Активность восприятия: Активность восприятия и значение обратной связи

Автор: | 26.10.2020

Активность восприятия и значение обратной связи

Активность восприятия и значение обратной связи

Основой становления восприятия как высшей психической функции и восприятия как текущего процесса служит активное движение. В разделе, посвященном развитию психических функций, мы уже останавливались на роли двигательной тренировки в формировании звуковысотного слуха. Однако не только развитие слуха, но и любого вида восприятия невозможно без активного движения. Изящные эксперименты Хелда и Хейна [287] на котятах подтверждают роль активного движения в становлении восприятия. Суть эксперимента такова. Новорожденные котята содержались в темноте, а на свету находились только в специальном станке (см. рис. 1).

Рис 1 Влияние активного движения на формирование восприятия

Аппарат Хелда и Хейна для исследования зависимости зрительного узнавания у котят от активного (слева) и пассивного (справа) обучения (Из кн Проблемы бионики М, 1965)

Этот станок представлял собой подобие карусели с двумя корзинами для котят, каждая из которых могла двигаться вокруг трех осей: главной оси карусели, вертикальной и горизонтальной осей корзины. Активно двигался только один котенок, которому в корзине были сделаны отверстия для лап, другой не мог производить никаких движений и перемещался пассивно — его возил первый. При этом обе корзины совершали аналогичные движения, т. е. зрительные впечатления котята получали одновременно и одинаковые. Впоследствии у первого котенка, который двигался активно, не наблюдалось никаких дефектов зрительного восприятия, в то время как у второго обнаружилась неспособность различать форму. Эти дефекты восприятия, проявившиеся в поведении животных, отчетливо продемонстрировали, что зрительная стимуляция сама по себе недостаточна для развития восприятия. У первого котенка изменения в зрительной стимуляции связывались с его активными движениями, у второго такой связи не возникало. Итак, заметим, что при обучении полезнее возить, чем кататься.

Аналогичные результаты получены в опытах Ризена и Ааронса [381], проведенных на котятах и детенышах шимпанзе. Новорожденных шимпанзе содержали в полной темноте, но ежедневно воздействовали на них рассеянным светом в течение 90 минут, не давая им при этом двигаться. В таких условиях через 7 месяцев они не научились узнавать даже бутылку, из которой их кормили. Через 3,5 месяца после того как животных выпустили из темной комнаты, только одна обезьяна научилась отличать горизонтальные полосы от вертикальных, однако узнавать людей она стала гораздо позднее. Эти эксперименты еще раз показали абсолютную необходимость активного движения для правильного формирования зрительного восприятия.

Важно отметить, что активность движения имеет значение не только для формирования функции восприятия, но и для формирования каждого отдельного образа. Структура зрительного образа абстрагируется из постоянных (инвариантных) взаимосвязей между определенными движениями и тем изменением зрительных ощущений, которыми глаз отвечает на эти движения. Это можно хорошо продемонстрировать результатами исследований движений глаз при зрительном восприятии [318]. Выявлено, что человек осматривает объект не по случайной траектории, а как бы последовательно ощупывает взглядом наиболее значимые элементы фигуры (рис.

Рис. 2. Закономерности в движениях глаз при осмотре объекта.

Слева: тест-объект — фотография Нефертити; справа — траектории движения глаз при ее осмотре. (Из кн.: Демидов В. Е. Как мы видим то, что мы видим. М., 1979.)

2). Закономерные траектории осмотра формируются только при активном взаимодействии зрительных и двигательных компонентов в процессе обучения. В тех случаях, когда механизм активного осмотра объекта по каким-то причинам не сформирован, дефекты осмотра объекта проявляются наиболее отчетливо. Например, для слепорожденных детей, которые становятся зрячими после операции в 12–14 лет, видимый мир вначале лишен всякого смысла, знакомые предметы они узнают по-прежнему лишь на ощупь. Так, различие между квадратом и шестиугольником эти дети определяют путем напряженного подсчета количества углов, которые они нащупывают рукой, а петуха они путают с лошадью по той причине, что у обоих имеется хвост. Только после долгой тренировки у них развивается способность зрительно узнавать предметы [388].

Исследования также подтвердили значимость активного движения для развития осязательного восприятия.

Так, если предложить человеку определить форму невидимого предмета с помощью только пассивного осязания — водить предметом по коже испытуемого, то возникающий образ не будет соответствовать форме реального предмета. Если же человек имеет возможность активно осязать предмет, т. е. брать его, поворачивать, прикасаться к нему с разных сторон, то создается правильное отражение формы объекта [16].

Таким образом, движение присутствует при каждом акте восприятия. Еще И. М. Сеченов отмечал, что «перемещения чувствующих снарядов в пространстве… способствуют расчленению чувствования; затем движения дробят непрерывное ощущение на ряд отдельных актов с определенным началом и концом; наконец, косвенно служат соединительным звеном между качественно различными ощущениями» [239, с. 41], способствуя тем самым анализу и синтезу. Изначально процесс восприятия происходит путем последовательного двигательного анализа объекта. Дальнейшие его этапы вплоть до полного погружения недоступны прямому экспериментальному наблюдению. Только модели механизма внутренних преобразований, хорошо согласующие наблюдаемые особенности входа и выхода на разных этапах обучения, позволяют судить о развивающихся внутренних изменениях. Согласно одной из таких моделей, разработанных Р. М. Грановской [86], постепенное преобразование и свертывание двигательных компонент восприятия в процессе обучения можно представить следующим образом: последовательный анализ превращается в параллельный. Собственно двигательное перемещение воспринимающих систем относительно объекта замещается периодическим изменением их чувствительности, формируя структуру внутреннего эквивалента движения, которая и функционирует в дальнейшем, заменив собой двигательный анализ.

Обратная связь — существенное условие формирования адекватного образа. Если ее нет, то даже при наличии активного движения воспринимающего органа взаимосвязи между сигналами двигательного и других анализаторов не устанавливаются. Это хорошо продемонстрировал упомянутый эксперимент с котятами, но можно привести и более впечатляющие, например воздействие на восприятие разнообразных искажающих очков. Такие очки могут менять местами правую и левую, верхнюю и нижнюю части сетчаточного образа, при этом одна из частей может сжиматься, а другая расширяться. У человека, который наденет такие очки, соответственно исказится и наблюдаемая им картина окружающего мира. Если испытуемому не представлялась возможность практического взаимодействия с окружающей средой во время ношения очков, то его восприятие либо не перестраивалось вообще (оставалось неадекватным), либо перестройка была лишь незначительной. Но если человек активно взаимодействовал с окружающими объектами, то, как показали эксперименты Стрэттона [255] и других исследователей [337, 366], даже при ношении таких очков неискаженное восприятие мира у него может восстановиться. В том случае, когда испытуемые в искажающих очках лишались возможности совершать привычные действия по самообслуживанию, помещались в кресло, где не могли ни манипулировать с предметами, ни писать, ни читать, а при передвижении их всегда сопровождал экспериментатор, они продолжали видеть мир искаженным, например перевернутым.

Если же испытуемые, носившие такие очки, несмотря на трудности, продолжали заниматься обычной деятельностью, ходили по улицам, писали, то, хотя вначале их действия были крайне неудачны, постепенно они приспосабливались к искаженному восприятию и вслед за тем наступал момент, когда восприятие перестраивалось и они начинали правильно видеть мир. Например, когда Колер [366] поставил себя в положение испытуемого — четыре месяца носил очки с клиновидными линзами, то уже через шесть дней у него настолько восстановилась правильная координация движений, что он был способен кататься на лыжах. Интересно, что если испытуемому позволяли дотронуться до объекта еще до полного приспособления, то немедленно происходило восстановление нормального восприятия. Другим фактором, облегчавшим переход к правильному видению, являлось очевидное присутствие силы тяжести. Если испытуемому давали груз, подвешенный на нити, он правильно воспринимал положение этого груза относительно нити, несмотря на то, что остальные предметы оставались перевернутыми. И, наконец, еще один фактор — знакомство с объектом в прошлом — ускорял переход к правильному видению. Свеча, которая выглядела перевернутой, пока не горела, воспринималась правильно, как только ее зажигали.

Легко видеть, что и эти три фактора свидетельствуют об огромной роли обратной связи в формировании адекватного образа. Роль обратной связи в перестройке вое приятия убедительно раскрывается также в опытах Кил Патрика [368], по восприятию пространственных взаимоотношений в деформированных комнатах. Эти опыты заключались в демонстрации перед испытуемыми различных деформированных комнат, сконструированных так что при определенном положении наблюдателя они воспринимались как нормальные: получаемая от них на сетчатке конфигурация тождественна получаемой от обычных комнат. Чаще всего показывались комнаты, стены которых образуют острые и тупые углы. Наблюдатель, сидевший у смотрового отверстия, воспринимал тем не менее такую комнату как нормальную. На задней ее стене он видел маленькое и большое окна. В действительности же окна имели равные размеры, но вследствие того, что одна стена была расположена значительно ближе к наблюдателю, чем другая, ближнее окно казалось ему больше, чем дальнее. Если затем в обоих окнах появлялись знакомые лица, то наблюдатель бывал потрясен необъяснимым для него различием в размерах лиц, чудовищной величиной лица в ближнем окне.

Человек может, однако, постепенно научиться адекватно воспринимать такую комнату, если она служит объектом его практической деятельности. Так, если испытуемому предлагают бросать мяч в разные участки комнаты или вручают палку с разрешением прикасаться ею к стенам и углам комнаты, то сначала он не может точно выполнить указанные действия: его палка то неожиданно наталкивается на, казалось бы, далеко расположенную стену, то никак не может коснуться ближней стены, которая странным образом отступает. Постепенно действия становятся все более успешными, и человек обретает способность адекватно видеть действительную форму комнаты. Исследователей интересовала зависимость достижения адекватного восприятия от способа получения информации о деформациях, т. е. будет ли наблюдатель правильно воспринимать искаженную комнату, если ему предоставить возможность самому целесообразно действовать в ней, или наблюдать действия, совершаемые другими, или, наконец, просто сообщить ему сведения об истинной форме комнаты. Выяснилось, что в последнем случае перехода к верному восприятию не происходит. Вариант аналогичного эксперимента показан на рис. 3.

Рис. 3. «Волшебная комната» для создания иллюзий у наблюдателей.

Иллюзии наблюдателя: а — мальчик крупнее собаки; б — собака крупнее мальчика; в — истинное соотношение размеров мальчика и собаки; г — позиции наблюдателя, соответствующие иллюзиям а и б.

(Из кн.: Демидов В. Е. Как мы видим то, что мы видим. М., 1979.)

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Основные свойства восприятия и виды восприятия

Уяснив суть понятия «восприятие» и разобрав его физиологические механизмы, мы приступаем к рассмотрению основных свойств восприятия как познавательного психического процесса. К основным свойствам восприятия следует отнести следующие: предметность, целостность, структурность, константность, осмысленность, апперцепция, активность.

Предметность восприятия — это способность отражать объекты и явления реального мира не в виде набора не связанных друг с другом ощущений, а в форме отдельных предметов. Следует отметить, что предметность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза, начиная с первого года жизни ребенка. И. М. Сеченов полагал, что предметность формируется на основе движений, обеспечивающих контакт ребенка с предметом. Без участия движения образы восприятия не обладали бы качеством предметности, т. е. отнесенности к объектам внешнего мира.

Заговорив о роли движения в обеспечении предметности восприятия, мы не можем не остановиться на более детальном рассмотрении моторного компонента восприятия. К моторным компонентам относятся: движение руки, ощупывающей предмет; движения глаза, прослеживающего видимый контур; движения гортани, воспроизводящие звук, и т. д.

Вообще, следует отметить, что в работе глаз и рук есть много общего. Так, глаза, как и руки, последовательно осматривают, или «ощупывают», контуры рисунка и предмета. Движения глаз разнообразны и выполняют много функций. При зрительном восприятии имеют место микро- и макродвижения глаз. Если наблюдатель пристально смотрит в какую-либо точку неподвижного предмета, то субъективно у него возникает представление, что он фиксирует эту точку неподвижным взором. Однако регистрация движений глаз показывает, что в действительности зрительное восприятие сопровождается непроизвольными и незаметными для наблюдателя микродвижениями. Таким образом, возможность предметного восприятия в значительной мере обусловлена присутствием в процессе восприятия моторного компонента. Причем это справедливо не только для зрительного или осязательного восприятия. Это характерно и для других модальностей. Так, услышав звук или почувствовав запах, мы совершаем определенные ориентировочные движения в отношении источника раздражения. Однако, как и в случае микро-движения глаз, эти ориентировочные движения часто не осознаются человеком.

Другим свойством восприятия является целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства предмета, восприятие дает целостный образ предмета. Он складывается на основе обобщения получаемой в виде различных ощущений информации об отдельных свойствах и качествах предмета. Компоненты ощущения настолько прочно связаны между собой, что единый сложный образ предмета возникает даже тогда, когда на человека непосредственно действуют только отдельные свойства или отдельные части объекта. Этот образ возникает условно рефлекторно вследствие связи между различными ощущениями. Или, говоря другими словами, целостность восприятия выражается в том, что даже при неполном отражении отдельных свойств воспринимаемого объекта происходит мысленное достраивание полученной информации до целостного образа конкретного предмета.

С целостностью восприятия связана и его структурность. Данное свойство заключается в том, что восприятие в большинстве случаев не является проекцией наших мгновенных ощущений и не является простой их суммой. Мы воспринимаем фактически абстрагированную от этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени. Например, если человек слушает какую-нибудь мелодию, то услышанные ранее ноты еще продолжают звучать у него в сознании, когда поступает информация о звучании новой ноты. Обычно слушающий понимает мелодию, т. е. воспринимает ее структуру в целом. Очевидно, что последняя из услышанных нот сама по себе не может быть основой для такого понимания — в сознании слушающего продолжает звучать вся мелодия с разнообразными взаимосвязями входящих в нее элементов. Таким образом, восприятие доводит до нашего сознания структуру предмета или явления, с которым мы столкнулись в реальном мире.

Следующим свойством восприятия является константность. Константностью называется относительное постоянство некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия. Например, движущийся вдали грузовой автомобиль будет нами по-прежнему восприниматься как большой объект, несмотря на то, что его изображение на сетчатке глаза будет значительно меньше, чем его изображение, когда мы стоим возле него.

Благодаря свойству константности, проявляющемуся в способности перцептивной системы компенсировать изменения условий восприятия, мы воспринимаем окружающие нас предметы как относительно постоянные. В наибольшей степени константность наблюдается при зрительном восприятии цвета, величины и формы предметов.

Так, константность восприятия цвета заключается в относительной неизменности видимого цвета при изменении освещения. Например, кусок угля в летний солнечный полдень будет примерно в восемь-девять раз светлее, чем мел в сумерки. Однако мы воспринимаем его окраску как черную, а не белую. В то же время цвет мела даже в сумерках для нас будет белым. Следует отметить, что явление константности цвета обусловливается совокупным действием ряда причин, в том числе адаптацией к общему уровню яркости зрительного поля светлостным контрастом, а также представлениями о действительном цвете предметов и условиях их освещенности.

Константность восприятия величины предметов выражается в относительном постоянстве видимой величины предметов при их различной удаленности. Например, приведенная выше иллюстрация с грузовым автомобилем. Другой пример — рост одного и того же человека с расстояния 3,5 и 10 метров воспринимается нами как неизменный, хотя величина изображения этого человека на сетчатке глаза в зависимости от удаленности будет различной. Это объясняется тем, что при сравнительно небольшой удаленности предметов восприятие их величины определяется не только величиной образа на сетчатке, но и действием ряда факторов. Таким дополнительным, но весьма существенным фактором является напряжение глазных мышц, приспосабливающихся к фиксированию предмета на разных расстояниях. В результате информация о степени напряженности глазных мышц передается в мозг и учитывается в сложной аналитической работе перцептивной системы, выполняемой ею при оценке роста человека.

Константность восприятия формы предметов заключается в относительной неизменности восприятия при изменении положения предметов по отношению к линии взора наблюдателя. С каждым изменением положения предмета относительно глаз форма его изображения, на сетчатке меняется (например, можно смотреть на предмет прямо, сбоку, с тыльной стороны и т. д.). Однако благодаря движению глаз по контурным линиям предметов и выделению характерных сочетаний контурных линий, известных нам по прошлому опыту, форма воспринимаемого предмета для нас остается постоянной.

Источником константности восприятия являются активные действия перцептивной системы. Многократное восприятие одних и тех же предметов при разных условиях обеспечивает постоянство (инвариантность, неизменную структуру) перцептивного образа относительно изменчивых условий, а также движений самого рецепторного аппарата. Таким образом, свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой своеобразное саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи и подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования. Без константности восприятия человек не смог бы ориентироваться в бесконечно многообразном и изменчивом мире.

Предшествующий перцептивный опыт играет большое значение в процессе восприятия. Более того, особенности восприятия определяются всем предшествующим практическим и жизненным опытом человека, поскольку процесс восприятия неотделим от деятельности.

Следует отметить, что восприятие зависит не только от характера раздражения, но и от самого субъекта. Воспринимают не глаз и ухо, а конкретный живой человек. Поэтому в восприятии всегда сказываются особенности личности человека. Зависимость восприятия от общего содержания нашей психической жизни называется апперцепцией.

Огромную роль в апперцепции играют знания человека, его предшествующий опыт, его прошлая практика. Например, если вам предъявить ряд незнакомых фигур, то уже на первых фазах восприятия вы постараетесь найти какие-то эталоны, с помощью которых можно было бы охарактеризовать воспринимаемый объект. В процессе восприятия, для того чтобы классифицировать то, что воспринимаете, вы будете выдвигать и проверять гипотезы о принадлежности объекта к той или иной категории предметов. Таким образом, при восприятии активизируется прошлый опыт. Поэтому один и тот же предмет может по-разному восприниматься различными людьми.

Знания и опыт оказывают значительное влияние на точность и ясность восприятия. Например, не узнавая при восприятии иностранного языка малознакомые слова, мы тем не менее безошибочно разбираем родную речь даже тогда, когда слова произносятся невнятно.

Содержание восприятия определяется и поставленной перед человеком задачей, и мотивами его деятельности, его интересами и направленностью. Например, тот, кто мало интересуется техникой, чаще всего видит только грубые различия в автомобилях разных конструкций и не замечает многих других конструктивных особенностей.

Существенное место в апперцепции занимают установки и эмоции, которые могут изменять содержание восприятия. Например, контролер ОТК на производстве легко находит бракованные детали не только потому, что хорошо умеет это делать, а потому что в результате профессиональной деятельности у него выработалась установка на восприятие проверяемых им изделий именно с этой стороны. Аналогичную картину мы наблюдаем и в отношении эмоциональной окраски воспринимаемой информации. Так, мать спящего ребенка может не слышать шума улицы, но мгновенно реагирует на любой звук, доносящийся со стороны ребенка.

Явление ошибочного (ложного) или искаженного восприятия называется иллюзией восприятия. Иллюзии наблюдаются в любых видах восприятия (зрительного, слухового и др.). Природа иллюзий определяется не только субъективными причинами, такими как установка, направленность, эмоциональное отношение и т. п., но и физическими факторами и явлениями: освещенность, положение в пространстве и др.

Следующим свойством восприятия является его осмысленность. Хотя восприятие возникает при непосредственном действии раздражителя на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Как мы уже говорили, восприятие человека теснейшим образом связано с мышлением. Связь мышления и восприятия прежде всего выражается в том, что сознательно воспринимать предмет — это значит мысленно назвать его, т. е. отнести к определенной группе, классу, связать его с определенным словом. Даже при виде незнакомого предмета мы пытаемся установить в нем сходство с другими предметами. Следовательно, восприятие не определяется просто набором раздражителей, воздействующих на органы чувств, а представляет собой постоянный поиск наилучшего толкования имеющихся данных.

Процесс осмысления воспринимаемой информации может быть представлен структурно-логической схемой. На первом этапе процесса восприятия происходит выделение комплекса стимулов из потока информации и принятие решения о том, что они относятся к одному и тому же определенному объекту. На втором этапе происходит поиск в памяти аналогичного или близкого по составу ощущений комплекса признаков, по которым можно идентифицировать объект. На третьем этапе происходит отнесение воспринятого объекта к определенной категории с последующим поиском дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих правильность принятого решения. И наконец, на четвертом этапе формируется окончательный вывод о том, что это за объект, с приписыванием ему еще не воспринятых свойств, характерных для объектов одного с ним класса. Таким образом, восприятие — это в значительной степени интеллектуальный процесс.

Говоря об основных свойствах восприятия, мы не можем не остановиться еще на одном, не менее существенном свойстве восприятия как психического процесса. Это свойство — активность (или избирательность). Оно заключается в том, что в любой момент времени мы воспринимаем только один предмет или конкретную группу предметов, в то время как остальные объекты реального мира являются фоном нашего восприятия, т. е. не отражаются в нашем сознании.

Например, вы слушаете лекцию или читаете книгу и совсем не обращаете внимания на то, что происходит у вас за спиной. Вы воспринимаете или речь лектора, или текстовое содержание книги, поскольку ваше восприятие направлено (т. е. активировано) именно на это, но так было до тех пор, пока я не сказал вам об этом. Сказав о том, что вы не обращаете внимания на то, что происходит у вас за спиной, я перенаправил на определенный период времени ваше внимание на другой пространственный участок, и вы стали воспринимать те предметы, которые находятся вокруг вас, в том числе и за вашей спиной, т. е. те предметы, которые минуту назад никак не были представлены в вашем сознании.

Таким образом, мы можем полагать, что природа активности восприятия обусловлена самой природой нашего сознания.

Познакомившись с основными свойствами восприятия, давайте ответим на вопрос, какие основные виды восприятия существуют. Опираясь на современную психологическую литературу, можно выделить несколько подходов к классификации восприятия (рис. 8.1). В основе одной из классификаций восприятия, так же как и ощущений, лежат различия в анализаторах, участвующих в восприятии. В соответствии с тем, какой анализатор (или какая модальность) играет в восприятии преобладающую роль, различают зрительное, слуховое, осязательное, кинестетическое, обонятельное и вкусовое восприятие.

Обычно восприятие — результат взаимодействия ряда анализаторов. Двигательные ощущения в той или иной степени участвуют во всех видах восприятия. В качестве примера можно назвать осязательное восприятие, в котором участвуют тактильный и кинестетический анализаторы. Аналогично в слуховом и зрительном восприятии также участвует двигательный анализатор. Различные виды восприятия редко встречаются в чистом виде. Обычно они комбинируются, и в результате возникают сложные виды восприятия. Так, восприятие учеником текста на уроке включает зрительное, слуховое и кинестетическое восприятие.

Основой другого типа классификации типов восприятия являются формы существования материи: пространство, время и движение. В соответствии с этой классификацией выделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Читать онлайн Шпаргалка по общей психологии страница 11

Кожные ощущения. В кожных покровах имеется несколько самостоятельных анализаторных систем: тактильная, температурная, болевая. Все виды кожной чувствительности относятся к контактной чувствительности. Тактильная чувствительность неравномерно распределена по всему телу. Наибольшее скопление тактильных рецепторов – на ладони, на кончиках пальцев и на губах.

36. Закономерности ощущений

К закономерностям ощущений относятся пороги чувствительности, адаптация, взаимодействие, контраст и синестезия.

Пороги чувствительности. Не всякая сила раздражителя способна вызвать ощущения. При действии очень сильного раздражителя может наступить момент, когда перестают возникать ощущения. Звуки с частотой выше 20 тысяч герц мы не слышим. Сверхсильный раздражитель вместо ощущения данного вида вызывает боль. Следовательно, ощущения возникают при воздействии раздражителя определенной интенсивности. Психологическую характеристику зависимости между интенсивностью ощущения и силой раздражителей выражает понятие порога ощущений, или порога чувствительности.

Между чувствительностью (порогом) и силой раздражителя существует обратная зависимость: чем большая сила нужна для возникновения ощущения, тем ниже у человека чувствительность. Пороги чувствительности индивидуальны для каждого человека.

Адаптация – приспособление чувствительности к постоянно действующему раздражителю, проявляющееся в понижении или повышении порогов. В жизни явление адаптации хорошо известно каждому. В первую минуту, когда человек входит в реку, вода кажется ему холодной. Затем ощущение холода исчезает, вода кажется достаточно теплой. Подобное наблюдается во всех видах чувствительности, кроме болевой.

Взаимодействие ощущений – это изменение чувствительности одной анализаторной системы под влиянием деятельности другой анализаторной системы.

Общая закономерность взаимодействия ощущений такова: слабые раздражители в одной анализаторной системе повышают чувствительность другой системы, сильные – понижают. Повышение чувствительности в результате взаимодействия анализаторов, а также систематических упражнений называется сенсибилизацией.

Контраст ощущений. Контраст – изменение интенсивности и качества ощущений под влиянием предшествующего или сопутствующего раздражителя. При одновременном действии двух раздражителей возникает одновременный контраст.

Широко известно явление последовательного контраста. После холодного слабый тепловой раздражитель кажется горячим. Ощущение кислого повышает чувствительность к сладкому.

Явление синестезии. Синестезия – возбуждение возникшими ощущениями одной модальности ощущений другой модальности. Взаимодействие ощущений, происходящее в центральных ядрах анализатора, приводит к тому, что у человека под давлением, например, звуков могут возникнуть цветовые ощущения, цвет может вызвать ощущение холода. Такое взаимовлияние получило название синестезии.

37. Сенсорная организация личности

Одну из существенных черт индивидуальности составляет сенсорная организация личности. Под сенсорной организацией понимается характерный для индивида уровень развития отдельных систем чувствительности и способ их объединения в комплексы.

Особенностью сенсорной организации человека является то, что она складывается прижизненно. Сенсорное развитие – результат длительного жизненного пути личности. Отсюда следует: чувствительность – потенциальное свойство человека. Реализация его зависит от обстоятельств жизни и тех усилий, которые приложит человек к их развитию.

Формирование социально значимой личности может протекать на крайне ограниченной сенсорной основе, даже при потере двух ведущих дистантных рецепций – зрения и слуха. Тактильная, вибрационная и обонятельная чувствительности становятся в этих условиях ведущими в развитии личности.

Более низкие пороги чувствительности в одной модальности и более высокие – в другой, выделение ведущей модальности (вида чувствительности) характеризуют индивидуальные особенности человека. Они формируются в деятельности и, в свою очередь, определяют ее успешное выполнение.

Анатомо-физиологические предпосылки развития уровней чувствительности связывают сенсорную организацию личности с задатками специальных способностей, таких как способность к музыке, живописи и др. Для всестороннего развития личности необходимо целенаправленное воспитание различных систем чувствительности каждого человека.

В трудовой деятельности человека большое значение имеет выделение ведущей афферен-тации в системе дистантных рецепторов: зрительного, слухового, обонятельного, а также контактных: осязания и вкуса. Высокое развитие чувствительности необходимо в любом труде. Так, высокое развитие кинестезической и тактильной чувствительности значительно облегчает физический труд, делая движения более точными, рассчитанными и менее напряженными. Эта же чувствительность является основой творческой деятельности в массе других профессий.

Условия трудовой деятельности приводят к тому, что у человека складывается система чувствительности с выделением ведущего анализатора.

Система дистантных рецепторов не существует изолированно от других систем чувствительности. В системе дистантной рецепции человека ведущим рецептором обычно выступает зрение. Его преимущественное развитие тормозит проявление высоких уровней чувствительности в других дистантных рецепторах. Однако необычные условия жизни могут перестроить соотношение в дистантной системе чувствительности.

38. Понятие о восприятии

Процесс восприятия протекает в связи с другими психическими процессами личности: мышлением (мы осознаем то, что перед нами находится), речью (называем предмет восприятия), чувствами (определенным образом относимся к тому, что воспринимаем), волей (в той или иной степени произвольно организуем процесс восприятия).

В результате воздействия определенных предметов и явлений окружающего мира на наши органы чувств формируется предметность восприятия.

Восприятие характеризуется целостностью. Каждая часть, входящая в образ восприятия, приобретает значение лишь при соотнесении ее с целым и определяется им. Сам образ восприятия также зависит от особенностей составляющих его частей.

Воспринимая предмет, мы осмысливаем его как единое целое, имеющее определенную структуру. Мы воспринимаем не систему четырех отрезков прямых линий или определенную совокупность штрихов, кружков, а видим сразу же квадрат, окружность, треугольник.

Гештальтпсихологи объясняют целостность восприятия не свойствами объективной целостности предметов и явлений, а внутренними свойствами «духа», его изначальными целостными структурами. Они утверждают, что в акте восприятия совершается своеобразное формообразование, придается целостность и структурность отражаемым предметам. Они считают целостность только субъективным качеством, возникающим в отражательной деятельности. С точки зрения гештальтпсихологии в процессе восприятия хаотичность, беспорядочность мира преобразуется в определенные структуры, заключается в определенные формы, в результате чего предметы и выступают как целые.

Виды восприятия. Восприятие различается в зависимости от преобладающей роли того или иного анализатора в отражательной деятельности.

Можно говорить о зрительном восприятии (рассматривание картины, скульптуры, выставки), о слуховом восприятии (слушание рассказа, вокального или инструментального концерта), об осязательном восприятии (отражение предмета, его основных частей путем ощупывания).

Любое восприятие определено деятельностью перцептивной системы, т. е. не одного, а нескольких анализаторов. Значение их может быть неравнозначно: какой-то из анализаторов является ведущим, другие дополняют восприятие предмета или явления.

Наблюдаются проявления сложных видов восприятия, если одинаково интенсивно мобилизуются несколько различных анализаторов. В сложных видах восприятия важнейшая роль принадлежит моторике.

Восприятие различается также и в зависимости от воспринимаемого объекта. Говорят о восприятии пространства, времени, движений, предмета, речи, музыки, восприятии человека человеком.

39. Свойства восприятия

Избирательность восприятия. Предметы и явления действуют на человека в таком многообразии, что он не может все их воспринимать и на них реагировать одновременно. Из огромного числа воздействий лишь некоторые мы выделяем с большой отчетливостью и осознанностью. Эта особенность характеризует избирательность восприятия. В избирательности раскрывается активность процесса восприятия как проявление отражательной деятельности личности.

Избирательность восприятия зависит от интересов, установок, потребностей личности.

Предмет и фон в восприятии. Предмет и фон восприятия динамичны. То, что было предметом восприятия, может за ненадобностью или по завершении работы слиться с фоном. Что-то из фона на какое-то время может стать предметом восприятия. Динамичность соотношения предмета и фона объясняется переключением внимания с одного объекта на другой, что обусловлено перемещением очага оптимальной возбудимости по коре больших полушарий головного мозга.

Особенности соотношения предмета и фона учитываются при выборе формы, окраски, буквенного шрифта для указателей уличных переходов, транспортных знаков. Контрастность, необычность предметов позволяют быстро выделить их из фона.

Остановимся более подробно на некоторых основных свойствах восприятия

ПРЕДМЕТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ. Выражается в так называемом акте объективации. Объективация — процесс и результат локализации образов восприятия во внешнем мире — там, где располагается источник воспринимаемой информации, т.е. отнесение сведений, получаемых из внешнего мира, к этому миру. Без такого отнесения восприятие не может выполнять свою ориентирующую и регулирующую функцию в практической деятельности человека. Предметность восприятия не врожденное качество: существует определенная система действий, которая обеспечивает субъекту открытие предметности мира. Решающую роль здесь играет осязание и движение. И. М. Сеченов подчеркивал, что предметность формируется на основе процессов, в конечном счете, всегда внешне двигательных, обеспечивающих контакт с самим предметом. Без участия движения наши восприятия не обладали бы качеством предметности, т. е. отнесенностью к объектам внешнего мира.

Предметность как качество восприятия играет особую роль в регуляции поведения. Мы обычно определяем предметы не по их виду, а в соответствии с тем, как мы их употребляем на практике или по их основным свойствам. И этому помогает предметность восприятия. Так, кирпич и блок взрывчатки могут выглядеть и восприниматься на ощупь как очень сходные, однако они будут “вести себя” самым различным образом.

Предметность играет большую роль и в дальнейшем формировании самих перцептивных процессов, т. е. процессов восприятия. Когда возникает расхождение между внешним миром и его отражением, субъект вынужден искать новые способы восприятия, обеспечивающие более правильное отражение.


ЦЕЛОСТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ. Другая особенность восприятия — его целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства предмета, воздействующего на орган чувств, восприятие есть целостный образ предмета. Разумеется, этот целостный образ складывается на основе обобщения знаний об отдельных свойствах и качествах предмета, получаемых в виде различных ощущений.

При анализе целостности восприятия можно выделить два взаимосвя­занных аспекта:

— тенденция к заполнению пробелов и объединение разных элементов в целое;

— независимость образованной целостности (в определенных границах, разумеется) от качества элементов. При этом восприятие целого влияет и на восприятие частей.

Принцип заполнения пробелов проявляется в том, что наш мозг всегда старается свести фрагментарное изображение в фигуру с простым и полным контуром. Поэтому, когда предмет, образ, мелодия, слово или фраза представлены лишь разрозненными элементами, мозг будет систематически пытаться собрать их воедино и добавить недостающие части. когда по радио вдруг прерывается исполнение известной песни или рекламное объявление, слышанное тысячу раз, наш мозг машинально восстанавливает недостающее.


Объединение (группировка) элементов — это еще один аспект организации восприятия. Элементы могут объединяться по разным признакам, например таким, как близость, сходство (подобие), непрерывность (воображаемая) или симметрия.

Так, по принципу близости наш мозг объединяет близкие или смежные элементы в единую форму. В любом поле, содержащем несколько объектов, те из них, которые расположены наиболее близко друг к другу, визуально могут восприниматься целостно, как один объект.

Принцип сходства состоит в том, что нам легче объединять схожие элементы. В качестве группирующихся свойств может выступать сходство по размеру, форме, по расположению частей. В единую целостную структуру объединяются также элементы с так называемой хорошей формой, т.е. обла­дающие симметрией или периодичностью. Что касается продолжения беседы в общем шуме голосов, то оно возможно только благодаря тому, что мы слышим слова, произносимые одним и тем же голосом и тоном.

Элементы будут также организовываться в единую форму, если они сохраняют одно направление. Это принцип непрерывности.

Независимость целого от качества составляющих его элементов проявляется в доминировании единства структуры над ее составляющими. Выделяют три формы такого доминирования. Первая – выражается в том, что один и тот же элемент, будучи включенным в разные целостные структуры, воспринимается по-разному. Вторая – проявляется в том, что при замене отдельных элементов, но сохранении соотношения между ними общая структура остается неизменной. Как известно, можно изобразить профиль и штрихами, и пунктиром, и с помощью других элементов, сохраняя портретное сходство. И, наконец, третья форма получает свое выражение в хорошо известных фактах сохранения восприятия структуры как целого при выпадении отдельных ее частей. Так, для целостного восприятия человеческого лица достаточно лишь нескольких элементов его контура. В этом смысле целостность есть индифферентность образа по отношению к замене составляющих его элементов, то есть может рассматриваться как структурная константность.

С целостностью восприятия связана его СТРУКТУРНОСТЬ. Восприятие в значительной мере не отвечает нашим мгновенным ощущениям и не является простой их суммой. Мы воспринимаем фактически абстрагированную из этих ощущений обобщенную структуру, которая формируется в течение некоторого времени. Если человек слушает какую-нибудь мелодию, то услышанные ранее ноты продолжают еще звучать у него в уме, когда поступает новая нота. Обычно слушающий понимает музыкальную вещь, т. е. воспринимает ее структуру в целом. Очевидно, что самая последняя из услышанных нот в отдельности не может быть основой для такого понимания: в уме слушающего продолжает звучать вся структура мелодии с разнообразными взаимосвязями входящих в нее элементов.

Аналогичный процесс наблюдается при восприятии ритма. В каждый момент можно услышать всего один удар, однако, ритм — это не одиночные удары, а продолжительное звучание всей системы ударов, причем удары находятся в определенной взаимосвязи между собой, и эта взаимосвязь определяет восприятие ритма.

Источники целостности и структурности восприятия лежат в особенностях самих отражаемых объектов, с одной стороны, и в предметной деятельности человека — с другой. И.М. Сеченов подчеркивал, что целостность и структурность восприятия — результат рефлекторной деятельности анализаторов.

КОНСТАНТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ. Сигналы, поступающие от окружающих нас предметов, непрерывно меняются. При этом соответственно изменяются и перцептивные процессы. Однако благодаря свойству константности, состоящему в способности перцептивной системы компенсировать эти изменения, мы воспринимаем окружающие предметы как относительно постоянные по форме, величине, цвету и т. п. Перцептивная система — совокупность анализаторов, обеспечивающих данный акт восприятия.

Значение константности очень велико. Не будь этого свойства, при каждом нашем движении, при каждом изменении расстояния до предмета, при малейшем повороте головы или перемене освещения практически непрерывно изменялись бы и все основные признаки, по которым человек узнает мир. Мир перестал бы быть миром устойчивых вещей, и восприятие не могло бы служить средством познания объективной действительности.

Поясним это свойство восприятия на примере константности величины. Известно, что изображение предмета (в том числе и изображение его на сетчатке) увеличивается, когда расстояние до него сокращается, и наоборот. Однако, хотя при изменении дистанции наблюдения величина изображения объекта на сетчатке глаза изменяется, его воспринимаемая величина остается почти неизменной. Посмотрите на зрителей в театре: все лица кажутся нам почти одинаковыми по величине, несмотря на то, что изображения лиц, находящихся вдалеке, значительно меньше, чем расположенных близко от нас. Если мы, например, смотрим на свои руки, причем левая находится в 20 см от лица, а правая протянута далеко вперед, то нам все-таки кажется, что их кисти одинакового размера. В то же время изображение пальцев дальней руки на сетчатке глаза будет составлять только половину величины изображения пальцев ближней руки.

Каков же источник происхождения константности восприятия? Является ли этот механизм врожденным? Для проверки было проведено исследование восприятия людей, постоянно живущих в густом лесу. Восприятие этих людей представляет интерес, поскольку они не видели ранее предметов на большом расстоянии. Когда этим людям показали объекты, находящиеся на большом расстоянии от них, они восприняли эти объекты не как удаленные, а как маленькие. Подобные нарушения константности восприятия наблюдаются у жителей равнин, когда они смотрят вниз с высоты. Из окна верхнего этажа высотного дома объекты (люди, автомобили) также кажутся нам слишком маленькими. В то же время строители, работающие на лесах, сообщают, что они видят объекты, расположенные внизу, без искажения их размеров.

Действительным источником константности восприятия являются активные действия перцептивной системы. Из разнообразного и изменчивого потока движений рецепторных аппаратов и ответных ощущений субъект выделяет относительно постоянную, инвариантную структуру воспринимае­мого объекта. Многократное восприятие одних и тех же объектов при разных условиях обеспечивает инвариантность перцептивного образа относительно этих изменчивых условий, а также движений самого рецепторного аппарата, следовательно, порождает константность этого образа. При этом вариации, вызванные изменением условий восприятия и активными движениями органов чувств наблюдателя, сами по себе сколько-нибудь не ощущаются; воспринимается лишь нечто относительно инвариантное, например форма какого-либо предмета, его размеры и т. п.

Способность нашей перцептивной системы корректировать (исправлять) неизбежные ошибки, вызванные бесконечным многообразием условий существования окружающего мира вещей, и создавать адекватные образы восприятия хорошо иллюстрируется опытами с очками, искажающими зрительное восприятие путем переворачивания изображений, искривления прямых линий и т.п. Когда человек надевает очки, искажающие предметы, и попадает в незнакомое помещение, он постепенно приучается корректировать искажения, вызванные очками, и, наконец, перестает замечать эти искажения, хотя они отражаются на сетчатке глаза.

Таким образом, свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой своеобразное саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи и подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования. Формирующаяся в процессе предметной деятельности константность восприятия — необходимое условие жизни и деятельности человека. Без этого человек не смог бы ориентироваться в бесконечно многообразном и изменчивом мире. Свойство константности обеспечивает относительную стабильность окружающего мира, отражая единство предмета и условий его существования.

ОСМЫСЛЕННОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ. Хотя восприятие возникает в результате непосредственного воздействия раздражителя на рецепторы, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Восприятие у человека теснейшим образом связано с мышлением, с пониманием сущности предмета. Сознательно воспринять предмет — это значит мысленно назвать его, т.е. отнести воспринятый предмет к определенной группе, классу предметов, обобщить его в слове.

Даже при виде незнакомого предмета мы пытаемся уловить в нем сходство со знакомыми нам объектами, отнести его к некоторой категории. Восприятие не определяется просто набором раздражителей, воздействующих на органы чувств, а представляет динамический поиск наилучшего толкования, объяснения имеющихся данных. Показательны с этой точки зрения так называемые двусмысленные рисунки, в которых попеременно воспринимаются то фигура, то фон (см. рис. 2). На этом рисунке выделение объекта восприятия связано с его осмысливанием и называнием (два профиля и ваза). Фон может быть либо черным, либо белым. Это зависит от того, что человек воспринимает — вазу или два профиля. Фигура и фон взаимозаменяемы: фигура может превратиться в фон, а фон — в фигуру.

Любой образ или предмет воспринимается как фигура, выделяющаяся на каком-то фоне. Чередование фигуры и фона свидетельствует о том, что восприятие (зрительное) не выводится просто из паттернов возбуждения на сетчатке. Необходим еще какой-то тонкий процесс переработки (интерпретации) даже на таком элементарном уровне. Феномен чередования связан с именем датского психолога Эдгара Рубина. Он разработал простые, но остроумные штриховые рисунки, изображающие пару форм, разграниченных одной и той же линией. При этом происходит соперничество этих форм. Каждая из них поочередно “уходит” в фон, перестает восприниматься.

То, что человек воспринимает в данный момент, зависит от того, что вносится в этот процесс прошлым опытом, а также от того, чего он хочет в данный момент. Особенно заметна эта закономерность в процессе восприятия человеческого лица. Огромную роль играет внутренний шаблон, а также эмоциональное отношение к воспринимаемому: чем эмоционально ближе наблюдаемый человек, тем большие искажения в его облике корректируются воспринимающим.

Наш мозг действительно имеет тенденцию (по-видимому, врожденную) структурировать сигналы таким образом, что все, что меньше или имеет более правильную конфигурацию, а главное то, что имеет для нас какой-то смысл, воспринимается как фигура; она выступает на некотором фоне, а сам фон воспринимается гораздо менее структурированным.

Это относится, прежде всего, к зрению, но также и к другим чувствам. Так же обстоит дело, когда в общем шуме собрания кто-то произносит нашу фамилию. Она сразу выступает как “фигура” на звуковом фоне. Такое же явление мы наблюдаем, когда улавливаем запах розы, находясь среди группы курильщиков, или запах сигареты у клумбы с розами.

Однако вся картина восприятия перестраивается, как только другой элемент фона становится в свою очередь значимым. Тогда то, что за секунду до этого виделось как фигура, теряет свою ясность и смешивается с общим фоном.

ОБОБЩЕННОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ тесно связана с личным опытом челове­ка. По мере расширения личного опыта восприятия образ, сохраняя свою индивидуальность и отнесенность к предметному объекту, причисля­ется ко все большей совокупности предметов определенной категории, то есть все более надежно классифицируется. Для этого необходимо обобщение, обращение к хранящемуся в памяти классу сходных объектов, что означает переход от наличной ситуации к другой; к постижению реальности через призму индивиду­ально закрепленного образа мира, лично обобщенной схемы действительности.

Восприятие – это одновременно и упрощение воспринимаемой действительности, фиксация наблюдаемых признаков с точки зрения их значимости для человека, сведение этих признаков в устойчивые комплексы и классификация на их основе различных объектов окружающего мира. Обобщенность и классификация обеспечивают надежность правильного узнавания объекта независимо от его индивидуальных особенностей и искажений, не выводящих объект за пределы класса. Значение обобщенности проявляется в надежности узнавания, например, в способности человека свободно читать текст независимо от шрифта или почерка, которым он написан. Следует отметить, что обобщенность восприятия позволяет не только классифицировать и узнавать предметы и явления, но и предсказывать некоторые свойства, непосредственно не воспринимаемые.

Подводя предварительный итог, можно заключить, что восприятие — активный процесс, в ходе которого человек производит множество перцептив­ных действий для того, чтобы сформировать адекватный образ предмета. Активность восприятия состоит, прежде всего, в участии эффекторных (двигательных) компонентов анализаторов в процессе восприятия (движения руки при осязании, движения глаза в зрительном восприятии и т. п.). Кроме того, необходима и активность на макроуровне, т. е. возможность в процессе восприятия активно перемещать свое тело.

Восприятие рассматривается как процесс, связанный с активным поиском признаков, необходимых и достаточных для формирования образа и принятия решений. Последовательность актов, включенных в этот процесс, можно представить себе следующим образом:

1) первичное выделение комплекса стимулов из потока информации и принятие решения о том, что они относятся к одному и тому же определенному объекту;

2) поиск в памяти аналогичного или близкого по составу ощущений комплекса признаков, сравнение с которым воспринятого позволяет судить о том, что это за объект;

3) отнесение воспринятого объекта к определенной категории с последующим поиском дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих правильность принятого гипотетического решения;

4) окончательный вывод о том, что это за объект, с приписыванием ему еще не воспринятых свойств, характерных для объектов одного с ним класса.

Между всеми перечисленными характеристиками восприятия есть некоторое функциональное сходство. И константность, и предметность, и целостность, и осмысленность, и обобщенность придают образу важную черту – независимость (в некоторых пределах) от условий восприятия и искажений. В этом смысле константность – это независимость от физических условий восприятия, предметность и осмысленность – от того фона, на котором объект воспринимается, целостность – независимость целого от искажения и замены компонентов, составляющих это целое, обобщенность – это независимость восприятия от таких искажений и изменений, которые не выводят объект за границы класса.

Основные свойства восприятия — Студопедия

Классификация основных видов восприятия

Виды восприятия.Восприятие различается по видам в зависимости от преобладаю­щей роли того или иного анализатора в отражательной деятельнос­ти.

Можно говорить о зрительном восприятии (рассматривание карти­ны, скульптуры, выставки), о слуховом восприятии (слушание расс­каза, вокального или инструментального концерта), об осязатель­ном восприятии (отражение предмета, его основных частей путем ощупывания).

Любое восприятие определено деятельностью перцептивной систе­мы, т. е. не одного, а нескольких анализаторов. Значение их мо­жет быть неравнозначно: какой-то из анализаторов является веду­щим, другие дополняют восприятие предмета или явления.

Наблюдаются проявления сложных видов восприятия, если одина­ково интенсивно мобилизуются несколько различных анализаторов. Так, во время телевизионного урока или демонстрации учебных кинофильмов у школьников возникает зрительно-слуховое восприятие.

При выполнении упражнений на уроках физкультуры часто возникают сложные двигательно-зрительные восприятия. Разучивание музыкаль­ных этюдов предполагает формирование слухо-двигательных восприя­тии. В сложных видах восприятия важнейшая роль принадлежит мотори­ке. Восприятие различается по видам также и в зависимости от восп­ринимаемого объекта. Говорят о восприятии пространства, времени, движений, предмета, речи, музыки, восприятии человека челове­ком.


Физиологические основы восприятия.Физиологической основой восприятия является комплексная дея­тельность системы анализаторов. Первичный анализ, который совер­шается в рецепторах, дополняется сложной аналитико-синтетическои деятельностью мозговых звеньев анализаторов.

В восприятии отражаются предметы окружающего мира в сово­купности различных свойств и частей. Взаимодействие системы ана­лизаторов может возникнуть вследствие воздействия комплекса раздражителей различных анализаторов: зрительных, слуховых, мо­торных, осязательных.

Восприятие любого нового предмета совершается на основе имеющихся у человека опыта, знаний. Важную функцию в процессе восприятия человека выполняет вторая сигнальная система. Она же определяет содержание челове­ческого восприятия. Благодаря речевому мышлению восприятие чело­века отличается от восприятия животных. Мышление включается в акт восприятия, речью обозначается предмет восприятия. Вторая сигнальная система делает воспринимаемый предмет словесным сиг­налом, определяет понимание первосигнальных раздражителей, при­дает восприятию человека произвольный характер, связывает восп­риятие с активностью личности.


Таким образом, физиологической основой восприятия являет­ся условнорефлекторная деятельность, обусловливающая целостность и предметность отражаемых явлений. Вторая сигнальная система способствует осознанности и осмысленности отражаемых предметов, и регулирует процесс формирования образов человеческого восприя­тия.

Восприятие объемности и удаленности предметов.При восприятии объемности или глубины предметов основную роль играет бинокулярное зрение (зрительное восприятие двумя глаза­ми).

Монокулярное зрение (смотрение одним глазом) определяет пра­вильную оценку расстояния в очень ограниченных пределах. Эту функцию только в полной мере можно реализовать при би­нокулярном зрении.

При удаленности предметов большое значение в восприятии пространства имеет взаиморасположение светотеней, которое зави­сит от расположения предметов.

В восприятии пространства, в частности в оценке расстояния, играют роль обонятельные и слуховые ощущения. По возникшему за­паху можно, например, определить, что где-то недалеко находится столовая, по звуку шагов – распознать, далеко ли от вас идет че­ловек.

Иллюзии восприятия пространственных свойств предмета.Иногда восприятие предметов бывает ошибочным. Ошибки (иллю­зии) обнаруживаются в деятельности различных анализаторов. В большей мере известны зрительные иллюзии. Так, в белом платье женщина кажется полнее, чем в темной одежде. Ткань в горизон­тальную полоску полнит фигуру, а в вертикальную удлиняет. Зер­кальная стена расширяет помещение, создает иллюзию простора.

Иллюзии имеют самые различные причины: выработанные жизненной практикой приемы зрительного восприятия, особенности зрительного анализатора, изменение условий восприятия, образное предвосхище­ние увиденного, различные дефекты зрения.

Восприятие времени.Восприятие времени – это отражение длительности и последова­тельности явлений или событий. Благодаря восприятию времени от­ражаются изменения, происходящие в окружающем мире.

Физиологической основой процесса восприятия времени, как это экспериментально доказали И.П.Павлов и его последователи, яв­ляются условные рефлексы на время, которые постоянно вырабатыва­ются у человека.

Временные промежутки определяются ритмическими процессами, происходящими в организме человека. Восприятие длительности времени зависит от содержания деятель­ности человека. Время, заполненное интересными, значимыми дела­ми, течет быстро. Если же события неинтересные, малосуществен­ные, время тянется медленно.

На оценке времени сказывается также установка личности. Ожида­ние неприятных событий вызывает восприятие быстро текущего вре­мени. При ожидании приятного кажется, что желанное событие долго не наступает.

При воспоминании прошлого наблюдается иная оценка времени. Время, насыщенное в прошлом переживаниями, деятельностью, вспо­минается как более продолжительное, а длительные периоды жизни, наполненные малоинтересными и однообразными событиями, вспомина­ются как быстро прошедшие.

Особенности слухового восприятие.Слуховое восприятие очень важно для человека, поскольку естественная речь существует именно в звуковой форме. С помощью речевых звуков люди общаются между собой. Кроме того, большое значение человеческой культуре и в жизни каждого человека имеет музыка. С помощью слуха люди получают много другой информации природного и технического происхождения.

Динамика, протяженность во времени – специфический признак слухового образа, звука без длительности не существует. Поэтому слуховое восприятие сукцессивно, то есть развернуто во времени, последовательно.

Слуховой образ, формирующийся при восприятии звучания, включает в себя и собственно звук, и образ объекта – источника звука. Он не так конкретен, как зрительный образ. Звуковые волны содержат полную информацию о пространственном положении и звуковых свойствах объекта. Для естественных звуков источник и объект совпадают, но при звукозаписи они разделены Объект восприятия – звук (например, пение птицы), а источником может быть магнитофон. Но незнакомые звуки должны быть «опредмечены», чтобы с ними можно было иметь дело, т.е. чтобы можно было их понять, запомнить и для чего-либо использовать. Предметная отнесенность звука обеспечивает возможность адекватного представления об окружающей действительности и ориентацию в акустическом пространстве. По уровню искажения предметного содержания образа, возникающего при прослушивании записи, судят о ее качестве и степени искаженности.

У звукового образа, как и у всякого другого, 3 главных функции: когнитивная, коммуникативная и регулятивная.

Когнитивная, то есть познавательная функция состоит в сообщении той или иной информации. Природные звуки для человека, в основном, когнитивны«природа информирует, а не ведет беседы».

Коммуникативная функция звуков состоит в том, что с их помощью люди могут общаться друг с другом. Она особенно важна, так как звуковая речь для человека – основное средство общения. Речевой звук несет не только собственно словесный (вербальный) смысла, но и передает дополнительную информацию с помощью интонации, громкости и т.п.

Регуляторная функция состоит во влиянии звука на настроение, ритма движений и т.п.

Предметность и целостность слухового восприятия.Слуховой поток – последовательность звуков, воспринимаемая как целое, поскольку она имеет внутреннюю согласованность и неразрывность (мелодии, слова, знакомые природные или технические звуки и т.д.). На воспринимаемые характеристики каждого звука влияют предшествующие, совпадающие и последующие звуки. Слуховая система способна решать, какие звуки принадлежат одному источнику, а какие – разным, т.е. различать слуховые потоки. Для разделения звуковой последовательности на потоки требуется время, поскольку сначала все текущие звуки анализируются вместе, пока не наберется информация для альтернативного решения.

Для идентификации звука человек должен быть информирован о том, каким событиям соответствуют звуки. Для незнакомых звуков человек ищет аналоги для опредмечивания и наименования. Для естественных звуков человек ищет эталон-прототип. Адекватное опознание и воспоминание естественных звуков связано с воcстановлением зрительного образа источника и словесного аналога, который зависит от родного языка, так, например, утка говорит русскому «Кря-кря», а англичанину «Дак-дак»

Восприятие звука включает моторный компонент – «пропевание» или «повторение» звуков. При любом слуховом восприятии происходит микронапряжение мышц гортани и языка. Если эти напряжения затруднены, затрудняется и нарушается восприятие звуков.

Восприятие других модальностей.Тактильное восприятие (осязание) происходит при мягком контакте поверхности тела человека с внешними объектами. Максимальную тактильную чувствительность имеют подушечки пальцев и губы. Тактильно может восприниматься размер и форма предмета, а также температура и свойства поверхностей. Может выделяться фигура и фон, строится целостный образ объекта, подобно тому, как это происходит при зрительном восприятии. Тактильное восприятие происходит при активном ощупывании предмета или при «рисовании» заостренным движущимся предметом по поверхности кожи. При этом возможно узнавание весьма сложных конфигураций (букв, предметов и т.п.), если человеку были известны ранее их зрительные аналоги.

Зрение и тактильная чувствительность дают информацию о внешнем пространстве: зрение – в целом, тактильная – о конкретном предмете, вступившем в контакт. Есть перенос опыта между разными рецепторами – в детстве «глаз учится у руки», предметы, которые подробно изучаются сначала тактильно (на ощупь), опознается зрительно гораздо лучше.

Обоняние – восприятие запахов, происходит при контакте молекул вещества со слизистой носа. У человека развито относительно слабо. Каждый из различаемых запахов связывается с его источником, запахи даже не имеют собственных названий, а называются по источникам или вкусовым аналогам (лимонный, цветочный, горьковатый и т.п.). Запахи различаются также по силе. Поворачивая голову в сторону более сильного запаха, человек может определить направление на источник запаха, т.е. локализовать его в пространстве. Запаха не достаточно для построения строго определенного предметного образа, он скорее характеризует фон, но запах (в том числе слабый, сознательно почти не ощущаемый) оказывает большое влияние на эмоциональное состояние человека.

Восприятие сигналов от внутренних органов, интероцепция – в норме на сознательном уровне отсутствует, хотя поток этих сигналов весьма велик, поскольку он обеспечивает регуляцию работы жизненно важных частей организма. Эти сигналы переходят порог только при сбоях и затруднениях в работе органов, о состоянии которых они сигнализируют и субъективно оцениваются как неприятные или болевые. Их источник может быть довольно неопределенным, но всегда локализуется внутри тела человека. Интероцепция вызывает сильные, как правило, отрицательные эмоции и резко снижает чувствительность ко всем иным, особенно внешним, сигналам. Специальная концентрация внимания на интероцепции может обеспечить ее восприятие в норме, но при этом восприятие внешних сигналов неизбежно ослабеет.

Восприятие времени и ритма.Восприятие времени – отражение объективной длительности, скорости и последовательности явлений. В восприятии времени участвуют различные анализаторы, но главным образом кинестетический и слуховой. Восприятие текущего времени происходит благодаря тому, что в организме имеется множество ритмических процессов, своеобразные «биочасы». Их протекание может изменяться под влиянием некоторых химических веществ, а также режима освещения.

Восприятие ритма – восприятие серии сходных объектов как групп стимулов, построенных по одному образцу и повторяющихся в определенной последовательности. Восприятие ритма сопровождается двигательными реакциями, которые воспроизводят его в той или иной форме.

Ритм играет огромную роль в культуре, причем не только в музыке, но и в литературе и в изобразительном искусстве. Один из крупнейших российских антропологов, Я.Я.Рогинский обратил внимание на то, что ритмические рисунки встречаются на самых ранних предметах, изготовленных первобытными людьми. Он считал, что чувство ритма развито у людей больше, чем у каких-либо животных и играет большую роль в происхождении искусства.

Время – одна из основных категорий в физике, но специальные исследования показали, что психологическое время заметно отличается от физического и даже физиологического. Субъективное время дано человеку в переживании. При этом единицы отсчета собственного психологического времени задаются соотношение между воспринимаемыми событиями, а не ходом астрономического времени. Субъективное время протекает неравномерно, оно зависит от психологического состояния воспринимающегося субъекта. Интересная деятельность, наполненная важными и приятными событиями, хорошее настроение субъективно ускоряют время, скучная или бессмысленная, пустая деятельность, фрустрация (тревога, страх), подавленность субъективно замедляют течение времени. В воспоминаниях время течет быстрее, чем в реальной действительности.

Воспринимает окружающую действительность не тот или иной орган чувств, а человек определенного пола и возра­ста, со своими интересами, взглядами, направленностью личности, жизненным опытом и пр. Глаз, ухо, рука и дру­гие органы чувств лишь обеспечивают процесс восприя­тия. Поэтому восприятие зависит от психических особен­ностей личности.

Избирательность восприятия.Из огромного числа мно­гообразных воздействий мы с большой отчетливостью и осознанностью выделяем лишь некоторые. То, что нахо­дится в центре внимания человека при восприятии назы­вают объектом (предметом) восприятия, а все остальное —фоном. Иначе говоря, что-то для человека в данный мо­мент является основным в восприятии, а что-то второсте­пенным. Предмет и фон динамичны, они могут меняться мес­тами – то, что было объектом восприятия может стать на какое-то время фоном восприятия.

Обратите внимание на изображение (рис. 5а) полуот­вернувшейся молодой женщины. А можете заметить тут же старуху с большим носом и подбородком, спрятанным в воротник?

Свяжите в кубик грани 1, 2, 3, – получите шесть куби­ков, а возьмите грани 3, 4, 5 -кубиков станет семь (рис. 5б). Лестница Шредера даже не двойственное, а тройственное изображение. Если смотреть начиная от левого нижнего угла (рис. 5в), по диагонали вверх, видна лестница. Рас­сматривая от правого верхне­го угла по диагонали вниз, можно увидеть нависающий карниз. Если же пробегать гла­зами по диагонали слева на­право и обратно, можно об­наружить серую полоску бу­маги, согнутую гармошкой.

Апперцепция –это зависимость восприятия от общего содержания психической жизни человека, его опыта и знаний, интересов, чувств и определенного отношения к предмету восприятия. Известно, что восприятие картины, мелодии, книги у разных людей отличается своеобразием. Иногда человек воспринимает не то, что есть, а то, что ему хочется. Все виды восприятия осуществляются конк­ретным, живым человеком. Воспринимая предметы, чело­век выражает определенное отношение к ним.

Так, младшие школьники лучше замечают ярко-окрашен­ные предметы, подвижные предметы на фоне неподвижных. Они полнее и лучше воспринимают рисунок, который учи­тель выполняет при них на доске, чем тот рисунок, показы­ваемый уже в готовом виде. Все, что включено в трудовую учебную, игровую деятельность самого ребенка и тем самым вызывает его активность и повышенный интерес, восприни­мается более полно. Разнообразные практические занятия и упражнения ведут к более глубокому восприятию, а следо­вательно, к познанию предметов и явлений.

Иллюзии восприятия.Иногда наши органы чувств подводят нас, как бы обманывают. Такие «обманы» органов чувств назы­вают иллюзиями. Поэтому фокусника, секрет работы ко­торого состоит не только в ловкости рук, но ив умении «обмануть» зрение зрителей, называют иллюзионистом.

Зрение поддается иллюзиям больше, чем другие органы чувств. Это нашло отражение и в разговорной речи и в посло­вицах: «не верь глазам своим», «обман зрения».

На рис. 6 показаны некото­рые зрительные иллюзии. Се­рые прямоугольники одной и той же светлоты кажутся раз­ными на черном и белом фоне: на черном фоне – светлее, чем на белом.

ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА И ФЕНОМЕНЫ ВОСПРИЯТИЯ — Студопедия

ВОСПРИЯТИЕ – активный психический процесс целостного отражения предметов и явлений окружающего мира в коре головного мозга человека при непосредственном воздействии раздражителей на органы чувств.

СВОЙСТВА ВОСПРИЯТИЯ.

1. Предметность. Связана с актом объективации (знания получаемые нами из окружающего мира мы относим к этому миру). Без такого смысла восприятие не может выполнять свою ориентирующую и регулирующую функцию в практической деятельности человека.

Предметность не есть врожденное свойство. Существует определенная система действий, которая обеспечивает человеку предметную действительность мира. Решающую роль здесь играет осязание и движение (Сеченов). Предметность формируется на основе процессов, обеспечивающих контакт с самими этими предметами. Без участия осязания и движений (действий) наше восприятие было бы беспредметным (зрительное ощущение само по себе не обеспечивает предметности).

Предметность, как качество восприятия играет особую роль в регуляции поведения (кирпич и взрывчатка: форма одинаковая, свойства разные).

2. Целостность. В отличие от ощущения, отражающего отдельные свойства предмета, воздействующие в данный момент на органы чувств, восприятие есть целостный образ, складывающийся на основе обобщенных знаний об отдельных свойствах и качествах предмета, получаемых и в виде отдельных ощущений.

Целостный образ появляется на основе анализа и синтеза отдельных свойств.


Целостность – центральное свойство восприятия.

3. Структурность. Восприятие в значительной мере не отвечает нашим мгновенным ощущениям и их сумме. Мы воспринимаем абстрагированную от этих ощущений, обобщенную структуру предмета или явления, которая формируется в течение некоторого времени.

4. Константность (неизменность). В виду множества степеней свободы положения окружающих нас объектов и бесконечного многообразия условий их появления эти объекты непрерывно изменяют свой облик. Однако, благодаря свойству константности, состоящему в способности перцептивной системы компенсировать эти изменения, мы воспринимаем предметы окружающего мира неизменными по форме, величине, цвету. (Например: известно, что изображение предмета, в том числе и изображение на сетчатке глаза, увеличивается когда расстояние до предмета сокращается). Константность не врожденное свойство, а приобретенное на основе взаимодействия с окружающим миром.


Свойство константности обеспечивается корой головного мозга.

Свойство константности объясняется тем, что восприятие представляет собой саморегулирующееся действие, обладающее механизмом обратной связи, подстраивающееся к особенностям воспринимаемого объекта и условиям его существования, формирующееся в процессе чувственной деятельности.

Свойство константности обеспечивает относительную стабильность окружающего мира, отражая и единство предметов и условия его существования.

5. Осмысленность. Хотя восприятие возникает при непосредственном воздействии предметного мира на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное смысловое значение. Восприятие у человека тесно связано с мышлением. Сознательно воспринять предмет — это значит мысленно назвать его — отнести воспринимаемый предмет к определенной группе предметов и обобщить их в слове. Даже при виде незнакомого предмета мы пытаемся уловить в нем сходство со знакомыми нам объектами (двусмысленные рисунки).

6. Активность. Восприятие — активный процесс, в ходе которого человек производит много различных перцептивных действий для формирования адекватного образа предмета. Свойство активности состоит в участии эффекторных компонентов анализаторов в процессе восприятия.

7. Апперцепция. Восприятие зависит не только от специфики действующего на нас раздражителя, но и от самого воспринимающего субъекта (воспринимает не глаз, а сам человек). Поэтому в восприятии сказывают особенности личности воспринимающего по отношению к воспринимаемому. Зависимость восприятия от содержания психической жизни человека, от особенностей его личности и прошлого опыта называется апперцепцией. При восприятии предмета всегда активизируются следы прошлых восприятий. Поэтому один и тот же предмет может по-разному восприниматься разными людьми.

Восприятие зависит и определяется поставленной перед человеком задачей и мотивом его деятельности. Существенным фактором восприятия является установка.

8. Историчность (социальная обусловленность). Как сознательный процесс восприятие включено в процесс исторического развития. Восприятие у человека не есть только сенсорный акт, обусловленный лишь физической природой рецепторов. Восприятие есть только относительно непосредственный акт познания. Восприятие действительности на ранней ступени развития человечества появляется на основе опосредования его всей прошлой общественной практикой.

9. Обобщенность. Процесс всякого восприятия состоит в чрезвычайно быстрой смене ряда моментов или ступеней, при чем каждая последующая ступень представляет психическое состояние менее конкретно, более обобщенно, но более четко и дифференцированно. На основе выделенных ранее признаков мы воспринимаем обобщенное представление предмета.

Свойство обобщенности и свойство осмысленности тесно связаны.

10. Избирательность (селективность). Это свойство определяется потребностной сферой человека и теми доминирующими в момент акта восприятия потребностями.

11. Изменчивость. Характеризует вариативность восприятия, в зависимости от изменений условий окружающей среды, образа жизни, содержания психического мира человека.

Роль собственной активности субъекта в развитии восприятия. Формирующие эксперименты

Основные методологические принципы системно-деятельност-ного подхода были изложены в предыдущей главе. В настоящем разделе мы рассмотрим конкретные эмпирические исследования, выполненные в рамках приложения идей деятельностного подхо­да к восприятию. Отличительная особенность данного исследова­тельского подхода состоит в том, что деятельность испытуемого направляется экспериментатором на формирование или развитие ощущений и восприятий.

Эксперименты по формированию сенсорной чувствительности.Начнем с классического исследования А.Н.Леонтьева, направ­ленного на формирование неспецифической чувствительности кожи руки к световому раздражителю [70].

Испытуемому через систему фильтров, ограничивающих его от воз­действия теплового излучения, подавался на ладонь интенсивный поток света (рис. 130). В первой серии опытов, проводившихся по классической схеме образования условно-рефлекторной реакции, ладонь испытуемого стимулировалась светом (об это он не знал), после чего давался элект­рокожный раздражитель, рефлекторно вызывавший поднятие руки с по­верхности стола. Результат был отрицательным — даже после 350—400 соче­таний «свет —ток» условный рефлекс у испытуемых не образовался.

В последующих сериях условия эксперимента изменились в направле­нии активного включения испытуемого в ситуацию обнаружения свето­вого сигнала. Перед ним ставилась особая задача — предвосхищать не­приятный удар электрического тока, ориентируясь на некий предупреж­дающий стимул, который следовало обнаружить. В случае ложной трево­ги испытуемый получал световой сигнал об ошибке, вновь клал руку на стол, ему опять давалось такое же световое предупреждение, и он полу­чал удар током. Новая ситуация эксперимента способствовала формиро­ванию особой мотивации, вызывающей активную ориентировку по по­воду обнаружения предупреждающего светового сигнала. О том, что све­товой раздражитель, подаваемый ему на ладонь, выполняет ориентиро­вочную функцию, испытуемые не знали.

Оригинальный результат этого эксперимента состоял в том, что все 16 человек обнаружили способность обнаруживать световое воздействие,



Верхняя крышка стола

Ключ испытуемого

 

Рис. 130. Схема экспериментальной установки А. Н.Леонтьева [70]

избегая, таким образом, удара тока. При этом они сообщали о появле­нии неспецифических осязательных феноменов на коже ладони, говоря, что они чувствуют слабое воздействие «как ветерок», похожее на «струе-ние в ладони» или «небольшое дрожание», что-то «вроде волны». Эф­фект был весьма выражен: в отдельных случаях число ошибок снижалось до 4-10%.



Таким образом, было показано, что, во-первых, возможно направленное экспериментальное формирование нового вида чув­ствительности, и, во-вторых, установлено, что эта чувствитель­ность формируется в ситуации активного включения испытуемо­го в ориентировочно-исследовательскую деятельность, когда дей­ствие этого неспецифического для кожи руки раздражителя при­обрело опосредованный, сигнальный характер.

Близкие по замыслу эксперименты проводил известный оте­чественный психофизик К.В.Бардин со своими учениками Н.П.Цзеном и Т. П.Войтенко [11].

В ситуации простого различения по громкости двух тональных сигна­лов испытуемые достигали предела сенсорной тренировки и выходили на так называемый асимптотический (предельный) для каждого из них уровень различения. После этого экспериментатор начинал спрашивать у них о тех дополнительных признаках, которые помогают им решать эту пороговую сенсорную задачу, и специально обращать на них свое вни­мание. Оказалось, что дополнительная сенсорная информация могла со­провождать простое различение громкости тональных сигналов. При по­вышенном внимании к сравниваемым стимулам у испытуемых появля-

лись неспецифические для слуха ощущения шероховатости, упругости, протяженности и другие качества незвуковой природы — простой то­нальный сигнал воспринимался более многомерно. Появление таких до­полнительных сенсорных признаков сопровождалось почти двукратным повышением сенсорной чувствительности.

Таким образом, дополнительная познавательная активность испытуемых приводила к появлению новых средств решения по­роговой сенсорной задачи и способствовала развитию их сенсор­ных способностей. К.В.Бардин сделал вывод о том, что развитие слуховой чувствительности человека делает пространство воспри­нимаемых им звуков более многомерным, полимодальным, на­полненным другими сенсорными качествами. По-видимому, эти новые качества служат тем дополнительным средством, которое помогает испытуемому решать весьма трудную сенсорную задачу порогового различения.



Хорошей практической иллюстрацией приведенного выше ис­следования служат описания ощущений дегустаторов парфюмер­ной и пищевой промышленности или экспертов в области оцен­ки качества звучания электроакустической аппаратуры, которые дают субъективные оценки тестируемым продуктам. Это может быть «густой, глубокий» вкус, «легкий и прохладный» запах или «про­зрачный, чистый или упругий» звук. По-видимому, высокая или даже экстраординарная сенсорная чувствительность у таких лю­дей обусловлена реальной многомерностью возникающих у них чувственных переживаний.

Наш собственный опыт проведения исследований с лицами, обладающими экстрасенсорными способностями, показывает, что их необычные ощущения носят выраженный полимодальный ха­рактер, а у ряда так называемых сенситивов их сверхчувственные способности появились в ходе целенаправленного и специально организованного обучения. Их описания собственного чувствен­ного опыта были очень похожи на аналогичные описания испы­туемых А. Н.Леонтьева и К. В. Бардина. По-видимому, у этих лю­дей в структуре чувственного образа также появился ряд допол­нительных сенсорных признаков, которые приобрели сигнальный характер и предметную отнесенность к невидимой, но восприни­маемой реальности.

Роль двигательной активности в развитии восприятия.Значение двигательной активности наблюдателя при построении зритель­ного образа было подробно описано выше при рассмотрении во­просов восприятия пространства, движения, константности вос­приятия. Речь идет не только о движении глаз, которые, как по­казали исследования А.Л.Ярбуса, Ю. Б. Гиппенрейтер, В.П.Зин-ченко, по аналогии с осязанием как бы ощупывают предмет [35; 53; 123]. Как подчеркивал Дж. Гибсон, «глаз является только час-

тью парного органа, одним из двух подвижных глаз, расположен­ных на голове, которая может поворачиваться, оставаясь состав­ной частью тела, которое в свою очередь может перемещаться с места на место» [34, 92]. Именно иерархию этих органов, движе­ние которых направляется познавательной активностью субъекта, классики называли функциональным органом (А. А.Ухтомский), вос­принимающей системой (Дж. Гибсон), воспринимающей функциональ­ной системой (А.Н.Леонтьев). Н.А.Бернштейн, один из создате­лей отечественной физиологии активности, особо подчеркивал роль двигательной активности в развитии восприятия: «В ходе он­тогенеза каждое столкновение отдельной особи с окружающим миром, ставящее перед особью требующую решения двигатель­ную задачу, содействует… выработке в ее нервной системе все более верного и точного объективного отражения внешнего мира как в восприятии и осмыслении побуждающей к действию ситуа­ции, так и в проектировке и контроле реализации действия, адек­ватного этой ситуации» [16, 31—32].

Роль активных ощупывающих движений в гаптическом восприя­тии так же очевидна и хорошо исследована [3; 24]. Тактильное восприятие формы невидимого предмета в принципе представля­ет собой процесс непрерывного движения ощупывающей руки по его поверхности и уподобления характера этих движений форме воспринимаемого предмета.

Несмотря на очевидность роли движений в зрительном и так­тильном восприятии следует особо подчеркнуть, что моторный компонент перцептивного процесса не является просто каким-то параллельным процессом движения органов чувств или частей тела человека, он является непременным условием формирования и функционирования зрительного образа. Для более острой фикса­ции этой принципиальной проблемы вслед за А.Н.Леонтьевым подчеркнем: как психические явления ощущения и восприятия при отсутствии движений невозможны [70].

Доказывая универсальность данного принципа, А.Н.Леонтьев совместно со своими учениками Ю.Б.Гиппенрейтер и О.В.Ов­чинниковой провел оригинальное экспериментальное исследова­ние роли моторного компонента в формировании звуковысотно-го слуха, которое привело к формулировке очень важной для по­нимания базовых механизмов восприятия гипотезы уподобления: процесс восприятия есть процесс уподобления динамики самого процесса свойствам внешнего раздражителя [68]. Уподобление вы­ражено в форме реального движения, являющегося неотъемле­мой частью перцептивного процесса.

Исследования начались с наблюдения за вьетнамскими студентами, обучавшимися на факультете психологии МГУ им. М. В.Ломоносова. Среди них не было никого, кого можно было назвать «музыкально глухим», т.е.

обладавшим низкой звуковысотной различительной чувствительностью, тогда как среди европейцев «музыкальная глухота» — это обычное явле­ние. Дело в том, что вьетнамский язык относится к группе так называе­мых тональных языков, где смысловая структура речи передается тонки­ми различиями частоты основного тона речи. Иначе говоря, вьетнамцы могут отлично интонировать. Таким образом, появилась идея о том, что в такой «немоторной» модальности, как слух, функция двигательного ком­понента перцептивного процесса выполняется голосовым аппаратом.

Были проведены опыты по формированию чувствительности к раз­личению высоты основного тона гласных звуков («о»,«и», «э»). Эти звуки записывались на магнитофон при различной частоте их пропевания про­фессиональным певцом. В качестве испытуемых в опытах приняли учас­тие звуковысотно глухие испытуемые1, т.е. те, кто очень плохо различал различия использованных звуков по высоте.

В первой серии опытов производилось измерение разностной звуко­высотной чувствительности. Далее испытуемых обучали правильному интонированию, добиваясь правильного пропевания каждого звука. Ис­пытуемый должен был подстраивать свой голос под заданную высоту, получая на специальном индикаторе информацию о соответствии высо­ты своего голоса и голоса эталонного звука, пропеваемого певцом.

Тренировки проходили в течение 10—15 дней, всего около 30 мин чистого времени. Во второй серии были вновь измерены пороги звуко­высотной чувствительности. Обнаружено значительное снижение поро­гов, т.е. испытуемые стали очень тонко воспринимать тональные разли­чия между гласными звуками. Фактически звуковысотная глухота была ликвидирована с помощью развития моторного звена перцептивной функции: практика интонирования была использована как средство упо­добления движений голосового аппарата динамике звука.

Дальнейшее экспериментальное исследование было направлено на выяснение того, как устроено это моторное звено восприятия, т.е. ка­ким образом может осуществляться процесс уподобления в формирую­щейся перцептивной функциональной системе. Идея заключалась в том, чтобы вообще убрать ухо из этой функциональной системы как чувстви­тельный к звуку аппарат. Ухо заменили поверхностью кожи руки, к ко­торой прислонили электромагнитный вибратор2, передающий на палец тот же диапазон колебаний, но уже не звуковых, а тактильных. Таким образом, слух был заменен механической вибрационной чувствительно­стью.

Как и в предыдущих опытах у испытуемых измеряли разностную виб­ротактильную чувствительность, а затем учили интонированию, пропе-вая гласные. Результат был аналогичным: происходило повышение чув­ствительности к изменению частоты вибрации. Таким образом, была по­строена новая функциональная система, где было заменено сенсорное

1 Они, например, при любой высоте основного тона гласного звука оценива­
ли звук «у» как более низкий, чем «и», хотя реальная высота первого звука была
выше, чем второго.

2 Вибратор работал так тихо, что испытуемые не могли слышать генерируе­
мые им звуки, а ощущали только вибрацию.

звено (звуковые рецепторы сменили на осязательные), а моторное оста­лось прежним.

В третьей серии исследований продолжили трансформацию функцио­нальной перцептивной системы: слуховое звено оставили, но изменили ее моторный компонент. Моторику голосового аппарата заменили на моторику руки: испытуемый не пропевал гласные, а, слушая тестовую запись, нажимал на датчик давления, который линейно преобразовы­вал давление в высоту звука, отображаемую все тем же индикатором обратной связи (т.е. чем выше слышимый звук, тем сильнее следует на­жимать на пластинку тензодатчика). Таким образом, было создано новое моторное звено: движение руки уподоблялось изменению высоты звука. Результат оставался прежним — чувствительность у звуковысотно глухих испытуемых повышалась. Причем это было повышение не на 5—10%, граничащее с уровнем статистической достоверности, а у разных испы­туемых разное — 50, 100, 150, 200%.

Эти блестящие результаты показывают, что развитие восприя­тия зависит от включения в него моторного звена, которое в си­туации уже сформированной функциональной системы скрыто от непосредственного наблюдения, процесс уподобления свернут, интериоризован. И только в специально организованном форми­рующем эксперименте, моделирующем процесс индивидуально­го развития восприятия, мы можем увидеть включение всех зве­ньев этой сложной системы.

К сожалению, практические приложения гипотезы уподобле­ния до сих пор не получили своего развития в конкретных тре-нинговых методиках по развитию сенсорных и перцептивных спо­собностей человека.

Интересные экспериментальные результаты, на наш взгляд, хорошо объясняемые гипотезой уподобления, были получены на­шими коллегами-психофизиками М. Павловой и А. Соколовым при исследовании чувствительности к биологическому движению у детей, страдающих детским церебральным параличом [194]. Авто­ры исследовали пороги восприятия движения — симуляция дви­жения контуров человека с помощью светящихся точек, у здоро­вых детей и детей с ДЦП. У детей с ДЦП сенсорная чувствитель­ность была существенно ниже. Однако после комплексной тера­пии, когда качество движений ребенка было значительно восста­новлено, наблюдался и рост сенсорной чувствительности к био­логическому движению. Таким образом, по-видимому, при нор­мальном моторном развитии ребенка формируются двигательные схемы, которым уподобляются видимые на экране монитора дви­жения модели шагающего человека.

В контексте обсуждаемой проблемы о принципиальной роли двигательной активности в развитии восприятия еще раз обра­тимся к описанным выше опытам Р.Хелда и А.Хейна с котятами: нормальное зрительное восприятие сформировалось только у дви-

гавшегося на свету котенка, другой так и остался слепым. По-видимому, даже при возможности движения глазами и головой у котенка, сидевшего в корзине, не сформировалась некоторая ба­зовая схема отображения тех изменений окружающего простран­ства, которые происходят при его перемещении, в динамике соб­ственных движений. Можно предположить, что такая схема необ­ходима для весьма грубого уподобления оптических трансформа­ций проксимального стимула, возникающих при перемещении собственного тела в пространстве, его движениям. Но даже этого грубого уподобления как раз и не произошло.

В определенной степени предельный случай, доказывающий крайнюю необходимость движения глаз для нормального функ­ционирования зрительного восприятия, представляет собой ис­кусственный лабораторный феномен, называемый стабилизиро­ванным изображением на сетчатке. Этот экспериментальный при­ем состоит в том, что с помощью специальной присоски или контактной линзы, прикрепляемых к роговице глаза, на сетчатку от миниатюрного индикатора подается определенное тестовое изображение (рис. 131). Поскольку эта оптическая система совер-

11©

Рис. 131. Электронно-оптическая система для создания стабилизирован­ных изображений на сетчатке. Миниатюрный проекционный аппарат укреплен на контактной линзе:

1 — объект; 2 — лампочка; 3 — шаровой шарнир; 4 — линза; 5 — контакт­ная линза; масса всей системы — 0,25 г [91]

шает движения вместе с глазом, то проекция тестового объекта неподвижна относительно сетчатки. Более современные техниче­ские средства позволяют стабилизировать изображение с помо­щью специальной видеокамеры, отслеживающей движения глаза и телевизионного монитора, изображение на котором смещается в соответствии с декодированными сигналами, поступающими от видеокамеры.

Многочисленные исследования показали, что через 1 — 3 с об­раз проецируемого изображения начинает постепенно, по частям угасать, исчезать, и испытуемый видит неструктурированное се­рое поле, а чуть позже становится совершенно черным [53; 91; 123]. Результаты экспериментов установили, что такая простая фигура, как линия, быстро исчезает, а потом может опять появ­ляться, тогда как сложное изображение полностью или частично воспринимается намного дольше. Испытуемые сообщают, что они научаются смотреть на объект, не двигая глазами, а перемещая по нему свое внимание с одной точки на другую, т.е. выполняя внут­реннюю осмысленную деятельность по сканированию сложного объекта. Так, данные Р. Притчарда показали, что одиночная ли­ния видится испытуемым только в течение 10% времени ее экс­позиции, а сложный объект (рисунок профиля женской головы или слово, из которого можно составлять новые слова) может полностью или частично сохраняться до 80% всего времени [91]. Аналогичные результаты были получены в экспериментах В.П.Зин-ченко и Н.Ю. Вергилеса [53].

Таким образом, опыты со стабилизированным изображением на сетчатке подтверждают тезис о том, что без естественных дви­жений глаз нормальное построение нормального зрительного об­раза невозможно. В случае внутреннего сканирования стабилизи­рованного изображения направленным вниманием испытуемого это изображение, по-видимому, уподобляется движению этого «луча» внимания.

Формирование перцептивных действий.Значительный вклад в изучение онтогенеза восприятия внесли фундаментальные иссле­дования выдающегося отечественного психолога Александра Вла­димировича Запорожца(1905 —1981)1 и его учеников [47; 48]. Ос­новной тезис А. В. Запорожца, подтвержденный его многочислен­ными экспериментальными и теоретическими исследованиями, можно кратко выразить словами самого автора: «Восприятие, ори­ентируя практическую деятельность субъекта, вместе с тем зави­сит в своем развитии от условий и характера этой деятельности» [47, 112]. Из этого следует, что при изучении генеза, структуры и

1 А.В.Запорожец — один из учеников Л.С.Выготского, друг и ближайший соратник А.Н.Леонтьева, один из основателей деятельностного подхода в пси­хологии.

функций восприятия принципиальное значение приобретает изу­чение особенностей практической деятельности субъекта воспри­ятия.

Основной теоретический вклад Запорожца и его школы в ис­следование генеза восприятия заключается в том, что восприятие понимается как интериоризированное перцептивное действие, уподобляющееся свойствам воспринимаемого предмета. Перцеп­тивное действие — это не просто красивая метафора, по своему генезу и структуре оно соответствует действию практическому, а по форме — это внутреннее, свернутое, интериоризованное дей­ствие.

Развитие восприятия ребенка происходит в тесной зависимо­сти от условий его жизни и обучения. Специфика сенсорно-пер­цептивного развития ребенка имеет специфические человеческие черты, или, по Л.С.Выготскому, культурно-исторический харак­тер. А. В. Запорожец подчеркивал, что сенсорное обучение ребен­ка опосредствовано усвоением им выработанной обществом сис­темы сенсорных эталонов: шкала музыкальных звуков, частотная структура фонем речевых звуков, система геометрических фигур, цветов, определенные стандарты вкусовых ощущений и т.д. В про­цессе индивидуального развития ребенок с помощью взрослого усваивает сенсорные эталоны — этот общественный сенсорный опыт и использует их для обследования воспринимаемого объек­та, таким образом, вычленяя и анализируя его свойства, обозна­чая их с помощью этих эталонов. «Такого рода эталоны становятся оперативными единицами восприятия, опосредуя действия ре­бенка, подобно тому, как его практическая деятельность опосре­дуется орудием, а мыслительная — словом» [47, 113].

Эмпирические исследования А. В. Запорожца и его учеников в области развития восприятия представлены двумя направления­ми—в плане онтогенетического развития ребенка и в плане функ­ционального развития восприятия (т.е. в процессе формирования перцептивных действий в ходе обучения).

Исследования онтогенеза восприятия обнаружили сложные и изменяющиеся отношения между восприятием и действием ребенка [47]. Н.М.Щеловановым, М.И.Лисиной, Л.А.Венге-ром было показано, что в первые месяцы жизни развитие сен­сорики опережает развитие движений. Движения на этой ста­дии выполняют ориентировочно-установочную функцию, т. е. ори­ентируют рецепторный аппарат по отношению к воспринимае­мому объекту.

К 3 — 4 мес у ребенка формируются простейшие практические действия с предметами. Сенсорные и перцептивные функции вклю­чены в выполнение этих практических действий — они постепен­но приобретают характер ориентировочно-исследовательских пер­цептивных действий. Развитие хватательных движений оказывает

существенное влияние на восприятие глубины, величины и фор­мы предмета. Ребенок выделяет только те свойства предметов, которые непосредственно с ним связаны, т.е. на что обращается его внимание, на что наталкиваются его действия.

Начиная со второго года жизни под влиянием взрослых ребе­нок начинает овладевать простейшими орудийными действиями, что ведет за собой соответствующие изменения восприятия. Появ­ляется перцептивное предвосхищение, оценка межпредметных отношений в пространстве, например: можно ли протащить дан­ный предмет через определенное отверстие, можно ли сдвинуть один предмет относительно другого. Образы восприятия приобре­тают предметную отнесенность, т. е. восприятие становится более целостным, структурным.

В период 3 — 7 лет развитая предметная деятельность ставит пе­ред ребенком соответствующие задачи. Исследование конструк­тивной игровой деятельности ребенка (А. Р. Лурия, Н. Н. Подъяков, 3. М. Богуславская и др.) показали, что у детей складываются пер­цептивные способности, позволяющие им выделять отдельные части предмета, а затем объединять их в одно целое, причем де­лать это в образном плане еще до того, как будет осуществляться практическое действие. Такого рода перцептивные действия пред­восхищают действия практические, моделируют их.

Цикл исследований, проводившихся под руководством А. В. За­порожца был посвящен проблеме формирования перцептивных действий в процессе сенсорного обучения.

Например, в опытах Л. А. Венгера перед детьми ставилась игровая за­дача протолкнуть предмет через отверстие определенной формы и раз­мера. На первом этапе формирования этого нового для ребенка перцептив­ного действия поставленная задача решается в практическом плане — с помощью практических проб, носящих внешне выраженный и развер­нутый характер, необходимые исправления, прикидочные движения осуществляются в процессе выполнения задачи. Внешнее ориентировоч­ное действие по обследованию свойств предмета имеет большое значе­ние для последующего формирования действия перцептивного.

Проведенные опыты показали, что сенсорное обучение особенно эффективно в тех случаях, когда на начальных этапах сами действия и необходимые сенсорные эталоны (полоски цветной бумаги или фигур­ки различной формы) представлены ребенку в своей внешней, мате­риальной форме. Фактически на данной стадии начинает складываться внешняя, материальная модель будущего идеального, перцептивного действия.

На втором этапе под влиянием опыта практической деятельности начинают складываться собственно перцептивные действия, осуществ­ляемые с помощью развернутых ориентировочно-исследовательских дви­жений руки и глаза, моделирующих свойства воспринимаемого предме­та. На этом этапе происходит выраженное предварительное обследова-

ние ситуации с помощью внешних движений взора или ощупывающих движений руки. Например, в отмеченных выше опытах Л. А. Венгера, дети научившись просовывать разные предметы через отверстия различной формы, до выполнения самого действия начинают соотносить их форму и размер, переводя несколько раз взор с предмета на отверстие, и толь­ко после такой предварительной зрительной ориентировки уже безоши­бочно решают задачу. В опытах О. В. Овчинниковой дети, научившись про­ходить лабиринт, прослеживали глазами путь в новом лабиринте или даже ощупывали его, чтобы избежать тупиков и перегородок.

На третьем этапе перцептивные действия свертываются по времени их протекания в результате сокращения их моторного звена, которое внешне уже никак не проявляется. Восприятие приобретает внутренний, идеальный характер, выглядит внешне как пассивный и автоматический процесс. Фактически, как отмечал А. В. Запорожец, «внешнее ориенти­ровочно-исследовательское действие превращается в действие идеаль­ное, в движение внимания по полю восприятия» [47, 118].

Подводя итоги рассмотрения идей А. Н.Леонтьева и А. В. Запо­рожца, отметим, что их подход к восприятию как действию, ана­логичному по происхождению и структуре действию практиче­скому, открывает перед исследователями новые задачи. Этот под­ход позволяет расширить проблемы изучения восприятия как по­знавательного процесса до исследования познавательной деятель­ности субъекта познания в целом: влияние его установок и мо-тивационно-потребностной сферы на развитие и функциониро­вание перцептивных процессов.

Развитие восприятия у слепоглухонемых детей.Несомненным достижением отечественной специальной психологии и педаго­гики являются результаты работы по развитию предметного вос­приятия у слепоглухонемых детей. Как показали многолетние ис­следования и практическая работа А. Г. Соколянского и А. //. Меще­рякова, у таких детей формируется адекватный и достаточно бога­тый образ мира, позволяющий им общаться с другими людьми и вести активную жизнь [81; 98].

Слепоглухонемота может наступать при полном, а также час­тичном нарушении зрения и слуха, что препятствует развитию речи и реализации привычных способов общения. Без специаль­ного обучения у такого ребенка происходит прогрессирующая за­держка психического развития и фактически не формируются навыки человеческого поведения.

Основная направленность специально организованного обуче­ния состоит в развитии постоянно усложняющихся форм обще­ния слепоглухонемого ребенка и формировании образов окружа­ющих его предметов на основе других сенсорные модальностей. Общение начинается с использования простейших жестов, обо­значающих определенные предметы и формы действия с ними. Впоследствии жесты как средство общения со взрослым и обо-

значения окружающих ребенка предметов заменяются словами, которые сообщаются ему в тактильной, или, точнее, в дактыль-ной\ форме. В ходе обучения дети научаются пользоваться и обыч­ной звуковой речью.

Для успешного психического развития и обучения слепоглухо­немого ребенка чрезвычайно важно формирование у него пред­метного восприятия. Как отмечал А.И.Мещеряков, «начало ори­ентировки в пространстве и формирование предметного восприя­тия происходят при обучении слепоглухонемого навыкам самооб­служивания…», чтобы он на практике почувствовал «твердость металлической спинки кровати, мягкость подушки и тепло одея­ла» [81, 146\. Пространственные представления ребенка постепен­но усложняются в соответствии с усложнением его практических действий: от окрестностей его кровати до комнаты, а затем этажа интерната, всего здания и двора.

А.И.Мещеряков подчеркивал, что на начальном этапе станов­ления пространственного образа мира ребенка для него очень важна константность положения окружающих его вещей, иначе он не сможет найти и узнать конкретный предмет, не научится преодо­левать боязнь столкновения с предметами. Постоянство простран­ственного положения вещей, а следовательно, относительное постоянство их свойств, является залогом успешности его ориен­тировки в предметном мире, и на этой основе — развития пред­метного восприятия ребенка.

Ведущими анализаторными поверхностями для слепоглухоне­мого ребенка являются: лицо, воспринимающее движение воздуха и его температуру; ноги, постоянно контактирующие с полом, почвой, дорогой, ощущая ее неровности и вибрацию; руки, ко­торые с помощью палки получают информацию о находящихся впереди предметах и неровностях дороги. Запахи сигнализируют о наличии определенных предметов и изменении обстановки.

Поначалу ориентировка в окружающем мире заключается в знакомстве ребенка с предметами, находящимися на его пути с помощью их ощупывания руками, касания ногами и палкой. На этой сенсорной основе строится система важных предметных свойств. Например, по структуре дорожного покрытия, его на­клону ребенок ориентируется, в какой части пространства двора он находится. Обучение способам ориентировки в мире «начина­ется прежде всего с формирования образа окружающих предме­тов, и уже потом находится оптимальная система их сигнализа­ции» [там же]. Образ восприятия становится средством, обеспечи­вающим чувство реальности внешнего мира, его объективного противостояния ребенку.

1 Дактильная речь (от греч. с1ак(у1о5 — палец + 1о§оз — слово, речь) заменяет речь звучащую, ее знаки-буквы изображаются комбинацией положения пальцев одной или двух рук.

Важным средством формирования чувства уверенности ребен­ка в процессе его движения является палочка, ощупывающая про­странство, или коляска, которую дети возят перед собой и кото­рая предохраняет их от неожиданного столкновения.

Несмотря на то, что ведущий анализатор для ребенка — так­тильно-двигательный, тем не менее дистантные сигналы — виб­рационные и обонятельные — также воспринимаются и также фор­мируют полимодальный предметный образ. Как особо подчерки­вал А.И.Мещеряков, именно включение дистанционных ощуще­ний в структуру образа делают мир слепоглухонемого реально су­ществующим даже при отсутствии непосредственного тактильно­го контакта с предметом. Это основа базового чувства констант­ности окружающего мира.

Важное значение для формирования предметности восприя­тия — это обеспечение вариативности сенсорного наполнения образа. Вариативности во времени и вариативности межмодаль­ной.

Для человека с нормальными органами чувств эту функцию обеспечивает двигательная активность и зрительно-моторные координации, у слепоглухонемого человека эта возможность ог­раничена движениями руки и тела. Но это разнообразие обес­печивается множественностью способов использования пред­метов, расширением его функций в деятельности ребенка, его познавательной активностью. Кроме того, сенсорная вариатив­ность, имеющая тактильную основу, связана с тем, что ребе­нок активно обследует незнакомый предмет ногой, ощупывает его правой и левой руками, губами, языком. А.И.Мещеряков писал, что в определенной степени можно говорить об относи­тельной независимости образа восприятия от характера его сен­сорной основы: восприняв форму предмета губами или левой рукой, ребенок одинаково хорошо воспроизводит его, вылепив из пластилина. Эту же мысль высказывал и С.Л.Рубинштейн в одной из работ, посвященных психологии слепоглухонемых, он подчеркивал, что любой образ является не просто зритель­ным, слуховым или осязательным, а прежде всего образом пред­мета или явления, имеющего конкретное значение, что и дела­ет все его характерные сенсорные признаки семантически еди­ными.

На примере такого развернутого во времени, трудного и внеш­не организованного педагогом процесса формирования предмет­ного восприятия отчетливо видно, что динамика построения ин­дивидуального чувственного опыта — это процесс активной ори­ентировки, выделения существенных признаков предмета, их обоб­щения, процесс опосредованный активным общением со взрос­лым и непосредственным деятельным контактом с самими пред­метами.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Сформулируйте суть влияния традиций эмпиризма и нативизма в психологии восприятия.

2. Какие имеются эмпирические доказательства роли врожденных механизмов и приобретенного опыта в развитии восприятия?

3. Опишите основные результаты исследований с использованием методики «зрительного обрыва».

4. Каково значение исследований А.Н.Леонтьева по формированию цветовой чувствительности?

5. Дайте характеристику понятиям «функциональный орган» и «вос­принимающая функциональная система». Каково общепсихологическое значение этих понятий?

6. Кратко опишите этапы формирования перцептивных действий.

7. Приведите примеры сенсорных эталонов.

8. Какие основные задачи решают педагоги и психологи при воспита­нии слепоглухонемых детей?

Темы дляэссе и рефератов

Основные подходы к эмпирическому исследованию проблемы разви­тия ощущений и восприятий.

Что видят люди после удаления катаракты?

Эмпирические исследования перцептивного развития у животных в условиях сенсорной изоляции и депривации.

Исследования развития восприятия у новорожденных и младенцев.

Развитие сенсорных процессов в школе А.Н.Леонтьева.

Двигательная активность и развитие восприятия.

Исследования школы А. В. Запорожца по формированию перцептив­ных действий.

Развитие предметного восприятия у слепоглухонемых детей.

Рекомендуемая литература

Хрестоматия по психологии. Психология ощущений и восприятия / под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, В.В.Любимова, М.Б.Михалевской. — М., 1999. — С. 524-623; 411-416; 221-226.

ШиффманХ. Ощущение и восприятие. — 5-е изд. — М., 2003. — С. 445 — 471; 486-488; 472-482.

Дополнительная литература

Рок И. Введение в зрительное восприятие. — М., 1980. — Т. 1. — С. 82 — 89; 144-149. — Т. 2. — С. 70-75; 86-92.

Бауэр Т. Психическое развитие младенца. — М., 1976. — С. 12 — 26; 84-122; 183-192.

Запорожец А. В., Ветер Л.А., Зинченко В. Я., Рузская А. Г. Восприятие и действие/под ред. А. В. Запорожца. — М., 1967. — С. 38—114; 250 — 309.

Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. — М., 2000. — С. 150 — 160; 218-230.

ГЛАВА 10

Минутку …

Пожалуйста, включите Cookies и перезагрузите страницу.

Этот процесс автоматический. Ваш браузер будет перенаправлен на запрошенный контент в ближайшее время.

Пожалуйста, подождите до 5 секунд …

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [ ]) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (! ! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! [ ]) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! [] ) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] ))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] +! ! [] + []) + (+ [] + (!! [!]) — []) + (+ [] — (!! []!)) + (+ [] + (!! [] ) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] + (!! []) — (! + [] + (!! []) []) + + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [])) + (+ !! [ ]) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+ [] + (!! [!]) — []) + (+ [] — (!! [ ])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] + (!! [!]) — []) + (+ [ ] + (!! []) + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + ( ! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (! ! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [+ !! [] + !!] [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (! ! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((+ !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + ( ! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [])) + + (+ [] + (!! []!)! ! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (! ! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! [] ) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! [ ]) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! [] ) + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] -! (!! [])) + (+ [] + (!! []) + !! []) ) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! [] ) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] + (!! [!]) — []) + (+ [] + (!! [] ) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] ) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! [ ]) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [ ] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) — []) + (+ [] + (! ! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [])) / + ((! + [] + ( !! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [] )) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (! ! []) -! []) + (+ [] + (!! []) + !! []) + (+ [] + (!! []) + !! [] + !! [] ) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) +! ! [] + !! []))

+ ((!! [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + []) + (+ [] + (!! [!]) — []) + (+ [] — (!! []!)) + (+ [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] + (!! [!]) — []) + (+ [] + (!! [] ) + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [])) + ( ! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] ) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) — []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [+ !! [] + !!] [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! [])) + (+ [] — (!! []!)) + (+ [] + (!! [] ) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (+ [] — (!! []!)) + (+ [] + ( !! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] +! ! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + ( + !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + (!! []) — []) + (+ [] — (!! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] +! ! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (! + [] + ( !! []) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (+ [] -! (!! [])) + (+ [] + (!! [] ) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((! + [] + (!! []) + !! [] + [] ) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! []) + ( ! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! []) (! + [] + (!! [])) + + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] +! ! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) — []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + []) + (+ [] + (!! [!]) + !! [] + !! []) + (+ !! []) + (+ [] — ( !! [])) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [ ] + !! [] + !! []) + (+ !! [])) / + ((+ [] + (!! [!]) — [] + []) + (+ !! [] ) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] +! ! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + ( (! + [] — (!! []) + !! []) +) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] +! ! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []))

+ ((! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + []) + (+ !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (+ [] — (!! []!)) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! []) + (+ [] + (!! []) — []) + (! + [] + (!! []) + !! [] + !! [] + !! []) + (! + [] + (!! [])

.

Статья о восприятии в «Свободном словаре»

— сложная система получения и преобразования информации, которая обеспечивает организм отражением объективной реальности и ориентацией на окружающий мир.

С ощущением восприятие является отправной точкой познания, снабжая первичным материалом, полученным из чувств. Поскольку это необходимое условие для познания, восприятие в этом процессе всегда так или иначе опосредуется деятельностью мысли и подтверждается практическим опытом.Без такого посредничества и проверки восприятие может служить источником как подлинного знания, так и ошибки и иллюзии.

Включены в восприятие обнаружение объекта в воспринимаемом поле, дифференциация определенных признаков в объекте, различение в объекте информационного контента, связанного с целью действия, и ознакомление с различимым содержанием и формирование изображения ( или «оперативная единица» восприятия).

Большой вклад в развитие научных знаний о восприятии внесли философы, астрономы, физики и художники, в том числе Аристотель, Демокрит, Дж.Кеплер, Леонардо да Винчи, М. В. Ломоносов, Х. Гельмгольц и многие другие. Внимание психологов и физиологов долгое время было сосредоточено на изучении сенсорных эффектов, возникающих под воздействием различных объективных раздражителей, тогда как сам процесс восприятия оставался за пределами исследований. Методология такого подхода была основана на сенсационности в теории познания, особенно разработанной Дж. Локком и французскими материалистами (П. Кабанис и Э. Кондиллак).В психологии этот подход получил наиболее ясное выражение в концепции восприятия, согласно которой сенсорный образ возникает в результате воздействия внешних факторов на воспринимающие органы чувств пассивно созерцающего субъекта. Ограниченная природа такого подхода — игнорирование активности субъекта, изучение только результатов процесса восприятия и представление группы анализаторов в коре как субстрата сенсорных процессов, как место, где предположительно происходит превращение нейронных процессов в идеальные психические образы — все это создавало практические трудности для разработки методов управления процессами восприятия с целью его совершенствования и развития.Более того, теоретически это привело либо к различным субъективным и идеалистическим теориям, либо к отказу от научного объяснения восприятия.

Решающий шаг в преодолении концепции пассивного «рецептора» был сделан советскими психологами, которые, исходя из методологии диалектического материализма и понимания сеченовской школой рефлекторной природы сенсорных процессов, воспринимали восприятие как уникальную деятельность, направленную на изучение воспринимаемого объекта и создание копии или ее представление.В настоящее время исследования восприятия проводятся в нескольких областях на разных уровнях процессов получения и преобразования информации. На начальном уровне перципиентных систем (сетчатки глаза, кортиевого органа уха и т. Д.) Проводятся исследования анатомо-морфологических, биофизических и электрофизиологических свойств активности рецепторов. Восприятие также изучается на нейронном, психофизиологическом, психологическом и социально-психологическом уровнях.В кибернетике и бионике ведется много исследований по созданию технических установок, которые бы имитировали работу органов чувств. Результаты различных типов исследований восприятия публикуются в десятках журналов, посвященных, прежде всего, проблемам восприятия. Следует, однако, подчеркнуть, что до сих пор не было успешной конструкции стандартной теории восприятия, которая бы интегрировала результаты многочисленных исследований. Большие трудности возникли при попытках смоделировать такие свойства восприятия, как значимость, постоянство и объектность.

Согласно современным представлениям, совокупность процессов восприятия обеспечивает субъективное, предубежденное и, тем не менее, адекватное отражение объективной реальности. Адекватность образа восприятия (его соответствие действительности) достигается за счет того, что в его формировании происходит восстановление (А. Н. Леонтьев), то есть подгонка воспринимающих систем к свойствам раздражителя. Например, при движении руки при ощущении объекта, при движении глаза по контуру и при движении гортани при воспроизведении звука создается копия, сопоставимая с оригиналом.Признаки несоответствия, попадающие в нервную систему, корректируют формирующийся образ и, следовательно, корректируют практические действия, выполняемые на основе этого образа. Следовательно, восприятие представляет собой некий саморегулирующийся процесс с механизмом обратной связи и способностью согласиться с особыми характеристиками отраженного объекта.

Важным свойством восприятия является способность реконструировать сенсорные модели внешнего мира, которые воздействуют на субъекта, и изменить методы их построения и идентификации.Один и тот же объект может служить прототипом для многих моделей восприятия. В процессе их формирования они становятся более точными, а из объекта выводятся свойства и признаки запаса, что приводит к восприятию мира, как он существует на самом деле. Целенаправленные процессы восприятия (перцептивные действия) проявляются в своей развитой, внешней форме только на ранних этапах онтогенеза, когда их структура и их роль в формировании образов восприятия наиболее четко выявлены.Впоследствии они претерпевают ряд последовательных изменений и сокращений, пока не приобретут форму мгновенного акта «различения» объекта. Это было описано гештальт-психологами, которые ошибочно считали его начальной, генетически первичной формой восприятия.

Любая живая система обладает развитым алфавитом, то есть определенным комплексом образов или моделей восприятия. При построении образа объекта устанавливается соответствие воспринимающих систем характеристикам раздражителя; во время идентификации или работы с помощью формируемых изображений существенно меняются характеристики и направление процесса (А.В. Запорожец). То есть, с одной стороны, субъект восстанавливает с помощью своих собственных движений и действий определенное представление или образ воспринимаемого объекта; с другой стороны, происходит перекодировка или перевод полученной информации на «язык» оперативных единиц восприятия или моделей восприятия, уже освоенных субъектом. Второй аспект выражает тот факт, что одновременно с установлением соответствия воспринимающих систем субъекта объекту также устанавливается соответствие объекта субъекту, и только это двойственное преобразование приводит к образованию здравый, адекватный и, тем не менее, субъективный образ объективной реальности.

В хорошо развитых процессах восприятия существуют специализированные действия, на основе которых субъект может различать информационное содержание и связывать представленный объект со своими накопленными моделями восприятия. Затем он может правильно реализовать процесс ассоциации и окончательной идентификации и передачи объектов в тот или иной класс, то есть категоризацию. Процесс идентификации требует значительно меньше времени, чем процесс формирования изображения: чтобы связать и идентифицировать, нужно только извлечь определенные свойства и признаки запаса из представленного объекта.Системы восприятия (это особенно очевидно в случае со зрением) обладают определенной «манипулятивной» способностью: за короткое время субъект подражает процессам формирования изображения, как если бы он осматривал объект с разных сторон и находил эту точку. при котором есть максимальное облегчение ассоциации и идентификации.

В общем акте поведения существует еще одна уникальная форма восстановления соответствия: процессы реструктуризации и преобразования изображения с целью представления информации в форме, подходящей для принятия решения.В этом процессе решается проблема изменения реальности, адекватная планам и целям поведения. Предшествующим таким изменением является трансформация образа ситуации, которая, как правило, не является сознательной, но, тем не менее, вносит существенный вклад в жизненные проблемы, с которыми сталкивается субъект. Восприятие — это не пассивное копирование реальности, а активный творческий процесс познания.

Изучение восприятия имеет значение в эстетике, педагогическом образовании, спорте и т. Д., И конкретные проблемы восприятия решаются в каждой из этих областей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Волков Н.Н. Воплощение Предмета и Рисунка . Москва, 1950.
Соколов Е. Н. Воспроизведение и условные рефлексы . М., 1958.
Ананьев Б.Г. Психология чувственного познания . М., 1960.
Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики , 2-е изд. М., 1965.
Розенблатт, Ф. Принципы нейродинамики . М., 1965. (пер. С англ.)
А. Ярбус, А. Л. Роль движенти глаз в процедуре зрении .М., 1965.
Шехтер М. С. Психологические проблемы узнавания . Москва, 1967.
Воспитание и действие . М., 1967.
Григорий, Р. Л. Глаз и мозг . М., 1970. (пер. С англ.)
Зинченко В.П., Н.Ю. Вергилес. Формирование зрительного образа . М., 1969.
Оллпорт, Ф. Х. Теории восприятия и концепция строения . Нью-Йорк-Лондон [1955].

определение восприятия с помощью «Свободного словаря»

• • • • • • • • •

(pərˈsɛp ʃən)

n.

1. акт или способность к восприятию посредством чувств или ума; познание; осознание.

2. единое единое осознание, полученное из сенсорных процессов при наличии стимула.

3. немедленное или интуитивное признание или оценка моральных, психологических или эстетических качеств; в поле зрения; проницательность.

4. результат или продукт восприятия; перцепции.

[1350–1400; Среднеанглийский язык ( восприятий, , собирательство, восприятие. См. Воспринимать, -tion]

за • cep’tion • al, прил.

Восприятие

система философского идеализма, разработанная Джорджем Беркли (1685? — 1753), особенно его принцип о том, что физический мир не имеет независимой реальности, но существует как восприятие божественного разума и свободного разума человека.Также Берклейизм. Berkeleian, Berkeleyan, n., Прил.

Медицина. связь воображаемых ощущений цвета с фактическим восприятием слуха, вкуса или обоняния. Также называется фото, цвет слуха . ср. синестезия.

комбинация органических ощущений, которые составляют осознание человеком телесного существования. — , эстетический, эстетический, прил.

нарушение состояния любого из чувств.

Медицина. чувство, по которому воспринимаются движение, вес, положение и т. Д. — кинестетический, прил.

крайняя острота или чувствительность вкуса.

чрезвычайно повышенная острота зрения, обусловленная повышенной чувствительностью сетчатки.

повышенная острота обоняния.

совокупный или совокупный опыт всех ощущений или всех чувств. — , панестетик, панестетик, прил.

любые ненормальные физические ощущения, такие как зуд, ощущение щекотки и т. Д. — парестетический, парестетический, прил.

видение или другое восприятие чего-то, что не имеет физической или объективной реальности, как призрак или другое сверхъестественное видение. Также Фантасма . Смотрите также изображения; философии.

звук или ощущение слуха, вызванные стимулом другого чувства, как вкус, запах и т. Д.

хроместезия.

сенсорный аппарат организма в целом; место физических ощущений, предположительно находящееся в сером веществе мозга.

Медицина. — вторичное ощущение, сопровождающее фактическое восприятие, как восприятие звука как цвета или ощущение прикосновения в месте на некотором расстоянии от фактического места прикосновения. ср. хроместезия. синестетический, синестетический, прил.

— форма экстрасенсорного восприятия, работающая на расстоянии и позволяющая столь одаренному наблюдателю воспринимать события, объекты и т. Д. Далеко. — телестетический, телестетический, прил.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *