Архетипы юнг: Архетипы личности по К. Юнгу | Открытое сознание

Автор: | 02.01.2019

Содержание

Архетипы личности по К. Юнгу | Открытое сознание

Архетипы личности по К. Юнгу

Работы Фрейда, несмотря на их дискуссионный характер, вызвали желание у группы ведущих ученых того времени поработать вместе с ним в Вене. Некоторые из этих ученых со временем отошли от психоанализа, чтобы искать новые подходы к пониманию человека. Карл Густав Юнг был самым выдающимся среди перебежчиков из лагеря Фрейда.

Как и Фрейд, К. Юнг посвятил себя учению динамических неосознаваемых влечений на человеческое поведение и опыт. Однако, в отличие от первого, Юнг утверждал, что содержание бессознательного есть нечто большее, чем подавленные сексуальные и агрессивные побуждения. Согласно юнговской теории личности, известной как аналитическая психология, индивидуумы мотивированы интрапсихическими силами образами, происхождение которых уходит в глубь истории эволюции. Это врожденное бессознательное содержит имеющий глубокие корни духовный материал, который и объясняет присущее всему человечеству стремление к творческому самовыражению и физическому совершенству.

Другой источник разногласий между Фрейдом и Юнгом — отношение к сексуальности как к преобладающей силе в структуре личности. Фрейд трактовал либидо, в основном, как сексуальную энергию, а Юнг рассматривал его как диффузную творческую жизненную силу, проявляющуюся самыми различными путями — как, например, в религии или стремлении к власти. То есть, в понимании Юнга, энергия либидо концентрируется в различных потребностях — биологических или духовных — по мере того, как они возникают.

Юнг утверждал, что душа (в теории Юнга термин, аналогичный личности) состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного [Jung, 193/1969 ].

Эго

Эго является центром сферы сознания. Оно представляет собой компонент psyche, включающий в себя все те мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность, постоянство и воспринимаем себя людьми. Это служит основой нашего самосознания, и благодаря ему мы способны видеть результаты своей обычной сознательной деятельности.

Личное бессознательное

Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когда — то осознавались, но теперь подавлены или забыты. В него входят и те чувственные впечатления, которым недостает яркости для того, чтобы быть отмеченными в сознании. Таким образом, юнговская концепция личного бессознательного в чем-то похожа на концепцию Фрейда. Однако Юнг пошел дальше Фрейда, сделав упор на том, что личное бессознательное содержит в себе комплексы, или скопление эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний, вынесенных индивидуумом из его прошлого личного опыта или из родового, наследственного опыта. Согласно представлениям Юнга, эти комплексы скомпонованные вокруг самых обычных тем, могут оказывать достаточно сильное влияние на поведение индивидуума. Например, человек с комплексом власти может расходовать значительное количество психической энергии на деятельность, прямо или символически связанную с темой власти. То же самое может быть верным и в отношении человека, находящегося под сильным влияние матери, отца или под властью денег, секса или какой-нибудь другой разновидности комплексов.

Однажды сформировавшись, комплекс начинает влиять на поведение человека и его мироощущение. Юнг утверждал, что материал личного бессознательного у каждого из нас уникален и, как правило, доступен для осознания. В результате компоненты комплекса или даже весь комплекс могут осознаваться и оказывать чрезмерно сильное влияние на жизнь индивида.

Коллективное бессознательное

И, наконец, Юнг высказал мысль о существовании более глубокого слоя в структуре личности, который он назвал коллективным бессознательным. Коллективной бессознательное представляет собой хранилище латентных следов памяти человечества и даже наших человекообразных предков. В нем отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ и являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Как говорил сам Юнг, “в коллективном бессознательном содержится все духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума” [Campbell, 1971]. Таким образом, содержание коллективного бессознательного складывается благодаря наследственности и одинаково для всего человечества.

Важно отметить, что концепция коллективного бессознательного была основной причиной расхождения между Юнгом и Фрейдом.

Архетипы

Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, так называемых архетипов (буквально, “первичных моделей”). Архетипы — врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом. В действительности, это не воспоминания или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди реализуют в своем поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-либо объект или событие. Врожденной здесь является именно тенденция реагировать эмоционально, когнитивно и поведенчески на конкретные ситуации — например, при неожиданном столкновении с родителями, любимым человеком, незнакомцем, со змеей или смертью.

В ряду множества архетипов, описанных Юнгом, стоят мать, ребенок, герой, мудрец, божество Солнца, плут, Бог и смерть.

Примеры архетипов, описанных Юнгом

Архетипы личности по К. Юнгу

Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определенного типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации. Например, в восприятии ребенком своей матери присутствуют аспекты ее актуальных характеристик, окрашенные неосознаваемыми представлениями о таких архетипических материнских атрибутах, как воспитание, плодородии и зависимость.

Далее, Юнг предполагал, что архетипические образы и идеи часто отражаются в сновидениях, а также нередко встречаются в культуре в виде символов, используемых в живописи, литературе, религии. В особенности он подчеркивал, что символы, характерные для разных культур, часто обнаруживают поразительное сходство, потому что они восходят к общим для всего человечества архетипам. Например, во многих культурах ему встречались изображения мандалы, являющиеся символическими воплощениями единства и целостности “Я”. Юнг считал, что понимание архетипических символов помогает ему в анализе сновидений пациента.

Количество архетипов в коллективном бессознательном может быть неограниченным. Однако особое внимание в теоретической системе Юнга уделяется персоне, аниме и анимусу, тени и самости.

Персона

Персона (от латинского слова “persona”, обозначающего “маска”) — это наше публичное лицо, то есть то, как мы проявляем себя в отношениях с другими людьми. Персона обозначает множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями. В понимании Юнга, персона служит цели производить впечатление на других или утаивать от других свою истинную сущность. Персона как архетип необходима нам, чтобы ладить с другими людьми в повседневной жизни. Однако Юнг предупреждал о том, что если этот архетип приобретает большое значение, то человек может стать не глубоким, поверхностным, сведенным до одной только роли и отчужденным от истинного эмоционального опыта.

Тень

В противоположность той роли, которую играет в нашем приспособлении к окружающему миру персона, архетип теньпредставляет подавленную темную, дурную и животную сторону личности.

Тень содержит наши социально неприемлемые сексуальные и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Но у тени имеются и положительные стороны. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Согласно Юнгу, функция этого состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, обуздывать пагубную сторону нашей натуры до такой степени, чтобы мы могли жить в гармонии с другими, но в тоже время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью.

Анима и Анимус

В архетипах анимы и анимуса выражение признание Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Анимапредставляет собой внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону; в то время как

анимус— внутренний образ мужчины в женщине, её бессознательная мужская сторона. Эти архетипы основаны, по крайней мере частично, на том биологическом факте, что в организме мужчины и женщины, вырабатываются и мужские, и женские гормоны. Этот архетип, как считал Юнг, эволюционировал на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом. Многие мужчины, до некоторой степени, “феминизировались” в результате многолетней совместной жизни с женщинами, а для женщин является верным обратное. Юнг настаивал на том, что анима и анимус, как и все другие архетипы, должны быть выражены гармонично, не нарушая общего баланса, чтобы не тормозилось развитие личности в направлении самореализации. Иными словами, мужчина должен выражать свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщина должна проявлять свои маскулинные качества, так же, как и феминные. Если же эти необходимые атрибуты остаются неразвитыми, результатом явится односторонний рост и функционирование личности.

Самость

Самость — наиболее важный архетип в теории Юнга. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованны все другие элементы.

Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает единство, гармонию и целостность. Таким образом, в понимании Юнга развитие самости — это главная цель человеческой жизни. Основным символом архетипа самости является мандала и её многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По Юнгу, целостность и единство “Я”, символически выраженные в завершенности фигур, вроде мандалы, можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте. Юнг полагал, что религия является великой силой, содействующей стремлению человека к целостности и полноте. В то же время, гармонизация всех частей души — сложный процесс. Истинной уравновешенности личностных структур, как считал он, достичь невозможно, по меньшей мере, к этому можно прийти не ранее среднего возраста. Более того, архетип Самости не реализуется до тех пор, пока не наступит интеграция и гармония всех аспектов души, сознательных и бессознательных. Поэтому достижение зрелого “Я” требует постоянства, настойчивости, интеллекта и большого жизненного опыта.

Интроверты и экстраверты

Наиболее известным вкладом Юнга в психологию считаются описанные им две основные направленности, или жизненные установки: экстраверсия и интроверсия.

Согласно теории Юнга, обе ориентации сосуществуют в человеке одновременно, но одна из них становится доминантной. В экстравертной установке проявляется направленность интереса к внешнему миру — другим людям и предметам. Экстраверт подвижен, разговорчив, быстро устанавливает отношения и привязанности, внешние факторы являются для него движущий силой. Интроверт, напротив, погружен во внутренний мир своих мыслей чувств и опыта. Он созерцателен, сдержан, стремится к уединению, склонен удалятся от объектов, его интерес сосредоточен на себе самом. Согласно Юнгу, в изолированном виде экстравертной и интровертной установки не существует. Обычно они присутствуют обе и находятся в оппозиции друг к другу: если одна проявляется как ведущая, другая выступает в качестве вспомогательной. Результатом комбинации ведущей и вспомогательной эго-ориентации являются личности, чьи модели поведения определены и предсказуемы.

Вскоре после того, как Юнг сформулировал концепцию экстраверсии и интроверсии, он пришел к выводу, что с помощью этой противоположных ориентаций невозможно достаточно полно объяснить все различия в отношении людей к миру. Поэтому он расширил свою типологию, включив в неё психологические функции. Четыре основные функции, выделенные им, — это мышление, ощущение, чувство и интуиция.

Мышление и чувство

Мышление и чувство Юнг отнес к разряду рациональных функций, поскольку они позволяют образовывать суждения о жизненном опыте. Мыслящий тип судит о ценности тех или иных вещей, используя логику и аргументы. Противоположная мышлению функция — чувство — информирует нас о реальности на языке положительных или отрицательных эмоций. Чувствующий тип фокусирует своё внимание на эмоциональной стороне жизненного опыта и судит ценности вещей в категориях “плохой или хороший”, “приятный или неприятный”, “побуждает к чему-либо или взывает скуку”. По Юнгу, когда мышление выступает в роли ведущей функции, личность ориентированна на построение рациональных суждений, цель которых — определить, является оцениваемый опыт истинным или ложным. А когда ведущей функцией является чувство, личность ориентированна на вынесение суждений о том, является опыт, прежде всего приятным или неприятным.

Ощущение и интуиция

Вторую пару противоположных функций — ощущение и интуиция — Юнг назвал иррациональными, потому что они просто пассивно “схватывают”, регистрируют события во внешнем или во внутреннем мире, не оценивая их инее объясняя их значение. Ощущение представляет собой непосредственное, безоценочное реалистическое восприятие мира. Ощущающий тип особенно проницателен в отношении вкуса, запаха и прочих ощущений от стимулов из окружающего мира. Напротив, интуиция характеризуется сублиминальным и несознательным восприятием текущего опыта. Интуитивный тип полагается на предчувствия и догадки, схватывая суть жизненных событий. Юнг утверждал, что, когда ведущей функцией является ощущение, человек постигает реальность на языке явлений, как, если бы он фотографировал её. С другой стороны, когда ведущей функцией является интуиция, человек реагирует на несознательные образы, символы и скрытое значение переживаемого.

Каждый человек наделен всеми четырьмя психологическими функциями. Однако как только одна личностная ориентация обычно является доминирующей, точно также, только одна функция из рациональной или иррациональной пары обычно преобладает и осознаётся. Другие функции погружены в бессознательное и играют вспомогательную роль в регуляции поведения человека. Любая функция может быть ведущей. Соответственно, наблюдаются мыслящий, чувствующий, ощущающий и интуитивный типы индивидуумов. Согласно теории Юнга, интегрированная личность для совладениями с жизненными ситуациями использует все противоположные функции.

Две эго-ориентации и четыре психологические функции, взаимодействуя, образуют восемь различных типов личности. Например, экстравертный мыслительный тип фокусируется на объективных имеющих практическое значение фактах окружающего мира. Он обычно производит впечатление холодного и догматического человека, живущего в соответствии с установленными правилами.

Вполне возможно, что прототипом экстравертного мыслительного типа являлся З. Фрейд. Интровертный интуитивный тип, наоборот, сосредоточен на реальности собственного внутреннего мира. Этот тип обычно эксцентричен, держится в стороне от окружающих. В данном случае Юнг, вероятно, в качестве прототипа имел в виду себя.

В отличие от Фрейда, предававшего особое внимание ранним годам жизни как решающему этапу в формировании моделей поведения личности, Юнг рассматривал развитие личности как динамический процесс, как эволюцию на протяжении всей жизни. Он почти ничего не говорил о социализации в детстве и не разделял взглядов Фрейда относительно того, что определяющими для поведения человека являются только события прошлого (особенно психосексуальные конфликты).

С точки зрения Юнга, человек постоянно приобретает новые умения, достигает новых целей, реализует себя всё более полно. Он придавал большое значение такой жизненной цели индивида, как “обретение самости”, являющейся результатом стремления всех компонентов личности к единству. Эта тема стремления к интеграции , гармонии и целостности в дальнейшем повторилась в экзистенциальной и гуманистической теориях личности.

Согласно Юнгу, конечная жизненная цель — это полная реализация “Я”, то есть становление единого, неповторимого и целостного индивида. Развитие каждого человека в этом направлении уникально, оно продолжается на протяжении всей жизни и включает в себя процесс, получивший название индивидуация. Говоря упрощенно, индивидуация — это динамичный и эволюционирующий процесс интеграции многих противодействующих внутриличностных сил и тенденций. В своём конечном выражении индивидуация предполагает сознательную реализацию человеком своей уникальной психической реальности, полное развитие и выражение всех элементов личности. Архетип самости становится центром личности и уравновешивает многие противоположные качества, входящие в состав личности как единого главного целого. Благодаря этому, высвобождается энергия необходимая для продолжающегося личностного роста. Итог осуществления индивидуации, очень непросто достигаемый, Юнг назвал самореализацией. Он считал, что это конечная стадия развития личности доступна только способным и высокообразованным людям, имеющим достаточный для этого досуг. Из-за этих ограничений самореализация недоступна подавляющему большинству людей.

Архетип и символ. Об архетипах коллективного бессознательного — Гуманитарный портал

Гипотеза о существовании коллективного бессознательного принадлежит к числу тех научных идей, которые поначалу остаются чуждыми публике, но затем быстро превращаются в хорошо ей известные и даже популярные. Примерно то же самое произошло и с более емким и широким понятием «бессознательного». После того как философская идея бессознательного, которую разрабатывали преимущественно Г. Карус и Э. фон Гартман, не оставив заметного следа пошла ко дну, захлестнутая волной моды на материализм и эмпиризм, эта идея по прошествии времени вновь стала появляться на поверхности, и прежде всего в медицинской психологии с естественнонаучной ориентацией.

При этом на первых порах понятие «бессознательного» использовалось для обозначения только таких состояний, которые характеризуются наличием вытесненных или забытых содержаний. Хотя у Фрейда бессознательное выступает — по крайней мере метафорически — в качестве действующего субъекта, по сути оно остаётся не чем иным, как местом скопления именно вытесненных содержаний; и только поэтому за ним признается практическое значение. Ясно, что с этой точки зрения бессознательное имеет исключительно личностную природу 30, хотя, с другой стороны, уже Фрейд понимал архаико-мифологический характер бессознательного способа мышления.

Конечно, поверхностный слой бессознательного является в известной степени личностным. Мы называем его личностным бессознательным. Однако этот слой покоится на другом, более глубоком, ведущем своё происхождение и приобретаемом уже не из личного опыта. Этот врождённый более глубокий слой и является так называемым коллективным бессознательным. Я выбрал термин «коллективное», поскольку речь идёт о бессознательном, имеющем не индивидуальную, а всеобщую природу. Это означает, что оно включает в себя, в противоположность личностной душе, содержания и образы поведения, которые cum grano salis являются повсюду и у всех индивидов одними и теми же. Другими словами, коллективное бессознательное идентично у всех людей и образует тем самым всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным. Существование чего-либо в нашей душе признается только в том случае, если в ней присутствуют так или иначе осознаваемые содержания. Мы можем говорить о бессознательном лишь в той мере, в какой способны удостовериться в наличии таких содержаний. В личном бессознательном это по большей части так называемые эмоционально окрашенные комплексы, образующие интимную душевную жизнь личности.

Содержаниями коллективного бессознательного являются так называемые архетипы. Выражение «архетип» встречается уже у Филона Иудея (Dе Орif. Mundi, § 69) по отношению к Imago Dei в человеке. Также и у Иринея, где говорится: «Mundi fabricator non a semetipso fecit haec, sed de aliens archetypis transtulit» («Творец мира не из самого себя создал это, он перенёс из посторонних ему архетипов»). Хотя у Августина слово «архетип» и не встречается, но его заменяет «идея» — так в De Div. Quaest, 46: «Ideae, quae ispae formatae non sunt… quae in divina intelligentia continentur» («Идеи, которые сами не созданы… которые содержатся в божественном уме»). Понятие «архетип» является верным и полезным для наших целей, поскольку оно значит, что, говоря о содержаниях коллективного бессознательного, мы имеем дело с древнейшими, лучше сказать, изначальными типами, то есть испокон веков наличными всеобщими образами. Без особых трудностей применимо к бессознательным содержаниям и выражение «representstions сollectives» (фр. «коллективные представления»), которое употреблялось Леви-Брюлем для обозначения символических фигур в первобытном мировоззрении. Речь идёт практически все о том же самом: примитивные родоплеменные учения имеют дело с видоизменёнными архетипами. Правда, это уже не содержания бессознательного; они успели приобрести осознаваемые формы, которые передаются с помощью традиционного обучения в основном в виде тайных учений, являющихся вообще типичным способом передачи коллективных содержаний, берущих начало в бессознательном.

Другим хорошо известным выражением архетипов являются мифы и сказки. Но и здесь речь идёт о специфических формах, передаваемых на протяжении длительного времени. Подобным образом использовался «архетип» алхимиками, например, в Hermetis Тrismigisti tract.aur. (Theatr. Chem., 1613, IV, 718): «Ut Deus omnem divinitatis suae thesaurum… in se tanquam archetypo absconditun…

eodem modo Saturnus occulte corporum metalloricum simulacra in se circumferens» («Подобно Богу, хранящему все свои божественные сокровища… в себе как в сокровенном архетипе… так же Сатурн хранит в себе тайные подобия металлических тел»). У Вингеруса (Тract. De igne et sale // Theatr. Chem., 1661, VI. 3) мир является «аd archetypi sui similitudinem factus» («Созданным по подобию со своим архетипом»), а потому называется «mangus homo» («hоmо maximus» у Сведенборга).

[пропущено]

… к representations collectives (фр. «коллективным представлениям»), в которых оно обозначает только ту часть психического содержания, которая ещё не прошла какой-либо сознательной обработки и представляет собой ещё только непосредственную психическую данность. Архетип как таковой существенно отличается от исторически сформировавшихся или переработанных форм. На высших уровнях тайных учений архетипы предстают в такой оправе, которая, как правило, безошибочно указывает на влияние сознательной их переработки в суждениях и оценках.

Непосредственные проявления архетипов, с которыми мы встречаемся в сновидениях и видениях, напротив, значительно более индивидуальны, непонятны или наивны, нежели, скажем, мифы. По существу, архетип представляет то бессознательное содержание, которое изменяется, становясь осознанным к воспринятым; оно претерпевает изменения под влиянием того индивидуального сознания, на поверхности которого оно возникает 31.

То, что подразумевается под «архетипом», проясняется через его соотнесение с мифом, тайным учением, сказкой. Более сложным оказывается положение, если мы попытаемся психологически обосновать, что такое архетип. До сих пор при исследовании мифов удовлетворялись солярными, лунарными, метеорологическими и другими вспомогательными представлениями. Практически не обращалось внимания на то, что мифы — в первую очередь психические явления, выражающие глубинную суть души. Дикарь не склонен к объективному объяснению самых очевидных вещей.

Напротив, он постоянно испытывает потребность или, лучше сказать, в его душе имеется непреодолимое стремление приспосабливать весь внешний опыт к душевным событиям. Дикарю недостаточно просто видеть, как встаёт и заходит Солнце, — эти наблюдения внешнего мира должны одновременно быть психическими событиями, то есть метаморфозы Солнца должны представлять судьбу Бога или героя, обитающего, по сути дела, в самой человеческой душе.

Все мифологизированные естественные процессы, такие, как лето и зима, новолуние, дождливое время года и так далее не столько аллегория 32 самих объективных явлений, сколько символические выражения внутренней и бессознательной драмы души.

Она улавливается человеческим сознанием через проекции, то есть будучи отраженной в зеркале природных событий. Такое проецирование лежит у самых оснований, а потому потребовалось несколько тысячелетий истории культуры, чтобы хоть как-то отделить проекцию от внешнего объекта. Например, в астрологии дело дошло до абсолютной дискредитации этой древнейшей «scientia intutiva», поскольку психологическая характерология не была отделена от звёзд.

Тот, кто ещё верит сегодня — или уверовал заново — в астрологию, почти всегда возвращается к древним предрассудкам о влиянии созвездий. Но каждому, кто способен исчислить гороскоп, должно быть известно, что во времена Гиппарха Александрийского день весеннего равноденствия был установлен в 0 градусов Овна. Тем самым, любой гороскоп основывается на произвольно выбранном знаке Зодиака, так как со времён Гиппарха весеннее равноденствие сместилось в силу прецессии по меньшей мере к началу Рыб.

Субъективность первобытного человека столь удивительна, что самым первым предположением должно было бы быть выведение мифов из его душевной жизни. Познание природы сводится для него, по существу, к языку и внешним проявлениям бессознательных душевных процессов. Их бессознательность представляет собой причину того, что при объяснении мифов обращались к чему угодно, но только не к душе. Недоступным пониманию было то, что душа содержит в себе всё те образы, из которых ведут своё происхождение мифы, что наше бессознательное является действующим и претерпевающим действия субъектом, драму которого первобытный человек по аналогии обнаруживал в больших и малых природных процессах 33.

«В твоей груди звезды твоей судьбы», — говорит Зени Валленштейну; чем и довольствовалась вся астрология, когда лишь немногие знали об этой тайне сердца. Не было достаточного её понимания, и я не решусь утверждать, что и сегодня что-либо принципиально изменилось в лучшую сторону.

Родоплеменные учения священно-опасны. Все тайные учения пытаются уловить невидимые душевные события и все они претендуют на высший авторитет. Это в ещё большей мере верно по отношению к доминирующим мировым религиям. Они содержат изначально тайное сокровенное знание и выражают тайны души с помощью величественных образов. Их храмы и священные писания возвещают в образе и слове освящённые древностью учения, сочетающие в себе одновременно религиозное чувство, созерцание и мысль. Следует отметить, что чем прекраснее, грандиознее, обширнее становится этот передаваемый традицией образ, тем дальше он от индивидуального опыта. Что-то ещё чувствуется, воспринимается нами, но изначальный опыт потерян. Почему психология является самой молодой опытной наукой? Почему бессознательное не было уже давно открыто, а его сокровища представали только в виде этих вечных образов? Именно потому, что для всего душевного имеются религиозные формулы, причём намного более прекрасные и всеохватывающие, чем непосредственный опыт.

Если для многих христианское миросозерцание поблекло, то сокровищницы символов Востока все ещё полны чудес. Любопытство и желание получить новые наряды уже приблизили нас к ним.

Причем эти образы — будь они христианскими, буддистскими или ещё какими-нибудь, — являются прекрасными, таинственными, пророческими. Конечно, чем привычнее они для нас, чем более они стёрты повседневным употреблением, тем чаще от них остаётся только банальная внешняя сторона и почти лишённая смысла парадоксальность. Таинство непорочного зачатия, единосушность Отца и Сына или Троица, не являющаяся простой триадой, не окрыляют более философскую фантазию. Они стали просто предметом веры. Неудивительно поэтому, что религиозная потребность, стремление к осмыслению веры, философская спекуляция влекут образованных европейцев к восточной символике, к грандиозным истолкованиям божественного в Индии и к безднам философии даосов Китая. Подобным образом чувство и дух античного человека были захвачены в своё время христианскими идеями.

И сейчас немало тех, кто поначалу поддаётся влиянию христианских символов — пока у них не вырабатывается кьеркегоровский невроз. Или же их отношение к Богу вследствие нарастающего обеднения символики сводится к обострённому до невыносимости отношению «Я» — «Ты», чтобы затем не устоять перед соблазном волшебной свежести необычайных восточных символов. Искушение такого рода не обязательно оканчивается провалом, оно может привести к открытости и жизненности религиозного восприятия. Мы наблюдаем нечто сходное у образованных представителей Востока, которые нередко выказывают завидное понимание христианских символов и столь неадекватной восточному духу европейской науки.

Тяга к вечным образам нормальна, для того они и существуют. Они должны привлекать, убеждать, очаровывать, потрясать. Они созданы из материала откровения и отображают первоначальный опыт божества. Они открывают человеку путь к пониманию божественного и одновременно предохраняют от непосредственного с ним соприкосновения. Благодаря тысячелетним усилиям человеческого духа эти образы уложены во всеохватывающую систему мироупорядовающих мыслей. Они предстают в то же самое время в виде могущественного, обширного, издревле почитаемого института, каковым является церковь.

Лучше всего проиллюстрировать это на примере одного швейцарского мистика и затворника, недавно канонизированного брата Николая из Флюэ, наиболее важным переживанием которого было так называемое видение троичности. Оно настолько занимало его, что было изображено им, либо — по его просьбе — другими на стене кельи. В приходской церкви Заксельна сохранилось изображение видения, созданное тогдашним художником. Это разделённая на шесть частей мандала, в центре которой находится коронованный нерукотворный образ. Нам известно, что брат Николай пытался исследовать сущность своего видения с помощью иллюстрированной книжки какого-то немецкого мистика и неустанно трудился над тем, чтобы придать своему первопереживанию удобопонимаемую форму. На протяжении многих лет он занимался именно тем, что я называю «переработкой» символа. На размышления брата Николая о сущности видения повлияли мистические диаграммы его духовных руководителей. Поэтому он пришёл к выводу, что он, должно быть, увидел саму святую Троицу, саму вечную любовь. Такому истолкованию соответствует и вышеуказанное изображение в Заксельне.

Первопереживание, однако, было совсем иным. Он был настолько «восхищен», что сам вид его стал страшен окружающим, изменилось его лицо, да так, что от него стали отшатываться, его стали бояться. Увиденное им обладало невероятной интенсивностью. Об этом пишет Вёльфлин: «Все приходившие к нему с первого взгляда преисполнялись жуткого страха. О причине этого страха он сам говорил, что видел пронизывающий свет, представленный человеческим ликом. Видение было столь устрашающим, что он боялся, как бы сердце не разорвалось на мельчайшие части. Поэтому-то у него, оглушенного ужасом и поверженного на землю, изменился и собственный вид, и стал он для других страшен» 34.

Были все основания для установления связи между этим видениям и апокалиптическим образом Христа (Апок., 1, 13), который по своей жуткой необычности превзойдён лишь чудовищным семиглазым агнцем с семью рогами (Апок., V, 6). Трудно понять соотношение этой фигуры с евангельским Христом. Видение брата Николая уже в его время стало истолковываться особым образом. В 1508 году, гуманист Карл Бовиллус писал своему другу: «Я хотел бы исправить тот лик, который привиделся ему на небе в звездную ночь, когда он предавался молитве и созерцанию. А именно, человеческий лик с устрашающим видом, полным гнева и угрозы» и так далее 35. Это истолкование вполне соответствует современной амплификации (Апок., I, 13) 36. Не нужно забывать и о других видениях брата Николая, например, Христа в медвежьей шкуре, Господа и его Жены — с братом Николаем как сыном и тому подобное. В значительной своей части они выказывают столь же далёкие от догматики черты.

С этим великим видением традиционно связывается образ Троицы в заксельнской церкви, а также символ круга в так называемом «Трактате паломника»: брат Николай показал навестившему его паломнику этот образ. Бланке полагает, вопреки традиции, что между видением и образом Троицы нет никакой связи 37. Мне кажется, что в данном случае скептицизм заходит слишком далеко. Интерес брата к образу круга должен был иметь основания. Подобные видения часто вызывают смятение и расстройство (сердце при этом «разрывается на части»). Опыт учит, что «оберегающий круг», мандала, издавна является средством против хаотических состояний духа. Вполне понятно поэтому, что брат был очарован символом круга. Но истолкование ужасного видения как богооткровенного не должно было им отвергаться. Связь видения и образа Троицы в Заксельне с символом круга кажется мне весьма вероятной, если исходить из внутренних, психологических оснований.

Видение было, несомненно, возбуждающим страх, вулканическим. Оно прорвалось в религиозное миросозерцание брата Николая без догматического введения и без экзегетического комментария.

Естественно, оно потребовало длительной работы для ассимиляции, чтобы привести в порядок душу и видение мира в целом, восстановить нарушенное равновесие. Это переживание истолковывалось на основе непоколебимой в то время догматики, которая доказала свою способность ассимиляции.

Страшная жизненность видения была преобразована в прекрасную наглядность идеи Троицы. Не будь этого догматического основания, последствия видения с его жуткой фактичностью могли бы быть совсем иными. Вероятно, они привели бы к искажению христианских представлений о Боге и нанесли величайший вред самому брату Николаю, которого признали бы тогда не святым, а еретиком (если не психически больным), и вся его жизнь, возможно, закончилась бы крушением.

Данный пример показывает полезность догматических символов. С их помощью поддаются формулировке столь же могущественные, сколь и опасные душевные переживания, которые из-за их всевластности вполне можно назвать «богооткровенными». Символы дают пережитому форму и способ вхождения в мир человечески-ограниченного понимания, не искажая при этом его сущности, без ущерба для его высшей значимости. Лик гнева Божьего (можно встретить его также у Якоба Бёме) плохо сочетается с новозаветным Богом — любящим Отцом небесным.

Видение легко могло стать источником внутреннего конфликта. Нечто подобное присутствовало в самом духе времени конца XV века, когда Николай Кузанский своей формулой соmlexio oppositorum пытался предотвратить нараставшую угрозу церковного раскола. Вскоре после этого у многих заново рождавшихся в протестантизме происходит столкновение с переживанием яхвистического бога — божества, содержащиеся в котором противоположности ещё не отделились друг от друга.

Брат Николай обладал определёнными навыками и опытом медитации, он оставил дом и семью, долго жил в одиночестве, глубоко заглянул в то тёмное зеркало, в котором отразился чудесный и страшный свет изначального. Развивавшийся на протяжении многих тысячелетий догматический образ божества в этой ситуации сработал как спасительное лекарство. Он помог ему ассимилировать фатальный прорыв архетипического образа и тем самым избегнуть разрушения его собственной души. Ангелус Силезиус был не настолько удачлив: его раздирали внутренние контрасты, ибо к его времени гарантированная догматами крепость церкви была уже поколеблена.

Якобу Бёме бог был известен и как «пламя гнева», и как истинно сокровенный. Но ему удалось соединить глубинные противоположности с помощью христианской формулы «Отец — Сын», включив в неё своё гностическое (но в основных пунктах все же христианское) мировоззрение. Иначе он стал бы дуалистом. Кроме того, ему на помощь пришла алхимия, в которой уже издавна подготавливалось соединение противоположностей. Но все же не зря у него изображающая божество мандала (приведена в «Сорока вопросах о душе») содержит отчётливые следы дуализма. Они состоят из тёмной и светлой частей, причём соответствующие полусферы разделяются, вместо того чтобы сходиться 38.

Формулируя коллективное бессознательное, догмат замещает его в сознании. Поэтому католическая форма жизни в принципе не знает психологической проблематики. Жизнь коллективного бессознательного преднаходится в догматических архетипических представлениях, и безостановочно протекает в ритуалах и символике. Жизнь коллективного бессознательного открывается во внутреннем мире католической души. Коллективное бессознательное, каким мы знаем его сегодня, ранее вообще никогда не было психологическим. До христианской церкви существовали античные мистерии, а они восходят к седой древности неолита. У человечества никогда не было недостатка в могущественных образах, которые были магической защитной стеной против жуткой жизненности, таящейся в глубинах души. Бессознательные формы всегда получали выражение в защитных и целительных образах и тем самым выносились в лежащее за пределами души космическое пространство.

Предпринятый Реформацией штурм образов буквально пробил брешь в защитной стене священных символов. С тех пор они рушатся один за другим. Они сталкиваются, отвергаются пробуждённым разумом. К тому же, их значение давно забыто. Впрочем, забыто ли? Может быть, вообще никогда не было известно, что они означали, и лишь в Новое время протестантское человечество стало поражаться тому, что ничего не знает о смысле непорочного зачатия, о божественности Христа или о сложностях догмата о троичности? Может даже показаться, что эти образы принимались без сомнений и рефлексии, что люди относились к ним так же, как к украшению рождественской елки или крашеным пасхальным яйцам — совершенно не понимая, что означают эти обычаи. На деле люди как раз потому почти никогда не задаются вопросом о значении архетипических образов, что эти образы полны смысла. Боги умирают время от времени потому, что люди вдруг обнаруживают, что их боги ничего не значат, сделаны человеческой рукой из дерева и камня и совершенно бесполезны.

На самом деле обнаруживается лишь то, что человек ранее совершенно не задумывался об этих образах. А когда он начинает о них думать, он прибегает к помощи того, что сам он называет «разумом», но что в действительности представляет собой только сумму его близорукости и предрассудков.

История развития протестантизма является хроникой штурма образов. Одна стена падала за другой. Да и разрушать было не слишком трудно после того, как был подорван авторитет церкви.

Большие и малые, всеобщие и единичные, образы разбивались один за другим, пока наконец не пришла царствующая ныне ужасающая символическая нищета. Тем самым ослабились и силы церкви: она превратилась в твердыню без бастионов и казематов, в дом с рухнувшими стенами, в который ворвались все ветры и все невзгоды мира. Прискорбное для исторического чувства крушение самого протестантизма, разбившегося на сотни деноминаций, является верным признаком того, что этот тревожный процесс продолжается. Протестантское человечество вытолкнуто за пределы охранительных стен, и оказалось в положении, которое ужаснуло бы любого естественно живущего человека. Но просвещённое сознание не желает ничего об этом знать, и в результате повсюду ищет то, что утратило в Европе. Изыскиваются образы и формы созерцания, способные действовать, способные успокоить сердце и утолить духовную жажду, — и сокровища находятся на Востоке.

Само по себе это не вызывает каких-либо возражений. Никто не принуждал римлян импортировать в виде ширпотреба азиатские культуры. Если бы германские народы не прониклись до глубины души христианством, называемым сегодня «чужеродным» 39, то им легко было бы его отбросить, когда поблек престиж римских легионов. Но христианство осталось, ибо соответствовало имевшимся архетипичсским образам. С ходом тысячелетий оно стало таким, что немало удивило бы своего основателя, еесли бы он был жив; христианство у негров или индейцев даёт повод для исторических размышлений. Почему бы Западу действительно не ассимилировать восточные формы? Ведь римляне отправлялись ради посвящения в Элевсин, Самофракию и Египет. В Египет с подобными целями совершались самые настоящие туристические вояжи.

Боги Эллады и Рима гибли от той же болезни, что и наши христианские символы. Как и сегодня, люди тогда обнаружили, что ранее совсем не задумывались о своих богах. Чужие боги, напротив, обладали нерастраченной мана. Их имена были необычны и непонятны, деяния темны, в отличие от хорошо известной скандальной хроники Олимпа. Азиатские символы были недоступны пониманию, а потому не казались банальными в отличие от собственных состарившихся богов. Безоглядное принятие нового и отбрасывание старого не превращалось тогда в проблему.

Является ли это проблемой сегодня? Можем ли мы облечься, как в новое платье, в готовые символы, выросшие на азиатской экзотической почве, пропитанные чужой кровью, воспетые на чуждых языках, вскормленные чужими культами, развивавшиеся по ходу чужой истории? Нищий, нарядившийся в княжеское одеяние, или князь в нищенских лохмотьях? Конечно, и это возможно, хотя может быть в нас самих ещё жив наказ — не устраивать маскарад, а шить самим свою одежду.

Я убеждён в том, что растущая скудость символов не лишена смысла. Подобное развитие обладает внутренней последовательностью. Теряется всё то, о чём не задумываются, что тем самым не вступает в осмысленное отношение с развивающимся сознанием. Тот, кто сегодня пытается, подобно теософам, прикрыть собственную наготу роскошью восточных одежд, просто не верен своей истории. Сначала приложили все усилия, чтобы стать нищими изнутри, а потом позируют в виде театрального индийского царя. Мне кажется, что лучше уж признаться в собственной духовной нищете и утрате символов, чем претендовать на владение богатствами, законными наследниками которых мы ни в коем случае не являемся. Нам по праву принадлежит наследство христианской символики, только мы его где-то растратили. Мы дали пасть построенному нашими отцами дому, а теперь пытаемся влезть в восточные дворцы, о которых наши предки не имели ни малейшего понятия. Тот, кто лишился исторических символов и не способен удовлетвориться «эрзацем», оказывается сегодня в тяжёлом положении. Перед ним зияет ничто, от которого он в страхе отворачивается. Хуже того, вакуум заполняется абсурдными политическими и социальными идеями, отличительным признаком которых является духовная опустошённость. Не удовлетворяющийся школьным всезнайством вынужден честно признаться, что у него осталось лишь так называемое доверие к Богу. Тем самым выявляется — ещё более отчётливо — растущее чувство страха. И не без оснований — чем ближе Бог, тем большей кажется опасность. Признаваться в собственной духовной бедности не менее опасно: кто беден, тот полон желаний, а желающий навлекает на себя судьбу. Как верно гласит швейцарская поговорка: «За богатым стоит один дьявол, за бедняком — два». Подобно тому, как в христианстве обет мирской бедности применим по отношению к благам мира сего, духовная бедность означает отречение от фальшивых богатств духа — не только от скудных остатков великого прошлого, именуемых сегодня «протестантской церковью», но также от всех экзотических соблазнов. Она необходима, чтобы в холодном свете сознания возникла картина оголенного мира. Эту бедность мы унаследовали уже от наших отцов.

Мне вспоминается подготовка к конфирмации, которую проводил мой собственный отец. Катехизис был невыразимо скучен. Я перелистал как-то эту книжечку, чтобы найти хоть что-то интересное, и мой взгляд упал на параграфы о троичности. Это заинтересовало меня, и я с нетерпением стал дожидаться, когда мы дойдём на уроках до этого раздела. Когда же пришёл этот долгожданный час, мой отец сказал: «Данный раздел мы пропустим, я тут сам ничего не понимаю». Так была похоронена моя последняя надежда. Хотя я удивился честности моего отца, это не помешайте мне с той поры смертельно скучать, слушая все толки о религии.

Наш интеллект неслыханно обогатился вместе с разрушением нашего духовного дома. Мы убедились к настоящему времени, что даже с постройкой самого большого телескопа в Америке мы не откроем за звездными туманностями эмпирей, что наш взгляд обречён на блуждание в мёртвой пустоте неизмеримых пространств. Не будет нам лучше и от того, что откроет математическая физика в мире бесконечно малого. Наконец, мы обращаемся к мудрости всех времён и всех народов и обнаруживаем, что все по-настоящему ценное уже давно было высказано на самом прекрасном языке.

Подобно жадным детям, мы протягиваем руку к этим сокровищам мудрости и думаем, что если нам удастся их схватить, то они уже наши. Но мы не способны оценить то, что хватаем, руки устают, а сокровища всё время ускользают. Они перед нами, повсюду, насколько хватает глаз. Все богатства превращаются в воду, как у того ученика чародея, который тонет в им самим вызванных водах 40. Ученик чародея придерживается спасительного заблуждения, согласно которому одна мудрость хороша, а другая плоха. Из такого рода учеников выходят беспокойные больные, верующие в собственную пророческую миссию.

Искусственное разделение истинной и ложной мудрости ведёт к такому напряжению в душе, что из него рождаются одиночество и мания, подобные тем, что характерны для морфинистов, мечтающих найти сотоварищей по пороку.

Когда улетучивается принадлежащее нам по праву родства наследство, тогда мы можем сказать вместе с Гераклитом, что наш дух спускается со своих огненных высот. Обретая тяжесть, дух превращается в воду, а интеллект с его люциферовской гордыней овладевает престолом духа.

Patris potestas («отеческую власть») над душой может себе позволить дух, но никак не земнорождённый интеллект, являющийся мечом или молотом в руках человека, но не творцом его духовного мира, отцом души. Это хорошо отмечено Клагесом, решительным было восстановление приоритета духа и у Шелера — оба мыслителя принадлежат к той мировой эпохе, когда дух является уже не свыше, не в виде огня, а пребывает внизу в виде воды. Путь души, ищущей потерянного отца, — подобно Софии, ищущей Бюфос 41, — ведёт к водам, к этому тёмному зеркалу, лежащему в основании души. Избравший себе в удел духовную бедность (подлинное наследие пережитого до конца протестантизма) вступает на путь души, ведущий к водам. Вода — это не приём метафорической речи, но жизненный символ пребывающей во тьме души.

Лучше проиллюстрировать это на конкретном примере (на месте этого человека могли бы оказаться многие другие). Протестантскому теологу часто снился один и тот же сон: он стоит на склоне, внизу лежит глубокая долина, а в ней тёмное озеро. Во сне он знает, что до сего момента что-то препятствовало ему приблизиться к озеру. На этот раз он решается подойти к воде. Когда он приближается к берегу, становится темно и тревожно, и вдруг порыв ветра пробегает по поверхности воды. Тут его охватывает панический страх, и он просыпается.

Этот сон содержит природную символику. Сновидец нисходит к собственным глубинам, и путь его ведёт к таинственной воде. И здесь совершается чудо купальни Вифезда 42: спускается ангел и возмущает воды, которые тем самым становятся исцеляющими. Во сне это ветер, Пневма, дующий туда, куда пожелает. Требуется нисхождение человека к воде, чтобы вызвать чудо оживления вод. Дуновение духа, проскользнувшее по тёмной воде, является страшным, как и всё то, причиной чего не выступает сам человек, либо причину чего он не знает. Это указание на невидимое присутствие, на нумен 43. Ни человеческое ожидание, ни волевые усилия не могут даровать ему жизни. Дух живёт у самого себя, и дрожь охватывает человека, если дух для него до той поры сводился к тому, во что верят, что сами делают, о чём написано в книгах или о чём говорят другие люди. Когда же дух спонтанно является, то его принимают за привидение, и примитивный страх овладевает рассудком. Так описали мне деяния ночных богов старики племени Элгоньи в Кении, называя их «делателями страха». «Он приходит к тебе. — говорят они, — как холодный порыв ветра. И ты дрожишь, а он кружится и насвистывает в высокой траве». Таков африканский Пан, бродящий с тростниковой флейтой и пугающий пастухов.

Но точно так же пугало во сне дуновение духа и нашего пастора, пастуха стад, подошедшего в сумерках к поросшему тростником берегу, к водам, лежащим в глубокой долине души. К природе, к деревьям, скалам и источникам вод спускается некогда огненный дух, подобно тому старцу в «Заратустре» Ницше, что устал от человечества и удалился в лес, чтобы вместе с медведями бурчанием приветствовать творца. Видимо, нужно вступить на ведущий всегда вниз путь вод, чтобы поднять вверх клад, драгоценное наследие отцов.

В гностическом гимне о душе сын посылается родителями искать жемчужину, утерянную из короны его отца-короля. Она покоится на дне охраняемого драконом глубокого колодца, расположенного в Египте — земле сладострастия и опьянения, физического и духовного изобилия. Сын и наследник отправляется, чтобы вернуть драгоценность, но забывает о своей задаче, о самом себе, предастся мирской жизни Египта, чувственным оргиям, пока письмо отца не напоминает ему, в чём состоит его долг. Он собирается в путь к водам, погружается в тёмную глубину колодца, на дне которого находит жемчужину. Она приводит его в конце концов к высшему блаженству.

Этот приписываемый Бардесану гимн принадлежит временам, которые во многом подобны нашему времени. Человечество искало и ждало, и была рыба — Levatus de profundo 44 — из источника, ставшего символом исцеления 45. Пока я писал эти строки, мне пришито письмо из Ванкувера, написанное рукой неизвестного мне человека. Он дивился собственным сновидениям, в которых он постоянно имеет дело с водой: «Почти всё время мне снится вода: либо я принимаю ванну, либо вода переполняет ватерклозет, либо лопается труба, либо мой дом сдвигается к краю воды, либо кто-то из знакомых тонет, либо я сам стараюсь выбраться из воды, либо я принимаю ванну, а она переполнена» и так далее. Вода является чаще всего встречающимся символом бессознательного. Покоящееся в низинах море — это лежащее ниже уровня сознания бессознательное.

По этой причине оно часто обозначается как «подсознательное», нередко с неприятным привкусом неполноценного сознания. Вода есть «дух дольний», водяной дракон даосизма, природа которого подобна воде, Ян, принятый в лоно Инь. Психологически вода означает ставший бессознательным дух. Поэтому сон теолога говорил ему, что в водах он может почувствовать действие животворного духа, исцеляющего подобно купальне Вифезда.

Погружение в глубины всегда предшествует подъёму. Так, другому теологу 46 снилось, что он увидел на горе замок Святого Грааля. Он идёт по дороге, подводящей, кажется, к самому подножию горы, к началу подъёма. Приблизившись к горе, он обнаруживает, к своему величайшему удивлению, что от горы его отделяет пропасть, узкий и глубокий обрыв, далеко внизу шумят подземные воды 49. Своеобразная разумность является её поверенным, своеобразная мораль даёт ей благословение. Иметь душу значит подвергаться риску жизни, ведь душа есть демон — податель жизни, эльфическая игра которого со всех сторон окружает человека. Поэтому в догмах этот демон наказуется проклятиями и искупается благословениями, далеко выходящими за пределы человечески возможного. Небеса и ад — вот судьба души, а не человека как гражданского лица, который в своей слабости и тупоумии не представляет себе никакого небесного Иерусалима.

Анима — это не душа догматов, не аnima rationalis, то есть философское понятие, но природный архетип. Только он способен удовлетворительным образом свести воедино все проявления бессознательного, примитивных духов, историю языка и религии. Анима — это «фактор» в подлинном смысле этого слова. С ней ничего нельзя поделать; она всегда есть основа настроений, реакций, импульсов, всего того, что психически спонтанно. Она живёт из самой себя и делает нас живущими.

Это жизнь под сознанием, которое не способно её интегрировать — напротив, оно само всегда проистекает из жизни. Психическая жизнь по большей части бессознательна, охватывает сознание со всех сторон. Если отдавать себе отчёт хотя бы в этом, то очевидна, например, необходимость бессознательной готовности для того, чтобы мы могли узнать то или иное чувственное впечатление.

Может показаться, что в Аниме заключается вся полнота бессознательной душевной жизни, но это лишь один архетип среди многих, даже не самый характерный для бессознательного, один из его аспектов. Это видно уже по его женственной природе. То, что не принадлежит «Я» (а именно мужскому «Я»), является, по всей видимости, женским. Так как «не-Я» не принадлежит «Я» и преднаходится как нечто внешнее, то образ Анимы, как правило, проецируется на женщин. Каждому полу внутренне присущи и определённые черты противоположного пола. Из огромного числа генов мужчины лишь один имеет решающее значение для его мужественности. Небольшое количество женских генов, видимо, образует у него и женский характер, остающийся обычно бессознательным.

Вместе с архетипом Анимы мы вступаем в царство богов, ту сферу, которую оставляет за собой метафизика. Все относящееся к Аниме нуминозно, то есть безусловно значимо, опасно, табуированно, магично. Это змей-искуситель в раю тех безобидных людей, что переполнены благими намерениями и помыслами. Им он предоставляет и самые убедительные основания против занятий бессознательным.

Вроде того, что они разрушают моральные предписания и будят те силы, которым лучше было бы оставаться в бессознательном. Причём нередко в этом есть доля истины, хотя бы потому, что жизнь сама по себе не есть благо, она также является и злом. Желая жизни, Анима желает и добра, и зла. В эльфической жизненной сфере такие категории просто отсутствуют. И телесная, и душевная жизнь лишены скромности, обходятся без конвенциональной морали, и от этого становятся только более здоровыми. Анима верит в «калокагатию» 50, а это первобытное состояние, возникающее задолго до всех противопоставлений эстетики и морали.

Понадобилось длительное христианское дифференцирование для прояснения того, что добро не всегда прекрасно, а красота совсем не обязательно добра. Парадоксальности соотношений этой супружеской пары понятий древние уделяли столь же мало внимания, как и представители первобытного стада. Анима консервативна, она в целостности сохраняет в себе древнее человечество. Поэтому она охотно выступает в исторических одеждах — с особой склонностью к нарядам Греции и Египта.

Можно сопоставить вышесказанное с тем, что писали такие «классики», как Райдер Хаггард и Пьер Бенуа. Ренессансное сновидение, Ipnerotomacchia Полифило 51 и «Фауст» Гёте равным образом глубоко удивили, если так можно сказать, Античность. Первого обременила царица Венера, второго — троянская Елена. Полный жизни эскиз Анимы в мире бидермайера и романтиков дала Анисла Яффе 52. Мы не станем приумножать число несомненных свидетельств, хотя именно они дают нам достаточно материала и подлинной, невымышленной символики, чтобы сделать плодотворными наши размышления. Например, когда возникает вопрос о проявлениях Анимы в современном обществе, я могу порекомендовать «Троянскую Елену» Эрскинса. Она не без глубины — ведь на всём действительно жизненном пребывает дыхание вечности. Анима есть жизнь по ту сторону всех категорий, поэтому она способна представать и в похвальном, и в позорном виде. Жить выпадает и царице небесной, и гусыне. Обращалось ли внимание на то, сколь несчастен жребий в легенде о Марии, оказавшейся среди божественных звезд?

Жизнь без смысла и без правил, жизнь, которой никогда не хватает её собственной полноты, постоянно противостоит страхам и оборонительным линиям человека, упорядоченного цивилизацией.

Нельзя не отдать ему должного, так как он не отгораживается от матери всех безумств и всякой трагедии. Живущий на Земле человек, наделённый животным инстинктом самосохранения, с самого начала своего существования находится в борьбе с собственной душой и её демонизмом. Но слишком просто было бы отнести её однозначно к миру мрака. К сожалению, это не так, ибо та же Анима может предстать и как ангел света, как «психопомп», явиться ведущей к высшему смыслу, о чём свидетельствует хотя бы Фауст.

Если истолкование Тени есть дело подмастерья, то прояснение Анимы — дело мастера. Связь с Анимой является пробой мужества и огненной ордалией для духовных и моральных сил мужчины. Не нужно забывать, что речь идёт об Аниме как факте внутренней жизни, а в таком виде она никогда не представала перед человеком, всегда проецировалась за пределы собственно психической сферы и пребывала вовне. Для сына в первые годы жизни Анима сливается с всесильной матерью, что затем накладывает отпечаток на всю его судьбу. На протяжении всей жизни сохраняется эта сентиментальная связь, которая либо сильно препятствует ему, либо, наоборот, даёт мужество для самых смелых деяний. Античному человеку Анима являлась либо как богиня, либо как ведьма; средневековый человек заменил богиню небесной госпожой или церковью. Десимволизированный мир протестанта привёл сначала к нездоровой сентиментальности, а потом к обострению моральных конфликтов, что логически вело к ницшеанскому «по ту сторону добра и зла» — именно вследствие непереносимости конфликта. В цивилизованном мире это положение ведёт, помимо всего прочего, к ненадёжности семейной жизни. Американский уровень разводов уже достигнут, если не превзойден, во многих европейских центрах, а это означает, что Анима обнаруживается преимущественно в проекциях на противоположный пол, отношения с которым становятся магически усложнёнными.

Данная ситуация, или, по крайней мере, её патологические последствия способствовали возникновению современной психологии в её фрейдовской форме — она присягает на верность тому мнению, будто основанием всех нарушений является сексуальность: точка зрения, способная лишь обострить уже имеющиеся конфликты. Здесь спутаны причина и следствие. Сексуальные нарушения никоим образом не представляют собой причины невротических кризисов; последние являются одним из патологических последствий плохой сознательной приспособленности. Сознание сталкивается с ситуацией, с задачами, до которых оно ещё не доросло. Оно не понимает того, что его мир изменился, что оно должно себя перенастроить, чтобы вновь приспособиться к миру. «Народ несёт печать зимы, она неизъяснима», — гласит перевод надписи на корейской стеле.

И в случае Тени, и в случае Анимы недостаточно иметь о них понятийное знание или размышлять о них. Невозможно пережить их содержание через вчувствование или восприятие. Бесполезно заучивать наизусть список названий архетипов. Они являются комплексами переживаний, вступающих в нашу личностную жизнь и воздействующих на неё как судьба. Анима выступает теперь не как богиня, но проявляется то как недоразумение в личностной области, то как наше собственное рискованное предприятие. К примеру, когда старый и заслуженно уважаемый учёный семидесяти лет бросает семью и женится на рыжей двадцатилетней актрисе, то мы знаем, что боги нашли ещё одну жертву. Так обнаруживается всесилие демонического в нашем мире — ведь ещё не так давно эту молодую даму легко было бы объявить ведьмой.

Судя по моему опыту, имеется немало людей определённого уровня интеллектуальной одарённости и образования, которые без труда улавливают идею Анимы и её относительной автономности (а также Анимуса у женщин). Значительно большие трудности приходится преодолевать психологам — пока они прямо не столкнутся с теми сложными феноменами, которые психология относит к сфере бессознательного. Если же психологи одновременно и практикующие врачи, то у них на пути стоит соматопсихологическое мышление, пытающееся изображать психические процессы при помощи интеллектуальных, биологических или физиологических понятий. Но психология не является ни биологией, ни физиологией, ни какой-либо иной наукой вообще, но только наукой, дающей знания о душе.

Данная нами картина неполна. Она проявляется прежде всего как хаотическое жизненное влечение, но в ней есть и нечто от тайного знания и сокровенной мудрости — в достойной удивления противоположности её иррационально-эльфической природе. Я хотел бы здесь вернуться к ранее процитированным авторам. «Она» Райдера Хаггарда названа им «Дочерью Мудрости»; у Бенуа царица Атлантиды владеет замечательной библиотекой, в которой есть даже утраченная книга Платона. Троянская Елена в своём перевоплощении изымается мудрым Симоном-магом из борделя в Тире и сопровождает его в странствиях. Я не зря сначала упомянул об этом весьма характерном аспекте Анимы, поскольку при первой встрече с ней она может показаться всем чем угодно, только не мудростью 53. Как мудрость она является только тому, кто находится в постоянном общении с ней и в результате тяжкого труда готов признать 54, что за всей мрачной игрой человеческой судьбы виднеется некий скрытый смысл, соответствующий высшему познанию законов жизни. Даже то, что первоначально выглядело слепой неожиданностью, теряет покров тревожной хаотичности и указывает на глубинный смысл. Чем больше он познан, тем быстрее теряет Анима характер слепого влечения и стремления. На пути хаотичного потока вырастают дамбы; осмысленное отделяется от бессмысленного, а когда они более не идентичны, уменьшается и сила хаоса — смысл теперь вооружается силою осмысленного, бессмыслица — силою лишённого смысла. Возникает новый космос. Сказанное является не каким-то новым открытием медицинской психологии, а древнейшей истиной о том, что из полноты духовного опыта рождается то учение, которое передаётся из поколения в поколение 55.

Мудрость и глупость в эльфическом существе не только кажутся одним и тем же, они суть одно и то же, пока представлены одной Анимой. Жизнь и глупа, и наделена смыслом. Если не смеяться над первым и не размышлять над вторым, то жизнь становится банальной. Все тогда приобретает до предела уменьшенный размер: и смысл, и бессмыслица. В сущности, жизнь ничего не означает, пока нет мыслящего человека, который мог бы истолковать её явления. Объяснить нужно тому, кто не понимает. Значением обладает лишь непостигнутое. Человек пробуждается в мире, которого не понимает, вследствие чего он и стремится его истолковать.

Анима, и тем самым жизнь, лишены значимости, к ним неприложимы объяснения. Однако у них имеется доступная истолкованию сущность, ибо в любом хаосе есть космос, и в любом беспорядке — скрытый порядок, во всяком произволе непрерывность закона, так как всё сущее покоится на собственной противоположности. Для познания этого требуется разрешающий все в антиномических суждениях разум. Обратившись к Аниме, он видит в хаотическом произволе повод для догадок о скрытом порядке, то есть о сущности, устройстве, смысле. Возникает даже искушение сказать, что он их «постулирует», но это не соответствовало бы истине. Поначалу человек совсем не располагал холодным рассудком, ему не помогали наука и философия, а его традиционные религиозные учения для такой цели пригодны лишь весьма ограниченно. Он запутан и смущен бесконечностью своих переживаний, суждения со всеми их категориями оказываются тут бессильными. Человеческие объяснения отказываются служить, так как переживания возникают по поводу столь бурных жизненных ситуаций, что к ним не подходят никакие истолкования. Это момент крушения, момент погружения к последним глубинам, как верно заметил Апулей, аd instar voluntariae mentis («Наподобие самопроизвольного ума»). Здесь не до искусного выбора подходящих средств; происходит вынужденный отказ от собственных усилий, природное принуждение.

Не морально принаряженное подчинение и смирение по своей воле, а полное, недвусмысленное поражение, сопровождаемое страхом и деморализацией. Когда рушатся все основания и подпоры, нет ни малейшего укрытия, страховки, только тогда возникает возможность переживания архетипа, ранее скрытого в недоступной истолкованию бессмысленности Анимы. Это архетип смысла, подобно тому как Анима представляет архетип жизни. Смысл кажется нам чем-то поздним, поскольку мы не без оснований считаем, что сами придаём смысл чему-нибудь, и с полным на то правом верим, что огромный мир может существовать и без нашего истолкования.

Но каким образом мы придаём смысл? Откуда мы его в конечном счёте берем? Формами придания смысла нам служат исторически возникшие категории, восходящие к туманной древности, в чём обычно не отдают себе отчёта. Придавая смысл, мы пользуемся языковыми матрицами, происходящими, в свою очередь, от первоначальных образов. С какой бы стороны мы ни брались за этот вопрос, в любом случае необходимо обратиться к истории языка и мотивов, а она ведёт прямо к первобытному миру чуда. Возьмём для примера слово «идея». Оно восходит к платоновскому понятию вечных идей — первообразов, к «занебесному месту», в котором пребывают трансцендентные формы. Они предстают перед нашими глазами как imagines et lares 56 или как образы сновидений и откровений. Возьмём, например, понятие «энергия», означающее физическое событие, и обнаружим, что ранее тем же самым был огонь алхимиков, флогистон — присущая самому веществу теплоносная сила, подобная стоическому первотеплу или гераклитовскому «вечно живому огню», стоящему уже совсем близко к первобытному воззрению, согласно которому во всём пребывает всеоживляющая сила, сила произрастания и магического исцеления, обычно называемая мана.

Не стоит нагромождать примеры. Достаточно знать, что нет ни одной существенной идеи либо воззрения без их исторических прообразов. Все они восходят в конечном счёте к лежащим в основании архетипическим праформам, образы которых возникли в то время, когда сознание ещё не думало, а воспринимало. Мысль была объектом внутреннего восприятия, она не думалась, но обнаруживалась в своей явленности, так сказать, виделась и слышалась. Мысль была, по существу, откровением, не чем-то искомым, а навязанным, убедительным в своей непосредственной данности.

Мышление предшествует первобытному «сознанию Я», являясь скорее объектом, нежели субъектом.

Последняя вершина сознательности ещё не достигнута, и мы имеем дело с предсуществующим мышлением, которое, впрочем, никогда не обнаруживалось как нечто внутреннее, пока человек был защищён символами. На языке сновидений: пока не умер отец или король.

Я хотел бы показать на одном примере, как «думает» и подготавливает решения бессознательное. Речь пойдёт о молодом студенте-теологе, которого я лично не знаю. У него были затруднения, связанные с его религиозными убеждениями, и в это время ему приснился следующий сон 57.

Он стоит перед прекрасным старцем, одетым во все черное. Но знает, что магия у него белая. Маг долго говорит ему о чём-то, спящий уже не может припомнить, о чём именно. Только заключительные слова удержались в памяти: «А для этого нам нужна помощь чёрного мага». В этот миг открывается дверь и входит очень похожий старец, только одетый в белое. Он говорит белому магу: «Мне необходим твой совет», бросив при этом вопрошающий взгляд на спящего. На что белый маг ответил: «Ты можешь говорить спокойно, на нём нет вины». И тогда чёрный маг начинает рассказывать свою историю. Он пришёл из далёкой страны, в которой произошло нечто чудесное. А именно, земля управлялась старым королем, чувствовавшим приближение собственной смерти. Король стал выбирать себе надгробный памятник. В той земле было много надгробий древних времён, и самый прекрасный был выбран королем. По преданию, здесь была похоронена девушка. Король приказал открыть могилу, чтобы перенести памятник. Но когда захороненные там останки оказались на поверхности, они вдруг ожили, превратились в чёрного коня, тут же ускакавшего и растворившегося в пустыне. Он — чёрный маг — прослышал об этой истории и сразу собрался в путь и пошел по следам коня. Много дней он шёл, пересек всю пустыню, дойдя до другого её края, где снова начинались луга. Там он обнаружил пасущегося коня и там же совершил находку, по поводу которой он и обращается за советом к белому магу. Ибо он нашёл ключи от рая и не знает, что теперь должно случиться. В этот увлекательный момент спящий пробуждается.

В свете вышеизложенного нетрудно разгадать смысл сновидения: старый король является царственным символом. Он хочет отойти к вечному покою, причём на том месте, где уже погребены сходные «доминанты». Его выбор пал на могилу Анимы, которая, подобно спящей красавице, спит мёртвым сном, пока жизнь регулируется законным принципом (принц или рrinceps). Но когда королю приходит конец 58, жизнь пробуждается и превращается в чёрного коня, который ещё в платоновской притче служил для изображения несдержанности страстной натуры. Тот, кто следует за конем, приходит в пустыню, то есть в дикую, удалённую от человека землю, образ духовного и морального одиночества. Но где-то там лежат ключи от рая.

Но что же тогда рай? По-видимому, Сад Эдема с его двуликим древом жизни и познания, четырьмя его реками. В христианской редакции это и небесный град Апокалипсиса, который, подобно Саду Эдема, мыслится как мандала. Мандала же является символом индивидуации.

Таков же и чёрный маг, находящий ключи для разрешения обременительных трудностей спящего, связанных с верой. Эти ключи открывают путь к индивидуации. Противоположность пустыня-рай также обозначает другую противоположность: одиночество — индивидуация (или самостановление).

Эта часть сновидения одновременно является заслуживающей внимания парафразой «речений Иисуса» (в расширенном издании Ханта и Гренфелла), где путь к небесному царству указывается животным и где в виде наставления говорится: «А потому познайте самих себя, ибо вы — град, а град есть царство». Далее встречается парафраза райского змея, соблазнившего прародителей на грех, что в дальнейшем привело к спасению рода человеческого Богом-Сыном. Данная каузальная связь дала повод офитам отождествить змея с Сотером (спасителем, избавителем). Чёрный конь и чёрный маг являются — и это уже оценка в современном духе — как будто злыми началами. Однако на относительность такого противопоставления добру указывает уже обмен одеяниями. Оба мага представляют собой две ипостаси старца, высшего мастера и учителя, архетипа духа, который представляет скрытый в хаотичности жизни предшествующий смысл. Он — отец души, но она чудесным образом является и его матерью-девой, а потому он именовался алхимиками «древним сыном матери».

Чёрный маг и чёрный конь соответствуют спуску в темноту в ранее упоминавшемся сновидении.

Насколько трудным был урок для юного студента теологии! К счастью для него, он ничего не заметил; того, что с ним во сне говорил отец всех пророков, что он стоял близко к великой тайне. Можно было бы удивиться нецелесообразности этих событий. Зачем такая расточительность?

По этому поводу могу сказать только, что мы не знаем, как этот сон воздействовал в дальнейшем на жизнь студента теологии. Но добавлю, что мне он сказал об очень многом, и не должен был затеряться, даже если сам сновидец ничего в нём не понял.

Хозяин этого сновидения явно стремился к представлению добра и зла в их общей функции; возможно, в ответ на всё меньшую разрешимость морального конфликта в христианской душе.

Вместе со своего рода релятивизацией противоположностей происходит известное сближение с восточными идеями. А именно nirvana индуистской философии, освобождение от противоположностей, что даёт возможность разрешения конфликта путём примирения. Насколько полна смысла и опасна восточная релятивизация добра и зла, можно судить по мудрой индийской загадке: «Кто дальше от совершенства — тот, кто любит Бога, или тот, кто Бога ненавидит?» Ответ звучит так: «Тому, кто любит Бога, нужны семь перерождений, чтобы достигнуть совершенства, а тому, кто ненавидит Бога, нужны только три. Потому что тот, кто ненавидит Его, думает о нём больше, чем тот, кто любит».

Освобождение от противоположностей предполагает их функциональную равноценность, что противоречит нашим христианским чувствам. Тем не менее, как показывает наш пример со сновидением, предписанная им кооперация моральных противоположностей является естественной истиной, которая столь же естественно признается Востоком, на что самым отчётливым образом указывает философия даосизма. Кроме того, и в христианской традиции имеются высказывания, приближающиеся к этой позиции; достаточно вспомнить притчу о неверном хозяине дома (Ungetreuen Haushalter) 59. Наш сон в этом смысле уникален, поскольку тенденция релятивизации противоположностей является очевидным свойством бессознательного. Стоит добавить, что вышесказанное относится только к случаям обострённого морального чувства; в иных случаях бессознательное столь же неумолимо указывает на несовместимость противоположностей.

Позиция бессознательного, как правило, соотносится с сознательной установкой. Можно было бы сказать, что наше сновидение предполагает специфические убеждения и сомнения теологического сознания протестантского толка. Это значит, что истолкование должно ограничиваться определённой проблемной областью. Но и в случае такого ограничения сновидение демонстрирует превосходство предлагаемой им точки зрения. Его смысл выражается мнением и голосом белого мага, превосходящего во всех отношениях сознание спящего. Маг — это синоним мудрого старца, восходящего по прямой линии к образу шамана в первобытном обществе. Подобно Аниме, мудрый старец является бессмертным демоном, освещающим хаотическую темноту жизни лучом смысла. Это просветлённый, учитель и мастер, психопомп (водитель души). Его персонификация — а именно «разбиватель таблиц», не ускользнула от Ницше. Правда, у него водителем души сделался Заратустра, превращённый из великого духа чуть ли не гомеровского века в носителя и глашатая собственного «дионисийского» просветления и восхищения. Хотя Бог для него и умер, но демон мудрости стал олицетворяющим его двойником, когда он говорит: Единое раздвоилось, и мимо Проходит Заратустра.

Заратустра для Ницше больше, чем поэтическая фигура, он является непроизвольной исповедью. Так и он сам блуждал во тьме забывшей о боге, раскрестившейся жизни, а потому спасительным источником для его души стал Открывающий и Просветлённый. Отсюда иератический язык «Заратустры», ибо таков стиль этого архетипа. Переживая этот архетип, современный человек сталкивается в своём опыте с древнейшим типом мышления, автономной деятельностью мышления, объектом которой является он сам. Гермес Трисмегист или Тот герметической литературы, Орфей из «Поимандреса» 60 или родственного ему «Роimen» Гермы 61 являются последующими формулировками того же самого опыта. Если бы имя «Люцифер» не обросло разного рода предрассудками, оно полностью подходило бы этому архетипу 63 или мистическая нервная система в китайской йоге 64. По всей вероятности, и серия образов в Таро 65 является потомком архетипов трансформации. Такое видение Таро стало для меня очевидным после подкрепляющего его доклада Р. Бернулли 66.

Символический процесс является переживанием образа и через образы. Ход процесса имеет, как правило, энантиодромическую структуру, подобно тексту «И Цзин», устанавливающую ритм отрицания и полагания, потери и приобретения, светлого и тёмного. Его начало почти всегда характеризуется как тупик или подобная ему безвыходная ситуация; целью процесса является, вообще говоря, просветление или высшая сознательность. Через них первоначальная ситуация переводится на более высокий уровень. Этот процесс может давать о себе знать, и будучи временно вытесненным, в единственном сновидении или кратковременном переживании, но он может длиться месяцами и годами в зависимости от исходной ситуации испытывающего процесс индивида и тех целей, к которым должен привести этот процесс. Хотя все переживается образно-символически, здесь неизбежен весьма реальный риск (это не книжные опасности), поскольку судьба человека часто зависит от переживаемой трансформации. Главная опасность заключается в искушении поддаться чарующему влиянию архетипов.

Так чаще всего и происходит, когда архетипические образы воздействуют помимо сознания, без сознания. При наличии психологических предрасположений, — а это совсем не такое уж редкое обстоятельство, — архетипические фигуры, которые и так в силу своей природной нуминозности обладают автономностью, вообще освобождаются от контроля сознания. Они приобретают полную самостоятельность, производя тем самым феномен одержимости. При одержимости Анимой, например, больной пытается кастрировать самого себя, чтобы превратиться в женщину по имени Мария, или наоборот, боится, что с ним насильственно хотят сделать что-нибудь подобное. Больные часто обнаруживают всю мифологию Анимы с бесчисленными архаическими мотивами. Я напоминаю об этих случаях, так как ещё встречаются люди, полагающие, что архетипы являются субъективными призраками моего мозга.

То, что со всей жестокостью обрушивается в душевной болезни, в случае невроза остаётся ещё сокрытым в подпочве. Но это не уменьшает воздействия на сознание. Когда анализ проникает в эту подпочву феноменов сознания, обнаруживаются те же самые архетипические фигуры, что населяют и бред психотиков. Last not least, бесконечно большое количество литературно-исторических документов доказывает, что практически во всех нормальных типах фантазии присутствуют те же архетипы. Они не являются привилегией душевнобольных. Патологический момент заключается не в наличии таких представлений, а в диссоциации сознания, которое уже не способно господствовать над бессознательным.

Во всех случаях раскола встаёт необходимость интеграции бессознательного в сознание. Речь идёт о синтетическом процессе, называемом мною «процесс индивидуации». Этот процесс соответствует естественному ходу жизни, за время которой индивид становится тем, кем он уже всегда был. Поскольку человек наделён сознанием, развитие у него происходит не столь гладко, появляются вариации и помехи. Сознание часто сбивается с архетипически инстинктивного пути, вступает в противоречие с собственным основанием. Тем самым возникает необходимость синтеза того и другого. А это и есть психотерапия на её примитивной ступени, в форме целительных ритуалов. Примерами могут служить самоидентификация у австралийцев через провидение времён Альчерринга 67, отождествление себя с Сыном Солнца у индейцев Таоспуэбло, апофеоз Гелиоса в мистериях Исис по Апулею и так далее.

Терапевтические методы комплексной психологии заключается, соответственно, с одной стороны, в возможно более полном доведении до сознания констеллированного бессознательного содержания, а с другой стороны, в достижении синтеза этого содержания с сознанием в познавательном акте.

Культурный человек сегодня достиг столь высокого уровня диссоциации и настолько часто пускает её в ход, чтобы избавиться от любого риска, что возникают сомнения по поводу возможности соответствующих действий на основе его познания. Необходимо считаться с тем, что само по себе познание не ведёт к реальному изменению, осмысленному практическому применению познания.

Познание, как правило, ничего не делает и не содержит в самом себе никакой моральной силы.

Поэтому должно быть ясно, в какой мере излечение неврозов представляет собой моральную проблему.

Так как архетипы, подобно всем нуминозным явлениям, относительно автономны, их чисто рациональная интеграция невозможна. Для интеграции необходим диалектический метод, то есть противостояние, часто приобретающее у пациентов форму диалога, в котором они, не подозревая об этом, реализуют алхимическое определение медитации, как colloquium cum suo angelo bono, беседу со своим добрым ангелом 68. Этот процесс протекает обычно драматически, с различными перипетиями. Он выражается или сопровождается символическими сновидениями, родственными тем «representations collectives», которые в виде мифологического мотива издавна представляют процесс трансформации души 69.

В рамках одной лекции я должен был ограничиться лишь отдельными примерами архетипов. Я выбрал те из них, которые играют главную роль при анализе мужского бессознательного, и постарался дать самый краткий очерк процесса психической трансформации, в которой они появляются. Такие фигуры, как Тень, Анима и старый мудрец, вместе с соответствующими фигурами женского бессознательного со времён первого издания текста этой лекции описывались мною в полном виде в моих работах о символике Самости 70.

Более полное освещение получили также связи процесса индивидуации и алхимической символики 71.

что это, виды по Юнгу и Пирсон (Мудрец, Искатель, Маг, Герой, Шут, Славный малый, Любовник, другие), примеры в брендинге

Архетип – это понятие, которое обозначает образы, символы и картинки в коллективном бессознательном. Считается, что они существуют в глубинах нашего разума с рождения и передаются от предков.

Архетипы личности – это сценарии, попадая в которые человек неосознанно совершает определенные поступки, делает выбор. Архетипы бренда соответствуют личности своего основателя, вызывая у пользователей определенные образы.

Что такое архетип

Слово архетип дословно с греческого языка переводится, как «прообраз». Перевод как нельзя лучше расшифровывает это понятие. Ведь архетип – это основной элемент коллективного бессознательного, в котором зашифрованы универсальные образы, символы, мотивы.

Архетипы находятся в самых глубоких слоях нашего разума (некоторые психологи утверждают, что – души). Они не формируются в процессе приобретения навыков, жизненного опыта. Считается, что человек уже рождается, имея архетипы персонажей.

Основоположником понятия «архетип» считается лучший ученик Фрейда – К. Юнг. Он заметил, что сценарии легенд, приданий, образы различных персонажей (дракон, ведьма, рыцарь, волшебник) одинаковы и повторяются у разных, не связанных друг с другом народов, вне зависимости от времени и места их проживания. Даже ребенок, который никогда не сталкивался с такими понятиями, уже имеет о них представление.

По основной версии, архетипы формировались в сознании людей тысячелетиями, передаваясь новым поколениям от предков на протяжении всего времени существования человечества. Они уже заложены в код ДНК каждого ребенка. Архетип – это память предков, которой обладает каждый человек.

Архетипы влияют на жизнь каждого человека. Это врожденные модели и идеи, которые заставляют реагировать на различные события определенным образом.

В коллективном бессознательном каждого индивидуума присутствует весь список архетипов. Они являются во снах в качестве символов, оказывают влияние на поведение, выбор.

Под влиянием различных событий люди входят в роль одного (или нескольких) из архетипов, начиная действовать по его сценарию. Причем у каждого варианта есть отрицательные и положительные полюса.

С помощью психолога архетипические мотивы можно корректировать, переходя из одного полюса роли в другой или даже менять сценарий.

Теория архетипов нашла практическое применение в брендинге. Она помогает не только создать уникальный образ бренда, но и найти наиболее эффективный подход к клиентам.

Знание архетипа позволяет:

  1. Понять логику собственных поступков, спрогнозировать развитие собственной личности.
  2. Осознать собственные мотивы, страхи, барьеры.
  3. Создать компанию, в которой будут отражаться собственные ценности. Понять, какой образ будут видеть потребители в бренде.
  4. Научиться достигать взаимопонимания с разными людьми.
  5. Достигнуть большей продуктивности во всех жизненных сферах.
  6. Составить психологический портрет целевой аудитории. Понять мотивы, барьеры потребителей при покупке продукта.
  7. Создать привлекательную для клиентов тональность коммуникаций.
  8. Оптимизировать критерии подбора персонала.
  9. Создать сбалансированную культуру корпоративного взаимодействия.

Личное и коллективное бессознательное

Чтобы лучше понять, что такое архетипы, как они влияют на нашу жизнь, стоит разобрать все три слоя нашего разума и выяснить, где находится коллективное подсознательное:

  1. Эго. Этот слой также называют сознанием. Это компонент, где содержатся наши мысли, чувства, воспоминания, благодаря которым человек ощущает свою целостность. Это то, что мы можем осознать и писать словами, что лежит на поверхности, что доступно и понятно каждому человеку.
    Эго – основа самосознания. Благодаря этому слою человек способен увидеть, осознать результаты своей ежедневной деятельности.
  2. Личное бессознательное. Более известное название – подсознание. Это глубокий слой, где хранятся чувства, образы, воспоминания, которые были забыты, вытеснены из сознания или не были осознаны. Там же находятся эмоции, которые были недостаточно яркими, чтобы проникнуть в сознание.
    Отчасти подсознание руководит сознанием, заставляя человека неосознанно совершать некоторые поступки. Личное бессознательное индивидуально для каждого индивидуума и может быть осознано.
  3. Коллективное бессознательное. Это самый глубокий слой в структуре личности. Он содержит память всего человечества и даже человекообразных предков. Здесь живут мысли, чувства и образы, общие для всех людей и являющиеся результатом совместного прошлого. Это наследие человеческой эволюции, возродившееся в каждом индивидууме.
    Именно в этом слое содержатся архетипы, поэтому они одинаковы для всего человечества.

Архетипы находятся глубже сознания и подсознания. Это скрытый ресурс, который всплывает на поверхность самостоятельно под действием разных событий. Существуют практики, позволяющие добраться до коллективного бессознательного и почерпнуть оттуда новые ресурсы для преодоления собственных барьеров или изменения сценария жизни.

Архетипы Юнга

Карл Густав Юнг первым выдвинул теорию архетипов. Это стало одной из главных причин его противостояния с Фрейдом.

Психотерапевт считал, что нельзя выделить точное количество архетипов, так как их бесконечное множество. Однако известно несколько основных архетипов по Карлу Юнгу.

Мудрый старик

Архетип Мудрый старик также называют Мудрецом и Мыслителем. Его главные потребности – изучение окружающего мира, познание качеств и свойств собственной души, личностей других людей.

Мудрый старик отличается спокойствием, отстраненностью, некоторым безразличием к достижениям и неудачам окружающих. Его сложно вывести из себя, заставить принимать необдуманные решения, участвовать в сомнительных авантюрах.

Мудреца интересует все новое и необычное, он буквально впитывает в себя знания. Его мало тревожат действия, диалоги, лишенные интеллектуальной составляющей.

Мыслители кажутся холодными и безразличными, отчасти это так. Для них приоритетнее самопознание, внутренняя гармония, единение с природой, нежели материальные блага, увеселения.

Мудрый старик способен найти эффективное решение даже самых сложных задач. К тому же он слывет отличным целителем чужих душевных мук.

Главный недостаток Мудреца – нежелание и неумение действовать, добиваться поставленной цели. Это теоретик, а не практик. Он не привык двигаться вперед, живет аскетично, довольствуется тем, что уже имеет.

Анима

Анима – олицетворение женской энергии. Причем этот персонаж присутствует в каждом человеке, вне зависимости от его пола. Нередко он оказывает влияние на мужчин.

Анима отличается высокой эмоциональностью, неспособностью контролировать собственные эмоции, порывы. Это концентрация истинно женских признаков: импульсивности, резких перемен настроения, развитой интуиции, способности искренне любить.

Анима делает людей раздражительными, легковозбудимыми. Заставляет совершать необдуманные поступки, сожалеть о них позже.

Роль Анимы могут брать на себя мужчины, приобретая описанные выше качества.

Анимус

Анимус – противоположность Анимы. Это олицетворения качеств, свойственных мужскому началу. Анимус уравновешивает импульсивность Анимы, добавляет логики в ее поступки, открывает глаза.

Анимус действует, опираясь на собственный опыт, логику. Все его поступки, суждения хорошо обдуманы, взвешены. Для архетипа несвойственен авантюризм, импульсивность, резкие смены настроения, излишняя эмоциональность. Это консервативный тип, ценящий стабильность и спокойствие.

Анимусу не хватает гибкости мышления. Повышенная осторожность не позволяет полностью раскрыть собственный потенциал. Нежелание прислушиваться к чужому мнению, менять свои взгляды часто превращает устоявшиеся догмы в абсурд. Интуиция у этого типа не развита.

Женщины, у которых на первый план выходит прообраз Анимуса, лишены женственности, утонченности, но имеют стальной стержень.

Самость

Самость – это, по мнению Юнга, абсолютный баланс, архетип, который объединяет в себе женское и мужское начало, в нем наблюдается идеальное соотношение сознательного и бессознательного. Этот архетип – эталон целостности, гармоничности.

Самость – символ динамики и равновесия. Позволяет противоположностям найти идеальный баланс.

В большинстве случаев присутствие Самости выражено слабо. Обычно этот образ приходит лишь во снах в виде едва уловимого образа, который трудно осознать.

Тень

Тень или Анти-я – архетип, который включает убеждения, установки и сценарии, неприемлемые и отвергаемые человеком. Это демон, животная часть, обитающая внутри каждого индивидуума.

Тень – тип, который каждый подавляет и скрывает внутри себя. Желание подавить Тень вызвано недопустимостью проявления таких качеств общественными нормами морали.

Компонент Тени присущ всем людям. Обычно он успешно контролируется, не выходит наружу. Однако при психических расстройствах, изменении сознания вследствие алкогольного или наркотического опьянения, в нетипичных ситуациях человек может потерять контроль над Тенью, и она начнет руководить его действиями.

Персона

Персона – архетип актера, притворщика. Она носит маски, с легкостью меняя их зависимости от ситуации. Истинное лицо, намерения, чувства Персоны разгадать практически невозможно.

Персона проживает сразу несколько жизней, персонажи которых часто не имеют ничего общего друг с другом. Этому архетипу необходимы зрители, поэтому он социализирован, легко находит общий язык с окружающими людьми, привлекает внимание, обладает практически магическим магнетизмом.

У Персоны есть скрытая темная сторона. Под масками скрывается социопат, кидающийся из крайности в крайность, считающий себя умнее и выше других людей, представляющий опасность для окружающих. Он отличается стремлением к неоправданному риску, жаждой опасных приключений.

Мать

Архетип Мать – начало всех начал. Этот тип закладывает модель общения человека с окружающим миром, определяет его отношение к родителям, собственным детям.

У Матери есть светлое и темное начало:

  1. Великая мать. Дает начало всему живому, хоронит тепло и семейный очаг. Это заботливый персонаж, дарящий любовь, душевное тепло и ласку. Стремится достигнуть во всем гармонии, сделать всех вокруг себя счастливыми. Это светлое начало.
  2. Мачеха. Темное начало. Ей свойственна хитрость, ложь, желание контролировать окружающих. Это злая старуха из детских сказок.

Отец

Отец – динамика, активность, способность принимать быстрые и верные решения. Выделяют три разновидности этого архетипа:

  1. Отец Зевс. Отличается патриархальным характером, уверенностью в себе и своих решениях, лидерскими качествами, высоким авторитетом.
  2. Отец Уран. Мужчина с высоким интеллектом, хорошо развитыми умственными способностями. Он может уходить в себя, вызывая чувство безвыходности.
  3. Отец Кронос. Приобретает образ врага. Стремится к абсолютному контролю, победам. Отличается агрессией, диктаторскими чертами.

Ребенок

Юнг считал архетип Ребенка одним из наиболее значимых. В нем сливаются мужское и женское начало, сила и слабость. Есть две разновидности этого образа:

  1. Ребенок грядущий. Он достойно переносит трудности и испытания свыше, смотрит на мир с оптимизмом, обладает волей к жизни, большой силой духа.
  2. Обиженный ребенок. Он требует внимания, защиты, неспособен преодолевать трудности.

12 архетипов по Пирсон

Применение архетипам в брендинге нашли Маргарет Марк и Кэрол Пирсон. Они стали авторами книги «Герой и Бунтарь», в которой выделили 12 видов архетипов.

Авторы говорят о том, что при разработке идеи бренда нужно опираться на психологические аспекты личности, ее потребности. Это поможет вызвать отклик в душе клиентов, повысить спрос на предложение.

Простодушный

Архетип Простодушный также известен под названием Невинный. Этот образ стремится к счастью, хочет дарить радость другим, нравиться окружающим. Он старается делать все правильно, отличается верой и оптимизмом. В этом его сила.

При этом Простодушный не хочет брать на себя ответственность за собственные и чужие поступки. Он боится ошибиться, сделать что-то неправильно, вызвать неудовольствие окружающих, быть наказанным.

Искатель

Архетип Искатель называют Авантюристом, Антигероем, Пилигримом и Странником. Он стремится познать весь мир, найти свое Я, полностью реализовать свой потенциал. Персонаж живет полной жизнью, постоянно достигая новых вершин. Он амбициозен, независим, честен перед собой и окружающими. Любит путешествия.

Главные страхи Странника – ограничение свободы, потеря внутренней гармонии, чувство опустошенности. Часто персонаж страдает из-за неспособности найти свою цель, непонимания и непринятия окружающих.

Мудрец

Архетип Мудрец также известен под именами Мыслитель, Философ, Ученый, Исследователь, Оракул, Ценитель, Созерцатель, Ментор, Детектив. Его главная цель – постичь истину. Он стремится стать экспертом, познать мир. Это персонаж с высоким интеллектом.

Мудрец боится стать невежественным, ошибиться в суждениях, обмануться в своих ожиданиях. Он, скорее теоретик, нежели практик. Много думает, но мало действует.

Бунтарь

Архетип Бунтарь – это революционер, который любит шокировать, добиваться поставленных целей. Отличается силой духа, влиятельностью.

Персонаж ломает, разрушает, переделывает то, что утратило актуальность и больше не работает. Он стремится к свободе и освобождению.

Бунтаря пугает бессилие, неспособность изменить мир, отсутствие результатов. Он может преступить закон, перейти на темную сторону.

Герой

Герой, он же Идеалист, Воин и Победитель, стремится доказать миру свою компетентность, значимость, силу, власть. Он выбирает самые сложные пути, отличается силой воли, бесстрашием.

Приобретенные ресурсы использует для помощи окружающим. Его существование – вечная битва с конкурентами, злодеями и т. д. Персонаж боится прослыть трусом, показать свою слабость и уязвимость. У него есть и негативные качества – высокомерие, неспособность вовремя остановиться.

Маг

Архетип Маг, он же Волшебник, Шаман, Целитель, стремится воплотить мечты в жизнь, понять Вселенную. Маг способен найти выигрышное решение, познать фундаментальные законы и следовать им.

Архетип Волшебник имеет и темную сторону, часто превращаясь в манипулятора. Боится, что его поступки приведут к неожиданным негативным последствиям.

В брендинге Маг выступает новатором. От его начинаний веет харизмой, он быстро находит поклонников.

Шут

Архетип Шут встречается под именами Фокусник, Клоун, Шутник, Пересмешник, Комик, Джокер, Проказник. Персонаж – неисправимый оптимист, он во всем видит положительные стороны, любые трудности преодолевает легко, с улыбкой, играючи. Он сеет веселье и хаос везде, где появляется, живет одним днем.

Главная цель Шута – сделать мир светлее и радостнее, весело провести время. Он не боится быть смешным.

Клоун боится стать скучным или заскучать. Он редко бывает серьезным, ему свойственно легкомыслие. Часто этот тип растрачивает свою жизнь зря.

Любовник, любовница

Архетип Любовник, или Соблазнитель, живет эмоциями. Он находится в постоянном поиске настоящей любви, отличается харизмой, страстностью, чувственностью, привлекательностью. Постоянно находится в центре внимания.

Любовник желает добиться интимности, получить удовольствие, любить и быть любимым, самосовершенствоваться внешне и внутренне. Он окружает себя людьми, которые ему симпатичны, выбирает работу, приносящую удовольствие.

Соблазнитель боится остаться один, перестать нравиться людям. Часто, стремясь добиться расположения окружающих, он теряет себя.

Славный малый

Архетип Славный малый стремится быть таким, как все, он боится выделиться, остаться непонятым. Персонаж ценит традиции, отличается предсказуемостью, посредственностью, приземленностью. Он не прыгает выше потолка, не стремится достичь большего. Его также называют Работягой, Своим парнем, Человеком из народа.

Главная цель Славного малого – стать частью общества, понравиться всем. Персонаж честен перед окружающими, не носит маски.

Часто Работяга теряет себя, желая понравиться другим, подавляя собственное Я.

Заботливый

Архетип Заботливый (Родитель, Альтруист, Помощник, Няня) всегда готов помочь, он больше заботится о благополучии окружающих, а не о себе. Тип отличается щедростью, способностью к самопожертвованию, альтруизмом.

Больше всего боится эгоизма, как собственного, так и окружающих, неблагодарности. Его слабость – в жертвенности.

Правитель

Архетип Правитель известен еще как Лидер, Босс, Вождь, Аристократ, Управленец, Король, Королева, Царь, Императрица. Это ответственный, уверенный в себе персонаж, обладающий выдающимися лидерскими качествами.

Правитель стремится занять главенствующую роль во всех сферах: семье, бизнесе, обществе. Для него важен контроль в любых ситуациях, абсолютная власть.

Творец

Архетип Творец известен под другими названиями: Фантазер, Новатор, Кузнец, Мечтатель, Художник, Экспериментатор, Романтик. Это творческий персонаж с хорошо развитым воображением. Он стремится созерцать, воплощая свое видение в жизнь. Он постоянно улучшает свои навыки, развивает талант.

Творец боится стать обычным, посредственным. Потерять вдохновение, творческие способности. Быть таким, как все, брать пример с других. Его слабость кроется в излишнем перфекционизме, частом принятии неверных решений.

Примеры архетипов в брендинге

Архетипы используются в создании брендинга. Бренд может олицетворять тип, который наиболее близок его владельцу или отыгрывать сценарий, приятный для потребителя.

В списке представлены примеры архетипов разных брендов:

  • Playboy– Любовник;
  • Adidas– Правитель;
  • Puma – Бунтарь;
  • Comedy Club – Шут;
  • LEGO – Творец;
  • Levi Strauss & Co – Искатель;
  • ВКонтакте – Славный малый;
  • Apple– Волшебник.

Архетипы – прообразы из глубины нашего разума, которые передаются людям от предков, присутствуют с рождения. Это сценарии, которые влияют на жизнь человека, заставляя неосознанно принимать те или иные решения. Архетипы успешно применяются в брендинге.

Замечали ли вы архетипы в известных брендах? Делитесь наблюдениями, делайте репосты в соцсети.

Теория архетипов К.Г. Юнга и ее применение в графической рекламе.


автор: Долгополова Надежда гр. 597

Введение

Данный реферат посвящен изучению теории архетипов, созданной Карлом Густавом Юнгом около столетия назад. Однако в наши дни эта теория не только не утратила своей актуальности, но нашла новые применения.

Очень большое значение в сегодняшнем обществе имеют коммуникации. Теперь, когда расстояния, прежде разделявшие людей, живущих в разных городах и странах, благодаря развитию техники, сжались настолько, что общение с человеком, живущим на другой стороне земного шара, не является проблемой, появляется новая сложность – количество информации, которую человек должен воспринимать ежеминутно, возросло настолько, что реально усваивается ничтожная её часть, остальное отфильтровывается мозгом ещё до осознания. Люди пытаются найти пути к передаче сообщений как можно более быстро и эффективно. Речь идет не только о вербальной информации, но и, например, о посланиях, выраженных визуально. Ведь изображение не требует прочитывания, как текст, оно воспринимается целиком и сразу.

Цель быстрой передачи сообщений особенно остро стоит в таком виде деятельности, как создание рекламы. Действительно, реклама – это по сути сообщение производителя потребителю об особенностях предлагаемого продукта. В данной работе рассматривается конкретно графическая реклама, сложность создания которой, по сравнению, например, с видеорекламой, заключается в том, что сообщение практически не имеет протяженности по времени, не может иметь развернутого сюжета. С другой стороны, в этом заключается простота для восприятия потребителем.

Создатели рекламы ищут всё новые и новые методы влияния на человека через рекламные образы и новые способы прохождения «информационного фильтра» человека. Оказалось, что одним из таких методов является использование архетипов, открытых К.Г. Юнгом.

Рассмотрим это понятие и его связь с графической рекламой.

Глава 1 К.Г. Юнг. Создание теории архетипов

Карл Густав Юнг родился 26 июля 1875 г. в семье, где религия и медицина соединились задолго до его рождения. Отец был священником евангелически-реформатской церкви, дед — профессором медицины. Семья принадлежала к «хорошему» обществу, но едва сводила концы с концами. После окончания университета Юнг переезжает в Цюрих, начинает работать в клинике Бургхёльци, руководимой видным психиатром Э.Блейлером. Наука там рассматривалась как полезное орудие, ценилась по своим приложениям, эффективному применению в индустрии, строительстве, торговле, медицине. Наука и религия вступили в противоречие именно потому, полагал Юнг, что религия оторвалась от жизненного опыта, так же как наука уходит от важнейших проблем, она держится плотского эмпиризма и прагматизма. В созданной наукой картине мира человек есть лишь механизм среди других механизмов, его жизнь утрачивает всякий смысл. У многих мыслителей конца XIX — начала XX вв. мы обнаруживаем то же негативное отношение и к мертвому космосу естествознания, и к церкви, и к религии.

Психология сделалась для Юнга наукой наук — именно она, с его точки зрения, должна дать современному человеку целостное мировоззрение. Юнга задела мода на оккультизм, распространенная в его вермя. На протяжении двух лет он принимал участие в спиритических сеансах, познакомился с обширной литературой по астрологии, нумерологии и другим «тайным» наукам. От наивной веры в то, что медиумы общаются с духами умерших, он скоро отошел.

Медиумом была дальняя родственница Юнга, полуграмотная девушка, не склонная к актерству и надувательству. Состояния транса были неподдельными; об этом свидетельствовало хотя бы то, что не окончившая гимназии девушка будучи в трансе переходила на литературный немецкий язык, которым в обычном состоянии не владела (швейцарский диалект сильно отличается от литературного верхненемецкого), также она явно ничего не знала о космологии гностиков-валентиниан II в. н.э., не могла она придумать столь сложную систему, но в сообщении одного из «духов» эта система была изложена детальным образом.

Эти наблюдения легли в основу докторской диссертации К.Г. Юнга «О психологии и патологии так называемых оккультных феноменов» (1902). Данная работа до сих пор сохранила определенное научное значение — Юнг дает в ней психологический и психиатрический анализ медиумического транса, сопоставляет его с галлюцинациями, помраченными состояниями ума. Он отмечает, что у пророков, поэтов, мистиков, основателей сект и религиозных движений наблюдаются те же состояния, которые психиатр встречает у больных, слишком близко подошедших к священному «огню» — так, что психика не выдержала, произошел раскол личности. У пророков и поэтов к их собственному голосу часто примешивается идущий из глубин голос как бы другой личности, но их сознанию удается овладеть этим содержанием и придать ему художественную или религиозную форму. Всякого рода отклонения встречаются и у них, но зато имеется интуиция, «далеко превосходящая сознательный ум»; они улавливают некие «праформы». Именно изучением этих «праформ» заинтересовался Юнг.

Как известно, человеческая психика представляет собой целостность бессознательных и сознательных процессов, это саморегулирующаяся система, в которой происходит постоянный обмен энергией между элементами.

Изучая сны и фантазии своих пациентов, в которых, как правило, и выражаются неосознаваемые стороны психики, Юнг обнаружил в них образы и идеи, которые никак не увязывались с опытом человека в рамках одной жизни. Самым удивительным оказалось то, что этот пласт бессознательного был связан с мифическими и религиозными темами, присутствующие даже в очень далеких друг от друга культурах. Так были открыты архетипы (от греч. “архе” — “начало” и “типос”— “образ”) — мощные психические первообразы, скрытые в глубинах бессознательного, врожденные универсальные идеи, изначальные модели восприятия, мышления, переживания. Это своего рода первичные представления о мире и жизни, которые не зависят от уровня полученных знаний. Они в разное время появляются в сознании людей, как бы всплывают независимо от воли человека; праформы автономны, они не определяются сознанием, но способны воздействовать на него. Именно поэтому эти всеобщие представления получили название «коллективного бессознательного».

«Коллективное бессознательное» стало центральным понятием философии Юнга. Он отличает коллективное бессознательное от «личностного бессознательного», куда входят прежде всего вытесненные из сознания представления; там скапливается все то, что было подавлено или позабыто. Фрейд, много занимавшийся проблемами человеческого бессознательного, рассматривал только индивидуальную его часть, отрицая наличие общих для людей бессознательных образов. В противоположность ему, Юнг изучает бессознательное не человека, а человечества. «Коллективное бессознательное» является итогом жизни рода, оно присуще всем людям, передается по наследству и является тем основанием, на котором вырастает индивидуальная психика. Подобно тому, как наше тело есть итог всей эволюции человека, его психика содержит в себе и общие всему живому инстинкты, и специфически человеческие бессознательные реакции на постоянно возобновляющиеся на протяжении жизни рода феномены внешнего и внутреннего миров. Психология, как и любая другая наука, изучает универсальное в индивидуальном, т.е. общие закономерности. Это общее не лежит на поверхности, его следует искать в глубинах. Так мы обнаруживаем систему установок и типичных реакций, которые незаметно определяют жизнь индивида («тем более эффективно, что незаметно»). Под влиянием врожденных программ, универсальных образцов находятся не только элементарные поведенческие реакции вроде безусловных рефлексов, но также наше восприятие, мышление, воображение.

Если раньше безумие объяснялось «одержимостью бесами», которые приходили в душу извне, то у Юнга оказывалось, что весь их легион уже содержится в душе, и при определенных обстоятельствах они могут одержать верх над «Я» — одним из элементов психики. Душа всякого человека содержит в себе множество личностей, и у каждой из них имеется свое «Я»; время от времени они заявляют о себе, выходят на поверхность сознания. Древнее речение: «У нежити своего облика нет, она ходит в личинах» можно было бы применить к юнговскому пониманию психики — с той оговоркой, что сама психическая жизнь, а не «нежить», обретает разного рода маски.

Юнг сравнивал архетипы с системой осей кристалла, которая преформирует кристалл в растворе, будучи неким невещественным полем, распределяющим частицы вещества. В психике таким «веществом» является внешний и внутренний опыт, организуемый согласно врожденным образцам. В чистом виде архетип поэтому не входит в сознание, он всегда соединяется с какими-то представлениями опыта и подвергается сознательной обработке. Ближе всего к самому архетипу эти образы сознания («архетипические образы») стоят в опыте сновидений, и мистических видений, когда сознательная обработка отсутствует. Это спутанные, темные образы, воспринимаемые как что-то жуткое, чуждое, но в то же время переживаемые как нечто бесконечно превосходящее человека, божественное. В работах по психологии религии для характеристики архетипических образов Юнг использует термин «нуминозное» (numinosum от латин. numen — божество), введенный немецким теологом Р. Отто в книге «Священное» (1917). Отто называл нуминозным опыт чего-то переполняющего страхом и трепетом, всемогущественного, подавляющего своей властью, перед которым человек лишь «персть смертная»; но в то же самое время это опыт величественного, дающего полноту бытия.

Архетипические образы всегда сопровождали человека, они являются источником мифологии, религии, искусства. В этих культурных образованиях происходит постепенная шлифовка спутанных и жутких образов, они превращаются в символы, все более прекрасные по форме — всеобщие по содержанию. Мифология была изначальным способом обработки архетипических образов. В книге Юнга «Архетип и сивал», говорится о том, что мифы — в первую очередь психические явления, выражающие глубинную суть души. Все мифологизированные естественные процессы, такие, как лето и зима, новолуние, дождливое время года и т.д. не столько аллегория самих объективных явлений, сколько символические выражения внутренней и бессознательной драмы души. Она улавливается человеческим сознанием через проекции, т.е. будучи отраженной в зеркале природных событий. Такое проецирование лежит у самых оснований, а потому потребовалось несколько тысячелетий истории культуры, чтобы хоть как-то отделить проекцию от внешнего объекта.

Человек первобытного общества лишь в незначительной мере отделяет себя от «матери-природы», от жизни племени. Он уже переживает последствия отрыва сознания от животной бессознательности, возникновения субъект-объектного отношения — этот разрыв на языке религии осмысляется как «грехопадение» («станете как боги», «знание добра и зла»). Гармония восстанавливается с помощью магии, ритуалов, мифов. С развитием сознания пропасть между ним и бессознательным углубляется, растет напряжение. Перед человеком возникает проблема приспособления к собственному внутреннему миру. Если мифология едва различает внешнее и внутреннее, то с появлением науки такое разделение становится свершившимся фактом. Адаптацию к образам бессознательного берут на себя все более сложные религиозные учения, по-прежнему покоящиеся на интуитивном опыте нуминозного, но вводящие абстрактные догматы.

Люди древних цивилизаций ценили опыт сновидений, галлюцинаций как милость божию, поскольку именно в них мы вступаем в прямой контакт с коллективным бессознательным. Если сознание уже не принимает во внимание опыт архетипов, если символическая передача невозможна, то архетипические образы могут вторгнуться в сознание в самых примитивных формах.В сновидениях своих пациентов Юнг постоянно сталкивался с символами, которые были непонятны не только пациентам, не имевшим соответствующей исторической подготовки, но вызывавшие удивление и у Юнга, потратившего многие годы на изучение религиозно-мифологических представлений. По непонятной причине в сновидениях вновь и вновь воспроизводились образы, характерные для эллинистических религий, герметизма, гностицизма. Так как Юнг полагал, что онтогенез повторяет филогенез, то выход на поверхность сознания символов прошлой эпохи означал для него возвращение бессознательного к этому моменту развития коллективной души.

Архетип как таковой существенно отличается от исторически устоявшихся или переработанных форм. На высших уровнях тайных учений архетипы предстают в такой оправе, которая, как правило, безошибочно указывает на влияние сознательной их переработки в суждениях и оценках. Непосредственные проявления архетипов, с которыми мы встречаемся в сновидениях и видениях, напротив, значительно более индивидуальны, непонятны или наивны, нежели, скажем, мифы. По существу, архетип представляет то бессознательное содержание, которое изменяется, становясь осознанным и воспринятым; оно претерпевает изменения под влиянием того индивидуального сознания, на поверхности которого оно возникает.

Глава 2 Особенности архетипов, их классификация, базовые архетипы

Для того, что бы понять, как именно могут быть использованы архетипы в рекламном дизайне, рассмотрим более подробно процесс проявления архетипов в человеческой жизни, их влияние на повеление человека. Кроме того, обратимся к их особенностям и характеристикам.

Итак, по определению Е.А. Файдыша, приведённому в книге «Карма и психотравмы»: «Архетип — образ бессознательного, имеющий надличностное, общечеловеческое значение. Он проявляется как в глубинных основах личности отдельного человека, так и в мифах, религиях, искусстве и культуре. Особенность архетипа в бесконечной вариативности его проявления, невозможности его простого, жесткого определения в виде текста. И в то же время в наличии некоего общего, позволяющего узнавать каждый архетип во всех его проявлениях. Примерами архетипов могут служить понятия Бога, любви, обобщенные понятия отцовского и материнского начала и т.д.»

Свойства архетипов:

• Сложность описания архетипа заключается в том, что, по сути, словесная формулировка есть переведение в слова мыслей; архетип же, являясь неосознаваемым, то есть непродумываемым, также и сформулирован может быть очень условно. Отсюда и первая из основных особенностей архетипического объекта, которая состоит в том, что он принципиально не может быть полностью описан в логически упорядоченном и структурированном виде. Каждый архетип характеризуется бесконечной изменчивостью связанных с ним образов, и в то же время содержит нечто неуловимое, позволяющее во всем этом чувствовать единое начало, невыразимое словами и определениями. Т.е. архетип невозможно задать простым перечислением связанных с ним образов. Иными словами, как подробно и детально мы бы не описывали архетип, всегда найдется что-то важное, не попавшее в это описание.

• Следующее важное свойство архетипа — невозможность провести четкую границу между разными архетипическими образами, которые как бы проникают, плавно переходят друг в друга. Архетип напоминает многомерный объект, который мы видим только как его отдельные проекции. Отсюда и бесконечное множество описаний, образов, ликов, и невозможность сведения архетипа к простому их перечислению, и размытые границы между разными архетипическими образами.

Проявленность архетипа в нашем мире на самых различных понятийных, смысловых, семантических и символических срезах. Он может быть представлен как текст-описание, понятие, принцип, изображение, геометрический, звуковой или цифровой символ и т.д. При этом на каждом срезе или проекции архетипа, в силу его многомерной природы, ему может соответствовать целое множество внешне различных образов.

При классификации архетипической информации и, соответственно, при её использовании для моделирования поведения человека и общества, а также при употреблении адекватных архетипических символов в нашей повседневной жизни возникают довольно значительные трудности. Одна из них связана с огромным количеством архетипической информации и невозможностью её «полного собрания сочинений». Поэтому сразу оговоримся, что приведенная здесь классификация архетипов не может быть исчерпывающей.

Исследователи насчитывают в мировой культуре сотни, если не тысячи различных архетипов, однако можно выделить основные “кирпичики”, из которых созданы все остальные.

Прорывом в понимании природы архетипов стало открытие Юнгом несколько видов восприятия информации: логическое (T) и образное (F) (эмоциональное), сенсорное (S)(акцент на органы восприятия) и интуитивное (N) (акцент на воображение). Кроме того, он выделил две установки человеческой психики: экстравертная (E)(мотивирующая сила принадлежит, прежде всего, объекту, внимание преимущественно направлено во вне, на объекты внешнего мира) и интровертная (I) (человек, прежде всего, черпает мотивации изнутри, внимание преимущественно направлено внутрь, на субъект). Другими словами, установки психики показывают, как мы взаимодействуем с окружающим нас миром и куда направляем энергию.

Таким образом, пространство архетипов можно в первом приближении описать трехмерной моделью, где дихотомическими осями являются экстраверсия – интроверсия, логика — этика, сенсорика – интуиция.

Плоскость “эктсраверсия – интроверсия / логика – этика” представлена архетипами Любовник, Герой, Славный малый и Мудрец (о конкретных архетипах будет сказано чуть ниже), тесно связанными с античными представлениями о типах темперамента.

Плоскость “эктсраверсия – интроверсия / сенсорика – интуиция” представлена архетипами Правитель и Хранитель (прагматики), а так же архетипами Ребенок и Искатель (романтики).

Плоскость “логика — этика / сенсорика – интуиция” представляет собой по сути разработанную Маслоу пирамиду потребностей. Сначала сектор ST – потребность в действии, обеспечении питания и защиты. Затем сектор SF – потребность в самоидентификации — кто я на самом деле? Потом FN – потребность в социализации, осознании себя частью большего. А после этого NT – потребность в самореализации.

Если перенести плоскость “потребностей” на сферу деятельности человека, то получаем, что потребности сектора ST выражаются в таких видах деятельности, как производство, управление, армия; сектора SF – в торговле и сервисе; FN – искусстве, воспитании и моде; наконец, NT – науке. Практика показывает, что архетипы одной дихотомической шкалы не могут быть одинаково хорошо развиты в рамках единого образа. Например, не может быть одинаково хорошо проявлена логика и этика.

Согласно построенного нами трехмерного пространства, получаем восемь базовых архетипов, каждому из них соответствует определенный стиль поведения человека, тип эмоционального переживания, бессознательный прогноз развития событий:

Повелитель, правитель (ES)

Ценности — власть, статус, престиж, контроль. Проявление архетипа: человек, который стремится управлять другими людьми, держать все под контролем. Он энергичен, напорист, уделяет внимание своему имиджу. Старается занять в обществе высокое положение, укрепить свой авторитет и власть. Мотивация: воля, доминирование, удержание превосходства, руководство, контроль, статус, власть.

Воин, герой (ET)

Ценности — профессионализм, победа, предприимчивость, деньги. Проявление архетипа: человек, который легко справляется со сложным делом, требующим профессионализма. Его естественная среда — это поле битвы, спортивное состязание, работа, т.е. там, где трудности требуют мужественных и энергичных действий. Он с готовностью принимает вызов судьбы. Он ловок и предприимчив. Мотивация: агрессивность, соревнование, завоевание, мастерство, предприимчивость, деньги.

Ребенок (EN)

Ценности — радость жизни, веселье, беззаботность, новые возможности. Проявление архетипа: человек, который считает, что жизнь прекрасна и удивительна. Для него жизнь — это веселая игра, праздник и развлечение. Оптимист, фантазер и выдумщик, он открыт всему новому, готов постоянно экспериментировать. Мотивация: новизна, игра, перспективы, обновление.

Эстет, любовник (EF)

Ценности — привлекательность, сексуальность, страстность, чувственность. Проявление архетипа: человек, который склонен к проявлению бурных эмоций. Ценит прекрасное, внимательно следит за модой, общителен. Старается всегда быть привлекательным для окружающих, находиться в центре внимания. Мотивация: сексуальная привлекательность, эмоциональность, чувство прекрасного, искусство.

Хранитель (IS)

Ценности — комфорт, расслабление, покой, наслаждение. Проявление архетипа: человек, для которого очень важно ощущение комфорта — удобная одежда, вкусная еда, хорошее здоровье, полноценный отдых. Он стремится жить без стрессов, ценит стабильность, уют и покой. Мотивация: защищенность, состояние здоровья, удобство, расслабление, наслаждение, консерватизм.

Мыслитель, мудрец, философ (IT)

Ценности — ум, объективность, логичность, знания. Проявление архетипа: человек, который старается во всем быть объективным. Рассуждает логично, старается все разложить «по полочкам». По натуре — «технарь». Не склонен к проявлению эмоций. Хорошо ориентируется в законах, классификациях, способен дать дельный совет. Мотивация: логичность, планомерность, педантизм, знания, закон, мудрость.

Странник, искатель (IN)

Ценности — поиск индивидуальности, свобода, реализация, открытие тайн. Проявление архетипа: человек, который стремится быть не таким как все, отстаивает свою индивидуальность. Его привлекают тайны природы, загадки истории. Он стремится познать смысл жизни, найти свое призвание, предназначение. Любит философствовать, путешествовать наяву и в своих фантазиях. Мотивация: раскрытие загадок природы и истории, поиск индивидуальности, интуиция, свобода.

Друг, славнй малый (IF)

Ценности — доброта, душевность, верность, мораль. Проявление архетипа: человек, для которого очень важны дружба, взаимоуважение, верность слову, семейные ценности. Большое внимание в своей жизни уделяет человеческим взимоотношениям, сентиментален. Ценит свою принадлежность к коллективу, «чувство локтя», душевность и искренность. Проявляет заботу и внимание к своим друзьям и близким. Мотивация: принадлежность, взаимоотношения, привязанность, забота, семья, гуманность.

Глава 3 Архетипы и система визуального восприятия. Применение архетипов в рекламе

Рассмотрим теперь, каково влияние архетипов на визуальное восприятие человеком окружающего пространства.

Главная функция визуальной системы человека – воспринимать объекты и события окружающего нас мира, однако информации, доступной нашим глазам, самой по себе не достаточно, для того чтобы наш мозг смог создать свою уникальную картинку мира. Франсис Крик и Кристофер Кох полагают, что мозг должен использовать «праинформацию» (отчасти свою собственную, отчасти наших далеких предков), чтобы помочь себе в интерпретации информации, воспринимаемой глазами. Действительно, порой замечается странный факт – порой, рассматривая объект, плохо различимый из-за удаленности или плохого освещения, человек отчетливо различает какой-либо образ, не соответствовавший действительности; при более близком рассмотрении удивляется – как можно было принять одно за другое? Мозг как бы «дорисовал» то, чего не увидел глаз, сообразно имеющимся образам. Однако полагают, что внешний стимул может быть представлен не только как визуальный образ, но и как набор слов, звуков, и даже как ощущение или запах, причем все эти модальности взаимодействуют между собой (восприятие первобытных племен именно отличалось взаимодействием модальностей).

Как такое может быть? На этот вопрос отвечают Вильям Томпсон и Стефан Косслин в работе «Neural system activated during visual mental imagery», они постулируют, что вследствие особой анатомической организации отделов головного мозга, все виды памяти, так или иначе, взаимодействуют друг с другом.

Чтобы человек мог адекватно реагировать на внешние стимулы, одна из главных задач мозга — как можно быстрее отвечать на поступающую визуальную информацию. Однако этого не так легко добиться, вследствие постоянно растущего объема информации и каким образом мозгу удается справляться с таким объемом, пока до конца не определено. Многие ученые склоняются к мысли, что в нашем мозге априори содержится информация, облегчающая декодирование внешних сообщений. Ассоциативная память хранит инструкции, которые отражают, как части объекта располагаются в нем и как объекты расположены в пространстве. Наш мозг использует архетипы для облегчения процесса декодирования информации и быстрого ответа на нее.

Реклама по своей сути является коммерческой коммуникацией, главная цель которой – помочь в сбыте товара/услуги. Поскольку этот вид коммуникации воспринимается на сознательном уровне средним потребителем как, мягко скажем, мошеннический, то и отношение к нему соответственное. Поэтому успех рекламного сообщения зависит не только от качества формы его подачи и оригинальности, но и в большей степени от простоты декодирования содержания и эмоционального отклика. Ведь с точки зрения восточной философии есть форма и есть ее потенция и именно потенция определяет содержание коммуникации, а форма — то как это содержание подается.

Кроме того, особенностью рекламы как раз является то, что очень важно, чтобы она воспринималась человеком практически мгновенно и однозначно, без разночтений. В условиях городской среды, где за день на человека обрушиваются тысячи рекламных сообщений, каждый создатель рекламы пытается добраться до сознания потребителя первым и внушить ему свою собственную мысль. Исследователи утверждают, что использование архетипов является на сегодняшний день одним из наиболее действенных инструментов для создания успешных брэндов и эффективной рекламы. Исследования BrandAsset Valuator показывают, что брэнды, четко соответствующие определенному архетипу, реально и стабильно увеличивают прибыльность и успех компании. В условиях лавинообразного роста количества брэндов и торговых предложений древние архетипы позволяют потребителям успешно удовлетворять свои запросы. Как известно, не только «на вкус и цвет товарища нет», но и любое физическое или социальное явление воспринимается людьми по-разному. Сложность состоит в том, что каждый из нас видит мир «со своей колокольни», через призму личных ценностей и предпочтений. И виной тому — базовые архетипы. Архетипы существуют в подсознании каждого человека, создавая своего рода «фильтры» для входящей информации и являясь по сути «субличностями». Эти «субличности» проявляют себя в различной степени – есть основные (сильные, доминирующие) и есть вспомогательные (слабые, редко используемые). Их «активность» зависит от целого ряда факторов: врожденных способностей, особенностей воспитания, социальной среды, возраста, уровня доходов, гендерных установок, страхов и пр. Для изучения покупателей существенно то, что при всем многообразии мотивов потребительского поведения, можно выделить восемь упомянутых нами архетипов.

Где же искать архетипы? Национальный фольклор, сказки, предания, легенды всегда содержали образы, очень похожие и даже одинаковые не только в разных странах, но и даже на разных материках, жители которых жили в изоляции друг от друга. Ведь ни у кого у нас не возникало проблем с восприятием сказочных образов, их интерпретацией, т.к. современная цивилизация, отказавшаяся от мифологии, насчитывает всего несколько поколений, а наши предки жили в соответствие с коллективными представлениями на протяжение тысячелетий и эти представления определяли ход их жизни огромный отрезок времени, поэтому то эти образы бессознательно так нам близки. Причем ребенок растет в мире сказок и, соответственно, воспринимает окружающий мир как сказку и сопоставляет свое поведение с поведение любимых героев. Таким образом, уже с детства, по средством восприятием национального фольклора и медийных сообщений (мультфильмы, детские фильмы), у нас формируются некие стереотипные примеры восприятия окружающего мира и в нашем сознание остаются сказочные сюжетные цепочки, к которым мы в последствие пытаемся свести события окружающей действительности.

Вернемся к рекламе. Чего должен добиваться дизайнер, создавая рекламу для того или иного продукта? Как сделать её, производящей заметное влияние на человека? И заранее рассчитать и спрогнозировать «силу» и «впечатление»? Эти вопросы, если отнестись к ним достаточно серьезно, являются центральной проблемой творческой рекламы. Известно, что реклама воздействует через рациональную сферу (убеждение, «разум») и через сферу неосознаваемую (область эмоций и подсознания). Сравнительно легко прогнозировать воздействие рекламы в «разумной» сфере, сложнее предугадать, как будут работать более тонкие механизмы, на уровне глубокого душевного впечатления. Практики часто говорят о спонтанности и непредсказуемости творческой удачи, эмоциональный результат угадывается интуитивно и кажется недоступным анализу. Действительно, спрогнозировать воздействие на эмоциональном уровне сложнее — потому, что на этом уровне «работает» одновременно большое количество факторов. И искусство прогнозирования состоит в выборе именно тех факторов, влияние которых будет решающим. Речь идет об универсальных («архетипических») сюжетах и универсальных («архетипических») ролях. Добавляемое к содержанию рекламы «архетипическое сообщение», усиливает, ослабляет или запутывает «рациональную» часть сообщения.

Если при восприятии рекламы (целиком или частично) подключается архетипический уровень, у воспринимающего автоматически усиливаются все соответствующие данному архетипу эмоциональные реакции и бессознательные ожидания. Важно только, чтобы они соответствовали цели рекламного сообщения. Можно целенаправленно формировать изобразительный или смысловой ряд рекламного сообщения так, чтобы он вызывал нужный архетип. Чаще всего можно наблюдать эффект от удачного использования архетипических элементов в «имиджевой» рекламе.

Отдельные архетипы можно распознать в персонажах (ролях) рекламы или в конкретных сюжетных изображениях. Это кажется удивительным, но архетип проявляется не только в социальной роли, но каждому архетипу соответствуют определенная стилистика изображения, тип графики, выбор цвета, композиция, набор предметов (в визуальном ряду), стиль музыки и так далее.

Так, например, архетипу «ребенок» соответствует буйство красок, достаточно простых, со смещением скорее в пастельные сочетания, чем в сложные грязноватые оттенки; динамика в композиции, причем движение скорее всенаправленное, чем устремленное к четко заданной цели; обращение к образам игры, открытий, невероятных и сказочных сюжетов; «неформальная», чуждая академичности графика.

Напротив, архетипу «мудрец» соответствует сдержанная или ахроматическая цветовая гамма; четкость в построении композиции, разделенной на определенные смысловые блоки, связанные между собой очень логично; умеренность, возможно, симметричность; отсутствие бурной эмоциональности; академичность и реалистичность в графике.

Архетип же «хранитель», схожий с «мудрецом» эмоциональной сдержанностью, спокойствием композиции, отсутствием ярко выраженной динамики, в то же время отличается присутствием цвета, правда, не очень яркого, но скорее оптимистичного и теплого, создающего ощущение уюта.

Если речь идет о чем-то более сложном, чем создание настроения, — это требует обращения не к одному архетипу, а к некоторому сценарию, в котором последовательно сменяются архетипические темы. Существуют узнаваемые «архетипические сценарии», которые каждый житейски наблюдательный человек знает по своему опыту. Эти универсальные структуры — «архетипические образы-персонажи» и «архетипические сценарии» — можно описать в академическом виде. Но это не очень удобно для рекламной практики. Более живой способ знакомства с ними предполагает своего рода возвращение в детство. Уже говорилось, что много архитепического содержится в сказках и легендах, так что правильное обращение к ним способствует правильному прочтению рекламного смысла. Отдельные персонажи воплощают в себе черты архетипов, сюжеты сказок, комбинации ходов, «архетипические сценарии».

Техника использования этого метода проста: надо найти, стилю какого сказочного героя соответствует то, что нужно сообщить в рекламе. А затем постараться сделать рекламу такой, чтобы она оказалась «параллельной» найденному сказочному сюжету. А потом, это самое важное, надо проверить результат через сказку.

Однако использование целых архитепических сюжетов в большей мере относится к видеорекламе, нас же интересует реклама графическая, в которой возможности представления сюжетной линии достаточно скромны, как правило, мы имеем дело с образом ярким, но мгновенным. Рассмотрим использование отдельных архетипов.

Например, образ, созданный в рекламе Camel, использует архетип «Герой». Архетипичность дает некоторое устойчивое ощущение «правильности» всего изображения, его соответствия некоторой внутренней реальности воспринимающего. Более того, так как содержание сообщения соединяется с особым узнаваемым состоянием, присущим человеку, после контакта с рекламой остается «след». И позже, когда появляется это «архетипическое» состояние, сами собой вспомнятся образы или темы рекламы. А если след еще глубже, реклама начинает жить в случайных ассоциациях, в анекдотах, в шутках, в метафорах…

Для того чтобы выбрать нужный архетип для конкретного рекламного проекта, автор должен решить, какое настроение, стиль, какие ассоциации он хочет «встроить» в свое творческое решение, чтобы они провоцировали нужную тему у воспринимающего. Затем эта эмоциональная тема уточняется таким образом, чтобы добиться единства и непротиворечивости сообщения (чтобы это послание совпадало со смысловым рядом одного из архетипов). А затем подобрать сюжет или изобразительный ряд, сравнивая его с известными «архетипическими» или проверяя собственные новые творческие идеи, сравнивая их со стандартным смысловым рядом выбранного архетипа. Этот метод требует определенной практики и художественного чутья. Один из способов тренировки этого метода ? посещение специального семинара-тренинга, который автор статьи проводит для рекламистов.

Чаще всего эффективно применение только одного архетипа в рекламном сообщении, тогда сообщение воспринимается как завершенное, «сильное» или впечатляющее, и во всяком случае однозначное. Использование двух и более архетипов создает подобие сюжета и поэтому менее надежно, так как труднее с уверенностью «держать» внимание зрителя. Неслучайные сочетания архетипов — это скорее всего все-таки вариации на темы сказок. При случайных сочетаниях архетипов получается противоречивое сообщение или парадокс, в лучшем случае, анекдот.

Рассмотрим применение ещё нескольких архетипов, весьма широко использующихся в рекламных сообщениях, которые, правда, не все вошли в нашу классификацию: «мужское», «женское», «источник» (порождение и целостность), «тень» (средоточие теневых свойств реальности), «путешествие», «разрушение», «смерть-возрождение», «играющее дитя», «мудрец»…

Мужское и женское.

Наиболее «знаменита» пара архетипов, соответствующих темам мужского и женского начал. Символы этих архетипов широко используются, иногда бессознательно, в искусстве и в политике. Ключевые слова «Мужского» архетипа: активность, прорыв, рост, сила, движение, распространение, проникновение, разрушение границ, качество, упорядоченность, установление чего-то (в инженерном смысле), четкая форма, ясность, абсолютная точность, твердость, четкие грани, (визуальный) чистый образ.

В изобразительном ряду — это образы «фаллического типа», то есть вытянутые и имеющие четкие границы фигуры, контрастные цвета. Например, изображения водонапорной башни, пальмы или кинжала будут отнесены к фаллическим символам.

Ключевые слова «Женского» архетипа: принятие, принадлежность, покой, комфорт, надежность, защита, обладание. В изобразительном ряду это округлые формы с нечеткими границами, мягкие переходы цвета. Например, бассейн, наполненный водой, композиция с мягкими тканями или овальные флаконы будут отнесены к «женскому» типу символов.

К какому из этих двух архетипов мог бы читатель отнести постер издания «Коммерсантъ». На белом фоне четкая черная надпись, одно слово «ПРОРВЕМСЯ!» Смотришь, и без слов все понятно, «нутро чувствует».

Еще один пример «Мужского» реклама пива Foster-s. Холодная выразительная банка пива на фоне кубиков льда. Цвета — синий, белый, красный, золотой, четкий графичный шрифт, вертикальная, слегка наклоненная форма. Ассоциации фокус-группы для данной рекламы близки к стандартному смысловому ряду архетипа: «Это что-то фаллическое» сказывается общее знакомство с популярным психоанализом, сильное, графичное, утверждающее, четкость, контраст, надежная устойчивость, твердый и ясный, как лед…» С точки зрения символики — это простое и ясное сообщение, которое на язык слов может быть «переведено», например, как «пиво для настоящих мужчин».

Путешествие.

Архетип «Путешествие» хорошо знаком по рекламной кампании «Marlboro». Его символика — перемены, смена впечатлений, достижение неизведанного, движение…

Разрушение.

Следующий пример, для контраста, — архетип «Разрушение». Использование «негативного» архетипа в рекламе кажется странным, но специфичность товара или услуги может вполне соответствовать этому архетипу. Как, например, в рекламе Сazino metropol. Мрачные тона, сочетание желтого с фиолетовым, «инфернальные» взгляды трех людей, стихи Бодлера и сама атмосфера напоминают зрителю о мистике «Пиковой дамы», о чем-то таинственном и ужасном, потустороннем. (В аудиороликах та же тема воплощена зловещим голосом диктора.) Это действие действительно как будто бы происходит «по ту сторону» реальности, в мире опасном и притягивающем.

Архетипу «Разрушение» соответствуют темы: притягивающая смертельная тайна, чуждый таинственный мир, криминальность (в том числе наркотики), непонятное, судьба, недостижимость, опасность, борьба, мистическая опасность ТОГО света.

Это безусловно отрицательный, негативный архетип, но парадокс в том, что его активизация также оставляет у воспринимающего впечатление специфичной правды и правильности чувств. И для внутренней реальности психики человека это странное сообщение оказывается убедительным.

Смерть-возрождение.

Следующий пример — архетип «Смерть-возрождение», его темы: предельное развитие формы и ее разрушение, обновление и возрождение к новой жизни, преобразование…

В рекламном буклете «живого» йогурта Danonе «архетип» действует против целей рекламы. Тема была использована «буквально», получилось настолько сильное по эмоциональной напряженности сообщение, что информационные тонкости кажутся незначительными по сравнению с основным содержательным посланием. Участники фокус-группы приписали ему смысл: «Йогурта поешь — точно помрешь». Правда, если потребитель все-таки прочитывает буклет — сведения о различии «мертвых» и «живых» йогуртов запоминаются надолго. Кстати, этот архетип вообще трудно использовать в печатной рекламе. Сама идея — полное разрушение объекта и его воссоздание в новой форме — скорее подходит для видеорекламы.

Трикстер.

В завершение стоит упомянуть самый «лукавый» архетип «Трикстер». Это плут, веселый обманщик, шут, двойник… Знакомый персонаж — Остап Бендер, в рекламе «хитрый простак» (это персонаж рекламы МММ, он же «Иван-Дурак», Леня Голубков). Все эти примеры дают иллюстрацию принципа использования стандартного набора архетипов для проектирования или экспертизы рекламы. Используя метод «архетипического анализа», в эскизе рекламы можно найти элементы, которые могли бы оказаться лишними или требующими изменения: они будут «выпадать» из архетипического ряда, соответствующего данной рекламе.

Заключение

Итак, архетипы действительно являются действенным средством донесения рекламного послания адресату не только потому, что они воспринимаются им мгновенно, но также потому, что смысл их, трактовка остается практически неизменной у разных личностей, относящихся к любым культурам, возрастным группам, национальностям. Также важным свойством архетипов является их взаимодействие с неосознаваемыми сторонами личности, то есть архетип действует на человека вне зависимости от его желания, предубежденности. Следовательно, использование архетипов в рекламном сообщении позволяет облегчить процесс восприятия и прогнозировать эмоциональную окраску отклика целевой аудиторией на сообщение.

Однако, очевидна опасность в использовании архетипов: очень актуальна проблема информационной и психологической безопасности. И такое положение вещей необходимо учитывать при продвижении в сознание населения новых идей и ценностей. Проблема информационной безопасности должна решаться усилиями как психологов так и не психологов, как на уровне психологическом, этическом, так и на уровне правовых норм, так как она имеет комплексный характер и затрагивает любую сферу нашей реальности. И в основании ее решения должны лежать знания культурных традиций народов нашей страны, российского менталитета и культуры.

Список источников

Какие бывают архетипы по карлу юнгу

«Архетипы» женщин — четыре вида! часть3

И психологи так же пытаются, найти хоть какой-то «инструмент» к их пониманию, разделя на психотипы. Основоположником этому был, Карл Гюстав Юнг, который описал мужские и женские прообразы, назвав их Архетипами.

Но эта барышня всегда найдет того, кто ей поможет. Очевидна включенность в иерархию: идеал будущего – семья «как у мамы с папой». Слушается родителей, учителей, старших. Стремится соответствовать маме, образу взрослой женщины. Хочет повзрослеть, подражает взрослым. Отличница. Любит учиться, много читает. Высокие идеалы. Ей присуща эмоциональность. Любит мелодрамы, семейные комедии, романтические комедии с «хэппи-эндом». Мечтательность. Романтичность. Духовность. Интерес к этике, эстетике, искусству, литературе, ко всему прекрасному. В то же время не лишена капризности, остро нуждается во внимании. Обостренное чувство социальной справедливости. Именно этим обусловлен выбор профессии: что-то полезное людям (врач, учитель, социальный работник). Как правило, доверчива, наивна. Именно в этом архетипе следует принимать подарки. Принцесса делает это очень эмоционально с неподдельной радостью, так, что хочется дарить ей еще и еще!

Отношения с мужчинами: ожидание «принца на белом кадиллаке». Идеальная любовь. Обязателен ритуал ухаживания. Девочка-фанатка. Влюбленность в певцов, актеров, героев фильмов и книг.
Внешний вид: тяга к розовой гамме цветов, бусики, браслетики, прочие женские атрибуты.
Бонусы: умеет подать себя в обществе, ей дарят больше всего подарков.
Девиз по жизни: Мир дает все, что мне надо!

Выбор профессии: что-нибудь богемное, что-нибудь красивое: топ-модель, актриса, певица, художница.
Отношения с мужчинами: идеальная любовь, непременно несчастная. На ее фоне много других «заменителей», кавалеров, которых она меняет как перчатки. Влюбленность в недоступных мужчин: женатых, более взрослых, более молодых, певцов, актеров, культовых личностей.
Внешний вид: важен эпатаж, вызывающая одежда, «фенечки по локоть». Девица при рок-тусовке.
Бонусы: умеет быть наглой, притягивает массу внимания окружающих.
Девиз по жизни: Мне все должны!

Отношения с мужчинами: ей поклоняются, ее любят, о ней мечтают, её боготворят. Вдовцы никогда не женятся на других. Понинутый мужчина будет страдать всю жизнь. Критерии, по которым она выбирает себе мужчину, загадочны и непонятны. Она не бывает без партнёра, её отбивают!
Внешний вид: Интуиция всегда подсказывает, когда взять зонт, а когда теплый свитер.
Бонусы: глубинное понимание взаимоотношений мужчина-женщина, знание искусства любви, прекрасное здоровье, почему-то так получается, что она никогда за себя не платит.
Девиз по жизни: Весь Мир – мой Мужчина!

Как и Жрица, Ведьма, имеет власть над мужчинами, только она этим бессовестно пользуется в своих корыстных целях. Истинная женщина во всех ее худших проявлениях. Та, в которую влюбляются и ползают за ней на коленях. Часто она – серый кардинал – любовница высокопоставленного чиновника, которая вытягивает деньги и информацию, плетет интриги, из-за нее случаются непоправимые скандалы и летят головы. И все это она делает, так искусно, что мужчины так и остаются в её власти! Про такую женщину говорят – ведьма, «она меня свела с ума». Обаяние. Умение прикинуться дурой, когда необходимо, с целью победить. Девушка из фильма «Криминальный талант». Раскручивает мужчин на деньги. Не принимает подарков, но получает все, что хочет. Это роковая женщина, та женщина, ради которой убивают, ради которой идут на самоубийство, из-за которой затеваются войны, интриги, вокруг нее разрушение. Мужчины ставят её на пьедестал, она их центр Вселенной! Она побеждает всех, всегда и вовсем! Важно отметить, что она не будет мстит экс-возлюбленным, экс-друзьям и подругам. Это женщина — «неумная сила», она буря, она ураган, она «сметёт» всех обидчиков на своём пути, будьте уверены. Протаранит как танк, если кто встанет ей поперёк! Но не мстит, а просто захлопнет дверь и забудет!

Отношения с мужчинами: ей поклоняются, ее любят. Она пользуется мужчинами откровенно и хладнокровно. Убивает своей любовью и своей нелюбовью.
Внешний вид: Женщина-вамп. Соблазнительна, одета кричаще, но в меру, не вульгарна.
Бонусы: четкое знание того, чего она хочет, глубинное понимание психологии людей, женский ум, женская хитрость, умение внушать любовь.
Девиз по жизни: Все знаю и смогу!

Это женщина, чьи дети выросли с ключом на шее. Ее дети очень быстро становятся самостоятельными, потому что мама постоянно чем-то занята на работе.
Домой она приходит покушать, поспать, отдышаться… и снова в бой! Помощь мужчин ей не нужна. В чем-то она даже соревнуется на равных с представителями мужского пола. Часто достигает успеха на своем поприще. Стремление участвовать в мужских играх на равных. Постоянная активность. Свободолюбие. Один из девизов по жизни: «Я делаю это так же хорошо, как и мужчина». В личной жизни чаще всего выполняет роль «боевой подруги», зачастую, женатых мужчин. В целом же, одинока. На самом деле, неосознанно боится сильных мужчин, поэтому зачастую (опять же неосознанно) в партнеры выбирает слабых.
Также присущи рациональность, практичность. Скрывает эмоции. Сдержанность.

Отношения с мужчинами: Отказ от семьи ради карьеры. Мужчина – равный, друг, товарищ.
Внешний вид: официально-деловой или соответствующий ее деятельности.
Бонусы: высокий социальный статус, уважение окружающих, умение эффективно решать задачи.
Девиз по жизни: Я сама!

Присуща гиперрациональность. Активное подавление эмоций. «Эмоции – признак слабости». Скрытность. Сдержанность. В глубине души она хочет сделать мужчине больно. Она не соревнуется с мужским полом на равных, потому что считает себя гораздо выше, умнее, круче «этих слабаков»… Из жизненных примеров – это разведенная женщина, которая всего добилась сама! Как вы понимаете, это тоже одинокие женщины. Мужчины, конечно, рядом есть, но либо слабые, либо ненадолго.

Отношения с мужчинами: Отказ от семьи ради карьеры. Подавление мужчины. Стремление уничтожить мужчину.
Внешний вид: официально-деловой или соответствующий ее деятельности.
Бонусы: обладание высокой личной силой, умение достигать поставленной цели.
Девиз по жизни: Все мужики сво…!

Хозяйка любит отдавать: внимание, ласку, дарить подарочки как мужчинам, так и женщинам. Она любит и умеет выслушать других, ей интересно, что, у кого происходит. Как правило, у Хозяйки casino en ligne есть своя территория (дом, квартира, хотя бы машина), где она устанавливает свои правила игры. Также она много и часто творит: готовит или создает интерьер, шьет, рисует и т.п. Хозяйка любит всех как своих детей, поэтому многое прощает людям, просто как милым несмышленышам. Мужчины просто тают от нежности и заботы, которые расточает Хозяюшка. Поэтому таких женщин сразу берут в жены. Ей присущи терпение и терпеливость. Жертвенность бескорыстная. Все ради домашних, все ради семьи. Любовь к жизни. К тому, что начинает жизнь. К тому, что растет. Связь с любым проявлением жизни, с природой.

Отношения с мужчинами: муж – хозяин, поддержка, опора. Верность. Забота. Отношение к мужчине как к большому дитяти, по принципу: «Пусть забавляется…»
Внешний вид: сдержанный, опрятный
Бонусы: быстро выходят замуж, к ним тянутся и мужчины, и женщины, есть своя территория (или быстрее появляется, если жить в архетипе Хозяйки)
Девиз по жизни: Все накормлены, укутаны и уложены спать!

Игнорирование ребенка «Не ори, ты мне мешаешь», «Что тебе надо, я тебя накормила, иди и не ной». У нее большой жизненный опыт. Часто зацикливание на воспоминаниях. «Как было хорошо раньше…». Ненависть к молодежи. «Я старше и поэтому лучше все знаю». Отношение к дому двойственно: либо – аккуратизм, вылизывание, непрекращающаяся борьба с микробами. Либо – пренебрежение к себе и дому, неряшливость в одежде, грязь в доме. Также двойственно отношение к другим: либо – показушное гостеприимство («Смотрите и оцените»). Либо – замкнутость, скупость. Сверхбеспокойство и, как следствие, – сверхконтроль. «Всю ночь не спала, о тебе думала, как ты там». «Ой, ты не справишься. Дай я сама». Учит всех вокруг и жутко злится и обижается, когда ее не слушают. «Советчица». Образ матери-мученицы. Показное терпение: «Я столько от вас всех терплю, а вы…». «Не волнуйся, я как-нибудь перебьюсь». «Мне ничего не надо». Также темной стороне Хозяйки присущи консерватизм, закостенелость взглядов, некоторая прижимистость (на самом деле, расчет и хозяйственность) и зачастую жесткое манипулирование. «Послушайся маму! У мамы сердце…Ну так ты сделаешь, как сказала?!» — типичный пример таких манипуляций. Это форма проявления ее заботы, т.к. она знает жизнь лучше и хочет уберечь этих несмышленышей от ошибок.

Отношения с мужчинами: гиперопека. Отношение к мужчине как к маленькому мальчику. «Мамуля».
Внешний вид: 2 крайности: сдержанный, опрятный либо неряшливый
Бонусы: власть, умение манипулировать людьми
Девиз по жизни: Я знаю, как надо!

Психологические типы личности и архетипы Юнга

Один из самых известных учеников З. Фрейда не только продолжил теорию своего учителя, но и разработал свое уникальное учение. Это Карл Густав Юнг. Он исследовал мифы, алхимические трактаты, парапсихологические явления и религию Востока. Благодаря этому мировоззрение фрейдизма достаточно расширилось.

Архетип – что это?

Этот ученый-психолог создал аналитическую психологию. Основным понятием его учения стало коллективное бессознательное. Базовыми элементами этого феномена являются архетипы Карла Юнга. Такой вид бессознательного является базой для каждого человека в плане формирования его индивидуального уровня. Коллективное бессознательное характерно для целых народов и человечества в общем. Можно сказать, что это воспоминания наших предков, передающиеся нам из поколения в поколение как ценное сокровище.

Архетипы Юнга – это некое образование, которое является общим для всех людей и передается с древних времен. Часто под этим понятием имеют в виду форму мысли, которая влияет на ход нашей жизни. Архетипы бессознательного К. Юнга имеют разное выражение в реальности, поскольку обладают абстрактным характером. Истоком этого понятия считается древность, а, если быть точным, то особенности психических явлений в древний период.

Возьмем, к примеру, архетип матери. Мать — это человек, который дает жизнь и имеет неимоверную связь с новорожденным. У многих народов есть общие представления о матери, о ее роли. Родившись на свет, дети наследуют архетипические знания о матери и то, что нужно делать в ее отношении.

Важно помнить о том, что архетипы Юнга обладают властью над человеком и его жизнью, но самому человеку они не подвластны. Они помогают нам понимать такие важные понятия, как жизнь и смерть, пространство, время, родители и т. д.

Архетипы коллективного бессознательного Юнга

Как уже упоминалось выше, известный психолог разработал свою собственную теорию личности. Согласно этой теории, в состав личности входят архетипы Юнга, а именно речь идет о Самости, Эго, Тени, Персоне, Аниме и Анимусе. Следует более подробно рассмотреть каждое из представленных понятий.

Характеристика Самости и Персоны

Начнем с такого архетипа, как Самость. Это центр личности, отвечающий за ее целостность и гармоничное существование. К. Г. Юнг считал, что борьба между сознанием и бессознательным не всегда присутствует, ведь они могут гармонично дополнять общую картину. Именно такой картиной становится Самость.

Архетип Персона связан с нашей социальной ролью, стилем жизни, едой, которую мы выбираем, нашим хобби. Эта та часть нашей личности, которую мы показываем окружающим людям. Через Персону происходит взаимодействие с другими людьми и демонстрация приемлемого характера, на наш взгляд. Этот термин имеет латинское происхождение и обозначает «маску», «фальшивое лицо». Для нормального функционирования в обществе мы используем роли со свойственными ей приемами.

Выражение представленного архетипа вы можете наблюдать через используемые человеком предметы одежды или предметы деятельности. Обычный незамысловатый объект становится символом идентификационных процессов личности. Таким образом, важное значение получает имидж в обществе (например, машина, вилла, работа).

Характеристика Эго и Тени

Следующие два архетипы Карла Юнга, которые мы рассмотрим – это Эго и Тень. Приступим к первому.

Центром человеческого сознания является Эго. Оно обеспечивает контакт личности с реальностью, постоянство внутреннего мира в изменчивой окружающей среде. Эго стремится сохранить хрупкую целостность сознания и заставляет индивида планировать деятельность и анализировать опыт.

И З. Фрейд, и К. Юнг считали, что Эго вырастает из бессознательных процессов психики. Не следует считать, что именно этот архетип играет самое важное значение, ведь влияние бессознательного большое и значимое.

Центральным архетипом бессознательного является Тень. Там собираются все наши мысли, желания, потребности, вытесненные сознанием в силу своей табуированности. Человеку сложно признаться в таких желаниях, которые имеют негативную социальную окраску.

Тень вступает в противоречия с Персоной, но обладает огромной позитивной энергией. Если человек сможет управлять этой энергией, то он сможет получить огромный ресурс для развития своей личности.

Характеристика Анимы и Анимуса

Последние архетипы культуры Юнга, которые мы рассмотрим – это Анима и Анимус, женское и мужское начало. Анима дает нам информацию об идеале женственности и имеет связь с эмоциональной сферой, внутренним направлением.

Анимус представляет идеал мужественности и имеет связь с таким чертами, как принципиальность, категоричность, внешнее направление. И женщина, и мужчина обладают двумя этими архетипами.

К. Г. Юнг и его учение об экстраверсии и интроверсии

Закончив описывать архетипы К. Г. Юнга, приступим к анализу других понятий. Разграничивая людей на экстравертов и интровертов, ученый руководствовался принципом о направленности либидо. Внутренняя направленность энергии – интроверсия, внешняя – экстраверсия.

Экстравертам нравится общаться, они любят всеобщее внимание, поэтому стремятся к разным компаниям и публичным выступлениям, обладают хорошими организаторскими и артистическими способностями. На вечеринках они чувствуют себя, как рыба в воде.

Интровертам по душе тихие домашние вечера, проведенные в одиночестве. Размышление, наблюдение – вот их стихия. Интроверсия свойственна многим ученым и писателям.

Четыре психологических типа личности

К. Г. Юнг выделил 4 психологических типа, на которые можно условно разделить всех людей. В основе каждого типа лежит определенная сфера сознания или бессознательного, например, ощущение, интуиция, чувство и мысль. Соответственно, он выделил следующие типы:

  • Ощущающий. Развиты все процессы, связанные с сенсорными системами – слух, зрение, обоняние, тактильные ощущения. Отличается быстрой ориентировкой в новой ситуации. Его не интересуют внутренние переживания и чувства других людей, он слушает и смотрит на поступки.
  • Интуитивный. Руководствуется своим предчувствием. Занимается прогнозированием будущего, живет в мире фантазий и предположений. Может реализовать представившуюся возможность.
  • Эмоциональный тип. Такой человек зависит от влияния эмоций, сложно принимает решения, часто ошибается из-за чрезмерной эмоциональности.
  • Мыслительный. Этот тип полагается на свой разум, а не на чувства. Хорошо управляет эмоциональной сферой, рационален. Детально обдумывает разные варианты решения.

АРХЕТИПЫ —


СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД

Одно из практических применений теория архетипов нашла в брендинге — процессе, нацеленном на создании и позиционировании уникального образа личности или компании, её продуктов и услуг.

Понимание архетипов полезно не только профессионалам в области брендиинга, но и каждому, кто занимается саморазвитием, стремится к глубокому пониманию себя и хочет выразить свои таланты вовне, заявить о себе.

Стихия Воздух. Стратегия ИНДИВИДУАЛИЗМА.

Архетипы: Невинный, Искатель, Мудрец

Стратегии индивидуализма — это стратегия постоянного самопознания и совершенствования себя на пути к Богу и вечному знанию. Бесконечные сомнения, духовный поиск, размышления о мире и своем месте в нем, желание быть яркой индивидуальностью и идти собственной дорогой может приводить к чувству одиночества и решениям, принять которые не готовы даже самые близкие.

Это стратегия великих учителей и мыслителей — Будды и Иисуса Христа, а также всех путешественников и пиратов, великих мореплавателей и открывателей, интеллектуалов и преподавателей, которые искренне желают делиться своими знаниями. Представителями стратегии индивидуализма являются Владимир Познер и Форрест Гамп, а также бренды Coca Cola, McDonald’s, Starbucks, Louis Vuitton.

Стихия Огонь. Стратегия ИЗМЕНЕНИЯ.

Архетипы: Герой, Бунтарь, Волшебник

Стратегия изменения характеризуется готовностью к рискам, необходимостью проявлять мастерство, потребностью в признании и достижении результатов.

Честолюбивые замыслы и жажда оказывать влияние иногда приводит к революционному развитию ситуации. Если этот путь заканчивается победой, победителей не судят.

Это стратегия Ричарда Брэнсона и Стива Джобса, всех агентов «007», бренда Nike, спортсменов и новаторов, магов и воинов, революционеров и бунтарей всех времен.

Стихия Вода. Стратегия ПРИНАДЛЕЖНОСТИ.

Архетипы: Славный малый, Любовник, Шут

Это стратегия ориентации на социум и отношения с людьми, на жизнь в обществе, удовольствие от общения, построение долгих и прочных связей, на управление энергией людей и ощущение единства с близкими. Иногда желание принадлежать к группе заставляет искать способы понравиться другим, приспосабливаться к их мнениям и взглядам, идти на компромиссы в опасности потерять себя. Такие люди максимально эффективны в группе, коллективе и организации — они верные командные игроки, на которых можно положиться.

Дон Жуан и все великие обольстители искусно применяли эти механизмы социального влияния. Генри Форд с их помощью построил свое состояние, а знаменитая марка «Фольксваген» получила великое признание. По той же причине народную любовь завоевал российский комик Сергей Светлаков и юмористический жанр в целом. Так популярен он стал именно потому, что позволяет смеяться над собой и сложными ситуациями, тем самым управляя реальностью.

Стихия Земля. Стратегия СТАБИЛЬНОСТИ.

Архетипы: Родитель, Творец, Правитель

Стратегию стабильности избирают те, кто испытывает потребность в безопасности и устойчивости, сохранении и преумножении мирным путем. Эта стратегия подразумевает материальный обмен, ориентацию на власть и контроль. Она реализуется через понимание того, как устроена и функционирует система, чтобы однажды суметь возглавить её, а при необходимости — поменять правила под себя. Часто без надежных, преданных людей и рутинной кропотливой работы добиться такой цели невозможно, но те, кто с ней справляются, получают заветный комфорт, авторитет и признание общества.

Уинстон Черчилль, Уильям Шекспир, бренд «автомобилей для лидеров» — Mercedes, Channel, принцесса Диана и даже Мать Тереза выбрали эту стратегию для своей реализации.

Архетипы Юнга

Архетипы Юнга – это значимый вклад в психологию, который принес великий философ и последователь незабвенного доктора Фрейда, который именно в этой теории и не согласился со своим последователем. Карл Густав Юнг считал, что личность имеет в себе три составляющих – эго, личное бессознательное и коллективное бессознательное. Именно в третью категорию и входит понятие архетипа, и именно ее не принял Фрейд.

Теория архетипов

Чтобы лучше понять концепцию архетипов, нужно вспомнить все составляющие личности и их определения. Юнг объединял понятие личности и души, поэтому в его теории три части являлись именно частями души.

Центр сферы сознания, который включает в себя чувства, мысли, воспоминания и впечатления, которые позволяют нам воспринимать себя как целостное постоянство.

Эта та часть личности, в которой вместились конфликты и воспоминания, ныне забытые, а также и те чувства, которые слабы и поэтому неосознаваемые нами. В эту часть входят комплексы, воспоминания и ощущения, которые человек вытеснил из границ своего опыта. Находящиеся здесь комплексы влияют и на мироощущение, и на поведение человека.

Это – наиболее глубокий слой личности, который являет собой особое хранилище скрытых следов памяти предков, инстинктов от момента первых людей. Здесь хранятся мысли, имеющие отношение к нашему эволюционному прошлому, и благодаря наследственности эта часть является общей для всего человеческого. Именно к этой части теории и относится понятие архетипов личности.

Что такое архетипы? Это — врожденные идеи или воспоминания предков, свойственные всем людям, предрасполагающие к определенному восприятию и реакции на конкретные явления и события. В этом заключается врожденная эмоциональная реакция на что бы то ни было.

Количество архетипов человека, по теории Юнга, может быть неограниченным. В своей теории автор уделяет особое внимание персоне, аниме и анимусу, тени и самости. Юнг приводил архетип и символ, например Маска – для персоны, Сатана – для тени и т.д.

Персона (в переводе с латыни “маска”) являет собой публичное лицо человека, то, каким он проявляет себя на людях во всем многообразии социальных ролей. Этот архетип служит цели утаивать истинную сущность и производить определенное впечатление на других людей, позволяет ладить с окружающими или стремиться к этому. Если человек излишне обращен к этому архетипу, это ведет к тому, что он становится излишне поверхностным.

Этот архетип являет собой сущность противоположную персоне, то есть ту сторону личности, которую мы подавляем и таим. В тени заключаются наши подавленные импульсы агрессии, сексуальности, эмоциональные порывы, аморальные страсти и губительные мысли – все то, что мы отбросили как неприемлемое. В то же время это источник творческой мысли и жизненной силы.

Видео удалено.

Видео (кликните для воспроизведения).

Это — архетипы мужчин и женщин. Юнг признает андрогинную природу людей, и таким образом Анима — это не просто женский архетип, а внутренний образ женского начала в мужчине, его бессознательную сторону, связанною с женственностью. Также и Анимус являет собой внутренний образ мужского в женщине, её мужскую сторону, оставшуюся в области бессознательного. Эта теория зиждется на том факте, что любой организм параллельно вырабатывает и мужские, и женские гормоны. Юнг уверял, что каждый человек должен гармонично

выражать свое женское и мужское начало во избежание проблем с развитием личности.

Важнейший архетип, который отсылает нас к необходимости гармонизации души, которая позволит добиться истинной уравновешенности всех структур. Именно в развитии самости Юнг видел главную цель существования.

Данная теория отсылает нас к более глубокому восприятию и себя, и своего мышления, и к пониманию окружающих нас людей.

2.3.Теория архетипов к.Юнга

Наряду с бессознательным, которое формируется в индивидуальном опыте, Юнг обнаружил еще «коллективное бессознательное», элементы которого общие у разных людей. Анализ его структур (архетипов) составляет основу учения Юнга.

Юнг, как глубинный психолог, исследовал мифологию и художественное творчество ряда древнейших цивилизаций, выявляя лежащие в их основе архетипические символы. Оказалось, что существует значительное количество таких символов, которые присущи всем архаическим культурам, причем даже таким, которые были столь разделены во времени и пространстве, что прямой контакт между ними был заведомо невозможен. Ему также удалось обнаружить в снах пациентов психотерапии нечто, что он посчитал следами подобных символов. Это еще более укрепило Юнга, как глубинного психолога, в его приверженности идее коллективного бессознательного. [1,с.123]

Именно «коллективное бессозна­тельное» является для швейцарского психиатра тем резервуаром, где сконцентрированы все «архетипы».

По мысли Юнга, бессознательное – это вместилище утраченных воспоминаний, а также аппарат интуитивного восприятия, значительно превосходящий возможности сознательного мышления. Бессознательное действует отнюдь не во вред человеку, а, наоборот, выполняет защитную функцию, одновременно способствуя переходу личности на определенную ступень развития. Образы вневременны, внепространственны и, в конечном счете, предшествуют человеческой истории.

Архетипы «коллективного бессознательного» являются своеобразными когнитивными образцами, тогда как инстинкты — это их корреляты; интуитивное схватывание архетипа предшествует действию, «спускает курок» инстинктивного поведения.

Юнг организовал архетипы в отдельные группы; так, он заметил, что существует тенденция к персонификации бессознательного.

Самым глубоким внутренним архетипом является самость

Из идей Юнга о самости: наиболее важный архетип в теории Юнга. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованны все другие элементы.

Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает единство, гармонию и целостность. Таким образом, в понимании Юнга развитие самости — это главная цель человеческой жизни. Основным символом архетипа самости является мандала и её многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По Юнгу, целостность и единство “Я”, символически выраженные в завершенности фигур, вроде мандалы, можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте.

это самый центральный архетип, архетип порядка, который организует переживание других архетипов. Говоря о «центральном» архетипе, Юнг санкционирует иерархическую форму классификации.

Другой широко принятый подход состоит в том, что существует четыре типа архетипов. Во-первых, это «мелкие» архетипы, такие как персона и тень, далее архетипы «души» ,затем «архетипы духа» (мудрые старик и старуха), и наконец, самость.[3,64]

[1]

Другое различие проводится между архетипами семьи (ребенок, мать, отец, дом) и архетипами, относящимися к человеку (самость, анимус/анима, тень, персона).

Архетипы выражают врожденную биполярность между положительным и отрицательным аспектами переживаний и эмоций. Например, архетипическии образ отца может быть разделен на помогающего, поддерживающего, сильного отца, вызывающего восхищение, и на тиранического, подавляющего, кастрирующего отца (или слабого, бесполезного отца). Образ отца опирается в большой степени на то, как переживания, вызванные внешней средой, сливаются или, говоря более техническим языком, опосредуют архетипическую образную систему. Абсолютно хороший отец, конечно, идеализация, и то, что кажется хорошим одному, вполне может восприниматься иначе другим.

Человек подчинен и пойман на крючок всего только одной стороной и из всего диапазона архетипических возможностей; это жестокая депривация.[3,63]

АРХЕТИП КАК УНАСЛЕДОВАННАЯ ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ

Юнг никогда не был уверен относительно точного наследования архетипов, т.е. того, как они передаются, но он проводил параллели с такими явлениями, как цыплята, которые вылупляются из яиц, птицы, которые строят гнезда, и другими типами специфического поведения, свойственными определенным видам. Этот биологический аспект архетипа суммируется биологом Портманном:

«порядок внутренней жизни животного управляется образующим элементом, действие которого психология человека обнаруживает в мире архетипов. Весь образ жизни высших животных имеет в высшей степени архетипический характер. Биологу это предстает как явная организация инстинктивной жизни» [3,55].

Юнг по этому поводу пишет:

«Критики довольствовались утверждением, что не существует никаких архетипов. Конечно, они не существуют, так же как ботаническая система не существует в природе! Но станет ли кто-нибудь отрицать существование в природе семейств растений на этом основании?»[3,56].

Основная идея Юнга относительно архетипических моделей состояла в том, что это «биологические нормы психической деятельности».

АРХЕТИП КАК ОТПЕЧАТОК

Отношения между архетипом и опытом — это система обратной связи; повторяющийся опыт создает остаточные психические структуры, которые становятся архетипическими структурами. Но эти структуры оказывают влияние на опыт, стремясь организовать его в соответствии с уже существующей моделью.

Простой пример показывает, как работает система обратной связи. В течение миллионов лет эволюции человека дети в своем выживании были полностью зависимы от других, особенно от матери. Это настолько регулярное и предсказуемое явление, что теперь, наконец, современный ребенок начинает жизнь с уже бессознательными намерениями — не рассматривать мать как хорошее (приятное) или плохое (болезненное), но организует свой личный опыт ранней уязвимости вокруг моделей «самости», «матери», «хорошего», «плохого». Можно сказать, что ребенок структурирует свой опыт в соответствии с врожденной психологической схемой точно так же, как он «знает», как дышать или испражняться.

Юнг обобщает: «коллективное бессознательное — это образ мира, который формировался в течение миллионов лет. В этом образе определенные черты, архетипы или доминанты выкристаллизовывались с течением времени. Они являются главными силами» [3,57].

АРХЕТИП И ИНСТИНКТ

Юнг связывал архетипы и их функционирование с инстинктами. Вначале, в 1919 г., он рассматривал архетип как психологический аналог инстинкта, «автопортрет инстинкта . то, как инстинкт понимает сам себя» [3,57].

Юнг далее говорит: «коллективное бессознательное состоит из суммы инстинктов и их коррелятов, архетипов».

Архетипы начинают рассматриваться как психосоматические единства, занимающие промежуточное положение между инстинктом и образом. Юнг писал в 1947 г.:

«реализация и ассимиляция инстинкта никогда не происходят с помощью растворения в инстинктивной сфере, они происходят только через интеграцию образа, которая определяет и одновременно пробуждает инстинкт» [3,58].

Поэтому существует взаимозависимость, и ни инстинкт, ни образ не имеют отдельного или первичного существования по отношению друг к другу.

Психоидное бессознательное — это первичная упорядочивающая структура, но ее проявления «невозможно непосредственно воспринять или представить» [3,61].

Как определить архетипы мужчин

Содержание статьи:

  1. Что такое архетип
  2. Как определить
    • По теории Карла Юнга
    • По характеристике Шиноды Болен
    • С позиции астрологии

Архетипы мужчин — это определение склада характера и модели поведения на основании исследований в аналитической психологии. Для изучения своего внутреннего «Я», которое часто скрыто на подсознательном уровне, следует ознакомиться с работами специалистов в этой области.

Что такое архетип

Архетип (архаический остаток) — это первообраз, который базируется на определенных символах из мифологии и сюжетах сновидений. В своей новаторской работе немецкий специалист по антропологии Адольф Бастиан впервые озвучил такой термин, как «элементарная идея».

Впоследствии швейцарский психиатр Карл Юнг изменил озвученную формулировку, дав ей название «архетип». Именно он стал утверждать, что так называемый архаический остаток представляет собой блок, который строится на базе подсознательного и бессознательного разума.

Если расшифровать это утверждение, то любой индивидуум уже при рождении имеет определенную модель «поиска», «ментора» или «героя» на уровне подсознания.

Как определить архетип мужчины

При ознакомлении с озвученным вопросом прежде всего стоит обратить внимание на исследования Карла Юнга. Именно на примере работ этого психиатра разработали свои концепции другие знаменитые психиатры.

Архетипы по теории Карла Юнга

Основываясь на понятие «анимус» (жизненное начало в мужчине), специалист из Швейцарии создал следующую систему определения архетипа у сильной половины человечества:

    Невинный. Мужчина с подобным архетипом является слабохарактерной особой, которая не в состоянии самостоятельно координировать собственную жизнь. Комфорт, стабильность и максимальный покой — кредо таких представителей сильного пола.

Сирота. Славный малый — второе название озвученного мужского архетипа. Иметь такого друга означает приобрести поддержку с его стороны в любую минуту. Подобные люди не любят сидеть на одном месте и стремятся познавать все новое. Уважение к другим, отсутствие желания самоутвердиться за чужой счет и житейская мудрость делают этих мужчин порядочными гражданами общества.

Воин. Само название данного архетипа говорит о том, что он подразумевает у своих представителей наличие силы воли, героизма и некоторых амбиций. Мужчины-воины еще с детских лет отличаются лидерскими качествами. При этом они направляют свою энергию в позитивное русло, желая помочь буквально всем и каждому. Из них вырастают прекрасные семьянины, которые становятся надежной защитой для своих близких.

Хранитель. Данный архетип является олицетворением сострадания и альтруизма. Личные потребности такие мужчины ставят на последний план, уделяя все свое время помощи как окружающим, так и всему человечеству в общем.

Странник. Мятежные души относятся именно к этому архетипу мужчин. Постоянный поиск себя и смена обстановки — отличительная модель поведения Странника. К тому же он обладает неуемной жаждой достижения новых вершин, не боясь при этом никаких экспериментов.

Бунтарь. Мужчины с таким архетипом всегда будут идти против установившегося уклада жизни. Они обычно не согласны с мироустройством в общем, поэтому их смело можно назвать революционерами. В некоторых случаях такие душевные порывы у них граничат с агрессивностью, но при этом недостатке бунтари — отличные кандидаты в успешные бизнесмены.

Любовник. Мужчины-ловеласы могут действовать как открыто, так и идти к цели тайными путями. Для них главным является достижение чувственных наслаждений, что вовсе не характеризует их как плохих людей. Обычно, достигнув зрелого возраста, они полностью посвящают все свое свободное время семье и верны своей второй половинке.

Творец. Креативность и оригинальность — основа поведения таких мужчин в обществе. В любой сфере деятельности — искусстве, строительстве или бизнесе — они покажут себя как неординарные личности. Творцы в состоянии не только стать рационализаторами, но и при желании способны сделать этот мир лучше.

Правитель. Самые яркие исторические личности относятся именно к этому архетипу. Подобные мужчины рождены для того, чтобы координировать не только свою жизнь, но и решать судьбы целых народов. Происходить такое влияние на массы может как в позитивном, так и в негативной ключе.

Маг. Аналогией этого архетипа является проявление женского начала в виде Колдуньи. Маг способен чувствовать законы мировоздания, потому обладает отлично развитой интуицией. Среди духовных наставников нередко можно встретить мужчин с таким архетипом.

Шут. Люди с озвученной моделью поведения имеют большое количество приятелей, потому что очень легки в общении и не навязывают никому свое мнение. Иногда их можно даже назвать ленивыми особами, но глупцами они не являются однозначно. Шут никогда и никуда не торопится, и его невозможно заставить делать то, к чему он не предрасположен.

[3]

  • Философ. Данный архетип мужчин живет во имя познания истины, а не для благоустройства собственного быта. Главным занятием Философа является созерцание, поэтому среди таких людей много аскетов. Его можно также назвать интеллектуалом и в какой-то мере даже психологом, потому что он умеет слушать своего собеседника.
  • Решение причислить архетипы мужчин по Юнгу к стопроцентной характеристике человека будет однозначно ошибочным. В каждом озвученном аспекте присутствует и свои достоинства, и свои очевидные недостатки людей.

    Архетипы по характеристике Шиноды Болен

    Специалисты приняли во внимание классификацию, которую создал Карл Юнг. В последствии известный американский психиатр Джин Шинода Болен предложила коллегам рассмотреть свою характеристику основных архетипов мужчин, используя за основу плеяду древнегреческих богов:

      Зевс. Подобный архетип очень близок к Правителю, которого охарактеризовал Карл Юнг. Мужчины-Зевсы обладают властным и порой тяжелым характером. Однако их желание выявить агрессию по отношению к другому человеку часто сдерживается мудростью, которой они в полной мере обладают. В семейной жизни они могут изменять своей второй половинке, что также было свойственно Зевсу.

    Гермес. Таких мужчин невозможно спутать ни с кем, потому что они стараются превратить свою жизнь в бесконечный праздник. Они очень часто становятся авантюристами и любителями острых ощущений. Женщины регулярно обращают внимание на мужчин-Гермесов, потому что они излучают вечную молодость и веселье. Однако удержать рядом с собой ловеласов весьма проблематично, потому что больше всего они предпочитает свободу.

    Гефест. Честный работяга и примерный семьянин — это мужчина с озвученным архетипом. Проблем с таким сыном, супругом и отцом никогда не возникнет, потому что вся его жизнь — открытая книга для близких и родных людей. Он никогда не поддастся иллюзиями, потому что трезво оценивает свои и чужие поступки.

    Дионис. Таких мужчин называют вечными детьми, потому что большинство их поступков нерациональны. Обижаться на них очень сложно, потому что Дионисы по своей натуре совершенно дружелюбные люди. Однако стоит помнить о вспыльчивости подобных мужчин, поэтому при выборе их в спутники жизни следует серьезно подумать. Верными своей второй половинке они станут только в том случае, если встретят женщину всей своей жизни.

    [2]

  • Аполлон. Ясность мысли и точное знание путей достижения своей цели — главные аспекты поведения мужчин с таким архетипом. Обычно мужчины-Аполлоны являются трудоголиками, что присуще бизнесменам, офисным служащим и работникам умственного труда.
  • Джин Шинода Болен утверждает, что в любом мужчине может совмещаться сочетание одного архетипа с другим. Если у представителя сильной половины человечества наблюдается комбинация Зевс + Гермес, то это обычно приводит к самым неожиданным последствиям. В итоге в человеке будут бороться два начала в виде стремления к свободе и целеустремленности для достижения власти. Однако Шинода Болен настаивает, что даже в спокойном Гефесте может эпизодически проснуться мстительный Посейдон, если кто-то посмеет обидеть члена его семьи.

    Архетипы с позиции астрологии

    Любителей определения склада характера и модели поведения по гороскопу заинтересует следующая классификация мужских архетипов:

      Воин. Астрологи считают, что именно Овны соответствуют этому типажу, потому что их стихией является Огонь. В данном случае речь пойдет о Воинах, родившихся под этим зодиакальным созвездием, которые обладают настойчивостью и исключительной силой. Иногда они способны действовать бездумно, но при этом часто становятся энергичными предпринимателями.

    Пастух. К подобному архетипу астрологи обычно относят мужчин, которые родились под созвездием Тельца. Сами по себе такие мужчины являются уравновешенными и добродушными личностями. В редких случаях они могут проявить такие качества, как праздность и отсутствие чувства меры. Архетип Пастух отлично проявляет себя как настоящий друг и в качестве работника в сфере обслуживания.

    Исследователь. Близнецы как нельзя более подходят к данному мужскому архетипу. Они всегда находятся в поиске и полны новых идей. Именно по этой причине Исследователи предпочитают работать в информационных структурах. Однако они нередко становятся жертвой внутренних конфликтов и собственной безответственности.

    Поэт. Данному архетипу астрологи приписывают качества впечатлительных Раков. Такие мужчины обладают очень богатым внутренним миром и тонкой душевной организацией. Хорошо проявляют себя в качестве социальных работников или в сфере искусства.

    Король (властелин). Мужчина-Лев является прирожденным лидером, поэтому с детства проявляет свои организаторские способности. Иногда он бывает слишком самоуверенным, но для своей любимой женщины не пожалеет ничего. Так как Короли любят брать от жизни все, то и ищут себе соответствующую сферу деятельности.

    Ученый. Озвученный мужской архетип по праву отдают мужчинам-Девам. Обычно это реалисты и весьма рассудительные люди, которые умеют держать свое слово. Ученые тщательно планируют свою жизнь, поэтому предпочитают профессии с научным уклоном или требованием к аккуратности и сосредоточенности.

    Артист. К данному архетипу обычно относят мужчин-Весы. Они часто являются людьми богемы, поэтому любят общение с тусовкой и весьма уверены в своих творческих способностях. При этом из Артистов получаются неплохие дипломаты, дизайнеры и парикмахеры.

    Маг. Бесстрашные Скорпионы обладают довольно выразительными душевными качествами и склонностью к риску. Многие алхимики в далекие времени родились именно под этим знаком зодиака. Маги любят пробовать свои силы в тех профессиях, которые граничат с запретной для мужчин зоной.

    Верховный жрец. Некоторая самоуверенность Стрельцов позволяет им претендовать на озвученный архетип. Они часто склонны к преувеличению, но при этом довольно щедры и доброжелательны. Из них получаются отличные миссионеры, судьи, прокуроры и коммивояжеры.

    Патриарх. Мужчины с таким мировоззрением в большинстве случаев очень дисциплинированы и являются людьми действия. Типаж наиболее подходит Козерогам, которые лучше всего проявляют себя в политике и на государственной службе.

    Гуманист. Именно Водолеев астрологи и психологи относят к этому архетипу мужчины. Такие представители сильного пола являются отличными друзьями, потому что ценят как свою свободу, так и интересы окружающих людей. Профессии, где изучаются инновационные технологии, являются полем деятельности для Гуманистов.

  • Предсказатель. Мужчин с подобным архетипом прежде всего следует искать среди Рыб. Именно они склонны к мистицизму и иногда обладают даром медиума. Следовательно, Предсказатели часто находят себя в психологии и профессиях, где нужно создавать впечатление.
  • Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Что такое архетипы мужчин — смотрите на видео:

    Источники


    1. Рубин, Гретхен Проект Счастье. Мечты. План. Новая жизнь / Гретхен Рубин. — М.: Эксмо, 2013. — 512 c.

    2. Чопра, Маллика Все, о чем ребенок хочет спросить… и спрашивает. Мысли многодетной мамы вслух, или полуночные записки на подгузниках. Самое главное, чему стоит научить ребенка / Маллика Чопра , Дарья Федорова. — М.: ИГ «Весь», 2016. — 624 c.

    3. Ивлева, В. В. Психология семейных отношений / В.В. Ивлева. — М.: Букмастер, 2015. — 352 c.
    4. Реан, А.А. Общая психология и психология личности / А.А. Реан. — М.: Прайм-Еврознак, 2011. — 705 c.
    5. Кинг, Д. Любовница, подруга и жена. Психология супружества / Д. Кинг. — М.: ФАИР-ПРЕСС, Информпресс+, 2019. — 384 c.

    Какие бывают архетипы по карлу юнгу

    Оценка 5 проголосовавших: 1

    Приветствую Вас на нашем ресурсе. Я Ирина Самойлова. Вот уже более 6 лет занимаюсь психологией. В настоящее время являюсь специалистом и хочу подсказать всем посетителям сайта как решать их проблемы.
    Все материалы для сайта тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте — всегда необходима обязательная консультация у специалистов.

    К.Г. Юнг. Архетип как выразитель бессознательного – Enlight Studies

    Illustrative image of sub conscious level

    Основоположником одного из направлений глубинной психологии –  аналитической психологии – является психиатр Карл Густав Юнг. В 1909-1913 годах, в студенческие годы, познакомившись с З. Фрейдом, он становится сторонником психоаналитической теории Фрейда. Однако в будущем ставит под сомнение ряд стереотипов классического психоанализа (например, доминирование либидо, «трансформации и символы либидо») и, расширяя сферы психоанализа, переходит к изучению мифологии, религий и различных культурных ритуалов, отчего и начинаются противоречия и разногласия между ним и Фрейдом. Он создает свою психологическую теорию и терапию под названием “аналитическая психология”[i]. Своими идеями К. Юнг оказал большое влияние не только на психиатрию и психологию, но и на антропологию, этнологию, культурологию, сравнительную теологию, педагогику, литературу и на литературоведение.

    Психоаналитическая и архетипическая школа

    Юнг заложил основу для слова “архетип”[ii]. Этот термин до Юнга также использовали Аристотель, Платон, а затем и Гете. Несмотря на все это, архетипы получили свое текущее психологическое объяснение именно от Юнга. По его словам, это интеллектуальные представления у разных народов (во многих случаях – совершенно похожих друг на друга) об общих формах, воплощающих понятия матери, отца, мифологических героев, зла, добра и  различных стихий.

    Юнг рассматривал проблему аналитической психологии как интерпретацию архетипических образов. Если по представлениям Фрейда бессознательное является тайником вытесненного, подавленного и скрытого от сознательного, в понимании Юнга бессознательное – бездонная сокровищница необъятной цепочки истории, исторических событий. Он полагал, что содержанием коллективного бессознательного являлось историческое накопление, и в слое сознания индивида находилась сама история. По представлениям Юнга, мозг также имеет свою собственную историю, сплетенную на протяжении тысячелетий, и отражает всю историю, являясь ее результатом. Если мы проникнем в структуру мозга, сможем найти следы археологического интеллекта. В момент сновидения, невротической фантазии или художественного творчества проявляются архетипы, подсказывая, “рассказывая” исторически сложившиеся истины, характерные для человеческой нравственности и отношений, присущих мировоззрению и жизнеощущению. Конечно, для каждого человека эти универсальные или общенациональные архетипы имеют свое индивидуальное содержимое. Правда, некоторые общие черты, которые объединяют человечество, их моральные ценности и объекты страха, надежды и веры, остаются. А “индивидуальное бессознательное”[iii] включает в себя конфликты и воспоминания, которые временами были осознанными, но теперь подавлены или забыты. Индивидуальное бессознательное также включает в себя эмоциональные впечатления, которые не отображаются сознанием из-за их неясности. Таким образом, юнговская концепция индивидуального бессознательного отчасти похожа на бессознательное Зигмунда Фрейда. Однако на основаниях идей Фрейда Юнг развил эту концепцию и подчеркнул, что индивидуальное бессознательное имеет в себе системы или эмоционально заряженные мысли, эмоции и воспоминания, которые были исключены у индивида, вследствие своего опыта или племени. Получается, что “архетипы – это врожденные идеи или воспоминания, которые побуждают людей воспринимать, переживать и отражать определенные события конкретным образом”[iv].

    ***

    Юнг проделал огромную работу по изучению культур, традиций, мифов и религий разных народов. Он считал мифы общечеловеческим явлением, в которых повторяются одни и те же мотивы, часто одинаковым образом. В разных странах и в разные времена у них были некоторые особенности, отражающие душу нации и дыхание времени.

    Например:

    • Враг, антигерой,
    • Идея героя-спасителя, где он умирает, но чудесным образом воскресает,
    • Архетип Троицы (Отец, Сын, Святой дух),
    • Философский камень,
    • Квинтэссенция,
    • Центр Земли, Мировое древо,
    • Вечная жизнь,
    • Изгнание из Рая
    • Испытания
    • Ангелы и Демоны,
    • Бог и Человек, и т.д.

    То есть вышеупомянутые мотивы или архетипы имеют общечеловеческий характер и присущи мировосприятию почти всех народов, только они имеют локальные вариации. Они сидят в глубоких слоях человеческого подсознания, и поэтому они всплывают, как неосознанные явления (архетипы).

    Говоря о человеческой природе и о личности, Юнг отмечает, что при созидании индивидуумы отображают информацию, накопленную в бессознательном, что, как отмечает психолог, является всеобщим. Благодаря этому ему удалось выделить шесть основных архетипов, которые у разных народов называются по-разному, объединены одним всеобщим принципом. По этой причине Юнг назвал архетипы не их национальными именами, а видами. Основные шесть архетипы:

    • Персона
    • Тень
    • Анима
    • Анимус
    • Эго
    • Самость[v]

    Персона – это наша “публичная маска”, принятие собственной личности, а также то, как мы проявляем себя с разным людьми, в разных местах, какой внешний вид мы преподносим другим. Это – наше мнение о нас.

    Тень – тaкже центр, но не сознания, а бессознательного. Тень состоит от вытесненных желаний, воспоминаний и эмоций, которые индивидуум отвергает из-за несоответствия социальным стандартам и идеалам.

    Анима – бессознательный образ женского начала в мужчине. Психолог связывает Аниму с эмоциями, настроениями и эмоциональными решениями.

    Анимус – бессознательный образ мужского начала в женщине. Юнг связывает Анимус с категоричными, жесткими, чрезвычайно принципиальными, рациональными решениями.

    Юнг предполагал, что у каждого человека есть как элементы анима, так и элементы анимуса с пропорциями, не обусловленными его половой принадлежностью. Например, анимус может доминировать в характере мужчины, но и анима может присутствовать.

    Эго – центр нашего сознания, который логически и целенаправленно управляет и направляет наше поведение в соответствии с нашими целями и объективными условиями.

    Самость – является воплощением целостности. Это та точка, тот центр личности, где происходит корреляция и адаптация бессознательного и сознания, т.е. где стороны идут на компромисс.

    Идентичность координирует сознание и бессознательное и несет ответственность за сохранение целостности человека, а в случае, если личность не может выполнить свой долг, проявляются неврозы, личные конфликты и даже психические расстройства.

    Таким образом, Юнг искал причины и результаты человеческой психологии и поведения в бессознательном. И, как мы заметили, в отличие от Фрейда, это не придавало половому инстинкту приоритет. С этими особенностями Юнг заложил основу для изучения не только биологических, но и психологических особенностей бессознательного.

     

    Автор: АрлинаСаргсян (ArlinaSargsyan) © Все права защищены

    Перевел: ЛилитМнацаканян

     

    Архетип — Психологос

    ​Архетип — вид, способ, с которым бессознательное действует на сознание.

    Эти «виды действия» (паттерны) происходят от инстинктов и заложены в природе человека. При рождении у него уже есть в потенциале все архетипы, поэтому и говорится о коллективном бессознательном — совокупности архетипов. Так как архетипы — бессознательны, то влияние архетипа сознанием полностью не осознается и поэтому проецируется вовне (все бессознательное проецируется, и все, что проецируется — бессознательно) и сопровождается эмоциями (аффектами, как и любая проекция).

    При осознании «охваченности» архетипом — его влияние сходит на нет и ассимилируется сознанием. При неосознании архетипа его воздействие продолжается, пока не «застывает» в Персоне — очередной маске эго-сознания. Сами архетипы — суть формы, паттерны и наполняются конкретным личным содержанием только при воздействии на определенное сознание. Поэтому и говорится, что наследуются не «архетипические представления», а именно паттерны — пустые формы, сам вид, форма воздействия. Образы, в которые проецируются архетипы, называются архетипическими представлениями, архетипическими образами и т.д. — например мандала, как архетипический образ Самости.

    Этот термин ввел в психологическую теорию Карл Юнг, и именно с его именем связано развитие данного понятия. Он различал два основных слоя в бессознательном: личное бессознательное, черпающее свое содержание из опыта жизни конкретного человека, и коллективное бессознательное, содержание которого наследуется и является универсальным у представителей определенного биологического вида. Коллективное бессознательное состоит из архетипов. Юнг описывал их как первичные образы, существовавшие с незапамятных времен, но лишенные ясного содержания. Их специфическое содержание как реализованных образов обеспечивается материалом сознательного опыта. Таким образом, архетип как таковой — это пустая форма, которая должна выводиться или извлекаться посредством абстракции из класса известных по опыту образов или символов.

    Эго – центральный архетип в сфере сознания.

    Персона – архетип, который показывает компромисс между индивидом и обществом, это маска (соответствует фрейдовскому «Сверх-Я»), которую человек надевает при встречах с другими. Маска, утверждает Юнг, есть то, что человек по сути дела не есть, но за что он сам и другие люди принимают этого человека. Персона – внешнее выражение социальности, она дает возможность, с одной стороны, производить определенное впечатление на людей, а с другой – скрыть свою истинную природу, свою индивидуальность.

    «Тень» – центральный архетип в сфере бессознательного, в котором сосредоточена негативная сторона человека. «Тень» – это все низменное, примитивное, подспудно дремлющее в глубинах человеческого существа и скрывающееся за масками благопристойности.

    «Анима» и «Анимус» – архетипы женского и мужского начала, содержащиеся в образах человеческого «Я» и символизирующие собой противоположный пол.

    «Самость» – центральный архетип целостности личности, который интегрирует сознательное и бессознательное в психике человека. Под самостью он понимает и подлинный субъект, и целостную личность, и цель жизни человека.

    Юнг начал разработку понятия архетипа в ранние годы своей работы в психиатрической больнице Бургхёльцли, где он заметил, что некоторые из его малообразованных психотических пациентов имели опыт переживания универсальных религиозных и мифологических символов. Во многих случаях было ясно, что пациент не мог получить сведения об этом символе в ходе своего обучения; таким образом, его появление в мыслях или фантазиях больного должно было представлять спонтанный прорыв бессознательного материала, не выводимого из личного жизненного опыта. Впоследствии Юнг исследовал архетипический мир посредством тщательного анализа своих собственных сновидений и фантазий.

    К архетипам, которым Юнг уделил наибольшее внимание в своих работах, относятся тень, анима и анимус, мудрый старец, великая мать, младенец и самость.

    Упомянутые архетипы, как правило, воспринимаются в персонифицированной форме. Они могут появляться как персонажи сновидений и служат источником таких культурных символов, как боги и богини. Они также широко входят в межличностный опыт, часто проецируясь на других людей. Каждый архетип может выражаться в большом разнообразии персонификаций. Конкретный образ анимы может быть положительным или отрицательным и подчеркивать любые качества из допустимого их множества: сексуальность, красоту, Мудрость, Духовность, Моральную добродетель, разрушительность и т. д. Другие архетипы, которые Юнг называет архетипами трансформации, не появляются в персональной форме. Они проявляются во многих ситуациях, местах, орудиях, событиях наших сновидений, определяя соответствующие мотивы фольклора. Юнг полагал, что ему удалось идентифицировать наиболее важные архетипы, но нельзя исключить, что общее их число бесконечно, и составить их полный список невозможно.

    Четыре основных юнгианских архетипа

    Архетипы — это универсальные врожденные модели людей, поведения или личностей, которые влияют на человеческое поведение. Они были введены швейцарским психиатром Карлом Юнгом, который предположил, что эти архетипы были архаическими формами врожденного человеческого знания, переданного от наших предков.

    В юнгианской психологии архетипы представляют универсальные паттерны и образы, которые являются частью коллективного бессознательного. Юнг считал, что мы наследуем эти архетипы во многом так же, как мы наследуем инстинктивные модели поведения.

    Веривелл / Хьюго Линь

    Личное против коллективного бессознательного

    Юнг изначально был сторонником своего наставника Зигмунда Фрейда. Отношения в конечном итоге разошлись из-за критики Юнга акцента Фрейда на сексуальности в процессе развития, что привело Юнга к разработке собственного психоаналитического подхода, известного как аналитическая психология.

    Хотя Юнг соглашался с Фрейдом в том, что бессознательное играет важную роль в личности и поведении, он расширил фрейдовскую идею личного бессознательного, включив то, что Юнг называл коллективным бессознательным.

    Юнг считал, что человеческая психика состоит из трех компонентов:

    Согласно Юнгу, эго представляет сознательный разум, в то время как личное бессознательное содержит воспоминания, включая те, которые были подавлены.

    Коллективное бессознательное — уникальный компонент, в котором Юнг считал, что эта часть психики служит формой психологической наследственности. Он содержал все знания и опыт, которыми люди делятся как вид.

    Истоки архетипов Юнга

    Откуда тогда берутся эти архетипы? Юнг считал, что коллективное бессознательное — это то место, где существуют эти архетипы.Он предположил, что эти модели являются врожденными, универсальными и наследственными. Архетипы не усвоены и служат для организации того, как мы переживаем определенные вещи.

    «Все самые сильные идеи в истории восходят к архетипам», — объяснил Юнг в своей книге «Структура психики».

    «Это особенно верно в отношении религиозных идей, но центральные концепции науки, философии и этики не являются исключением из этого правила. В их нынешней форме они представляют собой варианты архетипических идей, созданных путем сознательного применения и адаптации этих идей к реальности.Ведь это функция сознания — не только распознавать и ассимилировать внешний мир через врата чувств, но и переводить в видимую реальность мир внутри нас », — предположил он.

    Юнг отверг концепцию tabula rasa или представление о том, что человеческий разум — это чистый лист при рождении, о котором можно писать исключительно на основе опыта. Он считал, что человеческий разум сохраняет фундаментальные, бессознательные, биологические аспекты наших предков. Эти «изначальные образы», ​​как он их первоначально назвал, служат основой того, как быть человеком.

    Эти архаические и мифические персонажи, составляющие архетипы, обитают у всех людей со всего мира, полагал Юнг. Именно эти архетипы символизируют основные человеческие мотивации, ценности и личности.

    Юнг считал, что каждый архетип играет определенную роль в личности, но считал, что у большинства людей доминирует один конкретный архетип. Согласно Юнгу, действительный способ выражения или реализации архетипа зависит от ряда факторов, включая культурные влияния человека и уникальные личные переживания.

    Юнг выделил четыре основных архетипа, но также считал, что число, которое может существовать, не имеет предела. Существование этих архетипов нельзя наблюдать напрямую, но можно сделать вывод, глядя на религию, мечты, искусство и литературу.

    Четыре основных архетипа, описанные Юнгом, а также несколько других, которые часто идентифицируются, включают следующие.

    Слово от Verywell

    Идеи Юнга не были так популярны, как идеи Фрейда, и его архетипы не получили одобрения в современной психологии.Это может быть связано с тем, что его работы имели тенденцию отклоняться в сторону мистики и псевдонаучности, и поэтому часто изучаются больше как исторический артефакт и в области литературной критики и применения мифологии в популярной культуре, чем как важный вклад в науку о разуме и поведении. .

    Другая критика архетипов Юнга предполагает, что они чрезмерно стереотипны, редукционистски и культурно предвзяты.

    Карл Юнг | Simply Psychology

    1. Психодианмический подход
    2. Карл Юнг

    Карл Юнг

    Саул МакЛеод, опубликовано 2018


    Карл Юнг был одним из первых сторонников Фрейда из-за их общего интереса к бессознательному.Он был активным членом Венского психоаналитического общества (ранее известного как Психологическое общество среды).

    Когда в 1910 году образовалась Международная психоаналитическая ассоциация, Юнг стал президентом по просьбе Фрейда.

    Психологическое общество среды

    Однако в 1912 году во время лекционного турне по Америке Юнг публично критиковал теорию Эдипова комплекса Фрейда и его акцент на инфантильной сексуальности. В следующем году это привело к необратимому расколу между ними, и Юнг продолжил разработку своей собственной версии психоаналитической теории.

    Большинство предположений Юнга относительно его аналитической психологии отражают его теоретические расхождения с Фрейдом. Например, хотя Юнг соглашался с Фрейдом в том, что прошлый и детский опыт человека определяет его поведение в будущем, он также считал, что мы также формируемся нашим будущим (устремлениями).


    Различия между Юнгом и Фрейдом

    Различия между Юнгом и Фрейдом


    Теория либидо

    Теория либидо

    Юнг (1948) не соглашался с Фрейдом относительно роли сексуальности.Он считал, что либидо — это не просто сексуальная энергия, а обобщенная психическая энергия.

    Для Юнга цель психической энергии состояла в том, чтобы мотивировать человека рядом важных способов, в том числе духовно, интеллектуально и творчески. Это также был мотивационный источник индивидуума для поиска удовольствия и уменьшения конфликта


    Теория бессознательного

    Теория бессознательного

    Подобно Фрейду (и Эриксону) Юнг рассматривал психику как состоящую из ряда отдельных, но взаимодействующих систем.Тремя основными из них были эго, личное бессознательное и коллективное бессознательное.

    Согласно Юнгу, эго представляет сознательный разум, поскольку он включает мысли, воспоминания и эмоции, которые осознает человек. Эго во многом отвечает за чувство идентичности и непрерывности.

    Подобно Фрейду, Юнг (1921, 1933) подчеркивал важность бессознательного по отношению к личности. Однако он предположил, что бессознательное состоит из двух слоев.

    Первый слой, называемый личным бессознательным, по существу совпадает с фрейдовской версией бессознательного.Личное бессознательное содержит временную забытую информацию, а также подавленные воспоминания.

    Юнг (1933) выделил важную особенность личного бессознательного, называемую комплексами. Комплекс — это совокупность мыслей, чувств, отношений и воспоминаний, сосредоточенных на одной концепции.

    Чем больше элементов присоединено к комплексу, тем сильнее он влияет на человека. Юнг также считал, что личное бессознательное гораздо ближе к поверхности, чем предполагал Фрейд, и что юнгианская терапия менее озабочена подавленными детскими переживаниями.Это настоящее и будущее, которые, по его мнению, были ключом как к анализу невроза, так и к его лечению.

    Коллективное бессознательное

    Однако, безусловно, наиболее важным различием между Юнгом и Фрейдом является представление Юнга о коллективном (или надличностном) бессознательном. Это его наиболее оригинальный и противоречивый вклад в теорию личности.

    Коллективное бессознательное — это универсальная версия личного бессознательного, содержащая ментальные шаблоны или следы памяти, общие с другими представителями человеческого вида (Jung, 1928).Эти наследственные воспоминания, которые Юнг называл архетипы представлены универсальными темами в различных культурах, выраженными через литературу, искусство, и мечты.

    «Форма мира, в которой [человек] рождается, уже врожденная в нем, как виртуальный образ» (Юнг, 1953, с. 188).

    Согласно Юнгу, человеческий разум имеет врожденные характеристики, «запечатленные» в нем в результате эволюции. Эти универсальные предрасположенности происходят из прошлого наших предков. Примерами могут служить страх перед темнотой, змеями и пауками, и интересно, что эта идея недавно была возрождена в теории подготовленной обусловленности (Селигман, 1971).

    Однако более важными, чем изолированные тенденции, являются те аспекты коллективного бессознательного, которые развились в отдельные подсистемы личности. Юнг (1947) назвал эти наследственные воспоминания и образы архетипами.


    Юнгианские архетипы

    Юнгианские архетипы

    Юнгианские архетипы определяются как образы и темы, происходящие из коллективного бессознательного, как предложил Карл Юнг. Архетипы имеют универсальное значение в разных культурах и могут проявляться в снах, литературе, искусстве или религии.

    Юнг (1947) полагает, что символы из разных культур часто очень похожи, потому что они возникли из архетипов, общих для всего человечества, которые являются частью нашего коллективного бессознательного.

    Для Юнга наше примитивное прошлое становится основой человеческой психики, направляя и влияя на поведение в настоящем. Юнг утверждал, что идентифицировал большое количество архетипов, но уделял особое внимание четырем.

    Юнг назвал эти архетипы Самостью, Персоной, Тенью и Анимой / Анимусом.

    Персона

    Персона (или маска) — это внешнее лицо, которое мы представляем миру. Он скрывает наше настоящее «я», и Юнг описывает его как архетип «конформизма». Это публичное лицо или роль, которую человек представляет другим как нечто иное, чем мы на самом деле (например, актер).

    Анима / Анимус

    Другой архетип — это анима / анимус. «Анима / анимус» — это зеркальное отображение нашего биологического пола, то есть бессознательной женской стороны у мужчин и мужских наклонностей у женщин.

    Каждый пол проявляет отношения и поведение другого в результате многовекового совместного проживания. Психика женщины содержит мужские аспекты (архетип анимуса), а психика мужчины содержит женские аспекты (архетип анимы).

    Тень

    Далее идет тень. Это животная сторона нашей личности (как и у Фрейда). Это источник как нашей творческой, так и разрушительной энергии. В соответствии с эволюционной теорией, возможно, архетипы Юнга отражают предрасположенности, которые когда-то имели ценность для выживания.

    Самость

    Наконец, есть «я», которое обеспечивает чувство единства в опыте. Для Юнга конечная цель каждого человека — достичь состояния самости (подобного самоактуализации), и в этом отношении Юнг (как и Эриксон) движется в направлении более гуманистической ориентации.

    Это, безусловно, было убеждением Юнга, и в своей книге «Неоткрытое Я» он утверждал, что многие проблемы современной жизни вызваны «прогрессирующим отчуждением человека от его инстинктивных основ.Один из аспектов этого — его взгляды на значение анимы и анимуса.

    Юнг утверждает, что эти архетипы являются продуктом коллективного опыта совместной жизни мужчин и женщин. Однако в современной западной цивилизации мужчинам не рекомендуется жить своей женской стороной, а женщинам — выражать мужские наклонности. Для Юнга в результате было подорвано полное психологическое развитие обоих полов.

    Вместе с преобладающей патриархальной культурой западной цивилизации это привело к обесцениванию женских качеств в целом, а преобладание личности (маски) подняло неискренность до образа жизни, который не оспаривается миллионами людей в повседневной жизни.


    Критическая оценка

    Критическая оценка

    Идеи Юнга (1947, 1948) не были так популярны, как идеи Фрейда. Это могло быть связано с тем, что он не писал для обывателя, и поэтому его идеи не получили такого широкого распространения, как идеи Фрейда. Это также может быть связано с тем, что его идеи были немного более мистическими и неясными и менее четко объясненными.

    В целом современная психология не одобряет теорию архетипов Юнга. Эрнест Джонс (биограф Фрейда) говорит, что Юнг «опустился до псевдофилософии, из которой он так и не вышел», и для многих его идеи больше похожи на мистические рассуждения Нью Эйдж, чем на научный вклад в психологию.

    Однако, хотя исследования Юнга древних мифов и легенд, его интерес к астрологии и увлечение восточной религией можно рассматривать в этом свете, также стоит помнить, что образы, о которых он писал, имеют, как исторический факт, оказали прочное влияние на человеческий разум.

    Более того, сам Юнг утверждает, что постоянное повторение символов из мифологии в личной терапии и в фантазиях психотиков поддерживает идею врожденного коллективного культурного остатка.В соответствии с теорией эволюции архетипы Юнга могут отражать предрасположенности, которые когда-то имели ценность для выживания.

    Юнг предположил, что человеческие реакции на архетипы подобны инстинктивным реакциям животных. Одна критика в адрес Юнга заключается в том, что нет никаких доказательств того, что архетипы биологически основаны или подобны животным инстинктам (Roesler, 2012).

    Более недавние исследования предполагают, что архетипы возникают непосредственно из нашего опыта и отражают лингвистические или культурные характеристики (Young-Eisendrath, 1995).

    Однако работа Юнга также внесла вклад в господствующую психологию по крайней мере в одном значительном отношении. Он был первым, кто различил две основные установки или ориентации личности — экстраверсию и интроверсию (Jung, 1923). Он также выделил четыре основные функции (мышление, чувство, ощущение и интуицию), которые при перекрестной классификации дают восемь чистых типов личности.

    Психологи, такие как Ганс Айзенк и Раймонд Кеттел, впоследствии основали это.Юнг, будучи культурной иконой для поколений студентов-психологов, выдвигал идеи, которые были важны для развития современной теории личности.

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    McLeod, S. A. (2018, 21 мая). Карл Юнг . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/carl-jung.html

    Ссылки на стиль APA

    Jung, C.Г. (1921). Психологические типы. Собрание сочинений К.Г. Юнга, Vol. 6 Серия Боллинген XX.

    Юнг, К. Г. (1923). Об отношении аналитической психологии к поэтическому искусству 1. Британский журнал медицинской психологии, 3 (3), 213-231.

    Юнг, К. Г. (1928). Материалы к аналитической психологии . Нью-Йорк: Harcourt Brace

    Jung, C.G. (1933). Современный человек в поисках своей души.

    Юнг К.Г. (1947). О природе психики .Лондон: Ковчег в мягкой обложке.

    Юнг, К. Г. (1948). Феноменология духа в сказках. Архетипы и коллективное бессознательное , 9 (Часть 1), 207-254.

    Юнг К.Г. (1953). Собрание сочинений. Vol. 12. Психология и алхимия.

    Roesler, C. (2012). Передаются ли архетипы больше культурой, чем биологией? Вопросы, возникающие в результате концептуализации архетипа. Журнал аналитической психологии, 57 (2) , 223-246.

    Селигман, М.Э. П. (1971). Готовность и фобии. Поведенческая терапия, 2 (3) , 307-20.

    Янг-Эйсендрат, П. (1995). Борьба с Юнгом: ценность неопределенности. Психологические перспективы, 31 (1) , 46-54.

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    McLeod, S. A. (2018, 21 мая). Карл Юнг . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/carl-jung.html

    сообщить об этом объявлении

    Архетипы бренда — что это такое? Архетипы Карла Юнга как бренды

    Определение архетипов бренда: Известный психолог Карл Юнг (произносится: «молодой») предположил, что люди используют символизм, чтобы легче понять сложные концепции.В результате своего исследования Юнг заявил: «Существуют формы или образы коллективного характера, которые встречаются практически по всей Земле как составные части мифов и в то же время как отдельные продукты бессознательного».

    В этой работе Юнг утверждал, что на протяжении всех времен для людей определенные пути к большему пониманию остаются узнаваемыми и вневременными. И эти пути к большему пониманию следует разделить на категории. Кроме того, эти категории демонстрируют черты личности, которые легко понять — а в случае брендов — клиенты и компании, стремящиеся определить свою клиентскую аудиторию.Он называл их архетипами.

    «Эти [архетипы] запечатлены и встроены в нашу психику».

    При правильной идентификации архетипы бренда будут отражать индивидуальность брендов и служат для лучшего согласования типа личности с конкретными личностями клиентов. Применительно к бренду эта идея архетипов довольно универсальна и может быть особенно эффективной в качестве ориентира для бренд-менеджеров, стремящихся сосредоточить усилия своей команды.

    Существует двенадцать архетипов брендов: Невинный, Обыватель, Герой, Преступник, Исследователь, Создатель, Правитель, Маг, Любовник, Попечитель, Шут и Мудрец.

    Давайте взглянем на несколько примеров:

    • Невинный: Показывает счастье, доброту, оптимизм, безопасность, романтику и молодость. Примеры брендов: Coca-Cola, Nintendo Wii, Dove
    • Обыватель: Ищет связи и принадлежности; признан благосклонным, верным и практичным. Примеры брендов: IKEA, Home Depot, eBay
    • Герой: Герой мужественен, отважен и вдохновляет, его задача — сделать мир лучше.E Примеры брендов: Nike, BMW, Duracell
    • Мятежник: Подвергает сомнению власть и нарушает правила; Мятежник жаждет восстания и революции. Примеры брендов: Virgin, Harley-Davidson, Diesel (джинсы)
    • The Explorer: Находит вдохновение в путешествиях, рисках, открытиях и новых впечатлениях. Примеры брендов: Jeep, Red Bull, REI
    • Создатель: Обладает воображением, изобретательностью и стремится создавать вещи, имеющие непреходящее значение и ценность. Примеры брендов: Lego, Crayola, Adobe
    • Правитель: Создает порядок из хаоса. Правитель, как правило, властный и суровый, но ответственный и организованный. Примеры брендов: Mercedes-Benz, Microsoft, British Airways
    • Волшебник: Желает создать что-то особенное и воплотить мечты в реальность, Маг считается дальновидным и духовным. Примеры брендов: Apple, Disney, Absolut
    • The Lover: Создает интимные моменты, вдохновляет на любовь, страсть, романтику и приверженность. Примеры брендов: Victoria’s Secret, Chanel, Haagen Dazs
    • The Caregiver: Защищает и заботится о других, сострадателен, заботлив и щедр. Примеры брендов: Johnson & Johnson, Campbell’s Soup, UNICEF
    • Шут: Доставляет радость миру через юмор, веселье, непочтительность и часто любит пошалить. Примеры брендов: Old Spice, Ben & Jerry’s, M & Ms
    • Мудрец: Стремясь помочь миру обрести более глубокое понимание и мудрость, Мудрец служит вдумчивым наставником или советником. Примеры брендов: Google, PBS, Philips

    Архетипы Юнга

    Пояснения> Идентификация > Архетипы Юнга

    Тень | Анима | Самость | Другие архетипы | Глубокие истоки | Также

    Психолог Карл Густав Юнг описал несколько архетипов, основанных на наблюдение различных, но повторяющихся моделей мыслей и действий, которые появляются снова и снова у людей, стран и континентов.

    Основные архетипы Юнга — это не «типы», какими может быть каждый человек. классифицируется как одно или другое. Скорее, у каждого из нас есть все основные архетипы внутри нас. Он перечислил четыре основные формы архетипов:

    Тень

    Тень — очень распространенный архетип, отражающий более глубокие элементы нашего психика, где возникают «скрытые предрасположенности», общие для всех нас. Это также отражает то, что когда-то было отделились от нас рано управление объекты в наших жизнях.

    Судя по названию, он темный, темный, неизвестный и потенциально тревожный. Это олицетворяет хаос и дикость характера. Таким образом, тень склонна не подчиняться правил, и тем самым может открыть новые земли или погрузить вещи в хаос и боевой. В нем есть чувство экзотики, и оно может быть очень захватывающим. В миф, он появляется как дикий человек, люди-пауки, таинственные бойцы и темные враги.

    Мы можем видеть тень в других и, если осмелимся, узнать ее в себе.Однако в основном мы отрицать это в себе и спроецировать это на других. Он также может жить своей собственной жизнью, так как Другой. Сильная цель что некоторые предпринимают, чтобы воссоединить тень, темную сторону и свет «настоящего» я. Если это можно сделать эффективно, тогда мы сможем стать «целыми» еще раз, объединяя то, что когда-то было отделился от нас.

    Наша тень может появляться во снах, галлюцинациях и размышлениях, часто как что-то или кто-то плохой, внушающий страх или презренный в некотором роде.Это может соблазнять ложной дружбой или угрожать бессердечным пренебрежением. Встречи с его помощью, как аспект подсознания, можно выявить более глубокие мысли и страхи. Он также может принимать на себя прямое физическое действие, когда человек смущен, ошеломлен. или под наркотиками.

    Анима и Анимус

    Второй наиболее распространенный образец — это Анима (женщина) / Анимус. (мужчина), или, проще говоря, Душа, и является путем к общению с коллективное бессознательное.Анима / анимус представляет нашу истинное я, как в отличие от масок мы носить каждый день и является источником нашего творчества.

    Эти архетипы могут казаться чем-то экзотическим или необычным, возможно с удивительными навыками и способностями. В художественной литературе герои, супергерои и боги могут представляют этих могущественных существ и пробуждают в нас чувство всемогущества, которое мы знали это очень рано неонатальная фаза.

    Анима и анимус — это женские и мужские принципы, которые представляют эту глубокую разница.Хотя у мужчин есть фундаментальный анимус, а у женщин — анима, каждый может также есть другая сторона, так же как у мужчин есть женская сторона, а у женщин — мужская. Юнг рассматривал мужчин как обладающих одной доминирующей анимой, чему способствовали женщины-члены его семье, в то время как у женщин более сложный, изменчивый анимус, возможно, состоящий из несколько частей.

    Юнг предположил, что развитие анимы / анимуса началось с младенчества. проекция на мать, а затем проецируется на будущих партнеров до прочного отношения можно найти.

    Сизигия (божественная пара)

    В комбинации анима и анимус известны как сизигия (слово также используется для обозначают выравнивание планет), представляя целостность и завершенность. Этот сочетание приносит большую силу и может быть найдено в религиозных сочетаниях, таких как христианская святая Троица (Отец, Сын и Святой Дух).

    Идеальное партнерство между мужчиной и женщиной может возникнуть, когда не только наши физические формы совместимы, но также анима и анимус.Таким образом, вы можете найти ваша вторая половинка. Поиск подходящей второй половины для многих — это целая жизнь поиска из нас, и немногие из нас преуспевают в этом поиске. Любовь к другому указывает на действительную, предполагаемое или ожидаемое близкое совпадение.

    Я

    Для Юнга «я» — это не просто «я», а Бог. Это дух, который соединяет и является частью вселенной. Это единое целое, объединяющее оба сознание и бессознательное состояние. Его можно найти где-нибудь в таких принципах. как нирвана и экстатическая гармония.Возможно, это то, что Жак Лакан назвал ‘реальный’.

    Юнг описал создание себя как процесс индивидуации, в котором все аспекты объединены в одно целое. Таким образом, «перерождение» возвращается к целостность рождения, прежде чем мы начнем разделить себя на много частей.

    Другие архетипы

    Юнг сказал, что существует большое количество архетипов. Они часто связаны к основным архетипам и может представлять их аспекты.Они также перекрываются и многие могут появляться в одном лице. Например:

    • Семейные архетипы
      • Отец: Суровый, сильный, властный
      • Мать: кормление, воспитание, успокоение
      • Ребенок: Рождение, начало, спасение
    • Сюжетные архетипы
      • Герой: Спасатель, чемпион
      • Дева: Чистота, желание
      • Мудрый старик: Знания, руководство
      • Маг: Таинственный, могущественный
      • Мать Земля: Природа
      • Ведьма или колдунья: опасно
      • Обманщик: Обман, скрытый
    • Архетипы животных
      • Верный пес: безоговорочная преданность
      • Стойкая лошадь: никогда не сдаваться
      • Коварный кот: корыстный

    Глубокие истоки

    Примечательной особенностью архетипов Юнга является то, что мы узнаем их в изображение и эмоции.Это оказывает на нас глубокое воздействие и подразумевает, что они имеют глубокие и первобытное происхождение. Таким образом, они обладают особым потенциалом значимости и может бояться или почитаться как таинственный означающие вещи за пределами нашего полного понимания.

    В более ранних работах Юнг связывал архетипы с наследственностью и рассматривал их. как инстинктивное. Тем не менее, где бы он ни смотрел на разные культуры, он обнаруживал архетипы и, таким образом, пришли к пониманию их как фундаментальных сил, которые как-то существуют вне нас.Они существовали в древних мифах как духи стихий. и Юнг стремился соединиться с этим глубоким и старым опытом.

    См. Также

    Юнг, К.Г. (1964). Человек и его символы , Нью-Йорк; Doubleday and Company, Inc.

    архетипов Юнга и их роль в вашем личном путешествии | Натали Франк, доктор философии. | Mental Gecko

    Четыре основных архетипа Юнга охватывают основные стадии успешных личных путешествий.

    У каждого из нас есть какое-то путешествие, в которое мы отправились. Это может быть серьезная задача, такая как получение давно желанной степени колледжа, или меньшая, например, когда вы становитесь более общительным с другими. Возможно, мы хотим избавиться от сложных эмоций, таких как гнев или страх, или, может быть, мы решили продолжить карьеру писателя, о которой давно мечтали. Теория Карла Юнга подсказывает, как достичь наших целей.

    Для многих людей визуализация — очень мощный инструмент, позволяющий предпринять шаги для достижения своих целей.Несмотря на то, что существует множество техник, Карл Юнг представил концептуальную концепцию общих черт, которые мы все разделяем, что позволило создать метод визуализации каждого шага к достижению цели. Эти общие черты являются ролями или персонажами, обнаруженными в том, что он назвал коллективным бессознательным, общим уровнем опыта внутри человеческой расы, передаваемым по наследству.

    Структура коллективного бессознательного состоит из архетипов или «психических, врожденных склонностей к переживанию и отображению базового человеческого поведения и ситуаций» (Carl Jung Resources, 2011).Согласно Юнгу, есть определенные архетипы, общие для всех людей, независимо от национальности, расы или культуры. Четыре основных архетипа, о которых говорит Юнг, — это Король, Маг, Воин и Любовник (Jung, 1981), и каждый играет решающую роль в достижении того, к чему мы стремимся.

    Архетип Царя приносит плодородие и благословляет нас на нашем пути. Он является нашим источником вдохновения и дает нам чувство мотивации, уходящей в продуктивность. Таким образом, образы короля позволяют нам создавать идеи для наших поисков или путешествий и вселяют уверенность в том, что это достойное занятие.Он вдохновляет нас на то, чтобы начать, и позволяет представить различные сценарии, которые может включать наше путешествие. Король — это источник, который приносит изнутри нас то, что, возможно, было чем-то, что мы хотели сделать или изменить в течение некоторого времени, но так и не нашли вдохновения для начала, убеждая нас, что это возможно сделать во внешнем мире. Устанавливая параметры путешествия, король тем самым приносит мир, спокойствие и порядок квесту, который в противном случае может оказаться скрытым в страхе и оставленным еще до того, как он начнется.

    Воин обладает огромными запасами энергии, необходимой для путешествия, процесса, который часто, кажется, истощает энергию по мере того, как сталкиваются и преодолеваются новые препятствия, а новые шаги создаются по мере того, как решение проблем показывает, что лучшие стратегии заменяют те, которые не смогли продвинуть нас вперед. тропинка. Хотя вся его личность включает в себя менталитет воина, его агрессия направлена ​​только на те битвы, которые необходимы для служения и защиты короля. Это помогает гарантировать, что вся работа Короля по созданию с точки зрения цели или задачи не будет уничтожена теневыми силами, стремящимися уничтожить амбиции Королей.

    Энергия Воина позволяет даже пассивным индивидуумам порождать и использовать силу, необходимую для прорыва любых барьеров, построенных внутренними или внешними врагами, стремящимися помешать им в достижении успеха в жизни. Воин способен сублимировать эмоциональность во время кризиса, чтобы сражаться и выигрывать битву, не отвлекаясь на страсти. Но в то же время Воин стремится к дальнейшему улучшению личности, подавляя его волю к Королю, и поэтому остается эмоционально далеким только до тех пор, пока это необходимо для разрешения конфликта.

    Волшебник — важная фигура для включения при определении шагов, которые необходимо предпринять для достижения цели по нескольким причинам. Именно Волшебник вызывает в воображении стратегию, которая будет использоваться во время путешествия по пути, и дает инструкции, как применять ее, когда сталкивается с непредвиденным. Он также является Магом, который инициирует решение совершить путешествие, хотя этот архетип чаще всего занимается созерцанием, а не действием, поскольку именно Маг несет ответственность за понимание и регулирование внутренней энергии человека, чтобы он мог залечить раны, которые могут возникнуть во время путешествия, и разрушить мотивацию продолжать.

    Как провидец или пророк, Маг обладает осознанием тайных знаний о человеке, которые могут быть доведены до сознания, когда это необходимо, и дает человеку сильные стороны и навыки, о которых они никогда не подозревали. Задача Мага — освобождать и наставлять внутренние способности человека, чтобы они могли полностью осознать, как именно Король и Воин действуют в достижении цели, для достижения которой предназначено путешествие, и использовать навыки обоих с максимальной выгодой для того, чтобы для обеспечения уверенности и успеха.

    У Мага есть множество самых сложных задач из четырех архетипов, поскольку именно он должен иметь дело с неуверенностью в себе, пораженчеством, попытками самосаботажа, безнадежностью, тревогой и другими внутренними состояниями, которые могут разрушить все усилия. Тогда понятно, почему ему необходимо определенное количество магии, чтобы полностью выполнить свои задачи. Он всегда должен быть готов помочь людям по-новому подойти к дилеммам и научить их «нестандартно мыслить».

    Любовник — воспитатель, который на пути дает милосердный совет.Она дополняет обязанности Мага, но переводит его внимание на более глубокий уровень, что теперь возможно благодаря навыкам, предоставленным Магом.

    Характеристики Любовника включают страстную энергию, сочувствие, связь с другими, сострадание и духовную энергию. Любящий хочет общаться с другими, стремится к единству и единству и стремится разрушить границы между людьми, особенно те, которые существуют между ней и другими, которые могут помешать ее продвижению к самосовершенствованию.

    Эти характеристики говорят о критическом аспекте социальной поддержки, которая обеспечивает устойчивость и повышенную способность справляться с любыми негативными мыслями или переживаниями, возникающими на этом пути. Таким образом, она подталкивает человека к укреплению существующих позитивных отношений и развитию новых здоровых отношений по мере продвижения по пути. Она осознает, что это станет для человека мощным источником силы, на который можно будет положиться, как с точки зрения положительных эмоций, так и благодаря знанию того, что есть другие, на которые можно положиться, когда есть необходимость в безопасном убежище и внешних источниках утешения или совет.

    Любовник имеет решающее значение для поддержания других архетипов энергией благодаря ее позитиву, интуиции относительно того, что каждый из них чувствует в любой конкретный момент, жизненной силе и обеспечению того, чтобы каждый из них поддерживал контакт друг с другом, чтобы работать как единая команда, а также оставаться привержены пути, в котором они идут, и желаемому результату.

    В заключение, согласно О’Шонесси (2008), «архетипы показывают нам, что существует множество сфер действия, в которых мы можем участвовать в разное время, множество возможных ролей, которые мы можем принять в различных ситуациях.«Когда вы начинаете задумываться о том, чтобы совершить важное путешествие в нашей жизни, может быть чрезвычайно полезно задуматься о важности ролей, которые играют четыре основных архетипа Юнга, Король, Воин, Волшебник и Любовник, в отношении того, как это путешествие проходит. созерцал.

    Чтобы усилить вашу приверженность рассматриваемому путешествию, визуализируйте каждый архетип, рассматривая их мысленным взором как реальных личностей, их внешний вид согласуется с вашим восприятием.Затем приведите их в действие. Представьте, как они будут действовать, достигая разных мест на своем пути, преследуя цель, вашу цель, как они справятся с препятствиями, и как каждый из них будет выполнять свои намеченные функции и как каждый будет работать с другими, чтобы Достигнуть успеха.

    После того, как вы в течение некоторого времени участвуете в этом процессе, основанном на образах, вы в конечном итоге начнете осознавать, что все способности и навыки, которые вам известны, приписываемые этим четырем могущественным персонажам, на самом деле принадлежат вам.Становится все более очевидным, что то, что вы представляли как персонажи, на самом деле состоит из четырех аспектов, составляющих вас. Как только вы сможете сделать последний шаг, принять этот факт и полностью включить эти аспекты в свою личность, одновременно определив, как полностью ассимилировать эти навыки в рамках своего репертуара способностей, вы будете готовы начать путешествие, в котором вы окажетесь полностью приверженным брать.

    • Карл Юнг Ресорсиз, (2011). Концепция коллективного бессознательного у Юнга.Проверено 09.12.2018.
    • Юнг, К. Г., (1981). Архетипы и коллективное бессознательное, Том 9, Издательство Принстонского университета: Принстон, Нью-Джерси,
    • О’Шонесси, М., (2008). Юнгианский психоанализ и нарратив. Интернет-ресурсы для СМИ и общества, 4-е изд., Oxford University Press: Австралия.

    Архетипы Юнга

    Краткое введение в юнгианскую аналитическую психологию, аппараты психики, коллективное бессознательное и юнгианские архетипы.

    Щелкните здесь, чтобы перейти к соответствующей статье IntroNotes: Архетипы и мотивы в мифах и баснях

    Концепция, аналогичная индексам Аарне-Томпсона-Утера, — это концепция архетипов швейцарского психиатра Карла Юнга. Интеллектуальный противник и друг Зигмунда Фрейда (и потенциально подавляемый, но отвечающий взаимностью гомоэротический объект желания), Юнг представил аналогичные, но расходящиеся мысли о новой области психоанализа Фрейда.

    Модель психики Фрейда состояла из трех психических аппаратов:

    • Ид (латинское: «оно») = Дезорганизованный инстинктивный компонент, состоящий из желаний, импульсов и побуждений, присутствующих с рождения.Руководствуясь принципом удовольствия , стремится к удовлетворению и избеганию боли. Этот аппарат полностью бессознателен и неизвестен сознательному уму.
    • Эго (латинское: «Я») = Организованный, когнитивный и исполнительный компонент, который стремится ограничить Ид, опираясь на реальность мира. Руководствуясь принципом реальности , ищет способы удовлетворить ид таким образом, чтобы максимизировать долгосрочное удовольствие и минимизировать боль. Это достигается рационализацией и разумом.Этот аппарат в основном сознательный и подсознательный.
    • Супер-Эго = Интернализация культуры и правил внешнего мира. «Совесть», Супер-Эго противоречит Ид, желая действовать прилично, и его возмущает и стыдит порочность Ид. Этот аппарат простирается от сознательного через предсознательное до глубокого бессознательного.

    Таким образом, Фрейд мог обсуждать психические расстройства как конфликты между Эго и Id ( неврозы переноса ) , между Эго и Супер-Эго ( Нарциссические неврозы ) и между Эго и внешним миром ( Психозы) .

    Тем временем Юнг разделил психику на сознательное Эго , Личное Бессознательное (наши возвращенные и подавленные воспоминания) и Коллективное бессознательное .

    Юнг, во многом основанный на восточной философии, считал, что Коллективное бессознательное населен человеческими инстинктами и абстракциями, называемыми « архетипами» . Юнгианская психология, теперь именуемая Аналитическая психология , изучала, как психология стремилась, и чаще всего терпела неудачу и застаивалась, преследовать свою цель самореализации через процесс индивидуации, формирование прочного и целостного чувства себя.Взаимодействие между состояниями прогресса индивидуации и возникающими проблемами можно увидеть, проанализировав сны и мысли пациента. Символические элементы сновидений, например, будут учитывать значение этих символических архетипов, то, что они значили для пациента, и то, как символическое взаимодействие их повествования может быть интерпретировано как представление психологических состояний.

    Эти архетипы являются универсально связанными символами и могут рассматриваться как упрощенная версия мотивов Аарне-Томпсона-Утера: великая мать-земля, мудрый мудрец, двойственность света и тьмы.Некоторые из этих архетипов, являясь абстрактными символами, могут перекрывать друг друга или быть подмножествами, другие могут быть смешанными.

    «Венера Милосская» работы Александроса Антиохийского, мраморная скульптура греческой богини Афродиты. При обсуждении греческих богов с точки зрения юнгианских архетипов Афродита (воплощение любви и красоты) представляет собой спроецированное и символическое воплощение внутренних архетипов (в данном случае женской сексуальности, любви и красоты) (фото Тома Кинга)

    Эти внутренние архетипы проецируются на внешний мир как упрощенный способ рассмотрения сложных идей.Джун Сингер обсудила еще несколько хорошо изученных архетипов с точки зрения противоположностей, одна из которых относится к Ego , а другая — к абстрактному понятию Shadow . Свету (эго) противостоит Тьма (тень), Старому Мудрецу (эго) противостоит Трикстер (тень), Великой Матери (эго) противостоит Тиранический Отец (тень) и так далее. Значение китайской философии Инь и Ян безошибочно.

    Юнг, однако, будет утверждать, что метафизика и космология восточной философии, астрологии, алхимии, мифологии, в которых он хорошо разбирался, были просто человеческой психикой, проецирующей эти архетипические символы на внешние явления.Процесс Алхимии, его различные процедуры, были пропитаны символами внутренней психики, с прогрессом в направлении Великая Работа Алхимии (например, формирование Философского Камня ) , отмеченного прогрессом архетипических символов к . Большая работа личной психологии: самореализация.

    Так что же это за архетипы? Учитывая воздушную и смешанную природу, выделить отдельные и уникальные архетипы сложно, а иногда и бесполезно.Тем не менее ряд юнгианских психологов, мистиков, художников и антропологов пытались это сделать.

    В своих посмертно собранных работах Архетипы коллективного бессознательного Юнг явно ссылается на 12 основных архетипов, признавая существование многих других:

    • Самость
    • Анима
    • Анимус
    • Тень
    • Персона
    • Отец
    • Мать
    • Ребенок
    • Мудрый Старик (Мудрец)
    • Герой
    • Обманщик
    • Девушка

    В книге Маргарет Марк и Кэрол Пирсон Герой и преступник руководство по индивидуальному брендингу, основанное на принципах мифа и поп-психологии, определяет различные 12 архетипов:

    • Невинный
    • Сирота
    • Герой
    • Опекун
    • Исследователь
    • Мятежник
    • Любовник
    • Создатель
    • Шут
    • Мудрец
    • Волшебник
    • 90 046 Правитель

    Это также использовалось как система типизации и выравнивания личности.Можно считать, что широко популярные системы типирования личности используют идеи архетипов, таких как: эннеаграммы личности, различные зодиаки, типы личности Майера Бриггса и т. Д.


    Изображение баннера, отредактированное из красной вазы на чердаке

    Юнг и архетип Апокалипсиса

    Юнг и архетип Апокалипсиса

    Как мы уже отмечали в предыдущих эссе, Юнг был очень интуитивным. Благодаря своей острой интуиции он смог почувствовать сдвиги в коллективном сознании задолго до того, как внешние изменения сделали эти сдвиги очевидными для других.Одним из отмеченных им сдвигов было приближение последнего времени и активация того, что он назвал архетипом апокалипсиса. Еще в 1950-х годах Юнг предвидел приближение «последнего времени».

    Юнг чувствовал, что людям важно знать об этом архетипе, потому что он осознавал силу, которую каждый человек имеет, чтобы изменить будущее. Он знал, что если достаточное количество людей осознают апокалипсис как архетип, поймут его намерения и усвоят его значение в своей собственной жизни, судьба мира может быть более позитивной.В этом эссе мы собираемся кратко обсудить значение и особенности архетипов, уделяя особое внимание архетипу апокалипсиса, а затем рассмотрим, как он соотносится с индивидуумом и коллективом. В заключение мы укажем на некоторые признаки приближения архетипа к нашему миру в настоящий момент и отношение Юнга к апокалиптикам.

    Значение «архетипа»

    В статье, представленной на лондонском симпозиуме в 1919 году, Юнг впервые использовал термин «архетип» для обозначения

    .

    a priori , врожденные формы «интуиции»… которые являются необходимыми a priori детерминантами всех психических процессов.Подобно тому, как его инстинкты вынуждают человека к специфически человеческому способу существования, архетипы вынуждают его способы восприятия и восприятия в специфически человеческие модели. Инстинкты и архетипы вместе образуют «коллективное бессознательное».

    Ранее в своих публикациях Юнг использовал термины «изначальный образ» и «врожденный способ психического постижения…». Ни одно из этих определений вряд ли прояснит значение и ценность этого понятия для современного обывателя, преданного Джунгиане.Итак, желая донести до своих студентов полезность этой концепции, более поздние юнгианские аналитики разработали определение Юнга.

    Одно из наиболее подробных объяснений этой концепции можно найти в книге Энтони Стивенса «Пересмотренный архетип: обновленная естественная история личности ». В этой редакции своего более раннего исследования концепции Стивенс определяет архетипы как

    .

    «врожденные нейропсихические центры, обладающие способностью инициировать, контролировать и опосредовать общие поведенческие характеристики и типичные переживания всех людей, независимо от расы, культуры или вероисповедания.”

    Что это значит? Давайте рассмотрим каждый из компонентов этого определения.

    Во-первых, архетипы «врожденные», то есть они являются частью нашей психической структуры, так же как и наши инстинкты. Нам не нужно изучать их или выполнять какую-либо сознательную работу, чтобы сделать их частью нашего набора человеческих качеств: они уже есть внутри нас как форма естественной самоорганизации.

    Затем Стивенс описывает архетипы как «нейропсихические центры». Они являются частью нашей психики и нашей нервной системы.И они обладают потенциалом, то есть порождают модели поведения. Архетипы помогают нам мгновенно реагировать на события, возникающие в жизни.

    Один из примеров, который я использую в своих классах, который помогает учащимся понять эту идею, — это ситуация, когда человек идет по тротуару и наталкивается на крошечного младенца, совсем одного и плачущего. Практически никто в такой ситуации не прошел бы мимо: часть нашей врожденной психической структуры — останавливаться, оглядываться в поисках родителей или опекунов и, если кажется, что их нет, пытаться каким-то образом позаботиться о младенце.Такая забота отражает активацию нашего внутреннего архетипа «матери», который предрасполагает всех людей давать заботу, защиту и утешение младенцам, терпящим бедствие. Импульс заботы — это одна из моделей поведения. Как отмечает Стивенс в своем определении, архетип «инициирует» поведение. В данном случае это поведение, связанное с «материнством».

    Последняя особенность архетипов — их универсальность. Как часть «коллективного бессознательного» они являются общими для всех людей «независимо от расы, культуры или вероисповедания.«Каждый человеческий коллектив имеет в своей культуре« мать »,« отца »,« рождение »,« смерть »и т. Д. — это универсальные черты человеческого существования.

    В качестве «активных жизненных предрасположенностей… которые действуют и постоянно влияют на наши мысли, чувства и действия» архетипы очень важны в нашей жизни. Но они неощутимы: вы не можете видеть сам архетип, а только поведение или паттерны чувств, которые он порождает. В конечном счете, понял Юнг, архетипы не могут быть определены (точно так же, как мы не можем охватить наш разум коллективным бессознательным).Лучше всего мы можем понять архетипы через наш человеческий опыт. Мы можем понять архетип «матери» из ситуаций, подобных приведенному выше примеру с младенцем на тротуаре.

    Некоторые особенности архетипов

    Некоторые особенности, которые мы упомянули выше: Архетипы универсальны и безличны, как часть коллективного бессознательного, которое связывает нас со всем человечеством. Они также нематериальные и нематериальные, являясь частью нашей психической структуры.Мы не можем видеть архетипы нашими физическими чувствами, пока они не вызовут какое-то внешнее поведение или чувство. И это еще одна особенность: архетипы являются генеративными, то есть они вызывают действия с нашей стороны, как мы отметили в приведенном выше примере «материнского» поведения, которое возникает, когда мы видим уязвимого младенца, подвергающегося опасности. Нам не нужно учиться этому поведению: оно от природы является частью нашего человеческого бытия.

    Архетипы актуализируются через наш личный жизненный опыт. В нашем примере архетип «мать» актуализируется, когда мы останавливаемся и ищем помощи для младенца.Архетип пуэр актуализируется, когда мы проводим время за игрой. Архетип senex обнаруживается, когда мы балансируем нашу чековую книжку и планируем наш бюджет на месяцы вперед. Мы обсудим, как проявляется архетип апокалипсиса, позже в этом эссе.

    Другие черты архетипов более тонкие — например, их нелокальность. Являясь частью нашей психической структуры, архетипы существуют вне пространства и времени. Забота матери о своем ребенке существует независимо от того, сколько сейчас времени и где ребенок.Так может случиться, что в 2 часа ночи мать из Айовы каким-то образом просыпается, зная, что ее сын-солдат в Ираке находится в какой-то опасности, а через несколько часов ей звонят из армии, что он ранен. и его доставят по воздуху в больницу в Германии.

    Помимо нелокальности, архетипы обладают «определенной автономией». Под этим Юнг подразумевает, что архетипы будут действовать вне сознательной воли нашего эго. В приведенном выше примере с младенцем на тротуаре мы можем быть очень заняты и ограничены во времени, но даже в этом случае мы, вероятно, остановимся и обратимся за помощью к младенцу.Что-то в нас действует вопреки нашему желанию прийти на встречу вовремя или придерживаться графика.

    Отчасти архетипы обладают автономией в том, что они обладают интенциональностью: у них есть цель; они призывают нас действовать определенным образом для достижения определенной цели. В примере с архетипом «мать» намерение состоит в том, чтобы защитить уязвимую новую жизнь, взрастить и взрастить. Архетип «создатель» предназначен для нас, чтобы воплотить в жизнь что-то новое. Архетип «учитель» намеревается передать наши знания и мудрость тем, кто восприимчив к их получению.Архетип апокалипсиса также имеет намерение, о котором мы поговорим ниже.

    Архетипы имеют много других особенностей, только две из которых мы можем здесь обсудить. Во-первых, их величие. Архетипы обладают божественным качеством, силой и очарованием, источником которых является коллективное бессознательное. Иногда, когда архетип побуждает нас действовать, мы можем чувствовать себя захваченными чем-то большим, чем мы сами. В такие моменты важно помнить, что нельзя отождествлять себя с архетипом.Эго не является архетипом и может раздуться, если отождествится с ним. Это важно помнить, когда мы рассматриваем архетип апокалипсиса, как мы объясним ниже.

    Вторая особенность — преобразующий потенциал архетипов. Если мы распознаем и ассимилируем архетип, он может изменить нашу жизнь и помочь нам удивительным образом расти. Например, в Юнгианском центре сейчас мы наблюдаем, как жизнь увеличивается и обогащается по мере того, как люди узнают и ассимилируют архетип творца.Наша культура заставляет нас поверить в то, что быть творческими — значит быть одаренными способностью рисовать, как Пикассо, или сочинять, как Бетховен. Ограничивая «творца» высоким искусством и мастерским исполнением, наша культура ограничивает наше чувство творчества. Но архетип живет в каждом из нас, и мы так или иначе проявляем творчество каждый день нашей жизни. Признание этого и воплощение нашего творчества в сознание расширяет нашу реальность и увеличивает нашу жизнь.

    Значение и особенности архетипа Апокалипсиса

    Прежде чем приступить к определению архетипа апокалипсиса, нам необходимо понять значение слова «апокалипсис».Оно происходит от двух греческих слов: apo и kalypto , что означает «забирать» и «прикрывать или прятать». Итак, «апокалипсис» буквально означает «снять покров с чего-то, что было скрыто». Что было спрятано? Правда, точнее, правда о будущем и грядущем. В Новом Завете последняя книга христианской Библии часто упоминается как апокалипсис или «откровение», данное святому Иоанну. Видения Джона «сняли покров» с того, что раньше было сокрыто, чтобы раскрыть грядущее последнее время.В течение столетий, когда христиане использовали обращение к Иоанну и его видению, термин «апокалипсис» стал ассоциироваться конкретно с откровениями, которые предполагают «великую, окончательную катастрофу», которая постигнет землю.

    Юнг считал апокалипсис архетипом, потому что он признавал, что такие видения не ограничиваются христианами: они случаются в каждой культуре. В каждой культуре есть какая-то вера или представление о «последнем времени», которое будет (или было) открыто. Хотя специфика варьируется от культуры к культуре, обычно существуют определенные базовые компоненты архетипа: что-то раскрывается о будущем; происходит какое-то суждение или оценка; есть разрушение или наказание; и, наконец, есть обновление в форме новой реальности или мира.

    Архетип апокалипсиса имеет некоторые общие черты с архетипами в целом. Это, например, то, что Юнг называл «заранее сформированным». То есть его общая форма уже заложена в нашей бессознательной психической реальности. Мы слышим слово «апокалипсис», и на ум приходят определенные вещи: суд, разрушение, катаклизм, у мира не очень хороший день! Нам не нужно вызывать эту реакцию; он просто возникает внутри нас.

    Архетип апокалипсиса также динамичен: он провоцирует поведение, чувства, мысли и изменения.У большинства людей, размышляющих об этом, перспектива апокалипсиса вызывает множество негативных чувств. Это верно для , большинства человек, но не для всех. Здесь мы должны отметить, что сейчас есть люди, которые активно надеются на наступление апокалипсиса, веря, что с концом света они будут «восхищены» на Небеса, оставив «грешников» позади, чтобы испытать боль и страдания, которых они заслуживают. Мы вернемся к этой апокалиптической позиции ниже.

    Еще одна ключевая особенность архетипа апокалипсиса — намерение. Как и все архетипы, апокалипсис целенаправлен. Он хочет, чтобы что-то случилось. Другими словами, это имеет внутреннее значение. Это не просто разрушительно ради разрушения, и нам важно помнить об этом.

    Что это должно произойти? Что это может иметь значение? Мы рассматриваем это на двух уровнях: его намерение для нас как индивидуумов и то, что оно означает для духовного искателя; и его намерение для коллектива, что это значит для мира.

    Как архетип Апокалипсиса соотносится с человеком

    Бывают моменты в жизни духовных искателей, когда возникают сны о глобальном уничтожении, полном разрушении или внутренних ландшафтах пустошей и дикой природы, обычно сопровождаемые чувствами ужаса, страха, мрака и гибели. Иногда эти сны принимают форму образов огня или ядерных взрывов в алхимической операции, известной как calcinatio .В других случаях сны показывают нам, что мы «удерживаем напряжение противоположностей», выдерживаем separatio до тех пор, пока не появится трансцендентная функция или примиряющее «третье». В других снах мы можем увидеть наш мир или ситуацию с более высокой точки зрения, в sublimatio . Часто мы сталкиваемся с отталкивающими фигурами, угрожающими фигурами, людьми, совсем не похожими на нас, когда мы боремся со своей теневой стороной. Никто из тех, кто остался на пути глубокого личностного роста, не избежал таких видений, потому что архетип универсален.

    На протяжении всего этого процесса мы сбиты с толку и стоим перед выбором: мы можем сопротивляться работе, жить в отрицании и отвергать наши мечты как «тривиальные», непонятные или несущественные. Или мы можем плыть по течению и начать меняться. Этот последний выбор не является привлекательным, потому что он влечет за собой позволение эго столкнуться с Атманом. Эго это не приветствует. Юнг отмечал, что «переживание Самости всегда является поражением для эго». Эго не любит сталкиваться с собственной слабостью.Он хочет думать, что может управлять шоу и контролировать жизнь. Ему не нравится сталкиваться с его ограничениями. Чувства тревоги, беспомощности, отчаяния и подавленности, которые сопровождают наши сны, когда активизируется архетип апокалипсиса, отражают, насколько эго вышло из своей глубины. Ключевой частью духовного роста становится осознание того, насколько ограниченным и неполноценным является эго по сравнению с мудростью и силой Самости.

    Когда в нашей жизни спонтанно возникают апокальпитические сны, что нас просят сделать? В чем смысл архетипа для нас, людей? Во-первых, нас просят признать, что Атман приходит в сознательную реализацию.Когда это происходит, внутренний ландшафт, созданный уловками и тревогами эго, оказывается под угрозой, опустошен или показан как неадекватный и ограниченный. Мы уходим от этих встреч с ощущением, как будто наш мир разрушен. Нас просят осознать наши ограничения, увидеть свои ошибки, почувствовать угрызения совести и почувствовать необходимость найти более подлинные и осмысленные способы существования. Наш мир и мировоззрение разрушены, и это именно то, чего хочет Самость.

    Только потеряв наш старый мир и образ жизни, мы можем испытать apocatastasis , воссоздание или обновление, которое лежит в основе архетипа апокалипсиса.Атман постоянно создает «все новое». Он стремится к нашему обновлению. Он входит в сознание — мир, созданный эго — и решительно разрушает его условности и образы, чтобы позволить новую внутреннюю реальность, более соответствующую нашей душе и достигнутому нами духовному росту. Когда апокалипсис проявляется в нашей жизни во сне, мы должны перейти от наших старых способов мышления и бытия к более широким и аутентичным. Этот процесс занимает время (месяцы, если не годы), но Атман терпелив. Однако он неумолим: хотя он никогда не подводит и не отпускает, он также никогда не отпускает нас! Лучше не упираться в пятки и не отказываться сотрудничать с Высшим Я в такие моменты! Это обычно заставляет архетип проявляться во внешней жизни, и тогда в жизни проявляются всевозможные неудачи.Самость не будет отвергнута. Если мы не согласимся с намерениями архетипа обновить и воссоздать нашу реальность, это заставит нас сделать это из-за потери здоровья, работы, семьи, друзей или других болезненных переживаний. Хотя такие переживания ужасны, они бледнеют по сравнению с проявлением архетипа на коллективном уровне. Мы рассматриваем этот уровень следующим.

    Как архетип Апокалипсиса соотносится с коллективом

    На коллективном уровне архетип апокалипсиса стремится переориентировать человечество от иллюзий устаревшей и несоответствующей цивилизации, чтобы позволить новый, более жизнеспособный образ жизни.Поскольку «цивилизация» — это обычно то, о чем мы не осознаем, такая переориентация — болезненный процесс, ставящий под сомнение множество наших предположений о реальности и о том, как обстоят дела. Эти допущения можно рассматривать как «парадигмы» — бессознательные убеждения, установки и ментальные конструкции, — которые обеспечивают основу того, как мы функционируем в мире. В следующем эссе я подробно рассмотрю некоторые из этих парадигм и то, как нас просят заменить их другими моделями, более подходящими для следующего этапа эволюции человечества, когда мы смотрим в будущее.

    Разрушение парадигм — непростой процесс. Он представляет собой самый серьезный вызов жизни, какой мы ее знаем. Мы склонны думать о западной цивилизации как об апогее человеческого развития и упиваемся своими высокими технологиями, сложным искусством и культурой, а также достоинствами «современности». Мы редко осознаем, что из-за нашей жажды научного прогресса и все более эффективных форм контроля над природой мы утратили всякую связь со священным.

    Коллективное Я не забавляется.Природа долго не потерпит таких злоупотреблений. Мы видим все больше и больше свидетельств этого по всей планете. То, как архетип апокалипсиса проявляется в нашей реальности сейчас, является предметом следующего раздела этого эссе.

    Признаки архетипа апокалипсиса в нашей современной реальности

    Некоторые признаки активизации архетипа апокалипсиса на коллективном уровне очевидны. Возникновение апокалиптических культов и сект, таких как Ветвь Давида и Небесные врата, — два примера коллективов, лидеры которых стали идентифицировать себя с архетипом и в результате инфляции встретили свое уничтожение и забрали с собой всех своих последователей.Еще один очевидный признак — обострение напряженности в международных отношениях из-за коллективной проекции тени. В этом отношении бессознательность мировых лидеров не помогает, например. Джордж Буш неоднократно использовал фразу «ось зла» по отношению к нациям, которые он считал злонамеренными. «Буш 43» подарил миру многочисленные примеры проецирования тени в своем глубоком бессознательном состоянии. Третий пример очевидной апокалиптической энергии — терроризм, отражающий «вторжение сдерживаемых демонических сил».Такие силы обычно активируются в апокалиптические времена. В свете нашего опыта 11 сентября немногие люди на Западе не решатся назвать исламских джихадистов «демоническими».

    Остальные признаки менее очевидны. «Удерживание напряженности противоположностей» коллективно проявляется во всем мире в последние несколько десятилетий: Руанда, Северная Ирландия, Югославия в 1990-х годах, Сомали, сунниты и шииты в Ираке, евреи и палестинцы в Газе просто некоторые из примеров противостояния противоположностей.Международная политика полна врагов, противостоящих друг другу, поскольку противоположности, содержащиеся в Самости, просят нас коллективно осознать и оставаться осознающими наши несопоставимые энергии и примирить наши разногласия.

    Еще один знак — это то, что Юнг назвал подъемом «-измов». Это черта нашей коллективной реальности, уходящая корнями в 19, и годы. Социализм, коммунизм, патриотизм, национализм, колониализм, империализм — наш язык богат словами, которые отражают наши попытки концептуализировать, теоретизировать и свести индивидуальность к некоторой коллективной форме.Юнг находил такие попытки обезличить реальность очень оскорбительными. С этой тенденцией связано возникновение того, что Освальд Шпенглер назвал «мегаполисом», или гигантским городом — еще одной коллективной формы, которая теряет из виду личность.

    Гигантские города возможны отчасти благодаря нашим технологическим достижениям. Юнг не всегда ценил современные технологии. Он видел во многих из них огромное раздувание эго. Из этой инфляции проистекает наше пренебрежение к Природе и вера, лежащая в основе большей части современного сциентизма: что мы можем управлять жизнеспособным обществом в нарушение законов природы.Таким образом, мы видим многочисленные экологические катастрофы — лесные пожары, глобальное потепление с повышением уровня моря и таянием ледников, изменения среды обитания и нашествия насекомых. Следствием разрушения окружающей среды является страстная активность некоторых защитников окружающей среды, надеющихся спасти Землю. Их страсть отражает активацию архетипа апокалипсиса.

    Еще один признак — распад социальных и политических структур, которые мы ассоциируем с западной цивилизацией. Например, в наши дни средства массовой информации упоминают феномен «несостоявшегося государства», имея в виду страны, правительства которых не в состоянии защитить своих граждан и обеспечить основы безопасности, функционирующие суды, рынки и другие предметы первой необходимости.Мы также слышим, как аналитики осуждают «рост имперского президентства», крах нашей традиционной системы ценностей и, совсем недавно, неспособность свободного рыночного капитализма обеспечить рабочие места, доступ к кредитам и чувство экономической безопасности для граждан. мира.

    Что касается физического здоровья, Эдвард Эдингер называет эпидемию СПИДа еще одним признаком архетипа апокалипсиса. СПИД — это заболевание иммунной системы; тело, по сути, не смогло защитить свои границы.На физиологическом уровне эпидемия отражает коллективное «вторжение» новых элементов, которые являются предвестниками новой реальности. Наше коллективное психическое здоровье также демонстрирует признаки активации архетипа: инфляции эндемичны, от нашей веры в нашу «исключительность» в Америке до веры исламских джихадистов в то, что их моральный кодекс подходит для всех во всем мире.

    Вопреки притеснению женского начала джихадистами (что является частью их реакции на то, что они считают «современностью»), Запад поддержал расширение диапазона действий и ролей, открытых для женщин в прошлом веке.В этом мы медленно «возвращаем» женское начало. В более раннем эссе я отмечал, что это часть возникающей фазы альбедо процесса алхимических изменений. Это также часть архетипа апокалипсиса, поскольку он открывает нам радикально новые способы мышления, которые мы исследуем в следующем эссе, посвященном апокатастазу западной цивилизации.

    Наконец, существует множество индикаторов активации архетипа апокалипсиса в культурных феноменах.Из НЛО (которые Юнг писал о в длину) для научной фантастики, от бестселлера «Left Behind» серии книг о конце времен к сырой сексуальности и порнографии на кабельном телевидении, современная культура полна примеров, свидетельствующих о деградация, характерная для цивилизации на ее завершающих стадиях. Говорят, что искусство предвосхищает будущее, и несколько лет назад я был сильно поражен, когда увидел киноверсию фильма Тома Клэнси Сумма всех страхов , который был одним из первых массовых событий в СМИ, в которых упоминался взрыв атомной бомбы. .Ядерные взрывы — одна из наиболее частых черт апокалиптических снов для людей, в которых активен архетип апокалипсиса. Когда такие взрывы начинают появляться в коллективном сознании (то есть в основных средствах массовой информации), ученик Юнга обращает на это внимание. Ясно, что «мир, каким мы его знали, подходит к концу».

    Юнг об апокалипсизме

    Юнг видел приближающийся конец, но он вовсе не был апокалиптиком и не ценил апокалиптицизм.Апокалиптик — это человек, который верит, что конец близок, и с нетерпением ожидает его для предполагаемого освобождения, которое он принесет ему и его единоверцам. Это ожидание глобального уничтожения может показаться странным, если вы не знакомы с этой разновидностью христианского фундаментализма, но сейчас его часто можно услышать, особенно в Америке, где фундаменталисты более активны, чем в других частях мира.

    Юнг признал, что архетип апокалипсиса существует и сейчас активен в нашем коллективном бессознательном.Он понимал, что, поскольку это архетип, апокалипсис имеет для нас определенное очарование (из-за своей сверхъестественности). Но он возражал против апокалиптицизма, т.е. к поиску или стремлению к концу — по нескольким причинам.

    Во-первых, он возражал против буквального толкования христианскими фундаменталистами библейских книг (в первую очередь Даниила и Откровения). Юнг понимал, что с этими книгами с их богатым символизмом и метафорами следует обращаться скорее как со снами: как с символическими повествованиями.Они не описывают буквальные события, которые должны произойти, но предоставляют нам метафорические образы, связанные с внутренними психическими состояниями бытия.

    Во-вторых, он признал, что христианские фундаменталисты оперируют усеченным взглядом на Божественное, то есть что Бог — все хорошо, и что сатана — сила, противостоящая Богу, и ее необходимо победить. Юнг видел Божественное как Все Сущее, что означает, что Божество включает в себя плохое и хорошее, а встреча с Божеством — это наша возможность интегрировать тень, чтобы расширить наше существо и увеличить нашу способность к состраданию.

    Наконец, Юнг был потрясен нетерпеливым ожиданием фундаменталистов уничтожения Земли и всего живого на ней. Юнг всегда и без устали работал, чтобы исцелить мир, способствовать миру и урегулировать конфликты. С этой целью он призвал людей выполнять свою внутреннюю работу, зная, что все настоящие изменения — изменения, которые трансформируют реальность на фундаментальном уровне — начинаются с людей, от вас и меня, и зависят от них. Юнг сказал бы нам, что, если мы хотим предотвратить глобальную катастрофу, если мы хотим воспользоваться возможностью, которую архетип апокалипсиса сейчас предоставляет нам, мы должны подойти к тарелке и выполнить свою внутреннюю работу.Осознайте и интегрируйте нашу тень. Узнай нашего внутреннего партнера, анимуса или аниму. Подчините эго нашему Божественному ядру, Самости. Только такими индивидуальными усилиями мы сможем использовать этот апокалиптический архетип, чтобы превратить нашу цивилизацию в нечто более поддерживающее полноту нашего человеческого потенциала. Как будет выглядеть эта более поддерживающая цивилизация, — это тема следующего эссе.

    Библиография

    Басевич, Андрей (2008), Пределы власти .Нью-Йорк: Генри Холт.

    Баркер, Джоэл Артер (1992), Парадигмы: бизнес открытия будущего . Нью-Йорк: Harper Business Books.

    Эдингер, Эдвард (1985), Анатомия психики: алхимический символизм в психотерапии . Чикаго и LaSalle, Иллинойс: Открытый суд.

    ________ (1999), Архетип Апокалипсиса . Чикаго и LaSalle, Иллинойс: Открытый суд.

    Эрман, Барт (1999), Иисус: апокалиптический пророк нового тысячелетия .Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Гриффин, Дэвид (1996), «Постмодернистская наука», Пересмотр науки: эссе к новой базе знаний для нашей культуры , изд. С. Мехртенс. Waterbury VT: Potlatch Press.

    Ханна, Барбара (1976), Юнг: его жизнь и работа . Нью-Йорк: G.P. Патнэм.

    Юнг, Карл (1956) «Символы трансформации», Собрание сочинений , 5, 2 nd ed. Принстон: Издательство Принстонского университета.

    ________ (1971), «Психологические типы», CW 6.Принстон: Издательство Принстонского университета.

    ________ (1966), «Два очерка по аналитической психологии», CW 7. Princeton: Princeton University Press.

    ________ (1960), «Структура и динамика психики», CW 8. Princeton: Princeton University Press.

    ________ (1959), «Архетипы и коллективное бессознательное», CW 9i. Принстон: Издательство Принстонского университета.

    ________ (1959), «Айон», Собрание сочинений , 9ii.Принстон: Издательство Принстонского университета.

    ________ (1970), «Цивилизация в переходный период», CW 10. Princeton: Princeton University Press.

    ________ (1969), «Психология и религия: Запад и Восток», CW 11. Princeton: Princeton University Press.

    ________ (1953), «Психология и алхимия», CW 12. Princeton: Princeton University Press.

    ________ (1967), «Алхимические исследования», CW 13. Princeton: Princeton University Press.

    ________ (1963), «Mysterium Coniunctionis», CW 14. Princeton: Princeton University Press.

    ________ (1976), «Символическая жизнь», CW 18. Princeton: Princeton University Press.

    Кун, Томас (1962), Структура научных революций , 2 nd ed. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    ЛаХэй, Тим и Джерри Дженкинс (1995), Оставленные: Роман о последних днях Земли . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (1996), Сила скорби: продолжающаяся драма тех, кто остался позади . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (1997), Николае: Восстание Антихриста . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (1998), Жатва душ: мир встает на сторону . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (1999a), Apollyon: The Destroyer Unleashed . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (1999b), Убийцы .Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2000a), Обитель: Зверь овладевает . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2000b), Знак: Зверь правит миром . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2001), Осквернение: Антихрист берет трон . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2002), Остаток: На грани Армагеддона . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2003), Армагеддон .Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2004), Славное явление: Конец дней. Уитон, Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2005a), Восстание: Рождение Антихриста . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2005b), Режим: наступление зла . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2006), Восторг: В мгновение ока — обратный отсчет до последних дней Земли . Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    ________ (2007), Kingdom Come: The Final Victory .Уитон Иллинойс: Дом Тиндейла.

    Мандер, Джерри (1991), В отсутствие священного . Сан-Франциско: Книги Сьерра Клаб.

    О’Коннор, Питер (1985), Понимание Юнга, понимание самого себя . Лондон: Метеун.

    Стивенс, Энтони (1982), Архетипы: естественная история личности . Торонто: Книги Внутреннего города.

    ________ (2003), Пересмотренный архетип: обновленная естественная история личности . Торонто: Книги Внутреннего города.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *