Аффективные состояния: Смешанные аффективные состояния в юношеском возрасте (исторический аспект, современное состояние проблемы, психопатология)

Автор: | 18.02.1981

Содержание

Смешанные аффективные состояния в юношеском возрасте (исторический аспект, современное состояние проблемы, психопатология)

До настоящего времени одной из самых спорных и противоречивых в области аффективной патологии остается проблема смешанных аффективных состояний. Прошло свыше 100 лет с тех пор как в научной психиатрической литературе появились их первые клинические описания, но и до сегодняшнего дня ведутся непрекращающиеся дискуссии, касающиеся содержания понятия «смешанные аффективные состояния», не уточнены их границы, нет согласия в отношении их нозологической принадлежности к группе аффективных нарушений, не существует однозначного понимания механизмов их формирования, нет полной ясности в оценке прогноза данных расстройств и особенностей терапевтической тактики. Указанные сложности возрастают при попытке оценить смешанные аффективные состояния, формирующиеся с участием дополнительного патогенетического фактора — возрастного, который оказывает мощное влияние на клинико-психопатологические проявления смешанных расстройств, манифестирующих в период возрастных кризов, в том числе в подростково-юношеском возрасте.

Актуальность изучения смешанных состояний в юношеском возрасте обусловливается, кроме того, и их чрезвычайно высокой суицидальной опасностью — до 60% больных со смешанными состояниями сообщают о суицидальных намерениях, а каждый второй завершенный суицид у больных юношеского возраста с биполярным расстройством происходит в смешанном состоянии. По данным многих исследователей (C. Nunn [58]; R. Post и соавт. [63]; S. McElroy и соавт. [53-55]), начало аффективного заболевания в подростково-юношеском возрасте с высокой степенью частоты ассоциируется с доминированием смешанных состояний. По данным J. Weckerly [66], смешанные состояния при биполярном заболевании наблюдаются у подростков и юношей в ⅓ случаев. B. Birmaher и D. Axelson [28] приводят показатели распространенности смешанных состояний в границах 38-66%, а по данным B. Geller и соавт. [34, 35], удельный вес пациентов со смешанными аффективными расстройствами при аффективном заболевании с началом в пубертатном возрасте достигает 55% случаев.

Для правильного понимания современного состояния проблемы смешанных аффективных нарушений юношеского возраста необходимо кратко рассмотреть споры, которые велись в общей психопатологии в XIX-XX столетии и привели к созданию различных психопатологических концепций смешанных состояний, отличающихся диагностическими критериями, а также породили противоречия, сохраняющие актуальность вплоть до настоящего времени.

По данным A. Marneros и F. Goodwin [51], первые научные сведения о клинических проявлениях смешанных состояний были получены в XIX веке немецким психиатром J. Heinroth в 1818 г. [38], который описал меланхолию экстатическую (ecstasies melancholica), яростно-неистовую (melancholica furens), эротическую (melancholia erotica), скачущую (melancholia saltans). Чуть позже во Франции J. Guislain [37] выделил сварливую депрессию (grumpy depression), сварливую экзальтацию (grumpy exaltation) и депрессию с экзальтацией и дурашливостью (depression with exaltation and foolishness).

Более подробные систематизированные и научно обоснованные описания клинической картины различных вариантов смешанных состояний были даны E. Kraepelin, который впервые ввел термин «смешанные состояния» в 5-м издании своего учебника по психиатрии [46]. Почти одновременно его ученик и коллега W. Weygandt в докторской диссертации (1899), посвященной проблеме смешанных состояний при маниакально-депрессивном психозе [69], подтвердил основной принцип, который был положен E. Kraepelin в основу выделения смешанных расстройств. Он заключался в том, что в этих случаях в структуре аффективной фазы одновременно присутствовали отдельные компоненты, присущие аффективным расстройствам противоположных полюсов. Типология Kraepelin-Weygandt постепенно дорабатывалась и окончательно оформилась к 1913 г. Она включала шесть разновидностей смешанных состояний, формирующихся по принципу замещения элементов одного полюса аффективных расстройств на элементы противоположного. Были описаны тревожно-депрессивная мания (depressive oder angstliche manie), экзальтированная (возбужденная) депрессия (erregte depression), мания с идеаторной бедностью (непродуктивная мания, ideenarme manie), маниакальный ступор (manischer stupor), депрессия со скачкой идей (ideenfluchtige depression) и заторможенная мания (gehemmte manie) [46, 69].

После публикаций E. Kraepelin и W. Weygandt концепция смешанных состояний была признана спорной и сомнительной и вызвала критическое противостояние со стороны таких выдающихся представителей гейдельбергской психиатрической школы, как K. Jaspers [40] и K. Schneider [64]. Основные возражения оппонентов Kraepelin заключались в трех положениях. Во-первых, K. Jaspers с большим скепсисом относился к возможности чисто умозрительного подразделения аффективного синдрома на составляющие его элементы (идеаторный, моторный и тимический компоненты триады), а следовательно, и возможности комбинировать и выделять на основе такого расчленения типичные («чистые») и атипичные («смешанные») аффективные состояния. Он осторожно писал в «Общей психопатологии» о том, что еще не известно, в каких терминах следует определять предполагаемые составляющие аффективных нарушений, равно как и их сочетания, а значит «и выделять, несмотря на кажущуюся простоту и ясность, классические аффективные синдромы и смешанные аффективные расстройства, не согласующиеся с типичными проявлениями» [40].

Второе возражение принадлежит K. Schneider [64], который более определенно стоял на позиции отрицания правомерности выделения смешанных состояний и писал в «Клинической психопатологии», что смешанные состояния не являются самостоятельным видом аффективных расстройств и «то, что в крайнем случае может даже и выглядеть как смешанное состояние, является ничем иным, как простой сменой аффективного состояния, обычным переходом от одного полюса аффективных расстройств к другому». Третье возражение также было выдвинуто K. Schneider [64]. Он не разделял позиции E. Kraepelin и в отношении нозологической принадлежности смешанных аффективных состояний к маниакально-депрессивному психозу, однозначно подчеркивая их процессуально-шизофреническую природу [64].

Авторитетными оппонентами концепции Kraepelin-Weygandt были представители немецкой психиатрической школы Wernicke-Kleist-Leonhard, продолжавшей традицию французских психиатров J. Falret [32, 33] и J. Baillarger [24]. C. Wernicke [67, 68], K.

Kleist [41-44], а затем и K. Leonhard [49] разработали собственную, отличную от концепции E. Kraepelin, сложную классификацию фазных психозов в континууме эндогенных заболеваний с множественными подгруппами или отдельно выделенными категориями: монополярные фазные аффективные психозы, маниакально-депрессивный психоз, циклоидные психозы, несистематизированные и систематизированные формы шизофрении. Следует подчеркнуть, что к маниакально-депрессивному психозу K. Leonhard относил только биполярные разновидности аффективного заболевания (по современной терминологии) и настаивал на нозологической самостоятельности как отдельных аффективных эпизодов (например, так называемые «чистая меланхолия», «чистая мания»), так и рекуррентных аффективных фаз одной полярности. K. Leonhard не придавал существенного значения смешанным состояниям в понимании E. Kraepelin, отмечая их чрезвычайную редкость. Вместо этого он ввел понятие «частичной мании» и «частичной меланхолии» (teilzustande), которые представляли из себя неполно развившиеся картины маниакального или депрессивного аффекта и могли встречаться при маниакально-депрессивном (биполярном) заболевании [49].

После резкой критики концепции смешанных состояний в понимании Kraepelin-Weygandt ведущими представителями немецкой психиатрической школы исследования в этом направлении практически прекратились как в Германии, так и во Франции на многие десятилетия. Среди единичных работ, выполненных в этот период, обращает на себя внимание исследование E. Stransky [65], который, исходя из механизмов формирования смешанных состояний, выделил два варианта смешанных расстройств — симультанные и сукцессивные. Симультанная форма характеризуется одновременным сосуществованием в структуре смешанного состояния отдельных компонентов аффективных синдромов (депрессивный и маниакальный). Сукцессивный вариант по E. Stransky протекает по типу так называемого «быстрого альтернирования» — быстрой, в течение нескольких часов смены компонентов аффективной триады с наслоением друг на друга проявлений фаз разной полярности.

Лишь в конце 60-х годов XX столетия, спустя 68 лет после выхода в свет монографии W. Weygandt, гамбургская исследовательская группа Burger-Prinz вновь обратилась к данной проблеме. Результаты нашли свое отражение в монографии S. Mentzos [56], которым были даны описания смешанных состояний и так называемых «смешанноподобных картин фазных психозов» (mischbildhafften phasischen psychosen). Согласно современным представлениям, в случаях истинных смешанных состояний речь шла об аффективном заболевании, а в случаях, подобных смешанным — о смешанных состояниях при шизоаффективных психозах, острых полиморфных психозах при приступообразной шизофрении или при биполярном расстройстве с инконгруэнтными аффекту психотическими расстройствами. Кроме того, S. Mentzos было введено понятие стабильных смешанных состояний, соответствующих классическим вариантам смешанных состояний по Kraepelin-Weygandt, и нестабильных смешанных состояний при быстрых циклах смены аффективных фаз с большим полиморфизмом психопатологических проявлений [56].

Расцвет исследовательского интереса к концепции смешанных состояний связан с бурными успехами психофармакологии в конце 70-х — начале 80-х годов XX века. Несмотря на революционные достижения психофармакологии, выявилась психопатологически особая группа аффективных расстройств, отличающихся особенностями клинической картины и резистентностью к традиционным психофармакологическим средствам биологической терапии (атипичные дисфорические мании, депрессии со скачкой идей, аффективные расстройства с быстроциклическим течением). Это послужило основанием начала возрождения интереса к прежним диагностическим концепциям, их пересмотру вместе с возобновлением прежних противоречий и споров [47, 48, 50, 52].

Среди разнообразия существующих в последнее десятилетие взглядов можно выделить (с известной долей условности) пять различных подходов к проблеме смешанных аффективных состояний. Согласно первому, смешанные состояния не являются самостоятельным психопатологическим образованием, а представляют лишь особую, наиболее глубокую стадию развития тяжелых форм депрессий или маний. G. Carlson и F. Goodwin [29], выделяя три стадии мании, пишут, что на третьей стадии на пике степени ее тяжести появляются раздражительность, гнев, враждебность, депрессивные проявления, прямо коррелирующие с тяжестью маниакального эпизода [45, 63].

В соответствии с другой точкой зрения, также не признающей существования смешанных расстройств как самостоятельного синдрома, последние представляют собой лишь переходную стадию от одного полюса аффективных расстройств к другому, причем в части этих случаев наблюдается особенно медленный, затянувшийся переход. По образному выражению J. Himmelhoch и соавт. [39], больные с подобными нарушениями «застряли как в капкане» в процессе смены (switch) одного аффективного полюса расстройства на другой. К этой точке зрения примыкает позиция J. Court [31], также расценивающего смешанные аффективные состояния как промежуточную ступень между противоположными аффективными полюсами континуума биполярного расстройства.

Доминирующей в настоящее время является позиция признания самостоятельности смешанных состояний как аффективного синдрома. При этом некоторые авторы выделяют стабильные и нестабильные смешанные состояния или же так называемые «чистые смешанные состояния», в которых целиком вся клиническая картина фазы определяется смешанной аффективной симптоматикой. Указывается, что эти состояния имеют тенденцию к затяжному, хроническому течению в отличие от кратковременных переходных между аффективными полюсами состояний со смешанной картиной их психопатологических расстройств [30].

Необходимо упомянуть об оригинальной концепции смешанных аффективных состояний, разработанной психиатрами австрийской университетской клиники в Вене, выдвинувшими «триполярную модель» аффективного заболевания. Согласно их точке зрения, дисфорические расстройства представляют собой третий независимый полюс аффективной патологии наряду с депрессивным и маниакальным [27, 57]. Согласно концепции P. Berner и соавт. [25, 26], стабильные смешанные состояния включают не только классические проявления, возникшие при смешении маниакальных и депрессивных расстройств, но и состояния, возникающие в результате смешения маниакальных или депрессивных расстройств с дисфорическими. Таким образом, авторы выделили четыре типа стабильных смешанных аффективных состояний: депрессивная ангедония, сочетающаяся с усилением влечений по маниакальному типу; маниакальная эйфория с редукцией влечений по депрессивному типу; дисфорический аффект с усилением влечений и дисфорический аффект с редукцией влечений. В отличие от этого при нестабильных смешанных состояниях по P. Berner имеет место чрезвычайно быстрая асинхронная смена настроения, моторной и идеаторной активности и вегетативных проявлений, протекающих дискордантно, рассогласованно между собой (так называемая «динамическая нестабильность»). Описанные P. Berner нестабильные смешанные состояния с асинхронной сменой компонентов аффективной триады в наибольшей степени соответствуют описаниям альтернирующего типа смешанных состояний по E. Stransky [25, 26, 65].

Наконец, необходимо отметить, что некоторые исследователи придерживаются точки зрения, выдвинутой H. Akiskal в 1981 г. [19], согласно которой смешанные состояния являются результатом «модифицирующего воздействия» на депрессивные и маниакальные расстройства многочисленных дополнительных факторов различной этиологии (психофармакотерапия антидепрессантами, злоупотребление наркотическими веществами, алкоголем) или же они возникают при наложении на преморбидный темперамент (депрессивный, гипертимный или циклотимический склад) аффективной фазы противоположной полярности [20-23].

Учитывая столь широкую разницу во мнениях исследователей различных психиатрических школ на психопатологическое содержание и патогенез смешанных аффективных состояний, становится понятным, что до сих пор остаются неопределенными даже терминологические границы понятия «смешанное состояние». Как справедливо заметили G. Perugi и H. Akiskal [59], до настоящего времени в психиатрической литературе существует «прискорбная тенденция» использовать как равнозначные понятия «смешанная депрессия», «дисфорическая мания», «депрессия во время мании», «смешанная мания», «смешанное расстройство».

В последнее десятилетие в результате усилий различных исследовательских коллективов были разработаны диагностические критерии смешанных состояний, которые можно подразделить на три группы по степени строгости использования диагностических признаков. Согласно предложенным «широким диагностическим критериям» смешанное расстройство можно констатировать в том случае, если во время маниакального состояния встречается хотя бы одно депрессивное расстройство (или наоборот). «Узкие диагностические критерии» для определения состояния как смешанного требуют наличия совокупности критериев полной синдромальной картины мании и большого депрессивного эпизода длительностью не менее 2 нед или хотя бы 7 дней для маниакального эпизода (согласно критериям МКБ-10 и DSM-IV). Так называемые «умеренные диагностические критерии» предполагают наличие во время текущего маниакального состояния набора определенных депрессивных симптомов (подавленное настроение, ангедония, колеблющийся аффективный фон, раздражительность, чувство безнадежности, вины, суицидальные намерения или поступки). Минимальный набор признаков, позволяющих установить смешанное состояние, согласно различным диагностическим подходам колеблется в зависимости от строгости учета диагностических параметров. Согласно Cincinnati-критериям (университет Цинциннати, США), необходимы как минимум три депрессивных признака [53, 54], согласно Pisa-критериям (кафедра психиатрии университета Пизы, Италия), требуется наличие не менее двух симптомов [59-61]. Так называемые «венские исследовательские критерии» (Vienna-критерии) менее строги и предполагают наличие от одного до трех признаков [26, 27]. Столь существенная разница в диагностических подходах приводит и к разной выявляемости смешанных расстройств. Показатели частоты распространенности смешанных состояний колеблются в широких пределах от 5 до 73% всех случаев аффективной патологии [52].

В отечественной психиатрической литературе проблема смешанных расстройств разработана и освещена также крайне недостаточно. Имеются лишь отдельные статьи, посвященные данному вопросу [10, 16, 17]. В некоторых работах подчеркивается редкость таких состояний [5] и их прогностическая неблагоприятность [13, 16, 18]. В последние годы ведущие отечественные психиатры, хотя признают правомерность выделения смешанных состояний [7], но, как правило, описывают лишь отдельные аспекты их клинико-психопатологических и фармакотерапевтических характеристик. А.Б. Смулевич [15], изучая смешанные расстройства при непсихотических формах аффективных заболеваний, отмечает как типичную манифестацию смешанных состояний в молодом возрасте повышенную тенденцию к формированию затяжных фаз, высокий суицидальный риск у этих больных. С.Н. Мосолов [3] подчеркивает, что смешанные состояния, имея значительный удельный вес при биполярном аффективном расстройстве, характеризуются высоким суицидальным риском, имеют большую сложность в диагностическом отношении и отличаются низкой эффективностью рутинной психофармакотерапии (в том числе использование солей лития), а также большей длительностью аффективной фазы.

Наиболее тщательное и многостороннее клинико-психопатологическое исследование смешанных состояний при изучении эндогенных аффективных психозов было проведено О.О. Сосюкало [16] и Г.П. Пантелеевой [11] в Научном центре психического здоровья (НЦПЗ) РАМН. Исследование проводилось с позиций клинической психиатрии с анализом характеристики триады расстройств как основной составляющей структуры аффективного синдрома с учетом психопатологических особенностей и соотношений отдельных компонентов триады. Авторы выявили неоднородность психопатологической структуры и механизмов формирования смешанных состояний и выделили три типологических варианта: 1) смешанные состояния, формирующиеся по типу замещения отдельных компонентов аффективной триады одного полюса психопатологическими аффективными расстройствами, относящимися к компонентам аффективной триады противоположного аффективного полюса, — так называемые «типичные смешанные состояния»; 2) формирующиеся за счет присоединения к аффективной триаде одного полюса расстройств проявлений, феноменологически родственных противоположному полюсу аффекта (например, присоединение к маниакальной триаде астенических, ипохондрических расстройств), — так называемые «атипичные смешанные состояния»; 3) формирующиеся в результате полной или частичной последовательной замены компонентов триады разнополюсного аффективного состояния. При этом переход от одного полюса к другому происходит без «светлых промежутков» с «наслаиванием» (смешением) компонентов противоположной полярности — так называемые «альтернирующие смешанные состояния».

Необходимо подчеркнуть, что сравнительно-возрастному аспекту изучения смешанных аффективных расстройств было уделено мало внимания. В работах зарубежных исследователей хотя и отмечается высокая распространенность смешанных расстройств в подростковом и юношеском возрасте и подчеркивается высокая суицидальная опасность таких больных, акцент, как правило, сделан лишь на фармакотерапии этих состояний, тогда как клинико-психопатологическим особенностям смешанных расстройств внимания практически не уделяется, в лучшем случае обсуждается лишь правомерность применения тех или иных психометрических шкал для диагностики указанных нарушений. В отечественной литературе исследования также немногочисленны, в них в лучшем случае приводится скорее упоминание о смешанных состояниях в динамике аффективных заболеваний подростково-юношеского возраста, а не детальный клинико-психопатологический анализ. Возрастная предпочтительность смешанных состояний для подростково-юношеского периода отмечалась в работах В.М. Башиной [1], Л.А. Ермолиной и В.М. Волошина [4], А.Е. Личко [8] (последний склонялся к шизофренической природе этих состояний). Н.М. Иовчук [6] отмечает непродолжительность смешанных расстройств в детско-подростковом возрасте. И.А. Марценковский [9] среди подростков с биполярным аффективным расстройством обнаружил высокий удельный вес — до 70% смешанных аффективных расстройств и значительную частоту — 27% аффективных фаз с быстрыми и ультрабыстрыми циклами.

Цель настоящего исследования — изучение структуры и динамики эндогенных юношеских смешанных состояний для уточнения критериев диагностики, разработки психопатологической типологии, дифференцированной терапии, клинико-социального прогноза. В задачи проведенного исследования входило изучение психопатологических особенностей и феноменологии юношеских смешанных состояний; уточнение сравнительно-возрастных параметров проявления юношеских смешанных расстройств и некоторых клинико-патогенетических закономерностей формирования этих состояний; разработка дифференцированных подходов к терапии и профилактике в зависимости от клинико-психопатологической структуры синдромов.

Материал и методы

Была обследована группа больных — 174 человека юношеского возраста, из них юношей — 118 (68%) и девушек — 56 (32%).

В момент манифестации фазовых состояний (депрессивных, маниакальных или смешанных) больные были в возрасте от 17 до 25 лет (средний — 20,4 года).

Все они находились на стационарном лечении в клинике НЦПЗ РАМН в период с 1992 по 2000 г. по поводу аффективного заболевания. В ходе исследования использовались клинико-психопатологический и клинико-катамнестический методы, длительность катамнеза составляла во всех случаях не менее 10 лет. Удельный вес депрессивных состояний составил 65%, маниакальных — 16%, смешанных состояний — 19%.

В данной статье представлены результаты исследования смешанных состояний в картине аффективных фаз, манифестировавших в юношеском возрасте. При построении классификации смешанных состояний юношеского возраста учитывались типологические варианты смешанных расстройств, которые были разработаны в отделе по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний НЦПЗ РАМН [11, 16]. По диагностическим критериям МКБ-10 эти больные относились к рубрике «Расстройства настроения» (аффективные расстройства): F31 (биполярное аффективное расстройство), F33 (рекуррентное депрессивное расстройство) и F38 (другие расстройства настроения — аффективные расстройства).

Статистический анализ полученных результатов был проведен с использованием параметрических и непараметрических методов совместно с сотрудниками лаборатории доказательной медицины и биостатистики НЦПЗ РАМН (рук. — канд. техн. наук А.Н. Симонов).

Результаты и обсуждение

Клиническая дифференциация смешанных состояний юношеского возраста проводилась с учетом доминирующего полюса собственно аффективных расстройств (тимический компонент триады аффективных синдромов). Соответственно были выделены маниакальный и депрессивный тип смешанных состояний, альтернирующий вариант смешанных состояний. Как показало проведенное исследование, в юношеском возрасте наблюдались не все варианты смешанных состояний, описанные у больных зрелого возраста О.О. Сосюкало [16], а соответственно имели место дисфориоподобная мания, ассоциативно-ускоренная депрессия и альтернирующий тип смешанных состояний с чрезвычайно быстрой сменой полюса аффективных нарушений. Соотношение между выделенными вариантами смешанных состояний в юношеском возрасте было следующим: ассоциативно-ускоренная депрессия встречалась в 38% случаев, дисфориопободная мания — в 34%, альтернирующий вариант смешанных расстройств — в 28%. Остановимся на каждом из них более подробно.

Депрессивный тип смешанных состояний протекал по типу ассоциативно-ускоренной депрессии (депрессии со скачкой идей по Kraepelin [46]). Он наблюдался наиболее часто — в 38% случаев. Тимический компонент расстройства у данной группы обследованных больных относился к депрессивному полюсу аффективных состояний и носил полимодальный и лабильный характер: наряду с подавленностью, мрачностью, унылостью удавалось выявить раздражительность с физически ощущаемым внутренним дискомфортом, напряжением в груди, которая иногда могла смениться апатией. Депрессивное настроение на протяжении аффективной фазы могло колебаться по степени тяжести. На высоте состояния, как правило, имели место суицидальные мысли. Главной особенностью данного варианта смешанных состояний являлись диссоциирующие с депрессивным аффектом отчетливые признаки маниакального состояния, среди которых доминировало ускорение ассоциативного мышления, как правило, свойственное маниакальному полюсу аффекта. Эти больные охотно и подробно рассказывали о своих переживаниях, постоянно возвращаясь к жалобам на сниженное настроение, плохое самочувствие, потерю прежних способностей, несостоятельность в учебе или работе. В некоторых случаях, особенно в стремлении к вниманию собеседника, они увлекались анализом причин своего состояния, их речь становилась многословной, приобретала черты, напоминающие речевой напор. При этом в разговоре больные были легко отвлекаемы, могли быстро переключаться на другие темы беседы, оживленно обсуждая, например, вопросы спорта, моды, но при этом также быстро возвращались к своим прежним депрессивным жалобам, сопровождая их ироническими насмешками над собой или язвительными репликами в свой адрес. При этом они винили себя в сексуальной распущенности, преувеличенных нравственных пороках, высказывали идеи самообвинения, сообщали о своих мнимых грехах, упорно жаловались на потерю прежних интеллектуальных способностей, пессимистически оценивая свои дальнейшие перспективы в учебе, работе или семейной жизни. У небольшой части больных идеаторное ускорение могло сочетаться с двигательным беспокойством, выраженным в разной степени: от легкой неусидчивости, напоминающей проявления нейролептической акатизии, до двигательного возбуждения с ажитацией, с неугомонными жалобами родителям или родственникам на «невыносимые условия в стационаре», настойчивыми просьбами забрать их из больницы, а в некоторых случаях даже с досрочной выпиской из клиники. Другой отличительной особенностью данного типа смешанных состояний являлся особый характер соматовегетативных проявлений: у одних больных отмечалась гиперфагия с повышенным аппетитом на сладкое, гиперсомния с трудностями при засыпании и поздним утренним пробуждением в подавленном настроении, с трудностями подъема и упорными суицидальными мыслями, особенно выраженными в утреннее время суток. У большинства больных юношеского возраста мужского пола имела место гиперсексуальность, чаще в форме мастурбации, которая, по их словам, позволяла снимать внутреннее напряжение и физический дискомфорт.

Маниакальный вариант смешанных состояний, обозначенный как дисфориоподобная мания, был на втором месте по частоте и наблюдался в 34% случаев. На первый взгляд эти больные производили впечатление типичных маниакальных больных своей шумной общительностью, отсутствием чувства дистанции с собеседником, речевым напором, гиперактивностью. Они с легкостью строили разнообразные планы, которым не суждено было состояться, без колебаний, не раздумывая, были готовы принять участие в любых действиях в отделении.

Особенностью данного типа смешанных расстройств у больных юношеского возраста являлось то, что вместо свойственной маниакальным больным веселья, удовольствия от жизни в состоянии больных доминировала взбудораженность без чувства радости с недовольно-критической оценкой окружающей действительности, неприязненным отношением к окружающим, раздражительно-язвительными насмешками, а порой и злобными репликами в адрес больных, персонала больницы, врачей, сочетающимися с мрачно-пессимистической оценкой будущего. Эти больные постоянно вмешивались в беседы других пациентов, при этом ссорились с больными, легко становились враждебными, агрессивными, вступали в конфликты, при отказе угрожали персоналу побегом, настаивали на выполнении требований.

Важной особенностью этого типа смешанных состояний являлось то, что при утяжелении состояния, нарастании выраженности тимических проявлений маниакальных расстройств на фоне нарастающей бессонницы у больных одновременно проявлялось чувство беспомощности, безнадежности с пессимизмом и суицидальными мыслями. Важно отметить, что в определенной ситуации, под влиянием внешних неудач, разочарований эти идеи актуализировались и могли реализоваться в серьезные суицидальные поступки. У этих больных имело место одновременное сосуществование идей переоценки собственной личности и суицидальных депрессивных идей. По мнению J. Goldberg и соавт. [36], G. Perugi и H. Akiskal [62], суицидальные намерения являются одним из наиболее важных диагностических маркеров маниакальной разновидности смешанных аффективных расстройств.

Другой важной отличительной чертой этого типа смешанных состояний юношеского возраста являлось сочетание моторной гиперактивности с признаками повышенной истощаемости, что выражалось в чувстве физической усталости, разбитости, которые наступали неоднократно в течение дня. В такие моменты больные требовали отдыха, могли лечь и заснуть на полчаса-час.

Альтернирующий тип смешанных расстройств встречался более редко — 28% случаев. Он характеризовался быстрой, в течение нескольких часов — 1 суток сменой тимического компонента одного полюса аффективных нарушений на другой. В этих случаях на фоне аффективного состояния одного полюса, приближающегося к типичному маниакальному, происходила внезапная, в течение 2-3 ч полная смена полюса настроения с появлением подавленности, угнетенности, нередко настроение приобретало оттенок слезливого. При этом речь оставалась ускоренной, движения быстрыми, хотя двигательная активность ограничивалась бесцельными хождениями по коридору. Больные рыдали, стенали, причитали, высказывали самоупреки, испытывали чувство собственной малоценности. Подобные состояния длились в течение нескольких часов и, как правило, повторялись по нескольку раз в течение дня, сменяясь вновь картиной типичного маниакального симптомокомплекса. Описанная выше изменчивость настроения с изменением полюса тимического компонента триады обычно сохранялась на протяжении нескольких недель.

Таким образом, были выявлены следующие психопатологические и феноменологические особенности юношеских смешанных состояний.

Полимодальный характер тимического компонента аффективной триады, атипия ее проявлений, отсутствие четких проявлений компонентов аффективной триады, что придавало особый колорит смешанным состояниям. Наличие феноменологических признаков, общих одновременно для мании и депрессии (раздражительность, нарушение сна, суицидальные мысли и др.), которые не соответствовали только данному определенному аффекту (атипичные смешанные состояния по О.О. Сосюкало [16], смешанные состояния по J. Goldberg [36] и H. Akiskal [19]). Диссоциация в проявлениях самого аффекта, свойственного одному конкретному полюсу, т.е. при юношеских смешанных состояниях речь шла не о полном замещении компонентов одного полюса на компоненты другого, а отмечалось присоединение отдельных проявлений другого полюса аффекта без полной замены всего тимического компонента целиком. Например, у больных с маниакальным аффектом присоединялись отдельные феномены депрессивных переживаний — безнадежность и пессимизм, суицидальные мысли. У изученных больных имела место более сложная структура формирования смешанных состояний: отмечалось не только замещение компонентов триады одного полюса на другой (классические, типичные смешанные состояния), но и присоединение феноменологически чужеродных для данного полюса явлений (атипичные смешанные состояния по О.О. Сосюкало [16]), которые были постоянными или эпизодическими в динамике данного аффективного состояния, как бы «окнами» из другого полюса расстройств.

Лабильность смешанных состояний в динамике с изменением картины смешанных состояний.

С целью изучения влияния возрастного фактора на распространенность смешанных состояний среди всех синдромов аффективного заболевания был проведен сравнительно-возрастной анализ особенностей клинико-психопатологических проявлений аффективного заболевания на основе сопоставления клинических данных, полученных в результате клинико-катамнестического изучения обследованных нами 174 больных эндогенными аффективными заболеваниями юношеского возраста (длительность катамнеза свыше 10 лет), с данными, полученными Б.С. Беляевым [2] при обследовании 244 взрослых пациентов с аффективным заболеванием (аффективным эндогенным психозом), и данными, полученными О.О. Сосюкало [16], — 38 больных зрелого возраста с аффективным заболеванием (маниакально-депрессивным психозом). Диагностику смешанных состояний осуществляли на основе единых стандартов, изложенных в известных руководствах последних лет [12, 14]. Проведенный анализ показал наличие ряда феноменологических и клинических возрастных особенностей в динамике юношеских аффективных расстройств. К наиболее значимым различиям, позволяющим выявить роль возрастного фактора, можно отнести следующие: высокий удельный вес (19%) смешанных состояний в картине юношеского аффективного заболевания; у больных юношеского возраста смешанные состояния встречаются в 3 раза чаще (6%), чем у взрослых. По своей структуре смешанные аффективные расстройства при юношеском аффективном заболевании характеризуются большим удельным весом атипичных и альтернирующих вариантов смешанных состояний, в то время как типичные их варианты обнаруживались значительно реже.

Таким образом, результаты проведенного исследования свидетельствуют о предпочтительном формировании альтернирующих и атипичных вариантов смешанных состояний в юношеском возрасте. Данные особенности смешанных расстройств, скорее всего, можно объяснить влиянием особого биологического фона, свойственного юношескому возрасту, который оказывает мощное патопластическое и патогенетическое влияние. Присущие этому возрастному периоду лабильность и полиморфизм психопатологической симптоматики вообще и аффективной в частности, недостаточно завершенное формирование и незрелость эмоциональной и когнитивной сфер обусловливают атипичность аффективных проявлений в целом, выражением которой может быть большая частота и особая синдромальная картина смешанных состояний юношеского возраста по сравнению с аффективными заболеваниями зрелого возраста.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

К аффективным синдромам относятся состояния, проявляющиеся в первую очередь расстройством настроения. В зависимости от характера аффекта выделяют депрессивные и маниакальные синдромы.

Синдром депрессии. Типичная депрессия характеризуется классической триадой, которую составляют сниженное настроение (гипотимия), моторная и идеаторная заторможенность (депрессивная триада). Депрессивным состояниям (особенно легким — циклотимическим) присущи колебания настроения в течение суток с улучшением общего состояния, уменьшением интенсивности депрессии в вечернее время, малой выраженностью идеаторной и моторной заторможенности. При тех же мало выраженных депрессиях можно констатировать у больных чувство немотивированной неприязни к близким, родным, друзьям, постоянное внутреннее недовольство и раздражение. Чем тяжелее депрессия, тем менее выражены колебания настроения в течение дня.

Для депрессий характерны также расстройства сна — бессонница, неглубокий сон с частыми пробуждениями или отсутствие чувства сна.

Депрессиям свойствен и ряд соматических расстройств: больные выглядят постаревшими, у них отмечаются повышенная ломкость ногтей, выпадение волос, замедление пульса, запоры, нарушение менструального цикла и часто аменорея у женщин, отсутствие аппетита (пища — «как трава»; больные едят через силу) и снижение массы тела.

В отечественной психиатрии принято выделять депрессии простые и сложные, в рамках которых рассматриваются практически все психопатологические варианты депрессивного синдрома, встречающиеся в клинической практике.

К простым депрессиям относятся меланхолические, тревожные, адинамические, апатические и дисфорические депрессии.

Меланхолические, или тоскливые, депрессии характеризуются пониженным, подавленным настроением, интеллектуальной и моторной заторможенностью. У больных наряду с подавленным настроением отмечается гнетущая безысходная тоска. Нередко она переживается не только как душевная боль, но и сопровождается физическими тягостными ощущениями (витальная тоска), неприятным ощущением в эпигастральной области, тяжестью или болями в области сердца. Все окружающее воспринимается больными в мрачном свете; впечатления, доставляющие удовольствие в прошлом, представляются не имеющими никакого смысла, утратившими актуальность; прошлое рассматривается как цепь ошибок. В памяти всплывают и чрезмерно переоцениваются былые обиды, несчастья, неправильные поступки. Настоящее и будущее видится мрачным и безысходным. Больные целые дни проводят в однообразной позе, сидят, низко опустив голову, или лежат в постели; движения их крайне замедленны, выражение лица скорбное. Стремление к деятельности отсутствует. Суицидальные мысли и тенденции свидетельствуют о крайней тяжести депрессии. Идеаторное торможение проявляется замедленной, тихой речью, трудностями переработки новой информации, нередко жалобами на резкое снижение памяти, невозможность сосредоточиться.

Структура меланхолических депрессий в значительной степени связана с возрастом больного к периоду ее возникновения. Классические варианты характерны для среднего возраста. В молодом возрасте инициальные периоды этих видов депрессий имеют свои особенности и отличаются рефлексией, выраженными дисфорическими расстройствами, апатическими проявлениями. У этих же больных в зрелом возрасте обычно развиваются типичные меланхолические депрессии. Они характерны и для позднего возраста.

Тревожные депрессии могут быть как ажитированными, так и заторможенными. При тревожно-ажитированных депрессиях в картине состояния преобладает двигательное возбуждение в виде ажитации с ускоренной речью; имеет место нигилистический бред, а нередко и синдром Котара. При заторможенных депрессиях психопатологическую картину в значительной степени определяет тревога. В случаях депрессии средней тяжести отмечаются суточные колебания состояния больных, а в более тяжелых случаях они отсутствуют. В депрессивной триаде выражена двигательная заторможенность, темп мышления не меняется и идеаторное торможение проявляется тревожно-тоскливым содержанием мышления. Тревога ощущается больными физически, что позволяет говорить о ее витальном характере. Наблюдаются и чувство тоски, идеи самообвинения и неполноценности, суицидальные мысли и описанные выше соматические признаки депрессии.

Анестетические депрессии характеризуются преобладанием в картине болезни явлений психической анестезии, т.е. утратой эмоциональных реакций на окружающее. Такие депрессии могут быть чисто анестетическими, тоскливо анестетическими и тревожно-анестетическими.

При чисто анестетических депрессиях анестетические расстройства являются наиболее значимым признаком синдрома, в то время как другие симптомы депрессии могут быть стертыми, отсутствуют или незначительно выражены. Это касается идеомоторного торможения, суточных колебаний настроения и соматических признаков депрессии. У некоторых больных имеют место деперсонализационные расстройства и адинамия, депрессивное «мировоззрение», а также интерпретативный ипохондрический бред, фабулу которого составляют анестетические расстройства.

Для тоскливо-анестетических депрессий характерны чувство тоски с локализацией в области сердца, суточные колебания настроения, идеи самообвинения и самоуничижения, суицидальные мысли и намерения, соматические признаки депрессий, а также адинамия в виде чувства физической или (реже) так называемой моральной слабости. Ощущение утраты чувств расценивается больными как свидетельство их реальной эмоциональной измененности и является основной фабулой идей самообвинения.

Типичными признаками заболевания являются также ажитация, внешние проявления тревоги, идеаторные расстройства в виде наплывов и путаницы мыслей, инвертированный характер суточных колебаний состояния при отсутствии идеомоторного торможения, суицидальные мысли, идеи самообвинения. В вечерние часы у больных тревога кратковременно усиливается. Особенностью психической анестезии в тревожно-анестетических депрессиях является состояние малодифференцированного ощущения внутренней пустоты. Часто в картине тревожно-анестетических депрессий отмечаются разнообразные деперсонализационные расстройства, выходящие за рамки психической анестезии (чувство автоматизированное™ собственных действий, нереальность восприятия собственного Я, ощущение раздвоенности).

Адинамические депрессии. На первый план в картине этих депрессий выступают слабость, вялость, бессилие, невозможность или затруднение в выполнении физической или умственной работы при сохранении побуждений, желаний, стремления к деятельности. Выделяют идеаторный, моторный и сочетанный варианты этих депрессий. В идеаторном варианте проявления адинамии преобладают над собственно депрессией. Настроение снижено, больные высказывают идеи неполноценности, но основную фабулу переживаний составляют адинамические расстройства. Адинамия выражается в жалобах на отсутствие «моральных сил», «умственную истощаемость», «умственное бессилие», плохую сообразительность. В депрессивной триаде идеаторное торможение доминирует над моторным.

Моторный вариант адинамических депрессий характеризуется преобладанием чувства разбитости, вялости, мышечной расслабленности и бессилия. Аффективный радикал представлен депрессией с чувством внутреннего беспокойства и напряжения. В депрессивной триаде моторная заторможенность доминирует над идеаторной. Соматические признаки депрессии (расстройства сна, аппетита, снижение массы тела) выражены отчетливо. Отмечаются бредовые идеи собственной неполноценности, содержание которых определяется особенностями адинамии.

Сочетанному варианту депрессии свойственны явления как идеаторной, так и моторной адинамии. В депрессивном синдроме большое место занимают тревога, чувство тоски неопределенного характера. Депрессивная триада отмечается дисгармоничностью — значительным преобладанием моторной заторможенности над идеаторной. Отчетливые суточные колебания в состоянии отсутствуют. Идеи самообвинения для этого варианта нехарактерны, и представления о собственной неполноценности сопровождаются чувством жалости к себе. Адинамия проявляется отсутствием физических и моральных сил, невозможностью выполнить какую-либо работу. Отмечаются выраженные соматические расстройства.

Апатические депрессии. В клинической картине апатических депрессий на первый план выступают невозможность или затруднение выполнения умственных или физических нагрузок в результате отсутствия желания и стремления к какому-либо виду деятельности, снижение уровня побуждений и всех видов психической активности.

Для этого варианта депрессий характерны значительная выраженность апатии и неяркость других проявлений депрессивного синдрома — тоски, тревоги, идеи самообвинения, соматических признаков депрессии.

Выделяют апатомеланхолические и апатоадинамические депрессии.

Апатомеланхолические депрессии выражаются пониженным настроением с чувством тоски, идеями самообвинения, суицидальными мыслями, но сами больные именно апатию оценивают как одно из самых тяжелых расстройств. Отмечается обратная зависимость между выраженностью апатии и тоски. У некоторых больных наряду с тоской могут возникать эпизоды тревоги.

Как следует из самого названия, апатоадинамические депрессии характеризуются сочетанием апатии с адинамией. Собственно тоска для этих депрессий нетипична и крайне редко возникает тревога в виде неопределенного «внутреннего беспокойства» и напряжения. Имеющиеся у пациентов идеи самообвинения и неполноценности по содержанию отражают наличие апатии.

Дисфорические депрессии — состояния, характеризующиеся возникновением на фоне сниженного настроения дисфории, т.е. раздражительности, гневливости, агрессивности и разрушительных тенденций. При этом источником раздражения могут внезапно становиться предметы и ситуации, незадолго до этого не привлекавшие его внимания.

Поведение больных в период дисфорических депрессий бывает различным: у одних преобладают агрессия и угрозы в отношении окружающих, разрушительные тенденции, нецензурная брань; у других — стремление к уединению, связанное с гиперестезией и «ненавистью ко всему миру»; у третьих — стремление к активной деятельности, носящей нецеленаправленный, часто нелепый характер. В момент развития дисфории иногда преобладает ощущение внутренней психической напряженности с ожиданием надвигающейся катастрофы.

В клинической картине простых депрессий могут быть галлюцинаторные, бредовые и кататонические включения, когда наряду с подавленностью, тоской и тревогой появляются вербальные галлюцинации угрожающего или императивного характера, идеи воздействия, преследования, виновности, ущерба, разорения, предстоящего наказания. На высоте депрессии могут развиться острый чувствительный бред с инсценировкой и эпизоды онейроидного помрачения сознания.

Достаточно часто депрессивные состояния принимают характер меланхолической парафрении с соответствующими бредовыми переживаниями от «приземленных» трактовок до мистических построений.

В существующих классификациях, помимо охарактеризованных выше, нередко фигурирует слезливая и ироническая депрессия (при последней на лице у больных блуждает улыбка, они иронизируют над своим состоянием и беспомощностью), ступорозная депрессия и др. Но отраженные в названиях этих депрессий характеристики не являются существенными. Они лишь подчеркивают те или иные особенности депрессивного состояния, которые могут наблюдаться в картине депрессий различной структуры.

Представленная типология простых депрессий, естественно, не исчерпывает всего их многообразия и в этом отношении является в значительной степени относительной. Это связано в первую очередь с тем, что наряду с классическими картинами описанных депрессий наблюдаются состояния, которые нередко трудно отнести к определенному типу депрессий в связи с их значительной изменчивостью и полиморфизмом основных проявлений.

К сложным депрессиям относят сенестоипохондрические депрессии и депрессии с бредом, галлюцинациями и кататоническими расстройствами. Они отличаются значительным полиморфизмом и глубиной позитивных расстройств, а также изменчивостью, обусловленной наличием в клинической картине болезни проявлений, стоящих вне рамок облигатных для депрессии расстройств.

Сенестоипохондрические депрессии отличаются особенно большой сложностью. В этих случаях собственно аффективные расстройства отступают на второй план и ведущими становятся жалобы на крайне неприятные, тягостные ощущения в различных частях тела, порой крайне вычурного, причудливого содержания. Больные сосредоточены на чувстве соматического неблагополучия и высказывают тревожные опасения в отношении своего здоровья.

В структуре депрессивных состояний с бредом и галлюцинациями большое место занимают кататонические расстройства — от отдельных проявлений в виде повышения тонуса мускулатуры, негативизма до выраженных картин субступора и ступора.

Соотношения собственно аффективных расстройств и расстройств, выходящих за границы облигатных симптомов депрессии, по-разному рассматриваются исследователями: одни полагают, что расстройства неаффективного круга возникают независимо от аффективных нарушений [Kein D., Tailor E.et al., 1988; Seivewrigt N., Tyrer P., 1990], другие считают аффективные расстройства вторичными по сравнению с более тяжелыми психопатологическими явлениями [Akiskal H., 1983; Kruger E., Nitzsche M., Kunl J., 1988].

Наряду с простыми и сложными депрессиями в литературе описываются затяжные (протрагированные) и хронические. Затяжные, или протрагированные, депрессии могут иметь мономорфную структуру, если состояние на протяжении длительного времени не меняет своей психопатологической картины, и полиморфную, если в процессе течения болезни картина депрессии видоизменяется [Пчелина А.Л., 1979; Тиганов А.С., Пчелина А.Л., 1983]. Клиническая картина мономорфной депрессии отличается относительной простотой, малой изменчивостью, незначительной динамикой отдельных проявлений, однообразием картины на всем протяжении болезни. Такие депрессии обычно характеризуются тревожными адинамическими, анестетическими, дисфорическими или сенестоипохондрическими расстройствами. В этих случаях заторможенность, адинамические, анестетические и тревожные состояния без определенной последовательности и закономерности сменяют друг друга. У больных с изменчивой (полиморфной) клинической картиной и глубокими психопатологическими расстройствами на протяжении приступа простые гипотимические расстройства могут трансформироваться в сложные состояния (с бредом, галлюцинациями, кататонией), причем выявить какую-либо закономерность в смене описанных расстройств не представляется возможным.

Хронические депрессии отличаются от протрагированных не только затяжным характером, но и признаками хронизации, проявляющимися однообразием и монотонностью психологической картины депрессии. Существуют общие особенности хронических депрессий, к которым относятся преобладание в клинической картине болезни меланхолических, деперсонализационных и ипохондрических расстройств, а также дисгармоничность депрессивной триады, характеризующаяся сочетанием сниженного настроения и моторного торможения с монотонной многоречивостью, диссоциация между насыщенностью и разнообразием жалоб аффективного характера и внешне спокойным монотонным обликом и поведением больных, ипохондрическая окраска идей самообвинения, обсессивный характер суицидальных мыслей с отношением к ним как к чуждым. В этих случаях могут появляться также гипоманиакальные «окна», а также симптомы невротического регистра в виде сенестопатических, обсессивно-фобических и вегетофобических пароксизмоподобных состояний.

Маниакальный синдром характеризуется повышенным настроением, ускорением ассоциативных процессов и чрезмерным стремлением к деятельности (маниакальная триада). Больным свойственны веселость, отвлекаемость, изменчивость внимания, поверхностность суждений и оценок, оптимистическое отношение к своему настоящему и будущему; они находятся в превосходном расположении духа, ощущают необычайную бодрость, прилив сил, им чужда утомляемость. Стремление к деятельности обнаруживается у больных по-разному: то они принимаются за массу дел, не доведя ни одно из них до конца, то тратят деньги бездумно и беспорядочно, делая ненужные покупки, на работе вмешиваются в дела сослуживцев и начальства, предлагают коренным образом реорганизовать предприятие и т.д.

Интеллектуальное возбуждение проявляется ускорением темпа мышления, изменчивостью внимания, гипермнезией (обострение памяти). Больные крайне многоречивы, говорят без умолку, отчего их голос становится хриплым; поют, читают стихи. Часто развивается скачка идей — резкое ускорение мышления, при котором происходит непрерывная смена одной незаконченной мысли другой. Характерны сбивчивость и непоследовательность высказываний, достигающие степени бессвязности. Интонации, как правило, патетические, театральные. Все происходящее вокруг, существенное или незначительное, в равной мере вызывает интерес больного, но ни на чем его внимание не задерживается длительное время. В отдельных случаях отвлекаемость, изменчивость внимания настолько интенсивны, что больной последовательно фиксирует и нередко комментирует все, что попадает в его поле зрения (сверхизменчивость внимания, или симптом гиперметаморфоза).

Больным свойственна переоценка собственной личности: они открывают у себя незаурядные способности, нередко высказывают желание сменить профессию, собираются прославить себя в качестве выдающегося исследователя, артиста, писателя и т.д. или выдают себя за таковых. Как правило, речь идет о достаточно нестойких сверхценных идеях величия. Больные выглядят помолодевшими, у них отмечаются повышенный аппетит, сокращение продолжительности сна или упорная бессонница, повышенная сексуальность. При маниакальных состояниях отмечаются учащение пульса, гиперсаливация, у женщин нарушается менструальный цикл.

Как и при депрессиях, существует подразделение маниакальных синдромов на простые и сложные.

Выделение отдельных вариантов простых маниакальных состояний связано или с преобладанием в структуре синдрома одного из ингредиентов маниакальной триады, или появлением расстройств, видоизменяющих характер маниакального синдрома. Если в картине мании преобладает веселость, а ускорение мышления и стремление к деятельности выражены нерезко, то в этих случаях говорят о непродуктивной, или веселой, мании. Если ускорение ассоциативного процесса у больных достигает степени бессвязности, а стремление к деятельности — беспорядочного, хаотического возбуждения, то говорят о мании спутанной. Преобладание в картине мании раздражительности, гневливости, придирчивости свидетельствует о гневливой мании. На высоте этого состояния может возникнуть возбуждение со злобой, яростью, разрушительными тенденциями, агрессией — маниакальное буйство.

Иногда в качестве самостоятельного варианта маниакальных синдромов выделяют психопатоподобные маниакальные состояния, имеющие ряд особенностей: маниакальный аффект здесь крайне нестоек, отсутствует стремление к различным видам деятельности. Отвлекаемость, достигающая временами степени гиперметаморфоза, сочетается с раздражительностью: все, что привлекает внимание больного, вызывает крайнюю степень неудовольствия и раздражения. Нередко у больных возникают импульсивные влечения. Больные бывают агрессивны, причем агрессивные тенденции чаще всего обнаруживаются в отношении родных и близких.

Сложные маниакальные синдромы сопровождаются развитием расстройств достаточно глубоких регистров поражения психической деятельности, выходящих за рамки облигатных симптомов мании. В картине маниакального состояния могут развиваться галлюцинации, бред, явления психического автоматизма, кататонические расстройства. Различают бредовые маниакальные состояния, маниакальные состояния с дурашливостью, маниакальные состояния с острым чувственным бредом и маниакальные состояния с онейроидом.

Бредовые маниакальные состояния характеризуются развитием на фоне маниакального состояния бреда, галлюцинаций, признаков психического автоматизма без помрачения сознания. У одних больных эти расстройства возникают как разрозненные, несистематизированные, у других имеют явную тенденцию к систематизации, у третьих образуют оформленную бредовую систему.

Маниакальные состояния с дурашливостью. Психопатологическая картина этих состояний складывается из повышенного настроения, склонности к нелепым и плоским шуткам, гримасничаньям, тенденции к совершению нелепых поступков. Возможны бредовые идеи, вербальные галлюцинации, психические автоматизмы. На высоте состояния наблюдаются явления пуэрилизма и псевдодеменции.

Маниакальные состояния с развитием острого чувственного бреда. В случаях маниакальных состояний с развитием острого чувственного бреда обращают на себя внимание экстатический оттенок повышенного настроения, патетика, экзальтированность, многоречивость. При развитии острого чувственного бреда возникает инсценировка с изменением восприятия окружающего, с ощущением, что разыгрывается спектакль, главную роль в котором играет больной; содержанием разыгрываемой пьесы обычно бывают героические поступки, якобы совершенные больным в прошлом, или безоблачное будущее пациента. Возможно развитие антагонистического фантастического бреда и идей величия, что позволяет квалифицировать состояние как острую маниакальную парафрению. Нередко маниакальные состояния с острым фантастическим бредом и идеями величия сопровождаются развитием вербальных псевдогаллюцинаций (острая маниакальная псевдогаллюцинаторная парафрения) или конфабуляций фантастического содержания (острая маниакальная конфабуляторная парафрения).

Маниакальные состояния с развитием онейроидно-кататонических расстройств. В этих случаях онейроид развивается в картине маниакальных состояний не внезапно — его возникновению предшествуют состояния острого чувственного и острого фантастического бреда. Онейроидные расстройства экспансивного содержания могут занимать значительное место в картине маниакального приступа, иногда онейроид развивается в качестве эпизода на высоте приступа. Характерны кататонические расстройства в виде возбуждения, ступора, субступора или отдельные кататонические расстройства.

Диагностика аффективных расстройств, лечение расстройств аффективного спектра в ЦМЗ «Альянс»

Депрессия

Депрессия — это не просто временные эпизоды подавленности, которые свойственны всем. Это болезнь. Депрессия — психическое заболевание, которое характеризуется стойким снижением настроения (дольше двух недель), потерей интереса к жизни, ухудшением внимания и памяти, двигательной заторможенностью. Необходимый элемент лечения — психотерапия. Прогноз при соблюдении рекомендаций врача и наблюдении у психотерапевта до окончательного исчезновения симптомов благоприятный.

Рекуррентное депрессивное расстройство

Расстройство характеризуется повторяющимися эпизодами спада настроения, снижения мыслительной и двигательной активности. Между эпизодами депрессии наблюдаются периоды полного здоровья (интермиссии). Максимально продлить интермиссию и не допустить повторного обострения заболевания помогает прием поддерживающей лекарственной терапии и индивидуальная психотерапия.

Биполярное аффективное расстройство

Биполярное аффективное расстройство (также известно, как биполярное депрессивное расстройство, маниакально депрессивное состояние, маниакальная депрессия) — это болезнь с повторяющимися эпизодами депрессии, (гипо)мании, фаз смешения (на стыке мании и депрессии) с возможными паузами между ними (интермиссиями).

Циклотимия

Циклотимия — чередование подъемов и спадов настроения и физической активности. Настроение меняется каждые несколько дней или недель, что влияет на решения человека, его продуктивность и общение с окружающими. Циклотимия может быть предвестником биполярного аффективного расстройства и других психических заболеваний.

Дистимия

Дистимия — длительная «легкая» депрессия. Человек постоянно, практически без светлых промежутков, подавлен, пессимистичен, лишен жизненной энергии и энтузиазма. Возможен переход болезни в биполярное аффективное расстройство. Лечение — психотерапия, дополнительно — медикаменты (антидепрессанты, нормотимики).

Гипомания

Гипомания — это заболевание из группы аффективных расстройств, которое является мягкой, стёртой формой мании. Гипомания характеризуется приподнятым настроением, часто в сочетании с раздражительностью. Настроение повышено сильнее, чем это обычно свойственно индивиду, субъективно ощущается как состояние вдохновения, прилива сил, «бьющей ключом энергии».

Мания

Среди аффективных расстройств существует группа заболеваний, характерной особенностью которых является эмоциональный подъём. Это расстройства маниакального спектра. В отличие от депрессивных расстройств, при которых настроение значительно снижено и человек утрачивает интерес к жизни, маниакальные расстройства, напротив, характеризуются ощущением прилива сил, полноты жизни, высоким уровнем активности.

причины, симптомы, диагностика и лечение — medalvian

Человек за день может испытывать разную гамму эмоций. Настроение способно также меняться в зависимости от окружения, событий или самочувствия. Это нормально.

Но иногда эмоциональная система дает сбой, и возникают аффективные расстройства. Они характеризуются чрезмерной неустойчивостью и нестабильностью настроения без явной причины. Вечером человек лег спать в приподнятом, счастливом расположении духа, а утром — нет желания жить и работать, весь мир видится в черных красках. Если такое состояние длится несколько недель или месяцев, то нужна консультация специалиста.

Это аффективное психическое расстройство, в отличие от смены настроения у здорового человека, не проходит самостоятельно. У больного нарушается адекватное восприятие мира и самого себя. Без лечения он может потерять работу, семью, друзей. В запущенных случаях есть угроза жизни — суицид.

В группе риска находятся люди, которые имеют близких родственников или членов семьи с нарушениями настроения. Первый эпизод может возникнуть в любом возрасте. Пусковым фактором для проявления скрытого тревожно аффективного расстройства может стать:

  • стрессовая ситуация;
  • затяжной конфликт;
  • умственное перенапряжение;
  • физическое истощение;
  • инфекционное заболевание;
  • сильная интоксикация организма.

Впоследствии эпизоды плохого и/или веселого возбужденного настроения возникают без внешней причины, сами по себе. При этом депрессивная фаза удлиняется, то есть человек все чаще и больше по времени будет находиться в подавленном настроении.

Виды

К аффективным расстройствам психиатрия относит все психические нарушения в основе которых лежит частое изменение настроения в сторону его повышения или снижения.

Рассмотрим те, которые встречаются чаще всего:

  1. Депрессия — характеризуется постоянным чувством безнадежности и уныния как минимум на протяжении 2-3 недель. Хобби и былые увлечения не приносят радости. Серьезное заболевание, которое требует обращения к специалисту.
  2. Дистимия — хронический вид депрессии, который проявляется ежедневным подавленным настроением. Симптомы не такие тяжелые, как у клинического депрессивного эпизода. Такой диагноз ставится, если уныние и апатия не покидает человека на протяжении 2 лет и более.
  3. Биполярное расстройство — аффективное расстройство настроения, которое ранее было известно как «маниакально-депрессивный психоз». Для него характерно 2 основные фазы: депрессивная и маниакальная. Они могут поочередно сменять другу друга или смешиваться в одно состояние. При этом у человека наблюдаются признаки депрессии с двигательной активностью или бредовыми мыслями.
  4. Циклотимия — череда постоянных перемен настроения и физической активности, без ухода в депрессию или маниакальную возбужденность. При этом человек вполне способен поддерживать социальную активность, даже испытывая трудности с самочувствием. Без лечения может перейти в биполярное расстройство.
  5. Маниакальный синдром — такой тип расстройства характеризуется возбужденным состоянием, эйфорией, двигательной активностью. Часто наблюдается быстрая речь, бессонница, путаница мыслей. Протекает в виде приступов, длительность которых зависит от стадии заболевания.

Также выделяют тревожное расстройство. Его главной чертой является постоянное чувство беспокойства и тревоги без видимой причины. В эту группу входят различные фобии и приступы панического страха.

Симптомы аффективных расстройств

Внешние проявления зависит от вида нарушения и степени тяжести развития заболевания.

Часто люди с аффективным расстройством симптомы болезни не замечают или игнорируют. Это связано с тем, что у них отсутствует критика к собственному состоянию. Поэтому здесь важно внимательность и забота со стороны близких людей.

К основным моментам, на которые следует обратить внимание, относят:

  • резкие перемены настроения от «плюса» к «минусу», которые длятся от 2-3 недель до нескольких месяцев;
  • изменения в поведении и восприятии себя и окружающего мира, например, увеличение собственной значимости;
  • скачки мыслительной деятельности и речи: то быстрая и невнятная, то медленная и заторможенная.

Рассмотрим признаки аффективного расстройства в зависимости от фазы настроения. Для депрессивного эпизода характерно:

  • ночная бессонница и/или дневная сонливость;
  • подавленное угнетенное настроение;
  • апатия;
  • заторможенность в движениях;
  • речь медленная;
  • отсутствие аппетита;
  • мрачные мысли, иногда суицидального характера;
  • отсутствие интереса к прежним увлечениям.

При маниакальном варианте расстройства наблюдаются противоположные признаки:

  • усиление аппетита;
  • чрезмерная подвижность, живая мимика, активная жестикуляция;
  • быстрая, невнятная речь, скачки с одной темы на другую;
  • человек берется за большое количество дел, но редко доводит их до конца;
  • повышение сексуального желания;
  • высокая отвлекаемость, невозможность сосредоточиться на чём-то одном;
  • бредовые мысли и идеи, касательно собственной значимости.

При биполярном расстройстве человека кидает из одной крайности в другую. Депрессивная фаза соответствует клиническому описанию, а при маниакальной может наблюдаться агрессия, безрассудные поступки, сильная раздражительность. В этом состоянии человек себя не контролирует и способен нанести вред себе или окружающим.

Правильная диагностика аффективных расстройств возможна только на консультации у врача-психотерапевта или психиатра. Это связано с тем, что симптомы некоторых эмоциональных нарушений могут совпадать с проявлениями других психических заболеваний, например, шизофрении.

Самостоятельно снизить или повысить настроение практически невозможно. Эпизоды со временем будут появляться чаще и становиться продолжительней, поэтому важно обратиться к специалисту на начальном этапе болезни.

Лечение аффективных расстройств

Терапия носит комплексный характер. Первоначально она направлена на купирование острого депрессивного или/и маниакального периода. В зависимости от симптомов и их интенсивности врач подбирает необходимые медикаменты. В большинстве случаев лечение проводится амбулаторно, но в тяжелых ситуациях рекомендуется стационар.

После стабилизации состояния пациент обязательно проходит психотерапию. Это индивидуальная, групповая или семейная терапия. Ее цель помочь человеку осознать болезнь, а также научить поведенческим приемам по контролю своего эмоционального состояния.

Лечение аффективных расстройств предполагает изменение образа жизни, а именно:

  • уменьшение внешних стрессовых факторов;
  • правильное питание;
  • адекватная активность;
  • избегать умственного или физического перенапряжения;
  • исключение алкоголя и других токсичных веществ.

После основного лечения рекомендуется поддерживающая терапия аффективных расстройств. Она направлена на поддержание длительного периода ремиссии и профилактику рецидивов.

Лечение может занять несколько месяцев, но при своевременном обращении к врачу прогноз благоприятный.

Цены

Услуга Длительность Стоимость
Первичный прием
врача психотерапевта, психиатра
55 мин 6 000 ₽
Абонемент
Индивидуальная психотерапия
5 сеансов 28 500 ₽
БОС-терапия (I-ст) 55 мин 4 000 ₽

Биполярное аффективное расстройство (БАР) | Медицинский центр Премиум

Этот термин укоренился в российской психиатрической науке не так давно, долгие годы в практике болезнь называлась маниакально-депрессивный психоз. Сам термин содержит характеристику заболевания: это расстройство настроения двух полярностей – болезненно повышенное или сниженное эмоциональное состояние. Периоды измененного настроения называются фазами.

Классический вариант биполярного аффективного расстройства – это чередование фаз, между которыми человек практически здоров. В некоторых случаях заболевание проявляется чередованием только депрессивных фаз и ремиссий (улучшений). Рассмотрим подробнее оба полюса изменения настроения.

Маниакальные и депрессивные фазы

Гипоманиакальное состояние человек переживает как некий энергетический подъем: он не испытывает обычной потребности во сне или еде; возникает необычное, «солнечное» настроение; появляется много идей; сексуальная жизнь окрашивается яркими ощущениями. Сами пациенты иногда описывают свои ощущения так: «Как будто крылья за спиной вырастают!» Часто развитие болезненно приподнятого настроения останавливается на этапе гипомании, когда человек полон новых идей и успешно их реализует, не фиксируясь на неудачах. Даже внешний вид больного меняется: глаза блестят, кожа – влажная, на лице – улыбка. Возникает вопрос – нужно ли лечить болезненно приподнятое настроение или дать человеку вволю повеселиться?

Однако, при дальнейшем развитии болезненной симптоматики состояние может перейти в манию. На этой стадии возникнет переоценка своих способностей, а деятельность становится непродуктивной. Именно в этот период часто рушится бизнес и семья, появляется масса неоправданных кредитов. На пике такого настроения у больного может появиться мания величия, и тогда он способен причинить вред себе или близким.

Близким людям важно понимать: если в гипоманиакальном состоянии еще можно уговорить человека обратиться за медицинской помощью, то в состоянии мании человека ни на что уговорить уже практически невозможно.

Фазу эмоционального подъема у больных биполярным расстройством сменяет депрессивная фаза, которая проявляются болезненно сниженным настроением, бессонницей, отсутствием аппетита и т.п. У человека в депрессии проявляется нечто вроде фасеточного зрения, когда из всего многообразия окружающего мира воспринимается только негативная информация. Мысли текут медленно, сосредоточиться трудно, все ситуации рассматриваются в аспекте несчастий и неудач. Привычные нагрузки становятся непосильными: в этом состоянии люди часто оставляют учебу или бросают работу. Появляются признаки глубокой депрессии. На пике фазы могут сформироваться бредовые идеи самобичевания, греховности, а также мысли о нежелании жить.

Казалось бы, с обращением за помощью в состоянии депрессии проблем быть не должно. Это состояние переживается довольно мучительно и невольно заставляет жаловаться близким. Кроме того, сам термин «депрессия» — распространен в быту. Однако на деле все оказывается не так просто: больной человек попусту тратит время на самостоятельные поиски причины своего состояния; винит близких, или условия своей работы; вспоминает тяжелое детство и т.д.

Лечение биполярного расстройства

Далее события могут развиваться в двух направлениях: если депрессия сопровождается болями в различных частях тела (а такое случается не редко!), то первым врачом, к которому обращается больной, становится терапевт. И если терапевт не распознает симптомы депрессии (что тоже случается довольно часто), начинается «крестовый поход» по врачам всех специальностей. В результате, впервые попадая на прием к психиатру, такие пациенты приносят с собой кипу ненужных обследований и выписок, свидетельствующих об относительном соматическом благополучии. Второй вариант развития событий, с которым сталкиваются психиатры на первичном приеме, это употребление алкоголя как антидепрессанта. Алкоголь может долго маскировать депрессию. Причем, для близких это становится поводом обвинять, а не лечить больного. Человек же в алкогольном опьянении вообще теряет способность к анализу собственного состояния.

Биполярное аффективное расстройство – это БОЛЕЗНЬ, т.е. биологическое состояние, побороть которое невозможно правильным режимом дня или народными средствами. Смысла твердить мантру «возьми себя в руки» здесь не больше, чем при аппендиците. При этом, опасности несвоевременного обращения за медицинской помощью при биполярном аффективном расстройстве не отличаются от таковых при любом серьезном заболевании: формирование хронической депрессии, вероятность суицида, десоциализация и т.д. Важно понимать, что любую болезнь легче победить в ее начале.

Часто причиной несвоевременного обращения за помощью пациенты называют страх стигматизации: «трудно признать себя клиентом психиатрии», «поставят на учет», «заколют сильными лекарствами» и т.д. Но именно на начальном этапе, когда болезнь еще не запущена, и нет опасных симптомов, помощь может быть оказана в цивилизованных условиях частной клиники, где гарантированы конфиденциальность и гуманное отношение, и врач будет лечить современными методами депрессию как частое проявление биполярного аффективного расстройства.

 

Запись на амбулаторные консультации производится круглосуточно
по телефону в Н.Новгороде (831) 429-05-83

Современные методы диагностики и лечения аффективных расстройств (тревожного, депрессивного) с точки зрения нейрохимических нарушений.

   Депрессия, как вид психического расстройства, в современном мире является чрезвычайно актуальной проблемой.

Депрессивными расстройствами по оценкам Всемирной Организации Здравоохранения, во всем мире страдает более 264 миллионов человек из всех возрастных групп.  

Ежегодно около 800 000 человек погибают в результате самоубийства — второй по значимости причины смерти среди людей в возрасте 15-29 лет.

Депрессия является причиной инвалидизации (в европейских странах) — стойкой утратой трудоспособности, с неблагоприятными социальными последствиями.

В то же время — это не только медицинская и социальная проблема, немаловажное значение имеет и влияние депрессивных расстройств на экономику. Подсчитано, что лечение депрессии дает выраженный экономический эффект в виде восстановления трудоспособности населения, позволяя получать 5 долларов за каждый вложенный доллар.

   Так что же такое депрессия и чем она отличается от «плохого настроения»?

   За психическую деятельность отвечает головной мозг. Вся сложность и уникальность мыслительной, эмоциональной и поведенческой деятельности заключена всего в двух процессах. В процессе возбуждения и процессе торможения клеток головного мозга. Надо отметить, что процесс торможения клеток головного мозга является активным и для его осуществления необходимы определенные затраты, использование специальных веществ, нейромедиаторов с эффектом торможения.  Указанные процессы возбуждения реализуются нейромедиаторными системами. Нейромедиа́торы — биологически активные химические вещества, посредством которых осуществляется передача электрохимического импульса от нервной клетки через синаптическое пространство между нейронами, к другой нервной клетке или другим клеткам (мышечным, железистым). Выделяют основные нейромедиаторные системы: дофаминергическая система, норадренергическая система, серотонинергическая система, холинергическая система, ГАМК-ергическая система, система воз­буждающих аминокислот: глутамата и аспарата, система гистамина, система глицина, система нейропептидов, система карболинов. Указанные нейромедиаторные системы осуществляют сложное взаимодействие между собой, саморегулируются и управляют работой не только головного мозга, но и всего организма. В случае сбоя, дисбаланса в нейромедиаторных системах, развиваются различные психические заболевания, в том числе и аффективного регистра (депрессивные, тревожные).

 По определению ВОЗ, «Депрессия — это распространенное психическое расстройство, для которого характерны уныние,

потеря интереса или радости, чувство вины и низкая самооценка, нарушения сна или аппетита, вялость и плохая концентрация внимания. 

Эти проблемы могут стать хроническими или возобновляющимися и оказывать значительное воздействие на способность человека

справляться с проблемами повседневной жизни. В самой тяжелой форме депрессия может приводить к самоубийству.

Большинство случаев депрессии можно лечить с помощью лекарственных средств и психотерапии».

С точки зрения психиатрии, в классическом, традиционном понимании, для диагностики депрессивного состояния используется понятие «депрессивная триада». Отец современной психиатрии, немецкий психиатр Эмиль Крепелин описал ее в 1899 году так:

  1. Гипотимия (сниженная настроение, подавленность)
  2. Идеаторная заторможенность (снижение психической активности)
  3. Моторная заторможенность (снижение двигательной активности)

Симптомы должны длиться от двух недель и более. В случае же, когда один или два симптома не выражены или проявляются другим образом, например, гневливость, вместо подавленности или двигательная расторможённость, вместо заторможенности, можно говорить об атипичных вариантах депрессии. В случае невыраженных симптомов, в ряде случаев, проведя тщательный клинический осмотр пациента и проанализировав дополнительные симптомы, можно выявить стертые, соматизированные (симулирующие другие телесные заболевания) формы депрессии. Конечно же, и стертые и соматизированные формы депрессии требуют своевременного, адекватного лечения у врача психиатра. К сожалению, такие пациенты зачастую попадают в поле зрения врачей других специальностей и не могут быть распознаны. По данным отечественных исследователей, среди больных, обратившихся за амбулаторной помощью к врачу терапевту, депрессия может быть диагностирована у 40,5 % обратившихся, том числе тяжелая у 9,5%. Зачастую такие пациенты длительно, без должного эффекта лечатся у врачей терапевтов, неврологов и врачей другиъх специальностей. Многие пациенты боятся обратиться за психиатрической помощью, ошибочно считая лечение у врача-психиатра социально неприемлемым, таким образом, теряя бесценное время и возможность получения своевременного лечения.

Что же служит причиной депрессивных, тревожных расстройств, как их диагностировать и лечить?

   Депрессии и тревожные расстройства принято считать полиэтиологическими заболеваниями, то есть имеющие несколько причин. При всем многообразии причин, их можно разделить на две основные группы: биологические и социально-психологические.

Биологические причины заключаются в том, что морфологическим субстратом заболеваний являются изменения в центральной нервной системе, а именно ее патология. Нарушен синтез нейромедиаторов, их транспорт, снижена пластичность нервной ткани, часто обнаруживается снижение или усиление кровотока в областях головного мозга, ответственных за формирование эмоций, явления демиелинизации, дистрофии клеток головного мозга. Значительное влияние на эмоциональную сферу оказывают заболевания, сопровождающиеся атрофией коры головного мозга, например, болезнь Альцгеймера, Пика и др, а также последствия перенесенных черепно-мозговых травм.  Современные методы нейровизуализации, такие, как МРТ, функциональная МРТ, КТ, ОФЭКТ, ПЭТ и др.  в ряде случаев фиксируют эти нарушения в головном мозге, а в ряде случаев нет или несут общую неспецифическую информацию. Надо отметить, что наиболее современные методы исследования, направленные на диагностику функциональных нарушений работы головного мозга, такие, как ПЭТ, функциональная МРТ являются дорогостоящими и малодоступными.

   Социально-психологические причины заключаются в том, что высшая нервная деятельность человека, такая, как интеллект, память,

внимание, мышление и даже во многом эмоции, с точки зрения нейропсихологии, являются продуктом социального взаимодействия

(семья, школа, общение посредством второй сигнальной системы).

Человек — это продукт общества, личность формируется посредством

общения с социумом, живет в нем. В случае личностно значимых стрессовых переживаний, например, смерть родственника,

тяжелая болезнь, катастрофа, стихийное бедствие, длительная тяжелая работа и тд.,

  наступает состояния истощения нейромедиаторных систем одних и перевозбуждения других.

Таким образом, в развитии тревожных и депрессивных расстройств имеют значение и биологические, и социально-психологические факторы. В случае преобладания биологически факторов, говорят об «органической» причине развития депрессивного, тревожного расстройства, что подтверждается методами нейровизуализации. В этом случае, как правило, развиваются депрессивные расстройства. В случае преобладания сильных стрессов, личностно значимых переживаний, чаще диагностируются реактивные тревожные состояния.

Конечно, биологические факторы и социально-психологические имеют взаимное влияние, взаимодействуют и образуют взаимоусиливающиеся патогенетические связи.    Например, сильный стресс, или множество стрессов (так называемая суперпозиция стрессов), вызывает истощение тормозных нейромедиаторов, перевозбуждение активирующих нейромедиаторов и зачастую лечение такого пациента методами одной только психотерапии затруднительно.

В то же время, биологические факторы, такие как нарушение кровообращения головного мозга, демиелинизация клеток, явления глиоза (гибели клеток) не только затрагивают зоны головного мозга, ответственные за эмоции (гипоталамус, миндалевидное тело, поясная извилина, парагиппокампальная извилина), но и служат фактором, снижающим адаптационные возможности психической деятельности перед лицом стрессовых ситуаций.

____________________________________________

   Диагностирование депрессивного, тревожного расстройства лучше доверить врачу-психиатру. Врач-психиатр проводит с пациентом структурированное клиническое интервью, где методом расспроса пациента, при возможности расспроса его окружения, выясняет жалобы, оценивает состояние сознания, когнитивно-мнестической сферы, эмоциональное состояние, поведение, а также психопродуктивные феномены. Такое интервью называется клинико-психопатологическим методом исследования. Исследуется медицинская документация, результаты нейровизуализационных методов исследования. Дополнительно используются специальные стандартизированные клинические опросники: Шкала Гамильтона, Госпитальная шкала тревоги и депрессии, Опросник Бека и др. Американские ученые из Университета штата IOWA Clark и Wilson предложили для этих целей «Вопросник симптомов тревоги и нарушений настроения».

____________________________________________

 

Измерение и компоненты модели Симптомы
  1. Общий дистресс
 1) Тревога  Чувство напряжения или лёгкая возбудимость, ощущение дискомфорта, чувство страха, нервозность, взвинченность, раздражительность.
 2) Депрессия  Подавленность, уныние, отсутствие желаний, печаль, безнадёжность, разочарование в себе.
 3) Смешанное состояние  Беспокойство, сосредоточенность на проблемах, неудовлетворённость, путаница, раздражительность.
 2. Ангедония  и положительный аффект
 Утрата интересов  Чувство собственной непривлекательности, отстранённость от других, чувство заторможенности, для начала какого-либо дела требуются дополнительные усилия.
 Чрезмерно приподнятое настроение?  Настоящее счастье, настоящая жизнь, оптимизм, чувство переполненности энергией, гордость за себя.
  3. Соматическая тревога
 Тревожное возбуждение  Головокружение, дрожь в руках, затруднённое глотание, отдышка, боль в груди.

 

Данный опросник помогает увидеть сферу, где наибольшие нарушения, а именно: область общего дистресса, гедонических нарушений или соматической тревоги. Зная клинические эффекты, которые сопровождают нарушения в той или иной нейромедиаторной системе, врач-психиатр может подобрать лечение с учётом патологического процесса. Медикаментозное лечение депрессивных и тревожных расстройств осуществляется специальными препаратами, воздействующими на нейромедиаторные системы головного мозга. Различные препараты обладают различными фармакологическими эффектами, подбирается такой препарат, профиль действия которого совпадает с необходимым терапевтическим влиянием на нарушенные механизмы нейротрансмиттерной передачи.

Тем не менее, назначение медикаментозной терапии не отрицает важность психотерапевтического воздействия. Методы психотерапии, психокоррекции эффективно дополняют проводимую терапию, служат целям ресоциализации, значительно ускоряют процесс выздоровления или наступления ремиссии.

Список использованных источников

  1. https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/depression
  2. Время выполнять обещания: доклад независимой комиссии высокого уровня ВОЗ по неинфекционным заболеваниям [Time to deliver: report of the WHO Independent High-level Commission on Noncommunicable Diseases]
  3. Нуриев И.Т. Клинико-эпидемиологическое исследование депрессивных расстройств среди пациентов общесоматической сети // Вятский медицинский вестник. 2005. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kliniko-epidemiologicheskoe-issledovanie-depressivnyh-rasstroystv-sredi-patsientov-obschesomaticheskoy-seti (дата обращения: 02.08.2020).
  4. Шамрей Владислав Казимирович, Труфанов Геннадий Евгеньевич, Абриталин Евгений Юрьевич, Корзенев Аркадий Владимирович Современные методы нейровизуализации в психиатрической практике // Российский психиатрический журнал. 2010. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-metody-neyrovizualizatsii-v-psihiatricheskoy-praktike (дата обращения: 02.08.2020).
  5. StahI S.M. Essential psychopharmacology. Neuroscientific basis and practical applications. 2 ed. Cambridge Unuversity Press. New York. 2008. -601P.

   Автор: Тебеньков Григорий Геннадьевич врач-психиатр, психиатр –нарколог.

«Биполярное аффективное расстройство требует почти пожизненного лечения, иллюзий быть не должно» — интервью с психиатром Беатрисой Волель – Москвич Mag – 05.11.2019

У каждого десятого жителя большого города есть симптомы биполярного аффективного расстройства (БАР). Посмотрите, как ваш коллега вжался в стул и плачет в офисе. А эта девушка как-то слишком пристально смотрит на вас сухими глазами и что-то себе бормочет под нос. Возможно, им нужна помощь. Или, может быть, уже мне? О биполярном аффективном расстройстве рассказывает психотерапевт, психиатр, доктор медицинских наук и профессор Беатриса Альбертовна Волель.

Что такое БАР?

Это психическое расстройство, которое характеризуется различными симптомами (их чередованием) — депрессией и маниакальной фазой. По-старому, БАР — маниакально-депрессивный психоз. БАР может проявляться как депрессией, так и противоположным состоянием — манией (гипервозбужденное состояние, множество планов, которые не реализовываются впоследствии). Все эти фазы в течение жизни чередуются, сменяя друг друга. Данные состояния могут длиться днями, а иногда — месяцами и годами.

Какие виды БАРа самые распространенные?

Существует четыре типа. Если говорить об основных видах, то первый по распространенности тот, в котором больше всего проявляются депрессия и небольшие эпизоды гипомании. Гипоманию отлично видно близким людям, так как она выражается в чрезмерной болтливости, энергии, сокращении ночного сна, бессмысленной трате денег. Для самого пациента данный период самый счастливый, но для диагностики гипомания очень важна. В этом состоянии пациент никогда не придет к врачу, так как у него все хорошо.

Второй тип — это состояние, в котором чередуются большие мании с меньшим числом депрессий. Именно при данном типе пациенты часто госпитализируются, обычно в недобровольном порядке — ведь им очень весело. Бывает так, что они веселятся и конфликтуют, то есть данное состояние характеризуется еще такой некой раздражительностью, но это выраженное состояние, на которое точно обращают внимание.

Человек в состоянии депрессии выглядит подавленным, апатичным, заторможенным. Но при смешанных состояниях БАРа мы видим, что человек, находясь в депрессии, очень многоречив. То есть он будет жаловаться вам на суицидальные наклонности, плохие мысли, при этом будет говорить, что у него есть какой-то подъем. Это крайне опасное состояние, именно в нем совершается больше всего самоубийств при биполярном аффективном расстройстве. Почти каждый второй человек с заболеванием БАР совершает попытку суицида, завершенные суициды — 11–15%. При обычных депрессиях мы этого не видим. И вот эти смешанные пограничные состояния очень важны для диагностики.

Как различать биполярное аффективное расстройство и ПРЛ (пограничное расстройство личности)? Эти два заболевания очень схожи. Трудно ли отделить одно от другого, чтобы поставить верный диагноз?

Есть критерии, которые пересекаются. ПРЛ является предиктором к появлению БАРа. Может быть такая ситуация, что надо смотреть так: это пациент с ПРЛ или БАРом, или пациент, болевший ПРЛ, но впоследствии заболевший биполярным аффективным расстройством. Как правило, биполярное расстройство ставят при катамнестическом наблюдении. Катамнестическое наблюдение — это наблюдение во времени. То есть «здесь и сейчас» иногда не критерий, чтобы поставить верный диагноз. Человек приходит, у него впервые депрессия, у него нет еще маниакального эпизода или гипомании. Здесь невозможно поставить диагноз. У меня был больной, который сам себе поставил диагноз БАР, а я ему поставила диагноз ПРЛ. Я ему говорю: «Вы еще не биполярный».

И все-таки биполярное расстройство — это то, что происходит в течение долгого времени. А ПРЛ — это расстройство личности, оно находится в зоне личности. То есть человек с расстройством личности имеет такие же спады и подъемы, часто они все-таки ситуационно обусловлены в отличие от эндогенного заболевания. БАР начинается в один день и по щелчку пальца, и это ни с чем не связано. И ПРЛ свойствен целый ряд характеристик (селфхарм, спортивные аддикции, злоупотребление алкоголем и наркотиками). И все-таки периодичность БАРа и ПРЛ разная.

Несмотря на то что биполярное расстройство является эндогенным, внутренним, есть ли факторы влияния, некий толчок к развитию БАРа?

Мы все реагируем на стрессоры, значимые ситуации в нашей жизни. Например, человек с ПРЛ будет реагировать на утрату близкого депрессией. А вот человек с БАРом может дать реакцию именно смешанным состоянием, то есть впадет в депрессию, но в то же время будет гиперактивен в собственных делах. Это очень тонкие моменты. Точно провоцируют БАР психоактивные вещества — эта характеристика верна для больных и БАРом, и ПРЛ. Естественно, что алкоголь и наркотики провоцируют как манию, так и депрессию, однозначно. Можно выделить смену часовых поясов. У меня был пациент, который возвращался с другой стороны земного шара с манией.

Сочетается ли БАР с другими расстройствами?

Коморбидность, то есть сочетания БАРа с тревожными расстройствами, допустим с паническими атаками, составляет 45%. Сочетание БАРа с расстройствами личности составляет 33%. Также сочетается с расстройствами пищевого поведения (12%) и ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство) — 15%. Часто ставят неправильный диагноз, когда смотрят не на целостную картину, а на что-то отдельное. И если прописывать медикаменты частному, а не общему, можно промахнуться и только на время облегчить эту симптоматику. Но состоянию помочь таким методом нельзя.

Можно ли жить более или менее привычной жизнью с какими-либо расстройствами — не только с БАРом — без медикаментозного вмешательства?

Биполярное аффективное расстройство требует почти пожизненного лечения, это хроническое заболевание. Здесь у пациента никаких иллюзий быть не должно. К тому же пациенты с БАРом нуждаются в постоянном контроле. Они очень часто бросают лечение, и начинается алкоголизация. Очень важна роль родственников и их наблюдение за больными. Дело в том, что самим людям, страдающим БАРом, достаточно тяжело контролировать свои состояния. А вот тем же самым больным с ПРЛ проще обходиться без медикаментов, конечно, если они работают над своим заболеванием и проходят терапию. ПРЛ — болезнь не длиною в жизнь, БАР как раз таки очень часто начинается в раннем возрасте, в 19–20 лет.

Влияют ли гормоны на психическое состояние человека? На то же самое развитие БАРа?

Гормоны влияют на все. Важно понимать, что постродовая депрессия не знак равенства БАРа. Гормоны, психика и поведение человека очень сильно завязаны, поэтому любой гормональный сбой влияет на все остальное. Важно понимать, что гормональный сбой не случается просто так, он случается посредством чего-либо и несет определенные последствия. Организм — четко детерминированная система, и тогда уже надо понять, что именно в механизме сломалось.

Что делать человеку, который понял, что с ним «что-то не так»?

Мы живем в современном мире, сейчас очень много возможностей. В первую очередь необходимо пойти к специалисту, в первую очередь к психотерапевту.

Фото: София Панкевич

Динамика аффективных состояний при комплексном обучении

https://doi.org/10.1016/j.learninstruc.2011.10.001Получение прав и содержания

Аннотация

Мы предлагаем модель для объяснения динамики аффективных состояний, возникающих в процессе глубокого обучения . Модель предсказывает, что учащиеся в состоянии вовлеченности / потока будут испытывать когнитивное неравновесие и замешательство, когда они сталкиваются с противоречиями, несоответствиями, аномалиями, препятствиями на пути к целям и другими тупиками. Учащиеся возвращаются в состояние вовлеченности / потока, если равновесие восстанавливается посредством размышлений, размышлений и решения проблем.Однако неспособность восстановить равновесие, а также препятствия, мешающие достижению поставленных целей, вызывают разочарование, которое, если его не решить, в конечном итоге приведет к скуке. Основные гипотезы модели были подтверждены в двух исследованиях, в которых участники прошли 32–35-минутную учебную сессию с компьютерным наставником. Их аффективные состояния отслеживались примерно в 110 точках на занятиях с помощью ретроспективного протокола оценки аффектов. Анализ временных рядов подтвердил наличие колебаний замешательство-вовлеченность / поток, скука-разочарование и замешательство-разочарование.Мы обсуждаем улучшения модели, направленные на устранение индивидуальных различий, а также педагогические и мотивационные стратегии, вдохновленные моделью.

Особенности

► Аффективные состояния динамически возникают, изменяются и исчезают во время обучения. ► Предполагается, что тупиковые ситуации и замешательство имеют важное значение для критического мышления и исследования. ► Аффективные траектории учащихся отслеживались в двух исследованиях. ► Заинтересованные учащиеся испытали двухэтапные эпизоды, чередующиеся между замешательством и пониманием.► Также наблюдались вредные колебания скука – разочарование и замешательство – разочарование.

Ключевые слова

Аффективные состояния

Аффективная динамика

Эмоции

Беспорядок

Когнитивное нарушение

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

Copyright © 2011 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Теория эмоционального контроля над разумом аффективные состояния | Философия разума и языка

В этой книге Том Кокрейн развивает новую теорию управления эмоциями и связанными с ними аффективными состояниями.Основанный на базовом принципе контроля отрицательной обратной связи, его первоначальный отчет обрисовывает в общих чертах новый фундаментальный вид ментального содержания, называемый «валентным представлением». На этом основании Кокрейн конструирует новые модели эмоций, боли и удовольствий, настроения, выразительного поведения, оценочного мышления, черт личности и долгосрочных обязательств характера. Эти различные состояния представлены как все более сложные уровни регулирующего контроля, которые вместе лежат в основе архитектуры разума в целом.Четко структурированное и содержащее множество диаграмм и примеров для иллюстрации обсуждения, это исследование основано на последних исследованиях в таких областях, как философия, психология и нейробиология, и привлечет читателей, интересующихся философией и когнитивной наукой об эмоциях.

«Книга проделывает впечатляющую работу по объединению разнообразных и широких тем философии эмоций в одну рукопись». Дэн Миллс, Philosophy Quarterly

«Книга Тома Кокрейна воплощает философию эмоций на новом и мощном носителе: идее представления талантов.Его проект амбициозен. Кокрейн использует талантливые представления, чтобы дать модели аффекта, удовольствия и боли, эмоции, настроения, экспрессивного поведения, социальной интенциональности, норм, коллективного возбуждения, внутренней речи, чувств, личности и характера. Философы, интересующиеся любой из этих тем, найдут в ней богатую книгу, полную нюансов и проницательности ». Колин Кляйн, «Философские обзоры Нотр-Дам»

«Обширная книга Кокрейна вносит ценный вклад в широкий спектр тем… [Его] сложные, деликатные обсуждения определенных эмоциональных явлений в сочетании с его обширным обзором современной литературы делают ее ценной для всех. с интересом к аффективному уму.’ Этика

Ваше счастье или мое: Влияние эмоциональных состояний и уровня …: Ingenta Connect

Многие азиатские слоны в неволе ( Elephas maximus ) в Таиланде участвуют в туристической индустрии в достопримечательностях, известных как «слоновьи лагеря». Значительно критиковались места с низким уровнем благосостояния, где слоны могут получить травмы, плохое питание, неестественную социальную среду. и аверсивное обращение. Несмотря на растущую заботу о благополучии животных, широкая публика часто испытывает трудности с определением проблем благополучия животных, содержащихся в неволе.Целью этого исследования было изучить готовность участников поддержать аттракцион слона и их восприятие. эмоциональная ценность опыта, основанная на аффективном состоянии содержащегося в неволе слона и уровне их контакта с ним. Участники (n = 590) из США были случайным образом распределены по одной из четырех виньеток (с использованием экспериментального плана 2 × 2), описывающих аттракцион слона. варьировать аффективное состояние слона (чувствует себя отлично, плохо) и уровень контакта, который они могут иметь со слоном (низкий, высокий).Был использован подход смешанных методов, когда участники давали ответы на вопросы типа Лайкерта, за которыми следовали открытые ответы. Участников продемонстрировали большую готовность поддержать влечение слона и большую воспринимаемую эмоциональную ценность из опыта, когда слон чувствовал себя превосходно, в отличие от того, когда слон чувствовал себя ужасно. Не было значительных различий между низкими и высокими контактами для включенных мер. в этом исследовании. Качественные ответы сильно различались: участники делали много предположений о слоне и его привлекательности, раскрывая возможные неправильные представления о благополучии содержащихся в неволе слонов.Это исследование может быть использовано для стимулирования изменения туристических предпочтений. в места, которые отражают позитивное благополучие слонов.

Нет доступной справочной информации — войдите в систему для доступа.

Информация о цитировании недоступна — войдите в систему, чтобы получить доступ.

Нет дополнительных данных.

Нет статей СМИ

Без показателей

Влияние настольных материалов на аффективные состояния и когнитивные способности | Journal of Wood Science

Участники

Удобная выборка из 16 добровольцев (среднее значение = 25.88 лет, стандартное отклонение (SD) = 3,98 года; 10 женщин) приняли участие в исследовании. Сюжеты принадлежали социальным сетям первых двух авторов. Они имели право участвовать в исследовании, если у них не было проблем со здоровьем или других характеристик, которые затрудняли бы выполнение задач исследования (например, очень плохое зрение). Подавляющее большинство приглашенных согласились участвовать в исследовании; отказы в основном были связаны с нехваткой времени. В целом от участников не ожидалось, что они будут обладать глубокими знаниями о материалах, которые могли бы существенно повлиять на результаты, даже несмотря на то, что образовательный уровень двух участников включал древесину.Субъекты не получали никаких компенсаций за участие в исследовании. Перед экспериментом участники подписали утвержденный отказ от информированного согласия, в котором им была предоставлена ​​информация о цели и процедуре исследования, правах участников и управлении данными. Протокол исследования и процедуры тестирования (идентификатор ClinicalTrials.gov: NCT03733366) были одобрены Национальным комитетом по медицинской этике Словении (№ 0120-631 / 2017/2), и исследование проводилось в соответствии с конвенцией Овьедо.

Размер выборки и мощность

Статистическая мощность для тестов Фридмана была вычислена путем вычисления мощности повторных измерений дисперсионного анализа и преобразования полученного значения [29]; исследование было недостаточно мощным (1 — β (вероятность ошибки типа II) = 0,52, величина эффекта: f Коэна = 0,8). Статистическая мощность критериев Вилкоксона была рассчитана эмпирически с использованием моделирования Монте-Карло [30]. Эмпирическая мощность этих тестов составляет 0,88 с большой величиной эффекта (Коэна f = 0.8). Величина эффекта в этом вычислении мощности указывает на вероятность того, что X < Y , где X и Y являются случайными наблюдениями из сравниваемых данных. При проверке гипотезы о сдвиге местоположения нулевая гипотеза имеет размер эффекта 0,5, а размер эффекта увеличивается по мере приближения вероятности к 0 и 1 [30].

Тестовая установка

Эксперимент проводился в лаборатории кинезиологии и эргономики Приморского университета в Изоле, Словения.Схема установки представлена ​​на рис. 1. Четыре каркаса стола были изготовлены из цельной древесины ели и были расположены рядом с белой стеной (участники сидели лицом к стене). Между каркасами стола были вставлены белые занавески, поэтому испытуемые, участвующие в эксперименте одновременно, не могли видеть друг друга. Рядом с ними находился пульт управления (80 × 120 см), накрытый простой белой скатертью, без стульев (участники стояли). Пульт управления не был разделен на секции, и при одновременном проведении нескольких сеансов участники могли видеть друг друга.Температура и относительная влажность в помещении измерялись несколько раз в день; средние значения составили 23,58 ° C (SD = 0,69) и 37,40% (SD = 7,05) соответственно. Эксперимент проходил в ноябре и декабре 2018 года. Большая часть тестирования проводилась в первой половине дня в будние дни, но иногда сеансы проводились позже днем ​​и по выходным.

Рис. 1

Схема испытательной установки с контрольным (справа) и испытательным столами (слева)

Материалы стола

Поверхности стола были изготовлены из 10 различных материалов (с размерами 80 × 80 см; толщина варьируется в зависимости от материала) , перечисленные в Таблице 1 и представленные в Дополнительном файле 1: Рисунки с S1 по S9.Восемь поверхностей были изготовлены из дерева; шесть из цельной древесины (и были либо необработанными, промасленными или лакированными) и два были деревянными композитами. Двумя недревесными материалами были стекло и имеющийся в продаже MFTC (Kerrock ® ). Пример представлен на рис. 2.

Таблица 1 Материалы стола, использованные в исследовании Рис. 2

Столы с верхними поверхностями из MFTC (слева) и дуба (справа)

Измерения аффективных состояний, когнитивных способностей и оценка материала

Испытуемые выполнили оценку аффективного состояния и задание на когнитивные способности, которые были представлены с помощью Tatool, тестовой платформы с открытым исходным кодом [31].После ознакомления с экспериментом процедура тестирования была автоматизирована, включая перерывы и инструкции.

Шкала удовольствия и возбуждения, состоящая из одного пункта

Аффективные состояния исследовались с помощью двух шкал, состоящих из одного пункта, для оценки состояний удовольствия и возбуждения [32]. Поскольку неясно, какие конкретные аффективные состояния могут быть вызваны воздействием древесины, в том числе любая конкретная мера увеличивает шансы не обнаруживать другие аффективные изменения [33]. По этой причине мы использовали шкалы, отражающие общее состояние основного аффекта — простейшие сознательно доступные чувства [33].Кроме того, тестирование с использованием шкал по отдельным пунктам является кратким и поэтому особенно полезно, когда многие оценки выполняются за короткий период времени [32], как в случае с нашим протоколом. Несмотря на краткость, эти меры оказались надежными и действенными [32, 34]. Два заданных задания спросили: «Насколько приятно / активировано вы себя чувствуете в этот момент?». Участники давали ответы по 9-балльной шкале Лайкерта (1 = особенно неприятный / инактивированный, 5 = нейтральный, 9 = особенно приятный / активный).

Задача Саймона

Когнитивные способности оценивались с помощью задачи Саймона, которая захватывает тормозящий контроль — способность преодолевать побуждения к внутренней предрасположенности или внешней приманке [35, 36]. Мы основали наш выбор задач на результатах недавнего обзора, демонстрирующего, что воздействие природы, как было показано, восстанавливает эту основную исполнительную функцию [26]. В задаче кружок появлялся либо в левой, либо в правой части экрана. Участники были проинструктированы нажимать клавишу со стрелкой влево, когда круг был зеленым, и клавишу со стрелкой вправо, когда круг был красным, независимо от положения круга на экране.Примерно в половине испытаний расположение круга и правильный ответ были совпадающими (например, справа появился красный кружок), а в другой половине — несовпадающими. Каждый сеанс состоял из 100 испытаний, на выполнение которых требовалось около 90–120 секунд.

Субъективная оценка материалов

За каждой партой испытуемые выполнили короткое письменное задание и ответили на четыре вопроса, проверяя их восприятие материала. Результаты субъективной оценки в данной статье не приводятся.

Температура руки и материала

Температура руки и материала измерялась как часть протокола с помощью неинвазивной тепловизионной камеры. Результаты измерения температуры здесь не приводятся.

Экспериментальная процедура

Экспериментальная (внутрисубъектная) процедура представлена ​​на рис. 3. Перед первым сеансом испытуемым были даны необходимые инструкции и объяснения. Им объяснили, как оценивать аффективные состояния (возбуждение и удовольствие), и они выполнили короткую демонстрацию когнитивной задачи (задача Саймона).Инструкции также были доступны в компьютеризированном тестировании во время всех сессий. Кроме того, испытуемых проинструктировали не общаться друг с другом на любом этапе экспериментальной сессии и воздерживаться от напитков с кофеином до начала тестирования.

Рис. 3

Участники начали с базового периода, когда их привели к пульту управления. Они отдыхали в течение 1 минуты в тишине, прежде чем завершить когнитивную задачу и сообщить об аффективных состояниях (CTAS; время измерения «Pre»), чтобы свести к минимуму любые влияния предыдущего взаимодействия с исследователем (ами).Испытуемые были проинструктированы держать взгляд на поверхности стола в течение всех периодов отдыха на протяжении всего эксперимента.

После исходного периода участники начали с экспериментальной части исследования, когда они сидели за столом, сделанным из одного из 10 материалов поверхности стола (порядок был случайным). Перед выполнением CTAS во второй раз (время измерения «Старт») они снова отдыхали в течение 1 мин, (1) для рассеивания любых временных влияний, возникающих в результате перемещения от исходного периода, и (2) для того, чтобы испытуемые могли смотреть на поверхность стола.

После этого участники отдыхали в течение 15 минут, держа их голые руки неподвижными и плоскими на столе, а их взгляд был направлен на поверхность стола. После периода отдыха испытуемые выполнили CTAS в третий и последний раз (время измерения «Пост»). Затем участники выполнили задание на короткое письмо и ответили на четыре вопроса о субъективной оценке материала.

Испытуемые повторили весь сеанс 10 раз, по одному разу для каждого письменного материала. Они делали 15-минутные перерывы между сеансами, когда в один и тот же день проводилось несколько сеансов.Было запланировано до пяти сеансов в день.

Статистический анализ

Данные были обработаны и проанализированы в R 3.6.1 [37] с использованием R Studio 1.2.1335 [38] с пакетами dplyr [39], ggplot2 [40], rstatix ​​[41], rcompanion [42] ], wmwpow [43] и WebPower [44]. Данные по всей выборке из 16 участников были доступны и проанализированы во всех результатах, представленных ниже. Пропущенных значений не было, так как компьютеризированный инструмент тестирования не позволял выполнять задачи без ответа.

Предположения параметрических тестов не были выполнены ни для одного из проанализированных результатов, поэтому мы вычислили загрузочные медианы и процентильные доверительные интервалы, чтобы сообщить наблюдаемые значения и их разброс. На протяжении всего анализа мы использовали непараметрические тесты.

Для сравнения субъективных оценок между материалами и изучения различий между материалами в отношении изменений аффективных состояний и когнитивных способностей, мы провели тесты Фридмана, которые проверяют разницу между парными наблюдениями на ранжированных данных.Отдельные тесты Фридмана проводились для каждого предмета субъективной оценки как зависимой переменной и материала как независимой переменной. Точно так же отдельные тесты Фридмана, сравнивающие оценки изменений (разница в оценках между двумя периодами измерения) между материалами, проводились индивидуально для каждого аффективного состояния и результата когнитивной деятельности, с оценкой изменения в качестве зависимой переменной и материала в качестве независимой переменной. p Значения в тестах Фридмана были скорректированы с поправкой Бонферрони.

Чтобы исследовать изменения аффективных состояний и когнитивных способностей между частями исследования по всем материалам, мы выполнили одинарные подписанные ранговые тесты Вилкоксона, которые проверяют разницу между наблюдаемыми значениями и теоретическим значением, сравнивая ранги вычисленных различий. Если не указано иное, значения p при множественных сравнениях были скорректированы с поправкой Бонферрони. Порог значимости был установлен на уровне 0,05; заявленные величины эффекта находятся на шкале измерений.

Курица или рыба? Влияют ли сложность окружающей среды и плотность посадки на аффективное состояние цыплят-бройлеров и радужной форели?

Аннотация

В коммерческих условиях цыплята-бройлеры и радужная форель содержатся в бесплодных условиях с высокой плотностью посадки из-за упора на эффективность производства. Эти монотонные условия содержания не дают бройлерам или форели способности к функциональному, высокомотивированному поведению и повышают их восприимчивость к чрезмерной тревоге и страху, что приводит к негативным аффективным состояниям и плохому благополучию животных.Аффективное состояние (или эмоциональное состояние) — это совокупный продукт краткосрочного жизненного опыта, от положительного до отрицательного. Поскольку аффективные состояния в значительной степени зависят от условий окружающей среды, определение аффективного состояния животных может предоставить полезную информацию о том, как улучшить жилищные условия, чтобы обеспечить положительный опыт и хорошее благополучие животных. Познавательные процессы тесно связаны с аффективным состоянием; «когнитивная предвзятость» возникает, когда аффективное состояние влияет на такие аспекты познания, как суждение и внимание.Животные в положительных аффективных состояниях принимают оптимистически предвзятые решения в неоднозначных ситуациях, оценивая ситуацию так, как будто она приведет к положительному результату, и проявляют меньшую предвзятость в отношении предполагаемой угрозы, реагируя менее тревожно и спокойно. Животные в отрицательных аффективных состояниях принимают пессимистически предвзятые решения в неоднозначных ситуациях, оценивая ситуацию так, как будто она приведет к отрицательному исходу. Кроме того, животные в негативных аффективных состояниях смещают свое внимание на предполагаемую угрозу, а не на альтернативные стимулы, реагируя тревожно.Следовательно, для определения аффективных состояний животных можно использовать тесты на суждение и внимание. В главе 3 для определения аффективного состояния цыплят-бройлеров, содержащихся в сложных (насесты, пылевая ванна, клювовые камни и вращающиеся объекты обогащения) или в бесплодных (без обогащения) средах при высокой или низкой плотности посадки, использовался критерий систематической ошибки суждения. Бройлеры, содержащиеся в сложных условиях, ответили более оптимистично во время теста на предвзятость суждения, чем бройлеры из бесплодных сред, что указывает на то, что первые находились в положительном аффективном состоянии.Плотность посадки не повлияла на их ответы в тесте смещения суждения, что указывает на то, что такое лечение не повлияло на аффективные состояния. В главе 4 для определения уровня тревожности использовался тест на смещение внимания, а для определения страха — тест на тоническую неподвижность, чтобы исследовать эмоциональное состояние бройлеров, содержащихся в тех же условиях, что и в главе 3. Бройлеры, содержащиеся в сложных условиях, были менее тревожно во время теста на смещение внимания, чем бройлеры из бесплодной среды, что указывает на то, что сложность окружающей среды снижает тревожность у бройлеров.Плотность посадки не повлияла на беспокойство. Бройлеры из среды с высокой плотностью поголовья имели более короткую продолжительность тонической неподвижности, чем бройлеры из среды с низкой плотностью поголовья, что позволяет предположить, что первые были менее опасны. Сложность среды не влияла на боязнь. В главе 5 для определения аффективного состояния радужной форели, содержащейся в сложных (сооружение укрытий и искусственные растения) или в бесплодных (без обогащения) резервуарах, при низкой или высокой плотности посадки использовался критерий систематической ошибки.Форель, содержащаяся в резервуарах с высокой плотностью посадки, во время теста смещения суждения отреагировала оптимистично, что указывает на то, что она находится в более позитивном аффективном состоянии по сравнению с форелью, содержащейся в резервуарах с низкой плотностью посадки. Сложность окружающей среды не повлияла на их ответы в тесте на смещение суждения, что указывает на отсутствие влияния обогащения на аффективные состояния. Эти результаты указывают на положительную взаимосвязь сложной окружающей среды с эмоциональным состоянием цыплят-бройлеров, наблюдаемую через предвзятость оптимистического суждения и снижение предвзятости внимания (беспокойства) по отношению к предполагаемой угрозе.Таким образом, создание сложных условий содержания для бройлеров может улучшить их благосостояние и привести к положительному эмоциональному состоянию. Радужная форель, выращенная в испытанной высокой плотности, привела к положительному эмоциональному состоянию, хотя сложность не пошла на пользу их благополучию. Наши результаты дают очень необходимую информацию о плотности посадки для обеспечения благополучия рыб. В целом сложность окружающей среды, а не плотность посадки, положительно сказывалась на аффективном состоянии цыплят-бройлеров. На аффективные состояния радужной форели положительно повлияла плотность посадки, но не сложность окружающей среды.

Аннотация для широкой аудитории

Обычное содержание цыплят-бройлеров и радужной форели (выращенных на мясо) вызывает беспокойство по поводу их благополучия и эмоционального состояния. Условия окружающей среды могут сильно влиять на аффективные состояния животных — на их долгосрочное эмоциональное состояние, варьирующееся от положительного до отрицательного. В бесплодных условиях при высокой плотности посадки цыплята-бройлеры и радужная форель не могут вести себя нормально, и эти условия могут поставить под угрозу их эмоциональное состояние и благополучие.«Спрашивая» цыплят и форель, наполовину полон стакан или наполовину пуст, мы можем определить уровень оптимизма или пессимизма, а также уровень беспокойства или спокойствия, тем самым получая лучшее понимание их эмоционального состояния. Это может быть сделано с помощью теста на предвзятость суждения и испытания на предвзятость внимания, когда реакции животных (оптимизм и тревога) регистрируются во время неоднозначных ситуаций (суждение) и угрожающих ситуаций (внимание). Животные в положительных аффективных состояниях оптимистично оценивают неоднозначные ситуации (стакан наполовину полон) и мало внимания уделяют предполагаемым угрозам, в то время как животные в отрицательных аффективных состояниях пессимистично оценивают те же двусмысленные ситуации (стакан наполовину пуст) и уделяют больше внимания предполагаемым угрозам.В главе 3 ответы на неоднозначные ситуации были использованы для определения аффективного состояния цыплят-бройлеров, содержащихся в обогащенных (насесты, пылевая ванна, клюющие камни, вращающиеся игрушки) или в бесплодных условиях при высокой или низкой плотности посадки. Цыплята-бройлеры, содержащиеся в обогащенной среде, имели оптимистическую предвзятость суждения о двусмысленных ситуациях (стакан наполовину полон), предполагая, что они находились в более позитивном эмоциональном состоянии по сравнению с бройлерами, содержащимися в бесплодных условиях. Плотность посадки не повлияла на их уровень оптимизма.В главе 4 реакции на предполагаемую угрозу использовались для определения уровня тревожности, а тест на тоническую неподвижность использовался для определения страха перед бройлерами, содержащимися в тех же условиях, что и в главе 3. Бройлеры, содержащиеся в обогащенной среде, уделяли меньше внимания предполагаемой угрозе. чем бройлеры, содержащиеся в бесплодной среде, что указывает на то, что первые были менее тревожными (стакан наполовину полон) и находились в положительном эмоциональном состоянии. Испытанные обогащения не повлияли на страх, но птицы, содержащиеся в условиях более высокой плотности посадки, действительно демонстрировали меньший страх по сравнению с птицами в среде с низкой плотностью посадки.В главе 5 радужную форель содержали либо в обогащенных (сооружение укрытий и искусственные растения), либо в бесплодных резервуарах с высокой или низкой плотностью посадки. Аффективное состояние оценивалось по их реакции на неоднозначные ситуации. Форель, содержащаяся в средах с высокой плотностью посадки, имела оптимистическое суждение о двусмысленных ситуациях (стакан наполовину полон), предполагая, что она находилась в более позитивном эмоциональном состоянии, чем форель, содержащаяся в условиях низкой плотности посадки. Обогащение не повлияло на их реакцию во время теста, что позволяет предположить, что они не повлияли на оптимизм рыб.Эти результаты показывают, что обогащенная среда улучшает аффективное состояние и благополучие бройлеров по сравнению с обычными жилищными условиями, при этом измеренная плотность не повлияла на их благополучие. Хотя обогащенная среда не оказала положительного влияния на реакцию форели в неоднозначных ситуациях, наши результаты показывают, что содержание радужной форели в больших группах приводит к положительному эмоциональному состоянию и повышению благосостояния по сравнению с содержанием форели в небольших группах. В целом, обогащение окружающей среды, а не плотность посадки, положительно сказалось на аффективном состоянии цыплят-бройлеров.На аффективные состояния радужной форели положительно повлияла плотность посадки, но не обогащение окружающей среды.

Сомнение: Аффективные государства и Регламент расследования

Стр. Из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 23 ноября 2021 г.

Глава:
(п.246) 10 Сомнение: аффективные государства и регулирование расследования
Источник:
Истина, рациональность и прагматизм
Автор (ы):

Кристофер Хуквей (сайт автора)

Издатель:
Oxford University Press

Oxford University Press

DOI: 10.1093 / 0199256586.003.0011

Центральным моментом в неприятии Пирсом картезианской одержимости скептицизмом является утверждение, что скептические аргументы не вызывают реальных сомнений. В этой главе подробно рассматривается роль сомнения в регуляции исследования, утверждая, что состояния настоящего сомнения включают немедленные когнитивные оценки, которые проявляются в эмоциональных реакциях, таких как эпистемическая тревога.Многие из наших наиболее важных эпистемических оценок отражают привычные стандарты оценки, которые четко не сформулированы и выражаются в эмоциональных оценках.

Ключевые слова: Декартизм, сомнение, эмоции, оценка, привычки, настоящее сомнение, скептицизм

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Чувствительность черты жизнерадостности к положительным и отрицательным аффективным состояниям

Недавние исследования показывают, что черта жизнерадостности вызывает большие вариации жизнерадостности после просмотра забавных и грустных роликов.Настоящее исследование направлено на воспроизведение и расширение этих эффектов. Выборка из 80 студентов-психологов (68 женщин) была отобрана в зависимости от их оценки черты жизнерадостности. Участники смотрели набор положительных и отрицательных картинок, которые сопровождались утверждениями, и их просили сообщить об их аффективных состояниях до и после просмотра. Результаты показали, что участники с высокими и низкими чертами жизнерадостности сообщили о большем увеличении показателей жизнерадостности, валентности и радости после положительной индукции и о большем снижении состояния жизнерадостности после отрицательной индукции.Результаты повторяют и расширяют предыдущие выводы и подтверждают идею о том, что люди с высокой жизнерадостностью более чувствительны к аффективной среде.

Ссылки

Барретт, Лиза Ф. и Паула М. Ниденталь. 2004. Фокус валентности и восприятие лицевого аффекта. Эмоция 4. 266–274. https://doi.org/10.1037/1528-3542.4.3.266. Искать в Google Scholar

Beermann, Ursula & Willibald Ruch. 2009a. Насколько добродетелен юмор? Что мы можем узнать из существующих инструментов. Журнал позитивной психологии 22. 395–417. https://doi.org/10.1080/17439760903262859. Ищите в Google Scholar

Bradley, Margaret M. & Peter J. Lang. 1994. Измерение эмоций: манекен самооценки и семантический дифференциал. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии 25. 49–59. https://doi.org/10.1016/0005-7916(94) -9. Ищите в Google Scholar

Брайант, Дженнингс и Дорина Мирон. 2003. Теория переноса возбуждения.В книге Дженнингса Брайанта, Дэвида Р. Роскос-Эволдсена и Джоанн Кантор (редакторы), Коммуникация и эмоции: Очерки в честь Дольфа Зиллмана , 31–59. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. Ищите в Google Scholar

Callejas, Alicia, Juan Lupiánez & Pío Tudela. 2004. Три сети внимания: об их независимости и взаимодействиях. Мозг и познание 54. 225–227. https://doi.org/10.1016/j.bandc.2004.02.012. Искать в Google Scholar

Карретеро-Диос, Хьюго, Изабель Бенитес, Елена Дельгадо-Рико, Уиллибальд Рух и Рауль Лопес-Бенитес.2014. Темпераментная основа чувства юмора: длинная испанская форма черты характера Состояние-Черта-Жизнерадостность-Инвентарь. Личность и индивидуальные различия 68. 77–82. https://doi.org/10.1016/j.paid.2014.03.045. Ищите в Google Scholar

Краун, Дуглас П. и Дэвид Марлоу. 1960. Новая шкала социальной желательности, независимая от психопатологии. Журнал консалтинговой психологии 24. 349–354. https://doi.org/10.1037/h0047358. Искать в Google Scholar

Delgado-Domínguez, Carlos J., Алехандро Эскудеро-Контрерас, Пилар Фон-Угальде, Дезире Руис-Вилчес, Эдуардо Коллантес-Эстевес и Уго Карретеро-Диос. 2016. Подъем бодрого настроения и активности болезни у больных ревматоидным артритом. Международный журнал поведенческой медицины 23. 606–610. https://doi.org/10.1007/s12529-016-9550-2. Искать в Google Scholar

Delgado-Domínguez, Carlos J., Pilar, Font-Ugalde, Desireé, Ruiz-Vílchez, Hugo, Carretero-Dios & Eduardo, Collantes-Estévez. 2014 г.Положительные и отрицательные аффективные состояния и активность заболевания при анкилозирующем спондилите. Rheumatology International 35. 519–524. https://doi.org/10.1007/s00296-014-3107-y. Ищите в Google Scholar

Ekman, Paul & Daniel Cordaro. 2011. Что имеется в виду, когда называют эмоции базовыми. Emotion Review 3. 364–370. https://doi.org/10.1177/1754073911410740. Искать в Google Scholar

Фернандес, Кристина М., Хуан Карлос М. Паскуаль, Хоаким Солер и Энрике Г.Фернандес-Абаскаль. 2011. Испанская валидация набора фильмов, вызывающих эмоции. Псикотема 23. 778–785. Ищите в Google Scholar

Ferrando, Pere J. & Eliseo Chico. 2000. Adaptación y análisis psicométrico de la escala de deseabilidad social de Marlowe Crowne [испанская версия шкалы социальной желательности Марлоу и Крауна]. Псикотема 12. 383–389. Искать в Google Scholar

Лэнг, Питер Дж., Маргарет М. Брэдли и Брюс Н. Катберт.1997. Международная система аффективных картинок (IAPS): Техническое руководство и аффективные рейтинги. NIMH Центр изучения эмоций и внимания , Университет Флориды. Искать в Google Scholar

Лопес-Бенитес, Рауль, Альберто Акоста, Хуан Лупианес и Уго Карретеро-Диос. 2018. Лица с высоким уровнем жизнерадостности более чувствительны к эмоциональной среде. Журнал исследований счастья 19. 1589–1612. https://doi.org/10.1007/s10902-017-9871-0. Искать в Google Scholar

Лопес-Бенитес, Рауль, Альберто Акоста, Хуан Лупианес и Уго Карретеро-Диос, 2019.Вы готовы повеселиться? Испанская государственная форма состояния — черта жизнерадостности — инвентарь. Журнал оценки личности 101. 84–95. https://doi.org/10.1080/00223891.2017.1368022. Искать в Google Scholar

Лопес-Бенитес, Рауль, Хуан Лупианес, Уго Карретеро-Диос и Альберто Акоста. Влияние регуляции эмоций на аффективное состояние: умеренность по черту жизнерадостности . Рукопись отправлена ​​в печать. Искать в Google Scholar

Mayer, John D., Питер Саловей и Дэвид Карузо. 2002a. Тест эмоционального интеллекта Майера-Саловея-Карузо (MSCEIT) . Версия 2.0. Торонто, Канада: Мульти-системы здравоохранения. Искать в Google Scholar

Мольто, Хавьер, Сусана Монтаньес, Розарио Пой, Пилар Сегарра, Мари К. Пастор, Мари П. Тормо, Изабель Рамирес, Мари Á. Эрнандес, Мария Санчес, Мари К. Фернандес и Хайме Вила. 1999. Un nuevo método para el estudio Experiment de las emociones: Международная система аффективных изображений (IAPS).Adaptación Española [новый метод экспериментального изучения эмоций: международная система аффективных изображений (IAPS). Испанская адаптация. Revista de Psicología General y Aplicada 52. 55–87. Искать в Google Scholar

Пачеко-Унгетти, Антония П., Альберто Акоста, Алисия Каллехас и Хуан Лупианес. 2010. Внимание и тревога — разные функции внимания при состоянии и личностной тревожности. Психологические науки 21. 298–304. https://doi.org/10.1177/0956797609359624.Искать в Google Scholar

Papousek, Ilona & Günter Schulter. 2010. Не принимайте «Х» за «U». Почему смех — не лучшее лекарство, но веселость дает много преимуществ. В Ингрид Э. Уэллс (ред.), Психологическое благополучие , 1–75. Hauppauge, Нью-Йорк: Издательство Nova Science. Искать в Google Scholar

Перес-Дуэньяс, Каролина, Альберто Акоста и Хуан Лупианес. 2014. Уменьшение привыкания к сердитым лицам: усиление внимания, чтобы преодолеть запрет на возвращение. Психологические исследования 78. 196–208. https://doi.org/10.1007/s00426-013-0493-9. Искать в Google Scholar

Ruch, Willibald. 1993. Восторг и юмор. В Майкл Льюис и Жаннетт М. Хэвиланд-Джонс (ред.), Справочник эмоций , 605–616. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Публикации Гилфорда. Искать в Google Scholar

Ruch, Willibald. 1997. Состояние и черта жизнерадостности и возбуждение: исследование FACS. Европейский психолог 2.328–341. https://doi.org/10.1027/1016-9040.2.4.328. Ищите в Google Scholar

Ruch, Willibald & Jennifer Hofmann. 2012. Темпераментный подход к юмору. В Паоле Греминьи (ред.), Юмор и укрепление здоровья , 79–113. Hauppauge, Нью-Йорк: Издательство Nova Science. Ищите в Google Scholar

Ruch, Willibald & Gabriele Köhler. 2007. Темпераментный подход к юмору. В Уиллибальде Рухе (ред.), Чувство юмора: исследования характеристики личности , 203–230.Берлин: Мутон де Грюйтер. Ищите в Google Scholar

Ruch, Willibald, Gabriele Köhler и Christoph van Thriel. 1996. Оценка темпераментной основы чувства юмора: построение фасетных и стандартных форм черт характера Состояние-Черта-Жизнерадостность-Инвентарь — STCI. Юмор: Международный журнал исследований юмора 9. 303–339. https://doi.org/10.1515/humr.1996.9.3-4.303. Ищите в Google Scholar

Ruch, Willibald, Gabriele Köhler и Christoph van Thriel.1997. Быть в хорошем или плохом юморе: Построение государственной формы Состояние-Черта-Жизнерадостность-Инвентарь — ИДПИ. Личность и индивидуальные различия 22. 477–491. https://doi.org/10.1016/S0191-8869(96)00231-0. Ищите в Google Scholar

Санс, Хесус, Сара Гутьеррес и Мария П. Гарсия-Вера. 2014. Психометрические свойства шкалы оценки настроения (EVEA): обзор]. Ansiedad y Estrés 20.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.