Блюма зейгарник: Зейгарник Блюма Вульфовна — Психологическая газета

Автор: | 28.01.1970

Содержание

Зейгарник Блюма Вульфовна — Психологическая газета

В 1927 г. окончила Берлинский университет, училась у Курта Левина, занималась в психиатрической клинике у К. Гольдштейна, прослушала курс лекций Э. Шпрангера и курс лекций по эстетике М. Дессуара.

Во время учебы в университете после проведения ряда экспериментов обнаружила закономерность, которая вошла в науку под именем «эффект Зейгарник». Этот эффект заключается в том, что незавершенные действия сохраняются в памяти человека намного лучше, чем действия завершенные. Экспериментатор просил испытуемых за определённое время решить ряд задач, при этом часть из них испытуемым не давали завершить, ссылаясь на нехватку времени. Позже испытуемым предлагали перечислить все задания, которые он запомнил. Выяснилось, что в случае нерешенности задачи вследствие какого-либо фактора эта нерешенность вызывает определенный уровень эмоционального напряжения, который не получает своей разрядки в решении задачи и, в свою очередь, способствует сохранению этого «неудовлетворительного» действия в памяти. Этот эффект был описан в дипломной работе Б.В. Зейгарник. Зейгарник опытным путем вывела следующую закономерность: число запомнившихся нерешенных задач примерно вдвое превышает число запомнившихся решенных задач. В среднем незавершённые действия у здоровых участников экспериментов вспоминались на 90% лучше, чем завершённые. У больных шизофренией (простая форма) на 10%, у больных эпилепсией на 80%, а у больных с астеническим синдромом — на 20%. Спустя сорок лет после открытия эффекта Зейгарник было подсчитано, что более 160 научных работ были посвящены уточнению и интерпретации эффекта Зейгарник и свыше 30 тыс. человек были использованы в качестве испытуемых для проведения соответствующих экспериментальных исследований с целью доказать или опровергнуть существование этого феномена.

В 1931 г. Б.В. Зейгарник вернулась в Россию, работала в Институте по изучению высшей нервной деятельности при Секции естествознания Комакадемии и в психоневрологической клинике Всесоюзного института экспериментальной медицины в сотрудничестве с Л.

С. Выготским.

Во время Великой Отечественной войны принимала активное участие в восстановлении психического здоровья тяжелораненых в нейрохирургическом эвакогоспитале №3120 на Урале в посёлке Кисегач Челябинской области (вместе с А.Р. Лурией и другими психологами), разрабатывала методы реабилитации после тяжёлых ранений.

С 1943 г. возглавляла лабораторию психологии в Институте психиатрии, созданную при ее непосредственном участии. В ходе кампании по борьбе с космополитизмом в 1950 г. Б.В. Зейгарник была отстранена от заведования и в 1953 г. уволена из лаборатории; восстановлена в должности заведующей патопсихологической лабораторией в 1957 г., проработала в ЦНИИ психиатрии до 1967 г.

В этот период на стыке общей психологии и психиатрии была сформирована особая ветвь психологии —

экспериментальная патопсихология, наука об особенностях психических процессов у психиатрических больных, со своей проблематикой, терминологией, предметом, методом, системой и областью практического применения.

Б.В. Зейгарник дала теоретико-методологическое обоснование психологического изучения патологии психики у психически больных, показала, что при различных психических заболеваниях выявляются принципиально те же закономерности функционирования психики, что и в норме: изменяются лишь условия, при которых обнаруживаются данные закономерности. Как в норме, так и при психических заболеваниях основным источником развития является социальная среда, окружающий больных мир человеческой культуры. Собственная активность больных — основной симптомообразующий фактор. Психологические механизмы участвуют в формировании психопатологической картины заболевания, следовательно, психологические коррекция и реабилитация больных является необходимым условием их возвращения к полноценной социальной жизни, условием восстановления их психического здоровья. В исследованиях Зейгарник показано, что распад психики не есть негатив ее развития, дано теоретическое и экспериментальное обоснование этого положения.

Результаты исследования патологии мышления при психических заболеваниях были обобщены в монографии «Патология мышления» (1962). В ней впервые дано развернутое теоретическое обоснование подхода к изучению психологической феноменологии нарушений мышления, описан комплекс методических приемов, адекватных для решения этой задачи, представлена оригинальная систематизация нарушений мышления.

Исследования патологии личности при психических заболеваниях обобщены в монографии «Личность и патология деятельности» (1971). Показано, что психологическое изучение аномалий личности важно как для познания природы психических болезней, так и для анализа структуры нормально протекающей психической деятельности. Дано описание различных типов мотивационно-личностных нарушений, теоретически обоснована и эмпирически доказана роль личностного фактора в строении патологически измененных психических процессов, намечены пути и средства возможной психологической реабилитации больных за счет использования сохранного личностного потенциала; намечены перспективы изучения патологии личности, необходимые для понимания природы сложных психопатологических явлений.

Б.В. Зейгарник крайне скептически относилась к массовому использованию психотерапии. По ее мнению, опосредствованная личность, критически оценивающая себя, способная самостоятельно справиться с внутренними проблемами, не нуждается в психотерапии, поскольку развитая, гармоничная личность должна уметь самостоятельно «отремонтировать» свои внутренние «неполадки». Людям незрелым, с несформированной системой психической саморегуляции, по мнению Зейгарник, нужны психотерапевты.

В 1959 г. защитила докторскую диссертацию «Нарушения мышления у психически больных».

С 1949 г. преподавала в МГУ им. М.В. Ломоносова, участвовала в создании факультета психологии и кафедры нейро- и патопсихологии МГУ. Читала курсы «Патопсихология», «Патология мышления», «Теории личности в зарубежной психологии». Автор учебника по патопсихологии.

Б.В. Зейгарник — организатор системы переподготовки и повышения квалификации практических патопсихологов страны. С 1960 г. — руководитель всероссийских патопсихологических семинаров.

Участвовала в международных психологических конгрессах, на XVIII Международном психологическом конгрессе в Москве и XIX Международном конгрессе в Лондоне была организатором и сопредседателем секций патопсихологии.

Основные работы:

  • К проблеме понимания переносного смысла слов или предложения при патологических изменениях мышления // Новое в учении об апраксии, агнозии и афазии (1934)
  • Нарушения мышления при психических заболеваниях, 1957
  • Нарушения мышления у психически больных, 1959
  • Патология мышления, 1962
  • Введение в психопатологию, 1969;
  • Личность и патология деятельности, 1971
  • Основы патопсихологии», 1973
  • Патопсихология, 1976 (5-е изд. — 2007)
  • Очерки по психологии аномального развития личности, 1980 (в соавт. )
  • Теория личности К. Левина, 1981
  • Психология личности: норма и патология, 1982
  • Теории личности в зарубежной психологии, 1982
  • Отношение к болезни как условие формирования осознаваемых и неосознаваемых мотивов деятельности, 1985 (в соавт.)
  • Патопсихология (учебник), 1986

Награды:

  • премия имени Курта Левина Американской психологической ассоциации (1983)
  • премия имени М.В. Ломоносова I степени за цикл работ, посвященных проблеме нарушений психики при различных психических заболеваниях, коррекции и реабилитации психически больных (1978)

Блюма Зейгарник – биография, книги, отзывы, цитаты

Блю́ма Ву́льфовна Зейга́рник (урождённая Герштейн; нем. Bluma Zeigarnik) — советский психолог, основатель отечественной патопсихологии.

Блюма Вульфовна Герштейн родилась 9 ноября 1900 года в Пренах Ковенской губернии. Родители, Вульф и Роня Герштейн, владели магазином. Училась в гимназии в Пренах, с 1916 года — в Алексеевской женской гимназии Е. Д. Рейман-Далматовой в Минске. В 1919 году вышла замуж за Альберта Янкелевича Зейгарника и в 1921 году переехала в Берлин, где поступила в Берлинский университет на филологический факультет. Там под влиянием лекций Макса Вартхаймера она заинтересовалась психологией.

В 1924 году начала посещать семинар Курта Левина, который занимался психологией…

Блю́ма Ву́льфовна Зейга́рник (урождённая Герштейн; нем. Bluma Zeigarnik) — советский психолог, основатель отечественной патопсихологии.

Блюма Вульфовна Герштейн родилась 9 ноября 1900 года в Пренах Ковенской губернии. Родители, Вульф и Роня Герштейн, владели магазином. Училась в гимназии в Пренах, с 1916 года — в Алексеевской женской гимназии Е. Д. Рейман-Далматовой в Минске. В 1919 году вышла замуж за Альберта Янкелевича Зейгарника и в 1921 году переехала в Берлин, где поступила в Берлинский университет на филологический факультет.

Там под влиянием лекций Макса Вартхаймера она заинтересовалась психологией.

В 1924 году начала посещать семинар Курта Левина, который занимался психологией личности, в частности изучением движущих мотивов личности, поведения личности в её среде, потребностей и квазипотребностей личности и их зависимости от социального окружения. Одновременно с занятиями у Левина Зейгарник продолжала посещать занятия и у других профессоров: так, она занималась в психиатрической клинике у К. Гольдштейна, прослушала курс лекций Э. Шпрангера и по эстетике М. Дессуара. Приблизительно в это время (1925), после проведения ряда экспериментов Зейгарник обнаружила закономерность, которая вошла в науку под именем «эффект Зейгарник»: незавершенные действия сохраняются в памяти человека намного лучше, чем действия завершенные.

Эксперимент сводился к тому, что экспериментатор просил испытуемых за определенное время решать ряд задач. При этом испытуемому не давали завершить часть из них, ссылаясь на нехватку времени.

Позже испытуемому предлагали перечислить все задания, которые он запомнил. Предполагалось, что в случае прерывания решения задачи возникает определенный уровень эмоционального напряжения, который не получает своей разрядки в решении задачи и, в свою очередь, способствует сохранению этого «неудовлетворительного» действия в памяти (гипотеза в духе школы К. Левина, под руководством которого проводился эксперимент). Было показано, что среди сохранившихся в памяти действий отношение незавершённых действий к завершённым равно 1,9. Таким образом, результат отличается почти в 2 раза.

В 1927 году Б. В. Зейгарник окончила Берлинский университет и в 1931 году вернулась в СССР, где стала ближайшей помощницей Л. С. Выготского, работала в Москве в Институте по изучению высшей нервной деятельности при Секции естествознания Комакадемии и, затем, в психоневрологической клинике Института экспериментальной медицины.

В 1940 году был арестован и осужден «на 10 лет без права переписки», то есть расстрелян, муж Б. В. Зейгарник, и она осталась практически без поддержки с двумя сыновьями. Во время Великой Отечественной войны Зейгарник с сыновьями эвакуировались из Москвы. В эвакуации работала вместе с А. Р. Лурия и другими психологами в нейрохирургическом госпитале на Урале в Кисегаче. Разрабатывала методы реабилитации после тяжёлых ранений. В послевоенный период Блюма Зейгарник возглавляла лабораторию психологии в Институте психиатрии, которая была создана при её непосредственном участии. Именно в этот период на стыке психологии и психиатрии было сформировано направление психологии — экспериментальная патопсихология.

В ходе кампании по борьбе с космополитизмом, Б. В. Зейгарник была отстранена от заведования лабораторией (1950) и в 1953 году уволена из лаборатории; восстановлена в должности заведующей патопсихологической лабораторией в 1957 году и проработала в ЦНИИ психиатрии до 1967 года.

Зейгарник — одна из создателей факультета психологии МГУ, кафедры нейро- и патопсихологии.

эффект Зейгарник, или как открытия профессоров психологии помогают доводить пользователей до цели на сайте — Дизайн на vc.

ru

Статья для начинающих UX/UI-дизайнеров, исследователей и аналитиков. В статье рассказывается о том, как открытия профессоров психологии Московского государственного и Гарвардского университетов могут помочь большему числу пользователей достичь необходимых целей на сайте.

8716 просмотров

Время прочтения ~4 минуты.

Советский психолог, доктор психологических наук, профессор и одна из создателей факультета психологии МГУ Блюма Вульфовна Зейгарник, в 1927 году под руководством Курта Левина (чьи идеи оказали большое влияние на социальную психологию) провела ряд экспериментов в ходе которых обнаружила интересную закономерность: память о незавершенных действиях сохранялась у человека почти в два раза (1,9) дольше чем память о завершенных действиях.

Слева: Блюма Зейгарник. Справа: результаты экспериментов Зейгарник. wikipedia.org

В ходе экспериментов, Зейгарник просила испытуемых решить несколько задач за определенное время. При этом, в процессе решения задач, половине испытуемых не давали завершить часть задач, ссылаясь на нехватку времени.

После чего Зейгарник просила всех испытуемых перечислить задачи, которые они запомнили. Оказалось, что среди сохранившихся в памяти задач, отношение завершенных к незавершенным в среднем равнялось 1,9. То есть почти в два раза больше задач вспомнили те испытуемые, которых прервали во время решения задачи.

По итогу экспериментов Зейгарник резюмировала, что в случае прерывания решения задачи у испытуемого возникал определённый уровень эмоционального напряжения, который не получает своей разрядки в решении задачи.

А согласно теории поля Курта Левина, задача, которая уже была начата, устанавливает напряженность, и это напряжение снимается лишь по завершению задачи. Но если задача прерывается, то снижение напряжения затруднено, за счет чего задача дольше сохраняется в памяти человека. Данный эффект незавершенных действий и есть эффект Зейгарник. Если всё это звучит слишком сложно, то простыми словами эффект Блюмы Зейгарник можно описать так:

Эффект Зейгарник: Незавершенные задачи остаются в памяти человека дольше, чем завершенные.

Блюма Зейгарник

Доктор психологических наук, профессор и одна из создателей факультета психологии МГУ

Эффект Овсянкиной

Позже, другой профессор психологии Гарвардского университета, но также с русскими корнями, Мария Овсянкина, дополнила эффект Зейгарник своими исследованиями. В частности, она выяснила, что прерванная или незавершенная задача, даже без дополнительных стимулов и напоминаний, воспринимается испытуемыми как «квазипотребность».

То есть, незавершенная задача создает навязчивые мысли, направленные на то, чтобы вернуться к задаче и закончить прерванное действие. Другими словами, при незавершенной задаче, человек сам стремится к завершению (разрядке). Данный феномен был назван эффектом Овсянкиной.

Применение эффекта Зейгарник и эффекта Овсянкиной в дизайне сайтов

Наверняка вы наблюдали подобные эффекты в своей жизни, например, когда хотели посмотреть 1-2 серии сериала, а в результате просмотрели целый сезон. Сценаристы сериалов хорошо знакомы с описанными выше эффектами и потому каждая серия заканчивается на интересном и интригующем моменте сюжета. Подобное прерывание похоже на прерванную задачу в экспериментах Зейгарник и Овсянкиной. Зритель очень хочет добраться до конца истории (завершить начатую задачу) и потому проводит за просмотром больше времени, чем планировал.

Аналогичным образом эффекты Зейгарник и Овсянкиной применяют и на сайтах, например, многие новостные СМИ указывают броский заголовок, который прерывается многоточием. Пользователь заинтригован и появляется желание прочитать статью целиком, чтобы завершить начатую задачу.

Броские заголовки и незавершенные подзаголовки вызывают желание пройти по ссылке и прочитать всю новость  gazeta. ru

Другой пример применения эффектов Зейгарник и Овсянкиной в дизайне – это корзина интернет-магазинов. В большинстве сайтов, корзина является самостоятельной страницей. Но некоторые интернет-магазины делают корзину первым шагом в оформлении товара. Таким образом пользователь зашедший в корзину просмотреть товары становится вовлеченным в процесс оформления покупки.

Выйти из такой корзины означает прервать задачу. А это, исходя из экспериментов выше, остается в памяти надолго и подталкивает пользователей вернуться к задаче и закончить прерванное действие.

Страница корзины не отделена, а является первым шагом оформления покупки burberry. com

Другой пример применения феномена Зейгарник и феномена Овсянкиной – это использование трекеров (индикаторов) прогресса. На примере оформления кредитной карты на сайте банка Тинькофф, пользователь только зашел на страницу с описанием условий по карте, а трекер прогресса уже показывает, что пройдено 5%.

То есть пользователь уже вовлечен в процесс оформления, словно он уже проделал часть работы. Он видит весь путь и подсказку, что необходимо сделать чтобы дойти до конца. Уход будет означать прерванную задачу. А потому, многие пользователи стараются завершить начатое.

Трекер прогресса на странице с описанием кредитной карты банка Тинькофф tinkoff. ru

Вывод:

По возможности, используйте шаги или другие индикаторы выполнения задач пользователем в дизайне сайтов, чтобы визуально указать предстоящий путь и акцентировать внимание на том, что задача не завершена. Тем самым, вы сможете повысить вероятность выполнения задачи, а вместе с этим и конверсию сайта.

В данной статье очень кратко разобран лишь один способ улучшения пользовательского опыта. Если вы хотите узнать больше о UX-дизайне на основе поведенческой экономики, инженерной психологии и UX-исследований, то специально для вас мы составили электронный учебник «Конверсия на стероидах», в котором собрано множество подобных точек роста конверсии в виде удобного курса по UX-дизайну.

Приходите и прокачивайте свои скиллы в дизайне и набирайтесь убедительных аргументов для обоснования своих дизайн-решений перед заказчиками.

Зейгарник Блюма Вульфовна


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Блюма Вульфовна Зейгарник

Зейгарник Блюма Вульфовна  (1900-1988) — советский психолог и патопсихолог. Биография. Психологическое образование получила в 1927 г. в Берлинском университете у М. Вертгеймера, В. Кёлера, К. Левина, у которого выполнила первую научную работу. С 1931 г. работала в психоневрологической клинике Всесоюзного института экспериментальной медицины под руководством Л. С. Выготского. Вовремя Великой Отечественной войны проводила — в группе видных советских психологов (А. Р. Лурия, А. Н. Леонтьев, А. В. Запорожец, С. Я. Рубинштейн)  практическую работу по восстановлению трудоспособности раненых в нейрохирургическом госпитале на Урале. Возглавляла лабораторию психологии Института психиатрии Минздрава РСФСР. Профессор кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского университета. Исследования, В рамках работы в школе К. Левина осуществила всемирно известные исследования забывания завершенных и незавершенных действий. В этих исследованиях было показано, что незавершенные действия запоминаются лучше, чем завершенные, в 1,9 раза. Это получило название эффекта Зейгарник (Zeigarnik В. Das Verhalten erledigter and unerledigter Handlungen // Psychologische Forschung. 1927. N 9). В дальнейшем занималась проблемами патопсихологии, в частности патологии мышления, используя при этом методологию деятельностного подхода. В ее исследованиях была показана роль мотивационной опосредствованности нарушений познавательной деятельности при аномалиях личности. Были описаны генезис и динамика формирования патологических потребностей, структура нарушений иерархии мотивов, их опосредованности, осознанности и подконтрольности, регулирующая функция самооценки. На этой основе разработала систему комплексной патопсихологической диагностики.

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. – 2-е изд. доп. И перераб. – СПб., 2007, с. 202-203.


Сочинения:

Нарушение мышления при психических заболеваниях. М., 1957; Патология мышления. М., 1962; Введение в патопсихологию. М., 1969; Личность и патология деятельности. М., 1971; Основы патопсихологии. М., 1973; Патопсихология. М., 1976; Теория личности К. Левина. М., 1981; Теории личности в за рубежной психологии. М., 1982; Психология личности: норма и патология. М.; Воронеж: МПСИ, 1998.

Литература:

Б. В. Зейгарник // Психология: Биографический библиографический словарь / Под ред. Н. Шихи, Э. Дж, Чепмана, У. А. Конроя. СПб.: Евразия, 1999; Николаева В. В. Б. В. Зейгарник и патопсихология // Психологический журнал. 2003. № 3. Т. 24.

 

 

Блюма Вульфовна Зейгарник, советский психолог, основатель отечественной патопсихологии

Основные достижения в области психологии

Зейгарник начала свою деятельность в области психологии под руководством психолога из Берлина Курта Левина. Раскрытое в дипломной работе Зейгарник преимущественное запоминание незавершенных действий получило название «эффект Зейгарник».

Блюма Зейгарник вела свою работу в психоневрологической клинике. Трудилась в Институте экспериментальной медицины вместе с Выготским, применяя культурно-исторический подход к проблемам патологии психики.

В период Великой Отечественной войны Блюма Зейгарник занималась восстановлением ВПФ у солдат с черепно-мозговыми ранениями под руководством Лурия.

Готовые работы на аналогичную тему

После войны до$1967$ года Зейгарник возглавляла лабораторию патопсихологии при НИИ Психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР. Одновременно с этим она преподавала в МГУ им. Ломоносова.

Зейгарник является организатором системы повышения квалификации и переподготовки практических патопсихологов страны. Она принимала участие в международных психологических конгрессах в Москве и в Лондоне. Вклад Зейгарник в разработку различных психологических проблем был высоко оценен Американской психологической ассоциацией, которая в $1983$ году присудила ей премию Курта Левина.

Замечание 1

Блюма Зейгарник является одним из создателей факультета психологии МГУ, кафедры нейро-патопсихологии. Более сорока лет она занималась разработкой проблем патологии психики при душевных заболеваниях. Зейгарник, опираясь на теорию психологической школы Выготского — Леонтьева — Лурии, создала экспериментальную патопсихологию. Она подготовила много специалистов, которые и сейчас работают в разных сферах психологии.

Труды Зейгарник

В $1978$ году профессор Зейгарник была награждена Ломоносовской премией первой степени за серию работ, посвященных проблемам психических нарушений при разных психических заболеваниях, реабилитации и коррекции психически больных. В этих работах ею дано теоретико-методологическое обоснование психологическому изучению патологий психики и показано, что даже при различных психических заболеваниях выявляются те же закономерности функционирования психики, как и в норме. Как и в норме, при психических заболеваниях главным источником развития служит социальная среда и мир человеческой культуры. Собственная же активность больных является основным симптомообразующим фактором. В исследованиях Зейгарник четко показано, что распад психики – это не негатив в ее развитии и дано экспериментальное и теоретическое обоснование данного положения.

Результаты исследования Зейгарник в области патологии познавательной деятельности при психических заболеваниях обобщены в ее работе «Патология мышления». В этой монографии впервые представлено теоретическое обоснование подхода к изучению психологического феномена нарушений мышления, а также описаны методические приемы, адекватные для решения данной задачи, дана оригинальная систематизация основных нарушений мышления. Это дает ключ к пониманию генеза данных нарушений и открывает более широкие возможности для их дифференцированной диагностики.

Результаты изучения патологий личности при психических заболеваниях, изложены в работе «Личность и патология деятельности», изданной в $1971$ году. Зейгарник показала, что психологическое изучение личностных аномалий очень важно для определения природы психических болезней и для анализа нормальной психической деятельности. В этой книге приведено описание разных видов мотивационно-личностных нарушений, обоснована теоретически и эмпирически доказана роль личностного фактора в структуре измененных патологически психических процессов, обозначены средства психологической реабилитации пациентов посредством использования сохранного потенциала личности.

Замечание 2

Особое место среди работ Зейгарник занимает учебник «Патопсихология» для студентов, обучающихся психологии.

Зейгарник Блюма Вульфовна (1901-1988) — MyPsy

Зейгарник Блюма Вульфовна
(1901-1988)

Основательница факультета психологии МГУ, кафедры нейро- и патопсихологии. Ее труды были замечены Американской психологической ассоциацией. За значительный вклад в науку Блюме присудили премию имени Курта Левина, а в Советском Союзе Премию имени М. В. Ломоносова I степени. 

В своих работах Зейгарник описала психологические процессы: 

  • «Нарушения мышления у психически больных» и «Патология мышления» 
  • «Введение в психопатологию» и «Патопсихология»
  • «Личность и патология деятельности»
  • «Теория личности К. Левина»
  • «Психология личности: норма и патология» 

Детство 

27 октября 1901 года в провинциальном городке Литвы Пренай родилась Блюма. Девочка была единственным ребёнком в семье, поэтому вся родительская любовь принадлежала только ей. Отец, Вульф Герштейн, был предпринимателем и имел свой магазинчик, а мать — Роня Герштейн занималась домашним хозяйством. В семье говорили по-русски и на идише. Образование Блюма также получила на русском языке, так как в период 1863-1905 годов он являлся единственным государственным языком. Зато дома родители говорили на идише, обсуждая «взрослые дела». Это выглядело забавно, ведь Блюма прекрасно понимала суть разговора. 

Образование 

В возрасте 15 лет Блюма поступила в Минскую женскую гимназию сразу в 5-й класс. Все потому, что целых 4 года она страдала от вирусного менингита. Заболевание могло перерасти в серьезные осложнения, однако девочке удалось выздороветь и подготовиться к вступительным экзаменам. В гимназии она с отличием училась три года до 7-го класса.

Несмотря на жёсткие условия при поступлении, Блюма хотела получить высшее образование. Так, в 1918 году она сдала экзамены по курсу мужской гимназии. Бессонные ночи в библиотеке не прошли даром. Судьба знакомит Блюму с будущим мужем Альбертом Зейгарником, и уже через год они сыграли свадьбу. Близкие не поддерживали этот брак, однако спустя время разрешили молодоженам учиться в Германии. В 1922 году Блюма поступила на факультет философии Берлинского Университета, а Альберт – в Политехнический институт. 

Девушке не было дела до бурной студенческой жизни, она больше интересовалась курсами различных психологов. Особенно ее увлекали лекции приват-доцента Курта Левина. Этот человек получил не только качественное образование, но и являлся участником Первой Мировой войны. Про такую личность принято говорить: «У этого парня в голове полный порядок». Однако в то время элементарные для нас вещи могли понять лишь некоторые одаренные люди.  

Тайна официанта 

Почему мы нервничаем и продолжаем думать о деле, которое было прервано? И почему, когда мы его выполняем, сразу же о нем забываем? 

Интересно, что идея изучить странность избирательной памяти появилась случайно. Общаясь в кафе со своим наставником Куртом Левином, Блюма заметила особенности поведения официанта. Все заказы он не записывал, а просто запоминал. Тогда ученые подозвали его к себе и попросили перечислить, какие блюда заказывали посетители за соседним столиком. Официант не растерялся и назвал немалый список всех неоплаченных заказов. Но когда речь пошла об оплаченных, он начал медлить с ответом и сверяться с чеками. 

После этой встречи Зейгарник доказала, что незавершенные действия запоминаются в 1,8 раз лучше, чем завершенные. Это объясняется мотивационным напряжением. Ведь люди не любят неопределенность и стараются уменьшить ее любым способом. 

Гештальттеория 

Или по-другому это явление называется «Эффектом Зейгарник». В 1927 году Блюма провела эксперимент, где испытуемые должны были решить около 20 различных задач. Во время тестирования половина заданий была прервана экспериментатором до его завершения. После участников попросили перечислить выполненные задания. Они с лёгкостью вспоминали лишь те задачи, которые им не удалось завершить. 

Негласное правило кино 

В наше время люди нашли применение данной закономерности. Знакомо выражение «Я подсела на новый сериал»? Кинематографисты и ведущие телешоу намеренно заканчивают серию на самом интересном, чтобы «подсадить» зрителя. Они оставляют действия героев незавершенными, и таким образом заполучают внимание человека. 

Также эффект Зейгарник часто применяют психотерапевты. С его помощью клиенты могут избавиться от многих видов любовной и эмоциональной зависимости. Нужно только выявить то, что клиент считает незавершенным или прерванным. После этого, благодаря различным методикам человеку можно помочь завершить отношения.  

Незавершенная жизнь 

Казалось бы, получаешь известность и перед тобой открываются все двери. Однако Блюме Зейгарник это мало чем помогло в жизни. В 1931 году она вместе с мужем Альбертом вернулась на родину, в СССР. Как только не пытались коллеги отговорить их переехать. Те лишь смеялись и были уверены, что они в безопасности. 

Но ситуация в России только накаляется: 1940 год, близится Вторая Мировая война. Альберта Зейгарника арестовывают по подозрению в шпионаже. Блюма осталась с двумя маленькими детьми на руках, даже не зная о судьбе мужа. Вплоть до 1950 года она приносила передачки Альберту с надеждой, что он жив. А позже выяснилось, что Альберта расстреляли почти сразу же после ареста. Вдова посвятила себя работе. Во время войны она разрабатывала методы по лечению тяжелых ранений. А в 1943 году Зейгарник основала лабораторию патопсихологии в Институте психиатрии. 

Обычно выдающиеся люди оставляют после себя мемуары, очерки, истории и многое другое. Блюма же не оставила после себя ничего . Все потому, что однажды ее диссертацию украл один из сотрудников института психиатрии. Боясь, что ее обвинят в плагиате, она сожгла все черновики. 

Жизнь этой женщины была наполнена испытаниями на прочность и болью. Но в то же время чувством удовольствия за проделанную работу и знакомствами с интересными людьми. Эта хрупкая, миниатюрная дама была настоящим сокровищем. Она любила принимать гостей, в том числе и своих учеников, интересовалась их проблемами и хранила все самое сокровенное.

Ее пронзительный взгляд видел человека «насквозь». Поэтому в отношениях с другими людьми она была избирательна. В больном Блюма видела прежде всего личность, и именно под неё подбирала решения проблемы. Например, одному изобретателю вечного двигателя, она посоветовала представить Ученому Совету не все изобретение в целом, а только его отдельные части. Поэтому можно сказать, что Блюма Вульфовна не только хороший человек, но и авторитет для многих людей.

А вы слышали о Блюме Зейгарник и ее открытиях?

Блюма Вульфовна Зейгарник — биография и интересные факты

Блюма Зейгарник

Блюма Вульфовна Зейгарник – известный советский психолог, основатель отечественной экспериментальной патопсихологии.

Блюма Вульфовна Зейгарник родилась 9 ноября 1900 года в литовском городке Пренай в семье владельцев магазинов.

Училась в гимназии, очень рано в 19 лет вышла замуж за Альберта Зейгарника и в 1921 году вместе с мужем переехала в Берлин, где поступила в Берлинский университет на филологический факультет.

Случайно зашла на лекцию профессора М. Вартхаймера и заинтересовалась психологией. В 1924 году Зейгарник стала посещать семинар Курта Левина, который занимался психологией личности, в частности изучением движущих мотивов и поведения личности в зависимости от социальной среды. Одновременно Зейгарник посещала лекции у других профессоров, занималась в психиатрической клинике у К. Гольдштейна.

Широкую известность получила дипломная работа Зейгарник, выполненная под руководством Курта Левина в Берлинском университете. После проведения ряда экспериментов она обнаружила закономерность, вошедшую в науку под именем «эффект Зейгарник». Эксперимент заключался в том, что экспериментатор давал испытуемым за определённое время решить ряд задач, при этом часть задач специально не давали завершить, якобы из-за нехватки времени. Дальше испытуемому предлагали перечислить все задания, которые он запомнил.

В случае прерывания решения задач возникает определённый уровень эмоционального напряжения, что способствует сохранению этого «неудовлетворительного» действия в памяти. Среди сохранившихся в памяти действий отношение незавершенных действий к завершенным равно 1,9, т.е. результат отличается почти в 2 раза, число запомнившихся нерешенных задач вдвое превышает число запомнившихся решенных задач. Суть данного феномена заключается в том, что незавершенные действия сохраняются в памяти человека намного лучше, чем завершенные действия – в этом и состоит «эффект Зейгарник».

Спустя 40 лет после открытия эффекта Зейгарник боле 160 научных работ были посвящены уточнению этого эффекта и свыше 30 тысяч человек были задействованы в экспериментальных исследованиях с целью доказать или опровергнуть существование данного феномена. Практически все направления психологии пытались интерпретировать открытый Зейгарник эффект, поставив это на служение своим теориям.  

В 1927 году успешно защитив диплом, Блюма Зейгарник окончила Берлинский университет, но её исследования стали известны чуть раньше из доклада Левина на VIII Международном психологическом конгрессе.

В 1931 году Блюма Вульфовна Зейгарник возвратилась в Россию и стала заниматься наукой, работая в психоневрологической клинике Института экспериментальной медицины под руководством Л.С. Выготского. В эти годы она становится единомышленницей видных советских психологов. Зейгарник – одна из создателей факультета психологии Московского государственного университета, кафедры нейро- и психопатологии.

Тридцатые годы в ХХ века были тяжелыми как для молодой советской психологии, так и для психологов. После смерти Выготского его ученики подверглись гонениям. В 1938 году был арестован и погиб муж Б.В. Зейгарник, и она осталась одна с малолетним сыном.

Во время Великой Отечественной войны она эвакуировалась из Москвы и работала в нейрохирургическом госпитале на Урале. Здесь ею разрабатывались методы реабилитации больных после тяжелых ранений.

Общаясь с видными психологами страны, укрепилось её представление о патопсихологии как особой отрасли психологии. В дальнейшем Б.В. Зейгарник вплотную занималась проблемами патопсихологии, и в частности патологии мышления.

В послевоенный период Б.В. Зейгарник была заведующей лаборатории психологии в Институте психиатрии, созданной при её участии. Именно в этот период была сформирована особая ветвь психологии – экспериментальная патопсихология. Все свои наблюдения и исследования были обобщены в книгах: «Нарушения мышления у психически больных», «Патология мышления».

Следует подчеркнуть, что в ходе кампании по борьбе с космополитизмом Б.В. Зейгарник отстранили от заведования лабораторией, но в 1957 году была восстановлена в должности заведующей патопсихологической лабораторией и ещё 10 лет, до 1967 года проработала в ЦНИИ психиатрии.

Ряд книг были изданы Зейгарник после ухода на заслуженный отдых: «Введение в психопатологию», «Основы патопсихологии», «Патопсихология».

Она была противником массового использования психотерапии, считая, что развитая, гармоничная личность, критически оценивающая себя, способна сама справиться с внутренними проблемами, а людям с несформированной системой психической саморегуляции нужны психотерапевты.

Блюма Вульфовна Зейгарник стала известной благодаря открытому ею феномену, названному на её честь, и вошедшему в психологические энциклопедии, словари и учебники, а также благодаря выделению патопсихологии в особую ветвь науки со своей терминологией, системой и областью применения.

Выдающийся вклад в разработку психологических проблем был оценен: в 1978 году ей была присуждена Ломоносовская премия I степени. В 1983 году Американская психологическая ассоциация присудила ей премию имени Курта Левина.

Б.В. Зейгарник скончалась в 1988 году в Москве, прожив 85 лет.

Поделитесь с друзьями и оцените публикацию

Не пропустите и других известных личностей:

Эффект Зейгарника для развития бизнеса

Разработка продукта или услуги, ориентированная на задачу, даст наилучшие результаты, чтобы эффект проявился должным образом.

При разработке задачи важно, чтобы выполнение задачи имело эмоциональную пользу для человека, выполняющего задачу. Если для цели нет выгоды, система вознаграждений не будет привлекательной, что сделает задачу бессмысленной для цели.

Вот почему опросы почти всегда предлагают что-то для тех, кто их заполняет (даже если фактическое вознаграждение основано на случайности).В том же примечании, что касается опросов, полосы прогресса также показывают пользователям, насколько они продвинулись (приверженность), прежде чем они получат такое вознаграждение — вы можете разработать несколько задач , чтобы усилить эффект Зейгарник.

Вознаграждение не всегда должно быть ясным для человека, подвергающегося воздействию, — как и задача в этом отношении — должно быть ясно, какую пользу данная задача приносит пользователю. Еще раз важно отметить, что задача должна апеллировать к системе вознаграждения человека, подвергшегося воздействию.

Вот одну вещь, которую вам нужно понять и запомнить: люди покупают (с) эмоциями. Не чушь.

«Мы покупаем эмоции, а не вещи».

Представьте, что вам поручили создать рекламу производителя пива в Амстердаме — можно не согласиться с тем, чтобы описать рекламу как актуальную задачу для зрителей. Пожалуйста, потерпите меня.

Это ваше первое выступление, и вам поручено создать рекламный ролик, который будет отображаться на информационных экранах в общественном транспорте — реклама алкоголя строго регулируется, этот случай гипотетический, продолжайте меня — и вы хотели бы используйте эффект Зейгарник в рекламе, чтобы добиться максимального эффекта.

Вы создали раскадровку : путешествие героя и поручили продюсерской компании создать рекламу. Поскольку вы спроектировали путешествие героя, сохранив неповторимый дух эффекта Зейгарник, вы хотите дать рекомендации по редактированию рекламы на этапе постобработки.

В духе целевой группы реклама начинается с мужчины средних лет, идущего по десерту. Он использует свою рубашку, чтобы защитить голову от солнца. Капает пот, заставляя песок прилипать к коже.Солнце палит человека. Он чувствует отчаяние, во все стороны, на которые смотрит мужчина, на него смотрит только большее отчаяние. Нет абсолютно ничего. Мужчина должен продолжить свой путь, чтобы выжить. Губы потрескались, кожа тоже потрескалась, очевидно, мужчине нужно что-нибудь выпить. Опять же, он везде смотрит, но видит только песок. Теперь песок смотрит назад, он напоминает нашему герою о всеобщем запустении и пустоте. Ему нужно выпить.Кожа начинает гореть, это выглядит болезненно, но наш герой , кажется, ушел за пределы боли, он не вздрагивает. Ему нужно выпить. Наш герой продолжается. Он не может больше продолжать, ему нужно что-нибудь выпить, но куда бы он ни посмотрел, везде только пустота. Он падает на колени и собирается упасть лицом на песок. Есть концевой надрез. Больше ничего не показано. Что будет с нашим героем ? О чем вообще реклама?

Как незавершенные дела в конце недели ухудшают сон сотрудников в выходные из-за размышлений

БЕССОННЫЕ НОЧИ ЗЕЙГАРНИКА 29

Даббаг, Н.(2007). Онлайн-учащийся: характеристики и педагогическое значение.

Современные проблемы технологий и педагогического образования, 7 (3), 217-226.

doi: 10.2190 / DXJU-7HGJ1RVP-Q5F2

Де Ланге, А. Х., Компье, М. А., Тарис, Т. В., Гертс, С. А., Бекерс, Д. Г., Хаутман, И. Л., и

Бонжерс, П. М. (2009). Трудный день и ночь: продольное исследование взаимосвязи

между требованиями работы и ее контролем, качеством сна и утомляемостью. Журнал исследований сна,

18 (3), 374-83.DOI: 10.1111 / j.1365-2869.2009.00735.x

Демерути, Э., Баккер, А. Х., Геуртс, С., и Тарис, Т. (2009). Ежедневное восстановление после трудовых

усилий в нерабочее время. В S. Sonnentag, P. Parrewé, & D. Ganster (Eds.), Current

взгляды на исследования стресса на рабочем месте в контексте профессионального стресса и благополучия (том 7, стр. 85-

123). Бингли, Великобритания: Изумруд.

Dijksterhuis, A., & Meurs, T. (2006). Где обитает творчество: порождающая сила бессознательной мысли

.Сознание и познание, 15 (1), 135-46.

doi: 10.1016 / j.concog.2005.04.007

Донахью, Э. Г., Форест, Дж., Валлеран, Р. Дж., Лемир, П.-Н., Кревье-Брауд, Л., и Бержерон, Э.

(2012). Страсть к работе и эмоциональное истощение: посредническая роль размышлений

и выздоровления. Прикладная психология: здоровье и благополучие, 4, 341–368.

DOI: 10.1111 / j.1758-0854.2012.01078.x

Дорманн К. и Ван де Вен Б. (2014). Сроки в методиках изучения психосоциальных факторов на

работы.В M. F. Dollard, A. Shimazu, R. Bin Nordin, P. Brough, & M. R. Tuckey (Eds.),

Психосоциальные факторы в действии в Азиатско-Тихоокеанском регионе (стр. 89-116). Берлин: Springer.

Фолкман, С., Лазарус, Р.С., Дункель-Шеттер, К., ДеЛонгис, А., и Груэн, Р. Дж. (1986). Динамика

стрессовой встречи: когнитивная оценка, совладание и результаты встречи. Журнал

Личность и социальная психология, 50, 991-1003. DOI: 10.1037 / 0022-3514.50.5.992

Förster, J., Либерман, Н., и Хиггинс, Э. Т. (2005). Доступность от активных и реализованных целей.

Журнал экспериментальной социальной психологии, 41, 220–239. DOI: 10.1016 / j.jesp.2004.06.009

Fritz, C., & Sonnentag, S. (2007). Антецеденты проактивного поведения на дневном уровне: взгляд на работу

стрессоров и положительное влияние в течение рабочего дня. Журнал менеджмента, 35 (1), 94-111.

doi: 10.1177 / 0149206307308911

Законы взаимодействия с пользователем и способы их применения

CRO / 21 марта 2019 г.

User Experience — это область, которая затрагивает все дисциплины цифрового маркетинга.Независимо от того, проводите ли вы кампании в Google Рекламе, даете ли вы рекомендации на сайте в области SEO или настраиваете исходный код, конечный пользователь должен быть доволен, чтобы он мог выполнить действие, которое вы от него хотите. Хотя предоставление услуги, которая помогает пользователю, всегда должно быть первым шагом, даже отличные продукты, которые удовлетворяют реальную потребность, потерпят неудачу, если пользователи не будут рассматриваться. В противоположность этому, существует множество продуктов, которые не служат реальной цели, но по какой-то причине находят отклик у пользователей.В конце концов, переменные, связанные с успехом и неудачей, огромны, и их практически невозможно количественно измерить в этой обстановке. Что мы можем сделать, так это обсудить конкретные правила взаимодействия с пользователем, которые могут склонить чашу весов в вашу пользу, будь то с помощью логики или маркетинговых уловок.

Закон Фиттса

Закон Фиттса предсказывает, что время, необходимое для быстрого перемещения к целевой области, является функцией соотношения между расстоянием до цели и ее шириной. На английском это означает, что для взаимодействия с чем-то далеким и маленьким требуется больше времени и усилий.Для современного веб-дизайна это означает, что важные интерактивные элементы, с которыми вы хотите, чтобы пользователи взаимодействовали, должны быть «близкими» и «большими». Что я имею в виду под близким и большим? Взгляните на страницу продукта Lolë:

Кнопка «добавить в корзину» (интерактивный элемент) находится рядом с продуктом и достаточно велика, чтобы ее можно было легко выбрать с помощью мыши. Это почти идеальный пример действия закона Фиттса.

Закон Хика

Закон Хика описывает время, которое требуется человеку, чтобы принять решение в результате возможных выборов, которые у него есть.По сути, чем больше вещей вам нужно обдумать, тем больше времени у вас уйдет на принятие решения. Одно из наиболее практических применений этого закона — создание целевых страниц. Часто на целевых страницах есть несколько ссылок и слишком много текста. Это отвлекает пользователя, чрезмерно усложняет процесс и часто приводит к тому, что он выполняет действие, отличное от предполагаемого действия целевой страницы. По словам наших друзей из Unbounce, между обеими ссылками существует прямая корреляция:

..И количество слов:

.

Итак, будьте проще.

Закон Якоба

Современный веб-дизайн — это не погода, это климат. Что я имею в виду? Вообще говоря, у пользователей есть шаблон того, как выглядит веб-сайт электронной коммерции, банковское приложение или почтовый ящик. Знакомый дизайн, основа закона Якоба, более или менее гласит, что при разработке для Интернета вы должны учитывать, что у пользователей есть правила поведения, основанные на том, чего им ожидать, на основе того, что они испытали. Отказ от этого сценария — это ситуация «входите на свой страх и риск», если она когда-либо существовала.Распространенным применением этого Закона является «F View». Исследования показывают, что пользователи из стран, которые читают слева направо, уделяют больше внимания верхней, левой стороне и центру веб-сайта больше, чем любой другой области. Другой вопрос, вызвано ли это общими шаблонами проектирования или их результатом.

Закон Миллера

Закон Миллера основан на одной из наиболее цитируемых работ в области психологии: « Магическое число семь, плюс или минус два: некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию ».Этот закон гласит, что большинство людей могут хранить в своей рабочей памяти только от пяти до девяти объектов. Последствия для этого широкие, но когда они сосредоточены на области взаимодействия с пользователем, они очень применимы к опыту электронной коммерции. Ярким примером этого является большой спор между бесконечной прокруткой, разбиением на страницы и отображением / чтением. Если бы кто-то проинформировал себя, используя это правило, сразу стало бы ясно, что передовой практикой без тестирования было бы рекомендовать решения, основанные либо на разбивке на страницы, либо на отображении / чтении дополнительных опций.Это связано с тем, что бесконечная прокрутка позволяет пользователям становиться перегруженными и чрезмерно открытыми для продуктов и потенциально забывать или игнорировать новые продукты из-за слишком большого количества вариантов.

Закон Паркинсона и эффект Зейгарника

Если вы слышали старую пословицу и миф о том, что золотая рыбка вырастает только до размеров своего аквариума, то вы уже хорошо понимаете закон Паркинсона. Закон Паркинсона гласит, что «работа расширяется, чтобы заполнить время, доступное для ее завершения».Наиболее практичным и распространенным вариантом применения этого правила является включение таймеров на целевые страницы. Аналогичным образом, эффект Зейгарник — еще один закон, который использует этот тип метода для принуждения пользователей. Эффект Зейгарник утверждает, что люди запоминают незавершенные или прерванные задачи лучше, чем выполненные. Подобно таймеру, креативный маркетинг может использовать индикаторы выполнения, чтобы двигать пользователей вниз по воронке к конверсии.

Заключение : Законы UX

Пользовательский опыт — один из основных принципов оптимизации коэффициента конверсии.Обеспечивая надежное взаимодействие с пользователем, вы ставите своих пользователей и, надеюсь, клиентов на путь взаимной выгоды, когда пользователи чувствуют себя вознагражденными за взаимодействие с вашим продуктом, а вы, поставщик услуг, можете работать с чувственной гордостью, зная, что ваш продукт не только находит отклик у конечного пользователя, но работает с максимальным потенциалом.

Чтобы узнать больше о передовых методах оптимизации коэффициента конверсии, прочтите сегодня в блоге Bloom о пяти передовых стратегиях увеличения конверсии на ваших целевых страницах и веб-сайтах.

Если вам нужна помощь в создании целевых страниц или оптимизации коэффициента конверсии, получите индивидуальное предложение здесь.

Прочтите сначала:

Получите каждый свежий цветок Bloom на ваш почтовый ящик

6 способов оставаться продуктивным без вины за производительность

Жизнь — это трудный баланс, и вы не являетесь частью Cirque du Soleil, поэтому поддерживать это идеальное равновесие будет невозможно. В конце концов, не все хотят быть удивительно гибкими акробатами.

Однако все мы постоянно пытаемся запечатлеть ту идеализированную, совершенную жизнь, которую мы себе представляем.И эта жизнь требует продуктивных дней, недель и месяцев. Но иногда, независимо от того, насколько прекрасной может казаться наша жизнь, всегда возникает мучительное чувство, что мы можем делать что-то большее. Как гласит старая пословица: по ту сторону забора трава всегда зеленее. У этого чувства есть имя, вина производительности .

Итак, что именно — это вина производительности ?

Вина за продуктивность — это постоянное стремление к прогрессу без каких-либо преимуществ выполнения задач — это подавляющее, тревожное чувство , всегда желающего достичь большего или увидеть лучшие результаты.Даже если вы постоянно добиваетесь своих целей и заканчиваете работу по дому, вина за продуктивность — это тот тихий голос в глубине вашего разума, который спрашивает: «, что дальше?»

Вина за продуктивность особенно вредна, потому что она не делает различий между активными и ленивыми, отказываясь отдать вам должное за всю вашу тяжелую работу. Возможно, вы находитесь в самом конце 4-дневного марафона Sopranos , или вы только что заключили крупную сделку на работе, пошли за продуктами, убрали свой дом, ответили на 35 электронных писем и выгулили собаку — в любом случае наш мозг — это маленький жадный придурок, который все время ищет максимумов, которые приносит продуктивность.

Вину за продуктивность трудно идентифицировать, и еще труднее работать в прошлом, но есть пара психологов-теоретиков, которые пытались разобраться в этом.

Эффект Зейгарник — не новый фильм М. Найт Шьямалан

Вина за продуктивность — это не только результат нашего времени. В 1920-х годах русский психолог Блюма Зейгарник случайно наткнулся на феномен, который можно использовать, чтобы пролить свет на ту вину, которую мы чувствуем, чтобы продолжать производить и реализовывать.

Зейгарник придумала свою теорию однажды вечером, когда она пошла ужинать с друзьями и заметила, что их официант принимал каждый заказ по памяти. Она наверняка думала, что официант кое-что забудет, но, к ее удивлению, все получили именно то, что заказали.

Зейгарник и ее друзья вышли из ресторана, когда она поняла, что оставила шарф. Когда она вернулась спросить официанта, он ее совсем не вспомнил. Зейгарник, очень сбитая с толку, задавалась вопросом, как может кто-то с такой, казалось бы, хорошей памятью даже не вспомнить ее?

Официант объяснил себя тем, что он помнил людей только до тех пор, пока их заказы не были отправлены, а затем сразу позволил им ускользнуть из своей кратковременной памяти.

Эффект Зейгарник, по сути, показывает, что когнитивные ресурсы нашего мозга заняты незавершенными задачами, удерживая их на переднем крае.

Постоянно обрисовывая в общих чертах все мелкие задачи, которые нам необходимо выполнить, мы не даем себе возможности вдохнуть новую продуктивность, которую мы уже выполнили. Существует бесконечный менталитет: «Хорошо, а что дальше?»

Эффект Зейгарник доказывает, что основная предпосылка о виновности продуктивности существует уже давно. Разрабатывая план вдумчивого выполнения каждой задачи, мы можем помочь высвободить умственные ресурсы.А теперь самое важное — как, черт возьми, справиться с чувством вины за продуктивность и освободить часть этого ценного мозгового пространства?

Работа с производительностью Вина

Вина за производительность может бросить зловещую тень на нашу жизнь — и все же необходимо провести черту на песке, потому что производительность сама по себе вовсе не плохая вещь. Если вам удастся найти способ отделить опыт продуктивности от связанной с ним вины, вы — золото!

Вот несколько предложений, которые вы можете попробовать реализовать, чтобы достичь того, чего хотите.

1. Самоанализ несовершенства

Первым шагом к устранению вины за продуктивность является признание того, что невозможно быть совершенным.

Умственная и физическая энергия, которую мы прилагаем, пытаясь достичь этой мечты об идеальном существовании, может привести к опасным результатам, например, к постоянному подверганию себя тревоге и, как следствие, чувству вины за продуктивность.

Угадайте, что? Постоянное самоубийство — отстой! Это делает жизнь неинтересной и неблагодарной.

Смягчение симптомов вины за продуктивность не начинается с поиска способа решения этой проблемы.Игнорирование или забвение чувства вины, связанного с достижением целей продуктивности, может поставить нас в бесконечный цикл, в течение которого мы проводим дни, пытаясь выполнить как можно больше вещей, не получая при этом никаких преимуществ.

Сочетание современной культуры труда и взаимосвязанной социальной жизни означает, что мы постоянно создаем и ухаживаем за своей личностью и суетимся из-за того, как другие воспринимают нас.

Кроме того, в мире, который становится все более и более онлайн, термин «отключение от сети» почти исчез, что означает, что требуется больше усилий, чтобы проводить качественное время, наслаждаясь душевным спокойствием или успехами, которых мы действительно достигаем.

Примите свое несовершенное «я», и вы начнете ощущать и усваивать удовлетворение, которое приходит вместе с выполнением задачи, большой или маленькой.

Помните, что выполнение 7 из 10 дел в вашем списке дел по-прежнему чертовски хорошо, а остальные 3 пункта почти наверняка могут подождать до завтра. В конце концов, вероятно, есть веская причина, по которой они не были расставлены по приоритетам на сегодняшний день!

2. Похлопайте себя по плечу. Ты заслуживаешь это!

Один из ключевых принципов эффекта Зейгарник — идея, что, выполнив задачу, мы забываем о ней.По сути, мы становимся крошечными человечками размером с хомяка, бесконечно бегающими на колесе хомяка, потому что вместо того, чтобы чувствовать себя выполненными, когда что-то закончили, мы немедленно переходим к следующему незавершенному делу.

В следующий раз, когда у вас будет напряженный день, проявите немного любви к себе и потратьте немного времени, купаясь в сладкой, сладкой славе ощущения достигнутого, прежде чем приступить к следующему проекту.

Нам нужно стремиться к внутреннему миру, когда мы можем быть удовлетворены и гордиться тем, чего нам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО удается достичь, даже если эти успехи не на 100% идеальны или идеальны.

Приняв этот мир, мы, в конечном итоге, сможем стать более уверенными в себе и с большей легкостью уравновесить все элементы жизни.

Принятие расслабления и покоя, в конечном счете, позволит нам достичь некоторых из вещей, которые мы хотим и в чем нуждаемся. Но не в этом дело! Смысл в том, чтобы получить удовольствие от путешествия, а затем оценить результаты, когда вы туда доберетесь.

Погрузившись в путешествие, полюбив себя и процесс, вы сможете извлечь больше пользы из продуктивности, отбросив всю эту нервную энергию «всегда желать того, чего не могу иметь».

3. Ясность — ключ к успеху

Вместо того, чтобы зацикливаться на каждой отдельной задаче, попробуйте потратить некоторое время на ее анализ и создание стратегии. Вместо того, чтобы говорить: «Блин, мне действительно стоит пойти за библиотечным билетом и начать читать, я откладывал это уже 3 месяца», создайте четкий и конкретный план о том, как и когда вы сможете выполнить задание.

Следуя этим двум простым идеям — любви к себе и ясновидению, — мы можем избежать ловушки страха незавершенности.

В конечном счете, наличие задач, которые нам необходимо выполнить, на самом деле не является нашим стрессом. Мы нервничаем, потому что эти задачи не определены полностью, а потому страшны.

Страх неизвестности, верно? В фильмах ужасов эта идея использовалась всегда — часто монстр, которого вы никогда или редко видите, намного страшнее, чем тупо выглядящее чудовище с компьютерной графикой, которое появляется в первые пять минут.

Но если вы относитесь к своим задачам как к тупым компьютерным монстрам, они станут гораздо менее тревожными, и вам не придется беспокоиться о внезапном испуге прыжка, который заставит вас пролить очень большой доктор.Поперчите всю промежность штанов, чтобы казалось, будто вы обмочились на этом большом первом свидании.

Не все задачи созданы равными. Постарайтесь изолировать себя и составить план относительно действительно важных вещей, чтобы вы могли постепенно отказываться от них. Если другая задача может быть выполнена сразу и за несколько минут, просто позаботьтесь об этом! На одну вещь меньше, чем нужно одержимо размышлять по дороге домой из офиса на машине!

Стрижка газона определенно не должна иметь такой же эмоциональный вес, как звонок бабушке.И все же, если они являются пунктами 3 и 4 в вашем списке, то они оба в конечном итоге просто рутинная работа, через которую нужно пройти.

Подарите бабушке побольше любви! Подумайте обо всех тех 20-долларовых купюрах, которые она посылала вам каждый год на ваш день рождения!

4. Использование организационных инструментов

Думайте о самопомощи и организационных инструментах, как о хорошем виски. При ответственном и умеренном использовании стакан хорошего виски поможет вам расслабиться после долгого дня.При безответственном использовании виски может помочь вам принять очень плохие решения и каждое утро просыпаться в холодном поту с пульсирующей головной болью и приступом беспокойства.

Организационные инструменты представляют собой огромную, растущую отрасль по одной причине — миллионы людей сталкиваются со стрессом / чувством вины за продуктивность и нуждаются в использовании любых доступных инструментов, которые помогут им управлять своей перегруженной работой и личным расписанием. Организационные инструменты могут помочь вам выделить положительные и отрицательные модели в вашей работе и мышлении, а также могут помочь установить структуру в вашей жизни.

Все дело в том, чтобы найти те, которые лучше всего подходят для вас. Например, нельзя отрицать, что новая пара хороших кроссовок Nikes поможет вам безопасно и эффективно тренироваться в тренажерном зале, но они не помогут вам, если они 14-го размера, а у вас 9 футов.

Как и обувь, методы организации и саморазвития не являются универсальными концепциями.

Инструменты повышения производительности и списки дел ценны, если их эффективно использовать для достижения вашего успеха, но когда они начнут мешать вашему счастью, возможно, пришло время подумать о том, чтобы смыть их в унитаз.

Мы тяготеем к мыслителям, которые могут научить нас быть счастливыми и добиваться успеха. Часто этот совет приходит в виде ощутимых инструментов, которые мы можем использовать для улучшения нашей жизни.

Но вот в чем проблема. Избыток инструментов саморазвития может иногда принести больше вреда, чем пользы, поскольку они могут создать в нашей жизни нереалистичные ожидания.

Вдобавок ко всему продуктивность и счастье на самом деле субъективны — то, что сработало для того технического гуру / лайф-коуча, подкаст которого вы слушаете с религиозной точки зрения, не обязательно сработает для вас.Эти обширные и всеобъемлющие руководства по позитивному поведению игнорируют контекст жизни и ситуаций отдельных людей.

Помните — продуктивность и душевное спокойствие должны исходить изнутри вас. Никакие книги по саморазвитию или инструменты повышения производительности не станут чудодейственным средством от вины за продуктивность.

Однако, если вы можете найти систему, которая хорошо работает для вас, бегите с ней. Если приложение со списком дел, которое вы скачали, помогает вам на протяжении рабочей недели чувствовать себя удовлетворенным, уверенным и продуктивным, тогда продолжайте работать с ним!

5.Примите творческий процесс

Наша жизнь настолько переполнена черными задачами и тяжелой работой, что у большинства людей нет времени на творчество. И все же творчество — это фундаментальный процесс для устранения вины за продуктивность, потому что он может приносить больше удовлетворения, чем эти повседневные обязанности.

Пытаясь возродить наш творческий дух, мы можем отбросить вину за продуктивность и заменить ее чем-то гораздо более замечательным. Во всяком случае, работа над творческими проектами — отличная идея, потому что она позволит вам отвлечься от повседневных стрессоров, при этом сохраняя прилив эндорфинов, который сопровождает продуктивность.

Кроме того, работа над творческими проектами напрягает часть вашего мозга, которая может не очень много упражняться. Отступив на шаг от повседневной рутины, вы сможете взглянуть на вещи с другой точки зрения, а иногда все, что вам нужно, — это новый набор глаз, который поможет снизить стресс, связанный с производительностью.

Уделяя больше внимания творческим усилиям, мы также можем помочь сфокусировать объем наших задач в более сфокусированной перспективе.

Сведите к минимуму бремя ответственности

Важно помнить, что вы не должны пытаться избавиться от вины за продуктивность с единственной целью — быть более продуктивным.Вам следует попытаться избавиться от вины за продуктивность, чтобы вы могли чувствовать себя счастливыми и удовлетворенными огромным количеством вещей, которые вы действительно делаете каждый день.

Иногда производительность можно рассматривать как пряник, который тащат перед нами все сложные обязательства и высокие амбиции нашей жизни. Нам удалось усвоить обязанность продуктивности, и без вдумчивой практики продуктивности мы рискуем превратиться в тревожных и несчастных людей.

Это не означает, что нам следует избегать продуктивности. В конце концов, мы вносим свой вклад в общество, которое требует определенного уровня вовлеченности. У нас нет возможности отказаться от всего и решиться на лень, потому что мы не можем справиться с давлением ожиданий. Скорее, нам нужно уменьшить акцент, который мы придаем идее продуктивности, и дать себе некоторую опору.

В конце концов, на нас возложена большая ответственность, чем когда-либо прежде. Наше бремя, связанное с управлением нашей работой, домом и цифровой жизнью, стало только тяжелее — обязательство столь же простое, как немедленный ответ на это текстовое или электронное письмо.

Мы считаем само собой разумеющимся, сколько мы на самом деле делаем ежедневно, и это главный фактор, вызывающий чувство вины за продуктивность. Если мы начнем больше доверять своим успехам, чувство вины за продуктивность быстро исчезнет и перейдет в прошлое человеческого опыта.

Как мотивировать пользователя к достижению прогресса? -Эффект обеспеченного прогресса — Ganzio

TGI Fridays — отличное место, чтобы наесться досыта, особенно учитывая размер поданных порций.Кроме того, они используют один маленький трюк, который заставляет меня возвращаться — систему вознаграждений. Я получаю 1 балл за каждый потраченный доллар, и после того, как я набираю определенное количество баллов, я получаю награду за бесплатную еду!

Они также предлагают бесплатные закуски сразу же, когда вы присоединяетесь к программе вознаграждений по пятницам.

Это дало мне мотивацию продолжать накапливать очки в системе вознаграждений.

Это эффект гарантированного прогресса в действии.

Что такое «эффект гарантированного прогресса»?

Идея в том, что если вы дадите людям искусственный прогресс в достижении цели, они будут более мотивированы для выполнения задачи.

В 2006 году Джозеф С. Нуньес и Ксавье Дрезе продемонстрировали эту идею в исследовании под названием «Эффект прогресса: как искусственное развитие увеличивает усилия». … Они раздавали карты постоянного клиента постоянным клиентам автомойки. Каждая автомойка засчитывается по штампу на карточке. Клиенты могли получить бесплатную автомойку, получив 8 марок.

Покупатели разделились на 2 равные группы:

  1. Group A : получили карты с 10 слотами, но два слота уже были погашены (прогресс 20%).
  2. Group B : получили карты с 8 слотами, из которых ни один не был погашен (прогресс 0%).

Исследователи обнаружили, что 34% участников группы A (экспериментальная группа) полностью выкупили свои карты по сравнению с 19% участников группы B (контрольная группа). В обоих случаях за стирку нужно было платить 8 раз, но большая часть экспериментальной группы с инвалидностью выполнила задание. Один шаг лучше, чем ничего — я почувствовал вдохновение

Короче говоря, участники, которым было дано преимущество на пути к цели (2 отметки), чувствовали, что требуется меньше усилий и, следовательно, больше мотивации, чтобы добраться до финиша.

Почему это работает?

Давайте теперь углубимся в то, какие основные концепции способствуют этому эффекту.

Эффект Зейгарника:

Список задач Skyrim будет держать игрока в сознании, продолжая всплывать в его голове, пока он его не выполнит (Источник)

«Решено 6 из 69 задач» и «Выполнено 81%» показывает пользователю, что задачи еще не выполнены.

Вы когда-нибудь останавливались на середине просмотра великого триллера? Или остановились в видеоигре, не достигнув своей цели?

Люди лучше запоминают незавершенные или прерванные дела, чем выполненные.

Этот эффект был замечен литовским психологом Блум Зейгарник в 1927 году. О ее эксперименте и выводах вы можете прочитать в исследовательской статье. « Выполненные и незавершенные задачи ».

Всякий раз, когда задача не выполнена или не завершена, она беспокоит нас, создает напряжение и продолжает плавать в нашем сознании, пока не будет завершена. Но это напряжение исчезнет, ​​как только мы выполним задание.

Следовательно, люди более мотивированы для выполнения текущей задачи.Мы хотим получать удовольствие, когда видим «100% выполнено» или огромную зеленую галочку в конце задачи.

Этот трюк отлично работает с телешоу, в котором в конце эпизода используется клиффхэнгер, позволяя зрителю гадать, что будет дальше.

С помощью этого эффекта дизайнеры могут заставить пользователей выполнить задачу, которую в противном случае они бы не выполняли.

Целевой эффект градиента:

Желание достичь цели возрастает по мере приближения к ней.

Людей мотивирует то, сколько осталось, а не то, как далеко они продвинулись.

В приведенном выше примере кофейня награждает своих клиентов бесплатным кофе после 9 покупок. По мере приближения покупателя к цели его покупки становятся более частыми , чтобы получить желанный бесплатный кофе.

Кроме того, наблюдая за экспериментом с автомойкой Джозефа К. Нунеса и Ксавьера Дрезе, клиенты, заработавшие 2 бесплатных марки, достигли своей цели на быстрее , чем клиенты с обычной картой (несмотря на то, что обе группы должны были платить за автомойка 8 раз).«Фора» дала толчок первой группе, и им потребовалось меньше времени, чтобы совершить 8 покупок. Время между 2 покупками уменьшалось по мере приближения к цели.

Это отличный инструмент для удержания пользователей. Если вы разрабатываете цифровые продукты и ищете, где применить целевой эффект градиента, ищите области, где пользователи склонны поскользнуться.

Целевой эффект визуализации:

Индикатор выполнения побуждает пользователей заполнить профиль

Визуализация цели по мере приближения к ней улучшает ее достижение.

Чима и Багчи

В основном, когда пользователи могут визуализировать финишную черту, они мотивированы и прилагают больше усилий для ее пересечения.

Индикатор выполнения — отличный пример. Это может помочь пользователям сформировать ожидания, указав, какие шаги были предприняты, где находится пользователь, каковы следующие шаги.

LinkedIn прекрасно использует эту технику в процессе регистрации, сообщая пользователям, какая часть их профиля заполнена, а также рекомендуя шаги, которые необходимо предпринять, например «Добавить изображение профиля».

Эти инструменты оказались полезными в арсенале продуктового дизайнера для повышения вовлеченности, удержания и мотивации пользователей. При разумном использовании они могут улучшить процесс адаптации. Это может порадовать пользователей, заставляя их проводить больше времени на вашей платформе, что, в свою очередь, улучшает конверсии и общее использование. В конце концов, кому не нравится легкий старт и приятное чувство выполнения задачи?

выводы

  • Эффект прогресса может побудить пользователей работать над достижением цели.
  • Искусственное продвижение заставляет пользователей поверить, что они уже добились прогресса, и, следовательно, у них больше шансов выполнить задачу.
  • Переформулируйте задачи так, чтобы они выглядели неполными, а не запущенными вообще (например, «Вход в систему» ​​в качестве шага 1)
  • Чем приближает пользователей к выполнению задачи, тем быстрее они работают над ее достижением.
  • Люди запоминают незавершенные или прерванные дела лучше, чем выполненные.
  • Мотивация может быть усилена Визуальное представление прогресса и финишной черты.

Клиффхэнгеров в ED. Сент-Эмлинс • Сент-Эмлинс

Мне посчастливилось получить всестороннее введение в человеческий фактор, любезно предоставленное доктором Гаретом Гриером (@uncgiggaz), с которым мне посчастливилось работать в качестве одного из моих боссов. Среди множества концепций, о которых мы говорили, общим знаменателем была пропускная способность, с которой многие из нас уже знакомы, а другие могут быть новичками.

Что такое пропускная способность?

Мы концептуализируем пропускную способность по существу как количество ресурсов, которые у нас есть для выполнения задач. Мы не можем сосредоточиться на неопределенном количестве задач, у нас есть ограниченная способность концентрироваться и уделять внимание событиям. Пропускная способность, как и многие медицинские человеческие факторы, по-видимому, была заимствована из авиационной безопасности. Этот термин используется для общения, когда человек перегружен работой. Но что это? Эта концепция, вероятно, будет ярким способом описания того, что психологи изучали и теоретизировали в течение многих лет и, вероятно, распознали бы как форму рабочей памяти.Рабочая память — это теоретическая конструкция, которая была впервые предложена в 1960-х годах Баддели и Хитчем. Теоретически это было средством развития концепции кратковременной памяти. Компоненты модели рабочей памяти показаны ниже:

Центральная исполнительная власть фактически является боссом. Он координирует и контролирует деятельность других компонентов. Это механизм, который решает, на что и когда мы обращаем внимание. Фонологический цикл — это внутренний голос, который позволяет повторять и репетировать числа и слова, которые мы хотим повторить.Визуально-пространственный блокнот сродни внутреннему глазу и позволяет нам визуализировать информацию. Эпизодический буфер — это, по сути, временное хранилище, которое объединяет все входные данные фонологической петли и визуально-пространственного блокнота. Альтернативный и более простой способ просмотра показан здесь:

Лично мне нравится рассматривать пропускную способность как аналог рабочей памяти. Это способ работы с новой информацией в ED. В 1956 году Джордж Миллер широко пропагандировал идею о том, что средний человек может хранить 7 +/- 2 бита информации в том, что сейчас известно как рабочая память.Ясно, что есть исключения из этого правила, и некоторые люди будут работать лучше или хуже, чем другие в этом отношении. Эти биты информации могут быть улучшены за счет «разбиения» групп информации вместе. Как бы вы ни описывали нашу способность обращать внимание на информацию, будь то пропускная способность или рабочая память, основным фактором, влияющим на нашу способность эффективно работать, является когнитивная нагрузка. Когнитивная нагрузка — это количество умственных усилий, затрачиваемых в любой момент времени. Когнитивная нагрузка — важный фактор в том, как мы работаем в ED.Отвлекающие факторы и перерывы увеличивают когнитивную нагрузку и уменьшают количество доступных нам ресурсов для решения других проблем. Мы должны стараться не отвлекаться и не отвлекаться при выполнении задач, но на самом деле это происходит постоянно. Представьте себе, что вы подписываете ЭКГ при телефонном звонке на заднем плане, когда пациент шумит, медсестра ждет, чтобы назначили обезболивающее, и младший коллега хочет обсудить пациента. Это не редкость, и это иллюстрирует когнитивную нагрузку, которой мы подвергаемся.Как это можно смягчить? Дайте понять коллегам, что пока вы выполняете задание, вас не следует отвлекать, и действительно, такое отношение следует принимать и поощрять в отделе. Повышение когнитивной нагрузки приводит к ошибке.

Эффект Зейгарника

Блюма Зигарник была советским психологом / психиатром. Если вы когда-либо смотрели телесериал, вы должны быть хорошо знакомы с эффектом Зейгарник или более известным в этом контексте как захватывающий дух.Об одноименном эффекте невероятно важно знать, особенно в загруженных средах, таких как отделение неотложной помощи. Эффект Зейнгарника был впервые теоретизирован после наблюдения, что официант лучше сможет вспомнить заказ неоплаченного счета, чем заказ оплаченного. Эта идея была подтверждена серией экспериментов. Эффект эффективно означает, что человек будет продолжать размышлять и лучше вспоминать прерванные или незавершенные задачи, чем выполненные. Видеоигра «Майнкрафт», пожалуй, лучший пример эффекта Зейгарник, который частично может объяснить его необъяснимый успех; это бесконечная незавершенная задача.Если рассматривать это с точки зрения пропускной способности, можно увидеть, как быстро серия незавершенных / прерванных задач может ослабить способность уделять внимание новым событиям или проблемам. Другими словами, если кто-то не выполнит задачу, это снизит способность человека заниматься дальнейшими задачами. Хорошая новость заключается в том, что эффект Овсянкиной, названный в честь коллеги Зейгарник, предполагает, что люди мотивированы вернуться к выполнению прерванных задач. Именно манипуляция этими двумя эффектами делает некоторые рекламные стратегии такими успешными.

Эффект Зейгарник полезен и тем, кто учится. Обычно люди одобряют учебу в течение короткого периода времени, а затем делают перерыв, прежде чем вернуться к учебе. Это практическое применение эффекта Зейгарник. Эффективность и запоминание лучше, если кто-то будет делать регулярные перерывы и срывать учебу, чем если бы вы изучали всю тему за один присест.

К сожалению, эффект Зейгарник также, вероятно, является причиной того, что мы боремся с сожалением.«Если бы я только сделал x, y или z…», этот эффект снова работает. Мы задумываемся и теряем сон из-за чувства бездействия — болеем за эту Блюму.

Я думаю, что об этом эффекте полезно знать, особенно во время загруженной смены. Избегайте бесконечных задач, не решая хотя бы некоторые из них. Поступая таким образом, вы избежите перегрузки вашей полосы пропускания, вы избежите ошибок при выполнении последующих задач в том виде, в каком они представляются сами собой, и не перегрузите себя!

Эвристика

Это еще не конец мрака и гибели! С опытом становится меньше полагаться на рабочую память и больше полагаться на эвристику.Эвристика иначе известна как эмпирическое правило. По мере того, как мы получаем все больше знаний и опыта, мы разрабатываем новые эвристики, которые позволяют нам быстро принимать решения. В определенных ситуациях наши инстинкты или эвристика могут сэкономить нам время и потребовать меньшей когнитивной нагрузки, тем самым предоставляя человеку большую пропускную способность. Эти эвристики особенно полезны в критических по времени сценариях, например, если мы можем столкнуться с ними в реанимационной палате. Это тема, о которой много писал Герд Гигеренцер.Я бы сказал, что его книга «Внутренние чувства: короткие пути к лучшему принятию решений» должна быть в списке литературы для каждого врача скорой помощи, молодого или пожилого.

Итак, что все это значит?

  • У нас ограниченная пропускная способность
  • Пропускная способность — это наша способность решать текущие задачи
  • Мы можем обрабатывать 7 +/- 2 бит информации
  • Эффект Зейгарника снижает нашу полосу пропускания
  • Увеличение когнитивной нагрузки снижает пропускную способность и увеличивает количество ошибок
  • Отвлечения — частый источник повышенной когнитивной нагрузки
  • Экспертиза приводит к эвристике, которая позволяет нам обойти нашу рабочую память

Ура!

Богатый

@richcarden

Дополнительная литература

Перед тем, как уйти, не забудьте…

Автор: Ричард Карден

Д-р Ричард Карден MBChB MSc BSc (Hons) PGCert FHEA MAcadMEd RAMC (V) Д-р Ричард Карден MBChB MSc BSc (с отличием) PGCert FHEA MAcadMEd RAMC (V) — стажер по неотложной медицинской помощи в Лондоне.В настоящее время он является кандидатом наук о травмах в Центре травматологических наук. Он майор британской армии в составе 335-го полка медицинской эвакуации. Он является соучредителем Национального исследовательского и инновационного объединения и руководителем модуля для получения степени магистра в области неотложной медицинской помощи и реанимации в QMUL. Вы можете найти его в твиттере под именем @richcarden

.

Память для незавершенных задач: повторное исследование эффекта Зейгарник

1 Уэслианский университет WesScholar Division III Публикации факультета Естественные науки и математика Январь 1991 Память для незавершенных задач: повторное исследование эффекта Зейгарник Коллин М.Мичиганский университет Зейферта — Анн-Арбор, Мичиганский университет Андреа Л. Паталано — Анн-Арбор Следуйте за этой и другими работами по адресу: Часть Рекомендуемого цитирования Сообщества когнитивной психологии Зайферт, К. М., и Паталано, А. Л. (1991). Память для незавершенных задач: переосмысление эффекта Зейгарник. В материалах тринадцатой ежегодной конференции Общества когнитивных наук [ссылка] (стр.). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. Этот вклад в книгу предоставляется вам в бесплатном и открытом доступе отделом естественных наук и математики в WesScholar.Он был принят для включения в Публикации факультета III Дивизиона уполномоченным администратором WesScholar. Для получения дополнительной информации обращайтесь по телефону

2 Seifert, C. M., & Patalano, A. L. (1991). Память для незавершенных задач: переосмысление эффекта Зейгарник. В материалах тринадцатой ежегодной конференции Общества когнитивных наук (стр.), Чикаго, Иллинойс. Память для незавершенных задач: переосмысление эффекта Зейгарник * Коллин М.Зайферт, факультет психологии, Мичиганский университет, 330 Паккард-роуд, Анн-Арбор, штат Мичиган (313) Андреа Л. Паталано, факультет психологии, Мичиганский университет, 330, Паккард-роуд, Энн-Арбор, штат Мичиган (313) ранее нерешенные проблемы, особенно когда обстоятельства более благоприятны для их решения. Зейгарник (1927) широко цитируется за открытие, что прерванные задания запоминаются лучше, чем выполненные; однако частые повторения и неповторения объяснялись с точки зрения социально-психологических переменных (Prentice, 1944).В настоящем исследовании изучаются различия в памяти для задач, основанные на статусе завершения, путем обращения к когнитивным переменным, таким как характер прерывания, время, затраченное на обработку, и размер набора. В одном эксперименте с использованием словесных задач испытуемые были прерваны на половине задач после короткого интервала активного решения проблем, и выполненные задачи на самом деле запоминались лучше, чем прерванные. Однако на решение проблем, которые были прерваны, неизбежно приходилось тратить меньше времени на обработку.Во втором эксперименте время оставалось постоянным, что позволяло испытуемым отказываться от задач, которые они не могли выполнить. В этом эксперименте был получен противоположный результат, тиражируемый Зейгарник и демонстрирующий лучший доступ к нерешенным проблемам в свободном отзыве. Однако улучшенная запоминаемость в этом исследовании могла быть результатом тупиковой ситуации, связанной с решением проблем, а не «прерыванием» как таковым. Эта успешная репликация также включала различия в размерах наборов в пользу неполных задач. В этих условиях статус завершения может служить полезным указателем прошлых проблемных ситуаций.Эти эксперименты успешны в идентификации. * Это исследование было поддержано Управлением военно-морских исследований по контрактам N и N Гретхен Деттлофф, и Мишель Беррис оказала ценную помощь в проведении первого эксперимента. когнитивные переменные, которые объясняют, когда можно приостановить работу над неудавшейся проблемой и вспомнить ее позже. Введение В мире мы постоянно сталкиваемся с проблемами, которые нужно решить. Например, научиться управлять новым прибором, уравновесить чековую книжку или разгадать кроссворд — вот лишь некоторые из проблем, с которыми мы обычно сталкиваемся.Иногда мы можем решить проблему в тот момент, когда она возникает; вскоре после того, как он принесет домой из магазина, может заработать новый прибор. В других случаях из-за прерывания, отсутствия необходимых ресурсов или неудачных попыток мы вынуждены отказаться от работы над проблемой, прежде чем мы успешно придем к решению. Например, легко представить, что вы застряли на разгадывании кроссворда и в конечном итоге отказываетесь от занятия другим делом. Очевидно, было бы большим преимуществом иметь возможность извлекать ранее нерешенные проблемы, чтобы повторить выполнение задач.Существует предположение, что человеческое познание способно воспользоваться улучшенными обстоятельствами, чтобы повторно попытаться достичь поставленных ранее невыполненных задач. Однако для этого неполные задачи должны быть сохранены и извлечены из памяти. Каковы различия в способах кодирования и запоминания завершенных и прерванных задач, если таковые имеются? Есть ли в памяти особый статус для проблем, которые мы намеревались решить, по сравнению с теми, которые мы уже решили? 114

3 Широко цитируемые результаты классического эксперимента Зейгарник (1927) утверждают, что прерванные задачи действительно сохраняют в памяти особый статус.В эксперименте Зейгарник испытуемым было предложено выполнить примерно 20 заданий. Эти задания включали в себя умственные проблемы, такие как арифметика и головоломки, а также ручные навыки, включая конструирование картонных коробок и создание глиняных фигур. В ходе выполнения половины этих заданий испытуемые были прерваны до завершения задания и были вынуждены отложить его. Прерывание наступило, «когда испытуемый выглядел наиболее поглощенным своей работой». Сообщалось, что это произошло, когда субъект обнаружил, как должна быть решена проблема, но еще не предвидел конечный результат.Испытуемым было разрешено выполнить вторую половину заданий. После выполнения всех задач, хотя и не всегда до конца, испытуемых просили сообщить обо всех проблемах, используя метод бесплатного отзыва. Зейгарник обнаружил, что незавершенные задачи будут отозваны на 90% чаще, чем завершенные. Кроме того, как в первой, так и во второй позиции отзыва незавершенные задачи упоминались в три раза чаще, чем завершенные. Зейгарник пришел к выводу, что прерванные задачи имеют значительное преимущество в памяти по сравнению с выполненными.Хотя теория о том, что нерешенные проблемы имеют особый статус в памяти, является привлекательной, результаты эксперимента Зейгарник кажутся несколько нелогичными. Любое мемориальное преимущество в эксперименте Зейгарник должно заключаться в выполненных задачах, поскольку субъект, по логике, должен тратить в среднем больше времени на выполненные задачи. Однако, хотя на прерванные задачи предположительно тратится меньше времени, они чаще вспоминаются в эксперименте Зейгарник. Зейгарник объяснил этот эффект с точки зрения мотивационных факторов, предполагая, что, когда субъект намеревается выполнить операции, требуемые одной из задач, у субъекта возникает «квазипотребность» для выполнения задачи.Это похоже на возникновение системы напряжения, где выполнение задачи означает устранение системы напряжения или удовлетворение квазипотребности. Таким образом, утверждает Зейгарник, мемориальное преимущество прерванных задач должно быть связано с продолжением той квазипотребности, которая мотивирует возвращение неудовлетворенных задач. С тех пор были предложены дополнительные социальные, мотивационные и личностные факторы для объяснения результатов вариаций и модификаций оригинального эксперимента Зейгарник. Богославский и Гатри (1941) предположили, что напряжение, присутствующее во время решения проблемы, увеличивает запоминаемость проблемы.Эта гипотеза объясняет их выводы о том, что испытуемые лучше всего запоминали задачи, которые следовали за прерванными задачами, независимо от того, были ли «последующие» задачи сами прерваны или завершены. Другие исследования обнаружили контексты, в которых эффект Зейгарник не проявлялся. Розенцвейг (1943) выдвинул гипотезу о форме подавления, чтобы объяснить невоспроизведение результатов Зейгарник. В этом исследовании, в котором испытуемым сказали, что задания включают тест интеллекта, они запомнили больше выполненных, чем прерванных заданий.Другие предложили факторы, связанные со стрессом (Glixman, 1949), индивидуальные различия (Alper, 1946) и утомляемость субъектов (Zeigarnik, 1927), чтобы объяснить расхождения между их результатами и исходными данными Зейгарник. Использование теорий, основанных на социальных, мотивационных и личностных переменных для объяснения различий в памяти, имело ограниченный успех. Такие теории не смогли объяснить многочисленные, казалось бы, противоречивые результаты (см. Prentice, 1944). С большей степенью успеха можно было бы попытаться объяснить исходные результаты Зейгарник и некоторые последующие манипуляции с точки зрения когнитивной модели решения проблем.Пересматривая эффект Зейгарник с точки зрения современных теорий представлений о проблемах, целей и контекстных эффектов, возможно, мы сможем объяснить обстоятельства, при которых будет возникать эффект Зейгарник, и то, как он может функционировать в более широкой памяти и когнитивной архитектуре решения проблем. . В этой статье мы исследуем эффект Зейгарник и исследуем факторы, включая характер прерывания, время обработки, затрачиваемое на проблемы, и контекст установленного размера неполных проблем.Изучая эти когнитивные факторы, мы пытаемся учесть как исходный эффект, так и множество исследований, которые временами не смогли его воспроизвести. Эксперимент 1 В этом первом эксперименте мы попытались максимально приблизить методы Зейгарник (1927) и воспроизвести эффект лучшей памяти для неполных задач. Однако одно необходимое изменение заключалось в том, чтобы использовать только задачи по решению проблем, а не включать ручные и художественные задачи, как в Зейгарник. Чтобы посмотреть на роль когнитивных факторов в прогнозировании и объяснении запоминаемости проблемы, в следующем эксперименте будет предпринята попытка воспроизвести оригинальные результаты Зейгарник с использованием исключительно когнитивных задач по решению проблем.Используя словесные задачи, мы управляли прерыванием задачи по сравнению с завершением каждой задачи. Наша цель состояла в том, чтобы определить, может ли наблюдаемый Зейгарник контринтуитивный эффект сохраняться как феномен памяти в контролируемых лабораторных условиях. Предметы метода. Испытуемыми были 39 студентов бакалавриата (25 женщин и 14 мужчин) из Мичиганского университета. Испытуемые получили зачетные баллы за вводный курс психологии. Материалы. В этом исследовании использовалось двадцать словесных задач, включая математические, логические и интуитивные рассуждения (из Mosler, 1977).Все задачи были предварительно протестированы на отдельной группе испытуемых и были отобраны по степени успешности выполнения, каждая из которых требовала от 15 секунд до 4 минут на решение. Каждая задача была представлена ​​на отдельном листе бумаги с местом под задачей для написания решения. Каждая задача имела короткое название, например «Мост». После каждой проблемы была оценочная шкала. По каждой задаче испытуемых просили оценить, насколько они уверены в правильности своего ответа.Оценка 1 означала «уверен, что это неверно», а оценка 7 означала «уверен, что это правильно», и испытуемым было предложено использовать промежуточные значения, когда это уместно. Дизайн и процедура. Каждый испытуемый тестировался индивидуально в течение одного часа. Испытуемым были даны следующие инструкции: Вам будет предложен ряд задач. Вы будете работать над проблемами по очереди. Пожалуйста, работайте как можно быстрее и точнее. Показать свою работу. Не пытайтесь угадать проблему; попробуйте решить каждый из них и укажите свой лучший ответ.Как только вы решите задачу, я дам вам поработать над другой. Каждая из этих задач случайным образом сопоставляется с временным интервалом различной длины. Я остановлю тебя в это время. Не волнуйтесь, если вам не удастся решить задачу. Я проведу еще один, и вы сможете действовать в соответствии с инструкциями. У вас есть вопросы? Следуя этим инструкциям, испытуемым было предложено два практических задания. Первый был простым, и каждый испытуемый проходил его от 30 до 210 секунд.Второй был очень трудным, и экспериментатор успешно прерывал каждого испытуемого, говоря: «Пожалуйста, остановитесь сейчас» между 15 и 60 секундами постановки задачи. Экспериментатор следовал этой процедуре набора упражнений с каждой из 20 тестовых задач. Тестовые задачи были представлены в едином случайном порядке для всех испытуемых. Каждому испытуемому прерывали половину задач и позволяли выполнить другую половину. Порядок прерывания внутри задач уравновешивался тематикой.Если задача должна была быть завершена, испытуемому давалось достаточно времени, чтобы закончить и обозначить это (максимальное время до завершения составляло 4 минуты). Если задача должна была быть прервана, экспериментатор пытался прервать испытуемого, когда она была «наиболее поглощена проблемой» (Зейгарник, 1927) (после того, как она прочитала задачу полностью, но до того, как она написала полный текст). отвечать). Минимальное время до прерывания составляло 15 секунд для каждой проблемы и от 15 до 30 секунд для большинства испытаний, чтобы гарантировать, что испытуемые будут остановлены перед решением.Когда испытуемый завершал задачу, испытуемый давал оценку уверенности (незавершенные задачи не выставлялись). После того, как испытуемый был прерван или задача была завершена и оценена, экспериментатор удалял проблему и вводил другую. Этот цикл повторяется до тех пор, пока не будут представлены все проблемы. Сразу после исчерпания набора задач испытуемому был предложен бесплатный тест на запоминание. Испытуемых просили вспомнить все проблемы, которые они могли вспомнить. Их попросили написать ровно столько, чтобы однозначно определить проблему, которую они имели в виду.Следуя процедуре Зейгарник, регистрировалась точка свободного припоминания, когда испытуемые, казалось, исчерпали первоначальный всплеск. Результаты. Все ответы на вопросы, связанные с решением проблем, были оценены независимым экспертом как «завершены» или «не выполнены» на основании информации, написанной испытуемыми. Все испытания, в которых запланированное прерывание или завершение не было успешным, были исключены из анализа. Это составило 11 из 680 попыток или 1,6% данных. Десять из этих одиннадцати отклоненных испытаний были испытаниями, которые следовало прервать, но на самом деле субъект завершил их.Свободный отзыв оценивался путем подсчета запомненной проблемы, если письменный протокол однозначно идентифицировал одну из 20 тестовых проблем. Диапазон пропорций запоминания прерванных заданий составлял от 0 до 0,9 при среднем значении 39. Пропорции отзыва для выполненных задач варьировались от 0,1 до 0,9 со средним значением 54. Это различие было значительным, t (38) = 4,368, p = 0,00, при этом выполненные задачи вспоминались чаще, чем незавершенные. Тот же результат получается при сравнении свободного отзыва только до точки первой паузы, как и в анализе Зейгарник (1927).Для завершенных задач не было различий в припоминании, были ли предоставленные решения на самом деле правильными (средняя доля отозванных правильных проблем составляла 60, неправильных — 0,52, t <1). Еще одним показателем статуса завершения может быть уровень уверенности испытуемой в своем ответе. Поэтому анализ проводился с использованием рейтинга уверенности субъекта в качестве независимой переменной. Из-за концентрации оценок на концах шкалы (возможно, потому что, когда испытуемые решали, когда прекратить работу над проблемой, они могли иметь четкое представление о том, когда их ответы были правильными или неправильными), семибалльная шкала уверенности был разбит на три части.Основным эффектом была оценка уверенности, когда испытуемые запоминали задачи, на которые они уверенно отвечали (более четырех по семибалльной шкале), со средним значением 56 напомнил, что лучше, чем те, для которых им не хватало уверенности (оценка менее четырех по семи балльной шкале по шкале баллов), со средним отзывом 27, t (38) = 4,349, p = задачи с уверенным завершением также вспоминались лучше, чем задачи, оцененные по средней шкале (для задач с оценкой 4 по семибалльной шкале среднее число вспоминаемых задач = 0,32), t (38) = 3,434, p =.001. Эти полностью уверенные задачи вспоминались значительно чаще, чем прерванные задачи 116

5 (t (38) = 3,6, p = 0,001). Однако не было различий в пропорциях отзыва для прерванных, завершенных, неуверенных и завершенных. проблемы со средней точкой. Хотя правильность не повлияла на вывод о том, что завершенные задачи вспоминаются лучше, чем прерванные, уровень уверенности субъекта в завершении задач действительно коррелирует с отзывом.Существует разница в припоминании категорий «завершено-уверенно» и «завершено-неуверенно», при этом задачи с оценкой «уверенно» вспоминаются чаще. Уверенность можно рассматривать как отражение того, насколько «полным» респондент считал свой ответ, поэтому проблемы с более низким рейтингом уверенности вспоминаются так же часто, как и прерванные задачи. Поскольку испытуемые сами прекратили свои усилия по решению проблем, низкие рейтинги достоверности могут указывать на то, что они отказались от попыток решения, даже если они были неполными.Более высокие рейтинги уверенности могут указывать на то, что испытуемые чувствуют себя удовлетворительно завершившими задачи, которые им было разрешено закончить. Приведенный выше анализ показывает, что свободная память для отзыва для выполненных задач лучше, чем память для прерванных задач. Однако это неудивительно, учитывая, что испытуемые тратили значительно больше времени, как при правильном, так и при неправильном решении, на завершенные задачи, чем на неполные. Это различие логически необходимо, если кто-то хочет манипулировать тем, какие задачи завершены, и поддерживать одинаковый размер двух условий.В описании своей методики Зейгарник нет информации о том, как долго испытуемым разрешалось работать над прерванными задачами по сравнению с выполненными задачами. Конечно, можно исправить смешение различного времени, затраченного на решение проблемы, если кто-то готов отказаться от контроля над тем, какие проблемы прерываются. Этого можно достичь, предоставив испытуемым определенное количество времени для работы над каждой проблемой. Затем можно сравнить запоминаемость задач, решенных за короткий промежуток времени, с теми, которые остались незавершенными.В этой процедуре субъекты определяют, в какое состояние попадает данная проблема, либо завершая, либо застревая на проблеме в пределах временного интервала. Следовательно, характер прерывания в этой процедуре может быть более вероятным, основанным на неудачной попытке решения проблемы, а не на прерывании текущих проблемных процессов. В следующем эксперименте временной интервал был достаточно коротким (1 минута), чтобы гарантировать, что ни один испытуемый не сможет успешно решить все задачи.Кроме того, поскольку некоторые проблемы можно было быстро решить, испытуемым было предложено продолжать проверять свои ответы после завершения в течение всего времени, доступного для каждой задачи. Эксперимент 2 В следующем эксперименте эта синхронизированная процедура используется для изучения влияния постоянной времени выдержки на завершенные и незавершенные задачи. Если большее количество времени, затрачиваемого на завершенные задачи, предотвращало появление эффекта Зейгарник в Эксперименте 1, мы ожидаем, что теперь эффект проявится при равных условиях времени обработки.Предметы метода. В эксперименте приняли участие 69 студентов Мичиганского университета (34 женщины и 35 мужчин). Субъекты получили кредит на вводный курс психологии. Материалы. В этом исследовании использовалось 30 задач со словами, требующих навыков математического, логического и пространственного мышления. Проблемы были взяты из многочисленных опубликованных сборников (например, Friedland, 1970; Müller, 1989; Morris, 1988). Все проблемы были предварительно протестированы на отдельной группе испытуемых, и было обнаружено, что для их решения требовалось от 30 секунд до 2 минут.Каждая проблема была представлена ​​испытуемым на отдельном листе бумаги с местом под задачей для записи работы и решения. Проблемы содержались в рабочих тетрадях. Каждая рабочая тетрадь состояла из инструкции по решению задач, задач из тридцати слов и последующего задания на вспоминание. Задачи были представлены каждому предмету в разном случайном порядке. Дизайн и процедура. Испытуемые тестировались в группах от 10 до 20 человек в течение часовых занятий. В начале занятия испытуемым сказали, что им будет предложен ряд задач со словами, по одной на каждой из последующих страниц учебного пособия.Они должны были работать последовательно и усердно на протяжении всего эксперимента, делая все возможное для решения каждой проблемы. Вся работа должна была быть записана в отведенном для этого месте под каждой задачей. Испытуемым сказали, что им будет дана ровно одна минута на работу над каждой проблемой. Чтобы помочь определить, когда был завершен ответ, испытуемых просили обвести свой ответ, когда он закончил, и потратить остаток минуты на проверку своей работы. Им было дано указание не обводить какую-либо часть своей работы, если они действительно не верят, что пришли к адекватному решению поставленной проблемы.В соответствии с инструкциями испытуемым была предоставлена ​​одна минута для работы над каждой задачей. В конце каждой минуты им напоминали обвести свое решение, если они пришли к одному, и перейти к следующей проблеме. Эта процедура продолжалась до тех пор, пока не были исчерпаны все тридцать задач. Сразу после выполнения последней задачи испытуемым был проведен тест на бесплатное вспоминание. Инструкции по тестированию были следующие: Ваша следующая задача — вспомнить как можно больше проблем из первой части эксперимента.Когда вам будет предложено сделать это, 117

6, пожалуйста, запишите проблемы в отведенном ниже месте в том порядке, в котором они приходят вам на ум. Пишите только информацию, достаточную для того, чтобы кто-то другой мог распознать, о какой из предыдущих проблем вы имеете в виду. У вас будет 3 минуты, чтобы вспомнить о проблемах. После трех минут свободного отзыва испытуемым было сказано прекратить работу над заданием. Результаты. Все ответы на вопросы о решении задач были оценены экспериментатором как «завершенные» или «неполные» на основании информации о решении, написанной и обведенной испытуемыми.Кроме того, завершенные проблемы оценивались как правильные или неправильные в их решениях. В среднем по каждому предмету было выполнено 20 из 30 задач. Остальные 10 задач, а это 33 задачи, остались незавершенными. Из выполненных задач в среднем 11 были даны правильные ответы, а 8,9 — неправильно. В ответах на свободное вспоминание испытуемые вспоминали в среднем 45 неполных задач с пропорциями от 0 до 1. Пропорции запоминания для завершенных задач, также в диапазоне от 0 до 1, имели среднее значение.33. Это различие было значительным, t (68) = 3,66, p = 0,000, что указывает на то, что неполные задачи вспоминались чаще, чем завершенные, и воспроизводит эффект Зейгарник. Была обнаружена значительная разница между пропорциями воспоминаний для завершенных задач с правильно ответами (0,37) и для завершенных задач с неверным ответом (0,28), t (68) = 2,59, p = 0,012, что указывает на то, что испытуемые лучше всего вспоминали. правильно ответили на проблемы. Эту разницу в запоминаемости для правильно решенных задач можно сравнить с результатами эксперимента 1, в котором никакой разницы не было обнаружено.Наконец, запоминаемость завершенных задач с правильно полученными ответами и проблем с ответами «завершено-неправильно» (две подкатегории завершенных задач) можно индивидуально сравнить с неполными проблемами. Обнаружена значительная разница между неполными (0,45) и правильно отвеченными (0,37) задачами (t (68) = 2,48, p = 0,016), а также между неполными (0,45) и неверно отвеченными (0,28) задачами. (t (68) = 4,61, p = 0,000). Таким образом, неполные задачи запоминаются лучше, чем завершенные задачи любой категории.Из этого второго эксперимента мы заключаем, что эффект Зейгарника (лучшая память для неполных задач) не зависит от разницы во времени в пользу неполных задач. В лучшем случае испытуемые, которые выполнили задачи и проверили свои ответы в оставшееся время, потратили лишь незначительно меньше времени на задачи, чем на те, на которые они не смогли ответить в течение одного минутного интервала. Со временем, насколько это возможно, мы по-прежнему наблюдали улучшенную запоминаемость неполных задач.Обсуждение В двух представленных экспериментах были важные различия, которые, по-видимому, являются решающими факторами в возникновении эффекта Зейгарник. При сравнении репликации Зейгарник в Эксперименте 2 с отсутствием репликации Эксперимента 1, большая разница во времени в пользу завершенных задач в Эксперименте 1 может объяснить обнаружение лучшей памяти для завершенных задач. В эксперименте 2, где время на решение задачи было эквивалентным, преимущество памяти имело место для неполных задач, которые не могут быть основаны на времени.Следовательно, возможное объяснение результата Зейгарник, заключающееся в непреднамеренном разрешении испытуемым тратить больше времени на неполные задачи, тем самым улучшая запоминание, может быть исключено. Однако существенные различия во времени, затрачиваемом на обработку, как в эксперименте 1, могут свести на нет любое существующее мемориальное преимущество неполных задач. Дополнительным фактором является характер перебоев в выполнении задач. В эксперименте 1 испытуемые были остановлены в своей обработке до того, как она могла быть завершена.Из пилотных сессий мы узнали, что испытуемых необходимо останавливать на раннем этапе их работы над проблемой, чтобы гарантировать, что конкретная проблема будет успешно прервана. Напротив, в эксперименте 2 испытуемые сами определили, какие задачи были прерваны из-за невозможности решить задачу. Хотя иногда у них могло просто закончиться время обработки, чаще появлялась возможность «застрять» на проблеме, зайти в тупик, из которого не было видно дальнейшего направления обработки.Это «застрявшее» состояние может представлять больший интерес, чем простое прерывание, с точки зрения сравнения с решением реальных проблем. Однако из отчетов Зейгарник невозможно сказать, были ли ее испытуемые на самом деле прерванным (зная, как действовать, если дается больше времени) или «застрявшим» (в тупике для решения проблемы) состоянием в ее неполных условиях. Учитывая сообщенные результаты, мы могли бы ожидать, что, если бы ее испытуемым было позволено продолжать до точки их собственного «застрявшего» состояния, это могло бы привести к лучшей запоминаемости (и большему времени на решение проблемы).Если вместо этого в других исследованиях использовалось прерывание, одни только различия во времени могли бы объяснить лучшую память (и больше времени) на завершенные задачи, что привело бы к нерепликации эффекта. Последний фактор, который необходимо учитывать, — это установленный размер завершенных и незавершенных задач. В эксперименте 1 мы тщательно контролировали эквивалентность двух наборов, манипулируя тем, какие задачи попадают в эти два условия. Тем не менее, это привело к преимуществу памяти для завершенных задач (опять же, с большим временем для завершенных задач).В эксперименте 2, однако, мы позволили испытуемым определить, сколько задач попало в категории завершенных и незавершенных. Полученное соотношение 2/3 выполненных к 1/3 незавершенных характеризует ситуацию 118

7, где была воспроизведена лучшая память для незавершенных задач. Возможно, в этих условиях статус завершения действует как сигнал отзыва, увеличивая вероятность того, что определенные проблемы из меньшего набора будут отозваны по сравнению с проблемами из большего набора.Дальнейшие эксперименты продолжаются, пытаясь изменить размер набора. Полученные до сих пор результаты предполагают, что, когда время остается постоянным, а размеры наборов равны, преимущества отзыва не обнаруживаются ни для завершенных, ни для неполных задач. Таким образом, размер набора, по-видимому, является решающим фактором в определении того, когда произойдет эффект Зейгарник. Такая эквивалентность размеров, приводящая к устранению эффекта Зейгарник, не должна, однако, означать, что эффект Зейгарник не имеет отношения к решению реальных проблем.Например, в наборе задач, которые должны быть выполнены в списке поручений, большинство из них может быть выполнено успешно, а в качестве нерешенных проблем останется только подмножество задач. Таким образом, если только статус завершения работает как сигнал для облегчения поиска прошлых проблем, даже если только этот набор меньше, чем завершенный, статус предполагаемых задач был успешно продемонстрирован как важный фактор в памяти. Если информация о намерении завершить или о неудаче в завершении может использоваться в качестве общей подсказки для памяти, то состояние задачи может быть успешно использовано при извлечении целевых элементов из памяти.Заключение На основании данных двух экспериментов мы утверждали, что эффект, впервые обнаруженный Зейгарник, на самом деле продемонстрировал воспроизводимость как феномена памяти. При определенных обстоятельствах доступ к бесплатному отзыву неполных задач может быть лучше, чем для завершенных задач. В частности, мы указываем на необходимость контроля количества времени, затрачиваемого на обработку, характера прерывания и относительного установленного размера двух проблемных условий. Мы считаем, что эти факторы объясняют трудности, которые могли возникнуть в некоторых исследованиях при воспроизведении эффекта, и будут служить методологическим руководством для изучения прерывания выполнения задания.Это когнитивное объяснение является достаточным и более простым, чем обращение к более сложным объяснениям, включающим индивидуальные различия, угрозу оценки или состояния «напряжения», возникающие в результате заблокированных задач (Prentice, 1944). Однако описанные нами результаты имеют еще большее значение в работе с памятью для задач. Это становится очевидным при изучении последствий открытия. Почему память может быть спроектирована так, чтобы отмечать и использовать статус задачи при извлечении прошлых проблем? Какой цели может служить это преимущество памяти? Очевидно, что отслеживание статуса попыток решить проблему и возможность использовать эту информацию для извлечения данных о прошлых неудачах было бы очень полезно в последующем решении прерванных проблем.Если цель решения проблемы не удовлетворяется, информацию об этой ошибке можно использовать для сохранения и кодирования проблемы таким образом, чтобы облегчить ее последующее извлечение. Следовательно, вероятность того, что неудавшиеся проблемы будут отозваны, будет выше, и они будут решены во второй раз. Такое улучшение памяти поможет вспомнить прошлые неудачи, чтобы решение можно было повторно предпринять в более позднее время, возможно, когда обстоятельства будут благоприятствовать успеху. Эта когнитивная способность имеет решающее значение для оптимального достижения целей, учитывая, что многие задачи выполняются.Вместо того, чтобы упорствовать в решении сложной проблемы, усилия можно приостановить, а работу над целью можно будет возобновить позже. Эффект памяти, который мы обсуждали, является важным фактором такой способности. Ссылки Alper, T. (1946). Память для выполненных и незавершенных задач как функция личности: анализ групповых данных. Журнал аномальной социальной психологии, 41, Богуславский Г. и Гатри Э. (1941). Воспоминание о завершенных и прерванных действиях: расследование эксперимента Зейгарник.Психологический бюллетень, 33, Фридланд А. (1970). Головоломки по математике и логике. Нью-Йорк: Dover Publications. Гликсман, А. (1949). Напоминание о выполненных и незавершенных занятиях в условиях разной степени стресса. Журнал экспериментальной психологии, 39, Моррис, С. (1988). Омни игры. Нью-Йорк: Omni Publications. Мослер, Г. (1977). Школа головоломок. Нью-Йорк: Абеляр-Шуман.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *