Бессознательный уровень: Ошибка: 404 Категория не найдена

Автор: | 14.11.1975

Содержание

Детальная

О задаче бессознательного.

«Человек по своей природе не может не улавливать эмоции и устремления окружающих. Эта способность встроена в наш мозг — без тумблера «выкл.». Любой объект или человек, с которым мы сталкиваемся во внешнем мире, уникален, но жить было бы ох как непросто, если бы мы воспринимали их таковыми. Нет у нас ни времени, ни широты диапазона ментального восприятия, достаточных для наблюдения и осмысления каждого фрагмента каждого объекта в поле зрения. Мы выделяем несколько ярких черт, которые как раз вполне пристально рассматриваем, и по ним определяем категорию объекта и дальнейшую оценку выносим, исходя из приписанной этому объекту категории. Обращаясь с системой категорий, мы увеличиваем свою реактивность. Если бы мы не эволюционировали таким образом, если бы наш мозг обращался с каждым встречным объектом индивидуально, то пока мы разбираемся, настолько ли опасен конкретный лохматый зверь, как тот, что съел дядю Боба, медведь нас бы успел сожрать.
Нам же довольно один раз увидеть, как парочка медведей уплетает наших родственников, чтобы вся эта разновидность зверей попала в черный список. И дальше, стоит завидеть крупное косматое животное со здоровенными острыми когтями, мы не станем околачиваться поблизости и собирать дополнительные сведения — мы поступим в соответствии с чутьем и унесем ноги. Нам хватит пару раз увидеть стул, чтобы прийти к выводу: объект о четырех ногах и спинке придуман для того, чтобы на нем сидеть. Если водитель впереди закладывает петли, как полоумный, мы сходу понимаем, что лучше держаться подальше.

Мышление общими категориями — «медведи», «стулья», «полоумные водители» — помогает нам обращаться с реальностью быстро и эффективно; мы сначала улавливаем общую суть объекта, а в индивидуальных его чертах разбираемся потом.

Категоризация — одно из самых важных ментальных действий, которым мы владеем и которое применяем постоянно. Во всех этих примерах, когда мы категоризиру ем — мы поляризуем. Все, что по той или иной условной причине определяется нами как принадлежащее одной категории, кажется нам более схожим, чем есть на самом деле, а все, чему мы приписываем разные категории, разнится в наших глазах сильнее, чем в действительности. Бессознательный ум превращает смутные отличия и нюансы в жесткое разграничение.

Задача бессознательного — отмести несущественное и сберечь значимое. Если эта задача выполняется успешно, мы упрощаем действительность, тем самым делая ее проходимее и сподручнее. Если же задача решена с ошибками, наше восприятие искажается, а результат наносит вред и окружающим, и нам самим.

Особенно сильно тенденция категоризировать ударяет по нашему представлению о людях: мы склонны считать врачей определенной специализации, адвокатов из определенной конторы, фанатов определенной спортивной команды или людей из определенной этнической группы более похожими друг на друга, чем на самом деле.

Нам всем хотелось бы думать, что мы оцениваем людей индивидуально, и иногда мы сознательно очень стараемся судить окружающих только на основании их неповторимых качеств.

Часто нам это удается. Но если человек нам знаком не близко, наш ум обращается к его социальной принадлежности.

[…] неосознанная часть нашего ума берет неполные данные и при помощи ситуативного контекста и других аллюзий достраивает полную картину, производит эмпирическую оценку и предлагает конечный результат — когда верный, когда ошибочный, но всегда убедительный. Точно так же наш ум заполняет пробелы при оценке других людей, и принадлежность человека к той или иной категории — часть используемых при этом дополнительных данных».

Климатическое бессознательное – Газета Коммерсантъ № 232 (5017) от 07.12.2012

В рамках «высокого сегмента» климатических переговоров ООН в Дохе спецпредставитель президента РФ по вопросам климата Александр Бедрицкий вчера обнародовал переговорную позицию Москвы. Россия готова принять внутренние обязательства не превысить 75% выбросов от уровня 1990 года к 2020 году и «не намерена брать на себя количественные обязательства по снижению эмиссий парниковых газов в рамках второго периода обязательств Киотского протокола (КП-2)». Между тем в аппарате вице-премьера Аркадия Дворковича «Ъ» заявили: вопрос участия или неучастия РФ в количественных обязательствах КП-2 будет решаться только после возвращения делегации из Дохи.

В своем официальном выступлении на «высоком сегменте» переговоров в Дохе Александр Бедрицкий заявил о намерении «с 2013 года приступить к реализации заявленных в Копенгагене и подтвержденных в Канкуне целей о сокращении выбросов до 25% к 2020 году в рамках конвенции (конвенция ООН «Об изменении климата».— «Ъ»)». При этом в английском варианте текста выступления господина Бедрицкого внутренняя цель РФ выглядит так: «…namely, a 25% reduction in emissions by 2020». Такая путаница возникла среди прочего из-за того, что официально внутренние обязательства России до сих пор не закреплены.

На прошлой неделе вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что соответствующий проект указа президента будет доработан в течение недели — до завершения переговоров в Дохе,— то есть до сегодняшнего дня. Вероятно, он действительно появится сегодня, и официальная цель будет провозглашена премьер-министром Дмитрием Медведевым (сегодня, по данным «Ъ», он намерен встретиться с представителями российских экологических организаций). В проекте указа, который в прошедшую среду «утек» в Доху, обозначалась цель в 15-25%, которую, перестраховавшись, установило Минприроды.

Даже если указом будет закреплена цель в 25%, ее выполнение не потребует от России никаких усилий в области климатической политики. «В речи Бедрицкого… затронута тема учета лесов (поглощения российскими лесами углерода.—

«Ъ»). С учетом лесного поглощения страна сейчас на уровне приблизительно минус 50% от 1990-го (в проекте указа не говорилось о том, учитывает ли цель поглощение.— «Ъ»). Следовательно, за восемь лет планируется увеличить выбросы как минимум на 25%»,— отмечается в заявлении российских независимых наблюдателей на переговорах в Дохе. «Сейчас выбросы примерно на 35% ниже 1990 года, а в последние 10-12 лет прирост эмиссии был около 1% в год»,— добавляет Георгий Сафонов из ВШЭ.
Ничтожность поставленной цели признают даже промышленники. «Напряжения от РФ поставленная цель не требует»,— говорит Михаил Юлкин из РСПП. По его расчетам, даже если экономика до 2020 года будет расти темпами 9-10% в год в сценарии «business as usual», не учитывая поставленных целей по энергоэффективности, увеличению доли возобновляемой энергетики и утилизации попутного нефтяного газа, к 2020 году будет достигнут показатель выбросов в минус 30% от уровня 1990 года. «После 2012 года выбросы парниковых газов в РФ не должны превысить уровень 1990 года, и к 2050 году возможен ориентир на уменьшение выбросов на 30-50% от уровня 1990 года (из текста долгосрочного прогноза.—
«Ъ»
)»,— подтверждают расчеты аналитиков в Минэкономики.

«Ъ» неоднократно писал о том, что внутренние ограничения в РФ устанавливаются, в частности, с целью создания внутреннего углеродного рынка. Но его создание вряд ли возможно в условиях «профицита» выбросов (именно дефицит предложения делает СО2 товаром). Это же несет угрозу того, что РФ окажется «безбилетником» в любых механизмах международной торговли сокращениями. В выступлении Александр Бедрицкий еще раз подтвердил заинтересованность в проектных механизмах, закрепленных межгоссоглашениями, вне количественных обязательств КП-2. «Ближайших перспектив для проектов я не вижу, как и перспектив присоединения РФ к одному из действующих рынков — РФ также, скорее всего, не станет и страной-партнером для запускаемых билатеральных механизмов торговли, главным образом ввиду неоднозначного опыта с российскими ПСО», заявила «Ъ» Анна Корппоо из Fridtjof Nansen Institute. Так, по данным Ъ, РФ нет в списке стран, с которыми Япония собирается создавать новый механизм билатеральной торговли Joint Carbon Mechanism, представленный на конференции в Дохе — в списке потенциальных партнеров Японии в основном развивающиеся страны, торговля сокращениями на выбросы с которыми будет засчитываться в качестве помощи международному развитию. Высказанное российскими переговорщиками предложение о переносе российских квот, не использованных в рамках КП-1, хотя и вызывает раздражение у зеленых и неприязнь переговорщиков из развивающихся стран (РФ в климатических переговорах — переходная экономика), эксперты, опрошенные «Ъ», считают: вопрос, скорее всего, будет решен преимущественно в пользу Москвы.

«Россию очень мало понимают на климатических переговорах — она выглядит темной лошадкой с непонятными целями»,— заявил «Ъ» официальный представитель переговорной делегации ЕС, который предпочел сохранить анонимность. Есть чему удивляться. Александр Бедрицкий в своей речи прямо заявил: РФ «

не намерена брать на себя количественные обязательства» в рамках КП-2. В то же время пресс-секретарь вице-премьера Аркадия Дворковича Алия Самигуллина заверила «Ъ»: «Решение будет приниматься после возвращения российской делегации из Дохи и предоставления всех документов».

Алексей Шаповалов; Ангелина Давыдова, Доха

(Нео)сознанное. Как бессознательный ум управляет нашим поведением

Страшнее всего современному человеку вдруг почувствовать себя автоматом, контролировать который ты лишен возможности. Обиднее всего узнать, что это и в самом деле так: в некотором отношении мы – автоматы, функционирующие без всякого контроля со стороны сознания, в мире, который в большой мере является плодом нашего воображения. Основная доля работы, которую выполняет наш мозг (а точнее – центральная нервная система), – это контроль за состоянием внешней среды с тем, чтобы обеспечить максимально эффективную реакцию на ее изменения. Замысловато сказано, но на деле все просто: мы уклоняемся в сторону, завидев препятствие, правильно ставим ногу, заметив неровность почвы и т.п. Рассчитать, как при ходьбе правильно поставить ногу и с какой силой оттолкнуться – сложнейшая задача, учитывая, что сигналы, которые поступают в зрительные доли нашего мозга от глаз, мало похожа на то, что мы видим перед собой. Тем не менее, мы решаем эти задачи ежесекундно, в фоновом режиме. Мы вполне способны прогуливаться, размышляя о высоких материях или непринужденно беседуя.

Леонард Млодинов рассказывает о том, как такое возможно и как силен наш «бессознательный ум», нижний, базовый уровень в ментальном устройстве человека. Бессознательное «развилось на ранней стадии эволюции для удовлетворения основных потребностей функционирования и выживания, распознавания сигналов внешнего мира и безопасного реагирования на них. Такова стандартная структура мозга всех позвоночных; сознательное же можно рассматривать как необязательную его часть».

Именно «бессознательный ум» перерабатывает основную часть информации, поступающей в мозг – а это около 11 миллионов бит в секунду (примерно с такой скоростью работает мобильный Интернет). И лишь в немногих случаях мы вынуждены сознательно принимать решения, в классическом стиле «да – нет – отмена». В противном случае нам пришлось бы глубоко задумываться буквально над каждым шагом, над каждой ложкой супа. К примеру, «треть мозга занята обработкой визуальной информации: цвета, границ объектов, движения, глубины, расстояния, определения природы наблюдаемых объектов, распознавания лиц» – и вам вовсе не надо сознательно «перетолковывать данные, поступившие по оптическому нерву в схемы пространственных распределений плотности и частоты световых волн».

Наконец, стоит заметить, что немалая часть тех действий, что кажутся нам разумными и сознательными, осуществляется бессознательно. В разговоре мы свободно используем все его грамматические возможности, нисколько не задумываясь о правилах. Лишь изучая иностранный язык, мы понимаем, какая за этим стоит работа. Многие люди умственного труда умеют проделывать часть своей работы в бессознательном режиме – со стороны кажется, что они заняты какой-то необязательной ерундой или мелкими бытовыми делами (и это действительно так!), однако спустя некоторое время они извлекают из глубин бессознательного готовое решение проблемы, которое остается только записать.

Одна из ключевых тем книги – роль бессознательного в принятии любых решений, от выбора продуктов в магазине до политических волеизъявлений. Довольно тонкие эксперименты (результаты которых иной раз неоднозначны) говорят о том, что часто мы выдумываем рациональные объяснения своих мотивов, тогда как в основе лежат факторы, которые мы в принципе не можем осознать (так работает, в частности, система деления людей на «своих» и «чужих»).

Между тем, именно эта недоступность контроля (в известной мере относительная – в конечном счете, на контроль бессознательных процессов нацелена немалая часть медитативных практик, и ряд из них достаточно эффективен) больше всего и смущает современное рациональное человечество. Принято считать, что быть рациональным, объективным, сознательным – это хорошо и правильно. Очень хочется считать мозг машиной, компьютером, даже суперкомпьютером, который мы можем отлаживать и контролировать. Увы, сознательный и бессознательный ум неразделимы, нам не вырваться из собственной головы.

Кстати, сравнение мозга даже с сетью суперкомпьютеров не совсем корректно – поскольку мозг (и центральная нервная система в целом) способен сам себя выстраивать, достраивать, настраивать и программировать в зависимости от ситуации. И, судя по всему, немалая часть нашего «бессознательного ума» занята координацией и настройкой работы мозга в режиме реального времени. К сожалению, этой проблемы Млодинов почти не касается. Но, похоже, именно постоянная самонастройка и самоорганизация позволяют нам избегать ловушек, связанных с попытками воздействия на бессознательное, о которых с такой тревогой говорится в книге. Иными словами, хотя реальность, которую мы воспринимаем, отчасти иллюзорна, в нашем распоряжении немало способов, позволяющих защитить ее от иллюзий, навязываемых нам через черные ходы бессознательного. Иногда эта защита ломается из-за каких-то естественных причин, ее можно разрушить с помощью таких грубых средств, как наркотики. Но в общем она работает, а потому решения, которые мы принимаем как на сознательном, так и на бессознательном уровне, чаще всего верны – в том смысле, что не ведут нас в могилу немедленно. На рациональном уровне мы можем ошибаться, но бессознательное, как правило, оставляет нам шанс. И порой лучше следовать инстинкту, чем голосу разума.

Исследователи ЕС заинтересовались бессознательным… | Euronews

Знаете ли вы, как мало … мы знаем? О собственном мозге, к примеру? Группа ученых в Барселоне делает все возможное, чтобы расширить наше представление о собственном потенциале.
Цель работы команды, объединенной Европейским исследовательским проектом, расширить наши возможности по освоению растущего объема информации. Восприятие, анализ, интерпретация – оказывается, мы не всегда отдаем себе отчет в том, как много делает наш мозг. Как вытащить из подсознания итоги уже проделанной работы?

Психолог Джонатан Фридман поясняет: “Исследования показали, что мы очень часто не в состоянии осознать всего масштаба происходящей в мозгу работы по переработке информации. Нам кажется, что границы восприятия здесь, а они дальше. Такие объемы информации об окружающем мире очень жаль терять. Вы осознаете границы вашего тактильного, слухового, зрительного восприятия, верно? Вот точно так же хотим разобраться с мозговой реакцией на поступающую информацию. Нас интересует подсознательная работа, которую ведет человеческий мозг и которая, если разблокировать этот участок, открывает перед человеком огромные возможности.”.

Программист Педро Омедас отвечает за компьютерную часть проекта: “Мы заходим с разных сторон. Мы воссоздаем модели виртуальной реальности и пытаемся с их помощью научиться извлекать спрятанную в подсознании информацию. Мы анализируем, что происходит в мозгу человека и одновременно, как это отражается на соматическом уровне. Тут на помощь нам приходят различные сенсоры – начиная от датчика сердечной активности и заканчивая различными приспособлениями для анализа происходящего в глазах. Наша цель – пробиться на уровень подсознания. И для этого нам нужно найти оптимальный способ сбора данных и анализа информации”.

Анна Мария Фаба, нейропсихолог из Италии, консультирует участников проекта: “Наша цель – вывести подсознательные процессы на уровень сознания. Как только человек начнет осознавать всю работу, проводимую его мозгом, потенциал запоминания, интерпретации, анализа информации многократно увеличится”.

Одна голова хорошо, а две лучше… на помощь исследователям приходят роботы, носители искусственного интеллекта. Почему? Психологи поясняют:
мозг – это не просто компьютер, регистрирующий происходящее вокруг; он очень тесно связан с жизнью тела, и чтобы понять тайны мозга, его нужно рассматривать в естественном физическом контексте.
Исследования продолжаются. Сегодня очевидно, что мы знаем, помним и способны анализировать больше, чем кажется нам самим. Раскрыть собственный потенциал, узнать больше о собственных возможностях – задача, которую решают на стыке нескольких наук.

http://ceeds-project.eu

Что такое бессознательное и ид?

Считается, что расщепление психической сферы на уровни – бессознательный, предсознательный и сознательный – происходит в раннем детстве; вероятно, по мнению Эрнеста Джонса, на первом году жизни. Психическая жизнь новорожденного поэтому может быть охарактеризована как недифференцированное состояние, из которого быстро начинают возникать уровни сознания.

Определение и значение бессознательного. Бессознательное определяется как огромная область психической жизни, которая никогда не была сознательной или прежде была сознательной и подверглась вытеснению. Это динамическая концепция в том смысле, что бессознательные импульсы постоянно самым активным образом стремятся к сознательному выражению. Действие бессознательного гораздо могущественнее, чем сознаваемого, оно может глубоко изменять идеи, эмоции и даже соматическое состояние, при этом человек не сознает его влияния.

Важность данной концепции для теории суммировал Фенихель:


«Предположение о существовании бессознательного способствует психоаналитическим исследованиям в поиске научного объяснения и понимания феноменов сознания. Без такого предположения данные сознания в их взаимодействии остаются непонятными; такое предположение делает возможным предсказание и систематическое воздействие, что характеризует успешность любой науки».

Доводы Фрейда в пользу бессознательного:


«…а) В постгипнотическом состоянии выполняются внушения, удерживаемые в бессознательном, б) доказательства, полученные посредством интерпретации сновидений, в) раскрытие причины ошибок памяти, речи, действий, г) факт неожиданного появления в сознании неизвестно откуда взявшихся идей или даже решение проблем без участия сознания, д) небольшой объем содержания сознания по сравнению со скрытым содержанием психики, е) факт, что посредством психоаналитической техники обнаруживаются различные психические и физические симптомы, свидетельствует о скрытой стороне психической жизни, и, вообще, аналитическое исследование раскрывает процессы, имеющие характеристики и особенности, которые кажутся нам чуждыми, не заслуживающими доверия и прямо противоречат известным атрибутам сознания, ж) наконец, доказательство от противного основано на том, что признание бессознательного позволяет построить высоко успешный практический метод для оказания воздействия на процессы сознания» (40, с. 22, 24).

Свойства бессознательного. Бессознательное имеет определенные специфические характеристики, которые отличают его от предсознания (уровня, близкого к сознанию, с содержанием, способным стать сознательным) и самого сознания.


  1. Желания, основывающиеся на инстинктивных влечениях, находятся в бессознательном и существуют независимо друг от друга. По словам Фрейда, «они свободны от противоречий». Когда два желания, чьи цели кажутся несовместимыми, одновременно проявляют активность, они не умаляют и не аннулируют друг друга. Происходит их комбинация и формируется компромиссная цель.

  2. Процессы в бессознательном существуют вне времени. Они не изменяются по истечении времени и не имеют временной последовательности. Временные отношения являются функцией сознания.

  3. Бессознательному не свойственны отрицание, сомнение. Это скорее функции цензуры, которая существует между бессознательным и предсознательным.

  4. Бессознательные процессы имеют очень незначительное отношение к реальности. Они регулируются собственной силой и принципом удовольствия, т.е. поиском удовольствия и избеганием боли. Другими словами, бессознательное – аморально.

  5. Энергия, связанная с бессознательными идеями, гораздо мобильней, чем энергия предсознания или сознания. Эта свободно плавающая энергия направляется в соответствии с «первичным процессом». Он не подвержен требованиям реальности, времени, упорядоченности, логики; легкость сгущения, перемещения обусловлены только вероятностью разрядки. «Вторичный процесс», которым характеризуется предсознание, отличается большей дифференцированностью.

Происхождение содержания бессознательного. Вопрос о происхождении бессознательного остается очень спорным. Фрейд говорит о «первичных фантазиях», которые обнаруживаются настолько часто, что складываются в типичные формы. Поначалу ему казалось, что их происхождение можно проследить в опыте раннего детства, но позднее он перешел на «филогенетическую» позицию. Индивид посредством расовой наследственности преодолевает «пределы своей жизни и становится обладателем опыта древности, его собственный опыт носит только рудиментарный характер». Фрейд добавляет, что фантазии бессознательного «были реальностью в первобытном существовании человечества, и воображение ребенка просто заполняет пропасть между индивидуальной и доисторической истиной».

Сущность содержания бессознательного. Согласно Фрейду, бессознательное состоит только из идей. Неверно говорить о бессознательных инстинктивных влечениях, эмоциях, чувствах. Инстинкт не может быть объектом сознания – только идея, представляющая инстинкт. Подобным образом дело обстоит с бессознательным, так как, если инстинкт не связан с идеей, мы ничего не можем знать о нем. Рассуждения о бессознательных или вытесненных инстинктивных влечениях не более чем безвредное несовершенство языка.

Как не бывает бессознательных инстинктивных влечений, так не может быть и бессознательных эмоций. Рассмотрение на практике бессознательных – любви, вины, тревоги – основано на трудно распознаваемом процессе, который не противоречит общему принципу. Случается, что некоторая эмоция переживается, но неправильно интерпретируется. Это искажение является результатом связи эмоции с иной идеей. Эмоция расценивается сознанием как выражение вторичной идеи. В данном случае первоначальная идея может быть описана в качестве бессознательной, она и была реально вытесненным идеаторным представлением.

Фенихель, с другой стороны, считает, что закономерно говорить о бессознательных эмоциях. Состояния напряжения в организме, если не блокируются, вызывают специфический настрой. Он может рассматриваться как бессознательная предиспозиция. Поэтому то, что неведомо индивиду, возможно, является установками – на гнев, сексуальное возбуждение, тревогу или вину.

Отношение бессознательного к Ид. Фрейд впоследствии применил свое представление об уровнях к топологическому делению структуры личности на ид, эго и супер-эго. С точки зрения последовательности нашего изложения в данном разделе необходимо рассмотреть только ид.

Точное отношение между бессознательным и ид никогда не было ясно сформулировано. Некоторые авторы используют оба понятия поочередно, в то время как другие, включая Фрейда, считают плодотворным их разделение. Вероятно, наилучшим является представление об ид как части бессознательного. Другими словами, ид целиком принадлежит к бессознательному, но не исчерпывает бессознательное. Ид может быть описано следующими характеристиками:


  1. Ид – источник инстинктивной энергии для индивида, формирующий резервуар его либидной энергии.

  2. Ид служит удовлетворению либидных побуждений, повинуясь принципу удовольствия.

  3. Ид – аморально и алогично, не отличается единством намерений.

  4. Ид обладает филогенетической памятью.

Из книги Г.Блюм «Психоаналитические теории личности»

Психолог в Екатеринбурге — Новая больница



Клинический психолог – это специалист, который занимается диагностикой и коррекцией психологических проблем, возникающих у пациентов после перенесенных заболеваний. Он выявляет условия, которые препятствуют гармоничному развитию их личности.

Основные разделы клинической психологии

В пределах этого направления существует несколько разделов, которые занимаются изучением разных областей. Патопсихология оценивает влияние пораженной ЦНС на психику человека. Она изучает механизмы и способы коррекции данных нарушений.

Нейропсихология занимается определением причинно-следственных связей между заболеванием мозга и нарушением психических процессов. Оценивая очаг, специалист составляет план восстановления утраченных функций.

Раздел психосоматики включает в себя изучение развития соматических заболеваний без органической патологии. В появлении этих болезней играет роль психологический фактор. Психокоррекция включает вопросы реабилитации пациентов, вся деятельность направлена на восстановление личности и социального статуса человека.


Обязанности

Область работы данного специалиста граничит с психологией и медициной. Он взаимодействует с тремя категориями пациентов. Самый распространенный – это люди с соматическими заболеваниями. В неврологическом стационаре к ним относятся лица, перенесшие инсульт или черепно-мозговую травму.

Вторая группа пациентов – это больные с психическими расстройствами. Последняя группа – здоровые люди. То есть те, кто имеет определенные трудности, но без сопутствующей патологии. Клинический психолог может работать не только в больницах и медицинских центрах, но и в других учреждениях.

В профессиональные обязанности клинического психолога входит:

  • Осуществление деятельности, цель которой – восстановление психологического здоровья пациента, а также коррекция уже имеющихся отклонений.
  • Выявление факторов, затрудняющих восстановление.
  • Проведение профилактических консультаций здоровым людям.
  • Контроль за динамикой эмоционального состояния больного.
  • Взаимодействие с лечащим врачом и составление плана психокоррекции.
  • Оценка результатов проведенной работы.

Сейчас клинический психолог работает во многих больницах, поликлиниках, хосписах, медицинских и реабилитационных центрах. Его отличие от обычного психолога в медицинской подготовке, а также знаниях о соматических и психических патологиях. Специалист может заниматься с детьми, взрослыми и пожилыми людьми.

При каких симптомах следует обращаться к клиническому психологу

Если после перенесенного заболевания, возникает депрессия, неудовлетворенность жизнью, страх или тревожность, трудности в общении, агрессия, хроническая усталость, проблемы со сном.

При выборе клинического психолога ориентируйтесь на образование, возраст, внешний вид, личное впечатление и опыт работы. Перед проведением занятий можно задать все интересующие вопросы специалисту. Правильно оказанная психологическая помощь не повредит никому: ни самому больному, ни его родственникам, ни близкому окружению.


Как проходит прием

При первой встрече клинический психолог знакомится с пациентом. Он собирает жалобы, клиент рассказывает про свои трудности в жизни. На основе ответов составляют психоанализ, используя методы для объективизации состояния больного. Далее психолог выясняет причину визита, определяет цель и результат. Все взаимодействие происходит на основе знаний о психике человека.

Важно, чтобы между двумя сторонами было доверие. Одной консультации, как правило, недостаточно для полного решения проблемы. В медицинском центре «Новая больница» работают грамотные врачи и другие специалисты, которые бережно и внимательно относятся к каждому пациенту. Уделяют достаточно времени на прием и общение с человеком.

Когда пациент узнает о последствиях своего заболевания, это может быть паралич или парез конечностей, нарушение речи и координации, то реагирует по-разному. У кого-то возникает истерика, резкий эмоциональный всплеск, кто-то погружается в депрессию и отрицание, больные могут становиться агрессивными.

С любым из этих методов защиты помогает справиться клинический психолог. Иногда человеку достаточно просто выговориться, иногда требуется активное участие специалиста. С его помощью купируются негативные эмоции пациента, формируется принятие ситуации, и начинаются конструктивные действия.

Три уровня психики по Фрейду   s-mind.ru

Приветствую вас, читатель s-mind.ru! Обратимся к доктору  Зигмунду Фреду и обсудим выделенные им три уровня психики. Доктор Фрейд лечил истерию гипнозом и добился в своих методах и исследованиях довольно неплохих результатов.

Фрейд впервые из всех психологов начал применять такой  метод: пациент под полным гипнозом повествует о тех обстоятельствах, которые привели его к нервному срыву, гипнотизёр заставляет пациента переживать те же самые ощущения заново. Пройдя во второй раз через все мучения, пациент просыпается после гипноза как бы уже освобождённым от зависимости и от обстоятельств, которые имели место в прошлом.

Фрейд несколько лет применял этот метод и за это время смог сделать открытие, которое он считал прорывом в сфере психоанализа. Это трансфер, суть которого заключалась в том, что чувства, терзающие больного по отношению к его близкому окружению, переносятся непосредственно на самого психотерапевта, который ведет сеанс гипноза. Таким образом, во время лечения этим способом появляется «призрачное» третье лицо.

Именно благодаря проведённым исследованиям, Фрейд сумел вычислить три составляющие человеческой психики, которые можно назвать тремя этажами души. О них речь и пойдёт ниже.

Параллельно изучению трансфера, доктор Фрейд разрабатывает учение непосредственно о человеческой психике. Психика человека имеет три уровня – бессознательный, подсознательный и само сознание.

Бессознательный уровень психики человека,

как правило, оказывает огромное влияние на его жизнь в целом, и также на отношение к жизни и смерти. Бессознательное увлечение, как считает Фрейд, есть самая главная причина всех эмоций и переживаний.

Подсознание человека

можно назвать особым видом материи, который до сих пор не изучен, и вряд ли в ближайшее врем учёные смогут дать объяснение подсознательному уровню. Фрейд считал, что подсознание, это именно та часть человеческой психики или души, которая связывает в одну сеть само сознание и бессознательную часть человека.

Сознание человека,

это его самый верхний уровень, это то что отличает человека от остального животного мира, это есть разум человеческий. Но сознание напрямую имеет зависимость от двух предбудущих уровней. Между этими тремя уровнями существует тесная взаимосвязь, и в этой взаимосвязи переплетаются все чувства человека, эмоции, страхи, желания и многое другое. Так же именно на подсознании рождаются сновидения.

Доктор Фрейд сновидения считал очень важной частью человеческой жизни и настоятельно рекомендовал всем обращать на них пристальное внимание. Так как они рождаются именно на подсознательном уровне, а подсознательный уровень —  это не что иное, как связующее звено между бессознательным и сознанием.

Фрейд считал, что самым важным уровнем, именно фундаментом в человеческой психике является бессознательный уровень. Ведь именно на этом уровне рождаются психические силы, которые невозможно контролировать самостоятельно. К этим силам относятся желания, стремления, страсть и аффект. Они являются доминирующей частью человеческого поведения. И, конечно, самой главной действующей силой в поведении человека доктор Фрейд считал либидо. Либидо порождает сексуальную энергию, которую Фрейд считал самой мощной, и именно на либидо, по его мнению, основывалось все поведение человека.

По мнению Фрейда, именно от либидо зависят все чувства, которые способен человек испытывать.

Более того,  Фрейд предположил, что именно умение любить (имеется в виду любовь к людям, родителям, к себе и половая) напрямую зависит от мощности сексуальной энергии.

 

Подсознание

Абстракция

Подсознание все еще рассматривается многими учеными-психологами как тень «настоящего» сознательного разума, хотя сейчас существуют существенные доказательства того, что бессознательное не является идентифицируемым менее гибким, сложным, контролирующим, рассуждающим. , или ориентированный на действия, чем его аналог. Это «сознательно-центрическое» предубеждение отчасти связано с операциональным определением в когнитивной психологии, которое отождествляет бессознательное с подсознательным. Мы рассматриваем доказательства, оспаривающие этот ограниченный взгляд на бессознательное, возникшее в результате современных исследований социального познания, которые традиционно определяли бессознательное с точки зрения его непреднамеренной природы; это исследование продемонстрировало существование нескольких независимых бессознательных систем управления поведением: перцептивной, оценочной и мотивационной.С этой точки зрения делается вывод, что как в филогенезе, так и в онтогенезе действия бессознательного разума предшествуют появлению сознательного разума — это действие предшествует отражению.

Современные взгляды на бессознательное весьма разнообразны. В когнитивной психологии бессознательная обработка информации приравнивается к подсознательной обработке информации, в связи с чем возникает вопрос: «Насколько хорошо ум извлекает значение из стимулов, о которых человек не осознает?» (е.g., Greenwald, Klinger, & Schuh, 1995). Поскольку стимулы подсознательной силы относительно слабы и имеют низкую интенсивность по определению, психические процессы, которыми они управляют, обязательно минимальны и бесхитростны, и поэтому эти исследования привели к выводу, что возможности бессознательного разума ограничены, а бессознательное скорее ограничено. «Тупой» (Loftus & Klinger, 1992).

Социальная психология подошла к бессознательному под другим углом. Там традиционное внимание уделялось психическим процессам, о которых человек не подозревает, а не стимулам, о которых он не подозревает (например,г., Nisbett & Wilson, 1977). За последние 30 лет было проведено много исследований того, насколько люди осознают важное влияние на их суждения и решения, а также причины их поведения. Это исследование, в отличие от традиции когнитивной психологии, привело к мнению, что бессознательный разум оказывает всепроникающее мощное влияние на такие высшие психические процессы (см. Обзор в Bargh, 2006).

И, конечно же, фрейдистская модель бессознательного все еще с нами и продолжает оказывать влияние на то, как многие люди думают о «бессознательном», особенно за пределами психологической науки.Фрейдовская модель бессознательного как основного направляющего воздействия на повседневную жизнь, даже сегодня, более конкретна и детализирована, чем любая из тех, что можно найти в современной когнитивной или социальной психологии. Однако данные, на основе которых Фрейд разработал модель, были отдельными тематическими исследованиями, включающими ненормальное мышление и поведение (Freud, 1925/1961, стр. 31), а не строгими научными экспериментами над общеприменимыми принципами человеческого поведения, которые используются в психологических моделях. На протяжении многих лет эмпирические тесты не учитывали особенности фрейдистской модели, хотя в общих чертах когнитивные и социально-психологические данные действительно поддерживают Фрейда в отношении существования бессознательного мышления и его способности влиять на суждения и поведение (см. Вестен, 1999).Независимо от судьбы его конкретной модели, историческое значение Фрейда в отстаивании сил бессознательного не подлежит сомнению.

То, как кто-то рассматривает силу и влияние бессознательного по сравнению с сознательными способами обработки информации, во многом зависит от того, как вы определяете бессознательное. До недавнего времени в истории науки и философии психическая жизнь считалась полностью или в основном сознательной по своей природе (например, cogito Декарта и космология Джона Локка «разум прежде всего»).Примат сознательного мышления в отношении того, как люди исторически думали о разуме, сегодня иллюстрируется словами, которые мы используем для описания других видов процессов — все они являются модификациями или уточнениями слова сознательный (т. Е. Бессознательное, предсознательное, подсознательное, бессознательное). ). Более того, существует высокий консенсус относительно качеств сознательных мыслительных процессов: они являются преднамеренными, управляемыми, последовательными по своей природе (потребляют ограниченные ресурсы обработки) и доступны для осознания (т.е., устный отчет).

Однако для бессознательного такого консенсуса не существует. Из-за монолитного характера определения сознательного процесса — если процесс не обладает всеми качествами сознательного процесса, следовательно, он не является сознательным — по крайней мере, два различных «несознательных» процесса были изучены в ходе исследования. 20-й век в рамках в значительной степени независимых исследовательских традиций, которые, казалось, едва замечали существование другого: исследование восприятия New Look, включающее предсознательный анализ стимулов до того, как результаты анализа были представлены сознательному осознанию, и исследование приобретения навыков, предполагающее получение эффективность процессов с практикой с течением времени, пока они не станут подсознательными (см. обзор в Bargh & Chartrand, 2000).

Обратите внимание, как различаются качества двух бессознательных процессов: в исследовании New Look человек не намеревался участвовать в процессе и не осознавал этого; в исследовании приобретения навыков человек действительно намеревался принять участие в процессе, который, будучи начатым, мог ускользнуть без необходимости сознательного руководства. Набор текста и вождение автомобиля (для опытной машинистки и водителя соответственно) являются классическими примерами последнего — оба являются эффективными процедурами, которые могут выполняться вне сознания, но, тем не менее, оба являются преднамеренными процессами.(Никто не садится печатать, в первую очередь, не имея смысла, и то же самое относится к вождению автомобиля.) Эти и другие трудности с монолитным разделением ментальных процессов на сознательные и бессознательные по принципу «все или ничего» имеют привели сегодня к разным «вкусам» бессознательного — различным операционным определениям, которые приводят к совершенно разным выводам о силе и масштабах бессознательного.

Поэтому мы выступаем против когнитивной психологии приравнивания бессознательного к подсознательной обработке информации по нескольким причинам.Во-первых, это рабочее определение неестественно и излишне ограничительно. Подсознательные стимулы не возникают естественным образом — они по определению слишком слабые или кратковременные, чтобы проникнуть в сознание. Таким образом, несправедливо оценивать возможности бессознательного с точки зрения того, насколько хорошо оно обрабатывает подсознательные стимулы, потому что бессознательные (такие как сознательные) процессы эволюционировали, чтобы иметь дело с естественными (регулярной силы) стимулами и реагировать на них; оценка бессознательного с точки зрения обработки подсознательных стимулов аналогична оценке интеллекта рыбы на основе ее поведения вне воды.И, как и следовало ожидать, операциональное определение бессознательного в терминах обработки подсознательной информации фактически привело к выводу поля, что бессознательное, в общем, довольно тупое.

В статье в специальном выпуске журнала American Psychologist (Loftus & Klinger, 1992) однажды был задан вопрос: «Умное или глупое бессознательное?» Поскольку бессознательное рассматривалось как подсознательное — или насколько умны люди, когда реагируют на стимулы, о которых они не подозревают (например,g., Greenwald, 1992) — участники и редакторы выпуска пришли к единому мнению, что бессознательное на самом деле довольно тупое, поскольку оно способно только к рутинной деятельности и мало что воспринимает без помощи сознания (Loftus & Klinger, 1992) . (Обратите внимание, что, хотя бессознательное может быть «тупым» в отношении подсознательных стимулов, оно все же умнее, чем сознание, которое даже не может сказать, что такие стимулы были представлены!) Авторы проблемы пришли к выводу, по большей части, что, хотя концепция активация и примитивное ассоциативное обучение могут происходить бессознательно, в отличие от всего сложного, требующего гибкой реакции, интеграции стимулов или высших психических процессов.

Однако термин без сознания изначально имел другое значение. Самое раннее использование этого термина в начале 1800-х годов относилось к гипнотически индуцированному поведению, при котором загипнотизированный субъект не знал причин и причин своего поведения (Goldsmith, 1934). В книге «Происхождение видов » Дарвин (1859) использовал этот термин для обозначения процессов «бессознательного отбора» в природе и противопоставил их преднамеренному и преднамеренному отбору, долгое время проводившемуся фермерами и животноводами для создания лучших сортов кукурузы. более толстые коровы и более шерстистые овцы.Фрейд, который приписывал ранним исследованиям гипноза первоначальное открытие бессознательного (см. Brill, 1938), также использовал этот термин для обозначения поведения и идей, которые не были сознательно преднамеренными или вызванными — например, «фрейдистские оговорки» и почти все Примеры, приведенные в Психопатология повседневной жизни , связаны с непреднамеренным поведением, источник или причина которого были неизвестны человеку. Во всех этих случаях термин бессознательное относился к непреднамеренной природе поведения или процесса, и сопутствующее отсутствие осознания было не стимулами, которые спровоцировали поведение, а влиянием или последствиями этих стимулов.

Таким образом, использование термина бессознательное первоначально было основано на непреднамеренных действиях человека, а не на его способности обрабатывать информацию о подсознательной силе (поскольку технологии, необходимой для представления такой информации, еще не существовало). И это уравнение бессознательного и непреднамеренного представляет собой то, как бессознательные явления концептуализировались и изучались в рамках социальной психологии в течение последней четверти века или около того. В основополагающей статье Нисбетта и Уилсона (1977) был поставлен вопрос: «В какой степени люди осведомлены об истинных причинах своего поведения и могут сообщить о них?» Ответ был «не очень хорошо» (см. Также Wilson & Brekke, 1994), что было удивительно и противоречиво в то время, учитывая общее предположение многих, что суждения и поведение (высшие психические процессы) обычно предназначались сознательно и, следовательно, были доступны для осознанная осведомленность.Если эти процессы были недоступны для осознания, то, возможно, они не предназначались сознательно, а если они не предназначались сознательно, то как на самом деле они были выполнены?

Этот последний вопрос послужил мотивацией для исследования социальной психологии эффектов прайминга и автоматизма, в ходе которого изучались способы, которыми могут быть запущены высшие психические процессы, такие как суждение и социальное поведение, а затем действовать в отсутствие сознательного намерения и руководства. Следовательно, это исследование оперативно определяло бессознательные влияния с точки зрения отсутствия осознания влияний или эффектов запускающего стимула, а не самого запускающего стимула (Bargh, 1992).И какая разница в этом изменении операционного определения! Если изменить операциональное определение бессознательного от обработки стимулов, о которых человек не осознает, к влияниям или эффектам обработки стимулов, о которых он не подозревает, внезапно становятся очевидными истинная сила и масштаб бессознательного в повседневной жизни. Определение бессознательного в терминах первого приводит непосредственно к выводу, что оно глупо, как грязь (Loftus & Klinger, 1992), тогда как определение его в терминах второго дает мнение, что оно в высшей степени разумно и адаптивно.

Этот расширенный и расширенный взгляд на бессознательное также более совместим с теорией и данными в области эволюционной биологии, чем взгляд когнитивной психологии «только подсознательный». Как и Дарвин и Фрейд, биологи-эволюционисты думают о бессознательном в гораздо большей степени в терминах непреднамеренных действий, а не в терминах неосознавания стимулов. В своей основополагающей работе « Эгоистичный ген » Докинз (1976) отметил впечатляющие и разумные замыслы в природе, которые возникли просто в результате слепого естественного отбора.Он называл природу «слепым часовщиком, бессознательным часовщиком», потому что не было сознательной преднамеренной направляющей руки в создании этих разумных конструкций (Dennett, 1991, 1995).

ЕСТЕСТВЕННОЕ БЕССОЗНАНИЕ ЭВОЛЮЦИОННОЙ БИОЛОГИИ

В соответствии с этими базовыми предположениями естествознания, исследования социального познания за последние 25 лет принесли поток удивительных открытий, касающихся сложных субъективных и поведенческих явлений, которые действуют за пределами осознания.Поскольку полученные данные не имели смысла с учетом «бессознательного» взгляда мейнстрима психологической науки (а именно, как могла система обработки данных, столь глупая, сделать так много в плане адаптивной саморегуляции?), Нам пришлось смотреть за пределы. психологию, чтобы понять их и их значение для человеческого разума. К счастью, если поместить их в более широкий контекст естественных наук, особенно эволюционной биологии, широко распространенные открытия сложных систем управления бессознательным поведением не только имеют смысл, но и оказываются предсказанными на априорных основаниях (Dawkins, 1976; Dennett, 1991). , 1995).

Гены, культура и раннее обучение

Учитывая неопределенность будущего и медленную скорость генетических изменений, наши гены не дают нам фиксированной реакции на определенные события (потому что их нельзя предвидеть с какой-либо степенью точности), но с общими тенденциями, адаптивными к местным вариациям (Докинз, 1976). Именно по этой причине эволюция превратила нас в открытые системы (Mayr, 1976). Это неограниченное качество дает возможность «подстроить» новорожденного к местным условиям.Многое из этого дается нам человеческой культурой, местными условиями (в основном социальными) мира, в котором мы родились. Докинз (1976) отметил, что фенотипическая пластичность позволяет младенцу полностью автоматически усваивать «уже изобретенную и в значительной степени отлаженную систему привычек в частично неструктурированном мозге» (стр. 193).

Получение культурных знаний — это гигантский шаг к адаптации к текущей местной среде. Любой человеческий младенец, рожденный сегодня, может быть немедленно перемещен в любое место и любую культуру мира, и тогда он будет адаптироваться к языку этой культуры и говорить на нем так же хорошо, как и любой ребенок, родившийся там (Dennett, 1991).Культурные руководства по правильному поведению (включая язык, нормы и ценности) «загружаются» в период раннего развития ребенка, тем самым значительно снижая непредсказуемость мира ребенка и его или ее неуверенность в том, как действовать и вести себя в нем.

И не только общие культурные нормы и ценности так легко усваиваются в этот ранний период жизни; мы также впитываем особенности поведения и ценности самых близких нам людей, обеспечивая еще более тонкую настройку тенденций соответствующего поведения.В обзоре 25-летних исследований подражания младенцам Мельцов (2002) пришел к выводу, что маленькие дети многое узнают о том, как себя вести, просто пассивно подражая другим детям, а также их взрослым опекунам. В частности, младенцы широко открыты для таких тенденций к подражанию, поскольку у них еще не развиты структуры когнитивного контроля, чтобы подавлять или подавлять их.

Бессознательное стремление к цели как открытая система

Гены в первую очередь определяют наше поведение через мотивации (Tomasello et al., 2005). Активная цель или мотив — это локальный агент, с помощью которого находит выражение генетическое влияние далекого прошлого. Эволюция работает через мотивы и стратегии — желаемые конечные состояния, которые мы ищем, из любой исходной точки в истории и географического положения карты судьбы, которые нам вручили (Tomasello et al., 2005).

Многие недавние исследования показали, что бессознательное стремление к цели дает те же результаты, что и сознательное преследование (обзоры в Dijksterhuis, Chartrand & Aarts, 2007; Fitzsimons & Bargh, 2004).Концепция цели, однажды активизированная без ведома участника, действует в течение продолжительных периодов времени (без сознательного намерения или контроля человека), чтобы направлять мысли или поведение к цели (например, Bargh, Gollwitzer, Lee-Chai, & Troetschel, 2001). Например, ненавязчивая инициализация цели сотрудничества заставляет участников, играющих роль рыболовной компании, добровольно положить больше рыбы обратно в озеро для пополнения рыбной популяции (тем самым уменьшая их собственную прибыль), чем участники в контрольном условии (Bargh et al. al., 2001).

Более того, качества основного процесса кажутся такими же, поскольку участники с прерванными бессознательными целями, как правило, хотят возобновить и завершить скучную задачу, даже когда у них есть более привлекательные альтернативы, и они будут проявлять большую настойчивость в решении задачи в лицо. препятствий, чем участники в контрольных условиях (Bargh et al., 2001). Эти черты давно характерны для сознательного стремления к цели (Lewin, 1935). Чем объясняется сходство бессознательного и сознательного стремления к цели? Учитывая позднее эволюционное появление сознательных способов мышления и поведения (e.g., Donald, 1991), вполне вероятно, что сознательное стремление к цели исключало или использовало уже существующие бессознательные мотивационные структуры (Campbell, 1974; Dennett, 1995).

Бесконечный характер такого бессознательного преследования цели раскрывается тем фактом, что цель действует на любой релевантной для цели информации, которая происходит в следующей экспериментальной ситуации (надпределенной, конечно), которая не может быть известна человеку. заранее — точно так же, как наши гены запрограммировали нас, чтобы мы были способны адаптироваться и процветать в местных условиях в далеком будущем, которое нельзя было предвидеть в деталях.То, что бессознательно действующая цель способна адаптироваться ко всему, что произойдет дальше, и использовать эту информацию для продвижения к цели, ясно демонстрирует уровень гибкости, который опровергает карикатуру на «тупое бессознательное», в которой бессознательное, как утверждается, способно только на жесткие и фиксированные ответы (Loftus & Klinger, 1992). Представление о негибком бессознательном также несовместимо с основными наблюдениями при изучении моторного контроля, поскольку очень гибкие онлайн-корректировки производятся бессознательно во время двигательного акта, такого как захват чашки или блокирование футбольного мяча (Rosenbaum, 2002).

Социальное поведение, бессознательно управляемое текущим контекстом

Открытый характер нашего развитого дизайна также заставил нас быть очень чувствительными и реактивными к настоящему, местному контексту. Точно так же, как эволюция дала нам общие «хорошие уловки» (Dennett, 1995) для выживания и воспроизводства, так и культура и раннее обучение адаптировали наши адаптивные бессознательные процессы к более специфическим местным условиям, в которых мы родились, контекстуальная прайминг это механизм, который обеспечивает еще более точную адаптацию к событиям и людям в настоящем времени (Higgins & Bargh, 1987).В контексте контекстного прайминга простое присутствие определенных событий и людей автоматически активирует наши представления о них и, соответственно, всю внутреннюю информацию (цели, знания, влияние), хранящуюся в этих представлениях, которая имеет отношение к ответной реакции.

Развитая, врожденная основа этих вездесущих эффектов прайминга обнаруживается в том факте, что они присутствуют вскоре после рождения, поддерживая подражательные способности младенца (см. Meltzoff, 2002). Такие эффекты прайминга, при которых то, что человек воспринимает, напрямую влияет на то, что он делает, зависят от существования тесной автоматической связи между восприятием и поведением.Действительно, эта тесная связь была обнаружена в когнитивной нейробиологии с открытием зеркальных нейронов в премоторной коре головного мозга, которые становятся активными как тогда, когда человек воспринимает данный тип действия другого человека, так и когда он сам участвует в этом действии (Frith & Wolpert, 2004).

Автоматическая связь между восприятием и поведением приводит к тому, что по умолчанию они склонны действовать так же, как и те, кто нас окружает (Dijksterhuis & Bargh, 2001). Таким образом, как вариант по умолчанию или отправная точка для вашего собственного поведения, слепое или бессознательное принятие того, что делают другие вокруг вас, имеет хороший адаптивный смысл, особенно в новых ситуациях и с незнакомцами.Эти стандартные тенденции и их бессознательная и непреднамеренная природа были продемонстрированы несколько раз на взрослых людях в исследованиях Чартрана и его коллег (см. Chartrand, Maddux, & Lakin, 2005). Люди не только склонны перенимать физическое поведение (позу, мимические жесты, движения рук и рук) незнакомцев, с которыми они взаимодействуют, не намереваясь или не осознавая, что они делают это, но и эта бессознательная имитация также имеет тенденцию увеличивать симпатию и привязанность. между индивидами, служа своего рода естественным «социальным клеем».

Кроме того, подтверждая это представление о естественной контекстной настройке своего поведения на текущую среду, когнитивные исследования показывают, что объекты, связанные с действием, активируют несколько планов действий параллельно и что производство действия управляется некоторой формой выборочного растормаживания. Например, результаты показывают, что внешние раздражители (например, молотки) автоматически заставляют нас физически взаимодействовать с миром (например, выполнять силовой захват, Tucker & Ellis, 2001). Одновременная активация нескольких планов действий очевидна в промахах действий (Heckhausen & Beckmann, 1990) и в нейропсихологическом синдроме потребительского поведения, при котором пациенты неспособны подавлять действия, вызываемые объектами окружающей среды, связанными с действиями (Lhermitte, 1983). ).

Предпочтения и чувства как бессознательные направляющие к настоящему.

Эволюция (а также раннее обучение и культура) влияет на наши предпочтения и, через них, на нашу склонность приближаться к аспектам нашего окружения или избегать их. Мы предрасположены предпочитать одни объекты и аспекты нашей окружающей среды другим. Мы часто руководствуемся своими чувствами, интуицией и инстинктивными реакциями, которые ставят во главу угла важные дела или внимание (Damasio, 1996; Schwarz & Clore, 1996).

Однако эти направляющие не возникают на пустом месте. Наши нынешние предпочтения основаны на тех, которые служили адаптивным целям в прошлом. Принцип эволюционной теории состоит в том, что эволюция постепенно строится на том, с чем ей приходится работать в данный момент; изменения медленные и постепенные (Allman, 2000). Знания, полученные на более низком уровне слепого отбора — кратчайшие пути и другие «хорошие приемы» (Dennett, 1995), которые последовательно работали в нашем долгосрочном эволюционном прошлом, — подпитываются как отправная точка и появляются как априорное знание, источник, о котором мы не знаем.Кэмпбелл (1974) назвал эти «сокращенные процессы», потому что они избавляют нас (индивидуально) от необходимости выяснять с нуля, какие процессы полезны, а какие опасны.

Согласно нынешнему аргументу, что бессознательное развилось как система управления поведением и как источник адаптивных и соответствующих импульсов действия, эти бессознательно активируемые предпочтения должны быть напрямую связаны с поведенческими механизмами. Эта связь установлена ​​в нескольких исследованиях: немедленные и непреднамеренные процессы оценки напрямую связаны с поведенческими предрасположенностями подхода и избегания.Чен и Барг (1999; см. Также Neumann, Förster, & Strack, 2003) показали, что участники быстрее совершают приближающие движения рукой (притягивая рычаг к себе), когда реагируют на объекты позитивного отношения, и быстрее совершают движения избегания ( отодвигая рычаг) при реагировании на объекты отрицательного отношения. Это было правдой, даже несмотря на то, что сознательной задачей в эксперименте было вовсе не оценивать объекты, а просто «сбивать с экрана» названия этих объектов, как только они появляются.

Эта тесная связь между непосредственной бессознательной оценкой и соответствующими тенденциями к действию (приближение против избегания) обнаруживается во всем животном царстве; они есть даже у одноклеточных парамеций. То, что автоматическая активация установок ведет непосредственно к соответствующей мышечной готовности у взрослых людей, удивительно только с той точки зрения, что действия и поведение всегда являются функцией сознательного намерения и руководства (например, Bandura, 1986; Locke & Latham, 2002).Более того, как только кто-то участвует в таком подходе и поведении избегания, они «откликаются» на наши сознательные суждения и чувства (так что тонкое побуждение человека к мышечным действиям, подобным подходу или избеганию, производит положительный или отрицательный эффект, соответственно. ; Neumann et al., 2003), что еще раз подтверждает идею о том, что действие предшествует отражению.

БЕССОЗНАНИЕ КАК ИСТОЧНИК ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ИМПУЛЬСОВ

Идея о том, что действие предшествует размышлению, не нова.Некоторые теоретики постулируют, что сознательный разум не является источником или происхождением нашего поведения; вместо этого они предполагают, что побуждения к действию активируются неосознанно и что роль сознания — как привратник и создатель чувств постфактум (Gazzaniga, 1985; James, 1890; Libet, 1986; Wegner, 2002). В этой модели сознательные процессы включаются после того, как в мозгу возник поведенческий импульс, то есть импульс сначала генерируется бессознательно, а затем сознание заявляет (и переживает) его как свое собственное.Тем не менее, на сегодняшний день мало что сказано о том, откуда именно берутся эти импульсы.

Однако, учитывая рассмотренные выше доказательства, теперь, похоже, есть ответ на этот вопрос. Существует множество поведенческих импульсов, генерируемых в любой момент времени, которые происходят из наших эволюционировавших мотивов и предпочтений, культурных норм и ценностей, прошлого опыта в аналогичных ситуациях, а также из того, что другие люди в настоящее время делают в той же ситуации. Эти импульсы предоставили нам бессознательно действующие мотивы, предпочтения и связанные с ними поведенческие тенденции подхода и избегания, а также мимикрию и другие побуждающие к поведению эффекты, вызванные простым восприятием поведения других.Определенно, кажется, нет недостатка в предложениях нашего бессознательного относительно того, что делать в той или иной ситуации.

Конфликт и сознание

Учитывая множественные источники бессознательных поведенческих импульсов, возникающих параллельно, конфликты между ними неизбежны, поскольку поведенческая активность (в отличие от бессознательной умственной деятельности) имеет место в последовательном мире, в котором мы можем делать только одну вещь за один раз. время. Как отмечалось выше, в начале онтогенеза действия имеют тенденцию отражать действия «подавленного» ума.Нет сомнений в том, что младенец не сможет вынести боль или подавить элиминационное поведение в обмен на какое-то вознаграждение в будущем. Однако в процессе развития оперантное обучение оказывает большее влияние на поведение, и действия начинают отражать подавление. Это приводит к подавлению программы действий, нейронного события, имеющего интересные свойства. Часто это связано с противоречивыми намерениями. Из-за задержки удовлетворения конфликт может состоять из стремления как есть, так и не есть. Конфликтующие намерения имеют негативную субъективную цену (Lewin, 1935; Morsella, 2005).

Независимо от адаптивности плана (например, бег по горячему песку пустыни, чтобы добраться до воды), раздор, который сочетается с конфликтом, нельзя выключить добровольно (Morsella, 2005). Влечения можно подавлять поведенчески, но нельзя подавлять ментально. Бессознательные агенты больше не влияют на поведение напрямую, но теперь они влияют на природу сознания. Влечения продолжают ощущаться сознательно, даже если они не выражаются поведенчески. Таким образом, они функционируют как «интернализованные рефлексы» (Выготский, 1962), которые могут быть использованы, чтобы играть важную роль в ментальном моделировании.Как известно инженерам, лучший способ узнать последствия того или иного курса действий (за исключением его фактического выполнения) — это смоделировать его. Одно из преимуществ моделирования состоит в том, что знание результатов усваивается без риска выполнения действий. Действительно, некоторые теоретики теперь предполагают, что функция явной сознательной памяти состоит в моделировании будущих потенциальных действий (Schacter & Addis, 2007).

Бессознательное руководство будущим поведением

Такие simulacra (i.е., продукты моделирования) бесполезны без некоторой способности их оценивать. Если бы генерал не имел представления о том, что представляет собой благоприятный исход битвы, имитировать боевые порядки было бы бесполезно. Моделирование может создавать симулякры, но само по себе не может их оценивать. Оценка потенциальных действий является сложной задачей, поскольку зависит от принятия во внимание различных факторов (например, физических или социальных последствий). Большинство знаний о том, что является благоприятным, уже воплощено в тех самых агентных системах, которые до появления подавления непосредственно контролировали поведение.Эти теперь подавленные агенты реагируют на симулякры, как если бы они реагировали на реальные внешние стимулы. Эти интернализованные рефлексы дают оценочное суждение или инстинктивные чувства, необходимые для моделирования.

Таким образом, бессознательные процессы разрешения конфликтов предоставляют ценную информацию для сознательных процессов планирования будущего. При достаточно сильной мотивации и приверженности намеченному курсу действий конкретные планы, такие как «когда произойдет X , я сделаю Y », сами действуют автоматически, когда появится возможность в будущем, как в исследовании намерения реализации, проведенном Голлвитцером и его коллегами. (е.г., Gollwitzer, 1999). Таким образом, бессознательные процессы не только адаптируют нас к текущей ситуации, но также влияют на прокладываемые нами пути, чтобы направлять наше будущее поведение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На протяжении большей части истории человечества существовали только концепции сознательного мышления и преднамеренного поведения. В 1800-х годах два очень разных развития — гипноз и теория эволюции — указали на возможность бессознательных, непреднамеренных причин человеческого поведения. Но почти два столетия спустя современная психологическая наука остается приверженной сознательно-центрической модели высших психических процессов; Не помогло и то, что наши представления о силах бессознательного во многом основаны на исследованиях обработки подсознательной информации.Это исследование с его операциональным определением бессознательного как системы, которая управляет подсознательной стимуляцией из окружающей среды, помогло увековечить представление о том, что сознательные процессы являются первичными и что они являются причинной силой, стоящей за большинством, если не всеми, человеческими суждениями. и поведение (например, Locke & Latham, 2002).

Мы предлагаем альтернативную перспективу, в которой бессознательные процессы определяются с точки зрения их непреднамеренной природы, а внутреннее отсутствие осознания связано с влиянием и действием запускающих стимулов, а не запускающих стимулов (потому что почти все естественные стимулы являются супралиминальный).Благодаря этому определению бессознательного, которое является исходным и историческим, современные исследования социального познания по эффектам прайминга и автоматизма показали существование сложных, гибких и адаптивных систем управления бессознательным поведением. Казалось бы, они имеют высокую функциональную ценность, особенно в качестве поведенческих тенденций по умолчанию, когда сознательный разум по своему обыкновению уходит из нынешней среды в прошлое или будущее. Приятно осознавать, что бессознательное наблюдает за магазином, когда хозяин отсутствует.

В остальных естественных науках, особенно в нейробиологии, предположение о примате сознания не так широко распространено, как в психологии. Предполагается, что сложный и разумный замысел живых существ управляется не сознательными процессами со стороны растений или животных, а скорее слепо адаптивными процессами, возникшими в результате естественного отбора (Dennett, 1995). Это не означает, что человеческое сознание не играет никакой роли или что оно не обладает особыми способностями преобразовывать, манипулировать и передавать информацию относительно умственных способностей других животных, но что это сознание не является необходимым для достижения сложных, адаптивных и интеллектуальное поведенческое руководство, продемонстрированное в появляющейся литературе по праймингу.Как утверждал Докинз (1976), бессознательные процессы являются умными и адаптивными во всем живом мире, и данные психологических исследований, появившиеся со времени его написания, подтвердили, что этот принцип распространяется и на людей. В природе «бессознательное» является правилом, а не исключением.

Поднятие крышки на бессознательное

Около 95 процентов мыслей происходит за пределами поля зрения — понимая, как это работает, вы можете обыгрывать систему, чтобы победить свои вредные привычки и подсознательные предубеждения

Люди 25 июля 2018 г.

Эмма Янг

Практически вся деятельность мозга происходит ниже уровня сознания.Ваше бессознательное выполняет множество жизненно важных функций — от контроля дыхания до обработки поступающей информации — но есть и несколько сбоев. Настройте их, и вы сможете улучшить работу системы.

Взломайте свое бессознательное

Ваше подсознание — это не черный ящик страхов и желаний, работающий, чтобы подорвать вас, а электростанция мысли. Узнайте, как вы можете воспользоваться преимуществами

Сознательное против бессознательного

Большинство бессознательных мыслей происходит глубоко внутри мозга, в то время как сознательные мысли, как правило, возникают на поверхности


Вредные привычки и как от них избавиться

До 40 процентов нашего повседневного поведения является привычным.Это может быть очень полезно. Например, пока ваше подсознание занято поездкой на работу, ваше сознание может сосредоточиться на чем-то другом.

Автоматизированное поведение сгруппировано в отдельные распорядки или «порции» — например, выкуривание сигареты за чашкой кофе — что затрудняет избавление от вредных привычек.

Чтобы перепрограммировать свое бессознательное, вы должны сначала разрушить существующую проблемную привычку. Например, если вы всегда тянетесь перекусить, когда идете на кухню, переместите закуски так, чтобы они были вне досягаемости.

Используйте заметные подсказки, чтобы вызвать более желательную привычку. Итак, чтобы заменить перекус фруктовым блюдом, купите другую вазу с фруктами и поставьте ее на новое, легкодоступное место на кухне.

Повторение — ключ к успеху. На формирование новой привычки может уйти от 15 до 254 дней.

Контексты вызывают не только сигналы, но и вызывают привычное поведение, поэтому постарайтесь избавиться от вредной привычки, находясь вдали от обычного окружения. …

границ | Сделайте бессознательное явным для развития науки о сознании

Введение

Если мы хотим понять, как и почему сознательная обработка, нам нужно сравнить ее с бессознательной обработкой и увидеть, чем они отличаются (Baars, 1988).Таким образом, точная характеристика бессознательной обработки данных имеет решающее значение для непрерывного прогресса в науке о сознании. Масштабы и пределы бессознательной обработки были тщательно исследованы на протяжении более века (см., Например, Kouider and Dehaene, 2007, для исторической точки зрения), но консенсуса еще предстоит достичь. В то время как некоторые утверждают, что бессознательная обработка очень ограничена (например, Holender and Duscherer, 2004), другие предполагают, что все, что может быть сделано сознательно, может быть сделано и бессознательно (Hassin, 2013; но см. Hesselmann and Moors, 2015).Споры продолжаются отчасти по методологическим / техническим причинам, например, что нетривиально представить стимул ниже уровня сознания, сохраняя при этом возможность для мозга обрабатывать информацию. Мы утверждаем, что этот аспект особенно актуален для рассмотрения при оценке возможности бессознательных когнитивных функций высокого уровня: если определенный уровень обработки входного стимула не может быть проверен с самого начала, отсутствие соответствующего высокоуровневого познания будет ожидал.Такая ситуация дает мало доказательств против возможности определенного типа бессознательного познания высокого уровня. Мы также утверждаем, что доказательства против определенных бессознательных функций высокого уровня должны быть представлены в экспериментальном контексте, в котором может быть продемонстрирован хотя бы сознательный аналог — в противном случае доказательства снова будут слабыми. Наконец, мы отмечаем, что явная характеристика бессознательного имеет решающее значение также в исследованиях нейронных коррелятов сознания.

Соответствующие критерии увеличивают вес свидетельств против бессознательного познания высокого уровня

Согласно нескольким исследованиям, бессознательная обработка может происходить на высоком уровне восприятия (см. Kouider and Dehaene, 2007) и когнитивном уровне (см. Soto and Silvanto, 2014).Однако другие исследования не смогли обеспечить поддержку бессознательной обработки высокого уровня (например, Schlossmacher et al., 2017; Biderman and Mudrik, 2018). Демонстрация бессознательной обработки на уровне на любом уровне нетривиально в том смысле, что нельзя считать само собой разумеющимся, что стимул был зарегистрирован и обработан просто потому, что он был «бессознательно» представлен участнику; возможно, сигнал слишком слаб, чтобы его вообще можно было обработать. Похоже, что разные методы передачи стимулов в бессознательное состояние позволяют обрабатывать их на разных уровнях (Breitmeyer, 2015).Например, Fahrenfort et al. (2017) обнаружили, что моргание внимания позволяло перцептивную интеграцию невидимых индукторов Каниджи, тогда как обратное маскирование — нет.

Существует множество возможных причин для нулевых результатов (например, недостаток мощности, методологические затруднения, неправильный выбор парадигмы), но в контексте бессознательного познания высокого уровня следует попытаться хотя бы продемонстрировать бессознательные процессы на некотором значимом уровне, чтобы обосновать утверждения о том, что конкретная функция высокого уровня не может быть реализована бессознательно.Например, Schlossmacher et al. (2017) исследовали, могут ли выражения эмоций обрабатываться бессознательно во время непрерывного подавления вспышки. Несмотря на высокую мощность, индивидуальную настройку контраста стимулов и одновременное измерение активности мозга (которое может улавливать процессы, не очевидные в поведении), они не обнаружили разницы между нейтральным и положительным / отрицательным выражением лица. Важно отметить, что они не включали условия контроля низкого уровня (например, скремблированные лица или другие соответствующие испытания по улову, см. Moors et al., 2019), и поэтому неясно, были ли нулевые эффекты вызваны неспособностью обрабатывать выражения лица как таковые, или же экспериментальная установка не позволяла обрабатывать низкоуровневую обработку, вопрос, который они сами широко обсуждают (см. Также Sterzer et al., 2014). Они действительно показывают некоторое изменение сигнала во время бессознательных испытаний (рис.4 в Schlossmacher et al., 2017), но без соответствующего эталонного условия неясно, связано ли это изменение с бессознательной обработкой, ожиданием, накоплением паттернов Мондриана, используемых во время непрерывного процедура подавления вспышки, или что-то еще.

Точно так же Бидерман и Мудрик (2018) оценили бессознательную интеграцию объекта и сцены с помощью процедуры маскирования в сочетании с праймингом в попытке воспроизвести предыдущие результаты (Mudrik et al., 2011; Mudrik and Koch, 2013). Они оценили, может ли бессознательное первичное число, включающее либо конгруэнтный, либо неконгруэнтный объект, влиять на поведенческие характеристики, чтобы классифицировать целевую сцену как конгруэнтную или неконгруэнтную. Они не наблюдали никакого эффекта прайминга и, таким образом, не заявили никаких доказательств бессознательной интеграции объектов и сцен.Однако, что касается Шлосмахера и др., Бидерман и Мудрик не включили эталонное условие, позволяющее проверить обработку более низкого уровня. Они действительно включали «пост-тест на видимость», в котором один и тот же набор стимулов предъявлялся либо в вертикальном, либо в перевернутом виде. Здесь участники могли работать лучше, чем случайно, что авторы интерпретировали как указание на частичное осознание в соответствии с объективными критериями бессознательного восприятия. В качестве альтернативы можно было бы утверждать, что прямая / перевернутая задача требует более низкого уровня обработки по сравнению с задачей интеграции объекта и сцены, и более чем вероятная производительность в сочетании с субъективным измерением, используемым параллельно Бидерманом и Мудриком, также может быть интерпретирована как указание на бессознательную обработку нижнего уровня.Включение специального эталонного условия для конкретного исследования низкоуровневой бессознательной обработки (например, условия, при котором цель и начальное значение идентичны, для эталонного прайминга) в рамках одного и того же эксперимента могло бы предоставить ценную информацию в этом отношении.

В более ранней попытке воспроизвести бессознательную интеграцию объекта и сцены Moors et al. (2016) также не нашли поддержки интеграции, но продемонстрировали корреляцию между временем подавления нарушения и низкоуровневыми свойствами изображения.Если бы были доказательства интеграции, корреляция с низкоуровневыми свойствами изображения могла бы оказаться проблематичной из-за риска затруднения интеграции с нерелевантными свойствами изображения (Moors et al., 2019). Однако в контексте нулевой поддержки интеграции, корреляция с конкретными свойствами изображения может рассматриваться как свидетельство того, что, по крайней мере, содержимое изображения обрабатывается неосознанно. Результаты Moors et al. (2016), таким образом, достаточно, чтобы утверждать, что интеграция объекта и сцены не может осуществляться бессознательно? В идеале, для конкретного вопроса об интеграции объекта и сцены , хотелось бы видеть доказательства не только какой-либо формы бессознательной обработки изображений, но и конкретно для идентификации объекта и идентификации сцены — только тогда можно будет проверить / опровергнуть интеграция двух.Это действительно сложная задача, но этот вопрос показывает, что то, что составляет «соответствующий эталонный тест» или «соответствующий уровень обработки», может различаться в зависимости от вопроса исследования.

Еще один момент, который следует учитывать при исследовании обработки бессознательной информации высшего порядка, заключается в том, может ли экспериментальный план выявить сознательный аналог интересующего процесса. Например, в недавнем исследовании рабочей памяти с помощью магнитоэнцефалографии (МЭГ) Trübutschek et al. (2019) использовали процедуру маскирования, чтобы представить едва видимый квадрат в разных местах, при этом 20% испытаний были испытаниями с «отсутствием цели» (что представляет собой эталонное условие для проверки также низкоуровневой бессознательной обработки, как обсуждалось выше).Задача состояла в том, чтобы сохранить местоположение целевого квадрата и после сигнала команды указать исходное положение или мысленно повернуть запомненное положение по часовой стрелке или против часовой стрелки. Таким образом, при испытаниях ротации участники должны были манипулировать содержимым, хранящимся в кратковременной памяти, тем самым давая возможность проверить, может ли ключевая особенность рабочей памяти (то есть манипуляция) также выполняться бессознательно. Поведенческие результаты показали, что результаты испытаний на бессознательном уровне выше вероятности, что подтверждает возможность сохранения и манипулирования бессознательной информацией.Нейронные маркеры сознательной обработки были обнаружены во время поддержания сознания по сравнению с бессознательными и отсутствующими испытаниями, но не было очевидной разницы между бессознательными и отсутствующими испытаниями, что свидетельствует о хранении в памяти «безмолвной активности» (Trübutschek et al., 2017; но см. Bergström and Eriksson , 2014, 2018; King et al., 2016). Важно отметить, что нейронная активность после предъявления инструкции (т. Е. Во время манипуляции) не выявила разницы между осознанными или бессознательными испытаниями и испытаниями в отсутствие.Эти результаты были интерпретированы как эффективное кратковременное бессознательное хранение, но как сознательное восстановление запомненной позиции, чтобы позволить последующее манипулирование (до тех пор) бессознательной информацией.

Однако тот факт, что не было разницы в МЭГ-сигналах между сознательными и отсутствующими состояниями, дает возможность альтернативной интерпретации, а именно, что экспериментальная парадигма была неоптимальной для характеристики деятельности, связанной с манипуляциями. В частности, кажется, что отсутствующие испытания требовали такой же нагрузки на соответствующую когнитивную обработку, что и сознательные (и бессознательные) испытания, что делало нейронные маркеры манипуляции неразличимыми в разных условиях.Поскольку не было маркера сознательного манипулирования содержимым рабочей памяти, неудивительно, что не было и маркера бессознательного манипулирования. Trübutschek et al. могут, конечно, быть правы в их интерпретации, но поскольку явной демонстрации мозговой активности, связанной с манипуляциями, не было вообще, вывод о том, что бессознательные репрезентации памяти необходимо преобразовать в сознательные репрезентации, чтобы ими можно было манипулировать, остается спекулятивным.

Нейронные корреляты сознательной и бессознательной обработки

Явная характеристика бессознательных процессов также очень желательна в исследованиях нейронных коррелятов сознания (NCC).За последнее десятилетие был достигнут консенсус, согласно которому многие традиционные парадигмы рискуют объединить фактический NCC с предварительными (например, внимание) и последующими (например, отчетность) процессами (например, Aru et al., 2012; Koch et al. ., 2016). Соответственно, были предприняты усилия по уменьшению влияния таких недоразумений, например, путем разработки парадигм отсутствия отчетов (см. Tsuchiya et al., 2015). Однако по-прежнему распространенной практикой остается предполагать бессознательную обработку, а не явно ее демонстрировать.Если нейронные корреляты сознательных процессов и (NCU) явно не охарактеризованы и не сопоставлены с сознательными процессами, любое утверждение NCC останется гипотетическим. К сожалению, NCU много раз остается незамеченным.

Например, при использовании бинокулярного соперничества (или других бистабильных стимулов) экспериментальное обоснование обычно заключается в том, что нейронная активность, которая следует за сдвигами в сознательном восприятии, а не время самого стимула (которое является постоянным), будет отмечать NCC (ранее предполагалось). Сделано также одним из авторов).Однако не все нейронные процессы, которые коррелируют с переключением восприятия, должны быть связаны с сознанием, как отмечалось ранее (Aru et al., 2012; De Graaf et al., 2012; Blake et al., 2014; Giles et al., 2016). ). Действительно, недавно было продемонстрировано, что бинокулярное соперничество может иметь место и в отношении бессознательных стимулов (Zou et al., 2016). Хотя есть примеры, в которых также охарактеризована активность, связанная с подавленным стимулом (например, Fries et al., 1997; Tononi et al., 1998), существуют другие методы разделения параметров стимула и сознательного восприятия, чем бистабильные стимулы, которые могут быть лучше подходит для исследования NCC, например, с помощью пороговых стимулов, манипуляции вниманием, слепого зрения и т. д.(см., например, Kim and Blake, 2005; Giles et al., 2016).

Аналогичный аргумент можно привести в пользу относительно распространенного в настоящее время подхода к манипулированию состоянием сознания — обычно относящимся к уровню бодрствования — для исследования NCC (см. Macdonald et al., 2015). Манипуляция состоянием сознания позволила по-новому взглянуть на NCC путем сравнения когнитивных и / или мозговых изменений, связанных с разными уровнями бодрствования (например, седация или отсутствие седации; Boveroux et al., 2010), или во время переходов от сознательного к бессознательному (например, Cavanna et al., 2018). Однако один решающий фактор, который следует принять во внимание при исследовании NCC, заключается в том, что манипулирование глобальным состоянием сознания не только изменит сознательные процессы, но также может изменить несколько других функций мозга. Таким образом, нельзя исключить, что пониженный уровень бодрствования также может повлиять на бессознательную обработку. Пока взаимосвязь и / или различия между сознательными и бессознательными состояниями не будут лучше поняты, представляется разумным контролировать эффекты, не специфичные для сознательной обработки (Koch et al., 2016). Чтобы иметь возможность утверждать, что нейронный коррелят связан конкретно с сознательной обработкой, можно манипулировать как содержанием (осведомленность), так и состоянием сознания (бодрствование) в рамках одного и того же эксперимента (Overgaard and Overgaard, 2010; Bachmann and Hudetz, 2014).

Заключительные замечания

Прогресс в любой области науки зависит от воспроизводимых результатов, в не меньшей степени для науки о сознании. Возможно, на протяжении всей истории исследований бессознательных процессов больше внимания уделялось возможным ложноположительным результатам по сравнению с ложноотрицательными.Однако для истинного прогресса необходимо иметь дело с обоими. Здесь мы утверждали, что следует принять дополнительные соображения в отношении исследований бессознательного познания более высокого уровня, так что вес доказательств из нулевого открытия значительно возрастет, если они представлены в контексте соответствующих критериев. Это включает проверку того, что экспериментальная парадигма может поддерживать и поддерживает базовые процессы, необходимые для соответствующего процесса более высокого уровня. Например, при изучении высокоуровневой интеграции или высокоуровневой обработки восприятия релевантным эталоном будет сначала показать, что информация, которая должна быть интегрирована / обработана, по крайней мере, распознается мозгом.Из-за нетривиального характера реализации бессознательного предъявления стимула такую ​​обработку на базовом уровне не следует воспринимать как должное, и в каждый эксперимент следует включать соответствующую проверку.

Явно демонстрируя бессознательные процессы на базовом уровне, можно снизить риск ложноотрицательных выводов. Мы также утверждали, что есть много преимуществ, если явно продемонстрировать нейронные корреляты бессознательных процессов, которые могут снизить риск ложноположительных NCC.Ранее много было написано о сопоставлении состояний сознания и бессознательного. Остается неясным, возможно ли это вообще, но здесь мы выступаем за то, чтобы , по крайней мере, , нейронные корреляты бессознательных процессов должны быть явно продемонстрированы, чтобы путем сравнения обосновать NCC. К сожалению, это не обычная практика при использовании бистабильных стимулов или при манипулировании состоянием сознания.

В заключение, мы считаем, что прогресс в науке о сознании будет расти, если бессознательные процессы станут явными, в том смысле, что соответствующие данные (поведенческие или нейронные) явным образом сообщаются для поддержки того, что в настоящее время слишком часто является неявными фоновыми предположениями.

Авторские взносы

Рукопись написали

JE, AF и TP.

Финансирование

Это исследование было поддержано Шведским исследовательским советом (грант № 2016-02931) и Riksbankens Jubileumsfond (грант № P17-0772: 1).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Ару, Дж., Бахманн, Т., Сингер, В., и Меллони, Л. (2012). Выделение нейронных коррелятов сознания. Neurosci. Biobehav. Ред. 36, 737–746. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2011.12.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бахманн, Т., и Худец, А.Г. (2014). Пора объединить две основные традиции в исследовании нейронных коррелятов сознания: C = LxD. Фронт. Psychol. 5: 940. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00940

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бергстрём, Ф., и Эрикссон, Дж. (2014). Поддержание бессознательно представленной информации задействует префронтальную кору. Фронт. Гм. Neurosci . 8: 938. DOI: 10.3389 / fnhum.2014.00938

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бидерман, Н., Мудрик, Л. (2018). Доказательства неявной, но не бессознательной обработки отношений объект-сцена. Psychol. Sci. 29, 266–277. DOI: 10.1177 / 0956797617735745

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блейк, Р., Браскэмп, Дж., И Хигер, Д. Дж. (2014). Может ли бинокулярное соперничество выявить нейронные корреляты сознания? Philos. Сделка. R. Soc. В 369: 20130211. DOI: 10.1098 / rstb.2013.0211

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Boveroux, P., Vanhaudenhuyse, A., Bruno, M.-A., Noirhomme, Q., Lauwick, S., Luxen, A., et al. (2010). Нарушение функциональной возможности магнитно-резонансной томографии в состоянии покоя внутри сети и между сетями во время потери сознания, вызванной пропофолом. Анестезиология 113, 1038–1053. DOI: 10.1097 / ALN.0b013e3181f697f5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брайтмейер, Б.Г. (2015). Психофизические методы «ослепления» раскрывают функциональную иерархию бессознательной обработки изображений. Consc. Cogn. 35, 234–250. DOI: 10.1016 / j.concog.2015.01.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каванна, Ф., Вилас, М. Г., Палмуччи, М., и Тальясуччи, Э.(2018). Динамическая функциональная связь и метастабильность мозга во время измененных состояний сознания. NeuroImage 180, 383–395. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2017.09.065

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Грааф, Т. А., Се, П. Дж., И Сак, А. Т. (2012). «Корреляты» в нейронных коррелятах сознания. Neurosci. Biobehav. Ред. 36, 191–197. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2011.05.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фаренфорт, Дж.Дж., Ван Леувен, Дж., Оливерс, К. Н. Л. и Хогендорн, Х. (2017). Перцептивная интеграция без сознательного доступа. PNAS 114, 3744–3749. DOI: 10.1073 / pnas.1617268114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрис П., Роэльфсема П. Р., Энгель А. К., Кениг П. и Сингер В. (1997). Синхронизация колебательных ответов в зрительной коре коррелирует с восприятием в межглазном соперничестве. PNAS 94, 12699–12704. DOI: 10.1073 / pnas.94.23.12699

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hesselmann, G., and Moors, P. (2015). Определенно возможно: могут ли бессознательные процессы выполнять те же функции, что и сознательные? Фронт. Psychol. 6: 584. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00584

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кинг, Дж. Р., Пескетели, Н., Дехайн, С. (2016). Мозговые механизмы, лежащие в основе кратковременного сохранения видимой и невидимой сенсорной информации. Нейрон 92, 1122–1134. DOI: 10.1016 / j.neuron.2016.10.051

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коуидер, С., Дехайн, С. (2007). Уровни обработки во время бессознательного восприятия: критический обзор визуальной маскировки. Philos. Пер. R. Soc. Лондон . 362, 857–875. DOI: 10.1098 / rstb.2007.2093

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макдональд, А.А., Наси, Л., Макдональд, П.А., и Оуэн, А. М. (2015). Анестезия и нейровизуализация: исследование нейронных коррелятов бессознательного. Trends Cogn. Sci. 19, 100–107. DOI: 10.1016 / j.tics.2014.12.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мурс, П., Боеленс, Д., Овервалле, Дж., Ван и Вагеманс, Дж. (2016). Интеграция сцены без осознания: нет убедительных доказательств согласованности обработки сцены при непрерывном подавлении вспышки. Psychol. Sci. 27, 945–956.DOI: 10.1177 / 0956797616642525

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Moors, P., Gayet, S., Hedger, N., Stein, T., Sterzer, P., van Ee, R., et al. (2019). Три критерия для оценки высокоуровневой обработки при непрерывном подавлении вспышки. Trends Cogn. Sci. 23, 267–269. DOI: 10.1016 / j.tics.2019.01.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mudrik, L., Breska, A., Lamy, D., and Deouell, L.Y. (2011).Интеграция без осознания: расширение границ бессознательной обработки. Psychol. Sci. 22, 764–770. DOI: 10.1177 / 0956797611408736

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mudrik, L., and Koch, C. (2013). Дифференциальная обработка невидимых конгруэнтных и неконгруэнтных сцен: случай бессознательной интеграции Лиад Мудрик. J. Vision 13, 1–14. DOI: 10.1167 / 13.13.24

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schlossmacher, I., Юнгхёфер, М., Штраубе, Т., и Брухманн, М. (2017). Отсутствие дифференциальных эффектов на мимику при непрерывном подавлении вспышки: исследование потенциалов, связанных с событием. NeuroImage 163, 276–285. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2017.09.034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штерцер П., Стейн Т., Людвиг К., Роткирх М. и Хессельманн Г. (2014). Нейронная обработка визуальной информации при межглазном подавлении: критический обзор. Фронт. Psychol. 5: 453. DOI: 10.3389 / fpsyg.2014.00453

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тонони Г., Сринивасан Р., Рассел П. Д. и Эдельман Г. М. (1998). Изучение нейронных коррелятов сознательного восприятия с помощью нейромагнитных ответов с разметкой частоты. PNAS 95, 3198–3203. DOI: 10.1073 / pnas.95.6.3198

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трубучек Д., Марти С., Охеда А., Кинг, Дж. Р., Ми, Ю., Цодыкс, М. и др. (2017). Теория рабочей памяти без сознания или постоянной активности. ELife 6: e23871. DOI: 10.7554 / eLife.23871

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трубучек, Д., Марти, С., Уэбершер, Х., и Дехаене, С. (2019). Зондирование пределов активности безмолвной бессознательной рабочей памяти. PNAS 116, 14358–14367. DOI: 10.1073 / pnas.1820730116

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цучия, Н., Уилке, М., Фрэссле, С., и Ламме, В.А.Ф. (2015). Парадигмы без отчетов: извлечение истинных нейронных коррелятов сознания. Trends Cogn. Sci. 19, 757–770. DOI: 10.1016 / j.tics.2015.10.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бессознательная активность мозга формирует наши решения

Наш мозг формирует наши решения задолго до того, как мы осознаем их. Таков вывод замечательного нового исследования, которое показывает, что паттерны активности в определенных частях нашего мозга могут предсказать результат решения за секунды до того, как мы даже осознаем, что принимаем его.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Кажется естественным думать, что мы выполняем действия после осознанного решения. Я решаю начать печатать, и в результате мои руки двигаются по клавиатуре. Но согласно современной нейробиологии, это чувство свободы воли может быть иллюзией. На протяжении более двадцати лет эксперименты показали, что без нашего ведома большой объем умственной обработки проходит бессознательно, прежде чем мы осознаем, что намереваемся действовать.

Первое такое исследование было проведено Бенджамином Либетом в 1983 году. Либет попросил добровольцев нажать кнопку в любое время по их выбору и запомнить положение секундной стрелки наручных часов, когда они впервые почувствовали желание двигаться. Пока это происходило, Либет измерял активность их дополнительной моторной области (SMA), части мозга, участвующей в планировании движений. Удивительно, но он обнаружил, что SMA активировалась примерно за полсекунды за до , когда доброволец почувствовал сознательное желание нажать кнопку.

Этот плодотворный эксперимент показал, что мозг принимает решения на подсознательном уровне и что люди верят только в то, что они сознательно руководили своими действиями задним числом. Эксперимент, казалось, подорвал представления о свободе воли, и понятно, что он оказался спорным. Некоторые критиковали методы, которые использовал Либет, утверждая, что неточные измерения могут объяснить небольшой разрыв между активностью мозга и сознанием.

Для тех, кого убедили результаты эксперимента, оставалось множество важных вопросов.Является ли SMA источником решения или он реагирует на другие части мозга, расположенные еще выше по цепочке команд? И является ли эта бессознательная активность признаком того, что соответствующие области мозга становятся готовыми, или она действительно предсказывает действие, которое в конечном итоге будет предпринято? Теперь Чонг Сионг Сун и его коллеги из Института Макса Планка ответили на эти вопросы, представив элегантное обновление работы Либета.

Выберите кнопку, любую кнопку

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Вскоре 36 добровольцев попросили посмотреть букву в центре экрана компьютера, которая менялась каждые полсекунды. По мере того как буквы текли, добровольцы должны были нажимать одну из двух кнопок, когда им хотелось. Когда это происходило, им давали выбор из четырех букв, и они должны были выбрать ту, которая была вверху, когда они принимали решение о нажатии кнопки.

Когда они это сделали, Вскоре измерили активность их мозга, используя метод сканирования, называемый функциональной магнитно-резонансной томографией (фМРТ).Затем он использовал статистический метод, называемый распознаванием образов, чтобы посмотреть, может ли он сопоставить модели активности в разных частях мозга в разное время с выбором нажатия правой или левой кнопки.

В среднем добровольцы нажимали кнопку примерно за 22 секунды и чувствовали, что они сознательно решили сделать это, примерно за секунду или меньше до того, как совершили движение. Но данные фМРТ рассказывают совсем другую историю. Две части мозга — лобно-полярная кора и предклинье — проявили активность, которая предсказывала выбор, который сделали добровольцы, а в лобной части мозга эта активность произошла за колоссальные 7 секунд до того, как испытуемые осознали свои решения.

Эти поразительные результаты предполагают, что к тому времени, когда мы осознаем решение двигаться, на наш выбор уже в течение нескольких секунд влияли действия лобно-полярной коры. Исследование выходит далеко за рамки оригинальной работы Либета. Это показывает, что эта предварительная деятельность далека от общего и неспецифического любопытства, но на самом деле может предсказать решение. Это также нельзя объяснить неточностями в измерениях — временные рамки были слишком длинными для этого.

Эти ассоциации никогда не наблюдались до сих пор, потому что ни лобно-полярная кора, ни предклинье не были более активными у всего за время, предшествующее нажатию кнопки. Вместо этого, именно образец возбуждающих нейронов в этих областях предсказал окончательное решение, и потребовалось использование методов распознавания образов, чтобы выявить этот эффект.

Цепочка событий

Вовлечение лобно-полярной коры неудивительно.Он выполняет роль исполнительного менеджера и участвует в восстановлении воспоминаний и контроле над другими высокоуровневыми частями мозга. Вскоре думает, что это источник самого решения, а предклинье просто хранит решение до тех пор, пока оно не достигнет сознательного уровня. Когда он изменил свой эксперимент так, что добровольцам была показана подсказка, указывающая им, когда делать выбор, лобно-полярная кора по-прежнему проявляла предсказательную активность перед сигналом, но предклинье действовало только во время между сигналом и действием.

Вскоре, как и Либет, обнаружил, что SMA также была активна до того, как добровольцы осознали свои намерения. Но он также показал, что его модель активности может предсказать , когда будет принято окончательное решение . Опять же, эта информация доступна на бессознательном уровне примерно за 5 секунд до того, как добровольцы действительно начнут двигаться. Лобно-полярная и теменная кора головного мозга не участвуют в отсчете времени за несколько миллисекунд до движения, поэтому кажется, что две части мозга выполняют разные и взаимодополняющие обязанности.Один формирует результат выбора, а другой влияет на его выбор времени.

Вскоре можно предположить, что искры решения начинаются в лобно-полярной коре. Исходя из этого, решение «подготавливается» путем наращивания активности в предклинье, а затем и в SMA. Он задерживается там на короткое время, прежде чем мы осознаем это и начнем действовать. Эта бессознательная часть процесса принятия решений может быть полезной для нас. По крайней мере, один эксперимент показал, что люди с повреждением соответствующих частей мозга не проявляют никаких признаков неосознанной подготовки и принимают более неверные решения в игровом эксперименте.

Подобные исследования имеют важное философское значение. Если наш мозг бессознательно принимает решения за нас, есть ли место для свободы воли? Сам Либет так считает, но ограниченно. Он утверждает, что, несмотря на всю бессознательную подготовку мозга, люди все же могут сознательно решить прекратить выполнение действия в последние миллисекунды, прежде чем мысль станет делом. С этой точки зрения, это скорее случай «свободы воли», чем свободы воли.

Артикул: Скоро, С.С., Брасс, М., Хайнце, Х., Хейнс, Дж. (2008). Бессознательные детерминанты свободных решений в человеческом мозгу. Природа Нейронауки DOI: 10.1038 / nn.2112

Изображений: Мыслитель, фото Satyakamk

Сознательные и бессознательные уровни старения Самостереотипы: Ответ автора | Журналы геронтологии: Серия B

Комментарии Хаммерта (2003) и Зебровица (2003) на тему «Разум имеет значение: когнитивные и физические эффекты самостереотипов старения» (Леви, 2003) очень ценятся.Они поднимают несколько моментов, которые важны сами по себе, а также дают мне возможность прояснить некоторые аспекты статьи.

Хаммерт (2003) проницательно предполагает, что, используя различие между «стереотипами как когнитивными структурами и стереотипами как процессом применения стереотипов», легче думать о том, как стереотипы старения могут стать самостереотипами старения и как стареющие самостереотипы может применяться к другим в своей группе, в отличие от себя.Последнее различие может также учитывать действие стереотипов как на бессознательном, так и на сознательном уровнях; ведь люди могут сознательно отказываться от своей старости, при этом бессознательно сохраняя ее. Эта дихотомия дает еще один способ интерпретации исследования, цитируемого Хаммертом (2003), которое показало, что пожилые люди считают свою когорту более ослабленной, чем они сами (Crockett & Hummert, 1987). Использование социального сравнения таким образом поможет пожилому человеку справиться с трудностями, в то время как потребность , необходимая для совладания, может отражать бессознательное признание того, что он стареет.

Что касается происхождения возрастных стереотипов, я согласен с Хаммертом (2003) в том, что «интернализация подразумевает, что стереотипы каким-то образом находятся« где-то там »», однако по нескольким причинам из этого не следует, что я подразумеваю «дети принимают их как единое целое». целые. » Во-первых, стереотипы о старении могут приобретаться постепенно и часто бессознательно с течением времени — вплоть до взрослого возраста. Было продемонстрировано, что повторяющееся воздействие простых чисел увеличивает силу бессознательных или неявных стереотипов (Dijksterhuis & van Knippenberg, 1998; Levy, Hausdorff, Hencke, & Wei, 2000; Murphy, Monahan, & Zajonc, 1995).(Таким образом, усиление и / или развитие и интернализация не являются взаимоисключающими, как предполагает Хаммерт [2003].) Во-вторых, разнообразие как положительных, так и отрицательных стереотипов старения доступно во всех культурах (Hummert, 1999; Соколовский, 1994). В-третьих, индивидуальные, групповые и институциональные обстоятельства определяют степень распространения стереотипов оттуда к себе (Levy & Banaji, 2002). Все эти факторы являются одними из тех, которые помогают объяснить вариабельность взглядов на старение, обнаруженную в наших лонгитюдных исследованиях (Levy, Slade, & Kasl, 2002; Levy, Slade, Kunkel, & Kasl, 2002) вместе с другими исследованиями ( е.г., Hummert, 1999).

Как указывает Зебровиц (2003), среди старших легко найти отрицательное и компенсирующее поведение, но вместо того, чтобы принимать их за чистую монету, кажется полезным рассматривать их как методы сокрытия бессознательных процессов (Freud, 1946; Greenberg, Schimel, И Мертенс, 2002). Соответственно, эти защиты могут быть ответом на усвоение негативных стереотипов старения. Сознательное отстранение от старения (Zebrowitz, 2003) не эквивалентно бессознательному отстранению.Это может частично объяснить, почему самоисполняющиеся пророчества или стереотипно-конгруэнтное поведение, как было обнаружено, работают в широком спектре исследований (например, Hess, Auman, Colcomb, & Rahhal, 2003; Levy, 1996; Steele, 1997; Wheeler И Петти, 2001).

Zebrowitz (2003) прав, утверждая, что «преждевременно приписывать эффекты ориентированных возрастных стереотипов на пожилых, но не молодых людей, на усвоение стереотипов старения пожилыми, но не более молодыми участниками». Существующая литература не указывает на дифференциальную интернализацию.Вместо этого в статье New Directions (Levy, 2003) было высказано предположение, что (а) интернализация стереотипов старения продолжается во всех возрастных группах (отсюда накопление стереотипов до старости, которые формируют основу самостереотипов старения), и (б) это самооценка, которая определяет эффекты этих стереотипов, когда они активированы. В ряде исследований была обнаружена аналогичная картина с другими типами стереотипов: люди, которые являются членами групп, как правило, демонстрируют более сильные эффекты, чем те, кто не является им, особенно когда активация незначительна (например,g., Shih, Ambady, Richeson, Fujita, & Gray, 2002). Литература по возрастной схематичности или самооценке старения (например, Montepare & Clements, 2001), по-видимому, дополняет, а не конкурирует с гипотезой.

Я разделяю озабоченность Зебровица (2003) по поводу того, что «взрослые воспринимаются как неудачно ассимилирующие возрастные стереотипы в их самооценки». Старейшины не более несчастны, чем, например, студенты колледжа, которые замедлили скорость ходьбы в ответ на неявную активацию возрастных стереотипов (Bargh, Chen, & Burrows, 1996).Было показано, что помимо несчастья, значительное число пожилых людей придерживаются положительного самовосприятия старения и могут поддерживать более высокий уровень функционального здоровья с течением времени, частично опираясь на воспринимаемый контроль (Леви, Слэйд, Кункель и др., 2002).

Список литературы

Баргх, Дж. А., Чен, М., Берроуз, Л.

1996

. Автоматичность социального поведения: прямое влияние построения черты и активации стереотипа на действие.

Журнал личности и социальной психологии

,

71

,

230

-244.

Крокетт, В. Х., Хаммерт, М. Л.

1987

. Восприятие старения и пожилых людей.

Ежегодный обзор геронтологии и гериатрии

,

7

,

217

-241.

Dijksterhuis, A., van Knippenberg, A.

1998

. Связь между восприятием и поведением, или как выиграть в игре Trivial Pursuit.

Журнал личности и социальной психологии.

,

74

,

865

-877.

Фрейд, А.

1946

. Эго и механизмы защиты . Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Гринберг, Дж., Шимел, Дж., Мертенс, А.

2002

. Эйджизм: отрицание лица будущего. В Т. Нельсон (ред.), Эйджизм: стереотипы и предубеждения в отношении пожилых людей. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Гесс, Т. М., Ауман, К., Колкомб, С. Дж., Раххал, Т. А.

2003

.Влияние угрозы стереотипа на возрастные различия показателей памяти.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

58B

,

P3

-P11.

Хаммерт, М. Л.

1999

. Социально-когнитивный взгляд на возрастные стереотипы. В T. M. Hess и F. Blanchard-Fields (Eds.), Социальное познание и старение (стр. 175–195). Нью-Йорк: Academic Press.

Хаммерт, М. Л.

2003

. Когда возрастной стереотип становится стереотипом о старении? Комментарий.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

58B

,

P212

-P213.

Леви, Б.

1996

. Улучшение памяти в пожилом возрасте за счет неявных стереотипов о себе.

Журнал личности и социальной психологии

,

71

,

1092

-1107.

Леви, Б. Р.

2003

. Разум имеет значение: когнитивные и физические эффекты стареющих стереотипов о себе.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

58B

,

P203

-P211.

Леви Б. Р., Банаджи М. Р.

2002

. Неявный эйджизм. У Т. Нельсона. (Ред.), Эйджизм: стереотипы и предубеждения в отношении пожилых людей (стр. 49–75). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Леви, Б. Р., Хаусдорф, Дж., Хенке, Р., Вей, Дж. Ю.

2000

. Снижение сердечно-сосудистого стресса с помощью положительных стереотипов о старении.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

55B

,

P205

-P213.

Леви, Б., Слейд, М., Касл, С.

2002

. Продолжительность жизни увеличивается за счет положительного самовосприятия старения.

Журнал личности и социальной психологии

,

83

,

261

-270.

Леви, Б., Слейд, М., Кункель, С., Касл, С.

2002

. Лонгитюдная польза положительного самовосприятия старения на работоспособное здоровье.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

57B

,

P409

-P417.

Монтепаре, Дж. М., Клементс, А. Е.

2001

.«Возрастные схемы»: Руководство по обработке информации о себе.

Журнал развития взрослых

,

8

,

99

-108.

Мерфи, С. Т., Монахан, Дж. Л., Зайонц, Р. Б.

1995

. Аддитивность бессознательного аффекта: комбинированные эффекты грунтовки и воздействия.

Журнал личности и социальной психологии

,

69

,

589

-602.

Ши, М., Амбади, Н., Ричсон, Дж. А., Фуджита, К., Грей, Х.

2002

. Повышение эффективности стереотипов: влияние собственной релевантности и способ активации стереотипов.

Журнал личности и социальной психологии

,

83

,

638

-647.

Соколовский, Дж.

1994

. Образы старения: кросс-культурная перспектива. В Д. Шенк и В. А. Ахенбаум (ред.), Изменение восприятия старения и пожилых людей. Нью-Йорк: Спрингер.

Стил, К. М.

1997

. Угроза в воздухе: как стереотипы влияют на интеллектуальную идентичность и производительность.

Американский психолог

,

52

,

613

-629.

Уиллер, С. К., Петти, Р. Е.

2001

. Влияние активации стереотипа на поведение: обзор возможных механизмов.

Психологический бюллетень

,

127

,

797

-826.

Zebrowitz, L.A.

2003

. Стереотипы старения — интернализация или прививка? Комментарий.

Геронтологический журнал: Психологические науки

,

58B

,

P214

-P215.

Американское геронтологическое общество

Принятие решений может быть неожиданно бессознательной деятельностью — ScienceDaily

Вопреки тому, во что многие из нас хотели бы верить, принятие решений может быть процессом, в значительной степени управляемым бессознательной умственной деятельностью.Команда ученых выяснила, как мозг на самом деле бессознательно подготавливает наши решения. Даже за несколько секунд до того, как мы сознательно примем решение, его результат можно предсказать по бессознательной активности мозга.

Это показано в исследовании, проведенном учеными из Института когнитивных исследований человека и мозга им. Макса Планка в Лейпциге в сотрудничестве с университетской больницей Шарите и Центром вычислительной нейробиологии им. Бернштейна в Берлине. Исследователи из группы профессора Джона-Дилана Хейнса использовали сканер мозга, чтобы исследовать, что происходит в человеческом мозге непосредственно перед принятием решения.«Многие процессы в мозге происходят автоматически и без участия нашего сознания. Это предотвращает перегрузку нашего разума простыми рутинными задачами. Но когда дело доходит до решений, мы склонны предполагать, что они принимаются нашим сознательным разумом. текущие результаты «.

В исследовании, опубликованном в Nature Neuroscience, участники могли свободно решать, хотят ли они нажимать кнопку левой или правой рукой. Они были свободны принимать это решение, когда захотят, но должны были помнить, в какое время они чувствовали, что приняли решение.Целью эксперимента было выяснить, что происходит в мозгу в период непосредственно перед тем, как человек почувствовал, что решение было принято. Исследователи обнаружили, что по сигналам мозга можно было предсказать, какой вариант участникам потребуется до семи секунд, прежде чем они сознательно примут решение. Обычно исследователи смотрят на то, что происходит, когда решение принято, но не на то, что происходит за несколько секунд до этого. Тот факт, что решения можно предсказать задолго до того, как они будут приняты, является удивительным открытием.

Это беспрецедентное предсказание свободного решения стало возможным благодаря сложным компьютерным программам, которые были обучены распознавать типичные паттерны активности мозга, предшествующие каждому из двух вариантов. Микропаттерны активности лобно-полярной коры головного мозга позволяли предсказать выбор еще до того, как участники знали, какой вариант они собирались выбрать. Решение нельзя было точно предсказать, но предсказание явно было выше случайности. Это говорит о том, что решение бессознательно готовится заранее, но окончательное решение все же может быть обратимым.

«Большинство исследователей изучают, что происходит, когда люди должны принять немедленное решение, как правило, как быстрая реакция на событие в нашей среде. Здесь мы сосредоточились на более интересных решениях, которые принимаются более естественным, самостоятельным образом», — Хейнс объясняет.

Более 20 лет назад американский исследователь мозга Бенджамин Либет обнаружил сигнал мозга, так называемый «потенциал готовности», который возник за долю секунды до принятия сознательного решения. Эксперименты Либета вызывали большие споры и споры.Многие ученые утверждали, что если наши решения бессознательно подготавливаются мозгом, то наше чувство «свободы воли» должно быть иллюзией. С этой точки зрения решение принимает мозг, а не сознание человека. Эксперименты Либета были особенно противоречивыми, потому что он обнаружил лишь небольшую временную задержку между активностью мозга и сознательным решением.

Напротив, теперь Хейнс и его коллеги показывают, что активность мозга предсказывает — даже на 7 секунд раньше времени — то, как человек собирается принять решение.Но они также предупреждают, что исследование не исключает, наконец, свободу воли: «Наше исследование показывает, что решения бессознательно готовятся гораздо раньше, чем предполагалось ранее. Но мы еще не знаем, где принимается окончательное решение. решение, подготовленное этими областями мозга, все еще может быть отменено ».

Ссылка на журнал: Чун Сионг Сун, Марсель Брасс, Ханс-Йохен Хайнце и Джон-Дилан Хейнс. Бессознательные детерминанты свободных решений в человеческом мозгу. Nature Neuroscience 13 апреля 2008 г.

История Источник:

Материалы предоставлены компанией Max-Planck-Gesellschaft . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Лестница осознанных компетенций — обучение навыкам на сайте MindTools.com

Развитие осведомленности о своих уровнях навыков

Также называется матрицей осознанной компетентности, матрицей обучения и четырьмя этапами обучения

© GettyImages
stocknroll

Сделайте первые шаги по «лестнице обучения».«

Когда мы осваиваем новые навыки, мы испытываем разные эмоции на разных этапах процесса обучения.

Вначале мы можем не осознавать, сколько нам нужно учиться. Затем, когда мы обнаруживаем то, чего не знаем о предмете, мы можем разочароваться и даже сдаться.

Осознание того, что мы чувствуем на каждом этапе процесса обучения, может помочь нам «придерживаться этого» и справляться с этими эмоциональными взлетами и падениями.

«Понимание лестницы осознанных компетенций» может помочь вам в этом.В этой статье, проверенной и одобренной создателями модели, мы исследуем, как вы можете использовать ее для более эффективного изучения новых навыков.

Понимание лестницы сознательной компетентности

Ноэль Берч, сотрудник Gordon Training International, разработал «Лестницу осознанной компетентности» в 1970-х годах.

Модель выделяет два фактора, которые влияют на наше мышление при изучении нового навыка: сознание (осведомленность) и уровень навыка (компетентность).

Согласно модели, мы проходим следующие уровни по мере развития компетенции в новом навыке:

  1. Бессознательно неквалифицированный — мы не знаем, что у нас нет этого навыка или что нам нужно его изучить.
  2. Сознательно неквалифицированный — мы знаем, что у нас нет этого навыка.
  3. Сознательно квалифицированный — мы знаем, что у нас есть это умение.
  4. Неосознанно квалифицированный — мы не знаем, что у нас есть этот навык, но мы не сосредотачиваемся на нем, потому что это так просто.

Эта «лестница обучения» показана на рисунке 1 ниже.

Совет:

Некоторые люди предпочитают рассматривать процесс обучения как матрицу с некомпетентностью / компетентностью по горизонтальной оси и бессознательным / сознательным по вертикальной оси (см. Рисунок 2 ниже).Используйте представление, которое лучше всего подходит для вас.

Когда использовать лестницу сознательной компетентности

Лестница осознанных компетенций полезна по-разному.

Во-первых, вы можете использовать его, чтобы понять эмоции, которые вы испытываете в процессе обучения. Это поможет вам сохранять мотивацию, когда вы чувствуете себя неадекватным или подверженным неуверенности в себе. ; и это помогает вам управлять своими ожиданиями успеха, чтобы вы не пытались достичь слишком многого и слишком рано.

Например, во время фазы сознательной неквалифицированности вы можете заверить себя, что, хотя обучение этому навыку сейчас сложно и неприятно, в будущем ситуация улучшится.И, когда вы неосознанно обладаете навыками, модель напоминает вам ценить приобретенные навыки и не быть слишком нетерпеливыми с людьми, которые еще не приобрели их.

Это также полезно в ситуациях наставничества и обучения, поскольку позволяет вам быть в курсе того, что думают и чувствуют ваши люди. Затем вы можете помочь им понять свои эмоции, когда они осваивают новые навыки, и подбодрить их, когда они разочарованы.

Как использовать лестницу сознательной компетентности

В следующих разделах каждый уровень рассматривается более подробно и выделяются стратегии, которые вы можете использовать, чтобы успешно пройти каждый этап по мере изучения нового навыка.Они также охватывают стратегии, которые вы можете использовать, направляя других людей в процессе обучения.

Уровень 1 — Бессознательно неквалифицированный (вы не знаете, что вам нужен этот навык)

Эффект Даннинга-Крюгера говорит нам, что людям с низкой компетенцией трудно судить о том, насколько они неквалифицированы. На этом уровне вы блаженно невежественны: у вас полное отсутствие знаний и навыков в определенной области, и вы этого не осознаете. Таким образом, ваша уверенность намного превосходит ваши возможности.

Чтобы выйти из уровня 1, используйте такие инструменты, как Персональный SWOT-анализ. и оценка потребностей в обучении чтобы определить свои сильные и слабые стороны и понять, какие навыки вам необходимо изучить. В рамках этого процесса попросите других людей внести свой вклад, чтобы вы могли выявить слабые места и потребности в навыках, которые в противном случае могли бы упустить.

Кроме того, убедитесь, что вы понимаете свои цели обучения — нет смысла изучать навыки в областях, которые не соответствуют вашим личным или рабочим целям. .

Если вы тренируете других людей, имейте в виду, что в начале процесса они могут не знать, насколько они неквалифицированы. Вам нужно научить их понимать, сколько им нужно учиться. Вам также нужно будет объяснить, почему им нужно изучать эти навыки.

Будьте внимательны на этой ранней стадии и оставляйте много положительных отзывов. поддерживать мотивацию людей на высоком уровне.

Уровень 2 — Сознательно неквалифицированный (вы знаете, что вам нужен этот навык)

На этом этапе вы поняли, что вам нужно изучать новые навыки.Вы понимаете, что другие намного более компетентны, чем вы, и что они могут легко делать то, с чем вы боретесь.

Этот уровень может деморализовать, заставляя людей терять уверенность. или даже полностью отказаться от своих усилий по обучению. Поэтому на этом этапе важно сохранять позитивный настрой.

Используйте такие инструменты, как утверждения и карты сокровищ чтобы бороться с негативным мышлением и переориентировать свою энергию в те дни, когда вы чувствуете себя подавленным.Помните, что обучение может быть неудобным в краткосрочной перспективе, но эти навыки помогут вам достичь своих целей и построить лучшую жизнь.

Обучая других, оказывайте много ободрения и поддержки на этом этапе и объясните идею Лестницы сознательной компетентности, чтобы люди понимали любое чувство разочарования, которое они испытывают. Кроме того, помогите им повысить уверенность в себе. , если необходимо.

Совет:

Рассмотрите возможность ведения дневника чтобы помочь вам записывать и размышлять о своих мыслях, чувствах и прогрессе.Вы также можете отметить любые стратегии, которые вы используете, чтобы успокоить себя и улучшить свои навыки.

Уровень 3 — Сознательно квалифицированный (вы знаете, что у вас есть этот навык)

На этом уровне вы знаете, что приобрели необходимые навыки и знания. Вы регулярно применяете полученные знания на практике и приобретаете еще больше уверенности, используя свои новые навыки.

Вам по-прежнему необходимо концентрироваться, когда вы выполняете эти действия, но по мере того, как вы набираетесь практики и опыта, эти действия становятся все более автоматическими.

Чтобы успешно пройти уровень 3, ищите возможности как можно чаще использовать свои навыки. Например, вы можете добровольно участвовать в проектах, требующих ваших новых навыков, или создавать свою работу. чаще использовать эти навыки в вашей текущей должности.

Если вы тренируете членов команды, держите их сосредоточенными на навыках, которым они должны овладеть, и дайте им множество возможностей практиковать эти навыки.

Например, вы можете назначить им проекты, в которых используются их новые навыки, или назначить им соответствующие обучающие упражнения.

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Получайте новые карьерные навыки каждую неделю, а также наши последние предложения и бесплатное загружаемое учебное пособие по личному развитию.

Прочтите нашу Политику конфиденциальности

Уровень 4 — Бессознательное умение (этот навык теперь не требует усилий «Вторая природа»)

На этом уровне вы легко используете свои новые навыки.Вы можете выполнять задачи и принимать важные решения без сознательного усилия. Вы полностью уверены в успехе.

Когда вы овладеете одним набором навыков, важно узнать больше, если вы хотите продолжать расти.

Хороший способ сделать это — научить этим новым навыкам других в вашей организации. Это сохранит информацию в вашей памяти, углубит ваше понимание материала и даст вам полезный способ передать эти знания другим.

Также имейте в виду, что вы можете вернуться вниз по лестнице, если не используете свои новые навыки регулярно.

Если вы тренируете, убедитесь, что люди избегают самоуспокоенности и постоянно обновляют свои навыки.

Вам также может потребоваться напомнить людям, как трудно было достичь этого уровня, чтобы они предложили сочувствие и поддержку людям, которые находятся на более ранней стадии процесса.

Даже если члены вашей команды бессознательно обладают навыками, поощряйте их использовать контрольные списки и формальные процедуры, чтобы им все равно нужно было думать о том, что они делают в важных моментах.

Пример:

Роль Кезии в маркетинге означала, что ей приходилось проводить регулярные презентации. Однако ее коллеги сочли ее графику сбивающей с толку, ее материалы неорганизованными, а ее подачу несвязной. Кезия, однако, не понимала, что что-то не так. Она была бессознательно неквалифицированной.

Ее менеджер, Роуэн, посоветовал ей пройти курс обучения навыкам презентации. После пары сеансов Кезия начала понимать, насколько плохими должны были быть ее презентации.Она стала сознательно неквалифицированной и чувствовала себя подавленной. Роуэн призвал ее продолжать развивать свои навыки и проводил с ней неформальные встречи, чтобы повысить ее уверенность в себе.

Навыки Кезии улучшены. Она стала сознательно опытной, счастливой и уверенной в своей вновь обретенной способности проводить эффективные презентации с интегрированной графикой и быстрой доставкой.

Наконец, Кезия бессознательно приобрела навыки и смогла в короткие сроки делать отличные презентации по ряду вопросов.Роуэн побудил ее задуматься о своих новых навыках и передать их другим.

Ключевые моменты

Ноэль Берч, сотрудник Gordon Training International, разработал «Лестницу осознанной компетентности» в 1970-х годах. Вы можете использовать его, чтобы управлять своими эмоциями во время потенциально сложного процесса обучения.

Модель имеет четыре уровня обучения:

  1. Бессознательно неквалифицированный.
  2. Сознательно неквалифицированный.
  3. Сознательно квалифицированный.
  4. Неосознанно квалифицированный.

Модель может быть полезным руководством для вашего собственного обучения, но вы также можете использовать ее, когда тренируете других, чтобы направлять их через эмоциональные взлеты и падения, связанные с приобретением новых навыков.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.