Эмоциональное отвержение это: Электронная библиотека УрГПУ: Invalid Identifier

Автор: | 17.01.2019

Содержание

Я никому не доверяю: что такое травма отвержения и как от нее избавиться

Эмоциональная холодность родителей травмирует ребенка. Во взрослой жизни эта травма мешает человеку выстраивать близкие отношения с другими. Люди с травмой отвержения рассказали «Снобу», через что им пришлось пройти в детстве и как их недоверие к миру портит им жизнь, а психологи — как прожить негативные чувства, простить родителей и научиться любить, чтобы исцелиться.

«Я не умею выстраивать здоровые отношения с людьми»: Анна, 31 год

Мой папа — невротичный и жесткий, а мама — замкнутая и эмоционально холодная. У них обоих были сложные отношения со своими родителями. Папу родители тиранили и унижали лет до 20. Мама вообще не знала ласки и любви: ее родители пили и дрались, мать била. Когда маме было восемь лет, ее мать зарезали в пьяной драке. Дедушка женился, и мачеха тоже била маму. Потом мама долгое время жила у своих теток и была предоставлена сама себе.
Я росла под гиперконтролем. Папа бил меня в наказание за проступки, а мама никогда не заступалась. Пару раз я убегала из дома, потом возвращалась и получала еще. Я старалась быть хорошей девочкой, пока в какой-то момент мне не стало безразлично, накажут или нет. Я просто делала то, что считала нужным, и получала за это. Меня это не останавливало. Став взрослой, я съехала от родителей. Они чуть-чуть переросли свои собственные травмы, и на расстоянии я получала от них больше тепла.

В моей душе по-прежнему жила боль и обида на родителей, но со временем эти чувства вытеснились: всякий раз, когда меня отвергали или критиковали, я понимала, что мне должно быть неприятно, но ничего не чувствовала. Два с половиной года назад у меня начались панические атаки, и я пошла к психологу. Мы стали углубляться в мое прошлое и прорабатывать травмы. По заданию психолога я решила поговорить с родителями. Не помню точно, как начала разговор. Сказала, что отношения у нас были непростыми и мне крайне важно услышать от них, что они меня любят.
Родители сказали это, поплакали чуть-чуть. На время мне полегчало: месяц-два я ходила радостная, а потом все вернулось на круги своя. Обида никуда не ушла. Сейчас я почти не общаюсь с родителями: время от времени звоню маме, но давно уже не приезжаю в родительский дом.
Я не умею выстраивать нормальные здоровые отношения с людьми. Меня пугает их теплое отношение ко мне. Никому не доверяю, думаю, что меня хотят обмануть или просто обращаются со мной хорошо из вежливости, и я так же вежливо держу дистанцию, никому ничего не рассказывая о себе. Я перестала говорить о своих чувствах с мужем, потому что это бесполезно. Любой брак, на мой взгляд, обречен на угасание в нем любви и нежности. Я разочаровалась в отношениях и не ищу их. Когда недавно влюбилась, просто отогнала чувства как ненужные, понимая, что все закончится и мне будет больно. Пусть лучше мне будет больно сейчас, чем потом, когда все зайдет слишком далеко.

Сейчас у меня переходный период: заново учусь открываться и доверять людям, но это дается мне очень тяжело. За травмой отвержения лежит глубокий дефицит любви, но без проживания эмоций, которые сопровождали эту травму, невозможно исцелиться. Это не избавление, но новый опыт. И я в процессе.

Ирина Кутянова, психолог семейного центра «Печатники»:

В истории Анны четко прослеживается негативный семейный сценарий, когда жестокое обращение и отсутствие любви повторяется из поколения в поколение. Эмоционально холодная мать не дает достаточно тепла и любви своему ребенку, и у него уже во взрослой жизни в каких-то стрессовых ситуациях (ссора с партнером, критика коллег и т. д.) активизируется травма отвержения. Постепенно человек приходит к выводу: «Это не я вам не нужен, это вы мне не нужны». Он, боясь боли и разочарований, пресекает на корню позитивные чувства к другим людям и не верит в искренность таких чувств по отношению к себе.

Хотя Анна понимает, что ее родителей просто не научили любить их собственные родители и они растили ее как могли, она не может их простить, а значит, и освободиться. Нужно прожить свои негативные эмоции по отношению к родителям, принять часть их опыта и закрыть ситуацию для себя. Это можно сделать как в группе, так и одному, под наблюдением специалиста, используя, например, технику «пустого стула». Нужно представить, что перед вами на стуле сидит человек, который вас обидел, и высказать ему все свои обиды. Потом сесть на стул и ответить на эти обиды с позиции оппонента, отыграв его роль. Таким образом реконструируется диалог и отрабатываются самые глубокие и табуированные чувства.

Часто из-за зашкаливающих эмоций человеку бывает сложно выразить свои мысли. В этом случае можно прописать все свои обиды в письме (его даже не нужно отправлять). Важно, чтобы письмо заканчивалось прощением. Обида, даже справедливая, разрушает того, кто обижается. Непроработанные негативные чувства, которые человек копит в себе и не хочет отпускать, могут перерасти в психосоматические заболевания. Стремясь к прощению, человек должен думать в первую очередь о себе и своем здоровье.

Человек с травмой отвержения не умеет любить. Для того чтобы разморозить это чувство и культивировать его в себе, нужно бескорыстно делать добрые дела. Начать можно с малого: например, сказать доброе слово прохожему, помочь пожилой соседке донести тяжелую сумку. Можно устроиться волонтером в приют. Когда человек делает что-то бескорыстно и получает взамен искреннюю благодарность и положительные эмоции, он постепенно учится любить и наполняет себя этой любовью.

«Я всегда боюсь, что меня прогонят и назовут никчемной»: Ольга, 35 лет

Я с детства ощущала свою ненужность и неважность. Приходя с работы, отец сразу уходил со мной гулять. Мать потом рассказывала, что я часто плакала, кричала и мешала его родственникам, у которых мы жили, и потому он много со мной гулял. Я росла очень активным ребенком, всегда собирала вокруг себя детей из ближайших дворов. В четыре года на меня уже оставляли младшую сестру. При этом я постоянно слышала от родителей: «не мешай», «будь тише», «отойди» или «займись уже чем-нибудь».

Лет в пять в качестве наказания за какой-то проступок родители пригрозили отдать меня в детдом. Вечером отец надел на меня шубку и сказал: «У нас есть другая девочка, а такая нам не нужна. Мы отдадим тебя в детский дом». Мать сидела рядом с младшей сестрой в подтверждение его слов. Я сильно испугалась, попросила прощения и пообещала быть хорошей и послушной.
В школе я была активной и участвовала во всем, в чем только можно, до того момента, пока там не ввели экспериментальную учебную программу. Я училась в шестом классе, и учителя решили, что наш класс не справится, посчитали его отстающим. Это ударило по самолюбию моей матери, и она перевела меня в другой класс. Новые одноклассники меня не приняли: пару лет они напоминали, что я из отстающего класса и там мне и место, хотя у меня была нормальная успеваемость. Тогда же меня отвергли и бывшие одноклассники. Кто-то из них меня спросил, почему я перешла в другой класс. Я ответила то же, что говорили учителя: «Класс слабый, с программой не справится» — и они от меня отвернулись.
Я осталась одна, без друзей. Мне очень хотелось общения, и я старалась всячески его заслужить. Я подстраивалась под других: с сильно умными корчила из себя зубрилу, с оторвами была оторвой. Если получалось с кем-то подружиться, вела себя так, как удобно этому человеку, боясь вновь остаться в одиночестве.
Поддержки от родителей не было — мои чувства никогда их не волновали. Они ни разу не сказали, что меня любят, ни разу не обняли. В моей семье вообще не принято было говорить о чувствах. Я должна была только приносить хорошие оценки и ни о чем другом не думать. При этом мне всегда внушали, что я ничего не умею, не могу, ни на что не способна. Мать говорила, что я никому не буду нужна и меня никто не будет любить. Ей часто говорили, что такую энергичную девочку надо отдать, например, на танцы (я была не против, но кого интересовали мои желания?), но она воспринимала это иначе: ее учат, как обуздать ребенка, которого слишком много, поэтому я должна стать незаметной. Матери всегда было стыдно за меня, а эти разговоры обо мне ей были невыносимы.
Если вдруг ей рассказывали обо мне что-то плохое или я делала что-то, что ей не понравилось (а ей не нравилось 95% того, что я делаю), она говорила, что лучше бы убила меня еще в утробе и что проклинает день моего рождения. Зачастую это сопровождалось побоями, наказаниями (например, месяц без прогулок) и длительным игнором. Отец не вмешивался и не защищал меня. Он всегда говорил, чтобы я терпела и вела себя тише. Через какое-то время родители разошлись, и отца в моей жизни почти не стало. Однажды, когда мать меня довела, я спросила: «Ты вообще меня хотела?» Она рассмеялась и ответила: «Нет. Мы с твоим отцом просто трахались под забором».
Во взрослой жизни все это вылилось в то, что мне очень трудно вступать в отношения с людьми — это касается и работы, и дружбы, и личных отношений. Я ищу того, кто меня полюбит и примет, и всегда боюсь, что меня прогонят, скажут, что я никчемная. Я жду оценки, подтверждения, что мне можно быть / жить, что мне скажут: «Ты нужна, ты не мешаешь, ты меня устраиваешь». Я всегда думаю, что делаю недостаточно много или недостаточно хорошо. Раньше я вообще не могла брать и требовать свое, вступать в конфликт. Мне страшно было высказывать свое мнение, потому что в детстве я слышала от матери: «Кто ты такая? Ты должна слушать других, которые важнее, умнее и лучше». Я долго могла терпеть недовольство, а потом оно выливалось в истерики.
Раньше я велась на любого мужчину, который на меня посмотрит, и мной пользовались. Однажды в попытке сбежать от матери я чуть не вышла замуж. Мы с этим мужчиной постоянно ругались, как это обычно бывает в созависимых парах. Он выпивал. По стечению обстоятельств свадьбу пришлось отменить. В конце концов мы, к счастью, расстались. Теперь я просто избегаю отношений.
Сейчас я живу с матерью, но мы не общаемся. Отец не звонит. Раз в полгода я забегаю к нему на пять минут на чай. Особо не разговариваем: ему не нужны подробности моей жизни, а я постепенно перестаю искать его заботы и защиты.
Человек, в жизни которого было много абьюза, долго верит в свою ненужность и никчемность. Но когда я решила работать над этим, стала встречать людей, которые показали мне, что я им нужна и не мешаю, и один из них привел меня к психологу. Сейчас, кроме психотерапии, я занимаюсь духовными практиками и получаю психологическое образование. Иллюзии, что я навсегда избавлюсь от травмы отвержения, у меня нет. Она слишком глубоко во мне и, думаю, случилась еще в перинатальном периоде. Меня радует, что я могу ее отследить, знаю, как она проявляется. Я научилась с ней жить и давать людям право выбирать не меня и не принимать это на свой счет. Научилась говорить самой себе: «Я всегда с тобой, я тебя люблю, ты мне нужна, ты — самое дорогое, что у меня есть, и я тебя не брошу».

Елена

Шохина, психолог семейного центра «Зеленоград»:

Отвержение проявляется в нечувствительности родителя к эмоциональным потребностям ребенка. Оно может быть явным, как в истории Ольги, или скрытым. Часто отвержение передается из поколения в поколение как форма взаимодействия. Например, в послевоенные годы родителям некогда было говорить детям, что они нужны и любимы. Повзрослев, дети воспринимали это как норму и бессознательно относились так же к своим детям.
История Ольги очень травматична — ее отвергли оба родителя: мать была более агрессивна, использовала физическое и эмоциональное насилие, отец же предпочитал не вмешиваться. Что сильнее сказалось на Ольге — еще вопрос, потому что девочка берет поведение отца за образец мужского отношения с себе. Возможно, Ольга будет искать мужчину или уже пыталась строить отношения с мужчиной, который игнорировал ее, как и отец.
Отец и мать Ольги подпитывали распространенный детский страх быть не любимым родителями ребенком, угрожая сдать ее в детдом. И у нее сформировался защитный механизм: «Если я не нужна миру такая, какая есть, я буду такой, какой меня хотят видеть другие». Это поведение жертвы. То есть травма расщепила детскую личность. Задача психолога эту личность собрать: помочь той маленькой Оле с ее желаниями и потребностями вырасти — прожить свои желания и стать опорой самой себе.
Помимо отвержения, Ольга столкнулась еще и с парентификацией — ситуацией, когда родители вынуждают ребенка рано взрослеть и перекладывают на него свои обязанности. Вообще, четыре-пять лет — знаковый возраст для формирования детской психики и дальнейшей судьбы человека. Благоприятная семейная система способна раскрыть потенциал ребенка и стать хорошим трамплином в жизни, неблагоприятная — искалечить.
Самостоятельно проработать такую травму практически невозможно. Одна из функций родителя — дать ребенку базовое доверие к миру, ощущение, что он любим и у него все получится. Лишенный этого ребенок, повзрослев, не знает, на что способен и что может. Поэтому тут потребуется долгая и кропотливая работа с психологом. Его задача — помочь взрослому человеку принять все, что было в его детстве, и отпустить обиду, которая сжигает колоссальное количество внутренней энергии и не дает человеку двигаться дальше. Психолог также поможет человеку выразить свои агрессивные эмоции. Когда ребенку было обидно и страшно, он не мог высказать это родителям. Но сейчас, став взрослым, он не только может, но и должен выплеснуть эмоции, которые разрушают его изнутри, а потом сказать своему внутреннему ребенку: «Что бы ни случилось, я с тобой. Я тебя люблю и всегда поддержу». Что и делает Ольга.

«Раньше я ставила мать выше себя, мужа и детей»: Анна, 34 года

Мама растила меня одна. Будучи беременной мной, она психанула и ушла от моего отца, а он не стал ее возвращать. Его мать быстро нашла ему молодую невесту и убедила, что я «нагулянная». Я родилась в июле, а отец женился в октябре того же года.
У мамы было много подруг, которые часто приходили в гости. Я всегда радовалась толпе народа в доме, мне очень нравилось общаться с людьми — могла заболтать любого. Я была очень активным ребенком. Мать внушала мне, что я нерадивая, неуклюжая, неаккуратная и невнимательная. Она постоянно ставила мне в пример мою двоюродную сестру. Например, что она аккуратно носит вещи, а на мне вещи буквально горят, я их быстро снашиваю. Случались черные дни, когда я делала что-то не по нраву матери: огрызнулась в ответ на ее критику или что-то сломала. Она меня никогда не била, но орала так, что стены тряслись. Иногда угрожала сдать меня в детдом или говорила, что она заболеет от моего поведения и я точно туда попаду. Если в этот момент ей звонил кто-то из подруг или приходили гости, она сразу меняла тон и становилась радостная. Я надеялась, что она отошла, но, когда мы оставались вдвоем, мама обычно снова разговаривала со мной сквозь зубы в приказном тоне, жестко и твердо, или могла долго меня игнорировать и молчать. Я пыталась разрулить ситуацию, угодить маме, но все было бесполезно. В подростковом возрасте мне даже домой идти не хотелось в такие дни. Но я боялась за ее здоровье, боялась потерять ее и потому не заставляла ее беспокоиться и всегда возвращалась. (До сих пор, если куда-то еду, надо ей отзвониться, что доехала, даже если к доктору или на работу. ) Мама меня сильно опекала, а у меня был страх, что только вдвоем мы выживем, хотя мамины родственники, к которым мы часто ездили, нас любили и принимали. При этом я никогда не сомневалась в том, что мама любит меня. Не помню, чтобы она говорила об этом прямо, но я знала, что любит.
В школе у меня были сложные отношения с классом. Я не хотела быть изгоем, но и подстраиваться под лидеров тоже не собиралась, поэтому болталась в одиночестве, беря под крыло новеньких, чтобы не быть одной. У меня была одна подруга, которая все десять лет школы портила мне жизнь. Я боялась оставаться одна и долго с ней общалась, пока классе в седьмом она меня не подставила. Тогда я поняла, что мир жесток и доверять никому нельзя. С тех пор я никому не доверяю и всех подозреваю. Не доверяю даже мужу. Если он уйдет к другой, это станет ударом, я буду раздавлена, но не удивлюсь. Было время, когда я подстраивалась под людей, сейчас стала прямее. За это качество многие меня ценят.

Года четыре назад я начала психологически сепарироваться от матери, с которой продолжаю жить под одной крышей. Только к 30 годам я поняла, что считать свою мать важнее мужа, детей и себя — ненормально. Раньше я готова была горы свернуть ради ее хорошего настроения. Как раз тогда у матери начался открытый конфликт с моим мужем. Она перевернула все факты в свою пользу, и я стала задумываться. У меня был довольно долгий период злости на мать. Я винила ее во всем, даже страшно было, что я могу так плохо о ней думать. Чувство вины за эти мысли сменялось еще большей озлобленностью за то, что я запрещала себе так думать. Я прочитала много статей про сепарирование, видела картинки из своей жизни и снова злилась на мать. Потом спустя какое-то время вдруг поняла, что она на тот момент давала мне все, что у нее было, и вела себя со мной так не со зла. Просто она растила меня одна, и у нее не было времени погружаться в психологию. У меня получилось посмотреть на наши отношения со стороны.
Позже я посмотрела уже на себя в роли матери, проанализировала свои ошибки. Узнала, что у меня, как и у моих детей, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Мне стало проще принимать свои несовершенства и не ругать детей за те же проявления СДВГ. Они так же, как и я когда-то, что-то роняют, проливают или разбивают, легко отвлекаются и не замечают течения времени. Я рада, что мои дети твердо знают, чего хотят, и не боятся говорить, что думают. Я не пытаюсь манипулировать ими, игнорируя, ругаюсь и злюсь минут пять-десять, потом мы миримся. Я научилась слушать себя: если на сердце камень, значит, я делаю что-то не то и надо остановиться. Я не считаю себя идеальной матерью, знаю, что мои дети найдут на что пожаловаться своим психологам. Но для меня главное, что я делаю все возможное и честна перед ними.
После проработки своей травмы я поняла, что все люди разные и они не обязаны соответствовать моим ожиданиям. Я просто отделила маму от себя: вот тут моя реакция и мои ощущения, а там — мамины. Я не имею права запретить ей реагировать так, как она хочет. Она взрослый человек и сама ответственна за себя. Я же буду отвечать за себя и своих детей. Мама в возрасте и уже не может поменять привычные паттерны поведения, поэтому лавировать приходится мне. С ней сложно, конечно. Она растеряла всех подруг и требует от меня погружения в ее проблемы, чтобы я общалась только с ней. Она и сейчас манипулирует мной, лишая меня общения. Если раньше я пыталась угодить, наладить отношения, то сейчас позволяю ей насладиться тем, что она сама для себя создала. Теперь она первая возвращается к контакту со мной, и эти ее выпады случаются все реже.

Зульфия Исмагулова, психолог семейного центра «Отрадное»:

Травма отвержения чаще формируется до шестилетнего возраста, исключения случаются редко. В некоторых случаях — даже когда ребенок еще находится в утробе матери: например, когда мать думает об аборте. Чем раньше эта травма сформировалась, тем сложнее ее исцелить. Некоторые люди имеют внутреннюю предрасположенность к этой травме — в зависимости от темперамента, генетики и прохождения внутриутробного периода. Наличие или отсутствие этой предрасположенности можно узнать, пройдя «опросник отверженности».
Признаки травмы отвержения — недоверие к миру, страх близости, недовольство собой, отрицание своих потребностей и собственной значимости, чувство неполноценности, стертые личные границы, неспособность отстоять свое мнение, чувство стыда, внутриличностные конфликты и боязнь сепарации от родителей.
Задача родителей — удовлетворить потребность своего ребенка в безопасности, привязанности и близости. Ведь от этого будет зависеть отношение ребенка к миру. Отец покинул Анну. Ее мать была эмоционально нестабильна, тревожна и непредсказуема. Анна не знала, чего ей ожидать от матери, а значит, и от мира, потому что мир ребенка — его родители. В семье у ребенка формируются некие убеждения. Анна с детства была убеждена, что она нерадивая, что может выжить только в слиянии с матерью, что миру доверять нельзя.
Травма отвержения включается обычно только для значимого человека, которого страшно потерять. «Если я буду в близких отношениях, человек узнает меня настоящую и я ему не понравлюсь. Поэтому я буду избегать близких отношений или буду выбирать мужчин, которым не нужны серьезные отношения». Наша психика всегда стремится к стабильности, для нее такая схема проще. Психолог поможет изменить ее в безопасных условиях, как здоровый взрослый, которому можно раскрыться, не боясь, что тебя бросят.
Травмированный ребенок отвергает ту часть себя, которую не признают родители. Чтобы вернуть целостность, необходимо эмоционально сепарироваться от родителя, что и сделала Анна. Некоторые люди считают, что сепарироваться — значит высказать родителям, какие они были плохие, и сбежать от них. Но речь идет именно об эмоциональной сепарации, когда нужно разобраться, где свои чувства, а где чужие, и разграничить их. Тут советую почитать книги психологов Линдси Гибсон «Взрослые дети эмоционально незрелых родителей» и Джеффри Янга «Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье».
Анна поняла и приняла, что ее мать не переделать. Многие в процессе терапии начинают переносить свои чувства на родителей: «Почему вы ко мне так относились?» Но тут важно не «почему», а «как я сам буду относиться к поведению родителей». Обычно процесс сепарации сопровождается злостью и чувством вины, которые также надо проработать и отпустить. Анна, надо отдать ей должное, провела большую работу по сепарации и самопринятию и позволила себе быть неидеальной.

Стили воспитания | ЧОКНБ

 

Стиль семейного воспитания — 

это способ воспитания родителей своего ребенка, применение ими определенных приемов и методов воздействия на ребенка, выражающиеся в своеобразной манере словесного обращения и взаимодействия с ребёнком. Любая дисгармония в семье приводит к неблагоприятным последствиям  в развитии личности ребенка, к проблемам в его поведении.

В современной психологии существуют 6 стилей семейного воспитания; гипоопека, гиперопека, непоследовательный стиль, по типу эмоционального отвержения, демократический, или гармоничный, авторитарный. Каждый из этих стилей оказывает разное влияние на психику и формирование личности ребенка.

 

Авторитарный стиль 

При таком стиле воспитания родители осуществляют строгий контроль за жизнедяетельностью ребенка. Контролируются желания, потребности, интересы, круг общения. При, таком стиле семейного воспитания родители используют физические наказания, принуждения, запреты. Таких родителей заботит лишь то, чтобы ребенок рос послушным и исполнительными. Дети находятся в постоянном эмоциональном напряжении, что сказывается на психическом и физическом здоровье ребенка. Здесь возможна невротизация, соматические проблемы на фоне психологических переживаний, такие дети вырастают робкими, неуверенными в себе, неспособными постоять за себя, либо агрессивными, конфликтными. У таких детей затруднена социальная адаптация, появляются трудности в межличностном общении.

В подростковом возрасте, при авторитарном стиле семейного воспитания, возможен бунт со стороны ребенка, уходы их дома, враждебное отношение к окружающим. Такие подростки часто занимают оппозиционное отношение ко взрослым, демонстрируют протестные реакции.

 

Гипоопека (попустительский стиль)

При, таком стиле воспитания ребенок предоставлен сам себе, на него не обращают особого внимания. Воспитание строится на вседозволенности и низкой дисциплине. Для родителей с попустительским стилем воспитания характерна неспособность или нежелание руководить ребенком. При таком стиле семейного воспитания родители практически не осуществляют контроль за ребенком. Ребенок растет в ситуации безнадзорности и вседозволенности. Такие дети часто попадают в плохие компании, где и происходят первые пробы психоактивных веществ и правонарушения. Таким детям сложно разобраться, что такое хорошо и что, такое плохо. Привыкшие жить в ситуации бесконтрольности и вседозволенности, у таких детей отмечаются нарушения в поведении, что приводит к затруднению адаптации в социуме.

 

Гиперопека

При таком стиле семейного воспитания родители черезмерно опекают ребенка, лишая его самостоятельности и тем самым  замедляют личностное и интеллектуальное развитие. Даже во взрослом возрасте родители не признают взросление и продолжают опекать «взрослого ребенка». Такой ребенок лишен самостоятельности, не способен самостоятельно принимать решения, неуверен в себе, зависим от чужого мнения, тревожен. Такие дети всегда будут бояться сделать что то не так, ошибиться. При таком стиле семейного воспитания родители подавляют волю ребенка, его познавательную активность, инициативность. Воспитывают покорность, безволие, зависимость от чужого мнения. В подростковом возрасте ребенок захочет освободится от черезмерной опеки захочет иметь свое личное пространство. Здесь возможно проявление агрессии, обмана, как средство защиты от родительского контроля, что может привести к конфликтам и отчуждению.

 

Семейное воспитание по типу эмоционального отвержении

Здесь родители не принимают своего ребенка, демонстрируют безразличие  к нему. Родители не интересуются духовным миром ребенка,  его делами, избегают общения с ним. Родители живут своей жизнью – ребенок своей.

При, таком стиле ребенок чувствует себя одиноким, никому не нужным, не имеет семейной поддержки. У таких детей часто бывает сниженное настроение, пропадает желание общаться, возможно формирование агрессивного отношения к людям. У подростков могут появляться суицидальные мысли.

 

Непоследовательный тип семейного воспитания

Этот стиль характеризуется отсутствием последовательности в системе воспитания.

Здесь отсутствуют четкие требования к ребенку, на почве разногласий между родителями в выборе дозволенного и не дозволенного для ребенка, в выборе воспитательных воздействий между родителями. Например – бабушка разрешает то, что в родительской семье делать нельзя, или папа разрешает делать то,  что мама категорически запрещает.

 Это нарушает социально – психологическую дезадаптацию у ребенка. Ребенку сложно маневрировать между требованием родителей, что может способствовать возникновению невротических реакций у ребенка, агрессивности, импульсивности, неуверенности в себе и формированию социально – психологической дезадаптации. При, таком стиле у ребенка отсутствует стабильность, уверенность в завтрашнем дне. Нет четких , конкретных ориентиров в оценках и  поведении. Такой стиль семейного воспитания формирует неуправляемую, импульсивную, неуверенную в себе, тревожную личность.

 

Гармоничный стиль семейного воспитания, или демократический

Здесь учитываются интересы, способности ребенка. Воспитание построено на обсуждении, рекомендациях и учете желаний и потребностей ребенка. Родители поощеряют любознательность, самостоятельность, осмысленное поведение ребенка. Помогаю ему разобраться в вопросах, которые его интересую. Отношения строятся на доверии  и уважении к ребенку, на компромиссах и эмоциональном принятии своего ребенка, при этом родители последовательны в воспитании, требовательны в соблюдении дисциплины. Отношения между родителями и детьми строятся на проявлении теплых чувств, заботы и поддержки.

Ребенок вырастает ответственным за свои поступки, инициативным, умеющим рассуждать, с чувством собственного достоинства. Такие дети, как правило, хорошо учатся, имеют собственное мнение, независимы от  оценок других людей. Семья дает детям хороший ресурс, дети знаю, что родители всегда окажут помощь. При таком стиле семейного воспитания формируется адаптивная, гармоничная личность.

 

Мед.психолог Т. А. Кашникова

 

Принятие ребенка – основа его воспитания

23.08.2018  Просмотров: 1292

Мы мечтаем видеть своих детей красивыми, умными, успешными, счастливыми, при этом, возможно, даже определяем судьбу ребенка тем или иным образом. Но по мере взросления наши дети часто не оправдывают наших надежд: будущая фотомодель набирает лишние килограммы, а будущий светила медицины не увлекается биологией. Родители с грустью осознают, что ребенок не оправдывает их ожиданий.

Непринятие ребенка

О непринятии говорится и пишется очень много педагогами и психологами. Суть этого явления заключается в том, что родители пытаются изменить своих детей, не принимая их такими, какие они есть. Дети либо мешают своим родителям, либо не оправдывают их надежд.

· Безусловное непринятие

Иногда непринятие заметно даже без глубокого анализа. Нежелательных детей пристраивают на попечение бабушкам и в детские сады с круглосуточным пребыванием или «терроризируют» ребенка за каждую шалость. Такое непринятие называется безусловным. Суть этого названия в том, что ребенок не будет принят родителями ни при каких условиях.

Ольга родила дочку Леночку сразу после окончания 11-го класса. Экзамены сдавала с огромным животом, на выпускной бал не пошла, и поступить в институт не было возможности. Родители Ольги полностью обеспечивали внучку и дочку, но физически помочь не могли, так как работали. Маленькая дочка с самого рождения стала обузой для молодой мамы. В перерывах между кормлением и прогулками она плакала о своей судьбе. Как только девочка подросла и начала ходить в детский сад, Ольга уехала в город, где начала работать, сняла квартиру и зажила свободной жизнью. Домой она приезжала редко, с дочкой почти не виделась. Когда Леночке исполнилось 7 лет, тяжело заболела бабушка. Начались больницы, и появилась необходимость в том, чтобы Ольга забрала дочку или приехала снова жить в село. Ольга забрала дочку, но не была готова к ее занятиям в школе, изменению своего распорядка. Дочка старалась учиться, но не все получалось, а у мамы не было времени на помощь дочери. Со временем Леночка превратилась в слабую ученицу. Внешнему виду дочки Оля также не уделяла внимания. Ее обзывали двоечницей и неряхой, а девочка отвечала агрессией. В беседе с учителем Оля призналась, что ненавидит собственную дочь.

· Эмоциональное отвержение

Неприятие далеко не всегда является очевидным. Иногда непринятие проявляется в эмоциональном отвержении:

1. Замена эмоционального контакта материальными ценностями. 

«Я не хочу с тобой играть, поэтому купила тебе дорогую игровую приставку».

2. Полная бесконтрольность. 

«Пусть делает, что хочет, – мне все равно, лишь бы был сыт и здоров».

3. Холодные отношения.

«Мне не о чем с тобой разговаривать, ты не заслуживаешь, чтобы с тобой общались».

4. Постоянные нравоучения.

«Ты постоянно все делаешь не так».

· Условное принятие

Самой завуалированной формой непринятия является условное принятие. В этом случае родители принимают своего ребенка только до тех пор, пока он соответствует их требованиям. Мама гордится успехами дочери, радуется победам, но перестает общаться при неудачах, требует больших занятий, ругает за низкие результаты, не пытаясь поддержать и помочь. Иногда все недостатки ребенка объясняются плохой наследственностью. Выражение «Весь в отца – такой же никчемный неудачник» приходилось слышать многим в различных вариациях. Это вариант непринятия. Условно принятые дети живут в постоянном напряжении сделать что-то не так, не оправдать надежд. Они знают, что любовь родителей напрямую зависит от их успехов.

Шестилетняя Зина рассказывает: «У меня есть сестра Таня, ей 5 лет. Мама больше любит Таню. Таня такая же красивая и стройная, как мама, а я похожа на папу: полная и некрасивая. Мама говорит, что была бы похожа на нее, она бы меня любила».

Принятие ребенка

Рождение ребенка – это важный шаг. Нужно, чтобы родители совершали его осознанно, с пониманием сложностей материнства и отцовства и, конечно, ответственности. К счастью, невозможно запрограммировать внешность, характер и способности ребенка. Именно поэтому каждый человек уникален и неповторим.

Ваш ребенок уникален и неповторим! Он имеет свой набор качеств, которых нет больше ни у кого. Все, что есть в нем, – это частичка родителей: мамы и папы. Уже за это нужно любить своего ребенка и принимать все его особенности. В этом заключается безусловное принятие ребенка.

Правила безусловного принятия:

  • Я люблю своего ребенка, потому что это МОЙ ребенок.
  • Я принимаю ребенка таким, какой он есть.
  • Мой ребенок хороший, хотя и может иногда поступать плохо. Плох не ребенок, а поступок.
  • Я верю в то, что у моего ребенка много достоинств, главное – их найти.
  • Я хочу, чтобы он нашел себя в жизни.

Жизнь ребенка должна соответствовать не вашим желаниям, а его склонностями, способностями и предпочтениями. Принимая своего ребенка, вы учитесь правильно с ним взаимодействовать.

Принятия как главный принцип воспитания

Дети не всегда ведут себя так, как нам хочется. Важно понять, что именно в общении нужно изменить, чтобы сделать его продуктивным.

Принимая любое детское поведение, вы принимаете себя как родителя и воспитателя. Вас все устраивает? Есть над чем задуматься. Вам помогут наши рекомендации.

1. Ищите подход к ребенку. Сначала поймите, что ждете от него вы, а затем объедините это с возможностями ребенка. Возможно, ребенок обладает определенным типом восприятия информации, плохо воспринимая ее на слух, или ему трудно усвоить большой текст сразу – ему требуются пошаговые инструкции. Постоянно учитывайте его особенности.

2. Говорите с ребенком на одном языке. Ребенок что-то не понимает, потому что ему плохо объясняют. Учитесь говорить с детьми на их языке.

3. Наблюдайте за ребенком. Люди часто говорят не то, что думают, и скрывают эмоции. Это относится и к детям. Детям трудно скрыть свои эмоции, и при наблюдении становится очевидным, что нравится ребенку, что вызывает у него негатив, а что откровенно ранит.

4. Откажитесь от нереальных задач. Нужно ли мучить ребенка музыкальными занятиями, если у него нет слуха? Ответ очевиден. Это правило должно соблюдаться во всех сферах деятельности. Откажитесь от собственных идей и ожиданий. Важно то, что может ваш ребенок, а не то, что ждете вы.

5. Воспитание не имеет временных ограничений. Воспитание не заключается в нотациях. Воспитательный процесс протекает постоянно – даже тогда, когда ребенка нет рядом. Дети имеют свойство меняться. С возрастом меняются характер, внешность, интересы и склонности ребенка. Учитывайте эти изменения в процессе воспитания.

6. Устанавливайте для ребенка личные границы. Безусловное принятие не означает вседозволенности. Не отказывайтесь от требований к своим детям. Ребенок должен понимать границы своей дозволенности.

Примите ребенка таким, какой он есть, и вы научите его принимать себя. Это очень важно для его будущего. Взрослый человек, знающий свои особенности, интересы, способности, имеет больше шансов быть счастливым и успешным.


Детско-родительские отношения в структуре семейных отношений

Роль семьи в формировании уникальной для каждого ребенка социальной ситуации развития общеизвестна. Стиль семейного воспитания, определяемый родительскими ценностными ориентациями, установками, эмоциональным отношением к ребенку, особенностью восприятия ребенка родителем и способов поведения с ним — является значительным фактором развития личности ребенка.

Семья может выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора воспитания. Положительное воздействие на личность ребенка состоит в том, что никто, кроме самых близких для него в семье людей — матери, отца, бабушки, дедушки, брата, сестры, не относится к ребенку лучше, не любит его так и не заботится столько о нем. И вместе с тем никакой другой социальный институт не может потенциально нанести столько вреда в воспитании детей, сколько может сделать семья.

В семьях, члены которых испытывают по отношению друг к другу эмоциональное отвержение, непосредственное межличностное общение во многих случаях просто отсутствует. В основе таких отношений лежит неудовлетворенность в эмоциональных отношениях по отношению к данному члену семьи, которая вуализируется внешней холодностью и сопровождается обидой, а с другой стороны чувство вины по отношению к обиженным членам семьи, которое, очень часто, членами семьи либо совсем не осознается, либо не до конца. Последние, пытаясь отделаться от чувства вины, но, не решаясь признать в себе это чувство, используют в семейных отношениях манипулятивные приемы давления на членов семьи, по отношению к которым испытывают данное чувство, стараясь таким образом вызвать ответное чувство по отношению к себе и, таким образом, переложить ответственность за отношения на другого человека. Наиболее уязвимым оказывается тот член семьи, который возьмет на себя роль посредника в таких отношениях, поскольку ни одна из противоборствующих сторон не соглашается взять на себя инициативу примирения и ответственность за отношения в надежде, что третья сторона сделает все за них. Таким образом, посредник оказывается в роли «козла отпущения» и вынужден выслушивать упреки с обеих сторон.

 Психологи выделяют типичные нарушения правил семейного воспитания:

 1) Потворствующая гиперпротекция. Ребенок находится в центре семьи, которая стремится к максимальному удовлетворению его потребностей. Для родителей характерны стремление «поглотить» ребенка, защитить его ото всех трудностей, потакание всем его прихотям. При подобном воспитании у ребенка развиваются демонстративные черты характера, болезненная обидчивость, подозрительность, упрямство, агрессивность. Это делает его неуживчивым среди сверстников, т.е. затрудняется социальная адаптация.

2) Доминирующая гиперпротекция. Ребенок также в центре внимания семьи, но родители ставят перед ним многочисленные ограничения, запреты, злоупотребляют контролем. Последствиями такого воспитания является формирование у ребенка таких качеств, личности, как зависимость от окружающих, отсутствие самозащиты, скрупулезное следование определенным правилам и излишняя уступчивость.

3) Эмоциональное отвержение ребенка. Воспитание по типу «золушки», чрезмерное реагирование со стороны родителей на незначительное поведение, игнорирование потребностей ребенка. Это приводит, естественно, к невротическим расстройствам.

4) Гипертрофированная моральная ответственность родителей за ребенка перед окружающими. Высокие требования, недостаточное внимание к состоянию ребенка, частое использование наказаний. У таких родителей ребенок всегда не прав. Поэтому у него появляется нерешительность в общении со сверстниками, склонность к ссорам, самоагрессия, гипертрофированное чувство вины.

5) Гипопротекция. Ребенок предоставлен сам себе, родители его не контролируют, не интересуются им. Поэтому, для ребенка характерны неустойчивый тип поведения, слабая воля.

Важнейшим фактором, влияющим на формирование личности ребенка, являются гармоничные внутрисемейные отношения родителей и детей, принятие родителей детей, заинтересованность родителя в планах ребенка, его будущем, воспитание независимости, самостоятельности ребенка, вера в успешность ребенка.

Для достижения воспитательных целей в семье родители обращаются к разнообразным средствам воздействия: поощряют и наказывают ребенка, стремятся стать для него образцом. В результате разумного применения поощрений развитие детей как личности можно ускорить, сделать более успешным, чем при использовании запретов и наказаний. Если все же возникает нужда в наказаниях, то для усиления воспитательного эффекта наказания по возможности должны следовать непосредственно за заслуживающим их проступком. Наказание должно быть справедливым, но не жестоким. Очень суровое наказание может вызвать у ребенка страх или озлобленность. Наказание более эффективно в том случае, если проступок, за который он наказан, разумно ему объяснен. Любое физическое воздействие формирует у ребенка убеждение, что он тоже сможет действовать силой, когда его что-то не устроит.

По Э. Арутюнянц, такая семья является демократической. Цель в этой семье — взаимодоверие, принятие, автономность членов. Воспитательное воздействие — «горизонтальное», диалог равных: родителей и ребенка. В семейной жизни всегда учитываются взаимные интересы, причем, чем старше ребенок, тем больше его интересы учитываются. Итогом такого воспитания является усвоение ребенком демократических ценностей, гармонизация его представлений о правах и обязанностях, свободе и ответственности, развитие активности, самостоятельности, доброжелательности, адаптивности, уверенности в себе и эмоциональной устойчивости. Вместе с тем у этих детей может отсутствовать навык подчинения социальным требованиям. Они плохо адаптируются в среде, построенной по «вертикальному» принципу (т.е. практически ко всем социальным институтам)».

Родителям нужно стремиться развивать в своих детях следующие личностные качества: уверенность, базирующуюся на сознании самоценности, понимание достоинств и недостатков в себе и окружающих, уважение к доброте, честности, дружелюбию, сопереживанию, терпению и мужеству, умение находить общий язык и радость в общении с людьми разных полов, возрастов и интересов.

 

Психологи учат молодых родителей играть с детьми

Специалисты просто начинают играть: сначала между собой, к примеру, надувают мыльные пузыри, потом к ним присоединяются самые активные и любопытные дети, а в итоге игра объединяет все семьи, гуляющие на площадке.

Ксения Выборная старается не пропускать ни одного занятия. Ее дочке Маше два с половиной года, и это не простой возраст, говорит молодая мама. Ребенок часто капризничает, спорит и кричит.

«Иногда хочется наказать: отшлепать, поставить в угол, но сейчас я понимаю, что этого делать нельзя. Я несколько раз пробовала, кричала на дочку, она в ответ тоже кричит, это бессмысленно», — сказала Ксения.

На занятиях со специалистами она поняла: главное – научиться разговаривать с ребенком. Можно предложить ему альтернативное решение проблемы, а можно просто отвлечь.

Однако сдерживать свой гнев и вырабатывать железное терпение непросто. Специалисты советуют родителям получать от общения с ребенком удовольствие.

«Многие приходят и сначала просто наблюдают за поведением других родителей, потом видят, что и их ребенок вовлекся в игру. Естественно, мамы и папы тянутся за своим малышом, и им тоже становится интересно. Многие просто преображаются», — рассказала Шивкова.

На детской площадке психологи наблюдают и за родителями. Если специалисты замечают, что в семье есть проблемы, то сразу предлагают свою помощь. Очень часто взрослые  оказываются не готовыми к диалогу и предпочитают наказывать малыша за малейшую провинность.

«Если ребенок не слушается, мамы шлепают его. Когда нужно куда-то идти, просто тащат упирающегося малыша за руку. Если прилюдно такое делают, то, что может быть дома, когда никто не видит?», — говорит Шивкова.

По словам работников центра, жестокое обращение с детьми — не редкость. Причем, речь идет не только о рукоприкладстве. Не менее опасно пренебрежение родительскими обязанностями, когда малыша просто оставляют одного без присмотра.

«А наиболее жестокое – это эмоциональное отвержение ребенка, когда мамы и папы наказывают детей тем, что не разговаривают с ними. Для детей это страшная травма, и у некоторых она, к сожалению, остается на всю жизнь», — отмечает специалист центра.

Из любой ситуации можно найти выход, не используя наказания, уверены психологи. Иногда достаточно просто поговорить, проявляя искренний интерес к жизни ребенка. Во время игры родители привыкают быть рядом с детьми и обсуждать все совместные действия. В дальнейшем эта манера общения закрепляется и становится естественной.

Истратова О.

Н., Росинская(Яценко) А.В. Влияние типа семейного неблагополучия на эмоциональное развитие младших школьников

Истратова Оксана Николаевна1, Росинская(Яценко) Анна Викторовна2
1Южный федеральный университет, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии и безопасности жизнедеятельности
2ООО «Лазурит», руководитель

Istratova Oksana Nikolaevna1, Rosinskaya (Yazenko) Anna Viktorovna2
1Southern Federal University, Ph. D., associate professor of Department of Psychology and Safety of Existence
2Ltd «Lazurit», chief

Библиографическая ссылка на статью:
Истратова О.Н., Росинская(Яценко) А.В. Влияние типа семейного неблагополучия на эмоциональное развитие младших школьников // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 9. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/09/57608 (дата обращения: 14.01.2021).

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ

в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ

«Личностные деформации детей и подростков, находящихся в ситуации семейного неблагополучия»,

проект № 13-36-01006а

Младший школьный возраст является периодом активного развития эмоциональной сферы ребенка, в данном возрасте ребенок много думает, мыслит, воображает, переживает, эмоции для него представляют наиболее важные феномены внутренней жизни. Несмотря на все переживания, дети в данном возрасте являются достаточно оптимистичными.

Младший школьный возраст считается довольно спокойным в эмоциональном плане. Многие исследования посвящены изучению эмоций в подростковом возрасте в связи с тем, что подростки сильнее переживают возрастные кризисы и более эмоциональны, чем младшие школьники. Но, не смотря на это, именно в младшем школьном возрасте закладываются те эмоции и их качества (глубина, устойчивость), которые будут способствовать развитию эмоциональной сферы детей в дальнейшем. Основным новообразованием эмоциональной сферы в младшем школьном возрасте является то, что появляется контроль и сдержанность эмоций. И, если ребенку не удалось этому научиться, то в дальнейшем он становится импульсивным, агрессивным и трудно управляемым.

Для полноценного развития эмоциональной сферы большую роль играет семья, а именно теплота семейных отношений и поддержка, которую оказывают ребенку родители. Ребенку важно воспитываться в теплой семейной обстановке. Однако сегодня современная семья является не такой стабильной системой, которая способна обеспечить ребенку это тепло [5, 9]. В современном мире ситуации семейного неблагополучия рассматриваются в широком контексте: от социального сиротства до дисгармоний в детско-родительских отношениях, в том числе – и эмоционального отвержения ребенка родителями.

Эмоционально отвергаемые дети и дети-сироты испытывают эмоциональную депривацию, которая отражается на развитии их эмоциональной сферы. А эмоции – это отражение степени удовлетворения значимых для ребенка потребностей и показатель его благополучия (эмоционального и в целом – жизненного). Распространение такого типа родительского отношения к ребенку, как эмоциональное отвержение, при котором ребенок иногда может испытывать жестокое обращение к себе, чувствовать недовольство им со стороны родителей и даже враждебность, вследствие чего он становится тревожным, эмоционально неустойчивым, неуверенным в себе и даже агрессивным [8] становится тревожным фактором эмоционального неблагополучия ребенка, а также – фактором риска распространения феномена скрытого социального сиротства [6].

Таким образом, целью настоящего исследования стал сравнительный анализ эмоциональной сферы детей младшего школьного возраста, находящихся в ситуациях семейного неблагополучия разного типа: скрытой его формы (эмоциональное отвержение ребенка родителями) и острой открытой формы (социальное сиротство). Контрольной группой выступили дети из благополучных семей, где психологический аспект благополучия был определен по шкале принятие-отвержение (А. Баркан) [1]

Теоретическим основанием работы стал возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков; основные положения Л.С. Выготского, Д.Б. Эльконина о структуре и динамике возраста, а также данные о жизни и развитии детей, оставшихся без попечения родителей. И в результате чего критериями личностного развития в младшего школьного возраста считается основные психологические новообразования в личностной и эмоциональной сфере в данный возрастной период.

На основе анализа теоретического анализа проблемы, мы предполагаем, что существуют особенности эмоциональной сферы у детей, эмоционально принимаемых родителями, эмоционально отвергаемых родителями и социальных сирот.

В исследовании были применены следующие методики: проективная методика “Кактус” (М. Панфилова), проективная методика «Рисунок семьи» (Г.Т. Хоментаускас), проективная методика «Страхи в домиках» (А.И. Захаров и М.А. Панфилова), проективная методика «Домики» (О.А. Орехова), «Шкала эмоционального отвержения» (А.И. Баркан).

Исследование проводилось в три этапа.

  • изучение эмоционального отношения родителей к ребёнку.
  • изучение особенностей эмоциональной сферы детей младшего школьного, находящихся в разных ситуациях семейного неблагополучия.
  • проведение качественного и количественного анализа особенностей эмоциональной сферы младших школьников, находящихся в ситуациях семейного неблагополучия разного типа.

Для того, чтобы изучить эмоциональную сферу младших школьников, нам было необходимо понять, в каких семейных условиях находится ребенок. При диагностике родителей и детей, нами были получены следующие результаты, что большая часть детей испытывает эмоциональное отвержение, в отличие от того, как указали родители.


Рис 1. Сравнительные результаты эмоционального отвержения ребенка в семье

Для дальнейшего исследования эмоциональной сферы младших школьников, находящихся в разных ситуациях семейного неблагополучия, мы сопоставили результаты по полученным методикам, и выдели 2 основные группы. Это эмоционально благополучные семьи, где родители и ребенок принимают друг друга, и эмоционально отвергаемые дети в семье.

На следующем этапе в исследовании приняли участие 90 детей, младшего школьного возраста, из благополучных семей (30 чел.), эмоционально отвергаемых семей (30 чел.) и воспитанники детского дома (30 чел.)

По результатам исследования, были выделены основные показатели эмоциональной сферы младших школьников.

Анализируя полученные результаты, мы можем заметить, что проявление агрессии больше наблюдается у детей, эмоционально отвергаемых в семье 77% (23 чел.) и социальных сирот 80% (24 чел). Что подтверждает нашу гипотезу. Дети, воспитывающиеся в неблагоприятной обстановке, изображали кактусы с очень большими внешними иголками. Это показатель внутренней агрессии ребенка и направленности ее на окружающий мир. Проявление агрессии в данном возрасте связанно с тем, что дети не чувствуют семейного тепла и не могут регулировать накопившееся напряжение (в том числе, и в следствие неблагоприятной семейной обстановки) и контролировать свое поведение. Раннее нарушение социальных связей в ближайшем окружении приводит к тому, что ребенок не может справиться со своими негативными эмоциями, и единственное, что он может, это проявить агрессию, как самую примитивную реакцию на фрустрацию потребности в принятии. Данные результаты подтверждаются данными теоретического анализа проблемы [2, 4, 11], что проявление агрессии, чаще наблюдается у детей, испытывающих фрустрацию потребности в принятии и признании ближайшим окружением. Но, несмотря на это при сравнении детей между эмоционально отвергаемыми детьми, социальными сиротами и детьми из благополучных семей различия находятся в зоне неопределенности (при 0,001≤p≤0,05, φ·1. 975 ). А значит, на переживание агрессии, помимо семьи могут влиять и другие факторы, например, индивидуальные особенности детей, обстановка в классе и т.д.

Анализируя полученные результаты по импульсивности, мы можем увидеть, что она больше характерна для воспитанников детских домов. У 27 человек из 30, проявляется импульсивность. Она так же является одним из способов реагирования на негативные переживания.

Дети, воспитывающиеся в благополучной обстановке, могут контролировать свои внутренние проявления. Как правило, если у ребенка возникли негативные переживания и эмоции, он подумает, стоит ли их проявлять. Но отвергаемые дети и социальные сироты, напротив, не контролируют все свои внутренние эмоции и проявляют импульсивность.

Такие показатели как демонстративность и стремление к лидерству, развиты у детей всех трех групп. Эти показатели свидетельствуют о том, что младшие школьники стремятся занять свое место в обществе, в котором они находятся. Новые социальные связи имеют для них особое значение. В них ребенок сможет проявить и реализовать себя. Особенно это связано со школой, когда ребенок не может добиться внимания в семье, он начинает это делать за ее пределами. Или же наоборот, получая большое количество внимания от родителей, ребенку необходимы такие же связи среди сверстников и учителей.

Как правило, завышенный уровень проявления демонстративности и стремления к лидерству – это больше негативное проявление, желание доминировать и управлять другими.

Такие характеристики, как оптимизм (70%) и стремление к домашней защите (83%) больше выражены у детей, воспитывающихся в благополучных семьях.

Такой показатель как одиночество, больше проявляется у эмоционально отвергаемых детей и воспитанников детского дома. Результаты исследования показывают, что в отличие от всех, у эмоционально отвергаемых детей в семье скрытность выше. При этом проявление тревожности у младших школьников не зависит от условий, в которых растет ребенок. Мы можем предположить, что при высокой значимости учебной деятельности для младших школьников сама школьная жизнь является источником хронического эмоционального напряжения ребенка, вызывающего у него тревогу, что подтверждается современными психологами-консультантами [3].

Теоретический анализ развития эмоций в онтогенезе показывает, что для детей младшего школьного возраста характерны социальные страхи: в данном возрасте у ребенка новая социальная ситуация развития, меняются социальные отношения, начинает развиваться ответственность за свои действия, особенно – за учебные дела.

Анализируя полученные результаты, мы видим, что уровень страхов больше всего выражен у детей из благополучных семей, что оказалось неожиданным относительного нашего предположения о роли семейного неблагополучия в формировании большого количества страхов у детей.


Рис. 2. Уровень страхов у детей из разных ситуаций семейного неблагополучия

Анализируя полученные результаты, мы видим, что такой страх, как боязнь собственной смерти, больше выражены у детей, воспитывающихся в семьях. Это может говорить о том, что дети, живущие в семье, ощущает свою значимость в этом мире больше, чем сироты, и они боятся пережить свою утрату. Так же это связано с социальными переживаниями, когда ребенок задумывается о своей смерти, он сразу думает о потребностях в себе, что без него будут делать, если он умрет, «не сможет получить подарки», «родители будут плакать» и т.д. (из ответов детей).

Еще один показатель, который мы обнаружили, не характерный для младших школьников, это боязнь темноты и страх перед засыпанием. Данные показатели довольно высокие у детдомовцев, это говорит о том, что у них происходит нарушение эмоциональной сферы, так как такие страхи характерны для детей дошкольного возраста. Анализируя результаты, мы можем прийти к выводу, не смотря на социальные страхи, характерные для младших школьников, в независимости от условий воспитания для всех характерно большое количество страхов. Эти страхи могут приводить к различным нарушениям в эмоциональной сфере. Как правило, страхи вызывают тревожность и агрессию у детей. А как мы видим из результатов, такие проявления могут быть не только у воспитанников детских домов, но у детей, воспитывающихся в благополучной обстановке.

Исследование эмоционального фона показали уровень сформированности эстетических и познавательных потребностей, духовных ценностей и определить предпочитаемые виды деятельности, которые вызывают у детей положительные эмоции.


Рис. 3. Эмоциональный фон детей из разных ситуаций семейного неблагополучия

Анализируя полученные результаты, мы можем заметить, существенные различия между общими показателями. Так преобладание негативных эмоций больше характерны для эмоционально отвергаемых детей (66%), чем благополучных (20%).

Преобладание негативных эмоций может свидетельствовать о преобладании у ребенка плохого настроения и неприятных переживаний, что у него имеются проблемы, которые ребенок не может решить самостоятельно. Некоторые характеристики соответствуют детям из детского дома. Преобладание положительных эмоций, говорит о том, что ребенок весел, счастлив, настроен оптимистично. Эти показатели характерны для благополучных детей, что так же подтверждается теоретическими данными [10].

Исследование дифференцированности эмоций и предпочтения различных видов социальной активности у младших школьников показало следующее.

Рис. 4. Дифференцированность эмоций детей из разных ситуаций семейного неблагополучия

Анализируя результаты, мы можем увидеть, что, несмотря на отличительные особенности в жизненной ситуации детей, у них происходят нарушения эмоциональной сферы. Дифференциация социальных эмоций нарушена. Нет значимых различий между результатами благополучных, эмоционально отвергаемых детей и воспитанников детских домов. У детей наблюдается амбивалентность эмоций, то есть эмоциональное состояние, в котором находится ребенок, двойственное. Ребенку трудно определиться, так как, слушая свои внутренние ощущения, он одновременно испытывает принятие и отвержение к одному и тому же объекту. Так же исследование показало, что у детей преобладает инверсия эмоций: ребенок подменяет положительные эмоции отрицательными. Это может быть связано с двумя причинами: либо у ребенка до сих пор не выработался контроль эмоций, либо у него происходят негативные нарушения эмоциональной сферы.

Рис. 5. Отношение к различным видам социальной активности детей из разных ситуаций семейного неблагополучия

Относительно различных форм социальной активности (рисовать, петь, танцевать, играть, учиться, посещать музеи и др.), происходит все то же самое, что и с эмоциями. Как видно из графика, у половины детей из благополучных семей (53%), складывается положительное отношение к различным видам социальной активности. Для отвергаемых детей (53%) и социальных сирот (57%) больше характерно нейтральное отношение к объектам. Это может быть свидетельством формирование пассивной жизненной позиции детей, которая особенно характерна для социальных сирот [6, 7, 9]Удивительно, что изучая выбор самих детей, мы столкнулись с инверсией эмоций: не смотря на то, что ребенок любит заниматься выбираемым видом деятельности (или выбирает то, чем он занимается, кроме школы), к ней он испытывает негативные эмоции. Так у 20% благополучных детей, 57% отвергаемых детей и 33% воспитанников детского дома, наблюдается инверсия эмоций. Возможно это связано с тем, что ребенок не испытывает удовольствия и положительных эмоций от любимого объекта. Или же ребенок просто не умеет выражать свои эмоции относительно любимых объектов. Возможно, это связано с заметной перегрузкой современных младших школьников, как в школе, так и за ее пределами, обусловленной стремлением родителей способствовать «всестороннему развитию ребенка», часто в ущерб неформальному общению и совместной деятельности с ребенком за счет перекладывания исконно родительских обязанностей на учреждения общего и дополнительного образования [3].

Таким образом, исследование показало, что эмоционально отвергаемые дети и дети-сироты, это особая группа детей, требующая глубоко изучения. Основной фундамент эмоциональной сферы закладывается уже в младшем школьном возрасте, и одним из главных факторов развития благополучной эмоциональной сферы является семья. Ранние эмоциональные нарушения и отвержения ребенка приводят к тому, что уже на данном этапе у него начинает складываться негативное отношение не только к себе, но и окружающим.

В нашем исследовании были выдвинуты гипотезы, которые подтвердились частично: на фоне эмоционального неблагополучия отвергаемых родителями детей и социальных сирот, отмечается довольно высокий уровень эмоциональной напряженности и у детей из благополучных семей, что проявляется в высоком уровне страхов, тревожности, амбивалентности и инвертированности их эмоциональной сферы. Это говорит о том, что, не смотря на то, что семья является одним из главных источников развития эмоций, существуют и другие факторы, влияющие на эмоциональное развитие детей.

Качественный и количественный анализ результатов показал, что не только семья может влиять на различные негативные проявления эмоций, но все же семейное неблагополучие приводит к большим нарушениям в эмоциональной сфере детей. Дети чувствуют себя отчужденными, у них проявляется бедность эмоций, возникает большое количество страхов, проявляются такие негативные эмоции, как агрессия, импульсивность, демонстративность. Они стремятся занять лидерские позиции, но все это делается лишь для того, чтобы привлечь внимание, которое они недополучили в семье.


Библиографический список
  1. Баркан А. Плохие привычки хороших детей. Психология для всех и каждого. – М.: Дрофа-Плюс, 2004. – 352 с.
  2. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. – СПб: Питер, 2001. – 352 с: ил. – (Серия «Мастера психологии»).
  3. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков [Текст] / Под ред. Г.В. Бурменской, Е.И. Захаровой, О.А. Карабановой и др. М.: АСТ, 2008. 512 с.
  4. Истратова О.Н. Диагностика и коррекция агрессивного поведения у детей дошкольного возраста : Дис. … канд. психол. наук : 19.00.07 : Таганрог, 1998 182 c.
  5. Истратова О.Н. Новые тенденции в развитии детей и подростков в условиях кризиса современной семьи // Образование. Наука. Инновации: Южное измерение. – Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ, 2015. С. 75-80.
  6. Истратова О.Н. Феномен социального сиротства как психолого-педагогическая проблема // Известия Южного федерального университета. Технические науки. 2006. Т.69. № 14. С. 206-211.
  7. Истратова О. Н., Вапельник Л.А. Роль семьи в формировании личностной беспомощности в подростковом возрасте [Текст] / О.Н. Истратова, Л.А. Вапельник // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 10. С. 78-83.
  8. Карабанова О.А., Поскребышева Н.Н. Развитие личностной автономии подростков в отношениях с родителями и сверстниками [Текст] / О.А. Карабанова, Н.Н. Поскребышева // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. М., 2011. № 2. С. 35-46.
  9. Развитие современных подростков в условиях семейного неблагополучия: Монография / Под ред. О.Н. Истратовой. Таганрог: Изд-во ЮФУ. 2015. 176 с.
  10. Сапогова Е.Е. Психология развития человека: Учеб. пособие для вузов. – М.: Аспект Пресс, 2005 — 460 с.
  11. Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи: Книга для педагогов и родителей. – М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. – 272 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Истратова Оксана Николаевна»

Бунт или крик о помощи: почему трое подростков сбежали из своих семей в ЕАО?

14 июня, РИА Биробиджан.

Только за один месяц за консультацией психолога в Еврейской автономной области обратились три семьи, где подростки совершили побег от родителей. Одна девочка-подросток дважды уходила из дома и была объявлена в розыск. В течение года подобных обращений бывает – 8-9. Чаще подростки уходят из дома в весенний и летний период. С чем может быть связано данное поведение и что делать, проанализировала педагог-психолог ОГБУ ДО «Центр «МОСТ» Ольга Еремеева, сообщает РИА Биробиджан.

«Обратимся к исследованиям специалистов, которые называют причины возникновения синдрома бродяжничества.

Эмоционально-личностные качества. Синдром формируется на основе чрезмерной впечатлительности, обидчивости, эмоциональной неустойчивости, мечтательности. Бродяжничать нередко подталкивает стремление узнавать новое, поиск развлечений, удовольствий, желание избавиться от обыденности, отсутствие интереса к семье, школе.

Здесь возникает опасность того, что взрослые, идя на поводу характерологических особенностей ребенка, потакая ему, могут спровоцировать формирование у несовершеннолетнего манипулятивной модели поведения, т. е. как бы главным в семье станет подросток-«шантажист», что абсолютно недопустимо.

Психические расстройства. Синдром возникает на фоне шизофрении, легкой и умеренной олигофрении. Его развитию способствует склонность к фантазиям, аутизация, замкнутость, беспричинный страх, подозрительность, нестабильность настроения, искаженное восприятие.

Патологии нервной системы. Расстройство может сформироваться после травмы головного мозга, приступа эпилепсии. Сопровождается психопатическими изменениями характера.

В подобных случаях родителям важно знать, что фактически любого ребенка можно (и должно) социализировать, т.е. адаптировать к самостоятельной жизни, просто внимания и заботы таким особенным ребятишкам нужно гораздо больше.

Качество жизни. Материально-бытовая неустроенность, асоциальный образ жизни родителей способствуют уходу детей из семьи. Бродяжничество становится способом подросткового избавления от стрессов, возможностью удовлетворить потребности, реализовать мечты.

Ни в коем случае не проводите параллель между материальным благополучием и пониманием «детского счастья». Самовольные уходы характерны для детей из семей с очень высоким уровнем дохода и малообеспеченных…Качество в данном случае – домашняя обстановка, уровень ее комфортности для несовершеннолетнего.

Стиль воспитания. Расстройство формируется в условиях безнадзорности, противоречивых требований (сегодня это можно, а завтра – нельзя, за один и тот поступок сегодня хвалят, а завтра наказывают), при воспитании по типу эмоционального отвержения (эмоциональное отвержение – это неэффективное родительское отношение, которое проявляется в недостатке или отсутствии эмоционального контакта родителя и ребенка, нечувствительности родителя к его потребностям). Нередко эмоциональное отвержение является следствием тоталитарного сознания родителей. В этом случае в семейном общении, с одной стороны, возникает дефицит позитивной эмоциональной экспрессивности, а с другой – становится правилом неконтролируемое проявление негативных эмоций.

Такие особенности могут быть свойственны для неполных семей (родитель очень много времени проводит на работе, вследствие чего уделяет слишком мало времени ребенку) или семей, в которых один из родителей неродной (методика воспитания более жесткая или слишком мягкая, нередко игнорирование чужого ребенка).

Кроме того, отрицательное влияние может оказать и низкий культурный, образовательный уровень взрослых или их склонность к ведению асоциального образа жизни. Родители требуют от ребенка «быть хорошим», «вести себя правильно», «быть послушным», однако не разъясняют сущности требуемого поведения. Наряду с жестким контролем, отвержение может сочетаться с недостатком контроля, равнодушием к жизни ребенка, и даже полным попустительством.

Эмоциональное отвержение ребенка нередко сопровождается частыми наказаниями, в том числе и физическими. Родители, отвергающие детей и применяющие «оскорбительный» стиль воспитания, верят в необходимость физических наказаний. Стоить отметить, что, по мнению некоторых исследователей, поступки, за которые родители критикуют своих детей, они сами совершали в детстве, а это, в свою очередь, подвергалось критике их собственными родителями.

Нередко непослушание или неугодное поведение наказывается лишением родительской любви, демонстрацией ненужности ребенка: «Мама такого не любит, она себе найдет другого мальчика».

Хотелось бы обратить внимание взрослых на тот факт, что именно тогда, когда ребенок меньше всего заслуживает понимания или прощения, он особенно остро нуждается в родительской любви и заботе. Объясните ребенку, что каждый человек совершает ошибки, но какими бы ни были его проступки, вы никогда не перестанете его любить.

Следствием эмоционального отвержения может стать формирование у ребенка чувства неуверенности, страха одиночества. Дефицит родительской отзывчивости на нужды несовершеннолетнего может способствовать возникновению у ребенка апатии и даже депрессии, недостатку любознательности и инициативы. Постарайтесь не допустить этого.

Бывает, что побег из дома — для подростка одновременно и бунт, и способ манипулирования родителями: ребенок привлекает к себе внимание и пытается повысить свою ценность, демонстрируя родителям то, как плохо им будет без него. Во многих случаях это еще и крик о помощи: столкнувшись с проблемами, но не решаясь о них рассказать, подросток пытается таким образом заявить о них. И в этом случае задача родителей – разобраться в том, почему же их ребенку плохо.

Еще одна возможная причина побега – поиск новых ощущений. Но, как правило, она присоединяется к одному из тех мотивов, о которых было сказано выше. Ребенок, сбежавший из дома, переживает всю гамму чувств: радость, опасность, ощущение свободы, воспоминания о трудностях в школе, проблемах с друзьями, а также осознание несправедливости, которую, как ему кажется, допустили по отношению к нему родители.

Как видно из вышесказанного, причин, по которым дети убегают из дома, много, и с каждым случаем нужно разбираться отдельно.

Что делать родителям?

Рассмотрим варианты действий для родителей.

Побег как бунт

В ситуации, когда ребенок не стремится быть дома, подумайте, как вы относитесь к нему. Достаточно ли у него свободы и пространства для взросления, становления как личности, для отстаивания своего мнения и взглядов на жизнь (да-да, ваш ребенок уже достаточно взрослый для того, чтобы иметь суждения, отличные от ваших)? Пересмотрите свои отношения с ребенком и попробуйте создать новые правила, возможно, более справедливые для всех. Права, которые вы предоставите ребенку, должны быть эквивалентны тем, что вы желаете иметь сами.

Не лишайте его возможности самоутвердиться. Пусть он вместе с вами обсуждает бюджет, что-нибудь планирует, научите его ставить цели и показывайте, что доверяете его мнению.

Запишите его в кружок или в спортивную секцию: человек, у которого есть дело, которое он любит и умеет делать, не испытывает потребности в постоянном самоутверждении.

Побег как крик о помощи и поиск поддержки

Многие подростки буквально измучены родителями, которые ежедневно ругают их. У наших подросших детишек есть своя жизнь и свои проблемы, а к ним прибавляется еще и постоянное недовольство взрослых. Подростки, не чувствуя поддержки от родителей, начинают скрываться от них. Одни просто закрываются в своей комнате и надевают наушники, слушая любимую музыку. Другие идут дальше: убегают из дома.

Разве, когда мы ругаем своего ребенка, то хотим, чтобы он нас послушал? Не только. Еще мы хотим, чтобы он сделал так, как мы говорим. Но кто сказал, что родители знают проблему лучше, чем сам подросток? Налаженный контакт — это единственная возможность реально направлять ребенка, в отличие от четких команд.

Даже взрослым людям иногда не хватает признания или одобрения отца и матери. Подростку — тем более. Получила пять — само собой разумеется; получила четыре – ну, могла бы и постараться. Выиграла областную олимпиаду — могла бы выиграть всероссийскую… Вы не должны принимать заслуги вашего подростка как должное. Вам же самим приятно, когда вас хвалят? Вот и похвалите своего ребенка даже за незначительную победу над собой.

Если ребенку не хватает внимания – дайте его. Используя навыки активного слушания, постарайтесь вывести подростка на разговор. Не успокаивайте его, но и не ругайте – пусть выговорится.

Если же у ребенка есть проблемы в школе, в отношениях со сверстниками или в личной жизни, а налицо все признаки депрессии – идите к психологу. Затянувшееся чувство одиночества может развиться в синдром беспомощности и в будущем испортить жизнь уже взрослому человеку.

К сожалению, в том, что подросток совершает побег, действительно есть вина родителей. И родителям зачастую необходимо самим обратиться за консультацией психолога. Специалисты Центра «МОСТ» готовы Вам помочь! Запишитесь на консультацию по т:2-34-34», — говорится в сообщении.

#riabir #риабир #новости #ЕАО #Биробиджан #подростки #родители

Тематическая иллюстрация: ОГБУ ДО «Центр «МОСТ»

4044 просмотров

Отклонение

Отказ можно определить как акт отталкивания кого-то или чего-то. Человек может испытывать отторжение со стороны своей изначальной семьи, друга или романтического партнера, и возникающие в результате эмоции часто могут быть болезненными.

Отвержение можно переживать в большом или небольшом масштабе в повседневной жизни. Хотя отказ обычно является частью жизни, с некоторыми типами отказа справиться труднее, чем с другими.

Терапевт или другой специалист в области психического здоровья может помочь человеку справиться с отказом и стрессом, который может возникнуть в результате.

Понимание отказа

Отклонение может произойти при различных обстоятельствах. Обычно отказ описывает случай, когда физическое или юридическое лицо отталкивает что-то или кого-то от себя. Например, человек может отклонить или отказаться принять подарок.

В области охраны психического здоровья под отказом чаще всего понимаются чувства стыда, печали или горя, которые испытывают люди, когда их не принимают другие. Человек может чувствовать себя отвергнутым после того, как значимый другой разорвет отношения.Ребенок, у которого мало или совсем нет друзей, может чувствовать себя отвергнутым сверстниками. Человек, которого передали на усыновление, также может испытывать чувство отвержения.

Отказ также может быть результатом жизненных событий, не связанных с отношениями, таких как отказ в желаемой должности на работе или получение письма с отказом от колледжа. Хотя любой отказ может быть болезненным, некоторые случаи отказа могут быть более эффективными, чем другие. Поскольку большинство людей желают социальных контактов, а многие люди жаждут признания со стороны общества, отказ может вызвать негативные чувства и эмоции.

Страх быть отвергнутым

Считается, что чувство отвержения развилось как эволюционный инструмент для предупреждения первых людей, которые подвергались риску быть изгнанными из племени, к которому они принадлежали. Болезненный отказ от других в племени, вероятно, побудил человека изменить любое проблемное поведение, чтобы избежать дальнейшего отвержения или остракизма со стороны племени. Те, кто смог избежать дальнейшего отказа, с большей вероятностью выжили, в то время как те, кто не считал отказ особенно болезненным, возможно, не исправили оскорбительное поведение, что снизило их шансы на выживание.Таким образом, люди могли в процессе эволюции переживать отторжение как болезненное чувство.

Сегодня многие люди изолируются или воздерживаются от общения с другими, потому что боятся быть отвергнутыми. Страх или чувствительность к отказу, которая заставляет кого-то отдаляться от других, может привести к хроническому чувству одиночества и депрессии. Хотя отторгающая чувствительность может сочетаться со многими проблемами психического здоровья, включая социальную тревогу, избегающую личность и пограничную личность, это не официальный диагноз.

Чувствительность отторжения характерна для многих людей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Страх быть отвергнутым может возникать у людей с СДВГ настолько регулярно, что некоторые называют его дисфорией, чувствительной к отторжению. Некоторые общие признаки чувствительной к отторжению дисфории у людей с СДВГ включают самокритику, беспокойство в социальных ситуациях и крайнюю грусть после предполагаемого отказа.

Психологические эффекты отвержения

Отказ может быть чрезвычайно болезненным, потому что он может вызвать у людей чувство, будто их не хотят, не ценят или не принимают.Большинство людей в какой-то момент своей жизни испытают отказ. Ребенок может чувствовать себя отвергнутым занятым родителем, или студент может чувствовать, что его отвергает резкий или грубый профессор. Эти типы отторжения могут быстро разрешиться и с меньшей вероятностью будут иметь долгосрочные последствия.

Продолжающийся или длительный отказ может иметь глубокие и длительные психологические последствия, в том числе:

  • Травма: Длительное неприятие или неприятие, которое приводит к крайним чувствам, может способствовать травме и иметь серьезные психологические последствия.Например, детям, которые чувствуют себя постоянно отвергнутыми своими родителями, может быть трудно добиться успеха в школе и в отношениях со своими сверстниками. У некоторых людей развивается хронический страх быть отвергнутым, часто в результате множественных травм, связанных с отказом в раннем возрасте.
  • Депрессия: Неприятие было связано с развитием депрессии у девочек-подростков; однако другие, кто испытывает отказ, также могут впасть в депрессию. Кроме того, издевательства, которые по сути представляют собой сочетание остракизма и отторжения, могут иметь множество негативных последствий, включая депрессию, стресс, расстройства пищевого поведения и самоповреждающее поведение.
  • Болевой ответ: Исследования показали, что мозг реагирует на социальную боль аналогично тому, как он реагирует на физическую боль. Согласно исследованиям, те же пути мозга, которые активируются физической болью, также активируются социальной болью или отторжением. Рецепторные системы мозга также выделяют естественные обезболивающие (опиоиды), когда человек испытывает социальную боль, такую ​​же, как при физической боли.
  • Тревога и стресс: Отвержение часто может способствовать возникновению уже существующих состояний, таких как стресс и тревога, или вести к их развитию.Точно так же эти и другие психические расстройства могут усилить чувство отвержения.
  • Жестокое обращение: Одно исследование показало, что у мужчин, участвовавших в исследовании, совершение жестокого обращения в интимных отношениях было связано с более высоким уровнем родительского неприятия в детстве. Также были связаны симптомы посттравматического стресса и дефицит обработки социальной информации.

Хотя отказ может причинить боль, никогда не стоит переносить боль отвержения на другого человека посредством эмоционального или физического насилия.Одно исследование показало, например, что воспринимаемое неприятие может способствовать насилию или агрессии против этой группы.

Сострадательный терапевт может помочь людям, которые чувствуют себя отвергнутыми, научиться справляться с кажущимся или реальным отторжением и развить социальные навыки, которые могут помочь им легче общаться с другими.

Типы отказа

Отказ происходит в различных контекстах, и любые последствия для психического здоровья частично зависят от обстоятельств, при которых произошел отказ.Вот некоторые распространенные типы отказа:

  • Отказ от семьи: Отказ от семьи происхождения, как правило, отвержение со стороны родителей, может состоять в жестоком обращении, оставлении, пренебрежении или отказе в любви и привязанности. Эта форма отказа может повлиять на человека на протяжении всей жизни и может иметь серьезные последствия.
  • Социальное неприятие: Этот тип отказа может возникнуть в любом возрасте и часто может начаться в детстве. Социальное неприятие может включать в себя запугивание и отчуждение в школе или на работе, но оно также может распространяться на любую социальную группу.Те, кто бросает вызов существующему положению вещей или кто живет так, как считается «вне нормы» для своего общества, могут быть более склонны к социальному отторжению.
  • Отказ в отношениях: Люди могут испытывать отказ во время свиданий или в отношениях. Например, человек может отказаться делиться событием или опытом с партнером, отказываться от привязанности или близости или относиться к партнеру так, как если бы этот человек был не более чем случайным знакомым. Когда человек решает прекратить отношения, это также может вызвать у другого партнера чувство отказа.
  • Романтический отказ: Отказ может произойти, когда человек просит о свидании и получает отказ. Хотя это также может быть известно как сексуальное неприятие, человек, которого отвергают романтически, не всегда может быть заинтересован в сексуальных отношениях.

Все формы отказа могут причинить боль, и когда отказ совершается близким человеком, которому доверяют, это может серьезно повлиять на самооценку и уверенность в себе. Хотя терапия может помочь людям преодолеть раны, которые могут быть вызваны тем, что человек отвергается любимым человеком, она также может помочь людям научиться принимать типы отказа, которые происходят в повседневной жизни, такие как отказ со стороны потенциального романтического партнера. , получив отказ во время поиска работы или при подаче заявления в колледж.

Романтическое неприятие и «зона друзей»

Романтический отказ может быть особенно сложной задачей, особенно для тех, кто хочет длительных романтических отношений. Разрыв или отказ от романтического партнера может вызвать чувство горя, которое может быть непреодолимым и длиться неделями, месяцами или даже годами. Отказ в романтических отношениях может повлиять на то, как человек смотрит на свою жизнь и на самого себя еще долгое время после разрыва.

В последние годы популяризируется концепция «дружеской зоны».Человек, который описывает себя как «попавшего в зону дружбы», обычно говорит, что романтические заигрывания, сделанные по отношению к объекту привязанности этого человека, были отклонены. Обычно это происходит при одном из двух обстоятельств:

  1. У человека со временем возникли романтические чувства к другу.
  2. Кто-то пытается встречаться или иным образом искать близости с человеком, который не желает заниматься ничем, кроме дружбы.

Многие считают создание зоны друзей проблематичной.Хотя любой может использовать термин «зонирование друзей» для описания случая отказа, этот термин чаще всего применяется к мужчинам, которым отказали женщины.

В то время как многие люди могут легко признать, что человек, который их привлекает, не испытывает таких же чувств, другие могут чувствовать недовольство или гнев. Некоторые могут подумать, что, поскольку они были хорошими с человеком, они заслуживают шанс встретиться и завоевать расположение этого человека. Некоторые могут также полагать, что оставаясь друзьями с человеком, который испытывает сексуальное влечение, вы дадите этому человеку шанс реализовать романтические чувства по отношению к другому человеку и разовьет желание поддерживать с ним романтические отношения.

Эти идеи могут увековечить представления о том, что романтическая любовь превосходит дружбу, что отдельные люди (обычно мужчины и женщины) не могут оставаться друзьями, не желая сексуального контакта, и что все люди желают сексуального контакта (исключая переживания аромантичных или асексуальных) .

Это понятие не всегда используется по отношению к мужчине и женщине. Когда это используется таким образом, это может способствовать укреплению убеждения, что, когда женщина отвергает мужчину, она может на самом деле не иметь этого в виду или может дать другой ответ в будущем, таким образом подразумевая, что женщины или кто-либо человек, который отвергает другого, не может нести ответственность за свои симпатии или предпочтения в свиданиях и может не знать, чего хочет. Можно также сказать, что «зона дружбы» вносит свой вклад в гетеросексуальные убеждения, поскольку еще одним основанием для этой концепции является предположение, что люди гетеросексуальны, если они не заявляют иное, или что гетеросексуальность является «нормальной» сексуальной ориентацией.

Использование термина «дружественная зона» не обязательно вредно. Человек, который в шутку заявляет: «Я снова попал в зону друзей», может принять это и легко двигаться дальше. Однако многие считают, что эта концепция основана на идеях, которые могут быть вредными.Таким образом, может быть полезно найти другой способ описания ситуации, когда человек был отвергнут, и те, кто испытывает трудности с преодолением отказа, могут найти помощь и поддержку в терапии.

Артикул:

  1. Диксон, Э. Дж. (12 октября 2013 г.). 6 причин, по которым «дружественная зона» должна умереть. Получено с http://www.salon.com/2013/10/12/6_reasons_the_friend_zone_needs_to_die
  2. Додсон, W. (нет данных). [Самопроверка] Может быть, у вас дисфория, чувствительная к отторжению? Получено с https: // www.additudemag.com/rejection-sensitive-dysphoria-adhd-symptom-test
  3. Гертнер, Л., Луццини, Дж., И О’Мара, Э. М. (2008). Когда отторжение одним способствует агрессии против многих: агрессия множественных жертв как следствие социального отторжения и предполагаемой групповой принадлежности. Журнал экспериментальной социальной психологии, 44 (4), 958-970. DOI: 10.1016 / j.jesp.2008.02.004
  4. Лири, М. Р. (2015). Эмоциональные реакции на отказ в межличностном общении. Диалоги в клинической неврологии, 17 (4), 435-441.Получено с https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4734881
  5. Либерман, М. Д. (11 октября 2013 г.). Ой! В мозгу социальное отторжение ощущается как физическая боль. Получено с http://blogs.discovermagazine.com/crux/2013/10/11/ouch-in-the-brain-social-rejection-feels-like-physical-pain/#.VeduRflViko
  6. .
  7. Пол П. (13 мая 2011 г. ). Отказ может ранить больше, чем чувства. Получено с http://www.nytimes.com/2011/05/15/fashion/is-rejection-painful-actually-it-is-studied.html? _r = 1
  8. Отклонение. (нет данных). Мерриам-Вебстер. Получено с http://www.merriam-webster.com/dictionary/rejection
  9. .
  10. Taft, C., Schumm, J., Marshall, A., Panuzio, J., & Holtzworth-Munroe, A. (2008). Жестокое обращение в семье происхождения, симптомы посттравматического стрессового расстройства, недостатки в обработке социальной информации и насилие в отношениях. Журнал аномальной психологии, 117 (3), 637-646. DOI: 10.1037 / 0021-843X.117.3.637
  11. Вейр, К. (2012). Боль социального неприятия. Monitor on Psychology, 43 (4), 50. Получено с http://www.apa.org/monitor/2012/04/rejection.aspx

Боль социального неприятия

Любой, кто прошел уроки физкультуры в средней школе, знает, как страшно быть последним в команде по вышибалу. Те же чувства обиды возникают, когда вас исключают из обеда с коллегами, когда вы не можете найти работу, на которую проходили собеседование, или когда вас бросает романтический партнер.

Отказ кажется паршивым.

Тем не менее, в течение многих лет немногие психологи осознавали важность отказа. «Это похоже на то, что вся область упустила эту центрально важную часть человеческой жизни», — говорит Марк Лири, доктор философии, профессор психологии и нейробиологии в Университете Дьюка. Ситуация изменилась за последние полтора десятилетия, поскольку все большее число исследователей обращают внимание на этот неудобный факт жизни. «Люди осознали, насколько наша забота о социальном признании распространяется почти на все, что мы делаем», — говорит он.

По мере того, как исследователи копались глубже в корнях отторжения, они обнаружили удивительные доказательства того, что боль исключения не так уж отличается от боли физической травмы. Неприятие также имеет серьезные последствия для психологического состояния человека и общества в целом. Социальное неприятие может повлиять на эмоции, познание и даже физическое здоровье. Изгнанные люди иногда становятся агрессивными и могут прибегать к насилию. В 2003 году Лири и его коллеги проанализировали 15 случаев школьных стрелков и обнаружили, что все, кроме двух, страдали от социального отторжения ( Aggressive Behavior , 2003).

Очевидно, что есть веские причины лучше понимать последствия исключения. «У людей есть фундаментальная потребность принадлежать. Так же, как у нас есть потребности в пище и воде, у нас также есть потребности в позитивных и длительных отношениях », — говорит К. Натан Деуолл, доктор философии, психолог из Университета Кентукки. «Эта потребность глубоко укоренилась в нашей эволюционной истории и имеет всевозможные последствия для современных психологических процессов».

Боль в головном мозге

Какими бы умными ни были люди, для выживания мы полагаемся на социальные группы.Мы эволюционировали, чтобы жить в кооперативных обществах, и на протяжении большей части истории человечества мы зависели от этих групп в своей жизни. Как голод или жажда, наша потребность в принятии превратилась в механизм выживания. «Одинокий человек не смог бы выжить в течение шести миллионов лет человеческой эволюции, пока мы жили там, в африканской саванне», — говорит Лири.

Обладая современными удобствами, человек может физически выжить в одиночестве. Но это существование, вероятно, не из счастливых.Благодаря миллионам лет естественного отбора быть отвергнутым по-прежнему болезненно. Это не просто метафора. Наоми Эйзенбергер, доктор философии из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, Киплинг Уильямс, доктор философии из Университета Пердью, и ее коллеги обнаружили, что социальное отторжение активирует многие из тех же областей мозга, которые вызывают физическую боль ( Science , 2003).

Чтобы изучить отторжение внутри фМРТ-сканера, исследователи использовали метод под названием Cyberball, который Уильямс разработал после своего собственного опыта внезапного исключения из игры двумя игроками фрисби в парке.В Cyberball субъект играет в онлайн-игру в ловушку с двумя другими игроками. В конце концов два других игрока начинают бросать мяч только друг другу, за исключением объекта. По словам Айзенбергера, по сравнению с добровольцами, которые продолжают принимать участие, те, кого отказывают, демонстрируют повышенную активность в дорсальной передней поясной извилине и передней островковой части — двух областях, которые проявляют повышенную активность в ответ на физическую боль. Что касается вашего мозга, разбитое сердце мало чем отличается от сломанной руки.

Эти результаты заставили ДеУолла, Эйзенбергера и его коллег задуматься: если социальное отторжение болит как физическая боль, можно ли относиться к нему как к физической боли? Чтобы выяснить это, они поручили добровольцам принимать безрецептурный ацетаминофен (тайленол) или плацебо ежедневно в течение трех недель. По сравнению с группой плацебо добровольцы, принимавшие препарат, в ежедневных самоотчетах рассказывали о меньшем количестве эпизодов обид. Эти отчеты были подкреплены исследованием фМРТ, которое показало, что люди, которые принимали ацетаминофен ежедневно в течение трех недель, имели меньшую активность в связанных с болью областях мозга, когда их отвергали в Cyberball, по сравнению с теми, кто принимал плацебо ( Psychological Science , 2010 ).

Те же закономерности наблюдаются и в реальных ситуациях отказа. Психолог из Мичиганского университета Итан Кросс, доктор философии, и его коллеги сканировали мозги участников, чьи романтические партнеры недавно расстались с ними. Области мозга, связанные с физической болью, загорелись, когда участники рассматривали фотографии своих бывших ( Proceedings of the National Academy of Sciences , 2011).

Связь между физической и социальной болью может показаться удивительной, но она имеет биологический смысл, говорит ДеУолл.«Вместо создания совершенно новой системы реагирования на социально болезненные события, эволюция просто адаптировала систему для устранения физической боли», — говорит он. «Учитывая общее совпадение, отсюда следует, что если вы притупляете людей к одному типу боли, это также должно притупить их к другому типу боли».

Крепление

Как выяснили исследователи, социальное пренебрежение вызывает каскад эмоциональных и когнитивных последствий. Социальное неприятие увеличивает гнев, беспокойство, депрессию, ревность и печаль.Как объясняет ДеУолл в недавнем обзоре ( Current Directions in Psychological Science , 2011), это снижает производительность при выполнении сложных интеллектуальных задач, а также может способствовать агрессии и плохому контролю над импульсами. Физически неприятие тоже сказывается. По его словам, у людей, которые постоянно чувствуют себя изолированными, качество сна хуже, а их иммунная система работает хуже, чем у людей с сильными социальными связями.

Даже короткие, казалось бы, безобидные эпизоды отказа могут ужалить.В одном недавнем исследовании Уильямс, Эрик Вессельманн, доктор философии из Университета Пердью, и его коллеги обнаружили, что, когда участники проходили мимо незнакомца, который, казалось, смотрел «сквозь» их, а не встречался с ними взглядом, они сообщали о меньшей социальной связи, чем люди, которые смотрели в глаза. контакт с проходящим мимо незнакомцем ( Psychological Science , 2012).

На самом деле, очень сложно найти ситуации, в которых отказ не был бы болезненным, говорит Уильямс. Он задавался вопросом, пострадают ли люди, если их отвергнет человек или группа, которые им не нравятся.Используя свою модель кибербола, он обнаружил, что афроамериканские студенты испытали ту же боль отвержения, когда им сказали, что люди, отвергающие их, были членами Ку-клукс-клана, расистской группы. В других исследованиях участники зарабатывали деньги, когда их отвергали, но не когда их принимали. Платежи никак не смягчили боль исключения. «Как бы сильно вы ни старались, остракизм обижает людей», — говорит он.

К счастью, большинство людей почти сразу выздоравливают после этих кратких эпизодов отторжения.Если незнакомец не смотрит вам в глаза или вы не участвуете в игре в Кибербол, вряд ли вы надолго задержитесь на этом. Но другие распространенные отказы — отсутствие приглашения на вечеринку или отказ на второе свидание — могут вызвать затяжные эмоции.

После первоначальной боли отказа, говорит Уильямс, большинство людей переходят на «этап оценки», на котором они подводят итоги и формулируют свои следующие шаги. «Мы думаем, что все формы остракизма болезненны», — говорит он.«Различие в том, сколько времени нужно на восстановление и как человек справляется с этим».

Люди часто реагируют на отказ, ища включения в другое место. «Если ваше чувство принадлежности и чувство собственного достоинства были нарушены, вы попытаетесь восстановить связь», — говорит Уильямс. Исключенные люди становятся более чувствительными к потенциальным признакам связи и соответствующим образом корректируют свое поведение. «Они будут уделять больше внимания социальным сигналам, быть более симпатичными, с большей вероятностью подчиняться другим людям и с большей вероятностью подчиняться запросам других людей», — говорит он.

Третьи могут ответить на отказ гневом и нападками. Если чьей-то первоочередной задачей является восстановление чувства контроля, он или она может стать агрессивным, чтобы заставить других обратить внимание. К сожалению, это может создать нисходящую спираль. Когда люди действуют агрессивно, у них еще меньше шансов получить признание в обществе.

Что заставляет одних людей становиться более дружелюбными в ответ на отказ, а других сердиться? По словам ДеУолла, даже проблеск надежды на принятие может иметь решающее значение.В паре экспериментов он и его коллеги обнаружили, что студенты, которых не принимали никакие другие участники групповой деятельности, вели себя более агрессивно — скармливали острым соусом партнерам, которые якобы не любили острую пищу, и обстреливали партнеров неприятно громким белым шумом через наушники — чем студенты приняты только одним из других участников ( Социально-психологические и личностные науки , 2010).

Социальное обезболивание

Может потребоваться время, чтобы оправиться от тяжелого разрыва или увольнения, но большинство людей в конечном итоге преодолевают боль и обиженное чувство отвержения.Однако, когда людей хронически отвергают или исключают, результаты могут быть тяжелыми. Депрессия, злоупотребление психоактивными веществами и самоубийство — не редкость. «Долгосрочный остракизм кажется очень разрушительным, — говорит Уильямс. «Люди наконец сдаются».

В этом случае психологи могут помочь людям избавиться от чувства изоляции, говорит ДеУолл.

«Часто люди не хотят говорить об этом», — говорит он. А поскольку отвергнутые люди могут принять такое поведение, как агрессия, которое служит их дальнейшей изоляции, психологи также могут помочь людям действовать таким образом, который с большей вероятностью принесет им социальный успех.

Может быть легче облегчить боль не хронического отторжения. Однако, несмотря на то, что показывает сканер фМРТ, введение двух тайленолов, вероятно, не самый эффективный способ справиться с болезненным эпизодом отторжения. Вместо этого, как говорят исследователи, отвергнутые должны искать здоровые, позитивные связи с друзьями и семьей.

Эта рекомендация согласуется с данными нейронных сетей, которые показывают, что при позитивном социальном взаимодействии выделяются опиоиды для естественного повышения настроения, говорит Айзенбергер. Другие виды деятельности, которые вызывают естественное производство опиоидов, например, упражнения, также могут помочь облегчить болезненные чувства, возникающие при отторжении.

Взгляд на вещи также помогает, говорит Лири. Правда, отказ иногда может быть признаком того, что вы плохо себя вели, и вам следует изменить свои привычки. Но часто мы воспринимаем отказ более личным, чем следовало бы. «Очень часто у нас есть один отказ, может быть, нас не наняли на ту работу, которую мы действительно хотели, и это заставляет нас чувствовать себя ужасно по поводу наших способностей и самих себя в целом», — говорит Лири.«Я думаю, что если люди смогут перестать чрезмерно обобщать, это избавит их от лишнего беспокойства».

В следующий раз, когда вас бросят на работу или бросит романтический партнер, вам может быть полезно знать, что у жала отказа есть цель. Это знание может не избавить вас от боли, но, по крайней мере, вы знаете, что у душевной боли есть причина. «С эволюционной точки зрения, если вы социально изолированы, вы умрете», — говорит Уильямс. «Важно уметь чувствовать эту боль».


Кирстен Вейр — писатель-фрилансер из Миннеаполиса.

Почему отторжение так больно — и что с этим делать |

Психолог Гай Винч делится некоторыми практическими советами, которые помогут успокоить боль отвержения.

Отвержение — самая распространенная эмоциональная рана, которую мы получаем в повседневной жизни. Раньше наш риск отказа ограничивался размером нашего непосредственного круга общения или пулов знакомств. Сегодня, благодаря электронным коммуникациям, платформам социальных сетей и приложениям для знакомств, каждый из нас связан с тысячами людей, любой из которых может игнорировать наши сообщения, чаты, текстовые сообщения или профили знакомств, в результате чего мы чувствуем себя отвергнутыми.

Помимо такого рода незначительных отказов, мы все еще уязвимы для серьезных и более разрушительных отказов. Когда супруг (а) нас бросает, когда нас увольняют с работы, пренебрегают нашими друзьями или подвергают остракизму со стороны наших семей и сообществ за наш образ жизни, боль, которую мы чувствуем, может быть абсолютно парализующей.

Независимо от того, велико ли отвержение, которое мы испытываем, или мало, одно остается неизменным — он всегда причиняет боль, и обычно это причиняет боль больше, чем мы ожидаем.

Спрашивается, почему? Почему нас так беспокоит, что хороший друг не «лайкнул» фотографию семейного праздника, которую мы разместили в Facebook? Почему это портит нам настроение? Почему что-то столь кажущееся незначительным может заставить нас злиться на друга, угрюмо и плохо относиться к себе?

Наибольшие повреждения, вызванные отклонением, обычно возникают сами по себе. Как раз тогда, когда наша самооценка страдает больше всего, мы идем и наносим ей еще больший ущерб.

Ответ — наш мозг настроен так реагировать.Когда ученые поместили людей в функциональные аппараты МРТ и попросили их вспомнить недавний отказ, они обнаружили нечто удивительное. Когда мы испытываем отторжение, активируются те же области нашего мозга, что и при физической боли. Вот почему даже небольшие отказы причиняют боль больше, чем мы думаем, потому что они вызывают буквальную (хотя и эмоциональную) боль.

Но почему наш мозг устроен таким образом?

Эволюционные психологи считают, что все началось, когда мы были охотниками-собирателями, жившими племенами.Поскольку мы не могли выжить в одиночку, подвергнуться остракизму со стороны нашего племени было по сути смертным приговором. В результате мы разработали механизм раннего предупреждения, чтобы предупредить нас, когда нам угрожает опасность быть «выгнанными с острова» нашими соплеменниками — и это было отказом. Люди, которые воспринимали отторжение как более болезненное, с большей вероятностью изменили свое поведение, остались в племени и передали свои гены.

Конечно, эмоциональная боль — только один из способов, которым отказ влияет на наше благополучие.Отвержения также вредят нашему настроению и нашей самооценке, они вызывают волны гнева и агрессии и дестабилизируют нашу потребность «принадлежать».

К сожалению, наибольшие повреждения, вызванные отклонением, обычно возникают сами по себе. В самом деле, наша естественная реакция на то, что партнер по свиданиям бросает нас или выбирают последним для команды, — это не просто зализывать раны, но и становиться очень самокритичными. Мы называем себя именами, сетуем на свои недостатки и испытываем отвращение к себе. Другими словами, как раз тогда, когда наша самооценка страдает больше всего, мы идем и наносим ей еще больший ущерб.Это эмоционально нездорово и психологически саморазрушительно, но каждый из нас делал это в то или иное время.

Хорошая новость заключается в том, что есть более эффективные и здоровые способы реагировать на отказ, то, что мы можем сделать, чтобы обуздать нездоровые реакции, облегчить нашу эмоциональную боль и восстановить самооценку. Вот лишь некоторые из них:

Абсолютно нетерпимы к самокритике

Как ни соблазнительно перечислить все свои недостатки, возникшие после отказа, и естественно, как это может показаться, наказать себя за то, что вы сделали «неправильно» — не делайте этого! Во что бы то ни стало, проанализируйте, что произошло, и подумайте, что вам следует делать по-другому в будущем, но нет никаких веских причин для наказания и самокритики при этом. Думать: «Мне, наверное, не следует говорить о моем бывшем на следующем первом свидании» — это нормально. Думая: «Я такой неудачник!» не является.

Еще одна распространенная ошибка, которую мы делаем, — это считать, что отказ является личным, хотя это не так. Большинство отказов, будь то романтические, профессиональные или даже социальные, вызваны «соответствием» и обстоятельствами. Исчерпывающий поиск собственных недостатков в попытке понять, почему они не «сработали», не только напрасно, но и вводит в заблуждение.

Восстановите самооценку

Когда ваша самооценка падает, важно напоминать себе о том, что вы предлагаете (а не перечислять свои недостатки).Лучший способ повысить самооценку после отказа — это подтвердить те аспекты себя, которые вы считаете ценными.

Составьте список из пяти качеств, которые у вас есть, которые важны или значимы — вещи, которые делают вас перспективным для хороших отношений (например, вы поддерживаете или эмоционально доступны), хороший друг (например, вы лояльны или хороший слушатель) или хороший сотрудник (например, вы несете ответственность или имеете твердую трудовую этику).

Затем выберите один из них и напишите пару параграфов (пишите, а не просто делайте это в уме) о том, почему качество важно для других и как бы вы выразили его в соответствующей ситуации.Оказание первой эмоциональной помощи таким образом повысит вашу самооценку, уменьшит эмоциональную боль и укрепит вашу уверенность в будущем.

Усилить чувство связи

Как социальные животные, мы должны чувствовать себя желанными и ценными со стороны различных социальных групп, с которыми мы связаны. Отвержение дестабилизирует нашу потребность принадлежать , заставляя нас чувствовать себя неурегулированными и социально непривязанными.

Следовательно, нам нужно напоминать себе, что нас ценят и любят, чтобы мы могли чувствовать себя более связанными и обоснованными.Если коллеги по работе не пригласили вас на обед, вместо этого выпейте с членами вашей команды по софтболу. Если друг отвергает вашего ребенка, составьте для него план как можно скорее встретиться с другим другом. А когда первое свидание не отвечает на ваши сообщения, позвоните бабушке и дедушке и напомните себе, что только ваш голос приносит радость другим.

Отказ никогда не бывает легким, но знание того, как ограничить психологический ущерб, который он наносит, и как восстановить самооценку, когда это происходит, поможет вам быстрее восстановиться и двигаться дальше с уверенностью, когда придет время для вашего следующего свидания или светского мероприятия.

Иллюстрация Дон Ким для TED.

Как преодолеть отказ

Это называется уколом отвержения, потому что это именно то, на что оно похоже: вы тянетесь, чтобы сорвать многообещающий «цветочек» (например, новый любовный интерес, возможность работы или дружбу), только чтобы получить неожиданный и расстраивающий отпор, который похоже на приступ. Этого достаточно, чтобы никогда больше не захотелось выставлять себя напоказ. И все же вы должны, иначе вы никогда не найдете людей и возможностей, которые делают , хотят все, что вы можете предложить.

Итак, как лучше всего справиться с отказом и подавить страх быть отвергнутым снова? Вот несколько одобренных психологами советов, как двигаться вперед и вверх.

Знайте, что отказ

— это боль, согласно науке.

Если недавний отказ ощущается как рана, это потому, что ваш мозг думает, что — это .

Исследование магнитно-резонансной томографии (ФМРТ), проведенное в Университете Мичигана, показало, что отторжение фактически активирует те же части нашего мозга, что и физическая боль.Это предполагает эволюционное преимущество переживания отвержения как боли, согласно Гаю Винчу, психологу и автору книги «Первая эмоциональная помощь: исцеление отвержения, вины, неудач и других повседневных обид» .

«Это явление — наследие нашего прошлого охотников-собирателей, когда мы жили кочевыми племенами», — говорит Винч. В те времена, когда человек не мог выжить в одиночку без своего племени, «отказ служил системой раннего предупреждения, которая предупреждала нас, что мы находимся в опасности подвергнуться остракизму — быть« исключенным с острова ». «

Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти то же содержимое в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

«Те, кто испытал отказ как более болезненный, уделяли больше внимания исправлению своего поведения, чем те, кто этого не делал», — продолжает Винч. Таким образом, они смогли остаться в стаде и защитить свою жизнь (и жизнь своего будущего потомства). «На протяжении многих поколений переживание отвержения как болезненного ощущения давало преимущество в выживании, и наш мозг запрограммировал эту реакцию по умолчанию.»

Дайте себе время осмыслить свои обиду.

Ваши надежды не оправдались. Возможно, вы узнали, что влюбленность не была взаимной, или ваш друг перестал принимать ваши звонки. Это может вызвать сложный узел чувств, и выявление каждого из них может начать процесс выздоровления.

«Примите тот факт, что вы человек с эмоциями, и дайте время почувствовать то, что вы чувствуете», — говорит доктор Пэм Гарси, психолог и сертифицированный лайф-коуч ». Есть выражение, что« самый простой выход — пройти.«Иногда позволяя себе иметь свои чувства, их интенсивность постепенно снижается».

    Исцели свое ушибленное эго, перечислив то, что делает тебя великим.

    «Самое важное, что нам нужно сделать, чтобы залечить эмоциональную рану отвержения. «создает» — это возродить нашу самооценку, сосредоточившись на том, что мы делаем , независимо от того, был ли отказ от романтического партнера, потенциального работодателя или соседа «, — говорит Винч.

    Составление списка положительных качеств вы знаете, что у вас уже есть возможность обуздать негативный разговор с самим собой после удара эго и помочь вам быстрее прийти в норму.

    Winch использует пример отказа от работы: «Мы могли бы перечислить нашу твердую трудовую этику, ответственность, надежность, крутой курс обучения и т. Д.» Затем выберите одно из этих качеств и напишите в параграфе два о том, когда предыдущие работодатели видели в этом ценность, и почему в будущем это будет еще раз.

    «С помощью письма мы напоминаем себе на глубоком уровне, что мы являемся и можем быть ценным сотрудником», — говорит Винч. «Выполнение этого упражнения — способ самоутверждаться».

    Изучите свою роль в том, почему вас отвергли.

    Некоторые отказы на самом деле не такие личные, как кажутся. Отказ от любви в Tinder, например, просто означает, что какой-то незнакомец потратил все 20 секунд на то, чтобы сделать поспешное суждение на основе критериев, о которых вы никогда не будете знать. Но если, скажем, вы раньше были членом команды счастливых часов в офисе, а ваши приглашения на выпивку после работы внезапно исчезли, возможно, пришло время пересмотреть вашу возможную роль в том, почему это произошло.

    Вспомните, когда вы в последний раз были на вечеринке (вы знаете, rejecter ) , было ли это свидание или собеседование.Уинч предлагает мысленно воспроизвести то, что, насколько вы помните, вы сказали или сделали и как они отреагировали. Есть ли что-нибудь, что вы могли бы сделать по-другому, чтобы улучшить схватку, или можете, по крайней мере, предотвратить повторение этого в будущем?

    «Это не значит, что другой человек не несет ответственности, — говорит Винч, — но ценность этого экзамена состоит в том, чтобы узнать, что нам может понадобиться, чтобы помнить о том, чему мы не уделяли должного внимания ранее».

    Но не ругайте себя за ту роль, которую вы сыграли в своем отказе.

    Самопроверка — это , а не то же самое, что самокритика, которая только усугубит ваше самочувствие.

    «Например, заключение« В следующий раз, когда я буду на первом свидании, мне, вероятно, не стоит тратить пятнадцать минут на разговоры о том, как сильно я ненавижу своего бывшего мужа », — это, вероятно, мудро», — объясняет Винч. «С другой стороны, подумав о том же, но добавив:« Я такой идиот! Я никогда никого не встречу! Я неудачник! » вредно и ненужно. Это также повлияет на нашу способность учиться на опыте, поскольку деморализует и демотивирует нас.»

    Сопротивляйтесь ядовитому влечению негативного разговора с самим собой, особенно после свидания.

    Хотя оценка вашей собственной роли в переживании отказа может помочь понять, чего не следует делать в следующий раз, избегайте написания негативной истории о себе в уме только потому, что вы были привидены после второго свидания.

    «Если нас отвергнут к нашему свиданию, последнее, что мы должны сделать, — это проанализировать все наши недостатки, чтобы понять, что пошло не так», — говорит Винч. Их там не было, потому что в матче что-то не так, а не потому, что с нами что-то не так.»

    Грейси предлагает использовать технику рациональной эмоционально-поведенческой терапии (REBT), чтобы оценить, рациональна ли ваша интерпретация отказа: спросите себя, правда ли то, что вы говорите, логично ли это и полезно?

    Ваш инстинкт может сказать: «Это несправедливо, что меня отвергли, и я сдаюсь». Грейси предлагает способ более рационально переосмыслить эту мысль: «Хотя это может быть несправедливо, но для меня это бесполезно. сдаться. Для меня более полезно определить, где моя идея, предложение или какой-то аспект меня могут улучшить.Другая альтернатива — найти признание в другом месте ».

    Окружите себя людьми, которые заставляют вас чувствовать себя ценными.

    « Отказ нарушает нашу основную потребность в принадлежности », — говорит Винч. Вот почему так важно проводить время с теми, кто принимает вас за кого да, и думаю, что вы очень хороши.

    «Если ваша девятилетняя девочка возвращается из школы с обиженными чувствами из-за того, что друзья устроили игровое свидание и оставили ее вне дома, позвоните родителям одного из ее близких друзей и пригласите их на игровое свидание в тот же день», — говорит Винч.«Общение с другом, который принимает и ценит ее, напомнит вашей дочери, что ее ценят и принимают. К вечеру она забудет о друзьях, которые ее отвергли».

    Хотя может быть достаточно просто провести время с людьми из вашей сети поддержки, Гарси говорит, что открытость может быть «мощной мазью», независимо от того, хотите ли вы выговориться или нуждаетесь в напутствии.

    По словам Гарси, «продавцы иногда являются хорошими образцами для подражания, они используют простые фразы вроде« Далее! » чтобы не позволить себе пребывать в отвержении.Теория социального обучения поощряет вас подражать тому, кто умеет приходить в норму. «

    Этот кто-то может быть вашим вечно непотопляемым другом — или это может быть вы после того, как включили самые вдохновляющие гимны Арианы Гранде и Лиззо в свой плейлист.


    Для других способов прожить свою лучшую жизнь плюс все необходимое Опра, подпишитесь на нашу рассылку новостей!

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    Отказ сильнее, чем вы думаете.

    Отказ может вызвать четыре различных психологических ранения, серьезность которых зависит от ситуации и нашего эмоционального здоровья в данный момент. В частности, отказ вызывает такую ​​острую эмоциональную боль, что влияет на наше мышление, наводняет нас гневом, подрывает нашу уверенность и самооценку и дестабилизирует наше фундаментальное чувство принадлежности.

    Многие из наших отказов сравнительно легкие, и наши травмы со временем заживают. Но если их не лечить, даже раны, нанесенные легким отказом, могут стать «инфицированными» и вызвать психологические осложнения, которые серьезно повлияют на наше психическое благополучие. Когда мы сталкиваемся с серьезными отказами, необходимость вылечить наши раны первой эмоциональной помощью становится гораздо более острой. Это не только сводит к минимуму риск «инфекций» или осложнений, но и ускоряет процесс эмоционального исцеления.Чтобы оказать первую эмоциональную помощь и успешно вылечить четыре причины отторжения, нам необходимо четкое понимание каждой из них и полное понимание того, как наши эмоции, мыслительные процессы и поведение нарушаются, когда мы испытываем отторжение.

    Эмоциональная боль: почему даже глупые отказы умны

    Представьте, что вы сидите в зале ожидания с двумя другими незнакомцами. Один из них замечает шар на столе, берет его и бросает другому. Затем этот человек улыбается, смотрит и бросает вам мяч. Предположим, ваши способности бросать и ловить мяч подходят для этой задачи. Вы подбрасываете мяч обратно первому человеку, который быстро подбрасывает его второму. Но затем вместо того, чтобы бросить мяч вам, второй человек подбрасывает его обратно первому, вырывая вас из игры. Как бы вы себя чувствовали в такой ситуации? Было бы больно твоим чувствам? Повлияет ли это на ваше настроение? А как насчет твоей самооценки?

    Большинство из нас посмеются над этой идеей.Два незнакомца не передали мне глупый мяч в приемной, большое дело! Какая разница? Но когда психологи исследовали эту самую ситуацию, они обнаружили кое-что весьма примечательное. Нам не все равно, гораздо больше, чем мы думаем. Сценарий подбрасывания мяча — это хорошо изученный психологический эксперимент, в котором два «незнакомца» на самом деле являются сообщниками-исследователями. «Субъект» (который думает, что все ждут вызова для совершенно другого эксперимента) всегда исключается после первого или второго раунда подбрасывания мяча. Десятки исследований показали, что люди постоянно сообщают о том, что испытывают значительную эмоциональную боль в результате исключения из игры с подбрасыванием мяча.

    Что делает эти открытия замечательными, так это то, что по сравнению с большинством отказов, которые мы испытываем в жизни, исключение из-за двух незнакомцев, бросающих мяч, так же мягко, как и отказ. Если такой тривиальный опыт может вызвать резкую эмоциональную боль (а также падение настроения и даже самооценки), мы можем начать понимать, насколько болезненными часто бывают действительно значимые отказы.Вот почему то, что нас бросает кто-то, с кем мы встречаемся, увольнение с работы или обнаружение, что наши друзья встречались без нас, может оказать такое огромное влияние на наше эмоциональное благополучие.

    В самом деле, отторжение почти от любой другой негативной эмоции, с которой мы сталкиваемся в жизни, отличает величина боли, которую оно вызывает. Мы часто описываем эмоциональную боль, которую испытываем после серьезного отказа, как аналогию удара кулаком в живот или ножа в грудь. Правда, немногие из нас действительно были ранены ножом в грудь, но когда психологи попросили людей сравнить боль отвержения с физической болью, которую они испытали, они оценили свою эмоциональную боль как такую ​​же, как при естественных родах и лечении рака! В качестве контрапункта подумайте о том, что другие эмоционально болезненные переживания, такие как сильное разочарование, разочарование или страх, хотя и очень неприятны, бледны по сравнению с отвержением, когда речь идет о чистой висцеральной боли, которую они вызывают.

    Но почему отказ причиняет гораздо больше боли, чем другие эмоциональные раны?

    Ответ кроется в нашем эволюционном прошлом. Люди — социальные животные; быть отвергнутым нашим племенем или социальной группой в нашем доцивилизованном прошлом означало бы потерю доступа к пище, защите и партнерам по спариванию, что чрезвычайно затруднило бы выживание. Изгнание было бы равносильно вынесению смертного приговора. Поскольку последствия остракизма были настолько серьезными, наш мозг разработал систему раннего предупреждения, чтобы предупреждать нас, когда мы рискуем быть «исключенными с острова», вызывая острую боль всякий раз, когда мы испытываем даже намек на социальное неприятие.

    Фактически, сканирование мозга показывает, что те же самые области мозга активируются, когда мы испытываем отторжение, как и когда мы испытываем физическую боль. Примечательно, что эти две системы настолько тесно связаны, что когда ученые давали людям ацетаминофен (тайленол) перед тем, как подвергнуть их подлому эксперименту по отказу от подбрасывания мяча, они сообщили о значительно меньшей эмоциональной боли, чем люди, которым не давали болеутоляющее. К сожалению, другие негативные эмоции, такие как смущение, не обладают этими характеристиками, что делает Тайленол неэффективным, когда мы неправильно выбираем дату для вечеринки на Хэллоуин в офисе и приходим на работу в костюме Мардж Симпсон.

    Из книги «Первая эмоциональная помощь» Гая Винча, доктора философии. Перепечатано по договоренности с Hudson Street Press, членом Penguin Group (USA) LLC, компании A Penguin Random House. © Гай Винч, доктор философии, 2013.

    проблем с отказом в детстве — доктор Дэвид Уорд

    Возможно, вы слышали, как люди говорят, что «депрессия — это простуда психического здоровья».

    Под этим они подразумевают, что депрессия настолько распространена, что это почти похоже на простуду — она ​​настолько распространена в обществе.Хотя в этом много правды, я хочу предположить, что за депрессией , стоит много факторов, и для меня действительно выделяется один: отказ от .

    Что такое отказ?

    Отказ происходит от латинского rēicere , что означает «отбрасывать». По сути, это суждение о достоинстве; решение, что что-то просто не стоит никакой ценности. Заметьте, что сначала приходит суждение; мнение, заключающееся в том, что что-то не стоит своей цены, что это просто несущественно.

    Но что, если это «что-то» и есть мы? Кто отвергнет нас, «отбросит нас назад» и объявит, что мы малоценны? Вот несколько распространенных:

    • Наши родители могут отказать нам.

    Когда они нужны нам физически или эмоционально, а они слишком заняты или отсутствуют, это отказ. Когда мы просим о помощи или утешении, а они игнорируют нас или злятся на нас, это отказ. Когда они причиняют нам физический, эмоциональный или сексуальный вред, это отвержение (а также насилие).А поскольку любовь и отвержение происходят из одного источника, это глубоко, болезненно. Это также болезненно, потому что, когда мы молоды, наши межличностные записи записываются тем, что мы получаем (или не получаем) от наших родителей. Эти кассеты могут длиться всю жизнь, проигрывая их снова и снова.

    • Наши партнеры могут отказать нам.

    После глубокой боли родительского отторжения отказ от партнера не отстает. Это потому, что после родителей наши партнеры вытягивают из нас очень глубокие эмоции.У нас есть интимная физическая и эмоциональная привязанность к нашим партнерам, и обычно именно они знают нас так лично и близко. Следовательно, когда они отвергают нас, это затрагивает самую суть того, кто мы есть. Это особенно верно, когда мы надеялись, что наши партнеры помогут немного облегчить боль наших родителей.

    • Наши друзья могут отказать нам.

    Отвержение со стороны сверстников также болезненно, особенно когда мы молоды или в подростковом возрасте.Издевательства (испытываемые как в молодом, так и во взрослом возрасте) могут быть ужасно травмирующими. Когда эта боль добавляется к боли отвержения со стороны наших родителей, она проникает в самую нашу душу. Все мы слышали трагические истории молодых людей, которые покончили с собой из-за глубокой боли, которую приносит отказ.

    Это подводит меня к моей последней зоне отказа от ключей:

    Помните, что ключевой посыл, который несет отказ, — это: «Я недостойен любви или недостойен». Мы можем слышать эти болезненные послания только так долго, прежде чем начнем верить, что заслуживаем такого отказа, особенно если эти семена были посажены в наши детские годы.Затем депрессия, беспокойство, членовредительство, употребление психоактивных веществ и т. Д. — все это стучит и предлагает нам способы справиться с этой болью. Этот критический голос в наших головах просто не заткнется, и мы действительно начинаем ненавидеть себя и начинаем питаться ненавистью к себе. Это может перерасти в серьезные суицидальные мысли и действия.

    Как отказ влияет на отношения

    Независимо от источника отказа, он может начать влиять на наши отношения с другими тремя ключевыми способами:

    • 1 — Мы злимся и нападаем на других

    Никто не любит, когда его отвергают, и поэтому всплывает «сердитый ребенок», и в качестве защиты от этой боли мы нападаем на другого человека своими словами или иногда кулаками.Здесь мы «отвергаем отказ» и бросаем его обратно тому, кто может отвергать нас, а может и не отвергать. Иногда они , а не отвергают нас; это просто наше восприятие. Но даже если это всего лишь индивидуальное восприятие, все равно могут быть разрушительные последствия, например, человек, который ошибочно считает, что его отвергают, и прибегает к насилию.

    • 2 — Мы отчаиваемся и уходим от других

    Вместо того, чтобы отвергать отказ, мы принимаем его, но на этот раз мы избегаем людей. Мы принимаем отказ, но теряем надежду на то, что что-то изменится, и, чтобы справиться, мы избегаем людей или мест, которые могут послать какое-либо сообщение о потенциальном отказе — интимных отношениях, работе или членах семьи.

    • 3 — Мы увольняемся и уступаем другим

    Это еще одна форма, когда мы принимаем отказ, но вместо того, чтобы избегать его, мы ждем большего. Это часто случается, когда происходят манипуляции или злоупотребления. Часть нас чувствует себя неполноценной по отношению к человеку (партнеру, начальнику, родителю), и мы ошибочно полагаем, что «прокляты, если так поступим, и прокляты, если нет».Так что, хотя мы ненавидим отвержение, которое испытываем, в эмоциональном резервуаре ничего не остается, поэтому мы просто сдаемся и верим, что наша несчастная жизнь настолько хороша, насколько это возможно.

    Шаги к преодолению отторжения

    Преодолеть отвержение, а также стыд и ненависть к себе, которые оно порождает, непросто, но очень важно, чтобы мы исцелили прошлое и вернули то, что было украдено.

    Отказ — одна из тех универсальных тем; каждый, кто дышит кислородом, в какой-то момент испытывал отторжение, и мы никогда не перестанем это испытывать.Поэтому важно противостоять отрицаниям прошлого и научиться справляться с отказами будущего. И здесь кроется ключ к исцелению отвержения; отношения . У меня есть поговорка:

    Люди обижены в контексте взаимоотношений; они будут исцелены в контексте отношений.

    Другими словами, глубокое исцеление почти никогда не выполняется в одиночку; более глубокое исцеление почти всегда происходит через отношения с другим человеком (который также испытал отторжение!) и у которого есть навык вернуться в прошлое, чтобы залечить раны прошлого и помочь вам написать новую главу своей жизни.Сделать следующий шаг, чтобы довериться кому-то в таких отношениях, тоже непросто. Но когда вы это сделаете, вы уже начинаете стирать эти старые сообщения.

    Автор: Dr David Ward, BSocWk, BA. , Grad Dip (Couple Thpy), M.Couns., MPhil., PhD.

    Доктор Дэвид Уорд — психотерапевт с более чем 20-летним опытом, проводящий терапию для взрослых, подростков, детей, супружеских пар и семей. Сферы его профессиональных интересов включают использование EMDR-терапии для выздоровления после домашнего насилия, жестокого обращения с детьми, посттравматического стрессового расстройства, депрессии и тревоги; семейная терапия; и работа с жертвами духовного и ритуального насилия.

    Чтобы записаться на прием, попробуйте онлайн-бронирование. Вы также можете позвонить в M1 Psychology Loganholme по телефону (07) 3067 9129 или в Vision Psychology Wishart по телефону (07) 3088 5422.

    .

    Чувствительная дисфория отторжения: причины, симптомы и многое другое

    Никто не любит отказы — будь то влюбленность, сверстники, семья или сослуживцы. Это может причинить боль, но это неизбежная часть жизни.

    Некоторые люди могут легко избавиться от отказа. У других это чувство может вызвать подавляющую эмоциональную реакцию.

    У людей, особенно подавленных, это иногда называют дисфорией, чувствительной к отторжению, или RSD. Для него характерна крайняя эмоциональная чувствительность к критике или отказу, будь то реальная или мнимая.

    Это может повлиять на кого угодно, хотя было высказано предположение, что люди с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и аутизмом более восприимчивы.

    Люди, живущие с дисфорией, чувствительной к отторжению, более чувствительны к отвержению и легко поддаются влиянию определенных ситуаций.Однако точная причина этого до конца не выяснена.

    Считается, что это вызвано не одним фактором, а множеством факторов.

    Одно из возможных объяснений ОСБ — это история отказа или пренебрежения вниманием в раннем возрасте. Это может происходить из-за того, что родитель был чрезмерно критичным или пренебрежительным, что влияет на то, как эти люди относятся к себе.

    Из-за этих родительских отношений у некоторых людей низкая самооценка и сильный страх быть отвергнутыми и брошенными в собственных отношениях.

    Другие ситуации также могут вызвать чувствительность к отклонению. Например, сверстники дразнят или издеваются над ним. Или вас критикует или отвергает романтический партнер.

    Также считается, что некоторые люди генетически предрасположены к дисфории, чувствительной к отторжению. Он может передаваться через семьи. Так что, если у родителя или другого близкого родственника есть ОСБ, вы тоже можете его развить.

    Кажется, существует связь между чувствительной к отторжению дисфорией и СДВГ или аутизмом.

    Это не означает, что у людей с такими заболеваниями разовьется чувствительность к отторжению.Напротив, наличие любого из состояний является фактором риска.

    Люди с диагнозом СДВГ часто испытывают трудности с вниманием, беспокойство и импульсивность.

    Доктора также признали эмоциональные проблемы у некоторых людей с СДВГ. Для этого характерна неспособность контролировать свои эмоциональные реакции или гиперчувствительность.

    Поскольку эти люди испытывают более сильные эмоции, они могут иметь повышенную реакцию на любое чувство отвержения.

    Дисфория, чувствительная к отторжению, также связана с аутизмом.

    Это расстройство психического развития поражает нервную систему и вызывает различные симптомы. Дети или взрослые с аутизмом могут испытывать трудности в общении и социализации, а иногда им трудно понимать действия других.

    Они также могут иметь дело с эмоциональной дисрегуляцией и повышенной чувствительностью к физическим и эмоциональным раздражителям. В результате любое реальное или мнимое чувство отвержения или критики может вызвать у них сильное расстройство.

    Симптомы дисфории, чувствительной к отторжению, сложны, поэтому их бывает сложно идентифицировать.

    RSD может иногда напоминать определенные состояния психического здоровья, которые включают:

    Типичные симптомы RSD (которые также могут возникать при некоторых из вышеперечисленных состояний) включают:

    • низкая самооценка
    • избегание социальных условий
    • страх перед неудача
    • высокие ожидания в отношении себя
    • частые эмоциональные всплески после того, как вас обидели или отвергли
    • чувство безнадежности
    • стремление к одобрению
    • гнев и агрессия в неудобных ситуациях
    • тревога

    , одним из отличительных факторов является то, что симптомы ОСБ обычно кратковременны и вызваны эмоциональными циклами, а не реальным событием.

    Выяснить, есть ли у вас RSD, может быть непросто. Ваш врач должен сначала исключить, является ли это симптомом основного психического состояния.

    Дисфория, чувствительная к отторжению, не является признанным диагнозом в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-5), поэтому профессиональный диагноз не всегда возможен.

    Чтобы оценить свои симптомы, вам нужно будет обратиться к консультанту, психологу или другому специалисту в области психического здоровья.

    Ваш врач может узнать о вашем семейном анамнезе и симптомах.Скорее всего, вы ответите на ряд вопросов о том, как вы реагируете и чувствуете себя в определенных ситуациях.

    Вопросы могут включать:

    • Чувствуете ли вы сильный гнев или агрессию, когда кто-то оскорбляет ваши чувства?
    • Чувствуете ли вы гнев или ярость, когда вас отвергают или критикуют?
    • Вы думаете, что вы никому не нравитесь?
    • Вы нравитесь людям?
    • Люди говорят, что вы слишком чувствительны?

    Ваш врач может также спросить о любом предыдущем диагнозе СДВГ или расстройства аутистического спектра.

    Если у вас не были диагностированы эти состояния, но есть симптомы, ваш врач может порекомендовать пройти обследование, чтобы лучше понять первопричину ваших эмоциональных реакций.

    Поскольку это связано с аутизмом и СДВГ, ваш врач может порекомендовать сначала вылечить любое основное заболевание.

    От этих состояний нет лекарства. Но лекарства могут помочь облегчить сопутствующие симптомы, такие как гиперактивность и депрессия.

    Когнитивно-поведенческая терапия

    Поведенческое вмешательство также может помочь снизить гиперчувствительность.Это может помочь справиться с отказом и критикой и справиться с ними. Поэтому ваш врач, скорее всего, порекомендует психотерапию.

    Это традиционный метод, помогающий людям справиться с дисфорией отторжения.

    Одним из видов эффективной психотерапии является когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). Это тип разговорной терапии, которая обучает методам преодоления трудностей.

    Вы научитесь справляться со стрессовыми ситуациями, разрешать конфликты в отношениях, улучшать общение и преодолевать эмоциональные травмы или насилие.

    Лекарства

    Наряду с терапией ваш врач может прописать лекарства, облегчающие симптомы.

    Не существует одобренных FDA лекарств от RSD, но некоторые из них могут быть прописаны не по назначению или при других заболеваниях.

    Гуанфацин — распространенное лекарство от RSD. Обычно его назначают для снижения артериального давления, но он также взаимодействует с рецепторами мозга, уменьшая гиперактивность и эмоциональные реакции.

    Изменения образа жизни

    Наряду с традиционными методами лечения вы можете делать несколько вещей самостоятельно, чтобы помочь справиться со своей эмоциональной реакцией на отторжение и критику.

    Например, смотрите на эмоции в перспективе. Поймите, что то, что вы чувствуете или воспринимаете как отказ или критику, на самом деле может не существовать.

    Понятно, что трудно сдерживать обиду. Но вместо того, чтобы вспыхивать, когда вас избегают, сохраняйте спокойствие и рационально обсудите свои чувства с другим человеком.

    Это также помогает снизить общий уровень стресса, что поможет вам чувствовать себя более спокойно и непринужденно. Так легче контролировать свои эмоции.

    Вы также можете попробовать:

    У всех бывают хорошие и плохие дни, поэтому периодические всплески эмоций или эмоциональная реакция не обязательно означают, что вам нужно обратиться к врачу.

    Однако вам следует записаться на прием к врачу, если вы испытываете непреодолимое чувство обиды, беспокойства и гнева каждый раз, когда чувствуете, что вас отвергают или критикуют. Даже если эти ощущения кратковременны.

    Если у вас еще нет поставщика психиатрических услуг, вы можете искать врачей в вашем районе с помощью инструмента Healthline FindCare.

    Медицинское вмешательство особенно необходимо, когда дисфория, чувствительная к отторжению, начинает оказывать влияние на качество вашей жизни.

    Чувствительность к отказу может привести к проблемам в романтических отношениях и вызвать иррациональную ревность у друзей и семьи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *