Чувства и эмоции: чем они отличаются, основные виды и типы эмоций

Автор: | 08.05.2021

Содержание

Семь эмоций, которых больше нет

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В прошлом эмоции чаще были связаны с определенным временем или местом.

Человеческие эмоции традиционно считаются чем-то вечным, одинаковым для всех людей.

Однако они разнятся от места к месту (например, чисто немецкое Schadenfreude, а по-нашему «злорадство»), а высоколобые ученые регулярно обнаруживают новые, чему свидетельством миллионная армия страдающих «синдромом упущенной выгоды» (Fear of Missing Out, иначе говоря — боязнь пропустить что-то чрезвычайно важное в «Твиттерах» и «Фейсбуках» бесчисленных друзей, большинство из которых ты и в глаза никогда не видел).

Более того, как сами эмоции, так и то, как мы их испытываем, воспринимаем и обсуждаем, с течением времени могут меняться.

Би-би-си побеседовала с доктором Сарой Чейни из Центра истории эмоций и выбрала несколько наиболее ярких примеров.

1. Ацедия

Ацедия — это весьма специфическое переживание, свойственное отдельному классу людей Средневековья: монахам, живущим в монастырях.

В списке восьми смертных страстей средневековые богословы поместили ацедию на шестое место. Ее частенько вызывает духовный кризис, а страдающие ацедией испытывают лень, уныние, вялость, а превыше всего — желание как можно скорее распрощаться со «святой жизнью».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ацедией страдали исключительно монахи в монастырях

«В наши дни это посчитали бы чем-то похожим на депрессию, — говорит Сара Чейни. — Но ацедия была прочно связана именно с духовным кризисом и монастырской жизнью».

Похоже, эти проблемы всерьез заботили настоятелей средневековых монастырей, которых приводила в отчаяние сопровождающая ацедию лень.

С течением времени ацедия все больше воспринималась как синоним лености — одного из смертных грехов.

2. Неистовство

«Это еще один хороший пример эмоций, свойственных средневековью, — объясняет Сара Чейни. — Сродни гневу, но более узкий термин по сравнению с тем, как мы описываем гнев сегодня. Некто, пребывающий в неистовстве, также сильно возбужден, временами впадает в приступы ярости, мечется взад-вперед и в целом производит много шума».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Безумие сопровождалось физическим возбуждением: невозможно было оставаться на месте

Скажем так: тихо сидеть на стуле в приступе неистовства не выйдет. Эта конкретная эмоция диссонирует с нашими современными представлениями об эмоциях как о чем-то сугубо внутреннем, что можно спрятать, если хорошо постараться. К средневековому неистовству это никак не применимо.

«Словарь, применявшийся людьми того времени для описания своих ощущений, означает, что испытать похожие эмоции нам сегодня недоступно», — говорит Чейни. Многие эмоции настолько привязаны к географии и историческому периоду, что испытать их сегодня невозможно.

3. Меланхолия

Сегодня мы называем меланхолией чувство тихой, печальной задумчивости. «В прошлом все было по-другому, — говорит Сара Чейни. — На заре современного периода истории меланхолия воспринималась как физический недуг, зачастую сопровождающийся страхом».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Меланхолия считалась признаком переизбытка черной желчи

До XVI века считалось, что человеческое здоровье определяет баланс четырех жизненных соков: крови, слизи, черной и желтой желчи. Меланхолии соответствовал переизбыток черной желчи.

«В то время одним из симптомов меланхолии был страх. В отдельных случаях люди даже боялись двигаться, поскольку им казалось, что они сделаны из стекла и могут разбиться», — говорит Сара Чейни.

Например, французский король Карл VI страдал именно этим расстройством настолько, что приказал вшить в свою одежду железные стержни — чтобы случайно не разбиться вдребезги.

4. Ностальгия

Ностальгия — еще одна эмоция, значение которой изменилось со временем.

«Сегодня мы часто используем это слово в разговорах, но когда оно появилось, ностальгия обозначала физическую болезнь, — рассказывает доктор Чейни. — Это была болезнь моряков XVIII века: что-то связанное с тягой к дому и ощущение, что дома что-то произошло, пока они в море».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ностальгия — болезнь моряков, тоскующих по суше и дому

В отличие от современной, ностальгия трехсотлетней давности имела и физические симптомы. Ностальгирующие моряки ощущали усталость, апатию, страдали от загадочных болей и не могли выполнять свою работу.

В особо острых случаях ностальгия могла закончиться смертельным исходом. Согласитесь, совсем не то же самое, что наша сегодняшняя тоска по «старым добрым временам».

5. Военный невроз

Это расстройство, которое, в частности, испытывали солдаты в траншеях Первой мировой под постоянным артиллерийским обстрелом.

Как и некоторые другие эмоциональные переживания, военный невроз находится на стыке эмоций и физической болезни в том, что касается его восприятия и лечения.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Страдавшие военным неврозом солдаты иногда теряли зрение и слух без визимых причин

«Страдавшие от невроза испытывали странные спазмы и зачастую теряли слух и зрение, на вид без всяких внешних повреждений или травм, — объясняет Сара Чейни. — В начале войны считалось, что это следствие нахождения на передовой, слишком близко от разрывов снарядов, которые физически сотрясали мозг. Но позже было принято думать, что это следствие эмоциональных переживаний».

6. Ипохондрический синдром

К XIX веку ипохондрия тоже стала напрямую ассоциироваться с эмоциональным состоянием.

«В общих чертах ипохондрия была мужской версией того, что доктора Викторианской эпохи называли «истерией», — объясняет Чейни. — Считалось, что она вызывает усталость, боли и проблемы с пищеварением. В XVII и XVIII веке полагали, что ипохондрию вызывает больная селезенка, но потом стали считать, что в ней виноваты нервы».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

К некоторым эмоциям относились как к болезням

Викторианские врачи считали, что эти симптомы вызывал ипохондрический синдром, то есть навязчивое беспокойство о состоянии собственного тела. Так что, хотя речь шла о физических симптомах, дух и эмоции тоже считались пострадавшими.

7. Нравственное помешательство

Сам термин был изобретен доктором Джеймсом Коулсом Причардом в 1835 году.

«Практически он означает «эмоциональное сумасшествие», — говорит Сара Чейни. — Дело в том, что долгое время термины «нравственный», «моральный» означали «психологический», «эмоциональный», и в то же время применялись в том же смысле, что и сейчас, что создавало определенную путаницу».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Нравственным помешательством» назывался широкий список болезней и эмоциональных состояний

Пациенты, которых доктор Причард считал «нравственно помешанными», вели себя странно и хаотично в отсутствие ярких признаков психических отклонений.

«Причард считал, что значительное количество пациентов в принципе могли функционировать как обычные люди, но при этом не могли контролировать свои эмоции или неожиданно совершали преступления», — объясняет Чейни.

Например, клептомания среди образованных высокородных женщин считалась «нравственным помешательством», поскольку предполагалась, что этим женщинам незачем красть. «Это был собирательный термин для всех чрезмерно ярких эмоций, и зачастую применялся к неуправляемым детям», — добавляет Сара Чейни.

Harvard Business Review Россия

Генеральный директор European Multinational произнес замечательную речь перед 200 топ-менеджерами компании. Он поведал об основных стратегических проблемах организации и в заключение сказал, что готов ответить на вопросы слушателей. Более того, он подчеркнул, что очень огорчится, если его ни о чем не спросят. Но когда один из присутствующих поднял руку и задал вопрос, оратор схватился за голову. «Боже мой, — воскликнул он, — да я за всю жизнь не слышал более глупого вопроса! Следующий, пожалуйста». Больше желающих не нашлось…

В деловом мире к чувствам и эмоциям традиционно относятся пренебрежительно, их не понимают, игнорируют, подавляют. Сколько раз на совещаниях и встречах нам доводилось слышать раздраженные окрики солидных начальников: «Только без эмоций, пожалуйста!» До сих пор проявление чувств зачастую считается признаком слабости, неспособности держать себя в руках, осознавать, что реальный мир — это факты, а не нечто субъективное, двусмысленное и нестабильное. И сегодня многие принимают на веру утверждение Бертрана Рассела: «Наши эмоции обратно пропорциональны нашим знаниям: чем меньше мы знаем, тем больше распаляемся», — и соглашаются с Эйн Рэнд, заявившей, что эмоции «подобны фонарям в темной аллее чужой души, освещающим самые уязвимые места». Хуже того, многие руководители упрямо твердят одно и то же: если не контролировать эмоции, они возьмут над нами верх.

Действительно ли эмоции так страшны? Безусловно, нет. Чувства и эмоции — важнейшая часть человеческой личности, и в нашей жизни они играют не менее важную роль, чем логика и рациональное мышление. Чарльз Дарвин писал: «Эмоции способствуют выживанию, провоцируя необходимые поступки и сообщая ценную информацию». То есть, по сути, они выполняют функцию обратной связи, посылая нам данные о качестве нашей жизни и нашем состоянии. К счастью, сегодня все больше и больше руководителей осознают ценность чувств и понимают, что эмоции — важнейший управленческий инструмент, упрощающий и ускоряющий путь к успеху. Придав эмоциям на рабочем месте законный статус, научившись слушать и правильно истолковывать свои чувства, контролировать собственные эмоции, топ-менеджеры смогут лучше понимать себя и окружающих и с легкостью вдохновлять сотрудников на трудовые подвиги.

Оценка эмоций: эмоциональный коэффициент

В каждый момент своей жизни мы испытываем множество эмоций — как положительных, так и отрицательных. Если бы можно было все их перемешать и вывести средний результат, мы получили бы эмоциональный коэффициент (EQ) — представление о собственном расположении духа в данную минуту. EQ отражает нашу самооценку, или уверенность в себе и своей способности к выживанию (см. «тест во врезке»). Чем выше наш эмоциональный коэффициент, тем более сильными и счастливыми мы себе кажемся; чем ниже — тем более слабыми и неспокойными. На уровень EQ влияют три основных фактора.

Врожденные особенности. Некоторые люди от рождения более оптимистичны, чем другие, и в большей степени довольны жизнью. Во всех, даже самых разрушительных событиях они видят положительную сторону. Стакан кажется им наполовину полным, а проблемы радуют тем, что открывают новые возможности. Но есть и такие, кто неизменно зацикливается на плохом и обвиняет мир в собственных бедах.

Воспитание. То, как нас растили, как относились к нам в детстве и в юности родители и наставники, оказывает сильное влияние на самовосприятие. Бывший генеральный директор GE Джек Уэлч неоднократно рассказывал: мать всегда считала его лучшим, верила в уготовленный ему потрясающий успех и тем самым воспитала в нем прочное чувство уверенности в себе.

Жизненные события. Любые события — более или менее благоприятные — повышают или понижают наш EQ. Если мы переживаем ряд счастливых случайностей, наша уверенность в себе возрастает, и наоборот. Иногда череда событий порождает эмоции, которые, накапливаясь, соединяются как бы в восходящую или нисходящую спираль, что в результате вызывает либо эйфорию, либо состояние подавленности и даже депрессию.

Эмоциональный коэффициент руководителей оказывает сильнейшее воздействие на подчиненных, а EQ сотрудников — на качество жизни и работы топ-менеджеров. Осознав интенсивность этого влияния, руководители должны задать себе три вопроса, которые позволят им оценить, насколько они чувствительны к своему и чужому эмоциональному состоянию и осознают ли вообще его значение. 1) Встречались ли вам менеджеры с очень низким EQ, то есть люди в состоянии депрессии? Какие у вас впечатления от совместной работы с ними? 2) Встречались ли вам менеджеры с таким высоким EQ, что они заряжали энтузиазмом всех вокруг? Вам было с ними интересно? А может, они вас утомляли? Пугали? 3) Были ли у вас подчиненные, недовольные жизнью, но не желавшие об этом говорить? Пытались ли вы им помочь? Вам было легко или трудно?

Контроль над эмоциями

Сегодня руководители уже не могут позволить себе, как раньше, игнорировать эмоции или недооценивать их важность. Они должны «настраивать» себя на восприятие не только собственных чувств, но и чувств своих сотрудников. Ведь, выражая эмоции, мы рассказываем окружающим о самом главном: о том, довольны ли мы жизнью или хотим изменить ее. А прислушиваясь к чувствам других, мы приоткрываем завесу над их стремлениями и побуждениями. Чтобы поставить эмоции — свои и окружающих — на службу корпоративным целям, руководителям следует придерживаться некоторых рекомендаций.

Осознать себя — научиться интерпретировать собственные эмоции. Нередко люди испытывают сильные чувства и не могут понять — почему? Они даже обращаются к друзьям за помощью в дешифровке собственных эмоций! Чтобы понимать свои чувства и извлекать из них максимальную пользу, надо знать себя, свои приоритеты и ценности. И наоборот, если мы внимательно прислушаемся к своим эмоциям, то наверняка докопаемся до того, что для нас действительно значимо: чем сильнее чувства, тем больше вероятность, что их вызвало важное для нас событие.

Научиться управлять собой, то есть своими желаниями и действиями, порождаемыми этими желаниями. Мы считаем, именно это имеют в виду люди, восклицая: «Поменьше эмоций!» Речь не о том, чтобы перестать испытывать эмоции, а о том, чтобы, оценив их последствия, взять эмоции под контроль. Ни для кого не секрет, что зачастую мы испытываем смешанные чувства. Одно и то же событие вызывает у нас одновременно и положительные, и отрицательные эмоции в зависимости от того, с какой точки зрения мы его оцениваем: например, краткосрочных или долгосрочных перспектив. Скажем, закурив сигарету, я могу испытать сразу и положительные эмоции — удовольствие, и отрицательные — переживание за собственную жизнь. Или другой пример: купив дорогие часы, которые мне действительно приглянулись, я чувствую радостное волнение и одновременно грусть: я только что выложил огромные деньги и практически остался на мели. Наша задача — уравновешивать противоречащие друг другу интересы и эмоции исходя из собственного представления о цели своего существования.

Развивать социальный интеллект — прислушиваться к сигналам, которые посылают руководителям сотрудники, и стараться их понять. С помощью этих сигналов люди рассказывают начальникам о своей жизни, о чувствах, которые они испытывают на рабочем месте (а ведь за обстановку на работе в значительной степени ответственны именно руководители). К этим сигналам следует относиться очень внимательно и вовремя на них реагировать.

Выстраивать отношения с окружающими. Максимального успеха топ-менеджеры могут добиться, только если их сотрудники чувствуют: им ничто не угрожает и возможностей для лучшей жизни становится все больше. Во власти руководителей создать благоприятную рабочую обстановку — для этого, в частности, нужно так планировать назначения на должности и так организовывать рабочий процесс, чтобы люди раскрывали свой потенциал, развивались и максимально полно применяли свои способности. Согласовывать требования предприятия и личные интересы сотрудников крайне трудно, но это входит в задачи руководителя (конечно, с поправкой на обстоятельства). Хорошие начальники дают подчиненным задания, отвечающие их «расположению духа»: они следят за текущим уровнем их самоуважения и уверенности в себе. Они внимательны к колебаниям их EQ — ведь эти перепады часто свидетельствуют о том, что в жизни сотрудников происходят некие события, о которых начальнику, возможно, стоило бы знать. Кроме того, руководители должны уметь играть на чувствах других и с их помощью мотивировать и стимулировать сотрудников. Лу Герстнер, бывший генеральный директор IBM, советовал: «Умело пользуйтесь честолюбием, страхом, гневом и гордостью. И еще, извлекайте пользу из желаний людей (это тоже эмоции), предлагая им возможности для роста, лучшего заработка или обучения».

Эмоции — неотъемлемая часть нашего бытия и непременное условие выживания. Это «приборная панель», ориентируясь на которую мы ведем вперед свою жизнь. Людям, научившимся понимать свои чувства и эмоции и контролировать их, проще реализовать свои глубинные устремления, а значит, у них больше шансов жить полной жизнью. Руководители, тонко чувствующие эмоции сотрудников и умеющие правильно на них сыграть, создают в организации здоровую обстановку, которая способствует хорошей работе, приносит удовлетворение сотрудникам и пользу — компании.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Эмоциональный коэффициент (EQ) — это ваша оценка собственной воли к жизни и шансов, что у вас все сложится «как надо». EQ непосредственно влияет на ваши суждения и на то, какое значение вы придаете каждому человеку, с которым сталкиваетесь, или событию, которое происходит с вами.

От 10 до 25 баллов

У вас тяжело на душе. Что-то идет не так, как должно. Ваши жизненные функции подавлены. Вы в тупике. Выход найти не удается. Вы чувствуете себя незащищенным и запутавшимся. Постарайтесь гармонизировать свою жизнь, вновь привести ее в соответствие с собственными приоритетами. Тщательно изучите личный и профессиональный аспекты своего существования. Возможно, вам требуется помощь. Определите, что именно не так. Найдите способ измениться и выбраться из тупика.

От 25 до 40 баллов

У вас все хорошо. В целом, жизнь протекает правильно. Но это вовсе не означает, что вы абсолютно спокойны и беззаботны. Скорее всего, вам хотелось бы добиться чего-то большего или лучшего. Быть может, вы слишком осторожны? Не пора ли развивать свои способности (в порядке значимости), начать рисковать, активировать новые жизненные функции? Может, уже стоит встряхнуться и начать действовать?

От 40 до 50 баллов

Вы полностью используете свой потенциал. Вы в хорошей форме, живете своей жизнью, исполняете свои самые смелые мечты. Вы расцветаете. Но осторожно: иногда это ослепляет. Не допускайте «инфляции эго». Следите за своими эмоциями!

Чем отличаются эмоции от чувств — Статья от Аспекта

Для того, чтобы разобраться, что есть что, рассмотрим значение каждого термина.

Эмоция — это психический процесс, который имеет среднюю продолжительность (от нескольких минут до нескольких часов) и отражает индивидуальное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям  объективного мира.

Другими словами, эмоции — это наша реакция на мир, они быстро возникают и так же быстро исчезают. Мы можем реагировать на то, что действительно происходит в данный момент, на то, что может произойти в будущем, или на то, что уже произошло. Кроме того, мы можем реагировать и на то, чего нет в реальном мире (например, когда читаем книгу, смотрим кино или мечтаем).  


Чувство — это эмоциональный процесс устойчивого характера, отражающий индивидуальное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям объективного мира.

На основании значений этих терминов можно сделать вывод об основном отличии чувств от эмоций — длительность, протяженность во времени. Эмоции возникают и исчезают, как рябь на воде, чувства же подобны течению — они столь же долговременны, хоть и тоже со временем могут измениться.

Также существенным отличием чувств от эмоций является их выражение. Эмоции чаще всего буквально «написаны» на лице, по человеку сразу видно, если он разозлился или обрадовался, с чувствами же все несколько иначе. Чаще они бывают достаточно тщательно оберегаемы, о них рассказывают немногим. Например, про любовь часто сложно сказать вслух, поэтому его долго могут скрывать.


Важным аспектом в понимании чувств и эмоций является то, как они могут дополнять друг друга. Чувства и эмоции к одному и тому же человеку или ситуации могут быть противоположными. Так, например, даже если вы испытываете чувство любви к кому-то, вы параллельно можете испытать эмоцию злости как реакцию на какую-то конкретную ситуацию. И это совершенно нормально, от этого ваши чувства не перестают существовать, просто в данной ситуации их перекрывают эмоции, которые, как мы уже знаем, достаточно быстро пройдут.


Об этом стоит чаще напоминать своим родным, близким и особенно детям, так как чувства мы проявляем менее заметно, а эмоции, наоборот, ярко, в связи с чем может сложиться впечатление, что вы, например, всегда злитесь или всегда недовольны кем-то.

Чувства и эмоции на плоскости

16+
Проект-театр ПТТ
Перформанс по теоретическим сочинениям

Василия Кандинского и Казимира Малевича
Предпремьерный показ
Вход свободный!

“Погоня за совершенной культурой напоминает мальчика, выдувающего мыльный пузырь. Мальчик выдувает в нем красочные переливы и старается выдуть пузырь больше и больше. И в самый расцвет пузырь лопается, ибо мальчику не виден его конец, и приходится выдувать новый. Так лопается культура за культурой, и никогда не будет покоя,” — Казимир Малевич, 1919.

Проект-театр ПТТ (Питерская театральная тусовка), создавший поэтические перформансы по произведениям Иосифа Бродского и Марины Цветаевой, иммерсивный спектакль “Слепые” по Метерлинку, обращается к прозаическим текстам художников ХХ века — теоретическим трактатам Василия Кандинского и Казимира Малевича.

С помощью изучения цвета и формы, художники проникают в чувства и эмоции, поднимаясь по духовной лестнице развития человека. Сюжет строится на перетекании одних эмоций в другие через специально выбранные тексты и порядок льющихся красок.

Последовательность эмоций и цвета опирается на размышления Василия Кандинского, теории пирамиды Маслоу, интегральной философии Кена Уилбера и индийская теория поэтических настроений (Натьяшастры).

Малевич и Кандинский не останавливаются там, где обычно прекращается творческое движение. Они выходят за пределы так называемого “просветления”, — и идут дальше, открывая новую историю взаимоотношений уже по ту сторону человеческого восприятия.

Музыкальное сопровождение Kotä Records соотносится с цветом, опираясь на психологические ощущения Василия Кандинского. С помощью камер на сцене, движения актера и цвет красок в реальном времени переводятся в звук, используя в своем арсенале тональности и инструменты, о которых говорит сам художник.

 

Продолжительность
1 час 20 мин без антракта
Актер и режиссер
Павел Михайлов
Музыка
Михаил Мясоедов (Kotä Records)

Эмоциональный интеллект. Почему важно управлять эмоциями

Эмоциональный интеллект — направление практической психологии, призванное обучить людей конкретным инструментам, с помощью которых они могут управлять своим эмоциональным состоянием.

Как показывает практика, наибольшего жизненного успеха достигают те, кто в критический момент способен взять себя в руки и не поддаться раздражению, панике, унынию, разочарованию, депрессии.

Исследования показали, что люди, которые достигают вершин, — не всегда самые умные, не всегда имеют высокий уровень IQ, не всегда хорошо учились в школе или заканчивали университеты. Но у них есть общая черта, — такие люди очень хорошо могут справляться со своим эмоциональным состоянием, брать себя в руки, не поддаваться провокациям, сильным эмоциям и доводить дело до конца. Кроме того, они очень хорошо чувствуют настроение других людей, могут воздействовать на эмоции окружающих, в том числе мотивировать на выполнение тех или иных задач.

Дениэл Гоулман в своей книге писал: «Вышедшие из-под контроля эмоции могут превратить умных и находчивых людей в настоящих тупиц». Почему так происходит? Дело в том, что префронтальная кора головного мозга не успевает за лимбической системой, которая работает быстрее. Поэтому, когда нас охватывают сильные эмоции, мы можем совершать реактивные поступки и потом сожалеть о сказанном, сделанном. Эмоциональный интеллект — наука про будущее, которая позволяет найти баланс между эмоциональной и рациональной составляющими.

Чем больше у человека эмоций, тем больше у него силы, мотивации, тем больше он может в жизни достигнуть. Но для того, чтобы этой энергией распоряжаться, необходимы специальные механизмы: знания, навыки, убеждения, чтобы эта энергия не «спалила» человека.

В эмоциональном интеллекте существует закон: нельзя подавить одну эмоцию, не подавив все остальные. Когда человек подавляет эмоции, то вместе с ними он подавляет и свою мотивацию. Теряется эмоциональный контакт.

Эмоции в спорте | NikonPro: Фотографы Nikon

За что люди любят большой спорт? За красоту движений, за стойкость и мужество, за упорную борьбу несмотря ни на что, за желание спортсменов стать быстрее, выше, сильнее. Это своего рода преодоление природы, победа над ограниченными человеческими возможностями. Какой момент в соревнованиях запоминается нам ярче всего? Конечно — победа! Порой невозможно передать тот шквал эмоций, которые захлестывают спортсменов, болельщиков и всех, кто следит за соревнованиями. Но амбассадору Nikon Роберту Максимову на своих фотографиях удается запечатлеть самое ценное — живые чувства. На примерах своих работ Роберт делится с читателями секретами мастерства.  

В разных видах спорта эмоции профессиональных спортсменов схожи: радость и счастье, если победил, и огорчение, переживание, если что-то не удалось. Но наивысшего накала страсти достигают, пожалуй, на Олимпийских играх. К этим соревнованиям спортсмены готовятся годами, в них вкладываются все душевные, физические и эмоциональные силы. Пик карьеры любого профессионала  — Олимпиада. Нервы натянуты до предела. На Олимпийских играх соперничают суперзвезды мирового спорта, здесь просто не может быть иначе! Как рассказывают потом сами олимпийцы, это непередаваемые ощущения: «Весь мир замер в ожидании, когда ты сделаешь то, ради чего приехал». А приезжают, конечно, за победой! 

Самые сильные эмоции — во время выступления. Прыгнул последнюю высоту, отбил последний мяч — азарт и страсти зашкаливают. И для профессионального фотографа очень важно это учитывать. Следует помнить, что свои чувства спортсмен в первую очередь обратит в сторону тренера или любимого человека. Поэтому перед последним, решающим, выходом, я всегда стараюсь встать поближе к тренеру. С этой точки можно сделать очень хорошие, яркие кадры, показать крупным планом лицо, переживания на лице чемпиона. 

Очень сложно поймать эмоциональные моменты в тех видах спорта, где соперники играют друг напротив друга, например, в теннисе или в командных видах. Здесь уже мне помогает профессиональное чутье — заранее понять, кто же станет победителем, кого нужно будет фотографировать в первую очередь. Я всегда тщательно готовлюсь к соревнованиям: изучаю спортсменов, их приемы, на олимпиадах — просматриваю протоколы. Заранее составляю для себя план съемок: где и в какое время я должен оказаться, чтобы ничего не пропустить. Все это нарабатывается с опытом. Когда уже знаешь специфику того или иного олимпийца, то знаешь, какие у него будут эмоции, и ждешь определенный кадр.   


Чаще всего спортсмены выражают свои чувства двумя способами. Одни задействуют голос и мимику: кричат, улыбаются, зажмуриваются. Другие выражают эмоции телом: падают на колени, целуют от счастья корт или бросают ракетки. Это очень принципиальный момент для фотографа, потому что важно заранее определиться с оптикой. Если нужно снять крупный план, то я обязательно возьму AF-S NIKKOR 400mm f/2.8E FL ED VR, если нужен общий, то я выберу AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8E FL ED VR. 

В моей практике был случай. Последняя попытка, решающие мячи, и, понимая специфику чемпиона, я мгновенно перебрасываю объективы с тяжелой оптики на AF-S NIKKOR 70-200mm f/2.8G ED VR II. Фотографы рядом остаются на линзах с фокусным расстоянием 400 мм, чтобы снимать эмоции крупным планом. Вдруг спортсмен падает на корт! И я делаю отличный кадр! Да, иногда это удача, но в основном — привычка думать на шаг вперед, предчувствовать и анализировать. 


Кроме того, у каждой звезды спорта есть свои «фишки» — жесты, движения, характерные знаки. С ними человек становится узнаваемым. Если фотограф знает о «фишках» заранее, то обязательно дождется их и сделает красивый кадр. 


Я очень люблю фотографировать спортсменов, которые ярко выражают свои эмоции. У них, как говорится, все написано на лице. Радость победы — это то, что чемпион может подарить другим людям, разделить вместе с теми, кто болеет за него, со своим тренером и командой. На Западе считается обязательным показывать, как ты счастлив, дарить улыбки публике. Но не все российские спортсмены это понимают. К примеру, у меня бывали случаи, когда приходилось подходить к нашим чемпионам и просить их активнее выражать свои эмоции. Ведь нельзя радоваться победе с каменным лицом.

Самая главная задача профессионального фотографа — не упустить момент. Очень важно успеть поймать эмоцию в кадр. К примеру, в теннисе, если у вас на снимке чувства на лице сложатся с ракеткой и мячом, который летит на скорости свыше 200 км/час — это будет прекрасная фотография! Но чтобы ее сделать, нельзя снимать бездумно. Я всегда советую тщательно выбирать момент, готовиться, и только потом нажимать на кнопку спуска затвора. В этом движении должно быть заложено все ваше мастерство: задуманный кадр, увиденный кадр и получившийся идеальный снимок. Это большой спорт, здесь не бывает дублей. Возможности переснять не будет: либо успел поймать эмоцию, либо нет. 

Эмоции и движения спортсменов во время соревнований, к сожалению, не всегда бывают красивыми. Есть спортсмены изящные от природы. У них интересные, приятные и плавные черты, и на фотографиях они всегда получаются выигрышно. Но есть и те, кто занимают призовые места, но при этом, с точки зрения эстетики, их движения далеки от идеала. В таких случаях во время выступлений выразительное эмоциональное лицо я стараюсь снять крупным планом, а руки и ноги при этом могут быть в небольшом размытии. Задача фотографа состоит как раз в том, чтобы найти ракурсы, при которых чемпионы будут выглядеть хорошо. Иногда даже простая смена позиции помогает сделать более интересный кадр.


Бывает, что спортсмены во время сильного напряжения стоят гримасы, закатывают глаза — такие кадры никогда не получатся красивыми. Обычно тренер старается научить своего подопечного следить за этими эмоциями. Но бывают и другие случаи: травмы, ушибы, даже кровь. Этого никогда нельзя предугадать заранее. 

На моей памяти был один случай. Во время соревнований на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро наш борец Давит Чекветадзе получил сильную травму глаза. Он все-таки выиграл золотую медаль, и во время церемонии награждения стоял на верхней ступени пьедестала со счастливой улыбкой и огромным синяком под глазом. 

А вот, к примеру, регби  — вид спорта, в котором постоянно идет суровая и жестокая борьба. Синяки, ушибы, ссадины в порядке вещей. И там фотографу нужно наиболее тщательно подходить к выбору ракурсов для съемки и последующему отбору кадров, которые попадут в СМИ.

Повидав многое за время своей работы, могу сказать, что далеко не все снимки достойны того, чтобы их показали широкой публике. Спортивный фотограф не папарацци, он должен всегда соблюдать этику, уважать спортсменов и мероприятие, на котором он находится. Во время соревнований случается всякое, и некоторые кадры могут выглядеть неэстетично. Поэтому такие снимки я всегда удаляю, не храню в своем архиве. 

Не только эмоции чемпионов на стадионе должны привлекать внимание фотографа. Много всего интересного происходит вокруг!  Я всегда осматриваю трибуны: хорошие эмоциональные снимки можно сделать и там. Кто-то из великих мира сего приходит посмотреть мероприятие. Или на трибуне разворачивается достойный внимания сюжет. А уж во время победы или поражения любимых публикой спортсменов страсти кипят с утроенной силой!

В каждой стране болельщики, конечно, больше переживают за своих, особенно это заметно в Соединенных Штатах Америки. Там всегда очень тяжело выступать, потому что даже в СМИ стараются показывать только американских спортсменов. Но чувства всегда неподдельные: скорбят и радуются всей страной. 

Что же касается фотографий проигравших, в моей коллекции есть всего несколько таких снимков. Во-первых, потому, что в большом спорте все внимание достается победителю. Есть даже своеобразное негласное правило: когда выиграешь, тогда мы тебя и снимем. А на самом деле на это просто не остается времени. Возле чемпиона всегда какое-то действие: то ждешь, когда он покажет свою коронную «фишку», то снимаешь бесконечные обнимания с родными, с тренером, с командой, слезы радости на глазах, овации трибун. Попросту боишься отвлечься и пропустить хороший кадр. А во-вторых, редко кто из проигравших открыто демонстрирует свои переживания… Это по-спортивному: достойно проиграл — достойно уходи. 

EconPapers: Ощущения, чувства, эмоции: кибернетический аспект

Исаев Александр Аркадьевич
Additional contact information
Исаев Александр Аркадьевич: Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, 2016, issue 2 (33), 173-179

Abstract: Изложены основы кибер-психологии. Раскрыта роль ощущений, чувств, эмоций в механизме функционирования человека как кибернетической системы. Раскрыта природа таких психических феноменов, как «страсть» и «аффект». Выявлены четыре закона иррационального мышления.

Keywords: КИБЕРПСИХОЛОГИЯ; ПСИХОПРОГРАММИСТИКА; ОЩУЩЕНИЯ; ЧУВСТВА; ЭМОЦИИ; СТРАСТЬ; АФФЕКТ; ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ; CYBER-PSYCHOLOGY; PSYPROGRAMMISTICS; SENSATIONS; FEELINGS; EMOTIONS; PASSION; AFFECT; IRRATIONAL THINKING (search for similar items in EconPapers)
Date: 2016
References: Add references at CitEc
Citations: Track citations by RSS feed

Downloads: (external link)
http://cyberleninka.ru/article/n/oschuscheniya-chu … erneticheskiy-aspekt

Related works:
This item may be available elsewhere in EconPapers: Search for items with the same title.

Export reference: BibTeX RIS (EndNote, ProCite, RefMan) HTML/Text

Persistent link: https://EconPapers.repec.org/RePEc:scn:006010:16797821

Access Statistics for this article

More articles in Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса from CyberLeninka, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса»
Bibliographic data for series maintained by CyberLeninka ().

Поиск помощи: ATOD | SAMHSA

Злоупотребление и злоупотребление алкоголем, табаком, запрещенными наркотиками и лекарствами, отпускаемыми по рецепту, влияет на здоровье и благополучие миллионов американцев. По данным Национального исследования употребления наркотиков и здоровья SAMHSA за 2019 год (PDF | 4,9 МБ), примерно 19,3 миллиона человек в возрасте 18 лет и старше страдали расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ.

Спирт

Данные:

  • Национальное исследование употребления наркотиков и здоровья 2019 г. сообщает, что 139.7 миллионов американцев в возрасте от 12 лет и старше употребляли алкоголь в прошлом месяце, 65,8 миллиона человек употребляли алкоголь в течение последнего месяца, а 16 миллионов — сильно пьющие в прошлом месяце.
  • Около 2,3 миллиона подростков в возрасте от 12 до 17 лет в 2019 году употребляли алкоголь за последний месяц, и 1,2 миллиона из этих подростков употребляли алкоголь за этот период (NSDUH 2019).
  • Примерно 14,5 миллиона человек в возрасте 12 лет и старше страдали алкогольным расстройством (NSDUH 2019).
  • Чрезмерное употребление алкоголя может увеличить риск инсульта, цирроза печени, алкогольного гепатита, рака и других серьезных заболеваний.
  • Чрезмерное употребление алкоголя также может привести к рискованному поведению, в том числе к вождению с ограниченными физическими возможностями. Центры по контролю и профилактике заболеваний сообщают, что 29 человек в Соединенных Штатах ежедневно погибают в автомобильных авариях, в которых участвует алкоголик-водитель.

Программы / инициативы:

Соответствующие ссылки:

Табак

Данные:

  • По данным НСДУХ за 2019 год, 58.1 миллион человек употребляли табак в настоящее время (т.е. в прошлом месяце). В частности, 45,9 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше в 2019 году курили сигареты в прошлом месяце.
  • Употребление табака является основной причиной предотвратимой смерти, часто приводящей к раку легких, респираторным заболеваниям, сердечным заболеваниям, инсульту и другим серьезным заболеваниям. CDC сообщает, что курение сигарет является причиной более 480 000 смертей ежегодно в Соединенных Штатах.
  • Управление по курению и здоровью CDC сообщает, что более 16 миллионов американцев живут с заболеванием, вызванным курением сигарет.

Данные об использовании электронных сигарет (е-сигареты):

  • Данные Национального исследования употребления табака среди молодежи, проведенного Центрами по контролю и профилактике заболеваний в 2018 г., показывают, что в настоящее время потребление электронных сигарет среди учащихся старших классов увеличилось на 78%, а среди учащихся средних школ — на 49% с 2017 по 2018 г.
  • Электронные сигареты небезопасны для молодежи, молодых людей или беременных женщин, особенно потому, что они содержат никотин и другие химические вещества.

Ресурсы:

Ссылки:

Опиоиды

Данные:

  • Примерно 745 000 человек употребляли героин в прошлом году, согласно данным NSDUH за 2019 год.
  • В 2019 году 10,1 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше злоупотребляли опиоидами в прошлом году. Подавляющее большинство людей злоупотребляли обезболивающими, отпускаемыми по рецепту (NSDUH 2019).
  • По данным NSDUH за 2019 год, примерно 1,6 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше страдали расстройствами, связанными с употреблением опиоидов.
  • Употребление опиоидов, особенно инъекционных наркотиков, является фактором риска заражения ВИЧ, гепатитом B и C. CDC сообщает, что на людей, употребляющих инъекционные наркотики, приходилось 9 процентов диагнозов ВИЧ в США в 2016 году.
  • Согласно данным «Понимания эпидемии» Центров по контролю и профилактике заболеваний, в среднем 128 американцев умирают каждый день от передозировки опиоидов.

Ресурсы:

Ссылки:

Марихуана

Данные:

  • 2019 Данные НСДУХ показывают, что 48.2 миллиона американцев в возрасте от 12 лет и старше, 17,5 процента населения, употребляли марихуану в прошлом году.
  • Приблизительно 4,8 миллиона человек в возрасте от 12 лет и старше в 2019 году страдали расстройством, связанным с употреблением марихуаны (NSDUH 2019).
  • Марихуана может ухудшить суждение и исказить восприятие в краткосрочной перспективе и может привести к ухудшению памяти в долгосрочной перспективе.
  • Марихуана может оказывать значительное влияние на здоровье молодежи и беременных женщин.

Ресурсы:

Соответствующие ссылки:

Новые тенденции в злоупотреблении психоактивными веществами:

  • Метамфетамин —В 2019 году данные NSDUH показывают, что примерно 2 миллиона человек употребляли метамфетамин в прошлом году.Приблизительно 1 миллион человек страдали расстройствами, связанными с употреблением метамфетамина, что было выше, чем процент в 2016 году, но схож с процентными показателями в 2015 и 2018 годах. Национальный институт наркомании сообщает, что уровень смертности от передозировки метамфетамином увеличился в четыре раза с 2011 по 2017 год. Использование метамфетамина связано с расстройствами настроения, галлюцинациями и паранойей.
  • Кокаин — В 2019 году данные NSDUH показывают, что около 5,5 миллионов человек в возрасте от 12 лет и старше ранее употребляли кокаин, в том числе около 778 000 потребителей крэка.CDC сообщает, что с 2016 по 2017 год количество смертей от передозировки увеличилось на треть. В краткосрочной перспективе употребление кокаина может привести к повышению артериального давления, беспокойству и раздражительности. В долгосрочной перспективе серьезные медицинские осложнения употребления кокаина включают сердечные приступы, судороги и боли в животе.
  • Kratom —В 2019 году данные NSDUH показывают, что около 825 000 человек использовали Кратом за последний месяц. Кратом — это тропическое растение, которое естественным образом растет в Юго-Восточной Азии, и его листья могут оказывать психотропное действие, воздействуя на опиоидные рецепторы мозга.В настоящее время это не регулируется, и существует риск злоупотребления и зависимости. Национальный институт злоупотребления наркотиками сообщает, что воздействие Кратома на здоровье может включать тошноту, зуд, судороги и галлюцинации.

Ресурсы:

Другие публикации SAMHSA по профилактике и лечению употребления психоактивных веществ.

Эмоции знания: чувства, способствующие обучению, исследованию и R …

Эмоции знания — удивление, интерес, замешательство и трепет — способствуют обучению.Например, если происходит что-то необычное (неожиданность), вы изучаете это, чтобы выяснить, почему это произошло. [Изображение: typexnick, https://goo.gl/WIJrRR, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Что приходит на ум, когда вы думаете об эмоциях? Вероятно, это восторг от счастья, отчаяние печали или безумный испуг страха. Такие эмоции, как счастье, гнев, печаль и страх, являются важными эмоциями, но человеческий эмоциональный опыт обширен — люди способны испытывать широкий спектр чувств.

В этом модуле рассматриваются эмоции знания, чрезвычайно важная семья эмоций, связанных с обучением, исследованием и размышлением. Семейство эмоций знания состоит из четырех основных членов: удивление, , интерес, , замешательство, и трепет, . Они считаются эмоциями знания по двум причинам. Во-первых, вызывающие их события связаны со знаниями: эти эмоции возникают, когда что-то противоречит тому, чего люди ожидали или во что верили.Во-вторых, эти эмоции имеют фундаментальное значение для обучения: со временем они создают полезные знания о мире.

Прежде чем переходить к изучению эмоций, мы должны подумать о том, какие эмоции действуют и когда возникают эмоции. Согласно функционалистским теориям эмоций, эмоции помогают людям справляться с важными задачами (Keltner & Gross, 1999; Parrott, 2001). Страх, например, мобилизует тело на борьбу или бегство; счастье вознаграждает за достижение целей и укрепляет привязанность к другим людям. Что делают эмоции знания? Как мы подробно увидим позже, они мотивируют к обучению , если смотреть в самом широком смысле слова, в то время, когда окружающая среда является загадочной или неустойчивой.Иногда обучение происходит в короткие сроки. Например, удивление заставляет людей прекратить то, что они делают, обратить внимание на удивительное и оценить, насколько это опасно (Simons, 1996). Через пару секунд люди узнали то, что им нужно было знать, и вернулись к тому, что они делали. Но иногда обучение происходит на протяжении всей жизни. Интерес, например, мотивирует людей узнавать о вещах в течение дней, недель и лет. Находка чего-то интересного мотивирует обучение «ради самого себя» и, вероятно, является основным двигателем человеческой компетентности (Изард, 1977; Сильвия, 2006).

Что в первую очередь вызывает эмоции? Хотя обычно кажется, что что-то в этом мире — хорошее объятие, змея, скользящая по подъездной дорожке, воздушный шар в форме вопросительного знака — вызывает эмоции напрямую, теории эмоций утверждают, что эмоции возникают из-за того, как мы думаем о том, что есть происходит в мире, а не то, что происходит буквально. В конце концов, если вещи в мире напрямую вызывают эмоции, у всех всегда будут одни и те же эмоции в ответ на что-то.Теории оценки (Ellsworth & Scherer, 2003; Lazarus, 1991) предполагают, что каждая эмоция вызывается группой оценок, которые представляют собой оценки и суждения о том, что события в мире значат для наших целей и благополучия: имеет ли это отношение ко мне ? Это способствует или мешает моим целям? Могу я с этим разобраться или что-то с этим сделать? Кто-то сделал это специально? Разные ответы на эти оценочные вопросы вызывают разные эмоции.

Исходя из этого, в следующих разделах мы рассмотрим природу, причины и следствия каждой эмоции знания.После мы рассмотрим некоторые из их практических последствий.

Рис. 1. Пространство удивления, интереса и замешательства при оценке.

Ничто так не привлекает внимание людей, как нечто поразительное. Сюрприз, простая эмоция, захватывает разум и тело человека и фокусирует его на источнике возможной опасности (Simons, 1996). При неожиданном громком столкновении люди останавливаются, замирают и ориентируются на источник шума. Их разум полностью очищен — после чего-то поразительного люди обычно не могут вспомнить, о чем они говорили, — и внимание сосредоточено на том, что только что произошло.Сосредоточив все ресурсы тела на неожиданном событии, удивление помогает людям быстро отреагировать (Simons, 1996).

Surprise имеет только одну оценку: кажется, что задействована единственная «проверка ожидаемости» (Scherer, 2001). Когда событие является «высококонтрастным» — оно выделяется на фоне того, что люди ожидали воспринять или испытать, — люди удивляются (Berlyne, 1960; Teigen & Keren, 2003). На рисунке 1 эта картина показана визуально: неожиданность высока, когда неожиданность высока.

Эмоции — это мгновенные состояния, но люди различаются по своей склонности испытывать их. Так же, как некоторые люди с большей готовностью испытывают счастье, гнев и страх, некоторых людей гораздо легче удивить, чем других. С одной стороны, некоторых людей трудно удивить; с другой стороны, людей пугают незначительные шумы, вспышки и изменения. Как и другие индивидуальные различия в эмоциях, чрезмерная склонность к неожиданностям может быть дисфункциональной. Когда люди крайне неожиданно реагируют на повседневные вещи, известные как гипертартлинг (Simons, 1996) и гиперэкплексия (Bakker, van Dijk, van den Maagdenberg, & Tijssen, 2006), повседневные задачи, такие как вождение автомобиля или плавание, становятся опасными.

Любопытство, самая знакомая эмоция, является причиной того, что люди развивались и процветали так же, как сегодня. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

Люди — существа любопытные. Интерес — эмоция, которая мотивирует исследование и обучение (Silvia, 2012) — одна из наиболее часто испытываемых эмоций в повседневной жизни (Izard, 1977). Люди должны научиться практически всему, что они знают, от того, как готовить макароны до того, как работает мозг, и интерес является двигателем этого масштабного начинания обучения на протяжении всей жизни.

Функция интереса — знакомить людей с новыми, странными или незнакомыми вещами. Незнакомые вещи могут пугать или тревожить, что заставляет людей их избегать. Но если бы люди всегда избегали нового, они бы ничего не узнали и не испытали бы ничего. Трудно представить, какой была бы жизнь, если бы людям не было любопытства пробовать что-то новое: мы бы никогда не захотели посмотреть другой фильм, попробовать другой ресторан или познакомиться с новыми людьми. Таким образом, интерес является противовесом тревоге — делая незнакомые вещи привлекательными, он побуждает людей испытывать и думать о новых вещах.В результате интерес представляет собой внутренне мотивированную форму обучения. Когда люди испытывают любопытство, они хотят узнать что-то само по себе, узнать это ради простого удовольствия от знания, а не ради внешнего вознаграждения, например, научиться получать деньги, произвести впечатление на сверстников или получить одобрение учителя или родителей. .

На рисунке 1 показаны две оценки, вызывающие интерес. Как и неожиданность, интерес предполагает оценку новизны: неожиданные, незнакомые, новые и сложные вещи могут вызывать интерес (Berlyne, 1960; Hidi & Renninger, 2006; Silvia, 2008).Но в отличие от неожиданности, интерес предполагает дополнительную оценку потенциала преодоления трудностей. В оценочных теориях под потенциалом совладания понимается оценка людьми своей способности управлять происходящим (Lazarus, 1991). Когда потенциал совладания высок, люди чувствуют себя способными справиться с поставленной задачей. Для интереса, эта проблема носит ментальный характер: произошло что-то странное и неожиданное, и люди могут либо почувствовать, что способны это понять, либо нет. Когда люди сталкиваются с чем-то, что они считают одновременно новым (высокая новизна и сложность) и понятным (высокий потенциал преодоления), они находят это интересным (Silvia, 2005).

Первичный эффект интереса — это исследование: люди будут исследовать и думать о новом и интригующем предмете, будь то интересный объект, человек или идея. Стимулируя людей размышлять и учиться, интерес создает знания и, в конечном итоге, глубокие знания. Возьмем, к примеру, пугающий объем знаний людей о своих увлечениях. Люди, которые считают автомобили, видеоигры, высокую моду и футбол интересными по своей сути, прекрасно знают о своих увлечениях — было бы трудно так быстро научиться многому, если бы люди находили это скучным.

Огромное количество исследований показывает, что интерес способствует более быстрому, глубокому, качественному и увлекательному обучению (Hidi, 2001; Silvia, 2006). Когда люди находят материал более интересным, они углубляются в него и изучают его более тщательно. Это верно для простых видов обучения — предложения и абзацы легче запомнить, когда они интересны (Sadoski, 2001; Schiefele, 1999), — и для более широкого академического успеха — люди получают более высокие оценки и чувствуют себя более интеллектуально вовлеченными на занятиях, которые им интересны. (Krapp, 1999, 2002; Schiefele, Krapp, & Winteler, 1992).

Индивидуальные различия в интересе улавливаются чертой любопытства (Кашдан, 2004; Кашдан и др., 2009) . Люди с низким уровнем любопытства предпочитают действия и идеи, которые проверены, верны и знакомы; люди с большим любопытством, напротив, предпочитают необычные и новые вещи. Любопытство — это аспект открытости опыту, более широкая черта, которая является одним из пяти основных факторов личности (McCrae, 1996; McCrae & Sutin, 2009). Неудивительно, что высокая открытость к опыту предполагает изучение новых вещей и открытие необычных привлекательных вещей.Исследования показывают, что любопытные, открытые люди задают больше вопросов в классе, владеют и читают больше книг, едят более разнообразную пищу и — что неудивительно, учитывая, что они всю жизнь занимаются новым делом — обладают немного более высоким интеллектом (DeYoung, 2011 ; Kashdan & Silvia, 2009; Peters, 1978; Raine, Reynolds, Venables, & Mednick, 2002).

Иногда мир бывает странным. Интерес — прекрасный ресурс, когда люди сталкиваются с новыми и незнакомыми вещами, но эти вещи не всегда понятны.Путаница возникает, когда люди изучают что-то незнакомое и трудное для понимания. В пространстве оценки, показанном на Рисунке 1, путаница возникает из-за оценки события как высокого по новизне, сложности и незнакомости, а также из-за того, что его трудно понять (Silvia, 2010, 2013).

Кто-нибудь когда-нибудь говорил вам «найти ответ самостоятельно?» Усилия по преодолению собственного замешательства помогут вам усвоить материал лучше, чем просто получить ответ. [Изображение: CollegeDegrees360, https: // goo.gl / 1Edneb, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/rxiUsF]

Беспорядок, как и интерес, способствует мышлению и обучению. Это не очевидная идея — наша интуиция подсказывает, что замешательство расстраивает людей и, следовательно, с большей вероятностью отключится и бросит. Но как бы странно это ни звучало, но запутать учащихся может помочь им лучше учиться. В подходе к обучению, известном как тупиковое обучение (VanLehn, Siler, Murray, Yamauchi, & Baggett, 2003), сбивание учеников с толку побуждает их обдумывать проблему, а не пассивно сидеть и слушать то, что говорит учитель.Активно обдумывая проблему, учащиеся активно учатся и, таким образом, усваивают материал более глубоко. Например, в одном эксперименте студенты узнали о методах научных исследований от двух преподавателей виртуальной реальности (D’Mello, Lehman, Pekrun и Graesser, в печати). Однако наставники иногда противоречили друг другу, что сбивало учеников с толку. Показатели простого обучения (запоминание основных понятий) и глубокого обучения (способность переносить идею в новую область) показали, что студенты, которым приходилось работать через замешательство, усваивали более глубокие знания — они лучше правильно применяли полученные знания для решения новых задач. .

Изучая выражения лиц, Розин и Коэн (2003) продемонстрировали то, что знают все преподаватели колледжей: легко заметить замешательство на чьем-то лице. Когда люди сбиты с толку, они обычно морщатся, морщатся или опускают брови, портят сумку или кусают губы (Craig, D’Mello, Witherspoon, & Graesser, 2008; Durso, Geldbach, & Corballis, 2012). Путем умного применения этих результатов исследователи разработали обучающие и обучающие системы с искусственным интеллектом (ИИ), которые могут обнаруживать проявления замешательства (Craig et al., 2008). Когда система искусственного интеллекта обнаруживает путаницу, она может задавать вопросы и давать подсказки, которые помогают ученику справиться с проблемой.

Немногое известно об индивидуальных различиях, связанных с путаницей, но различия в том, как много люди знают, важны. В одном исследовании люди просматривали короткие отрывки из фильмов, присланных на местный кинофестиваль (Silvia & Berg, 2011). Некоторые из них были экспертами в области кино, например профессорами и аспирантами в области медиа и теории кино; другие были новичками, как и все мы, которые просто смотрят фильмы для развлечения.Эксперты сочли ролики намного интереснее и менее запутанными, чем новички. Аналогичное исследование показало, что эксперты в области искусства находят экспериментальное визуальное искусство более интересным и менее запутанным, чем новички (Silvia, 2013).

Чувство благоговения часто включает в себя чувство «маленького размера», например, когда вы смотрите на ночное небо или встречаетесь с кем-то, кем вы действительно восхищаетесь и уважаете. [Изображение: Кевин Дули, https://goo.gl/FEC1nE, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Трепет — состояние восхищения и удивления — является самым глубоким и, вероятно, наименее распространенным из знаний эмоции.Когда людей просят описать глубокие переживания, такие как переживание красоты или духовной трансформации, обычно упоминается трепет (Cohen, Gruber, & Keltner, 2010). Люди, вероятно, будут сообщать о том, что испытывают трепет, когда они одни, занимаются искусством и музыкой или находятся на природе (Shiota, Keltner, & Mossman, 2007).

Благоговение происходит из двух оценок (Keltner & Haidt, 2003). Во-первых, люди оценивают что-то столь же обширное, что выходит за рамки обычного их опыта. Таким образом, как и другие эмоции знания, трепет предполагает оценку события как несовместимого с имеющимся знанием, но степень несоответствия огромна, обычно когда люди никогда раньше не сталкивались с чем-то подобным событию (Bonner & Friedman, 2011).Во-вторых, люди участвуют в приспособлении, которое меняет их представления о себе, других людях или мире в целом, чтобы они соответствовали новому опыту. Когда что-то масштабное (по размеру, размаху, звуку, творчеству или чему-то еще) и когда люди меняют свои убеждения, чтобы приспособиться к этому, они испытывают трепет.

Легкая повседневная форма страха — озноб, иногда известный как дрожь или дрожь. Озноб связан с появлением мурашек по коже, особенно кожи головы, шеи, спины и рук, обычно в виде волны, которая начинается у головы и движется вниз.Озноб — это часть сильного страха, но люди часто испытывают его в ответ на повседневные события, такие как захватывающая музыка и фильмы (Maruskin, Thrash, & Elliot, 2012; Nusbaum & Silvia, 2011). Музыка, вызывающая озноб, например, имеет тенденцию быть громкой, иметь широкий частотный диапазон (например, низкие и высокие частоты) и значительные динамические сдвиги, такие как переход от тихого к громкому или переход от нескольких инструментов к многим ( Гурон и Маргулис, 2010).

Подобно другим эмоциям знания, благоговение побуждает людей заниматься чем-то необычным.Таким образом, благоговение является мощным образовательным инструментом. В естественнонаучном образовании принято мотивировать обучение вдохновением на чудо. Одним из примеров является направление исследований в области образования в области астрономии, цель которого — рассказать общественности об астрономии с помощью впечатляющих изображений глубокого космоса (Arcand, Watzke, Smith, & Smith, 2010). Когда люди видят красивые и яркие цветные изображения сверхновых звезд, черных дыр и планетарных туманностей, они обычно испытывают чувство страха и удивления. Эти чувства затем побуждают их узнать о том, что они видят, и об их научном значении (Smith et al., 2011).

Что касается индивидуальных различий, некоторые люди испытывают трепет гораздо чаще, чем другие. Одно исследование, в котором была разработана краткая шкала для измерения благоговения — пункты включали такие утверждения, как «Я часто испытываю трепет» и «Я чувствую удивление почти каждый день», — обнаружило, что люди, которые часто испытывают страх, гораздо более открыты для переживания (черта ассоциируется с открытостью новому и широким эмоциональным диапазоном) и экстраверсией (черта, связанная с положительной эмоциональностью) (Shiota, Keltner, & John, 2006).Подобные результаты появляются, когда людей спрашивают, как часто они испытывают трепет перед искусством (Нусбаум и Сильвия, в прессе). Например, люди, которые говорят, что они часто «испытывают чувство трепета и удивления», слушая музыку, гораздо более открыты для восприятия (Silvia & Nusbaum, 2011).

эмоций знания помогают нам строить отношения и решать важные проблемы. [Изображение: CERDEC, https://goo.gl/KQL8M8, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

Изучение эмоций знания расширяет наши представления о том, что такое эмоции и что они делают.Эмоции явно играют важную роль в повседневных проблемах, таких как реагирование на угрозы и построение отношений. Но эмоции также помогают людям решать другие, более интеллектуальные задачи. По сравнению с другими животными, мы рождаемся с небольшими знаниями, но обладаем огромным интеллектом. Такие эмоции, как удивление, интерес, замешательство и трепет, в первую очередь сигнализируют о том, что произошло что-то неладное, заслуживающее нашего внимания. Затем они побуждают нас заниматься новыми вещами, которые усложняют наше понимание мира и того, как он работает.Эмоции, безусловно, помогают сражаться и убегать, но большую часть времени в наши дни они в основном помогают в обучении, исследовании и размышлении.

Опись чувств | Центр ненасильственного общения

Ниже приведены слова, которые мы используем, когда хотим выразить комбинацию эмоционального состояния и физических ощущений. Этот список не является ни исчерпывающим, ни окончательным. Он задуман как отправная точка для поддержки всех, кто желает участвовать в процессе углубления самопознания, и способствовать более глубокому пониманию и установлению связи между людьми.

В этом списке две части: чувства, которые мы можем испытывать, когда наши потребности удовлетворяются, и чувства, которые мы можем испытывать, когда наши потребности не удовлетворяются.

Еще у нас есть список потребностей.

Чувства удовлетворения ваших потребностей

АФФЕКТИВНЫЙ
сострадательный
дружелюбный
любящий
с открытым сердцем
сочувствующий
нежный
теплый

ЗАВЛЕЧЕН
поглощен
оповещен
любопытен
поглощен
очарован
очарован
очарован
заинтересован
заинтригован
вовлечен
заворожен
стимулирован

НАДЕЖНЫЙ
ожидающий
воодушевленный
оптимистичный

КОНФИДЕНТ
усиленный
открытый
гордый
сейф
безопасный

EXCITED
восхищен
оживлен
пылким
возбужден
удивлен
ослеплен
нетерпеливым
энергичным
восторженным
головокружительным
воодушевленным
живым
страстным
удивленным
ярким

БЛАГОДАРНЫЙ
благодарный
переехал
благодарен
коснулся

ВДОХНОВЛЕННЫЙ
изумлен
благоговейный
чудо

РАДОСТНЫЙ
развеселил
обрадовал
доволен
доволен
ликующий
доволен
пощекотал

ВОСХИТИТЕЛЬНЫЙ
блаженный
восторженный
восторженный
восторженный
буйный
сияющий
восторженный
восторженный

МИРНЫЙ
спокойный
ясный
удобный
центрированный
довольный
невозмутимый
удовлетворенный
мягкий
тихий
расслабленный
расслабленный
удовлетворенный
безмятежный
спокойный
спокойный
доверчивый

ОБНОВЛЕНО
оживлено
обновлено
обновлено
отдохнуто
восстановлено
возрождено

Чувства, когда ваши потребности не удовлетворяются

БОЯТЬСЯ
опасаться
бояться
предчувствовать
испугаться
недоверчиво
паниковать
окаменел
испугаться
подозрительно
испугаться
насторожиться
обеспокоиться

раздражен
раздражен
встревожен
раздражен
недоволен
раздражен
разочарован
нетерпелив
раздражен
раздражен

ANGRY
в ярости
в ярости
в ярости
в негодовании
в ярости
в ярости
в ярости
в ярости

ПРОТИВНОВЕНИЕ
враждебность
потрясение
презрение
отвращение
неприязнь
ненависть
ужас
враждебность
отталкивание

Сбитый с толку
двойственный
сбитый с толку
сбитый с толку
ошеломленный
нерешительный
потерянный
озадаченный
сбитый с толку
озадаченный
разорванный

ОТКЛЮЧЕН
отчужден
отстранен
апатичен
скучающий
холодный
отстраненный
отдаленный
отвлеченный
безразличный
оцепенелый
удален
незаинтересованный
отозван

DISQUIET
возбужден
встревожен
сбит с толку
смущен
обеспокоен
смущен
грохот
беспокойный
потрясен
испуган
удивлен
обеспокоен
беспокойный
беспокойный 902 беспокойный
смущенный
беспокойный 902

ЗАПРЕЩЕН
стыдно
огорчено
взволновано
виноват
унижено
застенчиво

УСТАЛОСТЬ
избили
выгорели
истощены
истощены
летаргичны
вялые
сонливые
усталые
усталые
измученные

БОЛЬ
агония
мучения
скорбящие
опустошенные
горе
убитые горем
боли
одинокие
несчастные
сожаления
раскаяния

SAD
подавленный
подавленный
отчаяние
подавленный
разочарованный
обескураженный
подавленный
заброшенный
мрачный
тяжелый душевный
безнадежный
меланхолический
несчастный

несчастный 9000

НАПРЯЖЕНИЕ
тревожно
капризно
расстроено
обезумевшим
резким
суетливым
измученным
раздражительным
нервным
нервным
подавленным
беспокойным
стрессовым

УЯЗВИМЫЙ
хрупкий
охраняемый
беспомощный
небезопасный
осторожный
зарезервированный
чувствительный
шаткий

ГОД
завистливый
ревнивый
тоска
ностальгический
тоскующий
тоскливый

Содержимое этой страницы может быть загружено и скопировано кем угодно, если они указывают CNVC следующим образом:

(c) 2005, Центр ненасильственной коммуникации
Веб-сайт: www.cnvc.org Электронная почта: [электронная почта защищена]
Телефон: +1.505.244.4041

Модель

NVC | Концепции ННО | Список чувств | Список потребностей | NVC Глава первая

3 способа лучше понять свои эмоции

Эффективная работа с эмоциями — ключевой лидерский навык. И обозначение наших эмоций — то, что психологи называют ярлыком — является важным первым шагом на пути к эффективному противодействию им. Но это сложнее, чем кажется; многим из нас сложно определить, что именно мы чувствуем, и часто самый очевидный ярлык на самом деле не самый точный.

Есть множество причин, почему это так сложно: нас научили верить, что сильные эмоции нужно подавлять. У нас есть определенные (иногда невысказанные) общественные и организационные правила, запрещающие их выражать. Или мы никогда не учили язык, чтобы точно описать наши эмоции. Рассмотрим эти два примера:

Нина на встрече с Джаредом, и все это время он говорил вещи, от которых ей хотелось взорваться. Он не только перебивал ее на каждом шагу, но и напоминал всем еще раз об одном неудачном проекте, над которым она работала.Она такая злая.

Михаил возвращается домой после долгого дня и вздыхает, вешая пальто. Его жена спрашивает, что не так. «Я просто в стрессе», — говорит он, доставая свой ноутбук, чтобы закончить отчет.

Гнев и стресс — это две эмоции, которые мы чаще всего наблюдаем на рабочем месте, или, по крайней мере, эти термины мы используем для них чаще всего. Тем не менее, они часто являются масками для более глубоких чувств, которые мы могли бы и должны описывать более детально и точно, чтобы мы развили более высокий уровень эмоциональной ловкости , критической способности, которая позволяет нам более успешно взаимодействовать с собой и с миром (подробнее об эмоциональной ловкости в моей новой одноименной книге, доступной здесь).

Да, Нина может злиться, но что, если ей тоже грустно? Печально, что ее проект провалился, и, возможно, также обеспокоен тем, что эта неудача будет преследовать ее и ее карьеру. Поскольку Джаред так часто ее перебивал, тревога становилась все более оправданной. Почему проект не сработал? И что теперь будет с ее работой? Все эти эмоции подпитывают ее гнев, но они также являются отдельными чувствами, которые она должна идентифицировать и решать.

А что, если за стрессом Михаила стоит то, что он просто не уверен, что делает правильную карьеру? Раньше долгие дни были веселыми — почему их больше нет? Он определенно в стрессе, но что под этим происходит?

Эти вопросы открывают перед Ниной и Михаилом мир потенциальных вопросов и ответов.Как и им, нам нужен более подробный словарный запас эмоций не только для большей точности, но и потому, что неправильная диагностика наших эмоций заставляет нас реагировать неправильно. Если мы думаем, что нам нужно уделять внимание гневу, мы будем использовать другой подход, чем если бы мы справлялись с разочарованием или тревогой, — иначе мы можем вообще не обращать на них внимания.

Было показано, что, когда люди не осознают свои эмоции и не обращаются к ним, они демонстрируют более низкое самочувствие и больше физических симптомов стресса, таких как головные боли.Избегание своих чувств дорого обходится. С другой стороны, наличие правильного словарного запаса позволяет нам увидеть реальную проблему под рукой — получить беспорядочный опыт, понять его более ясно и построить дорожную карту для решения проблемы.

Вот три способа получить более точное и точное представление о своих эмоциях:

Расширьте свой эмоциональный словарный запас

Слова имеют значение. Если вы испытываете сильную эмоцию, подумайте, как ее назвать.Но не останавливайтесь на достигнутом: как только вы определили это, попробуйте придумать еще два слова, которые описали бы, что вы чувствуете. Вы можете быть удивлены размахом своих эмоций или тем, что обнаружили более глубокую эмоцию, скрытую под более очевидной.

Вот словарный список терминов, связанных с эмоциями; вы можете найти гораздо больше, выполнив поиск в Google по любому из них.

Не менее важно делать это как с «положительными» эмоциями, так и с «отрицательными».Например, возможность сказать, что вы взволнованы новой работой (а не просто «нервничаете») или доверяете коллеге (а не просто «он хороший»), поможет вам определить свои намерения в отношении роли или отношений в способ, который с большей вероятностью приведет к успеху в будущем.

Учитывайте интенсивность эмоций

Мы склонны переходить к основным дескрипторам, таким как «сердитый» или «стрессовый», даже когда наши чувства гораздо менее сильны. У меня был клиент Эд (имя изменено), который боролся с браком; он часто называл свою жену «рассерженной» и часто злился в ответ.Но, как видно из словарной таблицы, каждая эмоция бывает разной. Когда мы говорили о других словах, описывающих эмоции его жены, Эд заметил, что временами она, возможно, была просто раздражена или нетерпелива. Это понимание изменило их отношения, потому что он внезапно понял, что она не просто все время злилась. Это означало, что он действительно мог реагировать на ее эмоции и беспокойство, не злясь на себя. Точно так же для вашей самооценки имеет значение, сердитесь вы или просто сварливы, печальны или просто встревожены, ликованы или просто довольны.

Называя свои эмоции, также оценивайте их по шкале от 1 до 10. Насколько глубоко вы чувствуете эти эмоции? Насколько это срочно или насколько сильно? Это заставляет вас выбирать другой набор слов?

Запишите

Джеймс Пеннебейкер провел 40 лет исследований связи между письмом и обработкой эмоций. Его эксперименты показали, что люди, которые пишут об эмоционально заряженных эпизодах, значительно улучшают свое физическое и психическое благополучие.Более того, в исследовании недавно уволенных работников он обнаружил, что те, кто углубился в свои чувства унижения, гнева, беспокойства и трудностей во взаимоотношениях, имели в три раза больше шансов получить повторную работу, чем те, кто находился в контрольных группах.

Эта статья также встречается в:

Эти эксперименты также показали, что со временем те, кто писал о своих чувствах, начали понимать, что эти чувства значили (или не значили!), Используя такие фразы, как «Я узнал», «Меня это поразило», « Причина в том, что »« Теперь я понимаю »и« Я понимаю.«Процесс написания позволил им по-новому взглянуть на свои эмоции и более ясно понять их и их значение.

Вот упражнение, которое вы можете использовать, чтобы поразмышлять в письменной форме. Вы можете делать это каждый день, но это особенно полезно, когда вы переживаете трудное время или большой переходный период, или если вы чувствуете эмоциональный беспорядок — или если у вас был трудный опыт, которого, как вы думаете, у вас нет довольно обработан ..

  • Установить таймер на 20 минут
  • Используя ноутбук или компьютер, напишите о своих эмоциональных переживаниях за последнюю неделю, месяц или год.
  • Не беспокойтесь о том, чтобы сделать его идеальным или читаемым: идите туда, куда ведет ваша мысль.
  • В конце, вам не нужно сохранять документ; Дело в том, что эти мысли теперь из вас и на странице.

Вы также можете использовать эти три подхода — расширить свой словарный запас, отметить интенсивность эмоции и записать ее — при попытке лучше понять эмоции другого человека. Как мы видели на примере Эда и его жены, мы так же склонны ошибочно маркировать чужие эмоции как свои собственные, с такими же осложняющими последствиями.Более точно понимая, что они чувствуют, вы будете лучше подготовлены для конструктивного ответа.

Как только вы поймете , что вы чувствуете, вы сможете лучше обращаться к этим более точно описанным эмоциям и учиться на них. (Если вы хотите оценить свою эмоциональную ловкость, вот ссылка на викторину.) Если Нина обратится к печали и сожалению, которые она испытывает после неудачного проекта, а также к тревоге по поводу того, что это значит для ее карьеры, — это более продуктивно, чем пытаться выяснить, как справиться с ее гневом на Джареда.И если Михаил сможет распознать свое беспокойство по поводу карьеры, он сможет начать разрабатывать план более осознанного построения своего будущего — вместо того, чтобы просто погрязнуть в одной и той же работе, возвращаясь домой каждую ночь.

В чем разница между чувствами и эмоциями?

Хотя эти два слова используются как синонимы, между чувствами и эмоциями есть явные различия.

Хорошо. Подумаешь.

Что ж, это своего рода большое дело, потому что понимание разницы между ними может помочь вам изменить нездоровое поведение и обрести больше счастья и мира в своей жизни.Чувства и эмоции — две стороны одной медали и очень взаимосвязанные, но это две очень разные вещи.

эмоции

Эмоции — это реакции более низкого уровня, возникающие в подкорковых областях мозга, миндалевидном теле и вентромедиальной префронтальной коре, вызывающие биохимические реакции в вашем теле, изменяющие ваше физическое состояние. Первоначально они помогали нашему виду выжить, быстро реагируя на угрозы, награды и все остальное в их среде обитания.Эмоциональные реакции закодированы в наших генах, и хотя они немного различаются индивидуально и в зависимости от обстоятельств, в целом они одинаковы у всех людей и даже у других видов. Например, вы улыбаетесь, а ваша собака виляет хвостом.

Миндалевидное тело играет роль в эмоциональном возбуждении и регулирует высвобождение нейромедиаторов, необходимых для консолидации памяти, поэтому эмоциональные воспоминания могут быть намного сильнее и долговечнее. Эмоции предшествуют чувствам, являются физическими и инстинктивными.Поскольку они являются физическими, их можно объективно измерить по кровотоку, активности мозга, микровыражениям лица и языку тела.

Чувства

Чувства берут начало в неокортикальных областях мозга, представляют собой ментальные ассоциации и реакции на эмоции и субъективно находятся под влиянием личного опыта, убеждений и воспоминаний. Чувство — это мысленное изображение того, что происходит в вашем теле, когда вы испытываете эмоцию, и побочный продукт вашего мозга, воспринимающего эмоцию и придающего ей значение.Чувства — это следующее, что происходит после появления эмоции, включает когнитивный ввод, обычно подсознательный, и не может быть точно измерен.

Антонио Дамасио, профессор нейробиологии Калифорнийского университета и автор нескольких книг по этой теме, объясняет это так:

Чувства — это мысленные переживания состояний тела, которые возникают, когда мозг интерпретирует эмоции, сами по себе физические состояния, возникающие в результате реакции тела на внешние раздражители.(Порядок таких событий таков: мне угрожают, я испытываю страх и чувствую ужас.)

Доктор Сара Маккей, нейробиолог и автор блога Your Brain Health объясняет это так:

Чувства вызваны эмоциями и окрашены мыслями, воспоминаниями и образами, которые стали для вас подсознательно связаны с этой конкретной эмоцией. Но работает и наоборот. Например, простая мысль о чем-то угрожающем может вызвать реакцию эмоционального страха.Хотя отдельные эмоции временны, чувства, которые они вызывают, могут сохраняться и расти в течение всей жизни. Поскольку эмоции вызывают подсознательные чувства, которые, в свою очередь, вызывают эмоции и т. Д., Ваша жизнь может стать бесконечным циклом болезненных и сбивающих с толку эмоций, которые порождают негативные чувства, которые вызывают еще больше негативных эмоций, даже если вы даже не знаете почему.

Хотя основные эмоции являются инстинктивными и общими для всех нас, значения, которые они принимают, и чувства, которые они вызывают, индивидуально основаны на нашем программировании в прошлом и настоящем.Чувства формируются в зависимости от темперамента и опыта человека и сильно различаются от человека к человеку и от ситуации к ситуации.

Ваши эмоции и чувства играют важную роль в том, как вы воспринимаете мир и взаимодействуете с ним, потому что они являются движущей силой многих видов поведения, полезных и бесполезных. На эмоции и чувства, которые они вызывают, можно реагировать, руководствуясь бессознательными представлениями, основанными на страхе, на которые вы, возможно, больше не купитесь, но все же вы живете своей жизнью, принимаете решения и ведете себя в соответствии с этими устаревшими тенденциями.Такая жизнь в неведении почти всегда в конечном итоге приводит к проблемам и несчастьям.

Как найти отличное применение в своей жизни

Понимая разницу между своими эмоциями и чувствами и осознавая их, определяя, что есть что, и их коренные причины, а затем вставляя сознательные мысли, за которыми следуют преднамеренные действия, вы можете выбирать, как вы перемещаетесь и воспринимаете мир. Возможность делать это означает отвечать или реагировать, что может иметь значение в спокойной или хаотичной жизни.

Я не имею в виду, что, узнав об эмоциях и чувствах и научившись реагировать, а не реагировать, жизнь волшебным образом наполнится радугами и бабочками. Я предлагаю, изучая разницу и изменяя свое мышление и поведение, чтобы независимо от того, что происходит вокруг вас, вы могли сохранять равновесие, чувство покоя, цели и надежды и двигаться вперед к своим целям.

Например, в моем 18-летнем браке мой бывший муж обладал всей властью и контролем, был эмоционально жестоким и равнодушным.В течение нескольких лет после нашего развода он продолжал лечение, преследуя меня на законных основаниях, поскольку он в течение десяти лет накачивал меня в суде и за его пределами ложными обвинениями в опасности для детей, сожительстве и многом другом. Я научился бояться его и его действий. Дошло до того, что если бы я просто увидел электронное письмо от него в своем почтовом ящике, мое сердце начало биться, мое дыхание стало учащенным и поверхностным, и я действительно начал бы потеть. Тогда я скоро почувствовал бы страх, тревогу и беспокойство. Мое тело демонстрировало инстинктивную эмоцию страха, за которой следовали чувства, которые я научился ассоциировать с ним.

Во время брака и в течение многих лет после этого я реагировал из этого ужасного места как чрезмерно эмоциональная, злая жертва, которая сопротивлялась. По прошествии нескольких лет после развода я медленно развивался, стал жить более осознанно и научился новому. На это потребовались годы, но в конце концов я смог не реагировать коленным рефлексом на его выходки и сознательно и намеренно выбирать свои чувства и поведение в зависимости от того, кем я хочу быть и как я хочу прожить свою жизнь. Когда я овладел этим навыком, жизнь для меня немного успокоилась, и мне удалось обрести покой и счастье, несмотря на то, что он продолжал нападать на меня.(См. Блог: Плохие вещи случаются с хорошими людьми)

Пока я рос, это меня бесконечно расстраивало, потому что мое сердце все еще колотилось при получении сообщения от него. Я чувствовал, что мое тело предает меня, в то время как в моей голове я знал лучше и оставался спокойным и уверенным. Мое тело все еще проявляло эмоции, но я вставил сознательную мысль и проинструктировал себя, как я хочу чувствовать и действовать.

В промежутках между эмоциями, чувствами и действиями у всех нас есть сила изменить и направить нашу жизнь к лучшему.Понимание ваших эмоций и управление своими чувствами с помощью сознательного мышления, чтобы они не захватили ваш мозг, а затем сознательные действия могут фактически изменить ваш мозг за счет нейропластичности, научно доказанной способности вашего мозга изменять форму и функции на основе повторяющихся эмоций, мыслей и поведение и изменить свою жизнь.

Примечание. Изучая эту статью, я обнаружил, что существует разная, даже противоречивая информация об эмоциях и чувствах.Мои ресурсы для этого поста в основном получены из работ Антонио Дамасио и других специалистов в области нейробиологии и психического здоровья. Это одна из интерпретаций чувств и эмоций, но отнюдь не единственная «правильная».

Источник изображения: https://www.flickr.com/photos/[email protected]/

эмоций животных: изучение страстной натуры | Бионаука

Чувствуют ли слоны радость, горе шимпанзе и депрессию, а собаки счастье и уныние? Люди расходятся во мнениях относительно природы эмоций у нечеловеческих животных (далее животных), особенно по вопросу о том, могут ли какие-либо животные, кроме людей, испытывать эмоции (Ekman 1998).Пифагорейцы давно считали, что животные испытывают тот же спектр эмоций, что и люди (Coates 1998), и текущие исследования предоставляют убедительные доказательства того, что по крайней мере некоторые животные, вероятно, испытывают полный спектр эмоций, включая страх, радость, счастье, стыд, смущение, негодование. , ревность, ярость, гнев, любовь, удовольствие, сострадание, уважение, облегчение, отвращение, печаль, отчаяние и горе (Skutch 1996, Poole 1996, 1998, Panksepp 1998, Archer 1999, Cabanac 1999, Bekoff 2000).

Выражение эмоций у животных поднимает ряд стимулирующих и сложных вопросов, которым было посвящено относительно мало систематических эмпирических исследований, особенно среди животных, находящихся на свободном выгуле.Популярные отчеты (например, Masson and McCarthy’s When Elephants Weep , 1995) повысили осведомленность об эмоциях животных, особенно среди неученых, и предоставили ученым много полезной информации для дальнейших систематических исследований. Такие книги также вызвали недовольство многих ученых за то, что они «слишком мягкие» — то есть слишком анекдотичны, вводят в заблуждение или небрежны (Fraser 1996). Однако Бургхардт (1997a), несмотря на обнаружение некоторых проблемных областей в книге Массона и Маккарти, писал: «Я предсказываю, что через несколько лет описанные здесь явления будут подтверждены, уточнены и расширены» (стр.23). Фрейзер (1996) также отметил, что книга может служить полезным источником для мотивации будущих систематических эмпирических исследований.

Исследователи, заинтересованные в изучении пристрастий животных, задают такие вопросы, как: Испытывают ли животные эмоции? Что они чувствуют? Есть ли линия, которая четко отделяет те виды, которые испытывают эмоции, от тех, которые их не испытывают? Многие современные исследования следуют примеру Чарльза Дарвина (1872; см. Также Ekman 1998), изложенного в его книге The Expression of the Emotions in Man and Animals .Дарвин утверждал, что существует преемственность между эмоциональной жизнью людей и других животных, и что различия между многими животными заключаются в степени, а не в характере. В «Происхождение человека и отбор в отношении пола» Дарвин утверждал, что «низшие животные, как и человек, явно испытывают удовольствие и боль, счастье и несчастье» (стр. 448).

Натурализация изучения эмоций животных

Полевые исследования поведения имеют первостепенное значение для изучения эмоций животных, потому что эмоции развивались в определенных контекстах.Натурализация изучения эмоций животных предоставит более надежные данные, потому что эмоции эволюционировали так же, как и другие поведенческие фенотипы (Panksepp 1998). Категорическое отрицание эмоций животным из-за того, что их нельзя изучать напрямую, не является разумным аргументом против их существования. Те же опасения могут быть вызваны эволюционными объяснениями широкого спектра моделей поведения, историями, основанными на фактах, которые невозможно точно проверить.

Здесь я обсуждаю различные аспекты эмоций животных, привожу примеры, в которых исследователи приводят убедительные доказательства того, что животные испытывают разные эмоции, и предлагаю исследователям пересмотреть свои планы по изучению страстной природы.В частности, я предлагаю ученым уделять больше внимания анекдотам, а также эмпирическим данным и философским аргументам в качестве эвристики для будущих исследований. Я согласен с Панксеппом (1998), который утверждает, что все точки зрения должны приниматься до тех пор, пока они приводят к новым подходам, расширяющим человеческое понимание эмоций животных. Строгое изучение эмоций животных находится в зачаточном состоянии, и плюралистическая перспектива принесет огромную пользу исследованиям.

Моя цель — убедить скептиков в том, что для продвижения изучения эмоций животных необходимо сочетание «жесткого» и «мягкого» междисциплинарного исследования.Я утверждаю, что исследователи уже собрали достаточно доказательств (и что данные постоянно накапливаются) в поддержку аргументов о том, что по крайней мере некоторые животные имеют глубокую, богатую и сложную эмоциональную жизнь. Я также утверждаю, что те, кто утверждает, что у немногих, если вообще есть животных, глубокая, богатая и сложная эмоциональная жизнь — что они не могут испытывать такие эмоции, как радость, любовь или горе, — должны разделить бремя доказательства с теми, кто утверждает иное.

Что такое эмоции?

Эмоции можно в широком смысле определить как психологические явления, которые помогают управлять поведением и контролировать его.Тем не менее, некоторые исследователи утверждают, что слово «эмоция» настолько общее, что ускользает от какого-либо одного определения. Действительно, отсутствие согласия по поводу того, что означает слово «эмоции», вполне могло привести к отсутствию прогресса в изучении этих эмоций. Точно так же ни одна теория эмоций не отражает сложность явлений, называемых эмоциями (Griffiths 1997, Panksepp 1998). Панксепп (1998, стр. 47ff) предлагает определять эмоции в терминах их адаптивных и интегративных функций, а не их общих входных и выходных характеристик.Важно расширить наши исследования за пределы основных физиологических механизмов, которые маскируют богатство эмоциональной жизни многих животных, и узнать больше о том, как эмоции служат им в повседневной деятельности.

В целом, как ученые, так и не ученые, похоже, сходятся во мнении, что эмоции реальны и что они чрезвычайно важны, по крайней мере, для людей и, возможно, для некоторых других животных. Хотя нет единого мнения о природе эмоций животных, нет недостатка во взглядах на эту тему.Последователи Рене Декарта и Б. Ф. Скиннера считают, что животные — это роботы, которые научились автоматически реагировать на раздражители, которым они подвергаются. Взгляд на животных как на машины так много объясняет, что они делают, что легко понять, почему многие люди приняли его.

Однако не все согласны с тем, что животные — это просто автоматы, бесчувственные создания привычки (Панксепп 1998). Почему же тогда существуют конкурирующие взгляды на природу эмоций животных? Отчасти это связано с тем, что некоторые люди рассматривают людей как уникальных животных, созданных по образу Бога.Согласно этой точке зрения, люди — единственные разумные существа, способные заниматься саморефлексией. В рамках современных научных и философских традиций до сих пор ведутся споры о том, какие животные обладают саморефлексией.

Роллин (1990) отмечает, что в конце 1800-х годов животные «потеряли рассудок». Другими словами, в попытках подражать перспективным «точным наукам», таким как физика и химия, исследователи, изучающие поведение животных, пришли к выводу, что в исследованиях эмоций и разума животных было слишком мало того, что можно было бы непосредственно наблюдать и измерить. , и поддающиеся проверке, и вместо этого решил сосредоточиться на поведении, потому что явные действия можно было увидеть, объективно измерить и проверить (см. также Dror 1999).

Бихевиористы, среди первых лидеров которых были Джон Б. Уотсон и Б. Ф. Скиннер, неодобрительно относятся к любым разговорам об эмоциях или психических состояниях животных (а в некоторых случаях и человека), поскольку считают это ненаучным. Для бихевиористов, следующих за логическими позитивистами, только наблюдаемое поведение представляет собой достоверные научные данные. В отличие от бихевиористов, другие исследователи в области этологии, нейробиологии, эндокринологии, психологии и философии обратились к проблеме изучения эмоций и разума животных и верят, что можно изучать эмоции и разум животных (включая сознание). объективно (Allen and Bekoff 1997, Bekoff and Allen 1997, Panksepp 1998, Bekoff 2000, Hauser 2000a).

Большинство исследователей теперь полагают, что эмоции — это не просто результат некоторого состояния тела, которое приводит к действию (т. Е. Что сознательный компонент эмоции следует за телесными реакциями на стимул), как постулировали в конце 1800-х гг. Уильям Джеймс и Карл Ланге (Панксепп 1998). Джеймс и Ланге утверждали, что страх, например, является результатом из-за осознания телесных изменений (частота сердечных сокращений, температура), вызванных пугающим стимулом.

Следуя критике Уолтером Кэнноном теории Джеймса – Ланге, современные исследователи полагают, что существует ментальный компонент, который не должен следовать за телесной реакцией (Panksepp 1998).Эксперименты показали, что наркотики, вызывающие телесные изменения, подобные тем, которые сопровождают эмоциональные переживания, например страх, не вызывают такого же типа сознательного переживания страха (Damasio 1994). Кроме того, некоторые эмоциональные реакции происходят быстрее, чем можно было бы предсказать, если бы они зависели от предшествующих телесных изменений, которые передаются через нервную систему в соответствующие области мозга (Damasio 1994).

Природа и нейронные основы животных страстей: первичные и вторичные эмоции

Трудно наблюдать за примечательным поведением слонов во время церемонии приветствия семьи или дружной группы, рождения нового члена семьи, игрового взаимодействия, совокупления родственника, спасения члена семьи или прибытия мужчина, и не воображайте, что они испытывают очень сильные эмоции, которые лучше всего можно описать такими словами, как радость, счастье, любовь, чувства дружбы, изобилия, веселья, удовольствия, сострадания, облегчения и уважения.(Пул 1998, стр. 90–91)

Эмоциональные состояния многих животных легко распознать. По их лицам, глазам и манерам поведения можно сделать убедительные выводы о том, что они чувствуют. Изменения мышечного тонуса, осанки, походки, выражения лица, размера глаз и взгляда, вокализации и запахов (феромонов) по отдельности и вместе указывают на эмоциональные реакции на определенные ситуации. Даже люди с небольшим опытом наблюдения за животными обычно соглашаются друг с другом в том, что, скорее всего, чувствует животное.Их интуиция подтверждается тем, что их характеристики эмоциональных состояний животных довольно точно предсказывают будущее поведение.

Первичные эмоции, которые считаются основными врожденными эмоциями, включают обобщенные быстрые рефлекторные («автоматические» или жестко запрограммированные) реакции страха и реакции «бей или беги» на стимулы, представляющие опасность. Животные могут выполнять первичную реакцию страха, такую ​​как уклонение от объекта, но им не обязательно узнавать объект, вызывающий эту реакцию. Громкие хриплые звуки, определенные запахи и летающие над головой предметы часто приводят к врожденной реакции избегания всех таких раздражителей, которые указывают на «опасность».«Естественный отбор привел к врожденным реакциям, которые имеют решающее значение для индивидуального выживания. При столкновении с опасным стимулом почти нет места для ошибки.

Первичные эмоции связаны с эволюционной старой лимбической системой (особенно с миндалевидным телом), «эмоциональной» частью мозга, названной так Полом Маклином в 1952 году (MacLean 1970, Panksepp 1998). Структуры лимбической системы и сходные эмоциональные цепи являются общими для многих разных видов и обеспечивают нейронный субстрат для первичных эмоций.В своей теории «три мозга в одном» (триединый мозг) Маклин (1970) предположил, что существует рептильный или примитивный мозг (которым обладают рыбы, земноводные, рептилии, птицы и млекопитающие), лимбический мозг или мозг палеомлекопитающих (обладающий у млекопитающих), а также неокортикальный или «рациональный» мозг новых млекопитающих (которым обладают некоторые млекопитающие, такие как приматы), все упаковано в черепную коробку. Каждый из них связан с двумя другими, но каждый также имеет свои собственные возможности. Хотя лимбическая система кажется основной областью мозга, в которой проживают многие эмоции, текущие исследования (LeDoux, 1996) показывают, что все эмоции не обязательно объединены в одну систему, и в мозгу может быть более одной эмоциональной системы. .

Вторичные эмоции — это эмоции, которые переживаются или ощущаются, оцениваются и отражаются. Вторичные эмоции вовлекают высшие мозговые центры в коре головного мозга. Хотя кажется, что большинство эмоциональных реакций генерируется бессознательно, сознание позволяет человеку устанавливать связи между чувствами и действиями и допускает изменчивость и гибкость в поведении.

Изучение разума животных: когнитивная этология

Нобелевский лауреат Нико Тинберген (1951, 1963) выделил четыре области, которыми должны заниматься этологические исследования, а именно: эволюция, адаптация (функция), причинно-следственная связь и развитие.Его схема также полезна для тех, кто интересуется познанием животных (Джеймисон и Бекоф, 1993, Аллен и Бекофф, 1997), и может использоваться для изучения эмоций животных.

Когнитивные этологи хотят знать, как развивались мозг и умственные способности — как они способствуют выживанию — и какие селективные силы привели к большому разнообразию мозга и умственных способностей, наблюдаемых у различных видов животных. По сути, когнитивные этологи хотят знать, каково быть другим животным. Чтобы спросить, каково быть другим животным, люди должны попытаться мыслить так же, как они, войти в свои миры.Занимаясь этими видами деятельности, можно многое узнать об эмоциях животных. В попытке расширить рамки Тинбергена, включив в них изучение эмоций животных и их познания, Бургхардт (1997b) предложил добавить пятую область, которую он назвал частным опытом . Цель Бургхардта — понять миры восприятия и психические состояния других животных, исследование, которое Тинберген считал бесплодным, потому что он чувствовал, что невозможно узнать о субъективных или личных переживаниях животных.

Эмоции и познание

Пожалуй, самый сложный вопрос об эмоциях животных, на который нет ответа, касается того, как эмоции и познание связаны, как эмоции ощущаются или отражаются людьми и другими животными. Исследователи также не знают, какие виды обладают способностью сознательно размышлять об эмоциях, а какие нет. Комбинация эволюционного, сравнительного и развивающего подходов, изложенных Тинбергеном и Бургхардтом, в сочетании со сравнительными исследованиями нейробиологических и эндокринологических основ эмоций у различных животных, включая человека, открывает большие перспективы для будущей работы, связанной с взаимоотношениями между познанием и людьми ». переживания различных эмоций.

Дамасио (1999a, 1999b) дает биологическое объяснение того, как эмоции могут ощущаться людьми. Его объяснение может также относиться к некоторым животным. Дамасио предполагает, что различные структуры мозга отображают как организм, так и внешние объекты, чтобы создать то, что он называет репрезентацией второго порядка. Такое отображение организма и объекта, скорее всего, происходит в таламусе и поясной коре головного мозга. В акте познания создается ощущение себя, и человек знает, «с кем это происходит».«Видящий» и «видимое», «мысль» и «мыслитель» — одно и то же.

Очевидно, что понимание поведения и нейробиологии необходимо для понимания взаимосвязи эмоций и познания. Важно, чтобы исследователи узнали как можно больше о личных переживаниях, чувствах и психических состояниях животных. Вопрос о том, переживаются ли эмоции животных и каким образом, представляет собой проблему для будущих исследований.

Частные умы

Одна проблема, которая мешает исследованиям эмоций и познания животных, заключается в том, что умы других являются частными сущностями (подробное обсуждение того, что влечет за собой конфиденциальность разума других, см. Allen and Bekoff 1997, p.52ff). Таким образом, люди не имеют прямого доступа к разуму других людей, включая других людей.

Хотя это правда, что очень трудно, возможно, невозможно знать все, что нужно знать о личных или субъективных состояниях других людей, это не означает, что нельзя проводить систематические исследования поведения и нейробиологии, которые помогли бы нам учиться. больше о чужом сознании. К ним относятся сравнительный и эволюционный анализ (Allen and Bekoff 1997, Bekoff and Allen 1997).Тем не менее, что касается эмоций, похоже, не существует способов исследования или научных данных, достаточно убедительных, чтобы убедить некоторых скептиков в том, что другие животные обладают более чем некоторыми основными первичными эмоциями. Даже если будущие исследования продемонстрируют, что аналогичные (или аналогичные) области мозга шимпанзе или собаки проявляют ту же активность, что и человеческий мозг, когда человек сообщает, что он счастлив или грустен, некоторые скептики твердо придерживаются мнения, что это невозможно. чтобы узнать, что люди на самом деле чувствуют, и поэтому эти исследования бесплодны.Они утверждают, что только потому, что животное ведет себя «как если бы» оно было счастливым или грустным, люди не могут сказать больше, чем просто «как будто», и такие утверждения «как будто» не дают достаточных доказательств. Известный биолог-эволюционист Джордж Уильямс (1992, стр. 4) утверждал: «Я склонен просто исключить его [ментальную сферу] из биологического объяснения, потому что это полностью частный феномен, и биология должна иметь дело с публично доказуемым. ” (См. Также Williams 1997, где более решительно отвергается возможность изучения ментальных феноменов из биологических исследований.)

Тем не менее, многие люди, включая исследователей, изучающих эмоции животных, придерживаются мнения, что люди не могут быть единственными животными, испытывающими эмоции (Bekoff 2000). В самом деле, маловероятно, что вторичные эмоции развивались только у людей, а у других животных не было предшественников. Пул (1998), который изучал слонов в течение многих лет, отмечает (стр. 90): «Хотя я уверен, что слоны испытывают некоторые эмоции, которых нет у нас, и наоборот, я также считаю, что мы испытываем много общих эмоций.

Очень трудно категорически отрицать, что никакие другие животные не получают удовольствия от игры, счастливы при воссоединении или грустят из-за потери близкого друга. Представьте себе волков, когда они воссоединяются, их хвосты свободно виляют взад и вперед, а особи скулят и прыгают. Подумайте также о слонах, которые воссоединяются на праздновании приветствия, хлопают ушами, кружатся и издают звуки, известные как «приветственный гул». Точно так же подумайте о том, что чувствуют животные, когда они удаляются из своей социальной группы после смерти друга, надуваются, перестают есть и умирают.Сравнительные, эволюционные и междисциплинарные исследования могут пролить свет на природу и таксономическое распределение эмоций животных.

Чарльз Дарвин и эволюция эмоций животных

Удивительно, как часто звуки, издаваемые птицами, предполагают эмоции, которые мы могли бы испытать в аналогичных обстоятельствах: мягкие ноты, подобные колыбельной, при спокойном согревании яиц или птенцов; заунывные крики, беспомощно наблюдая за незваным гостем в их гнездах; резкие или скрипящие звуки при угрозе или нападении на врага … Птицы так часто реагируют на события тоном, который мы могли бы использовать, что мы подозреваем, что их эмоции похожи на наши собственные.(Skutch 1996, стр. 41–42)

Пока какое-то существо испытывает радость, состояние всех других существ включает в себя часть радости. (Дик 1968, стр. 31)

Чарльзу Дарвину обычно приписывают то, что он был первым ученым, уделившим серьезное внимание изучению эмоций животных. В своих книгах Происхождение видов (1859), Происхождение человека и отбор в отношении пола (1871) и Выражение эмоций у человека и животных (1872) Дарвин утверждал, что преемственность между людьми и другими животными в их эмоциональной (и познавательной) жизни; что между видами есть переходные стадии, а не большие промежутки; и что различия между многими животными — это различия в степени, а не в роде.

Дарвин применил сравнительный метод к изучению выражения эмоций. Он использовал шесть методов для изучения выражения эмоций: наблюдения за младенцами; наблюдения за сумасшедшими, которых он считал менее способными скрывать свои эмоции, чем другие взрослые; суждения о мимике, создаваемые электростимуляцией лицевых мышц; анализ картин и скульптур; межкультурные сравнения выражений и жестов, особенно людей, далеких от европейцев; и наблюдения за выражением лица животных, особенно домашних собак.

Широкий эволюционный и сравнительный подход к изучению эмоций поможет исследователям больше узнать о таксономическом распределении эмоций. Например, рептилии, такие как игуаны, максимизируют сенсорное удовольствие (Cabanac 1999, 2000, Burghardt 2000). Кабанак (1999) обнаружил, что игуаны предпочитают оставаться в тепле, а не выходить на холод за пропитанием, тогда как земноводные, такие как лягушки, не проявляют такого поведения. И рыбу тоже. Игуаны испытывают так называемую «эмоциональную лихорадку» (повышение температуры тела) и тахикардию (учащенное сердцебиение) — физиологические реакции, которые связаны с удовольствием у других позвоночных, включая людей.Кабанак постулировал, что первым умственным событием, проявившимся в сознании, была способность человека испытывать ощущения удовольствия и неудовольствия. Исследования Кабанака показывают, что рептилии испытывают основные эмоциональные состояния и что способность к эмоциональной жизни возникла у земноводных и ранних рептилий. Его выводы согласуются с некоторыми из теорий триединого мозга Маклина (1970).

Радость, счастье и игра

Примеры эмоций животных изобилуют в популярной и научной литературе (Masson and McCarthy 1995, Panksepp 1998, Bekoff 2000).Социальная игра — отличный пример поведения, в котором участвуют многие животные, и которое, кажется, им безмерно нравится. Люди погружаются в деятельность, и, похоже, нет другой цели, кроме игры. Как заметил Гроос (1898), играющие животные ощущают невероятную свободу.

Животные неустанно стремятся к игре, и когда потенциальный партнер не отвечает на приглашение к игре, они часто обращаются к другому человеку (Bekoff 1972, Fagen 1981, Bekoff and Byers 1998).Определенные игровые сигналы также используются для инициирования и поддержания игры (Bekoff 1977, 1995, Allen and Bekoff 1997). Если все потенциальные партнеры откажутся от их приглашения, отдельные животные будут играть с предметами или гоняться за собственным хвостом. Настроение игры тоже заразительно; просто наблюдение за играющими животными может стимулировать игру других. Взгляните на мои полевые заметки об игре двух собак.

Джетро бежит к Зику, останавливается прямо перед ним, приседает или кланяется передними конечностями, виляет хвостом, лает и немедленно бросается на него, кусает его за шкирку и быстро качает головой из стороны в сторону, Обходит его сзади и садится на него, спрыгивает, делает быстрый поклон, делает выпад в бок, хлопает его бедрами, подпрыгивает, кусает его за шею и убегает.Зик бросается в погоню за Джетро, ​​прыгает ему на спину, кусает его за морду, а затем за загривок и быстро мотает головой из стороны в сторону. Затем они борются друг с другом и расстаются всего на несколько минут. Джетро медленно подходит к Зику, протягивает лапу к голове Зика и кусает его уши. Зик встает и прыгает на спину Джетро, ​​кусает его и обхватывает за талию. Затем они падают на землю и борются ртами. Затем они гоняются друг за другом, переворачиваются и играют.

Однажды я наблюдал, как молодой лось в национальном парке Роки-Маунтин, штат Колорадо, бежит по снежному полю, прыгает в воздухе и вертится во время полета, останавливается, переводит дыхание и делает это снова и снова. Вокруг было много травы, но он выбрал снежное поле. Буйволы также будут следовать друг за другом, игриво бегать по льду и скользить по нему, возбужденно крича «Гвааа» (Canfield et al. 1998).

Кажется, труднее отрицать, что эти животные развлекались и получали удовольствие, чем признать, что им нравилось то, что они делали.Нейробиологические данные подтверждают выводы, основанные на поведенческих наблюдениях. Исследования химии игры подтверждают идею о том, что игра доставляет удовольствие. Сивий (1998; подробные сведения см. В Панксеппе 1998) показал, что дофамин (и, возможно, серотонин и норадреналин) важен для регуляции игры и что во время игры активны большие области мозга. Крысы демонстрируют повышение активности дофамина, ожидая возможности поиграть (Siviy 1998). Панксепп (1998) также обнаружил тесную связь между опиатами и игрой и утверждает, что крысам нравится, когда их игриво щекочут.

Нейробиологические данные необходимы для того, чтобы лучше понять, действительно ли игра является субъективно приятным занятием для животных, как это кажется для людей. Выводы Сивия и Панксеппа позволяют предположить, что это так. В свете этих нейробиологических («твердых») данных о возможных нейрохимических основах различных настроений, в данном случае радости и удовольствия, скептики, утверждающие, что животные не испытывают эмоций, могут с большей вероятностью принять идею о том, что удовольствие может быть мотиватором для игровое поведение.

Горе

Никогда не забуду наблюдать, как через три дня после смерти Фло Флинт медленно забирался на высокое дерево у ручья. Он прошел вдоль одной из веток, затем остановился и замер, глядя на пустое гнездо. Минут через две он отвернулся и, как старик, спустился вниз, прошел несколько шагов, затем лег, широко распахнув глаза и глядя вперед. Гнездо было тем, которое они с Фло делили незадолго до смерти Фло… в присутствии своего старшего брата [Фигана] [Флинт], казалось, немного стряхнул с себя депрессию.Но затем он внезапно покинул группу и помчался обратно к тому месту, где умерла Фло, и там погрузился в еще более глубокую депрессию … Флинт становился все более вялым, отказывался от еды и, ослабив таким образом иммунную систему, заболел. В последний раз, когда я видел его живым, он был изможденным и совершенно подавленным, с выпавшими глазами, забился в зарослях недалеко от того места, где умер Фло … последнее короткое путешествие, которое он совершил, делая паузы для отдыха каждые несколько футов, было к тому самому месту, где Тело Фло лежало. Там он пробыл несколько часов, иногда глядя в воду.Он боролся еще немного, затем свернулся калачиком — и больше не двинулся с места. (Goodall 1990, стр. 196–197)

Многие животные выражают горе из-за потери или отсутствия близкого друга или любимого человека. Одно яркое описание выражения горя предлагается выше — Гудолл (1990) наблюдает за Флинтом, восьми с половиной летним шимпанзе, который уходит из своей группы, прекращает кормиться и, наконец, умирает после смерти его матери Фло. Нобелевский лауреат Конрад Лоренц наблюдал горе у гусей, похожее на горе маленьких детей.Он представил следующее описание гусиной скорби: «Серый гусь, потерявший своего партнера, демонстрирует все симптомы, которые Джон Боулби описал у маленьких человеческих детей в своей знаменитой книге Infant Grief … глаза погружаются глубоко в глазницы, а человек имеет общий опыт опускания головы, буквально позволяя ему повесить голову… » (Лоренц, 1991, стр. 251).

Другие примеры горя приводятся в Bekoff (2000). Матери морских львов, наблюдая, как косатки едят их детенышей, устрашающе визжат и жалобно плачут, оплакивая потерю.Также были замечены дельфины, пытающиеся спасти мертвого младенца. Было замечено, что слоны в течение нескольких дней стоят на страже мертворожденного ребенка с опущенной головой и ушами, тихо и медленно двигаются, как будто они в депрессии. Слоны-сироты, видевшие, как убивают их матерей, часто просыпаются с криком. Пул (1998) утверждает, что горе и депрессия у слонов-сирот — это реальное явление. МакКоннери (цитата из McRae 2000, стр. 86) отмечает травмированных осиротевших горилл: «Свет в их глазах просто гаснет, и они умирают.«Чтобы узнать больше о субъективной природе горя животных, необходимы сравнительные исследования в области нейробиологии, эндокринологии и поведения.

Романтическая любовь

Ухаживание и спаривание — два вида деятельности, которыми регулярно занимаются многие животные. Многие животные, кажется, влюбляются друг в друга так же, как и люди. Генрих (1999) придерживается мнения, что вороны влюбляются. Он пишет (Heinrich 1999, стр. 341): «Поскольку вороны имеют давних партнеров, я подозреваю, что они влюбляются, как и мы, просто потому, что для поддержания долговременных парных связей требуется некое внутреннее вознаграждение.«У многих видов романтическая любовь постепенно развивается между потенциальными партнерами. Как будто партнеры должны доказать свою ценность другому, прежде чем они завершат свои отношения.

Вюрсиг (2000) описал ухаживания южных китов у полуострова Валдис, Аргентина. Во время ухаживания Афро (самка) и Бутч (самец) непрерывно касались ласт, начинали ими медленное ласковое движение, перекатывались друг к другу, на короткое время зажимали оба набора ласт, как в объятиях, а затем перекатывались вверх, лежа рядом -сторона.Затем они поплыли бок о бок, касаясь друг друга, всплывая и ныряя в унисон. Вюрсиг следовал за Бутчем и Афро около часа, в течение которого они продолжали свое трудное путешествие. Вюрсиг считает, что Афро и Бутч сильно увлеклись друг другом и, по крайней мере, у них появилось ощущение «загара», когда они плыли. Он спрашивает, разве это не любовь левиафана?

Многие вещи сойдутся в людях за любовь, но мы не отрицаем ее существования и не колеблемся сказать, что люди способны влюбляться.Маловероятно, что романтическая любовь (или какие-либо эмоции) впервые появилась у людей, а у животных не было эволюционных предшественников. В самом деле, в основе любви лежат общие системы мозга и гомологичные химические вещества, общие для людей и животных (Panksepp 1998). Наличие этих нервных путей предполагает, что если люди могут испытывать романтическую любовь, то по крайней мере некоторые другие животные также испытывают эту эмоцию.

Смущение

Некоторые животные, кажется, стесняются; то есть надеются скрыть какое-то событие и сопутствующие ему чувства.Goodall (2000) наблюдал у шимпанзе то, что можно было бы назвать смущением. Когда старшему ребенку Фифи, Фрейду, было пять с половиной лет, его дядя, брат Фифи Фиган, был альфа-самцом сообщества шимпанзе. Фрейд всегда следовал за Фиганом; он боготворил большого мужчину. Однажды, пока Фифи ухаживала за Фиганом, Фрейд залез на тонкий стебель дикого подорожника. Достигнув зеленой кроны, он начал дико раскачиваться взад и вперед. Если бы он был человеческим ребенком, мы бы сказали, что он выпендривается.Внезапно стебель сломался, и Фрейд упал в высокую траву. Он не пострадал. Он приземлился рядом с Гудоллом, и, когда его голова показалась из травы, она увидела, как он посмотрел на Фигана — заметил ли он? Если да, то он не обращал внимания, а продолжал ухаживать за собой. Фрейд очень тихо залез на другое дерево и начал кормить.

Хаузер (2000b) наблюдал то, что можно было бы назвать смущением у самца макаки-резуса. После совокупления самец отпрянул и случайно упал в канаву. Он встал и быстро огляделся.Почувствовав, что никакие другие обезьяны не видят его падения, он двинулся прочь, высоко подняв спину, голову и хвост, как ни в чем не бывало. И снова необходимы сравнительные исследования в области нейробиологии, эндокринологии и поведения, чтобы больше узнать о субъективной природе смущения.

Изучение эмоций животных

Лучший способ узнать об эмоциональной жизни животных — это потратить значительное время на их тщательное изучение — провести сравнительные и эволюционные этологические, нейробиологические и эндокринологические исследования — и противостоять заявлениям критиков о том, что антропоморфизму нет места в этих усилиях.Утверждение, что нельзя понять слонов, дельфинов или других животных, потому что мы не «одни из них», никуда не уходит. Важно попытаться узнать, как животные живут в своих мирах, чтобы понять их точки зрения (Allen and Bekoff 1997, Hughes 1999). Животные развивались в конкретных и уникальных ситуациях, и их жизнь обесценивается, если мы только пытаемся понять их с нашей собственной точки зрения. Безусловно, получить такие знания сложно, но возможно. Возможно, так мало продвинулось в изучении эмоций животных из-за страха оказаться «ненаучным».В ответ на мое приглашение написать эссе для моей будущей книги об эмоциях животных (Bekoff, 2000), один коллега написал: «Я не уверен, что я могу создать, но это определенно не будет научным. И я просто не уверен, что могу сказать. Я не изучал животных в естественных условиях и, хотя меня интересуют эмоции, я «заметил» немногих. Дай мне подумать об этом ». С другой стороны, многие другие ученые очень хотели внести свой вклад. Они считали, что могут быть научными и в то же время использовать другие типы данных для изучения эмоций животных; то есть, ученым разрешено писать о сердечных делах (хотя, по крайней мере, у одного выдающегося биолога были проблемы с публикацией такого материала; Heinrich 1999, p.322).

Биоцентрический антропоморфизм и анекдот: расширяя науку с осторожностью

… мы обязаны признать, что всякая психическая интерпретация поведения животных должна основываться на аналогии с человеческим опытом…. Хотим мы или нет, мы должны быть антропоморфными в представлениях, которые мы формируем о том, что происходит в сознании животного. (Washburn 1909, стр. 13)

То, как люди описывают и объясняют поведение других животных, ограничивается языком, на котором они говорят о вещах в целом.Участвуя в антропоморфизме — используя человеческие термины для объяснения эмоций или чувств животных — люди делают миры других животных доступными для себя (Allen and Bekoff 1997, Bekoff and Allen 1997, Crist 1999). Но это не означает, что другие животные счастливы или грустны так же, как люди (или даже другие сородичи) счастливы или грустны. Конечно, я не могу быть абсолютно уверен в том, что Джетро, ​​моя собака-компаньон, счастлив, грустит, зол, расстроен или влюблен, но эти слова служат для объяснения того, что он может чувствовать.Однако простое контекстное упоминание о возбуждении разных нейронов или активности разных мышц в отсутствие поведенческой информации и контекста недостаточно информативно. Использование антропоморфного языка не должно сбрасывать со счетов точку зрения животного. Антропоморфизм позволяет нам быть доступными поведению и эмоциям других животных. Таким образом, я утверждаю, что мы можем быть биоцентрически антропоморфными и заниматься строгой наукой.

Чтобы сделать использование антропоморфизма и анекдота более приемлемым для тех, кто испытывает дискомфорт при описании животных такими словами, как счастье, грусть, депрессия или ревность, или для тех, кто не думает, что простые рассказы о животных действительно дают много полезной информации, Бургхардт (1991) предложили понятие «критический антропоморфизм», в котором различные источники информации используются для генерации идей, которые могут быть полезны в будущих исследованиях.Эти источники включают естественную историю, восприятие людей, интуицию, чувства, подробные описания поведения, идентификацию с животным, модели оптимизации и предыдущие исследования. Тимберлейк (1999) предложил новый термин «теоморфизм», чтобы увести нас от ловушек антропоморфизма. Теоморфизм ориентирован на животных и «основан на конвергентной информации из поведения, физиологии и результатов экспериментальных манипуляций» (Timberlake 1999, p. 256). Теоморфизм по сути является «критическим антропоморфизмом» и не помогает нам преодолеть окончательную необходимость использования человеческих терминов для объяснения поведения и эмоций животных.

Бургхардт и другие чувствуют себя комфортно, внимательно расширяя науку, чтобы лучше понять других животных. Однако Бургхардт и другие ученые, открыто поддерживающие полезность антропоморфизма, не одиноки (см. Crist 1999). Некоторые ученые, как указывает Роллин (1989), очень комфортно приписывают человеческие эмоции, например, животным-компаньонам, с которыми они живут в своих домах. Эти исследователи рассказывают истории о том, насколько счастлив Фидо (собака), когда они приходят домой, как грустно выглядит Фидо, когда они оставляют его дома или забирают жевательную кость, как Фидо скучает по своим приятелям или насколько умен Фидо, чтобы выяснить это. как обойти препятствие.Тем не менее, когда те же ученые входят в их лаборатории, собаки (и другие животные) становятся объектами, и разговоры о своей эмоциональной жизни или о том, насколько они умны, являются табу.

Один из ответов на вопрос о том, почему собаки (и другие животные) по-разному рассматриваются «на работе» и «дома», заключается в том, что «на работе» собаки подвергаются широкому спектру методов лечения, которым было бы трудно управлять. товарищ. Это подтверждается недавними исследованиями. Основываясь на серии интервью с практикующими учеными, Филлипс (1994, стр.119) сообщил, что многие из них создают «особую категорию животных,« лабораторное животное », которая контрастирует с именуемыми животными (например, домашними животными) во всех основных аспектах… кошка или собака в лаборатории воспринимаются исследователями как онтологически разные. от домашней собаки или кошки дома ».

Важность плюралистических междисциплинарных исследований: «жесткая» наука встречается с «мягкой» наукой

Широкая и мотивированная атака на изучение эмоций животных потребует, чтобы исследователи в различных областях — этологии, нейробиологии, эндокринологии, психологии и философии — скоординировали свои усилия.Ни одна дисциплина не сможет ответить на все важные вопросы, которые еще предстоит решить при изучении эмоций животных. Лабораторные ученые, полевые исследователи и философы должны обмениваться данными и идеями. Действительно, некоторые биологи вступили в серьезный диалог с философами, а некоторые философы участвовали в полевых исследованиях (Allen and Bekoff 1997). В результате этого сотрудничества каждый из них испытал взгляды других и основания для различных аргументов, которые предлагаются в отношении эмоций и когнитивных способностей животных.Междисциплинарные исследования — это скорее правило, чем исключение во многих научных дисциплинах, и нет оснований полагать, что такого рода усилия не помогут нам узнать значительно больше об эмоциональной жизни животных.

Будущие исследования должны быть сосредоточены на широком спектре таксонов, а не только на тех животных, с которыми мы знакомы (например, животные-компаньоны) или на тех, с кем мы тесно связаны (нечеловеческие приматы), животных, с которыми многие из нам свободно приписывают второстепенные эмоции и самые разные настроения.Можно собрать много информации о животных-компаньонах, с которыми мы так хорошо знакомы, прежде всего потому, что мы так хорошо с ними знакомы (Sheldrake 1995, 1999). Также необходимо учитывать межвидовые различия в выражении эмоций и, возможно, в том, как они себя чувствуют. Даже если радость и горе у собак — это не то же самое, что радость и горе у шимпанзе, слонов или людей, это не означает, что не существует таких вещей, как радость собаки, горе собаки, радость шимпанзе или горе слона. Даже дикие животные и их домашние родственники могут отличаться по характеру своей эмоциональной жизни.

Многие люди считают, что экспериментальные исследования в таких областях, как нейробиология, представляют собой более надежную работу и генерируют более полезные («достоверные») данные, чем, скажем, этологические исследования, в которых за животными «просто» наблюдают. Однако исследования, которые уменьшают и сводят к минимуму поведение животных и эмоции животных до нервных импульсов, движений мышц и гормональных эффектов, вряд ли приблизят нас к пониманию эмоций животных. Заключение о том, что мы узнаем больше, если не все, что мы когда-либо сможем узнать об эмоциях животных, когда мы выясним нейронные схемы или гормональные основы определенных эмоций, приведет к неполным и, возможно, вводящим в заблуждение представлениям об истинной природе эмоций животных и человека.

Все исследования заключаются в переходе от имеющихся данных к выводам, которые мы делаем, пытаясь понять сложность эмоций животных, и каждое из них имеет свои преимущества и недостатки. Часто исследования поведения содержащихся в неволе животных и нейробиологические исследования контролируются таким образом, что дают ложные результаты, касающиеся социального поведения и эмоций, поскольку животных изучают в искусственной и бедной социальной и физической среде. Сами эксперименты могут поставить людей в совершенно неестественные ситуации.Действительно, некоторые исследователи обнаружили, что многие лабораторные животные испытывают такой стресс от жизни в неволе, что данные об эмоциях и других аспектах поведенческой физиологии искажаются с самого начала (Poole 1997).

Полевые работы также могут быть проблематичными. Он может быть слишком неконтролируемым, чтобы можно было сделать надежные выводы. Трудно следить за известными людьми, и многое из того, что они делают, невозможно увидеть. Однако можно оснастить животных, находящихся на свободе, устройствами, которые могут передавать информацию об индивидуальной идентичности, частоте сердечных сокращений, температуре тела и движениях глаз, когда животные занимаются своей повседневной деятельностью.Эта информация помогает исследователям узнать больше о тесной взаимосвязи между эмоциональной жизнью животных и поведенческими и физиологическими факторами, которые связаны с этими эмоциями.

Важно, чтобы исследователи имели непосредственный опыт работы с изучаемыми животными. Альтернативы этологическим исследованиям нет. Хотя нейробиологические данные (включая изображения головного мозга) очень полезны для понимания механизмов, лежащих в основе поведенческих паттернов, на основании которых делаются выводы об эмоциях, поведение является первичным; нейронные системы подчиняют поведение (Allen and Bekoff 1997).В отсутствие подробной информации о поведении, особенно о поведении диких животных, живущих в среде, в которой они эволюционировали или в которой они сейчас проживают, любая теория эмоций животных будет неполной. Без подробной информации о поведении и глубокого понимания сложностей и нюансов бесчисленного множества способов, которыми животные выражают то, что они чувствуют, мы никогда не сможем справиться с проблемами, которые перед нами стоят.

Разделение бремени доказывания

В будущем от скептиков следует потребовать серьезно отстаивать свою позицию и разделить бремя доказывания с теми, кто согласен с тем, что многие животные действительно испытывают бесчисленные эмоции.Больше не будет приемлемым утверждать, что «да, шимпанзе или вороны , кажется, любят друг друга» или что «слоны кажутся, чувствуют горе», а затем приводить бесчисленные причины — «мы никогда не сможем на самом деле знать, что животные чувствовать эмоции »- почему этого не может быть. Объяснения существования эмоций животных часто имеют такое же хорошее основание, как и многие другие объяснения, которые мы с готовностью принимаем (например, утверждения об эволюции, которые невозможно строго проверить). Я и другие с готовностью соглашаемся с тем, что в некоторых случаях эмоции, которые мы приписываем животным (и людям), могут быть не реалистичными картинами их внутренней жизни (выраженными в явном поведении и, возможно, подтвержденными нейробиологическими данными), но в других случаях они вполне могут быть быть.

Существует также проблема согласования «здравого смысла» с данными этологических, нейробиологических и эндокринологических исследований и философскими аргументами. Многие отрасли науки используют анекдоты для разработки исследовательских проектов, которые производят «данные» (множественное число от анекдота — данные). Если позволить историям об эмоциях животных мотивировать исследования, которые начинаются с предположения, что многие другие животные имеют богатую эмоциональную жизнь, это поможет нам узнать о них больше. Мы действительно можем задавать такие вопросы, как любят животные друг друга, оплакивают ли они потерю друзей и любимых, обижаются ли они на других или могут ли они смущаться (Bekoff 2000).

Встреча с дьяволом

Панксепп (1998) предлагает полезный мысленный эксперимент в конце своего энциклопедического обзора эмоций. Представьте, что вы стоите перед выбором дьявола относительно существования животных эмоций. Вы должны правильно ответить на вопрос, испытывали ли другие млекопитающие внутренние эмоциональные чувства. Если вы дадите неправильный ответ, вы последуете за дьяволом домой. Другими словами, ставки высоки. Панксепп спрашивает, сколько ученых при таких обстоятельствах отрицали бы наличие чувств по крайней мере у некоторых животных.Скорее всего, немногие.

Непростое будущее

Чтобы подтвердить, например, что гребешки «ничего не осознают», что они убегают с пути потенциальных хищников, не ощущая их как таковых, а когда им это не удается, их съедают заживо, не испытывая (вполне возможно) боль »… значит перескочить за пределы строгой науки в лабиринт необоснованных предположений, принимая человеческое невежество за человеческое знание. (Sheets-Johnstone 1998, стр. 291)

Очевидно, что существует много разногласий по поводу эмоциональной жизни других животных.Следующие вопросы можно использовать, чтобы подготовить почву для изучения эволюции и выражения эмоций животных: Наше настроение движет нами, так почему бы не другим животным? Эмоции помогают нам управлять нашими отношениями с другими и регулировать их, так почему бы не другим животным? Эмоции важны для человека, чтобы приспособиться к конкретным обстоятельствам, так почему бы не другим животным? Эмоции — неотъемлемая часть человеческой жизни, так почему бы не для других животных?

Текущие исследования показывают, что ни одна теория эмоций не может объяснить все психологические явления, которые называются «эмоциями».Панксепп утверждает (1998, стр. 7): «Чтобы понять основные эмоциональные операционные системы мозга, мы должны начать соотносить неполные наборы неврологических фактов с плохо изученными психологическими явлениями, которые возникают в результате многих взаимодействующих действий мозга». Нет сомнений в том, что между нейроповеденческими системами, лежащими в основе человеческих и нечеловеческих эмоций, существует преемственность, что различия между человеческими и животными эмоциями во многих случаях являются различиями в степени, а не по характеру.

Оставаясь открытыми к идее о том, что многие животные имеют богатую эмоциональную жизнь, даже если мы ошибаемся в некоторых случаях, мало что теряется. Закрыв дверь для возможности того, что у многих животных богатая эмоциональная жизнь, даже если они сильно отличаются от нашей собственной или от тех животных, с которыми мы наиболее знакомы, мы потеряем прекрасные возможности узнать о жизни животных, с которыми мы живем. мы живем на этой чудесной планете.

В будущем будет много проблем и, возможно, сюрпризов для тех, кто хочет больше узнать об эмоциях животных.Строгое изучение эмоций животных потребует использования самых лучших ресурсов. Эти ресурсы включают исследователей в различных научных дисциплинах, которые предоставляют «достоверные данные» и анекдоты (Bekoff 2000), других ученых, изучающих животных, неакадемиков, которые наблюдают за животными и рассказывают истории, и самих животных. В изучении эмоций животных есть много возможностей для твердой и мягкой науки. Есть много миров за пределами человеческого опыта. Нет ничего лучше, чем слушать других животных и иметь непосредственный опыт общения с ними.

Благодарности

Я благодарю Колина Аллена за комментарии к черновому варианту этого эссе и Джейн Гудолл за обсуждение со мной многих из этих вопросов. Бернард Роллин, Дональд Гриффин, Ребекка Часан, Дженис Мур, Стив Сиви и анонимный рецензент предоставили множество полезных комментариев, за которые я глубоко благодарен.

Цитированная литература

.

1997

.

Виды разума: философия и биология когнитивной этологии.

.

1999

.

Природа горя: эволюция и психология реакций на потерю.

.

1972

.

Развитие социального взаимодействия, игры и метакоммуникации у млекопитающих: этологическая перспектива.

Ежеквартальный обзор биологии

47

:

412

434

.

1977

.

Социальная коммуникация у собак: свидетельства эволюции стереотипного представления у млекопитающих.

Наука

197

:

1097

1099

.

1995

.

Игровые сигналы как знаки препинания: Структура социальной игры у собак.

Поведение

132

:

419

429

. .

2000

.

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных.

.

.

1997

.

Когнитивная этология: Убийцы, скептики и сторонники.

.

313

334

. .

Антропоморфизм, анекдоты и животные: новая одежда императора?

.

.

.

1998 год

.

Игры с животными: эволюционный, сравнительный и экологический подходы.

.

1991

.

Когнитивная этология и критический антропоморфизм: Змея с двумя головами и свирепые змеи, притворяющиеся мертвыми.

.

53

90

..

Когнитивная этология: умы других животных — очерки в честь Дональда Р. Гриффина

.

1997a

.

Будет ли Дарвин плакать? Обзор книги Массона и Маккарти «Когда слоны плачут: эмоциональная жизнь животных».

Современная психология

42

:

21

23

.

1997b

.

Поправки к Тинбергену: пятая цель этологии.

.

254

276

. .

Антропоморфизм, анекдоты и животные: новая одежда императора?

2000

.

Оставаться рядом.

.

163

165

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

1999

.

Эмоции и филогения.

Журнал исследований сознания

6

:

176

190

.

2000

.

В лихорадке.

.

194

197

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

.

1998

.

Куриный суп для души любителя домашних животных.

.

1998 год

.

Природа: Западные взгляды с древних времен.

.

1999

.

Образы животных: антропоморфизм и животный разум.

.

1859

.

О происхождении видов путем естественного отбора.

.

1871

.

Происхождение человека и отбор в отношении пола.

.

1872

.

Выражение эмоций у человека и животных.

. .

1994

.

Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг.

.

1999а

.

Как мозг создает разум.

Scientific American

281

:

112

117

.

1999b

.

Чувство происходящего: тело и эмоции в создании сознания.

.

1968

.

Мечтают ли андроиды об электрических овцах ?.

.

1999

.

Эффект эксперимента: поворот к эмоциям в англо-американской физиологии, 1900–1940 гг.

Isis

90

:

205

237

.

1998 год

.

Введение в книгу Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных».

. .

1981

.

Игровое поведение животных.

.

1996

.

Рецензия на книгу Массона и Маккарти «Когда слоны плачут: эмоциональная жизнь животных».

Поведение животных

51

:

1190

1193

.

2000

.

Гордость предшествует падению.

.

166

167

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

1898

.

Игра животных.

.

1997

.

Что такое эмоции на самом деле: проблема психологических категорий.

.

2000б

.

Если бы обезьяны могли покраснеть.

.

200

201

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

1999

.

Разум ворона: исследования и приключения с птицами-волками.

.

1999

.

Сенсорная экзотика: мир за пределами человеческого опыта.

.

.

1993

.

О целях и методах когнитивной этологии.

Ассоциация философии науки

2

:

110

124

.

1996

.

Эмоциональный мозг: таинственные основы эмоциональной жизни.

.

1991

.

Вот я — где ты ?.

.

1970

.

Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях.

.

.

1995

.

Когда слоны плачут: эмоциональная жизнь животных.

.

2000

.

Осиротевшие гориллы Центральной Африки: выживут ли они в дикой природе ?.

National Geographic

197

:

2

84

97

.

1998 год

.

Аффективная неврология.

.

1994

.

Имена собственные и социальная конструкция биографии: Отрицательный случай лабораторных животных.

Качественная социология

17

:

119

142

.

1996

.

Достигнув совершеннолетия со слонами: Воспоминания.

.

1998 год

.

Исследование общего между нами и слонами.

Etica & Animali

(9/98)

:

85

110

.

1997

.

Счастливые животные — хорошая наука.

Лабораторные животные

31

:

116

124

.

1989

.

Незаметный крик: сознание животных, боль животных и наука.

.

1990

.

Как животные потеряли рассудок: мышление животных и научная идеология.

.

375

393

. .

Интерпретация и объяснение в исследовании поведения животных: Vol. I, Интерпретация, намерение и коммуникация

.

1998 год

.

Сознание: Естественная история.

Журнал исследований сознания

5

:

260

294

.

1995

.

Семь экспериментов, которые могут изменить мир.

.

1999

.

Собаки, которые знают, когда их хозяева возвращаются домой, и другие необъяснимые способности животных.

.

1998 год

.

Нейробиологические основы игрового поведения: взгляд на структуру и функции игрового поведения млекопитающих.

.

221

242

. .

Игры с животными: эволюционная, сравнительная и экологическая перспективы

.

1996

.

Умы птиц.

.

1999

.

Биологический бихевиоризм.

.

243

284

. .

Справочник по поведенческому поведению

.

1951

.

Исследование инстинкта.

.

1963

.

О целях и методах этологии.

Zeitschrift für Tierpsychologie

20

:

410

433

.

1909

.

Животный разум: Учебник сравнительной психологии.

.

1992

.

Естественный отбор: области, уровни и проблемы.

.

1997

.

Свечение Пони Фиш.

.

2000

.

Любовь Левиафана.

.

62

65

. .

Улыбка дельфина: замечательные рассказы об эмоциях животных

.

Текущее междисциплинарное исследование предоставляет убедительные доказательства того, что многие животные испытывают такие эмоции, как радость, страх, любовь, отчаяние и горе, — мы не одни. , ОТЧАЯНИЕ И СЧАСТЬЯ — МЫ НЕ ОДНИ

© 2000 Американский институт биологических наук

Консультации по вопросам депрессии для детей, детей и подростков

Мы предлагаем семьи и школы в районе Миннеаполиса с ресурсами для поддержки детей, детей и подростков, страдающих депрессией.

Будь то счастливые, грустные, злые или смущенные, дети испытывают те же эмоции, что и взрослые. Эмоции дают нам информацию о том, что мы переживаем, и помогают нам узнать, как реагировать. Часто дети, особенно младшие, не могут понять свои чувства или эмоции. Когда дети борются с выражением чувств и эмоций, они могут отключиться, начать действовать или им будет труднее разрешить негативные чувства.

Поощряя вашего ребенка выражать свои мысли и эмоции, вы можете помочь ему говорить о чувствах более ясно и открыто. Выявление эмоций может помочь детям лучше избегать или разрешать конфликты и справляться с трудными чувствами. Вот несколько советов, которые помогут ребенку рассказать о своих чувствах:

  1. Определите эмоции . Часто мы используем слова «счастливый», «сумасшедший», «грустный», «сердитый» и т. Д. Но есть много других чувств, которые дети могут использовать, чтобы научиться выражать себя.Помогите детям понять, что они чувствуют, научив их новым словам для самовыражения.
  2. Слушайте. Может быть трудно услышать, как ваш ребенок выражает свои чувства. Ваша первая реакция может заключаться в отрицании того, что они чувствуют. Независимо от того, что говорит ваш ребенок, отвечайте так, чтобы открылась линия общения. Если ваш ребенок говорит: «Я боюсь школы», спросите: «Чего вы боитесь в школе?» Не преуменьшайте их чувства, отвечая бесполезными словами, например: «Нет причин бояться.”

Слушайте своего ребенка и осознавайте, что он чувствует. Слушая, ваш ребенок поймет, что говорить с вами о своих чувствах — это нормально.

  1. Покажи им! Расскажите ребенку, что вы чувствуете. Используйте высказывания «Я чувствую» вместе с вашим ребенком, чтобы смоделировать лучший способ передать чувства. «Я чувствую себя усталым сегодня, потому что не выспался» или «Мне грустно, когда ты игнорируешь меня». На вашем примере ваш ребенок научится определять и выражать свои чувства.
  1. Сочувствие : Покажите ребенку сочувствие, продемонстрировав, что вы понимаете, что чувствует ваш ребенок. Например, «Я вижу, что вы очень взволнованы по поводу своего дня рождения» или «Я знаю, что вам грустно из-за того, что ваша новая игрушка сломалась», — это распознает разные чувства у детей. Сочувствуя вашему ребенку, он станет лучше осознавать свои чувства и чувства других людей.
  1. Практика. Сделайте разговор с ребенком о чувствах нормальным явлением каждый день.Например, вы можете говорить о чувствах, когда играете в игру, идете в школу или за обеденным столом. Каждый день происходит множество разных вещей, которые предоставят вам прекрасную возможность поговорить о своих чувствах.

Посмотрите это видео, чтобы получить дополнительные советы от врачей центра Washburn.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *