Болтовня ума: БОЛТОВНЯ УМА. Медитация. Первая и последняя свобода – Искусство остановить внутренний диалог и просто быть

Автор: | 31.03.2020

БОЛТОВНЯ УМА. Медитация. Первая и последняя свобода

Второе препятствие на пути медитации — это непрерывная болтовня вашего ума. Вы не можете просидеть молча даже минуту, ум продолжает болтать: мысли — кстати и некстати, важные и неважные — не прекращаются. Это как непрерывное уличное движение, где всегда час пик.

Вы видите цветок и облекаете его в слова; видите переходящего улицу человека и облекаете его в слова. Любую существующую вещь ум переводит в какое-то слово, и все им преобразуется. Слова создают преграду, оборачиваются тюремной камерой. Постоянное стремление к превращению вещей в слова, к превращению бытия в слова, является преградой, препятствием медитативному уму.

Поэтому первое условие прогресса в медитации — это осознавание своего постоянного словотворчества и способность останавливать его. Просто видьте вещи, не облекайте их в слова. Осознавайте их присутствие, но не превращайте в слова.

Пусть вещи не имеют языка; пусть люди не имеют языка; пусть ситуации не имеют языка. Это не невозможно, это естественно и возможно. Положение дел, существующее сейчас, — искусственное, вынужденное положение дел, но мы настолько привыкли к нему, оно стало таким обычным, что мы даже не осознаем процесса преобразования, превращения в слова того, что мы переживаем.

Восходит солнце. Вы не осознаете зазора между тем, что видите его, и тем, что говорите о нем. Вы видите солнце, ощущаете его и немедленно облекаете это в слова. Зазор между видением и словами утрачен; он вами не ощущается. В этом промежутке, в этом зазоре необходимо стать сознательным. Необходимо осознать то, что восход солнца — это вовсе не слово. Это факт, наличие, ситуация. Ум автоматически переводит переживания в слова. Слова накапливаются, а затем вклиниваются между бытием и сознанием.

Медитация — это жизнь без слов, нелингвистическая жизнь. В противном случае нагроможденные друг на друга воспоминания, лингвистические воспоминания становятся преградой для прогресса в медитации. Медитация — это жизнь без слов, нелингвистическое переживание ситуации. Иногда такое случается спонтанно. Это бывает, когда вы кого-нибудь любите. Если вы любите по-настоящему, вы ощущаете присутствие, а не язык. Всякий раз, когда двое влюбленных пребывают в глубоком интимном общении друг с другом, они замолкают. И дело не в том, что говорить не о чем, наоборот, сказать нужно невероятно много. Но слов нет, их и не может быть. Они приходят тогда, когда любовь уходит.

Если двое влюбленных не умолкают, если они все время разговаривают, это признак того, что любовь умерла. Они заполняют зазор словами. Когда любовь жива, слов нет, ибо сущность любви настолько огромна, настолько всепроникающа, что она преодолевает преграду из языка и слов. Обычно эта преграда преодолевается только в любви.

Медитация — кульминация любви: не любви к какому-то человеку, а любви ко всему бытию. Для меня медитация — это живая связь со всем бытием, окружающим вас. Если вы способны любить любую ситуацию, значит, вы пребываете в медитации…

Общество дает вам язык, оно не может существовать без языка, оно нуждается в языке. Но бытие в нем не нуждается. Я не говорю, что вы должны существовать без языка. Вам приходится пользоваться им, однако механизм словотворчества должен быть таким, чтобы вы могли его включать и выключать. Когда вы существуете как социальная единица, механизм языка необходим, без него вы не сможете существовать в обществе. Но когда вы остаетесь наедине с бытием, этот механизм следует отключить; вы должны уметь его отключать. Если вы не можете его отключить, значит, механизм сошел с ума. Если вы не можете его отключить, если он безостановочно продолжает работать, и вы не в силах его отключить, значит, механизм завладел вами. Вы стали его рабом. Ум должен быть инструментом, а не хозяином. Но он стал хозяином.

Если ум является хозяином, это немедитативное состояние. Если же хозяин — вы, если ваше сознание является хозяином, это медитативное состояние. Так что медитировать — значит подчинить себе механизм, стать хозяином механизма.

Ум и лингвистическое функционирование ума — это еще не все. Вы за пределами этого, бытие за пределами этого. Сознание за пределами лингвистики, существование за пределами лингвистики. Когда сознание и существование едины, между ними возникает общность. Это состояние и называется медитацией. Общность сознания и существования и есть медитация.

От языка нужно отказаться. Я не имею в виду, что вы должны его отбросить, подавить или уничтожить. Я имею в виду лишь то, что некое явление, необходимое для общества, превратилось у вас в постоянную двадцатичетырехчасовую привычку, а оно не должно быть таковым.

Когда вы гуляете, вам необходимо двигать ногами, но они не должны двигаться, когда вы сидите. Если ваши ноги продолжают двигаться, когда вы сидите, значит, вы — сумасшедший, значит, ваши ноги обезумели. Вы должны уметь отключать их. Точно так же, когда вы ни с кем не разговариваете, языка быть не должно. Он — инструмент разговора, механизм общения; когда вы общаетесь с кем-либо, следует пользоваться языком, когда же ни с кем не общаетесь, его быть не должно.

Если вы способны на это — а это возможно, если вы все понимаете, — тогда вы сможете вырасти до медитации. Я говорю «сможете вырасти» потому, что любой жизненный процесс — это вовсе не мертвое суммирование, но всегда процесс роста. Так что медитация — это процесс роста, а не техника. Техника мертва, ее можно приплюсовать к вам, но процесс — всегда живой. Он растет, он расширяется.

Язык необходим, он нужен, но вам не следует постоянно пребывать в нем. Должны быть моменты, когда вы экзистенциальны, когда никакого словотворчества нет. Вы просто существуете, но это не значит, что вы прозябаете, словно растение, ведь у вас есть сознание, и оно без языка более острое, более живое, потому что язык притупляет сознание. Язык обречен повторяться, а бытие не повторяется. Вот почему язык порождает скуку. Чем важнее для вас язык, чем более лингвистически ориентирован ваш ум, тем скучнее вам будет. Язык — это повторение, бытие — нет.

Когда вы видите розу, это не повторение. Это новая роза, совершенно новая. Раньше ее не было и больше никогда не будет. Она существует в первый и последний раз.

Но когда мы говорим «роза» — это повторение: слово «роза» всегда было и всегда будет. Одним словом вы убили всю новизну.

Существование всегда юно, а язык всегда стар. Используя язык, вы убегаете от существования, используя язык, вы убегаете от жизни, ибо язык мертв. Чем глубже вы погружаетесь в язык, тем больше он вас умерщвляет. Пандит совершенно мертв, потому что он — это язык, слова и больше ничего. Сартр написал свою автобиографию. Он назвал ее «Слова».

Медитировать — значит жить, жить целостно, а жить целостно можно лишь тогда, когда вы безмолвны. Под безмолвием я не подразумеваю отсутствие осознавания. Вы можете безмолвствовать и не осознавать, но это не будет живым безмолвием — вы вновь его упустите.

Так что же делать? Уместный вопрос. Наблюдайте, не пытайтесь останавливать свой ум. Не предпринимайте против ума никаких действий. Прежде всего: кто их будет вести? Ум, сражающийся против самого себя. Вы разделите свой ум надвое: одна его часть попытается захватить власть, стать важной шишкой, уничтожить вторую свою часть — какой абсурд, какая нелепая игра! Она может довести вас до умопомешательства. Не пытайтесь останавливать ум или мышление — просто наблюдайте за ним, не сдерживайте его. Дайте ему полную свободу. Пусть он бежит с той скоростью, с какой ему хочется. Никоим образом не пытайтесь им управлять. Просто будьте свидетелем. Это чудесно!

Ум — один из чудеснейших механизмов. Наука до сих пор не смогла создать ничего подобного. Ум остается шедевром — сложным, невероятно могущественным, с обилием возможностей. Наблюдайте за ним! Наслаждайтесь им!

Только не наблюдайте за ним как за врагом, потому что если вы увидите в уме врага, вы не сможете за ним наблюдать. Вы приняли предвзятое решение, вы уже «против». Вы решили, что с умом что-то не так, заранее сделали свой вывод. А всякий раз, когда вы смотрите на кого-то как на врага, вы не способны смотреть вглубь. Вы избегаете смотреть в глаза, вы отводите взгляд.

Наблюдать за умом — значит смотреть на него с глубокой любовью, с глубоким уважением, почтением, ведь он — подарок вам от Бога! В уме, как таковом, нет ничего плохого. В мышлении, как таковом, нет ничего плохого. Это прекрасный процесс, как и многие другие процессы. Плывущие по небу облака прекрасны — чем же хуже мысли, плывущие по внутреннему небу? Распускающиеся на деревьях цветы прекрасны — чем же хуже мысли, расцветающие в вашем существе? Стремящаяся к океану река прекрасна — чем же хуже поток мыслей, стремящийся к своей неведомой судьбе? Разве это не прекрасно?

Смотрите с глубоким благоговением. Не будьте бойцом, будьте влюбленным. Наблюдайте тончайшие нюансы ума; внезапные повороты, изящные повороты; неожиданные прыжки и изгибы; игры, в которые играет ум; грезы, им сплетаемые, — воображаемые, вспоминаемые; тысячу и одну проекцию, создаваемые им. Наблюдайте! Стоя в стороне, в отдалении, не будучи вовлеченным, вы постепенно начнете ощущать…

По мере того как обостряется ваша наблюдательность и углубляется ваше осознавание — начинают возникать зазоры, промежутки. Одна мысль уходит, другая еще не пришла — зазор. Одно облако проплыло, другое приближается — зазор.

В этих зазорах вы впервые обнаружите проблески не-ума, почувствуете вкус не-ума. Можете назвать это вкусом дзен, вкусом дао или вкусом йоги. В этих промежутках небо внезапно проясняется, и начинает светить солнце. И вдруг все преграды рушатся — и мир становится исполненным тайны. Пелены на ваших глазах больше нет. Вы видите ясно, вы видите с проникновением; все бытие становится видимым насквозь.

Сначала это будут лишь очень редкие моменты. Однако они мельком дадут вам понять, что такое самадхи. Крохотные проблески безмолвия — они появятся и исчезнут. Но теперь вы знаете, что вы на правильном пути, — и снова принимаетесь наблюдать.

Когда длится мысль, вы наблюдаете ее; когда длится промежуток между мыслями, вы наблюдаете его. Облака прекрасны, солнечный свет — тоже прекрасен. Теперь вы перестали выбирать. Теперь у вас нет неизменного ума — вы не говорите: «Я хотел бы, чтобы были одни зазоры». Это глупо, потому что как только вы ухватились за желание иметь только зазоры, вы приняли решение против мышления. И тогда зазоры исчезнут. Они бывают только тогда, когда вы очень далеко, на большом отдалении. Они случаются, их невозможно привнести. Они случаются, вы не можете заставить их случиться. Это спонтанные события.

Продолжайте наблюдать. Пусть мысли приходят и уходят — куда бы им ни захотелось — в этом нет ничего плохого! Не пытайтесь ими манипулировать, не пытайтесь управлять; пусть мысли двигаются совершенно свободно. И тогда начнут появляться более обширные зазоры. Вас будут одарять маленькими сатори, мини-сатори. Порой пройдут минуты, и ни одной мысли не будет; уличного движения не будет — тотальное, непотревоженное безмолвие.

Когда возникнут более обширные зазоры, у вас будет не только ясность, чтобы смотреть в мир, но и появится новая ясность, которая поможет вам видеть внутренний мир. С первыми зазорами вы начнете смотреть в мир: деревья станут более зелеными, чем сейчас. Вас окружит звучание бесконечной музыки — музыки сфер. Внезапно вы окажетесь в присутствии Бога — в невыразимом, таинственном, прикасающемся к вам присутствии, за которое, однако, вы не сможете ухватиться, которое будет в пределах вашей досягаемости и все-таки вне нее. При обширных зазорах то же самое случится и внутри вас. Бог окажется не только снаружи, но и — к вашему внезапному изумлению — внутри. Он не только в видимом; он и в видящем — внутри его и снаружи. Но не привязывайтесь к этому.

Привязанность — пища для продолжения ума. Непривязанное свидетельствование — способ остановить ум, не совершая для его остановки никаких усилий. Когда вы начнете наслаждаться этими блаженными моментами, у вас появится способность возвращать их на более длительные периоды.

И вот, наконец, однажды вы становитесь хозяином. Тогда, если вы хотите думать, вы думаете: если мышление необходимо, вы пользуетесь им; если мышление не нужно, вы оставляете его в покое. Дело не в том, что ума больше нет, — ум есть, однако вы можете либо пользоваться им, либо не пользоваться. Теперь решение принимаете вы. Вспомните про ноги: если вам надо бежать, вы используете их; если не надо и вы отдыхаете — ноги не двигаются. Точно так же не двигается ваш ум.

Не— ум не против ума; не-ум вне ума. Не-ум появляется не после того, как ум повергнут и разрушен; не-ум появляется после того, как вы постигли ум настолько полно, что мышления больше вам не требуется. Ваше постижение заменило его.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Искусство остановить внутренний диалог и просто быть

Не испытывайте страха. Как медитировать? Я понятия не имею, что представляет собой мой ум, а этот монах велит мне медитировать о нем. Я в замешательстве, я ведь не знаю, что это такое. Как же я буду медитировать о своем уме?

Представьте, что вы находитесь в комнате, где не видно солнца, но сквозь оконное стекло проникают его лучи. Видя эти лучи, мы приходим к выводу, что есть и солнце. Подобным же образом, наблюдая за своими мыслями и намерениями, мы понимаем, что у них есть основа ‒ ум.

Для медитации о собственном уме нужно просто наблюдать или осознавать свои мысли. Один из способов медитации об уме – осознавание его поля восприятия. Наблюдайте за своим умом, осознавайте свой ум. Это очень полезно. Именно это я называю медитацией об уме.

Другой способ медитации – осознавание сути своих мыслей. Закройте глаза, в тот же момент начнут возникать мысли – просто осознавайте их суть. Не беспокойтесь о том, хорошие это мысли или плохие. Сущность и тех, и других совершенно ясна: как хорошие, так и плохие мысли ‒ это всего лишь отражение явлений.

Когда я говорю «медитируйте», то не призываю вас загнать себя в какие-то рамки. В наше время, в особенности на Западе, существует множество ошибочных представлений о медитации. Одни думают, что медитация – это насильственное прекращение мыслей, другие ‒ что это лама изображает расслабленное состояние. Оба представления неверны. Первое сбивает вас с толку, второе делает вас инертным.

На самом деле медитировать очень просто. Когда вы закрываете глаза, ваша осознанность начинает разрастаться и становится подобной чувствительному радару. Хороший радар улавливает любой сигнал, все замечает, он необычайно чувствителен. В медитации наш ум уподобляется радару, он становится более восприимчивым. Наша чувствительность обостряется, и мы можем полностью открыться всему происходящему. Именно это и я называю медитацией – интенсивную осознанность, а не бытующее представление «О! Я вижу свет! Есть нечто запредельное!». Это не медитация.

Пожалуй, разъясню то, что я называю «внутренним диалогом». Предположим, мы приступили к медитации. Мы осознаем, что происходит вокруг нас: мимо проезжает машина, там едет грузовик… Мы осознаем это, но не надо сразу же затевать внутренний диалог о том, что попало в поле нашего восприятия: Должно быть, это очень красивый грузовик. Наверное, на нем везут сыр на продажу. А может, перевозят мороженое» – начинается болтовня. Ее нужно избегать. Мы должны сохранять осознанность, следить за своим умом и не начинать внутренний диалог.

Медитируя, вы учитесь контролировать свой ум, усмирять его необузданный нрав. Что именно делает ум необузданным? Постоянная болтовня: он такой, она сякая, он сказал так-то, мне не нравятся его слова, она сказала так-то, это правильно. Под внутренним диалогом я имею в виду всю эту болтовню. Ум беспрестанно на что-то реагирует. Но, взяв его под контроль, вы перестаете реагировать.

Кто-то называет вас плохим человеком, но не надо реагировать. Не надо болтать: она сказала, что я плохой. Мне так больно, мне так больно, мне так больно, мне так больно … Это реакция ума. Это проявление необузданного, одержимого ума.

Насколько я это вижу, у такого одержимого ума есть два объекта: прекрасный желанный объект или неприятный отталкивающий. И ум, захваченный этими объектами, не в силах оторваться от них. А это значит, что вы не свободны, вам недостает гибкости. Вы все время думаете: это, это, это, это, это… Вот что представляет собой одержимый ум. Захвачен он объектами ненависти, зависти или страстного влечения, одержимый ум всегда обеспокоен. Медитация же избавляет нас от привычки реагировать при появлении объекта, который обычно захватывает ум.

У вас может возникнуть вопрос, почему нужно осознавать именно ум, а не цветок, подружку или друга? Польза от осознавания природы ума, в отличие от осознавания подружек, друзей или цветов, состоит в том, что в уме нет ничего конкретного и самосущего. Поэтому вся прелесть наблюдения за умом или его осознавания заключается в том, что толстое одеяло, сотканное из субъективных концепций, рвется, и вы достигаете переживания великой пустотности.

Чтобы разрешить наши проблемы, необходим духовный опыт. Интеллектуального понимания, в основе которого внутренняя болтовня, недостаточно. Чтобы разрушить концепции, нужно получить переживание собственного ума. Обретя такой опыт, мы увидим, что действительно способны разрешить проблемы, и это вдохновит нас: я могу делать то, что захочу, в моих силах разрешить проблемы. С буддийской точки зрения это и есть начало освобождения.

Как правило, мы слишком много думаем. Мы все время говорим: хорошо, плохо, хорошо, плохо, хорошо, плохо. Все время. Но, благодаря медитации, наша внутренняя болтовня постепенно стихает. Интеллектуальная оценка «хорошо-плохо» прекращается. Мышление «хорошо-плохо» двойственно, оно расщепляет ваш ум. Просто осознавайте, будьте сознательными. Будьте как солнце или луна. Они ведь не думают: Обогрею-ка я швейцарцев! Посвечу-ка я им! Они не рассуждают подобным образом. Будьте такими же: пребывайте в состоянии интенсивной осознанности без интеллектуального разделения на «хорошее» и «плохое». Это очень важно.

Будда Майтрея говорил, что письменные тексты и рукописи похожи на мост. Чтобы пересечь реку, нужен прочный мост. Добравшись до противоположного берега, вы можете сказать «До свидания, мост!». Но если вместо этого вы начинаете думать: ах, этот мост такой добрый, такой добрый! Эта библия так полезна! Эта сутра так полезна! – то привязываетесь к текстам. От этого нет никакого проку.

Конечно, с определенной точки зрения интеллектуальное мышление «хорошо-плохо» оправдано. Замечательно, если вы умеете отличать хорошее от плохого. В этом есть своя ценность. Но в постоянном делении на «хорошее и плохое» нет особого смысла. Безусловно, различающая мудрость необходима, но в какой-то момент надо выйти за ее пределы, расстаться с ней и просто быть.

Лама Йеше, сентябрь 1983 г., Женева, Швейцария.
Перевод Дели Лиджи-Гаряевой

Выдающийся наставник и практик тибетского буддизма, ученик Его Святейшества Далай-ламы и ламы Йеше, лама Сопа Ринпоче в конце мая даст в Москве учения по преобразованию ума, представит свою новую книгу о подготовке к мирному умиранию, проведёт ритуал освобождения животных и дарует тантрическое посвящение Будды Медицины. Программа и регистрация.

Фото: beachyogagirl/instagram.com

Внутренний диалог или болтовня мозга

Болтовня ума у вас в голове подобна сорнякам на огороде. Можно проводить много времени, культивируя ваши растения и цветы, но если не уделить внимания сорнякам, они в конце-концов захватят ваш сад. Если вы не уделяете внимания болтовне мозга для того, чтобы удалить оттуда негативные мысли, эти негативные мысли легко могут стать фокусом вашего существования. Некоторое время спустя вы можете поверить, что болтовня в уме – это тот, кто вы есть. Просто вообразите себе сад, полный сорняков. Если вы замечаете одни и те же сорняки год за годом, легко начать верить, что сад так и должен выглядеть – заросший сорняками.

Ваше восприятие может сообщать вам, что разговор в уме – это то, кто вы есть, и вы можете совершенно идентифицировать себя с ним, но это не значит, что это так и есть.

Один из способов открыть подчиненную роль сводящей с ума болтовни в голове – это поискать ключевые слова. Они работают, как выключатели и могут спровоцировать наши реакции без размышлений. Ключевые слова обычно эмоционально заряжены, они воспаляют реакции, которые могут причинить боль и вам и окружающим, они даже воодушевят то негативное поведение, что приходит вкупе с такими реакциями. Нам нужно быть внимательными, когда такие слова проявляются, и понять, что в голове есть выключатель для них. Только в этом случае мы сможем остановиться и выбрать, как мы будем реагировать и будем ли вообще.

Представьте, что вы провели неделю, готовясь к важному совещанию, в котором вы будете представлять свое мнение об чем-то важном для вашего босса. После встречи он или она подходит к вам и говорит: «На самом деле мне не понравилась ваша презентация». Не почувствуете ли вы как фрустрация и все остальное , связанное с самооценкой поднимается сразу же, как реакция на это суждение? Вы можете почувствовать, как подскочит ваше давление, придумать несколько неконструктивных фраз в ответ вашему начальнику. Вы, должно быть, будете чувствовать себя вполне оправданно, реагируя таким способом, который приведет к тому, что вас уволят.

Однако, если вам удастся отойти назад и наблюдать со стороны этот критический момент, вам станет просто смешно, ведь это забавно, вместо того, чтобы заняться этим немедленным импульсом, вы бросаетесь реагировать. Ваш босс едва произнес пару слов, это всего лишь просто его мнение конкретно в этот момент. Вы не ранены, вы не уволены. Он просто сказал, что ему не понравилась презентация. В действительности все нормально. В действительности ничего не случилось.

Но все ваше существование изменилось в мгновение ока, ваша внутренняя болтовня призвала вас к тому, чтобы испытывать боль. Она же дала вам возможность реагировать негативно, то есть произнести слова, которые невозможно забрать назад.

Может быть, ваш босс не знает, как просто сказать, что если вы измените небольшую часть презентации, она будет гораздо лучше в следующий раз. А может быть у него был ужасный опыт с предыдущими презентациями, и вдруг все его недовольство вспыло, и вы услышали его негативный отклик. А может быть, ничего плохого с вашей презентацией вообще не было. Ваш босс, возможно, хотел таким образом помочь вам хорошо подготовиться к следующему собранию. Лишь ваше восприятие воспламенило все эти мысли в голове. Он знает, что вы можете выступить еще лучше, он только пытался показать вам, что ваша презентация может быть еще более успешной. Если бы вы могли не позволять вашему мозгу эту болтовню – вы бы не почувстовали боли. Вы могли бы избежать риска сказать что-то ему из-за своей немедленной реакции и остаться работать.

Абсолютно каждый ведет этот разговор в уме. Вы ничем не отличаетесь от них, вы в хорошей компании, это нормально иметь этот диалог, быть немного сумасшедшим. Но у каждого есть выбор — реагировать на болтовню или отпустить.

И у вас есть такой выбор.

Перестаньте слушать болтовню своего мозга, чтобы выяснить, кто вы такой. Вместо этого, просто посмейтесь, проигнорируйте, чувствуйте себя хорошо насчет самих себя, потому что ничего не плохо. Таким образом, вы будете иметь гораздо больше возможностей услышать то, что ваше сердце и Дух пытаются сказать вам. Чем меньше вы следуете за болтовней ума – тем более вы способны уступить путь своему существу, не загораживать его самому себе и дать возможность начаться новой жизни.

Отрывок из книги «Перестаньте искать»- Ганс Кристан Кинг.

Что такое медитация | Часть 9 | Медитация

lotus-_1_.pngЧто такое медитация | Часть 9 | Медитация- НЕ БОЛТОВНЯ УМА
Медитация- НЕ БОЛТОВНЯ УМА
На пути медитации, только две трудности: первая — это эго. Общество, семья, школа, церковь, окружающие вас люди постоянно приучают вас к жизни эгоиста. Даже современная психология основана на усилении эго.

Второе препятствие на пути медитации — это непрерывная болтовня вашего ума. Вы не можете просидеть молча даже минуту, ум продолжает болтать: мысли — кстати и некстати, важные и неважные — не прекращаются. Это как непрерывное уличное движение, где всегда час пик.
Вы видите цветок и облекаете его в слова; видите переходящего улицу человека и облекаете его в слова. Любую существующую вещь ум переводит в какое-то слово, и все им преобразуется. Слова создают преграду, оборачиваются тюремной камерой. Постоянное стремление к превращению вещей в слова, к превращению бытия в слова является преградой, препятствием медитативному уму.
Поэтому первое условие прогресса в медитации — это осознавание своего постоянного словотворчества и способность останавливать его. Просто видьте вещи; не облекайте их в слова. Осознавайте их присутствие, но не превращайте в слова.
Пусть вещи не имеют языка; пусть люди не имеют языка; пусть ситуации не имеют языка. Это не невозможно, это естественно и возможно. Положение дел, существующее сейчас, — искусственное, вынужденное положение дел, но мы настолько привыкли к нему, оно стало таким обычным, что мы даже не осознаем преобразования, превращения того, что мы переживаем, в слова.
Восходит солнце. Вы не осознаете зазора между тем, что видите его, и тем, что говорите о нем. Вы видите солнце, ощущаете его и немедленно облекаете это в слова. Зазор между видением и словами утрачен; он вами не ощущается. В этом промежутке, в этом зазоре необходимо стать сознательным. Необходимо осознать то, что восход солнца — это вовсе не слово. Это факт, наличие, ситуация. Ум автоматически переводит переживания в слова. Слова накапливаются, а затем вклиниваются между бытием и сознанием.
Медитация — это жизнь без слов, нелингвистическая жизнь. В противном случае нагроможденные друг на друга воспоминания, лингвистические воспоминания становятся преградой для прогресса в медитации. Медитация — это жизнь без слов, нелингвистическое переживание ситуации. Иногда такое случается спонтанно. Это бывает, когда вы кого-нибудь любите. Если вы любите по-настоящему, вы ощущаете присутствие, а не язык. Всякий раз, когда двое влюбленных пребывают в глубоком интимном общении друг с другом, они замолкают. И дело не в том, что говорить не о чем; наоборот, сказать нужно невероятно много. Но слов нет; их и не может быть. Они приходят тогда, когда любовь уходит.
Если двое влюбленных не умолкают, если они все время разговаривают, это признак того, что любовь умерла. Они заполняют зазор словами. Когда любовь жива, слов нет, ибо сущность любви настолько огромна, настолько всепроникающа, что она преодолевает преграду из языка и слов. Обычно эта преграда преодолевается только в любви.
Медитация — кульминация любви: не любви к какому-то человеку, а любви ко всему бытию. Для меня медитация — это живая связь со всем бытием, окружающим вас. Если вы способны любить любую ситуацию, значит, вы пребываете в медитации…
Общество дает вам язык, оно не может существовать без языка, оно нуждается в языке. Но бытие в нем не нуждается. Я не говорю, что вы должны существовать без языка. Вам приходится пользоваться им, однако механизм словотворчества должен быть таким, чтобы вы могли его включать и выключать. Когда вы существуете как социальная единица, механизм языка необходим; без него вы не сможете существовать в обществе. Но когда вы остаетесь наедине с бытием, этот механизм следует отключить; вы должны уметь его отключать. Если вы не можете его отключить, значит, механизм сошел с ума. Если вы не можете его отключить, если он безостановочно продолжает работать, и вы не в силах его отключить, значит, механизм завладел вами. Вы стали его рабом. Ум должен быть инструментом, а не хозяином. Но он стал хозяином.
Если ум является хозяином, это немедитативное состояние. Если же хозяин — вы, если ваше сознание является хозяином, это медитативное состояние. Так что медитировать — значит подчинить себе механизм, стать хозяином механизма.
Ум и лингвистическое функционирование ума — это еще не все. Вы за пределами этого, бытие за пределами этого. Сознание за пределами лингвистики; существование за пределами лингвистики. Когда сознание и существование едины, между ними возникает общность. Это состояние и называется медитацией. Общность сознания и существования и есть медитация.
От языка нужно отказаться. Я не имею в виду, что вы должны его отбросить, подавить или уничтожить. Я имею в виду лишь то, что некое явление, необходимое для общества, превратилось у вас в постоянную двадцатичетырехчасовую привычку, а оно не должно быть таковым.
Когда вы гуляете, вам необходимо двигать ногами, но они не должны двигаться, когда вы сидите. Если ваши ноги продолжают двигаться, когда вы сидите, значит, вы — сумасшедший, значит, ваши ноги обезумели. Вы должны уметь отключать их. Точно так же, когда вы ни с кем не разговариваете, языка быть не должно. Он — инструмент разговора, механизм общения; когда вы общаетесь с кем-либо, следует пользоваться языком, когда же ни с кем не общаетесь, его быть не должно.
Если вы способны на это — а это возможно, если вы все понимаете, — тогда вы сможете вырасти до медитации. Я говорю «сможете вырасти» потому, что любой жизненный процесс — это вовсе не мертвое суммирование, но всегда процесс роста. Так что медитация — это процесс роста, а не техника. Техника мертва; ее можно приплюсовать к вам, но процесс — всегда живой. Он растет, он расширяется.
Язык необходим, он нужен, но вам не следует постоянно пребывать в нем. Должны быть моменты, когда вы экзистенциальны, когда никакого словотворчества нет. Вы просто существуете, но это не значит, что вы прозябаете, словно растение, ведь у вас есть сознание, и оно без языка более острое, более живое, потому что язык притупляет сознание. Язык обречен повторяться, а бытие не повторяется. Вот почему язык порождает скуку. Чем важнее для вас язык, чем более лингвистически ориентирован ваш ум, тем скучнее вам будет. Язык — это повторение, бытие — нет.
Когда вы видите розу, это не повторение. Это новая роза, совершенно новая. Раньше ее не было и больше никогда не будет. Она существует в первый и последний раз.
Но когда мы говорим «роза» — это повторение: слово «роза» всегда было и всегда будет. Одним словом вы убили всю новизну.
Существование всегда юно, а язык всегда стар. Используя язык, вы убегаете от существования, используя язык, вы убегаете от жизни, ибо язык мертв. Чем глубже вы погружаетесь в язык, тем больше он вас умерщвляет. Пандит совершенно мертв, потому что он — это язык, слова и больше ничего. Сартр написал свою автобиографию. Он назвал ее «Слова».
Медитировать — это значит жить, жить целостно, а жить целостно можно лишь тогда, когда вы безмолвны. Под безмолвием я не подразумеваю отсутствие осознавания. Вы можете безмолвствовать и не осознавать, но это не будет живым безмолвием — вы вновь его упустите.
Так что же делать? Уместный вопрос. Наблюдайте, не пытайтесь останавливать свой ум. Не предпринимайте против ума никаких действий. Прежде всего: кто их будет вести? Ум, сражающийся против самого себя. Вы разделите свой ум надвое: одна его часть попытается захватить власть, стать важной шишкой, уничтожить вторую свою часть — какой абсурд, какая нелепая игра! Она может довести вас до умопомешательства. Не пытайтесь останавливать ум или мышление — просто наблюдайте за ним, не сдерживайте его. Дайте ему полную свободу. Пусть он бежит с той скоростью, с какой ему хочется. Никоим образом не пытайтесь им управлять. Просто будьте свидетелем. Это чудесно!
Ум — один из чудеснейших механизмов. Наука до сих пор не смогла создать ничего подобного. Ум остается шедевром — сложным, невероятно могущественным, с обилием возможностей. Наблюдайте за ним! Наслаждайтесь им!
Только не наблюдайте за ним как за врагом, потому что если вы увидите в уме врага, вы не сможете за ним наблюдать. Вы приняли предвзятое решение; вы уже против. Вы решили, что с умом что-то не так, заранее сделали свой вывод. А всякий раз, когда вы смотрите на кого-то как на врага, вы не способны смотреть вглубь. Вы избегаете смотреть в глаза; вы отводите взгляд.
Наблюдать за умом — значит смотреть на него с глубокой любовью, с глубоким уважением, почтением, ведь он — подарок вам от Бога! В уме как таковом нет ничего плохого. В мышлении как таковом нет ничего плохого. Это прекрасный процесс, как и многие другие процессы. Плывущие по небу облака прекрасны — чем же хуже их мысли, плывущие по внутреннему небу? Распускающиеся на деревьях цветы прекрасны — чем же хуже их мысли, расцветающие в вашем существе? Стремящаяся к океану река прекрасна — чем же хуже ее поток мыслей, стремящийся к своей неведомой судьбе? Разве это не прекрасно?
Смотрите с глубоким благоговением. Не будьте бойцом, будьте влюбленным. Наблюдайте тончайшие нюансы ума; внезапные повороты, изящные повороты; неожиданные прыжки и изгибы; игры, в которые играет ум; грезы, им сплетаемые, — воображаемые, вспоминаемые; тысячу и одну проекцию, создаваемые им. Наблюдайте! Стоя в стороне, в отдалении, не будучи вовлеченным, вы постепенно начнете ощущать…
По мере того как обостряется ваша наблюдательность и углубляется ваше осознавание — начинают возникать зазоры, промежутки. Одна мысль уходит, другая еще не пришла — зазор. Одно облако проплыло, другое приближается — зазор.
В этих зазорах вы впервые обнаружите проблески не-ума, почувствуете вкус не-ума. Можете назвать это вкусом дзен, вкусом дао или вкусом йоги. В этих промежутках небо внезапно проясняется, и начинает светить солнце. И вдруг все преграды рушатся — и мир становится исполненным тайны. Пелены на ваших глазах больше нет. Вы видите ясно, вы видите с проникновением; все бытие становится видимым насквозь.
Сначала это будут лишь очень редкие моменты. Однако они мельком дадут вам понять, что такое самадхи. Крохотные проблески безмолвия — они появятся и исчезнут. Но теперь вы знаете, что вы на правильном пути, — и снова принимаетесь наблюдать.
Когда длится мысль, вы наблюдаете ее; когда длится промежуток между мыслями, вы наблюдаете его. Облака прекрасны, солнечный свет — тоже прекрасен. Теперь вы перестали выбирать. Теперь у вас нет неизменного ума — вы не говорите: «Я хотел бы, чтобы были одни зазоры». Это глупо, потому что как только вы ухватились за желание иметь только зазоры, вы приняли решение против мышления. И тогда зазоры исчезнут. Они бывают только тогда, когда вы очень далеко, на большом отдалении. Они случаются, их невозможно привнести. Они случаются, вы не можете заставить их случиться. Это спонтанные события.
Продолжайте наблюдать. Пусть мысли приходят и уходят — куда бы им ни захотелось — в этом нет ничего плохого! Не пытайтесь ими манипулировать, не пытайтесь управлять; пусть мысли двигаются совершенно свободно. И тогда начнут появляться более обширные зазоры. Вас будут одарять маленькими сатори, мини-сатори. Порой пройдут минуты, и ни одной мысли не будет; уличного движения не будет — тотальное, непотревоженное безмолвие.
Когда возникнут более обширные зазоры, у вас будет не только ясность, чтобы смотреть в мир, но и появится новая ясность, которая поможет вам видеть внутренний мир. С первыми зазорами вы начнете смотреть в мир: деревья станут более зелеными, чем сейчас. Вас окружит звучание бесконечной музыки — музыки сфер. Внезапно вы окажетесь в присутствии Бога — в невыразимом, таинственном, прикасающемся к вам присутствии, за которое, однако, вы не сможете ухватиться, которое будет в пределах вашей досягаемости и все-таки вне ее. При обширных зазорах то же самое случится и внутри вас. Бог окажется не только снаружи, но и — к вашему внезапному изумлению — внутри. Он не только в видимом; он и в видящем — внутри его и снаружи. Но не привязывайтесь к этому.
Привязанность — пища для продолжения ума. Непривязанное свидетельствование — способ остановить ум, не совершая для его остановки никаких усилий. Когда вы начнете наслаждаться этими блаженными моментами, у вас появится способность возвращать их на более длительные периоды.
И вот, наконец, однажды вы становитесь хозяином. Тогда, если вы хотите думать, вы думаете; если мышление необходимо, вы пользуетесь им; если мышление не нужно, вы оставляете его в покое. Дело не в том, что ума больше нет, — ум есть, однако вы можете либо пользоваться им, либо не пользоваться. Теперь решение принимаете вы. Вспомните про ноги: если вам надо бежать, вы используете их; если не надо и вы отдыхаете — ноги не двигаются. Точно так же не двигается ваш ум.
Не-ум не против ума; не-ум вне ума. Не-ум появляется не после того, как ум повергнут и разрушен; не-ум появляется после того, как вы постигли ум настолько полно, что мышления больше вам не требуется. Ваше постижение заменило его.
Ошо. Медитация: первая и последняя свобода.

https://semiznanie.ru/meditation/what-is-meditation/1..

meditation-that-is3.pngОзнакомительный | Семинар | Медитация | ЧТО ТАКОЕ МЕДИТАЦИЯ? | WHAT IS MEDITATION? | ЦЕНТР СЕМИЗНАНИЕ
Для НАЧИНАЮЩИХ и не только.
https://vk.com/allaboutmeditation
https://www.facebook.com/events/902109783477419

Центр медитации и отдыха СемиЗнание в соц.сетях:
в ВК:https://vk.com/club48949268
в ФБ:https://www.facebook.com/semiznanie
в Инста: @semiznanie

ПОДПИСАТЬСЯ НА РАССЫЛКУ:https://vk.com/app5898182_-48949268#s=141691

Наши каналы в месенджерах:
в whatsapp: https://chat.whatsapp.com/DkCFDmKVFmH7CGEW1tUXca
в telegram: t.me/semiznanie
В этих каналах мы напоминаем о наших практиках, медитациях, семинарах, сатсангах и.т.д.
Новости и Анонсы Центра медитации и отдыха СемиЗнание.
Размещают сообщения только Админы, без болтовни и левого спама.
Когда люди выходят из наших каналов, мы без обид и без плевков в спину, вышел, так вышел.

Наш Семизнание Интернет-Магазин- товары для духовного и физического здоровья: http://shop.semiznanie.ru

#семизнание#йога#медитация#тантра#тантра#цигун#массаж#психология#психотерапия#буддаюмор#дзеншутка#юмор

Десять методов остановки внутреннего диалога

Десять методов остановки внутреннего диалога Дзэн-буддисты называют постоянную болтовню ума «умом обезьяны».
Будда утверждал, что человеческий ум наполнен пьяными обезьянами, бросающихся из ветвей деревьев, прыгающими и болтающими без умолка. Он имел ввиду, что наш ум находятся в постоянном беспокойстве. Вот, что обычно происходит в сознании:
   – Ваш ум составляет список дел и проблем, которые необходимо решить;
   – Ваш ум составляет список всех страхов и тревог, как реальных, так и вымышленных;
   – Ваш ум вспоминает обиды, которые имели место в прошлом;
   – Ваш ум осуждает настоящее;
   – Ваш ум создает сценарии катастроф и неприятностей, словно для съемок фильма «А что если …. произойдет», пытается создать список угроз, поджидающих вас в будущем.

В результате «ум обезьяны» сильно мешает вам наслаждаться настоящим. Кроме этого, весь производимый обезьянкой негатив влияет на ваше настроение, делает вас несчастным, злым, беспокойным и тревожным. Это беспокойство ума мешает вам концентрироваться на реальности, а это неизменно негативно отражается на вашем поведении. Это также мешает вам полноценно общаться с другими людьми, негативные установки и крутящиеся в мозгу мысли при общении уже приводят к конфликтам и непониманию. Стая обезьян визжит в вашей голове целый день, это ужасно на самом деле. Но у меня для вас есть хорошая новость. Существуют способы угомонить эту визжащую стаю.

Когда вы приручите ваших обезьянок, вы начнете жить совершенно по-другому. Вот краткий список тех положительных изменений, которые с вами произойдут:

  • Вы обретете ясность ума;
  • Вы сможете сосредоточиться на настоящем, на решении стоящих перед вами задач;
  • Улучшится качество вашего сна;
  • Вы обретете спокойствие и благополучие. Многие ваши проблемы (которые зачастую создали вы сами) решатся без каких-либо усилий, автоматически. Они просто исчезнут из вашей жизни.
  • В результате вы станете гораздо счастливее, обретете внутреннюю свободу и уверенность, начнете более ярко воспринимать окружающий вас мир. Хотите стать другим человеком, более спокойным, уравновешенным? Так давайте займемся этим прямо сейчас.
Ниже перечислены десять способов приручить вашу «обезьянку», то есть остановить внутренний диалог.

1. Намерение. Первое, что вам необходимо осознать, так это то, что «обезьянку» можно приручить. Скорее всего до этого момента вы позволяли ей скакать где угодно. Но теперь вы положите этому конец. Поймите одну простую вещь: вашими мыслями управляете вы, а не наоборот.

2. Общение. Первое, что вам необходимо сделать, это поговорить с вашей обезьянкой. Если она разбушевалась, успокойте ее. Остановитесь на мгновение и послушайте, о чем говорит это беспокойное создание. Почему обезьянка расстроена? Что ее беспокоит? После этого сделайте следующее:
Ваша обезьянка пытается сказать вам, что вам необходимо что-то сделать? Возьмите лист бумаги и запишите то, о чем она пытается вам напомнить. Сделайте это для того, чтобы обезьянка успокоилась и больше не переживала. Скажите ей, что вы все записали и обязательно выполните намеченное. Ей сразу же станет легче.
Ваша обезьянка беспокоится о будущем? Успокойте ее, скажите, что все будет хорошо. Для убедительности придумайте план действий в непредвиденных обстоятельствах. Она перестанет вас докучать мыслями о будущем.
Обезьянка выражает возмущение тем, что произошло в прошлом? Тогда вам надо создать план действий для осознания и осмысления произошедших событий, чтобы обезьянка наконец перестала докучать вас своими мыслями по этому поводу.
Иногда обезьянку необходимо выслушать. Как только она почувствует, что ей разрешено высказывать свои жалобы и проблемы, она успокоится.

3. Ведение дневника. Это по сути тот же самый подход, изложенный выше, только более расширенный и упорядоченный. Ведите дневник регулярно, каждый день обязательно находите немного времени для решения проблем, которые беспокоят вашу обезьянку. Вот как правильно это делать:

  • Объясните вашей обезьянке, что каждое утро вы разрешите ей минут 15 -20 порезвиться.
  • В это время запишите, все, о чем вы думаете, что вы чувствуете, и все то, что вас беспокоит.
  • Записывайте все это именно тогда, когда наступило время выпустить обезьянку из клетки.

Затем растолкуйте вашей обезьянке, что вы в течение остального дня не будете обращаться к этим проблемам и вернетесь к ним на следующий день, когда придет время разговора с вашим внутренним животным. Всегда держите данное ей обещание. Если обезьянка начнет прыгать с ветки на ветку в любое другое время, откажитесь уделять ей внимание.

Скажите ей: «Сегодня я тебя уже выгулял. Подожди до завтра. Завтра я тебя обязательно выслушаю». Вскоре обезьянка поймет, что вас совершенно бесполезно беспокоить тогда, когда ей это только вздумается, за исключением специально выделенных сеансов общения.

4. Медитация. Это крайне важный, ничем другим не заменяемый механизм контроля над внутренним диалогом. Медитация – это самая эффективная техника, которая только может успокоить обезьянку. Когда вы медитируете, вы тренируете свой ум, останавливаете внутренний диалог, восстанавливаете силы и берете под контроль свои мысли. Если вы будете заниматься медитацией каждый день, вы успокоите ум и вам будет гораздо легче заставить замолчать обезьянку. Ниже мы расскажем вам о практике буддисткой медитации, направленной на укрощение ума. Как только вы начнете ей заниматься, (она крайне простая на самом деле) вы достаточно быстро заставите вашу обезьянку замолкать по первому требованию. Практика этой медитации идеально сочетается с нейроакустическими программами Института совершенствования сознания. Более того, с ее помощью вы сможете повысить эффективность программ Института. Но об этом чуть ниже.

5. Методика «A-У-П». Очень часто обезьянка выходит из-под контроля из-за ваших мыслей, когда вы не соглашаетесь с тем, что происходит вокруг вас, а именно тогда, когда возникает конфликт между вашими мыслями и окружающей реальностью. Другими словами, когда события окружающего мира входят в противоречие с верованиями и убеждениями вашей обезьянки, она начинает визжать и прыгать с ветки на ветку.

Техника «A-У-П» поможет разрешить это противоречие. Вот что происходит на самом деле:

A – «Активация события». Происходящее вокруг вас активирует психологическую реакцию на события.
У – «Установки». Ваша обезьянка начинает интерпретировать происходящее на основе своих убеждений и установок.
П – «Последствия». В ходе анализа ситуации вы испытываете определенные эмоции.
Для того, чтобы укротить обезьянку, применяя технику A-У-П, необходимо решить вопрос об тех установках, которые использует обезьянка, чтобы прийти к тем или иным выводам. Для этого задайте обезьянке три вопроса:

  • Считаешь ли ты, что люди обязаны поступать именно так, как мне бы хотелось?
  • Разумно ли ожидать, что все вокруг должно происходить в соответствии с моими желаниями и убеждениями?
  • Правдиво ли утверждение о том, что я всегда поступаю правильно и никогда не допускаю никаких ошибок или промахов?
Как только вы отвергаете те убеждения, на которые ваша обезьянка опирается для оправдания своей истерики, у нее больше не останется оснований ее продолжать. Ей останется только успокоиться.

6. Прекращение бесконечных суждений. Однажды испанский художник-абстракционист Пабло Пикассо сказал: «Если бы мы могли вытащить наш мозг и использовать только глаза». Хотя это достаточно гротескное сравнение, но остановитесь на мгновение и задумайтесь о смысле этой цитаты.
Пикассо говорит о том, что мы должны просто позволить нашим чувствам воспринимать то, что происходит вокруг вас, не вдаваясь в оценку окружающего нас мира. Как только обезьянка начинает прыгать, судить, критиковать и высказывать свое недовольство, просто остановите ее. Стоит вам только начать одергивать ее регулярно, как вы заметите, что мир вокруг вас стал гораздо четче, яснее. Более того, теперь вы видите больше, отмечаете больше деталей, чем раньше.

7. Мантры. Это тоже неплохой способ угомонить ваше внутреннее животное. Заставьте вашу обезьянку повторять ту или иную мантру. Когда обезьянка разбушевалась, отвлеките ее чтением мантры. Когда вы читаете мантру, сосредотачивайте внимание на слове, фразе или звуке. Можно использовать любую мантру, которую только захотите. Если ничего на ум не приходит, и вы не можете вспомнить ни одной мантры, повторяйте «Ом, мани падме хум», делая ударение на слове «Ом», растягивая его и наслаждаясь звучанием этого слова, обращая внимание на то, как звук «Ом» резонирует со всем вашим телом.

Произносите мантру тихо или почти беззвучно, можно только в вашем сознании, это более эффективно, чем если бы вы произносили ее вслух. Чем выразительней вы проговариваете мантру, тем легче будет отвлечь обезьянку, успокоить ее, заставить прекратить истерику.

Кроме того, повторяя мантру вы услышите нечто положительное, остановите негатив, извергаемый болтливой обезьянкой.

8. «Игра в Пятерочку». Сыграйте с обезьянкой в следующую игру, которая называется «Пятерочка». Как только вы услышали вой обезьянки в вашем сознании, подумайте, что очень вероятно, что обезьянка просто сошла с ума и это не имеет никакого отношения к реальности. Вы можете заставить обезьянку успокоиться, обратив ее внимание на то, что вас окружает. Делается это так:
Остановите ход ваших мыслей и обратите внимание на пять вещей, которые вас окружают. Это может быть пять вещей, которые вы видите, слышите, обоняете или осязаете. Сосредоточьте все ваше внимание на предмете, звуке или запахе. Обманите обезьянку, притворившись, что вы видите или слышите все это в первый раз. Сделайте вид, что вы в первый раз в жизни слышите звук, видите дерево, чувствуете запах цветов.

Произойдет чудо: ваше внимание сосредоточится на настоящем, и обезьянка тут же успокоится.

9. Используйте разум. Хотя бы несколько раз в жизни вы испытывали моменты, когда ваш ум был полностью спокоен. Возможно, вы тогда были увлечены книгой, или смотрели кино, или писали что-либо так увлеченно, что обезьянка забилась в угол клетки и сидела там тихо-тихо. В тот момент вы просто непосредственно ощущали то, что происходило с вами, не отвлекаясь на ее болтовню.

Это происходило потому, что вы использовали еще один способ угомонить обезьянку – привлечь внимание вашего ума. В следующий раз, когда обезьянка начнет беспокоить вас, займитесь тем, что полностью вас увлечет, сосредоточьте на этом все ваше внимание, в результате вы отвлечетесь от болтовни обезьянки.

10. Медитация для обретения контроля над умом. Практика этой медитации использовалась в одном буддистском монастыре для обучения монахов внутреннему молчанию. Она достаточно простая и не потребует каких-либо специальных навыков. При помощи этой практики вы научитесь останавливать внутренний диалог, заставите вашу обезьянку замолчать. Практика очень действенная. Она реально работает, скоро вы сами в этом убедитесь.

  • Примите удобное для тела положение. Закройте глаза. Если хотите, можете включить любую программу Института совершенствования сознания, прослушавшая ее через наушники. Вдохните глубоко. При вдохе сосредоточьте все ваше внимание на области 7-й чакры, а именно на макушке головы.
  • При выдохе, переведите внимание на ваш пупок, сосредоточьтесь на нем.
  • Продолжайте вдыхать и выдыхать до тех пор, пока вы полностью не переключите все ваше внимание с макушки головы на пупок. Не совершайте никаких усилий, это должно произойти автоматически. Внезапно ваше внимание остановится на пупке. Вы достигли цели данной медитации.
  • Выполните это упражнение несколько раз.
Эта медитация очень быстро укротит ваш беспокойный ум, остановит поток мыслей. Уже через несколько минут мысли покинут вас и внутренний диалог прекратится.
 

Выводы

Как было сказано выше, укрощение вашей беспокойной обезьянки даст вам множество преимуществ. Это займет некоторое время и достичь внутренней тишины вам удастся не сразу. Но со временем и практикой у вас все получится. Вы сможете укротить вашу обезьянку. Десять стратегий и методов, описанных выше помогут вам этого добиться. Как только это произойдет, качество вашей жизни улучшится, вы станете более спокойным и уравновешенным. Это, в свою очередь, даст вам возможность погружаться в более глубокое медитативное состояние, а значит начать полноценно использовать медитации для духовного роста. Помните, не боги горшки обжигают. Вам не надо отправляться в монастырь для того, чтобы постичь искусство внутреннего молчания. Вы можете добиться этого самостоятельно, здесь и сейчас. Начните укрощать вашу обезьянку прямо сегодня и уже через некоторое время вы почувствуете значительное улучшение качества вашей жизни.

Болтающий ум. Исследование интуиции

М. Я хотел бы обсудить проблему болтающего ума.

Что заставляет наш ум болтать? Откуда ум получает энергию и какая у него цель? Эта болтовня происходит все время. Каждое мгновение слышится эта болтовня.

П. Не является ли это самой природой ума?

М. Это ничего не объясняет и не может оказать помощь.

П. Он должен действовать, чтобы существовать.

М. Что значит «должен»? Нет никакого «должен». Ум все время болтает, и применяемая для этого энергия заполняет большую часть нашей жизни.

К. Почему болтает ум? Какова при этом его цель?

М. Нет никакой цели. Когда я наблюдаю за мозгом, я вижу, что болтовня происходит только в мозгу, это деятельность мозга, поток текущий вверх и вниз, но это хаотично, бессмысленно, бесцельно. Мозг истощает себя своей собственной деятельностью. Можно видеть, что это утомляет мозг, но он не останавливается.

К. Есть ли смысл продолжать это?

П. Если вы признаете нескончаемость мыслительного процесса, не имеющего ни начала, ни конца, то почему человек разделяет болтовню и мыслительный процесс?

М. Мы совершенно напрасно затрачиваем на это наше внимание и осознание. Мы осознаем что-то, абсолютно лишенное значения. Такова в наше время невротическая функция мозга; наше осознание, наше внимание и все наши усилия затрачиваются впустую.

П. Считаете ли вы, что деятельность мысли и болтовня имеют большое значение?

К. Ваш ум болтает – почему?

М. Потому что не может прекратить это.

К. Является ли это привычкой? Или это страх оказаться ничем не занятым?

А. Это действие, не поддающееся воздействию воли.

М. Оно похоже на автоматическую деятельность.

Он просто происходит, нет никакого ощущения, нет вообще ничего.

К. Вы не поняли, что я имею в виду. Ум, видимо, нуждается быть всегда занятым чем-то.

* * * П. Существует то, что мы называет осмысленным мышлением – это мышление целеустремленное, логическое, анализирующее, направленное на разрешение проблем. Болтовня не является чем-то сознательным. При состоянии, в котором отсутствует осознание, происходит непрерывное движение ума посредством возникновения рефлексов на основе всякого накопленного вздора, приобретенного умом на протяжении многих лет, который он теперь выбрасывает; и внезапно вы пробуждаетесь и говорите, что ваш ум болтает. Мы даем высокую оценку осмысленной деятельности, противопоставляя ее тому, что мы называем болтовней. Обоснована ли эта высокая оценка?

К. Почему он болтает?

П. Он болтает, нет никакого «почему».

К. Он хочет выяснить, почему он болтает. Нет ли сходства с водой, которая течет, льется из крана?

М. Это ментальная утечка.

П. Мне это представляется показателем, что мой ум не является живым.

К. Почему вы протестуете против болтовни ума?

М. Растрата энергии, потеря времени; здравый смысл подсказывает, что происходящее совершенно бесполезно.

П. Мы на каком-то промежуточном этапе, мы ни тут, ни там. И не только болтовня ума, но и осознание этой болтовни свидетельствует о несоответствии, несостоятельности.

К. Отложите на данный момент в сторону осознание и внимание. Я просто спрашиваю вас – почему ум болтает? Является ли это привычкой, или ум должен иметь какое-то занятие? И когда он не занят тем, чем он считает, что ему следует заняться, – мы называем это болтовней. А почему этим занятием не должна быть болтовня? Я занят своим домом. Вы заняты вашим Богом, вашей работой, делами, женой, сексом, своими детьми, своим имуществом. Ум должен быть чем-то занят. И когда он не занят, у него может возникнут ощущение пустоты, поэтому он болтает. Я не вижу в этом никакой проблемы, если только речь не идет о том, что вы хотите прекратить эту болтовню.

М. Если бы болтовня не действовала угнетающе, проблемы бы не было.

К. Вы хотите прекратить это, положить этому конец? Я не знаю, что вы называете болтовней. Я спрашиваю, когда вы заняты вашими делами. Следовательно, вопрос не в том «почему», а для «чего»?

М. Может болтающий ум прекратить болтовню?

К. Может ли ум перестать болтать? Я повторяю – я не знаю, что вы называете болтовней, и хочу это выяснить. Я говорю, что любое занятие самим собой, своей собственностью или положением – все это является болтовней. Почему делать для этого исключение и считать все остальное болтовней?

М. Я говорю о том, что наблюдаю.

П. Потому что болтовня, о которой мы говорим, бессмысленна.

К. Она не имеет отношения к вашей повседневной деятельности. Она не связана с повседневной жизнью. Она не имеет ничего общего с вашими повседневными вопросами, и поэтому ум болтает, как вы это называете. Это все нам хорошо знакомо.

П. У вас тоже это происходит?

К. Это не имеет значения. Не беспокойтесь обо мне.

А. Сэр, наше нормальное мышление связано с определенным контекстом. Болтовня – это такая деятельность ума, которая не имеет связи ни с каким контекстом. Поэтому мы называем ее бессмысленной.

К. Является ли болтовня отдыхом для ума?

А. Нет, сэр.

К. Подождите, сэр, не спешите. Послушайте, А., я хочу задать вам вопрос. Вы целый день заняты вашей повседневной работой, сознательно, рационально, иррационально; и болтовня может оказаться отдыхом от всего этого.

Б. Имеется ли в болтовне то ощущение взаимоотношений, какие существуют между сном и бодрствованием?

К. Нет, я бы этого не сказал. Мои мускулы были напряжены весь день, и теперь я их расслаблю.

Болтовня является, может быть, какой-то формой расслабления.

А. Это не имеет особого значения. Происходит растрата энергии.

К. Так ли это?

А. Расслабление не должно вести к растрате энергии. Расслабление возникает, когда вы истощили вашу энергию и отдыхаете после этого.

К. Вы говорите, что болтовня – растрата энергии и вы хотите ее прекратить.

А. Вопрос заключается не в том, чтобы ее прекратить. Проблема – то, что в болтовне ум растрачивает энергию, которую он мог бы применить для чего-то ценного. Человек мог бы проделать какой-то труд, но это может снова оказаться чем-то механическим и проблема не будет разрешена. Мы снова возвращаемся к необходимости понять, как происходит процесс болтовни. Мы его абсолютно не понимаем. Он вне нашей воли.

К. Прекратил бы ваш ум болтовню, если бы был полностью занят? Послушайте, сэр, если в уме нет пустого пространства, или если имеется только пространство, которое он заполняет, будет он болтать?

Не имеет значения, какие слова вы употребите -полный пространства, полностью опустошенный или вовсе ничем не занят. Болтает ли ум? Или болтовня возникает, только когда есть небольшое пространство, ничем не прикрытое? Понимаете ли вы, что я имею в виду? Если комната целиком заполнена, может ли в ней происходить какое-то движение?

Когда ум целиком заполнен и в нем нет свободного пространства, будет ли в нем происходить малейшее движение – то, что вы называете болтовней? Я не знаю, ясна ли вам моя мысль?

М. Это гипотетично.

К. В том смысле, что наши умы частично заполнены, частично заняты, и та часть, которая не занята, болтает.

М. Вы отождествляете с незанятой частью ума.

К. Я этого не говорю, я спрашиваю. Я хочу выяснить, почему ум болтает. Является ли это привычкой?

М. Это похоже на привычку.

К. Почему возникла эта привычка?

М. Для этого нет причины, насколько нам известно.

К. Я ничего не имею против этой болтовни, но вы возражаете. Я не уверен, что это растрата энергии.

Привычка ли это? Если это привычка, то как эта привычка может придти к концу? Это единственное, что вас интересует. Как прекращается привычка -любая привычка – курение, выпивка, переедание?

М. Если вы ничего не выяснили на собственном опыте – все будет подобно разговору с ребенком.

Обычно привычка приходит к концу, если вы интенсивно в нее вгляделись.

К. Прекратится ли болтовня, если вы интенсивно в нее вглядитесь?

М. Это и удивительно – она не прекращается.

К. Я не уверен, что не прекратится. Если я интенсивно наблюдаю за курением, переключаю все внимание на движение курения, оно постепенно сходит на нет.

Так почему же болтовня не может так же сойти на нет?

М. Потому что она происходит автоматически, тогда как курение не автоматическое действие.

К. Оно не происходит автоматически? Она стала автоматической.

М. Мы не будем говорить, как что начинается. Нет никакого начала. Я не могу проследить за началом болтовни. Она автоматична. Это автоматическая дрожь мозга. Я вижу только, что мозг дрожит, бормочет и ничего не могу с этим поделать.

П. Все остальные системы, соприкасающиеся с этим периферическим движением болтовни, говорят, что она должна придти к концу, чтобы человек мог приступить к какому-то другому делу.

М. Чтобы она прекратилась, вы повторяете мантры, приводите ум в состояние некоторого однообразия, монотонности. Но болтовня не является однообразной, монотонной, ее содержание меняется.

К. Это интересно: содержание меняется.

П. Оно лишено всякой связи. Основная проблема заключается в том, что пока мыслительный процесс заполняет большую часть сознания, одновременно будут происходить и направленное мышление, и болтовня. Я не думаю, что можно избавиться от одного и удержать другое.

А. Я бы сказал, что ко всему этому имеется другой подход: наш ум функционирует на различных уровнях, и болтовня – это то движение, от которого все эти уровни смешиваются и спутываются.

П. Я не думаю, что это так, А. Я не думаю, что уровни смешиваются. Сознательное движение мышления происходит, когда мыслящий создает через мысль известную предпосылку и логически от нее продвигается. В сфере иррационального происходит болтовня и еще очень многое другое, что рациональный ум не понимает. Но мне хотелось бы знать, не являются ли эти оба процесса взаимно дополняющими друг друга, и может ли один существовать без другого.

Б. Мы возражаем против болтовни, но не возражаем против направленной деятельности.

П. Вот об этом я и говорю. Я говорю – пока имеется одно, будет существовать и другое.

А. Я в этом сомневаюсь.

П. Давайте, разберемся в этом. Я хотела бы знать, не является ли одно рефлексом другого.

Б. Ум знает направленную деятельность. Ум знает также болтовню, происходящую без направления.

Знает ли ум пространство или пустоту?

П. Что содержится в пространстве?

Б. Потому что пространство ввел К.

П. Не прибегайте к такому подходу. Если существует одно, будет существовать и другое. Вот во что мне хочется вникнуть.

А. Нет. Человек может успешно выполнять какуюто одну работу, на которую его направили. Это направленная деятельность. Вы говорите, что любой человек, способный выполнять направленную деятельность, должен все время иметь и нелепое добавление болтовни.

П. Направленная деятельность не означает чисто технологическое функционирование; психологическая деятельность тоже может быть направленной.

Пока психологическая и эмоциональная деятельность происходят под воздействием направленности, то другое продолжает пребывать.

А. Видите ли, направленность деятельности может быть проекцией центра, или это то, что укрепляет центр. Таким образом можно обнаружить источник направленной деятельности: она либо исходит из центра, либо создает центр.

К. Как вы прекратите болтовню? Вот что интересует меня.

П. Мне хотелось бы продолжить разговор с А. Он говорит, что не исключена возможность направленного мышления, но только на уровне функциональном и психологическом в самом уме, и что одновременно происходит и болтовня.

А. Это направленная деятельность. Я знаю ее источник и цель.

П. Направленная деятельность – вы действительно знаете ее источник?

А. Вот так центр поддерживает себя. Это есть центр.

П. Я хочу добраться до корня этого. Но я не нахожу ни корня, ни источника.

А. Я тоже их не вижу. Я говорю: имеется поддерживающая себя деятельность, которая наращивает силы центра, питает его. Вот канал для движения, которое, как кажется, будто даже не имеет к нему отношения.

М. Следовательно, вы отделяете поток мышления от болтовни и не болтовни.

П. Как вы можете это знать?

К. Он говорит, что болтовня – растрата энергии.

Д. Почему вы говорите это? Как он может это знать?

К. О, да. Это так иррационально, так нелогично, всюду вносит беспорядок.

Д. Разве вы не знаете, что всякое рациональное усилие ни к чему не приводит?

К. Подождите, подождите.

М. Правильно или неправильно – к чему выбирать?

Имеется три движения ума: преднамеренные, непреднамеренные и смешанные. Я не спорю с преднамеренными. Могу ли я избавиться от непреднамеренных?

К. Мы только этим и интересуемся. Мой ум болтает.

Я готов принять любые меры, чтобы остановить болтовню, ибо я вижу, что она иррациональна и бесполезна. Как она может придти к концу?

М. Все, что я могу сделать – это вглядеться в нее.

Пока я на нее смотрю, она останавливается.

К. Но потом она возобновиться. Я хочу, чтобы она окончательно остановилась. Как мне этого добиться?

Вместо того, чтобы быть занятым направленным преднамеренным движением, я теперь занялся тем, чтобы прекратить болтовню.

Б. Я не возражаю против того, чтобы заниматься денежными делами и множеством различных вещей.

Я считаю, что это правильно. Почему этот несчастный ум болтает? Я хочу это прекратить.

А. Когда я смотрю на направленную деятельность, это помогает мне понять процесс эго, центр и то, как все это взаимосвязано. Исследование всегда вносит некоторую ясность.

К. А., я хочу остановить болтовню и я вижу, что это растрата энергии. Что мне делать? Как мне окончательно ее остановить?

П. Я чувствую, что пока вы смотрите на любой процесс ума, на направленное или ненаправленное действие – вы в ловушке.

К. Почему я возражаю против болтовни? Вы говорите, что вы растрачиваете энергию в десяти различных направлениях. Я не возражаю против болтовни моего ума. Я не придаю значения тому, что он растрачивает небольшое количество энергии, так как я ее растрачиваю в большом количестве самых разных направлений. Зачем мне протестовать против болтовни?

Б. Потому что я растрачиваю энергию.

К. Значит, вы возражаете против растраты энергии, происходящей в результате одного определенного вида деятельности. Я возражаю против всех форм растраты энергии.

М. Тут возникает вопрос: что является растратой энергии и что не ведет к ее растрате.

А. Я хотел бы так же убедиться, что мы не уклоняемся в сторону от очень трудной проблемы.

П. Имеются два пути к рассмотрению этого: в первом случае мы говорим: «Как я могу разрешить эту проблему? «Во втором мы задаем вопрос: «Почему человек устанавливает разделение между направленным и не направленным? «А. Против этого у меня нет возражений.

К. Но Фридман возражает.

М. Как бы то ни было, когда мой ум болтает, я испытываю тревогу и отчаяние.

К. Сэр, давайте будем придерживаться по очереди чего-то одного. Вы говорите, что это растрата энергии. Мы растрачиваем энергию в самых различных направлениях.

М. Этот путь растраты весьма неприятен.

К. Вы не хотите растрачивать энергию на что-то неприятное, но не возражаете, если она уходит на что-то приятное.

М. Конечно.

К. Итак, вы протестуете против растраты энергии на неприятное. Я не придаю значения тому, болтает ли мой ум или не болтает. Важно не то, происходит ли направленное или не направленное движение; важно, чтобы ум был устойчив, устойчив, как скала; тогда проблемы не будет существовать, ум не будет болтать. Дайте ему болтать.

П. Я хочу задать вам вопрос. Осознаете ли вы сперва, и потом говорите? Или вы с самого начала осознаете слова?

К. Что это значит? Подождите, подождите, придерживайтесь этого. Я бы подошел к вопросу совсем поиному. Если ум совершенно устойчив как скала, то он отметает слово, проходящее над ним, воду, проливаемую кем-то на него, беспорядок, причиняемый птицей – все это он отметает в сторону. Я бы подошел к вопросу только так. Выясните, является ли ум устойчивым, как скала, и тогда небольшая волна, слабый дождь, небольшое движение не имеет значения. Но вы подходите к этому, пытаясь прекратить растрату энергии – растрату иррациональную, непредусмотренную, а я говорю: предусмотренная или непредусмотренная растрата энергии все время происходит вокруг вас. Сэр, для меня проблема очень проста. Является ли ум вполне устойчивым?

П. Действует ли вообще ваш ум в мыслях, в формировании мыслей и слов, двигающихся через ум?

Б. Исходят ли когда-либо из ваших клеток мозга слова, свидетельствующие о болтающем уме?

М. Он не знает, что он сейчас скажет, но то, что он скажет, – что бы это ни было – будет иметь смысл.

Перед нами человек, достигший состояния полной пустоты.

П. Значит, ваше сознание абсолютно пусто?

К. Это не продвигает нас сколько-нибудь далеко.

Оставим это.

Б. Сэр, вы подходите к проблеме от двух различных положений: в одном случае вы говорите – смотрите на фрагментацию, на то, что при этом происходит, а затем вы делаете внезапный скачок и спрашиваете, обладаем ли мы абсолютно устойчивым умом.

К. Я не думаю, что есть иной способ решить проблему болтовни ума.

Б. Какова связь между этими двумя подходами?

К. Я не думаю, что есть какая-либо связь. Видите ли, ум болтает, и мы вели дискуссию в течение получаса; мы обсуждали вопрос с различных точек зрения Ум продолжает действовать фрагментарно, он хочет решить проблему, вглядываясь в нее и применяя разные средства. Я прислушиваюсь ко всему этому и говорю, что это, видимо, не дает ответа. Этим не достигается полнота картины, и я вижу, что это происходит из-за полной неустойчивости наших умов.

Ум не укрепился корнями в глубинах устойчивости и поэтому он болтает. Это может являться причиной. Я не сделал скачок в сторону от того, «что есть». Я бдительно за этим наблюдал.

Б. Вы не сделали скачка в сторону, вы рассмотрели отдельно части нас самих и объединили их в одно целое.

К. Вот как я стал бы действовать, если бы мой ум болтал. Я знаю, что это является растратой энергии.

Я вглядываюсь в это, и тут возникает еще один фактор – тот фактор, что мой ум не обладает устойчивостью.

И я проследил бы за этим, а не за болтовней.

П. Когда вы говорите, что мой ум болтает, я бы стала следить за фактом отсутствия устойчивости, но как к нему подойти и что можно предпринять по отношению к нему?

К. Нужно было бы заняться этим, а не болтовней. Я вижу, что пока ум неустойчив, болтовня неизбежна. И я перестаю интересоваться болтовней. Я постараюсь выяснить, каково ощущение и качество ума, находящегося в полной устойчивости? Это все. Я отошел в сторону от болтовни.

М. Вы отошли от того, «что есть», к тому, «чего нет».

К. Нет. Я не отошел к тому «чего нет». Я знаю, что мой ум болтает. Это факт. Я знаю, что это иррационально, вне зависимости от моей воли, не преднамеренно, что это растрата энергии, я также знаю, что растрата происходит еще в десяти направлениях, собрать всю растраченную энергию невозможно. Вы разлили ртуть; и тысячи мельчайших капелек разлетелись во все стороны. Чтобы собрать их, нужно тоже затратить энергию. Поэтому я понимаю, что нужно идти другим путем. Ум, не будучи устойчивым, болтает. Теперь мне надо провести исследование: какова природа и структура устойчивости?

М. У меня нет устойчивости.

К. Я этого не знаю. Я буду вести исследование. Я вникну в это. Вы говорите, что устойчивость – противоположность спокойствия, беспорядок. Я говорю, что устойчивость – это не противоположность отсутствия спокойствия, ибо все противоположное содержит свою противоположность. Никакой противоположности нет. Я начал с болтовни, я вижу растрату энергии в различных направлениях и что собрать всю растраченную энергию в нечто целое невозможно.

Поэтому я откладываю эту проблему в сторону. Я понимаю, что болтовня и растрата энергии по разным направлениям будут продолжаться, пока ум не станет устойчивым, как скала. Это не просто утверждение на словесном уровне. Это понимание некоего состояния, которое обрело бытие, когда исследование было прекращено, отпал вопрос, как собрать растраченное. Я не интересуюсь проблемой растраты энергии.

М. У меня всегда существовала эта проблема – что ум превращает негативное в позитивное. Вы скажете, что переход негативного в позитивное не является естественным процессом. Но что бы вы предприняли в отношении этого?

К. У нас всегда существует эта проблема. Но меня это не беспокоит.

П. Но вы также говорите, что займетесь этим.

Б. Когда он говорит, что негативное есть позитивное, негативное наблюдение мгновенно становится позитивным. Негативное проходит через позитивное.

К. Внимание применяется в другом направлении. Я думаю, что это очень важно. Какова природа устойчивого ума? Можем мы обсудить это, а не словесное описание устойчивого ума?

П. Какова природа устойчивого ума?

М. Говорите ли вы о кратковременной устойчивости?

П. Я не понимаю состояние ума, который устойчив только кратковременно.

К. Он спрашивает: «Это кратковременно или перманентно? «Мне не нравится слово «перманентно».

П. Но какова природа устойчивого ума?

К. Разве вы это не знаете?

М. Благодаря вам мы все это знаем.

П. Можно было бы сказать так, но это не остановит ни болтовню, ни мыслительный процесс.

К. Он сказал, море очень глубоко, оно очень устойчиво; волны приходят и уходят, и вы не придаете этому значения, но если вы придаете значение, вы остаетесь на месте.

П. Когда вы остаетесь на месте, вам остается только одно – увидеть, что стоите на месте.

К. Вы видите это, но не обращаете на это внимание.

Давайте не будем придавать этому слишком большое значение. Б. отметил, когда я вижу, негативное мгновенно превращается в позитивное. Видение -это скала; уменье слушать, вслушиваться – это скала.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Внутренняя болтовня. Путь Воина Духа.Том III. Эгоистическая личность

Внутренняя болтовня

Внутренняя болтовня – это продолжительный разговор, который ты ведёшь с самим собой, когда остаёшься один. Разговор этот на 99 % касается твоих обид, неудач, проблем, намерений и т. д. Например, ты долго обсуждаешь в уме, кто тебе что сказал и что ты должен был бы ответить ему, но не сказал, и почему он не относится к тебе так, как должен был бы, и т. п.

Таким образом, ты подвергаешь различные происшествия дня постоянным повторениям, пытаясь представить себе самого себя в более выгодном свете. Ты придумываешь себе извинения за те высказывания и ситуации, в которых ты, по твоему мнению, недостаточно хорошо проявил себя в своё время.

Во внутреннем разговоре ты проводишь кампанию самооправдания и самопоклонения, которая помогает держаться твоей самооценке на высоком уровне.

Внутренняя болтовня – это служанка самолюбия и культа личности. Это наиболее значительный источник потери силы.

Внутренняя болтовня – одна из наиболее отрицательных черт поведения личности в её повседневной жизни. Во время внутренней болтовни тратится драгоценная жизненная энергия мозга, поэтому внутренняя болтовня утомляет, приводит к заболеваниям и поддерживает хроническое состояние дискомфорта.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.