Абстрагировался это: Недопустимое название — Викисловарь

Автор: | 11.03.1983

Содержание

«Мое чувство справедливости сильнее страха». В России – травля за поцелуй

Федя Фетисов, автор инстаграм-аккаунта russiaforgays, выложил в интернете видео, на котором он целуется со своим парнем Игорем на фоне собора Спас на Крови. Таким образом активист выразил свое несогласие с дискриминацией ЛГБТ.

В ответ блогер получил много угроз гомофобного характера. “Новость о нашем поцелуе на фоне храма продолжает гулять по интернету, на меня написали несколько заявлений в полицию, на все мои соцсети идут кибератаки. Всё это из-за того, что мы сняли совершенно безобидное видео. Я не понимаю, почему в нашем мире все работает так. Почему мы несколько лет не могли добиться защиты от сломавшего жизни многих людей “Мужского государства”, но за один день рушим жизнь ребятам, которые просто любят друг друга? Неужели мы останемся без защиты?” – написал 23-летний Федя Фетисов в новом аккаунте в инстаграме “Россия для геев”.

В интервью Радио Свобода активист рассказал, как справляется с преследованиями гомофобов.

Федя Фетисов просит обращаться к нему на «ты».

– Депутат “Единой России” Виталий Милонов сказал о поцелуе в интервью изданию “Царьград” так: “Эта идеология пропагандирует насилие и, мягко говоря, уничижительно воздействует на большинство населения страны”. И обещал принять меры. В комментарии “Царьграду” продюсер Иосиф Пригожин заявил: “Содомиты заслужили всё то, что им теперь грозит”. Телеведущий Владимир Соловьев показал ваше видео с поцелуем на своем канале на YouTube, сопроводив его гомофобными комментариями. Федя, как ты придумал и снял ролик?

– Мой блог посвящен жизни геев в России. Мы хотели показать, что вот такой бывает любовь. Мы, геи, живем России, в Питере, как бы вы к этому ни относились. Я хотел поцеловаться на фоне известной в Петербурге достопримечательности. Я не думал, что мы целуемся на фоне святого места, я атеист, для меня храмы – это лишь исторические здания. Мы живем в светской стране, я – не православный человек, и верующим ничего не обязан. Предполагаю, что если бы мы сняли видео на фоне соседнего католического храма, то не было бы такого потока ненависти. Возможно, моя история побудит людей задуматься, насколько адекватно современное православие. По моему мнению, от него больше исходит негатива в сторону людей. А религия, на мой взгляд, должна быть про любовь и принятие. Обвинения нас в развратных действиях на фоне храма не соответствуют действительности. В интернете много фотографий гетеросексуальных пар, целующихся на фоне церквей, и никого они не оскорбляют. Наше видео было придумано как протест против гомофобии. Мы снимали ролик с поцелуем на фоне Спаса на Крови быстро, потому что боялись что до нас докопаются. В Питере геям страшно даже за руки взяться.

– Вы сталкивались в Петербурге с уличной гомофобией?

– Как-то мы с Игорем и подругой-фотографом делали фотосессию в метро. Мы держались за руки, я положил на плечо моего парня голову. В этот момент к нам подошел агрессивный мужик, и почти произошла драка.

Сотрудник метро вместо того, чтобы нам помочь, произнес оскорбление гомофобного характера. Это был страшный момент, потому что неадекват пытался на нас напасть, а вокруг было много людей, но никто не защитил нас. В другой раз моего парня побили за то, что на нем был легкий макияж – мы возвращались домой после вечеринки. Так что под руку мы с Игорем ходим, а держать на улице друг друга за руки не рискуем, так как есть очень большая вероятность, что на нас нападут в людном месте, и никто не вмешается.

– Какие угрозы тебе пишут после ролика с поцелуем?

– В этот раз я почти не читал сообщения с угрозами, потому что меня очень расстроила блокировка моего аккаунта в инстаграме. Я могу рассказать, какие угрозы я получил после поста, где мы с моим парнем целовались и было написано “мы – не ошибка”. Так вот, мне писали, что разрежут горло от уха до уха, поймают моего парня по дороге домой, убьют его и по частям отправят мне его тело. Я перестал показывать в интернете подробности своей жизни после этого и какое-то время ходил по улицам с ощущением, что за мной следят, было страшно заходить в парадную дома.

– Как ты сейчас себя чувствуешь?

– Получилось так, что вскоре после появления в интернете ролика с поцелуем на фоне храма, мы уехали в запланированный отпуск. Сейчас я в Венгрии и чувствую себя хорошо. У меня тут нет интернета, я абстрагировался от всего. Кроме того, это наше первое с Игорем путешествие как пары.

– Но в Венгрии приняты гомофобные законы. Почему вы для отпуска выбрали эту европейскую страну?

– Венгрия, когда мы планировали отпуск, единственная открыла границы и принимала туристов, вакцинированных «Спутником V». В Венгрии действительно приняты гомофобные законы, и за это ее критикуют в Европе, но тут совсем другая атмосфера, нежели в России. Мы здесь чувствуем себя в безопасности, потому что в Венгрии очень мало агрессивных людей. Так что сейчас все хорошо, но когда я находился в России, меня больше всего выбила из себя блокировка моих аккаунтов в соцсетях из-за жалобы гомофобов.

Это было очень несправедливо, ведь, я ничего запретного не публиковал. Я думаю, многие европейские и американские пользователи инстаграма были бы недовольны, если бы узнали, что аккаунт о жизни геев в России был заблокирован из-за фотографии поцелуя однополой пары. Я написал в службу поддержку инстаграма жалобы, но они мне ничего не ответили. Мне хотелось бы узнать, почему они так поступили, но, скорее всего, они мне никаких объяснений не пришлют. Я уже пришел в себя, во многом благодаря поддержке независимых медиа, которые дали мне возможность высказаться, пока мои аккаунты заблокированы.

– Вы создали аккаунт russiaforgays год назад. Почему вы решили это сделать?

– Я родился и долгое время жил в маленьком городе на Камчатке, где не было ни одного ЛГБТ-человека, которого я бы знал. В моем городе одного мальчика считали геем из-за длинных волос. Этого парня так травили, что ему пришлось уехать. Я уже тогда понял, что со мной что-то происходит, но я убеждал себя, что это подростковый период, временное и возрастное, и вообще творится не со мной.

Когда я переехал в Питер, то я пару лет боролся с собой. Я много тусил и пил, даже один дома, чтобы ни о чем не думать. Я все равно чувствовал, что со мной что-то происходит и ничего с этим не сделать. Я начал встречаться с парнями, они были закрытыми геями и не планировали ничего менять. Они до сих пор прячутся и собираются жениться на женщине. Я через какое-то время понял, что меня не устраивает быть закрытым, я хочу полноценной жизни: появляться везде со своим парнем, обсуждать мои отношения с друзьями. Я расстался с парнем, который скрывал нашу связь, и вскоре познакомился с Игорем. Он был открытым геем, и это побудило меня сначала сделать каминг-аут, а затем создать блог. За пару лет я прошел путь от полной закрытости к полной открытости. Во мне всегда преобладало желание быть нормальным человеком. Сначала я пытался быть как все, в потом я понял, что для меня быть нормальным – это встречаться с парнями и быть открытым. Теперь я хочу, чтобы все остальные поняли, что быть открытым геем – это нормально.
В блоге я рассказывал о себе, отвечал на вопросы и делился информацией о ЛГБТ. Например, я сделал совместный проект с психологами. Они рассказали, как подготовиться к каминг-ауту. Я вместе с представителями организаций, у которых нет такого доступа к широкой аудитории как у меня, рассказывал о ВИЧ.

– Ты выложил видео с поцелуем на фоне храма и создал свой блог для того, чтобы бороться с гомофобией. Как ты думаешь, тебе удалось добиться цели?

– Я понимаю, что от одного видео и блога гомофобия не исчезнет. Но каждый раз, когда в нашу сторону происходит негатив, находятся новые незнакомые люди, которые говорят мне слова поддержки. Они, например, пишут: “Раньше я не любил геев, но вы такого не заслуживаете, поэтому я изменил свое мнение”. Слова единоросса Милонова, по моему мнению, не воспринимают как высказывания адекватного человека. И его гомофобные взгляды увеличивают симпатию к ЛГБТ у большой части аудитории. Из-за закона о пропаганде ЛГБТ почти не видно, и создается впечатление, что нас нет.

Многие люди не знают, как относится к ЛГБТ. Но после таких угроз и негатива, которым подвергли меня за поцелуй в центре Петербурга, они встают на нашу сторону. По моим наблюдениям, у многих людей эмпатия сильнее ненависти, которую в них пытаются разжечь. Мне писали родственники ЛГБТ-людей из гомофобных регионов России, что мой блог помог им понять и принять своих близких. В целом, я считаю, что моя работа приносит пользу.

– Блог можно вести из любой точки мира. У тебя не было желания эмигрировать?

– Я мог вести блог из любой страны, но я не хочу быть человеком, который живет в безопасной Европе и рассказывает о гомофобии в России. Я не осуждаю эмигрантов и понимаю, что они переживают за Россию, но их взгляд со стороны большого доверия у меня не вызывает. Я надеюсь, что смогу остаться в России и изменить в ней ситуацию. Я считаю, что нападки гомофобов на меня – это лишь неудобства, а не трагедия. Я год веду просветительский блог и понял, что хейт рано или поздно заканчивается, и он редко выходит за пределы онлайна. Если кто-то хочет заниматься просвещением, то не не надо слишком бояться. Основная цель гомофобов – напугать меня и заставить молчать, но не получилось, я не напуган. Я считаю несправедливым, что мне возможно придется уехать из моей страны из-за гомофобов. Пока мое чувство справедливости сильнее страха, пока оно побеждает.

Радио Свобода

Мэр Киева заявил, что офис Зеленского не общается с ним

https://ria.ru/20211005/klichko-1753134918.html

Мэр Киева заявил, что офис Зеленского не общается с ним

Мэр Киева заявил, что офис Зеленского не общается с ним — РИА Новости, 05.10.2021

Мэр Киева заявил, что офис Зеленского не общается с ним

Мэр Киева Виталий Кличко заявил, что у него нет личного конфликта с президентом Украины Владимиром Зеленским, но офис главы государства полностью… РИА Новости, 05.10.2021

2021-10-05T11:38

2021-10-05T11:38

2021-10-05T11:39

в мире

украина

киев

владимир зеленский

виталий кличко

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/155691/23/1556912319_0:83:3058:1803_1920x0_80_0_0_0c175ac56460c07d2f53e35407712308.jpg

КИЕВ, 5 окт — РИА Новости. Мэр Киева Виталий Кличко заявил, что у него нет личного конфликта с президентом Украины Владимиром Зеленским, но офис главы государства полностью абстрагировался от общения с ним.Ранее информагентство «РБК-Украина» сообщало, что в офисе Зеленского хотят уволить Кличко с должности главы Киевской городской государственной администрации, которую он совмещает с должностью мэра.»Личного конфликта с Зеленским у меня нет. Для того чтобы был личный конфликт, нужно иметь основания для этого. Я не вижу точек пересечения. Единственная точка пересечения: я не согласен со всеми шутками «95 квартала», которые касались Кличко – впрочем, это и шутками назвать сложно. С 2015 года они системно пытались выставить Кличко как человека недалекого… Но личного конфликта у меня нет, к любым их «шуткам» я отношусь спокойно, даже если они находятся ниже уровня юмора», — сказал Кличко в интервью агентству «РБК-Украина». Он сообщил, что офис президента «полностью абстрагировался от общения» с ним. По словам Кличко, для него было неожиданным, когда президент озвучил, что мэр якобы стучится, чуть ли не живет в офисе Зеленского, просится на встречу. «Я действительно звонил. Ведь коммуникация необходима — у нас огромное количество вопросов, которые касаются жизнедеятельности города Киева. Не будем забывать, что это столица — один из самых ключевых регионов в стране. Есть вопросы, которые требуют совместных решений», — сказал Кличко.Мэр считает, что все обыски, которые проходят в Киевской государственной городской администрации, политически мотивированы.С весны украинские правоохранители регулярно проводят обыски на коммунальных предприятиях Киева и в городской администрации украинской столицы. Кличко заявлял, что считает обыски на коммунальных предприятиях города давлением на столичную власть и лично на него, а также подавлением местного самоуправления. По его мнению, давление исходит от офиса президента Украины и связано с его активной работой на посту мэра. Мэр Киева считает, что украинские власти «дали задание» правоохранителям испортить ему репутацию.

https://ria.ru/20211005/klichko-1753127140.html

https://ria.ru/20210822/klichko-1746737385.html

украина

киев

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155691/23/1556912319_181:0:2910:2047_1920x0_80_0_0_07d2323c09b59b3c259a0ec25ab9ab56.jpg

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, украина, киев, владимир зеленский, виталий кличко

11:38 05.10.2021 (обновлено: 11:39 05.10.2021)

Мэр Киева заявил, что офис Зеленского не общается с ним

Времена года, отзывы на спектакль, постановка Балет Москва – Афиша-Театры

Для начала хотелось бы обозначить, что мои отношения с танцевальным искусством можно назвать заочными. Дело в том, что несмотря на мое искреннее уважение и восхищение хореографией, к сожалению, очень нечасто получается выбраться на подобное мероприятие. Поэтому оценка моя совершенно не претендует на профессиональную. И как дилетант я имею полное моральное право все увиденное примитивно оценивать по всего лишь одному важному для меня качественному параметру – наличие или отсудившие мурашек.
Прочитав описание поняла, что заявленное представление теоретически отвечает всем параметрам категории «обязательно должно понравиться современномуИкультурному…», однако, когда представление началось, поняла, что … мимо… все замечательно, но мимо! И режиссерские идеи нельзя назвать банальными, и исполнение недурственное (если не считать проблем с синхронностью), и атмосфера, и освещение…! Но было такое чувство, что попала на репетицию, не слишком добросовестный прогон, танец ради спорта.
Но когда началась 3-ая часть (осень), произошло то самое. Ощущение, что смычком водят не по струнам, а по натянутым нервам, что танцуют не для тебя, а в тебя. Абсолютно потрясающее чувство.
Затем последовала 4-ая заключительная зимняя часть, крайне неоднозначная, но по-прежнему по телу бежали мурашки, и я периодически забывала дышать! В этой части танцевали 4 пары, 4 драматические истории отношений в танцах, 2 первые — разнополые, две вторые – однополые. Признаться, я очень настороженно отношусь к современному тренду обращения к гомосексуальным отношениям по поводу и без повода, повсюду — в театре, кино, теперь и балете. Однако, в данном случае, это было столь изящно, красиво и эстетично, что вызвало у меня искреннее восхищение.
Итого, первые 2 части, на посредственную 4, две последние на полновесные 5 звезд, среднеарифметическое – 4,5 – по законам округления и человечности – выходит 5 звезд.

Бено Хелмер рассказывает об условиях жизни в Лодзинском гетто

В молодости Бено играл небольшие роли в кино, которые получал благодаря знанию иностранных языков. Вместе с семьей его депортировали в Лодзинское гетто. Узники гетто жили в невыносимых условиях, каждый день им стоило огромных трудов добывать пропитание. В подполье Бено научился мастерски пускать поезда под откос. Семью отправили в Освенцим и там разделили. Все, кроме Бено и его сестры, которую он нашел после войны, погибли. Бено пережил несколько лагерей, и после войны помогал выслеживать военных преступников.