Бихевиоризм скиннера: Радикальный бихевиоризм. Б. Скиннер | Фейдимен Джеймс, Фрейджер Роберт

Автор: | 07.10.2019

Содержание

Оперантный бихевиоризм Б. Скиннера — Pro-Psixology.ru

Отдельную линию в развитии бихевиоризма представляет система взглядов Б. Скиннера. Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990) выдвинул теорию оперантного бихевиоризма.

Основываясь на экспериментальных исследованиях и теоретическом анализе поведения животных, он сформулировал положение о трех видах поведения: безусловно-рефлекторном, условно-рефлекторном и оперантном. Последнее и составляет специфику учения Б. Скиннера.

Первые два вида вызываются стимулами (S) и называются респондентным, отвечающим поведением. Это реакции обусловливания типа S. Они составляют определенную часть репертуара поведения, но ими одними не обеспечивается адаптация к реальной среде обитания. Реально процесс приспособления строится на основе активных проб — воздействий организма на окружающий мир. Некоторые из них случайно могут приводить к полезному результату, который в силу этого закрепляется. Часть из таких реакций (R), не вызываемых стимулом, а выделяемых («испускаемых») организмом, оказывается правильными и подкрепляются. Их Скиннер и назвал оперантными. Это реакции типа R.

Оперантное поведение предполагает, что организм активно воздействует на окружение и в зависимости от результатов этих активных действий они закрепляются или отвергаются. По Скиннеру, именно эти реакции — преобладающие в адаптации животного: они являются формой произвольного поведения. Катание на роликовой доске, игра на фортепиано, обучение письму — это все примеры оперантных действий человека, контролируемых их последствиями. Если последние благоприятны для организма, тогда вероятность повторения оперантной реакции усиливается.

Проанализировав поведение, Скиннер сформулировал свою теорию научения. Главным средством формирования нового поведения выступает подкрепление. Вся процедура научения у животных получила название «последовательного наведения на нужную реакцию».

Скиннер выделяет четыре режима подкрепления:

  1. Режим подкрепления с постоянным соотношением, когда уровень положительного подкрепления зависит от количества правильно выполненных действий. (Например, работнику платят пропорционально количеству произведенной продукции, т. е. чем чаще возникает правильная реакция организма, тем больше подкреплений он получает.)
  2. Режим подкрепления с постоянным интервалом, когда организм получает подкрепление после того, как пройдет строго фиксированное время с момента предыдущего подкрепления. (Например, работнику платят зарплату через каждый месяц или у студента сессия через каждые четыре месяца, при этом скорость реагирования ухудшается сразу после получения подкрепления — ведь следующая зарплата или сессия будет еще не скоро.)
  3. Режим подкрепления с вариативным соотношением. (Например, выигрыш-подкрепление в азартной игре бывает непредсказуем, непостоянен, человек не знает, когда и каким будет следующее подкрепление, но всякий раз надеется на выигрыш — такой режим значимо воздействует на поведение человека.)
  4. Режим подкрепления с вариативным интервалом. (Через неопределенные интервалы времени человек получает подкрепления или знания студента контролируют с помощью «неожиданных контрольных» через случайные промежутки времени, что побуждает соблюдать более высокий уровень прилежания и реагирования в отличие от подкрепления с «постоянным интервалом». )

Скиннер выделял «первичные подкрепления» (пища, вода, физический комфорт, секс) и вторичные, или условные (деньги, внимание, хорошие оценки, привязанность и т. п.). Вторичные подкрепления генерализуются, объединяются со многими первичными: например, деньги являются средством для получения множества удовольствий. Еще более сильным генерализованным условным подкреплением является социальное одобрение: ради его получения со стороны родителей, окружающих человек стремится хорошо себя вести, соблюдать социальные нормы, прилежно учиться, делать карьеру, красиво выглядеть и т. п.

Ученый полагал, что условные подкрепляющие стимулы очень важны в контроле поведения человека, а аверсивные (болевые или неприятные) стимулы, наказание — это наиболее общий метод контроля над поведением. Скиннер выделял позитивные и негативные подкрепления, а также позитивные и негативные наказания (табл. 5.2).

Таблица 5.2.

Теория Б. Скиннера
 
Позитивное
Негативное
Подкрепление Предъявление положительного подкрепления (удовольствие) Удаление аверсивного (болевого) стимула
Наказание Предъявление аверсивного стимула (ругают, бьют, исключают из школы, сажают в тюрьму и т. п.) Удаление положительного стимула (запрещают смотреть телевизор, гулять и т. п.)

Скиннер боролся против того, чтобы использовать наказание для контроля над поведением, потому что это вызывает отрицательные эмоциональные и социальные побочные эффекты (страх, тревогу, антисоциальные действия, ложь, потерю самоуважения и уверенности). Кроме того, оно всего лишь на время подавляет нежелательное поведение, которое вновь проявится, если уменьшится вероятность наказания.

Вместо аверсивного контроля Скиннер рекомендует позитивное подкрепление как наиболее эффективный метод для устранения нежелательных и поощрения желательных реакций. «Метод успешного приближения или формирования поведения» заключается в положительном подкреплении тех действий, которые наиболее близки к ожидаемому оперантному поведению. К этому приближаются шаг за шагом: одна реакция закрепляется, а затем заменяется другой, более близкой к предпочтительной (так формируют речь, трудовые навыки и т. п.).

Данные, полученные при изучении поведения животных, Скиннер перенес на поведение людей, что привело к биологизаторской трактовке. Так, возник скиннеровский вариант программированного обучения. Его принципиальная ограниченность состоит в сведении обучения к набору внешних актов поведения и подкреплению правильных из них. При этом игнорируется внутренняя познавательная деятельность человека, следовательно, нет обучения как сознательного процесса. Вслед за установкой уотсоновского бихевиоризма Скиннер исключает внутренний мир человека, его сознание из поведения и производит бихевиоризацию психики. Мышление, память, мотивы и тому подобные психические процессы он описывает в терминах реакции и подкрепления, а человека — как реактивное существо, подвергающееся воздействиям внешних обстоятельств.

Биологизация мира людей, характерная для бихевиоризма в целом, принципиально не проводящего различий между человеком и животным, достигает у Скиннера своих пределов. Культурные явления оказываются в его трактовке «хитроумно придуманными подкреплениями».

Для разрешения социальных проблем современного общества Б. Скиннер выдвинул задачу создания

технологии поведения, которая призвана осуществлять контроль одних людей над другими. Поскольку намерения, желания, самосознание человека не принимаются во внимание, управление поведением не связано с сознанием. Таким средством выступает контроль за режимом подкреплений, позволяющий манипулировать людьми. Для наибольшей эффективности необходимо учитывать, какое подкрепление наиболее важно, значимо, ценно в данный момент (закон субъективной ценности подкрепления), а затем предоставлять такое субъективно ценное подкрепление в случае правильного поведения человека или угрожать его лишением в случае неправильного поведения. Подобный механизм и позволит управлять поведением.

Скиннер сформулировал закон оперантного обусловливания:

«поведение живых существ полностью определяется последствиями, к которым оно приводит. В зависимости от того, будут ли эти последствия приятными, безразличными или неприятными, живой организм проявит тенденцию повторять данный поведенческий акт, не придавать ему никакого значения или же избегать его повторения в дальнейшем».

Человек способен предвидеть возможные последствия своего поведения и избегать тех действий и ситуаций, которые приведут к негативным для него последствиям. Он субъективно оценивает вероятность их наступления: чем больше возможность негативных последствий, тем сильнее это влияет на поведение человека (закон субъективной оценки вероятности последствий). Эта субъективная оценка может не совпадать с объективной вероятностью последствий, но на поведение влияет именно она. Поэтому один из способов воздействовать на поведение человека — «нагнетание обстановки», «запугивание», «преувеличение вероятности негативных последствий». Если человеку кажется, что последняя, вытекающая из какой-либо его реакции, незначительна, он готов «рискнуть» и прибегнуть к данному действию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

47. Оперантный бихевиоризм б. Скиннера.

Основной труд Скиннера – Поведение организмов, где он излагает принципы «оперантного обусловливания». Их легче всего понять, рассмотрев типичный эксперимент Скиннера. Крыса, вес которой доведен до 80–90% от нормального, помещается в устройство, названное

«скиннеровским ящиком». Это тесная клетка, предоставляющая возможность только для тех действий крысы, которые экспериментатор может контролировать или наблюдать. Ящик имеет отверстие, через которое подается пища, и рычаг. Крыса должна несколько раз нажать на рычаг, чтобы получить порцию пищи. Это нажимание называется оперантной реакцией. Каким образом крыса нажимает на рычаг – лапой, носом, хвостом, не имеет значения – оперантная реакция остается той же самой, поскольку вызывает одно и то же следствие – появление пищи. Поощряя (выдавая пищу) за определенное число нажиманий или за нажимание с определенным интервалом, можно получить устойчивые способы реагирования.

Операторная реакциядействие произвольное и целенаправленное. Однако Скиннер определяет целенаправленность в терминах обратной связи (т.

е. воздействия на поведение его последствий), а не в терминах целей, намерений или других внутренних состояний – психических или физиологических. По его мнению, использование в психологии этих «внутренних параметров» предполагает введение сомнительных предположений, ничего не добавляющих к эмпирическим законам, которые связывают наблюдаемое поведение с наблюдаемыми воздействиями среды. Именно эти законы являются реальным средством предсказания и контроля поведения человека и животных. Скиннер подчеркивал, что «возражение против внутренних состояний заключается не в том, что они не существуют, а в том, что они не имеют значения для функционального анализа». В этом анализе вероятность операторной реакции выступает как функция внешних воздействий – как прошлых, так и настоящих.

Скиннер полностью разделял разработанные Уотсоном и Торндайком взгляды на социогенетическую природу психического развития, т. е. исходил из того, что развитие есть научение, которое обусловливается внешними стимулами. Так при оперантном обучении подкрепляется не стимул, а поведение, операции, которые совершает субъект в данный момент и которые приводят к нужному результату.

Скиннер явился инициатором обучения с помощью специальных машин, созданных им и его сотрудниками. Обучающие машины оценивают ответы учащегося на предлагаемый вопрос. Таким образом, желательное поведение учащегося получает непосредственное подкрепление.

Согласно Скиннеру, оперантное обусловливание может применяться не только для контроля поведения других людей, но и для контроля собственного поведения. Самоконтроля можно добиться, создав условия для того, чтобы желательное поведение получало подкрепление.

Оперантное научение имеет в своей основе активные действия («операции») организма в окружающей среде. Если какое-то спонтанное действие оказывается полезным для достижения цели, оно подкрепляется достигнутым результатом. Голубя, например, можно научить играть в пинг-понг, если игра становится средством получения пищи. Поощрение называется подкреплением, поскольку оно подкрепляет желаемое поведение.

Голуби не сумеют играть в пинг-понг, если не сформировать у них это поведение методом «дискриминационного научения», т.е. последовательным избирательным поощрением отдельных действий, ведущих к желаемому результату. Подкрепление может быть распределенным случайно либо следовать через определенные интервалы времени или в определенной пропорции. Случайно распределенное подкрепление – периодические выигрыши – заставляет людей играть в азартные игры. Появляющееся через определенные интервалы поощрение – заработная плата – удерживает человека на службе. Пропорциональное поощрение – настолько сильное подкрепление, что экспериментальные животные в опытах Скиннера буквально загоняли себя до смерти, стараясь заработать, например, побольше вкусной еды. Наказание, в отличие от поощрения, является отрицательным подкреплением. С его помощью нельзя научить новому типу поведения – оно лишь заставляет избегать уже известных действий, за которыми следует наказание.

Скиннер стал инициатором программированного обучения, разработки обучающих машин и поведенческой терапии.

Как наука делает нас зависимыми от приложений

Когда мотивация людей высока, или действие выполнить просто, люди становятся отзывчивы к таким триггерам, как вибрация телефона, красный индикатор в Facebook или письмо от магазина одежды с уникальной скидкой на комбинезоны. Правильно созданный (или «горячий») триггер попадается вам на глаза именно в тот момент, когда вы наиболее мотивированы к действию. Самые важные слова в бихевиоральном дизайне, по признанию Фогга, звучат так: «Устанавливайте горячие триггеры на пути мотивированных людей».

Если вас подтолкнут к совершению действия, которое вам не нравится, вы, скорее всего, не вернетесь – но если вам это нравится, то вы будете возвращаться к этому снова и снова, причем неосознанно. После первой поездки на убере мне и в голову не приходили мысли передвигаться по Пало-Альто как-то иначе. Это, говорит Фогг, именно то, как компании должны вырабатывать у нас привычки. Чем внезапнее и интенсивнее будет эмоциональный отклик человека при первом опыте использования, тем выше вероятность того, что этот сервис станет базовым выбором человека. Именно поэтому авиакомпании наливают вам шампанское, когда вы летите в бизнес-классе, и именно поэтому в Apple делают все, чтобы первые минуты использования нового смартфона стали для владельца волшебными.

Подобные эмоции создают у пользователей биологическую привязанность к продукту. Подумайте о том, как Instagram предлагает вам для обработки фотографий 12 разных фильтров, говорит Фогг. Конечно, здесь есть и функциональная польза: человек сам управляет собственными фотографиями. Но главное взаимодействие происходит на эмоциональном уровне: вы еще даже ничего не опубликовали, но уже чувствуете себя художником. В этом суть еще одного из принципов Фогга: «Пусть люди почувствуют себя успешными» или, если перефразировать: «Дайте людям суперсилу!»

Пример Instagram приносит Фоггу двойственное удовлетворение, так как он косвенно чувствует свою ответственность и вину за это. В 2006 году двое учеников Фогга работали над проектом под названием Send the Sunshine. Их расчет был на то, что однажды мы начнем отправлять эмоции через мобильные телефоны (в тот период смартфонов еще не было): если ваш друг находился там, где погода была не очень, а у вас светило солнце, ваш телефон мог напомнить вам сделать фотографию и отправить другу, чтобы поднять ему настроение. Одним из этих двоих студентов был Майк Кригер, сооснователь Instagram, где теперь более 400 млн пользователей делятся рассветами, закатами и селфи.

Свою теорию Фогг создал до того, как социальные сети захватили мир. Facebook, Instagram и другие подняли бихевиоральный дизайн на такой высокий уровень, о котором он и не мечтал. Социальные приложения черпают свою силу из одного из самых глубоких источников мотивации. В ответ на социальные взаимодействия, причем даже на самые некачественные их имитации, мозг человека выделяет вещества, которые приносят нам удовольствие и формируют привычки, а в качестве самых активных триггеров выступают другие люди: вы, ваши друзья и подписчики постоянно склоняют друг друга к тому, чтобы пользоваться сервисом дольше.

Б. Дж. Фогг происходит из семьи мормонов, благодаря чему он и может похвастаться своим сногсшибательным радушием и потребностью видеть, что его работа делает мир лучше. В ходе нашей беседы его интонация становилась более негативной только тогда, когда речь заходила о злоупотреблении его идеями в коммерческой сфере. Он опасается, что компании вроде Instagram и Facebook используют бихевиоральный дизайн только для того, чтобы превратить пользователей в пленников собственных продуктов. Один из выпускников его программы, Нир Эйял, написал популярную книгу для предпринимателей в сфере высоких технологий и назвал ее «На крючке: как создавать продукты, формирующие привычки».

Радикальный бихевиоризм — Radical behaviorism

Радикальный бихевиоризм был впервые предложен Б. Ф. Скиннером и является его «философией науки о поведении». Он относится к философии, лежащей в основе анализа поведения, и его следует отличать от методологического бихевиоризма, который делает упор на наблюдаемое поведение, включением в анализ психологии человека и животных мыслей, чувств и других частных событий. Исследования в области анализа поведения называются экспериментальным анализом поведения, а применение этой области называется прикладным анализом поведения (ABA), который первоначально назывался « модификация поведения ».

Радикальный бихевиоризм как естествознание

Радикальный бихевиоризм наследует от бихевиоризма позицию, согласно которой наука о поведении является естественной наукой, веру в то, что поведение животных можно с пользой изучать и сравнивать с поведением человека, сильный упор на окружающую среду как причину поведения и упор на задействованные операции. в модификации поведения. Радикальный бихевиоризм не утверждает, что организмы являются tabula rasa , на поведение которых не влияют биологические или генетические особенности. Скорее, он утверждает, что эмпирические факторы играют важную роль в определении поведения многих сложных организмов, и что изучение этих вопросов само по себе является важной областью исследований — дарвинизмом.

Самый точный способ охарактеризовать радикальный бихевиоризм как «радикальный» — это понять, что такие примеры, как эволюция и деление клеток, происходят просто так. Никакая третья сторона не помогает в этом преобразовании; однако их можно объяснить другими естественными событиями. Их не следует пытаться объяснять через объекты, которые не являются осязаемыми, например, призраки или внутренние сущности. Таким образом, радикальные бихевиористы приходят к выводу, что естественные события можно исследовать в связи с нашим прошлым и настоящим окружением через влияние, которое они оказывают на людей.

Основы: оперантная психология

Скиннер заметил, что классическая обусловленность не учитывает поведение, которое интересует большинство из нас, например, езда на велосипеде или написание книги. Его наблюдения привели его к выдвижению теории о том, как возникают эти и подобные виды поведения, называемые оперантами.

Грубо говоря, в оперантном обусловливании оперант активно испускается и вызывает изменения в мире (т. Е. Порождает последствия), которые изменяют вероятность того, что поведение повторится снова.

Как представлено в таблице ниже, оперантное обусловливание включает в себя два основных действия (увеличение или уменьшение вероятности того, что определенное поведение произойдет в будущем), которые достигаются путем добавления или удаления одного из двух основных типов стимулов, положительного подкрепления или отрицательного подкрепления. .

Тип стимула Эффект: повышение поведения Эффект: снижение поведения
Положительное подкрепление Добавьте положительное подкрепление Удалить положительное подкрепление
Наказание Снять наказание Добавить стимул наказания

Другими словами:

  • Если вероятность поведения увеличивается в результате предъявления стимула, этот стимул является положительным подкреплением .
  • Если вероятность поведения повышается вследствие отмены стимула, этот стимул является наказанием.
  • Если вероятность поведения снижается в результате предъявления стимула, этот стимул является наказанием.
  • Если вероятность поведения снижается вследствие отмены стимула, этот стимул является положительным подкреплением.

Инструментальная обусловленность — это еще один термин для оперантной обусловленности, который наиболее тесно связан с учеными, изучавшими бег по лабиринту. Скиннер был пионером техники свободного операнта, при которой организмы могли реагировать в любое время в течение длительного экспериментального сеанса. Таким образом, зависимой переменной Скиннера обычно была частота или скорость ответов, а не ошибки, которые были сделаны, или скорость прохождения лабиринта.

Оперантное кондиционирование влияет на будущее организма, то есть на то, как организм будет реагировать на действия, описанные выше.

Объяснение поведения и важности окружающей среды

Джон Б. Уотсон возражал против разговора о психических состояниях и считал, что психология должна изучать поведение напрямую, считая частные мероприятия невозможными для научного изучения. Скиннер отверг эту позицию, признав важность мышления, чувств и «внутреннего поведения» в своем анализе. Скиннер не придерживался истины по соглашению, как Ватсон, поэтому он не был ограничен наблюдением.

Во времена Уотсона (и в первые дни Скиннера) считалось, что психология находится в невыгодном положении как наука, потому что поведенческие объяснения должны учитывать физиологию. В то время о физиологии было известно очень мало. Скиннер утверждал, что поведенческие объяснения психологических явлений «так же верны», как и физиологические объяснения. Обосновывая это, он придерживался нредукционистского подхода к психологии. Скиннер, однако, пересмотрел определение поведения, включив в него «все, что делает организм», включая мышление, чувство и речь, и утверждал, что эти явления являются достоверным научным предметом. (Проблема заключалась в том, что мысли и чувства нельзя наблюдать объективно.) Термин радикальный бихевиоризм относится именно к следующему: все, что делает организм, является поведением.

Однако Скиннер исключил размышления и чувства как действительные объяснения поведения. Причина в следующем:

Мышление и чувство не являются эпифеноменами и не имеют никакого другого особого статуса; они просто больше поведения для объяснения. Объяснение поведения посредством ссылки на мысли или чувства было бы псевдо-объяснением, потому что мысли и чувства просто указывают на большее поведение, которое нужно объяснить. Скиннер предположил, что факторы окружающей среды являются надлежащими причинами поведения, потому что:

  • Факторы окружающей среды находятся на другом логическом уровне, чем поведение и действия.
  • Можно управлять поведением, манипулируя окружающей средой.

Это справедливо только для объяснения оперантного поведения. Скиннер считал оперантное поведение наиболее интересным классом поведения.

Многие учебники, отмечая то внимание, которое Скиннер уделяет окружающей среде, утверждают, что Скиннер считал организм чистым листом или tabula rasa . Скиннер много писал о пределах и возможностях, которые природа накладывает на обусловленность. Кондиционирование реализуется в организме как физиологический процесс и зависит от текущего состояния, истории обучения и истории вида. Скиннер не считал людей чистым листом или tabula rasa .

Многие учебники путают отказ Скиннера от физиологии с отказом Ватсона от частных событий. Это является верно в некоторой степени, психологии Скиннера считает человекам в черный ящик , так как Скиннер утверждает , что поведение можно объяснить , не принимая во внимание то , что происходит внутри организма. Однако черный ящик — это не частные мероприятия, а физиология. Скиннер считает физиологию полезной, интересной, достоверной и т. Д., Но не необходимой для теории оперантного поведения и исследований.

Частные события в радикальном бихевиористском аккаунте

Радикальный бихевиоризм отличается от других форм бихевиоризма тем, что он рассматривает все, что мы делаем, как поведение, включая личные события (такие как мышление и чувства). В самом деле, это одна из причин, почему философия Скиннера считается радикальной. В отличие от бихевиоризма Джона Б. Уотсона , частные события не отвергаются как «эпифеномены», но рассматриваются как подчиненные тем же принципам обучения и модификации, которые, как было обнаружено, существуют для открытого поведения. Хотя частные события не являются публично наблюдаемым поведением, радикальный бихевиоризм допускает, что каждый из нас является наблюдателем своего личного поведения.

Многие учебники, подчеркивая, что Скиннер считал поведение надлежащим предметом психологии, не проясняют позицию Скиннера и неявно или даже явно утверждают, что Скиннер исключил изучение частных событий как ненаучное. Скиннер прямо отметил, что бихевиористы должны понимать и учитывать частные события, хотя он также считал их выходящими за пределы прямого анализа.

Наросты

Существуют радикальные бихевиористские школы дрессировки животных , управления , клинической практики и образования . Философские взгляды Скиннера оставили свой след в принципах, принятых небольшой горсткой утопических сообществ, таких как Лос-Хорконес и Твин-Оукс , а также в постоянных вызовах методам отвращения по контролю за поведением людей и животных.

Радикальный бихевиоризм породил множество потомков. Примеры включают молярные подходы , связанные с Ричардом Herrnstein и Уильямом Баум, Говард Рахлин в телеологическом бихевиоризме , Уильям Timberlake «s система поведений приближается, и Джон Staddon » теоретической бихевиоризмы s. Контекстуальная поведенческая наука, связанная с работами Стивена К. Хейса , также является интерпретацией радикального бихевиоризма.

Теории Скиннера о вербальном поведении нашли широкое применение в терапии детей с аутизмом , основанной на прикладном анализе поведения (ABA).

Критика

Многие учебники и теоретики, такие как Ноам Хомский, обозначают скиннеровский или радикальный бихевиоризм как S – R (стимул – реакция, или, используя термин Скиннера, «респондент») или павловскую психологию, и утверждают, что это ограничивает подход. Хомский далее утверждал, что экспериментальные результаты Скиннера нельзя распространить на людей. Современная психология отвергает многие выводы Скиннера, хотя некоторые ученые считают его работу оперантным обусловливанием , в которой подчеркивается важность последствий в изменении дискриминирующих реакций, полезной в сочетании с текущими представлениями об уникальности развитого человеческого мышления по сравнению с другими животными.

Многие учебники утверждают, что радикальный бихевиоризм поддерживает неправильную позицию, согласно которой животные (в том числе люди) являются пассивными приемниками обусловливания, хотя другие возражают против этого:

  • Оперантное поведение называется оперантным, потому что оно действует в среде
  • оперантное поведение излучается, а не вызывается: животные действуют на окружающую среду, а окружающая среда действует на них в ответ, или
  • следствие поведения само может быть стимулом; не нужно ничего предъявлять, чтобы происходило формирование .

Радикальный бихевиоризм иногда отрицательно называют формой логического позитивизма , доктрины, которая пришла в немилость к концу 20 века. Скиннеровцы утверждают, что Скиннер не был логическим позитивистом и признал важность мышления как поведения, как подчеркивает Скиннер в своей книге «О бихевиоризме» .

Смотрите также

Рекомендации

дальнейшее чтение

внешняя ссылка

Крысы по поведению – Weekend – Коммерсантъ

24 февраля 1913 года началась история бихевиоризма, науки, провозгласившей, что, с точки зрения настоящего ученого, человек ничем не хуже и не лучше крысы, и взявшейся доказать этот отважный тезис опытным путем. Weekend попытался описать первые шаги этой нечеловечески сложной науки человеческим языком

Вот Пол. Просто Пол. О нем известно только одно: у него прямо-таки раскалывается голова.

Должно быть, проницательному читателю покажется, будто он нечто понял о внутреннем состоянии Пола, и вероятно, вот что — Пол чувствует боль в голове.

Ничего подобного. С точки зрения бихевиориста, «прямо-таки раскалывается голова» отнюдь не означает боль, но определяет большой набор сведений о текущем состоянии Пола: что он стонет и морщится, что он тянется за аспирином, что он избегает яркого света, что он говорит «ох-ох-ох» и пр. А есть еще сведения о Поле, второго, так сказать, порядка, не сиюминутные, связанные с общими представлениями охающей личности о жизни. Ну, скажем, в принципе верная характеристика «тянется за аспирином» может и не быть реализована в Поле, если Пол откуда-нибудь взял, что аспирин вреден желудку, или он всем лекарствам предпочитает массаж…

Описанное выше называется «логический бихевиоризм». Дефиниция примерно такова: все убеждения человека, все его желания, все страхи и прочие проявления его личности, во-первых, вызваны объективными внешними причинами, а во-вторых, организованы в плотную сеть взаимосвязей, и поведение человека есть совместный продукт всех этих проявлений.

Логический бихевиоризм — не единственный; есть и психологический бихевиоризм, и методологический бихевиоризм, и семантический, и эмпирический, и Витгенштейнов, и еще много других; они, к сожалению, никак не сводятся воедино. Каждого из знаменитых бихевиористов можно было бы назвать основателем отдельного учения, так что скорее следует говорить не о бихевиоризме, а о полутора десятках бихевиоризмов. Ну или скорее не следует говорить о бихевиоризмах: всякая уважающая себя современная книга об этом учении начинается с кокетливого утверждения, что бихевиоризм мертв, и давно.

Тут надо, во-первых, заметить, что разработками бихевиористов успешно пользуются для социальной адаптации аутистов — и кажется, это единственный надежный способ. А во-вторых, мы сейчас — не о скончании века бихевиоризмов, а, наоборот, о начале, когда бихевиоризм был ровно один.

Вот Джон Бродес Уотсон (1878-1958). Он собирался стать священником. Сто лет назад, 24 февраля 1913 года, этот самый Уотсон, психолог и специалист по белым крысам, прочитал лекцию под названием «Психология, какой ее видит бихевиорист». С этой лекции, собственно, и отсчитывается история бихевиоризма.

А начинается лекция так: «Психология, какой ее видит бихевиорист,— это совершенно объективная и экспериментальная естественнонаучная отрасль. Ее теоретическая цель — предсказать и контролировать поведение человека. Самоанализ не входит в число ее методов; не зависят ее научные данные и от желания интерпретировать их с использованием понятия «сознание». Бихевиорист — в попытке дать единую схему реакции организма — не видит разницы между человеком и животным».

Дальше бихевиорист Уотсон объясняет, что «сознание» и «чувства», которыми обычно занимаются психологи, легко поддаются объективному исследованию, и все они — не более чем проявления ответа организма на какое-то внешнее воздействие.

Спустя всего два года после того как Джон Уотсон открыл бихевиоризм — одной своей лекцией,— его выбрали президентом Американской психологической ассоциации, а бихевиористский подход к исследованию человеческого поведения взяли на вооружение представители разных смежных наук, в том числе антропологи и судебные медики.

А спустя еще четыре года научная карьера бихевиориста Уотсона совершенно поломалась — по чувственной причине. Он завел любовницу, 20-летнюю Розали Рейнер; его жена Мэри, разобидевшись, предсказуемо, но неконтролируемо опубликовала его письма к этой Рейнер; Уотсону пришлось оставить университет и ассоциацию, жениться на молоденькой и наняться в рекламное агентство Дж. Уолтера Томпсона. Там он сперва набирался делового опыта, прирабатывая то коммивояжером, то клерком в универмаге Macy’s; но быстро продвинулся, всего через два года стал вице-президентом и получал, помимо высокой зарплаты, значительные бонусы за успешные рекламные кампании. Утверждается, что рекламе очень помогали бихевиористские навыки Уотсона, но свидетельств этому нет.


Эксперимент №1: адюльтер и мышебоязнь

Вот, по-видимому, Дональд Меррит, незаконнорожденный сын кормилицы. Но мы будем звать его «малыш Альберт».

Идет 1920 год. «Малышу Альберту» девять месяцев. Воркующая парочка бихевиористов, Джон Уотсон и Розали Рейнер (обманывают Мэри Уотсон), сначала обходятся с малышом приветливо: показывают ему то кролика, то крысу, то собачку, то обезьянку; а еще маску Санта-Клауса с бородой и гладкую просто маску; а еще горящую газету; а еще комок хлопка. Альберту интересно, он ничего и никого не боится.

Ученые обманщики тогда сажают «малыша Альберта» на матрац посреди большой комнаты и выпускают на него белую крысу. Ну и что? «Малыш Альберт» опять совершенно не боится и с интересом трогает ее.

Влюбленные экспериментаторы тогда начинают бить молотком по рельсу всякий раз, когда Альберт дотрагивается до крысы. Альберт всякий раз плачет и боится. (О реакции крысы данных нет.) После серии таких воздействий парочка мучителей в очередной раз показывает Альберту белую крысу, а в рельс не бьет. Альберт все равно плачет, боится и пытается уползти; больше того — вскоре выясняется, что он боится всех шерстистых объектов, в частности кролика и даже самого Уотсона, когда тот надевает маску Санта-Клауса.

Еще два замечания. Первое: почему Дональда зовут Альберт — потому что для эксперимента Уотсон и Рейнер дали ребенку псевдоним, а три года назад исследователи, делать нечего, обнаружили по записям актов гражданского состояния, что Альберта, видимо, звали Дональдом. Он умер от водянки мозга через два года после эксперимента, поэтому теперь появился вопрос, так ли корректны выводы бихевиористов-греховодников, что им удалось создать у младенца стойкий условный рефлекс.

И второе: у нас возникло подозрение, что подавляющему большинству девочек в раннем возрасте показывают мышей и одновременно сильно пугают — иначе почему практически все женщины так визжат при виде мышей?


Эксперимент N2: крысы и младшая дочь

Вот Беррес Фредерик Скиннер (1904-1990). Он был атеист. Кроме того, он как-то занял первое место в списке выдающихся психологов США.

Скиннер хотел было стать писателем, да призадумался; тут ему попались работы Ивана Петровича Павлова и Джона Уотсона. Скиннер был поражен и решил пойти дальше и заставить животных (то есть и людей тоже) формировать условный рефлекс как реакцию на другой условный рефлекс.

Бессердечный экспериментатор сконструировал ящик с кормушкой, куда еда вываливалась, только если крыса нажимала на клавишу. Крыса легко справилась с этой задачей. Но цель Скиннера была куда более амбициозной: на следующем этапе еда вываливалась только в том случае, если крыса нажимала на клавишу в тот момент, когда горит свет. Крыса опять быстро освоилась, и как только в «ящике Скиннера» (как и по сю пору называется это орудие пыток) включалась лампочка, бежала со всех ног нажимать клавишу и хорошо питаться.

Много писали, что Скиннер и младшую дочь свою вырастил в «ящике Скиннера» и что эта дочь Дебора выросла нервной и неполноценной женщиной, а также покончила с собой. В действительности ящик, в котором росла Дебора, был не ящиком, а кондиционированной мини-спальней, где она провела вполне счастливые первые два с половиной года жизни; идея Скиннера с этой колыбелькой была в том, чтобы не нужно было стеснять движений младенца одеждой, с одной стороны, и с другой — чтобы мать не беспокоилась ежесекундно за ребенка. Дебора стала актрисой, вышла замуж и т.п., ей скоро 70, и она всегда возражает, когда говорят, будто она жертва эксперимента. Колыбельки Скиннера даже выпускались серийно американской промышленностью, но особого спроса не нашли.

Да, и Скиннер все-таки выступил как писатель — создал утопию «Уолден Два», в которой счастливые родители отдавали счастливых детей на воспитание счастливым и грамотным бихевиористам, а сами счастливо учились или счастливо работали.


Эксперимент N3: ни мышей, ни крыс, зато разоблачение курильщика

Вот Кларк Леонард Халл (1884-1952). Он был инвалид: в детстве перенес тяжелый тиф, в юности — полиомиелит, в зрелости — инфаркт.

Соседские дети, а может, и родные родители тоже, регулярно поколачивали юного Кларка. Он применил математику к психологии, и вот, например, как выглядит его всеобщая теория бихевиоризма: sEr = (sHr x D x K x V) — (sIr + Ir) +/- sOr. (Не стоит спрашивать, что все это значит. Мы не знаем.)

Халл был прежде всего теоретик. Основой для его раздумий служила идея, что поведением человека движут исключительно естественные нужды: голод, жажда, желание секса, ощущение холода и пр. Когда нужда удовлетворяется и на время отступает, человек может попытаться успеть осознать, как именно ему удалось добыть еду и воду, найти себе пару, согреться; и другой раз осознание поможет ему все то же самое обрести быстрей или менее затратно.

Раздумья Халл облекал в гипотезы, которые затем проверялись экспериментально. Сам он, по слабости здоровья, в экспериментах не участвовал. Но когда — редко — дело доходило до этого, Халл был великолепен. Вот, к примеру, как изящно он вывел на чистую воду якобы несчастных с никотиновой якобы зависимостью. Он посадил подопытных в темной комнате и предоставил им возможность выкурить трубочку. Дым из этой трубки казался совершенно таким, как настоящий, с одной только разницей — это был вообще не дым, а специальным образом насыщенный подогретый воздух. Из сотни прошедших через эксперимент обман заметил только один. Можно сделать важнейший вывод: настоящие курильщики все-таки встречаются.


Эксперимент N4: опять крысы, на сей раз образованные

Вот Эдвард Чейс Толмен (1886-1959). Он счел себя недостаточно умным, чтобы быть философом, а химию забросил еще раньше, поэтому стал бихевиористом. И даже изобрел когнитивную теорию, в дальнейшем похоронившую бихевиоризм.

Простейший опыт его был такой. Крысе, чтоб найти еду в лабиринте в форме креста, надо было догадаться совершить правый поворот. Крыса быстро догадывалась. Толмен хотел понять, разучила крыса понятие правого поворота или она составила себе представление о топографии лабиринта в целом, для чего пускал крысу из другой части креста. Оказалось, что крыса разучила именно что топографию лабиринта.

Толмен усложнил опыт. В такие же лабиринты запустили три группы крыс. Первая группа получала поощрение (еду), когда достигала в лабиринте определенного места — и с радостью научилась находить его. Вторая не получала поощрения вовсе и просто бродила туда-сюда по лабиринту. Третья первые 10 дней, как и вторая, бесцельно слонялась по лабиринту, а на 11-й получала в качестве поощрения еду, но не выразила желания до нее добраться. И только на 12-й день стала вести себя в точности так же, как первая группа.

Из чего вывод: крысы третьей группы, а также, видимо, и второй, подспудно изучали топографию лабиринта, даже если им не было от этого никакого проку.

Вот Джейкоб Роберт Кантор (1888-1984). Он родился сыном раввина, но занялся наукой, а еще считался видным гуманистом.

Главное достижение Кантора — интербихевиоризм, течение, признавшее, что в основе психологического действия лежит взаимозависимость среды (широко понятой) и организма. Вот, кстати, универсальная формула: PE = C(k, sf, rf, hi, st, md). (И опять: не думайте, будто мы знаем, что эта формула значит.)

Кантор почти не занимался экспериментами — и уж во всяком случае никакого запоминающегося эксперимента не сочинил и не выполнил. Зато скептически относился ко всем тем ученым, кто пытался изучить психологию на опытах с животными: «Лучший материал для исследования психологии человека — сам человек». Разве что только самые элементарные вещи, предупреждал он, можно проверять на животных.

Тем не менее эксперименты он считал лучшим и самым важным инструментом в психологии, просто их надо было делать тщательно и подробно, а прежде — точно понимать. Потому что все-таки в значительном числе случаев эксперименты, в том числе бихевиористские, на невинных крысах вовсе не так уж прекрасны.

Б. Ф. Скиннер, А. Бандура, Дж. Роттер

Рассмотрим несколько теорий личности в рамках бихевиоризма:

  1. Теорию оперантного обусловливания Б. Ф. Скиннера,
  2. Теорию социального научения А. Бандуры,
  3. Теорию Дж. Роттера.

Теория оперантного обусловливания Б. Ф. Скиннера

Опыты Скиннера была сопряжены со знаменитым «ящиком Скиннера», в который помещалась крыса. Ящик был пустым внутри, со встроенной педалью. Таким образом, крыса получала свободу действий. В процессе ее движений она задевала педаль, после чего получала пищу. После нескольких рандомных нажатий на педаль у крысы вырабатывался условный рефлекс, после чего она целенаправленно нажимала на педаль для получения корма.

Рисунок 1. Крыса в ящике Скиннера»

Теория социального научения А. Бандуры

А. Бандура вводит термин реципрокной связи между поведением, определенными субъектными и переменными окружающей среды. Это означает, что на наше поведение действуют не только внутренние, но и внешние силы.

Примечание 1

А. Бандура формирует важный тезис о том, что изменения в поведении обуславливаются когнициями.

Впоследствии У. Мишел продолжил линию исследований А. Бандуры и выделил несколько переменных, которые отвечают за индивидуальные особенности человека:

  1. Виды компетентности – наборы способностей, которые могут оказывать определенное влияние на мысли и действия,
  2. Стратегии кодирования – каждый человек по-своему интерпретирует раздражители внешней среды,
  3. Ожидания того, что какие-либо способы поведения приводят к тому или иному исходу,
  4. Субъективные ценности,
  5. Системы саморегулирования.

Рисунок 2.

Теория Дж. Роттера

Рассмотрим основные положения социально-когнитивной теории Дж. Роттера.

1. Прогноз поведения человека в сложных ситуациях определяется:

  • Потенциалом поведения,
  • Ожиданиями,
  • Ценностью подкрепления,
  • Психологической ситуацией.

2. Потенциал поведения представляет собой вероятность поведения, которое встречается в связке с каким-либо стимулом. Поведение состоит из:

  • Моторных реакций,
  • Познания,
  • Вербального поведения,
  • Невербального поведения,
  • Эмоциональных реакций.

3. Ожидание представляет собой субъективную вероятность того, что какое-либо подкрепление произойдет после определенного вида поведения.

4. Ценность подкрепления представляет собой некую степень, с которой индивид предпочитает одно подкрепление другому.

5. Психологическая ситуация – это внешние обстоятельства поведения.

6. Целенаправленное действие людей, направленное на максимизацию поощрения и избегания наказания.

7. Компоненты потребности:

  • Потенциал потребности
  • Ценность потребности
  • Свобода деятельности
  • Минимальная цель

8. Фрустрация

9. Локус контроля — это качество личности, характеризующее ее склонность приписывать ответственность за результаты своей деятельности либо внешним силам (экстернальный локус контроля), либо собственному поведению и своим усилиям (интернальный локус контроля).

Рецензия на монографию Б.Ф. Скиннера «По ту сторону свободы и достоинства»

Это не удивительно, поскольку Скиннер является самой значительной фигурой в психологии бихевиористического направления. Однако не только имя и известность этого выдающегося ученого привлекли внимание читателей к этой книге. Само ее название перекликается с известными всему образованному миру философскими произведениями Ф. Ницше и З. Фрейда. Б.Ф. Скиннер в своей работе оправдывает ожидания и дает свою трактовку вечных вопросов философии. Отталкивается он в своих размышлениях от наличного положения дел в жизни современного человечества. Нависшие над нами глобальные угрозы термоядерной войны, перенаселения планеты, экологических катастроф и изменений климата свидетельствуют, что нынешняя цивилизация зашла в тупик.

 

 

Б.Ф. Скиннер последовательно и убедительно критикует повсеместно применяемые технологические способы и подходы к борьбе с этими угрозами. По его мнению, ключ к спасению надо искать не в технологиях, а в самом человеке. Должен измениться сам человек и свойственное ему поведение, чтобы технологии стали действенными, а нависшие над человечеством глобальные угрозы отодвинуты и, в перспективе, устранены. И вот здесь возникает самый главный вопрос философии и психологии – а что такое человек?

 

 

Ответ Скиннера на этот вопрос вполне ожидаем и его можно предсказать, поскольку Скиннер сохраняет верность исходным принципам и установкам классического бихевиоризма, берущего начало от работ Д. Уотсона. Этот ответ совпадает с формулой Аристотеля, согласно которой человек это животное, занимающееся политикой. С этих позиций между животными и человеком нет никакой разделяющей их пропасти. Это начало и отправной пункт натуралистических воззрений. Ведь в зависимости от того, как мы определяем сущность человека, такая у нас будет и философия, и психологическая теория, и индивидуальное мировоззрение.

Книга Скиннера, о которой идет речь, была опубликована в США в 1971 году и сразу же вызвала на себя шквал жесткой критики. В отечественной психологии бихевиоризм также подвергался бескомпромиссной и, надо сказать, справедливой критике. Однако бихевиоризм жив и здоров и даже процветает и в наши дни, причем не только в Америке, где он зародился. В чем же эта удивительная жизнестойкость бихевиоризма?

 

 

С нашей точки зрения у этого феномена несколько причин. Во-первых, надо отдать дань практической работоспособности и эффективности бихевиоральных техник. Не секрет, что во многих случаях тем, где психологи других школ и направлений расписываются в своей беспомощности перед возникшими перед ними практическими задачами и проблемами, бихевиористы говорят: «Это наш случай!», берутся за дело и у них все получается.  

 

 

Во-вторых, бихевиоризм с самого начала возник, как отчаянно смелая попытка подойти к изучению человека и его психики в русле неукоснительного соблюдения требований классического метода науки, как он сложился когда-то в естествознания. А ведь «безумству храбрых поем мы песню», даже если их порывы заведомо обречены на провал. Обаяние научного подвига бихевиористов связано с их верностью методу науки. Примечательно, что под это обаяние попал и начинавший свою работу в психологии Л.С. Выготский. Впоследствии он, правда, отмечал, что вынужден был отказаться от «объективистского» подхода в психологии, видя его несостоятельность.

 

 

В-третьих, всех бихевиористов и Скиннера, в особенности, отличает поразительная точность, аккуратность и последовательность в применении терминов и понятий. Известное как «бритва Оккама» требование логики о непривнесении излишних сущностей в текстах работ бихевиористов соблюдается неукоснительно, а ведь во многом это именно то, что и делает науку наукой. По этой причине Скиннер имеет полное право упрекать не только современную психологию, но и все гуманитарные  науки в том, что у них царит неразбериха, путаница и вопиющая эклектика в понятийном аппарате.

 

 

Книга Б.Ф. Скиннера, независимо от воли и намерений ее автора, остро и бескомпромиссно ставит вопрос о возможности или принципиальной невозможности изучения человека строго научными методами классического образца. Л.С. Выготский, например, призывал к решительному выходу за пределы традиционной психологии. Созданную им психологию, справедливо, с нашей точки зрения, называют неклассической наукой. Здесь уместно отметить, что Л.С. Выготский исключительно высоко ценил  и интересовался философией Б. Спинозы. А в «Этике» Спинозы говорится о трех видах познания, причем путь к высшему третьему лежит через второй, который Спиноза называет «разумным», а по современной терминологии он может быть назван научным. Иными словами, высший способ познания имеет в своих предпосылках и основе метод традиционной классической науки.

 

 

В свете сказанного последовательный бихевиорист Б.Ф. Скиннер исключительно интересен своими работами даже для тех, кто категорически не согласен с принципами бихевиорального подхода в психологии, причем интересен как никто именно тем, что он тщательно соблюдает «чистоту научных риз» и требования строго научного метода познания.

  

 

Доктор психологических наук, профессор Г.Г. Кравцов

Доктор психологических наук, профессор Е.Е. Кравцова

Биография мыслителя-бихевиориста

Б. Ф. Скиннер был американским психологом, наиболее известным своим влиянием на бихевиоризм. Скиннер назвал свою философию «радикальным бихевиоризмом» и предположил, что концепция свободы воли была просто иллюзией. Вместо этого он считал, что все человеческие действия являются прямым результатом обусловливания.

Самый известный за

Среди его многочисленных открытий, изобретений и достижений было создание камеры оперантного кондиционирования (также известной как ящик Скиннера), его исследование графиков подкрепления, введение скорости реакции в качестве зависимой переменной в исследованиях и создание кумулятивного регистратора чтобы отслеживать эти показатели отклика. Взаимодействие с другими людьми

В одном из опросов Скиннера назвали самым влиятельным психологом двадцатого века.

Рождение и смерть

  • Родился: 20 марта 1904 г.
  • Умер: 18 августа 1990 г.

Биография

Бурхус Фредерик Скиннер родился и вырос в небольшом городке Саскуэханна, штат Пенсильвания. Его отец был юристом, а мать — домохозяйкой, и он вырос с братом, который был на два года младше его. Позже он описал свое детство в Пенсильвании как «теплое и стабильное».»

В детстве он любил строить и изобретать разные вещи; навык, который он позже использовал в своих психологических экспериментах. Его младший брат Эдвард умер в возрасте 16 лет из-за кровоизлияния в мозг.

В старших классах школы Скиннер начал проявлять интерес к научным рассуждениям благодаря обширному изучению работ Фрэнсиса Бэкона.

Затем он получил степень бакалавра искусств. по английской литературе в 1926 году из Гамильтон-колледжа.

Получив степень бакалавра, он решил стать писателем, и этот период своей жизни он позже назовет «темным годом».«За это время он написал всего дюжину коротких газетных статей и быстро разочаровался в своих литературных талантах, несмотря на некоторую поддержку и наставничество со стороны знаменитого поэта Роберта Фроста.

Работая клерком в книжном магазине, Скиннер наткнулся на работы Павлова и Ватсона, которые стали поворотным моментом в его жизни и карьере. Вдохновленный этими работами, Скиннер решил бросить карьеру писателя и поступил в аспирантуру по психологии Гарвардского университета.

После получения докторской степени из Гарварда в 1931 году Скиннер продолжал работать в университете следующие пять лет благодаря стипендии. В течение этого периода времени он продолжал свои исследования оперантного поведения и оперантного обусловливания. Он женился на Ивонн Блю в 1936 году, и у пары родились две дочери, Джули и Дебора.

Изобретений

Во время учебы в Гарварде Скиннер заинтересовался объективным и научным изучением человеческого поведения. Он разработал то, что он называл аппаратом оперантного кондиционирования, который позже стал известен как «ящик Скиннера».

Устройство «ящик Скиннера» представляло собой камеру, в которой находился стержень или ключ, на которые животное могло нажать, чтобы получить пищу, воду или какую-либо другую форму подкрепления.

Именно в это время в Гарварде он также изобрел накопительный регистратор, устройство, которое записывало ответы в виде наклонной линии. Глядя на наклон линии, которая показывала скорость ответа, Скиннер смог увидеть, что скорость ответа зависит от того, что произошло после того, как животное нажало на планку.

То есть более высокие показатели отклика следовали за вознаграждением, а более низкие показатели отклика — за отсутствием вознаграждений. Устройство также позволило Скиннеру увидеть, что используемый график подкрепления также влияет на скорость реакции.

Используя это устройство, он обнаружил, что поведение не зависит от предшествующего стимула, как утверждали Уотсон и Павлов. Вместо этого Скиннер обнаружил, что поведение зависит от того, что происходит после ответа . Скиннер назвал это оперантным поведением.

Проект Голубь

После женитьбы Скиннер стал преподавателем Университета Миннесоты. Во время преподавания в Университете Миннесоты и в разгар Второй мировой войны Скиннер заинтересовался помощью в военных действиях. Он получил финансирование для проекта, который включал обучение голубей наведению бомб, поскольку в то время не существовало систем наведения ракет.

В «Проекте Голубь», как его называли, голубей помещали в носовой обтекатель ракеты и обучали клевать цель, которая затем направляла ракету на намеченную цель.Проект так и не был реализован, так как разработка радара также продолжалась, хотя Скиннер добился значительных успехов в работе с голубями.

Хотя проект в конечном итоге был отменен, он привел к некоторым интересным открытиям, и Скиннер даже смог научить голубей играть в пинг-понг.

Детский тендер

В 1943 году Б. Ф. Скиннер по просьбе своей жены также изобрел «детскую игрушку». Важно отметить, что детское приспособление — это не то же самое, что «ящик Скиннера», который использовался в экспериментальных исследованиях Скиннера.

Он создал закрытую кроватку с подогревом и окном из плексигласа в ответ на просьбу своей жены о более безопасной альтернативе традиционным кроваткам. Ladies Home Journal напечатала статью о детской кроватке с заголовком «Младенец в коробке», что частично способствовало возникновению некоторого недоразумения по поводу предполагаемого использования детской кроватки.

Более поздний инцидент также привел к дальнейшим недоразумениям по поводу детской кроватки Скиннера.

В своей книге « Открытие шкатулки Скиннера: Великие психологические эксперименты двадцатого века» в 2004 году автор книги Лорен Слейтер упомянула часто цитируемый слух о том, что детское кресло на самом деле использовалось в качестве экспериментального устройства.

Ходили слухи, что дочь Скиннера выступила в роли подопытного, и в результате она покончила жизнь самоубийством. В книге Слейтер указывалось, что это было не более чем слухом, но в более позднем обзоре книги было ошибочно указано, что ее книга поддерживает утверждения. Это привело к гневному и страстному опровержению слухов очень живой и здоровой дочерью Скиннера Деборой.

В 1945 году Скиннер переехал в Блумингтон, штат Индиана, и стал заведующим кафедрой психологии Университета Индианы.В 1948 году он поступил на факультет психологии Гарвардского университета, где сохранил офис даже после выхода на пенсию в 1974 году.

Оперантное кондиционирование

В оперантном процессе обусловливания Скиннера оперант относится к любому поведению, которое действует на окружающую среду и приводит к последствиям. Он противопоставил оперантное поведение (действия, находящиеся под нашим контролем) поведению респондентов, которое он описал как все, что происходит рефлекторно или автоматически, например, отдергивание пальца назад, когда вы случайно касаетесь горячей сковороды.

Скиннер определил подкрепление как любое событие, которое усиливает поведение, которому оно следует. Он выделил два типа подкрепления: положительное подкрепление (благоприятные результаты, такие как награда или похвала) и отрицательное подкрепление (устранение неблагоприятных исходов).

Наказание также может играть роль в оперантном процессе обусловливания.

Согласно Скиннеру, наказание — это применение неблагоприятного исхода, которое уменьшает или ослабляет поведение, которому оно следует.

Наказание включает в себя предоставление отрицательного поощрения (тюрьма, порка, ругань), которое некоторые называют положительным наказанием, или удаление положительного поощрения (отнятие любимой игрушки), что также известно как отрицательное наказание.

Графики армирования

В своем исследовании оперантного обусловливания Скиннер также обнаружил и описал графики подкрепления:

Учебные машины

Скиннер также проявил интерес к образованию и преподаванию после посещения класса математики своей дочери в 1953 году. Скиннер отметил, что ни один из студентов не получил немедленного отзыва о своей работе.

Некоторые студенты боролись и не могли решить задачи, в то время как другие закончили быстро, но на самом деле не узнали ничего нового. Вместо этого Скиннер считал, что лучшим подходом будет создание какого-то устройства, которое будет формировать поведение, предлагая инкрементную обратную связь, пока не будет достигнут желаемый ответ.

Он начал с разработки обучающей математической машины, которая предлагала немедленную обратную связь после каждой задачи.Однако это первоначальное устройство фактически не обучало новым навыкам.

В конце концов, он смог разработать машину, которая обеспечивала постепенную обратную связь и представляла материал серией небольших шагов, пока ученики не приобрели новые навыки, процесс, известный как программированное обучение. Позже Скиннер опубликовал сборник своих работ по преподаванию и воспитанию под названием Технология обучения .

Дальнейшая жизнь и карьера

Исследования и работы Скиннера быстро сделали его одним из лидеров бихевиористского движения в психологии, и его работа внесла огромный вклад в развитие экспериментальной психологии.

Опираясь на свою прежнюю литературную карьеру, Скиннер также использовал художественную литературу для представления многих своих теоретических идей. В своей книге « Walden Two » 1948 года Скиннер описал вымышленное утопическое общество, в котором люди были обучены становиться идеальными гражданами с помощью оперантной обусловленности.

Его книга 1971 года « Beyond Freedom and Dignity » также сделала его громоотводом для споров, поскольку его работа, казалось, подразумевала, что люди на самом деле не обладают свободой воли.Его книга 1974 года « о поведении » была написана частично для того, чтобы развеять многие слухи о его теориях и исследованиях.

В более поздние годы Скиннер продолжал писать о своей жизни и своих теориях. В 1989 году ему был поставлен диагноз лейкемия.

Всего за восемь дней до смерти Скиннер получил от Американской психологической ассоциации награду за пожизненные достижения, и он выступил с 15-минутной речью в переполненной аудитории, когда принял награду. Он умер 18 августа 1990 года.

Награды и признания

  • 1966 Премия Эдварда Ли Торндайка, Американская психологическая ассоциация
  • 1968 — Национальная медаль науки от президента Линдона Б. Джонсона
  • 1971 — Золотая медаль Американского психологического фонда
  • 1972 — Премия гуманиста года
  • 1990 — Выдающийся Пожизненный вклад в психологическую премию Американской психологической ассоциации

Избранные публикации

  • Скиннер, Б.Ф. (1935) Два типа условного рефлекса и псевдотип. Журнал общей психологии, 12 , 66-77.
  • Скиннер, Б. Ф. (1948) «Суеверие» у голубя. Журнал экспериментальной психологии, 38 , 168-172.
  • Скиннер, Б. Ф. (1950) Нужны ли теории обучения? Психологический обзор, 57 , 193-216.
  • Скиннер, Б. Ф. (1971) За пределами свободы и достоинства
  • Скиннер, Б. Ф. (1989) Истоки когнитивной мысли. Американский психолог, 44, 13-18.

Вклад в психологию

Скиннер был плодовитым автором, опубликовавшим около 200 статей и более 20 книг. В опросе психологов 2002 года он был назван самым влиятельным психологом ХХ века. Хотя бихевиоризм больше не является доминирующей школой мысли, его работа по оперантному обусловливанию остается жизненно важной сегодня.

Специалисты в области психического здоровья часто используют оперантные методы при работе с клиентами, учителя часто используют подкрепление для формирования поведения в классе, а дрессировщики животных в значительной степени полагаются на эти методы при дрессировке собак и других животных.Замечательное наследие Скиннера оставило неизгладимый след в психологии и во многих других областях, от философии до образования.

История психологии — бихевиоризм и гуманизм

Цели обучения

  • Определите бихевиоризм и вклад Павлова, Ватсона и Скиннера в психологию
  • Объясните основные принципы гуманизма и вклад Маслоу в психологию.

Поведенческая психология

Ранние работы в области поведения проводил русский физиолог Иван Павлов (1849–1936).Павлов изучал форму обучающего поведения, называемую условным рефлексом, при которой животное или человек вырабатывали рефлекторную (бессознательную) реакцию на раздражитель и со временем были обусловлены вызывать реакцию на другой раздражитель, который экспериментатор ассоциировал с исходным. стимул. Рефлексом, с которым работал Павлов, было слюноотделение в ответ на присутствие пищи. Рефлекс слюноотделения можно было вызвать с помощью второго стимула, такого как определенный звук, который несколько раз подавался в связи с первоначальным пищевым стимулом.Как только реакция на второй стимул была «усвоена», пищевой стимул можно было пропустить. «Классическая обусловленность» Павлова — это лишь одна из форм обучающего поведения, изучаемая бихевиористами.

Рисунок 1 . Джон Б. Уотсон известен как отец бихевиоризма в психологии.

Джон Б. Уотсон (1878–1958) был влиятельным американским психологом, чья самая известная работа произошла в начале 20 века в Университете Джонса Хопкинса. Хотя Вундт и Джеймс были озабочены пониманием сознательного опыта, Ватсон считал изучение сознания ошибочным.Поскольку он считал, что объективный анализ разума невозможен, Уотсон предпочитал сосредоточиться непосредственно на наблюдаемом поведении и попытаться взять это поведение под контроль. Уотсон был одним из основных сторонников смещения фокуса психологии с разума на поведение, и этот подход наблюдения и управления поведением стал известен как бихевиоризм . Основным объектом изучения бихевиористов было изучение поведения и его взаимодействия с врожденными качествами организма. Бихевиоризм обычно использовал животных в экспериментах, исходя из предположения, что то, что было изучено с использованием животных моделей, в некоторой степени можно применить к поведению человека. Действительно, Толмен (1938) заявил: «Я считаю, что все, что важно в психологии (кроме… таких вопросов, как общество и слова), можно исследовать по существу посредством непрерывного экспериментального и теоретического анализа факторов, определяющих поведение крысы в ​​точке выбора. в лабиринте ».

Бихевиоризм доминировал в экспериментальной психологии в течение нескольких десятилетий, и его влияние все еще чувствуется сегодня (Thorne & Henley, 2005). Бихевиоризм в значительной степени ответственен за превращение психологии в научную дисциплину с помощью ее объективных методов и особенно экспериментирования.Кроме того, он используется в поведенческой и когнитивно-поведенческой терапии. Модификация поведения обычно используется в классных комнатах. Бихевиоризм также привел к исследованиям влияния окружающей среды на поведение человека.

Б. Ф. Скиннер (1904–1990) был американским психологом. Как и Ватсон, Скиннер был бихевиористом и сосредоточился на том, как на поведение влияют его последствия. Таким образом, Скиннер говорил о поощрении и наказании как об основных факторах вождения. В рамках своего исследования Скиннер разработал камеру, которая позволила тщательно изучить принципы изменения поведения посредством подкрепления и наказания.Это устройство, известное как камера оперантного кондиционирования (или, более привычно, ящик Скиннера), остается важным ресурсом для исследователей, изучающих поведение (Thorne & Henley, 2005).

Рисунок 2 . (а) Б. Ф. Скиннер известен своими исследованиями оперантной обусловленности. (б) Модифицированные версии оперантной камеры кондиционирования или бокса Скиннера до сих пор широко используются в исследовательских учреждениях. (кредит а: модификация работы «Глупого кролика» / Wikimedia Commons)

Ящик Скиннера — это камера, которая изолирует объект от внешней среды и имеет индикатор поведения, такой как рычаг или кнопка.Когда животное нажимает на кнопку или рычаг, ящик может дать положительное подкрепление поведения (например, еда), или наказание (например, шум), или условный кондиционер (например, свет), который коррелирует с любым из них. положительное подкрепление или наказание.

Сосредоточение Скиннера на позитивном и негативном подкреплении усвоенного поведения оказало длительное влияние на психологию, которое несколько ослабло с ростом исследований в области когнитивной психологии. Несмотря на это, условное обучение все еще используется для модификации поведения человека.Две широко читаемые и противоречивые научно-популярные книги Скиннера о ценности оперантной обусловленности для создания более счастливой жизни остаются аргументами, заставляющими задуматься о его подходе (Greengrass, 2004).

В начале 20 века в американской психологии преобладали бихевиоризм и психоанализ. Однако некоторым психологам не нравилось то, что они считали ограниченными перспективами, оказавшими такое влияние на эту область. Они возражали против пессимизма и детерминизма (все действия, движимые бессознательным) Фрейда.Им также не нравился редукционизм или упрощающий характер бихевиоризма. Бихевиоризм также детерминирован по своей сути, поскольку считает, что человеческое поведение полностью определяется сочетанием генетики и окружающей среды. Некоторые психологи начали формировать свои собственные идеи, в которых особое внимание уделялось личному контролю, преднамеренности и истинной предрасположенности к «хорошему», как важным для нашей самооценки и нашего поведения. Так появился гуманизм.

Маслоу, Роджерс и гуманизм

Гуманизм — это психологическая точка зрения, которая подчеркивает потенциал добра, присущий всем людям.Двумя наиболее известными сторонниками гуманистической психологии являются Абрахам Маслоу и Карл Роджерс (О’Хара, н.э.). Абрахам Маслоу (1908–1970) был американским психологом, который известен прежде всего тем, что предложил иерархию человеческих потребностей в мотивации поведения. Хотя эта концепция будет обсуждаться более подробно в следующем разделе, здесь будет представлен краткий обзор.

Рис. 3. Иерархия потребностей Маслоу подчеркивает, что основные потребности в продуктах питания и безопасности должны быть удовлетворены до того, как потребности более высокого уровня могут служить мотиваторами.

Маслоу утверждал, что до тех пор, пока удовлетворяются основные потребности, необходимые для выживания (например, еда, вода, жилье), потребности более высокого уровня (например, социальные потребности) начинают мотивировать поведение. Согласно Маслоу, потребности самого высокого уровня связаны с самоактуализацией, процессом, с помощью которого мы полностью раскрываем свой потенциал. Очевидно, что акцент на положительных аспектах человеческой натуры, характерных для гуманистической точки зрения, очевиден (Thorne & Henley, 2005).

Психологи-гуманисты в принципе отвергли исследовательский подход, основанный на редукционистском экспериментировании в традициях физических и биологических наук, потому что он упускал из виду «целостного» человека.Начиная с Маслоу и Роджерса, настаивали на программе гуманистических исследований. Эта программа была в основном качественной (не основанной на измерениях), но в гуманистической психологии существует ряд направлений количественных исследований, включая исследования счастья, самооценки, медитации и результатов гуманистической психотерапии (Friedman, 2008).

Карл Роджерс (1902–1987) также был американским психологом, который, как и Маслоу, подчеркивал потенциал добра, присущий всем людям.Роджерс использовал терапевтическую технику, известную как клиентоцентрированная терапия, чтобы помочь своим клиентам справиться с проблемными проблемами, которые привели к их поиску психотерапии. В отличие от психоаналитического подхода, при котором терапевт играет важную роль в интерпретации того, что сознательное поведение раскрывает о бессознательном, клиентоцентрированная терапия предполагает, что пациент играет ведущую роль в терапевтическом сеансе. Роджерс считал, что терапевту необходимо продемонстрировать три особенности, чтобы максимизировать эффективность этого конкретного подхода: безусловное позитивное отношение, искренность и сочувствие.Безусловное положительное отношение относится к тому факту, что терапевт принимает своего клиента такими, какие они есть, независимо от того, что он или она могут сказать. При наличии этих факторов Роджерс считал, что люди более чем способны решать свои собственные проблемы и работать над ними (Thorne & Henley, 2005).

Гуманизм оказал влияние на психологию в целом. И Маслоу, и Роджерс — хорошо известные имена среди изучающих психологию (вы узнаете больше об обоих мужчинах позже в этом тексте), и их идеи повлияли на многих ученых.Более того, клиентоориентированный подход Роджерса к терапии до сих пор широко используется в психотерапевтических учреждениях (O’hara, n.d.).

Глоссарий

бихевиоризм: фокус на наблюдении и контроле за поведением

гуманизм: точка зрения в психологии, которая подчеркивает потенциал добра, присущий всем людям

Внесите свой вклад!

У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

Психологи: Б. Ф. Скиннер | Психолог везде и всегда.com

Следующее было адаптировано с веб-сайта Webspace.

Скиннер находился под сильным влиянием работ Джона Б. Уотсона, а также первых пионеров бихевиоризма Ивана Павлова и Эдварда Торндайка. Он провел большую часть своей профессиональной преподавание в Гарвардском университете (после 9 лет на факультете психологии Университета Индианы). Он умер в 1990 году от лейкемии, оставив после себя жену Ивонн Блю и двух дочерей.

Burrhus Фредерик Скиннер родился 20 марта 1904 года (умер в 1990 году от лейкемии) в маленьком городке Саскуэханна в Пенсильвании.Его отец был юристом, а мать — сильной и умной хозяйкой. Его воспитание было старомодным и трудолюбивый.

Скиннер был активным, целеустремленным мальчиком, который любил природу и строить вещи, и действительно любил школу. Однако его жизнь не обошлась без трагедий. В частности, его брат умер в возрасте 16 лет от аневризмы головного мозга.

Б. Ф. Скиннер получил степень бакалавра английского языка в колледже Гамильтон в северной части штата Нью-Йорк. В конце концов, он смирился с написанием газетных статей о проблемах труда и какое-то время жил в Гринвич-Виллидж в Нью-Йорке как «богемный». » После путешествуя, он решил вернуться в школу, на этот раз в Гарвард. Он получил степень магистра психологии в 1930 г. и докторскую степень в 1931 г. и оставался там для исследований до 1936 г.

В том же году он переехал в Миннеаполис, чтобы преподавать в Университете Миннесоты. Там он познакомился и вскоре женился на Ивонн Блю. У них было две дочери, вторая из которых прославилась как первый ребенок, воспитанный в одном из домов Скиннера. изобретения, воздушная кроватка, которая была не чем иным, как комбинацией детской кроватки и манежа со стеклянными стенками и кондиционером.

В 1945 году он стал заведующим кафедрой психологии Университета Индианы. В 1948 году его пригласили приехать в Гарвард, где он оставался до конца своей жизни. Он был очень активным человеком, проводил исследования и руководил сотнями докторантов, а также написала много книг. Хотя он и не был успешным писателем художественной литературы и поэзии, он стал одним из наших лучших авторов по психологии, включая книгу Уолдена II, которая представляет собой вымышленный рассказ о сообществе, управляемом его бихевиористом принципы.

Теория Б. Ф. Скиннера основана на оперантной обусловленности. Организм находится в процессе «эксплуатации». на окружающую среду, что в обычных терминах означает, что она подпрыгивает по всему миру, делая то, что делает. Во время этой «эксплуатации» организм встречает особый вид стимула, который называется подкрепляющим стимулом или просто подкрепляющим стимулом. Этот специальный стимул имеет эффект усиления операнта, то есть поведения, происходящего непосредственно перед подкреплением. Это оперантное обусловливание: « за поведением следует следствие, и характер последствий изменяет склонность организмов повторять такое поведение в будущем.”

Следующее было адаптировано с веб-сайтов Wikipedia и Webspace.

Скиннер провел исследование по формированию поведения с помощью положительного и отрицательного подкрепления и продемонстрировал оперантное обусловливание — технику модификации поведения, которую он разработал в отличие от классического обусловливания. Его идея Техники модификации поведения заключались в том, чтобы поместить испытуемого в программу с шагами. Шаги заключаются в постановке целей, которые помогут вам определить, как будет изменяться тема, следуя этим шагам.Дизайн программы — это разработка программы, которая поможет предмету достичь желаемого состояния. Затем реализация и оценка использования программы, а затем оценка ее эффективности.

Теория оперантного кондиционирования Б.Ф. Скиннера

Поместите крысу в специальную клетку (называемую «ящиком Скиннера»), у которой есть стержень или педаль на одной стене, при нажатии на которую маленький механизм высвобождает кормовой шарик в клетку. Крыса передвигается по клетке, когда она случайно нажимает на планку и в результате нажатия на планку кормовой шарик падает в клетку.Оперант — это поведение непосредственно перед подкреплением, которым является кормовой шарик. За относительно короткий промежуток времени крыса «учится» нажимайте на бар, когда он хочет еды. Это приводит к одному из принципов оперантного обуславливания — поведение, за которым следует подкрепляющий стимул, приводит к повышенной вероятности того, что такое поведение произойдет в будущем.

Если крыса нажимает на решетку и постоянно не получает еды, поведение угасает. Это приводит к другому принципу оперантного обуславливания — поведение, за которым больше не следуют усиливающие стимулы. в снижении вероятности такого поведения в будущем.

Теперь, если вы снова включите гранулятор, так что нажатие на планку снова даст крысе гранулы, поведение толкания стержня вернется к существованию, гораздо быстрее, чем требовалось для крысы, чтобы узнайте поведение в первый раз. Это связано с тем, что возвращение подкрепления происходит в контексте истории подкрепления, которая восходит к самому первому разу, когда крысу подкрепляли для толкания штанги. Это приводит к так называемым графикам армирования.

Графики армирования

Непрерывное подкрепление — это исходный сценарий: каждый раз, когда крыса выполняет какое-либо поведение (например, нажимает на педаль), она получает гранулу корма.

График с фиксированным соотношением был первым, что обнаружил Скиннер: если крыса нажимает на педаль три раза, скажем, она получает лакомство. Или пять раз. Или двадцать раз. Или «x» раз. Между поведением и подкреплением существует фиксированное соотношение: 3 к 1, 5 к 1, 20 к 1 и т. Д.

В расписании с фиксированным интервалом используется какое-то устройство синхронизации.Если крыса нажимает на гриф хотя бы один раз в течение определенного промежутка времени (скажем, 20 секунд), то она получает лакомство. Если он этого не сделает, он не получит ничего хорошего. Но даже если он ударит эту планку сто раз в течение этих 20 секунд, он все равно получит только одно лакомство! Происходит одна странная вещь: крысы имеют тенденцию «ходить» сами: они замедляют темп своего поведения сразу после подкрепления и ускоряются, когда время для него приближается.

Скиннер также рассмотрел графики переменных.Переменное соотношение означает, что вы меняете «x» каждый раз — сначала требуется 3 нажатия, чтобы получить лакомство, затем 10, затем 1, затем 7 и так далее. Переменный интервал означает, что вы продолжаете изменять время период — сначала 20 секунд, потом 5, потом 35, потом 10 и так далее. Благодаря графику с переменными интервалами крысы больше не «задают темп», потому что они больше не могут устанавливать «ритм» между поведением и вознаграждением. Наиболее что важно, эти графики очень устойчивы к исчезновению. Если задуматься, это имеет смысл.Если вы какое-то время не получали подкрепления, что ж, возможно, у вас особенно «плохое» соотношение или интервал, просто еще один жим штанги, может быть, это будет единственный раз, когда вы получите усиление.

Формовка

Вопрос, с которым пришлось столкнуться Скиннеру, заключался в том, как мы добираемся до более сложных типов поведения. Он ответил идеей формирования, или «методом последовательных приближений». По сути, это сначала подкрепление поведения только отдаленно похож на желаемый.Как только это будет установлено, вы будете искать варианты, которые немного ближе подходят к тому, что вы хотите, и так далее, пока не получите животное, ведущее поведение, которое никогда не проявилось бы в обычной жизни. Скиннер и его ученики весьма преуспели в обучении простых животных совершенно необычным вещам.

Помимо довольно простых примеров, формирование также объясняет самые сложные формы поведения. Наша среда мягко формирует нас, чтобы мы могли наслаждаться определенными вещами.

Отвращающие стимулы

Отталкивающий стимул — это противоположность подкрепляющему стимулу, который мы можем найти неприятным или болезненным.Это приводит к другому принципу оперантного обусловливания — поведение, за которым следует отталкивающий стимул, приводит к снижению вероятность того, что поведение произойдет в будущем.

Это одновременно определяет отвращающий стимул и описывает форму обусловливания, известную как наказание. Если вы шокируете крысу за то, что она сделала x, она сделает намного меньше x. Если вы отшлепаете Джонни за то, что он бросил свои игрушки, он, вероятно, бросит свои игрушек все меньше и меньше.

С другой стороны, если вы удалите уже активный аверсивный стимул после того, как крыса или Джонни выполнят определенное поведение, вы получите отрицательное подкрепление.Если выключить электричество, когда крыса встанет на задние лапы, она делать больше стоя. Если ты перестанешь вечно ныть, когда я наконец вынесу мусор, я с большей вероятностью вынесу мусор. Вы могли бы сказать, что «так хорошо», когда отвращающий стимул прекращается, это служит как подкрепление. Другой оперантный принцип обусловливания — поведение, за которым следует устранение отталкивающего стимула, приводит к увеличению вероятности того, что такое поведение произойдет в будущем.

Скиннер не выступал за применение наказания.Его основная цель заключалась в том, чтобы определить поведение и увидеть, как последствия вызывают реакцию. Из его исследований пришло «формирование» (описанное выше), которое описывается как создание поведения. через армирование. Он также привел пример отказа ребенка ходить в школу, и что следует сосредоточить внимание на том, что вызывает отказ ребенка, а не обязательно на самом отказе. Его исследование показало, что наказание было неэффективным способ управления поведением, обычно приводящий к краткосрочному изменению поведения, но в результате которого субъект пытается избежать наказывающего стимула вместо того, чтобы избегать поведения, которое вызывало наказание.Он считал, что простой пример этого: была неспособность тюрьмы искоренить преступное поведение. Скиннер пришел к выводу, что если бы тюрьма (как наказывающий стимул) была эффективной для изменения поведения, преступности не было бы, поскольку риск тюремного заключения за преступное поведение хорошо известен. Однако он отметил, что люди по-прежнему совершают правонарушения, но пытаются избежать раскрытия и, следовательно, наказания. Он отметил, что наказывающий стимул не останавливает преступное поведение; преступник просто становится более изощренным, избегая наказания.По его мнению, подкрепление, как положительное, так и отрицательное (последнее из них часто путают с наказанием), оказалось более эффективным в обеспечении устойчивых изменений в поведении.

Модификация поведения

Модификация поведения — часто называемая b-модом — это метод терапии, основанный на работе Скиннера. Это очень просто: погасить нежелательное поведение (удалив поощрение) и заменить его желательным. поведение по подкреплению.Он использовался для лечения всех видов психологических проблем — зависимостей, неврозов, застенчивости, аутизма и даже шизофрении — и особенно хорошо работает с детьми. Есть примеры отсталых психотиков, которые не годами общались с другими людьми, которых приучили вести себя вполне нормальным образом, например, есть ножом и вилкой, заботиться о собственных гигиенических потребностях, одеваться и т. д.

Существует ответвление b-мода, называемое экономикой токенов.Это используется в основном в таких учреждениях, как психиатрические больницы, палаты для несовершеннолетних и тюрьмы. Определенные правила четко сформулированы в учреждении, и вести себя соответствующим образом награждается жетонами — покерными фишками, билетами, забавными деньгами, записанными заметками и т. д. За определенным плохим поведением также часто следует изъятие этих жетонов. Жетоны можно обменять на желаемые вещи, такие как конфеты, сигареты, игры, фильмы, время вне заведения и т. д. Было установлено, что это очень эффективно для поддержания порядка в этих зачастую сложных учреждениях.

Walden II

В 1948 году Скиннер опубликовал свои настоящие идеи о воспитании детей в Walden Two, вымышленном описании созданной бихевиористами утопии, в которой беззаботные молодые родители отправляются на работу или в школу, в то время как их малыши пользуются всеми удобствами. общественных детских садов, одобренных бихевиористами. Книга Скиннера «Уолден Два» представляет видение децентрализованного, локализованного общества, в котором применяется практический, научный подход и футуристически продвинутый поведенческий опыт для мирного урегулирования с социальными проблемами.Утопия Скиннера, как и любая другая утопия или антиутопия, является одновременно мысленным экспериментом и риторическим произведением.

В 1971 году он написал «За пределами свободы и достоинства», в котором высказывается мнение, что концепция индивидуальной свободы является иллюзией. Позже Скиннер стремился объединить усиление индивидуального поведения, естественный отбор видов и развитие культур под заголовком The Selection by Consequences (1981), первой из серии статей в журнале Science.

Кем был Б.Ф. Скиннер?

фото: www.wikipedia.org


Б.Ф. Скиннер был психологом и писателем, получившим образование в Гарварде, чьи работы произвели революцию в области психологии и привели к пониманию человеческих мотиваций и поведения, которые изменили взгляды общества на все, от тюрем до воспитания детей.

Скиннер считал свободную волю иллюзией. Напротив, по его мнению, все действия были следствием обусловленности. Обусловленное поведение может быть достигнуто с помощью принципов поощрения и наказания: создания последствий, которые поощряют или препятствуют определенным действиям.

Скиннер назвал этот подход к интерпретации поведения радикальным бихевиоризмом.

Ключевое различие между радикальным бихевиоризмом и предыдущими или альтернативными взглядами на поведение состоит в том, что модель Скиннера не учитывала факторы, которые не сразу становятся очевидными и наблюдаемыми. Что вы думали, как вы себя чувствовали, какие воспоминания у вас были … все это не имело значения с точки зрения радикального бихевиоризма.

Единственными факторами, на которые обращал внимание Скиннер, были функциональные аспекты поведения, которые внешний наблюдатель мог реально контролировать и манипулировать.Проще говоря, это означало предложить ребенку мороженое в качестве награды за уборку в комнате или запретить им есть, если они отказываются.

Хотя, как он и заявил, это был абсолютно радикальный подход, он позволил Скиннеру экспериментировать и наблюдать эффекты подкрепления, не отвлекаясь на какие-либо ненаблюдаемые факторы.


От птиц к людям, Скиннер продемонстрировал использование оперантного кондиционирования

Скиннер начал свою работу с доказательства этих теорий на голубях, обучая их выполнять различные действия или клевать определенные рычаги, чтобы получить доступ к пище.

Скиннер поймал много критики за то, что вначале он сосредоточился на наказании как подкреплении. Чтобы проверить свои теории о птицах и других мелких животных, он разработал теперь известный ящик Скиннера: камеру, в которой можно изолировать животное и применять дискретные стимулы без внешнего вмешательства. Ящик включал в себя свет, динамик, раздаточное устройство для еды и рычаг, который мог нажимать пассажир. В нем также была электрифицированная напольная сетка, через которую можно было проводить разряды.

Со временем его работа с птицами стала настолько успешной, что он предложил военно-морскому флоту создать ракеты с голубым наведением во время Второй мировой войны — очевидно, путешествие в один конец для голубя.Программа тренировок была успешной (среди прочего, птицы стали довольно приличными игроками в пинг-понг), но, как это часто случалось в его карьере, Скиннеру было трудно заставить кого-нибудь воспринимать его всерьез.

Но именно тогда, когда он взял свои идеи о поведении и обусловленности и применил их к людям, Скиннер нашел большую часть своего успеха.

Скиннер разделил поведение на два разных типа:

  • Поведение респондента — Часто называемое Павловским поведением, это поведение является прямым результатом стимуляции и подсознательно, как у собаки, выделяющей слюну при подаче пищи.
  • Оперантное поведение — Поведение, которое изначально не вызвано каким-либо конкретным стимулом, но которое со временем может усиливаться условиями окружающей среды.

Его идея оперантного поведения позволила объяснить более сложное человеческое поведение, которое никогда не было объяснимо с помощью классических моделей. Скиннер придумал идею сцепления — условия, при котором ряд поведенческих моделей объединяется и усиливается как набор.

Споры преследовали Скиннера на протяжении всей его жизни

Несмотря на то, что он имел явный успех в экспериментах, его дизайн экспериментов и методы тестирования подвергались критике.В частности, лингвист Ноам Хомски опроверг поведенческую интерпретацию развития и использования языка Скиннером. Его раннее использование наказания в качестве основного мотиватора также оказало влияние на оставшуюся часть его карьеры, хотя он рано поклялся от него и после этого выступал за только положительные методы подкрепления.

Люди обычно не были в восторге от того, что свобода воли была иллюзией и что они были просто набором реактивных рефлексов, проистекающих из внешних стимулов и реакций.Хотя сам Скиннер никогда не выступал за использование инструментов оперантного обуславливания для манипулирования поведением, на него все указывали пальцем, когда другие исследователи использовали их в попытках депрограммировать гомосексуальное поведение — иногда даже с помощью шоковой терапии.

Хотя идеи Скиннера вызвали споры, они были новаторскими. В 2002 году Американская психологическая ассоциация назвала его самым влиятельным психологом 20, 90, 369, века. Всего за несколько дней до его смерти в 1990 году Ассоциация вручила ему награду за пожизненное достижение — редкое признание для кого-то в этой области.

Его взгляды также оказали огромное влияние на теорию образования — и мы говорим не только о том, что в его честь был назван директор Скиннер из «Симпсонов». Скиннер рассматривал все обучение как тип поведения, и поэтому его можно было изменить с помощью оперантной обусловленности. Фактически, большая часть современной теории положительного подкрепления в обучении проистекает из его теорий. Обеспечение немедленной обратной связи, разбиение задач на маленькие шаги и повторение — все это часть образовательных правил Скиннера.

Скиннер надеялся спасти мир от самого себя

Скиннер, однако, больше стремился к радикальному бихевиоризму. Позже он опубликовал книги, в которых предполагалось, что упор общества на автономию и индивидуальную свободу был источником многих его недугов. Он утверждал, что научный подход к обществу может устранить войны, преступления, наказания и другие формы социальной розни. Управление поведением всего населения может быть достигнуто путем подкрепления на культурном уровне, точно так же, как изменение индивидуального поведения на личном уровне.

Хотя его идеи никогда не прижились на уровне управления, они просочились через массовую культуру и стали настолько широко признанными, что большинство людей даже не знают, откуда они пришли. Основы оперантного обуславливания — поощрение желаемого поведения и последовательное наказание за нежелательное поведение — сегодня просто воспринимаются как здравый смысл.

Радикальный бихевиоризм Скиннера заложил основу для прикладного анализа поведения (ABA). Его концепция экспериментального тестирования поведения и его анализа строго на основе эффективных действий отражает упор ABA на функцию, а не форму.

Определение радикального поведения — Regis College Online

На протяжении большей части истории современной психологии ученые и практики в первую очередь сосредотачивались на том, что человек думает и чувствует. В середине 20 века психолог Б.Ф. Скиннер представил новую идею: радикальный бихевиоризм. В своем радикальном бихевиористском определении он утверждал, что поведение человека и факторы окружающей среды, которые на него влияют, гораздо более важны для фундаментального понимания психологического состояния человека.

Спустя десятилетия его идеи продолжают влиять на психическое здоровье. Психологи и специалисты в области психического здоровья по-прежнему включают исследования и методологии Скиннера в свою повседневную практику, а исследователи продолжают развивать свои собственные идеи и теории, а его концепции служат прочной основой.

Концепция радикального бихевиоризма Скиннера находит применение не только в области психологии. Поведенческие исследования и практики, основанные на идеях Скиннера, могут помочь детям приспособиться к образовательной среде, повысить производительность и удовлетворенность работой на предприятиях и в компаниях, позволить спортсменам достигать новых целей на поле и за его пределами и помочь людям достичь большей самореализации.

Поведение лежит в основе человеческой психологии и общения. Выпускники онлайн-магистратуры Regis College в области прикладного анализа поведения готовы применить свои передовые исследования поведения, а также радикальный бихевиоризм Скиннера, чтобы построить успешную карьеру и обогатить жизнь бесчисленного множества людей.

Определение

Трудно понять определение радикального бихевиоризма, не усвоив сначала самой концепции бихевиоризма. «Центральное положение бихевиоризма — идея, с которой согласны все бихевиористы и которая определяет бихевиоризм, — это идея о том, что наука о поведении возможна», — Уильям М.Баум объясняет в Журнале экспериментального анализа поведения. Бихевиоризм утверждает, что человеческое поведение — это то, что можно изучать и корректировать, подобно другим наукам, таким как химия или биология, где объекты и материалы можно тестировать и модифицировать в попытках проверить, верна ли определенная гипотеза или убеждение.
«Радикальный бихевиоризм делает следующий шаг и утверждает, что наука о поведении может быть естественной наукой. Это то, что делает радикальный бихевиоризм «радикальным», — пишет Баум.

В этом смысле такое поведение, как застенчивое поведение человека на общественном мероприятии или необоснованный крик начальника на сотрудника, приписывается внешним силам. Застенчивый человек может привыкнуть к изоляции. Возможно, начальник только что получил электронное письмо с тревожными новостями. Согласно радикальному бихевиоризму, то, что люди думают, чувствуют или действуют, не существует независимо, а скорее является результатом их опыта и окружающей среды.

История

Хотя наиболее распространенное определение радикального бихевиоризма принадлежит Скиннеру, ранние версии этой идеи были фактически представлены другими психологами до него.

Одним из первых современных ученых, изучавших поведение, был Иван Павлов, известный своим экспериментом «Собака Павлова». В этом тесте Павлов разработал процесс кондиционирования, с помощью которого он смог заставить собаку ассоциировать еду с звонком в звонок. Когда Павлов звонил в колокольчик без еды, у собаки все равно выделялась слюна просто потому, что она была приучена ассоциировать звонок с едой.

Открытия Павлова о поведении сыграли важную роль в работе Джона Б. Уотсона, влиятельного психолога, который изучал поведение и экспериментировал с ним и который был одним из первых предшественников Б.Ф. Скиннер. Уотсон уделял больше внимания идее о том, что поведение является чем-то мотивированным внешними событиями, а не внутренним психическим состоянием человека, подобно тому, как собака Павлова была приучена к выделению слюны из-за внешних сил.

Идеи Уотсона о поведении в конечном итоге легли в основу бихевиоризма. Хотя радикальный бихевиоризм сегодня больше ассоциируется со Скиннером, сам термин был введен и популяризирован Уотсоном. «Действительно, Скиннер использовал этот термин для описания своих взглядов в 1930-х годах, но в неопубликованной рукописи; более того, радикальный бихевиоризм использовался еще до этого », — сказала Сьюзен М.Шнайдер и Эдвард К. Моррис пишут в «Поведенческом аналитике». Фактически, Уотсон первоначально представил бихевиоризм, особенно в его эссе 1913 года «Психология как бихевиорист видит это».

Уотсон объясняет: «Психология, с точки зрения бихевиористов, является чисто объективным экспериментальным разделом естествознания. Его теоретическая цель — предсказание и контроль поведения. Самоанализ не составляет существенной части его методов, и научная ценность его данных не зависит от готовности, с которой они поддаются интерпретации в терминах сознания.Согласно Шнайдеру и Моррису, это было решение Ватсона не признавать сознание в своей поведенческой теории в качестве элемента, определяющего «радикальность» этого бихевиоризма в начале 20 века.

Скиннер разработал процесс, называемый «оперантное обусловливание», при котором на поведение влияет то, что происходит после события посредством положительного или отрицательного подкрепления, например, когда крысу дают легкий шок, если она не двигалась в лабиринте правильным образом. В конце 1930-х и 1940-х годах Скиннер начал развивать свой собственный взгляд на радикальный бихевиоризм.Шнайдер и Моррис отмечают, что Скиннер «также впервые описал одну из наиболее важных и уникальных черт этой философии — ее отношение к частным мероприятиям». В этом смысле частные события относятся к мыслям или чувствам человека, что, по мнению Ватсона, невозможно изучить.

Возможности

Как упоминалось ранее, определение радикального бихевиоризма проистекает из психологии, но имеет множество приложений в повседневной жизни. Аналитик прикладного поведения, клинический руководитель и профессор колледжа — вот лишь несколько примеров профессий, в которых радикальный бихевиоризм может играть роль.

Аналитик прикладного поведения. Аналитики прикладного поведения работают с людьми для выявления определенных негативных форм поведения, а затем разрабатывают стратегии их изменения для достижения более положительных результатов. Например, аналитик прикладного поведения может работать с ребенком, который нарушает правила в классе, чтобы определить факторы, которые могут вызывать такое поведение, а затем разработать стратегии, поощряющие приемлемое участие.

Эти профессионалы также могут помочь корректировать поведение взрослых, например спортсменов или офисных работников.Например, специалист по анализу поведения может помочь выявить факторы, способствующие плохой работе спортсмена на поле, и показать ему, как скорректировать свое поведение для достижения желаемого результата. В офисе, если есть сотрудник, который создает проблемы, или, возможно, сотрудник, который изо всех сил пытается достичь определенных ориентиров или целей, аналитик прикладного поведения может работать с этим человеком, чтобы определить негативное поведение, факторы, влияющие на эти действия, и методы. для достижения более подходящего поведения.

Руководитель клинической практики. Клинические супервизоры наблюдают и работают с другими специалистами в области психического здоровья, чтобы гарантировать, что они оказывают пациентам высококачественную помощь. Они могут использовать определение и концепции радикального бихевиоризма, чтобы улучшить то, как практикующие психиатры оказывают помощь, путем выявления потенциальных негативных форм поведения, таких как недостатки исследовательских способностей или обращения с пациентами у постели больного, определения факторов, способствующих такому поведению, а затем разработки стратегий по изменению такого поведения. для получения более положительных результатов, тем самым позволяя практикующим врачам оказывать более высокий уровень помощи.

Практикующие также могут использовать методы радикального бихевиоризма при лечении пациентов. Например, если пациентка говорит, что в определенное время дня она чувствует себя подавленной, практикующий врач может помочь определить конкретные факторы, которые способствуют депрессии этого пациента, устранить их, а затем найти способы изменить поведение пациента с целью улучшения. ее психическое здоровье.

Профессор колледжа. Профессора и преподаватели могут преподавать радикальный бихевиоризм в классе, но они также могут использовать его как инструмент для достижения более положительных результатов обучения.

Они могут применять радикальный бихевиоризм для повышения эффективности и продвижения к личным целям. Например, профессор может понять, что он взволнован, когда семестр подходит к концу. Он мог определить внешние факторы, способствующие его поведению, такие как наплыв отчетов для выставления оценок или недостаток сна из-за часов, потраченных на обзор коллегиальных исследований, устранить эти факторы (например, установив график выставления оценок или выделив время для рецензирования. в течение дня), а затем следуйте этим стратегиям, чтобы изменить его поведение и, в конечном итоге, предотвратить возбуждение в будущем.

Профессора и администраторы также могут применять концепции радикального бихевиоризма при работе со своими учениками, если они находятся в рамках руководящих принципов политики своей школы. Например, профессор может заметить, что студент не успевает пройти письменный семинар, и что он, кажется, не заинтересован в классе в целом. Возможно, профессор первым инстинктивно назвал лень или отсутствие интереса причиной плохой успеваемости студента. Но профессор также может поговорить со студентом, чтобы узнать, что он совмещает подработку и несколько внеклассных занятий и поэтому изо всех сил пытается найти время для выполнения заданий и энергию, чтобы оставаться в классе.Профессор мог бы помочь студенту справиться с этими негативными поведенческими факторами, например, сотрудничая с ним, чтобы составить более согласованный график занятий, чтобы способствовать академическим успехам студента. Однако профессорам следует изучить руководящие принципы своего колледжа или университета в отношении поведения и общения со студентами, прежде чем пытаться использовать концепции радикального бихевиоризма.

Узнать больше

Радикальный бихевиоризм — это психологическая концепция, которая исследует то, как факторы окружающей среды влияют на наше душевное состояние.Представленные в 20-м веке убеждения и практики радикального бихевиоризма до сих пор используются на благо всех, от школьников до суперзвездных спортсменов.

Определение и концепции радикального бихевиоризма, а также прикладной анализ поведения имеют основополагающее значение для практикующих психиатров и других специалистов, поскольку они стремятся помочь людям полностью раскрыть свой потенциал. Магистр прикладного анализа поведения в Regis College готовит студентов к использованию ключевых концепций радикального бихевиоризма и других фундаментальных поведенческих практик для обогащения и улучшения жизни людей.Узнайте, как вы можете изменить ситуацию сегодня.

Рекомендуемая литература

Определение вербального поведения: ключевая концепция прикладного анализа поведения

Как поведенческие терапевты анализируют социальное поведение

Лидерство в прикладном анализе поведения: что такое клинический директор?

Источники

Поведенческий аналитик, «История термина радикального бихевиоризма: от Ватсона до Скиннера»

Джон Б. Уотсон, «Психология как бихевиорист видит это»

Журнал экспериментального анализа поведения, «Что такое радикальный бихевиоризм? Обзор концептуальных основ радикального бихевиоризма Джея Мура »

Реджис Колледж, магистр прикладного анализа поведения

Самый важный теоретик 21 века

читать

Этот доклад был представлен (виртуально) в классе Натана Фиска по цифровым медиа и обучению в Университете Южной Флориды.

В настоящее время я работаю над книгой под названием Teaching Machines , и я думаю, что это означает, что мои мысли сегодня довольно разрознены — это выступление — это одна часть идей, над которыми я работаю для книги, а другая часть — идеи, относящиеся к этому классу. . Я не уверен, что у меня есть хороший баланс или логическая связь между ними. Но если вы заблудились, или вам скучно, или что-то еще, знайте, что я всегда размещаю копии своих выступлений в Интернете на моем веб-сайте, и вы можете прочитать позже, если захотите.

Якобы «работа над книгой» означает меньше поездок и разговоров этой осенью, хотя я, кажется, согласился поговорить с несколькими классами, хотя и виртуально. Я счастлив сделать это (и спасибо, что пригласили меня в свой класс), потому что, как однажды советник предупредил меня в аспирантуре, когда я преподавал, а также писал свою диссертацию, «студенты всегда будут более интересными, чем пустая страница. . » Студенты отвечают; курсор в Word просто мигает.

Я тоже путешествую, хотя мне, наверное, стоит остаться дома и написать.Я посещаю архивы Службы образовательного тестирования примерно через неделю — может быть, вы знаете эту организацию по ее экзаменам GRE и TOEFL — чтобы продолжить свое исследование истории образовательных технологий. История тестирования и технологии глубоко переплетены. Я приехал сюда, чтобы ознакомиться с некоторыми статьями Бена Вуда, профессора педагогической психологии Колумбийского университета и президента ETS после его ухода из университета. Отчасти меня интересует работа, которую он проделал с IBM в 1930-х годах по созданию машин, которые могли бы автоматически оценивать экзамены с несколькими вариантами ответов — стандартизированные тесты.Я не хочу перефразировать выступление, которое я прочитал пару недель назад на лекциях в Джорджтауне, о том, почему история имеет значение, кроме как сказать «история имеет значение». Прошлое образовательных технологий определяет его настоящее и будущее.

Дизайн имеет значение. Технические вопросы. Но то же самое происходит с контекстом и практикой, связанной с технологиями. Культура имеет значение. Все эти системы и практики имеют историю. (Это один из ключевых выводов для вас, если вы делаете заметки.)

Почему, например, мигает курсор? Как моргание направляет и формирует наше внимание? Чем мы пишем и даже думаем, что мы делаем, — по-другому на компьютере, чем на бумаге, отчасти из-за моргания, подталкивания и уведомлений? (Неужели?) Как то, что мы пишем на компьютере, формируется тем, что мы когда-то писали на пишущих машинках? Как тесты, которые мы проводим, даже на бумаге, рассчитаны на машины?

Книга, которую я пишу, посвящена предыстории компьютеров в образовании, если хотите, так как я стремлюсь помочь людям понять, сколько убеждений и практик, связанных с сегодняшними образовательными технологиями, предшествовало появлению новейших гаджетов.Например, «персонализированному обучению», возможно, тысячи лет, и мы можем датировать идею индивидуализации обучения с помощью машин еще 20-ми годами прошлого века. Принуждение к сбору и анализу данных может показаться чем-то связанным с компьютерами и их способностью извлекать и хранить все больше и больше личных данных. Но сбор данных о школах и классах, измерение успеваемости учеников, оценка успеваемости учителей и — это тоже практики с очень долгой историей.

Замечание по теме сбора данных и доступности информации: нет ничего лучше, чем посетить музей, архив или библиотеку и увидеть все объекты, которые не оцифрованы или даже не оцифрованы. Сказать вам, что «все можно узнать в Интернете», грубо говоря, полны дерьма. Более того, посещение этих учреждений и работа с их артефактами служит напоминанием о том, насколько хрупкими могут быть наши записи прошлого.Они хрупки, как бумага; и они хрупки в цифровом формате.

Я говорю это как человек, который много думает о своем цифровом профиле, о данных, которые она создает, о том, что она может контролировать, а что нет. Я плачу за свои собственные домены, чтобы разместить мою стипендию, свое «портфолио» — то, что я призываю всех вас сделать. Я стараюсь построить и запустить как можно больше инфраструктуры. (Вам не нужно этого делать.) Я делаю это намеренно — у меня нет комментариев на моем сайте, и я не отслеживаю, например, кто посещает мои сайты — последнее, потому что я много думаю о безопасности и слежка, бывшая за спамом и троллями.Я публикую свои мысли, свои записи на моих собственных веб-сайтах , хотя социальные сети действительно отговаривали нас от этого. (Остановитесь и подумайте, как это происходит. Как и в случае с мигающим курсором, в дизайне всегда есть намерение.) Если вы зайдете на hackeducation.com или audreywatters.com, вы увидите сотни написанных мной эссе; вы можете видеть, как мои мысли менялись и развивались с течением времени.

Итак, хотя на моих веб-сайтах есть записи о моих статьях, в других местах я стал «удаляющим».«За последний год или около того мне стало очень ясно, что как женщина, которая работает в сфере технологий, как женщина с твердым мнением о технологиях, как женщина с довольно высоким профилем в своей области, это не плохая идея для меня начать удалять старые сообщения в социальных сетях. Я удаляю все свои твиты через 30 дней; Я регулярно удаляю все, что опубликовал в Facebook; Удаляю старые письма. Я прекрасно знаю, что это не препятствует использованию и неправомерному использованию моих данных, взлому или краже; это просто усложняет задачу взять 140 символов, которые я ввел в 2011 году, и вырвать их из их контекста.Инструкции по приготовлению ризотто, которые я отправил кому-то в 2015 году — не дай бог — никогда не будут частью какого-то российского заговора с целью изменить курс американской политики.

Признаюсь, однако, когда я хожу в архивы, мне очень жаль, что я удаляю вещи. Мне жаль, что я не сохранила много бумаг и писем, которые моя мама старательно хранила в качестве записей моего детства и юности. Когда мой младший брат и я наводили порядок в доме моего отца несколько лет назад после его смерти, я выбросил много всего этого.И иногда меня беспокоят эссе, письма и очень официальные документы, которые, возможно, мне следовало сохранить, когда я стал взрослым, — не только бумаги, но и цифровые файлы, которые сейчас (или, возможно, скоро станут) недоступны, потому что формат файла изменился или из-за того, что диск был поврежден, или из-за того, что Интернет-компания, которую я использовал для хранения данных, прекратила свою деятельность.

Я чувствовал себя особенно виноватым по поводу всего этого, когда я посетил архивы знаменитого психолога Б. Ф. Скиннера в Гарвардском университете.(Не то чтобы мне очень нравилась идея или я вижу необходимость того, чтобы мои работы прошли проверку будущими учеными. Но все же.) Работы Скиннера заполняют 82 контейнера — почти 29 кубических футов материала. Переписка. Газетные вырезки. Данные из его лабораторий. Фотографии. Примечания. Лекции. Изобилие для такого исследователя, как я. Я провел неделю в архивах Гарвардского университета, фотографируя письма на свой iPhone, и почти не поцарапал поверхность.

Было бы ошибкой видеть в чем-то вроде бумаг Скиннера беспрепятственный доступ к его мыслям, его жизни.В конце концов, архив собирается и хранится. Предметы выбираются для включения (например, отдельным лицом, семьей или университетом). Эти материалы рассказывают историю, но эта история может дать нам лишь частичное понимание.

Даже если вы, как и я, возражаете против того, чтобы ваши документы были размещены в университетской библиотеке, стоит подумать о том, какие записи вы оставляете, какую картину они рисуют о вас — о ваших ценностях, ваших убеждения, ваши привычки, ваши интересы, ваши «симпатии».«Я имею в виду не только ваши« бумаги »; Я также имею в виду ваш цифровой след. Я имею в виду не только ваше «наследие»; Я имею в виду, какие данные вы сейчас оставляете позади на повседневной основе. Стоит задуматься о том, как цифровые технологии предназначены для сбора определенной информации о вас. Не только написанные вами письма и данные о том, что, когда, где, кому и т. Д., Но и целый ряд других метаданных, которые генерируются при каждом нажатии. Стоит подумать о том, как меняется (и не меняется) ваше поведение, зная (и не зная), что эти данные записываются — что кто-то на Facebook смотрит; что кто-то в Facebook смотрит.

В наши дни мы нажимаем на много чего, мигаем курсорами и так далее.

Мне нравится повторять отрывок из статьи историка образования Эллен Кондлифф Лагеманн:


Я часто доказывал студентам, лишь отчасти из соображений извращенности, что невозможно понять историю образования в Соединенных Штатах в течение двадцатого века, если не осознавать, что Эдвард Л. Торндайк выиграл, а Джон Дьюи проиграл.

(Я полагаю, что вы знаете, кто эти две фигуры: Эдвард Л.Торндайк был профессором педагогической психологии Колумбийского университета, который разработал свою теорию обучения на основе своих исследований поведения животных — возможно, вы слышали об этой идее его идеи, «кривой обучения», времени, которое требовалось животным, чтобы избежать его коробка-головоломка после нескольких попыток. А Джон Дьюи был философом, чья работа в лабораторной школе Чикагского университета была тесно связана с работой других социальных реформаторов в Чикаго — например, Джейн Аддамс и Халл Хаус. Дьюи был привержен образовательным исследованиям как части демократических практик сообщества; С другой стороны, работа Торндайка проводилась в основном в лабораторных условиях, но в начале двадцатого века она помогла стимулировать растущий научный рост и бизнес по опросу, измерению и тестированию студентов.Я понимаю, что это стенография Кондлиффа Лагеманна, но вы можете думать об этой победе отчасти как о триумфе тестирования множественного выбора над запросом на основе проекта.)

Торндайк выиграл, а Дьюи проиграл. Я не думаю, что вы сможете понять историю образовательных технологий , не осознавая этого. И я бы предложил дополнение к этому: вы не сможете понять историю образовательных технологий в Соединенных Штатах в двадцатом веке — и в двадцать первом — если вы не поймете, что Сеймур Паперт проиграл, а Б.Победил Ф. Скиннер.

(Здесь я предполагаю, я допускаю, что вы сделали кое-что из того, что я считаю назначенным чтением для этого курса. А именно, вы просмотрели книгу Papert The Children’s Machine и прочитали мою статью о Скиннере. )

выиграл Скиннер; Паперт проиграл. О, я уже слышу жалобы, которые получаю в социальных сетях: а что насчет мейкер-пространств? А как насчет Lego Mindstorms? А как насчет PBL?

Я утверждаю, даже несмотря на всю эту шумиху, связанную с обучением программированию, что тесты с множественным выбором восторжествовали над демократически ориентированным исследованием.Действительно, в наши дни щелчки мышью все чаще переопределяют как разновидность «активного» или «персонализированного» обучения.

Итак, я не поклонник Б. Ф. Скиннера. Я нахожу его идеи радикального бихевиоризма довольно отвратительными. Свобода и свобода выбора — то, во что Скиннер не верил, — имеют для меня значение с философской и политической точек зрения. При этом, проведя последние шесть месяцев или около того, читая и думая о парне почти без перерыва, я готов привести аргумент, что он, по сути, является одним из самых важных теоретиков 21 века.

«Подождите, — скажете вы, — этот человек умер в 1990 году». «Неважно, — отвечал я. Его работа остается невероятно актуальной и, возможно, коварной, поскольку многие люди были убеждены историей, которую любят рассказывать учебники психологии: его теории бихевиоризма устарели из-за подъема когнитивной науки. Или, возможно, людей убедила история, на которую, как я боюсь, я мог попасться, и повторила себя: теории Скиннера о социальном и поведенческом контроле были опровергнуты отчасти благодаря особенно злобному книжному обзору его последней крупной работы, Beyond Freedom и Достоинство , рецензия на книгу, написанную Ноамом Хомским в 1971 году.«Что касается его социальных последствий, — писал Хомский. «Скиннеровская наука о человеческом поведении, будучи довольно бессодержательной, так же близка либертарианцам, как и фашистам».

В кругах образовательных технологий Скиннер, пожалуй, наиболее известен своей работой над обучающими машинами, идея, которую он придумал в 1953 году, когда он посетил четвертый класс своей дочери и с тревогой наблюдал за учителем и учениками. Студенты сидели за своими партами и работали над арифметическими задачами, записанными на доске, в то время как учительница ходила взад и вперед по рядам парты, глядя на их работы и указывая на ошибки, которые она заметила.По словам Скиннера, некоторые ученики быстро закончили работу и поерзал на своих местах в нетерпении, ожидая следующего набора инструкций. Другие студенты извивались от разочарования, пытаясь хоть как-то закончить задание. В конце концов урок закончился; работа была собрана, чтобы учитель мог забрать листки домой, поставить оценку и вернуть в класс на следующий день.

«Я внезапно понял, что нужно что-то делать», — писал позже Скиннер в своей автобиографии.Эта практика в классе нарушила два ключевых принципа его бихевиористской теории обучения. Студентам не сразу сказали, правильный ли у них ответ. Оценочная работа, возвращенная днем ​​позже, не предлагала того типа положительного поведенческого подкрепления, который Скиннер считал необходимым для обучения. Кроме того, всех учеников заставляли проходить урок в одинаковом темпе, независимо от их способностей или понимания. Этот метод обучения в классе также обеспечивает неправильный вид подкрепления — отрицательное подкрепление, утверждал Скиннер, наказывая студентов, которые могут двигаться быстрее, а также тех, кому нужно двигаться медленнее по материалам.

Итак, Скиннер построил прототип механического устройства, которое, как он считал, решит эти проблемы — и решит их не только для всего класса, но в идеале для всей системы образования. Он утверждал, что его обучающая машина позволит ученику выполнять упражнения, которые идеально подходят для ее уровня знаний и навыков, оценивая ее понимание каждой новой концепции и давая немедленную положительную обратную связь и поддержку на этом пути. Он запатентовал несколько версий устройства и вместе со многими другими конкурентами стремился извлечь выгоду из того, что стало популярной областью педагогической психологии в 1950-х и 1960-х годах: программированное обучение.

Мы хорошо знаем эту историю в сфере образовательных технологий. Я знаю, что говорил это сто раз. Скиннер, вероятно, рассказал гораздо больше. Если хотите, это своего рода архетипическая история образовательных технологий. Человек видит проблему в классе; человек строит технологическое решение. Человек пытается продать технологическое решение; школы не хотят этого, не могут себе этого позволить. Приходит компьютер; теперь обучающие машины повсюду. В этом есть хорошая повествовательная арка, хороший элемент исторического детерминизма (который, к сведению, я не подписываюсь).

Обучающая машина была не первым случаем, когда Б. Ф. Скиннер попал в заголовки газет — и он определенно сделал много заголовков в связи с изобретением, отчасти потому, что пресса связала его идеи об обучении детей, как, без сомнения, сам Скиннер, с его исследованиями. по дрессировке голубей. «Можно ли обучать людей, как голубей?» Журнал Fortune спросил в 1960 году в профиле Скиннера и его творчества. Действительно, голуби были не первым случаем, когда Скиннер попал в новости. Общественность, возможно, уже была знакома с этим названием к тому времени, когда в конце 1950-х годов произошло увлечение обучающими машинами.Хотя проект Pigeon — его усилия во время Второй мировой войны по созданию управляемой голубем ракеты (да, вы правильно поняли) — не был рассекречен до 1958 года, работа Скиннера по обучению крысы по имени Плиний привела к истории в журнале Life . в 1937 и 1951 годах о его работе над голубями ходило множество рассказов. (Заголовки меня до бесконечности забавляют, поскольку Скиннер к тому времени был профессором Гарварда, и многие из них говорят такие вещи, как «умные голуби учатся в Гарварде» или «Гарвардские голуби тоже превосходные птицы.«Чертов Гарвард.)

Как и Эдвард Торндайк — и, возможно, вдохновлен Эдвардом Торндайком (или, по крайней мере, другими бихевиористами, работающими в области того, что в то время было довольно новой дисциплиной) — Скиннер работал в своей лаборатории с животными (сначала крысами, затем вкратце белки, а затем наиболее известные — голуби), чтобы разработать методы управления поведением. Используя систему подкрепления — в основном пищу — Скиннер смог подготовить своих подопытных животных к выполнению определенных задач.Плиний Крыса «работает на игровом автомате, чтобы жить», поскольку Life описал манипуляции крысы с шариком; голуби могли играть на пианино и в пинг-понг и якобы даже наводить ракету на цель.

В аспирантуре Скиннер разработал «операционную камеру кондиционирования» для дрессировки животных, которая стала известна как «ящик Скиннера». Камера обычно содержала какой-то механизм для работы животного — например, тарелку, чтобы голубь клевал (щелчок!), — который приводил к выпуску желоба с кормом.

Возможно, тогда жаль, что, когда Скиннер написал статью для Ladies Home Journal в 1945 году, описывая полностью закрытую кроватку с регулируемой температурой, которую он изобрел для второго ребенка его жены, журнал опубликовал ее с название «Младенец в коробке». (Название, которое Скиннер дал своей работе: «Уход за младенцами можно модернизировать»).

Жена Скиннера жаловалась ему на то, что все домашние дела, связанные с новорожденным, были нанесены их первому ребенку, и, как он писал в своей статье: «Я почувствовал, что пришло время применить небольшое трудосберегающее изобретение и дизайн. к проблемам детской.«Детская кроватка» Скиннера (как ее впоследствии стали называть) позволяла ребенку ходить без одежды, без подгузников и без одеял; кроме того, за исключением кормления, смены подгузников и игр, ребенка все время держали в кроватке. Скиннер утверждал, что, контролируя окружающую среду — регулируя температуру, делая кроватку звуконепроницаемой и защищенной от микробов, — ребенок становится счастливее и здоровее. Кроме того, уменьшилась нагрузка на мать: «Ежедневно кормление, переодевание и уход за ребенком занимают около полутора часов каждый день», — писал он.«Это включает в себя все, кроме стирки подгузников и приготовления смеси. Мы не заинтересованы в дальнейшем сокращении времени. По мере взросления ребенок нуждается в определенной социальной стимуляции. И в конце концов, когда избавились от ненужных хлопот, заботиться о ребенке стало весело ».

Как вы, наверное, догадались, ответы на статью Скиннера в Ladies Home Journal в основном распадались на два лагеря, и в архивах Скиннера в Гарварде есть очень много писем от читателей журнала.Были те, кто считал, что идея Скиннера о «ребенке в коробке» граничила с жестоким обращением с детьми или, по крайней мере, с пренебрежением к детям. И были те, кто любил эту идею механизации — науки! прогресс! — и хотел купить один, что отражает растущую в послевоенной Америке любовь к гаджетам дома, на работе и в школе.

Как утверждала профессор истории психологии Александра Резерфорд, Скиннер разработал «технологии поведения». Надувная кроватка, обучающая машина, «эти изобретения в миниатюре представляют собой применение принципов, которые, как надеялся Скиннер, будут способствовать созданию всей культуры», — пишет она.Он вообразил это в своем романе Walden Two , утопическом (я полагаю) романе, в котором он предвидел сообщество, которое было социально и экологически спроектировано для обеспечения выживания и «хорошего поведения». Но для Скиннера это была не просто выдумка; он практиковал это на протяжении всей своей науки и «гаджета», изобретая технологии и применяя их для решения проблем и улучшения человеческого поведения — все в попытке перестроить весь социальный порядок и сделать мир лучше.

«Самое важное, что я могу сделать, — сказал Скиннер, — это разработать социальную инфраструктуру, чтобы дать людям возможность построить глобальное сообщество, которое будет работать для всех нас», добавив, что он намеревался развивать «социальную инфраструктуру. для сообщества — для поддержки нас, для обеспечения нашей безопасности, для информирования нас, для гражданского участия и для включения всех ».

Ой, погоди. Это был не Б. Ф. Скиннер. Это был Марк Цукерберг. Виноват.

Я бы сказал со всей серьезностью, что одно из мест, где сегодня процветает скиннизм, — это компьютерные технологии, особенно «социальные» технологии.И это несмотря на то, что эта область настаивает на том, что ее развитие отчасти является результатом когнитивного поворота, который якобы вытеснил бихевиоризм.

Б. Дж. Фогг и его лаборатория убедительных технологий в Стэнфорде часто преподносятся в Кремниевой долине одними из «новаторов» в этой «новой» практике создания «крючков» и «подталкивания» в технологии. Эти люди любят указывать на то, что в просторечии окрестили «Классом Facebook» — класс, который преподавал Фогг, в котором студенты, такие как Кевин Систром и Майк Кригер, основатели Instagram, и Нир Эяль, автор Hooked , «изучали и развивали методы, позволяющие сделать наши приложения и гаджеты захватывающими », — сказал Wired в недавней статье о том, как некоторые технические руководители теперь внезапно понимают, что это может быть проблематично.

(Стоит немного подразнить — но, вероятно, не в этом разговоре, поскольку я уже так долго бредил — разница, если таковая имеется, между «убеждением» и «оперантным условием» и как они представляют себе, чтобы оставить пространство для свободы и достоинство. Риторически и практически.)

Я официально заявляю о том, что это представление — «технология вызывает привыкание» — имеет свои проблемы. Тем не менее, будет справедливо сказать, что виды компульсивного поведения, которые мы демонстрируем с помощью наших приложений и гаджетов, поощряются дизайном .Все это клевание. Все эти щелчки.

Это «технологии поведения», которые мы можем проследить до Скиннера — возможно, не напрямую, но определенно косвенно из-за постоянного взаимодействия Скиннера с популярной прессой. Его слава и его известность . Поведенческий менеджмент — и, в частности, с помощью оперантного кондиционирования — остается основным элементом воспитания детей и дрессировки домашних животных. Он лежит в основе одного из самых популярных приложений в сфере образовательных технологий, представленных в настоящее время на рынке, ClassDojo. Бихевиоризм также подчеркивает идею о том, что поведение и данные о том, как мы ведем себя при нажатии, могут дать программистам представление о том, как изменить свое программное обеспечение и о том, о чем мы думаем.

Если мы посмотрим шире — а Скиннер, конечно же, сделал — такие технологии поведения не работают просто для обучения и подготовки людей; многие технологии поведения являются частью более широкой попытки изменить общество. «Для вашего же блага», — пытаются нас успокоить инженеры. «На благо мира».

Б.Ф. Скиннер и радикальное поведение

Сегодня культурная инженерия. Университет Хьюстона представляет эту серию о машинах , которые заставляют нашу цивилизацию работать, и о человеке , чья изобретательность создала их.

Хенни Янгман, комик, известный своими шутками, рассказал о пациенте, который обратился к врачу. Доктор, пациент говорит, мне больно, когда я это делаю. — Тогда не делай этого, — отвечает доктор.

Ответ врачей в сторону, это вывод, к которому пациент пришел бы сам. Мы реагируем на внешние раздражители. Если что-то болит, останавливаемся. Если нам нравится что-то вкусить, мы едим это.

В начале и середине двадцатого века гарвардский психолог Б. Ф. Скиннер развил и усовершенствовал эту идею до того, что он назвал радикальным бихевиоризмом . Его лабораторные работы были похожи на лабораторные работы Павлова и его собак. Подопытная крыса может получать пищу за нажатие зеленой кнопки и электрический шок за нажатие красной кнопки, и в результате этого кондиционирования научится нажимать зеленую кнопку.


Скиннер на факультете психологии Гарварда.Фото: Википедия

Но теория радикального бихевиоризма пошла намного дальше. Одной из целей Скиннеров было поставить психологию на более прочную основу. «Мы не можем заглянуть в головы других людей», — рассуждал он. Мы не можем думать, что они думают, или чувствовать то, что чувствуют. Но мы можем видеть, как они реагируют на окружающий мир на коробку шоколадных конфет или звучание классической музыки. Скиннер хотел объяснить человеческое поведение исключительно на языке причин и следствий, избегая очень запутанного мира того, что люди на самом деле чувствуют.


Вильгельм Вундт (сидит) с коллегами в своей психологической лаборатории, первой в своем роде. Фото: Википедия

Основная идея была весьма влиятельной в свое время и не вызывала особых споров. В конечном итоге Скиннер столкнулся с проблемой, когда довел свои идеи до их логической крайности. В 1948 году, будучи штатным профессором на протяжении всей своей карьеры, Скиннер опубликовал художественный труд, который вызвал много удивления. Названный Walden Two , он рассказывает историю счастливой, хорошо функционирующей коммуны глазами посторонних посетителей.В основе успеха сообществ лежит культурная инженерия, которую мы интерпретируем как нечто сродни радикальному бихевиоризму Скиннеров. Дети воспитываются в коллективной среде под присмотром добровольцев, и правильное поведение запечатлевается в их мозгу посредством кондиционирования. Они не испытывают таких эмоций, как ревность, из-за своего воспитания.

Книги, предназначенные как комментарий о силе радикального бихевиоризма формировать человеческие действия к лучшему. Но кто будет решать, какие формы делать? И этично ли лидерам сообществ формировать мысли своих избирателей? Какая грань между культурной инженерией и «промыванием мозгов»? Это пугающая мысль, завернутая в утопическую упаковку, и неудивительно, что Скиннер подвергся критике.

Тем не менее, когда социальные волнения 1960-х годов охватили всю страну, молодые люди обратились к Walden Two как к плану построения самодостаточных общин. Немногие коммуны выжили. Заметным исключением является сообщество Twin Oaks в Вирджинии, хотя его бихевиористские корни были вытеснены акцентом на эгалитаризме. Можно совершить поездку по сообществу из 100 или около того и даже присоединиться к списку ожидания, чтобы попасть внутрь — если вы так вдохновлены.


Плетение гамака в Twin Oaks Community, округ Луиза, Вирджиния, США.Фото: Wikimedia Commons / Rashaun

Я Энди Бойд из Хьюстонского университета, где интересовался тем, как работают изобретательные умы.

(Музыкальная тема)

Бихевиоризм. С веб-сайта Стэнфордской энциклопедии философии: http://plato.stanford.edu/entries/behaviorism/. По состоянию на 12 апреля 2016 г.

Х. Кульман. Живой Уолден-Два.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *