Дигитальность это: критический анализ на основе «Не-философского» подхода Гэллоуэя – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Автор: | 14.04.2019

Содержание

дигитальный — Перевод на английский — примеры русский

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Это самый современный аппарат, при помощи которого наши пациенты будут могли в одном месте сделать дигитальный снимок РТГ, предоставляющий возможность ортодонтического или протезированного излечения а также очень быструю диагностику. Аппарат предоставляет возможность выделки проекции со сферы одонтологии, хирургии и верхнечелюстно-лицевой диагностики.

The GENDEX Orthoralix 9200 digital imaging system offers standard panoramic projections, as well as a full array of advanced programs to satisfy the demanding needs of dental specialists and our customers.

Такие препятствия, как недостаточность человеческого потенциала, торговые и политические барьеры, дигитальный разрыв или нежелание предприятий брать на себя некоммерческие риски, вряд ли могут быть устранены быстро при обычном развитии событий, если они вообще могут быть ликвидированы.

Constraints such as insufficient human capability, trade and policy barriers, the digital divide or an aversion on the part of business to non-commercial risks are not barriers that are likely to be eroded quickly, if at all, in the normal course of business.

Предложить пример

Другие результаты

С помощью дигитального рентгена пациент сразу может видеть состояние своих зубов на экране.

With a digital X-Ray available in our clinic, patients can immediately see their teeth condition on the screen.

Проёктированиё, строитёльство, технадзор, дигитальныё измёрёния и гёологичёскиё исслёдования, торговля строитёльными матёриалами.

Design of new buildings, reconstructions, renovations; geodetic survey and geology. Import of building materials.

ДИГИТАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: ИНТЕГРАЦИЯ НРС В ДИГИТАЛЬНУЮ

Фактически для всех секторов ИКТ объединяющим началом становится дигитальная технология.

В первой фазе созидания живописец вообразит, скомпонирует произведение, используя возможности

дигитальной техники.

In the first phase of the creative process, the artist dreams up, composes his work of art making use of the possibilities the digital technique offers.

В следуюшей фазе дигитальной кистью делается набросок виртуальной картины, которая в общих чертах уже отражает настроение будущего готового произведения.

In the next phase, the artist uses a digital brush to paint a virtual painting, which represents the atmosphere of the future work of art.

Постоянно ищет новые пути и приёмы художественного выражения, используя традиционную масляную живопись наряду с ультра современными

дигитальными средствами.

She is constantly looking for new ways and methods of artistic expression, using the traditional painting along with ultra modern by digital means.

Работа, которую делала Околло, было бы невозможна без дигитальных технологий.

Now what Okolloh did would not have been possible without digital technology.

Или в дигитальном контенте дистрибуции менеджмента?

У них не было дигитальных часов в 1962.

Позднее стал доступен для дигитальной покупки через интернет.

It was later available for digital purchase.

В 1992 году он стал одним из основателей международной выставки цифрового искусства — Нью-Йоркского Дигитального Салона.

In 1992, he founded the New York Digital Salon, an international exhibition of computer art.

В сотрудничестве с правительствами стран этого региона будет проведен ряд региональных конференций на тему «Дигитальная экономика и развитие предпринимательства с использованием Интернета в странах с переходной экономикой».

In further support of the above project, a fact-finding survey will be undertaken in the Former Yugoslav Republic of Macedonia focusing on an inventory of activities already under way or planned, and related recommendations.

В мастерской РТГ Stomatologii CICHOŃ установлены только дигитальные снимковые аппараты.

For X-ray type photography we have installed RTG digital cameras.

В наших действиях к этой же цели употребляем дигитальную камеру фирмы Gendex.

Пилотные проекты по развитию

дигитальной экономики в странах с переходной экономикой

Pilot Projects on Digital Economy Development in Transition Economies

В 2016 году Мобилай объявил о договорённости работать с Рено по составлению дигитальных карт, что даст ускорение на пути к беспилотной машине.

In 2016, Mobileye announced a deal to work with Renault Nissan on digital maps that will help the automaker’s move towards driverless cars.

К ним относятся научные ноу-хау, традиционные знания населения засушливых районов, технологии оценки и мониторинга и комплексные системы управления информацией (служащие целям преодоления

дигитального разрыва).

These include scientific know-how, traditional dryland knowledge, assessment and monitoring technologies and integrated information management systems (to counter the digital divide).

Опыт предпринимательства: уроки, полученные в ходе издания первого в Латвии

Рост Дата публикации: 09.01.2020

Не все бизнес-проекты успешны, однако в случае неудачи надо уметь поставить точку и двигаться дальше – такой вывод из опыта предпринимательской деятельности несколько лет назад сделала создательница первого в Латвии дигитального журнала «LILLÁ» Линда Саулите.

После полутора лет существования и изданных 14 номеров журнал был закрыт, несмотря на полученное в Латвии и за рубежом признание. Сейчас Линда Саулите возглавляет латвийское отделение международного агентства медиа и дигитальных технологий «Dentsu Aegis Network» и готова поделиться мыслями об уроках, которые она получила во время издания «LILLÁ».

Другой журнал

Линда Саулите в медиа-бизнес пришла не со стороны: до этого она работала и на телевидении, и в интернет-портале TVNet, поэтому медийные вопросы ей не были чужды. К тому же Линде уже с самого детства очень нравилось и читать, и самой писать. «Я прочитала все журналы, которые были предназначены для моей целевой аудитории, много читала и книг. И всегда мечтала создать собственный журнал. Когда я училась в Швеции, однажды, сидя на лекции, придумала, что надо бы соединить вместе то, что я хорошо знаю, с тем, что очень люблю, – дигитальную среду и написанное слово. Так возникла мысль о дигитальном журнале.

Это был май 2012 года», – вспоминает Линда.

Мечты часто остаются лишь мечтами и не воплощаются в жизнь, однако Линде удалось свою мечту реализовать достаточно быстро: уже осенью 2012 года, то есть всего через полгода после рождения идеи, вышел первый номер дигитального журнала «LILLÁ».

«Мне надо было освоить все. Я не знала, с помощью каких программ вообще можно создавать дигитальный журнал, следовало найти способ, как его сделать доступным на App Store и Google Play, что было очень сложно. Все это также надо было понятно разъяснить людям, ведь в то время покупки на таких платформах были совершенно в новинку. По сути, мы создали свою экосистему, журнал нового вида с другим содержанием», – рассказывает Линда.

Одной из главных задач было для дигитального журнала найти подходящее и точное название. Им Линда Саулите гордится и сейчас: «Название “LILLÁ” возникло в сотрудничестве с брендинговым агентством. Идея была в том, чтобы в основу заложить женственное и мужественное – красный и синий, что вместе создало лиловый».

Первые успехи

Журнал в первую очередь был предназначен для женской аудитории, однако, как объясняет Линда, его охотно читали и мужчины – она подсчитала, что пропорция полов читателей составляла 60 к 40. «Идея была на вещи и людей посмотреть с другой точки зрения. Мы были первыми, кто начал снимать “закулисные видео” фотосессий и интервью, тем самым стараясь сделать своих героев человечнее. Теперь такой подход привычен, однако тогда это было чем-то новым».

Начало казалось многообещающим – люди дигитальный журнал читали, хвалили, у него было около 2000 абонентов, что для нового издания подобного рода было немало. Его абонировали и многие латыши за рубежом. Уже с первых номеров удалось привлечь рекламодателей, поэтому будущее выглядело светлым. Была мысль позже проект развивать также в Литве и Эстонии, проводя различные мероприятия, возможно, даже создать дигитальное издательство. Казалось – почему бы и нет, ведь проект журнала удостоился внимания: здесь, в Латвии, он получил поддержку программы грантов «Atspēriens», а на глобальном уровне попал в финал конкурса «Digital Magazine Awards».

Финансовые проблемы

Однако через полгода стало ясно, что перспективы вовсе не такие розовые, поскольку расходы были больше доходов. Следует учесть, что проект был начат только на персональные средства Линды, никакие кредиты и дополнительные инвестиции не привлекались.

«Я сама в этот проект верила до последнего. Когда начались очень тяжелые времена, думала – у нас же есть поддержка “Atspēriens”, мы попали в финал “Digital Magazine Awards”, где с нами соседствовали “Guardian” и “Elle”; я ездила в Лондон на мероприятие вручения призов. Поэтому казалось, что мы ведь все делаем правильно и не может быть, чтобы у нас не получилось! Однако все же чего-то в конце концов не хватило. Известно, что критический период – первые два года, в течение которых должно сойтись множество факторов, чтобы попасть наверх. Мы с этими двумя годами не справились…» – рассуждает сейчас Линда.

На проект негативно повлияло и то, что на программатуру «Adobe», на основе которой все создавалось, неожиданно существенно поднялись цены.

Когда прошло полгода с момента начала издания журнала, финансовая ситуация становилась все более удушливой, и Линде пришлось начать на полную ставку работать в другом месте, чтобы сводить концы с концами. Это сделало положение еще более тяжелым, поскольку больше не было времени полностью отдаться делам «LILLÁ», к тому же тогда у Линды дома был совсем маленький ребенок.

«В конце концов я приняла решение поставить на всем этом точку. Это было тяжелое, но необходимое решение – хотя бы по причине собственного здоровья. Я была даже готова кому-нибудь отдать этот проект задаром, поскольку было жаль просто так его закрыть. Однако в тот момент ни одного желающего не удалось найти… Потом около года не могла открыть домашнюю страницу “LILLÁ” – мне было больно на нее смотреть».

Анализ ошибок

Сейчас Линда имеет ряд важных выводов из опыта «LILLÁ». «Первый – были приняты некоторые неверные бизнес-решения. Например, не стоило издавать журнал каждый месяц. Это было слишком часто. Однако тогда казалось – если он будет выходить ежемесячно, мы приучим людей к журналу. Однако это обходилось очень дорого, и люди на самом деле не успевали освоить один номер, когда уже выходил следующий. Если бы мы начали с одного номера в квартал, было бы легче.

Второй вывод – следовало найти команду, которая не только работает, но и готова взять на себя риск. Я была единственной такой. Правда, у меня были союзники, однако не такие, которые были бы готовы рисковать. И третий вывод – я не умела попросить о помощи. Все хвалили, насколько получился красивый журнал, однако я не умела обратиться к кому-то за помощью и советом. Я ездила на слеты инвесторов в Эстонию, однако не решилась кому-нибудь предложить – может быть, хотите стать партнером? Казалось – как же так я признаюсь, что в действительности дела у меня идут дико тяжело, поскольку иссякают и деньги, и эмоциональные силы… А когда иссякают эмоциональные силы, трудно принимать рациональные решения. Поэтому партнерство было очень важным, чтобы в тот момент, когда ты идешь вниз, кто-то другой тебе мог помочь посмотреть на вещи с другой стороны».

На вопрос, были бы теперь, когда прошло несколько лет, у подобного проекта шансы, Линда без сомнений отвечает, что были бы наверняка.

«Только теперь я бы непременно все это делала в партнерстве и не издавала журнал столь часто. И точно бы имела в виду, что эмоциональное и рациональное надо строго разделять. Это ничего, что это дело всей жизни, – на это надо смотреть как на бизнес-проект. И хотя журнал дигитальный, его время от времени надо издавать и в печатном виде. Ведь это увязывает его с брендом – тактильное привлечение очень существенно. Я знаю, что в Америке есть проекты, которые так работают, – дигитальный журнал пару раз в год выходит в печати».

Может ли «LILLÁ» когда-нибудь возродиться? «Я не говорю “нет”. Может быть – только в другой форме. И, возможно, не я буду это делать. В любом случае, вся база данных и дизайн “LILLÁ” находятся у меня. Название запатентовано, и, может быть, когда-нибудь действительно что-то еще произойдет…» – улыбается Линда.

В ее собственной жизни сейчас полный порядок, и, руководя латвийским отделением крупной международного агентства медиа, коммуникаций и дигитальных технологий «Dentsu Aegis Network», Линда из дигитальной среды не выпала. А в нынешней работе помогает и полученный во время издания «LILLÁ» опыт: «Ведь все, что нас не ломает, делает нас сильнее и лучше и как людей, и как профессионалов».

обзор, архитектура и проектирование, управление, строительство, эксплуатация высотных зданий, небоскрёбов, высоток

Понятие «дигитальная архитектура» (от digital – цифровой) появилось в профессиональном обиходе в начале 1990 годов. В этот период зодчие многих стран активно занимались поисками иных средств выразительности и принципов формирования новых ярких образов. Сфокусировав свои силы на использовании достижений науки, они старались уйти от модульности и стандартизированности постройки, отрицая симметрию и статичность композиции. Представление о том, что архитектурный объект может восприниматься в движении, где значимой категорией оценки становится время, а кажущаяся целостность здания достаточно условна, впервые отразилось в концептуальных постройках специализированных павильонов для выставок и фестивалей.

Средством выражения нового подхода к выбору облика здания стало пристальное внимание к технологиям, материалам, тончайшим взаимоотношениям различных фактур и текстур. В первую очередь, это коснулось разработки внешних оболочек здания. И хотя деконструктивизм, рассматриваемый сегодня как одно из направлений более широкого понятия дигитальной архитектуры, предлагал модифицировать всю структуру сооружений в соответствии с общим нелинейным подходом к создаваемым формам, в высотном строительстве наиболее востребованными оказались разработки по созданию нелинейных фасадных оболочек. Особенно интересно, что в последнюю пару десятилетий многие идеи нашли свое реальное воплощение в постройках, а не остались только плодом научного подхода к проектированию высотных зданий.

Конечно, в высотном строительстве наблюдалось некоторое отставание от модных архитектурных концептов и первых дигитальных павильонов 1990-х. Уровень развития технологий должен был подтянуться, чтобы весьма смелые и даже «безумные» идеи преимущественно молодых архитекторов стали казаться осуществимыми.

На утилитарную разработку требований к новым небоскребам постепенно начали оказывать влияние такие чисто теоретические изыскания философии и архитектурной науки, как теория «складки» – идея движения сквозь пространство, где форма может быть одновременно внешней и внутренней, открытой и закрытой. А также теория «потоков», где главенствующая роль принадлежит не форме зданий, а характеру ее восприятия на ментальном уровне (т. е., организующим началом становится поток людей или транспорта, информационный поток и т. д.). Все это потребовало самого пристального внимания к развитию прикладных дигитальных технологий, поскольку эмпирически, «на пальцах», просчитать сооружение, не укладывающееся в декартову систему координат, нереально. Внимание к подобным вопросам теории спровоцировало появление сначала отдельных элементов нелинейных структур в возводимых объектах, а затем и частичное переориентирование на подобный подход при проектировании всего здания или даже комплекса.

При разработке утопических высотных проектов последнего десятилетия особенно популярной оказалась идея неравномерности создаваемого пространства и аморфности новых объектов. Трактовка здания-небоскреба почти как живого организма спровоцировала проектирование объектов, организованных на принципе комбинаторики природных и математически просчитываемых форм. Сочетание биоморфности и «кибернетичности» новых построек, а также задача постоянного изменения здания-организма оказались очень актуальными для многих проектировщиков. И если в начале ХХ века принципы ориентации на движение в эксплуатируемом здании были редки и опирались на чисто математический подход в его реализации (как в знаменитой Башне Татлина или в остроумной пародии Н. Носова на подобные проекты в «Незнайке в Солнечном городе»), то в новых версиях башен 2000-х, меняющих свое положение в течение суток, уже стало возможным биоморфное взаимодействие.

Применительно к архитектурному произведению, корректно использовать понятие «дигитальный» в том случае, когда не только внешний облик сооружения сформирован с помощью компьютерных технологий, но и его полноценное функционирование невозможно без них. То есть, в определенной степени, все «умные дома» или самовоспроизводящиеся экоконцепции – тоже дигитальная архитектура. Но внешние формы отражения такого подхода особенно заметны в фасадах.

В высотном строительстве использование подобных оболочек дает особенную вариативность и размах. В новейших проектах и изысканиях можно встретить несколько уровней погружения в дигитальность, или проявления своеобразной виртуальной абстракции здания, перехода от внешних заигрываний с обликом постройки ради моды, через маскировку или стилизацию, – к действительно полноценному функционированию здания в рамках возможностей именно компьютерной эры и ее технологий.

Сегодня исследователями все чаще выделяются два равнозначных и разнонаправленных общих вектора развития современной архитектуры. Первый – ориентированный на продолжение работы в рамках традиции, и второй – нацеленный на использование новаторских разработок в максимально большем числе областей проектирования, строительства и эксплуатации объектов архитектуры (от философии самой жизни до утилитарных конструкций и материалов). Любое современное здание есть продукт соотношения этих направляющих в конкретных условиях. И с каждым днем появляется все больше интересных высотных объектов, задуманных именно в рамках представлений дигитальной архитектуры. Причем, реальная география у них самая разнообразная.

Полную версию статьи Вы можете скачать здесь

Текст: МАРИАННА МАЕВСКАЯ.
Фото: de Architekten Cie, eVolo, Zaha Hadid Architects, James Law Cybertecture International

Дуальное, полярное, дигитальное. Соблазн

Дуальное, полярное, дигитальное

Лотерея, конечно, симулякр — можно ли вообразить большую искусственность, чем сообразовывать ход вещей с неверными велениями случая? Но не будем забывать, что именно этому была так привержена античность со своим искусством гадания по куриным внутренностям и птичьему полету, и разве не тем же самым, хотя и с меньшими основаниями, продолжает заниматься современное искусство толкования? Все это, правда, симулякр — разница в том, что у Борхеса правило игры всецело подменяет собой закон, игра снова становится судьбой, тогда как в наших обществах она остается легкомысленным, маргинальным развлечением.

На фоне этого грандиозного борхесовского вымысла, этого общества, построенного на велениях случая и своеобразном игровом предначертании, на фоне такого строя жестокости, в котором ставка перманентна, а риск абсолютен, мы сами кажемся обывателями общества минимальных ставок и минимального риска. Если бы термины не противоречили друг другу, следовало бы сказать, что судьбой нашей стала безопасность — не исключено, впрочем, что для всего общества в целом исход может быть смертелен: таков рок слишком охраняемых видов, погибающих в неволе от избытка безопасности.

Ведь не просто так вавилоняне отдались умопомрачению лотереи: что-то задело их за живое, что-то соблазнило их к этому — предоставив случай бросить вызов всему, что того заслуживало: своей собственной жизни, своей собственной смерти. А какой соблазн в нашем социальном — есть ли что менее соблазнительное, чем сама идея социального? Это нулевая ступень соблазна. Даже Богу не случалось пасть столь низко.

В сравнении со ставкой соблазна и смерти, наполняющей вселенную игры и ритуальности, наша собственная социальность вместе с учреждаемым ею способом коммуникации и обмена предстает предельно мелкой и пошлой, абстрактной и мельчающей все более по мере своей секуляризации под знаком Закона.

Но это к тому же всего только промежуточное состояние, ибо век Закона уже минул, а с ним канули в небытие и socius, и сила общественного договора. Мы оставили позади не только эру правила и ритуала — мы распрощались также с эрой Закона и договора. Жизнь наша облекается Нормой и Моделями, а у нас нет даже слова, чтобы обозначить то, что не сегодня-завтра наследует в наших глазах социальности и социальному.

ПРАВИЛО

ЗАКОН

НОРМА

Ритуальность

Социальность

?????????

Минимум реальности и максимум симуляции — вот чем отныне мы будем довольствоваться в своей жизни. Симуляция порождает нейтрализацию полюсов, упорядочивавших перспективное пространство реальности и Закона, исчезновение потенциальной энергии, оживлявшей еще пространство Закона и социального. Эра моделей означает политику устрашения-сдерживания антагонистических стратегий, обращавших в ставку социальное и Закон — включая его трансгрессию. Больше никакой трансгрессии, никакой трансцендентности — но в результате мы не возвращаемся к трагической имманентности правила и игры, мы погружаемся в холодную имманентность нормы и моделей. Регулирование, сдерживание, feed-back, цепочки тактических элементов в безреферентном пространстве и т. п., но прежде всего — в эпоху моделей полярность знака замещается дигитальностью сигнала.

ДУАЛЬНОСТЬ ПОЛЯРНОСТЬ ДИГИТАЛЬНОСТЬ

Это три взаимоисключающие логики:

— дуальное отношение властвует в игре, ритуале и во всей сфере правила;

— полярное отношение, иначе диалектическое или противоречивое, управляет вселенной Закона, социального и смысла;

— дигитальное отношение (впрочем, это уже не «отношение» даже, а что-то типа соединения в техническом смысле) заправляет пространством Нормы и Моделей.

В перекрестной игре этих трех логик и нужно отслеживать перипетии понятия соблазна, от его радикального признания (дуального, ритуального, агонистического, с максимальными ставками) до его смягченной версии, соблазнительного эмбиента и игровой эротизации вселенной, не знающей ни риска, ни ставок.

Главная проблема с дигитальным евро — контроль денежных потоков — Рунгайнис

Европейскому Центробанку нужно быть готовым ввести собственную дигитальную валюту, заявила глава ЕЦБ Кристин Лагард. С 12 октября в ЕС начнется трехмесячное общественное обсуждение проекта дигитальной валюты. С ее введением связаны как преимущества, так и проблемы, рассказали финансовые специалисты в передаче Латвийского радио 4 «Домская площадь».

Главная проблема с дигитальным евро — контроль денежных потоков — РунгайнисЮлия Петрик

Деньги, как эквивалент стоимости, за всю историю человечества обретали разную форму. В древние времена это были кости, ракушки, шкуры, меха, даже живой скот, соль, сахар, крупа — обычно что-то ценное в обиходе. Потом появились монеты из металла, а позже и бумажные деньги. Но эволюция денег продолжается по сей день. Кто мог представить в начале прошлого века, что рассчитаться за товар можно будет без наличия денег в руках? Сегодня безналичные расчеты из года в года обретают все больший вес в платежах населения, говорит представитель Банка Латвии Янис Силакалнс:

«Это показывает, что безналичные деньги укрепляют свои позиции. А всё из-за того, что эти деньги начинают обладать теми же свойствами, что и наличные. К примеру, если раньше платеж из одного банка в другой требовал нескольких дней, сейчас, когда у нас мгновенные платежи, это занимает доли секунды.

Безналичные деньги обретают те же способности, которые раньше были только у наличных».

Однако технологии продвинулись настолько вперед, что, вполне возможно, уже в будущем году будет принято решение об эмиссии дигитального евро. Сегодня многие технологические компании предлагают платежи в собственной валюте. Первым был биткойн, за десять лет появились более двух тысяч различных криптовалют. Фактически это — цифровая программатура без всякого реального обеспечения. Тем не менее, многие компании принимают к оплате такую валюту. В чем здесь секрет, рассказал программист, специалист по криптовалютам Константин Василенко:

«Биткойн, как и PayPal — это просто инструмент для оплаты. То есть они доверяют компании PayPal, что если они примут через PayPal деньги, то PayPal им потом на банковский счет их в евро начислит».

Впрочем, вызывает опасение то, что таким образом целый поток транзакций выпадает из поля зрения центробанков, и значит, часть денег в обороте становится неподконтрольной, комментирует инвестиционный банкир Гирт Рунгайнис:

«Так называемые криптовалюты набирают больше объема, и получается, что часть денег оборачивается так, что ее центральные банки практически не видят, не знают и не контролируют. Это то, почему, например, биткойн или другая частная валюта не может стать всемирной валютой. Потому что государство этого в конце концов, никогда не допустит».

Сейчас, как поясняет представитель Банка Латвии Янис Силакалнс, растущий рынок криптовалют — вызов для еврозоны. Нужно успеть запрыгнуть в последний вагон и предложит собственную дигитальную валюту — евро, иначе ситуация может выйти из под контроля.

«Если центральные банки не будут ничего делать, то рано или поздно люди, которые любят инновации, технологии и всё новое, просто перестанут использовать традиционные деньги. Они будут использовать эти общие деньги, которые частный сектор предлагает. И это один из вызовов — успеть запрыгнуть в этот поезд и предложить обществу дигитальные деньги из рук центрального банка. В нашем случае это дигитальный евро. Центральный банк гарантирует своими золотыми запасами, что это — обеспеченные деньги», — сказал Силакалнс.

Программист Констатин Василенко cчитает, что цель введения дигитального евро — в том числе увеличить прозрачность денежных потоков:

«Представим, что сделали виртуальный евро. И его положили поверх этой блокчейн-технологии. Естественно, для банков и вообще для стран будет гораздо прозрачнее контроль финансовых рынков и денежных потоков — потому что они всегда, в любой момент времени будут знать, где деньги находятся. В этом как раз плюс для государств в борьбе с коррупцией».

Между тем, мы уже делаем перечисления безналичными, и по большому счету, есть очень тонкая грань в понятиях «безналичные расчеты» и «дигитальные деньги». Разница лишь в форме платежа, говорит Гирт Рунгайнис:

«Уже существуют некие гибридные формы во многих местах, где ты можешь свои деньги держать на своем телефоне и ими рассчитываться — без какого-либо посредства какого-либо банка».

Как отмечает ЕЦБ, сейчас еще предстоит решить вопрос эмиссии дигитального евро: будет ли он подкреплен реальной валютой, или это будут виртуальные деньги.

При этом как уверяет ЕЦБ, наличные никуда не денутся — дигитальный евро станет лишь удобным дополнением.

Янис Силакалнс поясняет: наличные еще долго останутся в ходу, на них есть спрос.

«Наличные деньги сохранят свои позиции. И мы видим даже ежегодный рост наличных в пределах 5%. Это данные по еврозоне. Нор доля в общем объеме, конечно, понемногу сокращается. И сейчас доля наличных денег в Латвии — 32%. Конечно же, наличные деньги в нашей жизни есть и будут — и очень надолго. В течение нашей жизни наличные деньги сохранятся».

Многие страны, например, южноевропейские, где не сильно развиты безналичные платежи, вряд ли захотят отказаться от наличных денег. Именно за счет таких стран, как Испания, Италия, даже Германия, прирастает количество наличных в обороте, отметили в Банке Латвии.

Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, Ассоциация финансовой отрасли еще в 2018 году выражала готовность работать с криптоактивами, но указала, что Службе госдоходов нужно определиться, как они будут облагаться налогами, а банкам необходимо учитывать, что это активы повышенного риска.

Дигитальные радиографические обследования — ERA ESTHETIC DENTAL

В работе с каждым пациентом мы стремимся к лучшим результатам лечения. А качественное лечение начинается с качественного обследования! Поэтому оснащение нашей клиники диагностическим оборудованием отвечает последнему слову техники и всем требованиям безопасности.

Благодаря диагностическим возможностям нашего компьютерного и радиологического оборудования, команда специалистов клиники мгновенно проводит все необходимые обследования, получая цифровые рентгенограммы пациентов, ускоряющие процесс лечения. Технологии помогают нам проводить диагностику во всех трех измерениях, что в свою очередь позволяет прогнозировать результат еще до начала лечения.

Клиника ERA ESTHETIC DENTAL предлагает самые инновационные технологии для обследования пациентов. Микроскопы, рентгены, система панорамной 3D-визуализации и другое оборудование — все устроено для того, чтобы помочь нашим врачам проводить все необходимые обследования на месте, а нашим пациентам — сэкономить время и получить программу стоматологического лечения с максимальным комфортом.

Хотя рентгеновские лучи, используемые в традиционной рентгенологии полости рта, относительно малы, и для защиты пациентов от облучения соблюдается строгий протокол защиты пациентов и врачей, некоторые пациенты избегают этих обследований из соображений безопасности.

Поэтому, как и в большинстве современных клиник, в ERA ESTHETIC DENTAL для диагностики применяются высокотехнологичное  цифровое рентгенографическое оборудование.

Цифровые рентгенографические исследования в стоматологии

Физический процесс цифровой рентгенографии аналогичен традиционному стоматологическому рентгеновскому обследованию, при котором используется рентгеновская пленка. Используя как традиционный метод, так и цифровую рентгенографию, стоматолог вводит датчик в полость рта, чтобы получить изображение необходимых анатомических образований (зубы, корни и т.д.). Но и здесь сходство между обычной и цифровой стоматологической рентгенографией заканчивается. Цифровой датчик является электронным и подключается к компьютеру. Полученное изображение проецируется на экран, где стоматолог может сразу его оценить.

Преимущества цифровой стоматологической рентгенографии

1. Меньше излучения

Оборудование, используемое в цифровой рентгенографии, подвергает стоматологических пациентов гораздо меньшему облучению. Цифровая рентгенография использует до 90 процентов меньше излучения, чем пленочное рентгеновское излучение. Хотя излучение, используемое при традиционных стоматологических обследованиях, относительно невелико, цифровая рентгенография — отличный вариант для пациентов, которые нуждаются в регулярных обследованиях или особенно обеспокоены нежелательным излучением.

2. Скорость проведения обследования

При использовании традиционных рентгеновских лучей для стоматологических осмотров необходимо ждать, пока проявится пленка. При цифровой рентгенографии датчик практически мгновенно формирует изображение и проецирует его на экран компьютера врача.

3. Качество обследования

Цифровая рентгенография обеспечивает изображения более высокого качества, в то время как размер традиционных пленок может затруднить оценку исследования. Цифровая рентгенография, с другой стороны, позволяет увеличить изображение на экране для более точного анализа структуры ткани. Яркость, контраст и цвет изображения можно регулировать, чтобы стоматолог мог видеть мельчайшие детали. Если требуется печатная копия экзамена, можно также распечатать цифровые изображения.

4. Пересылка результатов обследования

Цифровые изображения можно отправить специалисту по электронной почте для немедленной проверки. Цифровые результаты обследования позволяют сэкономить деньги и время, необходимые для копирования файлов и их отправки другому стоматологу, что упрощает передачу экзаменов или получение другого мнения. Поскольку все больше и больше клиник используют электронные карты пациентов, компьютеризированная система полностью устраняет необходимость в повторных обследованиях.

5. Экологичность

Цифровая радиография не использует химические вещества для изготовления пленок и не требует хранения тысяч пленок.

Компьютерная (цифровая) томография

Компьютерная томография сочетает в себе классические рентгеновские технологии с компьютерной системой, обрабатывающей информацию. Он использует технологию, которая позволяет делать сотни снимков вашей головы. Затем компьютерные программы читают, интерпретируют и даже создают виртуальные модели на основе этих изображений.

Компьютерная томография в нашей клинике позволяет создавать трехмерные модели вместо обычных двухмерных изображений. Врач может посмотреть на каждый зуб под любым углом — даже на случай поперечного разреза зуба, чтобы заглянуть внутрь его структуры.

Наша команда обеспечит высококачественное обследование, на основании которого врач составит план лечения и вместе мы достигнем лучших терапевтических и эстетических результатов!

Компьютерная томография, помимо дентальной имплантологии, дает информацию:

  • При планировании ортодонтического лечения;
  • Для оценки повреждений верхнечелюстного сустава;
  • Для диагностики опухолей челюсти;
  • Для определения наличия аномальных новообразований;
  • Для диагностика заболеваний пародонта;
  • Для обследования пациентов, подвергшихся травмам;
  • При планировании лечения апноэ.
  • Для получения рентгеновских снимков 3-D.

Система трехмерной визуализации — это совершенно новое измерение в диагностических тестах. Это современная стоматологическая технология, обеспечивающая получение изображений высочайшего качества с одной из самых низких доз облучения. С помощью этой технологии наши врачи могут использовать диагностическую информацию для определения наличия таких проблем, как кариес, аномалии, проблемы с носовыми пазухами, апноэ или повреждение нервов, состояния, которые не четко видны на традиционном двухмерном изображении.

Возможности трехмерной визуализации означают более точные и естественные возможности восстановления зубов.

Система трехмерной визуализации позволяет нам измерять плотность кости, что важно для установки дентальных имплантатов. Чтобы определить, подходите ли вы для установки зубных имплантатов, стоматолог должен оценить толщину и качество кости челюсти. Используя трехмерное сканирование, врач также сможет измерить толщину вашей костной структуры, чтобы определить, какой размер зубных имплантатов подходит для вашей клинической ситуации. Чем больше информации у стоматолога, тем лучше будете чувствовать себя Вы и лучше будут выглядеть имплантаты!

Как работает 3-D рентген?

В ходе дигитального радиографического обследования на панорамном 3-D рентгене пациенту следует стоять неподвижно в течение примерно 14 секунд, пока устройство сделает примерно 200 изображений. Затем компьютеру требуется около 2-3 минут для обработки данных, которые затем предоставят стоматологу изображения с высоким разрешением, а Вам — успешный результат лечения!

 

Клинические ассоциации фактора роста эндотелия сосудов у больных системной склеродермией | Алекперов

1. Guiducci S, Giacomelli R, Cerinic MM. Vascular complications of scleroderma. Autoimmun Rev. 2007;6(8):​520–3. doi: 10.1016/j.autrev.2006.12.006.

2. Guiducci S, Distler O, Distler JH, Matucci-Cerinic M. Mechanisms of vascular damage in SSc – implications for vascular treatment strategies. Rheumatology (Oxford). 2008;47 Suppl 5:v18–20. doi: 10.1093/rheumatology/ken267.

3. Cutolo M, Sulli A, Pizzorni C, Accardo S. Nailfold videocapillaroscopy assessment of microvascular damage in systemic sclerosis. J Rheumatol. 2000;27(1):​155–60.

4. Алекперов РТ. Классификация микроангиопатии при системной склеродермии. Терапевтический архив. 2005;77(5):​52–6.

5. Claman HN, Giorno RC, Seibold JR. Endothelial and fibroblastic activation in scleroderma. The myth of the «uninvolved skin». Arthritis Rheum. 1991;34(12):​1495–501. doi: 10.1002/art.1780341204.

6. Freemont AJ, Hoyland J, Fielding P, Hodson N, Jayson MI. Studies of the microvascular endothelium in uninvolved skin of patients with systemic sclerosis: direct evidence for a generalized microangiopathy. Br J Dermatol. 1992;126(6):​561–8. doi: 10.1111/j.1365-2133.1992.tb00100.x.

7. Mostmans Y, Cutolo M, Giddelo C, Decuman S, Melsens K, Declercq H, Vandecasteele E, De Keyser F, Distler O, Gutermuth J, Smith V. The role of endothelial cells in the vasculopathy of systemic sclerosis: A systematic review. Autoimmun Rev. 2017;16(8):​774–86. doi: 10.1016/j.autrev.2017.05.024.

8. Birkenhäger R, Schneppe B, Röckl W, Wilting J, Weich HA, McCarthy JE. Synthesis and physiological activity of heterodimers comprising different splice forms of vascular endothelial growth factor and placenta growth factor. Biochem J. 1996;316(Pt 3):​703–7. doi: 10.1042/bj3160703.

9. Distler O, Distler JH, Scheid A, Acker T, Hirth A, Rethage J, Michel BA, Gay RE, Müller-Ladner U, Matucci-Cerinic M, Plate KH, Gassmann M, Gay S. Uncontrolled expression of vascular endothelial growth factor and its receptors leads to insufficient skin angiogenesis in patients with systemic sclerosis. Circ Res. 2004;95(1):​109–16. doi: 10.1161/01.RES.0000134644.89917.96.

10. Park JS, Park MC, Song JJ, Park YB, Lee SK, Lee SW. Application of the 2013 ACR/EULAR classification criteria for systemic sclerosis to patients with Raynaud’s phenomenon. Arthritis Res Ther. 2015;17:77. doi: 10.1186/s13075-015-0594-5.

11. Fleming JN, Nash RA, Mahoney WM Jr, Schwartz SM. Is scleroderma a vasculopathy? Curr Rheumatol Rep. 2009;11(2):​103–10.

12. Hummers LK, Hall A, Wigley FM, Simons M. Abnormalities in the regulators of angiogenesis in patients with scleroderma. J Rheumatol. 2009;36(3):​576–82. doi: 10.3899/jrheum.080516.

13. Maurer B, Distler A, Suliman YA, Gay RE, Michel BA, Gay S, Distler JH, Distler O. Vascular endothelial growth factor aggravates fibrosis and vasculopathy in experimental models of systemic sclerosis. Ann Rheum Dis. 2014;73(10):​1880–7. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-203535.

14. Farouk HM, Hamza SH, El Bakry SA, Youssef SS, Aly IM, Moustafa AA, Assaf NY, El Dakrony AH. Dysregulation of angiogenic homeostasis in systemic sclerosis. Int J Rheum Dis. 2013;16(4):​448–54. doi: 10.1111/1756-185X.12130.

15. Dunne JV, Keen KJ, Van Eeden SF. Circulating angiopoietin and Tie-2 levels in systemic sclerosis. Rheumatol Int. 2013;33(2):​475–84. doi: 10.1007/s00296-012-2378-4.

16. Distler O, Del Rosso A, Giacomelli R, Cipriani P, Conforti ML, Guiducci S, Gay RE, Michel BA, Brühlmann P, Müller-Ladner U, Gay S, Matucci-Cerinic M. Angiogenic and angiostatic factors in systemic sclerosis: increased levels of vascular endothelial growth factor are a feature of the earliest disease stages and are associated with the absence of fingertip ulcers. Arthritis Res. 2002;4(6):R11. doi: 10.1186/ar596.

17. Choi JJ, Min DJ, Cho ML, Min SY, Kim SJ, Lee SS, Park KS, Seo YI, Kim WU, Park SH, Cho CS. Elevated vascular endothelial growth factor in systemic sclerosis. J Rheumatol. 2003;30(7):​1529–33.

18. Kikuchi K, Kubo M, Kadono T, Yazawa N, Ihn H, Tamaki K. Serum concentrations of vascular endothelial growth factor in collagen diseases. Br J Dermatol. 1998;139(6):​1049–51.

19. Hashimoto N, Iwasaki T, Kitano M, Ogata A, Hamano T. Levels of vascular endothelial growth factor and hepatocyte growth factor in sera of patients with rheumatic diseases. Mod Rheumatol. 2003;13(2):​129–34. doi: 10.3109/s10165-002-0211-8.

20. Riccieri V, Stefanantoni K, Vasile M, Macrì V, Sciarra I, Iannace N, Alessandri C, Valesini G. Abnormal plasma levels of different angiogenic molecules are associated with different clinical manifestations in patients with systemic sclerosis. Clin Exp Rheumatol. 2011;29(2 Suppl 65):S46–52.

21. Silva I, Almeida C, Teixeira A, Oliveira J, Vasconcelos C. Impaired angiogenesis as a feature of digital ulcers in systemic sclerosis. Clin Rheumatol. 2016;35(7):​1743–51. doi: 10.1007/s10067-016-3219-8.

22. Гусева НГ. Системная склеродермия и псевдосклеродермические синдромы. М.: Медицина; 1993. 300 с.

23. Mackiewicz Z, Sukura A, Povilenaité D, Ceponis A, Virtanen I, Hukkanen M, Konttinen YT. Increased but imbalanced expression of VEGF and its receptors has no positive effect on angiogenesis in systemic sclerosis skin. Clin Exp Rheumatol. 2002;20(5):​641–6.

24. Moritz F, Schniering J, Distler JHW, Gay RE, Gay S, Distler O, Maurer B. Tie2 as a novel key factor of microangiopathy in systemic sclerosis. Arthritis Res Ther. 2017;19(1):​105. doi: 10.1186/s13075-017-1304-2.

25. Papaioannou AI, Zakynthinos E, Kostikas K, Kiropoulos T, Koutsokera A, Ziogas A, Koutroumpas A, Sakkas L, Gourgoulianis KI, Daniil ZD. Serum VEGF levels are related to the presence of pulmonary arterial hypertension in systemic sclerosis. BMC Pulm Med. 2009;9:18. doi: 10.1186/1471-2466-9-18.

26. Pendergrass SA, Hayes E, Farina G, Lemaire R, Farber HW, Whitfield ML, Lafyatis R. Limited systemic sclerosis patients with pulmonary arterial hypertension show biomarkers of inflammation and vascular injury. PLoS One. 2010;5(8):e12106. doi: 10.1371/journal.pone.0012106.

27. De Santis M, Ceribelli A, Cavaciocchi F, Crotti C, Massarotti M, Belloli L, Marasini B, Isailovic N, Generali E, Selmi C. Nailfold videocapillaroscopy and serum VEGF levels in scleroderma are associated with internal organ involvement. Auto Immun Highlights. 2016;7(1):​5. doi: 10.1007/s13317-016-0077-y.

Культура цифровых технологий | hr40.

digital

Цифровая трансформация — специалисту в области культуры и медиа, профессору доктору Феликсу Сталдеру, который является ядром его научной деятельности. Его работа сосредоточена на научной оценке взаимозависимых отношений между цифровизацией и обществом.

Проф. Д-р Феликс Сталдер — теоретик средств массовой информации, специализирующийся в области цифровой культуры и сетевых технологий, в Цюрихском университете искусств (ЖДК).Среди прочего, он описывает, как формы обучения и понимания развивались благодаря цифровизации. Например, в эпоху цифровых технологий знания давно перестали быть привилегией отдельных экспертов; вместо этого технологии могут превратить любого человека в эксперта в одной или нескольких областях. Следовательно, знание сегодня генерируется из коллективных знаний людей посредством общения. Для того, чтобы использовать этот опыт с пользой, необходимо объединить людей и специализированные области.
Это очень важно не только для колледжей или университетов. Перераспределение опыта также влияет на отношения между сотрудниками и руководителями и требует соответствующего изменения мышления.

В вышеупомянутом интервью на тему эволюционных процессов в обществе, вызванных цифровизацией, проф.Доктор Феликс Сталдер объясняет, как формы обучения и понимания изменились в результате перехода на цифровые технологии.

Проф. Д-р Феликс Сталдер: «Kultur der Digitalität» (Культура цифровых технологий)

Краткая презентация новой книги профессора д-ра Феликса Сталдера о «культуре цифровых технологий» на сайте автора.

Рецензия на книгу: «Kultur der Digitalität»

Сообщение в блоге «Netnographie & Digitaler Wandel» о нетнографии и цифровой эволюции представляет собой хорошо читаемый обзор книги Шталдера о культуре цифровых технологий.После вводного обсуждения значения слов «культура» и «цифровость» плакат дает определения трех ключевых терминов, используемых в книге: «референциальность», «взаимность» и «алгоритмичность». В заключение кратко излагается основной тезис книги и делается ссылка на аналогичные мыслительные концепции.

Из hr40.digital • 02.04.2017

Жан Бодрийяр и Digitality

[Страницы 20-22 в печатной версии.© Издательство Университета Джона Хопкинса, 1992 г.].

Жан Бодрийяр, который представляет себя последователем Уолтера Бенджамина и Маршалла Маклюэна, кажется одновременно очарованным и потрясенным тем, что он видит как всепроникающие эффекты такого цифрового кодирования, хотя его примеры показывают, что он часто сбивается с толку о том, в каких СМИ это действительно используется. Сильные и слабые стороны подхода Бодрийяра проявляются в его замечаниях о оцифровке знаний и информации. Бодрийяр правильно понимает, что движение от тактильного к цифровому является основным фактом современного мира, но затем он неправильно понимает — или, скорее, осознает лишь частично — значение своей точки зрения.По его словам, цифровость предполагает бинарную оппозицию: «Цифраность с нами. Это то, что преследует все сообщения, все признаки наших обществ. Самая конкретная форма, в которой вы ее видите, — это тест, вопрос / ответ. стимула / реакции »(Simulations, 115). Бодрийяр наиболее четко постулирует эту эквивалентность, которую он ошибочно считает аксиоматической, в своем заявлении, что «истинная порождающая формула, которая захватывает все остальные и которая каким-то образом является стабилизированной формой кода, является формулой двоичности, цифровой «(145).Из этого он заключает, что основным фактом о цифровости является ее связь с «кибернетическим контролем … новой операционной конфигурацией», поскольку «цифровизация — это ее метафизический принцип (Бог Лейбница), а ДНК — ее пророк» (103).

Действительно, на самом базовом уровне машинного кода и на гораздо более высоком уровне из программных языков оцифровка, которая составляет основу электронных вычислений, действительно включает двоичную. Но из этого факта нельзя так наивно экстраполировать, как это делает Бодрийяр, целостный мысленный мир или эпистему.Бодрийяр, конечно, вполне может быть отчасти прав: он мог уловить одну ключевую связь между моделью стимула / реакции и цифровыми технологиями. Факт гипертекста, однако, довольно ясно демонстрирует, что цифровость не обязательно привязывает человека к линейному миру или одной из двоичных противоположностей.

В отличие от Деррида, который подчеркивает роль книги, письма и письменных технологий, Бодрийяр никогда не рассматривает словесный текст, отсутствие которого явно проходит через его аргументы и воссоздает их способами, которых он, очевидно, не ожидал.Я полагаю, что часть теоретических трудностей Бодрийяра проистекает из того факта, что он обходит оцифрованный вербальный текст и слишком легко переходит непосредственно к факту цифрового кодирования информации в двух направлениях: (1) к его стимулу / реакции, либо / или модель и (2) другие не буквенно-цифровые (или не пишущие) носители, такие как фотография, радио и телевидение. Достаточно интересно, когда Бодрийяр правильно подчеркивает роль цифровых технологий в мире постмодерна, он обычно черпает свои примеры оцифровки из средств массовой информации, которые, особенно в то время, когда он писал, по большей части зависели от аналоговых, а не цифровых технологий — и различных качества и значения каждого из них велики.В то время как аналоговая запись звуковой и визуальной информации требует последовательной, линейной обработки, цифровая технология устраняет необходимость в последовательности, позволяя перейти непосредственно к определенному биту информации. Таким образом, если кто-то хочет найти конкретный отрывок в сонате Баха на кассете с магнитной лентой, он должен сканировать кассету последовательно, хотя современные кассетные деки позволяют ускорить процесс, переходя от места к месту между частями музыки. Напротив, если кто-то хочет найти отрывок в музыке, записанной в цифровом формате, он может мгновенно перейти к этому отрывку, отметить его для использования в будущем и манипулировать им способами, невозможными с помощью аналоговых технологий — например, можно мгновенно воспроизвести отрывки, не имея чтобы пролистать их назад.

Концентрируясь на не буквенно-цифровых носителях и явно смешивая аналоговую и цифровую технологии, Бодрийяр упускает возможность столкнуться с тем фактом, что цифровизация также может предотвращать, блокировать и обходить линейность и двоичность, которые она заменяет множественностью, правда активность и активация читателей, а также разветвление по сетям. Бодрийяр описал одну главную нить или составляющую современной реальности, которая потенциально находится в состоянии войны с полилинейной, гипертекстовой.

Помимо гипертекста, несколько аспектов гуманитарных вычислений проистекают из виртуальности текста. Во-первых, простота управления отдельными буквенно-цифровыми символами упрощает обработку текста. Простой текстовый редактор, в свою очередь, значительно упрощает старомодное, традиционное научное редактирование — создание надежных, якобы авторитетных текстов из рукописей или опубликованных книг — в то время, когда само понятие таких единых, единых, однозначных текстов может быть изменение или исчезновение.

Во-вторых, такая же легкость вырезания, копирования и других манипуляций с текстами допускает различные формы научного сочинения, в которых заметки исследователя и исходные данные существуют в экспериментально более близком к научному тексту, чем когда-либо прежде. По словам Майкла Хейма, поскольку электронная текстуальность освобождает письмо от ограничений технологии бумажной печати, «огромные объемы информации, включая дополнительные тексты, будут доступны непосредственно под электронной поверхностью письменного изображения.. . . Подключив небольшой компьютер к телефону, люди профессионала смогут читать «книги», сноски которых могут быть расширены до «книг», которые, в свою очередь, открываются в огромном море баз данных, систематизирующих все человеческие познания »(10- 11). Управляемость научного текста, которая проистекает из способности компьютеров выполнять поиск в базах данных с огромной скоростью, также позволяет выполнять полнотекстовый поиск, печатные и динамические согласования и другие виды обработки, которые позволяют ученым-гуманитариям задавать новые вопросы. виды вопросов.Более того, как пишут: «Текущий текст становится взаимосвязанным и связанным со всем миром информации» (161).

В-третьих, электронный виртуальный текст, внешний вид и форму которого читатели могут настраивать по своему усмотрению, также может добавить совершенно новый элемент — электронную или виртуальную ссылку, которая изменяет конфигурацию текста, как мы, выросшие с книгами, испытали Это. Электронное связывание создает гипертекст, форму текстуальности, состоящую из блоков и ссылок, которая допускает полилинейные пути чтения.Как утверждал Хайм, электронная обработка текста неизбежно создает связи, и эти связи перемещают текст, читателей и писателей в новое пространство письма:

Отличительные особенности формулирования мысли в психической структуре обработки текстов в сочетании с автоматизацией обработки информации создают беспрецедентную связь текста. Под связью я подразумеваю не некоторую неплотную физическую связь, например, отдельные книги, разделяющие общее физическое пространство в библиотеке. Слово «текст» происходит от латинского слова «плетение» и «переплетенный материал», и оно приобрело исключительную точность смысла в случае обработки текста.Связь в электронном элементе является интерактивной, то есть тексты могут быть мгновенно перенесены в одну и ту же психическую структуру. (160–161)


Цифра по сравнению с физическим в условиях кампуса

Как персональные цифровые технологии влияют на то, как мы взаимодействуем в среде нашего кампуса? Само собой разумеется, что такой вопрос имеет большое значение для нашей студенческой жизни. Аргумент, что такие технологии — смартфоны, наушники, умные часы и т. Д.- Подрыв личного взаимодействия в реальном мире не новость. Здесь, однако, я стремлюсь более конкретно сформулировать через призму архитектуры угрозы, которые такие цифровые технологии представляют для уникальных спонтанных взаимодействий, возникающих в нашей физической среде кампуса.

Существует фундаментальное противоречие между опытом цифровых технологий и опытом физического пространства. Другие уже определили такую ​​растущую пропасть в нашем современном мире. «Цифровость» — это то, что греко-американский архитектор Николас Негропонте называет это в своей книге « Быть цифровым », отмечая глубокую разницу между воплощением дискретной долготы и широты и взаимодействием в цифровой среде, которая имеет мало определяемых физических границ.Хотя Негропонте не использует этот термин в своей книге, я буду использовать здесь «физичность», чтобы обозначить тот человеческий опыт взаимодействия с трехмерным пространством вокруг нас, который ранее можно было предполагать, но на самом деле больше нет.

Относительно легко доказать, что существует конфликт между этими двумя сферами, цифровым и физическим. Наше ограниченное внимание может быть действительно только в одном: если мы направляем свое внимание на экран телефона во время прогулки, мы уделяем меньше внимания достопримечательностям космоса, зданиям и / или людям вокруг нас. Если мы идем в наушниках или наушниках, мы слышим меньше звуков извне. В самом крайнем случае, в виртуальной реальности, мы полностью и намеренно отключены от нашего окружения.

Прежде чем сосредоточиться на проблемах, возникающих в результате этого цифрового вторжения, я должен признать те преимущества, которые предлагает цифровая технология, которые слишком хорошо понятны нашему технически подкованному поколению. В конце концов, законная интерпретация персональных цифровых технологий может быть повествованием о расширении прав и возможностей.«Освобождая» нас и наши коммуникации от ограничений нашего физического местоположения, эти технологии позволяют нам создавать и укреплять связи между нами как в пространстве, так и во времени.

На фоне этих преимуществ часто кажется, что аргументы против вторжения персональных технологий в нашу жизнь слабы. Часто это расплывчатые и невнятные причитания, в которых говорится о необычности таких технологий по сравнению с традиционными формами взаимодействия. «Почему молодые люди проводят так много времени, глядя на экраны?» родитель может насмехаться.Я не полностью согласен с такими утверждениями, поскольку они, вероятно, могут быть связаны с общим дискомфортом от любой новой прорывной технологии. Такие сомнения можно преодолеть с течением времени и поколений.

Тем не менее, эти выражения озабоченности по-прежнему намекают на реальные и долгосрочные риски, связанные с цифровыми технологиями. Я считаю, что чтобы их различить, мы должны обратиться к дисциплине архитектуры. В конце концов, архитектура дает важные уроки о взаимодействиях между людьми в физическом мире.

В частности, мы можем обратиться к Марио Гандельсонасу, профессору архитектуры здесь, в Принстоне, который объясняет в своей книге «В поисках публики», что «общественное место […] обеспечивает контекст для случайной встречи с другим».

В самом деле, хотя мы не часто замечаем это, взаимодействия внутри и между зданиями в нашем кампусе физического колледжа на удивление непредсказуемы. Их бесконечно много, но достаточно нескольких примеров: случайное пересечение двух друзей на перекрестке Вашингтон-роуд, вид другого студента непосредственно перед лекцией или звук смеха друга за другим столиком во Фристе.

Чтобы выразить эту мысль более формально, изобразите наш кампус в середине буднего дня в течение семестра. В настоящее время некоторая часть, вероятно значительная, из более чем пяти тысяч наших студентов ходит от одного здания к другому, из класса в класс, из лаборатории в лабораторию, из общежития в общежитие. Хотя вероятность того, что один конкретный ученик пересечется с другим, может быть низкой, огромное количество пересечений путей, особенно вокруг центрального кампуса, делает спонтанные взаимодействия весьма вероятными.

Хотя мы можем редко замечать эти взаимодействия сознательно именно потому, что они настолько непредсказуемы, это наиболее отличительная и особенная черта университетского городка. Само собой разумеется, что приятный сюрприз, который исходит от такой неожиданной встречи с другом, улыбки знакомого или случайного приветствия преподавателя или сотрудника, существенно повышает качество нашей повседневной жизни.

В немногих других искусственных средах такие спонтанные взаимодействия между людьми происходят так часто.Конечно, не в частной сфере дома или квартиры, в которой мы будем жить после окончания колледжа …

Возможно, потому, что мы недостаточно осознали важность таких непредсказуемых взаимодействий, мы так охотно отказались от них в пользу самых разных взаимодействий, которые мы испытываем в цифровом мире. Под «отказом» я подразумеваю наш выбор бежать из физического мира, вместо того, чтобы отдать предпочтение цифровым технологиям, когда мы идем по кампусу. Действительно, похоже, что для нас стало социальной нормой писать текстовые сообщения, писать электронные письма или слушать музыку во время прогулки, снаружи или внутри.Возможно, скоро даже носить очки виртуальной реальности уже не будут смешно!

Получите лучшее из «Prince» прямо на свой почтовый ящик. Подпишись сейчас »

Использование цифровых технологий при перемещении по физическому миру, хотя и кажется тривиальным, имеет серьезные последствия. А именно, это значительно снижает вероятность того, что мы испытаем те спонтанные взаимодействия, описанные выше.С помощью телефона, наушников или наушников мы сознательно или подсознательно отключаем все те потенциально уникальные, но непредсказуемые соединения, которые возникают в нашей искусственной среде. В случае наушников звуки приветствия друга не слышны. В случае экрана смартфона лицо друга, находящегося поблизости, остается невидимым.

Я, конечно, вообще не выступаю против использования персональных цифровых технологий. В самом деле, я осознаю, как они могут и действительно способствуют установлению связи между людьми.Я просто прошу, чтобы мы использовали эти технологии не в жертву или, по крайней мере, с наименьшим возможным ущербом взаимодействию в физической среде. Возможно, идя в класс без наушников или не переписывая текстовые сообщения, мы сможем восстановить некоторые из тех особых, но менее легко предсказуемых взаимодействий, которые возникают в физическом кампусе колледжа.

Гейб Липковиц — старший концентратор в области молекулярной биологии. С ним можно связаться по телефону [email protected]

Объединение терапевтических (это) ландшафтов, опыта цифровой обработки и стремления к благополучию

Основные моменты

Благополучие на островах возникает временно с ожиданием, опытом, а затем воспоминаниями.

«Благополучие» — это динамичный процесс путешествия в поисках хорошего самочувствия.

Гости парадоксальным образом стремятся к уединению, но при этом публикуют свои впечатления в социальных сетях.

Цифровые устройства дисциплинируют, но посетители по-прежнему испытывают восстанавливающий эффект.

Abstract

В этой статье мы исследуем опыт, связанный с туризмом на Черепашьем острове, эксклюзивном частном островном курорте на Фиджи.Тропические острова давно позиционируются как «место для отдыха» и место, где туристы ищут благополучия. В нашем исследовании рассматриваются эмоциональные переживания и воспоминания посетителей, а также мнения работников таких курортов. За счет мобилизации терапевтической идеи ландшафта и концепции дигитализации мы выступаем за расширение понимания благополучия до «благополучия». В этом исследовании благополучие происходит как динамический процесс путешествия по голубому пространству в поисках благополучия. На основе совместных полевых исследований, онлайн-опросов, цифровых записей и интервью мы отмечаем, что гости, как это ни парадоксально, стремятся к уединению, но при этом передают свои впечатления о благополучии всему миру через социальные сети. После отъезда они поддерживают эмоциональную связь с местом через социальные сети. Мы показываем, что сотрудники также используют социальные сети, чтобы «поддерживать связь», когда они находятся на расстоянии от семей. Мы обнаруживаем противоречия между стремлением «сбежать» в такие места и стремлением к благополучию в поле зрения цифровых СМИ. Мы пришли к выводу, что, несмотря на дисциплинирующее влияние «перевернутого взгляда» цифровой власти, посетители, тем не менее, испытывают восстанавливающие эффекты в этой обстановке острова.

Ключевые слова

Лечебный ландшафт

Курорты

Благополучие

Bluespace

Туризм

Digitality

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2020 Автор (ы).Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Понимание будущего цифрового общества

Основные моменты

Участие во все более цифровизирующемся мире требует не просто рационального понимания, но воплощенного понимания.

То, как воспринимается и воспринимается цифровой мир, определяет, какие виды будущего можно вообразить.

Мы представляем концепцию «цифрового захвата» как смыслового смысла, существующего в промежутке между цифровым и физическим миром.

Мы описываем четыре способа существования и действий в цифровом мире: невежество, осведомленность, расширение прав и возможностей, трансформация.

Создание и пребывание в цифровой сфере накапливает моральные и эстетические связи с цифровым миром.

Реферат

Общество становится все более цифровым и связанным, с компьютерами и алгоритмами, так или иначе опосредующими большую часть повседневной деятельности людей. Степень цифровизации и ее последствия сложно понять, потому что большинству людей не хватает непосредственного опыта того, что такое цифровизация на самом деле.Дигитализация абстрактна и трудна для понимания, что приводит к отстраненному восприятию цифрового окружения. В этой статье мы утверждаем, что для понимания природы и будущего дигитализированного общества необходимо воплощенное понимание дигитализации. Такое понимание должно использовать способы познания, отличные от рационального мышления, оспаривать существующие нарративы и переходить от подготовки к будущему к изучению новизны. Мы акцентируем внимание на важности более широкого понимания дигитализации в сфере образования и обсуждаем, как более разнообразный взгляд важен для расширения возможностей людей принимать участие в дигитализированном обществе.Мы используем концепцию «цифрового понимания» для анализа осведомленности и вовлеченности в цифровой мир. Под цифровым захватом мы подразумеваем активное осмысление и существование в мире, который состоит как из цифрового, так и из физического мира. Мы утверждаем, что «постигая» цифровой мир, можно создать этическую и эстетическую привязанность к обществу. Цифровое понимание может дать людям возможность понять и подвергнуть сомнению выбор и мотивацию, лежащие в основе существующих цифровых структур, и создать новые структуры. Таким образом, это важный подход к формированию будущего цифрового общества.Мы проиллюстрируем эту концепцию примерами, представляющими различные способы существования и действия на стыке цифрового и физического.

Ключевые слова

Оцифровка

Цифровое общество

Опытное предвидение

Ремесленное образование

Художественное образование

Художественное исследование

Воплощенное обучение

Критическая теория

Рекомендуемые статьи 40006 Авторы

Мнение авторов

. Издано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

Осмысление цифр | Американская ассоциация сравнительной литературы

Осмысление цифровых технологий Эрих Хёрль определяет технологические условия как место, где мы можем понять мир сегодня. Ощущение — способы видения и бытия, и то, что, в конечном счете, контекстуализирует онтическую структуру в цифровой топографии, раскрывает технологическое состояние как своего рода дислоцированную «беспочвенность [. ..], которая обнажает изначальную техничность чувства, которая постоянно объединяет человеческое и нечеловеческие акторы, которые действуют до различия между субъектом и объектом, бесконечно протезированы и дополняют друг друга, имманентны, а не трансцендентны […] и действительно экотехнологический ». Однако Хёрль не заинтересован в поисках утраченного чувства присутствия; скорее, он подчеркивает то, что он называет «технологическим смещением смысла», как более важный вопрос в попытке понять сходящиеся формы человеческого опыта, антиисторичность и нашу нынешнюю цифровую топологию. В таком технологическом отношении мы можем осмыслить мир только через сборки, связанные с множеством технических объектов, которые открывают трещины «через установленные онтологические иерархии».Технологическое состояние, таким образом, артикулирует «новую ситуацию в истории чувств», в которой ощущение и чувствительность — это то, что он называет «трансинструментальным контролем», или регулированием человеческих чувств и тела. Уже произошла серия вывихов. Кроме того, необоснованное описание Хёрля относится не к потере телесных ощущений, а к перемещению места, где происходит мир, а именно, через серию экранов от рабочего стола к планшету, от смартфона к умным часам, в котором « технологическая модель субъективизации и бессознательного в конечном итоге преобладает в результате сочетания информационных технологий и когнитивного капитализма.Таким образом, «становление технологическим» означает подвергание себя технологическому состоянию и миру ощущений, который становится все более вычислительным. С онтологической точки зрения теперь существуют новые способы создания смысла и осмысления, так что онтические и эпистемологические производные таких действий и событий по сути всегда привязаны к цифровой топографии, вычислительной и алгоритмической инфраструктуре и техническим объектам. внутри. На эту панель приглашаются доклады, исследующие повествования, проблемы и идеализм, окружающие способы осмысления — бытия и знания — в цифровых топографиях. Темы могут быть сосредоточены на литературе, фильмах, визуальных, звуковых, вычислительных или экотехнологических проектах, чтобы исследовать способы, которыми нарративы используют эстетические, чувственные нарративы и стратегии, чтобы выделить или проблематизировать онтические и эпистемологические реакции на цифровую среду. Пожалуйста, присылайте запросы, краткую биографию и реферат объемом от 200 до 300 слов Жаклин Чиа ([email protected]) или Присцилле Чаррат Нельсон ([email protected]).

Симпозиум 17 — Kino der Kunst

ЦИФРОВАЯ, ВИРТУАЛЬНОСТЬ, ПОГРУЖЕНИЕ


ШАНС И ЗАДАЧА ДЛЯ МЕДИА ART Banz & Bowinkel, «Меркурий», 2016, опыт виртуальной реальности, снимок экрана.Предоставлено художниками

KUNSTHALLE MÜNCHEN
20.04.17, 10.00 — 16.30
Симпозиум в Садовом салоне Кунстхалле Мюнхен
в сотрудничестве с ARRI Media GmbHia

Digitality — одна из самых перспективных инноваций последних десятилетий. Каждый должен каким-то образом отреагировать на эту революцию, которая, кажется, постоянно продвигается вперед. Междисциплинарный симпозиум «Цифра, виртуальность, погружение. Chance and Challenge for Media Art »посвящен взаимосвязи медиаискусства с цифровыми технологиями, виртуальным пространством и погружением.

На симпозиуме будет проанализировано, как концепция и восприятие цифровых технологий были преобразованы новейшими инновациями. Он также обсудит возможности и проблемы, которые возникают у медиа-художников, кураторов, консерваторов и коллекционеров в связи с презентацией произведений искусства с цифровыми движущимися изображениями. Проф. Д-р Оливер Грау (профессор наук об изображении в Университете Донау в Кремсе) осветит аспекты эстетики и восприятия цифрового медиаискусства и его потенциал для визуализации.Он выступает за концентрированную сеть квалифицированных музеев и архивов, которые могут адекватно обрабатывать современное цифровое искусство. Андреас Вайсер (консерватор по новым медиа в Doerner Institut, Мюнхен) перечислит новые вопросы, возникающие в связи с цифровым медиаискусством. Как, например, поступать с постоянно развивающимися техниками и что нужно делать, чтобы сохранить виртуальные произведения?

Симпозиум также будет посвящен инновационным методам познания медиа-арта в виртуальном пространстве.Сосредоточившись на объединяющей идее погружения, участники могут узнать о текущих разработках, которые были концептуализированы независимо от времени и места, предлагая, таким образом, новые методы художественной практики, а также общения и восприятия. В рамках выставки «Die ungerahmte Welt», которая представляет виртуальную реальность как художественную среду, Sabine Himmelsbach (директор HeK, Haus der elektronischen Künste Basel) обсудит потенциал этой новой техники для художников и музеев. Д-р Флориан Фейон, (Институт интеллектуальных систем датчиков, исполнительных механизмов, ISAS) и Д-р Хесус Муньос Морсилло, (Центр культурных и общих исследований) — оба из Технологического института Карлсруэ — представят результаты исследовательского проекта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *