Эмоциональная система: Что такое эмоциональная культура, и как она формируется в обществе – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Автор: | 24.02.2020

Содержание

Что такое эмоциональная культура, и как она формируется в обществе – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Современность можно назвать «чувствительным веком». С одной стороны, люди живо интересуются опытом переживаний и хотят подлинных чувств, с другой — рационализируют их ради успешного общения. Все это проявления эмоциональной культуры — системы социальных ожиданий по поводу переживания и выражения чувств. Доклад Ольги Симоновой об этом феномене состоится на ХХ Апрельской Международной научной конференции в ВШЭ. Рассказываем об основных тезисах.


Ценности самовыражения крайне важны для современного человека.

Отсюда внимание к чувствам как к проявлениям индивидуальности. Они нередко рассматриваются как «комментарии интересов и стремлений» человека, часть его идентичности.

Такая психологизация затронула общество в целом. Социальный опыт во многом интерпретируется через чувства. Личные переживания помогают ощущать общность с другими людьми. В этом смысле эмоциональные практики – инструмент социализации.


Последний пункт особенно показателен. Это эмоциональный режим — система норм для манифестации и управления чувствами, или feeling rules. В этой системе одни эмоции поощряются, другие — напротив, вытесняются как неприемлемые. Эти нормы транслируются в ходе социализации — обучения и воспитания.


Эмоциональная культура во многом регулирует жизнь современного общества. Вчерашний экономический и социальный детерминизм «был преодолен новым и не менее жестким детерминизмом — эмоциональным детерминизмом». Значение социальных и культурных условий в общественном сознании снижалось в пользу обсуждения личных эмоций. Причем в этой сфере есть свой специфический дискурс: эмотивы — разделяемые в обществе высказывания о переживаниях.


Одной из первых типы эмоциональной культуры выделила американский антрополог Рут Бенедикт. Так, она писала о «культуре стыда», коллективистской и культивирующей внешний контроль, и о «культуре вины», индивидуалистической и поощряющей внутренний контроль.

Многие исследователи впоследствии использовали противопоставление эмоций стыда и вины как принцип общей типологии культур. Стыд и вина, таким образом, выступают не только как эмоциональные переживания, связанные с разными моральными санкциями, но мыслятся как детерминанты культурного облика.


Если смотреть в динамике, то переход от традиционных коллективистских обществ к современным индивидуалистическим сопровождается распространением чувства вины как типичного переживания в ситуациях, связанных с моралью. Но это не означает, что чувство стыда совсем не входит в процесс социализации. Оно просто несколько затушевывается — как негативная эмоция.


Но, как ни назови современную эмоциональную культуру, она в любом случае характеризуется экспансией чувств в публичную сферу. Из приватной жизни переживания транслируются в общее публичное пространство. Это наглядно видно в социальных медиа, где демонстрируются и обсуждаются, казалось бы, глубоко личные чувства.


Другой явный процесс в сфере эмоциональной культуры — рационализация переживаний. С одной стороны, она позволяет больше узнать о человеческих переживаниях — с тем, чтобы управлять ими. Без такого контроля сложно жить в современном обществе. С другой стороны, чрезмерная рефлексивность в отношении чувств вызывает ностальгию по непосредственным эмоциям, их свободному выражению.


В науке «эмоциональный поворот» случился довольно давно, хотя и оставался подспудным. Уже классики социологии описывали жизнь общества через ее эмоциональный фон, доказывали, что эмоции тесно связаны с социальной структурой. Так, немецкий философ и социолог Георг Зиммель стремился показать, что контроль над чувствами стал ценностью и необходимостью в условиях большого города. Его американский коллега Толкотт Парсонс описывает идеологию светского «инструментального активизма», в соответствии с которой эмоциональные состояния подчинены рациональности и служат ее подкреплением.


Каждой социальной группе свойственно разделять те или иные эмоции. Это позволяет говорить об эмоциональном климате объединения, который оказывается фактором групповой динамики. Исследователи даже говорят об эмоциональных сообществах, объединенных групповыми felling rules. Автор такой концепции, американский историк-медиевист Барбара Розенвейн отмечает, что это «те же самые сообщества, что и социальные: семьи, кварталы, парламенты, цехи, монастыри, церковные приходы». Но, изучая их, исследователь ищет прежде всего системы чувств. Важно, что эти общины определяют как значимое для себя, как они оценивают переживания других и каковы модусы выражения эмоций.


Подпишись на IQ.HSE

Что такое эмоциональный интеллект и умеете ли вы им пользоваться

Сегодня мы поговорим про очень модную сейчас тему — это эмоциональный интеллект. Поскольку тема модная, есть огромное количество интерпретаций. Я бы хотела вам рассказать то, что действительно соответствует истине, то, что действительно может помочь: что такое эмоциональный интеллект, зачем он нужен, как он работает, и что мы можем сделать для себя или для ребенка (если у вас есть ребенок) для того, чтобы эмоциональный интеллект развивался оптимально.

У нас есть на самом деле не один тип интеллекта, а два. Говоря слово интеллект, мы думаем о том, как мы соображаем, какая у нас логика, какой у нас уровень интеллекта, уровень осведомленности, мы думаем про формально-логический интеллект. Это тот тип интеллекта, который развивается сейчас — все системы образования. И до школы, и в школе, и в институте мы развиваем именно формальный интеллект. А что есть какой-то другой, мы даже и не знаем. А он есть, и еще как есть, и еще как нужен.

Эмоциональный интеллект — это система оценки ситуаций, система принятия решений, система формирования решений, о которой обычно человек может быть не оповещен. Это более древняя форма интеллекта, более базовая, там не всегда есть корковый контроль и оповещение даже коры головного мозга о том, что происходит в зоне работы эмоционального интеллекта, но это наша первая, приблизительная, но при этом очень точная система оценки текущей ситуации и ее изменений.

Как понять, что у тебя эмоциональный интеллект работает? Вот вы заходите в комнату, вы не принимаете решение, вы не думаете, вы не пользуетесь логическими операциями, но посмотрев внимательно по сторонам, вы можете определить, какая ситуация в помещении, куда вы зашли, если вы, конечно, этого хотите. Потому что если вы заходите в вагон метро, вы не воспринимаете ничего, там может быть сотни человек, вам совершенно нет никакого дело до того, что же у них происходит, только если мы не чувствуем опасности. Эмоциональный интеллект, эмоциональная система оценки ситуации, прежде всего, про опасность, и это нужно запомнить. Эмоциональный интеллект срабатывает ярче и быстрее всего в те моменты, когда мы чувствуем опасность. В принципе это приблизительная, внеинтеллектуальная оценка ситуации по принципу опасно/безопасно, интересно/не интересно, можно сказать, тепло/холодно эмоционально, нужно/не нужно. И на самом деле это очень совершенная форма оценки, потому что именно на уровне эмоционального интеллекта мы выбираем себе партнеров. Очень редко мы делаем интеллектуальный выбор, как правило, он ошибочный. Мы смотрим на человека и думаем: «Так, значит, на тебе такой пиджак…», как Шерлок Холмс. Помните, как он оценивал? Сканер. Мы не делаем так, мы смотрим другим совершенно образом на человека, и мы чувствуем его эмоционально, и принимаем решение, мое/не мое, нужно/не нужно, наше/не наше.

Если давать такое базовое определение, то эмоциональный интеллект — это способность воспринимать эмоции, состояния других людей и на них релевантно откликаться, адекватно откликаться. И сейчас иногда как часть эмоционального интеллекта у человека позиционируют возможность перевести свои ощущения в слова — не просто почувствовать, но и перевести в слова, и что-то с этим сделать уже на уровне других систем восприятия.

Как развивается эмоциональный интеллект и как он может не развиваться? Тоже это базовая древняя штука. Развивается он очень-очень рано в онтогенезе, в процессе развития ребенка. Еще формальный интеллект не развит вообще, а эмоциональный интеллект уже развит вовсю, и это база. Первый год развития (вспоминайте своих малышей, у кого они есть) ребенок не говорит, он не воспринимает слова, он не воспринимает логику, но он уже строит отношения: он улыбается или он боится, он плачет, он тянется или он отталкивается — во всем этом принимает участие эмоциональный интеллект.

Ребенок строит свои отношения без слов, без фраз, без логики, он строит их на основе совершенно других механизмов, принимая во внимание работу других механизмов. Различать знак эмоций, различать модальность эмоций — часть работы эмоционального интеллекта.

У кого-то это развито сразу и очень-очень хорошо. Считается, массовых исследований достоверных на больших выборках по-прежнему нет, считается, что

у девочек с этим несколько проще, что у девочек в нашей культуре эмоциональный интеллект развивается лучше. Нет четкой статистики, потому что, скорее всего, есть версия, что это связано с тем, что девочек воспитывают по-другому, и реакции на девочек такие, что у них легче развивается эмоциональный интеллект. Девочкам в нашей культуре меньше оттормаживают эмоциональные реакции, больше поощряют их эмоциональность, в результате их эмоциональный интеллект лучше развит. Но по факту действительно у девчонок немножко полегче с восприятием эмоций, культура не запрещает и не блокирует их эмоции.

Мы знаем, что эмоции есть положительные и есть отрицательные, есть входящие, есть исходящие. То есть, есть те эмоции, которые мы испытываем, есть те эмоции, которые мы воспринимаем.

Часть эмоционального интеллекта — это декодеровщик эмоций других людей, правильный декодеровщик, еще одна часть — адекватное выражение своих состояний через язык эмоций. Конечно же, эмоциональный интеллект связан с невербаликой — невербальное проявление состояний. Считается, что при первом знакомстве между людьми, любыми, 80% идет по невербальным каналам и воспринимается не интеллектом обычным, а совершенно другими частями, то есть эмоциональным интеллектом, мы смотрим на человека, и только часть — это наши интеллектуальные впечатления. Мы смотрим на выражение лица, на позу, на то, как человек двигается, на то, как он разговаривает, как меняется его лицо во время разговора, и мы получаем очень много впечатлений, которые нам позволяют сделать оценку человека и ситуации, опять же не пропуская через мозг.
Это некоторая оценочная система, которая работает сама по себе, не выводится в верхние отделы, без нашего запроса, как алгоритм. Мы можем научиться, и людям, которые работают на управленческих должностях, на тех, которые работают с людьми, им как раз очень полезно развивать навыки вывода работы эмоционального интеллекта в слова.

Вернемся к тому, как развивается эмоциональный интеллект. Мы должны уметь, если мы живем с людьми, считывать их эмоции, потому что именно с эмоциями связано принятие, не принятие, опасность, безопасность. Обычно ребенок в три-четыре года смотрит на выражение лица мамы и связывает ее выражение лица, ее слова, ее улыбки, ее тон голоса, ее позу с тем, что она делает и как она делает. И ребенок очень-очень рано, даже не умея еще хорошо разговаривать, знает: ага, вот мама сегодня пришла злая, уставшая, лучше к ней не подходить или вот, мама сейчас в таком классном настроении, сейчас можно ее попросить, она мультик включит. Если его попросить объяснить, а как ты это понял, он не объяснит, но он уже этим владеет, он уже это использует, это работа эмоционального интеллекта.

Точно так же мы на самом деле все эти механизмы используем во взрослой жизни. Мы прекрасно знаем, начальник пришел, или там коллега, он ничего еще не сказал, но по тому, как он повесил пальто, положил сумку, открыл компьютер, мы уже понимаем, в каком он расположении духа и что лучше. В паре супружеской, конечно же, тоже все это вовсю развивается, если только мы это не блокируем сознательно. В очень близких отношениях у человека возникает возможность блокировать входящие эмоции. «Да, я знаю, как тебе, но мне не интересно», — например, говорит подросток маме. Он говорит это не вслух, он говорит себе: «Я не буду воспринимать входящие от тебя сигналы, потому что ты меня все время дергаешь и расстраиваешь». Это тоже работа эмоционального интеллекта, блокировка входящих.

Что можно, и мне кажется, очень полезно делать, особенно сейчас, понимая, что школа не развивает, институт не развивает, культура, в нашей культуре не принято развивать эти способности, у нас есть определенный блок способностей, на который мы настроены на то, что их надо развивать, все остальные, человек если захочет, сам для себя разовьет. У нас в школе не учат изобразительному искусству, только базовым навыкам, если мы хотим рисовать, мы идем и рисуем где-то в другом месте. Наши школы не учат координации движений, если мы хотим, мы идем и занимаемся спортом. Значит, если мы хотим, мы можем у себя эти навыки развить. Есть специальные системы занятий, а есть возможность обратить немножко внимания на собственные реакции. Обычно мощнейший толчок для развития эмоционального интеллекта дают, как ни странно, подростковые, юношеские и вообще всех уровней жизни человека дружбы. Когда мы дружим, когда мы с кем-то общаемся очень близко, когда с кем-то разговариваем о том, что у нас на душе, когда мы делимся эмоциями и переживаниями, когда мы подпускаем человека очень близко именно к эмоциям и чувствам, мы тем самым даем толчок к развитию и раскрытию своего эмоционального интеллекта. Человек устроен так, что если его какие-то состояния переводятся в слова, они фиксируются формальным интеллектом и уже становятся достоянием самого человека.

Давайте вернемся на несколько шагов назад. Итак, как определить, что у вас там с эмоциональным интеллектом, а то все говорят, все так вроде важно, модно, а про что это.

  • Умение считывать эмоции и состояния другого человека без слов. Поставьте себе внутреннюю оценку по шкале от нуля до десяти баллов, где ноль — это вообще не умею, ничего не понимаю, а десять — это легко, максимально легко считываю состояние людей, если я этого хочу.
  • Умение блокировать входящие сигналы по своему желанию. То есть и умение видеть и умение не видеть, не воспринимать, только которым вы владеете, а не которое включается само по себе. Знаете, бывает, что у человека как переборки в подводной лодке, выбрасываются автоматически, раз — и он дистанцировался, он отдалился, его нет в коммуникации, но он сам этого не хотел, с ним это произошло. Тут мой вопрос про то, когда вы можете сознательно, скажем, находясь в усталости, или находясь в потенциально токсичной агрессивной среде, не расположенной к себе, отключить способность воспринимать эмоции других. Это все входящие эмоции. А теперь исходящие.
  • Насколько релевантно, насколько адекватно вы можете показывать свое состояние, если хотите. Вот скажем, вам грустно, вы переживаете горе, у вас годовщина какого-то печального события, и вы хотите, на самом деле, чтобы вам сочувствовали, но вы не хотите об этом говорить, вам не хочется говорить словами. Можете ли вы показать так, чтобы люди близкие, понятно, что не люди в метро или где-то там в ресторане, почувствовали, как вам?
  • Вы понимаете, способность не показывать эмоции. Ну, это мы все умеем. Вот в России прекрасно учат оттормаживанию исходящих эмоций. Это делают на уровне ясель, это делают на уровне школы, это делают везде. Ты хороший, если ты умеешь заблокировать и не показать, как тебе. Я это поняла, хоть со своим образованием, я это поняла, только столкнувшись с совершенно другими традициями восприятия, восприятия сложных ситуаций в социальном пространстве. Скажем, в европейской культуре ждут, что если у тебя горе, ты будешь его показывать, ждут, что если у тебя трудности, ты обратишься, что ты не будешь это скрывать. И когда не видят проявлений, типичных для нашей культуры, они говорят — это что, что с тобой, ты не плачешь? Или, ты же счастлив, почему ты не проявляешь экспрессию? Мы обучены блокировать. В общем-то все равно, несмотря на такое социальное обучение, есть люди, которые по-прежнему, у них такие особенности личные, что им это трудно. Вот, это основные показатели.

Все дальнейшие цепочки развития эмоционального интеллекта более сложные, потому что в принципе можно, и некоторым и нужно, учиться разбираться в более сложных социальных взаимодействиях эмоциональных вне себя. Очень важный и значимый блок возможностей эмоционального интеллекта — это настроиться на состояние людей ближнего круга. Тут на самом деле, если говорить об эмоциях, у нас есть разные круги приближения. У нас есть люди, которые находятся в дальнем кругу, на средней дистанции, и самые близкие. И по отношению ко всем этим трем категориям граждан наш эмоциональный интеллект, наши эмоции работают по-разному. Мы совершенно одним образом общаемся с отдаленным социальным окружением и совершенно иначе с самым близким. Иногда человек, придя с работы, переносит эмоциональные модели взаимодействия со среднего круга окружения на близкий круг. Это всегда очень трудно. Потому что в ближнем кругу мы должны быть другими — мы хотим быть другими, мы хотим быть теплыми, мы хотим быть откликающимися, мы хотим быть поддерживающими, если у нас есть эти ближние отношения. А мы можем из внешнего мира приносить очень жесткие модели блокировки, дистанцирования, обесценивания.

В общем-то разобраться с тем, как работает ваш социальный интеллект, какие у вас самые привычные эмоции, какие эмоции вы легче всего воспринимаете, это любимые топ-3 ваших эмоций, которые вы легче всего воспринимаете, которые вы легче всего выдаете. Это очень интересная область.

Есть и девочки и мальчики, и юноши и девушки, и женщины и мужчины, обоих полов люди, которые испытывают определенные затруднения при развитии эмоционального интеллекта. То есть, обращая свое внимание на эту область, вы видите, что что-то не так, как хотелось бы. Почему? Есть много вариантов, я вам расскажу про самые простые. Первое, как ни странно, испытывают трудности в области эмоционального интеллекта те, кто очень чувствителен. Казалось бы, у них же все способности есть, почему? Дело в том, что адаптативные механизмы у человека работают очень совершенно, и тот, кто чувствителен до предела, выстраивает свои защиты так (тоже без оповещения интеллекта) что перестает чувствовать. Одна из версий развития аутизма — это дети с очень высокой чувствительностью, с настолько высокой чувствительностью, что для них любая эмоция болезненна, они полностью отключают чувствительность. Это упрощенная модель аутизма. Бывают люди, которые на самом деле очень эмпатичны, сверхэмпатичны, невероятно чувствительны. И они по ходу своего развития принимают решение и становятся такими «дубовыми» — они залезают в танк, в броню. Это один вид. Второй вид — бывают варианты, когда есть математические способности, когда нет, когда есть способности к эмоциональному взаимодействию, и когда их меньше, есть дети, у которых в принципе чувствительность снижена. Они не чувствую автоматически, как на них реагируют, какие эмоции у собеседника, что происходит в коллективе. Они могут включать эмоциональную систему восприятия через интеллект, их нужно специально учить. Так называемые люди, у которых «парктроник» не работает. Они не чувствуют, как близко можно подойти к человеку, иногда они подходят слишком близко, когда он берет тебя за лицо, и не чувствует, что тебе не хочется. Или подходит к тебе человек и начинает тебе душу наизнанку выворачивать, рассказывать какие-то обстоятельства, которые ты совершенно не запрашивал, как там «синдром попутчика», ты услышишь все жизненные истории, хотя совершенно тебе не интересно. А бывает совсем иначе, бывает, что человек не подходит, и это в рамках данной культуры совершенная дикость — ты должен быть ближе, а ты очень далеко. Если «парктроник» не работает, имеет смысл довольно рано это определить, так рано, как возможно, и помочь. Для детей и подростков есть специальная система занятий, которая помогает развивать эмоциональный интеллект. Для взрослых можно и нужно, наверное, устраивать определенные ситуации взаимодействия, где эмоциональный интеллект начнет как бы катализированно развиваться.

Но всегда и везде для взрослого человека нужно понимание и принятие решения. У нас невероятные способности к адаптации, если мы понимаем, что у нас есть что-то, но оно у нас почему-то не работает, нам полезно понять, почему оно не включилось. Очень часто сниженный эмоциональный интеллект у детей, которые росли в очень токсичной среде: семьи алкоголиков, очень конфликтные семьи, детдома. Там нужно было снизить чувствительность, чтобы выжить эмоционально. Значит, мы понимаем историю и мы говорим, да, я хочу, чтобы этого было больше. Как только человек это понимает, принимает решение, да, мне это интересно развивать у себя, во-первых, он снимает блок с развития возможностей, и постепенно начинает подбирать себе активности, дела, людей, в отношениях с которыми это может развиться. Так что тема очень интересная, богатая, для начала проанализируйте ваше текущее состояние дел.

Фото в коллаже: Кадр из сериала «Шерлок» / BBC Wales

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Тип и детство: Эмоциональная система

Общий клеточный процесс работает в семилетних циклах. Первые семь лет жизни это самое интенсивное время для обуславливания. Именно в этот период стратегии Ложного Я открытых центров определяют процесс принятия решений.

В этот период Внутренний Авторитет Ложного Я подкрепляется неосознанными родителями. Достаточно лишь знания Типа и Авторитета вашего ребенка и это меняет способ взаимодействия с ним и, в то же время, трансформирует жизнь ребенка, создавая фундамент для проявления его истинной природы.

Почти таким же значимым, как и сам Тип, является центр Солнечного Сплетения (Эмоциональный центр). Именно центр Солнечного Сплетения действительно является центром нашего эволюционного времени, и именно он определяет природу того, что значит быть человеком. Когда мы смотрим на этот центр, мы смотрим на два явления.

Мы смотрим на определенное Солнечное Сплетение, последовательную эмоциональную волну, и мы смотрим на неопределенное Солнечное Сплетение, открытость к обуславливанию эмоциональной волной.

Ребенок с определенным Солнечным Сплетением

Для начала мы рассмотрим ребенка с определенным центром Солнечного Сплетения. Подумайте, что это значит. Первое, что нужно знать, что когда центр Солнечного Сплетения определен, он автоматически является Авторитетом. Автоматически.

Эти дети действуют в волне, и для них нет истины в настоящем моменте. Это очень важно понять, когда вы пытаетесь общаться с ними и пытаетесь добраться до корня чего-либо — вы не обязательно получите правду в данный момент.

Вы лишь получите субъективный взгляд на это место в их волне. Эмоциональный ребенок — это ребенок, который имеет взлеты и падения. Это ребенок, который находится в хороших местах и ​​в плохих. Очень часто эмоциональный ребенок считается сложным. Но точно также, как самому ребенку, будучи эмоциональным, нужно учиться терпению, так и его родителям тоже нужно учиться терпению, особенно тем родителям, которые обусловлены этим Эмоциональным центром.

Эмоциональному ребенку очень важно понять, что означает время. Детям более младшего возраста нелегко понять. Для понимания концепции времени требуется много лет. Но для эмоционального существа время является их самым большим союзником. Только ожидая прохождения волны во времени, эмоциональный человек может найти ясность.

Ясность. Начнем с того, что ясность — это не то же самое, что определенность. Никакое эмоциональное существо никогда не может на 100% почувствовать ясность. Они могут приблизиться, но это всегда не на 100%, и чем дольше они ожидают, тем большей ясностью они располагают. И, конечно, для детей есть соблазн быть очень спонтанными в этой жизни. И им нужно увидеть, что процесс принятия решений — это то, что будет ждать волны.

Представьте, у вас эмоциональный ребенок, и он будто бы знает, какой подарок хочет на день рождения и действительно этого хочет. Так может казаться, но совсем необязательно, что он знает что хочет и не факт, что спросив его, можно доверять тому, что он говорит в данный момент. Это невозможно. В настоящий момент на него могло повлиять что угодно, например, то, что он видел по телевидению.

И, возможно, в этот момент это самая захватывающая вещь, ведь он может быть наверху своей эмоциональной волны. И говорить: «Да, да, да! Это то, чего я хочу!», он даже может ныть и выпрашивать: «Можно ли это прямо сейчас?». Но через несколько дней это может пройти. Вы купили игрушку для эмоционального ребенка, он играет с ней в течение дня, а потом она валяется где-то в углу, а вы удивляетесь, о чем была вся эта суета. Поймите, общение с эмоциональным ребенком — это понимание чего-то очень, очень глубокого о них самих.

Они воспринимают вещи очень глубоко, но они не могут синтезировать их и сразу выразить в жизнь. Это занимает время. Они должны обработать их. Они должны поспать с ними. Им нужно научиться видеть, что нельзя принимать решения в важных вопросах в моменте. Если вы можете научить своего эмоционального ребенка этому, то вы дадите ему огромную поддержку в жизни, с которой такие дети действительно могут быть в покое вопреки изменчивости их эмоциональной системы.

Ребенок с неопределенным Солнечным Сплетением

Самые тревожные дети — это дети, которые приходят в мир с неопределенным центром Солнечного Сплетения. В Дизайне Человека часто обсуждается природа Ложного Я — то, каким образом работает Ум людей, не проживающих себя. И Ложное Я берет свои стратегии из открытых центров, потому что именно открытые центры являются главными источниками, через которые происходит обуславливание. Неопределенный центр Солнечного Сплетения ведет к стратегии избегания конфронтации и правды.

Когда у вас есть открытый центр, то это не означает, что он поломан, пуст и его нужно исправить. Он просто открыт. И он открыт для обуславливания. Он открыт для взаимодействия. И при взаимодействии, если у вас открытый центр Солнечного Сплетения и кто-то его определяет, будь то гармоничные ворота, которые соединяются с вашими воротами, или это просто определенный Центр другого человека, с которым происходит взаимодействие, открытый центр усиливает то, что он принимает. Он усиливает эмоции.

Подумайте об открытом эмоциональном ребенке, ребенке с неопределенным центром Солнечного Сплетения. У этого ребенка есть родитель или оба родителя, которые эмоциональные, или которые делают его эмоциональным, соединяясь с ним. Подумайте об опыте этого ребенка. Когда мать подавлена, ребенок становится еще более подавленным. Когда отец злится, ребенок еще более зол.

Другими словами, это усиливает эмоциональное поле, которое он воспринимает. И, конечно же, это может сделать ребенка очень, очень неудобным. И дело в том, что таких детей действительно неправильно понимают, особенно их матери. Потому что, на самом деле, эти дети просто избегают конфронтации. В тот момент, когда они чувствуют, а они сразу же ощущают это через аурическую связь, что мать не в настроении, они делают все, что в их силах, чтобы не беспокоить мать. Это называется «не раскачивать лодку». Они пытаются научиться играть хороших детей с самого начала, и все это просто защита.

И подумайте о том, как это для ребенка с открытым центром Солнечного Сплетения, когда они взрослеют, как работает их ум. Всякий раз, когда они имеют дело с эмоциональным полем, они делают все, что в их силах, чтобы избежать конфронтации. И при этом они начинают жить ложью! Эти дети в очень, очень, очень раннем возрасте, в удивительно раннем возрасте, прежде чем они смогут говорить, прежде чем они смогут ходить, они уже действуют через эту обусловленность своего Ложного Я. Для того, чтобы вырастить ребенка с неопределенным Солнечным Сплетением, чтобы не была нарушена его природа, родители должны знать их дизайн, нет другого пути.

И одна из огромных трудностей для этих детей, а мне приходилось многократно иметь дело с подростками в разных местах на планете, то это те подростки, которые в конечном итоге сами ограничивают себя, у которых есть родители, которые их ограничивают и кормят всеми видами ужасных успокаивающих лекарств, потому что они думают, что их дети вышли из-под контроля и нестабильны, когда на самом деле они самые спокойные и невозмутимые.

На самом деле это остальные неустойчивые и нестабильные, и чаще всего это сами родители. Разочарованный сердитый эмоциональный отец, который приходит домой каждый день и он приносит это с собой. Эти эмоции не упакованы внутри него в защиту. И ребенок принимает это немедленно. Немедленно. И да, есть дети, которые проведут большую часть своей жизни, избегая конфронтации и правды. Есть дети, которые взорвутся от этой энергии.

Если вы родитель, и вы эмоциональны, и у вас есть неэмоциональный ребенок, единственный способ, благодаря которому вы действительно можете отнестись к нему с любовью, заключается в том, что когда вы внизу своей эмоциональной волны, делайте все возможное, чтобы быть вдали от него! Не заражайте его. И как только он сможет понять, скажите ему: «Это я, а не ты. Это я. У меня плохой день. Не у тебя плохой день. Иди поиграй». Красота этого знания в том, что оно дает каждому возможность научиться относиться к другому с уважением.

Именно это основа этого знания — уважение уникальности каждого воплощенного существа. Речь идет не о насильственном кормлении или образовании, хотя образование действительно является чем-то, что приносит пользу каждому в понимании самих себя и пониманию того, как работает Программа. Речь просто о признании того, что каждый человек имеет право на обращение с собой согласно своей природе, и делая это вы уже помогаете другим.

 Ра Уру Ху, основатель и посланник системы Дизайн Человека.
Ра посвятил 25 лет своей жизни развитию и обучению Системе по всему миру,
пока не он не ушёл в 2011 году.

Источник: https://www.jovianarchive.com/

Эмоциональная система это одна из тем предстоящего курса «Проживая свой дизайн», который состоится 1-3 декабря.

Это возможность понять себя, свое взаимодействие с миром и увидеть, насколько каждый из нас уникален.

[otw_shortcode_button href=»https://www.facebook.com/events/1949187251990171/» size=»large» bgcolor=»#0f5285″ icon_position=»left» shape=»square» target=»_blank»]УЗНАТЬ БОЛЬШЕ[/otw_shortcode_button]

Система дистанционного обучения Академической гимназии №56: важно поддержать детей эмоционально

Подводя итоги первой недели дистанционной учебы, Академическая гимназия № 56 делится своим опытом.

«Пока нет единой системы дистанционного обучения, мы разработали собственную. Мы не стали имитировать в онлайн обычный школьный день, где уроки идут один за одним по расписанию. То есть дети не сидят у компьютера несколько часов подряд. Ведь именно этим обеспокоены родители по всей стране», – поясняет директор Академической гимназии № 56 Сергей Данилов.

В гимназии для всех классов, от 1-го до 11-го, учителя подготовили специальные пакеты по общеобразовательным предметам. В них входят недельное задание для ученика, ссылки на учебную литературу, различные информационные ресурсы. Каждый шаг пакета сопровождается пояснениями, подсказками, комментариями, инструкциями.

В пакетах есть базовый уровень и дополнительный: задания повышенной сложности, олимпиадные задачи. Учли и то, что для 9-х и 11-х классов необходима подготовка к государственной итоговой аттестации (ГИА).

В режиме видеоконференции проводятся только дополнительные консультации несколько раз в неделю. Таким образом, каждый ученик выполняет объем заданного материала в своем темпе. В конце недели выполненное контрольное задание (тест) ученики присылают учителю.

«Нас сейчас, разумеется, больше всего интересуют методики подготовки к ЕГЭ и ОГЭ. Если придется до конца года проводить обучение в онлайн-режиме, то у нас есть несколько форматов проведения нашей «Школы тестовой культуры» – тренингов к ГИА. Эти форматы будут учитывать разные возможности и запросы выпускников», – отмечает директор гимназии.

Дистанционная гимназия – это не только учеба. В гимназии видят проблему шире: она не только в сумме предметных знаний, которые ребенок должен дистанционно усвоить. Но еще важнее эмоциональное состояние детей. Поэтому наряду с пакетами заданий ведется работа в области дистанционной поддержки детей: целый день ведет трансляции школьное интернет-телевидение 56ТВ. Танцевальные коллективы пересылают видеоролики с физкультминутками, идет ретроспектива гимназических фильмов про жизнь школы, действует отдельная программа для дошкольников «Детский сад с доставкой на дом», учителя снимают и размещают «Школу на диване» (рекомендуют книги, фильмы, игры). Записываются и транслируются советы психолога, логопеда, учителей физической культуры. Руководители хоров взаимодействуют с вокалистами. Воспитательная служба объявила новый конкурс рисунков, а школьный журнал «Бобер», пресс-центр Российского движения школьников (РДШ), официальные группы гимназии ежедневно публикуют в соцсетях статьи юных журналистов.

«Все то, что сейчас происходит, это проблема гуманистическая. Главное в сложившихся условиях – сохранить нормальное состояние духа. И если не удастся за три-четыре недели сделать из ученика победителя Всемирной олимпиады, то сейчас это не самое страшное», – считает Сергей Данилов.

Эмоциональный интеллект на рабочем месте

Что такое эмоциональный интеллект?

Эмоциональный интеллект — это концепция, которая возникла в 1990-х годах в качестве одной из тем академического дискурса и затем очень быстро получила широкое применение, став важной составляющей бизнес-психологии и исследований динамики рабочих мест.

Эмоциональный интеллект обычно сокращенно называют EQ (эмоциональный коэффициент) по аналогии с IQ (коэффициент интеллекта). Люди с высоким EQ — это всегда более гибкие, разносторонние, целеустремленные и продуктивные сотрудники. EQ не менее важен, чем профессиональные навыки и квалификации.

Проще говоря, эмоциональный интеллект означает способность понимать и интерпретировать свои и чужие эмоции, а также управлять ими. Вы должны уметь не терять голову в стрессовой ситуации, помогать другим чувствовать себя уверенно и понимать, как ваше поведение может влиять на ваше окружение.

Если с помощью IQ измеряются мыслительные способности, то эмоциональный интеллект связан с нашим поведением. Поначалу такая трактовка может показаться слишком абстрактной и абсурдной, но наш разум — это своего рода система, к которой нужно относиться со всей серьезностью. Мы, люди, знаем, как настраивать, совершенствовать системы и управлять ими, чтобы они работали максимально эффективно. Тот же самый подход можно и нужно применять к нашему собственному эмоциональному состоянию.

Человек может владеть всеми знаниями, необходимыми для работы, но если он не может поддерживать общение с участниками рабочей группы и не способен контролировать собственные эмоции, это может негативно сказаться на качестве работы.

Как повысить уровень эмоционального интеллекта?

Каждый человек обладает эмоциональным интеллектом. Чтобы стать обладателем высокого эмоционального интеллекта, необходимо всего лишь знать, как повысить его уровень и научиться эффективно его использовать.

Ученый Дэниел Гоулман, изучающий проблемы поведения, в своей обширной работе по исследованию и определению эмоционального интеллекта выделил пять основных навыков, которые необходимо развивать, чтобы повысить уровень EQ:

1. Самопознание

Первым шагом на пути к эмоциональному интеллекту является понимание своих собственных эмоций. Мы все испытываем и выражаем различные эмоциональные состояния по-разному, и чем больше мы понимаем, как с ними справляться, тем лучше мы будем понимать окружающих нас людей.

Речь идет не просто об эмоциональном познании; самопознание относится к пониманию нюансов вашей личности, поведения и мышления. Вы должны понимать, как другие люди видят вас и реагируют на вас, а также как ваши действия влияют на ваше окружение.

Когда вы осознаете, как вас воспринимают другие люди, мы называем это общественным самопознанием. Это не означает, что вам нужно слишком сильно беспокоиться о том, что люди думают о вас. Речь идет скорее о способности беспристрастно оценивать и принимать во внимание то, как другие воспринимают вас, а также понимать причины такого восприятия.

 

Итак, как именно происходит самопознание?

Вам может показаться, что эмоции — это только ваша психическая реальность, но мы на самом деле переживаем и физически выражаем свои эмоции. Поясним, что мы называем индивидуальным самопознанием.

Например, когда вы злитесь, вы можете испытывать такое чувство, словно в ваших венах застывает кровь, а когда вы нервничаете, у вас может возникнуть ощущение «бабочек» в груди или дрожь. Когда вы счастливы, вам невероятно легко и вы чувствуете прилив сил.

Если вы сможете распознать эти индикаторы вашего физического состояния и отследить, когда и почему они возникают, вы сможете лучше понимать и предугадывать свои эмоции, а также эффективнее управлять ими.

Многое сводится к личному исследованию собственных переживаний; остановитесь на минутку и спросите себя, как вы себя чувствуете и каков ваш вклад в рабочий процесс. Если вы ощущаете разобщенность или недопонимание внутри своего коллектива, проанализируйте, почему это происходит и какие ваши действия или высказывания могли привести к существующей ситуации.

Обратите внимание на свои мысли и чувства, а также постарайтесь понять, как различные ситуации могут повлиять на вас или спровоцировать эмоциональные реакции. Во время работы спросите себя, сможете ли вы одинаково выполнить задачу как в огорченном, так и в спокойном состоянии, и постарайтесь понять, как ваше психическое состояние влияет на качество и эффективность работы.

Интуиция очень тесно связана с эмоциональным интеллектом. Интуиция имеет отношение к нашему восприятию ситуации. Мы можем воспользоваться своей интуицией, чтобы лучше разобраться в том, что мы на самом деле чувствуем. Это не значит, что мы всегда должны следовать своей интуиции, но при этом не стоит забывать о ней. Вам обязательно следует принять ее к сведению и изучить, чтобы лучше понимать свои собственные взгляды и эмоции.

Кроме того, самопознание означает понимание своих сильных и слабых сторон и умение реалистично оценивать свои возможности. Признание своих слабых сторон — это первый шаг к их преодолению, а признание сильных сторон повышает уровень мотивации и общее ощущение благополучия.

2. Саморегуляция

Когда вы научитесь распознавать и различать свои эмоции, вы можете начать контролировать их. Если вы позволите своим эмоциям взять верх над вами на рабочем месте, скорее всего, вы не сможете в полной мере реализовать все свои способности. Саморегуляция означает, что вы не позволите себе оказаться под влиянием внешних факторов, а, наоборот, постараетесь сосредоточиться на поставленной задаче.

Каждый из нас имеет свои собственные взгляды и мнения, однако крайне важно понимать, когда и как следует выражать эти взгляды и мнения на рабочем месте. Если вы не контролируете свои эмоции, это может привести к тому, что вас будут считать ненадежным человеком или обузой для коллектива. Это не значит, что вы должны скрывать свои чувства. Самоконтроль — это умение правильно, профессионально и осознанно справляться со своими эмоциями.

Как заниматься саморегуляцией

Избегайте принятия импульсивных решений и необдуманных действий. Принцип «Думайте, прежде чем что-то сделать» — это важная составляющая саморегуляции. Подумайте, как ваши действия или слова могут повлиять на ваше окружение и коллег. Задайтесь вопросом, является ли ваш способ донесения идей самым эффективным и конструктивным.

Саморегуляция, безусловно, поможет вам в работе, но методы, лежащие в ее основе, могут и должны выходить за рамки обычного рабочего дня. Ведение физически активного образа жизни и занятие любимыми делами вне работы, поддержание здорового сна, а также поиск безопасного и полезного выхода для своих чувств, таких как злость или разочарование, — это важные шаги на пути к управлению эмоциями и восстановлению энергетического баланса, которые помогут вам избежать формирования нездоровой рабочей обстановки.

Инструменты и методы, лежащие в основе саморегуляции, можно сравнить с теми, которые практикуются в когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), призванной помочь нам справиться с нашими проблемами путем изменения нашего мыслительного процесса и модели поведения. КПТ обычно применяется для лечения психических заболеваний и аффективных расстройств, но ее методы и приемы, несомненно, могут применяться с целью саморегуляции.

Ниже перечислены некоторые из основных приемов:

  • Разделите ваши заботы и тревоги; если вы позволите множеству мелких неприятностей объединиться в одну большую проблему, тогда ее решение может стать для вас непосильной задачей.
  • Проведите разграничение между проблемами, которые вы способны решить, и проблемами, которые вы не в состоянии контролировать, а также сосредоточьте свои усилия на том, что можно исправить.
  • Выделите время на решение конкретных проблем и постарайтесь не думать о проблемах до наступления установленного времени, чтобы не обременять себя ими на протяжении всего дня.
  • Практикуйте осознанность; найдите время, чтобы сосредоточиться на своем дыхании и отделить себя от своих проблем.
  • Отстранитесь и посмотрите на проблемы, с которыми вы столкнулись, со стороны.
  • Записывайте свои чувства; это поможет прояснить и четче обозначить неопределенные моменты и найти реальные решения.

Если вы расстроены, раздражены или ощущаете какие-либо явно негативные эмоции, предпримите соответствующие меры, чтобы смягчить их, а также поделитесь опытом со своими коллегами.

Практика саморегуляции поможет вам лучше адаптироваться на рабочем месте, а также не потерять концентрацию. Если вы умеете контролировать эмоциональные проблемы и определять их приоритетность, вы точно так же сможете управлять своей рабочей нагрузкой и расставлять приоритеты в работе.

3. Мотивация

Внутренняя мотивация есть у людей, которые ставят цели и добиваются их реализации ради собственного удовлетворения. В основе этой мотивации не лежат деньги, репутация или карьерный рост; ее главной движущей силой являются страсть и личное удовлетворение.

Добросовестное отношение к своим профессиональным обязанностям и понимание того, что ваш упорный труд подпитывается не деньгами, а личными амбициями, помогут вам улучшить качество своей работы и добиться более высоких результатов. Конечно, нет ничего плохого в том, что вы хотите вызвать восхищение и достичь финансового успеха, но, если это все, ради чего вы работаете, возможно, вы никогда не почувствуете себя по-настоящему удовлетворенным своей профессиональной деятельностью. Вы не обязаны тяжело работать только ради того, чтобы угодить своему начальству или клиентам. Вы должны стремиться к личным достижениям за счет развития эмоционального интеллекта.

Как поддерживать мотивацию к работе

Если вы изо всех сил пытаетесь найти стимулы к работе, спросите себя, что именно вы хотите получить от своей должности и профессии, и продолжайте задавать себе этот вопрос, пока у вас не появится четкий ответ. Выясните, что движет вами, где вы видите себя в будущем и что вам нужно сделать, чтобы там оказаться.

Ставьте реальные, но при этом амбициозные задачи, которые способствуют осуществлению ваших желаний и личных целей. Таким образом, вы будете знать, как и почему вы работаете на себя, даже если вы работаете на других людей. Регулярная постановка целей — это прекрасный способ создания условий для мотивации и повышения эффективности труда.

Направьте свою энергию на те части работы, которые вам нравятся, а также попытайтесь докопаться до сути и понять, что без той части, которая вам не по душе, вы не сможете выполнить и ту часть, от которой получаете удовольствие. Используйте аспекты своей работы, которые вам нравятся, чтобы мотивировать себя на достижение результата в других направлениях. Спросите себя, почему одни аспекты вам нравятся, а другие — нет.

Если вы чувствуете себя полностью неудовлетворенным и выгораете на работе, возможно, пришло время обратиться с этим вопросом к начальству. Если работа вас не радует, значит, это проблема не только ваша, но и вашего начальства, поэтому не бойтесь решать эти вопросы открыто.

Мотивация заразительна; ваш энтузиазм, оптимизм и сознательность отразятся на вашем окружении и помогут создать благоприятную рабочую среду, где главной движущей силой станет страсть, а не деньги.

4. Эмпатия

Эмоциональный интеллект — это не только способность понимать себя, но и попытка разобраться в эмоциях других людей. Не игнорируйте и не отвергайте полностью эмоции или мнения других людей, с которыми вы не согласны, а попытайтесь взглянуть на вещи с их точки зрения. Прислушайтесь к ним, дайте им высказать свою точку зрения и постарайтесь почерпнуть что-то для себя из вашего общения. Эмпатия — это все, что тем или иным образом связано с управлением конфликтами.

Высокий эмоциональный интеллект означает умение учиться на ошибках прошлого и признавать их, а также понимать разные точки зрения. Вам не нужно соглашаться со всем, что говорят или делают ваши коллеги, но вы должны всегда стараться хотя бы понять эмоции других людей, чтобы помочь им научиться управлять своими эмоциями.

Проявляйте сострадание к другим участникам вашей рабочей группы, прислушивайтесь к ним и отвечайте конструктивно. Агрессия или отстранение будут только препятствовать свободному общению и созданию комфортных условий на рабочем месте, что может очень негативно повлиять на вашу работу и лидерские качества.

5. Социальные навыки

Высокий уровень социальной осведомленности — важнейшая составляющая управления взаимоотношениями и, в свою очередь, EQ. Социальный интеллект — это не только дружелюбное отношение и умение пользоваться смайликами (хотя это, безусловно, тоже помогает). Это еще и коммуникабельность, притягательность, открытость, а также уверенность в том, что ваш собеседник чувствует себя услышанным и удовлетворенным.

Не берите на себя роль пассивного слушателя во время беседы. Старайтесь не терять интерес к процессу, сохраняйте зрительный контакт, активно участвуйте в обсуждении и демонстрируйте, что вы действительно готовы учиться. Завоюйте доверие своих коллег благодаря таким качествам, как добросовестное отношение к работе, чувство сострадания, оптимизм и доброжелательность.

Постарайтесь изучить язык тела не только своего, но и других людей; развитые навыки межличностного общения означают способность адекватно оценивать ситуацию и понимать, что уместно, а что нет, без лишних слов.

Когда речь идет об эмпатии и социальных навыках, важно помнить следующее:

  • Слушайте своих коллег.
  • Не перебивайте людей.
  • Убедитесь, что ваш отзыв всегда носит конструктивный характер.
  • Будьте открыты и искренни и поощряйте других к тому же.
  • Научитесь распознавать у себя и других участников рабочей группы признаки выгорания на работе и примите соответствующие меры.
  • Уделяйте время совместным мероприятиям.

Общение — это ключ к успеху

Коллектив, участники которого умеют общаться и понимать друг друга, несомненно будет более эффективно выполнять свою работу. Все вышеизложенные навыки улучшают коммуникацию вашу и вашей команды.

Свободное общение очень важно, независимо от того, работаете ли вы все вместе в одном офисе или сотрудничаете в удаленном режиме. Такие методы и инструменты, как Dropbox Paper, которые создают условия для доверительного общения и прямой обратной связи, способствуют развитию эмоционального интеллекта, который поможет вам эффективно выполнять свою работу и взаимодействовать с рабочей группой.

Развитые навыки эмоционального интеллекта содействуют созданию более продуктивной, мотивированной, здоровой и счастливой рабочей среды. Вам не нужно становиться лучшим другом для каждого участника команды. Намного важнее понимать, что ваши коллеги думают и как они воспринимают ваше собственное поведение и действия.

Работая над эмоциональным интеллектом, вы сможете предотвратить негативное влияние ваших эмоций на работу или на взаимоотношения с вашим коллективом. Это означает, что вы знаете, как использовать свои сильные стороны и как преодолеть свои слабости. Люди с высоким эмоциональным интеллектом не игнорируют возникающие проблемы или негативные чувства. Наоборот, они решительно противостоят им, действуя прагматично.

Высокий уровень EQ на рабочем месте не менее важен, чем IQ, если не больше. Развитие и использование навыков эмоционального интеллекта поможет укрепить вашу уверенность в собственных силах, а также улучшит самоконтроль, умение принимать решения и общее психическое здоровье.

Основы эмоционального дизайна

Крутые продукты возникают, когда сталкиваются задачи бизнеса и проблемы пользователя. Но между А «идея» до Б «готовый продукт-огонечек» лежит долгий путь разработки. 

Посмотрим на пирамиду потребностей, адаптированную под дизайн продуктов. На первых этапах главной задачей становится создание функционального, надежного и полезного продукта.

Исходя из этой модели эмоциональный, привлекательный дизайн с красивыми элементами и анимациями — это вишенка на торте. Хорошо, если есть, но не обязателен. 

Я не буду оспаривать эту модель. Я расскажу, почему нельзя относится к «delightful» как к чему-то второстепенному и в чем ценность красивого дизайна, заставляющего говорить «вау».

 

Как люди воспринимают информацию

Каждый день нам приходится принимать различные решения: от выбора молока в магазине до переезда в другую страну. Мы привыкли считать, что за всеми такими решениями стоит логичный выбор, homo sapiens как ни крути. На самом деле мы просто не замечаем ту работу, которую проводит наше подсознание.

 

Изображение с сайта giphy.com

 

Согласно Nielsen Norman Group есть две системы обработки информации, которые помогают нам принимать решения. 

Система 1 — быстрое сканирование и оценка информации. Это «автоматическая» система, которую мы не контролируем и которая требует минимума энергии. Тем не менее она отлично справляется c простыми взаимосвязями и распознает шаблоны.

Система 2, наоборот, требует много усилий и нашего внимания. В самый раз для сложных задач или ситуаций, где нужен наш контроль. Но даже в таких условиях первая система предоставляет поток информации для того, чтобы вторая могла корректно работать. 

Зачем дизайнерам знать о первой системе? Несколько причин: 

  1. Система 1 определяет, как пользователи оценивают релевантность информации. Думаю, многие слышали о том, что пользователи не читают текст на сайтах (только при необходимости), а сканируют его, «цепляясь» за отдельные слова и фразы. Но такое выборочное восприятие касается не только текста, а всего контента на экране. В ситуации огромного потока информации пользователь обращает внимание на элементы с наивысшей информационной нагрузкой. И на их основе решает, стоит ли дальше тратить время.
  2. Система 1 влияет на то, как пользователи воспринимают визуальную часть и косвенно удобство использования сайта. Исследования говорят о том, что красивые сайты кажутся удобнее, чем аналогичные непривлекательные. Юзабилити все еще важно, но приятный дизайн дает преимущества. Доказано: пользователи считают, что красивые продукты работают лучше, даже если на самом деле это не так.
  3. Система 1 помогает оценить достоверность. На оценку достоверности сайта влияют самые заметные элементы. Например, движущийся блок сбоку страницы может восприниматься как очередная реклама и раздражать (привет, баннерная слепота!). С другой стороны, логотип известной компании на странице будет вызывать доверие.

Изображение с сайта medium.muz.li

О похожих вещах говорит Дональд Норман (автор книги «Emotional Design: Why We Love (Or Hate) Everyday Things»). Он описывает три уровня визуального восприятия: интуитивный, поведенческий и рефлекторный. 

Интуитивный уровень — это и есть система 1, когда мы воспринимаем информацию подсознательно, именно на этом уровне работает «вау»-эффект.

Поведенческий уровень дает понимание, как продукт или интерфейс устроен и как мы можем это использовать. Этот уровень про функциональность и UX, дизайн должен быть понятным и удобным. 

Рефлекторный уровень — наш рассудок, основанный на опыте, осознании и обучении. Доминирует над двумя предыдущими и отвечает за целостное восприятие продукта. Также Дональд Норман утверждает, что эмоциональная сторона может быть более важной для успеха продукта, чем его функциональные элементы. Его фундаментальный тезис заключается в том, что привлекательные продукты работают лучше, так как они заставляют людей чувствовать себя хорошо и решать проблемы лучше.

 

Как дизайнеру переманить систему 1 на свою сторону

Пришло время разобраться, как же произвести на пользователя приятное первое впечатление, чтобы он полюбил ваш сайт или мобильное приложение. Мы уже знаем, что человек в первую очередь составляет свое мнение об интерфейсе, да и о самом продукте или услуге, в большей степени подсознательно. И это значит, что у дизайнера есть совсем немного времени, чтобы «зацепить» и убедить пользователя. Приведем несколько советов.

 

Определить эмоциональный тон

В самом начале проекта следует определить эмоциональный тон — какие эмоции вы хотите вызвать. Например, юмор и беззаботность, доверие, восхищение, сочувствие и т.­ д. Подробнее в концепте The Wheel of Emotions, by Robert Plutchik

Изображение с сайта psicopico.com

 

Определить дизайн персон и ключевые взаимодействия

Недостаточно раскидать по странице красивые элементы. Важно знать «болевые точки» и делать правильные акценты. В этом помогут дизайн персоны и карта пользовательского взаимодействия: так мы узнаем, какие цели у пользователя и как он взаимодействует с контентом на странице, и сможем приоритизировать этот контент, создать иерархию и осознанно вести пользователя по экрану. А эмоции добавлять точечно, в тех местах, где хотим привлечь внимание: CTA, формы для связи, услуги и другая важная для конкретного проекта информация.

 

Изображение с сайта dribbble.com

Использовать визуальные эффекты с умом

На эмоции влияют:

  • цвет
  • звук
  • крупная типографика и стиль речи
  • текстуры
  • навигация
  • читабельность и тон текста
  • иллюстрации
  • графические элементы

Дизайнеру приходится жонглировать этими элементами, чтобы создать красивый интерфейс с нужными эмоциями. Важно соблюдать баланс, избегать конкурирующих призывов к действию и не использовать много цветов (более четырех) или шрифтов (более двух), так как это может вызвать «эффект радуги» и «перегрузит» систему 1.

Изображение с сайта ericandre. com

 

Здесь тоже приходят на помощь исследования: чем «чище» сайт, тем ниже показатель отказов, и это касается подавляющей части направлений сайтов. Выяснилось, что если взять шкалу от 0 (самый ужасный и бьющий в глаза дизайн) до 100 (сияющая чистота и простота), то идеальный для пользователя вариант «упрощения» и «чистоты» будет 85%. 


Текст. Используйте активную лексику ваших клиентов, так вы будете звучать как человек, а не робот. Часто к этому прибегают в сообщениях об ошибках, кнопках, диалоговых окнах и т. д.

Изображение с сайта metalinjection.net

 

Иллюстрации. Хорошо привлекают внимание и помогают расположить пользователя к себе. Например, с их помощью можно иллюстрировать процессы, обратить внимание на сообщение или нивелировать недостатки типа 404 ошибки. 

Микровзаимодействия. Анимации помогают не только добиться «гладкой» навигации, но и добавить забавных и запоминающихся элементов и даже вызвать «вау»-эффект. Подробнее о микровзаимодействиях можно прочитать в нашем блоге. 

Случайность и неожиданность. Один и тот же призыв к действию на каждой странице вызывает скуку. Почему му бы не придумать разные сообщения и менять их от странице к странице?

Сюрприз. Когда происходит что-то, чего пользователь не ожидал от вас, это оказывает сильный эмоциональный эффект. Как, например, сделала команда Zeplin, добавив овощи в таблицу с выбором планов.

Изображение с сайта app.zeplin.io

Наиболее яркие элементы должны быть продуманными и подкреплять доверие

Главные элементы следует делать четкими и визуально приятными, потому что система 1 будет оценивать надежность вашего продукта по самым заметным компонентам на странице. 
 

Аналитика

Тестируйте и отслеживайте аналитику, чтобы оценить, как пользователи реагируют на изменения.

 

Как убедить клиента и команду, или Примеры из жизни

Казалось бы, есть исследования, которые говорят о том, как важно уделять внимание визуальной составляющей продукта. Но почему по-прежнему вокруг полно восхитительных концептов на dribbble, но так мало красивых «живых» проектов? Дело в том, что влияние дизайна не так просто посчитать и, соответственно, убедить клиента тратить на это деньги. 
Тот же Дональд Норман говорит о том, что нет какой-то формулы для создания хорошего эмоционального дизайна и нужно полагаться на интуицию. 

Предположим, у нас есть отлично работающий продукт, который помогает пользователям. Но что дальше? Что будет отличать наш продукт от такого же замечательного продукта-конкурента? Именно здесь становится очевидна ценность эмоций. Дизайн становится этим отличием между компаниями. 

Давайте посмотрим на Dropbox, которому приходится конкурировать с таким гигантом, как Google Drive, и какое огромное значение команда Dropbox придает дизайну в целом и иллюстрациям в частности. Дизайн Dropbox — это не только приятный интерфейс, он передает идеи и ценности продукта.

Изображение с сайта illustrationui.com

Еще один пример, где компания уделяет большое внимание эмоциям, что помогает обойти конкурентов, — это Slack. Создатели понимали, что разрабатывают продукт, в котором люди будут проводить много времени, и важно было уделить внимание эмпатии, сделать его человечным. Что у них отлично получилось: Slack словно хочет быть другом. В приложении все устроено таким образом, чтобы пользователь понимал, что оно создано для людей другими людьми. Мы уже приводили пример приветственных сообщений, которыми Slack встречает при загрузке. И это такая простая, но очаровательная идея, которая заставляет каждый раз улыбнуться. А ведь это многого стоит 🙂


Что в итоге

Эмоциональный дизайн важен. Исследования доказывают, что пользователи предпочитают работать с визуально приятными продуктами, прощают им недостатки, и, более того, привлекательные продукты заставляют людей чувствовать себя хорошо и, в свою очередь, лучше решать задачи.  
Но красота не должна вступать в конфликт с функциональностью, надежностью и удобством. Сначала необходимо обеспечить минимальную ценность продукта, но не останавливаться на этом, а добавлять эмоции и улучшать впечатления пользователей, обязательно проверяя, как они реагируют на изменения.

 


Статьи по теме 

The most overlooked growth hack: designing for emotions

Preserving human touch – Designing with Emotion

3 уровня визуального и эмоционального дизайна посадочных страниц

как наш мозг принимает решения – рассказывает нейробиолог Василий Ключарёв

Экономика, психология и биология уже долгие годы занимаются изучением процесса принятия решений человеком. Именно на стыке этих дисциплин образовалась новая научная область – нейроэкономика, которая изучает процесс принятия решений при выборе альтернативных вариантов, распределении риска и вознаграждения. О том, как предсказать решения человека по активности его мозга, оставляет ли нейробиология место свободе выбора и какие системы в человеческом организме отвечают за принятие решений, во время открытой лекции в рамках образовательной программы магистратуры по научной коммуникации Университета ИТМО рассказал Василий Ключарёв – кандидат биологических наук, директор Института когнитивных нейронаук и ведущий научный сотрудник Центра нейроэкономики и когнитивных исследований НИУ ВШЭ. Также предлагаем вам поучаствовать в научном эксперименте, основанном на одном из исследований Василия Ключарёва (автор – магистрант Александр Головин) .

Для экономистов несколько десятков лет назад стало очевидным, что наши эмоции влияют на наши решения странным образом и могут провоцировать человека принять нерациональные решения, которые не укладываются в традиционные модели принятия решений, используемые экономистами. Экономисты привлекли гениальных психологов, в числе которых был Нобелевский лауреат Даниел Канеман. Психолог в числе других специалистов предложил идею двух систем, которая предполагает, что иногда мы пользуемся интуицией (эмоциональная система принятия решений), а иногда пользуемся системой рассуждения (рациональная система принятия решений). У обеих систем есть свои преимущества. Так, эмоциональная система очень быстрая – при ее использовании мы можем обрабатывать параллельно большой объем информации, она автоматична и порой приводит человека к ситуации, когда при больших потерях он начинает совершать нерациональные поступки. Система рассуждения, в свою очередь, контролируема, однако она медленная. Раньше считалось, что одновременно в объеме памяти человек может удержать семь единиц информации, однако сейчас ученые говорят про четыре. Человек ограничен в объеме рабочей памяти, поэтому рациональная система медленная, неповоротливая и перерабатывает информацию последовательно, в то время как эмоциональная система может параллельно перерабатывать большие объемы информации. Даниел Канеман предполагает, что использование обеих систем может привести человека к различным ловушкам.

Следующий этап прогресса в изучении процесса принятия решений связан с неожиданным открытием разными дисциплинами существования друг друга. Так, экономика – наука о принятии экономических решений на уровне отдельного индивида, семьи, компании, государства. Другая дисциплина, которая изучает процесс принятия решений, – психология, отвечающая за обыденные решения в жизни человека. Биология тоже изучает процесс принятия решений, и эти решения не менее важны для жизнедеятельности человека, так как отвечают за его биологическую активность. Три разных дисциплины сотни лет изучают процесс принятия решения, однако до определенного этапа не взаимодействовали друг с другом. Это стало большим открытием для дисциплин, что они изучают сходные процессы, и открытие связано с вероятностью того, что есть общий элемент у всех трех областей – мозг, которым пользуется человек для принятия решения. Если мы поймем, как мозг принимает решения, мы сможем объяснить и экономические, и психологические, и биологические феномены. Ученым пришла в голову идея о том, что есть множество факторов, которые влияют на принятие решений (гены, социум и другие), среди них мозг – ключевой механизм, который объясняет наши решения. Так возникла новая область – нейроэкономика, которая пытается создать принципиально новую теорию, которая объяснит наши решения генами, активностью нейронов, восприятием нашим мозгом информации, влиянием социальной среды и эволюцией.

Ни для кого не секрет, что исследование мозга – сложный процесс: мозг состоит из миллиардов нейронов, которые объединены десятками тысяч связей, и понять, как работает эта конструкция непросто, однако нейробиология пришла к достаточно серьезному прогрессу в решении этого вопроса. Исследование Бенджамина Либета сильно повлияло на нейробиологов и на философов: исследователь получил возможность хронометрировать сознание решений. Либет зарегистрировал энцефалограмму, чтобы посмотреть, что происходит в мозге человека в момент принятия решения, и обнаружил, что осознание решения предстоит самому действию, что вполне логично, однако исследователь обратил внимание на то, что сигнал мозга существенно предвосхищает осознание решения, и можно предсказать решение человека задолго до момента, когда он его осознает. С помощью прибора за полсекунды до осознания решения оно уже становилось известным. Это открытие породило огромную дискуссию у многих специалистов разных направленностей, особенно у философов, задавшихся вопросом о том, насколько обоснованно мнение о том, что именно человек принимает решения. Повторное исследование с использованием МРТ показало, что за восемь секунд до того, как решение становится осознанным, его можно предсказать. Исходя из такого прогресса понимания работы мозга три ключевых ученых – Нобелевские лауреаты Пол Глимчер (нейробиолог), Вернон Смит (экономист) и Даниел Канеман (психолог) – обнаружили, что нейробиология, экономика и психология изучают похожие вещи. Именно эти ученые дали начало развитию новой области – нейроэкономики. 

Как мозг принимает решения

В нейроэкономике принятие решений выглядит следующим образом: возникает проблема, следует сравнение альтернатив, совершается выбор между альтернативами и оценивается результат с целью получения опыта. Большинство исследований в нейроэкономике фокусируются на этапе сравнения альтернатив. Считается, что, если известно предпочтение, можно предсказать решение. Поэтому большинство исследований сконцентрированы на выявлении, почему нам нравится одна опция больше, чем другая. Для решения этого вопроса можно воспользоваться экономической теорией – правилом максимизации полезности, согласно которому, выбирая между двумя вариантами, мы выбираем тот, который нам больше нравится или, согласно экономической теории, имеет наибольшую полезность (привлекательность опции). Однако что имеет большую ценность? Для классической науки определить ценность почти невозможно – в экономике абсолютную ценность никогда не определяют. Исследователи мозга говорят, что проблема может быть решена. С точки зрения нейроэкономики, субъективные ценности – это среднее значение активности нейронов в специализированных областях мозга, кодирующих наши предпочтения. Из школьной программы мы помним классические исследования по самостимуляции: исследования над крысой, в мозг которой вживлены электроды (иногда они вживлены в прилежащее ядро), и крыса получает возможность стимулировать центр удовольствия одним нажатием на педаль, вызывающую электрический разряд. Если обратиться к результатам исследований 1954 года, то мы увидим, что зафиксированы сотни стимуляций электрического разряда в собственный мозг, которые крыса производили часами. В итоги она умерла от обезвоживания, отказываясь от еды, потому что напрямую получила доступ к вознаграждению. Прилежащее ядро – одна из областей, которая вовлечена в такие феномены, как самостимуляция.  

Ученые из Стэнфордского университета провели исследование, во время которого человеку просканировали мозг в момент принятия решения или выбора. Во время сканирования человек ожидает поступления на счет разных сумм денег от нуля до пяти долларов. С помощью сканера исследователи смогли посмотреть на активность прилежащего ядра и увидели, что активность увеличивается, когда ожидается получение большей суммы на свой счет. В другом исследовании, сканируя мозг человека в момент принятия решения, ученые выявили, что по активности прилежащего ядра можно понять, купит человек товар или нет. В третьем исследовании, также использующем сканирование мозга, пациенту в сканере демонстрировали различные изображения, в том числе картинки с едой. Оказалось, что реакция прилежащего ядра на еду предсказывает, какой человек наберет вес в ближайшие несколько месяцев. Эти исследования подтверждают, что есть эмоциональная система, которая оценивает эмоциональные предпочтения человека и ценности с помощью прилежащего ядра и определяет решения человека.

Если, просканировав мозг, можно узнать ценности человека, то появляется возможность задавать любопытные вопросы. Так, в статье журнала Science «Neural Responses to Taxation and Voluntary Giving Reveal Motives for Charitable Donations» авторы задаются вопросом, получает ли человек удовольствие, помогая другим? Известно, что есть два типа систем благотворительности: европейская, в которой предусмотрены больше налоги для населения (деньги из государственного бюджета перераспределяются на благотворительность), и североамериканская модель, в которой налоги меньше, однако больше благотворительных частных фондов, куда люди жертвуют самостоятельно.  Какая из систем наиболее устойчивая? Где люди получают больше удовольствия от благотворительной деятельности? Результаты исследования показали: когда человек получает деньги, то активируется его прилежащее ядро, и когда человек жертвует деньги на благотворительность, оно также активируется. Другими словами, мозгу нравится помогать. Исследование также показало, что прилежащее ядро наиболее активно в той ситуации, когда человек отдает деньги добровольно, поэтому в долгосрочной перспективе система добровольных фондов может оказаться более самоподдерживающейся.

Таким образом, эмоциональная система (в теории двух систем она называется системой один) связана с прилежащим ядром, которое кодирует наши ценности. Однако бывают ситуации, когда система один может не справиться. Предметом пристального изучения нейроэкономистов стала ситуация планирования человеком его активности на будущее. Известно, что долгосрочное планирование влечет за собой множество проблем: мы откладываем на пенсию, отказываемся от благ сейчас ради долгосрочных выплат. Довольно часто люди, планирующие будущее, ведут себя нерационально, например, недостаточно откладывают на пенсию и недостаточно покупают медицинских страховок.  Долгосрочное планирование – сложная задача для людей. Для ученых эта ситуация описывается межвременным выбором: мы любим получать вознаграждение сейчас и не любим задержанное во времени вознаграждение. Человеку гораздо приятнее, если он знает, что его угостят тортом сейчас, а не через шесть месяцев. В одном из ранних нейроэкономических исследований изучалось взаимодействие разных областей мозга при принятии решения: человеку предлагали взять небольшую сумму денег сейчас или взять крупную сумму, отдаленную во времени. Исследователь Самюэль Макклюр в 2004 году предположил, что системе один (эмоциям и прилежащему ядру) хочется забрать деньги сейчас, но есть более эволюционно новая область – лобные области мозга, которые способны подумать абстрактно о будущих целях (система два). Исследователь предположил, что решение будет зависеть от того, какая из этих областей более активна: если на данный момент времени наиболее активная лобная кора, отвечающая за систему два, то принятие решения сведется к получению большей суммы денег, отложенной во времени, и наоборот. Исследование показало, что при выборе более позднего варианта с большей суммой, у человека активее лобная кора, если же он принимает решение взять деньги сразу – прилежащее ядро.  

В мозге человека существуют параллельные и порой конфликтующие системы принятия решений. Система один быстрая, параллельная, автоматическая, ассоциативная, медленно обучающаяся и эмоциональная. В это же время система два – медленная, последовательная, контролируемая, использует правила, подвижная и рациональная. На выбор между системами может повлиять множество факторов: плохое настроение, перенапряжение, алкоголь, подсознательные стимулы и другие. У обеих систем есть свои преимущества, и наука активно изучает, в каких ситуациях следует пользоваться конкретной системой. 

Перейти к содержанию

Биология эмоций | Безграничная психология

Биология эмоций

Лимбическая система, вегетативная нервная система и ретикулярная активирующая система взаимодействуют при обработке эмоций.

Цели обучения

Объясните физиологию эмоциональной реакции с точки зрения задействованных структур и систем

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Лимбическая система, вегетативная нервная система и ретикулярная активирующая система — все они взаимодействуют в физиологической обработке эмоций.
  • Лимбическая система подразделяет эмоциональные переживания человека на приятные или неприятные психические состояния. Нейрохимические вещества, такие как дофамин, норадреналин и серотонин, являются важными компонентами лимбической системы.
  • Вегетативная нервная система вместе с гипоталамусом регулирует пульс, артериальное давление, дыхание и возбуждение в ответ на эмоциональные сигналы.
  • При активации симпатическая нервная система подготавливает организм к экстренным действиям, управляя железами эндокринной системы.И наоборот, парасимпатическая нервная система функционирует, когда тело расслаблено или находится в состоянии покоя, и помогает организму накапливать энергию для будущего использования.
  • Считается, что ретикулярная активирующая система сначала возбуждает кору, а затем поддерживает ее бодрствование, чтобы сенсорная информация и эмоции могли интерпретироваться более эффективно.
Ключевые термины
  • гомеостаз : равновесие тела, при котором биологические условия (например, температура тела) поддерживаются на оптимальном уровне.
  • Кора головного мозга : Серый складчатый внешний слой головного мозга, отвечающий за высшие мозговые процессы, такие как ощущения, произвольные движения мышц, мышление, рассуждение и память.
  • Миндалевидное тело : Часть мозга, расположенная в медиальной височной доле. Считается, что он играет ключевую роль в эмоциях как у животных, так и у людей, особенно в формировании воспоминаний, основанных на страхе.
  • гиппокамп : Часть лимбической системы, расположенная в височной доле мозга и состоящая в основном из серого вещества. Это играет роль в памяти и эмоциях.
  • эмоция : Сложное психофизиологическое переживание душевного состояния человека при взаимодействии с биохимическими (внутренними) и средовыми (внешними) воздействиями.

Эмоции можно объяснить биологическими и неврологическими терминами. Лимбическая система, вегетативная нервная система и ретикулярная активирующая система взаимодействуют, помогая телу испытывать и обрабатывать эмоции.

Лимбическая система

Лимбическая система — это область мозга, которая в наибольшей степени связана с эмоциями и памятью.Его структуры включают гипоталамус, таламус, миндалину и гиппокамп. Гипоталамус играет роль в активации симпатической нервной системы, которая является частью любой эмоциональной реакции. Таламус служит центром сенсорной ретрансляции; его нейроны передают сигналы как миндалевидному телу, так и высшим кортикальным областям для дальнейшей обработки. Миндалевидное тело и играет роль в обработке эмоциональной информации и отправке этой информации в корковые структуры. Гиппокамп объединяет эмоциональные переживания с познанием.

Другие части лимбической системы включают обонятельные луковицы, передние ядра, свод, столбик свода, маммиллярное тело, прозрачную перегородку, габенулярную комиссуру, поясную извилину, парагиппокампальную извилину, лимбическую кору и лимбические области среднего мозга.

Лимбическая система : Лимбическая система — это область мозга, отвечающая за эмоции и память. Его структуры включают гипоталамус, таламус, миндалину и гиппокамп

.

Процессы лимбической системы контролируют наши физические и эмоциональные реакции на стимулы окружающей среды.Эта система классифицирует переживание эмоции как приятное или неприятное психическое состояние. Основываясь на этой классификации, нейрохимические вещества, такие как дофамин, норадреналин и серотонин, увеличиваются или уменьшаются, вызывая колебания уровня активности мозга и приводя к изменениям в движениях тела, жестах и ​​позах.

Миндалевидное тело

Миндалевидное тело, расположенное в левой и правой височных долях мозга, привлекло большое внимание исследователей, изучающих биологическую основу эмоций, особенно страха и беспокойства (Blackford & Pine, 2012; Goosens & Maren, 2002; Марен, Фан и Либерзон, 2013 г. ).Миндалевидное тело играет решающую роль в эмоциональной оценке и распознавании ситуаций, а также в анализе потенциальных угроз. Он обрабатывает внешние раздражители и вызывает вегетативные реакции.

Две части миндалины включают базолатеральный комплекс и центральное ядро. Базолатеральный комплекс имеет плотные связи с различными сенсорными областями мозга. Он играет решающую роль в классической обусловленности и в придании эмоциональной ценности процессам обучения и воспоминаниям.Центральное ядро ​​ играет роль во внимании. Он связан с гипоталамусом и различными областями ствола мозга и регулирует деятельность вегетативной нервной и эндокринной систем (Pessoa, 2010).

Исследования показывают, что миндалевидное тело участвует в эмоциональных и тревожных расстройствах. Изменения структуры и функции миндалины были обнаружены у подростков, которые либо находятся в группе риска, либо имеют диагноз расстройства настроения или тревожного расстройства (Miguel-Hidalgo, 2013; Qin et al. , 2013). Также было высказано предположение, что функциональные различия миндалевидного тела могут быть использованы для дифференциации людей, страдающих биполярным расстройством, от людей, страдающих большим депрессивным расстройством (Fournier, Keener, Almeida, Kronhaus, & Phillips, 2013).

Гиппокамп

Гиппокамп также участвует в эмоциональной обработке. Как и в случае с миндалевидным телом, исследования показали, что структура и функция гиппокампа связаны с различными расстройствами настроения и тревожными расстройствами.У лиц, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), наблюдается заметное уменьшение объема в некоторых частях гиппокампа, что может быть результатом снижения уровней нейрогенеза и ветвления дендритов (генерация новых нейронов и генерация новых дендритов в существующих нейронах, соответственно) (Wang et al., 2010). Хотя установить причинно-следственную связь невозможно, исследования показали улучшение поведения, а также увеличение объема гиппокампа после фармакологической или когнитивно-поведенческой терапии у людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (Bremner & Vermetten, 2004; Levy-Gigi, Szabó, Kelemen, & Kéri , 2013).

Вегетативная нервная система

Автономная нервная система (ВНС) является частью периферической нервной системы человека. Он регулируется гипоталамусом и контролирует наши внутренние органы и железы, включая такие процессы, как пульс, артериальное давление, дыхание и возбуждение в ответ на эмоциональные обстоятельства. Обычно считается, что ВНС находится вне произвольного контроля.

ВНС можно подразделить на симпатическую и парасимпатическую нервные системы.При активации симпатическая нервная система (SNS) управляет эндокринными железами, чтобы подготовить организм к экстренным действиям. Активация СНС заставляет надпочечники вырабатывать адреналин (также известный как адреналин), что приводит к реакции «бей или беги». Реакция «бей или беги» включает усиление притока крови к мышцам, учащение пульса и другие физиологические реакции, которые позволяют телу двигаться быстрее и чувствовать меньше боли в ситуациях, которые считаются опасными.

И наоборот, парасимпатическая нервная система (PN) функционирует, когда тело расслаблено или находится в покое; это помогает организму сохранять энергию для будущего использования. Эффекты активации PN включают повышение активности желудка и снижение притока крови к мышцам.

Парасимпатический и симпатический отделы ВНС выполняют взаимодополняющие функции, и они работают в тандеме, чтобы поддерживать равновесие тела. Равновесие тела, при котором биологические условия (например, температура тела) поддерживаются на оптимальном уровне, известно как гомеостаз .

Ретикулярная система активации

Ретикулярная активирующая система (РАС) — это сеть нейронов, которая проходит через ядро ​​заднего мозга в средний и передний мозг. РАС состоит из ретикулярной формации среднего мозга, мезэнцефалического ядра (мезэнцефалона), интраламинарного ядра таламуса (центромедианного ядра), дорсального гипоталамуса и покрышки.

Ретикулярная активирующая система : Ретикулярная активирующая система участвует в возбуждении и внимании, сне и бодрствовании, а также в контроле рефлексов.

РАС участвует в возбуждении и внимании, сне и бодрствовании, а также в контроле рефлексов. Считается, что РАС сначала пробуждает кору, а затем поддерживает ее бодрствование, чтобы сенсорная информация и эмоции могли интерпретироваться более эффективно. Он помогает нам достигать целей, направляя на них нашу концентрацию, и играет роль в реакции людей на ситуации и события.

Наши три мозга — эмоциональный мозг

В 1952 году Пол Маклин ввел термин «лимбическая система», который относится к взаимосвязанным структурам мозга, ответственным за большую часть нашего эмоционального опыта.Признание Маклином лимбической системы как важного и функционального набора связанных структур, возможно, представляет собой его самый выдающийся вклад в область нейробиологии. В рамках модели Триединого мозга Маклина лимбическая система считается «эмоциональным» мозгом, поскольку было показано, что компоненты структуры демонстрируют высокий уровень нейронной активности во время эмоциональных переживаний. Модель триединого мозга основана на эволюционном взгляде на развитие человеческого мозга, и Маклин предположил, что лимбическая система была «приобретена» на ранней стадии эволюции млекопитающих. Это развитие было особенно важно для эволюции человека, поскольку лимбическая система участвует в мотивации и эмоциях, необходимых для кормления, репродуктивного поведения и поведения родителей.

Роль мозга палеомлекопитающих / эмоционального мозга

Эмоциональный мозг также называют мозгом палеомлекопитающих из-за развития составных структур мозга, происходящих на ранних этапах эволюции человека. Мозг палеомлекопитающих важен не только из-за роли, которую он играет в эмоциях и мотивации; Эта структура мозга также отвечает за улучшение обучения и памяти, обеспечивая большую гибкость в нашем поведении и позволяя нам отслеживать события вне и внутри нашего тела, что является важным качеством для развития «я » .Другая умственная деятельность, связанная с функционированием мозга палеомлекопитающих, включает формирование эмоциональных привязанностей и игровое поведение, которое само по себе играет неотъемлемую роль в передаче поведения между молодыми и взрослыми млекопитающими.

Миндалевидное тело и аффективная система

В лимбической системе находится миндалевидное тело, которое, как было показано, контролирует наши мгновенные эмоциональные реакции. Следовательно, миндалевидное тело, вероятно, представляет собой область мозга, отвечающую за аффективную систему, которая отвечает за многие наши суждения, такие как различение между добром и злом, безопасностью и угрозой, а также другом и врагом.

Еще одна важная задача миндалевидного тела (миндалевидное тело во множественном числе, а у нас их два) — помогать нам распознавать выражения лица. Мы используем информацию о выражении лица, чтобы составить оценочное суждение о друге или враге, и это оценочное суждение также важно для поведения потребителей и пользователей, когда лица часто используются для того, чтобы вызвать положительные чувства. Поскольку миндалевидное тело отвечает за нашу систему суждения, она помогает нам определить, каким брендам, продуктам и сайтам мы можем доверять, а какие представляют угрозу или бесполезны для нас.

Роль таламуса в эмоциональном мозге

Таламус — это еще одна область мозга, вовлеченная в лимбическую систему; эта структура находится в центре переднего мозга и отвечает за обработку эмоций, таких как страх, печаль, отвращение, счастье и удовольствие. Таламус играет важную роль в сенсорной обработке; весь сенсорный ввод, кроме обонятельной информации, обрабатывается в этой области мозга, отсюда и прозвище «Центральная станция».

Роль вентрального тегментума в эмоциональном мозге

Вентральный тегментум (VTA), расположенный в среднем мозге, важен для познания, мотивации, интенсивных эмоциональных реакций, связанных с любовью, и нашего чувства естественной награды. VTA отвечает за обработку эмоционального выхода миндалевидного тела и, следовательно, считается, что он играет важную роль в нашей реакции избегания и страха. Большая часть активности, которая происходит в VTA, происходит бессознательно , и именно эта область мозга определяет большую часть нашего импульсивного поведения. VTA содержит дофаминергические нейроны, которые выделяют дофамин при стимуляции сенсорной информацией. Этот биологический ответ усиливает импульсивные действия, такие как покупка вредной для нас еды, которые возбуждают дофаминергические нейроны, что создает то, что мы называем системой вознаграждения (т. Е. Дофаминовую схему вознаграждения).

The Take Away

Эмоциональный мозг представляет собой один из «трех мозгов», предложенных нейробиологом Полом Маклином в его модели «Триединого мозга». Маклин называл лимбическую систему, которая в значительной степени контролирует эмоциональную реакцию человека, мозгом палеомлекопитающих.Считается, что эта область возникла через некоторое время после «рептильного», или первичного, мозга. Компонентные структуры, которые составляют мозг палеомлекопитающих, включают миндалину, таламус и вентральную тегментальную область (VTA). Каждая из этих областей играет важную роль в нашей эмоциональной реакции на сенсорную стимуляцию. Одна из основных функций мозга палеомлекопитающих — помогать нам различать положительное и отрицательное в окружающей среде: хорошее от плохого. Эта общая система также отвечает за цепь естественного вознаграждения, где дофамин высвобождается после сенсорной стимуляции, что усиливает положительный опыт, такой как импульсивная покупка одежды, еды и т. Д.Учитывая это, у нас есть очень точная «дорожная карта», с которой мы можем работать при проектировании.

Ссылки и где получить дополнительную информацию

Изображение героя: Правообладатель: БрюсБлаус на Викимедиа, Условия авторского права и лицензия: CC-BY-3.0

Курс: Мозг и технологии: Наука о мозге в дизайне интерфейсов:
https://www.interaction-design.org/courses/the-brain-and-technology-brain-science-in-interface-design

Курс: «Эмоциональный дизайн — как делать продукты, которые понравятся людям»:
https: // www.Interaction-design.org/courses/emotional-design-how-to-make-products-people-will-love

Введение в восемь концепций — Центр изучения семьи Боуэна

Теория систем семьи Боуэна — это теория человеческого поведения, которая рассматривает семью как эмоциональную единицу и использует системное мышление для описания сложных взаимодействий этой единицы. Семья такова, что ее члены сильно эмоционально связаны. Часто люди чувствуют себя отстраненными или разобщенными со своими семьями, но это больше чувство, чем факт.Семьи настолько сильно влияют на мысли, чувства и действия своих членов, что часто кажется, что люди живут под одной «эмоциональной кожей». Люди добиваются внимания, одобрения и поддержки друг друга и реагируют на потребности, ожидания и огорчения друг друга. Эта взаимосвязанность и реактивность делают работу членов семьи взаимозависимыми. Изменение в функционировании одного человека предсказуемо сопровождается взаимными изменениями в функционировании других. Семьи несколько различаются по степени взаимозависимости, но в той или иной степени она присутствует всегда.

Эта эмоциональная взаимозависимость, по-видимому, возникла, чтобы способствовать сплоченности и сотрудничеству, которые необходимы семьям для защиты, укрытия и питания своих членов. Однако повышенное напряжение может усилить эти процессы, способствующие единству и совместной работе, а это может привести к проблемам. Когда члены семьи начинают беспокоиться, их беспокойство может усилиться, заразно передаваясь среди них. По мере нарастания тревожности эмоциональная связь членов семьи становится больше стрессом, чем утешением. В конце концов, один или несколько участников чувствуют себя подавленными, изолированными или неконтролируемыми.Эти члены — люди, которые больше всего приспосабливаются к снижению напряжения в других. Это взаимное взаимодействие. Например, человек берет на себя слишком большую ответственность за страдания других в связи с их нереалистичными ожиданиями от него, или человек отказывается от слишком большого контроля над своим мышлением и принятием решений по отношению к другим, тревожно говорящим ей, что делать. Тот, кто максимально приспосабливается, буквально «поглощает» беспокойство системы и, таким образом, является членом семьи, наиболее уязвимым для таких проблем, как депрессия, алкоголизм, любовные связи или физическое заболевание.

Доктор Мюррей Боуэн, психиатр, создал эту теорию и восемь взаимосвязанных концепций. Он сформулировал теорию, используя системное мышление для интеграции знаний о человеке как продукте эволюции со знаниями, полученными в результате семейных исследований. Основное предположение состоит в том, что эмоциональная система, которая развивалась в течение нескольких миллиардов лет, управляет системами человеческих отношений. У людей есть «мыслящий мозг», язык, сложная психология и культура, но они по-прежнему делают все обычные вещи, которые делают другие формы жизни.Эмоциональная система влияет на большую часть человеческой деятельности и является основной движущей силой в развитии клинических проблем. Знание того, как эмоциональная система действует в семье, на работе и в социальных системах, предлагает новые, более эффективные варианты решения проблем в каждой из этих областей.

Какая часть мозга контролирует эмоции? Страх, счастье, гнев, любовь

Обзор

Мозг — очень сложный орган. Он контролирует и координирует все, от движения пальцев до частоты сердечных сокращений. Мозг также играет решающую роль в том, как вы контролируете свои эмоции и обрабатываете их.

У экспертов все еще есть много вопросов о роли мозга в ряде эмоций, но они точно определили происхождение некоторых общих эмоций, включая страх, гнев, счастье и любовь.

Прочтите, чтобы узнать больше о том, какая часть мозга контролирует эмоции.

Лимбическая система — это группа взаимосвязанных структур, расположенных глубоко в головном мозге. Это часть мозга, отвечающая за поведенческие и эмоциональные реакции.

Ученые не пришли к соглашению о полном списке структур, составляющих лимбическую систему, но следующие структуры обычно принимаются как часть группы:

  • Гипоталамус. Помимо управления эмоциональными реакциями, гипоталамус также участвует в сексуальных реакциях, выработке гормонов и регулировании температуры тела.
  • Гиппокамп. Гиппокамп помогает сохранять и восстанавливать воспоминания. Это также играет роль в том, как вы понимаете пространственные измерения вашего окружения.
  • Миндалевидное тело. Миндалевидное тело помогает координировать реакции на вещи в вашем окружении, особенно те, которые вызывают эмоциональную реакцию. Эта структура играет важную роль в страхе и гневе.
  • Лимбическая кора. Эта часть содержит две структуры: поясную извилину и парагиппокампальную извилину. Вместе они влияют на настроение, мотивацию и суждения.

С биологической точки зрения страх — очень важная эмоция. Это помогает вам надлежащим образом реагировать на угрожающие ситуации, которые могут навредить вам.

Этот ответ вызывается стимуляцией миндалины, за которой следует гипоталамус. Вот почему некоторые люди с повреждением мозга, затрагивающим миндалину, не всегда адекватно реагируют на опасные сценарии.

Когда миндалина стимулирует гипоталамус, она инициирует реакцию «бей или беги». Гипоталамус посылает сигналы надпочечникам на выработку гормонов, таких как адреналин и кортизол.

По мере того, как эти гормоны попадают в кровоток, вы можете заметить некоторые физические изменения, такие как увеличение:

  • пульса
  • частоты дыхания
  • сахара в крови
  • пота

В дополнение к началу борьбы или В ответ на бегство миндалевидное тело также играет роль в обучении страху. Это относится к процессу, посредством которого вы развиваете связь между определенными ситуациями и чувствами страха.

Подобно страху, гнев является реакцией на угрозы или факторы стресса в вашей среде. Когда вы находитесь в ситуации, которая кажется опасной, и вы не можете выбраться из нее, вы, скорее всего, ответите гневом или агрессией. Вы можете рассматривать реакцию гнева и борьбу как часть реакции «бей или беги».

Разочарование, например столкновение с препятствиями при попытке достичь цели, также может вызвать реакцию гнева.

Гнев начинается с того, что миндалевидное тело стимулирует гипоталамус, что очень похоже на реакцию страха. Кроме того, части префронтальной коры также могут играть роль в гневе. Людям с повреждениями в этой области часто трудно контролировать свои эмоции, особенно гнев и агрессию.

Части префронтальной коры головного мозга также могут способствовать регуляции реакции гнева. Людям с повреждением этой области мозга иногда трудно контролировать свои эмоции, особенно гнев и агрессию.

Счастье относится к общему состоянию благополучия или удовлетворенности. Когда вы чувствуете себя счастливым, у вас обычно возникают положительные мысли и чувства.

Визуальные исследования показывают, что реакция счастья частично возникает в лимбической коре головного мозга. Другая область, называемая предклиньем, также играет роль. Предклинье участвует в восстановлении воспоминаний, поддержании чувства собственного достоинства и концентрации внимания при перемещении по окружающей среде.

Исследование 2015 года показало, что люди с большим объемом серого вещества в правом предклинье более счастливы.Эксперты считают, что предклинье обрабатывает определенную информацию и преобразует ее в чувство счастья. Например, представьте, что вы провели чудесную ночь с близким человеком. В дальнейшем, когда вы вспоминаете этот опыт и другие похожие, вы можете испытать чувство счастья.

Это может показаться странным, но начало романтической любви связано со стрессовой реакцией, вызванной вашим гипоталамусом. Это имеет больше смысла, когда вы думаете о нервном возбуждении или тревоге, которые вы испытываете, влюбляясь в кого-то.

По мере нарастания этих ощущений гипоталамус запускает высвобождение других гормонов, таких как дофамин, окситоцин и вазопрессин.

Дофамин связан с системой вознаграждения вашего тела. Это помогает сделать любовь желанным чувством.

Небольшое исследование 2005 года показало участникам фотографию кого-то, в кого они были романтически влюблены. Затем они показали им фотографию знакомого. Когда участникам показывали фотографию кого-то, кого они любили, у участников повышалась активность участков мозга, богатых дофамином.

Окситоцин часто называют «гормоном любви». Во многом это потому, что он увеличивается, когда вы кого-то обнимаете или испытываете оргазм. Он вырабатывается в гипоталамусе и выделяется через гипофиз. Это также связано с социальными связями. Это важно для доверия и построения отношений. Это также может способствовать чувству спокойствия и удовлетворенности.

Вазопрессин аналогичным образом вырабатывается в гипоталамусе и выделяется гипофизом. Он также участвует в социальных связях с партнером.

Мозг — сложный орган, который исследователи все еще пытаются расшифровать. Но эксперты определили лимбическую систему как одну из основных частей мозга, которая контролирует основные эмоции.

По мере того, как технологии развиваются и ученые лучше заглядывают в человеческий разум, мы, вероятно, узнаем больше о происхождении более сложных эмоций.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Лимбическая система — это набор структур мозга, которые играют роль в эмоциях, особенно тех, которые развились рано и играют важную роль в выживании.

Исследования связали лимбическую систему с чувством мотивации и вознаграждения, обучением, памятью, реакцией «бей или беги», голодом, жаждой и выработкой гормонов, которые помогают регулировать вегетативную нервную систему. Вегетативная нервная система поддерживает автоматические, бессознательные функции, такие как жажда, голод, частоту сердечных сокращений, а также регулирует внутренние часы организма.

Что такое лимбическая система?

Лимбическая система — это не конкретный орган или часть тела, а скорее группа структур мозга, которые работают вместе.

Он включает гиппокамп и миндалевидное тело, каждый из которых на самом деле является парой органов по обе стороны от мозга. Гиппокампы играют важную роль в памяти, обучении, долгосрочном хранении информации и пространственном мышлении. Миндалины помогают телу перерабатывать эмоции. Они также помогают придать воспоминаниям эмоциональный смысл. Проблемы с любым из этих органов могут повлиять на память, обучение и эмоциональную регуляцию.

Лимбическая система также включает гипоталамус. Этот орган выполняет множество функций, выделяя гормоны, которые помогают поддерживать гомеостаз — способность организма поддерживать относительно постоянные условия.Другие органы лимбической системы включают нейроны, базальные ганглии, части префронтальной коры, поясную извилину и вентральную область покрышки.

Что делает лимбическая система?

Лимбическая система действует как центр управления сознательными и бессознательными функциями, регулируя большую часть того, что делает тело. В некотором смысле он соединяет разум с телом, преодолевая разрыв между психологическими и физиологическими переживаниями. Например, активируя реакцию борьбы или бегства, лимбическая система вызывает физическую реакцию на эмоциональные переживания, такие как страх.Лимбическая система действует как центр управления сознательными и бессознательными функциями, регулируя большую часть того, что делает тело.

1. Вознаграждение, мотивация и зависимость

Исследования показывают, что чувство мотивации и вознаграждения берут начало в вентральной тегментальной области (VTA), группе нейронов, которая соединяется с прилежащим ядром в базальных ганглиях. Эти нейроны выделяют дофамин, нейромедиатор, который поддерживает чувство удовольствия.

В здоровом мозге дофамин помогает людям чувствовать мотивацию учиться, знакомиться с новыми людьми или пробовать новый опыт.Однако злоупотребление наркотиками и алкоголем может изменить работу лимбической системы. Лекарства действуют на дофамин, и со временем высвобождение дофамина может вызвать привыкание. Со временем зависимость может истощить запасы дофамина в мозге, что затрудняет получение удовольствия без наркотиков. Вот почему многие люди, страдающие зависимостью, не находят облегчения от занятий, которые когда-то были приятными.

2. Эмоциональные реакции

Миндалевидное тело и гиппокамп работают вместе, чтобы регулировать эмоции, особенно эволюционно «старые» эмоции, которые играют роль в выживании, — любовь к своим детям, агрессию, страх и тревогу.

Вместе эти два органа также помогают мозгу интерпретировать эмоциональное содержание воспоминаний. Миндалевидное тело придает эмоциональное значение воспоминаниям и помогает мозгу формировать воспоминания, основанные на страхе. Гиппокамп помогает формировать сенсорные воспоминания, которые связаны с сенсорным входом. Когда запах хрустящего яблока или теплый пляжный воздух вызывает воспоминания о давнем лете, виноват гиппокамп.

3. Бой или бегство

Лимбическая система помогает организму реагировать на сильные эмоции страха и гнева, активируя реакцию борьбы или бегства. Этот ответ также иногда называют реакцией борьбы, бегства или замораживания благодаря новым данным, указывающим на роль замораживания в ответ на опасность.

Когда миндалевидное тело воспринимает угрозу, оно активирует лимбическую систему, чтобы подготовиться к борьбе с угрозой. Надпочечники выделяют гормоны, такие как адреналин, которые повышают кровяное давление и частоту сердечных сокращений, улучшают приток крови к мышцам и органам и учащают частоту дыхания.

В краткосрочной перспективе реакция «бей или беги» может спасти жизнь.Однако со временем хронический стресс может активировать лимбическую систему, нанося вред организму. Долгосрочное высвобождение адреналина и других гормонов может повредить кровеносные сосуды, вызвать высокое кровяное давление и изменить аппетит.

4. Память

Миндалевидное тело и гиппокамп помогают мозгу формировать новые воспоминания, хранить эти воспоминания, извлекать их и понимать их эмоциональное содержание. Гиппокамп особенно важен для формирования долговременной памяти. Он также поддерживает пространственную память и пространственное мышление.

5. Гормоны, влияющие на автоматические функции

Гормоны — это химические посредники организма, отправляющие сигнал из одной области в тело в ответ на воздействие окружающей среды и другую информацию.

Гипоталамус выделяет гормоны, которые играют роль в широком спектре эмоций, включая боль, голод, жажду, удовольствие, сексуальные чувства, гнев и агрессию. Он также помогает телу поддерживать состояние гомеостаза, регулируя вегетативную нервную систему. Вот некоторые примеры этой функции:

  • Получение информации от блуждающего нерва об артериальном давлении и степени наполнения желудка.Используя эту информацию, он выделяет химические вещества, регулирующие аппетит и кровяное давление.
  • Сбор информации о температуре из ретикулярной формации ствола головного мозга, а затем ее использование для управления реакцией организма на тепло или холод.
  • Регулирует внутренние часы организма, циркадный ритм на основе света, темноты и других сенсорных сигналов.

6. Внимание и обучение

Помогая мозгу формировать новые воспоминания, лимбическая система помогает организму усваивать и запоминать информацию.Он также играет роль в регулировании когнитивного внимания. Исследования показывают, например, что поясная извилина фокусирует внимание мозга на эмоционально значимых событиях. Передняя поясная извилина также может помочь в сознательных попытках контролировать эмоции.

Некоторые исследования показывают, что у людей с гиперактивностью дефицита внимания (СДВГ) гиппокамп увеличен. Возможно, это попытка организма компенсировать проблемы со способностью гиппокампа регулировать внимание.

Мозг создает новые нейроны из стволовых клеток в гиппокампе, что позволяет предположить, что гиппокамп, а также чувства и воспоминания, которые он поддерживает, могут измениться с новым опытом.Эта способность гиппокампа изменяться со временем поддерживает способность узнавать новое. Исследования мозга людей с болезнью Альцгеймера и другими видами деменции показали, что болезнь поражает гиппокамп. Это может объяснить, почему деменция так быстро ставит под угрозу способность учиться новому, даже если воспоминания о давних временах остаются нетронутыми.

Лимбическая система динамична, она меняется в зависимости от окружения человека. Опыт изменяет эту важную область мозга, и это может помочь объяснить, почему психологический и физиологический опыт людей меняется со временем.Терапия также может изменить лимбическую систему, обучая мозг по-другому обрабатывать информацию, приписывая новые эмоции старым воспоминаниям или помогая клиенту справляться с хроническим стрессом.

Многие заболевания могут повредить лимбическую систему. Воспоминания и переживания тоже имеют значение. Терапия может помочь людям осмыслить эти переживания, облегчить некоторые последствия хронического стресса, помочь человеку лучше управлять своими эмоциями и потенциально даже снизить риск связанных со стрессом расстройств, таких как сердечно-сосудистые заболевания.

Артикул:

  1. Бори, Г. К. (2009). Эмоциональная нервная система. Получено с https://webspace.ship.edu/cgboer/limbicsystem.html
  2. .
  3. Боннер-Джексон, А. (15 октября 2015 г.). Болезнь Альцгеймера и сокращение гиппокампа. Получено с https://blogs.biomedcentral.com/on-medicine/2015/10/15/alzheimers-shrinking-hippocampus
  4. .
  5. Наркотики и лимбическая система. (нет данных). Получено с https://www1.udel.edu/chem/C465/senior/fall00/DrugAdдиктион/Parts.HTML
  6. Rajmohan, V., & Mohandas, E. (2007). Лимбическая система. Индийский журнал психиатрии, 49 (2), 132-139. DOI: 10.4103 / 0019-5545.33264
  7. Лимбическая система. (нет данных). Получено с https://qbi.uq.edu.au/brain/brain-anatomy/limbic-system
  8. .
  9. Понимание реакции на стресс. (2018, 1 мая). Получено с https://www.health.harvard.edu/staying-healthy/understanding-the-stress-response
  10. .

© Авторское право 2019 GoodTherapy.org. Все права защищены.

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. GoodTherapy.org не обязательно разделяет любые высказанные взгляды и мнения. Вопросы или опасения по поводу предыдущей статьи можно направить автору или опубликовать в виде комментария ниже.

Лимбическая система — Квинслендский институт мозга

Лимбическая система — это часть мозга, участвующая в наших поведенческих и эмоциональных реакциях, особенно когда речь идет о поведении, которое нам необходимо для выживания: кормление, размножение и забота о наших детях, а также борьба или отзывы о полете.

Вы можете найти структуры лимбической системы глубоко внутри мозга, под корой головного мозга и над стволом мозга. Таламус, гипоталамус (выработка важных гормонов и регулирование жажды, голода, настроения и т. Д.) И базальные ганглии (обработка вознаграждения, формирование привычек, движение и обучение) также участвуют в действиях лимбической системы, но две из основных структур гиппокамп и миндалевидное тело.

Гиппокамп

Гиппокамп, как и многие другие структуры мозга, состоит из пары, по одной в каждом полушарии мозга. По форме он напоминает пышного морского конька (и назван в честь своего научного рода) и по сути является центром памяти нашего мозга. Здесь формируются и каталогизируются наши эпизодические воспоминания, которые затем хранятся в долгосрочном хранилище в других частях коры головного мозга.

Связи, устанавливаемые в гиппокампе, также помогают нам связывать воспоминания с различными чувствами (здесь возникает связь между Рождеством и запахом имбирного пряника). Гиппокамп также важен для пространственной ориентации и нашей способности ориентироваться в мире.

Гиппокамп — это участок мозга, где из взрослых стволовых клеток образуются новые нейроны. Этот процесс называется нейрогенезом и является основой одного типа пластичности мозга. Поэтому неудивительно, что это ключевая структура мозга для изучения нового.

Миндалевидное тело

Название миндалевидного тела связано с его миндалевидной формой. Расположенные в непосредственной близости от гиппокампа левая и правая миндалины играют центральную роль в наших эмоциональных реакциях, включая такие чувства, как удовольствие, страх, беспокойство и гнев. Миндалевидное тело также придает эмоциональное содержание нашим воспоминаниям и поэтому играет важную роль в определении того, насколько надежно эти воспоминания хранятся. Воспоминания, имеющие сильное эмоциональное значение, как правило, сохраняются

Миндалевидное тело не просто изменяет силу и эмоциональное содержание воспоминаний; он также играет ключевую роль в формировании новых воспоминаний, связанных со страхом. Ужасающие воспоминания могут образоваться после нескольких повторений. Это делает «обучение со страхом» популярным способом исследования механизмов формирования, консолидации и припоминания памяти.

Исследователи QBI работают над картированием нейронных связей, которые лежат в основе обучения и формирования памяти в миндалевидном теле. Подавление или стимуляция активности миндалевидного тела может повлиять на автоматическую реакцию организма на страх, которая срабатывает, когда происходит что-то неприятное, например, пугающий шум. В ходе этого исследования ученые QBI определили рецепторы в миндалине, которые могут помочь в разработке новых типов лекарств от тревожности.

Недавно исследователи QBI подтвердили, что новые нейроны образуются в миндалине.

Изображение: iStockphoto

Эмоциональная система нуклеарной семьи и процесс проекции семьи в период адаптации Теннесси Уильямса

1Теннесси Уильямс считается одним из самых выдающихся американских драматургов середины ХХ века. Уильямс исследует часто напряженные отношения между американским человеком, семьей и обществом в контексте своих драматических произведений. Уильямса обычно сравнивают с американским драматургом Артуром Миллером, а их пьесы 1940-х и 1950-х годов считаются «золотым веком» американского бродвейского театра.Первые театральные успехи обоих драматургов, «Стеклянный зверинец » Уильямса (1945) и «Трамвай« Желание »(1947) и Миллера « Все мои сыновья »(1947) и « Смерть коммивояжера » (1949), исследуют мучительные семейные конфликты в мире. Америка после Второй мировой войны. Но в то время как Миллер обычно изображает политические и экономические ситуации, Уильямс стремится использовать свой поэтический язык для изображения эмоционально и духовно раненых людей, неспособных справиться с тяготами повседневной жизни.2 Теории Мюррея Боуэна заняли важное место в семейной терапии с 1950-х годов благодаря их способности определять семью как эмоциональную систему. Боуэн решил перейти от хирургии к психиатрии во время войны, и в 1946 году его психиатрическая работа началась в Фонде Меннингера в Топике, где он развил идеи о пациентах с шизофренией и их отношениях с семьей, и продолжил эту работу в период с 1954 по 1959 год в больнице. Национальный институт психического здоровья, Бетесда, Мэриленд.Боуэн работал над разработкой своей теории более двух десятилетий, пока к 1975 году она не достигла окончательной системы отсчета с восемью взаимосвязанными концепциями, охватывающими эмоциональные отношения между членами семьи: дифференциация себя, треугольники, эмоциональная система нуклеарной семьи, процесс проекции семьи, переход на несколько поколений. эмоциональный процесс, положение братьев и сестер, эмоциональный процесс в обществе (социальная регрессия) и эмоциональное отключение. Боуэн добавил свое имя к теории, которая стала известна как «Теория Боуэна» или «Теория семейных систем Боуэна», чтобы отличить ее от теории семейных систем и семейной системной терапии, которые охватывали широкие терапевтические подходы в 1960-х и 1970-х годах.3 Теория Боуэна понимает семью как эмоционально взаимосвязанную систему: за изменением функционирования одной части системы непосредственно следуют изменения во всей системе. Члены семьи не функционируют и не ведут себя по отдельности, а находятся в рамках системы, которая формирует их чувства, мысли и функции. Теория предлагает новую парадигму понимания людей в эмоциональном контексте семьи. Боуэн находит, что существенные отношения между членами семьи можно определить в « каждой семье», несмотря на различия в отношениях, личностях и ценностях каждой семьи (Керр и Боуэн 10).Кроме того, и более целенаправленно, семья согласно Боуэну «представляет собой систему, в которой каждый член системы по команде произносит назначенные ему строки, принимает назначенную позу и играет назначенную ему роль в семейной драме, которая повторяется час за часом. и день за днем ​​»(Боуэн 298). Боуэн изображает семейную систему как игровую систему, в которой каждый актер играет свою роль, посредством которой он анализирует семейные конфликты и дилеммы в научном стиле. Определение семьи таким образом и использование аналогии с драмой для рассмотрения взаимоотношений членов семьи позволяет нам разумно думать, что семьи в драме Уильямса соответствуют и совпадают с семьями в клиническом анализе Боуэна.4 Теннесси Уильямс как драматург и Мюррей Боуэн как психиатр были современниками, которые внесли свой вклад в понимание динамики семейных систем в американском обществе двадцатого века. И Боуэн, и Уильямс исследуют состояние американских семей во время и после Второй мировой войны, но культурные особенности гораздо более очевидны в пьесах Уильямса, чем в более абстрактной модели семейных систем Боуэна. Боуэн вносит свой вклад с помощью своих теорий (основанных на его психиатрической подготовке), а Уильямс — с помощью своей драмы, охватывающей литературные темы и разыгрывания семейных ситуаций через исполнение своих пьес.5 Связь между драмой Уильямса и теориями Боуэна продуктивна из-за того, что многие персонажи его пьес страдают психическими расстройствами и выглядят эмоционально неуравновешенными. Существует широкий спектр этих персонажей: Лора Уингфилд в Стеклянный зверинец (1945), Бланш Дюбуа в Трамвай под названием Desire (1947), миссис Винмиллер в Лето и Дым (1948), Брик Поллитт в Кот на раскаленной жестяной крыше (1955), Кэтрин Холли в Внезапно прошлым летом (1958), Ченс Уэйн в Sweet Bird of Youth (1959), Джордж Хаверстик в Период адаптации (1960), преподобный Т.Лоуренс Шеннон в книге The Night of the Iguana (1962) и Вайолет в книге Small Craft Warnings (1972). 6Хотя теория Боуэна не была единодушно принята как теория, которая может быть применена к художественной литературе, ряд ученых применили ее к художественной литературе. Например, Сара Иден Шифф (2004) связывает теорию семейных систем Боуэнов с американскими романами, особенно с Филипом Ротом. Шифф проверяет концепции Боуэна на пяти самых ранних романах Рота, описывающих развитие личности в контексте семьи.Исследование Бенджамина Роджера Опипари (2006 г.) является важным чтением, в котором теория Боуэна применяется для анализа книги Юджина О’Нила «Путешествие долгого дня в ночь » (1956). Опипари подчеркивает эффективность теории Боуэна в исследовании алкоголизма в семье Тайронов в главной пьесе О’Нила « Долгий день, путешествие в ночь» (1956) и то, как каждый член участвует в дисфункции всей семьи. К. М. Гилл (2010) использует теорию семейных систем для переоценки американского фильма Милдред Пирс (1945), адаптированного из произведений Джеймса М.Одноименный роман Каина был опубликован в 1941 году. Таким образом, в этой статье концепции Боуэна об эмоциональной системе нуклеарной семьи и процессе семейной проекции могут быть применены к описанию Уильямса «Периода адаптации ». 7 Period of Adjustment был впервые опубликован журналами New Directions и Esquire в 1960 году под названием «Высокий момент над пещерой», в котором основное внимание уделялось постановке спектакля в «бунгало в испанском стиле» в вымышленном пригороде Мемфиса Высокой точки.Он не всегда был хорошо принят критиками и публикой. Джим О’Куинн комментирует, что Уильямс позже признался, что написал пьесу в «порыве активности, частично вызванной наркотиками», и «она шла на Бродвее, где провела 132 впечатляющих представления» (22). В этой связи Фрэнсис Донахью отмечает, что такие персонажи, как Стэнли Ковальски, Бланш Дюбуа и кошка Мэгги в ранних пьесах Уильямса ( Street Car, названный Desire и Cat on a Hot Tin Roof ), привлекают внимание зрителей больше, чем любые другие. другие символы представлены в Период корректировки (135).Это могло быть одной из причин, почему Adjustment не был так хорошо принят, как его предшественники. Однако в более оптимистичном прочтении пьесы Брюс Смит отмечает, что Adjustment «пользовался большим успехом у критиков» (Smith, qtd. В Saddik, 34). Смит поясняет, что, хотя пьеса не отражает Уильямса в его «высшей форме», ему, тем не менее, удалось написать то, что можно было бы назвать «легкой комедией» (34). Хайнцельман и Смит-Ховард отмечают, что поверхностность пьесы «представляет собой драматический прием, который служит критическим комментарием к современному американскому обществу» (Heintzelman and Smith-Howard, 207).Это веские аргументы, потому что Adjustment можно также рассматривать как критику нормы американской семьи 1950-х годов Золотого века. Хотя многие критики отмечают, что пьеса является тривиальной, поверхностной, не впечатляющей и «деспотичной легкой комедией» (Джеральд Уилс, цитата из Stanton 62), в то время как некоторые находят ее удовлетворительной, корректировка предлагает глубокое исследование эмоционального супружеского конфликта. Ключевым моментом, который следует здесь подчеркнуть, является то, что независимо от того, была ли пьеса признана успешной, теория Боуэна предоставляет полезную методологию для изучения динамики супружеских отношений в пьесе.В следующем разделе будут объяснены теоретические основы концепций Боуэна эмоциональной системы нуклеарной семьи и процесса семейной проекции.

Эмоциональная система нуклеарной семьи

8 Нуклеарная семья была наиболее распространенной моделью семейной организации в Соединенных Штатах в 1950-х годах и состоит из двух взрослых и одного или нескольких детей. Это эмоциональная система, которая включает, по крайней мере, отношения двух человек в дополнение к третьему лицу, чтобы сформировать эмоциональный треугольник, который является важной строительной единицей в любой эмоциональной системе.Боуэн точно не упоминает, что такое нуклеарная семья, но скорее определяет ее эмоциональное функционирование. Он упоминает, что «начало нуклеарной семьи в обычной ситуации — это брак. Из этого есть некоторые исключения, как и всегда были исключения, и все это часть общей теории »(376). Боуэн также отмечает, что «термин семейная эго-масса относится к нуклеарной семье, которая включает отца, мать и детей нынешнего и будущих поколений» (161).9 В рамках более широкой теории Боуэна эмоциональная система нуклеарной семьи определяется как концепция, которая «описывает модели эмоционального функционирования в семье в одном поколении» между родителями и детьми (308, 376). Недифференциация себя (неспособность различать мысли и чувства) среди людей в нуклеарной семье (отец, мать и дети) порождает четыре модели или механизма эмоционального функционирования: эмоциональная дистанция, дисфункция одного из супругов, супружеские конфликты и нарушение здоровья одного или нескольких детей.Эти паттерны могут проявляться отдельно в одной семье, или все черты могут проявляться вместе, особенно потому, что эмоциональные паттерны нуклеарной семьи в определенной степени регулируются уровнем дифференциации супругов на себя и тревожность. Дифференциация себя — основная концепция теории Боуэна, и она относится к способности различать свои мысли и чувства.

Эмоциональная дистанция

10Майкл Э. Керр и Мюррей Боуэн обнаружили, что эмоциональная дистанция — это «самый универсальный механизм» между супругами, позволяющий избежать интенсивности эмоциональных отношений.Он поддерживается либо «физическим избеганием», либо «внутренним уходом» (Боуэн 377; Керр и Боуэн 173) и «переплетается со всеми паттернами эмоционального функционирования в нуклеарной семье» (Керр и Боуэн 168). Соответственно, Керр и Боуэн не классифицируют это как основной паттерн дисфункции в нуклеарной семье; скорее, это спонтанный механизм, который до некоторой степени замечается во всех близких отношениях. Можно также добавить, что этот механизм возникает не только между супругами, но и между другими людьми внутри и вне семейного круга.11 Дэниел В. Паперо упоминает, что «хотя дистанцирование происходит автоматически, оно обычно дает большее расстояние, чем хотят люди» (53). По мнению Паперо, такое дистанцирование может создать своего рода дискомфорт, который вызывает у обоих или одного из супругов тревогу по триангуляции других людей или к иррациональной реакции. Поскольку эмоциональная дистанция может иметь положительное влияние на партнеров, она также может иметь отрицательные последствия на другой стороне брачного уравнения. В связи с этим Питер Тителман утверждает, что Боуэн «предлагает множество описаний эмоционального развода или эмоционального дистанцирования (которые включают некоторые из реактивных форм поведения, таких как отстранение и изоляция, которые будут частью разработанной позже концепции эмоционального отключения)» ( 12).Точно так же Роберта М. Гилберт предполагает, что это может быть одна из самых агрессивных сил в восьми основных концепциях Боуэна (17).

Дисфункция у одного супруга

12 Дисфункция одного из супругов — это механизм, «при котором один супруг становится адаптивным или покорным, а другой супруг становится доминирующим» (Bowen 204). В этом сценарии один из супругов доминирует или чрезмерно функционирует, а другой — адаптивный, подчиненный или недостаточно функционирующий супруг. Чрезмерно функционирующий супруг принимает решения от имени другого супруга и «становится ответственным за двоих» (204), в то время как неполнофункциональный супруг может стать «не-я, зависимым от другого, чтобы думать и действовать и быть для двоих» ( 204) и уязвим до такой степени, что не уверен в себе и не способен принять решение.Керр и Боуэн поясняют, что
[когда] взаимодействие «доминант-подчиненный» или «сверхфункционирование-недофункционирование» в отношениях является механизмом для связывания тревожности и стабилизации функционирования обоих людей, повышение уровней хронической тревожности может усугубить эту закономерность до такой степени, что функционирование одного человека настолько ослаблен, что развиваются симптомы. (172)

С этой точки зрения, этот механизм уравновешивает работу супругов, уменьшая тревогу. Однако хроническая тревога отрицательно стимулирует этот механизм по мере развития симптомов.Супруг, который в основном корректирует свое поведение, чувства и мысли, чтобы сохранить гармонию в отношениях, более подвержен симптомам. На этом этапе полезно использовать Стеллу и Стэнли Ковальски в модели A Трамвай под названием Desire в качестве примера, потому что их можно рассматривать как недофункционирующие-сверхфункциональные или адаптивно-доминантную взаимность. Стелла приспосабливается к доминирующему Стэнли и часто уступает ему, чтобы избежать конфликта. Но их отношения по-прежнему можно считать стабильными, и оба умеют эмоционально функционировать без развития симптомов.

Семейные конфликты

13Брачный конфликт — это третий механизм эмоциональной системы нуклеарной семьи, в котором «ни один [из супругов] не уступает другому или в котором ни один из них не способен играть адаптивную роль» (Bowen 377). В отличие от предыдущего механизма (дисфункция одного из супругов) в большинстве супружеских конфликтов нет адаптивного доминантного супруга, а энергия каждого супруга сосредоточена на другом. Более того, в этом механизме дети склонны к триангуляции или тяготению к конфликту, чтобы снизить эмоциональную напряженность.Энергия супругов в супружеских конфликтах может быть «энергией мышления или действия, положительной или отрицательной» (Bowen 378). Это связано с тем, что, поскольку отношения супругов в конфликтном браке являются сильно негативными, вплоть до «деструктивной борьбы», они также иногда характеризуются периодами сильной положительной эмоциональной близости. В то время как каждый из супругов отказывается участвовать в адаптивном функционировании, оба «обычно« привязаны »друг к другу» (Керр и Боуэн 187). Таким образом, хроническая тревога и низкий уровень самооценки играют важную роль в усилении механизма супружеского конфликта.По этой схеме супружеский конфликт развивается через три последовательных фазы: первая — периоды интенсивной близости или близости; во-вторых, периоды эмоциональной дистанцированности после конфликта; и в-третьих, еще один период сильной эмоциональной близости (Bowen 204, 378).

Процесс семейного прогнозирования (обесценение одного или нескольких детей)

14 Предыдущие три механизма эмоциональной системы нуклеарной семьи сосредоточены на отношениях между супругами. Однако процесс проекции концентрируется на родительско-дочерних отношениях.Боуэн утверждает, что процесс семейной проекции «настолько универсален, что в некоторой степени присутствует во всех семьях» (379). Он также определяет этот процесс как «паттерн, в котором родители действуют как мы-сущность, проецируя недифференцированность на одного или нескольких детей» (379). Паперо объясняет, что эта концепция «описывает основной процесс, с помощью которого родительские проблемы могут проецироваться на ребенка или детей» (58). Процесс семейной проекции подразумевает социальное, физическое или эмоциональное нарушение ребенка в треугольнике мать-отец-ребенок.Это в первую очередь процесс, в центре которого находится мать и ребенок, потому что мать всегда считается первой опекой ребенка. Эти идеи, касающиеся эмоциональных механизмов нуклеарной семьи, будут объяснены на примере супружеских случаев в комедии Уильямса « Adjustment ». Следует подчеркнуть, что, согласно теории Боуэна, и, как будет показано в этой пьесе, степень недифференцированности в нуклеарной семье «может быть сосредоточена в основном в одной области или в основном в одной области и меньше — в других или распределена равномерно. во всех трех областях »(Bowen 203).

Эмоциональная система нуклеарной семьи в период адаптации

В книге « Adjustment » Уильямс исследует супружеские отношения, составляющие основу идеальной семейной жизни в Америке 1950-х годов. В нем исследуются ситуации двух пар молодоженов: Ральфа и Доротеи Бейтс и Джорджа и Изабель Хаверстик. Оба брака в пьесе в значительной степени сосредоточены на одном или нескольких механизмах: Хаверпики сосредотачиваются на эмоциональной дистанции и семейных конфликтах, а степень дифференциации Батезов по-разному ведет к дисфункции у одного из супругов, ухудшению состояния их ребенка (процесс проекции семьи) и эмоциональной расстояние.Хотя действие спектакля происходит на юге Америки, оно отличается от двухэтажного здания в трамвае Уильямса Tramd Desire и квартиры Уингфилдов в Glass Menagerie Уильямса. Тем не менее, Adjustment по-прежнему фокусируется на южной обстановке, а не на больших послевоенных пригородах Северо-Востока и Среднего Запада. Фостер Хирш замечает, что « Adjustment — это единственная игра Вильямса с традиционными настройками среднего класса. Больше нигде в каноне нет такого количества предметов интерьера, бытовой техники, рабочих мест и детских игрушек »(64).Бунгало Tennessee состоит из мягкой спальни и гостиной с диваном, телевизором, камином и украшенной елкой с игрушками и женским пальто под ней. Тем не менее, по сравнению с настройками Glass Menagerie , Streetcar и Summer и Smoke , Adjustment отражает представление Уильямса об угасающем южном мифе.

Ральф и Доротея Бейтс

Действие пьесы происходит во время праздничного сезона, который эмоционально должен быть семейным событием, но Ральф Бейтс, мужчина лет тридцати с «мальчишеским» лицом, появляется наедине с собакой в ​​гостиной и смотрит телевизор.Он «один из тех редких людей, у которых есть способность сердца искренне заботиться и глубоко заботиться о других людях» (130; 1). Его бросила жена Доротея, потому что он уволился с работы в компании ее отца. Приезд второй пары молодоженов, Джорджа и Изабель Хаверстик, в коттедж Ральфа и его разговор с Изабель раскрывают его эмоциональные способности, которые позволяют ему сохранить целостность шестилетнего скучного брака. Ядерная семья Бейтсес состоит из Ральфа и Доротеи «Дотти» Бейтс и их сына.Их супружеские отношения могли быть диагностированы как дисфункция у одного из супругов. Ральф раскрывает свои эмоции по отношению к своей жене Доротее в долгом разговоре с Изабель в первом акте. Ральф характеризуется как «отстраненный, обдумывающий, думающий, и на его лице появляется то характерное выражение легкой серьезности, которое является сердцем Ральфа». Он считает, что «брак — это во многих отношениях экономическое устройство» (143; 1), что он подтверждает Джорджу:

Я совершил подлый поступок. Я женился на девушке, которая меня не привлекала, за исключением того, что мне было жаль ее и деньги ее старика! Я получил то, что должен был получить: ничего! Просто проклятая офисная работа в Regal Dairy Products, одном из бизнес-подразделений ее отца в Мемфисе, за восемьдесят пять паршивых руттенов в неделю! (174; 2)

Речь Ральфа объединяет его мысли о том, что брак — это экономическая сделка, и его чувства печали по поводу дочери миллионера.Он даже признается Изабелле, что пожертвовал своей юностью ради богатства своего тестя, а не ради влечения к Доротее, которую он предлагает ему, а не выбирает. Нэнси Тишлер сравнивает его «хладнокровие и механический талант» с Джимом О’Коннором, джентльменом, звонившим в Glass Menagerie (283). Женившись на единственной дочери миллионера, Ральф «продал свою жизнь ради безопасности» (283). Джим позиционирует себя как психоаналитик Лоры, а Ральф — как психиатр Доротеи.Ральф понимает случай Доротеи больше, чем психиатр, который ошибочно определяет ее дрожь как «психологическую фригидность» (145; 1) и берет с ее отца пятьдесят долларов за сеанс. Скрюченные зубы и дрожащее тело Доротеи заставляют ее чувствовать себя непривлекательной, но эмоциональные способности Ральфа помогают ей обрести уверенность в себе и успокаивают дрожь. 20 Очевидно, что уровни самооценки Ральфа и Доротеи различаются. Согласно теории Боуэна, человек склонен выбирать супруга с равным уровнем дифференциации.Можно утверждать, что, хотя интерес Ральфа к Доротее носит экономический характер, он бессознательно или невольно выбрал партнера с таким же уровнем дифференциации себя. Тем не менее, можно также обсудить, что они, скорее всего, будут иметь разные уровни дифференциации себя, потому что Ральфа интересуют деньги своего тестя, а не личность Доротеи. Таким образом, Ральфа можно отнести к высокоуровневому диапазону шкалы самоопределения, а именно 50–60 [1] .Он эмоционально осознает, что любит Доротею, а не любит ее. Он признается Джорджу, что, хотя спальня кажется милой и нежной, он не испытывает к ней этой нежности. 21 Хотя Ральф понимает разницу между своими мыслями и эмоциями, он все же отвечает жене. Это соответствует идее Боуэна о том, что люди в диапазоне от 50 до 75 «достаточно свободны от контроля системы чувств, чтобы иметь выбор между интимной эмоциональной близостью и целенаправленной деятельностью, и они могут получать удовлетворение и удовольствие от любого из них». (Боуэн 202).Соответственно, женившись на непривлекательной девушке по чисто экономическим причинам, Ральф выбирает «целенаправленную деятельность», которая, как он считает, доставит ему удовольствие. Однако, как амбициозный человек, Ральф производит впечатление, что его не удовлетворяет «целенаправленный» выбор его семейной ситуации, и он признается Джорджу, что его жизнь — «несчастье», потому что он мечтает быть « the первый человек в лунной ракете »(199; 2). То, что он живет повседневной жизнью в тонущем коттедже испанского типа, не радует его амбициозные мысли.Хирш показывает, что Ральф и Джордж не чувствуют себя комфортно с «мужскими ролями, которые их общество ожидает от них»; поэтому они оба «планируют сельскую жизнь вдали от пластикового пригорода» (65). Традиционная мужская роль на Юге требует от них «красивых жен, важных рабочих мест и впечатляющих домов» (64). Хотя у него есть работа, дом и жена, похоже, что Ральф преследует неверную мечту. Чувствуя себя виноватым из-за Доротеи, Ральф по-прежнему реагирует на нее эмоционально, и его целенаправленный выбор не приносит ему эмоционального удовлетворения.Это указывает на то, что батезы по-прежнему функционируют в семейной эмоциональной системе, которая направляет их определенным образом вести себя по отношению друг к другу. 22 Базовый уровень самоидентификации Доротеи до того, как она выйдет замуж за Ральфа, мог быть очень низким (0–25), прежде чем ее функциональные возможности улучшились до более высокого уровня дифференциации в диапазоне 25–50. Таким образом, она напоминает Лору Вингфилд из «Стеклянного зверинца » в том смысле, что они оба страдают эмоциональной дисфункцией из-за своего внешнего вида.Тряски Доротеи также можно сравнить с дрожью Джорджа, потому что их причина скорее эмоциональная, чем физическая. Им обоим рекомендуется обратиться к психиатру. Изабель говорит Ральфу, что «никаких физических оснований для тремора, безупречного физического здоровья не предполагалось — для него [Джорджа] психиатрия!» (139; 1). Обычная психиатрическая процедура по отношению к людям, находящимся в самой нижней части шкалы (0–25), заключается в том, чтобы связать их с другим членом семьи или другом, уровень дифференциации которых выше, чем у них. Вполне вероятно, что Ральф пытается и преуспевает в повышении уровня дифференциации своей жены, заставляя ее чувствовать себя привлекательной: «Дотти, раньше ты был невзрачным, но выглядел лучше» (245; 3).Более того, большая часть энергии Доротеи тратится просто на то, чтобы «любить» Ральфа и их сына и «быть любимым» Ральфом. Все, чего она добилась за шесть лет брака, — это пластика носа и удаление передних зубов, и все это время она остается домашней. 23 Однако семейное эмоциональное функционирование улучшается благодаря тому, что она преодолевает дрожь и формирует более сильную самооценку. Когда Изабель использует «Пепто-Бисмол» Доротеи, Ральф говорит ей, что у Доротеи обычно кислый желудок, но он вылечил ее от этого. Изабель объясняет медицинский случай Доротеи так: «Человеческий желудок для некоторых людей является эмоциональным барометром.У одних болит голова, у других — расстройство желудка »(179; 2). Это можно было увидеть, чтобы показать, насколько дисфункция Доротеи была эмоциональной, а не физической до замужества. В своей речи с родителями Доротеи Ральф показывает, что ее психологические проблемы проистекают из отношения родителей к ней в результате нарушения процесса проекции ребенка или семьи. 24 В нуклеарной семье Ральфа и Доротеи в их отношениях проявляются два механизма: эмоциональная дистанция и дисфункция в одном из супругов, потому что кажется, что Ральф — доминирующий сверхфункциональный супруг, а Доротея — подчиненный или адаптивный недостаточно функционирующий, в основном из-за уровня их дифференциации. .В этом случае «я» покорного партнера сливается и интегрируется в «я» ответственного доминирующего партнера до такой степени, что оба «я» адаптируются друг к другу. Точно так же Томас П. Адлер демонстрирует, что проблема Батесов состоит в том, чтобы «сохранить самооценку и независимость как две попытки стать одним» (164). Этот союз (то, что Боуэн называет «сущностью») является проблемой не только для Батезов, но и для любой другой супружеской пары, и он особенно актуален для Батесов, потому что Ральф действует для двоих.Луиза Блэквелл классифицирует Доротею, Стеллу Ковальски и Heavenly Finely как женщин Уильямс «, которые подчинили себя властному и часто низшему человеку, пытаясь достичь реальности и смысла через общение с другим человеком » (11, курсив в оригинале). Однако классификация подчиненных-доминирующих по Блэквеллу основана на более высоком и низком социальном классе, а не на эмоциональном функционировании в нуклеарной семье. В эмоциональной системе доминирование или подчинение — это не вопрос социального класса, экономического положения или даже пола, а скорее эмоциональное взаимодействие, которое зависит от уровня дифференциации и тревожности партнеров.25 Керр и Боуэн утверждают, что более высокие уровни дифференциации личности указывают на меньшее эмоциональное слияние; следовательно, супружеские отношения «подкрепляются такими элементами, как доверие, честность и взаимное уважение» (170). Соответственно, брак Батесов подкрепляется уважением и доверием благодаря эмоциональной зрелости Ральфа. В своем споре со своим тестем, мистером Макгилликадди, Ральф утверждает, что уважает Доротею и сочувствует ей. Когда МакГилликадди приходят убрать вещи Доротеи после того, как они услышали, что Ральф намеревается «быстро продать все в доме за наличные и уйти от Диксона» (218; 3), Ральф уверен, что Доротея «никогда не согласится на это». такой кусок дешевизны »(219; 3).В связи с этим полезно иметь в виду, что «уравновешивающее взаимное функционирование» и «эмоциональная взаимодополняемость» могут улучшить функционирование супругов и способствовать гармонии отношений, тем самым уменьшая возможности эмоциональной дезинтеграции семьи. Взаимодействие между Ральфом и Доротеей указывает на то, что Ральф амбициозен, ответственен и полон энергии, в то время как Доротея зависит от ограниченной энергии, которая тратится на ее дом и семью.Следовательно, дисфункция недостаточно функционирующей жены компенсируется чрезмерно функционирующим мужем, который берет на себя ответственность за пару. 26 Чрезмерно-недееспособный механизм во время спокойствия стабилизирует отношения между супругами. И наоборот, во время стресса хроническая тревога дестабилизирует эту динамику и приводит к развитию дисфункциональности у более адаптивного супруга. На первый взгляд кажется, что Доротея склонна к развитию симптомов, особенно когда она чувствует «СИЛЬНО БОЛЬШОЙ ЖЕЛУДОК» (219; 3), как драматично заявляет ее мать.Напротив, у Ральфа в этой ситуации более вероятно развитие физических, эмоциональных или социальных симптомов по нескольким причинам. Во-первых, Керр и Боуэн заявляют, что симптомы могут развиваться либо у недееспособного, либо у чрезмерно функционирующего супруга (186). Во-вторых, Ральф максимально приспосабливается к жизни с непривлекательной женщиной, тем самым привязав себя к простой офисной работе после долгой славной истории полетов в двух войнах с более чем семидесятью бомбардировками в Корее, и отвечает на эмоциональные потребности Доротеи имея две отдельные кровати для «его» и «ее».Следовательно, несмотря на то, что он занимает ответственное сверхфункционирующее положение, у него развиваются социальные симптомы, соответствующие мнению Керра и Боуэна о том, что «супруг, у которого развиваются социальные симптомы, является тем, кто больше всего приспособился к давлению единения в семье» (186 ). Особую социальную дисфункцию Ральфа можно назвать безответственным финансовым поведением, потому что он жертвует своей молодостью, чтобы жениться на дочери миллионера, которую выбрал по экономическим причинам. Кроме того, он увольняется с работы с отцом Доротеи, очищает свой сберегательный счет и решает в одночасье продать некоторую бытовую технику в неподходящее время, когда их «сберегательный счет находится на очень низком уровне» (231; 3).27 Отношения между Ральфом и Доротеей перемежаются периодами эмоциональной дистанции. Хотя они прожили друг с другом шесть лет, похоже, они переживают длительную фазу эмоциональной дистанции, как резюмировал Ральф:

Изабель: В этом милом доме такая нежная атмосфера, особенно в этой маленькой спальне […].

Ральф [ в медленном, грустном протяжном слове ]: Цветовая гамма в этой спальне — серый военный корабль. А вы заметите милые надписи на двух односпальных кроватях? «Его» на этом, «Её» на этом? На белье были отмечены и его, и ее.Что ж. Пространство между двумя кроватями какое-то время было нейтральной зоной. (180; 2)

Из этой сцены можно сделать два основных вывода. Во-первых, нежную атмосферу в доме Ральфа можно интерпретировать как семейные эмоциональные реакции, которыми Ральф и Доротея пытаются управлять с помощью механизма доминирования-подчинения. Керр и Боуэн отмечают, что ценности, отношения, убеждения и эмоциональные реакции в нуклеарной семье вместе создают «эмоциональную атмосферу» (194). Во-вторых, поскольку эмоциональная дистанция переплетается с эмоциональным функционированием нуклеарной семьи, из описания Ральфа ясно видно, что между ними существует физическая и эмоциональная дистанция.Фактически, серый цвет их спальни указывает на то, что их эмоциональные отношения не являются ни черными, ни белыми, а скорее промежуточными. Эта промежуточная зона соответствует тому, что Ральф любит Доротею, а не любит или ненавидит ее, а также физическому и эмоциональному расстоянию между их отдельными кроватями.

Джордж и Изабель Хаверстик

28 Вторая нуклеарная семья — это Хэверстики. Изабель появляется на сцене как «маленькая, бледная от усталости, глаза в темных кругах, манеры ошеломлены и неуверенны» (131; 1).Изабель — один из благородных чувствительных южных персонажей Уильямса, как Бланш в Трамвае , хотя и не такой эмоционально нестабильный. Ее манера говорить контрастирует с ее « красивой детской внешностью ». Она говорит « быстро, пронзительно », как « — возмущенная дева » (137; 1). В этой связи Изабеллу можно сравнить с пуританской Альмой в Smoke , поскольку они обе имеют манеры старых дев, а Изабель «имеет чопорные, строгие манеры, скрывающие ее привлекательность» (137).Майкл Хупер обращает внимание на тот факт, что в Smoke Williams исследуется тема подавленных желаний и роль, которая резко отводилась женщинам в небольших южных общинах в начале двадцатого века (177). Хупер также добавляет, что повторяющаяся у Уильямса тема сексуального подавления также изображена в Adjustment через два конфликтных брака (177). 29 Изабель — очень нежный персонаж, эмоционально цепляющаяся за своего очень «строгого, но преданного» (152; 1) отца, который возражает против того, чтобы она стала медсестрой, но ее желание заниматься медсестрой как профессией для нее важнее, чем подчиняться отцу.Она признается Ральфу, армейскому приятелю ее мужа, что ее жизненный опыт очень ограничен, потому что она «слишком защищенный» (151; 1) единственный ребенок, который вырос в маленьком городке и которому не разрешали встречаться до последнего год средней школы. Более того, строгие правила ее отца регулируют ее образ жизни: например, если он чувствует запах спиртного в дыхании мальчика, с которым она встречается, он не позволяет мальчику входить в дом (151; 1). Тишлер утверждает, что характеристика Изабель Уильямсом проистекает из его интереса к комплексу Электры (284).Это потому, что мораль и мысли Изабель о мужчинах сосредоточены на идеализме ее отца, и она больше затрагивает эту теплоту и благородство в характере Ральфа, чем ее мужа. В своей ссоре с Джорджем он упоминает, что «я не ожидал жениться на девушке, влюбленной в своего отца» (188; 2). С точки зрения Боуэна, это связано с тем, что ее отец влияет на уровень ее дифференциации, а любовь Изабель к отцу проистекает из неразрешенной эмоциональной привязанности между поколениями. 30 Ее разговор с Ральфом показывает, как она познакомилась с Джорджем в больнице Барнс в Сент-Луисе, где она была студенткой медсестрой, а Джордж — неврологом.Она признается Ральфу, что была очень тронута Джорджем и испытывала к нему «романтическую привязанность» (158; 1). Выбор Изабеллы в пользу мужа обусловлен чувством симпатии к нему. Когда она упоминает, что между ними существует «робость» (158; 1), она неявно указывает на взаимозаменяемые застенчивость и нерешительность в их отношениях. Это также является следствием подобного уровня дифференциации себя. Хотя позже Джордж обвиняет ее в искушении, они оба увеличивают эмоциональную пропасть между собой, неспособны понять другого, и ни один из них не поглощает беспокойство другого.Таким образом, «в конфликтном браке каждый из супругов убежден, что это другой супруг должен сделать изменения» (Керр и Боуэн 187). Изабель считает, что именно Джордж должен начать меняться, потому что она проясняет ему свои «запреты» и думает, что понимающий муж должен относиться к ней нежно, а не проводить первую брачную ночь в холодной «туристической хижине» после долгой прогулки тихий ездить ! » (161; 1). Джордж, в свою очередь, убежден, что Изабель должна отреагировать на его тревожную и разочаровывающую близость, потому что она знает его неврологический профиль.31 Изабель эмоционально ранена в первую брачную ночь. Ее муж говорит ей, что он уволился с работы наземным механиком на аэродроме Ламберта в Сент-Луисе всего через час после их свадьбы. Он сопровождает ее в метель на похоронном лимузине «Кадиллак» без обогревателя. Он игнорирует ее весь путь от Сент-Луиса до Диксона, пьет и слушает радио, как будто ее нет, пока она плачет и делает вид, что смотрит в окно. Затем они проводят ночь в мотеле «Old Man River Motel», в самом унылом месте, которое только можно найти на этой земле! Электрический обогреватель в [их] каюте горел, но не давал тепла! » (160; 1).Более того, когда они приезжают в бунгало Ральфа, Джордж уходит от жены, не сказав ни слова. Позже, когда он возвращается в бунгало Ральфа, он не признает существования Изабель и разговаривает с Ральфом так, будто там больше никого нет, что усиливает беспокойство Изабель. Это можно рассматривать как первую фазу супружеского конфликта. Они начинают свою жизнь с автоматической физической и эмоциональной дистанции, которая увеличивает их тревогу и одновременно дает им возможность послушать Ральфа, который постепенно справляется с их напряжением и объясняет им обоим, что пары проходят обычный период адаптации друг к другу. .32 Ральф говорит Изабелле, что он знает Джорджа с тех пор, как они оба были в доме сирот Сестер Милосердия в Мобиле, штат Алабама, и что они «вместе прошли две войны, вместе прошли базовую подготовку и вместе прошли подготовку офицеров» (137; 1) . Это чувство единения между Ральфом и Джорджем представляет собой мужские узы, которые были выкованы среди многих в американских вооруженных силах во время Второй мировой войны и войны в Корее. Эти узы граничат с гомоэротизмом в пьесе, хотя Ральф и Джордж не являются явно гомосексуальными.По мнению Ральфа, «Джордж — нервный мальчик» (139; 1), и он «всегда блефует о своем жестоком обращении с женщинами» (159; 1). Ральф добавляет, что, когда они оба были в Корее, Токио и Гонконге, Джордж «не был так силен в этих куклах […], как он любил притворяться» (159; 1). Хирш отмечает, что Джордж «саморекламируемый дамский угодник, который действительно боится женщин, ему гораздо удобнее в мужской компании, где он может похвастаться своими победами» (Hirsch 64). 33 Ральф находит разумное оправдание для Джорджа и пытается эмоционально повлиять на Изабель и убедить ее в том, что, хотя Джордж плохо обращается с ней, он «замечательный» (155; 1) человек, который якобы ценит любовь и семейную жизнь больше, чем любой другой человек, потому что он вырос. в детском доме.Когда Изабель спрашивает его, ценят ли сироты любовь больше, Ральф отвечает, говоря, что сиротам «легче [любить]». Чтобы получить это, они должны это дать »(152; 1). Ральф считает, что сироте нелегко найти любовь, чтобы дать ее: это означает, что обездоленным нечего предложить, или мужчина не может сделать больше, чем он может. Воспитание в приюте поднимает вопрос об уровнях дифференциации Я. Ральфа и Джорджа. Боуэн полагает, что у детей уровни самооценки схожи с уровнями их родителей.Таким образом, сироты функционируют в системе взаимоотношений, состоящей из суррогатных родителей и семей, которые либо усиливают, либо подрывают их базовый уровень дифференциации личности. Поскольку Ральф и Джордж росли как братья в одной семье (приюте), и поскольку уровень дифференциации Ральфа выше, чем у Джорджа, можно сделать вывод, что Джордж — спроецированный ребенок, у которого развиваются эмоциональные и социальные симптомы. 34 Конфликт, который развивается между Хаверстиками, сосредотачивается вокруг того, кто несет ответственность за конфликт, и ни один из них не уступает другому.Этот конфликт продолжается до конца спектакля. В супружеском конфликте оба супруга очень реагируют друг на друга. Паперо объясняет, что «мысли одного или обоих сосредоточены на« упрямых, безразличных и необоснованных »качествах другого» (53). В случае с Хаверстиком они оба сосредоточены на отрицательных качествах друг друга: она унижает его, а он ненавидит и мучает ее. Поскольку брачный конфликт имеет степени конфликта от умеренной до тяжелой, в некоторых случаях проблема расширяется, чтобы триангулировать третьего члена.Это может быть ребенок, член большой семьи или друг. Во время противостояния Изабель и Джорджа Ральф сидит в соседней гостиной. В качестве третьего угла треугольника роль Ральфа состоит в том, чтобы уменьшить напряжение пары, побуждая Изабель «убрать этот крест с лица [ее] и придать [Джорджу] любящее выражение» (171; 2) «того мальчика [Джорджа]. не в порядке. Сделайте ему скидку »; и «вы оба хорошие дети, оба замечательные люди» (185; 2). Напряжение между Изабель и Джорджем спадает и утихает во второй фазе их супружеского конфликта и эмоциональной дистанции.35 Изабель и Джордж обнаруживают, что они «противоположные типы» (187; 2), и когда Изабель утверждает это Джорджу, он соглашается. Ссылаясь на теорию Боуэна, супруги выбирают партнеров с одинаковым уровнем дифференциации. В эмоциональной системе быть «противоположными типами» не означает разные уровни дифференциации личности. Однако это может принимать форму эмоциональной взаимодополняемости. Таким образом, люди с низкой энергией часто женятся на людях с высокой энергией, спокойные люди часто женятся на активных людях и так далее. В ситуации Хаверстиксов Изабель романтична и «по природе нежна» (186; 2), а Джордж явно агрессивен, но на самом деле оба очень уязвимы и очень чувствительны.Ее вежливо увольняют с работы, потому что она упала в обморок, когда врач сделал разрез пациенту, в то время как он увольняется с работы наземным механиком, потому что его дрожь становится «сильнее, чем когда-либо» (185; 2), так что он не может удерживать необходимое инструменты. Джордж боится женщин, а Изабель «является защищенной папиной девочкой, которая также боится секса» (Hirsch 64). Оба они отражают эмоциональные образы друг друга. 36 Джордж в отчаянии признается Ральфу, что «тряски» — это симптомы глубокого недуга, влияющего на его работу и интимные отношения.Это подразумевает, что уровень самооценки Джорджа очень низкий; во-первых, потому, что у него развился этот тремор, возможно, еще до его брака с Изабель, а во-вторых, потому, что у людей с высоким уровнем дифференциации себя могут развиваться симптомы, но они быстро выздоравливают. В случае Джорджа его эмоциональная реакция на тремор преувеличена в его уме. Он говорит Ральфу, что даже его «голос тоже дрожал» (212; 3). Ральф играет роль психиатра, разбирающегося в ситуации Джорджа.Он анализирует это как страх импотенции, усиливающий его тревогу и дрожь, в то время как тревога Изабель связана с «сексуальным насилием» Джорджа по отношению к ней (211; 3). Аналогичный случай есть в Summer и Smoke , когда Джон говорит Альме: «Я боюсь больше твоей души, чем ты боишься моего тела» (624; sc. 8). 37 В ситуации Джорджа и Изабель не существует недофункционирующего-сверхфункционального или доминирующего-подчиненного супруга. Другими словами, это не дисфункция одного из супругов, а двусторонний семейный конфликт.Ни один из них не хотел бы уступить другому, или признаться в своей вине, или приспособиться, чтобы избежать конфликта. Керр и Боуэн утверждают, что такие проблемы, как деньги, дети и секс, не вызывают супружеских конфликтов, а скорее, что такая напряженность вызвана «эмоциональной незрелостью», которая стимулирует различные реакции на конкретную проблему (188). Они также добавляют, что «[если] и [муж, и жена] считают, что для улучшения брака необходимо изменить другого, в действительности каждый вносит свой вклад в проблему в равной степени» (189).На самом деле эмоциональная реакция Изабель и Джорджа на их проблему и их недифференцированность соответственно способствуют усилению конфликта. Следовательно, можно утверждать, что у них обоих одинаковый уровень дифференциации себя, менее 50, и поэтому то, что увеличивает хроническую тревогу, также снижает гибкость семьи к изменениям. 38 Супружеский конфликт Хэверстиксов развивается в три этапа: во-первых, Джордж и Изабель были эмоционально близки до свадьбы.Затем, во-вторых, у них наступает период эмоциональной дистанции, когда каждый пытается избежать конфликта, что соответствует модели Боуэна. Хотя каждый из них считает, что другой должен начать меняться, они увеличивают эмоциональную дистанцию ​​и эмоциональную пропасть между собой. У Джорджа умеренная способность различать свои мысли и чувства, но он не хочет признаваться в своих страхах. Он понимает, что его тремор приходит к нему только тогда, когда он чувствует беспокойство; он даже чувствует, что этот тремор исчезнет, ​​если он откроет новый бизнес по разведению крупного рогатого скота в Техасе.Третья фаза в их двухдневном браке наступает, когда Изабель слышит, как Ральф противостоит Джорджу тем фактом, что последний проявляет сексуальное насилие и никогда не прикасался к женщинам, хотя всегда притворяется опытным. Изабель «снова садится на кровать, поднимает руки по обе стороны от лица, медленно качая головой с постепенным пониманием» (211; 3). К концу пьесы они пытаются ладить друг с другом и, кажется, восстанавливают чувство эмоциональной близости, и Изабель начинает называть Джорджа «малышкой» и «возлюбленной»:

Джордж:… Я бы хотел, чтобы у меня был этот… маленький электрический зуммер… в… Барнсе [больнице].

Изабель: Вам не нужен зуммер. Я не далеко в конце коридора, детка. Если ты позвонишь мне, я тебя услышу. (245; 3)

Изабель дает понять, что у нее есть способность справиться с беспокойством мужа и стать ответственным супругом. В этот момент цикл супружеского конфликта может повториться в их отношениях, потому что «интенсивность гнева и отрицательного чувства в конфликте такая же, как и положительное чувство» (Bowen 378). На протяжении всего брака Джорджа и Изабель Уильямс драматично изображает эти три стадии супружеского конфликта, чтобы дать своим персонажам несколько шансов действовать систематически, тем самым добавляя практический пример к модели супружеского конфликта Боуэна.

В книге Уильямса Adjustment изображены два схожих социальных брака с разными эмоциональными механизмами нуклеарной семьи. Можно утверждать, что внешний вид пещеры символизирует эмоциональные ситуации пары. Хотя на поверхности все выглядит очень мило, есть некоторые эмоциональные трещины или треморы, которые удерживают их в состоянии эмоциональной дистанции. Более того, в пьесе представлены два семейных эмоциональных случая, в которых пары пытаются приспособиться друг к другу. Несмотря на то, что пьеса должна быть комедией, это сложная драма, оценивающая реальные супружеские отношения в семейной системе.Хирш отмечает, что «Уильямс всегда пытался писать эмоционально сложные пьесы, в которых он помещал своих персонажей в космические рамки» (4). Таким образом, помимо того, что «Корректировка » Уильямса касается двух случаев шатких браков, пьеса проясняет и облегчает понимание двух сложных эмоциональных систем. Изабель резюмирует этот «космический фрейм» и говорит Джорджу: «[внутри] или снаружи у них у всех какой-то нервный тремор, […] В мире большое неврологическое отделение, и я работаю в нем медсестрой» (Закон III 244).Фрэнсис Донахью комментирует, что, драматизируя неврологическое отделение в больнице, Уильямс предполагает, что «мир — это больница, в которой все мы пытаемся приспособиться к назначенным ролям» (133). Слова Изабель предполагают, что не только супруги проходят период адаптации, но и другим людям, не связанным с эмоциональными системами, приписываются их социальные роли.

Процесс прогнозирования семьи в период корректировки

40 В Adjustment очевидны два случая процесса проекции семейства.Первый — это проекция Доротеи в эмоциональном процессе Макгилликадди, а второй — проекция Ральфа-младшего в эмоциональной системе Батесов. Как обсуждалось ранее, степень недифференцировки, которая поглощается нуклеарным семейством, проявляется через четыре основных механизма, включая процесс проекции семейства. Хотя Уильямс не предоставляет информации о супружеских отношениях между мистером и миссис Макгилликадди, достаточно информации можно сделать из эмоционального расстройства Доротеи.Мистер Макгилликадди — «старый миллионер с диабетом, желчными камнями и одной почкой» (Закон I 144). Он предполагает, что если Ральф женится на своей одинокой дочери, то он унаследует богатство Макгилликадди. Следовательно, Ральф описывает его как «подлого, малодушного и ДЕШЕВОГО!» (Акт III 227). Миссис МакГилликадди, кажется, следует за своим мужем, когда он обращается с Ральфом невысоко, но она не слушает своего мужа. Как миллионер и владелец нескольких компаний, одной из которых является Regal Dairy Products, где работает Ральф, г-н.Макгилликадди думает, что его зятю Ральфу предлагается «великолепный шанс в мире, на который [он] плюет из-за [его] неуважения», и его превосходное отношение к своему тестю (224). 41 О мистере и миссис МакГилликадди недостаточно предыстории, чтобы исследовать механизм, который управляет их функционированием в эмоциональной системе нуклеарной семьи. Но, согласно теории Боуэна, достаточно просто сказать, что отсутствие дифференциации у Макгилликадди могло быть поглощено либо семейным конфликтом, либо дисфункцией одного из супругов, при этом тревога чаще всего проецировалась на Доротею как на единственного ребенка.Ральф подтверждает, что его свекровь ослабляет функционирование Доротеи в семейной системе:

Ральф: […] Ты не любишь Дотти. Она подвела вас из-за того, что у нее были психологические проблемы, которые вы ей навлекли, которые вы и миссис Мак дали ей, подтолкнув ее в социальном плане за пределы ее одаренности. […] Дотти никогда не была предназначена для повышения вашего социального положения в этом городе. Что вы от нее ожидали. Вы заставляли ее всю жизнь чувствовать себя неполноценной. (224; 3)

В этом аргументе Ральф описывает негативное эмоциональное воздействие, которое на нее оказали родители Доротеи, и дает важные аспекты процесса проекции Доротеи.Во-первых, Макгилликадди думают, что оказывают Ральфу услугу, предоставляя ему работу, когда он женится на их единственной дочери. Соответственно, и согласно тому, что утверждает Ральф, он делает им одолжение, женившись на Доротее, которая не является красивой женщиной и на полгода старше его. Во-вторых, Ральф считает, что его свекровь не заботится о своей дочери и не любит ее, потому что у нее «психологические проблемы», которые ухудшают их социальное положение в Диксоне. В-третьих, что наиболее важно, Ральф считает, что его родители в законе являются причиной психологических проблем Доротеи.Это верный аргумент, потому что социальная и эмоциональная тревога Макгилликадди по поводу непривлекательной дочери с психологическими проблемами передается Доротее. Согласно процессу семейной проекции, не только психиатр неправильно понимает проблему Доротеи, но и ее родители подталкивают ее к тому, чтобы она сыграла роль дочери миллионера. Вместо того, чтобы укрепить ее уверенность в себе, они ухудшают ее функционирование до такой степени, что у нее развивается комплекс неполноценности.

42 Несмотря на то, что Доротея выходит замуж, рожает ребенка и презирает отношение своего отца, она остается эмоционально вовлеченной в эмоциональную систему своих родителей, которая определяет ее дисфункцию в ее супружеской жизни.Ее тревога передается ее трехлетнему сыну, который, по мнению Ральфа, превратился в неженку в результате чрезмерно опекающего поведения Доротеи:

Ральф: […] и дал ей… потомство. Может, не много потомства, но потомство, мужское, по крайней мере, началось мужское. Я ничего не могу поделать, если она превращает его в неженку. (225; 3)

Чрезмерная забота Доротеи о своем сыне напоминает «мамизм» Филипа Уайли, упомянутый в его книге « Generation of Vipers» .Материнское беспокойство Доротеи направлено на сына, и Ральф чувствителен к беспокойству своей жены, но не в состоянии помочь. Согласно процессу проекции семьи, роль Ральфа — либо поддерживать эмоциональную привязанность Доротеи к их сыну, либо отказаться от нее. Похоже, что Ральф, скорее всего, уйдет и вмешается в подходящее время, чтобы помочь своему сыну, о чем он говорит Джорджу:

Мне, , нравится этот ребенок, то есть я — страдал бы хуже, чем он, если бы местная банда называла его «Сисси!» Я терпимый.По природе. Но если я получу частичную опеку над ребенком, даже один месяц летом, я исправлю в нем склонность к неженке. (178; 2, курсив оригинала)

43 Доротея эмоционально цепляется за ребенка, и Ральф ждет, пока у него появится шанс укрепить мужское отношение сына. В этой связи Паперо поясняет, что «дисфункция родителей как единого целого приводит к включению ребенка в эмоциональный процесс между ними» (Паперо 58). Другими словами, Ральф и Доротея проецируют свое беспокойство и эмоциональную дисфункцию на своего сына и, таким образом, наносят ему вред.Ральф и Доротея имеют разные точки зрения на то, как реагировать на эмоциональные и актуальные потребности своего ребенка, и каждый из них считает, что он или она имеет правильное представление. Следовательно, их родительская дисфункция как единое целое мешает их сыну понять свою роль в семейной системе. Соответственно, и Доротея, и Ральф в равной степени ответственны за склонность своего ребенка к «неженке».

Заключение

44 Adjustment исследует структуру и напряженность семейной жизни в начале и середине двадцатого века. Adjustment — это эмоциональная супружеская драма, которая отражает и помогает развить теории Боуэна об эмоциональной системе нуклеарной семьи и ее механизмах. Эти механизмы также объясняют способы, которыми Батесы и Хэверстики бессознательно справляются со своими эмоциональными тревогами и недифференцированием, которые спасают их брачную солидарность. Таким образом, эмоциональная дистанция позволяет партнерам думать друг о друге положительно. Брачный конфликт на трех вышеупомянутых стадиях позволяет партнерам эмоционально ценить близость или дистанцированность друг от друга.То, что кажется дисфункцией в рамках супружеской модели, также может играть позитивную роль, поддерживая целостность семьи, уменьшая тревогу и балансируя между супругами. Ключевым моментом является то, что хотя на первый взгляд эти механизмы кажутся дисфункциональными, противоречивыми или нарушенными, они также могут оказывать разумное влияние на эмоциональную целостность семьи. 45 В корректировке механизмы нуклеарной семьи смягчают тревогу каждой из двух пар и допускают период модификации в сторону семейной системы и чувства единства.Хотя в обеих парах есть различия в уровнях дифференциации личности, эмоциональная взаимодополняемость между каждой парой позволяет им сохранять чувство эмоциональной гармонии и целостности. В целом можно увидеть, что эмоциональная динамика игры Уильямса вращается вокруг двух концепций Боуэна — эмоциональной системы нуклеарной семьи и процесса семейной проекции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *