Бихевиоризм представители: БИХЕВИОРИЗМ • Большая российская энциклопедия

Автор: | 12.02.1970

Содержание

Бихевиоризм как научный подход к изучению поведения — Блог Викиум

Люди по-разному общаются и ведут себя с окружающими, по-разному работают, отдыхают и по-своему реагируют на различные события. Все что касается сферы поведения человека или животных уже много лет является субъектом изучения бихевиоризма.

Бихевиоризм является научным подходом к исследованию поведения людей и животных. Всестороннее изучение данной области основано на теории о том, что поведение любого человека обусловлено рефлексами и реакциями в ответ на какие-то мотивационные обстоятельства. Кроме этого, имеет немаловажное значение личный опыт конкретного индивидуума.

Полученный опыт в процессе развития складывается из двух основных моментов – поощрения и наказания. Эти два мощных импульса будут сильно воздействовать на личность, и регулировать ее поведение в той или иной ситуации. Бихевиористы, в свою очередь, признают влияние генетической наследственности, но все-таки первостепенную роль ученые отдают многообразию факторов окружения личности. Их интересуют именно когнитивные функции – процессы в головном мозге, которые активируются при изучении окружающей среды.

Изучать и рассматривать сознание, как отдельное и независимое явление, приверженцы бихевиоризма категорически отказывались. Они считали, что оно всего лишь представляет отдельные поведенческие реакции.

Джон Уотсон проводил множественные эксперименты над людьми. Особенно его внимание было обращено к изучению поведения младенцев. Это была превосходная идея, потому что груднички являлись ничем не обремененными и неопытными субъектами. Ученому удалось выделить три главные реакции, основывающихся на базе инстинктов. Это чувства, которые широко известны каждому нормальному человеку – любовь, гнев и страх. Однако метод формирования более сложных поведенческих форм так и не был им до конца изучен.

Вслед за Уотсоном появлялось много ученых, которые делали посильный вклад в эту науку. Одним из наиболее заметных деятелей стал психолог и педагог американского происхождения Эдвард Торндайк.

Он изучил и ввел такое понятие как «оперантное поведение», которое базировалось на идее развития путем многочисленных попыток и неудач. Торндайк единственный ученый у кого вышло установить, что сущность интеллекта можно выделить, не затрагивая при этом сознание.

Если характеризовать бихевиоризм со стороны психологии, то в качестве основного формирующего научного направления мы можем выделить целый список его главных положений. Их можно описать в форме следующих тезисов:

  1. Предмет анализа бихевиоризма – поведение и реакции человека или прочих животных.
  2. Поведение и поведенческие реакции подвергаются анализу с помощью наблюдения.
  3. Психологические и физические особенности жизнедеятельности индивидуума контролируются поведением.
  4. Поведение человека или животного представляет собой комплекс определенных движений на различные мотивирующие факторы.
  5. Узнав основной раздражитель, можно предсказать, какой будет ответная реакция.
  6. Прогнозирование реакций особи – фундаментальная цель бихевиоризма.
  7. Абсолютно все виды реагирования особь унаследует (безусловные рефлексы) или получает в результате личного опыта (условные рефлексы).

Самым ярким лидером бихевиоризма является Джон Уотсон. Он не боялся изучать данную область с помощью неординарных экспериментов и как можно детальнее описывал полученные результаты.

Хотя Уотсон был не единственным, кто посвятил свою жизнь бихевиоризму. Среди прочих выдающихся личностей можно отметить заслуги Уильяма Хантера. Он прославился тем, что создал в 1914 году известную всем отсроченную схему анализа реакции в поведении. Авторитетным деятелем он стал благодаря своим знаменитым экспериментам, в которых участвовали обезьяны.

Еще одним именитым ученым, состоявшим в движении бихевиористов, был Карл Лешли. Он экспериментальным образом помог выбранному животному разработать конкретный навык. Затем он ампутировал какую-то часть мозга и пытался изучить взаимосвязь между обретенным навыком и отрезанной частью. Интереснее всего ему было наблюдать за тем, как оставшаяся часть мозга начинает брать на себя и выполнять нехарактерные для нее функции.

Фундаментальным выводом, полученным с помощью множества бихевиористских исследований, можно назвать осознание человеком своих и чужих поведенческих реакций. Кроме этого, итогом такой научной деятельности стало понимание, что можно создавать обстоятельства, обуславливающие определенное поведение и действия индивида.

Подобные исследования еще раз доказывают, что мозг можно тренировать и улучшать основные когнитивные функции через специальные тренировки. Развить память, внимание, мышление помогут тренажеры Викиум: всего 10 минут занятий в день помогут научиться быстро концентрироваться, запоминать важные вещи и развить гибкость мышления.

Бихевиоризм — Представители необихевиоризма

Толман и Уотсон: психология действительно должна быть наукой о поведении, но понимать поведение иначе, нежели Уотсон (нужно изучать другой тип поведения — целенаправленное). Поведение не как молекулярный, но молярный феномен.

Молекулярный– поведение как совокупность элементарных ответов на стимулы.

«Молекулярному» понятию поведения Уотсона противопоставил свое понимание, которое назвал «молярным». Единицей поведенияявляется целенаправленный акт, использующий мускульные движения, организованные вокруг цели и обслуживаемые и направляемые когнитивными моментами.

Примеры целевого поведения: крыса, бегающая по лабиринту, ребенок, играющий в прятки, болтовня по телефону, психолог, ставящий эксперимент на крысах и пр. Знать, какие нервы, мускулы и физиологические механизмы были задействованы, совсем необязательно. Эти типы реакций имеют другие, вполне узнаваемые (поддающиеся идентификации) свойства.

Отношение к крысам (восторженные) и экспериментам с ними. Практически все значимые феномены (не считая тех, для понимания которых, нужно учитывать влияние слова и общества) в психологии могут быть прояснены на основании экспериментов с крысами. Точнее – на основании эксперимента и теоретического анализа поведения крысы в развилке лабиринта.

Промежуточные переменные— понятие, введенное необихевиоризмом с целью преодолеть ограниченность трактовки поведения как процесса, сводимого к формуле «стимул — реакция». Под промежуточными переменными понимались недоступные прямому наблюдению психические компоненты («значение», «цель», «мотив», «когнитивная карта» и др.), выступающие в роли посредника междустимулом как независимой переменнойиответной реакцией как зависимой переменной.

Голодкак промежуточная переменная: это состояние может быть описано через объективные параметры – время, которое крысы оставались без корма; скорость, с которой они поедают корм, когда его наконец дают и т. п.

Толмен приложил много усилий для того, чтобы операционализировать ПП, привязать их к наблюдаемому поведению. Ное В конце пути Толмен определял ПП как теоретические конструкты, применение которых может быть оправданно тем, что они позволяют описывать, предсказывать и объяснять поведение.

Гипотеза– предположение относительно связи между целью и средством, которое формируется на раннем этапе обучения.

Ожидание– гипотеза, которая получила предварительное подтверждение.

Убеждение– ожидание того, что опыт получит систематическое подтверждение (готовность связывать средство с целью).

Когнитивная карта– целостный пространственный образ окружающей обстановки, сложившийся на основании предшествующего опыта животного или человека и определяющего их поведение

Позиция Толмена относительно подкрепления.

См. выше по поводу отношения к Торндайку. Научение происходит как бы само собой, через наблюдение. Не подкрепление, но подтверждение(подтверждение гипотезы, ожидания или убеждения приводит к формированию когнитивной карты). В силу того, что Т акцентировал в научении выявление связей между стимулами, его бихевиоризм называют S-S бихевиоризмом.

Научение versus исполнение.

По Халлу, мы постоянно учимся, но то, будем ли мы применять свои знания, зависит от мотивации.

Латентное научение– это научение, которое не переводится в исполнение. Опыт Толмена и Хонзика с тремя группами крыс. 1) постоянное улучшение; 2) незначительное улучшение; 3) прекрасный результат на 11 день.

БИХЕВИОРИЗМ | Энциклопедия Кругосвет

БИХЕВИОРИЗМ (от англ. behavior – поведение) – направление в американской психологии, утвердившее ее предметом поведение, понимаемое как совокупность объективных реакций на внешние стимулы и не требующее для своего объяснения обращения к психическим явлениям. Основано в 1910-х годах Джоном Уотсоном (1878–1958), работавшим в университете Джонса Хопкинса. Радикальная для того времени позиция Уотсона заключалась в том, что психологи должны изучать исключительно поведение, а не интеллект или психическую деятельность. Уотсон признавал единственный метод исследования: объективное наблюдение, отрицая пользу и достоверность любых видов интроспективного анализа. Согласно его взглядам, задача психологии – предсказывать и контролировать поведение человека. Поведение анализировалось с точки зрения мышечных и гормональных реакций, как непосредственно наблюдаемых, так и неявных; реакции следовало изучать в их связи с изменениями стимулов, возникающих в самом организме или во внешней среде.

Конечная цель усматривалась в объяснении механизмов зависимости поведения человека от внешних факторов, а также в целенаправленном его формировании.

Большее влияние на Уотсона оказало развитие в 18–19 вв. концепции рефлекса, которое достигло кульминации в работах Чарлза Шеррингтона (1857–1952), И.М.Сеченова (1829–1905), И.П.Павлова (1849–1936) и В.М.Бехтерева (1857–1927). Исследования рефлекторных реакций лабораторных животных, опубликованные Шеррингтоном в 1906, и учение Павлова об условных рефлексах, согласно которому изначально нейтральные стимулы замещают собой другие стимулы, вызывающие соответствующие реакции, легли в основу концепции «объективной» психологии.

Развитие предложенной Уотсоном системы потребовало переформулировки традиционных психологических понятий в терминах унаследованных и приобретенных реакций, явных или неявных, физиологических, двигательных или словесных. Так, эмоции были определены как наследственный способ реагирования, в котором преобладают неявные физиологические и гормональные реакции. Инстинкт рассматривался как явный наследственный способ реагирования. Позднее, когда проведенные Уотсоном исследования поведения детей не подтвердили наличия таких способов реагирования, он полностью отбросил понятие инстинкта. Формирование поведения, от непроизвольных движений и крика новорожденного до сложных навыков и речевых реакций взрослого, Уотсон объяснял павловскими условными рефлексами.

Свои взгляды Уотсон изложил в двух основополагающих трудах: Поведение: Введение в сравнительную психологию (Behavior: An Introduction to Comparative Psychology, 1914) и Психология с точки зрения бихевиориста (Psychology from the Standpoint of a Behaviorist, 1919).

В 1911 аналогичные идеи выдвинул М.Ф.Мейер (1873–1967), стремившийся приблизить психологию к физиологии. Ученик Мейера А.П.Вейсс (1879–1931) поддержал и расширил представления Уотсона по многим вопросам, поставив цель преобразовать психологию в естественнонаучную дисциплину. К.С.Лешли (1890–1958), последователь Уотсона, и У.С.Хантер (1889–1954), учившийся, как и сам Уотсон, у Дж.Энджелла в Чикагском университете, внесли существенный вклад в развитие теоретических и экспериментальных основ бихевиоризма.

Некоторые принципы бихевиоризма были пересмотрены в 1930–1940-е годы, когда сложилось новое направление – необихевиоризм, изучавшее поведение с учетом «промежуточных переменных» – познавательных и мотивационных процессов, опосредующих связь между стимулом и реакцией. Кроме того, в противовес механической трактовке поведения как суммы простейших реакций в необихевиоризме утвердилось понимание поведения как целостного и целенаправленного акта. Наиболее видные представители необихевиоризма – Э.Ч.Толмен (1886–1959), К.Л.Халл (1884–1952), Б.Ф.Скиннер (1904–1990).

БИХЕВИОРИЗМ — это… Что такое БИХЕВИОРИЗМ?

(от англ. behavior – поведение) – господств. направление в амер. психологии 20 в., отрицающее сознание как предмет психологии и считающее таковым поведение, под к-рым понимаются телесные реакции на стимулы. Возникновение Б. было обусловлено как социальными, так и теоретич. причинами. Нарастание идеологич. реакции в период империализма вызвало появление концепций, принижающих роль сознания. Наиболее распространенные в США разновидности махистской философии – прагматизм и неореализм – отвергли реальность не только материи, но и сознания как свойства мозга. Вместе с тем остро вставал вопрос о практич. использовании психологии с тем, чтобы поставить ее на службу капиталистич. произ-ву. На рубеже 20 в. резко обнаружилась несостоятельность интроспективной теории сознания (см. Интроспективная психология). Под влиянием эволюц. биологии возникают попытки применить объективный метод к изучению поведения животных. Одна из таких попыток принадлежала Торндайку (1898). Наблюдая реакции животных при выполнении экспериментальных задач, он пришел к выводу, что решение достигается методом «проб и ошибок», путем отбора произведенных наугад движений. Этот вывод был затем распространен на процесс учения у человека. По принципиально иному пути объективного исследования поведения животных и человека пошел, развивая идеи Сеченова, Павлов, работы к-рого оказали большое влияние на сторонников Б., хотя и были ими неправильно истолкованы в духе механицизма. На них повлияли также искания в области «объективной психологии» Бехтерева. Такова была атмосфера, в к-рой сложилась первая программа Б., сформулированная Уотсоном (1913). Центр. пунктом программы было требование отказаться от понятия «сознание», якобы препятствующего превращению психологии в строгую науку. Выступая на словах против идеалистич. взгляда на сознание, Б. полностью принимал этот взгляд, т.к. понимал под сознанием совокупность субъективных данных, познаваемых только тем, кто их непосредственно переживает. Отвергая сознание как реальную функцию мозга, состоящую в отражении внешнего мира, Б. выступил и против физиологии мозга, изучающей материальный субстрат психики. Открытые Павловым закономерности высшей нервной деятельности он попытался интерпретировать в терминах «стимула и реакции», т. е. внешнего раздражения и двигат. ответа на него, полностью игнорируя динамику нервно-психич. процессов, обусловливающую характер акта поведения. Павлов выступил против Б. со спец. работой «Ответ физиолога психологам» («The reply of physiologist to psychologist», «Psychol. Rev.», 1932, v. 39, No 2). Б. требует замены исторически сложившейся системы психологич. категорий новыми понятиями: ощущение он называет «дискриминаторной реакцией», мышление – «субвокальной реакцией гортани», чувство отождествляет с «висцеральной реакцией», самосознание трактует как «вербальный отчет» и т.д. Исследователи, находившиеся под влиянием Б., внесли довольно значит. вклад в разработку конкретных вопросов психологии (в особенности проблем навыка и учения), однако получ. факты Б. интерпретирует с ложных теоретич. позиций. Так, напр., выработка навыка сводится к механич. закреплению связей в результате повторения, характер же отражения мозгом действительности полностью игнорируется. Мышление отождествляется с речью, сама же речь превращается в лишенный смыслового содержания речедвигат. акт. Б. свойственна установка на биологизацию человеч. поведения. Качеств. отличие последнего от поведения животных отрицается. Выдвигается мнение, будто всё, что есть важного в психологии, может быть в сущности исследовано путем продолжающегося теоретич. и экспериментального анализа поведения крысы в лабиринте. Исходя из гносеологии позитивизма, Б. видит задачу психологич. науки в фиксации результатов внешнего наблюдения, считая неправомерным изучение внутр. механизмов деятельности, познаваемых опосредованно. Уже в начале 20-х гг. 20 в. начинается распад Б. на ряд направлений, сочетающих с осн. его доктриной элементы др. теорий, в частности гештальтпсихологии и фрейдизма. Амер. психолог Э. Толмен пытался преодолеть механицизм Б. на основе своеобразной телеологич. концепции, названной им «молярным Б.» (Е. С. Tolman, Purposive behavior in animals and men, N. Y., 1932). Амер. психолог Вейс доказывал, что все психологич. факты могут быть безостаточно выражены в физико-химич. или социологич. терминах (A. A. Weiss, A theoretical basis of human behavior, 1925). Амер. психолог Г. Мид критиковал Уотсона за индивидуалистич подход к поведению и выдвинул теорию «социального Б.», согласно к-рой поведение складывается в процессе общения (G. Mead, Mind, self and society from the stand point of a social behaviorist, 1934). Само общение при этом понимается сугубо идеалистически, как «обмен жестами» (речь относится к категории вокальных жестов). В 30–40-х гг. Б. сближается с семантич. идеализмом и операционализмом. В нем все сильнее нарастает тенденция к формализации психологии, замене индуктивного исследования, свойственного раннему Б., априористич. построениями. Таков, напр., «гипотетико-дедуктивный» метод одного из наиболее влият. представителей совр. Б. – амер. психолога К. Халла, строящего науку о поведении на общих постулатах, из к-рых извлекаются дедуктивным путем выводы, предлагаемые для эмпирич. проверки (С. L. Hull, Principles of behavior; an introduction to behavior theory, 1943). Для совр. Б. характерна тенденция к максим. ограничению круга явлений, объясняемых с позиций рефлекторной теории. Так, амер. бихевиорист Скиннер объявил типичным для живых существ т.н. «оперантное» поведение, причинная обусловленность к-рого внешней стимуляцией отрицается. Ряд сторонников Б., перенеся центр тяжести с приобретенных реакций на инстинкты, психич. «гены» (Торндайк) и т.п., смыкается с расистскими теориями. В настоящее время предпринимаются попытки использовать для укрепления Б. успехи кибернетики путем объяснения закономерностей человеческого поведения принципами функционирования автоматических устройств. Глубокие противоречия, разъедающие Б. на протяжении всей его истории, – результат порочности его методологич. филос. основы.

Лит.: Thorndike Ε. L., Animal intelligence (Animal behavior), Ν. Υ., 1911; его же, Man and his works, Camb (Mass), 1943; Watson J. B., Psychology as a behaviorist views it, «Psychol. Rev.», 1913, v. 20; Τolman Ε. С., Purposive behavior in animals and men, Ν. Υ., 1932; Mead C., Mind, self and society from the stand point of a social behavionst, Chi., 1946; Hull С. L., Principles of behavior, Ν. Υ., 1943; Павлов И. П., Ответ физиолога психологам, Полн. собр. соч., 2 изд., т. 3, кн. 2, M.–Л., 1951; Рубинштейн С. Л., Нео-бихевиоризм Тольмана, «Уч. зап. кафедры психологии Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена», 1939; его же, Философия и психология, «Вопр. философии», 1957, No 1; Ярошевский Μ. Γ., Буржуазные психологи США в борьбе за ликвидацию сознания, там же, 1948, No 3.

M. Ярошевский. Куляб.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Крысы по поведению – Weekend – Коммерсантъ

24 февраля 1913 года началась история бихевиоризма, науки, провозгласившей, что, с точки зрения настоящего ученого, человек ничем не хуже и не лучше крысы, и взявшейся доказать этот отважный тезис опытным путем. Weekend попытался описать первые шаги этой нечеловечески сложной науки человеческим языком

Вот Пол. Просто Пол. О нем известно только одно: у него прямо-таки раскалывается голова.

Должно быть, проницательному читателю покажется, будто он нечто понял о внутреннем состоянии Пола, и вероятно, вот что — Пол чувствует боль в голове.

Ничего подобного. С точки зрения бихевиориста, «прямо-таки раскалывается голова» отнюдь не означает боль, но определяет большой набор сведений о текущем состоянии Пола: что он стонет и морщится, что он тянется за аспирином, что он избегает яркого света, что он говорит «ох-ох-ох» и пр. А есть еще сведения о Поле, второго, так сказать, порядка, не сиюминутные, связанные с общими представлениями охающей личности о жизни. Ну, скажем, в принципе верная характеристика «тянется за аспирином» может и не быть реализована в Поле, если Пол откуда-нибудь взял, что аспирин вреден желудку, или он всем лекарствам предпочитает массаж…

Описанное выше называется «логический бихевиоризм». Дефиниция примерно такова: все убеждения человека, все его желания, все страхи и прочие проявления его личности, во-первых, вызваны объективными внешними причинами, а во-вторых, организованы в плотную сеть взаимосвязей, и поведение человека есть совместный продукт всех этих проявлений.

Логический бихевиоризм — не единственный; есть и психологический бихевиоризм, и методологический бихевиоризм, и семантический, и эмпирический, и Витгенштейнов, и еще много других; они, к сожалению, никак не сводятся воедино. Каждого из знаменитых бихевиористов можно было бы назвать основателем отдельного учения, так что скорее следует говорить не о бихевиоризме, а о полутора десятках бихевиоризмов. Ну или скорее не следует говорить о бихевиоризмах: всякая уважающая себя современная книга об этом учении начинается с кокетливого утверждения, что бихевиоризм мертв, и давно.

Тут надо, во-первых, заметить, что разработками бихевиористов успешно пользуются для социальной адаптации аутистов — и кажется, это единственный надежный способ. А во-вторых, мы сейчас — не о скончании века бихевиоризмов, а, наоборот, о начале, когда бихевиоризм был ровно один.

Вот Джон Бродес Уотсон (1878-1958). Он собирался стать священником. Сто лет назад, 24 февраля 1913 года, этот самый Уотсон, психолог и специалист по белым крысам, прочитал лекцию под названием «Психология, какой ее видит бихевиорист». С этой лекции, собственно, и отсчитывается история бихевиоризма.

А начинается лекция так: «Психология, какой ее видит бихевиорист,— это совершенно объективная и экспериментальная естественнонаучная отрасль. Ее теоретическая цель — предсказать и контролировать поведение человека. Самоанализ не входит в число ее методов; не зависят ее научные данные и от желания интерпретировать их с использованием понятия «сознание». Бихевиорист — в попытке дать единую схему реакции организма — не видит разницы между человеком и животным».

Дальше бихевиорист Уотсон объясняет, что «сознание» и «чувства», которыми обычно занимаются психологи, легко поддаются объективному исследованию, и все они — не более чем проявления ответа организма на какое-то внешнее воздействие.

Спустя всего два года после того как Джон Уотсон открыл бихевиоризм — одной своей лекцией,— его выбрали президентом Американской психологической ассоциации, а бихевиористский подход к исследованию человеческого поведения взяли на вооружение представители разных смежных наук, в том числе антропологи и судебные медики.

А спустя еще четыре года научная карьера бихевиориста Уотсона совершенно поломалась — по чувственной причине. Он завел любовницу, 20-летнюю Розали Рейнер; его жена Мэри, разобидевшись, предсказуемо, но неконтролируемо опубликовала его письма к этой Рейнер; Уотсону пришлось оставить университет и ассоциацию, жениться на молоденькой и наняться в рекламное агентство Дж. Уолтера Томпсона. Там он сперва набирался делового опыта, прирабатывая то коммивояжером, то клерком в универмаге Macy’s; но быстро продвинулся, всего через два года стал вице-президентом и получал, помимо высокой зарплаты, значительные бонусы за успешные рекламные кампании. Утверждается, что рекламе очень помогали бихевиористские навыки Уотсона, но свидетельств этому нет.


Эксперимент №1: адюльтер и мышебоязнь

Вот, по-видимому, Дональд Меррит, незаконнорожденный сын кормилицы. Но мы будем звать его «малыш Альберт».

Идет 1920 год. «Малышу Альберту» девять месяцев. Воркующая парочка бихевиористов, Джон Уотсон и Розали Рейнер (обманывают Мэри Уотсон), сначала обходятся с малышом приветливо: показывают ему то кролика, то крысу, то собачку, то обезьянку; а еще маску Санта-Клауса с бородой и гладкую просто маску; а еще горящую газету; а еще комок хлопка. Альберту интересно, он ничего и никого не боится.

Ученые обманщики тогда сажают «малыша Альберта» на матрац посреди большой комнаты и выпускают на него белую крысу. Ну и что? «Малыш Альберт» опять совершенно не боится и с интересом трогает ее.

Влюбленные экспериментаторы тогда начинают бить молотком по рельсу всякий раз, когда Альберт дотрагивается до крысы. Альберт всякий раз плачет и боится. (О реакции крысы данных нет.) После серии таких воздействий парочка мучителей в очередной раз показывает Альберту белую крысу, а в рельс не бьет. Альберт все равно плачет, боится и пытается уползти; больше того — вскоре выясняется, что он боится всех шерстистых объектов, в частности кролика и даже самого Уотсона, когда тот надевает маску Санта-Клауса.

Еще два замечания. Первое: почему Дональда зовут Альберт — потому что для эксперимента Уотсон и Рейнер дали ребенку псевдоним, а три года назад исследователи, делать нечего, обнаружили по записям актов гражданского состояния, что Альберта, видимо, звали Дональдом. Он умер от водянки мозга через два года после эксперимента, поэтому теперь появился вопрос, так ли корректны выводы бихевиористов-греховодников, что им удалось создать у младенца стойкий условный рефлекс.

И второе: у нас возникло подозрение, что подавляющему большинству девочек в раннем возрасте показывают мышей и одновременно сильно пугают — иначе почему практически все женщины так визжат при виде мышей?


Эксперимент N2: крысы и младшая дочь

Вот Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990). Он был атеист. Кроме того, он как-то занял первое место в списке выдающихся психологов США.

Скиннер хотел было стать писателем, да призадумался; тут ему попались работы Ивана Петровича Павлова и Джона Уотсона. Скиннер был поражен и решил пойти дальше и заставить животных (то есть и людей тоже) формировать условный рефлекс как реакцию на другой условный рефлекс.

Бессердечный экспериментатор сконструировал ящик с кормушкой, куда еда вываливалась, только если крыса нажимала на клавишу. Крыса легко справилась с этой задачей. Но цель Скиннера была куда более амбициозной: на следующем этапе еда вываливалась только в том случае, если крыса нажимала на клавишу в тот момент, когда горит свет. Крыса опять быстро освоилась, и как только в «ящике Скиннера» (как и по сю пору называется это орудие пыток) включалась лампочка, бежала со всех ног нажимать клавишу и хорошо питаться.

Много писали, что Скиннер и младшую дочь свою вырастил в «ящике Скиннера» и что эта дочь Дебора выросла нервной и неполноценной женщиной, а также покончила с собой. В действительности ящик, в котором росла Дебора, был не ящиком, а кондиционированной мини-спальней, где она провела вполне счастливые первые два с половиной года жизни; идея Скиннера с этой колыбелькой была в том, чтобы не нужно было стеснять движений младенца одеждой, с одной стороны, и с другой — чтобы мать не беспокоилась ежесекундно за ребенка. Дебора стала актрисой, вышла замуж и т.п., ей скоро 70, и она всегда возражает, когда говорят, будто она жертва эксперимента. Колыбельки Скиннера даже выпускались серийно американской промышленностью, но особого спроса не нашли.

Да, и Скиннер все-таки выступил как писатель — создал утопию «Уолден Два», в которой счастливые родители отдавали счастливых детей на воспитание счастливым и грамотным бихевиористам, а сами счастливо учились или счастливо работали.


Эксперимент N3: ни мышей, ни крыс, зато разоблачение курильщика

Вот Кларк Леонард Халл (1884-1952). Он был инвалид: в детстве перенес тяжелый тиф, в юности — полиомиелит, в зрелости — инфаркт.

Соседские дети, а может, и родные родители тоже, регулярно поколачивали юного Кларка. Он применил математику к психологии, и вот, например, как выглядит его всеобщая теория бихевиоризма: sEr = (sHr x D x K x V) — (sIr + Ir) +/- sOr. (Не стоит спрашивать, что все это значит. Мы не знаем.)

Халл был прежде всего теоретик. Основой для его раздумий служила идея, что поведением человека движут исключительно естественные нужды: голод, жажда, желание секса, ощущение холода и пр. Когда нужда удовлетворяется и на время отступает, человек может попытаться успеть осознать, как именно ему удалось добыть еду и воду, найти себе пару, согреться; и другой раз осознание поможет ему все то же самое обрести быстрей или менее затратно.

Раздумья Халл облекал в гипотезы, которые затем проверялись экспериментально. Сам он, по слабости здоровья, в экспериментах не участвовал. Но когда — редко — дело доходило до этого, Халл был великолепен. Вот, к примеру, как изящно он вывел на чистую воду якобы несчастных с никотиновой якобы зависимостью. Он посадил подопытных в темной комнате и предоставил им возможность выкурить трубочку. Дым из этой трубки казался совершенно таким, как настоящий, с одной только разницей — это был вообще не дым, а специальным образом насыщенный подогретый воздух. Из сотни прошедших через эксперимент обман заметил только один. Можно сделать важнейший вывод: настоящие курильщики все-таки встречаются.


Эксперимент N4: опять крысы, на сей раз образованные

Вот Эдвард Чейс Толмен (1886-1959). Он счел себя недостаточно умным, чтобы быть философом, а химию забросил еще раньше, поэтому стал бихевиористом. И даже изобрел когнитивную теорию, в дальнейшем похоронившую бихевиоризм.

Простейший опыт его был такой. Крысе, чтоб найти еду в лабиринте в форме креста, надо было догадаться совершить правый поворот. Крыса быстро догадывалась. Толмен хотел понять, разучила крыса понятие правого поворота или она составила себе представление о топографии лабиринта в целом, для чего пускал крысу из другой части креста. Оказалось, что крыса разучила именно что топографию лабиринта.

Толмен усложнил опыт. В такие же лабиринты запустили три группы крыс. Первая группа получала поощрение (еду), когда достигала в лабиринте определенного места — и с радостью научилась находить его. Вторая не получала поощрения вовсе и просто бродила туда-сюда по лабиринту. Третья первые 10 дней, как и вторая, бесцельно слонялась по лабиринту, а на 11-й получала в качестве поощрения еду, но не выразила желания до нее добраться. И только на 12-й день стала вести себя в точности так же, как первая группа.

Из чего вывод: крысы третьей группы, а также, видимо, и второй, подспудно изучали топографию лабиринта, даже если им не было от этого никакого проку.

Вот Джейкоб Роберт Кантор (1888-1984). Он родился сыном раввина, но занялся наукой, а еще считался видным гуманистом.

Главное достижение Кантора — интербихевиоризм, течение, признавшее, что в основе психологического действия лежит взаимозависимость среды (широко понятой) и организма. Вот, кстати, универсальная формула: PE = C(k, sf, rf, hi, st, md). (И опять: не думайте, будто мы знаем, что эта формула значит.)

Кантор почти не занимался экспериментами — и уж во всяком случае никакого запоминающегося эксперимента не сочинил и не выполнил. Зато скептически относился ко всем тем ученым, кто пытался изучить психологию на опытах с животными: «Лучший материал для исследования психологии человека — сам человек». Разве что только самые элементарные вещи, предупреждал он, можно проверять на животных.

Тем не менее эксперименты он считал лучшим и самым важным инструментом в психологии, просто их надо было делать тщательно и подробно, а прежде — точно понимать. Потому что все-таки в значительном числе случаев эксперименты, в том числе бихевиористские, на невинных крысах вовсе не так уж прекрасны.

Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители

Бихевиористская школа

В середине $XX$ века активно развивались такие науки, как социология и социальная психология. Практические методы и инструментарий этих научных направлений стали использоваться в менеджменте.

Определение 1

Бихевиоризм – наука о поведении человека.

Применение бихевиоризма в менеджменте получило название школы поведенческих наук, которая стала очередным эволюционным этапом школы человеческих отношений. Идеи этой школы базировались на применении психологических и социологических инструментов в организационных процессах с целью повышения их эффективности.

Базовая концепция бихевиоризма заключается в утверждении, что сотрудника необходимо развивать. Эффективность и результативность сотрудников зависит от их поведенческих характеристик, психоэмоционального состояния, а также от коммуникаций внутри организации и сложной системы групповых внутриорганизационных взаимоотношений.

Помощь со студенческой работой на тему


Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители

Идеи бихевиоризма проникли во все сферы управления и дали начало таким управленческим концепциям, как теории мотивации, теории лидерства, организационные структуры компании, теории власти и коммуникации и т.п.

Пример 1

Ключевыми представителями школы поведенческих наук считаются:

  • К. Арджирис,
  • Р. Лайкерт,
  • Д. Мак-Грегор,
  • Ф. Герцберг.

В основу всех концепций школы поведенческих наук легли две основные теории, разработанные в начале 19050-х годов американским специалистом в области социальной психологии Дугласом Мак-Грегором, — теория X и теория Y. Мак-Грегор считал, что управление должно базироваться на какой-либо из этих теорий. При этом теория Х соответствует взглядам классических школ управления, а теория Y является более прогрессивной, отражающей современные научные течения в менеджменте.

Сущность теории Х

Большинство сотрудников всячески избегают труда вследствие врожденной неприязни к нему. Они не амбициозны, не хотят принимать на себя ответственность за выполнение работы и предпочитают, чтобы ими управляли. Для таких сотрудников высшей ценностью является безопасность – именно она мотивирует их работать, чтобы сохранить свое стабильное рабочее место.

В соответствии с теорией Х менеджмент должен быть жестким, чтобы обеспечивать контроль за выполнением работы. Основной целью менеджмента является принуждение к труду. В рамках такой организации работы менеджмент должен угрожать сотрудникам различными санкциями для обеспечения достойного качества их работы, необходимого для достижения организационных целей. Менеджеры, действующие в соответствии с положениями теории Х, называются автократичными руководителями.

Сущность теории Y

Любой человек имеет естественную предрасположенность к труду, физическому и умственному. Сотрудник может самостоятельно находить мотивацию к работе и контролировать ее выполнение. Среднестатистический сотрудник готов принимать на себя ответственность и стремится к выполнению работы наилучшим образом. Такой сотрудник креативен и изобретателен, он занимается саморазвитием, самостоятельно стремится повысить уровень профессиональной квалификации, постоянно готов развиваться и принимать на себя дополнительные обязательства.

В соответствии с теорией Y менеджмент организации должен быть нацелен на создание и укрепление такой корпоративной культуры, которая позволит сотрудникам самореализоваться.

Замечание 1

Основной задачей управления является создание открытой дружелюбной атмосферы в компании, с помощью которой можно заинтересовать сотрудников организационными проблемами. Постановка задач должна осуществляться таким образом, чтобы повысить заинтересованность сотрудников в их решении. Менеджеры, действующие в соответствии с положениями теории Y, называются демократичными руководителями.

Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители

Появление бихевиоризма

Бихевиоризм является крупным психологическим направлением, в соответствии с которым человек с рождения обладает относительно небольшим количеством врождённых схем поведения (например, дыхания, глотания и др.). Над этими схемами поведения надстраиваются более сложные процессы, при этом удачные реакции закрепляются и в дальнейшем имеют тенденцию к воспроизведению.

Основой бихевиоризма является понимание поведения людей и животных в качестве совокупности двигательных и сведенных к ним вербальных и эмоциональных реакций на внешние стимулы.

Бихевиоризм возникает на рубеже 19-20 века, после непосредственных экспериментальных исследований психики животных.

Основа бихевиоризма

Основателем бихевиоризма считается Э.Торндайк, которым был изложен обширный экспериментальный материал. Этот исследователь написал докторскую диссертацию «Интеллект животных. Экспериментальное исследование ассоциативных процессов». Первой его работой было издание «Ум животных» (1898), которое стало важным этапом по пути внедрения объективных методов в исследования процесса учения. С этой целью автор использовал «проблемные» ящики. Он помещал подопытного животного (кошку, собаку, низших обезьян) в «проблемные ящики», которые представляли собой экспериментальное устройство различной сложности. В процессе опыта фиксировали характер двигательных реакций животных, которые были направлены на выход из ящика и получение подкрепления.

Помещённые в ящик животные могли выйти из него (получать еду) только при помощи приведения в действие специального устройства путем нажатия на пружину (тянуть петлю). Изначально животные совершали большое количество движений, бросаясь в разные стороны, царапая ящик и др. В определенный момент одно из движений случайным образом оказывалось для них удачным.

Заключение, которое принял ученый, основывалось на пробах, ошибках и случайном успехе, которые были характерны для всех типов поведения (не только животного, но и человека).

Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители

Бихевиористические теории считаются поведенческими (психологическими) концепциями, основное внимание которых сконцентрировано на вопросах обучения эффективным формам поведения. Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители определяли поведение лидеров, основываясь на следующие критерии:

  1. ориентация поведения на создании удовлетворения от труда у подчиненных, их постоянное развитие,
  2. характеристика поведения исключительно с позиции выполнения любой ценой производственных задач.

Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители характеризуются утверждением, что великими лидерами можно становиться и не обязательно ими рождаться.

Эта теория своими корнями уходит в учение, в котором главное внимание уделяли действиям лидера, а не его внутреннему состоянию или качествам. Основные представители бихевиоризма и школы поведенческих наук: Ф. Герцберг, К. Арджирис, Р. Лайкерт и Мак-Грегор Д.

Бихевиористские теории производительности

Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители Р. Лайкерт и коллеги (Мичиганский университет) разрабатывали систему лидерства через сравнение групп людей высокой и низкой производительности труда в различных компаниях. Ученые объясняли разницу в производительности стилем лидерства.

Аналогично теории «Х» и «У», сформулированной Мак Грегором, руководители групп с высокой и низкой производительностью классифицировались в зависимости от континуума, который помещался в пределах от одной крайности (сосредотачивался на работе — теории «Х»), до другой (сосредотачивался на человеке — теории «У»).

На основании проводимых Лайкертом исследований был сделан вывод о том, что стили руководства во всех случаях будут направлены на работу или на людей (сотрудников). В дальнейшем данное положение подвергли неоднократным опровержениям другие исследователи.

Примеры решения задач

Бихевиоризм (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое бихевиоризм?

Нужно быть осторожным со словами «изм». У них часто есть как свободные, так и строгие значения. А иногда несколько значений каждого тип. «Бихевиоризм» не исключение. Грубо говоря, бихевиоризм — это установка — способ представления эмпирических ограничения на атрибуцию психологического состояния. Строго говоря, бихевиоризм — это доктрина, способ психологической или психологической сама поведенческая наука.

Уилфред Селларс (1912–89), выдающийся философ, отмечал что человек может квалифицироваться как бихевиорист, свободно или по отношению к поведению говоря, если они настаивают на подтверждении «гипотез о психологические события с точки зрения поведенческих критериев »(1963, п. 22). В таком понимании бихевиорист — это тот, кто требует поведенческие доказательства любой психологической гипотезы. Для такого человек, нет ощутимой разницы между двумя состояниями ума (убеждения, желания и т. д.), если нет очевидной разницы в поведение, связанное с каждым состоянием.Рассмотрим текущее убеждение человека, что идет дождь. Если нет разницы в его или ее поведение между верой в то, что идет дождь, и верой в то, что не идет дождь, нет оснований приписывать одно убеждение а не другой. Атрибуция эмпирически пуста или непринужденный.

Возможно, в бихевиоризме нет ничего по-настоящему захватывающего. понял. Он возводит на трон поведенческие свидетельства, что, пожалуй, неизбежно. предпосылка не только в психологической науке, но и в обычном дискурсе о разуме и поведении.Каким должно быть поведенческое свидетельство «На троне» (особенно в науке) можно обсуждать. Но интронизация сам по себе не под вопросом.

Не совсем бихевиоризм учение. Это широко и энергично обсуждается. Эта статья о доктрине, а не об отношении. Бихевиоризм, доктрина, вызвала большое волнение среди как защитники, так и критики. В некотором смысле это доктрина или семейство доктрин о том, как возвести на престол поведение, а не просто в науке психологии, но в метафизике человека и поведение животных.

Бихевиоризм, доктрина, исповедуется во всей полноте и полное понимание истинности следующих трех наборов утверждений.

  1. Психология — это наука о поведении. Психология — это не наука о внутреннем разуме — как о чем-то другом или отличном от поведения.
  2. Поведение можно описать и объяснить без дополнительных ссылок к ментальным событиям или внутренним психологическим процессам. Источники поведения являются внешними (в среде), а не внутренними (в в уме, в голове).
  3. В ходе развития теории в психологии, если так или иначе, ментальные термины или концепции используются при описании или объяснении поведение, то либо (а) эти термины или понятия следует исключить и заменены поведенческими терминами или (б) они могут и должны быть переведены или перефразированы в поведенческие концепции.

Эти три группы требований логически различны. Причем взятые независимо друг от друга каждый помогает сформировать тип бихевиоризм. «Методологический» бихевиоризм стремится к истинность (1).Совершается «психологический» бихевиоризм. к истине (2). «Аналитический» бихевиоризм (также известный как «философский» или «логический» бихевиоризм) привержен истинности подутверждения в (3), что ментальный термины или концепции могут и должны быть переведены на поведенческие концепции.

Другая номенклатура иногда используется для классификации бихевиоризма. Жорж Рей (1997, с. 96), например, классифицирует бихевиоризм как методологический, аналитический и радикальный, где «радикальный» это термин Рей для обозначения того, что я классифицирую как психологические бихевиоризм.Я оставляю за собой термин «радикальный» для психологический бихевиоризм Б. Ф. Скиннера. Скиннер использует выражение «радикальный бихевиоризм», чтобы описать его бренд бихевиоризм или его философия бихевиоризма (см. Skinner 1974, п. 18). В схеме классификации, использованной в этой записи, радикальный бихевиоризм — это подвид психологического бихевиоризма, в первую очередь, хотя он сочетает в себе все три типа бихевиоризма (методологический, аналитический и психологический).

2. Три типа поведения

Методологический бихевиоризм — нормативная теория научного ведение психологии.Он утверждает, что психология должна заботиться о себе. с поведением организмов (человеческих и нечеловеческих животные). Психология не должна заниматься психическими состояниями или событий или с построением внутренних счетов обработки информации поведения. Согласно методологическому бихевиоризму, ссылка на психические состояния, такие как убеждения или желания животного, ничего не добавляют к что психология может и должна понять об источниках поведение. Психические состояния — это частные сущности, которые, учитывая необходимой гласности науки, не формируют должных объектов эмпирическое исследование.Методологический бихевиоризм — доминирующая тема в труды Джона Ватсона (1878–1958).

Психологический бихевиоризм — это исследовательская программа в психологии. Это призваны объяснить поведение людей и животных с точки зрения внешних физические стимулы, реакции, истории обучения и (наверняка типы поведения) подкрепления. Психологический бихевиоризм — это присутствует в работах Ивана Павлова (1849–1936), Эдварда Торндайка. (1874–1949), а также Уотсон. Его самый полный и самый влиятельный выражение — B.Работа Ф. Скиннера над расписаниями армирование.

Для иллюстрации рассмотрим голодную крысу в экспериментальном камера. Если определенное движение, например нажатие на рычаг, когда горит свет, затем следует презентация еды, затем вероятность того, что крыса снова нажмет на рычаг, когда голодна, и свет горит, увеличивается. Такие презентации — подкрепления, такие огни являются (различительными) стимулами, такие нажатия на рычаг ответы, и такие испытания или ассоциации являются историями обучения.

Аналитический или логический бихевиоризм — это философская теория о значение или семантика ментальных терминов или концепций. В нем говорится, что сама идея психического состояния или состояния — это идея поведенческого предрасположенность или семейство поведенческих тенденций, очевидных в том, как человек ведет себя скорее в одной ситуации, чем в другой. Когда мы приписываем убеждение, например, кому-то, мы не говорим, что он или она в определенном внутреннем состоянии или состоянии. Вместо этого мы характеризуя человека с точки зрения того, что он или она может сделать в конкретные ситуации или взаимодействия с окружающей средой.Аналитический бихевиоризм можно найти в работах Гилберта Райла (1900–76) и более поздняя работа Людвига Витгенштейна (1889–1851) (если, возможно, не без противоречия в интерпретации, в случае Витгенштейна). Более недавно философ-психолог У. Т. Плейс (1924-2000) выступал за марку аналитического бихевиоризма, ограниченного намеренными или репрезентативные состояния ума, такие как убеждения, которые Место занимало составить тип, хотя и не единственный тип ментальности (см. Грэм и Валентайн 2004).Возможно, вариант аналитического или логический бихевиоризм также можно найти в работе Дэниела Деннета о приписывание состояний сознания с помощью метода, который он называет «Гетерофеноменология» (Dennett 2005, стр. 25–56). (Смотрите также Мельсер 2004.)

3. Корни бихевиоризма

Каждый методологический, психологический и аналитический бихевиоризм имеет исторические основы. Аналитический бихевиоризм прослеживает свою историческую корнями к философскому движению, известному как логический позитивизм (см. Смит 1986).Логический позитивизм предполагает, что значение утверждения, используемые в науке, следует понимать с точки зрения экспериментальных условия или наблюдения, подтверждающие их истинность. Этот позитивист доктрина известна как «верификационизм». В психологии верификационизм лежит в основе или обосновывает аналитический бихевиоризм, а именно: утверждение, что ментальные концепции относятся к поведенческим тенденциям и так должны быть переведены в поведенческие термины.

Аналитический бихевиоризм помогает избежать метафизической позиции, известной как субстанциальный дуализм.Вещество дуализм — это учение о том, что ментальные состояния происходят в особом, нефизическая ментальная субстанция (нематериальный разум). Напротив, для аналитический бихевиоризм, вера в то, что я прихожу вовремя для визит к стоматологу в 14:00, а именно, что я назначен на прием в 14:00, — это не свойство ментальной субстанции. Вера — это семья тенденции моего тела. Кроме того, для аналитического бихевиориста мы не может определить убеждение в моем прибытии независимо от этого прибытия или других членов этой семьи тенденций.Итак, мы также не может рассматривать это как причину прибытия. Причина и следствие, поскольку Юм учил, концептуально отличному существованию. Полагая, что у меня есть встреча в 14:00 не отличается от моего прибытия и поэтому не может быть частью причинных основ прихода.

Исторические корни психологического бихевиоризма частично заключаются в классический ассоцианизм британских эмпириков, в первую очередь Джона Локк (1632–1704) и Дэвид Хьюм (1711–76). Согласно классической ассоциативность, разумное поведение — продукт ассоциативного обучение.В результате ассоциаций или пар между перцептивными опыты или стимулы, с одной стороны, и идеи или мысли о другой, люди и животные приобретают знания об окружающей их среде. и как действовать. Ассоциации позволяют существам открывать причинно-следственные связи. устройство мира. Ассоциацию лучше всего рассматривать как получение знаний об отношениях между событиями. Интеллект в поведении — признак такого знания.

Классический ассоцианизм опирался на интроспективные сущности, такие как перцептивные переживания или стимуляции в качестве первых звеньев в ассоциации и мысли или идеи в качестве вторых ссылок.Психологические бихевиоризм, мотивированный экспериментальными интересами, утверждает, что понять происхождение поведения, ссылка на стимуляцию (переживания) следует заменить ссылкой на стимулы (физические события в окружающей среде), и ссылка на мысли или идеи следует исключить или заменить ссылкой на ответы (открытое поведение, двигательное движение). Психологический бихевиоризм — это ассоцианизм без обращение к внутренним душевным событиям.

Люди не говорят об интроспективных сущностях, мыслях, чувства и т. д., даже если они не признаются бихевиоризмом. или лучше всего понимать как поведенческие тенденции? Психологические бихевиористы рассматривают практику разговоров о своих собственных состояниях ум, и интроспективно сообщать об этих состояниях, как потенциально полезные данные в психологических экспериментах, но не предполагающие метафизическая субъективность или нефизическое присутствие тех состояния.Есть разные причины, стоящие за интроспективным отчеты, и психологи-бихевиористы принимают эти и другие элементы интроспекции, поддающейся поведенческому анализу. (Для дополнительное обсуждение, см. Раздел 5 этой записи). (См. Для сравнение, метод гетерофеноменологии Деннета; Деннет 1991, стр. 72–81)

Задача психологического бихевиоризма — указать типы ассоциации, понять, как экологические события управляют поведением, обнаруживать и выяснять причинные закономерности или законы или функциональные отношения, которые управляют формированием ассоциаций, и предсказывают, как поведение будет меняться по мере изменения окружающей среды.Слово «Кондиционирование» обычно используется для определения процесса. участвует в приобретении новых ассоциаций. Животные в т.н. Эксперименты с «оперантным» обусловливанием не учатся, например, нажимайте на рычаги. Вместо этого они узнают о отношения между событиями в их среде, например, что определенное поведение, нажатие на рычаг в присутствии света, вызывает появление пищи.

По своим историческим основам методологический бихевиоризм разделяет аналитический бихевиоризм влияние позитивизма.Один из основных Целями позитивизма было объединение психологии с естествознанием. Уотсон писал, что «психология как бихевиорист считает, что это чисто объективная экспериментальная отрасль естествознания. Его теоретическая цель -… предсказание и контроль »(1913 г., п. 158). Уотсон также писал о цели психологии следующим образом: «Предсказать, на данный стимул, какая реакция произойдет; или, учитывая реакцию, укажите, какая ситуация или стимул вызвало реакцию »(1930, с. 11).

Хотя логически разные, методологические, психологические и аналитический бихевиоризм иногда встречается в одном бихевиоризме.Скиннера радикальный бихевиоризм сочетает в себе все три формы бихевиоризма. Это следует аналитической критике (по крайней мере, в общих чертах) в перефразировании ментальные термины поведенчески, когда или если они не могут быть исключены из объяснительный дискурс. В Verbal Behavior (1957) и др. Скиннер пытается показать, как ментальные термины можно дать поведенческим интерпретации. В книге «О бихевиоризме» (1974) он говорит, что когда психическое терминологию нельзя исключить, ее можно «перевести на поведение »(стр. 18, Скиннер связывает выражение со своими собственными двойные кавычки).

Радикальный бихевиоризм занимается поведением организмов, а не с внутренней обработкой (если трактовать или описывать иначе, чем явное поведение). Итак, это форма методологического бихевиоризм. Наконец, радикальный бихевиоризм понимает поведение как отражение частотных эффектов среди стимулов, что означает, что это форма психологического бихевиоризма.

4. Популярность бихевиоризма

Бихевиоризм того или иного рода был чрезвычайно популярным исследованием. программа или методологическая приверженность студентов поведению из примерно с третьего десятилетия двадцатого века до середины его десятилетия, по крайней мере, до зарождения когнитивной науки революция.Когнитивная наука начала развиваться примерно с 1960 по 1985 год (см. Bechtel, Abrahamsen, and Graham, 1998, стр. 15–17). В Помимо Райла и Витгенштейна, философов, симпатизирующих бихевиоризм включал Карнапа (1932–33), Хемпеля (1949) и Куайна. (1960). Куайн, например, придерживался бихевиористского подхода к исследованию. языка. Куайн утверждал, что понятие психологического или ментального деятельности нет места в научном отчете ни о происхождении, ни о смысл речи. Говорить научно дисциплинированно о значении высказывания — говорить о стимулах для высказывание, его так называемое «стимульное значение».Хемпель (1949) утверждал, что «все психологические утверждения, которые имеют смысл … Могут быть переведены в утверждения, которые не включают психологические концепции », но только концепции физического поведения. (стр.18).

Среди психологов бихевиоризм был даже более популярен, чем среди психологов. философы. Помимо Павлова, Скиннера, Торндайка и Ватсона, список бихевиористов среди психологов включал, среди прочего, Э. К. Толмен (1886–1959), К. Л. Халл (1884–52) и Э. Р. Гатри (1886–1959).Толмен, например, писал, что «Все, что важно в психологии… можно исследовать по сути, благодаря постоянному экспериментальному и теоретическому анализу детерминантов поведения крысы в ​​точке выбора в лабиринте » (1938, с. 34).

Бихевиористы создали журналы, организовали общества и основали программы аспирантуры по психологии, отражающие бихевиоризм. Бихевиористы организовались в различные типы исследовательских кластеров, чьи различия проистекают из таких факторов, как разные подходы к кондиционирование и экспериментирование.Некоторые кластеры получили следующие названия: «Экспериментальный анализ поведения», «поведение анализ »,« функциональный анализ »и, конечно же, «Радикальный бихевиоризм». Эти ярлыки иногда были отвечает за звания ведущих обществ бихевиоризма и журналы, в том числе Общество по улучшению поведения Анализ (SABA) и Журнал Экспериментальный анализ поведения (начат в 1958 г.), а также Журнал прикладного анализа поведения (начат в 1968 году).

Бихевиоризм породил тип терапии, известный как поведенческая терапия. (см. Римм и Мастерс 1974; Эрвин 1978).Это развитое поведение методы лечения аутичных детей (см. Ловаас и Ньюсом 1976) и символическая экономика для лечения хронических шизофреников. (см. Stahl and Leitenberg 1976). Это вызвало дискуссии о том, как лучше всего понять поведение нечеловеческих животных и важность лабораторные исследования естественных экологических проявлений поведения животных (см. Шварц и Лейси 1982).

Бихевиоризм наткнулся на различные критические трудности с некоторыми из свои обязательства.Одна из трудностей — заблуждение относительно эффектов подкрепление поведением (см. Gallistel 1990). В первоначальном смысле стимул, такой как еда, является подкреплением только в том случае, если его предъявление увеличивает частоту ответа в виде ассоциативных обусловливание, известное как оперантное обусловливание. Проблема с этим определение состоит в том, что он определяет подкрепления как стимулы, которые изменяют поведение. Однако презентация еды может не иметь видимых признаков. влияние на частоту отклика по отношению к еде даже в случаях какое животное лишено пищи или голодно.Скорее, частота отклика может быть связаны со способностью животного определять и запоминать временные или пространственные свойства обстоятельств, в которых раздражитель (скажем, еда). Эта и другие трудности вызвали изменения в приверженности бихевиоризма и новые направления исследований. Один альтернативным направлением было изучение роли краткосрочных память в содействии эффектам подкрепления так называемых траектория поведения (см. Killeen 1994).

Еще одним камнем преткновения в случае аналитического бихевиоризма является тот факт, что поведенческие предложения, которые предназначены для поведенческие пересказы ментальных терминов почти всегда используют ментальные термины сами (см. Chisholm 1957).На примере моей веры в то, что я записаться на прием к стоматологу в 14:00, нужно также сказать о моем желании прибыть в 14:00, иначе поведение прибытия в 14:00 не могло быть Считайте, что я верю, что у меня назначена встреча на 14:00. Термин «Желание» — это мысленный термин. Критики аналитического бихевиоризма обвиняют нас в том, что мы никогда не избежать использования ментальных терминов при характеристике значение мысленных терминов. Это говорит о том, что мысленный дискурс не может быть вытеснен поведенческим дискурсом. По крайней мере, этого не может быть смещен посменно.Возможно, аналитическим бихевиористам нужно перефразировать сразу целый рой мысленных терминов, чтобы распознать презумпция того, что присвоение любого такого мысленного термина предполагает применение других (см. Rey 1997, p. 154–5).

5. Почему нужно быть бихевиористом

Зачем кому-то быть бихевиористом? Есть три основные причины (см. также Zuriff 1985).

Первая причина носит эпистемологический или очевидный характер. Ордер или доказательства для говоря, по крайней мере, в случае третьего лица, что животное или человек в определенном психическом состоянии, например, обладает определенной верой, является основано на поведении, понимаемом как наблюдаемое поведение.Более того, концептуальное пространство или шаг между утверждениями о том, что поведение оправдывает приписывание веры и утверждение, что вера состоит в само поведение — короткий и в некотором смысле привлекательный шаг. Если мы посмотрите, например, на то, как людей учат использовать ментальные концепции и термины — такие термины, как «верить», «желать», и так далее — условия использования оказываются неразрывно связанными с поведенческие тенденции при определенных обстоятельствах. Если психическое состояние атрибуция имеет особую связь с поведением, это заманчиво сказать, что менталитет состоит только из поведенческих тенденций.

Вторую причину можно выразить следующим образом: одно важное отличие между менталистическим (психические состояния в голове) и ассоциативным или обуславливающих объяснений поведения заключается в имеют сильные нативистские наклонности. Это правда, даже если может быть нет ничего изначально нативистского в менталистских объяснениях (см. Cowie 1998).

Менталистические учения склонны предполагать, а иногда даже прямо объятия (см. Fodor 1981), гипотезу о том, что разум обладает рождение или врожденный набор процедур или внутренне представленный правила обработки, которые используются при изучении или приобретении новых ответы.Бихевиоризм, напротив, антинативистский. Бихевиоризм, поэтому обращается к теоретикам, которые отрицают наличие врожденных правил с помощью которых организмы учатся. Организмам Скиннера и Ватсона учиться без врожденного или предварительного опыта неявных процедуры, с помощью которых учиться. Обучение не состоит, по крайней мере, изначально в поведении, управляемом правилами. Обучение — это то, что организмы делают в реакция на раздражители. Для бихевиориста организм учится, были, от ее успехов и ошибок. «Правила», — говорит Скиннер (1984a), «получены из непредвиденных обстоятельств, которые определяют различительные стимулы, реакции и последствия » (п.583). (См. Также Dennett 1978).

Много современных работ в когнитивной науке на множестве известных моделей как модели коннекционистов или параллельной распределенной обработки (PDP) разделить антинативизм бихевиоризма в отношении обучения. Построение модели PDP требует подход к обучению, ориентированный на реакцию, а не управляемый правилами, и это потому, что, как и бихевиоризм, он имеет корни в ассоцианизм (см. Bechtel 1985; сравните Graham 1991 с Maloney 1991). Являются ли модели PDP в конечном итоге или должны быть антинативистскими? зависит от того, что считается естественными или врожденными правилами (Bechtel и Абрахамсен 1991, стр.103–105).

Третья причина привлекательности бихевиоризма, по крайней мере, популярная исторически связано с его пренебрежением к внутреннему психическому или менталистическая обработка информации как объяснительные причины поведения. В пренебрежение наиболее ярко проявляется в работе Скиннер. Скептицизм Скиннера относительно объяснительных ссылок на ментальные внутренность можно описать следующим образом.

Предположим, мы пытаемся объяснить публичное поведение человека с помощью описание того, как они представляют, осмысляют или думают о своей ситуации.Предполагать они представляют или думают о своей ситуации в определенном кстати, не как голые, как заполненные предметами без атрибутов, а как вещи, как деревья, как люди, как моржи, стены и кошельки. Предположим, мы также говорим, что человек никогда не просто взаимодействует со своим окружением; скорее взаимодействует с окружающей средой, как они воспринимают, видят или представляют Это. Так, например, думая о чем-то как о кошельке, человек тянется к нему. Воспринимая что-то за моржа, они отступают от Это. Считая что-то стеной, они не врезаются в нее.Так понял, поведение — это эндогенно произведенное движение, а именно. поведение, имеющее свое причинное происхождение внутри человека, который думает или представляет свою ситуацию в определенным образом.

Скиннер возражал бы против таких утверждений. Он будет возражать не потому, что он считает, что глаз невиновен или что внутренняя или эндогенная активность не происходит. Он будет возражать, потому что считает, что поведение должны быть объяснены в терминах, которые сами по себе не предполагают вещь, которая объясняется. Внешний (общественный) поведение человека не объясняется обращением к внутреннему (внутренняя обработка, познавательная деятельность) поведение человека (скажем, его или ее классифицируя или анализируя окружающую их среду), если в этом случае поведение человека совершенно необъяснимо.«В возражение, — писал Скиннер, — внутренним состояниям не в том, что их не существует, но они не актуальны в функционале анализ »(Скиннер, 1953, стр. 35). ‘Не имеет значения’ для Скиннера означает круговой или регрессивный.

Скиннер утверждает, что, поскольку умственная деятельность — это форма поведения, (хотя и внутренний), единственный нерегрессивный, некруговой способ объяснить поведение — это апелляция к чему-то не поведенческому. Это не-поведенческое что-то — стимулы окружающей среды и взаимодействия организма с окружающей средой и подкреплением из нее.

Итак, третья причина привлекательности бихевиоризма заключается в том, что он пытается Избегайте (как утверждается) циклических, регрессивных объяснений поведения. Он направлен на воздерживаться от учета одного типа поведения (явного) с точки зрения другой тип поведения (скрытый), при этом в каком-то смысле оставление поведения необъяснимым.

Следует отметить, что взгляды Скиннера на объяснение и предполагаемая цикличность объяснения со ссылкой на внутреннюю обработку являются одновременно крайними и спорными с научной точки зрения, и многие из тех, кто идентифицировали себя как бихевиористы, включая Гатри, Толмена и Халл, или продолжать работать в рамках широко понимаемых традиций, включая Киллина (1987) и Рескорла (1990), возражают против многих то, что Скиннер сказал об объяснительных ссылках на внутренность.Кроме того, сам Скиннер не всегда ясно понимает свое отвращение к внутреннему миру. Насмешливое отношение Скиннера к объяснительным ссылкам на внутреннюю психику частично проистекает не только из из опасений объяснительной замкнутости, но из его убежденности в том, что если на языке психологии разрешено относиться к внутренним обработки, это в некоторой степени позволяет говорить о несущественных психические субстанции, агенты, наделенные контрпричинной свободной волей, и маленькие человечки (гомункулы) внутри тел. Каждый из этих Скиннер берет быть несовместимым с научным мировоззрением (см. Скиннер 1971; см. также День 1976 г.).Наконец, необходимо отметить, что отвращение Скиннера к объяснительные ссылки на внутренность — это не отвращение к внутреннему умственному состояния или процессы как таковые. Он с готовностью признает, что существуют личные мысли и прочее. Лица Скиннера говорят о внутренних событиях, но только при условии, что их внутреннее рассматриваются так же, как публичное поведение или открытые ответы. Адекватный он утверждает, что наука о поведении должна описывать происходящие события внутри кожи организма как часть самого поведения (см. Скиннер 1976 г.).«Насколько я понимаю, — написал он в 1984 г. в специальном выпуске журнала Behavioral and Brain Sciences, посвященном его работа, «все, что происходит, когда мы исследуем общественный стимул, во всех отношениях аналогично тому, что происходит, когда мы исследуем частную один »(Скиннер 1984b, стр. 575; сравните Graham 1984, С. 558–9).

Скиннеру нечего сказать о том, насколько внутреннее (скрытое, частное) поведение (например, мышление, классификация и анализ) можно описать так же, как публичное или открытое поведение.Но его идея примерно так. Так же, как мы можем описать явное поведение или моторную движение с точки зрения таких понятий, как стимул, реакция, обусловливание, подкрепление и т. д., поэтому мы можем использовать те же термины в описание внутреннего или скрытого поведения. Одна мысль или линия мысли могут укрепить другая мысль. Акт анализа может служить стимулом для усилие при классификации. И так далее. Чисто «менталистическая» деятельность можно хотя бы примерно проанализировать с точки зрения поведенческих концепций — тема, к которой мы вернемся позже в записи (в 7-м разделе).

6. Социальное мировоззрение Скиннера

Скиннер — единственная крупная фигура в истории бихевиоризма, которая предложить социально-политическое мировоззрение, основанное на его приверженности бихевиоризм. Скиннер построил теорию, а также повествование картина в Walden Two (1948) того, каким было бы идеальное человеческое общество как если бы они были разработаны в соответствии с принципами бихевиоризма (см. 1971). Социальное мировоззрение Скиннера иллюстрирует его отвращение к свободе воли, гомункулам и дуализму, а также его положительным причинам утверждая, что история взаимодействия человека с окружающей средой контролирует свое поведение.

Одна из возможных черт человеческого поведения, которую Скиннер намеренно отвергает, заключается в том, что люди свободно или творчески создают свою собственную среду (см. Хомский 1971, Черный 1973). Скиннер возражает, что «это в природе экспериментальный анализ человеческого поведения, который следует исключить функции, ранее возложенные на свободное или автономное лицо, и передать их один за другим к контролирующей среде »(1971, стр. 198).

Критики выдвинули несколько возражений против социальной теории Скиннера. картина.Один из самых убедительных и, безусловно, один из самых часто рекламируют видение Скиннера идеального человеческого общества. Это — вопрос, который задают вымышленному основателю Walden Two, Фрейзеру, философом Замком. Вопрос в том, что лучше социальный или общинный способ существования человека. Frazier’s, и в нем Скиннера, ответ на этот вопрос слишком общий и неполный. Фрейзер / Скиннер превозносит ценности здоровья, дружба, расслабление, отдых и так далее.Однако эти значения вряд ли детальная основа социальной системы.

В социальной теории существует печально известная трудность определения соответствующий уровень детализации, на котором создается план нового и идеального общество должно быть представлено (см. Арнольд 1990, стр. 4–10). Скиннер определяет бихевиористские принципы и стимулы к обучению, которые он надеется уменьшить систематическую несправедливость в социальных системах. Он также описывает несколько практик (касающихся воспитания детей и т.п.), которые призваны способствовать человеческому счастью.Однако он предлагает только самые туманные описания повседневной жизни Уолдена Два гражданина и нет предложений, как лучше разрешить споры об альтернативных способах жизни, которые на первый взгляд согласуются с принципами бихевиоризма (см. Kane 1996, p. 203). Он мало или совсем не уделяет серьезного внимания важнейшая общая проблема разрешения межличностных конфликтов и к роли институциональных механизмов в разрешении конфликтов.

В эссе, опубликованном в The Behavior Analyst (1985), почти через сорок лет после публикации Уолдена Два, Скиннер в образе Фрейзера, попытался прояснить свою характеристику идеального человеческого обстоятельства.Он писал, что в идеальном человеческом обществе «люди просто естественно делать то, что им нужно делать, чтобы поддерживать себя … И хорошо относятся друг к другу, и они, естественно, делают сто других вещей, которые им нравится делать, потому что они не должны делать их »(стр. 9). Однако, конечно, сотню вещей, которые люди совершают, «получать удовольствие от занятий» означает лишь то, что Уолден Два нечетко определен, а не его культурно установленные привычки и характер институтов заслуга подражания.

Неполнота описания Скиннера идеального человеческого общества или жизнь настолько широко признана, что можно задаться вопросом, действительно ли эксперименты в жизни Уолдена Два могут дать полезные детали его план.Был проведен не один такой социальный эксперимент. проведенный. Пожалуй, самое интересное (отчасти потому, что сообщество эволюционировал от своих скиннеровских корней) — это Twin Oaks Сообщество в Вирджинии в США, которое можно исследовать косвенно через Интернет (см. Другие Интернет-ресурсы).

7. Зачем быть противником поведения

Бихевиоризм отклоняется когнитивные ученые, разрабатывающие сложную внутреннюю информацию модели обработки познания. Его лабораторные или экспериментальные режимы игнорируются когнитивными этологами и экологическими психологами, убежденными, что его методы не имеют отношения к изучению поведения животных и людей в их естественной и социальной среде.Его традиционный родственник безразличие к нейробиологии и уважение к окружающей среде непредвиденных обстоятельств отвергается нейробиологами, уверенными, что прямое изучение мозг — единственный способ понять истинно ближайшие причины поведения.

Но бихевиоризм никоим образом не исчез. Прочные элементы бихевиоризм выживает как в поведенческой терапии, так и в лабораторных условиях. теория обучения животных (о которой подробнее ниже). В метафизике разум тоже бихевиористские темы выживают в подходе к разуму, известному как функционализм.Функционализм определяет состояния ума как состояния, которые играют причинно-функциональные роли у животных или систем, в которых они случаются. Пол Черчленд пишет о функционализме следующим образом: «Существенная или определяющая черта любого типа психического состояния. это набор причинно-следственных связей, которые он имеет с… телесным поведение »(1984, с. 36). Это функционалистское понятие аналогично к бихевиористской идее, относящейся к поведению и отношения стимул / реакция входят централизованно и, по сути, в любую объяснение того, что значит для существа вести себя или подчиняться, в схема аналитического или логического бихевиоризма, к атрибуции психические состояния.

Поклонники так называемого и широко обсуждаемого сейчас расширенного разума Гипотеза (EMH) также имеет родство с бихевиоризмом или, по крайней мере, со Скиннером. Определяющая гипотеза EMH заключается в том, что «психическое» представление — это вопрос, который изливается из мозга или головы в мир и культурная среда (Levy 2007). Представления вещи, внешние по отношению к голове или которые имеют особую индивидуализацию отношения с внешними устройствами или формами культурной деятельности. Опасения Скиннера об изображении силы ментального представление как что-то ограниченное головой (мозг, внутренний разум) по крайней мере, в некоторой степени сродни переходу EMH к изображению репрезентативности как экологически расширенный.

Однако элементы есть элементы. Бихевиоризм больше не доминирующая исследовательская программа.

Почему снизилось влияние бихевиоризма? Самый глубокий и Самая сложная причина снижения влияния бихевиоризма — это его приверженность тезису о том, что поведение можно объяснить без ссылка на неповеденческие и внутренние психические (когнитивные, репрезентативная, или интерпретативная) деятельность. Поведение для Скиннера, можно объяснить просто ссылкой на его «функционал» (Термин Скиннера) отношение к окружающей среде или ее вариации. к истории взаимодействия животного с окружающей средой.Нейрофизиологические и нейробиологические состояния, по Скиннеру, поддерживать или реализовывать эти функциональные или причинно-следственные связи. Но они не служат окончательными или независимыми источниками или объяснениями поведение. Поведение, как писал Скиннер (1953), не может быть объяснено «Находясь полностью внутри [животного]; в конце концов мы должны обратиться к силам, действующим на организм извне ». «Если в нашей причинно-следственной цепочке нет слабого места, так что второе [неврологическое] звено не определяется по закону первым [стимулы окружающей среды], или третий [поведение] вторым, первая и третья ссылки должны быть связаны на законных основаниях.»(Стр. 35) «Правильная информация о второй ссылке может пролить свет на это отношения, но никоим образом не может их изменить ». (там же) Это «Внешние переменные, поведение которых является функцией». (там же)

Скиннер не был триумфатором нейробиологии. Неврология, для он более или менее просто определяет физические процессы в организме, которые лежат в основе взаимодействия животных и окружающей среды. В нем он едет доказательная или эпистемологическая комбинация предшествующего радикального бихевиоризма описание этих взаимодействий.«Организм», он говорит: «не пусто, и его нельзя адекватно лечить, просто как черный ящик »(1976, с. 233). «Что-то сделано сегодня что влияет на поведение организма завтра »(с. 233). Неврология описывает внутренние механизмы, которые позволяют сегодняшним усиливающий стимул повлиять на завтрашнее поведение. Нейронный ящик не пустой, но он не может, кроме случаев неисправности или расстройство, чтобы отвлечь животное от прошлых моделей поведения, которые были усилены.Он не может действовать независимо или власть над поведением, не являющаяся экологической компенсацией.

Многим критикам бихевиоризма кажется очевидным, что как минимум возникновение и характер поведения (особенно поведения человека) не зависит в первую очередь от индивидуальной истории подкреплений, хотя это фактор, но на том факте, что окружающая среда или история обучения представлена ​​человеком и как (способ в котором) он изображен. Тот факт, что окружающая среда представленный мной ограничивает или сообщает функциональные или причинно-следственные связи, которые держаться между моим поведением и окружающей средой и, возможно, из-за анти-бихевиористской точки зрения, частично отвлечь мое поведение от его история кондиционирования или подкрепления.Неважно, например, как без устали и неоднократно меня подкрепляли за то, что я указывал на есть мороженое, такая история бессильна, если я просто не вижу потенциальный стимул как мороженое или представить себе как мороженое или если я хочу скрыть тот факт, что что-то мороженое от другие. Моя история кондиционирования, в узком понимании, как непредставленная для меня поведенчески менее важен, чем окружающая среда или мои изучение истории в том виде, в каком я ее представляю или интерпретирую.

Точно так же для многих критиков бихевиоризма, если репрезентативность находится между средой и поведением, это означает, что Скиннер слишком ограниченно или ограниченно в своем отношении к роли механизмы мозга в производстве или контроле поведения.Мозг — это не просто пассивный банк памяти поведения / окружающей среды. взаимодействия (см. Roediger and Goff 1998). Центральная нервная система, которая в остальном поддерживает мою историю подкреплений, содержит системы или нейровычислительные подсистемы, которые реализуют или кодируют независимо от того, какое репрезентативное содержание или значение имеет для меня окружающая среда. это также активный интерпретатор или семантический механизм, часто критически действующий экологически непривязанный и поведение контрольные задачи. Такие разговоры о представлении или толковании, однако это точка зрения, с которой бихевиоризм — безусловно у Скиннера — желает и пытается уйти.

Одно из определяющих стремлений традиционного бихевиоризма состоит в том, что он пытался освободить психологию от теоретических рассуждений о том, как животные и люди представляют (внутренне, в голове) свое окружение. Это усилие на свобода была важна исторически, потому что казалось, что Связи между поведением и средой стали более понятными и управляемыми экспериментально, чем внутренние представления. К сожалению, для бихевиоризм, трудно представить более ограничительное правило для психологии, чем та, которая запрещает гипотезы о репрезентативных хранение и переработка.Стивен Стич, например, жалуется на Скиннера, что «теперь у нас есть огромная коллекция экспериментальных данные, которые, казалось бы, просто невозможно понять, если мы постулируйте что-то вроде «механизмов обработки информации в головы организмов (1998, с. 649).

Вторая причина отказа от бихевиоризма заключается в том, что некоторые особенности менталитет — некоторые элементы, в частности, сознательной душевной жизни люди — имеют характеристику «qualia» или презентабельно-непосредственные или феноменальные качества.Быть в боли, для пример, заключается не только в том, чтобы вызвать соответствующее болевое поведение под правильные экологические обстоятельства, но это должно испытать «Подобие» боли (как что-то тупое или острое, возможно). Существо чисто бихевиористское, «зомби», как оно были, могут проявлять болевое поведение, в том числе под кожной болью ответы, но полностью лишены качественно отличительных боли и свойственны боли (ее болезненности). (См. Также Graham 1998, С. 47–51 и Грэм и Хорган 2000.О масштабах феноменального в человеческом менталитете, см. Graham, Horgan, and Tienson 2009).

Философ-психолог У. Т. Плейс, хотя в остальном сочувствует применению бихевиористских идей к вопросам разума, утверждал, что феноменальные квалиа нельзя анализировать с точки зрения бихевиоризма. Он утверждал что квалиа не являются ни поведением, ни предрасположенностью к вести себя. «Они дают о себе знать, — сказал он, — от тот самый момент, когда опыт, чьим квалиа они являются » появляется (2000, с.191; перепечатано в Graham and Valentine 2004 г.). Это мгновенные характеристики процессов или событий, скорее чем предрасположенности, проявляющиеся с течением времени. Качественные мысленные события (например, ощущения, перцептивные переживания и т. д.) для Place, склонность к поведению, а не считаться диспозиции. Действительно, есть соблазн постулировать, что качественные аспекты ментальности влияют на некачественные элементы внутреннего обработки, и что они, например, способствуют возбуждению, внимание и восприимчивость к ассоциативной обусловленности.

Третья причина отказа от бихевиоризма связана с Ноамом. Хомский. Хомский был одним из самых успешных и разрушительные критики. В обзоре книги Скиннера о вербальном поведении (см. выше), Хомский (1959) утверждал, что бихевиористские модели изучение языка не может объяснить различные факты о языке приобретение, такое как быстрое овладение языком молодыми детей, что иногда называют феноменом «Лексический взрыв». У ребенка проявляются лингвистические способности быть радикально недоопределенным свидетельствами вербального поведения предложены ребенку в течение короткого периода, в течение которого он или она выражает эти способности.К четырем-пяти годам (нормальным) у детей есть почти безграничная способность понимать и составлять предложения, которые они никогда не слышали раньше. Хомский также утверждал, что кажется явно неверно, что изучение языка зависит от применения детальное армирование. Ребенок этого не делает, поскольку он говорит по-английски в наличие дома, многократно произносить «дом» в присутствие усиливающих старейшин. Язык как таковой кажется изученным без, в некотором смысле, явного обучения или обучения в деталях, и бихевиоризм не предлагает объяснения того, как это могло быть так.Собственные рассуждения Хомского о психологических реалиях лежащая в основе языкового развития гипотеза о том, что правила или принципы, лежащие в основе языкового поведения, абстрактны (применительно к все человеческие языки) и врожденные (часть нашей родной психологической одаренность как человеческие существа). При проверке произнесения грамматическое предложение, человек, по Хомскому, имеет практически бесконечное количество возможных ответов и единственный способ понять эту практически бесконечную порождающую способность — значит предположить что человек обладает мощной и абстрактной врожденной грамматикой (лежащая в основе любой компетенции, которой он или она может обладать в одном или нескольких отдельные естественные языки).

Проблема, о которой говорит Хомский, — это проблема поведенческая компетентность и, следовательно, производительность, превосходящая индивидуальную истории изучения, выходит за рамки простой лингвистической поведение у маленьких детей. Похоже, это фундаментальный факт о люди, которых наше поведение и поведенческие способности часто превосходят ограничения индивидуальных историй подкрепления. Наша история арматуры часто слишком мало, чтобы однозначно определить, что мы делаем или как мы это делаем.Поэтому, кажется, требуется много учиться. ранее существовавшие или врожденные репрезентативные структуры или принципиальные ограничения, в которых происходит обучение. (См. Также Brewer 1974, но сравните с Bates et al. 1998 и Коуи 1998).

Являются ли доводы против бихевиоризма окончательными? Решающий? Пол Миль отметил десятилетия назад, что теории в психологии, казалось, исчезают не при силу решительного опровержения, а скорее потому, что исследователи теряют интерес к их теоретической ориентации (Meehl 1978).Один Смысл тезиса Миля состоит в том, что когда-то популярный «Изм», не будучи решительно опровергнутым, может восстановить некоторую часть своего прежнего значения, если он мутирует или трансформируется так, чтобы включить ответы на критику. Что это может значить для бихевиоризм? Это может означать, что какая-то версия доктрины может отскок.

Скиннер утверждал, что нейронная активность подчиняет или лежит в основе отношения между поведением и окружающей средой и вклад организма в эти отношения не сводятся к нейрофизиологическим свойствам.Но это не означает, что бихевиоризм не может найти полезного союза с нейробиология. Ссылка на структуры мозга (нейробиология, нейрохимия и т. д.) может помочь в объяснении поведения, даже если такие ссылки в конечном итоге не заменяют ссылки на экологические непредвиденные обстоятельства в бихевиористском аккаунте.

Таков урок моделирования животных, в котором бихевиористские темы все еще пользоваться валютой. Животные модели зависимости, привычки и инструментальные обучения особенно примечательны, потому что они приносят поведенческие исследование более тесного контакта, чем традиционные психологические бихевиоризм с исследованиями механизмов мозга, лежащих в основе подкрепление, особенно положительное подкрепление (West 2006, стр.91–108). Одним из результатов этого контакта стало открытие, что сенсибилизированные нейронные системы, отвечающие за усиление подкрепления ценность или сила могут быть отделены от гедонистической полезности или приятное качество подкрепления (см. Робинсон и Берридж 2003 г.). Сила стимула для подкрепления поведения может быть независимо от того, является ли это источником или причиной удовольствия. Сосредоточьтесь на мозге механизмы, лежащие в основе усиления, также составляют центральную часть одного из наиболее активных исследовательских программ в современной нейробиологии, так называемая нейроэкономика, которая объединяет изучение вознаграждения мозга системы с моделями оценки и принятия экономических решений (см. Монтегю и Бернс 2002; Нестлер и Маленка 2004; Росс и др. 2008 г.).Бихевиоризм может помочь приобрести некоторые из нейроэкономических концептуальная валюта, тем более что некоторые сторонники программы считают себя бихевиористами по духу, если не по стереотипной букве и высоко оцениваем работы ряда теоретиков бихевиористской традиции экспериментального анализа поведения, такие как Джордж Эйнсли, Ричард Хернштейн и Говард Рахлин о том, как поведение связано с паттернами вознаграждения или подкрепления (см. Ross et al. al. 2008 г., особенно стр. 10). Одно из важных предположений нейроэкономики состоит в том, что полные объяснения взаимодействий организм / окружающая среда будут объединены факты о таких вещах, как графики подкрепления с обращением к нейрокомпьютерное моделирование и нейрохимия и нейробиология армирования.

Другие потенциальные источники обновления? Продолжающаяся популярность поведенческая терапия заслуживает внимания, потому что она предлагает потенциальную область приложение для тестирования режима бихевиоризма. Ранние версии поведенческой терапии стремились применить ограниченные результаты Скиннеровские или павловские парадигмы обусловливания человеческого поведения проблемы. Не следует говорить ни о каком уме; просто поведение — стимулы, ответы и подкрепление. Терапия формирует поведение, а не мысль. Последовательные поколения поведенческой терапии ослабили те концептуальные ограничения.Защитники называют себя когнитивными поведенческие терапевты (например, Mahoney, 1974; Meichenbaum, 1977). Клиентов проблемы поведения описываются со ссылкой на их убеждения, желания, намерения, воспоминания и так далее. Даже язык саморефлексивное мышление и вера (так называемые «Мета-познание») фигурирует в некоторых описаниях поведенческих трудности и вмешательства (Wells 2000). Одна цель таких язык призван побуждать клиентов следить за своими собственное поведение. Самоусиление — важная черта поведенческого самоконтроль (Rachlin 2000; Ainslie 2001).

Можно задаться вопросом, последовательна ли когнитивно-поведенческая терапия с бихевиористской доктриной. Многое зависит от того, насколько веры и желания понятны. Если убеждения и желания понимаются как положения, каким-то образом выплескиваются в окружающую среду и индивидуализированы в терминах об их нементалистической, поведенческой роли во взаимодействиях организм / среда, это соответствовало бы традиционной бихевиористской доктрине. Это будет отражать принцип логического или аналитического бихевиоризма, который если мысленные термины должны использоваться в описании и объяснении поведения, они должны быть определены или перефразированы в нементальном поведенческом термины.Перспективы индивидуализации убеждений / желаний в нементальном, экологически экстерналистские термины могут показаться сомнительными, особенно в случаи сознательного отношения (см. Horgan, Tienson and Graham 2006). Но тема форм и ограничений поведенческой терапии и диапазона его правдоподобное применение открыто для дальнейшего продолжения исследование.

8. Заключение

В 1977 году Уиллард Дэй, поведенческий психолог и редактор-учредитель журнала журнал Behaviorism (который теперь известен как Behavior and Философия), опубликовал книгу Скиннера «Почему я не когнитивный психолог »(Скиннер, 1977).Скиннер начал статью с заявления что «переменные, функцией которых является человеческое поведение, лежат в окружающая среда »(стр. 1). Скиннер закончил, отметив, что «Когнитивные конструкции дают … вводящее в заблуждение что »находится внутри человека (стр. 10)

Более десяти лет назад, в 1966 году, Карл Хемпель объявил о своем бегстве. от бихевиоризма:

Чтобы охарактеризовать… поведенческие модели, склонности, или способности … нам нужен не только подходящий бихевиористский словарный запас, но также и психологические термины.(стр.110)

Хемпель пришел к выводу, что ошибочно полагать, что человеческий поведение можно понять исключительно в нементальном, бихевиористском термины.

Современная психология и философия во многом разделяют взгляды Хемпеля. убежденность в том, что объяснение поведения не может не указывать на представление существом своего мира. Психология должна использовать психологические термины. Поведение без познания слепо. Психологическое теоретизирование без ссылки на внутренние когнитивные обработка по понятным причинам затруднена.Сказать это, конечно, не значит априори исключить, что бихевиоризм восстановит некоторые из своих известность. Как представить себе когнитивную обработку (даже если найти его) остается предметом горячих споров (см. Melser 2004; см. также Леви 2007, стр. 29–64). Но если бихевиоризм хочет восстановить некоторые из его известность, это восстановление может потребовать переформулирования его доктрины, соответствующие изменениям (например, нейроэкономика) в нейробиологии, а также в новых терапевтических направлениях.

Точка зрения Скиннера на бихевиоризм или его особый вклад в науку о поведении с языком взаимодействия организм / среда. Но мы, люди, не просто бегайте, спаривайтесь, гуляйте и ешьте в той или иной среде. Мы думаем, классифицируем, анализируем, воображаем и теоретизировать. В дополнение к нашему внешнему поведению у нас есть очень сложные внутренняя жизнь, в которой мы активны, часто творчески, в наших головах, при этом часто оставаясь застрявшими, как столбы, неподвижными, как камни.Назовите нашу внутреннюю жизнь «поведением», если хотите, но этот кусок лингвистического оговорка не означает, что вероятность или возникновение внутреннего события формируются теми же непредвиденными обстоятельствами окружающей среды, что и явные поведение или телодвижения. Это не означает, что понимание предложение или составление статьи для этой энциклопедии состоят из тех же общих способов дискриминационных ответов, что и научиться двигаться в поисках источника пищи. Как внутренний Репрезентативный мир мыслей отображается в Страну бихевиоризма. территория «измов» все еще не полностью нанесена на карту.

Что это такое, что изучает, характеристики, история, принципы

Психология

Сегодня мы видим, как психология включает в себя множество различных теоретических ориентаций . Существующие типы психологических парадигм включают в себя серию поведенческих руководств, которые побуждают нас практиковать профессиональные практики разными способами. Бихевиоризм — одна из наиболее распространенных ориентаций в современном мире среди психологов .Бихевиористы воспринимают живое существо как « tabula rasa », поведение которого определяется подкреплениями, и наказаниями, которые они получают.

Что такое бихевиоризм?

Бихевиоризм — это ветвь психологии , которая изучает общие законы , которые определяют различные поведения людей и даже животных . Он фокусируется на поведении, которое можно наблюдать, по этой причине ставит во главу угла объективное субъективное.

Что изучает бихевиоризм?

Он отвечает за изучение использования различных экспериментальных процедур с целью изучения наблюдаемого поведения или поведения, учитывая среду, в которой развивается человек, и набор из стимулов, и ответов, . Затем он изучает взаимодействие, которое происходит между живыми существами и стимулами окружающей среды или внешней среды.

Характеристики

Его основные характеристики следующие:

  • Он основан на классическом кондиционировании .
  • Он связывает начальные стимулы с нейтральными событиями .
  • Имеет исправных кондиционеров .
  • Определенные действия сопровождаются чем-то желательным или нежелательным.
  • Он изучает различные поведения , которые подчиняются законам поведения.
  • Он имеет физический монизм , то есть не имеет разум-тело
  • Он отрицает существование ума .
  • Поведение рассматривается как наблюдаемое , а не как выражение глубокого состояния.
  • Поведение — это плод усвоенного опыта , а не врожденных факторов.
  • Существует постоянная связь между стимулами и ответами .

Предпосылки

Школа бихевиоризма была разработана на основе различных исследований поведения животных . Для бихевиористов было не важно думать о том, что они думали или чувствовали, и они больше сосредотачивались на том, что на самом деле было видимым .По этой причине они изучили то, что можно было увидеть, заменив интроспекцию как метод исследования на лабораторных исследований по кондиционированию как типу обучения.

История

Различные исследования, проведенные Дарвином в конце 19 века, привели к появлению различных способов мышления в отношении гуманитарных наук . Примерно в 1913 году стали появляться первые теории о бихевиоризме . Джон Ватсон был первым, кто положил начало новой школе бихевиоризма. Он сосредоточился на том, что можно было наблюдать, изучая только те факты и поведение, которые были видны глазам ученого. Были запущены различные лабораторные тесты , думая, что можно узнать, каким образом человек или животное может отреагировать на стимул , чтобы узнать, что было в уме. К началу 20 века Уотсон утверждал, что наблюдаемое поведение как объект исследования порождает поведение.Иван Павлов был одним из главных предшественников, внесших идеи в теорию Ватсона. К 1920 году радикальный бихевиоризм процветал и был известен во всем мире. К 1980-м годам произошло появления бихевиоризма, который стал незаменимым для решения некоторых проблем. Несколько поведенческих теорий возникли на основе предыдущих исследований бихевиоризма.

Представители

Среди основных представителей бихевиоризма можно выделить следующих:

  • John B.Watson , основоположник бихевиоризма.
  • Скиннер , создатель оперативного бихевиоризма.
  • Кантор , сформулировавший теорию интербихевиоризма.
  • Кларк Халл и Эдвард К. Толмен , которые вместе разработали посреднический бихевиоризм.
  • Рибес и Хосеп Рока-и-Балаш , современные психологи, создавшие теорию полевого бихевиоризма.
  • Staats , которые разработали психологический бихевиоризм.
  • К. Хейс.
  • Рахлин , основатель телеологического бихевиоризма.
  • Staddon находится в рамках радикального бихевиоризма.

Принципы бихевиоризма

  • Принцип частоты : Этот принцип устанавливает, что для того, чтобы процесс кондиционирования был эффективным, безусловных, стимулов и условных стимулов должны быть частыми . Это означает, что одного лишь условного обозначения или ассоциации стимулов недостаточно для обучения.
  • Принцип новизны объясняет, что когда применяется условный стимул , он должен быть недавним по времени. Стимул никогда не следует предъявлять спустя долгое время.
  • Принцип исчезновения объясняет, что то, что выучили, забывается, если кондиционирование не происходит повторно .
  • Принцип спонтанного восстановления : этот принцип связан с принципом угасания , а затем с процессом ассоциации безусловных и условных стимулов.
  • Принцип обобщения : реакции даются на условных ответов и на предъявление похожих, но не идентичных стимулов.
  • Принцип распознавания : напротив обобщения . Признано только одно.

Вклад

Он активно сотрудничал с психологом в различных исследованиях, касающихся принципов обучения , которые были систематизированы в теории классической и оперативной обусловленности.Это помогает изменить поведение и разработать для него терапию . Исследование различных методов обучения и .

Приложения

Одно из приложений в психологии — это поведенческая терапия , которая пытается научить человека давать ответы раньше, чем стимулы, которые ранее вызывали у него неадаптивные ответы. Он используется в запрограммированных инструкциях и поведенческих целях в рамках отрасли образования.

Написано Габриэлой Брисеньо В.

История психологии — бихевиоризм и гуманизм

Цели обучения

  • Определите бихевиоризм и вклад Павлова, Ватсона и Скиннера в психологию
  • Объясните основные принципы гуманизма и вклад Маслоу в психологию

Поведенческая психология

Ранние работы в области поведения проводил русский физиолог Иван Павлов (1849–1936).Павлов изучал форму обучающего поведения, называемую условным рефлексом, при которой животное или человек вырабатывали рефлекторную (бессознательную) реакцию на раздражитель и, со временем, были обусловлены вызывать реакцию на другой раздражитель, который экспериментатор ассоциировал с исходным. стимул. Рефлексом, с которым работал Павлов, было слюноотделение в ответ на присутствие пищи. Рефлекс слюноотделения можно было вызвать с помощью второго стимула, такого как определенный звук, который несколько раз подавался в связи с первоначальным пищевым стимулом.Как только реакция на второй стимул была «усвоена», пищевой стимул можно было пропустить. «Классическая обусловленность» Павлова — лишь одна из форм обучения поведению, изучаемая бихевиористами.

Рисунок 1 . Джон Б. Уотсон известен как отец бихевиоризма в психологии.

Джон Б. Уотсон (1878–1958) был влиятельным американским психологом, чья самая известная работа произошла в начале 20 века в Университете Джонса Хопкинса. Хотя Вундт и Джеймс были озабочены пониманием сознательного опыта, Ватсон считал изучение сознания ошибочным.Поскольку он считал, что объективный анализ разума невозможен, Уотсон предпочитал сосредоточиться непосредственно на наблюдаемом поведении и попытаться взять это поведение под контроль. Уотсон был одним из главных сторонников смещения фокуса психологии с разума на поведение, и этот подход наблюдения и управления поведением стал известен как бихевиоризм . Основным объектом изучения бихевиористов было изученное поведение и его взаимодействие с врожденными качествами организма. Бихевиоризм обычно использовал животных в экспериментах, исходя из предположения, что то, что было изучено с использованием животных моделей, в некоторой степени можно применить к поведению человека.Действительно, Толмен (1938) заявил: «Я считаю, что все, что важно в психологии (кроме… таких вопросов, как общество и слова), можно исследовать по существу посредством непрерывного экспериментального и теоретического анализа факторов, определяющих поведение крысы в ​​точке выбора. в лабиринте ».

Бихевиоризм доминировал в экспериментальной психологии в течение нескольких десятилетий, и его влияние все еще ощущается сегодня (Thorne & Henley, 2005). Бихевиоризм в значительной степени ответственен за превращение психологии в научную дисциплину с помощью ее объективных методов и особенно экспериментирования.Кроме того, он используется в поведенческой и когнитивно-поведенческой терапии. Модификация поведения обычно используется в классных комнатах. Бихевиоризм также привел к исследованиям влияния окружающей среды на поведение человека.

Б. Ф. Скиннер (1904–1990) был американским психологом. Как и Ватсон, Скиннер был бихевиористом и сосредоточился на том, как на поведение влияют его последствия. Поэтому Скиннер говорил о поощрении и наказании как об основных факторах в поведении водителя. В рамках своего исследования Скиннер разработал камеру, которая позволила тщательно изучить принципы изменения поведения посредством подкрепления и наказания.Это устройство, известное как камера оперантного кондиционирования (или, более привычно, ящик Скиннера), остается важным ресурсом для исследователей, изучающих поведение (Thorne & Henley, 2005).

Рисунок 2 . (а) Б. Ф. Скиннер известен своими исследованиями оперантной обусловленности. (b) Модифицированные версии оперантной камеры кондиционирования или бокса Скиннера до сих пор широко используются в исследовательских учреждениях. (кредит а: модификация работы «Глупого кролика» / Wikimedia Commons)

Ящик Скиннера — это камера, которая изолирует объект от внешней среды и имеет индикатор поведения, такой как рычаг или кнопка.Когда животное нажимает кнопку или рычаг, ящик может дать положительное подкрепление поведения (например, еда), или наказание (например, шум), или условный кондиционер (например, свет), который коррелирует с любым из них. положительное подкрепление или наказание.

Сосредоточение Скиннера на позитивном и негативном подкреплении усвоенного поведения оказало длительное влияние на психологию, которое несколько ослабло со времени роста исследований в области когнитивной психологии. Несмотря на это, условное обучение все еще используется для модификации поведения человека.Две широко читаемые и противоречивые научно-популярные книги Скиннера о ценности оперантной обусловленности для создания более счастливой жизни остаются аргументами, заставляющими задуматься о его подходе (Greengrass, 2004).

В начале 20 века в американской психологии преобладали бихевиоризм и психоанализ. Однако некоторым психологам не нравилось, что то, что они считали ограниченными перспективами, оказало такое влияние на эту область. Они возражали против пессимизма и детерминизма (все действия, движимые бессознательным) Фрейда.Им также не нравился редукционизм или упрощающий характер бихевиоризма. Бихевиоризм также детерминирован по своей сути, поскольку считает, что человеческое поведение полностью определяется сочетанием генетики и окружающей среды. Некоторые психологи начали формировать свои собственные идеи, в которых особое внимание уделялось личному контролю, преднамеренности и истинной предрасположенности к «добру», которые важны для нашей самооценки и нашего поведения. Так возник гуманизм.

Маслоу, Роджерс и гуманизм

Гуманизм — это точка зрения психологии, которая подчеркивает потенциал добра, присущий всем людям.Двумя наиболее известными сторонниками гуманистической психологии являются Абрахам Маслоу и Карл Роджерс (О’Хара, н. Абрахам Маслоу (1908–1970) был американским психологом, наиболее известным тем, что предложил иерархию человеческих потребностей в мотивации поведения. Хотя эта концепция будет обсуждаться более подробно в следующем разделе, здесь будет представлен краткий обзор.

Рис. 3. Иерархия потребностей Маслоу подчеркивает, что основные потребности в продуктах питания и безопасности должны быть удовлетворены до того, как потребности более высокого уровня могут служить мотиваторами.

Маслоу утверждал, что до тех пор, пока удовлетворяются основные потребности, необходимые для выживания (например, еда, вода, жилье), потребности более высокого уровня (например, социальные потребности) начинают мотивировать поведение. Согласно Маслоу, потребности наивысшего уровня связаны с самоактуализацией, процессом, с помощью которого мы полностью раскрываем свой потенциал. Очевидно, что акцент на положительных аспектах человеческой натуры, характерных для гуманистической точки зрения, очевиден (Thorne & Henley, 2005).

Психологи-гуманисты в принципе отвергли исследовательский подход, основанный на редукционистском экспериментировании в традициях физических и биологических наук, потому что он упускал из виду «целостного» человека.Начиная с Маслоу и Роджерса, настаивали на программе гуманистических исследований. Эта программа была в основном качественной (не основанной на измерениях), но в гуманистической психологии существует ряд направлений количественных исследований, включая исследования счастья, самооценки, медитации и результатов гуманистической психотерапии (Friedman, 2008).

Карл Роджерс (1902–1987) также был американским психологом, который, как и Маслоу, подчеркивал потенциал добра, присущий всем людям.Роджерс использовал терапевтическую технику, известную как клиентоориентированная терапия, чтобы помочь своим клиентам справиться с проблемными проблемами, которые привели к их поиску психотерапии. В отличие от психоаналитического подхода, при котором терапевт играет важную роль в интерпретации того, что сознательное поведение показывает о бессознательном, клиентоцентрированная терапия предполагает, что пациент играет ведущую роль в терапевтическом сеансе. Роджерс считал, что терапевту необходимо проявить три черты, чтобы максимизировать эффективность этого конкретного подхода: безусловное позитивное отношение, искренность и сочувствие.Безусловное позитивное отношение относится к тому факту, что терапевт принимает своего клиента такими, какие они есть, независимо от того, что он или она могут сказать. При наличии этих факторов Роджерс считал, что люди более чем способны решать свои собственные проблемы и работать над ними (Thorne & Henley, 2005).

Гуманизм оказал влияние на психологию в целом. И Маслоу, и Роджерс — хорошо известные имена среди студентов, изучающих психологию (вы узнаете больше об обоих мужчинах позже в этом тексте), и их идеи повлияли на многих ученых.Более того, клиентоориентированный подход Роджерса к терапии до сих пор широко используется в психотерапевтических условиях (O’hara, n.d.).

Глоссарий

бихевиоризм: фокус на наблюдении и контроле за поведением

гуманизм: точка зрения психологии, которая подчеркивает потенциал добра, присущий всем людям

Внесите свой вклад!

У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

7 школ психологии

Когда психология впервые появилась как наука, отдельная от биологии и философии, начались дебаты о том, как описать и объяснить человеческий разум и поведение.Различные школы психологии представляют основные теории психологии.

Первую школу мысли, структурализм, отстаивал основатель первой психологической лаборатории Вильгельм Вундт. Почти сразу же начали появляться другие теории, соперничающие за господство в психологии.

В прошлом психологи часто отождествляли себя исключительно с одной единственной школой мысли. Сегодня у большинства психологов эклектический взгляд на психологию. Они часто опираются на идеи и теории из разных школ, а не придерживаются какой-то одной точки зрения.

Ниже приведены некоторые из основных школ мысли, которые повлияли на наши знания и понимание психологии:

Структурализм и функционализм: ранние школы мысли

Структурализм считается первой психологической школой. Этот взгляд был сосредоточен на разбиении мыслительных процессов на самые основные компоненты. Среди основных мыслителей, связанных со структурализмом, — Вильгельм Вундт и Эдвард Титченер. В центре внимания структурализма было сокращение ментальных процессов до их самых основных элементов.Структуралисты использовали такие методы, как интроспекция, для анализа внутренних процессов человеческого разума.

Функционализм сформировался как реакция на теории структуралистской школы мысли и находился под сильным влиянием работ Уильяма Джеймса. Он действовал на функции и приспособления разума. В отличие от некоторых других известных школ психологии, функционализм не связан с одним доминирующим теоретиком. Вместо этого есть несколько различных мыслителей-функционалистов, связанных с этим мировоззрением, включая Джона Дьюи, Джеймса Роуленда Энджелла и Харви Карра.

Автор Дэвид Хотерсалл отмечает, однако, что некоторые историки даже задаются вопросом, следует ли вообще считать функционализм формальной школой психологии, учитывая отсутствие в нем центрального лидера или формализованного набора идей.

Вместо того чтобы сосредоточиться на самих ментальных процессах, мыслителей-функционалистов интересовала роль, которую эти процессы играют.

Гештальт-психология

Гештальт-психология — это школа психологии, основанная на идее, что мы воспринимаем вещи как единое целое.Этот подход к психологии зародился в Германии и Австрии в конце 19 века в ответ на молекулярный подход структурализма.

Гештальт-психологи считали, что вместо того, чтобы разбивать мысли и поведение на их мельчайшие элементы, вы должны смотреть на весь опыт. Согласно гештальт-мыслителям, целое больше, чем сумма его частей.

Бихевиористская школа мысли в психологии

Бихевиоризм стал доминирующей школой мысли в 1950-х годах.Он был основан на работах таких мыслителей, как:

Бихевиоризм предполагает, что любое поведение можно объяснить причинами окружающей среды, а не внутренними силами. Бихевиоризм сосредоточен на наблюдаемом поведении . Теории обучения, включая классическое обусловливание и оперантное обусловливание, были предметом большого количества исследований.

Бихевиористская школа психологии оказала значительное влияние на курс психологии, и многие идеи и методы, возникшие в результате этой школы, до сих пор широко используются.Поведенческое обучение, экономия токенов, терапия отвращения и другие методы часто используются в программах психотерапии и модификации поведения.

Психоаналитическая школа мысли

Психоанализ — это школа психологии, основанная Зигмундом Фрейдом. Эта школа мысли подчеркивала влияние бессознательного на поведение.

Фрейд считал, что человеческий разум состоит из трех элементов: ид, эго и суперэго. Ид состоит из первичных побуждений, в то время как эго — это компонент личности, отвечающий за взаимодействие с реальностью.Суперэго — это часть личности, которая содержит все идеалы и ценности, которые мы усвоили от наших родителей и культуры. Фрейд считал, что взаимодействие этих трех элементов привело ко всем сложным формам человеческого поведения.

Школа мысли Фрейда имела огромное влияние, но также вызвала серьезные споры. Это противоречие существовало не только в его время, но и в современных дискуссиях о теориях Фрейда.

Другие основные психоаналитические мыслители включают:

Гуманистическая школа мысли

Гуманистическая психология развивалась как ответ на психоанализ и бихевиоризм.Вместо этого гуманистическая психология сосредоточилась на индивидуальной свободе воли, личностном росте и концепции самоактуализации. В то время как ранние школы мысли были в первую очередь сосредоточены на ненормальном человеческом поведении, гуманистическая психология значительно отличалась в своем акценте на помощи людям в достижении и реализации своего потенциала.

Основные мыслители-гуманисты включают:

Гуманистическая психология остается довольно популярной сегодня и оказала значительное влияние на другие области психологии, включая позитивную психологию.Эта конкретная отрасль психологии направлена ​​на то, чтобы помочь людям жить более счастливой и полноценной жизнью.

Когнитивная школа психологии

Когнитивная психология — это школа психологии, изучающая психические процессы, в том числе то, как люди думают, воспринимают, запоминают и учатся. Как часть более широкой области когнитивной науки, эта отрасль психологии связана с другими дисциплинами, включая нейробиологию, философию и лингвистику.

Когнитивная психология начала зарождаться в 1950-х годах, отчасти как ответ на бихевиоризм.Критики бихевиоризма отметили, что он не учитывает, как внутренние процессы влияют на поведение. Этот период иногда называют «когнитивной революцией», поскольку начали появляться многочисленные исследования по таким темам, как обработка информации, язык, память и восприятие.

Одной из самых влиятельных теорий этой философской школы была теория стадий когнитивного развития, предложенная Жаном Пиаже.

Слово Verywell

Хотя некоторые школы мысли ушли в безвестность, каждая из них оказала влияние на ход развития психологии.Некоторые более современные школы психологии, включая бихевиоризм и когнитивную психологию, остаются очень влиятельными.

Сегодня многие психологи не придерживаются единственной точки зрения. Вместо этого они могут использовать более эклектичный подход, опираясь на множество различных точек зрения и теоретических основ.

Исторические истоки проблемной концепции (1923–1973)

Perspect Behav Sci. 2020 июн; 43 (2): 415–429.

1 и 2

Бруно Анджело Страпассон

1 Федеральный университет Параны, Куритиба, Парана Бразилия

Сауло де Фрейтас Араужо

Жуис де Фо, Федеральный университет Жуис деера Бразилия

1 Федеральный университет Параны, Куритиба, Парана Бразилия

2 Федеральный университет Жуис-де-Фора, Жуис-де-Фора, Бразилия

Автор, отвечающий за переписку.Copyright © Международная ассоциация поведенческого анализа 2020

Реферат

«Методологический бихевиоризм» — это термин, который часто встречается в бихевиористской литературе, но сопровождается значительной семантической путаницей: этот термин используется для обозначения очень разных теоретических позиций, и авторы классифицируются как методологических бихевиористов много и они разнообразны. Чтобы понять многозначный характер этого термина, мы предлагаем исторический анализ его происхождения и развития в литературе за 50 лет после его первого появления в 1923 году.Результаты показывают, что его использовали такие разные авторы, как Карл Лэшли, Б. Ф. Скиннер, Герберт Фейгл и Густав Бергманн. Более того, он был определен в терминах двух центральных характеристик (одна методологическая посылка, а другая — метафизическая) и использовалась для разграничения положительных и отрицательных форм бихевиоризма, в зависимости от того, как каждый автор понимал эти особенности и формы. Мы пришли к выводу, что многозначный характер этого термина и его различные варианты использования можно проследить до его корней в 1920-х годах, что помогает нам понять семантическую путаницу в современной литературе.

Ключевые слова: Методологический бихевиоризм, История психологии, Философия психологии

Быстрый обзор бихевиористской литературы показывает, что термин «методологический бихевиоризм» широко использовался разными авторами, но с разными целями. Недавнее использование включает попытки критиковать (например, Costall, 2018) или защищать (например, Manning, 2014) конкретные концепции методологического бихевиоризма, а также оценивать его совместимость с определенными психологическими теориями с точки зрения сходства (например, Manning, 2014).g., Cheng, 2018) или различия (например, Moore, 2017; Rachlin, 2013).

При внимательном рассмотрении этих разнообразных применений обнаруживается, что (1) разные определения появляются в определенных контекстах и ​​(2) авторы, классифицируемые как методологические бихевиористы, отстаивают различные, иногда несовместимые, позиции.

Многозначность термина неоспорима. Например, Сегрейвс (1982) предполагает, что это означает применение научного метода к психологии: «Эта точка зрения защищает контролируемое экспериментирование, независимое воспроизведение результатов, операционизм концепций и проверяемость гипотез.Методологический бихевиоризм — это действительно неправильное название. Это просто относится к использованию научной методологии »(стр. 110). Напротив, Вибе (2015) защищает точку зрения, согласно которой методологический бихевиоризм предполагает онтологический компромисс, поскольку он допускает существование разума: «методологические бихевиористы не столько отрицают существование ментальных состояний, сколько утверждают, что такие предполагаемые состояния никогда не нуждались в упоминании, поскольку интерсубъективно наблюдаемые стимулы и реакции были адекватны для описания и объяснения человеческого поведения »(стр.22). С другой стороны, Стегмюллер (1969) утверждает, что любая психологическая теория, которая ограничивается наблюдаемым поведением, является методологическим бихевиоризмом, независимо от его онтологических компромиссов: «методологический бихевиоризм. . . либо оставляет открытым вопрос о существовании психических феноменов, либо, прямо признавая их существование, ограничивается предоставлением поведенческих критериев для всего психического »(стр. 428). Между тем Мартин (1978) утверждает, что действительно можно идентифицировать различные формы методологического бихевиоризма, но что все они разделяют склонность анализировать психологические события только с точки зрения наблюдаемых данных, и это по методологическим причинам, независимо от других философских обоснований.

Вторая особенность концептуализации методологического бихевиоризма — это выбор его представителей. По большей части концептуализации включают указание на то, кого следует считать методологическим бихевиористом или, по крайней мере, какую позицию следует считать методологическим бихевиоризмом. В этом смысле очевидно разнообразие и несоответствие таких указаний. Например, Б.Ф. Скиннер был назван методологическим бихевиористом (например, Martin, 1978; Woolfolk, 1983), но также и человеком, чья работа контрастирует с методологическим бихевиоризмом (например, Martin, 1978; Woolfolk, 1983).г., День, 1983; Мур, 2011/2012, 2013). То же самое относится к таким авторам, как Джон Б. Уотсон (Мур, 2017; Моррис и Тодд, 1999; Смит, 1984) и Уиллард против О. Куайна (например, Ченг, 2018; Раппапорт, 1979). Более того, представители различных и конкурирующих теоретических взглядов также были включены в число методологических бихевиористов. Так обстоит дело с Робертом Йерксом (Робак, 1923), Эдвином Г. Борингом (Скиннер, 1945a), Эллиоттом Собером (Тригг, 1987), Густавом Бергманом (Фланаган, 1980; Мур, 2013), Джеймсом Р.Энджелл (Kessen & Cahan, 1986), Пол Оппенгейм (Henle & Baltimore, 1967), Ричард Дж. Хернштейн (Smillie, 1978) и Уилфрид С. Селларс (например, Manning, 2014; Tripodi, 2011). Даже Кант (Zimmer, 2001) и Платон (Shanon, 1984) не избежали такой классификации. Эта множественность и отсутствие консенсуса в определении референтов термина отражают его многозначную природу, а также различные варианты его использования. Короче говоря, в литературе много путаницы.

Один из способов понять и, возможно, объяснить проблемную природу концепции методологического бихевиоризма в современной литературе — это выявить ее исторические корни, а эта задача еще не решена, несмотря на некоторые предварительные первые шаги.Мур (2001), например, предполагает, что методологический бихевиоризм «проистекает из логического бихевиоризма, аналитического бихевиоризма и приверженности« истине по соглашению »и операционизма Боринга и Стивенса» (стр. 239). Кроме того, Мур (2013) отмечает начало методологического бихевиоризма в первой четверти двадцатого века: «радикальные бихевиористы утверждают, что методологический бихевиоризм зародился в первой четверти XX века и был модальной ортодоксальной ориентацией, лежащей в основе почти вся психология с середины 20 века »(с.146). Скотт (2016) ограничивается ассоциацией методологического бихевиоризма с позитивизмом и эмпиризмом: «Методологический бихевиоризм берет свое начало в социологической теории позитивизма и философской теории эмпиризма» (стр. 38). Однако ни один из авторов не предпринял попыток систематического исторического анализа, а это означает, что важные и влиятельные публикации, такие как Lashley (1923), были полностью проигнорированы. Таким образом, отсутствуют исторические детали, и еще предстоит определить, является ли многозначная природа термина новой особенностью, которая возникла в результате отклонений от его первоначального значения или использования, или характеристикой, которая преследовала термин с момента его появления. .

Цель данной статьи — обратиться к этой проблеме посредством систематического анализа первоисточников, связанных с дебатами о природе бихевиоризма. Мы представим и обсудим первые упоминания этого термина в литературе, а также его использование соответствующими авторами. Для этого мы задаем три вопроса: (1) Как определяется термин? (2) Кто такие методологические бихевиористы? (3) Как используется этот термин?

Мы ограничим наш анализ 50 годами после первого появления термина, то есть с 1923 по 1973 год.Это решение вызвано двумя причинами. Во-первых, предлагаемого здесь анализа достаточно для решения поднятого выше вопроса. Во-вторых, с 1974 г. были предложены новые способы понимания методологического бихевиоризма, которые еще больше усложняют ситуацию и требуют гораздо более широкого анализа, чем мы можем предложить в рамках одной статьи. Примерами этих сложностей являются модификация концепции методологического бихевиоризма, реализованная Дэем (например, 1983 г.), за которой последовали многие аналитики поведения (например.г., Leigland, 1997; Moore, 1975, 1980, 1981, 1989, 2001, 2011/2012, 2013), и последующие дебаты о классификации современных версий бихевиоризма (см. Baum, 2011; Moore, 2011). Это будет частью отдельного будущего расследования.

Идея до концепции

До того, как в литературе появился термин «методологический бихевиоризм», уже были сделаны общие предложения по разграничению бихевиоризма. Как только бихевиоризм возник как новый подход к психологии, психологи и философы начали обсуждать, должен ли он отрицать существование сознания и разума.Такие дебаты способствовали бы формулированию концепции методологического бихевиоризма, как мы увидим в следующем разделе.

Джеймс Пратт (1875–1944), американский философ и бывший президент Американского теологического общества, утверждал, что бихевиористские попытки описать сознательные состояния в терминах открытого поведения обязательно будут безуспешными. Он сказал, что для того, чтобы быть логичным и последовательным, «бихевиоризму необходимо отрицать существование сознания (в старомодном субъективном смысле»; Pratt, 1922, p.603). Это означало, прежде всего, принятие метафизической позиции, а именно материализма. В противном случае, настаивал он, если разум существует и может влиять на тело, бихевиоризм не может быть даже наукой о поведении »(стр. 604).

Интересно отметить, что в дискуссии Пратта бихевиоризм имеет два аспекта, а именно метафизический и методологический. Первый предполагает отрицание существования сознания. Второй включает методологический рецепт «внимательно наблюдать и записывать ― или, что не менее часто, воображать ― различные формы человеческого поведения и представлять результаты как объективное описание разума» (Pratt, 1922, стр.602).

В прямом ответе Пратту философ Стивен Пеппер (1891–1972) заявил, что Пратт неправильно понял бихевиоризм. По словам Пеппер, бихевиористу не нужно отрицать сознание, чтобы быть последовательным. «Все, что бихевиорист должен подтвердить, чтобы быть последовательным и последовательным, — сказал он, — это то, что нет ничего ментального, что не поддавалось бы объективному описанию в терминах поведения. Бихевиористу нужно быть не более чем последовательным параллелистом »(Pepper, 1923, p.243). Однако, поскольку психофизический параллелизм — это своего рода дуализм, Пеппер согласился с выводом о том, что бихевиоризм совместим с метафизическим дуализмом при условии отсутствия взаимодействия между ментальным и физическим. Таким образом, бихевиорист может «дать объективное описание интроспективных фактов» (стр. 243).

В объяснении Пеппер бихевиоризма можно найти те же элементы, что и у Пратта. Идет метафизическая и методологическая дискуссия. Вместо материалистического монизма Пеппер защищала своего рода дуализм бихевиоризма.Более того, он подчеркивал неудачи интроспективного метода и приветствовал методологические попытки дать «бихевиористское описание разума» (Pepper, 1923, p. 244).

Эти два аспекта бихевиоризма — его метафизические и методологические допущения — составили ядро ​​более изощренных характеристик, которые должны были появиться в последующей литературе. Таким образом, концепция методологического бихевиоризма была основана на предыдущем понимании этих двух центральных проблем. Однако, как мы увидим, не по взаимному согласию. 1

Робак и Лэшли: Истоки

Первое использование «методологического бихевиоризма» для обозначения конкретной формы бихевиоризма, похоже, появилось у Абрахама Робака (1890–1965), психолога, преподававшего в Гарварде. В своей книге «Бихевиоризм и психология », в которой он намеревался «дать всесторонний обзор всей бихевиористской системы» (Робак, 1923, стр. 11), Робак предложил четыре класса (пре-бихевиоризм, собственно бихевиоризм, психоповеденческий и номинальный бихевиоризм ) и 21 тип бихевиоризма.«Методологический бихевиоризм» появился в связи с работами Роберта Йеркса (1876–1956), одного из главных деятелей сравнительной психологии и пионера в тестировании интеллекта. По словам Робака, «есть бихевиористы и бихевиористы, начиная от тех, кто считает сознание не только мифом, но и профанацией, до смягченной формы, которую, по-видимому, представляет Йеркес» (стр. 42). Поскольку «[Йеркса] в первую очередь интересует изучение поведения по методологическим причинам», Робак назвал этот подход «методологическим бихевиоризмом» (стр.41).

В классификации Робака внимания заслуживают два момента. Во-первых, прилагательное «методологический» относится к эффективным (экспериментальным) методам изучения поведения, то есть того, как подходить к психологическим явлениям. Во-вторых, сознание — центральная проблема, отделяющая бихевиоризм Йеркса от правильного бихевиоризма, такого как бихевиоризм Уотсона. Методологический бихевиорист принимает существование сознательных явлений, тогда как строгий бихевиорист рассматривает это как миф. Как следствие, концептуализация Робака имеет онтологический компонент, а именно необходимый компромисс бихевиоризма с материализмом.

Это подводит нас к использованию Робаком «методологического бихевиоризма». Робак намеревался предложить не только общую классификацию бихевиоризма, но и общую оценку. В этом смысле методологический бихевиоризм представляет собой смягченную форму бихевиоризма, поверхностную и непоследовательную позицию по сравнению, например, с бихевиоризмом Ватсона. По словам Робака (1923), «если бихевиоризм не должен быть взаимно несовместимым с ортодоксальным взглядом на психологию, его следует понимать в смысле практического грубого подхода к явлениям без ссылки на их дальнейший анализ» (стр.43). Таким образом, методологический бихевиоризм не является, собственно говоря, бихевиоризмом, или это бихевиоризм только по названию (номинальный бихевиоризм).

Несмотря на попытки Робака классифицировать все формы бихевиоризма, его классификация не оказала большого влияния на последующую литературу. Дальнейшие разработки и теоретические обсуждения бихевиоризма не принимали во внимание его классификацию.

Карл Лэшли (1890–1958), «бывший ученик и друг Уотсона, известный своим вкладом в американскую нейропсихологию», первым дал определение «методологического бихевиоризма», которое обсуждалось и впоследствии было развито.Обсуждая бихевиористскую интерпретацию сознания, Лэшли предложил другую таксономию бихевиоризма, которая была намного проще, чем у Робака. По его мнению, «в различных дискуссиях о масштабах бихевиоризма можно выделить три различных и несовместимых формулировки» (Lashley, 1923, p. 238).

Во-первых, есть бихевиористы, которые принимают существование сознания и возможность интроспективного подхода к нему. Однако поскольку факты о сознании не имеют отношения к бихевиоризму, они не представляют интереса.Для Лэшли (1923) «это просто психофизический параллелизм с упором на физическое. Это точка зрения Бехтерева и других ранних объективистов »(с. 238).

Бихевиористы второй полосы утверждают, что «факты сознания существуют, но не подходят для какой-либо формы научного лечения» (Lashley, 1923, p. 238). Лэшли приписывал эту позицию не только Уотсону в своих ранних работах (Watson, 1913), но и Альберту Вайсу (1879–1931), немецко-американскому психологу, который защищал бихевиоризм с самого начала (Weiss, 1917a, 1917b).Для него такой подход — это то, что «мы можем назвать методологическим бихевиоризмом» (Lashley, 1923, p. 239).

Согласно третьему типу, «якобы уникальных фактов сознания не существует. Описание поведения физиологического организма не оставляет следов чистой психики. Разум — это поведение и ничего больше »(Lashley, 1923, с. 240). Лэшли приписал этот взгляд большей части работ Уотсона из-за «его фундаментального отрицания факта сознания» (с. 240). В результате Лэшли объяснил: «Я буду называть эту доктрину строгим бихевиоризмом или для краткости просто бихевиоризмом» (стр.240).

В описании бихевиоризма Лэшли ясно, что центральным критерием является место разума или сознания в психологической науке, что сближает его с Робаком. Поскольку методологические бихевиористы признают существование ментальных фактов, они не могут быть бихевиористами в строгом смысле слова. Они разделяют со строгими бихевиористами только методы изучения поведения, но этого недостаточно. В отличие от методологического бихевиоризма, строгий бихевиоризм «не делает уступок дуалистической психологии и утверждает преемственность в данных и методах физических, биологических и психологических наук» (Lashley, 1923, p.240). По этой причине методологический бихевиоризм приобретает здесь уничижительный оттенок. Более того, Лэшли понимал строгий или подлинный бихевиоризм как онтологический компромисс с материализмом, как это сделал Робак.

Таким образом, ясно, что в классификации Лэшли использование «методологического бихевиоризма» служит для обозначения того, каким бихевиоризмом, собственно говоря, не является или не должно быть. Он представляет собой слабую или непоследовательную позицию, от которой следует отказаться в пользу строгого бихевиоризма.Таким образом, и Робак, и Лэшли концептуализировали методологический бихевиоризм сходным образом.

Скиннер: методологический и радикальный бихевиоризм

Самый известный из всех бихевиористов Б. Ф. Скиннер (1904–1990) также использовал «методологический бихевиоризм» в отличие от той формы психологической науки, которую он был готов защищать. Контекстом для такой защиты стал симпозиум, организованный Гербертом Лангфельдом (1879–1958), в то время главным редактором журнала « Psychological Review », на котором приглашенные участники должны были обсудить применение операционизма в психологии (Langfeld, 1945). 2

Скиннер участвовал в симпозиуме по двум разным причинам (Скиннер, 1945a, 1945b). В обоих случаях он приветствовал идею оперативного анализа психологических терминов, но, тем не менее, указал на его недостатки. В целом, он считал это «положительным моментом в любой науке, но особенно в психологии из-за обширного словаря древнего и ненаучного происхождения» (Скиннер, 1945a, с. 271). В то же время, добавил он, «возможность подлинного операционизма в психологии еще полностью не исследована» (Скиннер, 1945b, стр.294). 3 Почему нет?

Скиннер утверждал, что, хотя классический бихевиоризм в основном занимался «тщательным оперативным анализом традиционных менталистских концепций» (Скиннер, 1945a, стр. 271), бихевиористы не смогли предложить «приемлемую формулировку« словесного отчета »» ( стр.271). «Что мы хотим знать в случае многих традиционных психологических терминов, — продолжил он, — это, во-первых, конкретные стимулирующие условия, при которых они проявляются. . . и, во-вторых.. . почему каждый ответ контролируется соответствующим ему условием »(стр. 272). Однако в случае с субъективными терминами возникает проблема, как относиться к частным мероприятиям.

Для Скиннера это была центральная проблема подлинного операционального анализа в психологии и, как следствие, бихевиоризма. И поскольку в психологии существует по крайней мере два различных способа решения проблемы операционизма, он пришел к выводу, что существуют по крайней мере две соответствующие формы бихевиоризма. Первым, по его словам, был «методологический бихевиоризм», согласно которому «мир делится на публичные и частные события, и психология, чтобы соответствовать требованиям науки, должна ограничиваться первыми» (Скиннер, 1945b. , стр.292–293). Скиннер приписывал эту позицию психологам, таким как Боринг и Стэнли Стивенс (1906-1973) из Гарварда, которые разработали своего рода дуалистический подход к психологии, следуя различию между публичными и частными событиями (например, Boring, 1945; Stevens, 1935).

Второй формой, в отличие от методологического бихевиоризма, была собственная бихевиористская программа Скиннера, определяемая как радикальный бихевиоризм. По его словам, «различие между публичным и частным отнюдь не такое же, как различие между физическим и психическим.Вот почему методологический бихевиоризм (который принимает первое) очень отличается от радикального бихевиоризма (который отбрасывает последний термин во втором »; Скиннер, 1945b, стр. 294). Стоит отметить, что в статье Скиннера (1945a) он впервые использовал «радикальный бихевиоризм» в своих работах (Schneider & Morris, 1987).

Первое, что следует отметить в классификации Скиннера, — это уничижительный оттенок, который он приписал методологическому бихевиоризму. «Это никогда не было хорошим бихевиоризмом, но это была легкая позиция для разъяснения и защиты, и к ней часто прибегали сами бихевиористы» (Скиннер, 1945b, стр.293). Однако задача радикального бихевиоризма была непростой. Радикальный бихевиорист столкнулся с проблемой дать отчет о частных событиях с точки зрения эмпирического анализа вербального поведения, то есть исследования того, как наше сообщество научило нас вести себя по отношению к частным событиям. Философского анализа как такового было бы недостаточно. «Решение должно быть психологическим, а не логическим» (с. 294).

Очевидно, что характеристика методологического бихевиоризма Скиннером зависела от онтологической интерпретации взглядов его оппонентов.На карту было поставлено отрицание онтологического дуализма (ментального против физического) и принятие физикализма (все является физическим). Как признал сам Скиннер (1945b): «Я утверждаю, что моя зубная боль такая же физическая, как и моя пишущая машинка, хотя и не публичная, и я не вижу причин, по которым объективная и практическая наука не может рассматривать процессы, посредством которых выражается словарный запас, описывающий зубную боль. приобретены и поддерживаются »(стр. 294). 4

Спустя 30 лет «методологический бихевиоризм» снова появился в работах Скиннера.В частности, в Beyond Freedom and Dignity (1971) он утверждал, что научная психология не может игнорировать субъективную область частных событий.

То, что называется «методологическим бихевиоризмом», ограничивается тем, что можно наблюдать публично; психические процессы могут существовать, но они исключены из научного рассмотрения по своей природе. «Бихевиористы» в политической науке и многие логические позитивисты в философии следовали аналогичной линии. Но самонаблюдение можно изучать, и оно должно быть включено в любое достаточно полное описание человеческого поведения.Вместо того, чтобы игнорировать сознание, экспериментальный анализ поведения подчеркнул некоторые важные вопросы. Вопрос не в том, может ли человек познать себя, а в том, что он знает, когда он это делает. (Скиннер, 1971, стр. 181)

В этом более позднем отрывке ничего существенно не изменилось. Вместо предыдущего противопоставления методологического и радикального бихевиоризма Скиннер отказался от первого в пользу экспериментального анализа поведения. Однако уничижительный оттенок методологического бихевиоризма и онтологические последствия настоящего бихевиоризма остались прежними.

Можно сделать вывод, что использование Скиннером «методологического бихевиоризма» преследовало двоякую цель. Во-первых, он намеревался отделить хороший и здоровый бихевиоризм, то есть радикальный бихевиоризм, от ложной формы поведенческих исследований. Во-вторых, он настаивал на том, что разграничение имело онтологические последствия: принятие радикального бихевиоризма влечет за собой принятие монистического мировоззрения.

Логические позитивисты: методологический бихевиоризм как языковая программа

Логический позитивизм или логический эмпиризм, философская программа, связанная с Венским кружком (Uebel, 2019), оказала огромное влияние в англоязычных академических кругах после того, как многие из его членов иммигрировали в Соединенное Королевство и Соединенные Штаты (Dahms, 1995).В частности, в последнем она стала доминирующей точкой зрения в профессиональной философии, по крайней мере, до конца 1950-х годов (Hardcastle & Richardson, 2003; Richardson, 2007).

Одним из центральных принципов логического эмпиризма была единица научного тезиса и, как следствие, поиск универсального и единого научного языка в физических терминах (физикализм). Это помогает объяснить, почему логические позитивисты проявили интерес к научной психологии, в частности к бихевиоризму (например, Hahn, Neurath, & Carnap, 1929; Hardcastle, 2007; Smith, 1986).Начиная с 1930-х годов, Рудольф Карнап (1891–1970), Отто Нейрат (1882–1945) и Карл Хемпель (1905–1997), среди прочих, публиковали статьи по философским проблемам психологии. По их мнению, решением всех психологических загадок была лингвистическая терапия психологических концепций, то есть логический анализ языка психологии (Carnap, 1932; Hempel, 1935; Neurath, 1933).

В этом контексте Герберт Фейгл (1902–1988), бывший член Венского кружка, предложил «метафизически нейтральный (или, точнее, строго аметафизический) логический анализ фундаментальных концепций» (Feigl, 1934, p.420). Для него такой анализ «является одним из важнейших достижений нового« логического позитивизма , »(Венская школа»; стр. 421, курсив оригинала).

В предложенном Фейглом анализе «методологический бихевиоризм» приобрел новое значение. Это было уже не то, чего следует избегать, а само решение научной психологии. Согласно Фейглу (1934), «если психология должна быть передаваемой (интерсубъективно проверяемой), ее утверждения должны быть выражены на физическом языке (т.е. методологический бихевиоризм и обоснование неметафизической составляющей материализма »; п. 442; курсив в оригинале).

Предложение Фейгла (1934) состояло из трех основных компонентов. Во-первых, под «физическим языком» он имел в виду «те еще довольно неясные физиологические процессы и условия» (с. 438). Таким образом, традиционные менталистские или интроспективные концепции психологии (например, ощущение, память, чувство) следовало переосмыслить в физиологических терминах. Во-вторых, его форма физикализма не имела никаких метафизических или онтологических последствий.Это был только лингвистический, то есть семантический подход. В-третьих, здесь важно признать, что для Фейгла «методологический» квалифицировал философский метод, а не психологический. Другими словами, методологический бихевиоризм был логическим анализом психологического языка или философским рецептом использования и интерпретации концепций в психологии, а не методом изучения психологических явлений.

Подобное использование «методологического бихевиоризма» появилось в 1956 году в попытке Густава Бергмана (1906–1987), бывшего члена Венского кружка, отметить научный вклад Ватсона в психологию. 5 Он утверждал, что «Ватсон не только психолог-экспериментатор . . . он также является систематическим мыслителем, то есть философом психологии, или, как говорят, методологом »(Бергманн, 1956, с. 265; курсив в оригинале). Уотсон, как сказал Бергманн, внес особый вклад в психологию, но «вклад был не в том, как, вероятно, думал Ватсон, его материализмом или метафизическим бихевиоризмом. скорее, его методологический бихевиоризм » (с.269; курсив в оригинале). Бергманн сделал две претензии. Во-первых, он приписывал Уотсону два вида бихевиоризма. Затем он определил первый вид в терминах онтологического тезиса, а именно, что умы не существуют, в смысле «того древнего понятия, которое традиционно называется субстанциальным разумом» (стр. 266). Однако, поскольку Бергманн противопоставлял методологический бихевиоризм метафизическому бихевиоризму, нам необходимо определение методологического бихевиоризма, чтобы сделать утверждения Бергманна понятными.

Бергманн понимал методологический бихевиоризм в терминах центрального тезиса: « в принципе должно быть возможно предсказать будущее поведение, включая вербальное поведение, исходя из достаточности информации о настоящих (и прошлых) поведенческих, физиологических и окружающих переменных. Это тезис »(Бергманн, 1956, с. 270). Однако этот состав слишком синтетический и требует дополнительных разъяснений.

Интерпретация Бергманна подразумевала, прежде всего, различие между здравым смыслом и научным дискурсом.Для Бергманна методологический бихевиоризм не влечет за собой устранение традиционных терминов, таких как «личность», «воля», «состояние души» и т.п. Это популярный язык. Однако научная психология не должна довольствоваться такими расплывчатыми терминами, как если бы они относились к загадочным сущностям или процессам. Таким образом, вопрос состоит в том, чтобы согласовать с любым утверждением, в котором встречаются эти термины, другое утверждение, которое «упоминает только поведенческие, физиологические и экологические элементы» (Bergmann, 1956, p.270). Таким образом, какими бы полезными ни были менталистические термины на ранних стадиях научной психологии, психологические утверждения, содержащие их, будут постепенно соединяться с соответствующими утверждениями, относящимися к поведенческим, физиологическим или средовым переменным.

Второй вывод касается программного аспекта методологического бихевиоризма. Бергманн (1956) был достаточно осторожен, чтобы упомянуть об этом: «Мы принимаем что-то как программу, по которой нужно действовать, и о которой, следовательно, по прошествии разумного времени можно судить по ее результатам» (стр.270). Для него методологический бихевиоризм был не психологической теорией, а философской программой, априорной моделью и системой отсчета для апостериорного психологического теоретизирования. «Методологический» означает философский метод, а не психологический. Это было выражение оптимизма в отношении силы логического анализа и бихевиористского языка, а не рецепт изучения человеческого поведения. Однако в конечном итоге может оказаться, что такой оптимизм иллюзорен и психологическая наука может не продвинуться вперед.

Программный аспект методологического бихевиоризма позволяет нам понять третий следствие основного тезиса, а именно отказ от того, что Бергманн (1956) назвал «физикалистским бихевиоризмом» (стр. 271). Для него физикализм в психологии понимаемый как устранение традиционных психологических слов и сокращение психологического словаря до ограниченного набора механических и физиологических терминов был слишком строгим и узким, чтобы добиться успеха. С практической точки зрения Бергманн отвергал смешение поведенческих и физиологических исследований или, как он выразился, «физиологическую редукцию» (стр.272). Вот почему он настаивал на том, что поведенческие переменные не совпадают с физиологическими или средовыми, хотя можно было показать, что они связаны.

В совокупности основной тезис и три следствия полностью согласовывались с предыдущими попытками Бергманна решить теоретические и концептуальные проблемы психологии в терминах бихевиористской переформулировки (например, Bergmann, 1940a, 1940b, 1951). Вот почему мы можем сказать, что для него методологический бихевиоризм — это лишь название приложения логического позитивизма к психологии.Логический бихевиоризм и методологический бихевиоризм были, по концепции Бергманна, идентичными. Другими словами, методологический бихевиоризм был логико-лингвистическим рецептом использования и интерпретации психологического языка. Это было уточнение и дальнейшее развитие первых попыток применить логический позитивизм к ситуации в научной психологии по пути Карнапа, Фейгла, Гемпеля, Нейрата и других.

Это оправдывает конкретное использование этой концепции Бергманном. Он намеревался не только защитить Ватсона от самого себя (чтобы спасти его от метафизической наивности, концептуальной путаницы и физиологической редукции), но и защитить бихевиоризм как здравый логический рецепт для научной психологии.Уотсон был, так сказать, примером Бергманна. Однако за его признанием неизменного вклада Уотсона в психологическую науку лежала защита особой философской программы, которую он назвал методологическим бихевиоризмом.

Влияние на литературу

Определения, представленные и обсуждаемые здесь, показывают, что, хотя концепция методологического бихевиоризма впервые появилась в 1923 году, она была существенно изменена последующими пользователями этого термина.Теперь необходимо показать, что эти определения и использования были приняты в других местах литературы, тем самым показывая их историческое значение.

Предложение Лэшли (1923), например, упоминалось другими авторами в 1920-х, 1930-х, 1940-х и 1970-х годах (например, Diserens, 1925; Ewing, 1944; Hanson, 1971; Leeper, 1931; Mace, 1948; Mischel , 1970).

Что касается Скиннера (1945a, 1971), его демаркация была основой, на которой Дюкасс (1951), Коупленд (1964) и Эллис (1972) обсуждали свои позиции.Более того, начиная с 1970-х годов, новое поколение поведенческих аналитиков взяло идею Скиннера для создания своих собственных предложений (например, Day, 1983; Leigland, 1997; Moore, 1975, 1980, 2001, 2011/2012, 2013).

Как критики, так и сочувствующие логическому позитивизму использовали концепцию методологического бихевиоризма, разработанную Фейглом (1934) и Бергманном (1956), особенно концепцию Бергмана. В этом смысле методологический бихевиоризм обсуждался с точки зрения логического анализа языка. Так было с Бродбеком (1955), Спенсом (1957), Миллером (1959), Гроссманом (1960), Броуди и Оппенгеймом (1966) и Хенле и Балтимором (1967).

Наш список цитирований не является исчерпывающим и не намерен быть его исчерпывающим. Его цель — только проиллюстрировать присутствие этих трех концепций методологического бихевиоризма в последующей литературе вплоть до 1973 года.

Заключительные замечания

Наш анализ показывает, что первые концепции методологического бихевиоризма основывались на методологическом компоненте и онтологическом компоненте. Однако, поскольку эти два аспекта понимались по-разному, каждое определение отражало их конкретное понимание.Например, «методологический» может относиться к конкретным методам психологического исследования (например, экспериментальное, описательное), но также и к философскому методу лингвистического анализа (например, физикализм, операционизм). В то же время многие считали методологический бихевиоризм каким-то образом связанным с определенными метафизическими воззрениями, такими как онтологический дуализм (разум против материи) или монизм (все является физическим). Здесь любопытно, что один и тот же бихевиорист (например, Ватсон) мог быть назван одними дуалистом, а другими — монистом.Более того, что касается метафизических допущений, методологический бихевиоризм также можно рассматривать как нейтральный (метафизический), как предписано Фейглем и Бергманном.

Кроме того, тех, кого считают представителями методологического бихевиоризма, было много и они разнообразны. Например, Ватсона иногда считали в первую очередь методологическим бихевиористом; для некоторых он был одновременно методологом и метафизическим (дуалистическим или монистическим) бихевиористом. Другие, однако, утверждали, что он вообще не был методологом-бихевиористом.Робак считал Йеркса прототипом методологического бихевиориста, тогда как для Скиннера это место принадлежало Борингу и Стивенсу. И список продолжается.

Что касается использования, концепция методологического бихевиоризма прежде всего выполняла разграничительную функцию. В каком бы контексте он ни появлялся, он помогал отличать хорошее от плохого или подлинное от ложного бихевиоризма. Несмотря на эту функцию, методологический бихевиоризм проявлялся по обе стороны спектра: либо это был призрак, которого следовало избегать, либо лекарство, которое нужно было принять.В то время как для Бергмана это было лекарство от метафизического бихевиоризма, для Скиннера это была оппортунистическая и дефектная форма бихевиоризма, против которой пришлось развить радикальный бихевиоризм. Похоже, его ценность была в глазах смотрящего.

Итак, концепция методологического бихевиоризма включала метафизическую дискуссию (монизм, дуализм или нейтралитет) и методологический рецепт (философские или психологические методы). Определение того, кого можно квалифицировать как методологического бихевиориста, зависит от того, как человек понимает метафизические и методологические компромиссы каждого рассматриваемого автора.Точно так же, в зависимости от метафизических и методологических допущений, методологический бихевиоризм проявляется либо как положительный, либо как отрицательный.

Это подводит нас к главному вопросу, поднятому во введении. Многозначная природа концепции — это , а не — недавняя особенность, возникшая из-за отклонений от ее первоначального значения или использования. Это было с самого начала.

Таким образом, неудивительно, что дискуссии о методологическом бихевиоризме в современной литературе повторяют те же модели определения и использования этого понятия, хотя некоторые поведенческие аналитики добавили к нему новые аспекты (например,г., День, 1983; Leigland, 1997; Мур, 1975, 1980, 2001, 2011/2012, 2013). Эта концепция по-прежнему служит для обозначения того, чем должен быть хороший бихевиоризм.

В этом смысле наш исторический анализ может способствовать лучшему пониманию концептуальной путаницы в отношении методологического бихевиоризма в литературе. Знание его исторического происхождения и ранних разработок может дать современному читателю более широкую основу для оценки значения использования этого термина в каждом контексте.

Сноски

1 Точно так же Мур (2001) различает четыре типа методологического бихевиоризма в соответствии с их онтологическими и эпистемологическими допущениями. Однако, хотя он определяет некоторые теоретические влияния на возникновение методологического бихевиоризма, он не пытается исторически поместить каждый тип, что и является нашей целью.

2 Операционизм (или операционализм) — это позиция, приписываемая гарвардскому физику Перси Бриджмену (1882–1961), который утверждал, что «в целом мы подразумеваем под концепцией не более чем набор операций; это понятие является синонимом соответствующих наборов операций »(Bridgman, 1927, с.5). Однако не следует забывать, что впоследствии он отказался от этой атрибуции: «Я чувствую, что создал Франкенштейна, который, безусловно, ускользнул от меня. Я ненавижу слово операционизм или операционализм , которое, кажется, подразумевает догму »(Bridgman, 1956, p. 74). В психологии операционизм оказал влияние и вызвал ожесточенные споры среди философов и психологов. Хороший обзор проблем см. В Feest (2005) и Chang (2019).

3 Стоит отметить, что Скиннер не был сторонником классического операционизма, предложенного Бриджменом и примененного к психологии.На этом симпозиуме он предложил новую версию операционизма, которая была тесно связана с его радикальным бихевиоризмом. Обсуждение отношений между Скиннером и операционизмом см. В Moore (1975) и Flanagan (1980).

4 В литературе широко обсуждаются онтологические компромиссы Скиннера. Для многих ученых Скиннер защищал физикалистское или материалистическое мировоззрение. Другие утверждают, что он занимал а-онтологическую позицию. Обобщение этой дискуссии см. В Zilio (2012).Как бы то ни было, критика Скиннера методологического бихевиоризма, представленная в этом тексте, ясно указывает на онтологический компромисс с физикализмом. Однако кажется, что сам Скиннер предлагал другие метафизические возможности в других работах, которые мы не готовы здесь обсуждать.

5 Фактически, Бергманн уже использовал эту фразу 2 года назад в статье о значении операционизма для науки в целом. По его словам, «в применении к психологическим концепциям операционизм становится методологическим бихевиоризмом, то есть бихевиоризмом, отрезанным и лишенным своей метафизики» (Бергманн, 1954, с.213). Это краткое упоминание позволяет нам сделать вывод, что методологический бихевиоризм Бергмана был лингвистическим методом и не имел метафизических последствий. Однако, поскольку он больше ничего не сказал о концепции, мы не будем анализировать ее дальше.

Примечание издателя

Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

Ссылки

  • Baum WM. Уклонение, частные мероприятия и прагматизм: ответ на ответ Мура на мой обзор Conceptual Foundations of Radical Behaviorism .Журнал экспериментального анализа поведения. 2011; 95 (1): 141–144. [Google Scholar]
  • Бергманн Г. О некоторых методологических проблемах психологии. Философия науки. 1940; 7 (2): 205–219. [Google Scholar]
  • Бергманн Г. Предмет психологии. Философия науки. 1940; 7 (4): 415–433. [Google Scholar]
  • Бергманн Г. Логика психологических понятий. Философия науки. 1951; 18 (2): 93–110. [Google Scholar]
  • Бергманн Г. Смысл и вздор в операционизме.Ежемесячный научный. 1954. 79 (4): 210–214. [Google Scholar]
  • Бергманн Г. Вклад Джона Б. Ватсона. Психологический обзор. 1956. 63 (4): 265–276. [PubMed] [Google Scholar]
  • Скучно Э. Использование операционального определения в науке. Психологический обзор. 1945; 52 (5): 243–245. [Google Scholar]
  • Бриджмен П. Логика современной физики . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан; 1927. [Google Scholar]
  • Бриджмен П. Современное состояние операционализма. В: Фрэнк П., редактор. Подтверждение научных теорий . Бостон, Массачусетс: Маяк; 1956. С. 74–79. [Google Scholar]
  • Бродбек М. Обзор запросов: Очерки социальной теории Артура Ф. Бентли. Философия и феноменологические исследования. 1955. 15 (4): 580–581. [Google Scholar]
  • Броуди Н., Оппенгейм П. Психологические противоречия между методами бихевиоризма и феноменологии. Психологический обзор. 1966. 73 (4): 295–305. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карнап Р. Психология физического языка [Психология физического языка] Эркеннтнис.1932; 3: 107–142. [Google Scholar]
  • Чанг, Х. (2019). Операционализм. В Э. Залта (ред.), Стэнфордская энциклопедия философии (изд. Весной 2019 г.). Получено с https://plato.stanford.edu/archives/win2019/entries/operationalism
  • Натурализм и бихевиоризм Ченга Т. Куайна. Метафилософия. 2018; 49 (4): 548–567. [Google Scholar]
  • Copeland JW. Философия замаскирована под науку. Философия науки. 1964. 31 (2): 168–172. [Google Scholar]
  • Косталл А.Самоанализ и миф методологического бихевиоризма. В: Clegg JW, редактор. Самонаблюдение в социальных науках . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж; 2018. С. 67–80. [Google Scholar]
  • Dahms HJ. Эмиграция Венского кружка. В: Stadler F, Weibel P, редакторы. Культурный исход из Австрии . 2. Вена, Австрия: Springer; 1995. С. 57–59. [Google Scholar]
  • Day WF. О различии радикального и методологического бихевиоризма. Бихевиоризм.1983. 11 (1): 89–102. [Google Scholar]
  • Diserens CM. Психологический объективизм. Психологический обзор. 1925. 32 (2): 121–152. [Google Scholar]
  • Ducasse CJ. Природа, разум и смерть . Ла Саль: Открытый суд; 1951. [Google Scholar]
  • Эллис А. Какие виды подкрепления могут получить когнитивно-поведенческие терапевты от Б. Ф. Скиннера? Поведенческая терапия. 1972. 3 (2): 263–274. [Google Scholar]
  • Юинг А. Являются ли ментальные атрибуты атрибутом тела? Труды Аристотелевского общества.1944; 45: 27–58. [Google Scholar]
  • Фест У. Операционизм в психологии: о чем идут дебаты, о чем должны быть дискуссии. Журнал истории поведенческих наук. 2005. 41 (2): 131–149. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фейгл Х. Логический анализ психофизической проблемы: вклад нового позитивизма. Философия науки. 1934; 1: 420–445. [Google Scholar]
  • Flanagan OJ. Скиннеровская метафизика и проблема операционизма. Бихевиоризм. 1980; 8 (1): 1–13.[Google Scholar]
  • Гроссманн Р. Пропозициональные установки. Philosophical Quarterly. 1960. 10 (41): 301–312. [Google Scholar]
  • Hahn H, Neurath O, Carnap R. Wissenschaftliche Weltauffassung. Der Wiener Kreis . Вена, Австрия: Вольф; 1929. [Google Scholar]
  • Hanson NR. Еще раз о мысленных событиях: ретроспективный анализ некоторых старых аргументов. В: Toulmin S, Woolf H, редакторы. Во что не верю и другие сочинения . Дордрехт, Нидерланды: Springer; 1971 г.С. 190–212. [Google Scholar]
  • Хардкасл Г. Логический эмпиризм и философия психологии. В: Ричардсон А., Убель Т., редакторы. Кембриджский компаньон логического эмпиризма . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2007. С. 228–249. [Google Scholar]
  • Hardcastle G, Richardson A, редакторы. Логический эмпиризм в Северной Америке . Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Пресс; 2003. [Google Scholar]
  • Хемпель К. Анализируйте логику психологии [Логический анализ психологии] Revue de Synthèse.1935; 10: 27–42. [Google Scholar]
  • Хенле М., Балтимор Г. Портреты в соломе. Психологический обзор. 1967. 74 (4): 325–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кессен В., Кахан Э.Д. Век психологии: от субъекта к объекту к агенту. Американский ученый. 1986. 74 (6): 640–649. [Google Scholar]
  • Лангфельд Х. Симпозиум по операционизму: Введение. Психологический обзор. 1945; 52 (5): 241–242. [Google Scholar]
  • Lashley KS. Бихевиористская интерпретация сознания.I. Психологическое обозрение. 1923. 30 (4): 237–272. [Google Scholar]
  • Липер Р. Связь между гештальт-психологией и бихевиористской психологией обучения. Труды Канзасской академии наук. 1931; 34: 268–273. [Google Scholar]
  • Лейгланд С. Системы и теории в поведенческой аналитической науке: обзор альтернатив. В: Hayes L, Ghezzi P, редакторы. Исследования в области эпистемологии поведения . Рино, штат Невада: Context Press; 1997. С. 11–31. [Google Scholar]
  • Мейс, К.А. (1948). Некоторые последствия аналитического бихевиоризма: Президентское обращение. Труды Аристотелевского общества , 49 , 1–16.
  • Мэннинг Р.Н. Селларсианский бихевиоризм, интерпретативизм Дэвидсона и авторитет от первого лица. Философия. 2014. 42 (2): 433–456. [Google Scholar]
  • Мартин М. Устный перевод Скиннера. Бихевиоризм. 1978. 6 (2): 129–138. [Google Scholar]
  • Miller DL. Недавние спекуляции в позитивистском движении. Обзор метафизики.1959. 12 (3): 462–474. [Google Scholar]
  • Мишель Т. Вундт и концептуальные основы психологии. Философия и феноменологические исследования. 1970. 31 (1): 1-26. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мур Дж. О принципе операционизма в науке о поведении. Бихевиоризм. 1975. 3 (2): 120–138. [Google Scholar]
  • Мур Дж. О бихевиоризме и частных мероприятиях. Психологический отчет. 1980. 30 (4): 459–475. [Google Scholar]
  • Мур Дж. О ментализме, методологическом бихевиоризме и радикальном бихевиоризме.Бихевиоризм. 1981; 9 (1): 55–77. [Google Scholar]
  • Мур Дж. Почему методологический бихевиоризм — это ментализм. Теоретическая и философская психология. 1989. 9 (2): 20–27. [Google Scholar]
  • Мур Дж. О различении методологического и радикального бихевиоризма. Европейский журнал анализа поведения. 2001. 2 (2): 221–244. [Google Scholar]
  • Мур Дж. Обзор обзора Баума концептуальных основ радикального бихевиоризма. Журнал экспериментального анализа поведения. 2011; 95 (1): 127–140.[Google Scholar]
  • Мур Дж. Методологический бихевиоризм как радикальный бихевиорист его рассматривает. Поведение и философия. 2012. 39 (40): 145–202. [Google Scholar]
  • Мур Дж. Методологический бихевиоризм с точки зрения радикального бихевиориста. Поведенческий аналитик. 2013. 36 (2): 197–208. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Мур Дж. Классический S-R бихевиоризм Джона Б. Ватсона. Журнал разума и поведения. 2017; 38 (1): 1–34. [Google Scholar]
  • Моррис Э. К., Тодд Дж. Т..Ватсоновский бихевиоризм. В: O’Donohue W, Китченер РФ, редакторы. Справочник бихевиоризма . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press; 1999. С. 15–69. [Google Scholar]
  • Neurath O. Einheitswissenschaft und Psychologie. [Единство науки и психологии] Вена, Австрия: Герольд; 1933. [Google Scholar]
  • Pepper SC. Заблуждения относительно бихевиоризма. Журнал философии. 1923; 20 (9): 242. [Google Scholar]
  • Pratt JB. Бихевиоризм и сознание.Журнал философии. 1922; 19 (22): 596. [Google Scholar]
  • Рахлин Х. О телеологическом бихевиоризме. Поведенческий аналитик. 2013. 36 (2): 209–222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бихевиоризм Раппапорта С. Куайна [Аннотация] Обзор метафизики. 1979. 33 (2): 507–508. [Google Scholar]
  • Ричардсон А. «Такого рода повседневный образ логического позитивизма»: Томас Кун и упадок логической эмпирической философии науки. В: Ричардсон А., Убель Т., редакторы. Кембриджский компаньон логического эмпиризма . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2007. С. 346–369. [Google Scholar]
  • Робак А.А. Бихевиоризм и психология . Concord: Rumford Press; 1923. [Google Scholar]
  • Schneider SM, Morris EK. История термина радикальный бихевиоризм: от Ватсона до Скиннера. Поведенческий аналитик. 1987. 10 (1): 27–39. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Скотт Д. Новые взгляды на учебную программу, обучение и оценку .Чам: Спрингер; 2016. Теории обучения; С. 35–49. [Google Scholar]
  • Сегрейвс RT. Семейная терапия . Бостон, Массачусетс: Спрингер; 1982. Поведенческая супружеская терапия; С. 96–125. [Google Scholar]
  • Шенон Б. Мено: когнитивно-психологический взгляд. Британский журнал философии науки. 1984. 35 (2): 129–147. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. Оперативный анализ психологических терминов. Психологический обзор. 1945. 52 (5): 270–277. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф.Реплики и размышления. Психологический обзор. 1945; 52 (2): 291–294. [Google Scholar]
  • Скиннер Б.Ф. За пределами свободы и достоинства . Кембридж, Массачусетс: Hackett; 1971. [Google Scholar]
  • Smillie D. Недостаточно далеко. Американский психолог. 1978. 33 (3): 293–294. [Google Scholar]
  • Смит Л. Бихевиоризм и логический позитивизм: переоценка союза . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета; 1986. [Google Scholar]
  • Smith NW.Основы межповеденческой психологии. Психологический отчет. 1984. 34 (4): 479–494. [Google Scholar]
  • Spence KW. Эмпирическая основа и теоретическая структура психологии. Философия науки. 1957; 24 (2): 97–108. [Google Scholar]
  • Stegmüller, W. (1969). Людвиг Витгенштейн. In Основные направления современной немецкой, британской и американской философии (стр. 394–527). Дордрехт, Нидерланды: Springer. DOI: 10.1007 / 978-94-010-3375-6_10
  • Стивенс С.Оперативное определение психологических понятий. Психологический обзор. 1935; 42: 517–552. [Google Scholar]
  • Тригг Р. Обзор Vaulting Ambition: Sociobiology and the Quest for Human Nature Филипа Китчера. Британский журнал философии науки. 1987. 38 (3): 389–392. [Google Scholar]
  • Триподи П. Возвращаясь к мифу о Джонсе: Селларс и бихевиоризм. История философии Ежеквартально. 2011. 28 (1): 85–105. [Google Scholar]
  • Uebel, T. (2019).Венский круг. В Э. Залта (ред.), Стэнфордская энциклопедия философии (изд. Весной 2019 г.). Получено с https://plato.stanford.edu/archives/spr2019/entries/vienna-circle/
  • Watson JB. Психология с точки зрения бихевиориста. Психологический обзор. 1913. 20 (2): 158–177. [Google Scholar]
  • Weiss AP. Связь функциональной психологии и психологии поведения. Психологический обзор. 1917; 24 (5): 353–368. [Google Scholar]
  • Weiss AP. Связь структурной психологии и психологии поведения.Психологический обзор. 1917; 24 (4): 301–317. [Google Scholar]
  • Wiebe PH. Интуитивное знание как духовный опыт . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан; 2015. Духи; С. 21–57. [Google Scholar]
  • Woolfolk RL. Бихевиоризм, Рорти и конец эпистемологии. Бихевиоризм. 1983. 11 (2): 111–113. [Google Scholar]
  • Зилио Д. Существенный реляционизм: онтология поведения в свете радикального бихевиоризма [Существенный реляционизм: онтология поведения в свете радикального бихевиоризма] Психология: Теория и теория.2012. 28 (1): 109–118. [Google Scholar]
  • Zimmer AC. Концепция перцептивного «поля» и революция в познании, вызванная Келером « Psysische gestalten ». В: Альбертацци Л., редактор. Начало когнитивной науки . Дордрехт, Нидерланды: Springer; 2001. С. 251–268. [Google Scholar]

Флирт Бертрана Рассела с бихевиоризмом в JSTOR

Abstract

Хотя многие аспекты философских взглядов Бертрана Рассела обсуждались, его взглядам на природу разума и место психологии в современной науке уделялось меньше внимания.В частности, мало обсуждалось то, что я назову «заигрыванием Рассела с бихевиоризмом». Хотя некоторые люди упоминали эту фазу в философской карьере Рассела, они не смогли адекватно поместить ее в меняющиеся философские взгляды Рассела, в частности, в его натуралистическую эпистемологию. Я кратко обсуждаю эту натуралистическую эпистемологию и вид бихевиоризма, к которому она привела. Я также вкратце сравниваю ее с бихевиоризмом Джона Ватсона, который оказал сильное влияние на Рассела.В конце концов Рассел отказался от этой крайней формы бихевиоризма из-за ее отрицания ментальных образов, что было решающим для философии мышления Рассела и его семантики. Я предполагаю, что, хотя флирту Рассела с бихевиоризмом пришел конец, он продолжал придерживаться натуралистической эпистемологии. Если это так, нам нужно переоценить взгляды Рассела и их место в мысли двадцатого века.

Информация о журнале

Основанный в 1973 году под названием «Бихевиоризм, поведение и философия», это журнал, посвященный философским, метафизическим и методологическим основам изучения поведения, мозга и разума.Помимо оригинальных статей, приветствуются также критические или исторические обзоры и ответы на статьи. Хотя мы надеемся, что все, что мы публикуем, будет научно и философски обоснованным, мы прежде всего настаиваем на ясности и прямоте, уважая изречение Фрэнсиса Бэкона о том, что «истина скорее придет из ошибки, чем путаницы». Каждая статья должна быть доступна образованной, но неспециализированной аудитории.

Информация об издателе

Кембриджский центр поведенческих исследований — это благотворительная некоммерческая организация 501 (c) 3, миссия которой состоит в продвижении научных исследований поведения и его гуманного применения для решения практических проблем, включая предотвращение и облегчение человеческих страданий.Кембриджский центр был основан доктором Робертом Эпштейном в 1981 году.

От бихевиориста к конструктивисту ИИ

Суббота, 29 апреля 2017 г.

Б. Ф. Скиннер может быть удовлетворен тем, что нейронные сети достигают интеллекта, когда они хорошо выполняют задачи. Эта бихевиористская точка зрения ведет к неправильному пониманию современных технологий и ограничивает развитие мыслительных систем. Одним из примеров является повсеместная эпистемологическая путаница в отношении категорий. В целом конструктивистский подход станет необходимым для продвинутого машинного обучения и искусственного интеллекта.

Обучение нейронной сети путем обратного распространения функции потерь во многом похоже на оперантное кондиционирование. Ошибка становится наказанием. Цель и результат выявления определенного поведения одинаковы, выполняете ли вы обнаружение объекта с помощью голубя в ящике Скиннера или с помощью сверточной нейронной сети.

Литтл может быть меньше похож на настоящий интеллект, чем выпадение имени каждому объекту, который вы видите. Мало что может лучше выразить бихевиористский стимул-реакцию.Это интеллект классификаторов ImageNet, которые популяризировали глубокое обучение.

Эти классификаторы действительно не следует антропоморфизировать. Классификатор кошек / собак не думает о кошках и собаках. Инженер спроектировал сеть с кошачьим нейроном и собачьим нейроном и заставил их зажигать их по своему желанию.

Классификатор изображений имеет непрерывный ввод и категориальный вывод. Категории определены дизайном. Это явно ограничение на стороне вывода и совершенно иное ограничение по сравнению с любым ограничением на стороне ввода в разрешении изображения или цветовом пространстве.Классификатор кошек / собак не может сказать ничего, кроме кошек и собак.

Кто-то может возразить, что этот вывод не является строго категориальным, потому что он может быть прочитан, например, как 95% кошка и 5% собака, но это не отменяет разработанные категории, и такого рода улучшения, не связанные с Дираком, обычно не предоставляются. когда системы принимают категориальный ввод.

Языковые модели часто имеют категорические ограничения как на ввод, так и на вывод. На уровне слов это означает, что модель не может иметь дело со словами, которых никогда раньше не видела.Это приводит к тому, что такие подходы, как нейронный машинный перевод Google, возвращаются к подсловам для редких слов. Но даже если языковая модель переходит на уровень символа, это все равно категориальное ограничение, и система, обученная на «е», может быть совершенно слепой к «é».

Независимо от того, наложены ли категории на вход или выход, они делают очевидным, что система ограничена. Система не может обрабатывать категории, не указанные в дизайне.

Категориальный ввод также чужд людям.Это было бы похоже на то, чтобы у каждой категории был отдельный смысл. Например, вместо того, чтобы чувствовать «тепло» или «не-тепло», вы можете чувствовать «кошку» или «не-кошку», «собаку» или «не-собаку» и многое другое. Но если бы у вас не было чувства к «трубкозубу», вы были бы от природы слепы к «трубкозубу».

Непрерывные данные сенсора, такие как изображения и аудио, гораздо более интересны и аналогичны человеческому опыту. По-прежнему существуют ограничения — например, вы на самом деле не видите границ своего поля зрения и не можете представить, на что будет похоже ощущение магнетизма, — но неструктурированный ввод обеспечивает отправную точку для формирования гештальт-восприятий.

Может показаться, что вложения

слов или векторы слов решают категориальную проблему, но это в основном неверное направление. Вложения слов — это представления слов с фиксированной размерностью, так что языковой системе больше не требуется отдельный ввод для каждого возможного слова, а только отдельный ввод для каждого измерения вложенных слов. Может быть 50 000 слов, но только 200 или 300 измерений для вложения.

Использование вложений слов не решает категориальную проблему; это просто подталкивает проблему к встраиванию.Система по-прежнему может обрабатывать только слова, для которых были созданы вложения.

Вложения

слов полезны тем, что они представляют собой слова, которые, как правило, дают хорошие результаты при использовании в качестве входных данных для различных алгоритмов. Таким же образом сверточные классификаторы изучают представления изображений, которые, как правило, дают хорошие результаты при использовании в качестве входных данных для других алгоритмов. В обоих случаях полезно иметь хорошее представление. В обоих случаях люди могут или не могут найти интерпретацию представлений.

Когда люди забавляются с арифметикой, например, король — мужчина + женщина = королева , или делают визуализации с кажущимися разумными кластерами, обычно возникает волнение по поводу значимости встраивания слов. Но понимание, что здесь происходит, происходит в людях; наличие хороших представлений не означает, что система достигла понимания.

Кажется важным, чтобы интеллектуальная система могла разрабатывать внутренние концепции без того, чтобы эти концепции были встроены в конструкцию системы, поэтому интерес возник, когда Google обнаружил кошачий нейрон в системе 2011 года.

Система была обучена принимать изображение на входе и генерировать то же изображение, что и на выходе. Для компьютера это легко сделать, просто скопировав, поэтому, чтобы сделать его интересным, вы должны наложить ограничения на поток информации от ввода к выводу. Ограниченная система изучает хорошие представления изображений. Затем, протестировав множество изображений с кошками и без них, Google обнаружил одну точку в системе, которая имела тенденцию положительно реагировать на кошек и отрицательно на другие вещи.

Есть искушение заявить, что система сформировала представление о кошках. С таким же успехом можно сказать, что форма сформировала представление о ее отливке.

Визуальные системы изучают много полезных внутренних представлений. Например, они изучают ориентированные детекторы кромок. Они тоже есть у людей. Должно быть ясно, что ни в том, ни в другом случае нет идеи ориентированного ребра. Исследователи Google не ошиблись в названии своей статьи, когда сказали, что их система изучает высокоуровневые функции, а не концепции.

Совсем недавно неконтролируемый нейрон чувствительности OpenAI — еще один случай интерпретации нейронов людьми. Модель категорична при вводе и выводе на уровне символа, обучаясь предсказывать следующий символ в тексте. OpenAI использовал все 4096 измерений своего изученного представления, но их название связано с замечанием, что только одно из этих измерений содержит много информации, связанной с настроениями.

Вложения слов — это шаблоны активации примерно 300 нейронов.Это распределенные представления. С другой стороны, кошачий нейрон или нейрон чувствительности соответствует неправдоподобному «принципу единицы / ценности», согласно которому отдельный нейрон представляет собой единую концепцию.

Легко подумать, что слова — это категорий, и поэтому распределенное представление слова является распределенным представлением категории. С изображениями ясно, что одно изображение кошки отличается от другого изображения кошки. Но слова — это не категории. Разница между словами и изображениями заключается в основном в мощности (изображений гораздо больше, чем слов) и в составности (изображения легче содержат много вещей).Но так же, как вектор слов для cat близок к вектору слов для kitty , распределенные представления изображений кошек также должны быть близки друг к другу, и система Google с таким же успехом могла быть использована для распределенных представлений. Возможно, именно человеческое желание категоризировать позволяет нам комфортно работать с многомерными представлениями, когда мы заранее предоставили категории, но ищите одномерные представления, когда мы этого не сделали. (А может, так проще.)

Независимо от того, лучше ли распределенное или единичное представление, наличие представления не подразумевает мысли. Эти представления мелькают в их сетях, опережая результат, как павловская слюна. Нельзя сказать, что эти представления нельзя использовать в мыслящей системе, но текущее использование слишком ограничено. Чего не хватает, так это состояния, которое развивается с течением времени.

Последовательные модели (такие как пример эмоционального нейрона) вводят ограниченный вид осознания времени и своего рода памяти.Здесь может быть что-то (особенно интересно внимание), но большинство пользователей, похоже, все еще изучают представления и выполняют кодирование и декодирование из этих представлений.

Для ясности: хорошие репрезентации полезны независимо от того, используются ли они для чего-то вроде мышления более высокого уровня. Но кажется маловероятным, что традиционные модели, используемые в обучении с учителем или без него, спонтанно изобретут мысли более высокого уровня, независимо от того, насколько хороши их представления.

По своему названию обучение с подкреплением кажется чисто бихевиористским, но оно также признает идею внутренних моделей, как показано в таксономии агентов обучения с подкреплением Дэвида Сильвера. Эти модели обычно являются чем-то вроде внутреннего представления агента об окружающем мире.

Многие методы обучения с подкреплением не требуют моделей, а там, где есть внутренние модели, они часто сильно специфицированы заранее или весьма далеки от того, что мы считаем ментальными моделями.Идея, если не текущие реализации, является ключевой. Бихевиористская точка зрения — это только вход и выход. Обучение с подкреплением, основанное на моделях, предполагает, по крайней мере, по духу, недостающий элемент. Например, люди определенно не свободны от моделей.

Что добавляет конструктивистская точка зрения, так это то, что просто иметь внутреннюю модель недостаточно. Интеллект предполагает создание новых моделей и работу с ними как часть решения проблем.

Одним из способов построения разных моделей для разных ситуаций может быть выборочное привлечение частей большой системы для данной задачи.PathNet пытается «обнаружить, какие части сети повторно использовать для новых задач». Это интересно, но акцент на выборе подмножества связей кажется далеким от воображаемого процесса построения ментальной модели, вероятно, опираясь на репрезентации, которые могут быть распределены.

Становится важным понять, как ведет себя представление. Скажем, в системе есть кошачий нейрон; может это рассуждать о кошках? Нейрон кошки может быть возбужден, но это больше похоже на ощущение кошачьей натуры, чем на воображение кошки.Еще более ясно, что переживание эмоции не является абстракцией, поэтому в случае сентиментального нейрона это различие становится еще яснее.

Представление кошки может быть алгебраической операцией в том смысле, что она устанавливает сущность, переменную, которая имеет свойства кошки или является кошкой. В своей книге «Алгебраический разум» Гэри Маркус утверждает, что модели коннекционистов (нейронных сетей) лишены такой способности.

Интеллектуальная система должна быть способна не только представлять вещи, но и создавать модели, составленные из этих представлений, и управлять ими.

Например, нравится вам Хомский или нет, понимание предложения кажется алгебраической процедурой в смысле восприятия значений таких переменных, как субъект, глагол и объект. Возможность комбинирования словосочетаний и тому подобного по принципу «включай и работай» также предполагает конструктивный мыслительный процесс.

Или возьмем пример числа: может ли система понять, что на картинке изображены три кошки, а не две кошки? Здесь есть некоторая глубина, поскольку система может представлять две или три сущности, каждая из которых является кошками по отдельности, или она может явно представлять числовые концепции.Трудно найти текущие модели, которые значимо работают.

The Algebraic Mind был опубликован в 2001 году. С 2001 года в машинном обучении было много достижений, но в основном они не были прогрессом в области рассуждений. В этом смысле Маркус считает, что искусственный интеллект находится в тупике.

Если вы считаете, что машинное обучение — это разновидность статистики, то это может вас не волновать. Но для машинного обучения как искусственного интеллекта могут потребоваться алгебраические (или символические) соображения.

Справедливая критика состоит в том, что если неясно, как добиться прямого прогресса в конструктивистском направлении, лучше потратить время на продвижение того, что стало традиционными методами. В таком продвижении, безусловно, есть ценность.

Также есть основания для надежды на дифференцируемые нейронные компьютеры (DNC) и связанные с ними работы. В некотором смысле связывание ячеек памяти DNC похоже на предложение Маркуса о представлении структурированных данных, а сама память DNC — это что-то вроде идеи Маркуса о регистрах.Но похоже, что DNC работают с категориальным вводом и выводом, полагаясь на него для выполнения, казалось бы, алгебраической задачи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *