Бихевиоризм радикальный: Бихевиоризм — Википедия – Радикальный бихевиоризм Б. Скиннера

Автор: | 06.06.2020

Содержание

Радикальный бихевиоризм Б. Скиннера


Виднейший теоретик строгого бихевиоризма Б.Ф. Скиннер (1904—1990) настаивал на том, что научными методами можно познать все поведение человека, поскольку оно детерминировано объективно (окружающей средой). Скиннер отвергал понятия скрытых психических процессов, таких, как мотивы, цели, чувства, бессознательные тенденции и пр. Он утверждал, что поведение человека почти всецело формируется его внешним окружением. Такую позицию называют иногда инвайронментализмом (от англ. environment — среда, окружение). «Черный ящик человеческой психики» должен быть, по мнению Скиннера, исключен из эмпирического исследования, усилия должны быть направлены на изучение открытого, доступного непосредственному наблюдению, поведения человека, на установление тех факторов среды, которые, в конечном счете, определяют и контролируют действия человека. Скиннер считал, что экспериментальный анализ поведения животных (крыс, голубей) позволит открыть принципы поведения, общие для животных и человека. С опорой на всеобщие закономерности поведения важнейшая практическая психолого-педагогическая задача обучения и воспитания становится решаемой. Манипулируя переменными окружающей среды (т.е. независимыми переменными), можно прогнозировать и контролировать поведенческие реакции индивида (зависимые переменные). Скиннер признавал существование двух основных типов поведения:

респондентного и оперантного. Однако он полагал, что главное — оперантное поведение, т.е. спонтанные действия, для которых не существует первоначального стимула, поддающегося распознаванию. Для животных и человека важны последствия — события, наступающие в результате поведения. В зависимости от последствий складывается определенная тенденция в отношении такого поведения в будущем. Оперантные реакции постепенно приобретают характер произвольных. По оперантному типу научения происходит формирование множества форм человеческого поведения (умение одеваться, привычка читать книги, сдерживать проявления агрессии, преодолевать застенчивость и т.п.). Реакция, за которой следует позитивный результат, стремится повториться. Так, в большинстве семей можно наблюдать оперантное научение плачу. Крик и плач как безусловные реакции ребенка на физический дискомфорт вызывают у родителей стремление подойти к ребенку, успокоить его, оказать помощь и внимание. Такая забота оказывается мощным позитивным подкреплением для плача ребенка; и плач становится оперантно обусловленным средством контроля за поведением родителей. В то же время вероятность повторения реакции, за которой следует негативный результат или наказание, уменьшается. Если знакомый в ответ на приветствие поджимает губы и делает вид, что нас не замечает, мы скоро перестанем здороваться с ним.

Подкрепление — ключевое понятие концепции Скиннера. Подкрепление усиливает реакцию, увеличивает вероятность ее появления. В бихевиоральном научении признавали два типа подкрепления: первичное (или безусловное — вода, еда, секс) и вторичное (или условное — деньги, внимание со стороны значимого другого, одобрение родителей, сверстников, учителей). По Скиннеру, вторичные подкрепляющие стимулы становятся подкреплением в результате прошлого опыта, они общие для большинства людей и оказывают сильное влияние на их поведение. Скиннер выделял также подкрепление позитивное и негативное. Позитивное подкрепление усиливает реакцию, сопровождая ее приятными последствиями (пища, внимание). Негативное подкрепление тоже усиливает поведенческую реакцию, но за счет устранения раздражающих стимулов (подросток начинает употреблять ругательные слова и выражения, стремясь избежать насмешек приятелей типа «маменькин сынок, малыш»).

Поведение может контролироваться также с помощью наказания (мать подростка может ударить его по губам за ругательства или лишить карманных денег). Такое последствие призвано прекратить, изжить поведенческую реакцию. Техника наказания в современном обществе применяется чаще всего, но Скиннер стремился доказать, что подобный контроль поведения неэффективен (лишь временно откладывает нежелательное поведение) и, что еще хуже, вызывает негативные побочные эффекты (страх, тревогу, падение самооценки, грубые формы асоциального поведения). Он настаивал на том, что

позитивное подкрепление (поощрение желательных образцов) гораздо более надежный метод формирования поведения и у детей, и у взрослых. В случае научения сложному поведению (такому, как навыки письма или межличностного общения или выработка аккуратности) используется метод последовательного приближения, или формирования. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой, подкрепление многократно включается при изменении поведения в направлении желаемого. Другой принцип научения — незамедлительность подкрепления. При обучении самостоятельной аккуратной еде ребенка последовательно подкрепляют: хвалят за попытку взять ложку в руку, направить ее в рот, восхищаются его усилиями, подбадривают малыша, хотя на первых порах он и теряет по дороге почти все содержимое. И только в результате постепенного приближения к нужному результату добиваются от ребенка аккуратности и чистоты одежды и стола.

Скиннер утверждал, что даже вербальное поведение, или устная речь, приобретается через процесс успешного последовательного приближения. Однако многие психологи совершенно не согласны с тем, что язык может быть усвоен таким способом, подчеркивая тем самым столь высокую скорость речевого развития в раннем детстве, которую невозможно объяснить, исходя из принципов оперантного обусловливания. Проблема социализации человека рассмотрена Скиннером в книгах «По ту сторону свободы и достоинства» (1971), «Размышления о бихевиоризме и обществе» (1978). В концепции Скиннера развитие ребенка — это обучение его нормативному поведению в соответствии с направлениями подкрепления. На ранних этапах агентами социализации и источниками подкрепления выступают родители, позже число источников подкрепления расширяется — это и соседи, и школа, и мнение сверстников. Скиннер придерживался мнения, что поведение человека в течение жизни изменяется, и периодически возникают кризисы. Кризисные явления вызываются такими изменениями среды, к которым индивид не имеет адекватного набора поведенческих реакций. В бихевиоризме не стоит проблема возрастной периодизации развития, так как считается, что среда формирует поведение ребенка постоянно, непрерывно и постепенно. Периодизация развития зависит от среды. Не существует единых для всех детей закономерностей развития в данный возрастной период: какова среда, таковы и закономерности развития данного ребенка. Речь может идти только о создании функциональной периодизации, которая позволила бы наметить этапы научения, формирования определенного навык (этапы развития игры, обучения письму или игре в теннис).

Постоянный опыт научения создает то, что в других психологических школах называют личностью. Личность — это тот опыт, который человек приобрел в течение жизни. Уникальность человека задается своеобразным сочетанием генетических характеристик и индивидуальным репертуаром научения. Психическое развитие, таким образом, отождествляется с научением, т.е. с любым приобретением знаний, умений, навыков — и в условиях специального обучения, и возникающих стихийно. Человек таков, каким он научился быть.

Теория оперантного обусловливания Б.Ф. Скиннера

Основной предмет исследования. Внешне наблюдаемое, доступное наблюдению и измерению поведение человека

Методы исследования

. Наблюдение, экспериментальное научение в проблемном ящике, экспериментальный анализ поведения
                                                      
Основные понятия. Поведение, респондентное и оперантное научение, принципы обусловливания, подкрепление, поощрение и наказание, режим подкрепления, модификация поведения

Основные идеи. Основное внимание — влиянию внешнего окружения. Велико значение в жизни людей оперантного научения, при котором поведенческие модели определяются их последствиями (характером подкрепления), т.е. поведение объясняется в терминах стимулов и подкрепляющих последствий. Поведенческие реакции складываются постепенно и постоянно

Факторы развития. Социальный фактор, научение.

Ценное                                     

  • Раздвигание рамок теории научения до более сложных моделей оперантного поведения
  • Привлечение внимания к условиям социальной среды, к характеристикам подкрепления поведения индивида
  • Широкое практическое применение (модификация поведения, оперантные техники для коррекции поведенческих проблем, программированное обучение)

Направления критики            

  • Приписывание решающей роли в развитии человека воздействиям окружающей среды
  • Принципиальный отказ от анализа внутренних (психологических) факторов поведения, когнитивных составляющих

Идеи Скиннера нашли достаточно широкое практическое применение. Стратегия успешного последовательного приближения и техники позитивного подкрепления составили основу методов модификации поведения индивида, бихевиоралъного тренинга. Среди конкретных областей их приложения — преодоление разнообразных страхов, тревожных и навязчивых состояний, перестройка деструктивного поведения, обучение навыкам общения, тренировка уверенности в себе, тренинг с биологической обратной связью в лечении тревоги, мигрени, мышечного напряжения и гипертензии. Применяются оперантные методики и к детям дошкольного возраста, и к пациентам психиатрических клиник, и к заключенным в тюрьмах. Широкую известность получили методики «жетонного вознаграждения», сенсибилизации и десенсибилизации, «выключенного времени», или «тайм-аута». Программированное обучение с использованием компьютера строится во многом на принципах, разработанных Скиннером. Многие специалисты признают эффективность «технологии строительства поведения», но подчеркивают при этом механистичность метода, авторитарные тенденции руководителя и игнорирование внутренних факторов развития (интересов, чувств, мыслей человека) и предостерегают от чрезмерно широкого применения этого метода.

Радикальный бихевиоризм — Radical behaviorism

Радикальный бихевиоризм был впервые Б. Ф. Скиннер и его «философия науки о поведении.» Это относится к философии позади анализа поведения, и следует отличать от методологического бихевиоризма -Какой имеет интенсивный акцент на наблюдаемое поведение-путем включения его мышления, чувств и других частных мероприятий в анализе человека и животных психологии. Исследования в области анализа поведения называются экспериментальным анализом поведения и применение этого поля называется прикладным анализом поведения (АВА), который первоначально был назван « модификация поведения ».

Радикальный бихевиоризм как естествознание

Радикальный бихевиоризм наследует от бихевиоризма позиции , что наука о поведении является естественной наукой, убеждение , что поведение животных можно изучать прибыльно и по сравнению с человеческим поведением, сильный акцент на окружающую среду как причины поведения, и акцент на операциях участвуют в модификации поведения. Радикальный бихевиоризм не утверждает , что организмы

табулы раса , поведение которого не зависит от биологической или генетической одаренности. Скорее всего , он утверждает , что эмпирические факторы играют важную роль в определении поведения многих сложных организмов, и что изучение этих вопросов является основным направлением исследований в своем собственном праве.

Наиболее точный способ описать радикальный бихевиоризм, как «радикальный», чтобы понять, что экземпляры, такие как развитие и деление клеток являются случаи, которые просто случаются. Там нет третьей стороны, которая помогает в этой трансформации; они, однако, могут быть объяснены другими природными явлениями. Они не должны пытаться объяснить через объекты, которые не являются ощутимыми, например, привидениями или внутренних сущностей. Поэтому радикальные бихевиористы вывод, что природные явления могут быть рассмотрены в связи с нашим прошлым и настоящим среды через эффект они оказывают на человека.

Обычные недоразумения

Хотя есть много критики работы Скиннера, многие учебники и теоретики , как этикетки Ноам Хомский Skinnerian или радикального бихевиоризма как S-R (стимул-реакция, или использовать термин Скиннера, «ответчик»), или павловский психологии, и утверждают , что это ограничивает подход. Хотя современная психология отвергает многие из выводов Скиннера, его работа в оперантное обусловливание , который подчеркивает важность последствий в изменении дискриминационных ответов полезно в сочетании с существующими договоренностями об уникальности эволюционировала человеческую мысль над другими животными.

Многие учебники утверждают, что радикальный бихевиоризм поддерживает позицию, что у животных (включая человека) являются пассивными приемниками кондиционирования, непринятие во внимание, что:

  • оперантное поведение называется оперантным, потому что он работает на окружающей среде
  • оперантное поведение излучаются, не вызывало: Животные действуют на окружающей среду и окружающая среда действует обратно на них, или
  • следствие поведения сам по себе может стать стимулом; Нужно что — то нет для формирования , чтобы иметь место.

Радикальный бихевиоризм часто уволен как логический позитивизм. Skinnerians утверждают , что Скиннер не было логического позитивизма и признал важность мышления как поведение. Это положение сделано совершенно ясно , в О бихевиоризме . Четкое положение радикального бихевиоризма , кажется, движение , известное философский как американский прагматизм.

Для обзора и резюме книги Скиннера речевого поведения в статье Вербальное поведение .

Основы: оперантная психология

Скиннер заметил, что классическое обусловливание не объяснить поведение большинства из нас интересует, такие как езда на велосипеде или писать книгу. Его наблюдения привели его предложить теорию о том, как эти и подобные формы поведения, называемые operants, приходят о.

Грубо говоря, в оперантном обусловливании , оперантный активно испускаются и производят изменения в мире (то есть, производит последствия) , которые изменяют вероятность того , что поведение повторится.

Как показано в приведенной ниже таблице, оперантного кондиционирования включает в себя две основные действия (увеличивая или уменьшая вероятность того, что определенное поведение будет иметь место в будущем), которые выполняются путем добавления или удаления одного из двух основных типов стимулов, положительных подкреплений или отрицательных подкреплений ,

Тип Стимул Эффект: увеличение поведение Эффект: уменьшение поведение
Положительное подкрепление Добавить положительный упрочнитель Удалить положительный упрочнитель
наказание Удалить наказание: Добавить наказание стимул

Другими словами:

  • Если вероятность поведения увеличивается , как следствие предъявления стимула, что стимул является положительным подкреплением .
  • Если вероятность поведения увеличивается, как следствие вывода стимула, что стимул является наказанием.
  • Если вероятность поведения уменьшается, как следствие предъявления стимула, что стимул каратель.
  • Если вероятность поведения уменьшается, как следствие вывода стимула, что стимулом является наградой.

Инструментальная кондиционирования другой термин для оперантного обусловливания, который наиболее тесно связан с учеными, которые изучали, проходящие через лабиринт. Скиннер впервые свободный оперантный техники, где организмы могут реагировать на любое время в течение длительного экспериментального сеанса. Таким образом, зависимые переменный Скиннер, как правило, частота или скорость в ответ, а не ошибок, которые были сделаны или скорость обхода лабиринта.

Operant кондиционирование влияет на будущий организм, то есть, как организм будет реагировать после того, как действия, суммированные выше происходят.

Объясняя поведение и важность окружающей среды

Джон Б. Уотсон выступал против использования ссылок психических состояний и считал , что психология должна изучать поведение непосредственно, проведение частных мероприятий , как невозможно изучать с научной точки зрения . Скиннер отверг эту позицию уступающей важности мышления, чувств и «внутреннего поведение» в своем анализе. Скиннер не придерживаются истины по соглашению, как это сделал Уотсон, поэтому он не был ограничен наблюдением.

В дни Уотсона (и в первые дни Скиннера), он считал , что психология была в невыгодном положении как науки , так как поведенческие объяснения следует принимать во внимание физиологию. Очень мало известно о физиологии в то время. Скиннер утверждал , что поведенческие объяснения психологических явлений «так же , как истинные» , как физиологические объяснения. Утверждая это, он взял не- редукционистский подход к психологии. Скиннер, однако, переопределить поведение , чтобы включить «все , что организм делает,» включая мышление, чувство и говорить и утверждать , что эти явления были действительные вопросы , подлежащие. (Задача состояла в том, что объективное наблюдение и измерение часто невозможно.) Термин радикал бихевиоризм относится именно к этому: что все организм делает это поведение [цитаты и ссылки , необходимые здесь].

Тем не менее, Скиннер исключено мышление и чувство , как действительные объяснения поведения. Аргументация такова:

Мышление и чувство не эпифеноменами , ни у них какой — либо другой особый статус, и только более поведение объяснить. Объясняя поведение, ссылаясь на мысли или чувства являются псевдо-объяснения , потому что они просто указывают на более поведение можно объяснить. Скиннер предложил экологические факторы , как собственно причины поведения , так как :

  • Факторы окружающей среды находятся на другом логическом уровне, чем поведение и действия.
  • Можно манипулировать поведение пути манипулирования окружающей среды

Это справедливо только для объяснения класса поведения , известное как оперантное поведение. Этот класс поведения Скиннер провел как наиболее интересное исследование вопроса.

Многие учебники, в отмечая места акцента Скиннера на окружающей среде, утверждают , что Скиннер считал , что организм представляет собой чистый лист или Tabula Rasa . Скиннер писал о пределах и возможностей природы мест на кондиционирование. Кондиционирование осуществляется в организме как физиологический процесс и подлежат текущее состояние, истории обучения и истории вида. Скиннер не считает людей чистого листа, или Tabula Rasa .

Многие учебники , кажется, путают отказ Скиннера физиологии с отказом Уотсона частных мероприятий. Это является верно в некоторой степени, психологии Скиннера считает человекам в черный ящик , так как Скиннер утверждает , что поведение можно объяснить , не принимая во внимание то , что происходит в организме. Тем не менее, черный ящик не частные события, но физиология. Скиннер считает , физиологию как полезный, интересный, действительно, и т.д., но не обязательно для оперантного поведенческой теории и исследования.

[Автор этого материала должен представить цитаты и ссылки на него кажется, что автор интерпретирует радикальный бихевиоризм, а не описывая радикальный бихевиоризм Скиннера.]

Частные мероприятия в радикальных бихевиористских счетах

Радикальный бихевиоризм отличается от других форм бихевиоризма в том , что он рассматривает все , что мы делаем , как поведение, в том числе частных мероприятий , таких , как мышление и чувство. В отличии от Джона Б. Уотсон бихевиоризма «s, частные мероприятия не уволены как„эпифеномены“ , но рассматриваются как на те же принципы обучения и модификации , как были обнаружены существованием для откровенного поведения. Хотя частные события не являются публично наблюдаемые формы поведения, радикальный бихевиоризм признает , что мы каждый наблюдатели нашего собственного поведения.

Многие учебники, в подчеркивая, что Скиннер провел поведение, чтобы быть собственно предметом психологии, не в состоянии прояснить позицию Скиннера и неявно или даже явно постулировать, что Скиннер исключает изучение частных мероприятий, как ненаучные. Это позиция Уотсона, не Скиннер. [Цитаты необходимо]

Наросты

Есть радикальные бихевиористские школы животных обучения , управления , клинической практики и образования . Политические взгляды Скиннера оставили свой след в мелочах , как принципы , принятые небольшой кучки утопических сообществ , таких как Лос — Horcones , и в текущих вызовов аверсивных методов в регуляции поведения человека и животных.

Радикальный бихевиоризм породил множество потомков. Примеры включают молярные подходы , связанные с Ричардом Herrnstein и Уильямом Баум, Говард Рахлин в телеологическом бихевиоризме , Уильям Timberlake «s поведение системы подхода, и Джон Staddon » теоретической бихевиоризмы s.

Теории Скиннера на речевом поведении видели широкое применение в терапии для аутичных детей, которые основаны на прикладном анализе поведения (ABA). [Это утверждение , как представляется, ошибка ввиду Макферсона, Бонэм, зеленого и Osborne 1984 бумаги , который гласит «речевое поведение» Скиннера (1957) не привело к исследованиям.]

критика

Критицизмы бихевиоризма сосредоточиться на своих предполагаемых теоретических слабостей, а также его «холодных» методов. Психологи сегодня считают это классическая форма бихевиоризма быть «неправильно» в том смысле , что современные когнитивные исследования попытались наглядно продемонстрировать роль психических процессов в психологии. Известная, но отвратительная линия экспериментирования отметил психолог Мартин Селигман была использована , чтобы продемонстрировать неспособность бихевиоризма, чтобы объяснить выученную беспомощность . Собаки, которые ранее были помещены в клетках с полностью электрифицированными и неизбежными полами, позже никогда не беспокоили , чтобы обнаружить , что новые клетки они были помещены в имели неэлектрифицированных секции (разделенный короткой «стенка» , которые контролируют собака не были никаких трудностей скачкообразных) , Вместо этого они положили вниз и тихо страдал. В соответствии с этим критики показали , что внутри, собаки воспринимают отсутствие контроля над окружающей их средой. Вот почему они никогда не беспокоили , чтобы удалить себя из аверсивного стимула , когда они имели возможность. Тем не менее, это явление может быть описано и предсказано из рамок бихевиористских , а также. Через процесс исчезновения собака узнала , что побег не приведет к отрицательному подкреплению убегающих потрясений. Таким образом, они прекратили попытки.

Смотрите также

Заметки

Рекомендации

дальнейшее чтение

внешняя ссылка

Б. Ф. Скиннер и радикальный бихевиоризм

​​​​​​​Долгие годы Б.Ф. Скиннер был самым известным в США психологом, но влияние его работ выходит далеко за пределы профессиональной психологии. Неприятие и недоверие, которое Скиннер испытывал ко всему ментальному, субъективному, т. е. ко всему тому, что он называл «надуманными объяснениями», заставило его сосредоточить внимание на внешних формах поведения и попытаться сформулировать методы наблюдения, измерения, предсказания и понимания поведения людей и животных.

«По результатам опроса преподавателей университетов США, Скиннер подавляющим большинством голосов был назван самой выдающейся фигурой в современной психологии» (New-York Times Magazine, 1984).

Пожалуй, никто из ученых со времен Фрейда не испытывал такой жесткой критики и не был настолько почитаем в одно и то же время. Ничьи работы не цитировались так часто, и никого так часто не искажали. При этом сам Скиннер получал лишь удовольствие от дебатов с оппонентами (Catania & Harnad, 1988; Skinner, 1972 d, 1977 b; Wann, 1964). Его громадное личное обаяние и готовность обсуждать любое из своих предположений, подкрепленные абсолютной, непоколебимой верой в фундаментальность своих выводов, способствовали тому, что Скиннер стал центральной фигурой в современной психологии.

Фрейд писал про своих критиков, что эмоциональностью нападок они невольно доказали верность основных постулатов той самой психоаналитической теории, против которой столь яростно выступали. Точно так же для Скиннера действия его противников были лишь доказательством ненаучности и ошибочности мышления, которое он пытался исправить. Оба ученых, несмотря на жесткую критику их теорий, признаны личностями, внесшими огромный вклад в развитие и защиту альтернативных точек зрения на человеческую природу.

Биографический экскурс

Бэррес Фредерик Скиннер родился в 1904 году в маленьком городке Саскеханне на северо-востоке штата Пенсильвания, где его отец имел юридическую практику. С самого детства в ребенке культивировалось послушание, сдержанность, аккуратность и умение вести себя «правильно». Скиннер писал, что его дом «излучал теплоту и надежность. Я жил в нем с самого рождения и вплоть до поступления в колледж» (1976, р. 387). Детское увлечение в области механики предвосхитило будущий интерес Скиннера к моделированию внешнего поведения.

«Некоторые из придуманных мною вещей имели прямое отношение к человеческому поведению. Мне не разрешалось курить, и из баллона от пульверизатора я сделал приспособление, через которое мог без вредных для здоровья последствий «курить» сигареты и пускать колечки дыма (сегодня такие устройства вполне могут пользоваться спросом). Однажды моя мама начала «кампанию» с целью приучить меня вешать на место пижаму. Каждое утро во время завтрака она поднималась в мою комнату, видела небрежно брошенную пижаму и немедленно меня звала. Так продолжалось несколько недель. Когда эта процедура стала просто невыносимой, я придумал механическое устройство, которое решило все проблемы. Специальный крючок в моем шкафу был соединен бечевкой с табличкой, висевшей над дверью. Когда пижама висела на крючке, табличка находилась наверху и не загораживала проход. Если пижамы на крючке не было, табличка оказывалась прямо посередине дверного проема. Она гласила: «Повесь пижаму!»» (1967а, р. 396).

Прослушав в Колледже Гамильтона, штат Нью-Йорк, курс лекций, укрепивший и развивший его интерес к литературе и искусству, Скиннер, получив степень бакалавра и диплом с отличием по английской литературе, вернулся домой и попытался стать писателем.

«Я организовал небольшой рабочий кабинет в мансарде и сел за работу. Результаты были плачевны. Я попусту терял время. Я бесцельно читал, строил модели кораблей, играл на пианино, слушал только что изобретенное радио, что-то публиковал в юмористической колонке местной газеты, но больше не писал почти ничего и всерьез подумывал о том, чтобы сходить на прием к психиатру» (1967а, р. 394).

В конце концов Скиннер прекратил этот эксперимент и отправился в Нью-Йорк, где прожил 6 месяцев в Гринвич Виллидже, все это время «делая неловкие попытки найти альтернативную культуру» (Bjork, 1993, р. 72). Лето 1928 года он провел в Европе; все его приключения там состояли из полета в открытой кабине самолета во время дождя, знакомства с проституткой и обычных туристических поездок с родителями. По возвращении Скиннер изучает психологию в Гарварде. Из своей неудачной попытки стать писателем он вынес абсолютное неприятие метода наблюдения, используемого в художественной литературе.

«Я провалился как писатель, потому что мне совершенно нечего было сказать людям, но такое объяснение не могло меня удовлетворить. Я винил саму литературу.. Писатель может изображать человеческое поведение исключительно точно, но при этом ничего в нем не смыслить. Я не потерял интереса к изучению человеческого поведения, но отражение его в литературе разочаровало меня полностью; я обратил свой взор к науке» (1967 а, р. 395).

В ранних автобиографических эссе (1967а, р. 397-398) Скиннер писал о том, как много и усердно он работал, будучи аспирантом:

«Я просыпался в шесть, занимался до завтрака, шел на лекции, посещал лаборатории и библиотеки, днем у меня было лишь около 15 минут свободного времени, затем занимался до 9 вечера и ложился спать. Я не смотрел ни фильмов, ни спектаклей, редко посещал концерты, почти не ходил на вечеринки и ничего не читал, кроме трудов по психологии и физиологии».

«Первый семестр прошел без эксцессов… После января я собираюсь вплотную заняться решением загадки вселенной. Гарвард — отличное место» (Skinner, 1979а).

Позже Скиннер более правдиво описал годы своей учебы в аспирантуре, где, конечно же, нашлось место и друзьям, и веселым вечеринкам (1979а).

После получения докторской степени он 5 лет проработал в Гарвардской медицинской школе, изучая нервную систему животных. В 1936 году Скиннер занял место преподавателя в Университете штата Миннесота, где читал лекции по введению в психологию и по экспериментальной психологии. Он с гордостью отмечал, что некоторые из его студентов той поры поступили в аспирантуру и по своим убеждениям стали бихевиористами.

В 1938 году Скиннер опубликовал книгу TheBehavior of Organisms («Поведение организмов»), которая описывала его собственные опыты по видоизменению поведения животных в лабораторных условиях. Эта книга зарекомендовала Скиннера как блестящего теоретика и стала фундаментом для его дальнейших научных трудов. Практически все работы Скиннера после 1930 года можно рассматривать как развитие, переработку, кристаллизацию идей, которые были намечены в его первой книге.

После 9 лет, проведенных в Миннесоте, он возглавил кафедру психологии Университета штата Индиана. Тремя годами позже Скиннер уезжает в Гарвард, где и работает с небольшими перерывами до самой смерти. Прекратив преподавательскую деятельность, он продолжал писать. Поздние публикации включают в себя 3-томную биографию (Skinner, 1976b, 1979a, 1984a), популярную книгу, посвященную проблемам пожилого возраста (Skinner & Vaughan, 1985), статьи по психологии и несколько эссе, критикующих традиционную психологию, которая, как он считал, сбилась с правильного пути (Skinner, 1987a, 1989, 1990а).

Продолжая исследовать поведение животных, Скиннер находил время и силы для применения своей изобретательности в других сферах. В 1945 году он сконструировал вентилируемую детскую кроватку — приспособление, которое прославило его на всю страну. Дно этой обнесенной стеклом кроватки, температуру воздуха в которой можно было регулировать, было сделано из гигроскопического материала. Внутри нее ребенок мог свободно передвигаться без обременяющих пеленок, подгузников и другой одежды. Водопоглощающее дно легко заменялось после загрязнения. Первое появление такой кроватки вызвало бурный всплеск интереса. Однако то, что ребенок находился за стеклянной стенкой, а не просто за перегородкой, как в обычной кроватке, слишком уж противоречило существующим стереотипам. Несмотря на то что Скиннер успешно использовал такую кроватку для одного из своих собственных детей, она все же не стала популярной.

«Мой опыт общения с американскими промышленниками неутешителен. Никто из них так и не понял преимуществ изобретенной мною детской кроватки» (Skinner in: Goodell, 1977).

Размышляя о причинах, которые привели его к изобретению подобной кроватки, Скиннер писал:

«Я должен сознаться, что мною руководил определенный интерес. Если, как многие люди утверждают, первый год жизни ребенка является исключительно важным в определении характера и личности, то тогда надо самым тщательным образом вести контроль за поведением ребенка в этот период, тем самым выявляя основные переменные» (1979, р. 290).

Следующим изобретением Скиннера для его ребенка стал музыкальный ночной горшок, который так и не был реализован на практике (Skinner, 1989).

«Очень мало кому из женщин нравится моя книга «Второй Уолден», а ведь идея феминизма прослеживается в ней красной нитью» (Skinner in: Goodell, 1977)

В 1948 году вышла его книга Walden Two («Второй Уолден»). Эта повесть, созданная несколькими годами ранее, представляла собой описание утопии, построенной на основных принципах бихевиоризма, — первая попытка Скиннера транспонировать свои лабораторные открытия на человеческое общество. Несмотря на то что сразу после появления эта книга пользовалась сравнительно небольшим спросом, со временем она становилась все более и более популярной, вызывала бурные дискуссии, и к сегодняшнему дню распродано более 3 млн. экземпляров. Для самого Скиннера создание повести было важным опытом. «Я написал мою утопию за семь недель. Утром я набрасывал короткую главу, сразу же печатал ее на машинке и очень мало редактировал… Некоторые части были написаны на таком эмоциональном подъеме, которого я никогда не испытывал до этого ни при каких других обстоятельствах» (1979 а, р. 297-298). «Это, вне всякого сомнения, было рискованное предприятие, самоанализ, в процессе которого я боролся за то, чтобы примирить две стороны моего собственного поведения, представив их в виде двух главных героев (Burris и Frazier)» (1967 а, р. 403). Создание «Второго Уолдена» разительно отличалось от обычного стиля работы Скиннера: «Вообще я пишу очень медленно. Для, каждого слова в моих тезисах мне требуется две минуты, и это до сих пор так. Через 3—4 часа ежедневной работы я в конечном счете едва могу наскрести около сотни годных для печати слов» (1967а, р. 403).

По последовательности, в которой выходили книги Скиннера, легко определить, как менялись его идеологические принципы по мере того, как исследования продвигались все дальше и дальше, отталкиваясь от практических опытов. Здесь следует упомянуть такие работы, как Scienceand Human Behavior («Наука и человеческое поведение», 1953), The Technology of Teaching («Техника обучения», 1968), Cumulative Record(«Суммирование наблюдений», 1959, 1961), Beyond Freedom and Dignity («По ту сторону свободы и достоинства», 1971), About Behaviorism («О бихевиоризме», 1974), Reflectionson Behaviorism and Society(«Размышления о бихевиоризме и обществе», 1978 а). Среди его более автобиографических книг можно назвать Particularsof My Life («Подробности моей жизни», 1976 b), The Shaping of Behaviorist («Формирование бихевиориста», 1979 a), Notebooks («Записные книжки», 1980), A Matter of Consequences («Сущность выводов», 1984а).

Готовность Скиннера вступать в контакт со средствами массовой информации способствовала тому, что его идеи приобрели широкую известность. Он писал всю жизнь, закончив редактировать последнюю статью всего за день до своей смерти в возрасте 86 лет.

Вводное занятие Университета

Радикальный бихевиоризм — Психология Дома Солнца

Такую позицию называют иногда инвайронментализмом (от англ. environment — среда, окружение). «Черный ящик человеческой психики» должен быть, по мнению Скиннера, исключен из эмпирического исследования, усилия должны быть направлены на изучение открытого, доступного непосредственному наблюдению, поведения человека, на установление тех факторов среды, которые в конечном счете определяют и контролируют действия человека.

Скиннер считал, что экспериментальный анализ поведения животных (крыс, голубей) позволит открыть принципы поведения, общие для животных и человека. С опорой на всеобщие закономерности поведения важнейшая практическая психолого — педагогическая задача обучения и воспитания становится решаемой. Манипулируя переменными окружающей среды (т.е. независимыми переменными), можно прогнозировать и контролировать поведенческие реакции индивида (зависимые переменные).

Скиннер признавал существование двух основных типов поведения: респондентного и оперантного. Однако он полагал, что главное — оперантное поведение, т.е. спонтанные действия, для которых не существует первоначального стимула, поддающегося распознаванию. Для животных и человека важны последствия — события, наступающие в результате поведения. В зависимости от последствий складывается определенная тенденция в отношении такого поведения в будущем. Оперантные реакции постепенно приобретают характер произвольных. По оперантному типу научения происходит формирование множества форм человеческого поведения (умение одеваться, привычка читать книги, сдерживать проявления агрессии, преодолевать застенчивость и т.п.).

Реакция, за которой следует позитивный результат, стремится повториться. Так, в большинстве семей можно наблюдать оперантное научение плачу. Крик и плач как безусловные реакции ребенка на физический дискомфорт вызывают у родителей стремление подойти к ребенку, успокоить его, оказать помощь и внимание. Такая забота оказывается мощным позитивным подкреплением для плача ребенка; и плач становится оперантно обусловленным средством контроля за поведением родителей.

В то же время вероятность повторения реакции, за которой следует негативный результат или наказание, уменьшается. Если знакомый в ответ на приветствие поджимает губы и делает вид, что нас не замечает, мы скоро перестанем здороваться с ним.

Подкрепление — ключевое понятие концепции Скиннера. Подкрепление усиливает реакцию, увеличивает вероятность ее по явления. В бихевиоральном научении признавали два типа подкрепления: первичное (или безусловное — вода, еда, секс) и вторичное (или условное — деньги, внимание со стороны значимого другого, одобрение родителей, сверстников, учителей). По Скиннеру, вторичные подкрепляющие стимулы становятся подкреплением в результате прошлого опыта, они общие для большинства людей и оказывают сильное влияние на их поведение.

Скиннер выделял также подкрепление позитивное и негативное. Позитивное подкрепление усиливает реакцию, сопровождая ее приятными последствиями (пища, внимание). Негативное подкрепление тоже усиливает поведенческую реакцию, но за счет устранения раздражающих стимулов (подросток начинает употреблять ругательные слова и выражения, стремясь избежать насмешек приятелей типа «маменькин сынок, малыш»).

Поведение может контролироваться также с помощью наказания (мать подростка может ударить его по губам за ругательства или лишить карманных денег). Такое последствие призвано прекратить, изжить поведенческую реакцию. Техника наказания в современном обществе применяется чаще всего, но Скиннер стремился доказать, что подобный контроль поведения неэффективен (лишь временно откладывает нежелательное поведение) и, что еще хуже, вызывает негативные побочные эффекты (страх, тревогу, падение самооценки, грубые формы асоциального поведения). Он настаивал на том, что позитивное подкрепление (поощрение желательных образцов) гораздо более надежный метод формирования поведения и у детей, и у взрослых.

В случае научения сложному поведению (такому, как навыки письма или межличностного общения или выработка аккуратности) используется метод последовательного приближения, или формирования. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой, подкрепление многократно включается при изменении поведения в направлении желаемого. Другой принцип научения — незамедлительность подкрепления.

При обучении самостоятельной аккуратной еде ребенка последовательно подкрепляют: хвалят за попытку взять ложку в руку, направить ее в рот, восхищаются его усилиями, подбадривают малыша, хотя на первых порах он и теряет по дороге почти все содержимое. И только в результате постепенного приближения к нужному результату добиваются от ребенка аккуратности и чистоты одежды и стола.

Скиннер утверждал, что даже вербальное поведение, или устная речь, приобретается через процесс успешного последовательного приближения. Однако многие психологи совершенно не согласны с тем, что язык может быть усвоен таким способом, подчеркивая тем самым столь высокую скорость речевого развития в раннем детстве, которую невозможно объяснить, исходя из принципов оперантного обусловливания.

Проблема социализации человека рассмотрена Скиннером в книгах «По ту сторону свободы и достоинства» (1971), «Размышления о бихевиоризме и обществе» (1978). В концепции Скиннера развитие ребенка — это обучение его нормативному поведению в соответствии с направлениями подкрепления. На ранних этапах агентами социализации и источниками подкрепления выступают родители, позже число источников подкрепления расширяется — это и соседи, и школа, и мнение сверстников.

Скиннер придерживался мнения, что поведение человека в течение жизни изменяется и периодически возникают кризисы. Кризисные явления вызываются такими изменениями среды, к которым индивид не имеет адекватного набора поведенческих реакций. В бихевиоризме не стоит проблема возрастной периодизации развития, так как считается, что среда формирует поведение ребенка постоянно, непрерывно и постепенно. Периодизация развития зависит от среды. Не существует единых для всех детей закономерностей развития в данный возрастной период: какова среда, таковы и закономерности развития данного ребенка. Речь может идти только о создании функциональной периодизации, которая позволила бы наметить этапы научения, формирования определенного навыка (этапы развития игры, обучения письму или игре в теннис).

Постоянный опыт научения создает то, что в других психологических школах называют личностью. Личность — это тот опыт, который человек приобрел в течение жизни. Уникальность человека задается своеобразным сочетанием генетических характеристик и индивидуальным репертуаром научения. Психическое развитие, таким образом, отождествляется с научением, т.е. с любым приобретением знаний, умений, навыков — и в условиях специального обучения, и возникающих стихийно. Человек таков, каким он научился быть.

Идеи Скиннера нашли достаточно широкое практическое применение. Стратегия успешного последовательного приближения и техники позитивного подкрепления составили основу методов модификации поведения индивида, бихевиоралъного тренинга. Среди конкретных областей их приложения — преодоление разнообразных страхов, тревожных и навязчивых состояний, перестройка деструктивного поведения, обучение навыкам общения, тренировка уверенности в себе, тренинг с биологической обратной связью в лечении тревоги, мигрени, мышечного напряжения и гипертензии. Применяются оперантные методики и к детям дошкольного возраста, и к пациентам психиатрических клиник, и к заключенным в тюрьмах. Широкую известность получили методики «жетонного вознаграждения», сенсибилизации и десенсибилизации, «выключенного времени», или «тайм-аута». Программированное обучение с использованием компьютера строится во многом на принципах, разработанных Скиннером. Многие специалисты признают эффективность «технологии строительства поведения», но подчеркивают при этом механистичность метода, авторитарные тенденции руководителя и игнорирование внутренних факторов развития (интересов, чувств, мыслей человека) и предостерегают от чрезмерно широкого применения этого метода.

Бихевиоризм Скиннера — CodeNLP: полезная информация при изучении НЛП

Введение

Все теоретики в области психологии, интересовались тем, что происходит внутри человека, внутренними структурами и процессами, лежащими в основ наблюдаемых форм поведения. Будь то бессознательные психические процессы и конфликты, описанные Фрейдом архетипы, постулированные Юнгом, или суперчерты, установленные Айзенком, внимание концентрировалось на ее стоянии «внутри человека». Конечно, теоретики, подобно Адлеру, Эриксону, Фромму и Хорни, признавали решающую роль культурального, социального, семейного межличностного влияния на поведение человека. Даже Кеттел отметил, что поведение является результатом комплексного взаимодействия особенностей личности и ситуации. И все же едва ли можно избежать заключения, что для всех этих теоретиков реальное действие происходит под наружной оболочкой. Но равным образом значимым является и тот факт, что опыт отвечает за многое в нашем поведении. Через научение мы получаем знания, овладеваем языком, формируем отношения, ценности, страхи, личностные черты и самооценку. Если личность является результатом научения, то, видимо, нам важно знать, что такое научение и как оно происходит. Именно подходу к личности с позиции научения и посвящена данная работа.

Личность, с точки зрения научения, – это тот опыт, который человек приобрел в течение жизни. Это накопленный набор изученных моделей поведения. Научающе-бихевиоралъное направление занимается открытыми (доступными непосредственному наблюдению) действиями человека, как производными от его жизненного опыта. В отличие от Фрейда и многих других персонологов, теоретики бихевиорально – научающего направления не считают нужным задумываться над психическими структурами и процессами, скрытыми в «разуме». Напротив, они принципиально рассматривают внешнее окружение как ключевой фактор человеческого поведения. Именно окружение, а отнюдь не внутренние психические явления, формирует человека.

Работы Скиннера наиболее убедительно доказывают, что воздействие окружающей среды определяет наше поведение. В отличие от других психологов, Скиннер утверждал, что почти всецело поведение непосредственно обусловлено возможностью подкрепления из окружающей среды. По его мнению, для того чтобы объяснить поведение (и таким образом имплицитно понять личность), нам нужно только проанализировать функциональные отношения между видимым действием и видимыми последствиями. Работа Скиннера послужила фундаментом для науки о поведении, не имеющей аналогов в истории психологии. По мнению многих, он является одним из самых высокочтимых психологов нашего времени. Данная глава посвящена его точке зрения на оперантное научение.

Как мы увидим в следующей работе, радикальный бихевиоризм Скиннера явно отличается от теорий социального научения. Хотя подходы Альберта Бандуры и Джулиана Роттера отражают некоторые из основных положений научающее – бихевиорального направления, они предлагают более широкий взгляд на поведение, которое подчеркивает взаимосвязь факторов внутри и вне людей. Однако, не забегая вперед, давайте обратимся к личности самого Скиннера.

Подход Скиннера к психологии

Большинство теоретиков – персонологов работают в двух направлениях: 1) обязательное изучение устойчивых различий между людьми и 2) опора на гипотетическое объяснение разнообразия и сложности человеческого поведения. Эти направления образуют основное русло, если не суть, большинства концепций личности. Скиннер полагал, что абстрактные теории не обязательны и ими можно пренебречь в пользу подхода, основанного на изучении влияния окружающей среды на поведение индивида. Он утверждал, что психология, особенно область научения, была недостаточно развита для того, чтобы найти обоснования построению крупномасштабной, формализованной теории. К тому же он заявлял, что не нужно проводить теоретически направленные исследования, так как они дают «объяснение наблюдаемых фактов, которые апеллируют к событиям, описанным в разных терминах и измеренным, если вообще их можно измерить, в разных величинах». Наконец, Скиннер оспаривал теории поведения человека, часто дающие психологам ложное чувство уверенности в своем знании и фактически не включающие в себя отношения между процессом поведения и обстоятельствами окружения, которые предшествовали этому поведению.

В свете очевидной антитеоретической позиции Скиннера сомнительно, нужно ли его включать в книгу, имеющую отношение к теориям личности. Мы не будем обращаться к этому философскому вопросу, только заметим, что Скиннер считал себя теоретиком, таким образом оправдывая наше обращение к его подходу изучения личности. В одном интервью он заявил:

Я определяю теорию как попытку объяснить поведение и терминах чего-то, происходящего и другой вселенной, такой как разум или нервная система. Я не верю, что теории такого рода существенны или полезны. Кроме того, они опасны; они служат причиной для беспокойства. Но я предвкушаю всеобъемлющую теорию поведения человека, которая объединит множество фактов и выразит их наиболее общим образом. Теории такого рода я был бы очень заинтересован содействовать, и я считаю себя теоретиком .

Таким образом, несмотря на то, что взгляд Скиннера на теорию существенно отличается от точки зрения большинства персонологов, он, тем не менее, посвятил себя задаче создания теории поведения человека.

За пределами автономного человека

Как радикальный бихевиорист Скиннер отрицал все представления о том, что люди автономны и их поведение определено предполагаемым существованием внутренних факторов (например, неосознанных импульсов, архетипов, черт личности). Такие умозрительные концепции, замечал он, возникли в примитивном анимизме и продолжают существовать, потому что игнорируются условия окружения, управляющие поведением.

Автономный человек служит для того, чтобы объяснить только то, что мы не можем объяснить другим образом. Его существование зависит от нашего невежества, и он естественно теряет свою автономность по мере того, как мы все больше узнаем о поведении… Нет нужды открывать для себя, что на самом деле представляет собой личность, состояние ума, чувства, черты характера, планы, цели, намерения или что-то другое, характеризующее автономного человека, для того чтобы продвинуться в научном анализе поведения.

Возражение Скиннера против интрапсихических причин состоит не в том, что они суть неприемлемый феномен для изучения, а скорее в том, что они окутаны терминологией, не позволяющей давать рабочие определения и осуществлять эмпирическую проверку. В истории науки, отмечал он, обычно необходимо полностью отойти от умозрительных концепций, а не видоизменять их так, чтобы стало возможным эмпирическое изучение. Для того чтобы объяснить, почему компетентную студентку исключают из колледжа, мы могли бы с легкостью «сказать: «потому что она очень боится неудачи», «потому что у нее нет мотивации» или «потому что она стала меньше заниматься из-за того, что бессознательно боялась успеха». Такие гипотезы об исключении студентки из колледжа могут звучать как объяснение, но Скиннер предупреждал, что они ничего не объясняют, если ясно не определены все мотивы и если не установлено все то, что предшествовало ее исключению.

Таким образом, если к умозрительной концепции обращаются для того, чтобы объяснить поведение, ее нужно перевести в термины, релевантные экспериментальным действиям, применяющимся в исследовании и измерениях. Удовольствовавшись меньшим, можно остаться на уровне того самого кабинетного философствования, которое Скиннер так горячо не одобрял. Для начала осознаем, что именно можно наблюдать (то есть случай с исключением), и затем определим, расширяют ли дополнительные объяснения понимание рассматриваемого поведения. Если компетентная студентка отсеивается из колледжа, не лучше ли проверить, какие условия окружения предшествовали этому событию, чем предлагать для его объяснения какую-то психическую реальность, которую нельзя объективно идентифицировать? Например, мешал ей спать шум в общежитии настолько, что она не могла успешно заниматься? Финансовые трудности заставляли ее работать 40 часов в неделю и таким образом ограничивали время для учебы? Или она играла в студенческой баскетбольной команде, расписание которой заставляло ее пропускать много занятий и экзаменов? Эти вопросы ясно показывают, что Скиннер возлагал ответственность за действия человека на обстоятельства окружения, а не на сферу автономного человека. Для Скиннера окружение – все и объясняет все.

Теория Скиннера, в таком случае, не делает попыток задавать вопросы или рассуждать о процессах внутреннего состояния человека. Это считается неприменимым к научному объяснению поведения. Для того, чтобы избежать замечания, что описание есть объяснение, Скиннер утверждал, что человеческий организм — это «черный ящик», чье содержимое (мотивы, влечения, конфликты, эмоции и так далее) следует исключить из сферы эмпирического исследования. Переменные организма ничего не добавляют к нашему пониманию человеческой деятельности и служат только для того, чтобы замедлить развитие научного анализа поведения. По Скиннеру, адекватные толкования можно сделать не обращаясь к каким-либо иным объяснениям, кроме тех, что отвечают за функциональные отношения между различными стимулами и поведенческими реакциями, открыто проявляемыми человеком. Однако Скиннер не отвергал категорически изучение внутренних явлений или того, что иногда называют «высшими психическими процессами». Действительно, он полагал, что психологи должны давать адекватные объяснения частным явлениям, но необходимо, чтобы эти изучаемые явления можно было надежно и объективно измерить. Именно этот акцент на объективность характеризует попытку Скиннера признать законность внутренних состояний и явлений.

Крах физиолого-генетического истолкования

В отличие от большинства психологов Скиннер не подчеркивал важность нейрофизиологических или генетических факторов, отвечающих за поведение человека. Это пренебрежение физиолого-генетическими концепциями поведения было основано на убеждении, что нельзя экспериментальным путем определить их влияние на поведение. Скиннер объяснял свое неприятие «физиологизации», замечая: «Даже когда можно показать, что какие-то аспекты поведения зависят от времени рождения, телосложения или генетической конституции, этот факт можно использовать ограниченно. Он помогает нам предсказать поведение, но представляет собой малую ценность для экспериментального анализа или практического применения, потому что таким условием нельзя манипулировать после того, как человек зачат». Таким образом, Скиннер не отрицал валидность биолого-генетических элементов поведения, а скорее игнорировал их, потому что они не поддаются (по крайней мере, в данный момент) изменению посредством контролируемого воздействия. Более того, он настаивал на том, что даже если ученые, изучающие мозг, в конце концов откроют биолого-генетические переменные, влияющие на поведение, только бихевиоральный анализ даст самое ясное объяснение действию этих переменных.

Какой должна быть наука о поведении

Скиннер допускал, что поведение можно достоверно определить, предсказать и проконтролировать условиями окружения. Понять поведение – значит проконтролировать его, и наоборот. Он всегда был против допущения какой-либо свободной воли или любого другого «сознательного» явления. Люди, по своей сути, очень сложные, но все же машины. Хотя он и не был первым психологом, предложившим механистический подход к изучению поведения (Уотсон пропагандировал отказ от металистических концепций в 20-е годы), его формулировка отличалась тем, что он доводил идею до ее логического конца. По Скиннеру, наука о поведении человека принципиально не отличается от любой другой естественной науки, основанной на фактах; то есть имеет ту же цель – предсказать и проконтролировать изучаемое явление (открытое поведение в данном случае).

Далее Скиннер утверждал, что так как наука развивается от простого к сложному, логично изучить существа, находящиеся на более низкой ступени развития, прежде чем изучать самого человека — это позволит психологу легче раскрывать основные процессы и принципы поведения. Еще одним преимуществом является то, что в этом случае исследователь сможет осуществлять более точный контроль над параметрами окружения, в котором находится животное, и собирать данные в течение более длительного периода времени. Конечно, проблема в том, сколько данных, полученных при изучении одного вида (например, крыс), действительно применимо к другим видам (например, к человеку). Скиннер, однако, выступал за использование видов, стоящих на более низких ступенях эволюции, в качестве экспериментальных объектов, полагая вполне очевидной связь между принципами поведения животных и человека. И действительно, развитие обучающих машин и учебников по программированию является прямым результатом работы Скиннера с животными в лаборатории.

От других исследователей Скиннера также отличало и то, что он придавал особое значение анализу поведения единичных организмов. Он полагал, что их изучение необходимо, так как все организмы развиваются по одним и тем же законам. Таким образом, поведение отдельных крыс, голубей или людей может быть различным, а основные принципы поведения не меняются. Скиннер полагал, что, изучая одну крысу, одного голубя, одного человека, можно обнаружить и обобщить основные закономерности, присущие всем организмам.

Такая экспериментальная модель, направленная на исследования одного субъекта, не требует традиционных статистических методик, которые большинство студентов-психологов осваивают в ходе обучения. Скиннер отстаивал мнение, что вместо того, чтобы делать предположения о поведении несуществующего усредненного индивида, психологи должны пытаться предсказывать влияние одной или более контролируемых переменных на обусловленный компонент поведения отдельного организма в контролируемом окружении. Такой подход требует нестатистической стратегии, являющейся результатом законов, применимых к поведению реального индивида. Это то, говорил Скиннер, что психология как наука о повелении должна иметь своей целью. Взгляд Скиннера на психологию можно подытожить его заявлением, в котором он цитирует Павлова: «Управляйте вашими обстоятельствами, и вы увидите закономерности».

Придерживаясь бихевиористского подхода, Скиннер отстаивал функциональный анализ поведения организма. Такой анализ устанавливает точные, реальные и обусловленные взаимоотношения между открытым поведением (реакцией) организма и условиями окружающей среды (стимулами), контролирующими их. Эти переменные должны существовать независимо от нас, быть очевидными и определяемыми количественно. Причинно-следственные отношения, проистекающие из функционального анализа, становятся всеобщим законом науки о поведении. Практической целью является возможность манипулирования переменными окружающей среды (независимыми), которые позволяют делать прогноз, и затем измерение поведенческой реакции (зависимые переменные). Таким образом, психологи могут работать в рамках естественной науки и тем не менее открывать законы, относящиеся к поведению отдельных организмов.

Личность с точки зрения бихевиористского направления



Сейчас мы выяснили причины, по которым Скиннер обратился к экспериментальному подходу для изучения поведения. А как же изучение личности? Или она совершенно исчезла в скиннеровском бескомпромиссном подчеркивании функционального, причинно-следственного анализа поведения? Говоря кратко, ответ на последний вопрос «нет», если принимаются во внимание установленные научные критерии. Как мы убедились, например, Скиннер не принял идею о личности или самости, которая стимулирует и направляет поведение. Он считал такой подход пережитком примитивного анимизма, доктрины, заранее допускающей существование чего-то похожего на дух, который изнутри двигает тело. И он не принял бы объяснение, подобное этому: «Преподобный Джонс и еще 980 членов секты „Народный храм” совершили самоубийство в джунглях Гайаны, потому что они были эмоционально неустойчивы».
Скиннеровский радикальный бихевиоризм делал упор на интенсивный анализ характерных особенностей прошлого опыта человека и уникальных врожденных способностей.

В поведенческом анализе человек рассматривается как организм…, который обладает приобретенным набором поведенческих реакций… [Он] – не порождающий фактор; он локус, точка, в которой множество генетических условий и обстоятельств окружения соединяются в совместном действии. Как таковой, он остается, несомненно, уникальным. Никто другой (если у него нет идентичного близнеца) не обладает его генетическими данными, и безоговорочно никто другой не имеет такого же личного прошлого, которое присуще только ему. Следовательно, никто другой не ведет себя таким же образом.

Следовательно, по Скиннеру, изучение личности включает в себя нахождение своеобразного характера взаимоотношений между поведением организма и результатами, подкрепляющими его. В соответствии с этой точкой зрения, индивидуальные различия между людьми следует понимать в терминах интеракций поведение—окружение во времени. Изучать же предполагаемые свойства и воздействия каких-то гипотетических структур внутри человека только терять время.

Респондентное и оперантное поведение

При рассмотрении скиннеровского подхода к личности следует различать две разновидности поведения: респондентное и оперантное. Чтобы лучше понять принципы скиннеровского оперантного научения, мы сначала обсудим респондентное поведение.

Респондентное поведение подразумевает характерную реакцию, вызываемую известным стимулом, последний всегда предшествует первой во времени. Хорошо знакомые примеры — это сужение или расширение зрачка в ответ на световую стимуляцию, подергивание колена при ударе молоточком по коленному сухожилию и дрожь при холоде. В каждом из этих примеров взаимоотношение между стимулом (уменьшение световой стимуляции) и реакцией (расширение зрачка) невольное и спонтанное, это происходит всегда. Также респондентное поведение обычно влечет за собой рефлексы, включающие автономную нервную систему. Однако респондентному поведению можно и научить. Например, актриса, которая очень потеет и у которой «сосет под ложечкой» от страха перед выходом на публику, возможно, демонстрирует респондентное поведение. Для того, чтобы понять, как можно изучать то или другое респондентное поведение, полезно познакомиться с трудами И.П.Павлова, первого ученого, чье имя связывают с бихевиоризмом.

Павлов, русский физиолог, первым при изучении физиологии пищеварения открыл, что респондентное поведение может быть классически обусловленным. Он наблюдал, что пища, помещенная в рот голодной собаки, автоматически вызывает слюноотделение. В таком случае, слюноотделение – это безусловная реакция или, как Павлов назвал это, безусловный рефлекс (БР). Он вызывается пищей, которая является безусловным стимулом (БС). Великое открытие Павлова состояло в том, что если ранее нейтральный стимул многократно объединялся с БС, то в конце концов нейтральный стимул приобретал способность вызывать БР и в тех случаях, когда он предъявлялся без БС. Например, если колокольчик звонит каждый раз непосредственно перед тем, как пища оказывается в пасти собаки, постепенно у нее начнет выделяться слюна при. звуке колокольчика, даже если пищи нет. Новая реакция (слюноотделение на звук колокольчика) называется условным рефлексом (УР), а ранее нейтральный, вызывающий ее стимул (звук колокольчика) получил название условный стимул (УС). На рис.1 можно видеть процесс классического обусловливания.

Рис. 1 Парадигма классического обусловливания по Павлову
В более поздних трудах Павлов отмечал, что если он переставал давать пищу после звука колокольчика, у собаки в конце концов совсем прекращалось слюноотделение на этот звук. Этот процесс называется угасание и демонстрирует, что подкрепление (пища) значимо как для приобретения, так и для сохранения респондентного научения. Павлов также обнаружил, что если собаке дают длительный отдых в период угасания, то слюноотделение будет повторяться при звуке колокольчика. Это явление соответственно называется самопроизвольное восстановление.

Несмотря на то, что вначале Павлов проводил экперименты на животных, другие исследователи начали изучать основные процессы классического обусловливания на людях. Эксперимент, который провели Уотсон и Рейнер иллюстрирует ключевую роль классического обусловливания в формировании таких эмоциональных реакций, как страх и тревога. Эти ученые обусловливали эмоциональную реакцию страха у 11-месячного мальчика, известного в анналах психологии под именем «Маленький Альберт». Как и многие дети, Альберт вначале не боялся живых белых крыс. К тому же его никогда не видели в состоянии страха или гнева. Методика эксперимента состояла в следующем: Альберту показывали прирученную белую крысу (УС) и одновременно за его спиной раздавался громкий удар в гонг (БС). После того, как крыса и звуковой сигнал были представлены семь раз, реакция сильного страха (УР) — плач и запрокидывание — наступала, когда ему только показывали животное. Через пять дней Уотсон и Рейнер показали Альберту другие предметы, напоминающие крысу тем, что они были белые и пушистые. Было обнаружено, что реакция страха у Альберта распространилась на множество стимулов, включая кролика, пальто из котикового меха, маску Деда Мороза и даже волосы экспериментатора. Большинство из этих обусловленных страхов все еще можно было наблюдать месяц спустя после первоначального обусловливания. К сожалению, Альберта выписали из больницы (где проводилось исследование) до того, как Уотсон и Рейнер смогли угасить у ребенка страхи, которые они обусловили; О «Маленьком Альберте» больше никогда не слышали. Позже многие резко критиковали авторов за то, что они не убедились в отсутствии у Альберта стойких болезненных последствий эксперимента. Хотя ретроспективно этот случай можно назвать жестоким, он действительно поясняет, как подобные страхи (боязнь незнакомых людей, зубных врачей и докторов) можно приобрести в процессе классического обусловливания.

Респондентное поведение — это скиннеровская версия павловского, или классического обусловливания. Он также называл его обусловливанием типа С, чтобы подчеркнуть важность стимула, который появляется до реакции и выявляет ее. Однако Скиннер полагал, что в целом поведение животных и человека нельзя объяснять в терминах классического обусловливания. Напротив, он делал акцент на поведении, не связанном с какими-либо известными стимулами. Пример для иллюстрации: рассматривая поведение, вы непосредственно сейчас занимаетесь чтением. Определенно, это не рефлекс, и стимул, управляющий этим процессом (экзамены и оценки), не предшествует ему. Наоборот, в основном на ваше поведение чтения воздействуют стимульные события, которые наступят после него, а именно — его последствия. Так как этот тип поведения предполагает, что организм активно воздействует на окружение с целью изменить события каким-то образом, Скиннер определил его как оперантное поведение. Он также называл его обусловливание типа Р, чтобы подчеркнуть воздействие реакции на будущее поведение.

Оперантное поведение (вызванное оперантным научением) определяется событиями, которые следуют за реакцией. То есть за поведением идет следствие, и природа этого следствия изменяет тенденцию организма повторять данное поведение в будущем. Например, катание на роликовой доске, игра на фортепиано, метание дротиков и написание собственного имени — это образцы оперантной реакции, или операнты, контролируемые результатами, следующими за соответствующим поведением. Это произвольные приобретенные реакции, для кот

О радикальном бихевиоризме ~ Аутизм | АВА

Не многим известно, что философской основой Прикладного Анализа Поведения является Радикальный Бихевиоризм. Данное философское направление было основано Скиннером, который в 1948 году издал свой труд «Walden Two», отображающий утопическое общество, живущее по правилам, основанным на данной философии. Определение «Радикальный» может ввести в заблуждение, основываясь на восприятии того, что радикальный означает «решительный, коренной, придерживающийся крайних, решительных взглядов».
И поведенческий анализ, высшей целью которого является изменение социально важного поведения для улучшения качества жизни не только отдельного индивидуума, но и всего общества, не может ассоциироваться с «крайними мерами».

И все же, Радикальный Бихевиоризм, являясь основой человечного, социально-значимого и функционального поведенческого анализа,  являет собой противоположность Методологическому Бихевиоризму и Ментализму.

Методологический Бихевиоризм проводит четкую различительную линию между объективным и субъективным восприятием действительности. Объективную действительность могут наблюдать и воспринимать многие одинаковым образом. Субъективная же реальность является внутренним восприятием каждого человека в отдельности, и может интерпретироваться отличным образом от человека к человеку.

Объектом анализа на основе Методологического Бихевиоризма является только объективно-наблюдаемые феномены, с использованием объективных научных подходов, которые приводят к видимым и объективным результатам. Другими словами, Методологический Бихевиоризм направляет научные исследования на поведение человека, которое может быть определено и наблюдаемо другим человеком. Это реалистичный подход, который не занимается возможными объяснениями внутренних причин происхождения поведения, а опирается только на наблюдаемые и объективные факты.

Данный подход полностью противоположен другому подходу — Ментализму, который сосредоточен на понимании «внутренних» причин поведения, и отрицает влияние внешних факторов. Ментализм объясняет поведение на основе таких внутренних факторов, как воля, желание, самооценка, знание, понимание. Например, поведение может быть интерпретировано, как преднамеренное или целенаправленное — «Ребенок кричит, потому что знает, что этим раздражет родителей», «Ребенок дерется, потому что понимает, что не может получить то, что он хочет». Понятия «знает», «понимает», «уверен», «преднамеренно», и т.д. полностью отрицаются Методологическим Бихевиоризмом, т.к. оказываются вне досягаемости объективного анализа.

Радикальный Бихевиоризм не делает столь резких отличий между объективным и субъективным восприятием реальности. Это прагматический подход, который позволяет изучать любой феномен, который можно описать с помощью поведенческих терминов. Отсюда, является возможным включить внутренние процессы познания в область исследования (например, объяснить, почему ученик сотрудничает с учителем). И это потому, что является возможным говорить о мышлении, например, и определить данный процесс как и любое другое наблюдаемое поведение.

Отсюда, Радикальный Бихевиоризм представляет компромисс, который позволяет не ограничиваться только наблюдаемым поведением, а изучать и внутреннее, скрытое поведение. Скиннер утверждал, что скрытое поведение не отличается от явного, наблюдаемого поведения, но не всегда является возможным провести объективный анализ. Он не отрицал существенности таких внутренних явлений, как чувств или процессов обработки информации для их влияния на поведение, а отсюда — был представителем философского направления, которое коренным образом отличалось от доминирующего Методологического Бихевиоризма.

Cooper, Heron, & Heward (2007), Applied Behavior Analysis, 2/E.

Eldar, E., (2002), Applied Behavior Analysis — Principles and Procedures, Behavior Analysis-Israel.

Радикальный бихевиоризм

Нужна помощь в написании работы?

Другое течение буржуазного обществоведения, откуда теории обмена заимствует многие центральные идеи, ‑ это радикальный бихевиоризм, представленный школой американского психолога Б.Ф.Скиннера. Подобно своему предшественнику Дж. Уотсону, Скиннер настаивает на изучении «открытого» поведения, не делая существенных различий между поведением человека и животных и перенося на человеческую личность экспериментальные данные, полученные при изучении голубей и крыс. Правда, в концепции Скиннера дается более глубокое описание человеческого поведения, оно предстает в ней не как прямолинейная реакция на стимулы внешней среды, а как сложней комплекс рефлексов, возникающих под действием различных типов «подкрепления» со стороны внешней среды. Поведение такого рода, ориентирующееся на «подкрепление» и связанное с удовлетворением определенных потребностей организма, Скиннер назвал оперантным. В скиннеровском бихевиоризме ощутимо сказывается влияние утилитаризма: поведение человека и животных рассматривается как направленное на получение «награды» и избегающее наказаний. «Награда» в данном случае выступает синонимом полезности, а наказание аналогично экономическим просчетам и издержкам.

Скиннер полагает, что деятельность человека, как и поведение животного, является оперантным: в процессе общения людей друг с другом происходит взаимное подкрепление поведения. Это положение концепции Б. Скиннера послужило одним из краеугольных камней социологической теории обмена. Характерно, что бихевиоризм Скиннера сформировался под непосредственным влиянием философии неопозитивизма, причем в ее ортодоксальном варианте, отрицающем роль теоретического знания. Поэтому и теория обмена, и бихевиоризм в равной мере разделяют основополагающие положения позитивистской философии науки, хотя позиция Хоманса менее категорична по сравнению со Скиннером. Работы Хоманса, пропагандирующие идеи бихевиоризма, послужили толчком для образования бихевиористской социологии, сторонники которой пытаются экспериментально подтвердить положения оперантной психологии Скиннера применительно к изучению различных социальных проблем и на этой основе надеются переформулировать основные понятия социологии.

Поделись с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *