез. Кроме того, это дополнительно подтверждает, что эффекты времени отклика отражают не эту доступную в настоящее время (и явно протестированную) модель человека, а скорее статистическую информацию о наиболее вероятном поведении других людей с различными объектами.

    Общее обсуждение

    В двух экспериментах мы проверили, используют ли наблюдатели внутренние модели о типичном поведении других людей в различных ситуациях, чтобы предсказать их наиболее вероятные предстоящие действия. В эксперименте 1 участники выполняли простую задачу идентификации действия — независимо от того, взаимодействовал ли актор с объектом или отстраняется от него, — в то время как мы манипулировали, незаметно для них, распределением вероятностей, с которым акторы выполняли это поведение в разных ситуациях (т.е., один человек обычно взаимодействовал с футбольным мячом, но оторвался от компьютера, и наоборот для другого человека). Мы обнаружили, что идентификация действий действительно чувствительна к идентичности актера, будучи более быстрой для действий, типичных для человека в данной ситуации, по сравнению с действиями, которые в целом были одинаково частыми, но обычно выполнялись кем-то другим. Этот эффект был обнаружен даже у участников, которые не могли сообщить о типичном поведении индивидов, и даже при том, что и ситуация, и человек не имели отношения к задаче, что предполагает в значительной степени автоматический эффект.

    Эксперимент 2 затем показал, что подобные, но диссоциативные эффекты вызываются для явной информации о действующих лицах. Здесь участники оценивали описания поведения актеров, в то время как мы варьировали в разных блоках степень, в которой акторы действительно следовали этим шаблонам. Мы обнаружили, что фактическая вероятность действия актера снова ускорила время идентификации, показывая, что эти эффекты прогноза подстраиваются под новую статистику в очень небольшом количестве воздействий (32 испытания в блоке).Напротив, явные описания поведения повлияли на частоту ошибок, заставляя участников реагировать в соответствии с явными предсказаниями, а не с тем, что было воспринято. Эта предвзятость наблюдалась даже тогда, когда участников просили просто оценить данные описания поведения, и они знали, что фактическое поведение может отличаться. Простая оценка гипотезы о поведении других может, таким образом, вызвать непроизвольную предвзятость подтверждения [84] этих действий независимо от фактических моделей поведения или непроизвольные поведенческие «пари», когда участники проверяют свои явные гипотезы действий в сравнении с реальностью ([76], см. Также [83, 75]).

    Эти два эксперимента предоставляют совпадающие доказательства того, что внутренние модели человека влияют на наблюдение за действиями в предсказуемой манере, так что действия, которые с наибольшей вероятностью будут совершать другие, выявляются быстрее и точнее. Эти результаты согласуются с недавней теоретической работой, которая переосмыслила социальное восприятие, от обычных восходящих механизмов, которые сопоставляют кинематическую информацию с собственными знаниями о действиях [85–87], к интерактивным моделям, в которых наблюдение за действием постоянно руководствуется предшествующими знания [4–6].Как показано здесь, эти модели предполагают, что нисходящая информация о человеке (тенденции к действиям, цели, убеждения) постоянно интегрируется с ситуационными ограничениями (объектами, доступными для достижения цели) для прогнозирования наиболее вероятных действий. Поэтому ожидаемые действия должны обрабатываться быстро, в то время как неожиданные действия вызывают серьезные ошибки прогнозирования и пересмотр моделей человека. В то время как предыдущие исследования показали, что такие ожидания происходят из социальных сигналов (например, [10, 13–16, 19, 88]), нынешние данные показывают влияние идентичности акторов и внутренних моделей их поведения: то, что нам сказали о них и о том, как они ранее реагировали на подобную ситуацию.

    Насколько нам известно, это первое исследование, показывающее такой нисходящий эффект моделей человека на наблюдение за действиями в Интернете. Хотя известно, что модели человека обеспечивают систему отсчета, по которой можно судить о поведении других [46–48], в предыдущих исследованиях использовались показатели, далекие от наблюдения за действиями в Интернете, такие как время чтения или воспоминания о людях [51, 53] , 55–57, 81]. Другие исследования показали, что люди повторно активируют связанную с действиями информацию о других, когда их видят, но эти знания носят очень общий характер и не отражают, как эти люди ведут себя в различных ситуациях (например,g., части тела, используемые в спорте известных спортсменов, [61–62]; предшествующее эмоциональное выражение или направление взгляда, [63, 58–59]). Наши новые данные теперь показывают, во-первых, что внутренние модели личности могут влиять на идентификацию действий в сети, и что, во-вторых, знания этого человека организованы вокруг дискретных ситуаций, отражая не только того, что кто-то обычно делает, но также какие ситуации эти происходят действия [25].

    Поразительным открытием стало то, что влияние на идентификацию онлайн-действий в значительной степени не зависело от способности участников делать четкие суждения о поведении двух людей.В эксперименте 1 участники смогли точно оценить, как часто люди взаимодействовали с объектами и насколько им «нравились» эти действия. Тем не менее, хотя эти суждения были слабо связаны с эффектами времени отклика, ускорение ожидаемых действий было обнаружено даже у тех, кто был не в состоянии выносить такие суждения. Точно так же в эксперименте 2, хотя предоставление участникам явных знаний об отдельных лицах также приводило к явным предубеждениям в идентификации действий, это происходило иначе, чем неявно приобретенные знания об отдельных лицах, влияя на частоту ошибок, а не на время отклика, заставляя участников иногда реагировать в соответствии со своими действиями. ожидания, а не наблюдаемая реальность.

    Подобные диссоциации известны также из социальной психологии. Явные суждения, которые люди делают о других, часто абстрагируются от поведения, которое действительно наблюдалось, что приводит к тому же отсутствию сильных корреляционных отношений, как здесь [77–78]. Поэтому утверждалось, что участники могут вообще не делать явных суждений во время социального восприятия. Только когда их явно спрашивают после эксперимента, они формируют такие впечатления специальным образом, полагаясь на свою (несовершенную) память о том, что наблюдалось ранее.С такой точки зрения эффекты времени отклика в Эксперименте 1 отражают автоматическое создание и активацию моделей человека, когда эти люди видны. Явные рейтинговые эффекты после эксперимента, напротив, отражают попытки «прочитать» эти модели задним числом, возможно, путем моделирования / воображения наблюдаемых событий, которые наблюдал ранее, и заключения о них.

    Эта интерпретация также согласуется с исследованиями причинно-следственного или статистического обучения.Люди могут изучать даже сложные взаимосвязи второго порядка между событиями и быстрее реагировать на ожидаемые стимулы по сравнению с непредсказуемыми. Во многих случаях участники не могут явным образом вербализовать эти знания, и даже если они могут, они не являются диагностикой эффектов прогнозирования в задаче на время отклика (например, [89–90]; критический взгляд см. В [38]). Как указывалось выше, это не означает, что существуют две отдельные системы для неявного и явного обучения. Вместо этого можно было бы предположить, что участники решают явные задачи, пытаясь повторно активировать свои внутренние модели на основе предоставленных сигналов, но эта повторная активация несовершена и по-разному эффективна у разных людей (например,г., [89, 91–92, 38]).

    Наблюдаемое различие между неявными и явными знаниями, влияющими на время отклика и частоту ошибок, соответственно, особенно согласуется с такими моделями. Недавняя работа в области прогнозного кодирования предполагает, что неявная информация о статистических закономерностях часто влияет на скорость реакции, поскольку она может поддерживать относительно низкоуровневые перцепционные (или моторные) ожидания предстоящих событий [76]. Напротив, явные гипотезы о предстоящих событиях обеспечивают выводы более высокого уровня, которые постоянно проверялись явными поведенческими «ставками», которые затем либо подтверждаются, либо опровергаются посредством ошибок, совершаемых участниками ([76]; см. Также [75, 83]).Таким образом, наши результаты показывают, что социальные ожидания могут быть аналогичным образом проверены на реальном поведении человека.

    Хотя социальные исследования демонстрируют продолжающееся влияние начальных ожиданий черт на категоризацию поведенческих описаний (например, [48, 53, 57]), в эксперименте 2 мы обнаруживаем, что наблюдаемые действия очень быстро корректируют исходную гипотезу, так что участники могут судить фактическое поведение точно после каждого блока. Это может быть связано с тем, что более конкретные действия нашего исследования имеют более сильный эффект «обновления» или описанное поведение («Джон в основном печатает на компьютере, но отворачивается от футбольного мяча.”) Более конкретны, чем ожидаемые черты в социальной литературе, которые имеют тенденцию быть более общими и, следовательно, более устойчивыми к неконгруэнтному поведению (обзоры см. В [54–57]). Однако может также случиться так, что большинство социальных исследований обычно не исследуют эффекты, пока впечатления все еще формируются. Действительно, одно исследование показало, что предоставление атипичных членов группы после формирования стереотипа приводит к тому, что эта информация в значительной степени игнорируется, но если эти члены группы сообщаются во время формирования стереотипа, это ослабляет стереотип [93].Таким образом, как и в текущем исследовании, знание человека податливо из-за противоречивого поведения, пока оно еще формируется, но в меньшей степени, когда оно полностью установлено.

    Поскольку это первое исследование, изучающее активацию внутренних моделей других людей, некоторые вопросы остаются без ответа. Во-первых, текущее исследование показывает, что однажды установленные внутренние модели поведения других людей становятся доступными во время наблюдения за действиями и смещают идентификацию действия в сторону этих прогнозов.Однако круг ситуаций и действующих лиц по необходимости был ограничен, а стимулы были относительно упрощенными. Поэтому важно установить, что люди могут также приобретать внутренние модели других в реальных социальных взаимодействиях, когда участники встречаются с большим количеством разных людей в различных более слабо связанных ситуациях, которые предлагают разнообразные возможности действий, которые, тем не менее, предполагают схожую основу. черты характера (например, спортивные и академические ситуации, такие как библиотеки, лекционные залы и фитнес-студии).

    Такие исследования также помогли бы решить второй вопрос, а именно, являются ли механизмы, лежащие в основе этих прогнозов, исключительно социальными или они полагаются на общие механизмы предметной области. Как уже отмечалось, люди обычно приобретают даже сложные отношения между стимулами, социальными и прочими, и могут использовать их, чтобы предсказать, что будет дальше, например, исходя из искусственных последовательностей грамматики [36]. Некоторые теоретики утверждают, что внутренние модели, которые строят другие люди, очень похожи, что подразумевает преемственность между механизмами обучения физической и социальной причинности [94–96].Таким образом, возникает вопрос, могут ли текущие результаты быть объяснены также более общими несоциальными механизмами, которые, например, просто изучают случайности между последующими стимулами, являются ли они социальными или несоциальными.

    Хотя это не было предметом внимания данного первого исследования, некоторые аспекты нашего исследования предполагают использование, по крайней мере, информации о конкретных действиях. Во-первых, наши эффекты предсказания ограничивались предсказаниями объектно-ориентированных действий, но не отказами.Хотя этот вывод во многом согласуется с предыдущими выводами об особом статусе целенаправленных действий как во время наблюдения, так и во время прогнозирования (см. Выше и [5] для обзора), его трудно объяснить с помощью абстрактного обучения, основанного на стимулах, который должен применяться ко всем типам стимулов в равной степени. Во-вторых, мы обнаружили, что аналогичные эффекты предсказания (снова ограниченные действиями по отношению к объектам) были получены, когда информация о человеке была явно предоставлена ​​в эксперименте 2 в явно социальном формате: какие действия два субъекта обычно выполняют с объектами.Трудно понять, почему участники усердно переводили эти описания в несоциальные обстоятельства до эксперимента, тем более что им приходилось оценивать эти описания людей после каждого блока. Наконец, хотя эффект был слабым и мог быть продемонстрирован только при объединении данных по группам, эффекты прогнозирования времени ответа были слабо связаны с последующими оценками людей: насколько эти два человека взаимодействовали с объектами и нравились им. Опять же, с точки зрения простого обучения стимулам, такие отношения невозможно предсказать.Это предполагает, что, по крайней мере, часть обучения во время задания времени отклика используется при вынесении суждений о человеке, предлагая социальное или, по крайней мере, основанное на действии кодирование стимулов.

    В будущих исследованиях потребуется более непосредственная проверка того, в какой степени уникальные социальные механизмы лежат в основе этих предсказательных эффектов. Указанный выше тип эксперимента поможет решить эти вопросы. Например, после того, как участники знакомятся с двумя людьми, действующими в спортивных или академических ситуациях, можно проверить, в какой степени приобретенные знания основаны на действиях, чтобы любое прогнозируемое ускорение переходило к эквивалентному действию, которое достигает той же цели (например,g., делая записи на компьютере или в блокноте) или отражает приписывание личностных качеств более высокого уровня, которые распространяются даже на новые ситуации (например, различные спортивные или академические ситуации). Такие исследования открыли бы возможность более тесной увязки исследований в области социальной и экспериментальной психологии, чтобы обеспечить общую основу прогнозирующей модели человека для человеческих социальных взаимодействий.

    Выводы

    Это исследование показывает, что наблюдатели обычно получают доступ к явным и неявным знаниям о том, какие действия наблюдаемый субъект обычно выполняет в данной ситуации, что позволяет им быстро идентифицировать эти ожидаемые действия.Эти данные предоставляют свидетельства для индивидуальной системы социального ожидания, которая отслеживает действия, которые другие проявляют по отношению к окружающей среде, и использует их для прогнозирования их предстоящих действий в зависимости от ситуации. Наши результаты подтверждают недавние модели, в которых идентификация действия возникает из взаимодействия восходящих сигналов и таких нисходящих ожиданий, основанных на предварительных знаниях о поведении других в различных ситуациях.

    Благодарности

    Мы благодарим членов лаборатории Plymouth Action Prediction (actionprediction.com) за полезное обсуждение.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: KS NW PB. Проведены эксперименты: К.С. Проанализированы данные: КС СЗ ПБ. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: KS. Написал статью: КС СЗ ПБ.

    Ссылки

    1. 1. Кларк А. Что дальше? Прогнозирующий мозг, расположенные агенты и будущее когнитивной науки. Behav. Brain Sci. 2013; 36 (3): 181–204. pmid: 23663408
    2. 2. Barsalou LW.Моделирование, ситуационная концептуализация и прогнозирование. Философский Trans R Soc. 2009; 364: 1281–9.
    3. 3. Себанц Н., Кноблич Г. Прогнозирование в совместных действиях: что, когда и где. Верх Cogn. Sci. 2009; 1 (2): 353–67. doi.wiley.com/10.1111/j.1756-8765.2009.01024.x pmid: 25164938
    4. 4. Чибра Г. Отражение действий и понимание действий: альтернативный счет. В Haggard P., Rosetti Y., & Kawato M. (Eds.), Сенсорно-моторные основы высшего познания.Внимание и производительность XXII. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2007.
    5. 5. Бах П., Николсон Т., Хадсон М. Гипотеза сопоставления аффордансов: как объекты направляют понимание и предсказание действий. Front Hum Neurosci. 2014; 8 (май): 254
    6. 6. Килнер JM, Фристон KJ, Фрит CD. Предиктивное кодирование: учет системы зеркальных нейронов. Cogn Process. 2007; 8 (3) сен: 159–66. pmid: 17429704
    7. 7. Райт MJ, Bishop DT, Jackson RC, Abernethy B.Области мозга, связанные с выявлением обманчивых футбольных движений более квалифицированными и низкоквалифицированными игроками. Передний. Гм. Neurosci. 2013; 7 (декабрь): 851.
    8. 8. Костер-Хейл Дж, Сакс Р. Теория разума: проблема нейронного предсказания. Нейрон. Elsevier Inc .; 2013 4 сентября; 79 (5): 836–48. pmid: 24012000
    9. 9. Пелликано Э., Берр Д. Ответ Броку: шум и аутизм. Trends Cogn. Sci. Elsevier Ltd; 2012; 16 (12): 574–5.
    10. 10. Адамс РБ, Амбади Н., Макрэй С.Н., Клек РЭ.Эмоциональные выражения предсказывают поведение приближения-избегания. Мотив. Эмот. 2006; 25 июля, 30 (2): 177–86.
    11. 11. Джонстон Л., Майлз Л. и Макрэй С.Н. Почему ты мне улыбаешься? Социальные функции удовольствия и улыбки без удовольствия. Британский журнал социальной психологии, 2010; 49 (1), 107–127.
    12. 12. Бах П., Бейлисс А.П., Самосвал СП. Зеркало предсказания: взаимодействие процессов зеркала и аффорданса во время наблюдения за действием. Психон. Бык. Ред., Февраль 2011 г .; 18 (1): 171–6.pmid: 21327353
    13. 13. Хунниус С., Беккеринг Х. Раннее развитие знаний об объектах: изучение визуальных ожиданий младенцев во время наблюдения за действием. Dev Psychol. 2010; 46 (2): 446–54. pmid: 20210504
    14. 14. Стапель Дж. К., Хунниус С., Беккеринг Х. Онлайн-прогнозирование действий других: вклад целевого объекта, контекста действия и кинематики движения. Psychol Res. 2012; 76 (4): 434–45. pmid: 22398683
    15. 15. Stapel JC, Hunnius S, van Elk M, Bekkering H.Моторная активация при наблюдении необычных по сравнению с обычными действиями в младенчестве. Soc Neurosci. 2010; 5 (5–6): 451–60. pmid: 20602285
    16. 16. Пьерно А.С., Беккио К., Уолл М.Б., Смит А.Т., Турелла Л., Кастиелло У. Когда взгляд превращается в хватку. J. Cogn. Neurosci. 2006; 18 (12): 2130–7. pmid: 17129195
    17. 17. Хадсон М., Николсон Т., Симпсон В.А., Эллис Р., Бах П. На шаг впереди: воспринимаемая кинематика действий других смещена в сторону ожидаемых целей. J. Exp. Psychol.Gen.2015; 145 (1): 1–7. pmid: 26595838
    18. 18. Хадсон М., Николсон Т., Эллис Р., Бах П. Я понимаю, что вы говорите: предварительное знание целей других автоматически искажает восприятие их действий. Познание. Elsevier B.V .; 2016; 146: 245–50. DOI: https://doi.org/10.1037/xge0000126
    19. 19. Бах П., Кноблих Г., Гюнтер Т.С., Фридеричи А.Д., Принц В. Понимание действия: определение пространственных и функциональных отношений. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 2005; 31 (3): 465–79.http://dx.doi.org/10.1037/0096-1523.31.3.465 pmid: 15982126
    20. 20. Ковентри К.Р., Кристофель Т.Б., Фер Т., Вальдес-Конрой Б., Херрманн М. Множественные пути к ментальной анимации: язык и функциональные отношения управляют обработкой движения для статических изображений. Psychol. Sci. 2013; 24: 1379–88. pmid: 23774464
    21. 21. Tempini MLG, Price CJ, Josephs O, Vandenberghe R, Cappa SF, Kapur N, et al. Нейронные системы, поддерживающие обработку лиц и имен собственных. Головной мозг. 1998; 121: 2103–18.http://dx.doi.org/10.1093/brain/121.11.2103 pmid: 9827770
    22. 22. Тодоров А, Гоббини М.И., Эванс К.К., Хэксби СП. Спонтанное извлечение аффективных знаний человека в восприятии лица. Нейропсихология. 2007 7 января; 45 (1): 163–73. Доступно: http://dx.doi.org/10.1093/brain/121.11.2103 pmid: 16759672
    23. 23. Фрит С.Д., Фрит У. Механизмы социального познания. Анну. Rev. Psychol. 2012; 63: 287–313. pmid: 21838544
    24. 24. Quinn KA., Macrae CN.Восприятие лица и человека: выводы из социального познания. Br. J. Psychol. 2011; 102 (4): 849–67. pmid: 21988388
    25. 25. Барреси Дж., Мур С. Преднамеренные отношения и социальное понимание. Behav. Brain Sci. 1996; 19: 107–54. Доступно: http://dx.doi.org/10.1017/S0140525X00041881
    26. 26. Hassabis D, Spreng RN, Rusu AA, Robbins CA, Mar RA, Schacter DL. Представьте себе всех людей: как мозг создает и использует модели личности для прогнозирования поведения. Цереб.Cortex. 2013 5 марта; 24: 1979–87. pmid: 23463340
    27. 27. Йомогида Ю., Сугиура М., Акимото Ю., Мияути С.М., Кавасима Р. Нейронная основа моделирования событий: исследование FMRI. PLoS One. 2014 Янв; 9 (5): e96534. pmid: 24789353
    28. 28. Парк Б. Методика изучения развития впечатлений реальных людей. J Pers Soc Psychol. 1986; 51 (5): 907–17.
    29. 29. Парк Б., ДеКей М.Л., Краус С. Агрегация социального поведения в модели человека: согласованность, индуцированная воспринимающим.J Pers Soc Psychol. 1994; 66 (3): 437–59. pmid: 8169759
    30. 30. Фрейд Дж. Представляя динамику статической формы. Mem Cognit. 1983; 11 (4): 342–6. pmid: 6633251
    31. 31. Хаббард Т.Л. Экологические инварианты в представлении движения: подразумеваемая динамика и репрезентативный импульс, гравитация, трение и центростремительная сила. Psychon Bull Rev.1995; 2 (3): 322–38. pmid: 24203714
    32. 32. Брокмол Дж. Р., Хендерсон Дж. М.. Распознавание и управление вниманием во время контекстных подсказок в реальных сценах: данные по движениям глаз. Q. J. Exp. Психол . (Хоув). 2006; 59 (7): 1177–1187.
    33. 33. Kaiser D, Stein T, Peelen MV. Группировка объектов на основе закономерностей реального мира облегчает восприятие за счет уменьшения конкурентных взаимодействий в зрительной коре головного мозга. Proc. Natl Acad. Sci. 2014; 111 (30): 11217–22. pmid: 25024190
    34. 34. Schuck NW, Gaschler R, Frensch PA. Неявное изучение того, что происходит, когда и где происходит в последовательности: временной ход получения ассоциаций серийная позиция-позиция и позиция-позиция для представления серийного заказа.Adv. Cogn. Psychol. 2012; 8 (2): 83–97. pmid: 22679464
    35. 35. Ремиллард Г. Чистое обучение последовательностям, основанное на восприятии. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 2003; 29 (4): 581–97. pmid: 12924860
    36. 36. Рид Дж., Джонсон П. Оценка неявного обучения с помощью косвенных тестов: определение того, что узнали о структуре последовательности. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 1994; 20: 585–594.
    37. 37. Стефаникс Дж., Кремлачек Дж., Циглер И.Отрицательность визуального несоответствия: прогнозное кодирование. Front Hum Neurosci. 2014; 8 (сентябрь): 1–19.
    38. 38. Шанкс Д.Р., Сент-Джон М.Ф. Характеристики диссоциативных систем обучения человека. Behav. Brain Sci. 1994 Feb 4; 17 (03): 367–95. Доступно: http://dx.doi.org/10.1017/S0140525X00035032
    39. 39. Заки Дж. Интеграция кий: общие рамки социального познания и физического восприятия. Перспектива. Psychol. Sci. 2013 7 мая; 8 (3): 296–312. pmid: 26172972
    40. 40.Лупфер МБ, Кларк Л.Ф., Хатчерсон Х.В. Влияние контекста на спонтанные характеристики и ситуативные атрибуции. J Pers Soc Psychol. 1990; 58 (2): 239–49.
    41. 41. Хэм Дж., Вонк Р. Умно и легко: одновременная активация спонтанных выводов о чертах и ​​спонтанных ситуационных выводов. J Exp Soc Psychol. 2003 Sep; 39 (5): 434–47.
    42. 42. Тодд А.Р., Молден Д.К., Хэм Дж., Вонк Р. Автоматическая и сопутствующая активация множественных социальных выводов. J Exp Soc Psychol.Elsevier Inc .; 2011 Янв; 47 (1): 37–49.
    43. 43. Мишель В., Шода Ю. Теория когнитивно-аффективной системы личности: реконцептуализация ситуаций, диспозиций, динамики и инвариантности в структуре личности. Психологический обзор, Том 102 (2), апрель 1995 г., стр. 246–268. Доступно: http://dx.doi.org/10.1037/0033-295X.102.2.246 pmid: 7740090
    44. 44. Гергей Г., Чибра Г. Телеологическое мышление в младенчестве: наивная теория рационального действия. Trends Cogn Sci. 2003; 7 (7): 287–92.pmid: 12860186
    45. 45. Ruffman T, Taumoepeau M, Perkins C. Статистическое обучение как основа социального понимания у детей. Br J Dev Psychol. 2012; 30 (Pt 1): 87–104. pmid: 22429035
    46. 46. Стинсон Л., Икес В. Эмпатическая точность во взаимодействии друзей-мужчин с незнакомцами-мужчинами. J. Pers. Soc. Psychol. 1992 May; 62 (5): 787–97. Доступно: http://dx.doi.org/10.1037/0022-3514.62.5.787 pmid: 1593418
    47. 47. Хасти Р. Причины и последствия причинной атрибуции.J. Pers. Soc. Psychol. 1984; 46 (1): 44–56.
    48. 48. Срулл Т.К., Лихтенштейн М., Ротбарт М. Процессы ассоциативного хранения и поиска в памяти человека. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 1985; 11 (2): 316–45. pmid: 3157770
    49. 49. Срулл Т.К. Организационные и поисковые процессы в памяти человека: изучение целей обработки, формата представления и возможной роли самогенерируемых поисковых сигналов. J. Pers. Soc. Psychol. 1983; 44 (6): 1157–70.
    50. 50. Belmore SM. Детерминанты внимания при формировании впечатления. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 1987; 13 (3): 480–9.
    51. 51. Heider JD, Scherer CR, Skowronski JJ, Wood SE, Edlund JE, Hartnett JL. Ожидаемые черты и стереотипные ожидания одинаково влияют на память человека. J. Exp. Soc. Psychol. 2007; 43 (2): 265–72.
    52. 52. Шерман JW, Гамильтон DL. О формировании межэлементных ассоциативных связей в памяти человека.J. Exp. Soc. Psychol. 1994; 30 (3): 203–17.
    53. 53. Стангор К., Макмиллан Д. Память для информации, соответствующей ожидаемому, и информации, несовместимой с ожидаемым: Обзор литературы о социальном и социальном развитии. Psychol. Бык. 1992; 111 (1): 42–61.
    54. 54. Wyer NA. Когда я думаю о тебе: Память для людей и групп. Мудрый справочник прикладной памяти. 2013. с. 292–311.
    55. 55. Гамильтон DL, Шерман SJ. Восприятие людей и групп. Psychol.Rev. 1996 May; 103 (2): 336–55. Доступно: http://dx.doi.org/10.1037/0033-295X.103.2.336 pmid: 8637962
    56. 56. Срулл Т.К., Вайер Р.С. Память личности и суждение. Psychol. Rev.1989 Jan; 96 (1): 58–83. Доступно: http://dx.doi.org/10.1037/0033-295X.96.1.58 pmid: 2648446
    57. 57. Стерн Л.Д., Маррс С., Миллар М.Г., Коул Э. Время обработки и отзыв непоследовательного и последовательного поведения отдельных лиц и групп. J. Pers. Soc. Psychol. 1984; 47 (2): 253–62.
    58. 58.Джойс К., Шенке К., Бейлисс А., Бах П. Взгляд в будущее: предварительное привлечение внимания к объектам, на которые будут смотреть другие. Cogn. Neurosci. 2015; (Июль): 1–8.
    59. 59. Фришен А, Самосвал СП. Эффекты долгосрочной привязки взгляда: свидетельство восстановления предыдущих состояний внимания из памяти. Визуальное познание, 2006. 14 (3), 351–364.
    60. 60. Диктер С., Гюровски И. Влияние нарушений ожидания на раннее внимание к расе в парадигме формирования впечатления.Soc. Neurosci. 2012; 7 (3): 240–51. pmid: 21919565
    61. 61. Бах П., Самосвал СП. Согните его, как Бекхэм: воплощение моторики известных спортсменов. Q. J. Exp. Psychol. 2006; 59 (12): 2033–9.
    62. 62. Типпер С.П., Бах П. Эффект торможения лица: социальный контраст или моторная конкуренция? J. Cogn. Psychol. 2011; 23 (1).
    63. 63. Хальберштадт Дж., Винкельман П., Ниденталь П.М., Далле Н. Эмоциональная концепция: как воплощенные концепции эмоций направляют восприятие и лицевые действия.Psychol. Sci. 2009; 20 (10): 1254–61. pmid: 19732387
    64. 64. Фаул Ф., Эрдфельдер Э., Ланг А.Г., Бюхнер А. Г. * Power 3: гибкая программа статистического анализа мощности для социальных, поведенческих и биомедицинских наук. Методы исследования поведения, 2007; 39, 175–191. pmid: 17695343
    65. 65. Барон-Коэн С., Уилрайт С., Скиннер Р., Мартин Дж., Клабли Э. Коэффициент аутистического спектра (AQ): данные синдрома Аспергера / высокофункционального аутизма, мужчин и женщин, ученых и математиков.J Autism Dev Disord. 2001 Feb; 31 (1): 5–17. pmid: 11439754
    66. 66. Вертхаймер М. Experimentelle Studien über das Sehen von Bewegung. Zeitschrift für Psychologie, 1912; 61, 161–265.
    67. 67. Саймон-младший. Реакции на источник раздражения. J. Exp. Psychol. 1969; 81 (1): 174–6. pmid: 5812172
    68. 68. Фридман О, Лесли AM. Обработка требований в рассуждении «убеждение-желание»: запрет или общая трудность? Dev. Sci. 2005; 8 (3): 218–25. pmid: 15819753
    69. 69.Лесли А.М., Герман Т.П., Полицци П. Обоснование убеждений и желаний как процесс отбора. Cogn. Psychol. 2005; 50 (1): 45–85. pmid: 15556129
    70. 70. Фадига Л., Фогасси Л., Павеси Г., Риццолатти Г. Облегчение моторики во время наблюдения за действием: исследование магнитной стимуляции. J Neurophysiol. 1995; 73 (6): 2608–11. pmid: 7666169
    71. 71. Press C, Catmur C, Cook R, Widmann H, Heyes C, Bird G. Свидетельство фМРТ «зеркального» отклика на геометрические формы. PLoS One. 2012; 7 (12): 1–10.
    72. 72. Fabbri-Destro M, Rizzolatti G. Зеркальные нейроны и зеркальные системы у обезьян и людей. Physiology (Bethesda). 2008; 23 (38): 171–9.
    73. 73. Agnew ZK, Wise RJS, Leech R. Диссоциация объектно-направленного и не объектно-направленного действия в системе человеческого зеркала; последствия для теории моторного моделирования. PLoS One. 2012; 7 (4).
    74. 74. ван Элк М., ван Ши Х. Т. и Беккеринг Х. Семантическое знание действия об объектах поддерживается функциональной моторной активацией.Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность, 2009; 35 (4), 1118. pmid: 19653753
    75. 75. Дюран Н.Д., Дейл Р. Опережающее размещение рук в статистическом обучении последовательностей позиций. В материалах 31-го ежегодного собрания Общества когнитивных наук (стр. 893–898). Амстердам: Общество когнитивных наук; 2009.
    76. 76. Дейл Р., Дюран Н.Д., Морхед-младший. Прогнозирование во время статистического обучения и последствия для явного и неявного разделения.Adv. Cogn. Psychol. 2012 Янв; 8 (2): 196–209. pmid: 22723817
    77. 77. Хасти Р., Парк Б. Взаимосвязь между памятью и суждением зависит от того, является ли задача суждения основанной на памяти или онлайн. Psychol. Rev. 1986; 93 (3): 258–68.
    78. 78. Тормала З.Л., Петти РЭ. Он-лайн и обработка на основе памяти: роль «потребности в оценке» в восприятии человека. Личное Соц. Psychol. Бык. 2001; 27 (12): 1599–612.
    79. 79. Бейлисс А.П., Гриффитс Д., Самосвал СП.Прогнозирующие сигналы взгляда влияют на оценку лица: эффект эмоции лица. Европейский журнал когнитивной психологии, 2009 г .; 21 (7), 1072–1084. pmid: 20885988
    80. 80. Бирсма Б., Ван Клиф Г.А. Почему люди сплетничают: эмпирический анализ социальных мотивов, предшественников и последствий. J. Appl. Soc. Psychol. 2012; 42 (11): 2640–70.
    81. 81. Коэн CE. Категории людей и социальное восприятие: проверка некоторых границ обрабатывающего эффекта предшествующих знаний. Дж.Чел. Soc. Psychol. 1981; 40 (3): 441–52.
    82. 82. Сильвера Д.Х., Мартинуссен М., Даль Т.И. Шкала социального интеллекта Тромсо, самооценка социального интеллекта. Scandanavian J. Psychol. 2001; 42: 313–9.
    83. 83. Маркус Д. Д., Каратекин С., Маркевич С. Окуломоторные доказательства последовательного обучения в задаче последовательного времени реакции. Память и познание, 2006; 34 (2), 420–432.
    84. 84. Никерсон RS. Предвзятость подтверждения: повсеместное явление во многих обличьях.Преподобный генерал Психол. 1998; 2 (2): 175–220.
    85. 85. Риццолатти Г., Крейгеро Л. Система зеркало-нейрон. Анну. Rev. Neurosci. 2004 Jan; 27: 169–92. pmid: 15217330
    86. 86. Риццолатти Г., Синигалья С. Функциональная роль контура теменно-лобного зеркала: интерпретации и неправильные интерпретации. Nat. Rev. Neurosci. Издательская группа «Природа»; 2010; 11 (4): 264–74. pmid: 20216547
    87. 87. Якобони М. Нейробиология подражания. Curr Opin Neurobiol.2009; 19 (6): 661–5. pmid: 19896362
    88. 88. Бах П., Пелен М.В., Самосвал СП. О роли объектной информации в наблюдении за действием: исследование с помощью фМРТ. Cereb Cortex. 2010; 20 декабря (12): 2798–809. pmid: 20231266
    89. 89. Шанкс Д.Р., Перрюше П. Диссоциация между праймингом и распознаванием в выражении последовательного знания. Психон. Bull Rev.2002; 9 (2): 362–7. pmid: 12120801
    90. 90. Баттеринк Л.Дж., Ребер П.Дж., Невилл Г.Дж., Паллер К.А. Неявный и явный вклад в статистическое обучение.J Mem Lang. Elsevier Inc .; 2015; 83: 62–78. pmid: 26034344
    91. 91. Джеймисон Р.К., Mewhort DJK. Применение модели-образца к задаче последовательного времени реакции: предвидение на основе опыта. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 2009; 62 (9), 1757–1783. pmid: 19219752
    92. 92. Дестребекз А., Клиреманс А. Временные эффекты в последовательном обучении. Достижения в исследовании сознания, 2003 г .; 48, 181–214.
    93. 93. Queller S, Smith ER. Подтипирование против бухгалтерского учета в стереотипном обучении и изменении: коннекционистское моделирование и эмпирические результаты.J. Pers. Soc. Psychol. 2002; 82 (3): 300–13. pmid: 11
        8
      • 94. Мельцов А.Н., Гопник А. Изучение разума на основе свидетельств: Развитие у детей интуитивных теорий восприятия и личности. Понимание других умов. 2013. с. 19–34.
      • 95. Гудман Н.Д., Бейкер К.Л., Тененбаум Дж.Б. Причина и намерение: социальная аргументация в причинном обучении. В материалах 31-й ежегодной конференции общества когнитивных наук (стр. 2759–2764). 2009.
      • 96.Бухсбаум Д., Сейвер Э., Бриджерс С., Гопник А. Изучение причин от людей и людей как причин: вероятностные модели и социальное причинное рассуждение. Достижения в развитии ребенка, 2012 г .; 125
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.