Человек детский: Человек-ребенок — Психологос – Человек-ребенок — психология

Автор: | 27.12.2020

Человек-ребенок — Психологос

Фильм «Мулан 2»

Этот фильм весело учит детей жить как все, жить как дети, без головы и не думая. Интересно, каков будет результат?
скачать видео

Фильм «Тот самый Мюнхгаузен»

Фильм «Социальная сеть 2.0 — ОТР TV»

Человек-ребенок — человек, взрослый по паспорту, и одновременно ребенок по личностному развитию (по оси Личная жизнь)​ — человек с детской позицией в мышлении, поведении и эмоциональных реакциях, позволяющий себе роскошь детских реакций.

Как иллюстрацию, смотри Служанка-Принцесса-Королева. Служанка — человек-ребенок с низкой самооценкой (невротик).

Это низкая ответственность и паразитизм, несамостоятельность, неумение и нежелание контролировать свои чувства и желания, когда «хочу — не хочу» и «это я люблю — это я не люблю» всегда имеет приоритет перед «надо». Это обиды на критику, мстюльки, раздражение, жалобы, обвинения и оправдания… Минимум забот и ответственности, максимум развлечений, игр и удовольствия, вот она — страна детства, в которой сегодня успешно поселилась большая часть мировой молодежи.

Родившись, мы живем как дети: ни о чем не заботимся, уверенные, что за нас позаботятся другие, заставляем близких заботиться о нас, включая для этого несчастные эмоции, развлекаем себя тем, что нам интересно. Со временем, далее часть детей переходит в другой образ жизни, образ жизни Взрослых людей, а часть детей так детьми и остается. А через несколько десятилетий благополучно стареют, продолжая оставаться детьми.

Проявления детской позиции и детских черт у взрослого человека — не патология, а культурная норма современного общества. Человек-ребенок — для нас привычная норма, поскольку душевно взрослых людей вокруг нас немного.

Каждый второй вокруг нас — человек-ребенок, когда непонятно зачем обижается, без цели ругается, прилипает к телевизору и покупает яркое и вкусное, а не нужное и полезное.

Когда-то за этим стоит неумение быть взрослым — отсутствие необходимых умений, опыта и навыков, когда-то отсутствие привычки быть взрослым: человек может быть взрослым, но без привычки это тягостно и вызывает внутренний протест. Труднее всего ситуация, когда у человека в принципе нет желания быть взрослым, человек искренне не понимает, зачем ему это нужно, поскольку быть ребенком интереснее и легче.

Зачем ребенку становиться Взрослым? Это ответственность, а не развлечения; планирование, а не легкая спонтанность; учет последствий, а не сладкое «нравится — не нравится», это работа и вообще нужно постоянно думать…

Если ребенку не создали интерес и выгоду становиться Взрослым, ему не хочется становиться Взрослым. Если ребенку не создать условия, вынуждающие его становиться Взрослым, он ребенком — останется, возможность — есть. В детстве о нас заботились родители, дальше заботится гуманное общество.

Похоже, что задача воспитать из ребенка взрослого человека — задача в большей степени мужская, а не женская. Мамам делать это трудно.

Мамы любят детей. Более того, маме нравится, когда ребенок остается маленьким долго, когда его можно опекать и о нем заботиться. Если ребенок — всего лишь игрушка для большой девочки, он навсегда останется только ребенком. «Вы не понимаете, он же еще маленький! Мне его так жалко! Ему так трудно!»

Чтобы наши дети, в том числе иногда уже совсем взрослые, становились взрослыми, важно создавать ситуации, когда самостоятельность возможна и им по силам, когда самостоятельность и взрослость престижна и становится привлекательной. А самое трудное, но одновременно самое эффективное — создавать ситуации, когда самостоятельность обязательна и просто вынуждена.

В переводе на более житейский язык – не жалеть, нагружать делами и ответственностью, с малых лет требовать, как со взрослых. Почему готовить должна мама, если дочка в этом время смотрит телевизор? Почему в магазин идет кто-то из родителей, когда сын играет в компьютерные игры? Дети только в том случае захотят быть взрослыми, если в семье известно: «От детей должна быть польза» и «Все лучшее – взрослым!» Если родители дали поручение, оно вначале делается, только после этого обсуждается. На каждый день есть задачи дня. Гуляем или «В контакте» только после того, как сделали все уроки. Ложимся – вовремя. Это жесткий, мужской подход, но только в этом случае из малых детей вырастают люди, готовые к жизни, только в этом случае вырастают — взрослые.

Вводное занятие Университета

Детский человек | Новые Известия

«Ему было годика четыре, когда на слова бабушки («ты ещё ребенок…») он отвечал: «Я не ребёнок, я детский человек» (из предисловия к изданной в Москве в нынешнем году посмертной книге Евгения Шинкарева « ..Uberschach. Стихи, письма из швейцарской армии, публицистика, дневники, переписка»). Неожиданно для всех, знавших Женю, он застрелился в 28 лет на вершине горы Уетлиберг в Швейцарии, никому ничего не сказав, не оставив записки. Это было страшным ударом для семьи моих роднейших друзей: его матери Гали, его бабушки Нели, его деда, писателя Леонида Шинкарева – троицы, воспитывавшей мальчика с ранних лет, когда его родители расстались. Женя был их главной духовной инвестицией, они вложили в него лучшие свои качества: неравнодушие к происходящему в мире, равное отношение к людям, независимо от происхождения, должности, достатка, уважение к хрупкому писательскому перу.

Когда мама с четырнадцатилетним сыном переехала в Цюрих, мальчик легко освоился в новой среде, овладел немецким (и швейцарским немецким), английским, французским, взялся за японский. Учась в бизнес-школе, практикантом работал в UBS, одном из крупнейших банков Европы, защитил дипломную работу «Уроки японского менеджмента» и как сценарист, режиссер, оператор снял документальную ленту о поисках молодежью своего места в жизни. На фестивале юношеских фильмов работу удостоили главного приза «Золотой леопард», ее отметил симпозиум футурологов в Интерлакене, о ней писала пресса.

Из пенящегося кубка европейско-русской культуры Женя жадно пил невообразимый коктейль из Марка Аврелия, Катона, Сенеки, Шекспира, Достоевского, Гессе, Киплинга, Ортеги-и-Гассета, Хармса, Брехта, Юрия Домбровского, Венедикта Ерофеева, Максима Кантора… Нетерпимость к насаждаемому масскультом пошловкусию Женя объяснял в дневнике стихами из «Эвакуатора» Дмитрия Быкова: «Я терплю этот мир иначе – как терпят бедствие. Извини, что я иногда нетерпим к нему».

Из Цюриха Женя писал для московского «Нового времени»; радиостанция «Эхо Москвы» предложила открыть у себя на сайте его личный блог, каждая публикация швейцарского студента, начиная с репортажа о минаретах у подножия Альп, вызывала в блогосфере шквал комментариев.

Он писал о том, что чувствовал, о чем постоянно думал. Его внимание привлекли древние статуи с вбитыми в голову тонюсенькими гвоздиками, чтобы городские голуби – упаси Господь! – не присели и нечаянно не загадили их. Женя выводит страшноватую, чем-то близкую к раннему Маяковскому метафору: «Мы, носители гвоздей, всю свою жизнь пытаемся вытащить их из головы всевозможными инструментами – такими, как философия, наркотики, спорт – как-нибудь, хоть немножко, чтобы не было таааак невыносимо. Особенно помогает – это я могу подтвердить на собственном опыте – сотрясение мозга, тогда гвозди вылетают килограммами».

Успешный сотрудник швейцарского банка, автор перспективных деловых проектов, он стал ощущать, что все эти занятия не могут наполнить его жизнь смыслом. И поступает на юридический факультет Цюрихского университета, выбрав не доходный финансовый уклон, ему уже знакомый и для сверстников предпочтительный, а уголовное право: «Судьбы людей как-то интереснее, правда, мам?» На студенческом семинаре в Страсбурге его работу о спорных моментах в швейцарском праве отмечают в числе лучших, ему прочат прекрасную карьеру.

Но мысль о юриспруденции Женя оставит, когда на пятом курсе, совершенно случайно, выручая товарища, попадет в общем-то чепуховую историю, окажется в полицейском участке. Десять дней его будут держать в заключении, бить по почкам, заставляя назвать имя друга. Увиденное здесь, в центре Европы, ужаснуло. Доказывать свою невиновность ему казалось унизительным. Из записи Жени тех дней: «Кафка писал чистую правду…»

Он дернулся было в политику, вступив в Социалистическую партию Швейцарии, но в ней, как в любой партии, рядом с людьми симпатичными было много других, превративших политику в набор нафталинных формул. Вообще, из всех политиков ему нравился лишь церковный реформатор XVI века Ульрих Цвингли, раздавший излишки церковной собственности бедноте и призывавший искоренить военное наемничество, считая его аморальным. Выход из партии Женя тактично объяснил отсутствием денег на ее поддержку и присоединился к большинству своего поколения, для которого все «измы» опустели.

В дневниках появилось слово «времяубийство». Он выписал у Сенеки: «думай об одном, готовься к одному: встреть смерть, а если подскажут обстоятельства, и приблизь ее, ведь нет никакой разницы, смерть ли придёт к тебе или ты к ней…» Обратил он внимание и на риторический вопрос философа: «разве долго умирать – значит жить?»

Женя хотел именно жить. Поэт по сути своей, он много читал, задумал роман, путешествовал, был активистом боксерского клуба. Люди тянулись к нему, любили его. Как объяснить необъяснимое?

Пастор Андреас Фишер сказал в прощальной речи над гробом Жени:

«На двери квартиры на Шёрлиштрассе, 29, где Женя прожил последний год жизни, висит картинка, на ней изображён мышонок с мороженым и на роликах. А перед мышонком три запрещающих знака: один запрещает кататься на роликах, другой – есть мороженое, а третий, который бросается всем в глаза и особенно задевает при внимательном рассмотрении, – запрещает самих мышей. Знаки запрещают не только то, что доставляет радость, они принципиально запрещают быть тем, кто ты есть. Эта картинка с грустной улыбкой говорит о том, что особенно потрясает в отношении Жениной смерти: «Он был не из этого мира».

Женя, к сожалению, не походил на доктора Живаго, для которого всё в мире могла заменить любовь. На Женю «западали» девушки, тоскующие по несуществующему герою XXI века. Они принимали его, читавшего им Рильке, за гибрид Шварценеггера и князя Мышкина, за всемогущего человека будущего, где их никто не посмеет обижать. Но они не понимали, что он не менее беззащитен, чем они, что внутри него трагически живет ранимый детский человек.

«Представь себе, быть рядом со святой!» – написал он другу про одну свою девушку. Она обожала Женю, а он, испугавшись собственной недостойности, бросится, как запишет в дневнике, в «пьянки-гулянки», вызванные «не гормонами, а внутренним демоном саморазрушения». Он расстался с ней: «не мог в глаза смотреть».

Позже он встретил другую прекрасную девушку, которой сделал предложение, впервые назвал женой. Но и соблазн семейной жизни навсегда тоже не спасал.

В свои годы, неумолимо перестававшие быть молодыми, Женя не имел твердой материальной опоры, у него не было почти ничего, кроме друзей, тоже зачастую нетвердо стоящих на ногах. Почти несуществованием такой профессии, как поэт, маленькая Швейцария сравнялась с сильно сузившейся, но еще огромной Россией. Изданная в 2009 году в Москве небольшим тиражом (100 экз.) первая книга Жениных стихов осталась незамеченной.

Широта интересов Жени была качеством бесценным, но и мешающим достижению конкретных результатов. Будучи на диво разносторонне талантливым, по-европейски свободным, ища себя то в одном, то в другом, он не успевал сосредоточиться на своих замыслах, реализовать их до конца, довести до совершенства.

В этом вина и времени, в котором над идеалами верх берет цинизм. Человечество оказалось упертым и не очень-то стремится улучшаться, обрекая на отчаяние молодых идеалистов в разных странах. Идеализм некомфортен в обществе, где заправляет некомпетентность в сочетании с ханжеской политкорректностью, подменяющей политику и философию.

В обессмысленной жизни нет места для «детского человека». Невостребованность идеалистов трагична, потому что жить без идеалов – не по-человечески. И если нам дороги совесть и свобода, то сегодняшнему миру не хватает именно идеалистов.

Понимал ли Женя, поднимая руку на себя, что без него, без каждого из нас, кто так нужен будущему, будущее становится иным?

История польского педагога, который добровольно вошел в газовую камеру вслед за детьми

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

«Жизни великих людей подобны легендам — трудны, но прекрасны», — писал Януш Корчак. Он еще не знал, что когда-то эти слова в полной мере будут применимы и к нему самому. Он был писателем, чьи книги делают детей счастливыми. Педагогом, чьи труды фундаментальны для воспитания ребенка. Человеком, чье имя приводят как синоним гуманизма, самопожертвования и нескончаемой любви к детям.

Мы в AdMe.ru с глазами на мокром месте писали историю этого человека. Узнав ее однажды, уже никогда не забудешь.

Становление

Эрш Хенрик Гольдшмит, который позже станет Янушем Корчаком, родился 22 июля 1878 года в интеллигентной семье польских евреев. С юных лет ему приходилось работать, так как его отца подкосила душевная болезнь. Его содержание в больнице стоило немалых денег, а матери еще приходилось кормить младшую сестру Хенрика Анну.

Еще во время учебы в гимназии у юного Эрша появились мысли, что отношение к детям должно быть несколько иным, более мягким и уважительным. Позже он основательно займется этим, открыв приют для еврейских детей. И будет с ними до конца жизни, какие бы тяготы это ему ни сулило.

«Дом сирот»

Бывшие воспитанники Корчака и «Дом сирот», наше время.

В 1911 году Гольдшмит открывает «Дом сирот». Его новаторские идеи сделали учреждение непохожим на другие, которые могли дать детям лишь крышу над головой и еду. «Другие приюты плодят преступников», — говорил Эрш. «Дом сирот» же делал из беспризорников достойных людей, ставя своей главной целью духовное и нравственное воспитание детей.

Приют Гольдшмита стал небольшой республикой почти полного детского самоуправления. Только представьте: детские товарищеские суды, референдумы, решения на которых беспрекословно исполнялись руководством… Хенрику удавалось с ранних лет научить детей гуманизму и справедливости и развить их самосознание.

Во время работы в «Доме сирот» Гольдшмит публикуется в журналах, читает лекции и пишет книги. Его творческие псевдонимы приобретают известность по всему миру: писатель Януш Корчак и Старый Доктор, который выступает по радио с лекциями и шутками. Талантливый Эрш Хенрик быстро становится популярным, но начинается война, которая меняет все.

Жизнь в гетто и последний урок учителя-гуманиста

Детский оркестр под управлением Януша Корчака.

Корчаку были отвратительны идеи Гитлера. «Я никому не желаю зла, не умею, просто не понимаю, как это делается», — говорил он. В оккупированной Варшаве он демонстративно расхаживал в мундире польского офицера, пока это не стало представлять угрозу для его приюта. Старый Доктор больше не шутил по радио… Теперь он рассказывал детям, как выжить.

Неравнодушные к его деятельности не раз предлагали Корчаку уехать из оккупированной страны, делали ему новые документы, снимали жилье подальше от опасных мест, но он не мог оставить детей. И не оставил их даже тогда, когда весь «Дом сирот» в вагонах для скота отправили в концлагерь Треблинку. Это место стало вторым лагерем смерти после Освенцима: за годы войны здесь безжалостно казнили 750–810 тыс. человек.

Старый Доктор хорошо понимал, зачем они туда едут. «Корчак взглянул на меня так, что я съежился», — писал педагог Игорь Неверли. «Не бросишь же своего ребенка в несчастье, болезни, опасности. А тут 200 детей. Как оставить их одних в газовой камере?» — ответил Корчак на предложение сохранить себе жизнь, перед тем как в последний раз повести за собой воспитанников.

Человек-ребенок | Про Мужика

Человек-ребенок

Автор: Н. И. Козлов

Человек-ребенок — человек, взрослый по паспорту, и одновременно ребенок по личностному развитию​ — человек с детской позицией в мышлении, поведении и эмоциональных реакциях, позволяющий себе роскошь детских реакций. Это низкая ответственность и паразитизм, несамостоятельность, неумение и нежелание контролировать свои чувства и желания, когда «хочу — не хочу» и «это я люблю — это я не люблю» всегда имеет приоритет перед «надо». Это обиды на критику, мстюльки, раздражение, жалобы, обвинения и оправдания… Минимум забот и ответственности, максимум развлечений, игр и удовольствия, вот она — страна детства, в которой сегодня успешно поселилась большая часть мировой молодежи.

Родившись, мы живем как дети: ни о чем не заботимся, уверенные, что за нас позаботятся другие, заставляем близких заботиться о нас, включая для этого несчастные эмоции, развлекаем себя тем, что нам интересно. Со временем, далее часть детей переходит в другой образ жизни, образ жизни Взрослых людей, а часть детей так детьми и остается. А через несколько десятилетий благополучно стареют, так и продолжая оставаться детьми.

Проявления детской позиции и детских черт у взрослого человека — не патология, а культурная норма современного общества. Человек-ребенок — для нас привычная норма, поскольку душевно взрослых людей вокруг нас не много.

Каждый второй вокруг нас — человек-ребенок, когда непонятно зачем обижается, без цели ругается, прилипает к телевизору и покупает яркое и вкусное, а не нужное и полезное.

Когда-то за этим стоит неумение быть взрослым — отсутствие необходимых умений, опыта и навыков, когда-то отсутствие привычки быть взрослым: человек может быть взрослым, но без привычки это тягостно и вызывает внутренний протест. Труднее всего ситуация, когда у человека в принципе нет желания быть взрослым, человек искренне не понимает, зачем ему это нужно, поскольку быть ребенком интереснее и легче.

Зачем ребенку становиться Взрослым? Это ответственность, а не развлечения; планирование, а не легкая спонтанность; учет последствий, а не сладкое «нравится — не нравится», это работа и вообще нужно постоянно думать…

Если ребенку не создали интерес и выгоду становиться Взрослым, ему не хочется становиться Взрослым. Если ребенку не создать условия, вынуждающие его становиться Взрослым, он ребенком — останется, возможность — есть. В детстве о нас заботились родители, дальше заботится гуманное общество.

Похоже, что задача воспитать из ребенка взрослого человека — задача в большей степени мужская, а не женская. Мамам делать это трудно.

Мамы любят детей. Более того, маме нравится, когда ребенок остается маленьким долго, когда его можно опекать и о нем заботиться. Если ребенок — всего лишь игрушка для большой девочки, он навсегда останется только ребенком. «Вы не понимаете, он же еще маленький! Мне его так жалко! Ему так трудно!»

Чтобы наши дети, в том числе иногда уже совсем взрослые, становились взрослыми, важно создавать ситуации, когда самостоятельность возможна и им по силам, когда самостоятельность и взрослость престижна и становится привлекательной. А самое трудное, но одновременно самое эффективное — создавать ситуации, когда самостоятельность обязательна и просто вынуждена.

В переводе на более житейский язык – не жалеть, нагружать делами и ответственностью, с малых лет требовать, как со взрослых. Почему готовить должна мама, если дочка в этом время смотрит телевизор? Почему в магазин идет кто-то из родителей, когда сын играет в компьютерные игры? Дети только в том случае захотят быть взрослыми, если в семье известно: «От детей должна быть польза» и «Все лучшее – взрослым!» Если родители дали поручение, оно вначале делается, только после этого обсуждается. На каждый день есть задачи дня. Гуляем или «В контакте» только после того, как сделали все уроки. Ложимся – вовремя. Это жесткий, мужской подход, но только в этом случае из малых детей вырастают люди, готовые к жизни, только в этом случае вырастают — взрослые.

Психологи назвали важные уроки, которые детям должны преподать родители, а не жизнь

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Ричард Брэнсон (Richard Branson), миллиардер и основатель Virgin Group, однажды сказал: «Если бы вы спросили всех людей на планете о том, кто дал им лучший совет в жизни, держу пари, ответ большинства был бы „мама“». Полагаем, что оставшиеся упомянули бы папу. Так чему же нужно научить детей, чтобы спустя много лет они с благодарностью вспоминали вас в своих интервью?

Мы в AdMe.ru уверены, что ваши дети вырастут достойными людьми, а для того чтобы они точно сказали вам спасибо за хорошее воспитание, возьмите на вооружение эти 9 важных уроков, которые никогда не поздно им преподать.

1. Готовить еду

Психологи назвали важные уроки, которые детям должны преподать родители, а не жизнь

Джули Охана (Julie Ohana), социальный работник и кулинарный терапевт, убеждена: приготовление еды помогает выражать любовь и развивать навыки общения. Это чистейший акт альтруизма, который приносит счастье и чувство единения с людьми. Так почему бы не научить этому детей?

Тем более, узнавая, из чего готовятся блюда, ребенок быстрее поймет разницу между полезной и вредной едой, станет более осознанным в выборе продуктов и, возможно, на секунду задумается перед покупкой очередного гамбургера в компании друзей.

Джейми Оливер (Jamie Oliver) считает, что детей нужно привлекать к кулинарным делам с раннего возраста. Для того чтобы малыши полюбили готовить, начните с простых рецептов, разрешайте им трогать и нюхать продукты и, главное, не жалейте времени на разъяснения и уборку после подвигов юных шеф-поваров.

2. Проявлять ласку

Психологи назвали важные уроки, которые детям должны преподать родители, а не жизнь

Техасский психолог Карл Пикхардт (Carl Pickhardt) рассказывает, что многие дети, переходя в подростковый возраст (9–13 лет), отказываются от тактильных проявлений своих чувств, а иногда перестают и принимать их со стороны взрослых. Так они подчеркивают свою «взрослость», но при этом рискуют потерять бесценную способность к невербальной близости.

Можно помочь ребенку сохранить способность к физическому выражению эмоций. Для этого в переходном возрасте следует все так же выражать свою любовь прикосновениями, но в менее нежной форме. Похлопывания по плечу, массаж ног после тренировки, недолгие объятия при встрече — отличные варианты. Спустя время повзрослевший ребенок сможет вернуться к объятиям и поцелуям.

Умение тактильно проявлять свои чувства поможет ребенку в будущем создавать доверительные отношения с людьми, чувствовать себя более удовлетворе

«Владимир Глоцер | Детский человек» Корней Чуковский

Корней Чуковский разговаривает с детьми. Автор и ведущий Владимир Глоцер, редакторы В. Вартанова, И. Якушенко

Он был кумиром детей. И не только в старости, когда его, седовласого, называли «дедушкой Корнеем», а еще тогда, когда никакой седины и в помине не было, — смолоду. О своем обожании Чуковского вспоминают все подросшие дети. И просто взрослые люди, у которых есть дети, и те, кому случалось его видеть в их обществе, тоже пишут, как мгновенно влюблял в себя детей Корней Чуковский.

Встречам и разговорам с детьми посвящены в воспоминаниях о Чуковском не какие-нибудь отдельные строчки или страницы, а целые рассказы и даже иногда большие многостраничные мемуары.

«В то лето [1908 года] и в следующие куоккальские лета, — рассказывает Софья Богданович, дочь писательницы Т. Богданович, — Корней Иванович часто бывал у нас. Как только он появлялся, мы сразу чувствовали, что он пришел не только к маме, но и к нам, детям. Он совсем не похож был на тех маминых знакомых, которые только и ждали, когда неугомонных детей отправят спать…

В хорошую погоду Корней Иванович приходил к нам ранним вечером, забирал нас всех четверых, и мы шли к морю. Выйдя за калитку сада, Корней Иванович сажал себе на плечи мелюзгу, предлагал нам с Шурой: — Давайте наперегонки! — и огромными шагами устремлялся вперед… Я, маленькая толстушка, пыхтела где-то далеко позади. И все-таки мне было весело. Страшно весело! Корней Иванович на бегу оглядывался, и дистанция между нами постепенно сокращалась… Но тут Корней Иванович снова припускал… К финишу — пляжу — все бегуны приходили одновременно, и все были довольны…

С ним первым мы отчалили от твердой земли. Ни мама, никто из знакомых грести, конечно, не умели, а Корней Иванович греб замечательно. Мы не только не вскакивали с мест, но даже не разговаривали. И не от страха перед морской пучиной. Просто было удивительно смотреть, как он широко взмахивал веслами, как весла с тихим всплеском погружались в воду…

— Ну, босоногая команда, пора домой! — говорила мама.

Мы пересмеивались и поглядывали на Корнея Ивановича. Он тоже принадлежал к босоногой команде — в теплую погоду он всегда ходил босиком».

В ту пору Корнею Чуковскому шел двадцать седьмой год, он был уже известным литературным критиком, но до первой большой сказки для детей — до «Крокодила» — оставалось еще почти десять лет.

Да он не изменился и четверть века спустя, в пятьдесят, — когда написал уже почти все свои знаменитые сказки и был автором многих книг о Некрасове, Горьком, Блоке, Уитмене…

«…Стояло жаркое лето [1932 года], — вспоминает искусствовед И. А. Бродский. — Вместе с [моим товарищем] Лещинским я приходил к Корнею Ивановичу домой, на Кирочную улицу. Обычно после часа занятий он предлагал пойти… в Таврический сад или поехать на Елагин остров, чтобы там продолжить работу на воздухе. Из этого ничего не получалось. Корней Иванович быстро попадал в окружение детворы и забывал о нас. Однажды он посадил нас в лодку и потребовал, чтобы мы изображали пиратов, для чего повязал наши головы носовыми платками. С острова мы возвращались пешком. На улице Красных Зорь… нам встретился дворник, моющий из шланга тротуар. Корней Иванович взял у него шланг и задорно, играючи, стал поливать цветы, траву, деревья. Быстро, как всегда, его окружила стайка ребят. Он грозил им:

— Оболью! Оболью! — и направлял струю поверх их голов.

А ребята прыгали, хлопали в ладоши и кричали:

— Дядя, облей! Дядя, облей!»

Однажды он пришел к тяжелобольной девочке. Ей «только что сделали укол камфары, и она горько плакала от боли… — рассказывала ее мать, писательница Вера Смирнова, — вдруг отворилась дверь и вошел весь запушенный снегом, как Дед Мороз… Корней Иванович Чуковский… Снял шубу и шапку, поздоровался с медсестрой, сказал: «Не бойтесь, я не заморожу», — прошелся по комнате, потирая руки, потом присел на край постели, взял Иришкину руку и стал знакомиться… Услышав его голос, в комнату просунулись мои маленькие племянницы. Он встал, низко им поклонился и весело их приветствовал… Девчонки жадно на него глядели, ожидая чего-то необычайного. И вот он взял со стола стакан с водой и на вытянутой руке стал быстро вращать то в одну, то в другую сторону. Девчонки ахнули, но он другой рукой снял стакан с ладони и показал: вода не пролилась, ни капельки.

— Ах, вы боитесь, что я пролью? — закричал Корней Иванович обиженно, поставил стакан на стол, схватил чернильницу и тоже стал кружить ею, приговаривая: — А вот и не пролью!

Иришка развеселилась, даже привстала на подушке, и смеялась, и кричала:

— А вот и не пролил! А вот и не пролил!»

Словом, весь тот день «девочка была весела… и на все лады поминала Корнея Ивановича».
И так было всю его жизнь, до глубокой старости. Ни известность, ни возраст — ничто не могло сделать его другим в отношениях с детьми.

Писатель Валентин Берестов рассказывает, как уже в 60-е годы его, Берестова, пригласили в Кунцевский детский сад, под Москвой, и он там, как принято, читал детям свои стихи.

«Потом, — пишет Валентин Берестов, — меня потащили к пианино, воспитательница заиграла, дети запели. Поют и разочарованно глядят на меня. Делать нечего, я запел. А когда воспитательница заиграла плясовую, дети хвать меня за руки, затащили в круг и, не ожидая возражений, потребовали:

— Вы будете с нами плясать, потому что вы писатель!

Делаю несколько символических па, хочу выбраться, не тут-то было!

Пляски кончились. Отдышался, подхожу к воспитательнице:

— Почему ваши дети считают, что писатели непременно должны играть с ними и плясать?

— Совсем недавно был Корней Иванович! — просияла воспитательница.

Оказалось, он, тогда уже восьмидесятилетний патриарх, поднял здесь такую волну радости, что она не улеглась после его ухода… подхватив заодно и меня».

Ну а сам Корней Иванович, — неужели он нигде не описал свои встречи и разговоры с детьми? И то, как он себя чувствовал в детском обществе? Разумеется, описывал, и притом множество раз!

«29/IX [1936]. На пароходе «Крым». Отъезжаем из Ялты в Сочи, — пишет он в своем Дневнике. — Потрясающе провожали меня дети… Каждый хотел непременно нести за мною какой-нибудь предмет: один нес за мною зонтик, другой шляпу, третий портфель. Тот, кому не досталось ничего, горько заплакал. Я сел в «pick up». Они убежали и вдруг гляжу: несут мой самый большой чемодан — которого и мне не поднять — все вчетвером — милые! И как махали платками».

«Странно, что отдыхать я могу только в среде детей», — записывает он в том же году.

И еще много, много подобных записей, свидетельств и воспоминаний.

Однако эти обоюдные признания, конечно, так и остались бы свидетельствами на бумаге, если бы Корней Чуковский не дожил до времен расцвета звукозаписи. Радио не упустило возможность записать — и таким образом сохранить навечно — не просто голос Чуковского (таких записей, по счастью, немало, и многие из них вошли в составленное Львом Шиловым звучащее «Собрание сочинений» К. Чуковского), но и его непосредственные, живые, нескорректированные заранее встречи и разговоры с детьми. На пластинке эти записи появляются впервые.

Детское радио стало записывать голос Корнея Чуковского, видимо, давно, но мы располагаем записями лишь с 1956 года. Несколько раз эти записи вела Вера Вартанова, редактор детского вещания. Чаще всего она приезжала со звукозаписывающей машиной (тонвагеном) к Корнею Ивановичу в Переделкино, где он в те годы жил уже безвыездно и зиму и лето. Но иногда сопровождала его в детский сад, когда он шел в гости к маленьким детям. (Одну из таких встреч, в 1961 году, и вспоминает В. Берестов, и ее запись входит в пластинку.) Бывало, что и сами дети приходили к нему в дом, чтобы поздравить с днем рождения или просто повидать «дедушку Корнея», и эти встречи тоже были записаны.

На нескольких пластинках, очень любимых детьми, Корней Чуковский читает свои сказки. Одну из последних записей такого рода сделала редактор «Мелодии» Ирина Михайловна Якушенко, которая записывала сказки в исполнении автора в конце августа 1969 года. (Корней Иванович лег в больницу 5 октября того же года, а 28 октября его не стало.) Это записи, осуществленные в студии или в условиях, приближенных к студийным.

Но если вспомнить одну из заповедей Чуковского (гласящую: «Главная особенность наших дошкольных стихов заключается именно в том, что они должны быть созданы для чтения вслух перед большими коллективами детей»), то ничто теперь не могло бы подтвердить силу этой заповеди для самого поэта, если б не сохраненные в записи на пленку встречи Чуковского с детской аудиторией.

В пластинку «Корней Чуковский разговаривает с детьми» включены архивные записи из фондов детского радио 1956- 1967 годов. Ее могут слушать дети и взрослые. И она обрадует и больших и маленьких.

Чуковский был и остался кумиром детей.

Владимир Глоцер

Тело человека. Энциклопедия для детей младшего школьного возраста

Данный раздел сайта является электронной копией книги «Познакомься, это… Тело человека» (Elisa Prati. II libro di corpo umano).
Автор текста – Элиза Прати
Научный редактор – Барбара Пенначчи
Художники – Элизабетта Ферраро, Валентина Пратези, Паола Равалья, Виничо Сальвини
Перевод с итальянского – Ирина Цибизова
Научный редактор русского издания – канд. биол. наук Валентина Бологова

ISBN 978-5-18-000840-4 (русск.) ООО «Издательская Группа Аттикус», 2008
ISBN 88-09-02248-3 (итал.) Machaon®

Тело человека – настоящее Чудо

Тело, данное тебе при рождении, построено из миллионов крошечных кирпичиков – живых клеток. Форму и устойчивость телу придает каркас из костей – скелет. Эта сложная система функционирует, подчиняясь приказам головного мозга. Благодаря согласованной работе всех органов, мышц, кровеносных сосудов, нервных волокон ты можешь расти, двигаться, бегать, прыгать, учиться, говорить, видеть, слышать и… думать!

Необычное путешествие

Знакомство с тем, как устроено и как функционирует человеческое тело, сродни путешествию в хорошо известную тебе страну. И все же в этой стране тебя ждут настоящие открытия.

Изучая собственное тело, проникнись к нему уважением и научись заботиться о нем. Помни, тебе это нужно, чтобы быть всегда сильным и здоровым.

Что между нами общего?

Люди такие разные: блондины и брюнеты, высокие и низкие, тонкие и толстые, белокожие, чернокожие и желтокожие…

Дети разных стран
Дети разных стран

На Земле около 6 миллиардов жителей, но вы не найдете среди них даже двух совершенно одинаковых людей! У каждого человека свой овал лица, свой цвет глаз, своя форма носа, губ и ушей. Эти особенности индивидуальны, то есть не встречаются ни у кого больше. Даже между очень похожими близнецами есть различия. Мы все разные, но в то же время между нами много общего, ведь мы относимся к одному биологическому виду «человек разумный» и наши тела устроены одинаково.

Мужчины и женщины
Мужчины и женщины

Первое, и главное, различие – это различие между мужчинами и женщинами. Из мальчиков вырастают мужчины, из девочек – женщины. Потом у этих мужчин и женщин рождаются свои дети.

Чем мы отличаемся друг от друга?

По каким признакам ты узнаешь своих друзей? Наверное, по цвету волос, по лицу, фигуре, голосу, походке, по манере говорить, жестикулировать, смеяться. У каждого человека есть свои особенности, отличающие его от других.

Тщательное исследование

Попробуй вместе с другом определить, чем вы похожи и чем отличаетесь. Отметьте, например, цвет волос и глаз, форму носа, рост, объем талии, размер ноги. Какие еще признаки вы можете придумать? Сравните описания. Совпадают они или нет?

Учись понимать себя

Ты различаешь людей благодаря тому, что у тебя есть зрение, слух, обоняние: ты узнаешь друзей и знакомых по лицам, голосу, даже по запаху. Ты смотришься в зеркало и видишь себя. Но знаешь ли ты, как устроено твое тело, тела твоих друзей, мамы, братьев и сестер? Наша книга поможет тебе разобраться в этом.

Происхождение человека

Ученые считают, что человек произошел от животных, населявших Землю миллионы лет назад и очень похожих на современных обезьян. Их организм и внешний облик менялись очень-очень долго, пока наконец не появились мы!

Мужчины и женщины

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *