Бессознательные процессы: как бессознательные процессы формируют нашу личность

Автор: | 20.03.1972

Содержание

как бессознательные процессы формируют нашу личность

Рубрики : Нейронаука, Переводы, Психология

О силе бессознательного психологи говорят уже более века, однако пока нет каких-то серьезных экспериментальных доказательств существования этого пласта психики. Рассказываем вам об одном недавнем исследовании, авторы которого, профессор психологии Дэвид Оукли и профессор нейропсихологии Питер Халлиган, провели ряд экспериментов с использованием фМРТ и пришли к выводу, что сознание не просто не контролирует эмоции, чувства и мысли, оно, наоборот, идет на поводу у них и постфактум создает для этих чувств и мыслей объяснения, создавая таким образом нашу персональную историю. Это проливает новый свет на то, как могут взаимодействовать между собой сознательное и бессознательное.

Часто мы полагаем, что наше поведение, убеждения или мнение о чем либо, – все это результат обстоятельного размышления. Нам кажется, что внутри нашей головы заседает некий «исполнительный комитет», который думает, строит планы, приходит к заключениям и спускает нам готовые решения, которые мы претворяем в жизнь.

Эта модель исполнительного контроля «сверху вниз» десятилетиями превалировала в умах и устраивала не только обывателей, но и ученых.

Сегодня большинство экспертов рассматривают человеческое сознание как комбинацию двух различных феноменов. Первый — это личное сознание, которое мы переживаем от одного момента к другому и которое является источником знания о том, кто мы есть в реальном мире и где находимся. Оно помогает в распознавании явлений объективной реальности и позволяет видеть возможности и угрозы. А второй — это содержание сознания: наши мысли, чувства, впечатления, намерения и воспоминания.

В статье «Погоня за радугой: бессознательная природа бытия», опубликованной в ноябре 2017 года во Frontiers of Psychology, приводится «революционное» утверждение о том, что на самом деле наши мысли и чувства не есть результат работы привычной логики, а являют собой производное быстрых бессознательных процессов, и что «сознание» не подразумевает исполнительной, причинной или контролирующей связи с любым из привычных нам психологических процессов, обычно приписываемых ему.  Исследователи отмечают, что опыт сознания — это пассивное сопровождение бессознательных процессов «внутреннего вещания» и создание личного повествования.

Проще говоря, мы не сознательно выбираем наши мысли или чувства — мы всего лишь осознаем их и встраиваем в собственную историю.

Психоаналитики, опираясь на свой клинический опыт, говорят об этом уже целый век, но использование магнитно-резонансной томографии мозга во время сессий гипноза позволило привести еще несколько аргументов в пользу главенства бессознательных механизмов нашего мозга в формировании личности человека.

Исследование организовали Дэвид Оукли, почетный профессор психологии университетского колледжа в Лондоне, и Питер Халлиган, профессор нейропсихологии из Университета Кардиффа в Уэльсе. Они использовали метод гипнотического воздействия, который применялся для лечения нейропсихологических и нейропсихиатрических расстройств, и параллельно вели регистрацию активности мозга испытуемых, чтобы проследить наличие сигналов между мозгом и телом.

В результате экспериментов удалось выявить закономерность, показывающую, что в чрезвычайно суггестивных (внушаемых) состояниях люди могут менять свои убеждения, настроение и восприятие. К примеру, участники исследования поднимали руку, даже когда мозг не получал сознательный сигнал об этом, и это выглядело как непреднамеренное действие, а исследователям удавалось внушить испытуемым, что инопланетяне заставляли их делать это.

«В одном эксперименте исследователи записывали мозговую активность участников в трех ситуациях: когда они поднимали руку преднамеренно, когда она была поднята рычагом, и когда она двигалась в ответ на гипнотическое внушение о том, что его поднимает рычаг. Одни и те же области мозга были активны во время непроизвольного и предполагаемого «чуждого» движения, тогда как активность мозга для преднамеренного действия была иной. Таким образом, гипнотическое внушение можно рассматривать как средство передачи идеи или убеждения, которое, когда оно принято, способно изменять восприятие или поведение человека».

The Conversation

Ученые пришли к выводу, что наш мозг в меньшей степени создан для генерации выводов и заключений, а в большей — для распознавания того, что мы чувствуем. Авторы статьи отмечают, что «содержание сознания» не полностью происходит из «опыта сознания», а берет начало в «неосознаваемой деятельности мозга».

Хорошо объясняет данное утверждение метафора радуги:

«Индивидуальное сознание подобно радуге, которая сопутствует физическим процессам в атмосфере, но не оказывает на них никакого влияния».

Английский биолог и популяризатор науки Томас Генри Хаксли (Гексли) сравнивал сознательную часть психики с чем-то вроде парового гудка на поезде, сопровождающего работу двигателя, но не обладающего внутренним влиянием или контролем над ним (Хаксли, 1874).

Таким образом, личная осознанность реальна, она присутствует одновременно с неосознаваемыми процессами жизнедеятельности нашего мозга (или психической сферы), но не является причинной и не оказывает никакого влияния на наши психологические процессы.

Авторы пишут, что бессознательная деятельность генерирует практически все содержание нашего сознания посредством такого механизма, как «непрерывное самореферентное личное повествование ⓘСамореференция (самоотносимость) — явление, которое возникает в системах высказываний в тех случаях, когда некое понятие ссылается само на себя.

». За кулисами сознательной деятельности наши мысли, чувства и эмоции относительно того или иного опыта взаимодействуют достаточно быстро и весьма эффективно, экономя наш сознательный ресурс, что необходимо для нашего выживания.

Чем же собственно является непрерывное «самореферентное индивидуальное повествование»? По мнению авторов — это сумма накопленного опыта и тех впечатлений, которые он когда-то вызвал.

Этот «банк данных» не статичен, он постоянно обновляется по мере воздействия на нас нового жизненного опыта. Это скорее процесс, у него текучий и изменчивый характер, поэтому лучше называть это повествованием или нарративом.

Благодаря этому процессу мы можем общаться с другими людьми, понимать их, сближаться и сотрудничать для общего блага.


Читайте также Какова ваша история? Психологическая сила нарратива

В связи с вышенаписанным возникает вопрос: так насколько же мы ответственны за наше поведение, а в какой степени оно находится вне контроля нашего сознания?

Учитывая, что большая часть мыслей и чувств не подлежит нашему контролю, можем ли мы быть полностью ответственны за выбор, который делаем, за свое мнение, убеждения или поведение? И если мы не в полной мере за это отвечаем, то кто разделит с нами эту ответственность?

В своем интервью TheConversation исследователи говорят, что считают «свободу воли и личную ответственность идеями, инсталлированными в нас общественным устройством».

Эти идеи лишь выражают общепринятое мнение о том, как все устроено, но могут способствовать ошибочному пониманию того, как и почему мы себя ведем тем или иным образом и по какому пути развивается наше общество.

C другой стороны, такая инсталляция идеи о свободной воле помогает нам говорить о себе как о личности, передавать наш нарратив Другому, обогащать опыт и формировать более тесные связи, способствуя общественной кооперации и эволюции.


Подборка по теме
— Проблема сознания в психологии и философии: кто управляет нашими
— Как возникают эмоции, о существовании которых мы не подозреваем?
— Проблема свободы воли: философия против нейронауки

По материалам: The Conversation, Big Think
Обложка: Hypnos / British museum / Wikimedia Commons

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Познание бессознательного

Вытесненному бессознательному дорога к сознанию закрыта. Сознание тоже не может овладеть вытесненным бессознательным, поскольку оно не знает того, что, зачем и куда вытеснено. Получается вроде бы тупик. Чтобы выйти из тупика, Фрейд попытался найти какую-­то иную возможность перевода внутренних процессов в сферу, где открывался простор для их осознания.

Необходимо было ответить на во­прос, как вытесненное может стать предсознательным. Но здесь на передний план выдвигалась непосредственная аналитическая работа, с помощью которой созда­вались необходимые условия для возникновения опосредующих звеньев, способ­ствующих переходу от вытесненного бессознательного к предсознательному.
В целом, Фрейд попытался по­своему ответить на каверзный вопрос о возможностях осознания бессознательного. Для него сознательные, предсознательные и бес­сознательные представления не являлись «записями» одного и того же содержа­ния в различных психических системах. Первые включали в себя предметные представления, оформленные соответствующим словесным образом. Вторые — возможность вступления в связь предметных представлений со словесными.
Третьи — материал, остающийся неизвестным, то есть непознанным, и состоящий из одних предметных представлений. Исходя из этого процесс познания бессо­знательного в психоанализе переносится из сферы сознания в область предсо­знательного.
Фактически речь идет о переводе вытесненного бессознательного не в сознание, а в предсознательное. Осуществление этого перевода происходит при помощи спе­циально разработанных психоаналитических приемов, когда сознание человека как бы остается на своем месте, бессознательное не поднимается непосредственно на ступень сознательного, а наиболее активной становится система предсознатель­ного, в рамках которой появляется реальная возможность превращения вытеснен­ного бессознательного в предсознательное.
Таким образом, в классическом психоанализе Фрейда познание бессознатель­ного соотносится с возможностями встречи предметных представлений с языковы­ми конструкциями, выраженными в словесной форме. Отсюда то важное значение в теории и практике психоанализа, которое придается роли языка и лингвистичес­ких построений в раскрытии содержательных характеристик бессознательного.
В процессе психоаналитического сеанса происходит диалог между аналитиком и пациентом, где языковые обороты и речевые конструкции служат основанием для проникновения в глубины бессознательного.
Однако здесь возникают специфические трудности, обусловленные тем, что бессознательное имеет не только иную, инаковую, отличную от сознания логику, но и свой собственный язык. Особенно ярко специфический язык бессознательного проявляется в сновидениях человека, где различные образы и сюжеты пронизаны символикой. Этот символический язык бессознательного требует своей расшифровки, что является не столь простой задачей.
Фрейд уделял значительное внимание как раскрытию символического языка бессознательного, так и осмысле­нию возможностей перевода вытесненного бессознательного в сферу предсознатель­ного. Он предложил такое специфическое толкование природы словесных пред­ставлений, благодаря которому им допускалась логическая возможность осознания бессознательного через предсознательные опосредствующие звенья.
Процесс познания бессознательного оказывается своего рода воскрешением знания­ воспоминания, отрывочные состав­ляющие которого находятся в предсознательном. Однако глубинное содержание этого вытеснено в силу нежелания или неумения человека распознать за символи­ческим языком бессознательного его стремления и желания, которые нередко ас­социируются с какими­то скрытыми демоническими силами, чуждыми индивиду как социальному и культурно­нравственному существу.

Специфика бессознательных процессов

Фрейд утверждал, что, подобно физическому, психическое не должно быть в действительности именно таким, как оно нам представляется. Одно дело реальность, а другое — представление о ней. Одно дело восприятие психической реальности сознанием, и другое — бессознательные психические процессы, являющиеся объек­том сознания. Поэтому перед психоаналитиком встает непростой вопрос: как воз­можно познание бессознательного психического, если, по существу, оно столь же неизвестно человеку, как и реальность внешнего мира? Фрейд отдавал себе отчет в том, что раскрытие содержания бессознательного является трудной задачей. Однако он полагал, что, как и в случае познания материальной реальности, при осмыслении психической реальности необходимо вно­сить коррективы к внешнему восприятию ее.
Оптимис­тический настрой Фрейда по отношению к возможностям познания бессознатель­ного психического объяснялся тем, что психоаналитические представления о вы­тесненном бессознательном включали в себя вполне определенную, хотя, быть может, на первый взгляд странную установку. Опираясь на нее, в психике челове­ка могут протекать такие процессы, которые, в сущности, ему известны, хотя вро­де бы он ничего не знает о них. 
При осмыслении проблемы бессознательного психического Фрейд выдвинул не­ сколько идей, оказавшихся важными для теории и практики психоанализа. Помимо сделанных им различий между сознательным, предсознательным и вытесненным бессознательным, а также признанием «третьего» невытесненного бессознательно­го (Сверх-­Я), он рассмотрел свойства и качества бессознательных процессов.
Прежде всего, Фрейд подчеркнул, что наряду с первичным характером бессознательных процессов они являются динамически активными и подвижными. Вы­тесненные в бессознательное желания и влечения человека не утрачивают своей действенности, не становятся пассивными, не пребывают в покое. Напротив, на­ходясь в глубинах человеческой психики, они накапливают свою силу и готовы в любой подходящий момент вырваться на свободу. В результате человеку подчас не остается ничего другого, как спасаться бегством в болезнь. В психике человека содержатся, используя выражение Фрейда, всегда активные, бессмертные желания нашей бессознательной сферы. В теории психоанализа признание за бессознательными процессами их актив­ного характера означало нацеленность на исследование динамики их перехода из одной системы в другую. В практике психоанализа это предполагало рассмотрение причин возникновения неврозов с точки зрения до поры до времени дремлющего в глубинах психики вытесненного бессознательного. Активизация же последнего с неизбежностью приводит к образованию разнообразных симптомов, свидетель­ствующих о психическом заболевании.
Кроме того, Фрейд считал, что в отличие от сознания бессознательное характеризуется отсутствием каких-­либо противоречий. Логика сознания такова, что она не терпит противоречий. Если они обнаруживаются в мыслях или действиях че­ловека, то в лучшем случае это может расцениваться как недоразумение, а в худ­шем — как болезнь. Логика бессознательного отличается таким инакомыслием, прикотором противоречивость протекания бессознательных процессов не является отклонением от некой нормы. Противоречия существуют лишь в сознании и для сознания. Для бессознательного нет противоречий.
Любой фиксируемый сознанием абсурд не является таковым для бессознательного. Напротив, он не менее значим по смыслу для бессознательного, чем какое­ либо логически стройное и непротиворечивое построение для сознания. С точки зрения теории психоанализа, за противоречивостью и абсурдностью бессознатель­ного стоит скрытый, потаенный смысл, выявление которого весьма актуально для исследовательской работы. В клиническом плане нелогичные с позиций сознания мышление и поведение пациента воспринимаются аналитиком в качестве важно­го эмпирического материала, свидетельствующего об активизации бессознатель­ных процессов, нуждающихся в раскрытии их истоков и конкретного содержания.
Цель — выявление их подлинного смысла и доведение до сознания всего того, что кажется на первый взгляд абсурдным и противоречивым. Не менее существенно и то, что при раскрытии специфики бессознательного психического Фрейд пересмотрел привычные представления о времени. В его по­нимании время как таковое имеет значимость только для сознания. В бессознатель­ном отсутствует чувство времени. Само бессознательное оказывается как бы вне времени. Так, в сновидении или при невротическом состоянии прошлое и настоящее не обязательно должны следовать друг за другом в той хронологической последовательности, в которой происходили реальные или воображаемые собы­тия. В бессознательном прошлое и настоящее, как, впрочем, и будущее, могут сме­щаться в любую сторону, опережая или подменяя друг друга. Для Фрейда вневременность — одна из наиболее характерных особенностей бессознательного.
Фрейд признавал, что психоанализ не всесилен ни в своих исследовательских, ни в своих терапевтических функциях. Он соглашался с тем, что, подобно философам, психоаналитик не может ответить на вопрос, что есть бессознательное. Но он исходил из того, что психоанализ может помочь в изучении бессознательного пси­хического и использовать полученные таким путем знания в терапевтических це­лях. Причем там и тогда, где и когда другие методы исследования и терапии ока­зываются в силу присущих им ограничений недейственными и неэффективными в выявлении бессознательных желаний и влечений человека.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию
К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале «Psychologies»

Виды бессознательного — Психологос

Бессознательное — то, что не видится сознанием, неосознаваемая область психического.

Словом «бессознательное» в сложившейся практике называют самые разные вещи, часть которых присутствует у всех, часть характеризует только определенный контингент. Одного бессознательного, общего для всех людей — нет. Когда говорят о бессознательном, необходимо всегда уточнять, о чем идет речь, о каком из «бессознательных» идет речь. В этой статье назовем лишь некоторые виды бессознательного, наиболее часто упоминаемые в работах психологов-практиков.

Природная база

Естественное бессознательное — банк врожденных или приобретенных в младенчестве ассоциативных связей и эмоциональных реакций. Это все психические процессы, которые протекают без сознательного контроля, но естественным образом взаимодействуют и определяют как наше поведение, так и работу его сервисных механизмов, грубых и тонких настроек. Это, в частности, работа предсознания, механизмы и процессы подпорогового восприятия объектов. Чтобы в пятнах увидеть лица людей — нужна работа естественного бессознательного. Похожих на нас людей воспринимаем как скорее хороших, похвала нам нравится, критика вызывает протест, бессознательное не воспринимает частицу «не», низкий голос кажется более статусным — тысячи таких известных и мало известных нам законов и закономерностей являются продуктом работы этого естественного бессознательного. Сон, гипноз, транс, аффект, наркотическое и алкогольное опьянение и т.д. убирают сознательный контроль и проявляют самые разнообразные бессознательные процессы, которые обычно не видны. Похоже, что все остальные виды бессознательного базируются на существовании этого, естественного бессознательного. См.→

Бессознательное как приобретенный опыт

Память об успехах и неудачах, правильных и ошибочных решениях, радостных и грустных событиях и переживаниях, разнообразные жизненные решения, которые мы когда-то приняли (не обязательно осознанно) и в любом случае то ли забыли, то ли не вспоминаем. Опыт достижения, обучения, преодоления и побед, который начинается с нашего детства и продолжает накапливаться в течение всей жизни. Знакомой всем разновидностью этого бессознательного являются наши привычки и автоматизмы, в частности механизм фиксированной установки. Все, что входит в привычку и выполняется автоматически, постепенно уходит из поля нашего сознания. Другой важной и интересной разновидностью такого бессознательного является действие эмоциональных якорей. То, что в какой-то ситуации было нами запечатлено на фоне позитивного либо эмоционального всплеска, связывается с разнообразными деталями (якорями) той ситуации, после чего радостное состояние или страхи всплывают автоматически, стоит только нам вновь увидеть или услышать то, с чем мы встретились когда-то давно. К этому же виду бессознательного, видимо, относятся и механизмы творческих процессов, результаты которых осознаются как художественные образы, научные открытия, проявления интуиции, вдохновения, творческого озарения и др. См.→

Бессознательное как продукт вытеснения

Бессознательное как продукт вытеснения — содержание поля сознания, какими-то силами (силовыми центрами) по тем или иным причинам из области осознавания жестко или мягко вытесненное. По Фрейду, эти силы имеют один источник — Сверх-Я, представитель социума в сознании. А вытесняются первичные детские влечения, нежелательные для Сверх-Я. В результате, содержание бессознательного по Фрейду — это первичные детские влечения, которые в нас живут, но не осознаются из-за их социальной неприемлемости или рассогласования с другими потребностями, мотивами и установками личности. В некоторых случаях вытеснение происходит не по Фрейду, а в другую сторону: не Сверх-я, как представитель социума, вытесняет антисоциальные влечения, а «Оно», как область антисоциального, вытесняет то социальное, которое вспоминать ему не хочется и неприятно. См.→

Бессознательное как продукт веры

Кто во что верит — тем эта вера без его осознавания, ведома и контроля и руководит. Если женщина верит, что приснившийся петух — к тому, что пора действовать, она скорее всего так и поступит. Также, всегда можно предположить, что нашим поведением заведуем не мы, а кто-то в нас, какие-то внутренние персонажи нашей души, нашей личности. Для детей это живущая в душе Каприза, для взрослых — голоса Родитель-Взрослый-Ребенок, субличность Критик, Саботажник и так далее список всегда открыт… См.→

Общественное бессознательное

Структуры общественного бессознательного — неосознаваемые языковые, культурные, идеологические и иные схематизмы, мифы и социальные нормы, определяющие мировосприятие людей, принадлежащих к данной культуре. Коллективное бессознательное по К. Юнгу — только одна из возможных разновидностей общественного бессознательного. См.→

Наверное, есть и другие виды бессознательного. В частности, смотри Типы бессознательного из книги Кена Уилбера «Проект Атман».

Личный коуч: Бессознательное в жизни менеджера

Недавно один мой клиент — руководитель подразделения крупной транспортной компании рассказал забавную «зарисовку» из жизни: вызывает его начальник и говорит: «Чувствую, что у меня изменилось к тебе отношение. Изменилось к худшему». Тот забеспокоился: «Как, почему? Что я сделал плохого?» А начальник честно отвечает: «Сам не знаю. Но чувствую. А ты иди и подумай об этом». Руководитель подразделения мучился пару дней, потом понял — начальник стал к нему хуже относиться, так как именно он последнее время каждое утро сообщает о рабочих проблемах. Осознав этот факт, он стал посылать на ежедневный доклад к руководству своего заместителя.

Вроде бы в рабочей реальности мы всегда действуем максимально сознательно: анализируем информацию, осознанно принимаем решения, просчитываем последствия, ищем весомые и рациональные доказательства своей позиции. Но с другой стороны, в любой деятельности, и даже в самом жестком бизнесе, бессознательное подспудно влияет, а порой даже и определяет наше поведение. Мой клиент правильно понял ситуацию. Его руководитель бессознательно стал испытывать негатив к источнику неприятностей. Появившуюся неприязнь он ощутил, но причины так и остались ему неведомы.

А вот пример из практики гендиректора Уральской торговой компании: «Привычно размышляя над стратегией развития нашего бизнеса, я внезапно понял, что нам надо активно продвигаться на восток, в три конкретные точки. Будто какой-то внутренний голос мне прошептал. Акционер потребовал исследований рынка и финансовых аргументов, но я интуитивно чувствовал, что мое предложение в данной ситуации очень перспективно. Стоило немалых трудов его убедить. Но сейчас у меня уже действительно появились финансовые аргументы в пользу моей бизнес-идеи».

При решении творческих задач именно подключение бессознательного, интуиции приводит к нестандартным, неочевидным, но в итоге правильным результатам. Но бессознательное может стать ценным ресурсом только в том случае, если человек много думает над той или иной темой. Утро вечера мудренее — говорят старые сказки. Действительно, перерыв в долгих интеллектуальных изысканиях необходим, чтобы слышать голос интуиции. Принято считать, что работа сознания связана с работой левого полушария головного мозга, а работа бессознательного — в основном с работой правого. Левое полушарие отвечает за логический анализ, рациональное осмысление, объективный расчет. Правое — за вдохновение, творческие порывы, интуитивное восприятие.

В повседневной рабочей реальности — только если мы не говорим о людях искусства — преобладает активность левого полушария. Деятельность правого, наоборот, активизируется в состоянии расслабления, одиноких прогулок, отрешенного созерцания природы. Сон, отдых, любое переключение — именно в эти моменты мы способны соприкоснуться с бессознательным. Но без доверия своему чутью и нюху тут тоже не обойтись.

Проявления бессознательного не ограничиваются интуицией. В кладовой бессознательного спрятаны всевозможные тайные переживания, скрытые чувства, присутствие которых человек обычно не осознает. Непроизвольные действия, ошибки восприятия, внезапные нарушения памяти, оговорки и описки, несомненно, свидетельствуют о наличии бурных бессознательных процессов.

Неосознаваемые образы восприятия проявляются в известном феномене дежавю, связанном с ложным ощущением знакомости, которое иногда возникает при восприятии какого-либо объекта, ситуации. Эффект вызван предварительной бессознательной обработкой информации, например во сне. В тех случаях, когда человек встречает в реальности ситуацию, воспринятую ранее на бессознательном уровне и достаточно близкую к реальному событию, возникает дежавю. Участник трудных деловых переговоров рассказывал, что после того, как оппоненты высказали свой главный козырь, его внезапно посетило отчетливое ощущение, что он уже когда-то присутствовал на этом мероприятии. Он будто точно знал — что следует отвечать, предугадал реакцию противников, мастерски парировал ее, и результат был достигнут. Он как бы вспомнил тактику будущей победы.

О наличии бессознательных процессов свидетельствует непроизвольное забывание имен, обещаний, собственных слов. Но одни из самых опасных для успешной работы проявлений бессознательного связаны с забыванием намерений. «К тому моменту я давно работал в компании, чувствовал себя уверенно и, видимо, слишком расслабился. Получив от руководства очередную задачу по сбору информации, я решил, что выполню ее чуть позже — ведь ничего сложного в ней для меня не было. Каково же было мое удивление и ужас, когда через неделю меня пригласили на совет директоров, чтобы я предъявил собранный материал. Я просто совершенно забыл сделать то, что надо! Только мои прежние многолетние заслуги помогли избежать увольнения», — рассказал директор по маркетингу производственной компании. Забывание намерений происходит в двух случаях. Первый — описанный выше. Значимость намерения оказывается невысокой, и оно легко забывается. Неспроста Фрейд предупреждал влюбленных: если партнер вдруг забыл о назначенном свидании, значит, любовь ушла.

Но есть и второй вариант, прямо противоположный. Если забытое намерение связано с большими трудностями и испытаниями, то услужливое бессознательное охотно его принимает, освобождая сознание для более приятных и позитивных переживаний. Известны случаи внезапной и почти патологической забывчивости перед ответственными выступлениями, перед экзаменами, перед важной встречей. Полный тревоги человек путает даты собеседований, тестирования, серьезных переговоров, вылетов в значимую командировку. В общем, понаблюдайте за собой и окружающими, будьте внимательны, бдительны и терпеливы. И бессознательное непременно раскроет свои секреты.

Автор — партнер «Экопси консалтинга»

Эта публикация основана на статье «Личный коуч: Бессознательное в жизни менеджера» из газеты «Ведомости» от 17.05. 2012, №89 (3103).

Сознание, бессознательное, подсознательное | Тренинг-Центр Синтон

Автор: Виталий Пичугин

Что такое сознание, бессознательное, подсознательное. О чём речь?

Эти термины употребляются часто и, вроде бы, все понимают, о чём идёт речь. Например, «упал — потерял сознание, очнулся — гипс», как говорил Семён Семёнович Горбунков из фильма «Бриллиантовая рука». То есть потерял возможность воспринимать окружающую действительность, оценивать её, руководить своими действиями. А что говорит научное определение?

Например, из Википедии.

Сознание человека (психология) — это сформированная в процессе общественной жизни высшая форма психического отражения действительности в виде обобщенной и субъективной модели окружающего мира в форме словесных понятий и чувственных образов.

Философское определение.

Созна́ние — состояние психической жизни человека, выражающееся в субъективной переживаемости событий внешнего мира и жизни самого индивида, а также в отчёте об этих событиях.

Мне эти формулировки нравятся не очень. Ведь любое определение должно описывать некоторое явление так, чтобы можно было точно сказать — оно отражает суть происходящего. Необходимо сформулировать — понятие.

Понятие — это отражение объективно существенного в вещах и явлениях, закрепленное словом; это понимание сущности вещи или явления. Давайте подумаем вместе.

В первом определении, сознание — это форма психического отражения, во втором — состояние психической жизни. Понятно, что форма должна что-то содержать, а именно это самое психическое отражение действительности, но правда ли что это застывшая форма, а не постоянный процесс изменения форм? Верно ли, что сознание — это состояние психической жизни, те есть пребывание в каком-либо положении, но относительно чего? Каких координат? Как видим, определение понятия «сознание» не совершенно, как, впрочем, и любое другое определение.

Попробую дать своё определение понятия «сознание». Не претендую, что оно будет лучшим, но для понимания, думаю, может быть полезным. Итак.

Сознание человека — процесс психического отражения объективной реальности, выраженный, в изменяющихся в процессе развития, субъективных моделях восприятия окружающей действительности.

Подробнее.

Сознание человека не статично, оно меняется, поэтому можно говорить о процессе психического отражения.

Данный процесс приводит к созданию моделей восприятия окружающей действительности, которые также не статичны, изменяются по мере развития человека, переосмысления прошлого опыта, его обобщения.

Модели восприятия окружающей действительности весьма субъективны и уникальны для каждого человека, выражены в форме образов, ощущений, звуков, и через речь, могут быть воспроизведены вербально, однако с большими искажениями, обусловленными ограниченностью возможности языка точно отображать внутренний мир человека. Ф. И. Тютчев догадывался об этом, и точно сформулировал в стихотворении — «Silentium!».

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.

О сознании написаны тома научной литературы, некоторые учёные считают изучение сознания главной задачей психологии. Л. С. Выготский писал: «Психология рассматривает даже самые сложные формы нашего сознания как особо тонкие и незаметные формы некоторых движений». И это правильно, но у меня всегда, когда читаю любую литературу, где рассматривается сознание, не важно научную или популярную, складывается впечатление, что в написанном больше вопросов, чем ответов. Например, о каких «незаметных формах некоторых движений» пишет Л. С. Выготский? Наверное, они есть, только, как бы измерить, описать, назвать, дать определение, и как это всё связано с сознанием? Поэтому кто хочет дополнить моё определение или растолковать Л. С. Выготского, у вас будет большая, серьёзная и увлекательная задача.

Бессознательное.

Если с понятием «сознание» хоть как-то можно определиться, оставляя много вопросов и задач для новых исследований, то с понятием «бессознательное» совсем непросто. Я насчитал 12 определений, которые сообщают о принципиально разных явлениях. Думаю, если к ним прибавить ещё 8, взятых из эзотерической литературы, то станет ясно — единого понятия «бессознательное» не существует, что наводит на мысли,— а существует ли бессознательное? Попробуем разобраться.

Для начала некоторые определения.

Бессознательное — теоретический конструкт, обозначающий психические процессы, в отношении которых отсутствует субъективный контроль. Бессознательным оказывается все то, что не становится предметом особых действий по осознанию. (Психологический словарь)
Бессознательное или неосознаваемое — совокупность психических процессов, в отношении которых отсутствует субъективный контроль. Бессознательным считается всё, что не становится для индивида объектом осознания. (Википедия)
Бессознательное, в психологии — вся совокупность содержания психической жизни, которая недоступна непосредственному осознанию. Это понятие не следует смешивать с отсутствием осознания вследствие нежелания индивида разобраться в себе (т. е. заниматься интроспекцией). Кроме того, бессознательное (подсознание) отличается от предсознания (включающего, например, воспоминания), содержание которого может быть легко осознано. Бессознательные процессы невозможно выявить простым усилием воли; их раскрытие требует использования особых приемов, таких, как свободные ассоциации, интерпретация сновидений, различные методики целостного изучения личности (в том числе проективные тесты) и гипноз. (Энциклопедия «Кругосвет»)
Что общего в этих определениях? То, что они говорят о психических процессах, которые недоступны субъективному контролю. Правда третье определение ещё отождествляет термины «бессознательное» и «подсознание», считая это одним и тем же, а также утверждает, что для выявления бессознательных процессов нужно нечто особенное, например, гипноз. Однако первые два определения и начало третьего говорят, что, во-первых, есть некие психические процессы, во-вторых, на какой то момент времени над этими процессами отсутствует субъективный контроль. Но значит, этот контроль может быть или он должен всегда отсутствовать? И тогда бессознательное становится осознаваемым. Возьмём, например, ощущение — построение образов отдельных свойств предметов окружающего мира в процессе непосредственного взаимодействия с ними. Большинство моих ощущений находятся в бессознательном, то есть вне поля сознания, не доступны субъективному контролю. Я постоянно субъективно не контролирую все рецепторы, которые, так или иначе, посылают в мозг информацию, о прикосновении к чему-либо. Ноги стоят на полу, и я воспринимаю данный факт, ощущая холодный пол ступнями, но пока я не задумался об этом процессе психического отражения действительности через ощущения, то исходя их определения, этот психический процесс находился в бессознательном. Для того, чтобы вывести его на уровень сознания не нужно прибегать к гипнозу. Тогда, о каких психических процессах отражения говориться в определении? Если какие-то легко можно вывести на уровень сознания, как в приведённом примере, то какие психические процессы всегда остаются в бессознательном? Какие легко можно осознать? А, может быть, большинство психических процессов просто не осознаются в данный момент времени, но всегда могут быть осознаны просто волевым усилием, тогда они просто вне сознания, их нужно называть — внесознательные.

Можно возразить, бессознательное — область, где происходят процессы, принципиально не доступные сознанию, без специальных способов доступа, например, гипноза. Тогда возникает встречный вопрос, а как стало понятно, что это область, где вообще что-то есть? Ну, в состоянии гипноза (изменённое состояние сознания) человек выдаёт иногда, с точки зрения другого человека,— бред, иногда, каким-то образом связанную информацию. Как понять, что это не игры сознания — просто в изменённом, заторможенном состоянии? Никто не нашёл в сером веществе такую область, которую можно как-то назвать, и сказать,— там хранится всё, что мы называем — бессознательное. И как точно различить подсознательное и бессознательное?

Подсознательное — характеристика активных психических процессов, которые, не являясь в определённый момент центром смысловой деятельности сознания, оказывают влияние на течение сознательных процессов.

Так, то, о чём человек в данный момент непосредственно не думает, но что в принципе известно ему и ассоциативно связано с предметом его мысли, может в качестве смыслового подтекста оказывать влияние на течение мысли, сопровождать её и т. п.

Точно так же и воспринимаемое (хотя прямо и не осознаваемое) влияние обстановки, ситуации, автоматических действий (движений) присутствует как подсознательное восприятие во всех сознательных актах. Определенную смысловую роль играет и языковый контекст речи, невысказанная, но как бы подразумеваемая самим построением фразы мысль. (Википедия).

Подсознательное — психологический термин, обозначающий то, что слабо осознается, ибо лежит за порогом актуального сознания или вообще ему недоступно. В своих ранних сочинениях Фрейд употреблял этот термин как синоним бессознательного, но вскоре отказался от него во избежание двусмысленностей.

Многие до сих пор употребляют термины «бессознательное» и «подсознательное» как синонимы. Действительно, исходя из определений, у них много общего. Это психические процессы, которые субъективно не осознаются в данный момент. Просто, чтобы добраться до бессознательно нужны специальные методы, а до подсознания можно, если хорошо постараться и сосредоточится. Часто приводят пример, молодой человек, глядя на форму гитары, подсознательно понимает, на что она похожа. То есть в сознании отражается форма, а в подсознании, путём несложных ассоциаций появляется женская фигура. Если молодой человек задумается, то скажет: «Да, вот чего мне в жизни не хватает, что у меня в подсознании на самом деле». Если же парень не признается, какие ассоциации вызывает силуэт инструмента, значит, он всё глубоко спрятал в бессознательное, и «расколется» только под гипнозом. А бывает ещё, что гитара — это просто инструмент и никаких подсознательных ассоциаций не вызывает, но чем больше воздержание, тем лучше молодой человек понимает, подсознание есть, и что собственно там есть.

Таким образом, если кратко подвести итог, то можно сказать как З. Фрейд. Сознание — это верхняя часть айсберга, то, что видно на поверхности. Бессознательное (подсознательное),— всё, что под водой. Чтобы добраться до нижней части айсберга нужно нырнуть, а чтобы посмотреть его дно, необходимо залезть очень глубоко, и, если повезёт, то побывать под толщей ледяной глыбы, рассматривая айсберг снизу.

Автор: Пичугин В.
Размещено на сайте syntone.ru. При публикации статьи ссылка на сайт обязательна.

Международный научно-практический симпозиум «Бессознательное в духовной жизни человека: ретроспектива и перспектива исследований в психологии, философии и педагогике».

7 — 9 октября 2018 г. в Ростове-на-Дону по инициативе и под эгидой НФП-ЕКПП-Россия состоялся Международный научно-практический симпозиум «Бессознательное в духовной жизни человека: ретроспектива и перспектива исследований в психологии, философии и педагогике».

В состав Оргкомитета симпозиума вошли: Восточно-Европейский институт психоанализа (ВЕИП), Донской государственный технический университет (ДГТУ), Московский государственный университет (МГУ), Национальная Академия наук Грузии, НФП-ЕКПП-Россия, Российская академия образования (РАО), Российское психологическое общество (РПО) и Санкт-Петербургский государственный университет (СПбГУ).

Симпозиум был посвящен 40-летию важнейшего для будущего российского психоанализа исторического события, а именно: 1 — 5 октября 1979 года в Тбилиси состоялся первый на территории Советского Союза Международный междисциплинарный симпозиум, посвященный исследованию неосознаваемых психических процессов: «Бессознательное: природа, функции, методы исследования». Он превзошел все возможные (для того периода) ожидания по количеству стран-участниц и научных школ, представительности и авторитетности, широте охвата и глубине обсуждаемых тем.

К настоящему времени осталось не так много участников этого исторического события, в то время — молодых ученых, а затем — признанных авторитетов современной российской науки, среди которых были: А.Г. Асмолов, Н.С. Автономова, П.Я. Гальперин, В.П. Зинченко, В.М. Лейбин и др. Главной темой этого первого симпозиума стали труды выдающегося советского ученого, родоначальника грузинской психологической школы, академика Д.Н. Узнадзе (1886 — 1950), заложившего основы изучения неосознаваемых психических процессов в СССР. Использовался именно такой термин — «неосознаваемые процессы», так как термин «бессознательное» после обсуждения в идеологическом отделе ЦК КПСС был запрещен. В симпозиуме приняли участие такие выдающиеся психоаналитики, как Л. Альтюссер, М. Гилл, С. Леклер, К. Прибрам, Э. Рудинеско, Л. Шерток, Р.О. Якобсон, а также видные представители грузинской психологической школы профессора Ш.А. Надирашвили, А.С. Прангишвили, Ш.Н. Чхартишвили и А.Е. Шерозия. Симпозиум стал значимой вехой в реинституции психоанализа в СССР, крупным событием в научной жизни как России, так и Грузии. Исходной точкой этой реинституции стал выход в 1978 году объемного сборника под заглавием «Бессознательное». Издание материалов симпозиума продолжалось до 1985 года и составило 4 тома, которые сразу стали библиографической редкостью. Но еще более важно, что после симпозиума стали издаваться и другие работы З. Фрейда и его последователей.

Все мероприятия Юбилейного симпозиума 2018 года проходили на базе факультета психологии, педагогики и дефектологии Донского государственного технического университета (ДГТУ), крупнейшего высшего учебного заведения Юга России (44 тыс. студентов, 12 тыс. преподавателей).

Симпозиум открыл ректор ДГТУ, член Национальной академии наук Грузии, профессор Б.Ч. Месхи. Затем с вступительной речью к участникам Симпозиума обратился Президент Грузинской Академии Наук, академик Георгий Квеситадзе.

На пленарном заседании были представлены доклады ведущих ученых Москвы, Ростова-на-Дону и Санкт-Петербурга, в частности, Вице-президента Российского Психологического Общества, заведующего кафедрой психофизиологии и клинической психологии Академии психологии и педагогики ЮФУ проф. П.Н. Ермакова; Вице-президента Российской Академии Образования, проф. С.Б. Малых; Президента НФП-ЕКПП-Россия, ректора ВЕИП проф. М.М. Решетникова; заведующего кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского государственного университета проф. А.Ш. Тхостова; Вице-президента НФП-ЕКПП-Россия, доцента кафедры общей и консультативной психологии ДГТУ, канд. психол. наук Ф.Р. Филатова. С видео-обращением к участникам заседания обратились директор Института развития образования академик А.Г. Асмолов и ведущий специалист Института философии РАН РФ проф. В.М. Лейбин. Участниками пленарного заседания был особенно отмечен и вызывал большой резонанс доклад члена НФП-ЕКПП-Россия и Европейской Ассоциации Транзактного Анализа, одного из ведущих специалистов Санкт-Петербургского Психоаналитического Центра (ВЕИП) Д.Б. Брегвадзе.

На секционных заседаниях были представлены доклады, презентации и мастер-классы ученых и практиков из 11 стран: Беларуси, Болгарии, Бразилии, Германии, Грузии, Канады, Литвы, США, Украины, Чехии и Швейцарии. Симпозиум охватил широкий спектр дискуссионных тем, в частности: «Психоанализ и психология бессознательного: прошлое и настоящее», «Бессознательное, как философская и антропологическая проблема», «Проблема бессознательного и психология смысла», «Психофизиологические и нейропсихологические механизмы неосознанных психических процессов», «Бессознательное психическое в норме и при патологии», «Проблема бессознательного в психологической практике и психотерапии», «Психология бессознательного и психология массовых коммуникаций» и др.

В процессе симпозиума Д.Б. Брегвадзе, М.С. Павлоцкая и Ф.Р. Филатов провели Круглый стол: «Современный психоанализ: смена парадигмы развития», который привлек внимание как студентов и преподавателей вузов, так и практикующих специалистов: психологов-консультантов, психотерапевтов и психиатров. Было заслушано сообщение Исполнительного директора НФП-ЕКПП-Россия М.С. Павлоцкой об итогах 30-летнего становления психоанализа в постсоветской России и базовых принципах работы Российского отделения Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии.

В рамках симпозиума была реализована обширная культурная программа с посещением памятных мест и достопримечательностей современного Ростова-на-Дону и Таганрога. В течение двух вечеров в Пресс-центре ДГТУ проходили дискуссии и встречи под общим наименованием «Грузинское кино: история и современность». Известный кинорежиссер, член Грузинской Киноакадемии Тенгиз Маланиа рассказал о специфике грузинской национальной школы кинематографа и поделился с участниками воспоминаниями о Т. Абуладзе, О. Иоселиани, С. Параджанове. Были показаны фильмы «Серенада», «Кувшин», «Арабески на тему Пиросмани» и «Легенда о Сурамской крепости». Состоявшаяся полемика прекрасно дополнила научные диспуты о природе и функциях бессознательного.

Организаторы и участники симпозиума выразили желание сделать проведение подобных масштабных научных мероприятий доброй традицией.

Вице-президент НФП-ЕКПП-Россия,
канд. психол. наук Ф.Р. Филатов

Рациоморфные процессы или социальное бессознательное

Что бы там не писал Фройд, бессознательное идёт извне, от общества, а не «изнутри индивида». Это переживание социальных норм и запретов, впечатанных настолько глубоко, что не осознаются, а не влечения самого индивида (потом это поняли те последователи Фрейда, которые фрейдомарксисты, например, Александр Залкинд или Эрих Фромм). «Бессознательное есть табуированное, то есть не биологическое, а социальное явление: если в ХХ веке секс перестал табуироваться, значит, он перестал быть бессознательным, а в бессознательное ушло что-то другое. Что? См. концовку рассказа Лема «Sexplosion» (М.Л.Гаспаров).

И действительно, рядом с табуированным социальным явлением (настоящим бессознательным по Фрейду) существует социальная норма, предписанная и обязательная, и её исполнение в форме стереотипа также проходит мимо сознания индивида (конечно, если он не предпримет усилие и не включит рефлексию, ведь свобода выбора никуда не девается).

Сплошь и рядом люди совершают действия, исполнение которых проходит мимо сознания, хотя со стороны это выглядит как осмысленное решение. То есть люди, попадая в определённую ситуацию, автоматически выбирают некий шаблон поведения (принятый и одобряемый всеми или как минимум референтной группой) и реализуют его также «бессознательно», как животные реализуют инстинкт. Вместо собственного рассуждения и собственного решения эти индивиды выбирают «общее», чем реализуют «типичные действия в типичных обстоятельствах» социальной жизни. Соответствующие шаблоны и стереотипы поведения получили название рациоморфных процессов (РП).

Понятие рациоморфных процессов введено Эгоном Брунсуиком для обозначения тех форм социального действия людей, которые по стереотипности, шаблонности, «автоматичности» могут быть уподоблены  инстинктам животных и должны рассматриваться как системная гомология инстинктов, но не являются социальными ритуалами в обычном смысле. Напротив, РП со стороны кажутся действием на некоем разумном основании (то есть субъект может нести за них ответственность), но в действительности выбор плана действия и его реализация в деятельности полностью шаблонны и автоматичны, — настолько, что  РП соответствуют И. в том самом понимании инстинктивного действия, которое присуще классическим этологам.

Вообще, многие сложные действия человеком в быту, в профессиональной деятельности, в общественной жизни совершались и совершаются бессознательно, даже теми, для кого эксплуатация интеллекта  – профессия. Как говорил А.Н.Уайтхед: «Цивилизация движется вперед путем увеличения числа операций, которые мы можем осуществлять, не раздумывая над ними».

На этом же основан принцип социального доказательства — люди, поставленные в сложную ситуацию, часто предпочитают действовать по шаблону, повторяя действия других людей, оказавшихся в данной ситуации до них (особенно если об этом рассказано в выпуске новостей), вместо того чтобы думать и действовать самому, применительно к конкретным условиям данного случая.

Шаблонные действия в сложной ситуации обычно относятся к трём классам: оценка шансов или рисков, выбор действий на следующий период времени и принятие решений о характере деятельности/стратегии поведения. Кроме того, к РП относится подавляющее большинство заявлений и действия обывателей по вопросам, выходящим за рамки их повседневности (особенно когда требуется быстрый ответ). Следовательно, предпочтение шаблонных форм реагирования облегчает проблемы, связанные с анализом ситуации и самостоятельным выбором модели поведения, особенно в условиях когда ситуация не создана тобой, а навязана, когда ты в ней играешь страдательную роль.

У животных ту же самую функцию «избавления» от собственного наблюдения и анализа выполняет инстинкт, конкретно ритуализированные демонстрации видового репертуара, использование которых для «обозначения» ситуации и отреагирования сигналов партнёра предполагает запуск врождённых разрешающих механизмов. Это подтверждает отмеченный параллелизм рациоморфных процессов, вообще «социального бессознательного» у человека и инстинктов у животных.

Многочисленные примеры рациоморфного поведения людей привёл Роберт Чалдини в книге «Психология влияния» (СПб.: Питер, 1999). Во-первых, это так называемый феномен капитанства: несмотря на высокую личную значимость вопросов, связанных с управлением самолетом, члены команды слишком часто используют правило-стереотип «если так говорит специалист, это должно быть верно» и не обращают внимания на гибельную ошибку капитана. При расследовании несчастных случаев специалисты Федеральной авиационной администрации установили, что очевидная ошибка капитана слишком часто не исправляется другими членами команды, что приводит к крушению, хотя занимающиеся установлением причин.

Для исследования масштабов проблемы была произведена имитация полетов в неблагоприятных погодных условиях и в условиях плохой видимости, то есть именно в тех обстоятельствах, которые вместе со сложностью задачи, эмоциональным возбуждением и умственным напряжением способствуют стереотипному реагированию. Втайне от других членов команды капитанов просили симулировать неспособность справиться с ситуацией в критический момент имитационного полета, совершать ошибки, неизбежно ведущие к катастрофе. Увы, 25 % полетов закончились бы крушением из-за того, что ни один из членов экипажа не оспорил правильность явно ошибочных действий капитана.

Иногда доходил до курьёзов. У генерала Энта Узала внезапно заболел второй пилот, и его заменили другим летчиком, который счел за необыкновенную честь лететь вместе с легендарным генералом. Во время взлета генерал Энт начал напевать про себя, покачивая в такт головой. Новый второй пилот воспринял этот жест как приказ поднять шасси. Хотя самолет ещё явно не набрал необходимой скорости, он выполнил «приказ», что привело к падению самолета. При крушении генералу повредило позвоночник лопастью пропеллера, и он остался парализованным. При расследовании второго пилота спросили: «Если вы знали, что самолет не сможет взлететь, то зачем вы подняли шасси?» — «Я думал, генерал приказал мне», — ответил он (Чалдини, 1999: 23).

Во-вторых, это большая готовность наших партнёров согласиться на исполнение просьбы, если мы предоставляем причину, из-за которой просится именно это. Но почти никто из соглашающихся не проверяет, действительно ли предъявляемая причина осмыслена и соответствует действительности, или это просто проформа, необходимая, чтобы добиться согласия.

Например, у людей, стоящих в библиотеке в очереди на копирование, просили о небольшой услуге: «Простите, у меня пять страниц. Могу я воспользоваться ксероксом, потому что я спешу?». Эффективность такого требования была высокой: 94 % опрошенных пропускали без очереди. Другая формулировка («Простите, у меня пять страниц. Могу я воспользоваться ксероксом без очереди?» много менее эффективна – 60%. Кажется, что различие в эффективности определяется дополнительной информацией, представленная словами «потому что я спешу». Однако это не так. Если использовать «потому что», а затем, не добавляя ничего нового, вновь утверждать очевидное («Простите, у меня пять страниц. Могу я воспользоваться ксероксом, потому что мне надо сделать несколько копий?») эффективность составит те же самые 93%: (Чалдини, 1999: 17).

В третьих, это так называемый синдром молодого Вертера, исследованный Дэвидом Филипсом. Он заключается в том, что сразу после волны публикаций, рассказывающих о самоубийствах, число людей, погибших в авиакатастрофах, враз подскакивает на 1000% Число погибших в ДТП и число самих ДТП также резко возрастает.

Далее, влияние сообщений о самоубийствах на характер воздушных катастроф и ДТП является исключительно специфическим. Сообщения о «чистых» самоубийствах, при которых умирает только один человек, порождают катастрофы, в которых умирает также только один человек; истории о самоубийствах в сочетании с убийствами, при которых имеют место множественные смерти, порождают катастрофы, при которых также погибает несколько человек.

История, демонстрирующая сугубую специфичность действия сообщений такого рода произошла в нашей стране. На обочине Киевского шоссе был насторожен заминированный плакат «Смерть жидам!». Проезжавшая женщина вырвала  эту мерзость и взорвалась. В следующие два месяца после сообщения об этом в новостях по стране произошло 7 или 9 взрывов, выполненных точно таким же способом. Причём вне всякой связи с евреями и антисемитизмом — кто-то на нелюбимого соседа такой плакатик насторожил и пр.

Филипс показал, что здесь дело в фатальном подражании, из-за которого рассказы о самоубийствах приводят к авариям автомобилей и самолётов. Им показало, что сразу после публикации на первых страницах газет рассказа о самоубийстве число совершаемых самоубийств резко увеличивается в тех географических районах, где данный случай получил широкую огласку. 

Изучив статистические данные о самоубийствах в США за период 1947-1968 гг., Филипс обнаружил, что после каждой публикации рассказа о самоубийстве на первых страницах газет в следующие 2 месяца совершалось в среднем на пятьдесят восемь самоубийств больше, чем обычно. В определенном смысле каждое сообщение о самоубийстве убивало 58 человек, которые в  ином случае выжили бы. Далее, тенденция самоубийств порождать самоубийства «второй очереди», выполненные примерно тем же способом, зафиксирована в основном в тех случаях, когда первый случай самоубийства широко освещался в прессе. Чем шире была огласка, тем больше происходит самоубийств «второй волны».

Следовательно, все «дополнительные» смерти, следующие за публикацией рассказа о самоубийстве, суть подражательные самоубийства. Узнав о самоубийстве какого-либо человека, большое число людей решает, что самоубийство является и для них подходящим действием. Некоторые из этих индивидов не колеблясь сразу же следуют страшному примеру, что вызывает скачок уровня кривой самоубийств.

Другие же реагируют с запозданием, и не хотят показывать, что намерены убить себя, по разным причинам (сохранить репутацию, избавить семьи от позора и тяжелых переживаний, чтобы родственники получили страховку и пр.). Они предпочитают создать впечатление, что они погибли от несчастного случая. Поэтому они намеренно, но не афишируя своих действий, вызывают аварии автомашин или самолетов, которыми управляют или в которых просто едут или летят.

Пилот может опустить нос самолета в момент взлета или «по неизвестным причинам» приземлиться на занятую другим самолетом взлетно-посадочную полосу вопреки инструкциям диспетчеров из контрольной башни; водитель машины может внезапно вильнуть и врезаться в дерево или в другую машину; пассажир может вывести из строя водителя и вызвать тем самым катастрофу; пилот частного самолета может, несмотря на все предупреждения, врезаться в другой самолет (Чалдини, 1999: 135-137).

Следовательно, также как фигуры ритуального танца, РП по степени стереотипности, фиксированности и «неестественности» действий почти неотличимы от «настоящих» инстинктов, прежде всего от «автоматических ответов» животного на действие демонстраций – социальных релизеров (см.Lorenz, 1952; Эйбль-Эйбесфельдт, 1995).

Эти действия внешне выглядят как целиком рассудочные, основанные на логике и собственном рассуждении, или же кажутся выражением собственного мнения по поводу какой-то проблемы, хотя не являются ни тем, ни другим. Сами люди, совершающие эти действия, не могут объяснить, почему делают именно так, и как только выйдут из процесса совершения этих действий, осознают их «автоматический» характер, сродни инстинктам у животных. Однако они не могут объяснить себе и другим происхождение и причины этой «автоматичности» поведения, которое вроде бы должно быть вполне интеллектуальным.

Неудивительно, что люди испытывают фрустрацию, когда решения, основанные на рациоморфных процессах, ведут  нежданно-негадано к исключительно негативным результатам. С одной стороны, объективно эти решения и действия являются очевидно глупыми и вредными, то есть вроде бы за них надо нести ответственность. С другой – сам субъект выбора «нутром чует», что действовал бессознательно.

Как показывают специальные исследования Дитриха Дёрнера («Логика неудачи», М.: Смысл, 1997), сами акторы не осознают «инстинктивности» решений, реализуемых через РП, и считают решение совершенно сознательным, а действие – осмысленным. Поэтому они не ждут негативных последствий от собственных решений или действий и так уверены в их эффективности,  как будто бы продумали каждую мелочь. Соответственно, эти люди оказываются полностьюобескуражены, когда получается что-то совершенно не то, но и тогда они не видят ошибки в собственных действиях. Так в опытах Ж.-А.Фабра оса-аммофила беспомощно топчется на месте после обрезания усиков, за которые она тащила парализованного сверчка, хотя жертву можно было транспортировать и другим способом.

Это – обычная ситуация в таких играх, как «Рыболовство», «Таналанд», «Стратегема» и т.п., в которых группе лиц ставится задача эффективного управления сложной системой (Дёрнер, 1997). Деннис Медоуз показал, что в рыночной экономике сигналом, требующим почти инстинктивной (и поэтому быстрой и точной) реакции от участников рынка, оказывается изменение цен на товары, природные ресурсы или капитал (Медоуз и др., 1994).

Наконец, как и в классическом инстинкте, в рациоморфном процессе нет ни грана интеллектуальности, но логическая структура всех рациоморфных процссов ничем не отличается от таковой силлогизма, алгоритм осуществления процесса «подчиняется» формальной логике и решение оказывается вполне «разумным» с точки зрения внешнего оценщика (Лоренц, 1998). Именно среди рациоморфных процессов антропологи надеются отыскать искомую типологию форм общественного устройства и разнообразия человеческих установлений. Лингвисты школы Хомского используют их как сигнал, указывающий на универсальность «врождённых грамматических структур» любого человеческого языка (см. Стивен Пинкер «Язык как инстинкт». М.: УРСС, 2004).

Следовательно, в основе выделения РП лежит изоморфизм инстинкта и интеллекта, обнаруживающийся на всех «этажах» иерархической организации поведения, даже у низших позвоночных. Поведение самца гамбузии, перестроившего программу подхода к самке под влиянием изменённой релизерной схемы партнёрши в системном отношении вполне аналогично работе разума, который при появлении препятствий перестраивает многоступенчатые план действий благодаря сохранению образа цели. Сам процесс осуществления инстинкта в отношении кибернетических схем управления и  регуляции ничем не отличается от динамического стереотипа, социально-обусловленного ритуала и других структур, сформированных целенаправленно для определённой задачи (не скажу «сформированных сознательно», см. Гаазе-Раппопорт, Поспелов, 1987).

Дж. Чалдини не только фиксирует строгий изоморфизм инстинктов животных и рациоморфных процессов в социальной жизни людей, но продуктивно использует его для анализа РП, в том числе для исследования механизмов, позволяющих «обманщикам» использовать шаблонные формы и стереотипы социального взаимодействия людей для управления другими в собственных интересах.

Так, анализ К.Леви-Строссом (2000) нескольких сот мифов американских индейцев блестяще опроверг популярный тезис Л.Леви-Брюля о «дологическом» характере мышления людей в обществах с первобытной культурой. Но если «анатомия ума» и структура логических операций у всех людей одинакова, остаются без объяснения «странности» архаических верований вроде анимизма, фетишизма, «мистической партиципации», непрерывного страха порчи или колдовства и пр. Они находят объяснение, только если появление соответствующих «странных» структур действий (или мыслей) рассмотреть не как особенности «индивидуального ума», а как специфический продукт социальной коммуникации в архаических коллективах (Новик, 1989), как системный эффект, а не индивидуальное свойство.

Для РП подходит ещё один термин – «социально бессознательное». Это выборы, решения и действия индивида, реализуемые через набор коллективных автоматизмов, выработанных некой социальной практикой и представляющих её суть, в противоположность следованию своей воле и своим рассуждениям. Здесь опять для описания существа социальной организации более чем уместно метафора танца – всякая социальная практика для своих нужд вырабатывает систему шаблонных решений и стереотипных действий, также как танцевальная практика позволяет затвердить соответствующие фигуры и па.

 Жёсткость, безусловность и «автоматичность» реакций в рациоморфных процессах не меньшая, чем у «настоящих» инстинктов, только вот способность к ним не наследственная. Она «впитывается» из соответствующей социальной среды, но не воспитывается в ней, поскольку процесс подчинения личного поведения общим «шаблонам» проходит мимо сознания.

Например, движения и действия, порождающие определённые фигуры танца, никак не носят врождённого характера, в определённых случаях они должны совершаться с той же непроизвольностью и исполняться также «автоматически», как «настоящие» инстинктивные реакции. В первую очередь тогда, когда соответствующие фигуры танца сами по себе настолько сложны, что их нельзя перенять путём подражания и копирования движений учителя. Таковы движения балийского танца легонг: они столь замысловаты, даже противоестественны, что их нельзя выучить путём подражания образцу (Зигфрид, 1995). Им приходится обучать путём прямого физического воздействия: учитель «ставит» движения танцора, подавляет непроизвольные попытки любых движений в сторону, подобно тому, как скульптор «отсекает лишнее». Не случайно легонг символизирует торжество человека над силами природы.

Действительно, все действия из состава РП, относятся к операциям, общепризнанным и идеологически одобряемым в обществе. Над ними не принято и не стоит задумываться, так как с точки зрения общества в определённой ситуации такие реакции разумеются как бы сами собой. Скажем,  «история экономики является в широком смысле историей бессознательных операций. Поэтому любая хорошая книга по истории (а мы сейчас сошлёмся на одну из лучших) проникнута этнологией. В своей книге «Проблема неверия в XVI веке» Люсьен Февр постоянно обращается к психологическим положениям и логическими структурам, которые выявляются лишь косвенно]. при исследовании документов, также как и при исследовании туземных текстов, поскольку они всегда ускользали от сознания говорящих и писавших» (Леви-Строс, 2001: 35). 

Исходя из нашего понимания РП, эти-то «психологические положения» и «логические структуры», с одной стороны, определяют социальную адекватность индивида. С другой – коллективное воспроизведение «типичных действий в типичных ситуациях», благодаря неосознанности зрителем, исполнителем и (часто) субъектом действия, эффективно скрепляет «эгоистичных индивидов» в общество с некой социальной организацией.

Рациоморфные процессы как скрепы, организующих социальную жизнь в «обществе индивидов», не лучше (и не хуже) инстинктивного поведения животных, развёртываемого в ответ на ключевые раздражители.

«Социальное бессознательное» реализуется через формы автоматического реагирования, принятые в данном социуме. Этим оно параллельно индивидуальному бессознательному, аналогичным образом реализуемому на уровне отдельного «я», или точнее, «эго».

Все формы «социального бессознательного» вредны для людей и природы (см. примеры Дитриха Дёрнера), но полезны в смысле конкурентного успеха индивида. Их задача сконцентрировать индивида на эффективности своих конкурентных действий и максимизировать успех, отвлекая сознание субъекта деятельности от «диссидентских вопросов» типа: верно ли устроена наша общая социальная среда? Так ли, как надо, мы взаимодействуем со средой внешней – природой? Со всей чёткостью и наглядностью эффект «социального бессознательного» демонстрируют игра Д.Медоуза «Рыболовство»: где рациональные бизнес-действия игроков закономерно ведут к необратимому подрыву общего ресурса – рыбы (Медоуз и др., 1994).

Источники

Зигфрид В., 1995. Танец-искусство движения: красота как свойство поведения// Красота и мозг. М.: Мир. С.125-155.

Леви-Стросс К., 2000. Мифологики. В 4-х тт. Т.1. Сырое и приготовленное. М.-СПб: Университетская книга. 406 с.

Леви-Стросс К., 2001. Структурная антропология. М.: изд-во ЭКСМО-пресс. 522 с.

Медоуз Денис, Медоуз Донелла, Рэндерс Й., 1994. За пределами роста. М.: Прогресс. 304 с.

Новик Е.С., 1989. Коммуникативный аспект архаических ритуалов и верований// Поведение животных и человека: сходство и различия. Пущино, НЦБИ АН СССР. С.76-89.

Эйбль-Эйбесфельдт И., 1995. Биологические основы эстетики// Красота и мозг. Биологические основы эстетики. Под ред. И.Ренчлера, Б.Херцбергера и Д.Эпстайна. М.: Мир. С.29-73.

Lorenz K., 1952. Űber tanzaenliche Bewegungsweisen bei Tieren// Studium Generale. Bd.1. S.1-11.

P.S. А тов. Мухоног ещё сомневался в осмысленности теории Фройда! Не зря же её концептуальный каркас приняли и одобрили столь разные люди, как Конрад Лоренц и А.Р.Лурия. Идея — она работает, даже за пределами собственной области, правда конкретные интерпретации отдают шаманством.

Бессознательный процесс — обзор

Заключение

Межкультурная адаптация — это, по сути, в значительной степени бессознательный процесс культурного обучения и личных изменений, происходящих с течением времени. Это динамическое развитие естественной человеческой тенденции бороться за внутреннее равновесие перед лицом враждебных условий окружающей среды. Это процесс, при котором в течение длительного периода новичок потенциально может стать полноценным инсайдером. Процесс разворачивается в меняющемся опыте стресса, адаптации и роста, процесса, в котором новичок продвигается к достижению более высокого уровня личной и социальной эффективности по отношению к окружающей среде, которая когда-то была новой и незнакомой.Стремление к межкультурной адаптации открывает путь личного развития, на котором люди выходят за рамки привычного и достигают более глубокого и всеобъемлющего понимания человеческих условий, включая их собственные.

Центральное место в этом процессе занимает способность человека общаться в соответствии с нормами и практикой культуры хозяина и его активное участие в процессах социальной коммуникации. Множественные силы одновременно действуют, окружающие коммуникативный интерфейс между индивидом и окружающей средой, от условий окружающей среды и этнических и личных предрасположенностей индивида.Подобно локомотивному двигателю, каждая единица, работающая в этом процессе, влияет на работу всех других единиц. Некоторые факторы могут быть более уместными, чем другие, в конкретных случаях межкультурной адаптации. В некоторых случаях адаптивные успехи могут быть почти полностью обусловлены открытостью, силой и позитивностью личности незнакомца, что позволяет незнакомцу преодолевать даже самое невосприимчивое окружение хозяина. В других случаях очень небольшие адаптивные изменения могут происходить у незнакомцев, этническая общность которых обеспечивает почти полную изоляцию от необходимости сталкиваться с культурными проблемами хозяина.

Если незнакомцы решат успешно адаптироваться, они выиграют, если будут подготовлены и готовы столкнуться со стрессовыми переживаниями, которые являются неотъемлемой частью процесса адаптации. Им нужно будет сосредоточиться на освоении новых культурных практик общения и быть готовыми отказаться от некоторых из старых, признавая критическую важность коммуникативной компетенции хозяина как фундаментального механизма, который стимулирует их собственную адаптацию. Им также необходимо будет активно участвовать в межличностных процессах и процессах массовой коммуникации принимающей среды.Кроме того, развивая адаптивную личность открытости, силы и позитивности, они, вероятно, будут более успешными в преодолении временных неудач и достижении большего успеха в достижении своих личных и социальных целей.

С приходом глобализации нам больше не нужно покидать дом, чтобы испытать новое культурное обучение и межкультурную адаптацию. Для многих людей в мире физическое расстояние больше не определяет степень воздействия изображений и звуков некогда далеких культур.Многие городские центры представляют свои собственные контексты межкультурной адаптации, коренные жители обычно вступают в непосредственные контакты с чужаками. Такие встречи часто вынуждают всех участников отложить в сторону и даже забыть хотя бы некоторые из изначальных культурных моделей. Быстро меняющаяся реальность может угрожать многим людям, провоцируя острое чувство тревожной прерывности, недомогания и ностальгии по эпохе уверенности, постоянства и фиксированной и унитарной культурной идентичности.

В конце концов, межкультурная адаптация — это путешествие, которое заставляет людей делать выбор и нести ответственность за результаты.Те, кто успешно пересек культурные и субкультурные границы, скорее всего, будут теми, кто решил адаптироваться и измениться в результате этого выбора. Хотя их невзгоды могут быть ошеломляющими, они преодолели неудачи и вышли победителями с возросшей способностью видеть других, себя и ситуации в новом свете. Именно они свидетельствуют об обещании процесса межкультурной адаптации. Их личные достижения — это дань вездесущей способности людей к адаптации — способности противостоять вызовам, учиться на них и развиваться в большую самоинтеграцию, которая бросает вызов упрощенным и традиционным категориям людей и открывает новый, межкультурный путь. быть в мире.

мысленная интеграция словесных и наглядных учебных материалов

Springerplus. 2013; 2: 105.

, , , и

Сеффетулла Кулдас

Школа педагогических исследований, Universiti Sains Malaysia, Пенанг, 11800 USM, Малайзия

Хайрул Низам Исмаил

Школа образовательных исследований, Universiti Sains Malaysia, Пенанг, 11800 USM, Малайзия

Shahabuddin Hashim

Школа образовательных исследований, Universiti Sains Malaysia, Пенанг, 11800 USM, Малайзия

Zainudin Abu Bakar

Foundation Образование и социальные науки, Universiti Teknologi Malaysia, 81310 UTM, Джохор-Бару, Джохор Малайзия

Школа педагогических исследований, Universiti Sains Malaysia, Пенанг, 11800 USM, Малайзия

Департамент образования и социальных наук Universiti Teknologi Малайзия, 81310 UTM, Джохор-Бару, Джохор Малайзия

C или отвечающий автор.

Поступило 17 октября 2012 г .; Принято 8 марта 2013 г.

Copyright © Kuldas et al .; лицензиат Springer. 2013Эта статья опубликована по лицензии BioMed Central Ltd. и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Цель этого обзора — дать представление о процессах обучения человека путем изучения роли когнитивной и эмоциональной бессознательной обработки в мысленной интеграции визуальных и вербальных учебных материалов.Обзор литературы показывает, что сознательная ментальная интеграция не происходит постоянно и не обязательно приводит к оптимальному обучению. Учащиеся любого возраста и уровня опыта не всегда могут иметь сознательное понимание, контроль и намерение учиться или быстро и постоянно организовывать перцептивные, когнитивные и эмоциональные процессы обучения. В этом обзоре предлагается рассмотреть роль бессознательных процессов обучения в улучшении понимания того, как учащиеся формируют или активируют ментальные ассоциации между вербальной и графической информацией.Понимание поможет представить учащимся пространственно интегрированные словесные и графические учебные материалы как способ облегчения умственной интеграции и повышения эффективности преподавания и обучения.

Ключевые слова: Процессы обучения, Сознательные процессы, Бессознательные процессы, Ментальное представление, Учебный материал, Рабочая память, Эмоции, Мотивация обучение — повторяющаяся проблема в образовательных и психологических исследованиях.Процессы обучения в основном относятся к взаимосвязям между восприятием, памятью, языком, образами, эмоциями и мотивацией, которые позволяют учащимся мысленно выстраивать связи между вербальными и изобразительными информационными моделями или между новыми и предыдущими воспоминаниями и интегрировать их с соответствующими структурами знаний в долгосрочной перспективе. память (Майер и Морено, 2003). Структуры приобретенных знаний относятся к результатам обучения (Mayer 1989). Тщательное понимание того, как учащиеся мысленно формируют связи или выстраивают структуры знаний, важно для повышения эффективности преподавания и обучения (Ifenthaler and Seel 2011; Weinberger and Fischer 2006).Для лучшего понимания необходимо дальнейшее прояснение когнитивных и эмоциональных процессов обучения с целью интеграции знаний, навыков, установок и компетентности в выполнении задач (Baartman and De Bruijn 2011).

Процессы и результаты обучения могут быть осознанными и бессознательными. Бессознательные процессы варьируются от регистрации информации в сенсорной памяти до мысленного формирования ассоциаций внутри информационных паттернов или между ними и активации ассоциативных сетей памяти, включая индивидуальные ожидания, убеждения и желания (Kowalski and Westen 2005).Бессознательное может способствовать получению, доступу и применению знания без преднамеренного и контролируемого внимания (Ashby and Maddox 2005; Dienes and Perner 1999; Evans 2008). Напротив, сознательный процесс обучения начинается с намеренного уделения внимания учебным материалам, выявления сходств и различий между словами и их конкретными значениями с помощью соответствующего предшествующего опыта, тем самым мысленно выстраивая между ними согласованные связи и организуя их в новые структуры знаний ( Boshuizen and Schmidt 1992; Schmidt 1990).Таким образом, сознательное или бессознательное обучение — это прежде всего комбинация психических процессов, называемых процессом приобретения знаний, привнесение воспоминаний в разум, формирование ассоциаций, их удержание и использование (Mayer and Moreno 2003). Постоянное изменение ментальных ассоциаций (Ormrod 2003), долговременной памяти (Schnotz and Kürschner 2007; Sweller and Sweller 2006) или потенциальное изменение человеческого поведения считается обучением (Walker 1996).

Когда люди сознательно или бессознательно участвуют в учебной деятельности внутри или за пределами классной комнаты, влияние их потенциальных эмоций на учебные процессы и результаты неизбежно (Ковальски и Вестен 2005; Морено 2010).Эмоции считаются реакцией на важные события или стимулы, которые подготавливают готовность к действию или эмоциональное поведение (Scherer 2009). Человеческий мозг автоматически и быстро реагирует на эмоциональные стимулы, тем самым генерируя бессознательные реакции (Bargh, Morsella, 2008; Öhman, 2002; Whalen et al., 2004). Эмоции в значительной степени вызываются бессознательными оценками (оценками) субъективных эмоциональных переживаний (Arnold 1960; Scherer 2001). Процессы оценки обычно интуитивны, непосредственны и большей частью находятся за пределами сознательного осознания (Arnold 1960) и обычно не являются продуктом процессов сознательного мышления (Robinson and Clore 2001).Например, процесс оценки, лежащий в основе эмоционального внимания, не обязательно требует сложных когнитивных расчетов, но часто происходит автоматически, бессознательно и без усилий (Scherer 2009). Бессознательные оценки в основном связаны с внутренними свойствами стимула, такими как приятность или неприятность, а также с индивидуальными потребностями, ценностями и целями (Scherer 1999). Эти оценки обычно приводят к мотивационному эффекту (Scherer 2009). Обработка эмоций «действует как переключатель включения / выключения мотивации, то есть процесс, посредством которого целенаправленное поведение инициируется и поддерживается сознательно или бессознательно» (Moreno 2010p.137). Эмоции, возникающие во время обучения, влияют на то, как учащиеся учатся, например, на восприятие их собственных способностей к обучению и на формирование их отношения к подобной учебной деятельности (Howe, 1998).

Таким образом, эмоциональные / мотивационные процессы вмешиваются в учебные влияния на учебную деятельность, сознательно или бессознательно (Moreno2010; Moreno and Mayer 2007). Это вмешательство создает проблемы при проведении преподавательской и учебной деятельности. Чтобы преодолеть такие проблемы, важная образовательная цель состоит в том, чтобы сделать учащихся сознательными учениками, позволяя им осознавать свое поведение и результаты обучения.Однако основная часть перцептивных, когнитивных и эмоциональных процессов, а также организация человеческой памяти слишком сложны, чтобы ими заниматься сознательно; следовательно, сознательное обучение вряд ли будет происходить постоянно (Lewicki et al. 1992). Осознанное обучение может быть облегчено процессами бессознательного обучения, которые быстро и постоянно устанавливают связи между перцептивными, когнитивными и эмоциональными процессами обучения, тем самым облегчая мысленную интеграцию словесных и графических учебных материалов (Kuldas et al.2012). Если вербальные материалы должным образом загружены соответствующими значениями образов при использовании их содержания и контекстов, учащиеся могут сознательно или бессознательно формировать связные мысленные представления, манипулируя сложной вербальной и визуальной информацией в удобном для понимания формате (Paivio, 1991). . Точно разработанные учебные материалы облегчают построение ментальных представлений, которые, в свою очередь, облегчают приобретение знаний (Ifenthaler and Seel 2011; Seel and Blumschein 2009). Однако ментальные представления могут бессознательно вызывать мысли, не относящиеся к задаче, и излишне загружать визуальную и вербальную рабочую память.Более того, сама пространственная интеграция может привести к ненужной нагрузке (Sweller et al. 1998). Чтобы контролировать когнитивные нагрузки, учащимся необходимо предоставить оптимизированный учебный план (Sweller 2010).

Чтобы лучше понять, как происходит обучение человека и что приводит к проблемам сознательного обучения, необходимо выявить процессы бессознательного обучения (Thompson 2004). Распознавание различных форм знания и связанных с ними психологических процессов необходимо для правильного понимания человеческого разума (Disessa 2002).Для лучшего понимания, основная цель этой статьи — изучить процессы и результаты бессознательного обучения, особенно в связи с мысленной интеграцией графических и словесных учебных материалов. Этот экзамен разбит на пять разделов. Во-первых, излагается роль бессознательных процессов в организации человеческой памяти и обучения. Во-вторых, исследуется бессознательная активация сетей ассоциативной памяти и ее влияние на процессы когнитивного обучения. В-третьих, подробно рассматривается влияние бессознательных мысленных представлений на получение вербальной и изобразительной информации.В-четвертых, подчеркивается связь бессознательных ментальных представлений с концептуальными процессами обучения. В последнем разделе сопоставляются сознательные и бессознательные возможности обработки для умственной интеграции учебных материалов.

Как человеческая память получает информацию: осознанные и бессознательные процессы обучения

Одна из самых сложных проблем в образовательных и психологических исследованиях человеческой памяти и обучения связана с ролью сознательных и бессознательных процессов (Schmidt 1990).В частности, существующая литература предоставляет скудные знания о том, как учащиеся сознательно вмешиваются в бессознательную память и процессы обучения, включая их желания, потребности, убеждения и конфликты, тем самым управляя их эмоциональным и мотивационным поведением (Gilhooley 2008). Менее спорная точка зрения в этом отношении состоит в том, что перцептивные, когнитивные и эмоциональные процессы вначале осуществляются бессознательно, а затем, возможно, достигают сознательных процессов (Bargh and Morsella, 2008).Люди не могут постоянно контролировать процессы кодирования, хранения и извлечения информации или легко получать доступ к бессознательно обрабатываемой информации и манипулировать ею. Напротив, бессознательные процессы не ограничены аналогичным образом. Бессознательная обработка кажется структурно и функционально намного более сложной, чем сознательная, поскольку она обеспечивает доступ к сознательным процессам и влияет на них (Bargh and Morsella, 2008).

Распространенный взгляд на то, как человеческая память получает информацию, заключается в том, что ограниченный объем сенсорной информации (зрительной, слуховой, обонятельной, тактильной, кинестетической или вкусовой) временно удерживается в кратковременной памяти, в данном случае организованной рабочей памятью, и частично навсегда хранится в долговременной памяти (Baddeley 1992).Кратковременная память — это временная память, в которой рабочая память выполняет ограниченную способность для выполнения ограниченного количества информации или для организации возможных связей между информационными шаблонами и внутри них (Hoffman et al. 2008). Только благодаря этой ограниченной способности учащиеся вряд ли будут сознательно кодировать, хранить и извлекать каждую особенность информации; они, вероятно, будут бессознательно обрабатывать и различать несколько шаблонов информации, параллельно с сознательной обработкой (Lewicki et al.1992).

На самом деле, сознательные процессы (т.е. произвольное и контролируемое внимание, осведомленность и намерение) не всегда активны для формулирования или оценки всей воспринимаемой информации. Следовательно, они не являются обязательным условием для распознавания каждого бита информации с самого начала, но позже необходимы для корректировки, адаптации или интеграции ограниченного количества информационных шаблонов друг в друга (Андерсон, 1991; Андерсон и Милсон, 1989; Шмидт, 1990; Уолш). и Андерсон 2009).Кроме того, любая сознательно или бессознательно сформулированная или распознанная модель информации не означает, что это полная или безошибочная оценка (Jou 2011). Эмоциональная (например, страх, гнев, удовольствие, надежды или желание) и сенсорная информация не подлежат полной оценке. Даже сам процесс сознательной оценки с учетом желательных и нежелательных значений информации может отвлечь сознание от работы над каждым опытом (Kim and Rehder 2011).

Различие между когнитивными процессами, которые бессознательны с постоянно активной функциональной способностью, и когнитивными процессами, которые являются сознательными с ограниченной функциональной способностью, относится к двойным процессам обработки человеческого разума (Evans 2008; Stanovich 1999), таким как неявный и явный (Reber 1976) , автоматический и управляемый (Schneider, Shiffrin, 1977), экспериментальный и рациональный (Epstein, 1994), интуитивный и аналитический (Hammond, 2010), холистический и аналитический (Nisbett et al.2001), эвристический и аналитический (Evans 2006), эвристический и систематический (Chen et al. 1999), ассоциативный и основанный на правилах (Smith and DeCoster 2000), адаптивное бессознательное и сознание (Wilson 2003), импульсивный и рефлексивный (Strack and Deutsch 2004 г.). В целом соответствующие данные указывают на то, что когнитивные бессознательные процессы могут приводить к бессознательному приобретению знаний и свободно влиять на сознательные процессы и результаты обучения, но позже это влияние может поддаваться сознательному вмешательству (Evans 2008).Процессы обучения частично поддаются сознательному вмешательству, например, сознательному осознанию, сознательному контролю, сознательному намерению или преднамеренному вниманию (Андерсон, 1992; Андерсон и др., 2004). Значительная часть процесса получения информации или процессов обучения человека, начиная от обработки перцептивной информации и кончая воспроизведением речи, не обязательно подлежит сознательной обработке (Hasher and Zacks 1984; Jacoby et al. 1992).

Процессами когнитивного обучения часто манипулируют перцептивная (Андраде и Дипроуз, 2007) и эмоциональная бессознательная обработка (Эпштейн, 1994).Перцептивную бессознательную обработку можно представить как автоматическое восприятие и удержание ограниченного количества паттернов сенсорной информации, а также перцептивное восприятие существующих воспоминаний. Обработка восприятия может привести к активации или восстановлению вербальных воспоминаний, даже когда человек подвергается хирургической операции или общей анестезии, то есть без его или ее сознательного осознания (см. Andrade and Deeprose 2007; Deeprose and Andrade 2006; Deeprose et al. 2004, 2005). В этих исследованиях восстановление воспоминаний было обнаружено после перцептивного прайминга (т.е., слуховой прайминг), представляя слово, замаскированное фоновым шумом во время операции, чтобы определить степень, в которой субъекты могут точно идентифицировать слово после хирургической операции. Воспринимаемые на подсознательном уровне или сверхвысоким образом стимулы могут активировать или направлять перцептивные и когнитивные реакции, когда люди бодрствуют, бдительны и внимательны, без осознанного осознания, контроля или намерения кодировать, хранить и извлекать информацию (формируя ментальные ассоциации), что называется когнитивная бессознательная обработка (Kihlstrom, 1987).Мысленное формирование ассоциации внутри информационных паттернов или между ними может происходить бессознательно в отношении их значений, то есть автоматически участвовать в идентификации и категоризации сходств между значениями, а также вставлять сознательно сделанные значения в те, которые создаются бессознательно. (Fu et al. 2010). Во время процесса формирования или создания смысла, то есть до того, как сконструированные значения полностью отразятся в сознании, люди бессознательно руководствуются своим прошлым опытом, эмоциональными состояниями, ожиданиями, фиксированными привычками и предпочтительными мыслями (Gilhooley 2008).Они могут бессознательно генерировать эмоциональные реакции на событие или словесный стимул на основе соответствующего прошлого опыта (Смит и ДеКостер, 2000). Генерация аффективных реакций на стимул и мотивацию для связанного поведения, такого как приближение или избегание, вне сознательных процессов, относится к эмоциональной бессознательной обработке (Chen and Bargh, 1999). Эти перцептивные, когнитивные и эмоциональные бессознательные процессы могут способствовать или препятствовать действиям друг друга при обработке информации и обучении (Kuldas et al.2012).

В частности, сознательное вмешательство в эмоциональную обработку, контролирующее влияние желаний, надежд или страхов на когнитивные процессы, на то, как человек думает, ведет себя или учится, вряд ли будет происходить постоянно (Bargh and Chartrand 1999; Барг и Фергюсон, 2000; Брюинсма, 2004; Мейер и Тернер, 2002). Кроме того, в основном из-за ограниченной способности обработки зрительно-сенсорной информации; люди не могут сознательно и одновременно кодировать несколько информационных паттернов; они должны бессознательно подавлять или отбрасывать некоторые визуальные шаблоны информации (Kastner and Ungerleider 2000).Если паттерны связаны с отрицательными эмоциями, человек бессознательно осуществляет против них перцептивную защиту, подавляя или даже блокируя сенсорную информацию, которая вызывает эмоциональное беспокойство (Dahl 2001; Pratto and John 1991; Robinson et al. 2004; Taylor 1991). Эти перцептивные бессознательные процессы могут активировать несколько корковых областей мозга и приводить желания, страхи и изменения к состояниям чувств (Blanco and Soto 2009; Öhman and Soares 1998; Siegel and Weinberger 2009). Эти эффекты могут опосредовать мотивационные и логические процессы, которые приводят к неточным суждениям или решениям (Efklides, 2006).Однако, чтобы поддерживать или размышлять о результатах этих процессов (например, сделать выбор, стремиться к достижению цели), может потребоваться сознательный контроль.

В результате люди часто не осознают, как они формируют и активируют воспоминания, не осознавая формирования ассоциаций между воспоминаниями и процессами их извлечения (McCabe et al.2011; Sid and Stanislas 2007; Siegel and Weinberger 2009; Sohn et al. 2005; Weinberger and Westen 2008). Сознательная обработка имеет ограниченную способность получать информацию мгновенно и непрерывно, и поэтому, вероятно, будет задействована предварительная бессознательная стадия обработки информации (Barsalou 2003; Libet 1999).Следовательно, сознательная обработка вряд ли приведет к какому-либо когнитивному обучению, устраняя необходимость сотрудничества бессознательной обработки. Это утверждение более подробно рассматривается в следующем разделе.

Влияние бессознательной активации сетей ассоциативной памяти на процессы когнитивного обучения

Человеческая память состоит из этапов обработки информации, таких как кодирование, хранение и извлечение, которые сознательно или бессознательно связаны друг с другом (Wong et al.1997). Связанные воспоминания мысленно представлены в виде сети (Anderson 1995). Через эту ассоциативную сеть праймированная память, вероятно, распространит активацию на тесно или удаленно связанные воспоминания, что называется бессознательным ассоциативным праймингом (Ratcliff and McKoon 1981). Следовательно, воспринимаемый информационный паттерн может вызывать приятные или неприятные мысли (Bunce et al. 1999; Westen 2006). Люди бессознательно склонны избегать неприятных мыслей и поддерживать приятные (Эпштейн, 1992, 1994).Человеческий разум может организовать мыслительные процессы без сознательного вмешательства (Westen 1998).

Эта активация распространения служит для того, чтобы сделать сети ассоциативной памяти более доступными для дальнейшей когнитивной обработки, облегчая доступ к воспоминаниям (Anderson 1995). Бессознательные ассоциативные сети, такие как убеждения, желания, мысли и бессознательные процедуры, такие как эмоции, мотивы и защиты, направляют человеческое поведение, влияя на состояния чувств, потоки мыслей и поведенческие тенденции (Westen 1999).Когда бессознательная активация сети приводит к положительным (например, любопытству) и отрицательным эмоциональным состояниям (например, легкой тревоге), они способствуют успеваемости. Однако они препятствуют обучению, когда вызывают сильные негативные эмоциональные состояния (например, тревогу, панику и неуверенность) и связанные с ними мысли, такие как вера в некомпетентность (Kuyper et al. 2000).

Ассоциативные процессы также называют «неявными процессами» вместо бессознательных; но не очень ясно, чем неявные процессы отличаются от бессознательного, поскольку оба они работают ассоциативно, формируя воспоминания и процессы обучения.Как неявные, так и бессознательные процессы являются непреднамеренными и используют одну и ту же ассоциативную сеть памяти и процедур для формирования чувств, мыслей и поведения (Gilhooley 2008; Westen 1999). Следовательно, неявное и бессознательное могут использоваться взаимозаменяемо для обозначения формирования или активации ассоциации внутри или между сетями.

Бессознательная ассоциативная сеть без эффективного вмешательства сознательного осознания, сознательного контроля или сознательного намерения может привести к неявному обучению (см. Bunce et al.1999; Cleeremans et al. 1998; Eraut 2000; Эстевес и др., 1994; Guo et al. 2011; Lewicki et al. 1987, 1992; Ребер 1989, 1992; Rieber et al. 2004 г.). Однако Хаммондс (2006) утверждал, что имплицитное обучение происходит без словесного выражения, но не без внимания; он требует либо произвольного, либо непроизвольного внимания (Hartman et al. 1989; Willingham and Goedert-Eschmann 1999). Таким образом, необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять, как неявные процессы обучения отделены от явных процессов обучения, тем самым объясняя, как они оба требуют внимания (добровольного или непроизвольного), происходят через ассоциативные сети и значительно влияют на чувства, мысли и поведение.Из-за сложности такой диссоциации отсутствие вербального выражения, как отсутствие произвольного внимания, вероятно, будет обнаружено в соответствующем исследовании.

Бессознательное обучение позволяет людям успешно справляться со сложностью своих учебных задач (Lewicki et al. 1992), а также с деятельностью по аккультурации и социализации, неявно приобретая социальные навыки в отношении терпимого социального поведения, отношения и культурные особенности. мировоззрение (Lewicki et al. 1987; Reber 1992).Изучение того, как говорить на родном языке, как слушать и взаимодействовать с другими, и как использовать общие стратегии решения проблем, — вот некоторые примеры бессознательного обучения, которое, в частности, задумывается как легко, быстро и бессознательно приобретаемое биологически первичное знание (Sweller and Sweller 2006). Структуры первичных знаний — это информационные категории, которые в ходе эволюции люди приобрели и использовали для обработки вторичных биологических знаний, таких как обучение чтению и письму (Geary 2002).Люди постепенно эволюционировали, чтобы иметь дело со вторичными знаниями; следовательно, способ развития аудирования и речи заметно отличается от способа обучения чтению и письму (Sweller and Sweller 2006). Бессознательное приобретение и применение первичных знаний формируются эволюционно до сознательной учебной деятельности и не обязательно подлежат сознательному контролю или сознательному намерению, когда они быстро и постоянно вызывают реакции на окружающие стимулы, в значительной степени полагаются на распознавание информационного паттерна, улучшают сложность информации, или идентифицировать и игнорировать случайные элементы (Seger 1994).Результаты этих действий более устойчивы в памяти, в меньшей степени подвержены когнитивным нарушениям (например, черепно-мозговой травме, деменции или амнезии) и относительно не зависят от ошибок или отсутствующих данных (Seger 1994). Однако результаты или действия не могут быть полностью отделены от произвольного или непроизвольного внимания и емкости рабочей памяти.

Таким образом, процессы когнитивного обучения не ограничиваются исключительно вмешательством сознательной обработки, сознательного намерения, сознательного контроля или сознательного осознания (Cleeremans et al.1998; Скотт и Дайнс 2010). Сознательная обработка данных может быть неэффективной для мгновенного и непрерывного управления процессами обучения с первой микросекунды, чтобы увидеть, услышать, попробовать на вкус или почувствовать (Anderson 1992). Следующий раздел служит для дальнейшего разъяснения этих аргументов.

Процессы обучения человека в отсутствие сознательного вмешательства: роль бессознательного ментального представления

Органы чувств человека и мозг не просто воспринимают информационные паттерны рассредоточенно с самого начала, но, скорее, выбранным образом, что делает человека организмы функционировали до сознательного вмешательства.Мозг не получает дезорганизованных сообщений от органов чувств; сообщения о воспринимаемых информационных моделях, вероятно, не разбросаны по мозгу бесцельно или случайным образом (Geary 2002). Органы чувств человека и деятельность мозга могут быть ориентированы на задачи (например, выживание человека) при составлении отчетов (Geary 2002; Sweller and Sweller 2006).

В то время как люди не осознают, как организована информация, их организмы, такие как мозг и органы чувств, похоже, осознают свои задачи, информацию, которую они формируют, и места, куда они передают эту информацию.Следовательно, не прибегая к сознательному процессу, например намерению, поднять вопросы относительно воспринимаемой информации, можно бессознательно задавать вопросы и искать ответы, не зная основных факторов такого поведения (Chartrand and Bargh 1996; Greenwald and Banaji 1995; Jacoby et al. 1992 г.). Однако для распознавания как вопросов, так и ответов может потребоваться осознанный процесс (например, контролируемое внимание или сознательное намерение). И сознательные, и бессознательные процессы могут ассоциативно инициировать и поддерживать целенаправленное поведение, такое как принятие решений (Aarts and Van Den Bos 2011; Custers and Aarts 2010).Это сознательное вмешательство в ассоциативную деятельность не означает, что сознательные процессы могут полностью деактивировать автоматическую или бессознательную обработку в мозге для организации перцептивных и когнитивных процессов обучения (Aizenstein et al. 2004).

Маловероятно, чтобы люди немедленно и постоянно уделяли приоритетное внимание сознательным процессам для оценки и вербализации личного опыта, положительного или отрицательного. Должна быть автоматическая система оценки для обработки информации, когда сознательные процессы не работают эффективно.Опираясь на аутопозитивные оценки, люди склонны противостоять тому, что переживают, но избегают того, что было самоотрицательно оценено (Epstein 1994). Эти самооценки могут спонтанно конструировать и реактивировать ментальные представления, которые, в свою очередь, создают взаимодействие внутри паттернов субъективных переживаний и между ними (Andersen et al. 1995). Спонтанно сконструированные мысленные представления могут направлять мысли и поведение (Seel 2003) и, таким образом, нести ответственность за оценку информации в отсутствие эффективного сознательного вмешательства (Cohen et al.1996). Вмешательство ментальных представлений не доступно для сознательных процессов мгновенно и не может быть легко преобразовано в словесные выражения (Disessa and Sherin 1998). Хотя ментальные представления могут быть построены как из слов, так и из изображений; они находятся под сильным влиянием последнего, а не первого (MacDonald et al. 1992; Trueswell et al. 1994).

Одной из форм ментальной репрезентации являются образы (Paivio 1986). Изображения могут быть визуальным способом состояния мозга (Kosslyn et al.2001). Однако это не только визуальный режим, но и режим квазивизуальных явлений. Квази-перцептивные переживания в других сенсорных режимах лежат в основе кинестетических образов, тактильных образов или обонятельных образов (см. Bensafi et al. 2003; Klatzky et al. 1991; Stevens 2005). Ментальные образы проявляются через восприятие реальной или нереальной формы физического объекта. Без восприятия физического объекта образы вряд ли возникнут в мозгу (см. Кослин 2005; О’Реган и Ноэ 2001; Пилишин 2003).

Ментальные образы могут привносить мотивационные и манипулятивные эффекты воспоминаний в процессы памяти (Kuldas et al. 2012). За формированием образов и их воздействием на этапы обработки информации можно следить с помощью бессознательного и сознательного намерения; последнее может быть основано на предварительном этапе первого (Henningsen 2010). Мысленные образы могут побуждать людей к достижению своих желаний, даже если такое желание на самом деле не проявляется в их чувствах (Kavanagh et al. 2005). Однако такое желание должно быть обращено к физическому объекту, в отличие от словесных представлений абстрактных понятий, таких как угол или Бог.Образы могут помочь людям избежать неприятных мыслей, которые непреднамеренно входят в то, что они помнят, ожидают или изучают (Faw 1997; Marks 1999). Образы влияют на мыслительные процессы независимо от того, относятся ли они к прошлому или настоящему личному опыту (Paivio, 1991). Следовательно, образы следует рассматривать как определенный тип мысленного представления, а не просто как форму прошлого опыта.

Следовательно, бессознательные ментальные репрезентации могут действовать как в отсутствие, так и в присутствии сознательных процессов, тем самым уменьшая сознательные усилия при подготовке и оценке, принятии или отклонении информационных паттернов, таких как придание значения концепциям.Таким образом, бессознательные процессы могут организовать память, концептуальные значения и консолидировать сознательные процессы обучения.

Роль бессознательных ментальных репрезентаций в концептуальных процессах обучения

Человеческое обучение проявляется через многомерные, но взаимодействующие перцептивные, когнитивные и эмоциональные процессы. Маловероятно, что любой вид обучения будет эффективным без взаимодействия между предшествующими знаниями и когнитивными способностями, а также эмоциональным и мотивационным состояниями учащихся (Moreno 2010; Seel 2001).Это взаимодействие позволяет людям осознавать реальность опыта, генерировать идеи и концепции, а также устанавливать личные цели или интересы. Это часто может быть опосредовано бессознательными ментальными репрезентациями, обеспечивающими память информацией, формирующейся на абстрактном и конкретном уровнях, основанной как на настоящем, так и на прошлом опыте (Брюер и Шоммер-Айкинс, 2006; Маркс, 1999; Садоски и др., 1997). Эти эффекты бессознательных ментальных репрезентаций — один из менее спорных вопросов как в психологии, так и в философии (Abell and Currie 1999; Von Eckardt 1988).

Бессознательные представления могут облегчить интеграцию иллюстрированной вербальной и визуальной информации друг с другом (например, интеграцию карт, диаграмм, графиков, диаграмм, кинопленок, слайдов или изображений с текстами в учебниках, презентациях в классе, инструкциях и других материалах). компьютерные инструкции), называемый образным стилем обучения (Clark and Paivio, 1991; Kuldas et al., 2012). Стиль обучения может помочь учащимся в интерпретации и усвоении значений информации ускоренным и устойчивым образом (Chun and Plass 1996; Kulhavy et al.1993; Садоски и др. 1997; Rieber 1990, 1991), улучшают свои навыки решения проблем, творческого и критического мышления (Paivio 1986). С этой целью учебные планы должны быть должным образом согласованы с уровнями знаний учащихся в когнитивных обучающих задачах, чтобы не перегружать их объем рабочей памяти (Schnotz and Kürschner 2007; Wallen et al. 2005).

Бессознательные репрезентации могут играть вспомогательную роль в приобретении концептуальных знаний и, следовательно, в возникновении концептуального обучения (Ziori and Dienes 2006), при условии, что преподаватели наглядно иллюстрируют концепции в манере, тесно связанной с их контекстными значениями (Paivio 2007).Ментальные репрезентации позволяют учащимся осознанно или бессознательно приобретать и придавать значения (Winn 1987), требуя более или менее осознанно доступных знаний о том, что приобретать (Dienes et al. 1991; Perruchet and Pacteau 1991). Однако это требование не означает, что осмысление понятий с помощью их графических иллюстраций обязательно зависит от эффективного сознательного вмешательства (Gambrell and Bales 1986; Paivio 2007). Преднамеренное вмешательство может оставаться неэффективным при установлении связи между разнородными элементами иллюстраций; тогда как он может быть относительно эффективным в случае схожих функций (Borst and Kosslyn 2008).

Иллюстрации помогают учащимся визуализировать правильное значение представленных концепций (Dechsri et al. 1997; Heinich et al. 1999), прежде чем полагаться на свои концептуальные знания (Laufer and Sim 1985). Сознательное знание не может быть мгновенно или постоянно доступно и применимо, в основном из-за ограниченного объема преднамеренного внимания и объема рабочей памяти (Unsworth and Engle 2007). Напротив, бессознательная ассоциация между значениями и изображениями представленных концепций может быть сформирована через бессознательные ассоциативные сети, потому что они не обязательно зависят от объема рабочей памяти (Anderson 1995).

Если понятие не относится должным образом к своим общим структурным свойствам, таким как форма, содержание, контекст, объект и субъект, может появиться множество интерпретаций или несколько других потенциальных значений, которые могут быть получены из различных мысленных представлений этих свойств ( Кларк и Пайвио 1991; Шноц 1993). По мере того, как учащиеся исследуют иллюстрации этих структурных свойств, чтобы найти соответствующую информацию под конкретным руководством, они поймут исчерпывающий и убедительный смысл представленного, что приведет к эффективным результатам обучения (Lowe 1996; Stringer and Irwing 1998).Представление информации, которая знакома учащимся или имеет отношение к их предыдущим знаниям, может позволить им вспомнить соответствующее содержание информации (Ranzijn 1991; Wolfe and Woodwyk 2010), даже если учащиеся могут сделать вывод о другом значении, которому они навязали персонализированные интерпретации или предпочтения ( Vermunt 1998). Соответственно, степень, в которой информация о понятии тесно или напрямую относится к его форме, содержанию, контексту, предмету или объекту, может облегчить его мысленное представление, тем самым помогая студентам легче запоминать и повторять его.

Рибер (1994) идентифицировал общие структурные свойства понятий с функциями внимания, аффективными, когнитивными и компенсаторными. Функция внимания обнаруживает возможные сходства между ранее изученными и вновь усвоенными концепциями (Anderson 1993). Такое воспоминание может повлиять на эмоции и отношения, имея в виду аффективную функцию, которая распознается когнитивной функцией. Студенты могут прибегнуть к компенсаторной функции, чтобы расшифровать выявленную аффективную функцию. Чем более конкретны концепции, тем лучше можно понять их содержание (Beishuizen et al.2002), и тем легче может быть достигнута визуальная иллюстрация общих структурных и функциональных свойств, представляющих их значения (Benson 1997).

Однако, скорее всего, в человеческом сознании нет определенного ментального представления и значения, постоянно локализованного для соответствующей концепции (DiSessa 2006). Представление концепции меняется в течение всей жизни и может зависеть просто от когнитивных способностей, личных убеждений и опыта, культурных мировоззрений, а также от возрастной группы и пола.Представления об отношениях внутри и между общими структурными (т. Е. Форма, содержание, контекст, объект и субъект) и функциональными (т. Е. Внимательными, аффективными, когнитивными и компенсаторными) свойствами понятий меняются со временем и от одной ситуации к другой. Соответственно, оптимальное значение концептов не обязательно зависит от того, как студенты предпочитают визуализировать общие структурные и функциональные свойства концептов (Heinich et al. 1999). Вместо этого учащиеся могут лучше понимать концепции, которые в большей степени связаны с их свойствами, чем те, которые в меньшей степени связаны или не связаны вообще (Корен, 1999).Такие сильные ассоциации увеличивают вероятность удержания и облегчения вспоминания концепций (Chun and Plass 1996; Mayer 1997; Mayer and Anderson 1992). Это может быть из-за образных следов словесных определений; концепции, соответствующим образом загруженные значениями образов, которые тесно связаны с общими структурными и функциональными свойствами (Danan 1992).

Это обучение с помощью образов обычно относится к визуальному стилю обучения, который может позволить учащимся интегрировать общие структурные и функциональные свойства друг с другом посредством репрезентативных, референциальных и ассоциативных процессов (Paivio 1991).Посредством репрезентативной обработки стимул может неявно активировать соответствующие воспоминания. Например, конкретное слово «роза» может привести в движение вербальные воспоминания, которые отслеживают и активируют соответствующий образ розы, и наоборот, или абстрактное слово «любовь» может запускать вербальные представления, которые вызывают личные ожидания, счастье или разочарование, обеспечение визуализации веселого или обиженного лица. Эта перекрестная активация относится к референциальной обработке, посредством которой ассоциативные процессы могут неявно вызывать множество изображений и слов, отличных от задуманного (Rieber 1994).Однако человеческое обучение может происходить легче, чем без взаимодействия между референциальными и ассоциативными процессами (Корен, 1999). Изучение этих концепций через ассоциативные процессы может быть проще, чем без этих ассоциаций (Mayer 2003). Следовательно, концептуальное обучение может стать более устойчивым, если оно включает в себя неявные репрезентативные, референциальные и ассоциативные процессы (Mayer and Anderson, 1992), поскольку они могут помочь студентам в интерпретации, осмыслении смысла и понимании понимания их образовательного опыта (Paivio, 1991).Роль этих бессознательных процессов также легко прослеживается при изучении родных языков (Chomsky 1986; Keenan et al. 1998), в привыкании к социальным нормам и формировании культурных мировоззрений и личных убеждений (Kulkofsky et al. 2010).

Однако эти бессознательные процессы могут оказывать некоторое тормозящее воздействие на сознательные процессы обучения, вызывая несоответствующие задачи мысли и побуждая учащихся направлять свою доступную рабочую память для обработки этих мыслей.Бессознательная обработка может привнести не только отметку прошлого опыта, но и уклончивые или забытые мысли в текущие эмоциональные состояния, поведенческие тенденции, поток мыслей и в процессы обучения (Haggerty et al. 2010; Schacter 1992; Ziori and Dienes 2006) . Серия исследований использования рабочей памяти продемонстрировала, что отрицательные эмоции (например, грусть, безнадежность) вызывают мысли, не относящиеся к задаче, в сознательную когнитивную деятельность, тем самым излишне загружая доступные возможности, отвлекая внимание от задачи и снижая производительность памяти (Эллис и другие.1995, 1997a, 1997b). Аналогичные данные, относящиеся к мотивационным факторам академических достижений, показали, что стремление учащихся избегать нежелательных последствий обучения или выполнения академической задачи вызывает разрушительные мысли, такие как мысли о неудаче или проявлении некомпетентности, повышенном уровне беспокойства и, таким образом, отвлекали их внимание от требований задачи (Pekrun et al. 2009; Linnenbrink and Pintrich, 2002; Senko et al. 2011). Однако такие доказательства могут быть очень надежными и действительными только в том случае, если обнаруживается или идентифицируется пагубный эффект бессознательной обработки, помимо эффекта сознательной обработки.Точно так же необходимо тщательно изучить не вредное влияние бессознательного на сознательные процессы обучения, чтобы можно было представить больше доказательств вклада бессознательного в удовлетворительные результаты обучения.

Тормозящие эффекты бессознательной обработки характеризуют сложную форму обучения, потому что любая информация может быть легко закодирована, сохранена и извлечена с помощью соответствующих стимулов; что затрудняет регулирование того, как и что было изучено (Anderson et al.1998; Хюттиг и МакКуэнн, 2011 г .; Squire 1992; Thomson et al. 2010). Эти влияния бессознательного обучения не всегда доступны для немедленного сознательного вмешательства (Kihlstrom et al. 1992). Напротив, Aizenstein et al. (2004) утверждали, что процессы сознательного обучения могут мешать бессознательному обучению. Однако не очень ясно, как сознательное обучение может вмешиваться в тот вид обучения, который ускользает от сознательного осознания, особенно когда человек участвует в эмоциональных переживаниях, неявных мыслях, фантазиях и бессознательных защитах.Более того, не только мысли, но и само мышление может быть бессознательным (Kihlstrom 2008), тем самым усложняя сознательное вмешательство.

Сознательная и бессознательная функциональная способность к умственной интеграции изобразительных и словесных учебных материалов

Одна из основных целей образования — заставить учащихся осознать, как происходит обучение и как его можно развить, сознательно участвуя в своем обучении и мышлении деятельности, чтобы добиться желаемого изменения в их поведении.Однако учащиеся всех уровней не могут постоянно учиться сознательно (Smith 2003). Курсы, нацеленные на обучение студентов тому, как обрабатывать информацию и мыслить сознательно, не всегда приводили к прочным и передаваемым достижениям (см. Chiesi et al.2011; Garside 1996; Ten Dam and Volman 2004), хотя во многих исследованиях предлагалось обучать студентов тому, как обрабатывать и передавать применение информации может улучшить их навыки мышления высшего порядка (см. Kuhn 1999; Kuhn and Dean 2005; Wegerif 2011).

Скудные знания учащихся и преподавателей о том, как происходит обучение людей, могут привести к неэффективности обучения и преподавания (Винман и Бейшуизен 2004; Зохар 2004).Даже если студенты и преподаватели приобретают необходимые знания и навыки того, что делать для оптимального обучения, они не обязательно достигают этой цели; в основном из-за ограниченных когнитивных способностей для сознательной обработки (Yuan et al. 2006), доступа и применения знаний и навыков (Nelson 1996; Veenman et al. 2004). Следовательно, и преподаватели, и студенты должны полагаться на бессознательную обработку не только для кодирования, хранения и извлечения информации, но также для построения и реактивации ментальных репрезентаций (Chen and Bargh 1999; Lewicki et al.1992). Таким образом, бессознательная обработка может компенсировать ограниченную способность сознательной обработки либо в отсутствие, либо в присутствии сознательного осознания.

Более того, сознательно построенные структуры знаний могут быть автоматизированы, если их многократно применять для решения связанных задач когнитивного обучения (Sweller et al. 1998). Как только согласованные структуры знаний (когнитивные схемы) в долговременной памяти будут автоматизированы, учащиеся будут уделять меньше когнитивных способностей работе с ними (Van Gog et al.2005). Ограничение емкости рабочей памяти существенно не препятствует работе автоматизированных схем (Van Merriënboer and Sweller 2005). «В то время как существуют жесткие ограничения объема информации из сенсорной памяти, которую может обрабатывать рабочая память, не существует известных ограничений на объем информации из долговременной памяти, которая может быть обработана рабочей памятью» (Sweller 2004p 13). Благодаря автоматизированным схемам «когнитивная архитектура человека обрабатывает сложный материал, который, по-видимому, превышает возможности рабочей памяти» (Паас и др.2003p 2). Автоматизированные схемы управляют поведением человека без необходимости сознательной обработки, и, таким образом, будет доступный объем рабочей памяти для других когнитивных действий (Van Merriënboer and Sweller 2005).

Однако ни новички, ни продвинутые ученики не всегда могут сознательно или бессознательно конструировать согласованные структуры знаний или вспомогательные ментальные представления для удовлетворительного обучения, особенно когда их объем рабочей памяти перегружен или излишне загружен.Такая когнитивная нагрузка приводит к эффекту разделения внимания на вербальные и визуальные представления, в результате чего учащиеся используют свои доступные когнитивные способности, не внося значительного вклада в свои учебные задачи (Casey 2003; Kalyuga et al. 1999; Mayer et al. 2001; Mayer and Moreno). 2002). Перегрузка может произойти и затруднить процесс обучения продвинутых студентов, когда им предоставят избыточные текстовые пояснения к диаграммам, диаграммам или изображениям (Sweller and Chandler 1994). Словесные объяснения не являются избыточными для начинающих студентов при условии, что новичкам будут представлены достаточное количество изображений, соответствующих словесному объяснению, одновременно, а не по отдельности (Калюга 2012; Mayer et al.1999; Pollock et al. 2002). Как для новичков, так и для продвинутых студентов удаление избыточных объяснений и сохранение только необходимых графических представлений может быть полезным для лучшего обучения (Chandler and Sweller 1991; Diao and Sweller 2007), потому что это графическая, а не текстовая информация, которая облегчает построение связного ментальные представления (Калюга, 2012). Однако, если представленные изображения или символы для описания соответствующего текста являются множественными, динамичными и интерактивными, процессы обучения новичков могут быть затруднены, а не улучшены (Bodemer et al.2004 г.). Уменьшение разнообразия визуальных репрезентаций может помочь смягчить участие различных ментальных репрезентаций (Schnotz and Bannert, 2003) и избежать посторонних усилий, необходимых для сопоставления визуальных и вербальных репрезентаций, позволяя больше когнитивных усилий сосредоточиться на более глубокой обработке (Chandler and Sweller 1991, 1992). Однако снижение когнитивной нагрузки может иногда ухудшать обучение, а не улучшать его, если учебные задания не ставят под сомнение когнитивные способности учащихся (Schnotz and Kürschner 2007).Обучение не может быть улучшено только за счет сокращения множества различных мысленных представлений или избыточной информации; он также должен адаптировать степень сложности представленной информации или учебных заданий к уровню знаний и когнитивных способностей учащихся (Schnotz and Kürschner 2007).

В результате в начале обработки информации бессознательные ментальные представления могут уменьшить сознательные усилия по интеграции большей части вербальной и визуальной информации друг с другом (Lewicki et al.1992), что приводит к удовлетворительным результатам обучения (Paivio, 1991). Однако в большинстве образовательных исследований, касающихся построения моделей преподавания и обучения, мало или совсем нет места для образовательного значения фасилитирующей роли бессознательной репрезентации. Дальнейшие исследования еще предстоит провести, чтобы определить, в какой степени бессознательные ментальные представления тормозят или облегчают процессы обучения.

Наконец, эффективный дизайн и применение учебных пособий требуют, чтобы преподаватели лучше понимали, как облегчить построение значимых мысленных представлений, улучшающих обучение, главным образом потому, что обучение происходит, когда учащиеся активно создают представления на основе предоставленной информации и хорошо разработанных учебных материалов ( Ifenthaler, Seel 2011; Mayer et al.1999; Seel and Blumschein 2009). Формы ментальных представлений, такие как ментальные модели (представляющие и передающие чувства, мысли, идеи и личный опыт), изображения, концепции и схемы, позволяют людям обрабатывать информацию, понимать опыт и события (Mayer et al. 1999). Богатые и гибкие ментальные модели улучшают выполнение учащимся задач в любой предметной учебной деятельности (Seel et al. 2006). Понимание события и решение связанных проблем предполагает либо построение представлений соответствующих функций для проблемы, либо активацию соответствующих схем (Ifenthaler and Seel 2011; Seel et al.2009 г.). Активация одной из форм позволяет учащемуся интегрировать новую информацию в уже существующие схемы (структуры знаний, хранящиеся в долговременной памяти). Активированная схема запускается автоматически и регулирует обработку информации, функцию, которая жизненно важна для людей, поскольку она позволяет обрабатывать новую информацию очень быстро и позволяет им спонтанно адаптироваться к окружающей среде (Ifenthaler and Seel 2011). При активации когнитивных схем необходимо учитывать роль мотивации, эмоций и бессознательных ментальных репрезентаций (Thompson 2004).Это могут быть мотивация и эмоции, которые во многом определяют когнитивные способности учащегося, а не объем рабочей памяти; взаимосвязь между когнитивными способностями, аффектом и мотивацией еще недостаточно изучена (Moreno 2010).

Заключение

Этот обзор призван дать представление о перцептивных, когнитивных и эмоциональных аспектах процессов и результатов обучения человека, особенно о бессознательных процессах, в значительной степени проистекающих из эмоциональных и мотивационных функций человеческой психики, с тем чтобы улучшить понимание роли бессознательных функций в умственной интеграции визуальных и вербальных учебных материалов.С этой целью был изучен ряд предложений по бессознательным процессам и результатам, в основном в литературе по перцептивной, когнитивной, социальной, эволюционной, образовательной и психоаналитической психологии. В литературе существует общее мнение, что процессы обучения состоят из взаимосвязанных стадий восприятия, познания и эмоциональной обработки, на которых бессознательное, скорее всего, предшествует сознательному. Процессы обучения должны иметь бессознательную, неявную, непреднамеренную, интуитивную, эмпирическую или автоматическую стадию обработки, в основном из-за ограниченной способности сознательной обработки.Процессы обучения нельзя постоянно контролировать на высоком уровне сознательной обработки, особенно когда учащиеся находятся в мотивирующем эмоциональном состоянии. Бессознательное быстро работает с информационными паттернами с первой микросекунды, чтобы увидеть, услышать, попробовать на вкус или почувствовать. Сознательная обработка еще не обнаружена в аналогичном исполнении; он может быть ограничен из-за своей природы, ограниченной емкости рабочей памяти или бессознательных процессов. Следовательно, понимание процессов обучения человека не должно ограничиваться сознательным обучением.

Студенты могут мысленно объединять словесные и графические учебные материалы неосознанно. Бессознательные мысленные представления могут служить быстрой мысленной интеграцией визуальной и вербальной информации, тем самым предоставляя информацию для сознательной обработки. Таким образом, бессознательная обработка может компенсировать ограниченные возможности сознательных процессов, тем самым закладывая основу человеческого обучения. Бессознательные представления могут консолидировать сознательные процессы обучения, если словесные и визуальные учебные материалы пространственно интегрированы, чтобы избежать ненужного использования доступной визуальной и вербальной памяти.Это избегание, в свою очередь, может облегчить ментальную репрезентацию или ментальную интеграцию и облегчить задачу обучения учащихся организации своих учебных процессов.

Хотя любое психологическое исследование, касающееся, пусть даже отдаленно, процессов когнитивного обучения, согласуется с тем, что до некоторой степени эти процессы обязательно работают бессознательно, образовательное значение бессознательной обработки еще не предложено. Этот обзор предлагает дальнейшее изучение вклада бессознательной обработки в преподавание и учебную деятельность, поскольку ни преподаватели, ни студенты не всегда могут сознательно осознавать свои процессы преподавания и обучения.Тормозящая роль бессознательной обработки в интеграции словесных и графических учебных материалов может быть исследована в отношении использования когнитивных способностей, показывая, сильно ли эта способность загружена не относящимися к задаче мыслями, которые бессознательно вводятся в сознательную обработку. Такое обследование улучшило бы понимание преимуществ и недостатков процессов бессознательного обучения в умственной интеграции визуальной и вербальной информации.

Информация об авторах

Сеффетулла Кулдас — аспирант Школы педагогических исследований Университета Саинс Малайзии.Его исследовательские интересы включают стили мышления, сознательные и бессознательные процессы, эмоциональные состояния и мотивационные факторы, связанные с академическими достижениями. Хайрул Низам Исмаил — доцент Школы педагогических исследований Университета Сайнс Малайзии, где он читает лекции по педагогической психологии, когнитивной психологии, мышлению и рассуждению, а также психологическому тестированию. Его исследовательские интересы включают стратегии обучения, проблемное обучение и когнитивные аспекты преподавания и обучения.Шахабуддин Хашим — старший преподаватель Школы педагогических исследований Университета Саинс Малайзии, где он читает лекции по педагогической психологии и теориям личности. Его исследовательские интересы включают особенности личности, когнитивное развитие, академическую устойчивость и связь мотивационных факторов с результатами преподавания и обучения. Зайнудин Абу Бакар — старший преподаватель педагогического факультета UniversitiTeknologi Malaysia. Его исследовательские интересы включают стили преподавания и обучения, когнитивные и мотивационные теории обучения и психологическую стойкость.

Сноски

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

Вклад авторов

SK задумал роль бессознательных процессов в преподавании и обучении, критически проанализировал литературу из различных областей психологии, о перцептивных, когнитивных и эмоциональных процессах и учебных проектах, и составил рукопись . HNI критически отредактировал статью и предоставил цитаты из основной литературы, в основном по перцепционной и когнитивной обработке информации.SH собрал проанализированную литературу и внес подробный пересмотр и необходимые дополнительные цитаты, в частности, касающиеся взаимосвязи между эмоциями, мотивацией и обучением. ZAB сделал тщательный пересмотр и внес существенные цитаты, особенно касающиеся когнитивных и эмоциональных аспектов обучения. Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

Ссылки

  • Аартс Х., Ван Ден Бос К. Об основах веры в преднамеренное связывание свободной воли и бессознательную прайминг в самоагентстве.Psychol Sci. 2011; 22: 532–537. DOI: 10.1177 / 0956797611399294. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Abell C, Currie G. Внутренние и внешние изображения. Филос Психол. 1999; 12: 429–445. DOI: 10.1080 / 09515089

    75. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Aizenstein HJ, Stenger VA, Cochran J, Clark K, Johnson M, Nebes RD, Cameron SC. Региональная активация мозга во время одновременного неявного и явного последовательного обучения. Cereb Cortex. 2004. 14: 199–208. DOI: 10,1093 / cercor / bhg119. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андерсен С.А., Глассман Н.С., Чен С., Коул С.В.Перенос в социальном восприятии: роль хронической доступности в представлениях о значимых других. J Personal Soc Psychol. 1995; 69: 41–57. DOI: 10.1037 / 0022-3514.69.1.41. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андерсон-младший. Адаптивно ли человеческое познание? Behav Brain Sci. 1991; 14: 471–484. DOI: 10.1017 / S0140525X00070801. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андерсон-младший. Автоматичность и теория ACT *. Am J Psychol. 1992; 105: 165–180. DOI: 10.2307 / 1423026. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андерсон-младший.Решение проблем и обучение. Am Psychol. 1993; 48: 35–44. DOI: 10.1037 / 0003-066X.48.1.35. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андерсон-младший. Когнитивная психология и ее последствия. 4. Нью-Йорк: Фриман; 1995. [Google Scholar]
  • Андерсон Дж., Милсон Р. Человеческая память: адаптивная перспектива. Psychol Rev.1989; 96: 703–719. DOI: 10.1037 / 0033-295X.96.4.703. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андерсон Дж. Р., Ботелл Д., Лебьер К., Матесса М. Интегрированная теория списковой памяти. J Mem Lang.1998. 38: 341–380. DOI: 10.1006 / jmla.1997.2553. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андерсон Дж. Р., Ботелл Д., Бирн М. Д., Дуглас С., Лебьер С., Цинь Ю. Интегрированная теория разума. Psychol Rev.2004; 111: 1036–1060. DOI: 10.1037 / 0033-295X.111.4.1036. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Андраде Дж., Дипроуз С. Формирование бессознательной памяти во время анестезии. Лучшая практика Res Clin Anaesthesiol. 2007; 21: 385–401. DOI: 10.1016 / j.bpa.2007.04.006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Арнольд МБ.Эмоции и личность. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета; 1960. [Google Scholar]
  • Эшби Ф. Г., Мэддокс В. Т.. Человеческое категорийное обучение. Annu Rev Psychol. 2005. 56: 149–178. DOI: 10.1146 / annurev.psych.56.0

    .070217. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Баартман Л.К.Дж., Де Брёйн Э. Интеграция знаний, навыков и установок: концептуализация процессов обучения в направлении профессиональной компетентности. Educ Res Rev.2011; 6: 125–134. DOI: 10.1016 / j.edurev.2011.03.001. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baddeley AD.Рабочая память. Наука. 1992; 255: 556–559. DOI: 10.1126 / science.1736359. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bargh JA, Chartrand TL. Невыносимая автоматичность бытия. Am Psychol. 1999; 54: 462–479. DOI: 10.1037 / 0003-066X.54.7.462. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bargh JA, Ferguson MJ. За пределами бихевиоризма: об автоматизме высших психических процессов. Psychol Bull. 2000; 126: 925–945. DOI: 10.1037 / 0033-2909.126.6.925. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bargh JA, Morsella E.Бессознательный разум. Perspect Psychol Sci. 2008; 3: 73–79. DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2008.00064.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барсалоу Л. Расположенная симуляция в человеческой концептуальной системе. Lang Cogn Proc. 2003. 18: 513–562. DOI: 10.1080 / 016

    344000026. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Бейшуизен Дж., Стаутьесдейк Э., Спуйбрук С., Бауместер С., Ван дер Гест Х. Понимание абстрактных пояснительных текстов. Br J Educ Psychol. 2002. 72: 279–297. DOI: 10.1348 / 000709
  • 8892.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bensafi M, Porter J, Pouliot S, Mainland J, Johnson B, Zelano C, Young N, Bremner E, Aframian D, Kahn R, Sobel N. Олфактомоторная активность во время имитации изображений что во время восприятия. Nat Neurosci. 2003; 6: 1142–1144. DOI: 10,1038 / NN1145. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бенсон П.Дж. Проблемы с изображением текста: исследование решения визуальных / вербальных проблем. Tech Comm Q. 1997; 6: 141–160. DOI: 10.1207 / s15427625tcq0602_2. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бланко М.Дж., Сото Д.Бессознательное восприятие вспышки может вызвать иллюзию движения линии. Exp Brain Res. 2009. 192: 605–613. DOI: 10.1007 / s00221-008-1564-9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bodemer D, Ploetzner R, Feuerlein I., Spada H. Активная интеграция информации во время обучения с помощью динамических и интерактивных визуализаций. Изучите Instr. 2004. 14: 325–341. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2004.06.006. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Borst G, Kosslyn SM. Визуальные ментальные образы и визуальное восприятие: структурная эквивалентность, выявленная в процессе сканирования.Mem Cogn. 2008; 36: 849–862. DOI: 10.3758 / MC.36.4.849. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Boshuizen HPA, Schmidt HG. О роли биомедицинских знаний в клинических рассуждениях экспертов, промежуточных звеньев и новичков. Cogn Sci. 1992. 16: 153–184. DOI: 10.1207 / s15516709cog1602_1. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Брюер В.Ф., Шоммер-Айкинс М. Ученые не испытывают недостатка в мысленных образах: пересмотр Гальтона. Преподобный Gen Psychol. 2006. 10: 130–146. DOI: 10.1037 / 1089-2680.10.2.130. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bruinsma M.Мотивация, когнитивная обработка и достижения в высшем образовании. Изучите Instr. 2004. 14: 549–568. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2004.09.001. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бунс С.К., Бернат Э, Вонг П.С., Шеврин Х. Дополнительные доказательства бессознательного обучения: предварительное подтверждение обусловленности лицевой ЭМГ на подсознательные стимулы. J Psychiatr Res. 1999; 33: 341–347. DOI: 10.1016 / S0022-3956 (99) 00003-5. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кейси П.Дж. Обучение решению «отец этого человека — сын моего отца»: адаптация метода обучения к объему рабочей памяти.Aust J Psychol. 2003. 55 (3): 140–147. DOI: 10.1080 / 0004953042000298592. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чендлер П., Свеллер Дж. Теория когнитивной нагрузки и формат обучения. Cogn Instr. 1991; 8: 293–332. DOI: 10.1207 / s1532690xci0804_2. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чендлер П., Свеллер Дж. Эффект разделения внимания как фактор в структуре обучения. Br J Educ Psychol. 1992. 62: 233–246. DOI: 10.1111 / j.2044-8279.1992.tb01017.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Chartrand TL, Bargh JA.Автоматическая активация формирования впечатления и целей запоминания: неосознаваемая подготовка целей воспроизводит эффекты явных инструкций по заданию. J Personal Soc Psychol. 1996. 71: 464–478. DOI: 10.1037 / 0022-3514.71.3.464. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Chen M, Bargh JA. Последствия автоматической оценки: Непосредственная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Personal Soc Psychol Bull. 1999; 25: 215–224. DOI: 10.1177 / 014616729
  • 02007. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чен С., Дакворт К., Чайкен С.Мотивированная эвристическая и систематическая обработка. Psychol Inq. 1999; 10: 44–49. DOI: 10.1207 / s15327965pli1001_6. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Chiesi F, Primi C, Morsanyi K. Изменения в развитии вероятностного мышления: роль когнитивных способностей, инструкций, стилей мышления и соответствующих знаний. Думайте о разуме. 2011; 17: 315–350. DOI: 10.1080 / 13546783.2011.598401. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хомский Н. Знание языка: его природа, происхождение и использование. Нью-Йорк: Praeger; 1986 г.[Google Scholar]
  • Chun DM, Plass JL. Влияние мультимедийных аннотаций на словарный запас. Мод Лэнг Дж. 1996; 80 (2): 83–198. DOI: 10.1111 / j.1540-4781.1996.tb01159.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кларк Дж. М., Пайвио А. Теория двойного кодирования и образование. Educ Psychol Rev.1991; 3: 149–210. DOI: 10.1007 / BF01320076. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Клиреманс А., Дестребекз А., Бойер М. Неявное обучение: новости с фронта. Trends Cogn Sci. 1998; 2: 406–416. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (98) 01232-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коэн М.С., Косслин С.М., Брейтер Х.С., ДиГироламо Дж. Дж., Томпсон В. Л., Андерсон А. К., Букхаймер С. Ю., Розен Б. Р., Белливо Дж. У. Изменения корковой активности во время умственного вращения: исследование с использованием функциональной МРТ. Головной мозг. 1996. 119: 89–100. DOI: 10,1093 / мозг / 119.1.89. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кастерс Р., Аартс Х. Бессознательная воля: как стремление к цели действует за пределами сознательного осознания. Sci. 2010; 329: 47–50. DOI: 10.1126 / наука.1188595. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Даль М. Асимметрии в обработке эмоционально валентных слов. Scand J Psychol. 2001; 42: 97–104. DOI: 10.1111 / 1467-9450.00218. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Данан М. Теория обратных субтитров и двойного кодирования: новые направления обучения иностранным языкам. Lang Learn. 1992; 42: 497–527. DOI: 10.1111 / j.1467-1770.1992.tb01042.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дексри П., Джонс Л.Л., Хейккинен Х.В. Влияние дизайна лабораторного руководства, включающего средства обработки визуальной информации, на обучение и отношение студентов.J Res Sci Teach. 1997. 34 (9): 891–904. DOI: 10.1002 / (SICI) 1098-2736 (199711) 34: 9 <891 :: AID-TEA4> 3.0.CO; 2-P. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Deeprose C, Andrade J. Прайминг во время анестезии без сознания? Сознательное познание. 2006; 15: 1–23. DOI: 10.1016 / j.concog.2005.05.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Deeprose C, Andrade J, Varma S, Edwards N. Бессознательное обучение во время операции с анестезией пропофолом. Br J Anaesth. 2004. 92: 171–177. DOI: 10.1093 / bja / aeh054. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Deeprose C, Andrade J, Harrison N, Edwards N.Бессознательное слуховое затравливание во время операции с анестезией пропофолом и закисью азота: репликация. Br J Anaesth. 2005. 94: 57–62. DOI: 10,1093 / bja / aeh389. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Diao Y, Sweller J. Избыточность обучения пониманию прочитанного на иностранном языке: одновременные письменные и устные презентации. Изучите Instr. 2007; 17: 78–88. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2006.11.007. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dienes Z, Perner J. Теория неявного и явного знания.Behav Brain Sci. 1999; 22: 735–808. DOI: 10.1017 / S0140525X986. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dienes Z, Broadbent D, Berry DC. Неявные и явные базы знаний при искусственном изучении грамматики. J Exp Psychol Learn Mem Cogn. 1991; 17: 875–887. DOI: 10.1037 / 0278-7393.17.5.875. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Disessa AA. Почему «концептуальная экология» — хорошая идея. В: Лимон М., Мейсон Л., редакторы. Пересмотр концептуальных изменений: вопросы теории и практики. Нидерланды: Спрингер; 2002 г.С. 28–60. [Google Scholar]
  • DiSessa AA. История исследования концептуальных изменений: нити и линии разломов. В: Сойер Р., редактор. Кембриджский справочник: Обучающие науки. Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета; 2006. С. 265–281. [Google Scholar]
  • Дисесса А.А., Шерин Б.Л. Какие изменения в концептуальном изменении? Int J Sci Educ. 1998; 20: 1155–1191. DOI: 10.1080 / 0950069980201002. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эфклидес А. Метапознание и аффект: что метакогнитивный опыт может рассказать нам о процессе обучения? Educ Res Rev.2006; 1: 3–14. DOI: 10.1016 / j.edurev.2005.11.001. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эллис Х.С., Варнер Л.Дж., Беккер А.С., Оттавей С.А. Эмоции и предыдущие знания в памяти и оценочное понимание неоднозначных историй. Cognit Emot. 1995; 9: 363–382. DOI: 10.1080 / 02699939508408972. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эллис Х.С., Мур Б.А., Варнер Л.Дж., Оттавей С.А., Беккер А.С. Подавленное настроение, организация задач, когнитивные помехи и память: неуместные мысли предсказывают способность вспоминать. J Soc Behav Personal.1997; 12: 453–470. [Google Scholar]
  • Эллис Х.С., Оттавей С.А., Варнер Л.Дж., Беккер А.С., Мур Б.А. Эмоции, мотивация и понимание текста: обнаружение противоречий в отрывках. J Exp Psychol Gen.1997; 126: 131–146. DOI: 10.1037 / 0096-3445.126.2.131. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эпштейн С. Справедливость, отрицательная самооценка и чрезмерное обобщение: эксперимент и теория. J Personal Soc Psychol. 1992; 62: 826–836. DOI: 10.1037 / 0022-3514.62.5.826. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эпштейн С.Интеграция когнитивного и психодинамического бессознательного. Am Psychol. 1994; 49: 709–724. DOI: 10.1037 / 0003-066X.49.8.709. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эраут М. Неформальное обучение и скрытые знания в профессиональной деятельности. Br J Educ Psychol. 2000. 70: 113–136. DOI: 10.1348 / 0007098001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эстевес Ф., Парра К., Димберг У., Эман А. Бессознательное ассоциативное обучение: Павловское кондиционирование реакций проводимости кожи на замаскированные связанные со страхом лицевые стимулы.Психофизиология. 1994; 31: 375–385. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.1994.tb02446.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Evans JSBT. Эвристико-аналитическая теория рассуждений: расширение и оценка. Психон Булл Ред. 2006; 13: 378–395. DOI: 10,3758 / BF03193858. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Evans JSBT. Двойной процесс объяснения рассуждений, суждений и социального познания. Annu Rev Psychol. 2008. 59: 255–278. DOI: 10.1146 / annurev.psych.59.103006.093629. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фау Б.Обрисовывая в общих чертах модель мозга способностей ментальной визуализации. Neuro Biobehav Rev.1997; 21: 283–288. DOI: 10.1016 / S0149-7634 (96) 00026-7. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fu Q, Dienes Z, Fu X. Может ли бессознательное знание позволить управлять последовательным обучением? Сознательное познание. 2010. 19: 462–474. DOI: 10.1016 / j.concog.2009.10.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gambrell LB, Bales RJ. Умственные образы и мониторинг понимания прочитанного у бедных читателей четвертого и пятого классов.Прочтите Res Q. 1986; 21 (4): 454–464. DOI: 10.2307 / 747616. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гарсайд К. Посмотрите, кто говорит: сравнение стратегий обучения лекции и группового обсуждения при разработке стратегий критического мышления. Comm Educ. 1996. 45: 212–227. DOI: 10.1080 / 03634529609379050. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гири, округ Колумбия. Принципы эволюционной педагогической психологии. Узнайте Ind Diff. 2002; 12: 317–345. DOI: 10.1016 / S1041-6080 (02) 00046-8. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гилхули Д.Психоанализ и когнитивное бессознательное: значение для клинической техники. Мод Психоанал. 2008; 33A: 91–127. [Google Scholar]
  • Greenwald AG, Banaji MR. Неявное социальное познание, отношения, самооценка и стереотипы. Psychol Rev.1995; 102: 4–27. DOI: 10.1037 / 0033-295X.102.1.4. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гуо X, Чжэн Л., Чжу Л., Ян З., Чен С., Чжан Л., Ма В., Динес З. Приобретение сознательного и бессознательного знания семантической просодии. Сознательное познание.2011; 20: 417–425. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.06.015. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Haggerty GD, Siefert CJ, Weinberger J. Изучение взаимосвязи между текущим статусом привязанности и свободно вспоминаемыми автобиографическими воспоминаниями детства. Psychoanal Psychol. 2010; 27: 27–41. DOI: 10.1037 / a0018638. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hammond KR. Интуиция, нет!… Квазирациональность, да! Psychol Inquiry. 2010. 21: 327–337. DOI: 10.1080 / 1047840X.2010.521483. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хэммондс Ф.К «осознанию» взаимосвязи между выполнением задания и собственными устными отчетами об этом выполнении. Ana Verb Behav. 2006. 22: 101–110. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hartman M, Knopman DS, Nissen MJ. Неявное обучение новым вербальным ассоциациям. J Exper Psychol Learn Mem Cogn. 1989; 15: 1070–1082. DOI: 10.1037 / 0278-7393.15.6.1070. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хашер Л., Закс RT. Автоматическая обработка фундаментальной информации: случай повторяемости.Am Psychol. 1984; 39: 1372–1388. DOI: 10.1037 / 0003-066X.39.12.1372. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heinich R, Molenda M, Russell JD, Smaldino SE. Учебные медиа и технологии обучения. 6. Аппер-Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Прентис-Холл; 1999. [Google Scholar]
  • Henningsen HP. Как модель NETofANs объясняет представление, интенциональность и большую часть процесса, генерирующего содержание осведомленности. Нейрокомпьютеры. 2010; 74: 57–75. DOI: 10.1016 / j.neucom.2009.10.032. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хоффман Б., МакКрадден М.Т., Шроу Г., Хартли К. Влияние информационной сложности и рабочей памяти на эффективность решения задач. Asia Pac Educ Rev.2008; 9: 464–474. DOI: 10.1007 / BF03025663. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Howe MJA. Принципы способностей и человеческого обучения. Хоув: Psychology Press; 1998. [Google Scholar]
  • Huettig F, McQuenn JM. Природа визуальной среды вызывает неявные предубеждения во время визуального поиска, опосредованного языком.Mem Cogn. 2011; 39: 1068–1084. DOI: 10.3758 / s13421-011-0086-z. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ifenthaler D, Seel NM. Продольный взгляд на индуктивные рассуждения. Освещение вероятности перемен. Изучите Instr. 2011; 21: 538–549. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2010.08.004. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джейкоби Л.Л., Линдси Д.С., Тот JP. Выявлены бессознательные влияния: внимание, осведомленность и контроль. Am Psychol. 1992; 47: 802–809. DOI: 10.1037 / 0003-066X.47.6.802. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Jou J. Сознательное и бессознательное различение истинных и ложных воспоминаний. Сознательное познание. 2011; 20: 828–839. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.10.022. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Калюга С. Обучающие преимущества произносимых слов: обзор факторов когнитивной нагрузки. Educ Res Rev.2012; 7: 145–159. DOI: 10.1016 / j.edurev.2011.12.002. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Калюга С., Чендлер П., Свеллер Дж. Управление разделенным вниманием и избыточностью в мультимедийном обучении.Appl Cogn Psychol. 1999; 13: 351–371. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0720 (199908) 13: 4 <351 :: AID-ACP589> 3.0.CO; 2-6. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кастнер С., Унгерлейдер LG. Механизмы зрительного внимания в коре головного мозга человека. Annu Rev Neurosci. 2000; 23: 315–341. DOI: 10.1146 / annurev.neuro.23.1.315. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кавана Д. Д., Андраде Дж., Мэй Дж. Воображаемое наслаждение и изысканные пытки: разработанная теория вторжения желания. Psychol Rev.2005; 112: 446–467. DOI: 10.1037 / 0033-295X.112.2.446. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кинан Т., Олсон Д.Р., Марини З. Рабочая память и развивающееся понимание ума детьми. Aust J Psychol. 1998. 50: 76–82. DOI: 10.1080 / 00049539808257537. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kihlstrom JF. Когнитивное бессознательное. Наука. 1987; 237: 1445–1452. DOI: 10.1126 / science.3629249. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kihlstrom JF. Психологическое бессознательное. В: Джон О.П., Робинс Р., Первин Л., редакторы.Справочник личности: Теория и исследования. 3. Нью-Йорк: Гилфорд; 2008. С. 583–602. [Google Scholar]
  • Kihlstrom JF, Barnhardt TM, Tataryn DJ. Психологическое бессознательное: найдено, потеряно и восстановлено. Am Psychol. 1992; 47: 788–791. DOI: 10.1037 / 0003-066X.47.6.788. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ким С.В., Редер Б. Как предшествующие знания влияют на избирательное внимание во время изучения категорий: исследование отслеживания взгляда. Mem Cogn. 2011; 39: 649–665. DOI: 10.3758 / s13421-010-0050-3.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Клацки Р.Л., Ледерман С.Дж., Матула Д.Е. Воображаемое тактильное исследование в суждениях о свойствах объекта. J Exp Psychol Learn Mem Cogn. 1991; 17: 314–322. DOI: 10.1037 / 0278-7393.17.2.314. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корен С. Обучение лексике с помощью гипертекста: есть ли преимущества перед традиционными методами обучения? Выберите J Eng Sec Lang. 1999; 4 (1): 1–14. [Google Scholar]
  • Кослин С.М. Мысленные образы и мозг. Cogn Neuropsychol.2005. 22: 333–347. DOI: 10.1080 / 026432
  • 000130. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кослин С.М., Ганис Г., Томпсон В.Л. Нейронные основы образов. Nat Rev Neurosci. 2001; 2: 635–642. DOI: 10,1038 / 350

    . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ковальски Р., Вестен Д. Психология. 5. Нью-Йорк: Уайли; 2005. [Google Scholar]
  • Кун Д. Модель развития критического мышления. Educ Res. 1999; 28: 16–25. DOI: 10.3102 / 0013189X028002016. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kuhn D, Dean DJ.Отчет об исследовании: Суть ли развития научного мышления в том, чтобы научиться управлять переменными? Psychol Sci. 2005; 16: 866–870. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2005.01628.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кулдас С., Бакар А.З., Исмаил Х.Н. Роль бессознательной обработки информации в получении и изучении учебных сообщений. Electron J Res Educ Psychol. 2012; 10 (2): 907–940. [Google Scholar]
  • Kulhavy RW, Woodard KA, Haygood RC, Webb JM. Использование карт для запоминания текста: учебный анализ.Br J Educ Psychol. 1993; 63: 161–169. DOI: 10.1111 / j.2044-8279.1993.tb01048.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kulkofsky S, Wang Q, Hou Y. Почему я это помню: влияние контекстуальных факторов на представления о повседневной памяти. Mem Cogn. 2010. 38: 461–473. DOI: 10.3758 / MC.38.4.461. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kuyper H, Van Der Werf MPC, Lubbers MJ. Мотивация, мета-познание и саморегуляция как предикторы долгосрочного уровня образования. Educ Res Eval. 2000. 6: 181–206.DOI: 10,1076 / 1380-3611 (200009) 6: 3; 1-А; FT181. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лауфер Б., Сим Д.Д. Попытка измерить порог компетенции понимания прочитанного. Foreign Lang Ann. 1985. 18: 405–411. DOI: 10.1111 / j.1944-9720.1985.tb00973.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левицки П., Чижевска М., Хоффман Х. Бессознательное приобретение сложных процедурных знаний. J Exp Psychol Learn Mem Cogn. 1987. 13: 523–530. DOI: 10.1037 / 0278-7393.13.4.523. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левицки П., Хилл Т., Чижевска М.Бессознательное получение информации. Am Psychol. 1992; 47: 796–801. DOI: 10.1037 / 0003-066X.47.6.796. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Либет Б. Есть ли у нас свобода воли? J Сознательный Стад. 1999. 6 (8–9): 47–57. [Google Scholar]
  • Линненбринк Э.А., Пинтрих П. Роль мотивационных убеждений в концептуальных изменениях. В: Лимон М., Мейсон Л., редакторы. Пересмотр концептуальных изменений: вопросы теории и практики. Нидерланды: Спрингер; 2002. С. 115–135. [Google Scholar]
  • Лоу Р.К.Базовые знания и построение ситуационного представления из диаграммы. Eur J Psychol Educ. 1996; 11: 377–397. DOI: 10.1007 / BF03173279. [CrossRef] [Google Scholar]
  • MacDonald MC, Just MA, Carpenter PA. Ограничения рабочей памяти при обработке синтаксической неоднозначности. Cogn Psychol. 1992; 24: 56–98. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (92) -K. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Marks DF. Сознание, мысленные образы и действия. Br J Psychol. 1999; 90: 567–585. DOI: 10.1348/00071269

    39. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Mayer RE. Модели для понимания. Rev Educ Res. 1989; 59: 43–64. DOI: 10.3102 / 0034654305

    43. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Mayer RE. Мультимедийное обучение: задаем ли мы правильные вопросы? Educ Psychol. 1997; 32: 1–19. DOI: 10.1207 / s15326985ep3201_1. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mayer RE. Перспективы мультимедийного обучения: использование одних и тех же методов проектирования обучения в разных средствах массовой информации. Изучите Instr. 2003. 13: 125–139.DOI: 10.1016 / S0959-4752 (02) 00016-6. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майер Р. Э., Андерсон РБ. Поучительная анимация: помощь ученикам в налаживании связи между словами и картинками в мультимедийном обучении. J Educ Psychol. 1992; 84: 444–452. DOI: 10.1037 / 0022-0663.84.4.444. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майер Р. Э., Морено Р. Средства для компьютерного мультимедийного обучения. Изучите Instr. 2002; 12: 107–119. DOI: 10.1016 / S0959-4752 (01) 00018-4. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mayer RE, Moreno R.Девять способов снизить когнитивную нагрузку при мультимедийном обучении. Educ Psycholo. 2003. 38: 43–52. DOI: 10.1207 / S15326985EP3801_6. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майер Р. Э., Морено Р., Буар М., Вагге С. Максимизация конструктивистского обучения с помощью мультимедийных коммуникаций путем минимизации когнитивной нагрузки. J Educ Psychol. 1999. 91: 638–643. DOI: 10.1037 / 0022-0663.91.4.638. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mayer RE, Heiser J, Lonn Когнитивные ограничения мультимедийного обучения: представление большего количества материала приводит к меньшему пониманию.J Educ Psychol. 2001; 93: 187–198. DOI: 10.1037 / 0022-0663.93.1.187. [CrossRef] [Google Scholar]
  • McCabe DP, Roediger HL, Karpicke JD. Автоматическая обработка влияет на свободное вспоминание: объединение доказательств из процедуры разделения процесса и суждений «запомнить-знаю». Mem Cogn. 2011; 39: 389–402. DOI: 10.3758 / s13421-010-0040-5. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мейер Д.К., Тернер Дж. Обнаружение эмоций в исследовании мотивации в классе. Educ Psychol. 2002; 37: 107–114. DOI: 10.1207 / S15326985EP3702_5. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Морено Р. Теория когнитивной нагрузки: больше пищи для размышлений. Instr Sci. 2010. 38: 135–141. DOI: 10.1007 / s11251-009-9122-9. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Морено Р., Майер RE. Интерактивные мультимодальные обучающие среды. Educ Psychol Rev.2007; 19: 309–326. DOI: 10.1007 / s10648-007-9047-2. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нельсон Т.О. Сознание и метапознание. Am Psychol. 1996. 51: 102–116. DOI: 10.1037 / 0003-066X.51.2.102.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Нисбетт Р., Пэн К., Чой И., Норензаян А. Культура и системы мышления: целостное и аналитическое познание. Psychol Rev.2001; 108: 291–310. DOI: 10.1037 / 0033-295X.108.2.291. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эман А. Автоматичность и миндалевидное тело: бессознательные реакции на эмоциональные лица. Curr Dir Psychol Sci. 2002; 11: 62–66. DOI: 10.1111 / 1467-8721.00169. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Охман А., Соарес Дж.Дж. Эмоциональная подготовка к замаскированным стимулам: ожидание неблагоприятных результатов после нераспознанных стимулов, релевантных страху.J Exp Psychol Gen.1998; 127: 69–82. DOI: 10.1037 / 0096-3445.127.1.69. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • О’Реган Дж. К., Ноэ А. Сенсомоторное описание зрения и визуального сознания. Behav Brain Sci. 2001; 24: 939–973. DOI: 10.1017 / S0140525X01000115. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ormrod JE. Педагогическая психология: развивающие учащиеся. 4. Аппер-Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Меррил-Прентис-Холл; 2003. [Google Scholar]
  • Паас Ф, Ренкл А., Свеллер Дж. Теория когнитивной нагрузки и учебный дизайн: последние разработки.Educ Psych. 2003; 38: 1–4. DOI: 10.1207 / S15326985EP3801_1. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пайвио А. Ментальные представления: подход двойного кодирования. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1986. [Google Scholar]
  • Пайвио А. Теория двойного кодирования: ретроспектива и текущее состояние. Может J Psychol. 1991; 45: 255–287. DOI: 10,1037 / ч0084295. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пайвио А. Разум и его эволюция: теоретический подход двойного кодирования. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2007. [Google Scholar]
  • Pekrun R, Elliot AJ, Maier MA.Цели достижения и эмоции достижения: Тестирование модели их совместных отношений с успеваемостью. J Educ Psychol. 2009. 101: 115–135. DOI: 10.1037 / a0013383. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Перрюше П., Пакто С. Неявное получение абстрактных знаний об искусственной грамматике: некоторые методологические и концептуальные вопросы. J Exp Psychol Gen.1991; 120: 112–116. DOI: 10.1037 / 0096-3445.120.1.112. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Поллок Э., Чендлер П., Свеллер Дж. Усвоение сложной информации.Изучите Instr. 2002; 12: 61–86. DOI: 10.1016 / S0959-4752 (01) 00016-0. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пратто Ф., Джон О.П. Автоматическая бдительность: притягивающая внимание негативная социальная информация. J Personal Soc Psychol. 1991; 61: 380–391. DOI: 10.1037 / 0022-3514.61.3.380. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пилишин З.В. Возвращение мысленного образа: действительно ли в мозгу есть картинки? Trends Cogn Sci. 2003. 7: 113–118. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (03) 00003-2. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ranzijn FJA.Последовательность концептуальной информации в инструкции и ее влияние на запоминание. Instr Sci. 1991; 20: 405–418. DOI: 10.1007 / BF00116356. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ratcliff R, McKoon G. Действительно ли активация распространяется? Psychol Rev.1981; 88: 454–462. DOI: 10.1037 / 0033-295X.88.5.454. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ребер А.С. Неявное изучение синтетических языков: роль учебного набора. J Exp Psychol Hum Learn Mem. 1976; 2: 88–94. DOI: 10.1037 / 0278-7393.2.1.88. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ребер А.С.Неявное обучение и неявное знание. J Exp Psychol Gen.1989; 118: 219–235. DOI: 10.1037 / 0096-3445.118.3.219. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ребер А.С. Эволюционный контекст когнитивного бессознательного. Филос Психол. 1992; 5: 33–51. DOI: 10.1080 / 09515089208573042. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rieber LP. Использование компьютерной анимированной графики в обучении детей естественным наукам. J Educ Psychol. 1990; 82: 135–140. DOI: 10.1037 / 0022-0663.82.1.135. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rieber LP.Анимация, случайное обучение и постоянная мотивация. J Educ Psychol. 1991; 83: 318–328. DOI: 10.1037 / 0022-0663.83.3.318. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rieber LP. Компьютеры, графика и обучение. Мэдисон, Висконсин: WCB Brown and Benchmark; 1994. [Google Scholar]
  • Рибер Л.П., Ценг С.К., Триббл К. Открытие обучения, представления и объяснения в компьютерном моделировании: поиск правильного сочетания. Изучите Instr. 2004. 14: 307–323. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2004.06.008. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Робинсон MD, Clore GL.Моделирование, сценарии и эмоциональная оценка: проверка совпадения реальных и воображаемых реакций на эмоциональные стимулы. Personal Soc Psychol Bull. 2001; 27: 1520–1532. DOI: 10.1177 / 01461672012711012. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Робинсон, доктор медицины, Сторбек Дж, Майер Б.П., Киркеби Б.С. Осторожно! Это может быть опасно: взаимодействие с возбуждением валентности в оценочной обработке. Personal Soc Psychol Bull. 2004. 30: 1472–1484. DOI: 10.1177 / 0146167204266647. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Садоски М., Кили В.А., Гетц Е.Т., Пайвио А.Конкретность и образность эффектов в письменной композиции определений. J Educ Psychol. 1997. 89: 518–526. DOI: 10.1037 / 0022-0663.89.3.518. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schacter DL. Понимание имплицитной памяти: подход когнитивной нейробиологии. Am Psychol. 1992; 47: 559–569. DOI: 10.1037 / 0003-066X.47.4.559. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Scherer KR. О последовательном характере процессов оценки: косвенное свидетельство задачи признания. Cognit Emot. 1999; 13: 763–793.DOI: 10.1080 / 026999399379078. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Scherer KR. Аттестация рассматривается как процесс многоуровневой последовательной проверки. В: Шерер К., Шорр А., Джонстон Т., редакторы. Оценочные процессы в эмоциях: Теория, методы, исследования: Серия по аффективной науке. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2001. С. 92–120. [Google Scholar]
  • Scherer KR. Динамическая архитектура эмоций: свидетельство компонентной модели процесса. Cognit Emot. 2009. 23: 1307–1351. DOI: 10.1080/02699930
  • 8969. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шмидт Р. Роль сознания в изучении второго языка. Appl Ling. 1990; 11: 129–158. DOI: 10.1093 / applin / 11.2.129. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шнайдер В., Шиффрин Р.М. Управляемая и автоматическая обработка человеком: I. обнаружение, поиск и внимание. Psychol Rev.1977; 84: 1–66. DOI: 10.1037 / 0033-295X.84.1.1. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шноц В. О связи между двойным кодированием и ментальными моделями в понимании графики.Изучите Instr. 1993; 3: 247–249. DOI: 10.1016 / 0959-4752 (93)

    -N. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Шноц В., Баннерт М. Построение и вмешательство в обучение на основе множественного представления. Изучите Instr. 2003. 13: 141–156. DOI: 10.1016 / S0959-4752 (02) 00017-8. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schnotz W, Kürschner C. Пересмотр теории когнитивной нагрузки. Educ Psychol Rev.2007; 19: 469–508. DOI: 10.1007 / s10648-007-9053-4. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Scott RB, Dienes Z.Знания применяются в новых сферах: бессознательное добивается успеха там, где терпит поражение. Сознательное познание. 2010; 19: 391–398. DOI: 10.1016 / j.concog.2009.11.009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Seel NM. Эпистемология, ситуативное познание и ментальные модели: как мост через мутную воду. Instr Sci. 2001. 29: 403–427. DOI: 10.1023 / А: 1011952010705. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Seel NM. Модельно-ориентированное обучение и инструкция. Tech Instr Cogn Learn. 2003; 1: 59–85. [Google Scholar]
  • Сил Н.М., Блюмшайн П.Моделирование и симуляция в обучении и обучении: теоретическая перспектива. В: Blumschein P, Hung W, Jonassen D, Strobel J, редакторы. Подходы к обучению на основе моделей: использование системных моделей и моделирования для улучшения понимания и решения проблем в сложных областях. Роттердам: издательство Sense; 2009. С. 3–16. [Google Scholar]
  • Сил Н.М., Дараби А.А., Нельсон Д.В. Подход с использованием динамической ментальной модели для изучения разработки схемы при выполнении сложной задачи по устранению неполадок: сохранение ментальных моделей.Tech Instr Cogn Learn. 2006; 4: 303–329. [Google Scholar]
  • Сил Н.М., Ифенталер Д., Пирней-Даммер П. Ментальные модели и решение проблем: технологические решения для измерения и оценки развития экспертных знаний. В: Blumschein P, Hung W, Jonassen D, Strobel J, редакторы. Подходы к обучению на основе моделей: использование системных моделей и моделирования для улучшения понимания и решения проблем в сложных областях. Роттердам: издательство Sense; 2009. С. 17–40. [Google Scholar]
  • Седжер К.Неявное обучение. Psychol Bull. 1994; 115: 163–196. DOI: 10.1037 / 0033-2909.115.2.163. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сенко С., Хуллеман С.С., Харацкевич Дж.М. Теория достижения целей на перепутье: старые споры, текущие проблемы и новые направления. Educ Psychol. 2011; 46: 26–47. DOI: 10.1080 / 00461520.2011.538646. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сид К., Станислас Д. Уровни обработки во время бессознательного восприятия: критический обзор визуальной маскировки. Филос Транс Р Соц, Б.2007; 362: 857–875. DOI: 10.1098 / rstb.2007.2093. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сигель П., Вайнбергер Дж. Очень краткое изложение: Влияние непередаваемых стимулов на пугающее поведение. Сознательное познание. 2009; 18: 939–951. DOI: 10.1016 / j.concog.2009.08.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Smith GF. Помимо критического мышления и принятия решений: обучение студентов бизнесу мышлению. J Manag Educ. 2003. 27: 24–51. DOI: 10.1177 / 1052562
  • 9247. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Smith ER, DeCoster J.Модели двойного процесса в социальной и когнитивной психологии: концептуальная интеграция и связи с основными системами памяти. Personal Soc Psychol Rev.2000; 4: 108–3. DOI: 10.1207 / S15327957PSPR0402_01. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сон М.Х., Гуд А., Стенгер В.А., Юнг К.Дж., Картер С.С., Андерсон-младший. Модель обработки информации трех областей коры головного мозга: свидетельства в поиске эпизодической памяти. NeuroImage. 2005; 25: 21–33. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2004.11.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Squire LR.Декларативная и недекларативная память: множественная мозговая система, поддерживающая обучение и память. J Cogn Neurosci. 1992. 4: 232–243. DOI: 10.1162 / jocn.1992.4.3.232. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Станович К.Е. Кто рациональный? Изучение индивидуальных различий в рассуждениях. Махва, Нью-Джерси: Эльрбаум; 1999. [Google Scholar]
  • Stevens JA. Эффекты интерференции демонстрируют различные роли визуальных и двигательных образов во время мысленного представления человеческих действий. Познание.2005. 95: 329–350. DOI: 10.1016 / j.cognition.2004.02.008. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Strack F, Deutsch R. Рефлективные и импульсивные детерминанты социального поведения. Personal Soc Psychol Rev.2004; 8: 220–247. DOI: 10.1207 / s15327957pspr0803_1. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Стрингер М., Ирвинг П. Оценка студентами эффективности обучения: подход структурного моделирования. Br J Educ Psychol. 1998. 68: 409–426. DOI: 10.1111 / j.2044-8279.1998.tb01301.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Свеллер Дж.Учебный дизайн — следствия аналогии между эволюцией путем естественного отбора и когнитивной архитектурой человека. Instr Sci. 2004; 32: 9–31. DOI: 10.1023 / B: TRUC.0000021808.72598.4d. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Свеллер Дж. Интерактивность элементов и внутренняя, посторонняя и релевантная когнитивная нагрузка. Educ Psychol Rev.2010; 22: 123–138. DOI: 10.1007 / s10648-010-9128-5. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Свеллер Дж., Чендлер П. Почему некоторые материалы трудно усвоить. Cogn Instr. 1994; 12: 185–233.DOI: 10.1207 / s1532690xci1203_1. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Свеллер Дж., Свеллер С. Системы обработки естественной информации. Evol Psychol. 2006; 4: 434–458. DOI: 10.1177 / 1474704
  • 400135. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Свеллер Дж., Ван Мерриенбоер Дж., Паас Ф. Когнитивная архитектура и учебный дизайн. Educ Psychol Rev.1998; 10: 251–296. DOI: 10,1023 / А: 1022193728205. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тейлор С.Е. Асимметричные эффекты положительных и отрицательных событий: гипотеза мобилизации-минимизации.Psychol Bull. 1991; 110: 67–85. DOI: 10.1037 / 0033-2909.110.1.67. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ten Dam G, Volman M. Критическое мышление как гражданская компетенция: стратегии обучения. Изучите Instr. 2004. 14: 359–379. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2004.01.005. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Thompson JL. Инновации через людей. Manag Decis. 2004. 42: 1082–1094. DOI: 10.1108 / 00251740410565127. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Томсон Д. Р., Милликен Б., Смилек Д. Долговременная концептуальная имплицитная память: десятилетие доказательств.Mem Cognit. 2010; 38: 42–46. DOI: 10.3758 / MC.38.1.42. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Trueswell JC, Tanenhaus MK, Garnsey SM. Семантическое влияние на синтаксическую обработку: использование тематической информации в разрешении синтаксической неоднозначности. J Mem Lang. 1994; 33: 285–318. DOI: 10.1006 / jmla.1994.1014. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ансуорт Н., Энгл Р.В. Характер индивидуальных различий в объеме рабочей памяти: активное ведение в первичной памяти и управляемый поиск из вторичной памяти.Psychol Rev.2007; 114: 104–132. DOI: 10.1037 / 0033-295X.114.1.104. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Гог Т., Эрикссон К.А., Райкерс Р.М.Дж.П., Паас Ф. Учебный дизайн для продвинутых учащихся: установление связи между теоретическими рамками когнитивной нагрузки и осознанной практикой. Educ Tech Res Dev. 2005. 53: 73–81. DOI: 10.1007 / BF02504799. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Мерриенбоер Дж. Дж. Дж., Свеллер Дж. Теория когнитивной нагрузки и комплексное обучение: последние разработки и направления на будущее.Educ Psych Rev.2005; 17: 147–177. DOI: 10.1007 / s10648-005-3951-0. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Винман М.В., Бейшуизен Дж. Дж. Интеллектуальные и метакогнитивные навыки новичков при изучении текстов в условиях сложности текста и ограничений по времени. Изучите Instr. 2004. 14: 621–640. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2004.09.004. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Винман М.В., Вильгельм П., Бейшуизен Дж. Дж. Связь между интеллектуальными и метакогнитивными навыками с точки зрения развития.Изучите Instr. 2004. 14: 89–109. DOI: 10.1016 / j.learninstruc.2003.10.004. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Vermunt JD. Регуляция конструктивных процессов обучения. Br J Educ Psychol. 1998. 68: 149–171. DOI: 10.1111 / j.2044-8279.1998.tb01281.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фон Эккардт Б. Ментальные образы и их объяснения. Philos Stud. 1988. 53: 441–460. DOI: 10.1007 / BF00353516. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Walker JT. Психология обучения: принципы и процессы.Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Прентис-Холл; 1996. [Google Scholar]
  • Валлен Э., Пласс Дж. Л., Брюнкен Р. Функция аннотаций в понимании научных текстов: эффекты когнитивной нагрузки и влияние вербальных способностей. Educ Tech Res Dev. 2005; 53: 59–72. DOI: 10.1007 / BF02504798. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уолш М.М., Андерсон-младший. Стратегический характер изменения вашего мнения. Cogn Psychol. 2009. 58: 416–440. DOI: 10.1016 / j.cogpsych.2008.09.003. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вегериф Р.К диалогической теории того, как дети учатся думать. Think Skills Creativ. 2011; 6: 179–190. DOI: 10.1016 / j.tsc.2011.08.002. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вайнбергер А., Фишер Ф. Структура для анализа построения аргументированных знаний в компьютерном совместном обучении. Comp Educ. 2006; 46: 71–95. DOI: 10.1016 / j.compedu.2005.04.003. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Weinberger J, Westen D. RATS, мы должны были использовать Clinton: Subliminal Priming в политических кампаниях.Политическая психология. 2008; 29: 631–651. DOI: 10.1111 / j.1467-9221.2008.00658.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вестен Д. Научное наследие Зигмунда Фрейда: к психодинамически информированной психологической науке. Psychol Bull. 1998. 124: 333–371. DOI: 10.1037 / 0033-2909.124.3.333. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вестен Д. Научный статус бессознательных процессов: действительно ли Фрейд мертв? J Am Psychoanal Assoc. 1999; 47: 1061–1106. DOI: 10,1177 / 000306519
  • 0404. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вестен Д.Значение исследований в области когнитивной нейробиологии для психодинамической психотерапии. Сосредоточьтесь. 2006. 4 (2): 215–222. DOI: 10.1176 / foc.4.2.215. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Whalen PJ, Kagan J, Cook RG, Davis FC, Kim H, Polis S, McLaren D, Somerville LH, McLean AA, Maxwell JS, Johnstone T. Реакция миндалины человека на скрытые испуганные белки глаз . Наука. 2004; 306: 2061. DOI: 10.1126 / science.1103617. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уиллингем Д. Б., Гёдерт-Эшманн К. Отношение между неявным и явным обучением: доказательства параллельной разработки.Psychol Sci. 1999; 10: 531–534. DOI: 10.1111 / 1467-9280.00201. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон Т. Знание, когда спрашивать: интроспекция и адаптивное бессознательное. J Сознательный Стад. 2003. 10 (9–10): 9–10. [Google Scholar]
  • Winn WD. Обучающий дизайн и интеллектуальные системы: изменение роли дизайнера в принятии решений. Instr Sci. 1987. 16: 59–77. DOI: 10.1007 / BF00120006. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wolfe MBW, Woodwyk JM. Обработка и запоминание информации, представленной в повествовательных или пояснительных текстах.Br J Educ Psychol. 2010. 80: 341–362. DOI: 10,1348 / 000709910X485700. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вонг П.С., Бернат Э., Банс С., Шеврин Х. Индексы бессознательного ассоциативного обучения. Сознательное познание. 1997; 6: 519–544. DOI: 10.1006 / ccog.1997.0322. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Юань К., Стидл Дж., Шавелсон Р., Алонзо А., Оппеццо М. Рабочая память, подвижный интеллект и научное обучение. Educ Res Rev.2006; 1: 83–98. DOI: 10.1016 / j.edurev.2006.08.005. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зиори Э., Динес З.Субъективные меры бессознательного знания понятий. Mind Soc. 2006; 5: 105–122. DOI: 10.1007 / s11299-006-0012-4. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зохар А. Элементы педагогических знаний учителей, касающиеся обучения мышлению высшего порядка. J Sci Teach Educ. 2004. 15: 293–312. DOI: 10.1023 / B: JSTE.0000048332.39591.e3. [CrossRef] [Google Scholar]

Бессознательные процессы — Психология — Oxford Bibliographies

Введение

Сознание связано с двумя аспектами психической жизни: мониторинг самих себя, чтобы наши переживания, мысли и действия были доступны феноменальному осознанию. ; и контролировать себя, участвуя в произвольном поведении, выходящем за рамки рефлексов, инстинктов и условных реакций.Подсознание — существует ли оно вообще, и если да, то каковы его масштабы и пределы — было важным теоретическим вопросом с самого начала научной психологии. Конечно, существует множество физических и биологических процессов, которые в некотором смысле протекают бессознательно: два примера — вращение планет вокруг Солнца и фотосинтез. Изменения кровяного давления недоступны феноменальному осознанию; а деятельность мозга, которая порождает само сознание, происходит бессознательно (нейрохирурги уверяют, что в мозгу нет афферентности).Но бессмысленно говорить о том, что что-то является бессознательным , если то же самое не может быть сознательным в том смысле, что оно доступно для феноменального осознания и произвольного контроля. Следовательно, прилагательное бессознательное имеет смысл только в применении к ментальным состояниям и умственной деятельности, как прилагательное, контрастирующее с сознательное . Эти психические состояния бывают разных форм, а именно: познание (восприятия, воспоминания, мысли и знания, полученные в процессе обучения), эмоции (положительные и отрицательные чувства) и мотивация (желания и цели сближения и избегания).Обычно эти психические состояния доступны сознанию, поскольку люди обычно осознают, о чем они думают, что они хотят и чувствуют, и что они делают. «Бессознательное» — это сокращение для ментальных состояний и процессов, которые недоступны интроспективному феноменальному осознанию и произвольному контролю. Вопрос в том, могут ли и в какой степени существовать ментальные состояния (и проявляться ментальная деятельность) за пределами феноменального осознания и произвольного контроля. Возражение : Если эти психические состояния и действия бессознательны, как нам их узнать? Ответ : Мы знаем их косвенно в силу их влияния на наш постоянный сознательный опыт, мысли и действия.Вопрос: Если есть два типа психических состояний и процессов, сознательные и бессознательные, как они сравниваются и противопоставляются? Ответ: В принципе, бессознательные процессы отличаются от сознательных, потому что они действуют вне феноменального осознания. И поскольку сознательное осознание является логической предпосылкой для сознательного контроля; бессознательные процессы не подвержены произвольной саморегуляции. Другие различия между сознательными и бессознательными процессами являются эмпирическими вопросами.

Учебники

Нет учебников, специально посвященных бессознательной психической жизни, но есть несколько, в которых обсуждаются различные аспекты бессознательного в контексте более общей философской, психологической и нейробиологической литературы о сознании.Blackmore 2012 фокусируется в основном на проблеме разума и тела. Лучший из этих текстов — «Фартинг 1992 года» — сейчас не издается, но его стоит найти на рынке подержанных книг. Revonsuo 2018; Уоллес и др. 2011; и Zeman 2002 предоставляют более современное освещение. Хотя ни один из них не является таким всеобъемлющим, как Фартинг, они являются хорошей альтернативой для использования в классе. Было опубликовано множество философских монографий, посвященных проблеме разума и тела и другим аспектам сознания, в некоторых из которых также обсуждается проблема бессознательного.Пока еще нет исчерпывающего учебного пособия по этой философской дискуссии, но некоторый оттенок нынешней сцены можно почерпнуть из Searle 1997 и Seager 2016. Есть также Blackmore 2005, который является вкладом в серию Оксфордских очень коротких введений, и даже графическая обработка темы, Папино и Селина, 2000.

  • Блэкмор, С. 2005. Сознание: очень краткое введение . Оксфорд: Oxford Univ. Нажимать.

    DOI: 10.1093 / actrade / 9780192805850.001.0001

    Слишком коротко, чтобы служить отдельным текстом для курса по сознанию, но отличным вспомогательным текстом для курсов по философии разума, когнитивной психологии и когнитивной нейробиологии — и, как задумано, в качестве введения для широкой публики.

  • Блэкмор, С. 2012. Сознание: введение . 2-е изд. Оксфорд: Oxford Univ. Нажимать.

    Задуманный специально как учебник для студентов, как и большинство книг по сознанию, он фокусируется в основном на проблеме разума и тела, но также охватывает эволюцию сознания, сознание в искусственном интеллекте и измененные состояния сознания.

  • Фартинг, Г. У. 1992. Психология сознания . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

    Спустя двадцать пять лет после его первоначальной публикации, это остается лучшим и наиболее полным учебником для курса по сознанию: моделью для всех, кто стремится заменить его. Охватывает, иногда в нескольких главах, самоанализ, проблему разума и тела, явные-неявные диссоциации, мечтания, гипноз, сон и сны, медитацию и психоделические препараты.

  • Папино Д. и Х. Селина. 2000. Знакомство с сознанием: графический справочник . Лондон: Icon Books.

    Всестороннее иллюстрированное исследование проблемы разума и тела, «последнего рубежа науки»; не только для молодежи и других упорных читателей.

  • Ревонсуо А. 2018. Основы сознания . Оксфорд: Рутледж.

    В отсутствие нового издания Фартинга они могут служить основным учебником в курсе по сознанию для студентов бакалавриата.Отличное освещение нейронных коррелятов сознания и других аспектов проблемы разума и тела. По сравнению с Фартингом 1992 года, здесь менее широко освещаются измененные состояния сознания.

  • Seager, W. 2016. Теории сознания; Введение и оценка . 2-е изд. Нью-Йорк: Рутледж.

    DOI: 10.4324 / 9780203485583

    Комплексное освещение современного философского анализа сознания.

  • Сирл, Дж.Р. 1997. Тайна сознания . 1-е изд. Нью-Йорк: Нью-Йоркский обзор книг.

    Перепечатывает рецензии Сирла на основные монографии Дэниела Деннета, Дэвида Чалмерса и других о сознании, а также ответы авторов и ответы на них.

  • Уоллес, Б., Б. Б. Освальд и Л. Э. Фишер. 2011. Сознание и поведение . 5-е изд. Дубьюк, ИА: КендаллХант.

    Также хороший выбор в качестве текста для курса бакалавриата, с тем же охватом, что и Фартинг 1992 года, и с добавлением глав по парапсихологии и сенсорной депривации.

  • Земан А. 2002. Сознание: руководство пользователя . Нью-Хейвен, Коннектикут: Йельский университет. Нажимать.

    Написано практикующим неврологом, это также отличный выбор для основного текста. Содержит много материала о нейронных основах сознания, но меньше об измененных состояниях и бессознательных процессах.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Границы | Неизбежный контраст: Сознательное vs.бессознательные процессы в управлении действиями

Простые действия повседневной жизни — щелкнуть выключателем, подавить желание что-то сказать или привлечь внимание официанта с помощью «чека, пожалуйста» — остаются трудными для понимания с научной точки зрения. В отличие от механизмов, вызывающих действие машин, которые разработаны в соответствии с четкими, хорошо принципиальными планами, механизмы, лежащие в основе действий человека, формируются в результате случайностей и искусственного процесса эволюции, продукты которого могут быть нелогичными и неоптимальными (Simpson, 1949; Lorenz, 1963; Gould, 1977; de Waal, 2002; Marcus, 2008), в отличие от вещей, которые мы, люди, проектируем в роботов (Arkin, 1998).Говоря о обратном проектировании биологических продуктов, робототехник, таким образом, предупреждает: «Биологические системы несут большой объем эволюционного багажа, ненужного для поддержки разумного поведения в их кремниевых аналогах» (Аркин, 1998, стр. 32), и, Говоря о продуктах матери-природы, этолог заключает: «Для биолога, который знает, как работает отбор и который также осознает его ограничения, нет ничего удивительного в том, что в его конструкциях обнаруживаются некоторые детали, которые не являются необходимыми или ненужными. даже вредно для выживания »(Lorenz, 1963, стр.260).

Столкнувшись с этой и многими другими проблемами (см., Rosenbaum, 2005; Herwig et al., 2013), изучающий человеческую деятельность вынужден отказаться от нормативного взгляда (который описывает, как вещи должны функционировать, ). явлений и принять вместо них более скромную, описательную точку зрения (которая описывает продукты природы в том виде, в каком они эволюционировали). Используя такой описательный подход, исследователи за последние два десятилетия начали освещать не только основные процессы, лежащие в основе человеческой деятельности, но и связь между действием и сознанием — наиболее загадочный аспект нервной функции (Roach, 2005).

В этом специальном выпуске Frontiers in Cognition мы рассматриваем эти достижения, происходящие из разрозненных областей исследования, включая познание, нейробиологию и искусственный интеллект / робототехнику. Вместе эти разработки многое раскрывают о связях между восприятием и действием, а также многое проясняют обо всем остальном, что между ними. Следует отметить, что эти разработки также показывают, что исследование производства и управления действием (сокращенно «управление действием») обеспечивает уникальный портал, через который можно исследовать природу сознательной обработки.Как объясняется ниже, многие аспекты сознания легче изучать с подхода, основанного на действии , чем с точки зрения , основанной на восприятии , которая была традиционным подходом к изучению сознания (например, Crick and Koch, 2003; см. Обсуждение in Baars, 1997).

Прежде чем продолжить обсуждение связи между сознанием и контролем действий и того, что последний сообщает о первом, важно сначала описать самый расплывчатый термин «сознание».”

Ошеломляющая и (к сожалению) неизбежная проблема сознания и мозга

На протяжении всей интеллектуальной истории люди так или иначе исследовали феномен сознания, хотя часто при этом избегали употребления спорного термина «сознание», который считался ненаучным на протяжении большей части своей истории. В течение бихевиористской эпохи (1919–1948), когда дискуссии о сознании категорически не поощрялись, рядовые психофизики и гештальт-психологи продолжали изучать «поле сознания», которое было объектом исследования в более раннюю эпоху структурализма, впервые предложенную Вундтом. и Титченер (1879–1919).С момента падения бихевиоризма де-факто разграничили сознательную и бессознательную обработку во всех областях психологии и нейробиологии, хотя, опять же, часто без упоминания термина «сознание». В исследовании восприятия психофизические измерения продолжают различать supra — и sub liminal и основывать свои выводы на сознательном «самоотчете». При изучении внимания термин «осознавание внимания» часто противопоставляется бессознательной, «предвнимательной» обработке (Treisman and Gelade, 1980).В исследовании памяти существует классическое различие между «декларативными» (явными) процессами и «процедурными» (неявными) процессами (Squire, 1987; Schacter, 1996). В исследованиях моторного контроля и языковой продукции сознательные аспекты произвольных действий и мониторинга действий противопоставляются бессознательным аспектам моторного программирования (Levelt, 1989; Rosenbaum, 2002), включая неявное обучение моторным последовательностям (Taylor and Ivry, 2013). Наконец, различные поля противопоставляют «контролируемую» обработку, которая имеет тенденцию быть связана с сознанием, и «автоматическую» обработку, которая имеет тенденцию быть связана с бессознательными механизмами (например,г., Либерман, 2007; но см. Panagiotaropoulos et al., 2013).

Таким образом, различие между сознательными и бессознательными процессами (независимо от названий, приписываемых каждому процессу) — это неизбежный контраст, который обнаруживается даже после беглого изучения психических и нервных явлений.

Приняв, что в естественном мире есть сознательные и бессознательные процессы, тогда нужно созерцать феномен сознания. Понимание того, как нервная система порождает базовое, низкоуровневое сознание — субъективное переживание боли, одышки или желтого остаточного изображения — остается одной из величайших загадок в науке (Crick, 1995; Roach, 2005).Эта самая основная форма сознания упоминается как «чувствительность» (Пинкер, 1997), «субъективный опыт», «феноменальное состояние» и «квалиа» (Грей, 2004). Лучше всего это определил Нагель (1974), который предположил, что организм обладает сознанием, если есть то, что похоже на быть этим организмом — что-то вроде, например, быть человеком и испытывать боль, желтые остаточные изображения, или одышка.

Некоторые пытались объяснить эту ошеломляющую загадку, утверждая, что сознания не существует (что, возможно, является наименее отрицательным фактом нашего существования, учитывая, что сознание охватывает всю совокупность всего, что мы знаем) или что оно существует, но служит не функционирует (то есть «эпифеноменальна») нервной системы.К сожалению, хотя первую точку зрения трудно защитить, вторая точка зрения также не позволяет избежать загадки. Независимо от того, выполняет ли сознание функцию в нервной системе или нет, ученый все равно должен объяснить его место в природе: паровой свисток Хаксли может быть эпифеноменальным по отношению к локомотиву, но ученый все равно должен понимать, что это такое (высокие частоты) и как он возникает в результате физических событий (пар под высоким давлением выходит через небольшое отверстие).Кажется преждевременным утверждать, что явление не выполняет функции, если место этого явления в природе остается неизвестным. Короче говоря, даже если явление не функционирует, полное научное описание мира природы должно включать его объяснение. См. В этом выпуске статью Pereira et al. за новый, нетрадиционный подход к сознанию; см. также соответствующие статьи Круза и Шиллинга, Хоммеля, Масикампо и Баумейстера.

Прогресс в решении загадки сознания произошел благодаря описательным подходам, сопоставляющим сознательную и бессознательную обработку с точки зрения их когнитивных и нейронных коррелятов (Shallice, 1972; Logothetis and Schall, 1989; Crick and Koch, 1995; Kinsbourne, 1996; Wegner and Bargh, 1998; Гроссберг, 1999; Ди Лолло и др., 2000; Dehaene и Naccache, 2001; Баарс, 2002, 2005; Серый, 2004; Либет, 2004; Laureys, 2005; Морселла, 2005; Меркер, 2007; Doesburg et al., 2009; Дамасио, 2010; Boly et al., 2011; Panagiotaropoulos et al., 2012). [Обзор выводов этого контраста см. В Godwin et al. (2013); для обсуждения ограничений контрастного подхода см. Aru et al. (2012).] Чтобы изучить этот контраст, исследователи сосредоточили внимание в первую очередь на обработке восприятия (см. Panagiotaropoulos et al., 2013) по нескольким важным причинам (см. Причины в Crick and Koch, 2003).Исследования, основанные на восприятии, показали, как на вход в сознание (для краткости «вхождение») влияют процессы, идущие «снизу вверх» (например, заметность стимула, движение, новизна, стимулы и эмоциональные качества и т. Д .; Gazzaley and D. ‘Esposito, 2007) или внимания (см. Most et al., 2005). Это важное исследование привело к нескольким достижениям (см. Обзор Koch, 2004), включая (а) различия в обработке стимулов, которые являются супралиминальными (то есть сознательно воспринимаемыми) и подсознательными (т.е., сознательно-незаметный; Логотетис и Шалл, 1989; Dehaene и Naccache, 2001; Кох, 2004; Розер и Газзанига, 2004; Doesburg et al., 2009) и (b) раскрытие бессознательных процессов, предшествующих сознательному восприятию (Di Lollo et al., 2000; Goodhew et al., 2012; см. Fischer et al., 2013).

Такое исследование также привело к консенсусу интеграции (Тонони и Эдельман, 1988; Баарс, 1988, 1998, 2005, 2013; Дамасио, 1989; Фриман, 1991; Сринивасан и др., 1999; Зеки и Бартелс, 1999; Edelman and Tononi, 2000; Dehaene and Naccache, 2001; Llinás and Ribary, 2001; Varela et al., 2001; Кларк, 2002; Ортински и Мидор, 2004; Серджент и Дехейн, 2004 г .; Морселла, 2005; Del Cul et al., 2007; Кригель, 2007; Меркер, 2007; Doesburg et al., 2009; Uhlhaas et al., 2009; Boly et al., 2011; Кох, 2012; Таллон-Бодри, 2012; Tononi, 2012), который предполагает, что сознание интегрирует нейронную деятельность и структуры обработки информации, которые в противном случае были бы независимыми (см. Обзоры в Baars, 2002; см. Morsella, 2005, где указаны ограничения интеграционного консенсуса и список интеграций, которые могут происходят бессознательно).Результаты исследований, основанных на действиях, дополняют консенсус интеграции: в соответствии с консенсусом интеграции, в условиях, в которых действия отделены от сознания (например, при неврологических расстройствах), действия часто кажутся импульсивными или неуместными, как если бы они не находились под адекватным влиянием виды информации, которые должны на них влиять (Morsella and Bargh, 2011). Эти действия показывают отсутствие адекватной интеграции. Таким образом, сознание, по-видимому, допускает форму интеграции, которая ограничивает потенциальные действия, достигая формы удовлетворения с множественными ограничениями (Merker, 2013).Ограничения могут быть «в сети», отражая стимулы в текущей среде, или они могут быть «в автономном режиме», отражая скрытые процессы, такие как память, когнитивные карты, операции с ментальными представлениями и ментальное моделирование (Schacter and Addis, 2007). Например, недавние теории предполагают, что функция явной эпизодической памяти — формы представления знаний, тесно связанной с прошлым — на самом деле состоит в моделировании будущих потенциальных действий (Schacter and Addis, 2007).

Сознание и действие

Хотя теоретики давно осознали, что сознание тесно связано с действием (James, 1890; Neumann, 1987; Allport, 1989; Hamker, 2003; Morsella, 2005; Baddeley, 2007), до недавнего времени в наших знаниях существовал существенный пробел. относительно того, как связанные с действием процессы влияют на сознание.Причина этого разрыва неудивительна, поскольку само действие является недостаточно изученной темой исследования (см. Причины этого в Nattkemper and Ziessler, 2004; Rosenbaum, 2005; Agnew et al., 2009; Herwig et al., 2013). . Управление действиями — очень сложный процесс, включающий различные виды механизмов (например, иерархическое против распределенного управления и прямое моделирование против обратное моделирование ; Arkin, 1998; Miall, 2003). Смотрите в этом номере статью Иордании.Только недавно исследователи начали сосредотачиваться на аспектах сознания, связанных с действием (например, Frith et al., 2000; Lau et al., 2004; Libet, 2004; Morsella, 2005; Berti and Pia, 2006; Jeannerod, 2006; Pacherie, 2008; Morsella, Bargh, 2010).

В следующих разделах суммируются результаты исследований, основанных на действиях, которые имеют отношение к этому специальному выпуску о сознании и контроле действий (обзор всех исследований действий см. В Morsella, 2009).

Обработка бессознательного в действии Контроль

Исследования сознания и контроля действий показали, что многие сложные аспекты производства действия могут происходить или действительно происходят бессознательно (Bargh and Morsella, 2008; Morsella and Bargh, 2011; см. Panagiotaropoulos et al., 2013). В частности, исследования из разных областей (см. Обзор в Morsella and Bargh, 2011), включая моторный контроль (Rosenbaum, 2002), подсознательную обработку (Hallett, 2007), автоматизмы (Morsella and Bargh, 2011), диссоциацию между действием и сознательным восприятием ( Goodale and Milner, 2004), а также автоматическая активация планов действий (Morsella and Miozzo, 2002; Ellis, 2009) показывают, что активация, модуляция, выбор и, в некоторых случаях, выражение планов действий могут происходить бессознательно.Например, исследования различных неврологических состояний выявили аспекты управления действиями, которые могут происходить бессознательно. Эти неврологические состояния включают слепого зрения (Weiskrantz, 1992, 1997), слепого запаха (Sobel et al., 1999), поведения утилизации (Lhermitte, 1983), зрительной формы агнозии (например, пациент DF; Milner and Goodale, 1995), синдром анархической руки (Marchetti and Della Sala, 1998), сенсорное пренебрежение (Graziano, 2001; Heilman et al., 2003), непреднамеренная окружающей эхолалии (Suzuki et al., 2012) и сложные автоматизмы (например, вокализация и пение) во время эпилептических припадков (Blanken et al., 1990; Enatsu et al., 2011; Kececi et al. ., 2013). Понимание того, что сознание и контроль действий основаны на исследовании пациента с «расщепленным мозгом» (Sperry, 1961), и в условиях, в которых декларативная память нарушена, но программы действий могут быть сохранены и влиять на действия, даже если пациент не осознает этого. приобретение или обслуживание этих программ (например,g., как и в случае с H.M .; Милнер, 1966). Вместе это исследование предоставило существенные знания о сложных способностях бессознательной обработки в управлении действиями (см. В этом выпуске статьи Круза и Шиллинга, Фишера и др., Хоммеля, Масикампо и Баумейстера, Панайотаропулоса и др., и Меркером).

Это исследование также показывает, какие аспекты управления действиями могут быть бессознательными во время обычных повседневных действий, в которых сознательные и бессознательные процессы взаимодействуют способами, которые только сейчас начинают понимать (см. В этом выпуске статьи Lynn et al., Panagiotaropoulos et al. и Merker). Например, при нормальных обстоятельствах человек не осознает сложные двигательные программы, которые во время производства действий вычисляют, какие мышцы должны быть активированы в данный момент (Джеймс, 1890; Розенбаум, 2002; Джонсон и Хаггард, 2005; см. Гроссберг, 1999, о том, почему моторные программы должны быть бессознательными). В частности, данные свидетельствуют о том, что человек не осознает программирование воздействия на мышцы, а также корректировки, которые производятся «в режиме онлайн», когда человек, скажем, тянется к движущемуся объекту (Fecteau et al., 2001; Россетти, 2001; Розенбаум, 2002; Гудейл и Милнер, 2004; Heath et al., 2008; Лю и др., 2008; см. в этом выпуске статьи Anderson et al. и Розенбаумом и др.).

Активация планов действий (феномен, который следует отличать от моторного контроля) может произойти непреднамеренно (см. Lynn et al., Этот вопрос). Это было обнаружено в экспериментальных парадигмах, в которых простое присутствие случайных стимулов, связанных с действием, может помешать намеченной реакции на целевой стимул.Основная форма этого эффекта десятилетиями демонстрировалась в классической задаче Струпа (Stroop, 1935; см. Обзоры в MacLeod and Dunbar, 1988; MacLeod, 1991; MacLeod and MacDonald, 2000), в которой простое присутствие слова ( например, КРАСНЫЙ) мешает присвоить название цветному участку (например, синему). В этом задании участникам предлагается назвать цвет, которым написано слово. Когда цвет соответствует слову (например, КРАСНЫЙ, представленный красным), или представлен на нейтральном стимуле (например, ряд x, как в XXXX), интерференция незначительна или отсутствует [e.g., уменьшенное время реакции (RT)] и уменьшенные возмущения в сознании (например, «побуждения совершить ошибку»; Morsella et al., 2009a). (Побуждения к ошибке, субъективный эффект , получают просто, задав участникам после каждого испытания вопрос: «Насколько сильным было ваше желание совершить ошибку?», Который участники оценивают по 8-балльной шкале, в которой 1 означает «почти нет». побуждение », а 8 означает« чрезвычайно сильное побуждение »). Когда слово и цвет несовместимы (например, КРАСНЫЙ цвет представлен синим), конфликт ответов приводит к помехам (Cohen et al., 1990), в том числе увеличение RT, количество ошибок и систематические изменения в сознании, такие как побуждения к ошибкам (Morsella et al., 2009a).

В неконгруэнтном состоянии связанная с установкой нисходящая активация из префронтальной коры увеличивает активацию областей в задних областях мозга (например, коры зрительных ассоциаций), которые связаны с параметрами, важными для задачи (например, цвет; Enger and Hirsch, 2005 ; Gazzaley et al., 2005). Таким образом, чтобы повлиять на поведение, наборы действий на основе информации в рабочей памяти или долговременной памяти увеличивают или уменьшают силу перцептуосемантической информации, наряду, скорее всего, с другими видами информации (например,г., заправка двигателя). Обнаружение того факта, что активация сверху вниз усиливает одно представление (например, цветовое обозначение) по сравнению с другим (например, чтение слов), можно охарактеризовать как случай «обновления», акта переноса одного представления на первый план над другим (Johnson and Johnson, 2009 г.). После неконгруэнтного испытания усиление активации в контрольных областях мозга (например, дорсолатеральной префронтальной коре) приводит к улучшению результатов в последующем испытании (Cohen et al., 1990).

Парадигмы, освещающие связь между сознанием и контролем действий

Задача Струпа — одна из многих парадигм помех при ответе (см. В этом выпуске статьи Anguera et al.и Lynn et al.). В таких парадигмах субъекты пытаются ответить на цель (например, цвет шрифта в задаче Струпа), в то время как им предъявляют отвлекающий элемент r (например, слово Струпа). Такие парадигмы интерференции многое показали о роли сознания в управлении действием. Результаты, дополняющие парадигму Струпа, были получены с помощью классической фланкерной задачи Эриксена (Eriksen and Eriksen, 1974). В одной из версий задачи (Eriksen and Schultz, 1979) участников обучают нажимать одну кнопку одним пальцем, когда им представлена ​​буква S или M, и нажимать другую кнопку другим пальцем, когда они представлены буквой P или H.После обучения участникам предлагается реагировать на стимул, представленный в центре массива (например, SS P SS, SS M SS, цели подчеркнуты) и игнорировать «фланговые» отвлекающие факторы (т.е. ). Из всех условий фланкера такие меры помех, как RT, частота ошибок и самооценка побуждения к ошибке, являются самыми низкими в состоянии Identical , где фланкеры и цели идентичны, как в SS S SS (Eriksen and Schultz , 1979; Морселла и др., 2009b). В этой парадигме четко установлено, что помехи больше, когда отвлекающие факторы связаны с ответом, который отличается от ответа цели ( ответная помеха ; например, SS P SS), чем когда отвлекающие факторы выглядят иначе, чем цели, но связаны с одним и тем же ответом ( перцепционных помех ; например, SS M SS; van Veen et al., 2001; Morsella et al., 2009b). Эти результаты, показывающие, что процессы восприятия могут автоматически активировать планы действий, были использованы в качестве доказательства моделей восприятия непрерывного потока (Eriksen and Schultz, 1979) и каскада (McClelland, 1979; Navarrete and Costa, 2004) — и -Действие (см. обсуждение в Morsella, 2009; см. в этом выпуске трактовку Филевичем и Хаггардом последствий невыбранных действий).

Есть много других экспериментальных парадигм, которые освещают изучение сознания и управления действиями: задача против саккады (Hallett, 1978; Curtis and D’Esposito, 2009), задача Маклеода и Данбара по именованию объектов (MacLeod and Dunbar, 1988). , задачи пространственной совместимости (например, задача Саймона; Саймон и др., 1970), парадигмы совместимости эффект-реакция (Kunde, 2001), задача с указанием внимания Познера (1980), парадигмы двойного задания (Канеман, 1973; Логан и Gordon, 2001), бинокулярное соперничество (Alais and Blake, 2005), слепота невнимания (Raymond et al., 1992), парадигмы скрытого прайминга (Bargh and Chartrand, 2000), задача неявных ассоциаций (Greenwald et al., 1998), а также «идти / нет» (Newman et al., 1985) и задачи стоп-сигнала (Lappin и Eriksen, 1966; см. В этом выпуске статьи Anguera et al. И Diefenbach et al.).

Данные этих парадигм предполагают, что вмешательство в ответ возникает из-за автоматической активации планов действий, «запускаемой стимулом» (DeSoto et al., 2001), как если бы отвлекающие факторы автоматически активируют соответствующие планы действий.Соответственно, психофизиологические исследования показывают, что в ответной интерференции конкуренция включает одновременную активацию областей мозга, связанных с реакциями, связанными с мишенью и отвлекающими факторами (DeSoto et al., 2001; Mattler, 2005). Дополнительные доказательства были получены на более микроуровне анализа: активность нейронов в моторной коре, которая в совокупности дает популяционный код, соответствующий одному действию по сравнению с другим (например, движение руки влево или вправо; Георгопулос и другие., 1983; Баграт, Георгопулос, 1999). Это исследование показывает, что отдельные нейроны могут активировать не только действие, связанное с целью (то есть предполагаемые действия), но и действия, связанные с отвлекающими факторами (Cisek and Kalaska, 2005). Интересно, что хотя нейроны активно кодируют планы действий, связанные с отвлекающими факторами, эта активация, по-видимому, не влияет на сознательную осведомленность о текущих действиях: можно сделать вывод только о том, что весь мозг и мускулатура были озабочены выполнением намеченного движения (см. В этом выпуске статью Филевич и Хаггард).Исследования автоматизма (Puttemans et al., 2005) и сознательно недоступных нейронных механизмов, лежащих в основе намерений к действию (Libet, 2004), аналогичным образом выявили несколько сложных бессознательных процессов, связанных с действием.

Точно так же исследование зеркальных нейронов (Rizzolatti et al., 2008) показало, что, наблюдая за действиями других, один активирует нейронные цепи, которые соответствуют планированию действий, даже если он может оставаться неподвижным и совершенно не осознавать их. активации.Это исследование также показывает, что сознательные восприятия тесно связаны с контролем действий (Джеймс, 1890; Гибсон, 1979; Ллинас, 2002; Фустер, 2003). Например, Проффитт и его коллеги (Proffitt et al., 2003; Witt et al., 2005) показали, что холмы выглядят круче, если кто-то несет тяжелый рюкзак, или что объекты кажутся ближе, когда вы держите в руках инструмент, облегчающий перемещение. получить эти объекты (см. также Firestone, 2013; Proffitt, 2013). Сведения о роли функциональных знаний в идентификации объектов см. В Bub et al.(2003).

Дополнительные доказательства бессознательно опосредованной обработки, связанной с действием, происходят из исследования привязки эффекта (Haggard et al., 2002a), которое связывает обработку восприятия с обработкой действия / мотора. Этот вид привязки стимула к ответу позволяет научиться нажимать кнопку, когда ему предъявляют сигнал в лабораторной парадигме. Тейлор и Макклоски (1990, 1996) продемонстрировали, что в задаче выбора RT участники могут выбрать правильную двигательную реакцию (одно из двух нажатий кнопок) при столкновении с подсознательными стимулами (см., Hallett, 2007). Бессознательное связывание эмоций также происходит в случае рефлексивных реакций на стимулы окружающей среды, как в случае с рефлексом отмены боли . Стоит упомянуть, что в отношении бессознательных интеграций связывание перцептивной информации, известное как привязка афферентности (Morsella and Bargh, 2011), также может происходить бессознательно, что очевидно во внутри- и межсенсорных иллюзиях (например, Эффект Мак-Герка; Мак-Гурк, Макдональд, 1976). (Эффект Мак-Герка включает взаимодействие между зрительными и слуховыми процессами: наблюдатель видит, как говорящий произносит «га», когда ему предъявляют звук «ба.Удивительно, но наблюдатель не замечает какого-либо межсенсорного взаимодействия, воспринимая только «да».)

Сознательные аспекты управления действиями

Понимание всего, что может происходить бессознательно во время управления действием, приводит к следующему вопросу. Если так много всего в управлении действием можно достичь бессознательно, то что же сознание способствует управлению действием? Как и почему сознание связано с некоторыми аспектами управления действием, но не с другими?

Пытаясь ответить на этот вопрос, нужно учитывать, что некоторые аспекты управления действием действительно сильно и надежно возмущают сознание: (а) связанные с действием ментальные образы, (б) чувства, такие как чувство свободы воли, и чувство усилия. , и (c) побуждения к действию (e.g., возникающие в условиях конфликта действий). Теперь мы обсудим эти недостаточно изученные сознательные аспекты управления действиями.

Было продемонстрировано, что одновременная активация несовместимых планов скелетомоторных действий, например, при задержке дыхания под водой (когда человек склонен одновременно вдыхать и , но не вдыхать) или подавлении доминантной реакции в парадигме реакции-интерференции (см. этот выпуск, статьи Anguera et al. и Lynn et al.) надежно влияют на сознание (см. количественный обзор доказательств в Morsella et al., 2011). Во время таких сознательных конфликтов (Morsella, 2005) человек испытывает заметные субъективные «рывки и рывки». Левин (1935), Фрейд (1938) и Миллер (1959) изучали природу этих внутрипсихических конфликтов. Часто в таких конфликтах проявление нежелательных планов действий может быть подавлено, но субъективно переживаемые склонности к действию — нет (Bargh and Morsella, 2008). Например, человек может подавить падение болезненно горячего фарфора, но не может подавить субъективное побуждение бросить дорогое блюдо (Morsella, 2005).Таким образом, влечения можно подавить поведенчески, но чаще всего невозможно подавить мысленно (Bargh and Morsella, 2008). Эти сознательные конфликты контрастируют с (а) конфликтами с участием гладкой мускулатуры (например, с участием зрачкового рефлекса; см. Morsella et al., 2009a) и (b) конфликтами восприятия, которые имеют тенденцию быть бессознательными, как в случае чревовещания и эффектов Мак-Гурка (McGurk and MacDonald, 1976). Этот образец результатов предполагает, что система скелетных мышц (эффектор, получивший особое название «произвольная мышца») тесно связана с сознательной обработкой (см. Объяснение в Morsella, 2005).

Следует отметить, что упомянутые выше парадигмы интерференции включают только точечные действия, которые выполняются быстро (присвоение цветов и нажатие кнопок), предъявляя минимальные требования к рабочей памяти (WM). (См. В этом выпуске статью Anguera et al. И Buchsbaum.) (WM определяется как временная система хранения с ограниченной емкостью, находящаяся под контролем внимания, которая используется для намеренного удержания и манипулирования информацией; Baddeley , 1986, 2007.) Однако многие сознательные конфликты повседневной жизни — задержка дыхания или полоскание горла сильным ополаскивателем в течение 30 секунд — не мимолетные, недолговечные события, а события, которые разворачиваются во времени и предъявляют требования к WM. требуя от человека иметь в виду цель действия (например,g., не вытесняя жидкость для полоскания рта до 30 секунд; Хоммель и Эльснер, 2009). В повседневной жизни многие целенаправленные действия также управляются представлениями, которые не запускаются внешними стимулами (Miller et al., 1960; Neisser, 1967). (Это также происходит в феномене перспективной памяти ; см. McDaniel and Einstein, 2007.) Поддержание активации таких внутренне генерируемых репрезентаций является трудоемким процессом, требующим, чтобы активация сверху вниз усиливала одно представление (например.g., цель или цель действия) по сравнению с другими (например, цели, не относящиеся к задаче; Gazzaley et al., 2005). Таким образом, многие повседневные акты управления действиями на самом деле являются экземплярами управления действиями на основе WM, в которых человек с усилием держит в уме цель действия, пытаясь преодолеть несущественное вмешательство.

Теоретические разработки выдвинули идею о том, что WM тесно связано как с контролем действий, так и с сознанием (LeDoux, 2008). Это очевидно из названия и содержания недавнего трактата Рабочая память, мысль и действие (Baddeley, 2007).В самом деле, возможно, никакая ментальная операция не связана с сознанием так последовательно, как WM (LeDoux, 2008). При попытке удержать в уме информацию, связанную с действием, сознание человека поглощается этой целью (Джеймс, 1890). Например, когда вы держите в уме телефонный номер, который нужно набрать (или полощите рот жидкостью для полоскания в течение 30 секунд), мысленные образы, связанные с действием, занимают сознание во время фазы отложенного действия. Точно так же, прежде чем произнести важный тост (или, что более драматично, произнести тост на иностранном и неосвоенном языке), у человека есть сознательные образы относительно произносимых слов, так же, как когда актер репетирует строки для предстоящей сцены (см. в этом номере статья Бухсбаума).Таким образом, перед действием разум занят подобными восприятию репрезентациями того, чем должен быть этот акт, как сказал Джеймс (1890): «В совершенно простых произвольных действиях в уме нет ничего, кроме кинестетической идеи … того, чем должно быть действие »(стр. 771). Таким образом, управление произвольными действиями часто занимает как WM, так и сознание. Общий опыт подсказывает, что во время задержки перед производством действия образы, связанные с действием, входят в сознание. Образы в некотором роде изоморфны явной цели действия, особенно в случае «субвокализации» (Morsella and Bargh, 2010), которая включает «разговор в голове» (Levelt, 1989).При субвокализации слуховые образы в некотором роде изоморфны тому, что было бы произнесено (Levelt, 1989; Baddeley, 2007; Morsella et al., 2009b; Morsella and Bargh, 2010).

В дополнение к сознательным конфликтам, побуждениям и сознательным образам, связанным с WM, есть чувство свободы воли, еще один сознательный аспект управления действиями. Чувство свободы воли основано на восприятии законного соответствия между намерениями действия и результатами действия (Haggard and Clark, 2003; Wegner, 2003; Hommel, 2009).Например, если у кого-то есть намерение согнуть палец или сказать «привет», а затем он согнул палец или, соответственно, вы слышите, как вы произносите «привет», то, скорее всего, вы почувствуете, что это он вызвал действие. Эта атрибуция является результатом концептуальной обработки (Synofzik et al., 2008a, b; Jeannerod, 2009), которая учитывает информацию из различных контекстных факторов (Wegner and Wheatley, 1999; Moore et al., 2009), включая моторную efference (Cole, 2007; Engbert et al., 2007; Цакирис и др., 2007; Sato, 2009), проприоцепция (Balslev et al., 2007; Knoblich, Repp, 2009) и восприятие реальных последствий намерений действия (Synofzik et al., 2009). Это чувство можно рассматривать как форму метапознания (Dunlosky and Metcalfe, 2008).

Манипулируя контекстными факторами, множество экспериментов продемонстрировали, что испытуемых можно обмануть, заставив поверить в то, что они вызвали действия, которые на самом деле были вызваны чем-то другим (Wegner, 2002).Например, когда рука участника управляет устройством для рисования на компьютере за экраном, так что участник не может видеть свою руку в движении, участника можно обмануть, заставив думать (посредством ложной обратной связи на дисплее компьютера), что рука намеренно двигалась. в одном направлении, когда на самом деле он двигался в несколько другом направлении (Fourneret and Jeannerod, 1998). С помощью таких методов участников другого исследования обманом заставили поверить в то, что они могут управлять движением стимулов на экране компьютера через фальшивый интерфейс мозг-компьютер (Lynn et al., 2010). Когда намерения и результаты не совпадают, люди с меньшей вероятностью будут воспринимать действия как исходящие от них самих (Wegner, 2002).

Большинство этих исследований изучают, как на агентскую деятельность влияют несовпадения намерений и результатов или иллюзорные совпадения намерений и результатов. Существует несколько «компараторных моделей», объясняющих, как обнаруживаются несоответствия между намерениями и результатами и как они влияют на различные уровни агентства. Важно отметить, что разные теоретики связывают чувство свободы воли и побуждения с разными фазами процесса (см., Хаггард, 2005, 2008; Берти и Пиа, 2006; Дэвид и др., 2008). Дополнением к исследованиям чувства свободы воли являются исследования чувства усилия во время контроля действий (Sherrington, 1900, 1906; Gandevia, 1982) и чувства собственности (например, в иллюзии резиновой руки; Botvinick and Cohen, 1998). ) и действий, производимых по отношению к телу (например, иллюзии, связанные с щекоткой; Blakemore et al., 2000). Кроме того, состояния, описанные как поток, (Csikszentmihalyi, 1990) и внимания, не требующий усилий, (Bruya, 2010), были связаны с формами контроля действий.Более того, теоретики Вюрцбургской школы (например, Кюльпе, Ах и Марбе) обсудили несколько связанных с действием сознательных установок , в том числе сомнений, , колебаний, , уверенности, и , которые приведут к определенным изменениям. в мире .

Теперь мы рассмотрим некоторые менее интуитивные свойства сознательной обработки, связанной с действием. Во-первых, есть своеобразное свойство произвольного действия, которое, по-видимому, не разделяется другими (например, непроизвольными) формами действия.По неизвестным причинам в намеренном связывании воспринимаемое время, прошедшее между произвольным действием и его последствиями, короче, чем фактический промежуток времени (Haggard et al., 2002b), как если бы два события были временно притянуты друг к другу. Таким образом, при ударе в колокол добровольно ощущается, что переживания удара в колокол и слышания гонга в колокол происходят более близко во времени, чем это было на самом деле.

Еще одно свойство сознания, связанного с действием, возникает в парадигме бинокулярного соперничества (см. Статью о Логотетисе).В этой парадигме (см. Обзор в Alais and Blake, 2005) участников сначала учат реагировать определенным образом при представлении визуальных стимулов (например, на нажатие кнопки при представлении изображения дома). После тренировки каждому глазу предъявляется различный стимул (например, изображение дома для одного глаза и дерева для другого). Удивительно, но участник не воспринимает сознательно оба объекта (например, дерево, перекрывающее дом), но реагирует так, как если бы воспринимал только один объект за раз (например,г., за домом следует дерево). Во время соперничества сознательное восприятие считается «доминирующим», а бессознательное — «подавленным».

Процесс переключения ума между каждым глазом может быть интересным образом изменен. Маруя и др. (2007) продемонстрировали, что произвольное действие может влиять на то, какое восприятие входит в осознание: объект, который двигался синхронно с произвольными движениями компьютерной мыши участников, доминировал в течение более длительного периода времени и подавлялся в течение более короткого периода времени.Стимулы соперничества состояли из радиальной решетки (напоминающей узор на доске для дартса) и вращающейся сферы, которая была прозрачной и определялась исключительно точками. Перед тестом участники научились непрерывно перемещать компьютерную мышь слева направо. Позднее участники выполнили это движение в условиях соперничества. Маруя и др. (2007) пришли к выводу, что «конфликт между двумя несовместимыми визуальными стимулами имеет тенденцию разрешаться в пользу стимула, который находится под двигательным контролем наблюдателя, просматривающего этот стимул» (стр.1096), обнаруживая «сильную связь между действием и восприятием» (стр. 1090). Этот вывод согласуется с выводом Wohlschläger (2000), который сообщил, что, воспринимая воспринимаемое бистабильное видимое вращение объекта, участники с большей вероятностью воспринимали объект как вращающийся в том направлении, в котором они поворачивали ручку ( Repp and Knoblich, 2007), случай резонанса восприятия (Wohlschläger, 2000; Schütz-Bosbach and Prinz, 2007). В соответствии с выводом Maruya et al.(2007), Doesburg et al. (2009) в психофизиологическом исследовании обнаружили, что только во время доминирующего восприятия обработка восприятия, связанная с восприятием, сочетается с двигательными процессами во фронтальной коре головного мозга. (Дополнительные доказательства получены из недавнего исследования, показывающего, что для входа любого типа может потребоваться сигнал сверху вниз от лобной коры; Boly et al., 2011; Panagiotaropoulos et al., 2012.)

Перцепционный резонанс и произвольный контроль действия можно объяснить с помощью идеомоторной теории (Lotze, 1852; Harleß, 1861; James, 1890; Greenwald, 1970; Hommel et al., 2001; Hommel, 2009; Хоммель и Эльснер, 2009). При популяризации этой теории Уильям Джеймс (1890) предположил, что простые мысли о действиях производят импульсы, которые, если их не сдерживать или не контролировать мыслями о несовместимых действиях, приводят к выполнению воображаемых действий (см. Marien et al., Этот выпуск) . С этой точки зрения активация перцептивных эффектов действия ведет к соответствующему действию — без усилий и без осознания задействованных моторных программ (Gray, 1995; Kunde, 2004).Репрезентации, управляющие производством действия, как правило, представляют собой перцептивные образы результатов действия (Hommel, 2009), которые основаны на воспоминаниях о предыдущих результатах действия (см. В этом выпуске Marien et al. О роли вознаграждения в идеомоторном обучении). В соответствии с идеомоторной теорией, во время конфликтов, таких как конфликты в задаче Струпа, именно перцептивные представления активируются, чтобы направлять действия (Enger and Hirsch, 2005).

Поскольку действия / моторные процессы в значительной степени бессознательны (Grossberg, 1999; Goodale and Milner, 2004; Gray, 2004), на проникновение в сознание содержания больше всего влияют события и процессы, основанные на восприятии (а не на действиях) (e .g., праймирование с помощью перцептивных представлений; Мюллер, 1843 г .; Джеймс, 1890 г .; Серый, 2004; Морселла и Барг, 2010 г.). [См. Данные о стимуляции мозга в Desmurget et al. (2009).] Следовательно, из того, что может быть истолковано как «чистые» процессы, связанные с действием (если такое должно быть; см. Hommel, 2009), должно возникнуть небольшое количество сознательного содержания. Таким образом, вступление в действие в Maruya et al. (2007) может быть результатом более «перцептивных» аспектов производства действия, таких как перцептивно-подобные эффекты действия репрезентаций (или «Effektbild»; Harleß, 1861) или побочные выбросы из планов действий (Gray, 2004).С этой точки зрения, хотя восприятие и действие тесно связаны и могут даже иметь один и тот же репрезентативный формат, как в моделях «общего кода» восприятия и действия (Hommel, 2009), когда дело доходит до феноменологии, на сознание больше всего влияют то, что традиционно считалось перцептивным концом цикла восприятие-действие (Neisser, 1976; Gray, 1995). Соответственно, исследования Wohlschläger (2000) и теоретиков идеомотора (например, Hommel, 2009) предполагают, что основанные на действии эффекты на осознание, такие как перцепционный резонанс, требуют не только возмущения сенсориума, но и пространственного перекрытия (например.g., общие пространственные измерения) между действиями и восприятиями (см. Knuf et al., 2001; Schütz-Bosbach and Prinz, 2007).

Как уже отмечалось, некоторые идеомоторные модели предполагают, что эффекты перцептивного действия и коды действий имеют один и тот же репрезентативный формат, отсюда описание некоторых идеомоторных представлений как общих кодовых теорий восприятия и действия (Hommel, 2009). Такие общие точки зрения на код напоминают подходы зеркальных нейронов (Rizzolatti et al., 2008) и моторные теории восприятия речи (Liberman and Mattingly, 1985).(О моделировании действия см. В этом выпуске Springer et al.). Точно так же, говоря о взаимосвязи между восприятием и действием, Сперри (1952) предположил, что феноменальное восприятие (например, форма банана) имеет большее значение. изоморфен своим планам действий (захват или вытягивание банана), чем своим сенсорным входам (проксимальный стимул на сетчатке). [Современные методы лечения, касающиеся того, как действие влияет на природу сознательного восприятия, см. В Gray (1995), Hochberg (1998), O’Regan and Noë (2001) и Humphreys (2013).]

Обладая большим влиянием, Гибсон (1979) также предложил «экологическую теорию» восприятия, в которой восприятие тесно связано с действием, но, в отличие от идеомоторной теории и общих кодовых подходов, подход Гибсона строго репрезентативен в том смысле, что вся необходимая информация действие было обеспечено и сдержано окружающей средой. Для рассмотрения разницы между экологической и репрезентативной («когнитивной») теориями действия см. Hommel et al. (2001). См. В Sheerer (1984) и Markman (1999) обзоры недостатков подходов, в которых природа восприятий или, в более общем плане, представлений частично определяется моторной обработкой, как в словах «периферический», «моторный», «воплощенный». , »« Эфферентные »и« реафферентные »теории мышления (напр.г., Мюнстерберг, 1891; Уотсон, 1924; Вашберн, 1928; Хелд и Рекош, 1963; Макгиган, 1966; Фестингер и др., 1967; Хебб, 1968; см. обсуждение воплощенных подходов в Deifenbach et al., этот выпуск; см. соответствующую статью Иордании в этом выпуске).

Заключение к введению специального выпуска о контроле сознания и действий

Наш обзор и следующие статьи показывают, что одной из основных причин изучения сознания посредством управления действием является то, что контраст между сознательными и бессознательными процессами легко оценить с точки зрения действия.Важно учитывать, что, хотя демонстрация бессознательной обработки восприятия — противоречивый феномен, изучение которого часто требует нейровизуализации и сложных техник (например, перцептивного прайминга) — далеко не тривиальная задача, — даже самое поверхностное изучение феномена действия показывает, что в В нервной системе есть различие между процессами, которые сознательно опосредуются (например, произвольное действие) и бессознательно опосредуются (например, рефлексы, перистальтика и аспекты моторного контроля).Обнаружение этого контраста между сознательными и бессознательными процессами не только бесспорно при изучении действия, но и неизбежно. Кроме того, более экспериментально изучать отношения между действием и сознанием, чем отношения между вниманием и сознанием (традиционный подход; см., Baars, 1997), потому что в первом случае меньше вероятность совмещения процессов сознания и внимания ( cf., Hamker, 2003), повторяющаяся проблема в исследованиях сознания (Baars, 1997; Maruya et al., 2007). Наконец, то, что Сперри отметил в 1952 году о действии, все еще верно: Выходные данные системы раскрывают больше о внутреннем функционировании системы, чем входные данные для системы. В качестве основного «выхода» нервной системы (Morsella and Bargh, 2010) действие, таким образом, предоставляет исследователю уникальный портал для освещения самого неуловимого из центральных процессов — сознания.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить профессора Лоренца Кользато, профессора Бернхарда Хоммеля и редакцию журнала Frontiers in Cognition за оказанную нам честь служить редакторами этого специального выпуска и за помощь на протяжении всего редакционного процесса. Мы также признательны авторам этого специального тома. Они поделились с нами и читателями « границ познания», теоретических и эмпирических достижений, которые будут изучаться в ближайшие годы.Эсекьель Морселла благодарит за поддержку, оказанную Центром человеческой культуры и поведения при Государственном университете Сан-Франциско.

Сноски

Список литературы

Агнью, К. Р., Карлстон, Д. Э., Грациано, В. Г., и Келли, Дж. Р. (2009). Тогда происходит чудо: внимание к поведению в социальной психологической теории и исследованиях . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195377798.001.0001

CrossRef Полный текст

Алайс, Д., и Блейк, Р. (2005). Бинокль Соперничество . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Олпорт, Д. А. (1989). «Визуальное внимание», в Foundations of Cognitive Science , Vol. 2, под ред. М. И. Познера (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 631–682.

Аркин Р. К. (1998). Поведенческая робототехника . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Баарс, Б. Дж. (1988). Когнитивная теория сознания . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Баарс, Б.Дж. (1997). Некоторые существенные различия между сознанием и вниманием, восприятием и рабочей памятью. Сознательное. Cogn . 6, 363–371. DOI: 10.1006 / ccog.1997.0307

CrossRef Полный текст

Баарс, Б. Дж. (1998). Функция сознания: ответ. Тенденции Neurosci . 21, 201. DOI: 10.1016 / S0166-2236 (98) 01252-1

CrossRef Полный текст

Баддели, А. Д. (1986). Оперативная память . Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета.

Баддели, А. Д. (2007). Рабочая память, мысли и действия . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198528012.001.0001

CrossRef Полный текст

Балслев Д., Коул Дж. И Миалл Р. К. (2007). Проприоцепция способствует возникновению чувства свободы воли во время визуального наблюдения за движениями рук: свидетельство временных суждений о действии. J. Cogn. Neurosci . 19, 1535–1541. DOI: 10.1162 / jocn.2007.19.9.1535

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Баргх, Дж.А., и Чартран, Т. Л. (2000). «Практическое руководство по изучению прайминга и автоматизма», в Справочник по методам исследования в социальной психологии , ред. Х. Рейс и К. Джадд, (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 253–285.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Берти А. и Пиа Л. (2006). Понимание двигательной активности через нормальное и патологическое поведение. Curr. Реж. Psychol. Sci . 15, 245–250. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2006.00445.x

CrossRef Полный текст

Бланкен, Г., Валлеш, К.-В., и Папаньо, К. (1990). Диссоциация языковых функций у афазиков с речевыми автоматизмами (повторяющимися высказываниями). Cortex 26, 41–63. DOI: 10.1016 / S0010-9452 (13) 80074-3

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Блейлер, Э. (1924). Учебник психиатрии . Пер. А. А. Брилл. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Компания Macmillan.

Боли, М., Гарридо, М. И., Госсери, О., Бруно, М.-А., Боверу, П., Шнакерс, К., Массимини М. и др. (2011). Сохраняется прямая связь, но нарушаются нисходящие процессы в вегетативном состоянии. Наука 332, 858–862. DOI: 10.1126 / science.1202043

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бруя, Б. (2010). Внимание без усилий: новый взгляд на когнитивную науку о внимании и действии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Баб, Д. Н., Массон, М. Е. Дж., И Букач, К. М. (2003). Жесты и именование: использование функциональных знаний при идентификации объектов. Psychol. Sci . 14, 467–472. DOI: 10.1111 / 1467-9280.02455

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Cisek, P., and Kalaska, J.F. (2005). Нейронные корреляты принятия решений в дорсальной премоторной коре: определение множества вариантов направления и окончательный выбор действия. Нейрон 45, 801–814. DOI: 10.1016 / j.neuron.2005.01.027

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Коэн, Дж.Д., Данбар, К., и Макклелланд, Дж. Л. (1990). Об управлении автоматическими процессами: учетная запись параллельной распределенной обработки эффекта Струпа. Psychol. Ред. . 97, 332–361. DOI: 10.1037 / 0033-295X.97.3.332

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Коул, Дж. (2007). Феноменология действия и намерения перед лицом паралича и бесчувствия. Phenomenol. Cogn. Sci . 6, 309–325. DOI: 10.1007 / s11097-007-9051-5

CrossRef Полный текст

Крик, Ф.(1995). Удивительная гипотеза: научные поиски души . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пробный камень.

Csikszentmihalyi, M. (1990). Поток: психология оптимального опыта . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Многолетняя современная классика Харпера.

Кертис, К. Э., и Д’Эспозито, М. (2009). «Подавление нежелательных действий», Oxford Handbook of Human Action , ред. Э. Морселла, Дж. А. Барг и П. М. Голлвитцер, (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 72–97.

Дамасио, А. Р. (1989). Синхронизированная по времени мультирегиональная ретроактивация: предложение системного уровня для нейронных субстратов воспоминания и узнавания. Познание 33, 25–62. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (89)

-X

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Дамасио, А. Р. (2010). «Я приходит в голову»: конструирование сознательного мозга . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пантеон.

Дэвид Н., Ньюен А. и Вогли К. (2008). «Чувство свободы воли» и лежащие в его основе когнитивные и нейронные механизмы. Сознательное. Cogn . 17, 523–534. DOI: 10.1016 / j.concog.2008.03.004

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

де Ваал, Ф. Б. М. (2002). Эволюционная психология: пшеница и плевел. Curr. Реж. Psychol. Sci . 11, 187–191. DOI: 10.1111 / 1467-8721.00197

CrossRef Полный текст

Десмургет, М., Рейли, К. Т., Ричард, Н., Сатмари, А., Моттолезе, К., и Сиригу, А. (2009). Намерение движения после стимуляции теменной коры головного мозга у человека. Наука 324, 811–813.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

ДеСото, М. К., Фабиани, М., Гири, Д. К., и Граттон, Г. (2001). Если есть сомнения, делайте это обоими способами: свидетельство мозга об одновременной активации противоречивых ответов в пространственной задаче Струпа. J. Cogn. Neurosci . 13, 523–536. DOI: 10.1162 / 089892

001934

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ди Лолло, В., Эннс, Дж. Т., и Ренсинк, Р.А. (2000). Конкуренция за сознание среди визуальных событий: психофизика реентерабельных визуальных путей. J. Exp. Psychol. Gen . 129, 481–507. DOI: 10.1037 / 0096-3445.129.4.481

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Дусбург, С. М., Грин, Дж. Л., Макдональд, Дж. Дж. И Уорд, Л. М. (2009). Ритмы сознания: бинокулярное соперничество выявляет крупномасштабную колебательную сетевую динамику, опосредующую зрительное восприятие. PLoS ONE 4: e6142.DOI: 10.1371 / journal.pone.0006142

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Данлоски Дж. И Меткалф Дж. (2008). Метапознание: учебник по когнитивной, образовательной, продолжительности жизни и прикладной психологии . Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publishers.

Эдельман, Г. М., и Тонони, Г. (2000). Вселенная сознания: как материя становится воображением, 1-е изд. . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Эллис, Р. (2009). «Взаимодействие между действием и визуальными объектами», в Oxford Handbook of Human Action , ред.Морселла, Дж. А. Барг и П. М. Голлвитцер, (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 214–224.

Энацу, Р., Хантус, С., Гонсалес-Мартинес, Дж., И Со, Н. (2011). Иктальное пение из-за эпилепсии левой лобной доли: описание случая и обзор литературы. Эпилептическое поведение . 22, 404–406. DOI: 10.1016 / j.yebeh.2011.07.019

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Энгберт К., Вольшлегер А. и Хаггард П. (2007). Кто что вызывает? Чувство свободы воли связано с отношениями и запускается эфферентно. Познание 107, 693–704. DOI: 10.1016 / j.cognition.2007.07.021

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Энгер Т. и Хирш Дж. (2005). Механизмы когнитивного контроля разрешают конфликт посредством коркового усиления релевантной для задачи информации. Нат. Neurosci . 8, 1784–1790. DOI: 10.1038 / nn1594

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Эриксен, Б.А., и Эриксен, К.В. (1974). Влияние шумовых букв на идентификацию целевой буквы в непоисковой задаче. Восприятие. Психофиз . 16, 143–149. DOI: 10.3758 / BF03203267

CrossRef Полный текст

Эриксен, К. В., и Шульц, Д. В. (1979). Обработка информации в визуальном поиске: концепция непрерывного потока и результаты экспериментов. Восприятие. Психофиз . 25, 249–263. DOI: 10.3758 / BF03198804

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Файерстоун, К. (2013). Насколько «патерналистским» является пространственное восприятие? Почему ношение тяжелого рюкзака не делает — а не может — делать холмы более крутыми. Перспектива. Psychol. Sci . 8, 455–473. DOI: 10.1177 / 17456489835

CrossRef Полный текст

Фрейд, С. (1938). Основные сочинения Зигмунда Фрейда , редакторы А. Транс и А. Брилл (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Современная библиотека).

Фустер, Дж. М. (2003). Кора и разум: объединяющее познание . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Газзейли А., Куни Дж. У., Риссман Дж. И Д’Эспозито М. (2005). Дефицит нисходящего подавления лежит в основе нарушения рабочей памяти при нормальном старении. Нат. Neurosci . 8, 1298–1300. DOI: 10.1038 / nn1543

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Газзалей А. и Д’Эспозито М. (2007). «Объединение функций префронтальной коры: исполнительный контроль, нейронные сети и модуляция сверху вниз», в Лобные доли человека: функции и расстройства , ред. Б. Миллер и Дж. Каммингс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 187– 206.

Георгопулос, А. П., Каминити, Р., Каласка, Дж. Ф., и Мэсси, Дж.Т. (1983). Пространственное кодирование движения: гипотеза о кодировании направления движения моторными кортикальными популяциями. Exp. Brain Res. Дополнение . 7, 327–336. DOI: 10.1007 / 978-3-642-68915-4_34

CrossRef Полный текст

Гибсон, Дж. Дж. (1979). Экологический подход к визуальному восприятию . Бостон, Массачусетс: Houghton-Mifflin.

Годвин, К. А., Газзалей, А., и Морселла, Э. (2013). «Ориентация на механизмы мозга, связанные с сознанием: буфер интерфейса восприятия и действия», в The Unity of Mind, Brain and World: Current Perspectives on a Science of Consciousness , eds A.Перейра и Д. Леманн (Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press), 43–76.

Гудейл, М., Милнер, Д. (2004). Незримое зрение: исследование сознательного и бессознательного видения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Гудхью, С. К., Дакс, П. Э., Липп, О. В., и Виссер, Т. А. В. (2012). Понимание восстановления после маскирования подстановки объектов. Познание 122, 405–415. DOI: 10.1016 / j.cognition.2011.11.010

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гулд, С.J. (1977). Со времен Дарвина: размышления в естественной истории . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Грей, Дж. А. (1995). Содержание сознания: нейропсихологическая догадка. Behav. Мозговая наука . 18, 659–676. DOI: 10.1017 / S0140525X00040395

CrossRef Полный текст

Грей, Дж. А. (2004). Сознание: решение трудной проблемы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Гринвальд А.Г., МакГи Д.Э. и Шварц Дж.Л. К. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: тест неявных ассоциаций. J. Pers. Soc. Психол . 74, 1464–1480. DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.6.1464

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хаггард П., Ашерслебен Г., Герке Дж. И Принц В. (2002a). «Действие, связывание и осознание», in Common Mechanisms in Perception and Action: Attention and Performance , Vol. XIX, ред. У. Принц и Б. Хоммель (Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press), 266–285.

Harleß, E. (1861). Der apparat des willens [Аппарат воли]. Zeitshrift für Philosophie und Philosophische Kritik 38, 499–507.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Хит, М., Нили, К. А., Якимишин, Дж., И Бинстед, Г. (2008). Зрительно-моторная память не зависит от осознанного понимания целевых функций. Exp. Мозг Res . 188, 517–527. DOI: 10.1007 / s00221-008-1385-x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хейлман, К.М., Уотсон, Р. Т., и Валенштейн, Э. (2003). «Пренебрежение: клинические и анатомические проблемы», в Поведенческая неврология и нейропсихология, 2-е изд. , ред. Т. Е. Файнберг и М. Дж. Фара (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: компании McGraw-Hill), 303–311.

Хервиг А., Байсерт М. и Принц В. (2013). «Возникновение науки действия: введение и лейтмотивы», в Action Science , ред. W. Prinz, M. Beisert и A. Herwig (Кембридж, Массачусетс, Массачусетский технологический институт), 1–33.

Хохберг, Дж.(1998). «Гештальт-теория и ее наследие: организация в глазах и мозге, во внимании и ментальном представлении», в Perception and Cognition at Century’s End, Handbook of Perception and Cognition, 2nd Edn ., ed J. Hochberg (San Diego, CA: Academic Press), 253–306.

Хоммель Б. и Эльснер Б. (2009). «Приобретение, представление и контроль действий», в Oxford Handbook of Human Action , ред. Э. Морселла, Дж. А. Барг и П. М. Голлвитцер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 371–398.

Хоммель, Б., Мюсселер, Дж., Ашерслебен, Г., и Принц, В. (2001). Теория кодирования событий: основа для восприятия и планирования действий. Behav. Мозговая наука . 24, 849–937. DOI: 10.1017 / S0140525X01000103

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хаббард, Дж., Ригби, Т., Годвин, К. А., Газзейли, А., и Морселла, Э. (2013). Представления в рабочей памяти приводят к интерференционным эффектам, обнаруживаемым при запускаемых извне представлениях. Acta Psychol . 142, 127–135. DOI: 10.1016 / j.actpsy.2012.11.005

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хамфрис, Дж. У. (2013). «За пределами последовательных стадий для отбора с помощью внимания: критическая роль действия», в Action Science , ред. W. Prinz, M. Beisert и A. Herwig (Кембридж, Массачусетс: The MIT Press), 229–251.

Джеймс, У. (1890). Принципы психологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Дувр. DOI: 10.1037 / 11059-000

CrossRef Полный текст

Жаннерод, М.(2006). Моторное познание: что действие подсказывает самому себе . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198569657.001.0001

CrossRef Полный текст

Джонсон М. Р. и Джонсон М. К. (2009). «К характеристике нейронных коррелятов компонентных процессов познания», в Нейровизуализация человеческой памяти: Связь когнитивных процессов с нейронными системами , ред. Ф. Розлер, К. Ранганат, Б. Родер и Р. Х. Клуве (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета).169–194. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199217298.003.0010

CrossRef Полный текст

Канеман Д. (1973). Внимание и усилия . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall.

Кецечи Х., Дегирменчи Ю. и Гумус Х. (2013). Два автоматизма иностранного языка при сложных парциальных припадках. Epilepsy Behav. Дело Rep . 1, 7–9. DOI: 10.1016 / j.ebcr.2012.10.005

CrossRef Полный текст

Кинсборн, М. (1996). «Что дает представление о роли в сознании?» в Научные подходы к сознанию , ред.Д. Коэн и Дж. У. Скулер (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум), 335–355.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Кох, К. (2004). В поисках сознания: нейробиологический подход . Колорадо: Робертс и компания.

Кох, К. (2012). Сознание: признания романтического редукциониста . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Лаппин, Дж. С., и Эриксен, К. У. (1966). Использование отложенного сигнала, чтобы остановить реакцию времени визуальной реакции. J. Exp. Психол . 72, 805–811. DOI: 10,1037 / h0021266

CrossRef Полный текст

Леду, Дж. Э. (2008). «Эмоциональная окраска сознания: как возникают чувства», в Frontiers of сознание , ред. Л. В. Вайскранц и М. Дэвис (Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press), 69–130. DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199233151.003.0003

CrossRef Полный текст

Левелт, У. Дж. М. (1989). Говорение: от намерения к артикуляции .Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Левин, К. (1935). Динамическая теория личности . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Либет Б. (2004). Время разума: временной фактор в сознании . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Либерман, М. Д. (2007). «X- и C-системы: нейронная основа автоматического и управляемого социального познания», в Основах социальной нейробиологии , ред. Э. Хармон-Джонс и П. Винкельман (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 290–315 .

Лю Г., Чуа Р. и Эннс Дж. Т. (2008). Внимание к восприятию и действию: вмешательство задачи для планирования действий, но не для онлайн-контроля. Exp. Мозг Res . 185, 709–717. DOI: 10.1007 / s00221-007-1196-5

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ллинас Р. Р. (2002). I вихря: от нейронов к себе . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Ллинас Р. Р. и Рибари У. (2001). Сознание и мозг: таламокортикальный диалог в здоровье и болезни. Ann N.Y. Acad. Sci . 929, 166–175. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.2001.tb05715.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Лоренц, К. (1963). Об агрессии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харкорт, Брейс и мир.

Лотце, Р. Х. (1852). Medizinische Psychologie oder Physiologie der Seele . Лейпциг: Weidmann’sche Buchhandlung.

Линн, М. Т., Бергер, К. К., Риддл, Т. А., и Морселла, Э. (2010). Контроль над разумом? создание иллюзорных намерений через фальшивый интерфейс мозг-компьютер. Сознательное. Cogn . 19, 1007–1012. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.05.007

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

MacLeod, C.M., и Dunbar, K. (1988). Тренировка и вмешательство типа Струпа: свидетельство непрерывности автоматизма. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn . 14, 126–135. DOI: 10.1037 / 0278-7393.14.1.126

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

MacLeod, C.M., и MacDonald, P.А. (2000). Межпространственное вмешательство в эффект Струпа: раскрытие когнитивной и нейронной анатомии внимания. Trends Cogn. Sci . 4, 383–391. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (00) 01530-8

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Маркус, Г. (2008). Клюге: случайное построение разума . Бостон, Массачусетс: Компания Houghton Mifflin.

Маркман, А. Б. (1999). Представление знаний . Хиллсдейлс, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, издатели.

Мэттлер, У. (2005). Влияние фланкера на моторную отдачу и гипотеза активации ответа позднего уровня. Q. J. Exp. Психол . 58А, 577–601.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Макклелланд, Дж. Л. (1979). О временных отношениях психических процессов: исследование систем процессов в каскаде. Psychol. Ред. . 86, 287–330. DOI: 10.1037 / 0033-295X.86.4.287

CrossRef Полный текст

МакДэниел, М.А., и Эйнштейн, Г.О. (2007). Перспективная память: обзор и синтез развивающейся области . Таузенд Оукс, CS: Sage Publishers.

Макгиган, Ф. Дж. (1966). Мышление: исследования скрытых языковых процессов . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Миллер Г. А., Галантер Э. и Прибрам К. Х. (1960). Планы и структура поведения . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Холт. DOI: 10.1037 / 10039-000

CrossRef Полный текст

Миллер, Н. Э.(1959). «Либерализация базовых концепций S-R: расширение конфликтного поведения, мотивации и социального обучения», in Psychology: A Study of Science , Vol. 2, изд С. Кох (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл), 196–292.

Милнер А. Д. и Гудейл М. (1995). Визуальный мозг в действии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Милнер, Б. (1966). «Амнезия после операции на височных долях», в Amnesia , ред. К. В. М. Уитти и О. Л. Зангвилла (Лондон: Баттервортс), 109–133.

Морселла, Э. (2009). «Механизмы человеческого действия: введение и предыстория», Oxford Handbook of Human Action , ред. Э. Морселла, Дж. А. Барг и П. М. Голлвитцер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 1–32.

Морселла, Э., и Барг, Дж. А. (2010). Что есть выход? Psychol. Инк . 21, 354–370. DOI: 10.1080 / 1047840X.2010.524597

CrossRef Полный текст

Морселла, Э., и Барг, Дж. А. (2011). «Тенденции бессознательного действия: источники« неинтегрированного »действия», в The Handbook of Social Neuroscience , eds J.Т. Качиоппо и Дж. Десети (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 335–347. DOI: 10.1093 / oxfordhb / 9780195342161.013.0022

CrossRef Полный текст

Морселла, Э., Грей, Дж. Р., Кригер, С. К., и Барг, Дж. А. (2009a). Суть сознательного конфликта: субъективные эффекты поддержки несовместимых намерений. Эмоция 9, 717–728. DOI: 10.1037 / a0017121

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Морселла, Э., Уилсон, Л. Э., Бергер, К. К., Хонхонгва, М., Газзалей, А., и Барг, Дж. А. (2009b). Субъективные аспекты когнитивного контроля на разных этапах обработки. Atten. Восприятие. Психофиз . 71, 1807–1824. DOI: 10.3758 / APP.71.8.1807

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Мост, С. Б., Шолл, Б. Дж., Клиффорд, Э., и Саймонс, Д. Дж. (2005). То, что вы видите, — это то, что вы установили: стойкую слепоту невнимания и захват осознанности. Psychol. Ред. .112, 217–242. DOI: 10.1037 / 0033-295X.112.1.217

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Мюллер Дж. (1843 г.). Элементы физиологии . Филадельфия, Пенсильвания: Ли и Бланшар.

Мюнстерберг, Х. (1891). Über Aufgaben und Methoden der Psychologie. Schriften der Gesellschaft für mentalische Forsschung 1, 93–272.

Нагель Т. (1974). Каково быть летучей мышью? Philos. Ред. . 83, 435–450. DOI: 10.2307/2183914

CrossRef Полный текст

Наваррете, Э., и Коста, А. (2004). Сколько лингвистической информации извлекается из игнорируемых изображений? Еще одно свидетельство каскадной модели речевого производства. J. Mem. Lang . 53, 359–377. DOI: 10.1016 / j.jml.2005.05.001

CrossRef Полный текст

Neisser, U. (1967). Когнитивная психология . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, Инк.

Neisser, U. (1976). Познание и реальность: принципы и последствия когнитивной психологии .Сан-Франциско, Калифорния: Издательство W.H. Freeman Publishing.

Нойманн О. (1987). «За пределами возможностей: функциональный взгляд на внимание», в книге Perspectives on Perception and Action , ред. Х. Хойер и А. Ф. Сандерс (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум), 361–394.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Ньюман, Дж. П., Видом, С. С. и Натан, С. (1985). Пассивное избегание при синдромах растормаживания: психопатия и экстраверсия. J. Pers. Soc. Психол . 5, 1316–1327.DOI: 10.1037 / 0022-3514.48.5.1316

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Панайотаропулос, Т. И., Капур, В., и Логотетис, Н. К. (2013). Десинхронизация и отскок бета-колебаний во время сознательной и бессознательной локальной нейрональной обработки в латеральной префронтальной коре макака. Фронт. Психол . 4: 603. DOI: 10.3389 / fpsyg.2013.00603.

CrossRef Полный текст

Панайотаропулос, Т. И., Деку, Г., Капур, В., и Логотетис, Н. К. (2012). Разряды нейронов и гамма-колебания явно отражают зрительное сознание в боковой префронтальной коре. Нейрон 74, 924–935. DOI: 10.1016 / j.neuron.2012.04.013

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Пинкер, С. (1997). Как работает разум . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Познер, М. И. (1980). Ориентация внимания. Q. J. Exp. Психол . 32, 3–25. DOI: 10.1080 / 00335558008248231

CrossRef Полный текст

Проффитт, Д.Р. (2013). Воплощенный подход к восприятию: в каких единицах масштабируется зрительное восприятие? Перспектива. Psychol. Sci . 8, 474–483. DOI: 10.1177 / 17456489837

CrossRef Полный текст

Puttemans, V., Wenderoth, N., and Swinnen, S.P. (2005). Изменения в активации мозга при овладении многочастотной бимануальной координационной задачей: от когнитивной стадии до продвинутых уровней автоматизма. Дж. Neurosci . 25, 4270–4278. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.3866-04.2005

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Раймонд, Дж. Э., Шапиро, К. Л., и Арнелл, К. М. (1992). Временное подавление визуальной обработки в задаче RSVP: мигание внимания? J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполните . 18, 849–860. DOI: 10.1037 / 0096-1523.18.3.849

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Риццолатти, Г., Синигалья, К., и Андерсон, Ф. (2008). Зеркала в мозгу: как наш разум разделяет действия, эмоции и опыт .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Роуч, Дж. (2005). Журнал составляет 25 самых важных научных вопросов, оставшихся без ответа. Natl Geogr. Новости . Доступно в Интернете по адресу: news.nationalgeographic.com (по состоянию на 30 июня 2005 г.).

Розенбаум, Д. А. (2002). «Моторный контроль» в Справочнике Стивенса по экспериментальной психологии, : Vol. 1. Ощущение и восприятие, 3-е изд. , серия под ред. Х. Пашлера (ред. Серии) и С. Янтиса (ред. Тома) (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 315–339.

Розер, М., и Газзанига, М.С. (2004). Автоматический мозг — интерпретирующий разум. Curr. Реж. Psychol. Sci . 13, 56–59. DOI: 10.1111 / j.0963-7214.2004.00274.x

CrossRef Полный текст

Россетти Ю. (2001). «Неявное восприятие в действии: кратковременное моторное представление пространства», в «Обретение сознания в мозге: нейрокогнитивный подход», , изд. П. Г. Гроссенбахер (Амстердам: издательство Джона Бенджамина), 133–181.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Сато, А.(2009). И моторное предсказание, и концептуальное соответствие между предварительным просмотром и действием-эффектом способствуют явному суждению об агентстве. Познание 110, 74–83. DOI: 10.1016 / j.cognition.2008.10.011

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Шактер, Д. Л. (1996). В поисках памяти: мозг, разум и прошлое . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Шактер, Д. Л., и Аддис, Д. Р. (2007). Когнитивная нейробиология конструктивной памяти: вспоминание прошлого и воображение будущего. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci . 362, 773–786. DOI: 10.1098 / rstb.2007.2087

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Sergent, C., и Dehaene, S. (2004). Сознание — это постепенное явление? свидетельство бифуркации «все или ничего» во время моргания внимания. Psychol. Sci . 15, 720–728. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00748.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ширер, Э.(1984). «Моторные теории когнитивной структуры: исторический обзор», Cognition and Motor Processes , ред. В. Принц и А. Ф. Сандерс (Берлин: Springer-Verlag), 77–98. DOI: 10.1007 / 978-3-642-69382-3_6

CrossRef Полный текст

Шеррингтон, С. С. (1900). «Мышечное чувство», в Учебник физиологии , изд. Э. А. Шафер (Эдинбург: Пентланд), 1002–1025.

Шеррингтон, С. С. (1906). Интегративное действие нервной системы .Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Саймон, Дж. Р., Хинрикс, Дж. В., и Крафт, Дж. Л. (1970). Слуховая совместимость S-R: время реакции как функция соответствия уха и руки и соответствия уха-реакции-местоположения. J. Exp. Психол . 86, 97–102. DOI: 10,1037 / h0029783

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Симпсон, Г. Г. (1949). Смысл эволюции . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Собель, Н., Прабхакаран В., Хартли К. А., Десмонд Дж. Э., Гловер Г. Х., Салливан Е. В. и др. (1999). Слепой запах: активация мозга, вызванная необнаруженным химическим веществом, переносимым по воздуху. Мозг 122, 209–217. DOI: 10.1093 / мозг / 122.2.209

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сперри, Р. У. (1952). Неврология и проблема разум-мозг. Am. Sci . 40, 291–312.

Сперри, Р. У. (1961). Церебральная организация и поведение: разделенный мозг во многих отношениях ведет себя как два отдельных мозга, что открывает новые возможности для исследований. Наука 133, 1749–1757. DOI: 10.1126 / science.133.3466.1749

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Сквайр, Л. Р. (1987). Память и мозг . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Шринивасан Р., Рассел Д. П., Эдельман Г. М. и Тонони Г. (1999). Повышенная синхронизация нейромагнитных ответов при сознательном восприятии. Дж. Neurosci . 19, 5435–5448.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Струп, Дж.Р. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. J. Exp. Психол . 18, 643–662. DOI: 10.1037 / h0054651

CrossRef Полный текст

Судзуки Т., Ито С., Араи Н., Куно М., Ногучи М., Такацу М. и др. (2012). Окружающая эхолалия у пациента с герминомой вокруг двустороннего бокового желудочка: отчет о клиническом случае. Нейроказ 18, 330–335. DOI: 10.1080 / 13554794.2011.608364

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Синофзик, М., Vosgerau, G., and Newen, A. (2008a). Я двигаюсь, следовательно, я: новая теоретическая основа для исследования свободы воли и собственности. Сознательное. Cogn . 17, 411–424. DOI: 10.1016 / j.concog.2008.03.008

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Тейлор, Дж. А., и Иври, Р. Б. (2013). «Неявные и явные процессы в моторном обучении», в Action Science , ред. W. Prinz, M. Beisert и A. Herwig (Кембридж, Массачусетс: The MIT Press), 63–87.

Тейлор, Дж.Л. и Макклоски Д. И. (1990). Запуск запрограммированных движений как реакция на замаскированные раздражители. Дж. Нейрофизиол . 63, 439–446.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Тонони, Г. (2012). Фи: Путешествие от мозга к душе . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пантеон.

Цакирис, М., Шютц-Босбах, С., и Галлахер, С. (2007). Об агентстве и владении телом: феноменологические и нейрокогнитивные размышления. Сознательное. Cogn . 16, 645–660.DOI: 10.1016 / j.concog.2007.05.012

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Uhlhaas, P.J., Pipa, G., Lima, B., Melloni, L., Neuenschwander, S., Nikolic, D., et al. (2009). Нейросинхронность в корковых сетях: история, концепция и текущее состояние. Фронт. Интегр. Neurosci . 3:17. DOI: 10.3389 / нейро.07.017.2009

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

ван Вин, В., Коэн, Дж. Д., Ботвиник, М. М., Стенгер, В.А. и Картер К. С. (2001). Передняя поясная кора, мониторинг конфликтов и уровни обработки. Neuroimage 14, 1302–1308. DOI: 10.1006 / nimg.2001.0923

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Варела Ф., Лашо Дж. П., Родригес Э. и Мартинери Дж. (2001). Сеть мозга: фазовая синхронизация и крупномасштабная интеграция. Национальное обозрение неврологии 2, 229–239. DOI: 10.1038 / 35067550

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Уошберн, М.Ф. (1928). «Эмоции и мысли: моторная теория их взаимоотношений», в Feelings and Emotions: The Wittenberg Symposium , ed C. Murchison (Worcester, MA: Clark University Press), 99–145.

Уотсон, Дж. Б. (1924). Бихевиоризм . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Вегнер Д. М. (2002). Иллюзия сознательной воли . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Вегнер, Д. М., и Барг, Дж. А. (1998). «Контроль и автоматизм в социальной жизни», в Справочник по социальной психологии, 4-е изд. ., Vol. 1 и 2, ред. Д. Т. Гилберт, С. Т. Фиск и Г. Линдзи (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: МакГроу-Хилл), 446–496.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Weiskrantz, L. (1992). Бессознательное зрение: странное явление слепого зрения. Наука 35, 23–28.

Weiskrantz, L. (1997). Сознание потеряно и найдено: нейропсихологическое исследование . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Витт, Дж. К., Проффитт, Д. Р., и Эпштейн, В. (2005).Использование инструмента влияет на воспринимаемое расстояние, но только тогда, когда вы собираетесь его использовать. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполните . 31, 880–888. DOI: 10.1037 / 0096-1523.31.5.880

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Прекрасные силы бессознательной мысли

Ап Дейкстерхейс получил докторскую степень в 1996 году в университете Радбауд в Неймегене (в то время еще называвшимся университетом Неймегена). С 1996 по 1999 год он был научным сотрудником Королевской голландской академии искусств и наук, а в 2000 году перешел в Амстердамский университет в качестве доцента.В 2002 году он стал профессором, а в 2006 году вернулся в Университет Радбауд в Неймегене. В 2005 году Ап выиграл премию APA за вклад в раннюю карьеру и премию Европейской ассоциации экспериментальной социальной психологии Курта Левина. В том же году он также получил грант Vici — крупнейший грант Голландского научного фонда (NWO) — на финансирование исследований бессознательного мышления и принятия решений. В 2007 году он опубликовал популярную книгу по психологии на голландском языке под названием «Het slimme onbewuste» («Умное бессознательное»), которая стала бестселлером.Недавно HP / De Tijd включил Апа в список 100 самых влиятельных людей Голландии.


«Принимая решение второстепенного значения, я всегда считал полезным учитывать все за и против. Однако в жизненно важных вопросах … решение должно исходить из подсознания, откуда-то внутри нас».

Зигмунд Фрейд

Когда вы стоите перед важным решением, другие иногда говорят вам отложить принятие решения и сначала «уснуть». В моем случае этот совет часто давала мне бабушка.Многие люди интуитивно разделяют это убеждение: это помогает отложить проблему на некоторое время, чтобы прийти к лучшему решению. Каким-то образом ожидание, кажется, помогает нам различать жизненное и бесполезное. Откладывание решения помогает нам основывать наши решения на соответствующих причинах.

Но верна ли эта «народная вера» в научном эксперименте? Несколько лет назад мы провели эксперимент, в котором люди выбирали между четырьмя гипотетическими квартирами. Информация была построена таким образом, что одна из четырех квартир была объективно более желательна, чем другие три, поскольку обладала большим количеством положительных и меньшим количеством отрицательных качеств.Однако это было не сразу очевидно, так как апартаменты были описаны с большим количеством информации. После того, как наши участники эксперимента прочитали всю информацию о квартирах, они выбрали понравившуюся либо сразу, либо после периода отвлечения внимания, в течение которого они занимались другими делами. Наша гипотеза заключалась в том, что последняя группа будет продолжать «неосознанно думать» о квартирах, пока их отвлекают. Действительно, наши результаты показали, что 37% участников, которые приняли решение, сразу же выбрали подходящую квартиру, в то время как 60% бессознательных мыслителей выбрали лучшую квартиру (см. Dijksterhuis, 2004; Dijksterhuis & Nordgren, 2006).Откладывание решения помогает, даже если человек больше не думает об этом сознательно.

Следующий вопрос заключался в том, может ли бессознательная мысль быть даже более полезной, чем такой же период сознательной мысли. Традиционно большинство ученых, занимающихся принятием решений, полагали, что тщательное осознанное обдумывание — лучшая стратегия для принятия правильных решений. Иногда это, без сомнения, верно, но в качестве общего принципа его необходимо пояснить. Мы знаем, что при некоторых обстоятельствах (например, Wilson & Schooler, 1991) сознательное мышление ухудшает качество решений.В другом эксперименте, который мы провели (Bos et al., 2009), наши участники выбрали один из шести домов, которые продавались в нашем родном городе Неймегене. Мы смоделировали веб-сайт, на котором рекламировались эти дома, но убрали запрашиваемую цену. Нашим участникам было дано несколько минут для навигации по нашему «веб-сайту», а некоторым участникам было предоставлено столько времени, сколько они хотели подумать о домах и продолжить просмотр информации. Другие были отвлечены примерно на 45 минут (на самом деле они проводили другие эксперименты), прежде чем решили.Наконец, участники выбрали свой любимый дом, и их попросили оценить запрашиваемую цену за каждый из шести домов на основе предоставленной информации. Бессознательные мыслители, то есть те, которые были отвлечены, работали значительно лучше, чем сознательные мыслители, и это открытие было повторено несколько раз (метаанализ см. В Strick et al., 2009).

В других экспериментах (Dijksterhuis, Bos, van der Leij & van Baaren, 2009) мы просили лиц, непосредственно принимающих решения, сознательных и подсознательных мыслителей, предсказать результаты футбольных матчей, которые должны были быть сыграны в ближайшем будущем.Точность прогнозов не сильно различалась для людей, мало разбирающихся в футболе. Однако для фанатов результаты были разными. Поклонники, которые думали неосознанно, делали более точные прогнозы, чем фанаты, которые думали осознанно, или фанаты, которые догадывались немедленно. Интересно, что как для лиц, непосредственно принимающих решения, так и для сознательных мыслителей, знание футбола не коррелирует с качеством прогнозов. Только среди бессознательных мыслителей была получена эта корреляция, указывающая на то, что преимущества опыта, по крайней мере в рамках существующей парадигмы, становятся очевидными, когда человек думает бессознательно, а не сознательно.

Недавно открытие, что бессознательные мыслители превосходят сознательных мыслителей и лиц, непосредственно принимающих решения, было воспроизведено в новых и интересных областях. В то время как наши первоначальные эксперименты в основном касались решений потребителей, теперь установлено, что бессознательное мышление может улучшить клинические диагнозы, поставленные студентами клинической психологии (de Vries et al., 2009), судебные решения в гипотетических судебных делах (Ham, van den Bos & van Doorn, в печати), и даже моральные суждения (Ham & van den Bos, в прессе).

Но почему бессознательные мысли так полезны? На наш взгляд, тому две причины. Первый связан с различной производительностью сознательных и бессознательных процессов. Сознание работает серийно и имеет небольшую емкость. То есть он может делать только одну вещь за раз и работать только с очень ограниченным объемом информации. Бессознательные процессы способны работать над разными вещами параллельно и могут объединять большой объем информации. В серии экспериментов мы (Dijksterhuis, Bos, Nordgren & van Baaren, 2006) проверили, определяет ли объем информации, участвующей в принятии решения, какая стратегия — сознательная или бессознательная — является наиболее плодотворной.В этих экспериментах участники экспериментов должны были выбрать свой фаворит среди четырех гипотетических автомобилей. Для некоторых автомобили характеризовались только четырьмя атрибутами, в то время как для других участников автомобили характеризовались двенадцатью атрибутами. Действительно, сознательные мыслители преуспевали, когда им приходилось выбирать среди автомобилей, описываемых только четырьмя атрибутами (на самом деле они справлялись немного лучше, чем бессознательные мыслители), но они действовали очень плохо, когда им приходилось выбирать среди автомобилей с двенадцатью атрибутами.Разница в способности была также предложена в другом эксперименте (Dijksterhuis, 2004), где мы спросили сознательных и бессознательных мыслителей, которые только что выбрали одну из четырех квартир, основывали ли они свое решение на одном или двух атрибутах или на более целостном, глобальном суждении. . Большинство сознательных мыслителей утверждали, что следовали первой стратегии, тогда как бессознательные мыслители придерживались второй стратегии.

Мы (Dijksterhuis, Bos, Nordgren & van Baaren, 2006) однажды опросили людей, которые недавно купили потребительский товар.Мы спросили, много ли они думали об этом сознательно или следовали стратегии «спать на этом». Как оказалось, покупатели продуктов, требующих лишь ограниченной обработки информации (компакт-диски, одежда, мелочи, такие как шампунь), испытывали большее удовлетворение после выбора после осознанных, а не бессознательных мыслей, в то время как покупатели более сложных продуктов (автомобили, фотоаппараты, мебель) испытала большее удовлетворение после бессознательной мысли.

Вторая основная причина, по которой мы предлагаем полезность бессознательного мышления, заключается в том, что оно, по-видимому, лучше взвешивает относительную важность различных атрибутов.Люди, которые оценивают дом, знают, что большое пространство, а также множество электрических розеток на кухне являются положительными качествами, но им следует признать, что первый атрибут гораздо важнее, чем второй. Очевидно, это должно получить больший вес при принятии решения.

Идея о том, что бессознательные процессы могут, по крайней мере иногда, быть более эффективными при взвешивании, чем сознательные, не нова. Это уже было предложено Фрейдом, а совсем недавно — Wilson & Schooler (1991).В своих экспериментах они показали, что сознательное мышление может быть вредным для процесса взвешивания. В нашей собственной работе мы получили некоторые убедительные доказательства того, что бессознательное мышление эффективно при взвешивании. В одном эксперименте (Dijksterhuis & van Olden, 2006) участникам нужно было выбрать один из пяти художественных плакатов. Они сделали это сразу после просмотра плакатов, после некоторого времени сознательного размышления или после периода бессознательного размышления. После того, как они выбрали плакат, который нужно забрать домой, мы также спросили участников, насколько им понравился каждый из пяти плакатов.Несколько недель спустя мы позвонили нашим участникам и спросили их, насколько они удовлетворены своим выбором, в какой степени они сожалеют и за какие деньги они готовы продать свой плакат. Как оказалось, бессознательные мыслители были более удовлетворены и просили более высокую цену продажи, чем другие участники. Кроме того, степень, в которой им понравился выбранный плакат по сравнению с невыбранными, коррелировала с их удовлетворенностью. Это было не так для сознательных мыслителей: степень, до которой им понравился их плакат после его выбора, не могла служить предиктором удовлетворения в будущем.Это убедительно свидетельствует о том, что они использовали неправильное взвешивание по неправильным причинам.

Недавно мы обнаружили, что бессознательное мышление приводит к автоматическому процессу взвешивания, который продолжается — по крайней мере некоторое время — с течением времени (Dijksterhuis, Bos & van Baaren, 2009). Предположим, вам нужно выбрать между двумя автомобилями, один с несколькими очень важными положительными характеристиками (хороший показатель безопасности, хороший пробег) и множеством неважных отрицательных характеристик (немного подстаканников, доступны только в трех цветах), а другой — со многими неважными положительными характеристиками ( достаточно подстаканников, доступных во многих разных цветах), и несколько важных отрицательных характеристик (плохие показатели безопасности, не очень хороший пробег).Большинство людей предпочли бы первый автомобиль второму, и если вы спросите людей сразу после обработки информации о таких автомобилях, они действительно проявят умеренное предпочтение в пользу первого автомобиля. Однако после периода бессознательных размышлений это предпочтение подходящей машины стало намного сильнее. Во время бессознательного мышления важные дела становятся более важными, тогда как неважные дела становятся менее важными.

Тем не менее, бессознательные мысли эффективны не во всех задачах. Он вычисляет довольно грубые предпочтения, которые позволяют нам почувствовать, что одна альтернатива нам нравится больше, чем другая.Однако это не точный инструмент, так как он не может активно использовать пропозициональные правила, которые необходимы в арифметике (попробуйте вычислить 26 x 23 без сознательной мысли — это невозможно). Сознание же способно сделать именно это — сделать это более точным. Это актуально для принятия решений, поскольку означает, что, когда мы сталкиваемся с решением, которое включает мало информации и мало веса, то есть решение, для которого слабости сознательного мышления не очень важны, сознательные мыслители могут фактически превосходят бессознательных мыслителей.Точно так же, когда нам нужно принять решение на основе чисел и расчетов — например, в играх — сознательная мысль обычно превосходит бессознательную. Пейн и его коллеги (Payne, Samper, Bettman & Luce, 2008) предоставили людям информацию о различных стратегиях в игре. Различные альтернативы основывались на числовых значениях (например, доходности акций) и на вероятности. В таком случае сознательные мыслители лучше бессознательных.

Мы узнали — особенно в западном мире — что осознанное размышление — это святой Грааль принятия решений.Эта идея требует доработки. Иногда сознательная мысль более полезна, но иногда бессознательная мысль лучше. Важным направлением для будущих исследований является установление обстоятельств, при которых одна стратегия лучше другой. Возможно, потому, что мы узнали, что сознательное размышление почти всегда хорошо, некоторые люди удивляются или скептически относятся к открытиям, что бессознательное мышление полезно, или, в более общем плане, что мы можем выполнять очень полезные когнитивные операции без сознательного руководства.Однако наша эволюционная история должна прояснить, что в этом нет ничего удивительного. Принятие решений намного старше человеческого сознания, как мы его знаем, и, как и со всеми такими древними способностями, мы, как правило, неплохо справляемся с ними, если полагаемся на свое бессознательное.

Благодарность: это исследование было поддержано грантом Vici Нидерландской организации научных исследований (NWO) (453-05-004). Более подробную информацию о нашей исследовательской программе можно найти на сайте www.unconsciouslab.com.

Каталожные номера

Bos, M.W., Dijksterhuis, A., Bongers, K. C. A., van der Leij, A., Sjoerdsma, A., & van Baaren, R. B. (2009). Сложность и бессознательное мышление. Рукопись в стадии подготовки .

Де Фрис, М., Холланд, Р. В., Виттеман, К., Венте, Ф., & Дейкстерхейс, А. (2009). Интуитивные процессы принятия диагностических решений: классификация после сознательной и бессознательной обработки. Рукопись на рецензировании .

Dijksterhuis, A. (2004). Думайте иначе: преимущества бессознательного мышления в формировании предпочтений и принятии решений. Журнал личности и социальной психологии , 87, 586-598.

Dijksterhuis, A., Bos, M.W., Nordgren, L.F., & van Baaren, R.B. (2006). О правильном выборе: эффект обдумывания без внимания. Наука, 311, 1005–1007.

Dijksterhuis, A., Bos, M.W., & van Baaren (2009). Бессознательная мысль приводит к автоматическому взвешиванию. Рукопись рецензируется.

Dijksterhuis, A., Bos, M. W., Van der Leij, A., & van Baaren, R. B. (2009). Прогнозирование футбольных матчей на основе бессознательных и сознательных мыслей как функция опыта. Психологические науки , в печати.

Dijksterhuis, A., & Nordgren, L.F. (2006). Теория бессознательного мышления. Перспективы психологической науки , 1, 95-109.

Dijksterhuis, A., & van Olden, Z. (2006). О преимуществах бессознательного мышления: бессознательное мышление увеличивает удовлетворение после выбора. Журнал экспериментальной социальной психологии , 42, 627-631.

Хэм Дж. И Ван ден Бос К. (в печати). О бессознательной морали: влияние бессознательного мышления на принятие моральных решений. Социальное познание .

Ham, J., van den Bos, K. & Van Doorn, E. (в печати). Леди Справедливость думает бессознательно: бессознательное мышление может привести к более точным судебным решениям. Социальное познание .

Payne, J., Samper, A., Bettman, J.R. & Luce, M.F. (2008). Граничные условия бессознательного мышления при принятии сложных решений. Психологические науки , 19, 1118-1123.

Strick, M., Dijksterhuis, A., Bos, M.W., Sjoerdsma, A., Van Baaren, R.Б. и Нордгрен Л.Ф. (2009). Мета-анализ бессознательных мыслительных эффектов. Рукопись готовится. См. Www.unconsciouslab.com.

Уилсон, Т. Д. и Школьник, Дж. У. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. Журнал личности и социальной психологии , 60, 181-192.

Бессознательная обработка невидимых визуальных стимулов

Мы провели трехфакторный дисперсионный анализ (ANOVA) с видимостью стимула, яркостью стимула и сложностью стимула в качестве трех представляющих интерес факторов.Мы обнаружили, что точность распознавания тестового стимула варьировалась в зависимости от видимости стимула (F (2, 42) = 351,8, p <10 −13 ), яркости стимула (F (4, 40) = 75,9, p <10 −9 ) и сложность стимула (F (2, 42) = 15,7, p <10 −3 ). Более того, анализ выявил значительную взаимосвязь между видимостью стимула и его яркостью (F (8, 36) = 23,13, p <10 −6 ), а также значительную взаимосвязь между видимостью стимула и его сложностью ( F (4, 40) = 4.65, p <0,05), но нет взаимодействия между яркостью стимула и сложностью стимула (F (8, 36) = 1,15, p = 0,39). Эти результаты свидетельствуют о том, что как яркость, так и сложность тестового стимула влияют на точность распознавания, тогда как точный образец влияния может отличаться в разных условиях видимости стимула.

Таким образом, мы исследовали точную зависимость точности распознавания от яркости и сложности тестового стимула и выяснили, изменяется ли этот образец зависимости в зависимости от видимости тестового стимула.Сначала мы исследовали, как общая точность различения изменяется с видимостью тестового стимула. Мы обнаружили, что, не зная о существовании стимула, участники, тем не менее, могли достичь высокой точности (> 50%) в различении тестового стимула, независимо от его яркости или сложности (t-тест; эксперимент 1: t (11) = 44,2, p <10 −13 ; второй эксперимент: t (11) = 35,1, p <10 −11 ; третий эксперимент: t (11) = 57,1, p <10 −14 ).Однако эта точность распознавания невидимого тестового стимула была значительно ниже, чем точность распознавания, когда тот же тестовый стимул был частично видимым (t-тест; эксперимент первый: t (11) = 10,7, p <10 −6 ; эксперимент второй : t (11) = 6,7, p <10 −4 ; третий эксперимент: t (11) = 8.1, p <10 −5 ) или полностью видимый (t-тест; первый эксперимент: t (11) = 18,6, p <10 −8 ; второй эксперимент: t (11) = 18,1, p <10 −8 ; третий эксперимент: t (11) = 33.1, p <10 −11 ). Более того, точность распознавания частично видимого стимула была ниже, чем точность распознавания полностью видимого стимула (t-тест; первый эксперимент: t (11) = 3,1, p <0,01; второй эксперимент: t (11) = 3,3, p < 0,01; эксперимент третий: t (11) = 5,1, p <10 −3 ). Эти результаты показали, что участники могли формировать бессознательное знание о подсознательной визуальной информации, хотя и не столь точно, как сознательное знание надпределенной визуальной информации.

Затем мы построили график точности различения тестового стимула в зависимости от его яркости и сложности стимула отдельно для различных условий видимости стимула. В испытаниях, в которых тестовый стимул был частично или полностью видимым, мы не наблюдали значительной зависимости точности различения (усредненной по стимулам разной сложности) от яркости стимула (рис. 2A; односторонний дисперсионный анализ ANOVA с поправкой FDR для множественных сигналов). сравнение; частично видно, F (2, 33) = 4.1, р = 0,08; полностью видимый, F (2, 33) = 1,1, p = 0,81). Более того, точность различения (усредненная по стимулам с разной яркостью) существенно не изменилась от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому (рис. 2B; t-тест с коррекцией FDR для множественного сравнения; частично виден, T (11) = 0,9, p = 0,36; полностью видно, T (11) = 0,6, p = 0,81), или от решетки, ориентированной влево / вправо, до счастливого / грустного мультяшного лица (рис. 2B; t-тест с коррекцией FDR для множественного сравнения ; частично видно, T (11) = 2.1, p = 0,09; полностью видимый, T (11) = 0,1, p = 0,91).

Рисунок 2

Точность распознавания видимого тестового стимула.

Точность распознавания тестового стимула была нанесена на график в зависимости от яркости стимула ( A ) и сложности стимула ( B ) для испытаний, в которых тестовый стимул был видимым (включая как частично видимый, так и полностью видимый). Были выполнены тест ANOVA и t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения. Анализ не выявил значительного изменения точности различения с яркостью стимула и значительного изменения точности различения от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому или к счастливому / грустному мультяшному лицу.Планки погрешностей представляют один SEM (N = 12).

Напротив, в испытаниях, в которых тестовый стимул был невидимым, точность распознавания (усредненная по стимулам разной сложности) увеличивалась с увеличением яркости стимула, даже когда яркость стимула слегка изменялась с уровня один на уровень три (рис. 3A; один двухфакторный дисперсионный анализ с коррекцией FDR для множественного сравнения; F (2, 33) = 17,8, p <10 −4 ). Более того, точность распознавания (усредненная по стимулам с разной яркостью) снижалась от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому (рис.3B; t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения; T (11) = 4,8, p <10 −3 ) или счастливое / грустное мультяшное лицо (рис. 3B; t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения; T (11) = 5,8, p <10 −3 ). Эти результаты предполагают, что степень бессознательной обработки зависит от силы и сложности сигнала, несущего подсознательную визуальную информацию.

Рисунок 3

Точность распознавания невидимого тестового стимула.

Точность различения тестового стимула была нанесена на график в зависимости от яркости стимула ( A ) и сложности стимула ( B ) для испытаний, в которых тестовый стимул был невидимым.Были выполнены тест ANOVA и t-тест с поправкой FDR для множественного сравнения. Анализ показал значительное повышение точности распознавания с помощью яркости стимула и значительное снижение точности распознавания от решетки, ориентированной влево / вправо, к лицу / дому или к счастливому / грустному мультяшному лицу. Планки погрешностей представляют один SEM (N = 12).

Книги по медицине и здравоохранению @ Amazon.com

«Это не просто одно из лучших исследований по этой теме, это лучшее со времен появления теории динамического бессознательного 100 лет назад.Он демонстрирует действие динамических бессознательных процессов, и делает это наиболее естественным методом — путем одновременного изучения трех сторон: феноменологической, когнитивной и психофизиологической. Это суть процедуры: каждому человеку показывают подсознательно, а затем сверхминально индивидуально выбранные сознательные слова-симптомы, бессознательные конфликтные слова, обычные неприятные слова и обычные приятные слова. Во время каждой экспозиции делается запись потенциала реакции мозга, связанного с событием, которая затем исследуется с помощью частотно-временного анализа.

Результаты согласуются с их гипотезами: (1) бессознательные конфликтные слова были правильно классифицированы подсознательно, в то время как (2) сознательные слова были правильно классифицированы только супралиминально. (3) Для бессознательных конфликтных слов классовая частота в ответе мозга имела место рано подсознательно и поздно супралиминально, в то время как (4) обратное верно для сознательных слов-симптомов.

Краткая суть работы Шеврина и др. Открытия других должны побудить читателей прочитать этот прекрасный рассказ об исследовании и лично убедиться в уникальном достижении захвата бессознательных процессов, которые коррелируют с реакциями мозга.»- Лестер Люборски, доктор философии, профессор психологии в психиатрии, Медицинский центр Университета Пенсильвании

» Говард Шеврин и его коллеги прошли через сложную и спорную область психоаналитической теории и ее взаимосвязей. к «точным наукам». Презентация носит авторитетный характер: авторы сами были пионерами и внесли большой вклад в наши знания, объединяющие клинический психоанализ, когнитивную психологию и церебральную электрофизиологию.Предположения и альтернативные взгляды четко прописаны; читателя не просят просто принять потенциально предвзятые предложения. Книга должна быть обязательной для тех, кто стремится к сбалансированному и ясному изложению вопросов психоаналитической теории и «бессознательного», а также к научным свидетельствам, имеющим отношение к этим вопросам ». — Бенджамин Либет, доктор философии, почетный профессор физиологии , Калифорнийский университет, Сан-Франциско, автор книги «Нейрофизиология сознания»

«Авторы этой знаменательной книги создали настоящий маяк для всех, кто плывет в неизведанные воды междисциплинарных исследований…. Если бы Шеврин и др. только разработали их сложную методологию … мы все останемся в вечном долгу перед ними. Однако то, что они также использовали ее для выявления нейрофизиологических признаков бессознательного мышления, является одним из замечательных научных достижений нашего времени … Я очень рекомендую эту книгу исследователям … Я также рекомендую ее студентам из-за того, что это прекрасное и строго аргументированное изложение фундаментальных предположений основных аспектов психоанализа, когнитивной психологии и нейрофизиологии, а также четкое объяснение эмпирических исследований.»- Фред М. Левин, доктор медицины, Психиатрия больницы общего профиля

» Представляет модельный пример методологически строгого проекта, который, тем не менее, сохраняет богатство клинических усилий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *