Факторы восприятия личности в общественном сознании: | Кафедра Связей с общественностью

Автор: | 26.05.2020

Содержание

Раздел 5. Технологии формирования имиджа

Тема 9. Технологии формирования имиджа.

Основные технологии создания имиджа. Средовой имидж и принципы формирования средового имиджа. Габитарный имидж. Психологическая стратегия габитарной информации. Овеществленный имидж. Вербальный имидж. Влияние паравербальной информации на имидж. Роль вербального имиджа. Кинетический имидж. Психотехнологии блокировки «плохой» кинетики и презентации «нужной» кинетики. Способы формирования психологического пространства. Способы продвижения личного имиджа.

Способы оценки эффективного имиджа. Характеристика стилей одежды. Развитие способностей по диагностике и экспрессии эмоционального состояния. Самопрезентация. Факторы восприятия личности в общественном сознании. Использование психодиагностики для создания психологического портрета личности. Тесты, опорсники, контент-анализ, биографический метод, наблюдение и особенности их применения. Критерии эффективности индивидуального имиджа. Контрольные вопросы по теме

1. Что такое «вербальный имидж»?

2. Назовите и охарактеризуйте техники формирования вербального имиджа.

3. Как на имидж делового человека влияет манера представляться?

4.Каковы принципы формирования средового имиджа?

5. Что такое кинетический имидж?

6. Какие способы продвижения личного имиджа.

7. Перечислите способы оценки эффективного имиджа.

8. Какую роль играет стиль одежды в персональном и профессиональном имидже?

9.Требования к самопрезентации.

10. Какие факторы восприятия личности играют роль в общественном сознании.

11.Рассакжите об использовании психодиагностики для создания психологического портрета личности.

12.Как и с какой используются тесты, опоросники, контент-анализ, и другие методы?

13. Назовите критерии эффективности индивидуального имиджа.

Тема10.

Исследовательские имиджтехнологии по восприятию, формированию и прогнозу социального имиджа.

Особенности моделирования структуры имиджа в психологической, социологической, маркетологической перспективе и рекламных исследованиях. Перцептивный, когнитивный, коммуникативный, эмоциональный, оценочный, мотивационный, канативный компонент имидж-образа. Имидж как единица символического и знакового мира. Параметрические модели имиджа товара, потребителя, внутреннего, визуального, социального имиджа, бизнес — имиджа, имиджа персонала, корпоративного имиджа. Репутационный и аутентичный персональный имидж.

Контрольные вопросы по теме

  1. Почему разительно отличается моделирование структуры имиджа в психологической, социологической, маркетологической перспективе и рекламных исследованиях?

  2. Охарактеризуйте компоненты имидж-образа.

  3. Почему имидж является единицей символического и знакового мира?

  4. Охарактеризуйте имидж товара, потребителя, бизнес имидж с точки зрения параметрических моделей?

Раздел 6.

Профессионалы в области имиджирования: технологии и подходы

Тема 11. Методы работы имиджмейкера с клиентом и организацией.

Программа работы имиджмейкера в консалтинговой сфере. Концептуальный подход. Роль и функции имиджмейкера в работе с личностью. Методы работы имиджмейкера в консалтинговой сфере. Метод экспрессии. Метод интроспективного анализа. Рефлексивный тренинг. Метод по развитию творческого самочувствия. Ортобиотический тренинг. Активные групповые методы. Поведенческий тренинг и т.д.

Имиджелогические подходы в маркетинге и менеджменте к созданию имиджа товара. Психологическое исследование потребительской аудитории. Анализ потребностей человека и мотивов потребителей. Рациональный и бессознательный компоненты образа. Изучение стиля жизни потребителей и сегментирование рынка. Американская (VALS1, VALS2) и европейская системы сегментирования рынка. Функциональные и психологические преимущества объекта и их использование при разработке имиджа товара. Методы оценки имиджа товара. Характеристика рекламы, ее виды. Рекомендации по разработке товарного знака и слогана. Влияние цвета и формы на психическое состояние человека. Учет закономерностей памяти и внимания. Контрольные вопросы по теме

  1. В чем различие теоретической и практической имиджелогии?

  2. Раскройте смысл понятия имиджолог и имиджмейкер.

  3. Чем занимается имиджмейкер в консалтинговой сфере?

  4. Каковы основные функции работы имиджмейкера?

  5. Как имиджмейкер работает с личностью?

  6. Расскажите о сути имиджелогических подходов к созданию имиджа товара.

  7. Зачем нужен анализ потребностей человека и мотивов потребителей?

  8. Какие методы оценки имиджа товара вы знаете?

Имидж учителя как важный компонент педагогической культуры

В статье характеризован имидж как целостное проявление обобщённых качеств образа личности. Рассмотрены компоненты имиджа учителя в контексте формирования его педагогической культуры.

In the article the image as an integral manifestation of generalized qualities of the personality look is characterized. Components of the teacher’s look are considered in the context of the formation of pedagogical culture.

Ключевые слова: имидж, имиджология, педагогический имидж, стереотип, компоненты имиджа, профессиональные компетенции.

Keywords: look; imageology; pedagogic image; stereotype; image components; professional components.

Всякий в своей жизни создает определенный образ – представление о себе, которое формируется из внутренних и внешних компонентов: внешнего вида, привычек, жестов, манер, коммуникативных особенностей, поступков и т.д. В настоящее время целостное проявление обобщенных признаков образа личности характеризуется как имидж.Имидж (с английского image – «образ», «изоб­ражение», «описание») – совокупность представ­лений, сложившихся на основе общественного мнения.
Термин «имидж» был образован в 30-х годах прошлого века. Уже в 60-ые годы в Америке сформировалось новое научное направление – имиджология, основателем которой является известный экономист К.Боулдинг [3]. В бывшем Советском Союзе эта отрасль начала развиваться в 70-ые годы, широко применяясь в политических, дипломатических, социально-культурных и деловых кругах.Имидж – это образ личности, созданный, чтобы произвести определенное впечатление на других, для формирования мнения о себе, целенаправленного эмоционально-психологического воздействия на кого-то, для обращения на себя внимания. «Имидж – это общее впечатление, которое вы оставляете на окружающих. Имидж формируется из тех факторов, как вы представляете ваши идеи, как вы себя проявляете в обществе, о чем вы говорите или чем вы занимаетесь», – пишет П.Берг [2, стр. 65]. Он убежден, что имидж должен крепко основываться на той внутренней сущности, которой обладает человек, должен быть ее отражением [2, стр. 67].Единство внутренней и внешней сущностей человека, гармония в процессе его формирования являются ориентирами для содержания имиджа.
Создание имиджа является совокупностью внешних и внутренних данных человека. Это целе­направленно сформированный образ, который становится целостным в течение самоопределения, самореализации и социализации личности, выде­ляется определенными ценностными характеристиками и, в качестве совокупности внутренних и внешних характеристик личности, проявляется в процессе коммуникации и деятельности. Имидж становится целостным через черты характера, умственные особенности, внешние данные, одежду, поведение, вид.При описании понятий «имидж» и «стереотип» Н.Н.Власова указывает на следующие отличия:
  • в ходе восприятия личностью социальной действительности они имеют разные функции,
  • стереотип – это стойкое, отвердевшее проявление явления, он не изменяется, имидж является гибким, придает человеку дополнительные качества,
  • стереотип не требует необоснованных предположений, он часто создает неполноценный образ личности [4, стр. 76].
В отличие от стереотипа, имидж более обобщенное понятие, это подчеркивание личностных свойств – с сознательным выбором образа.
В деле формирования имиджа личности существенную роль играют его взаимоотношения с окружающей средой [5]. Из этого следует, что имидж формирует в человеке потребность в постоянном совершен­ствовании, стремление к гармонии. При этом, гармония может проявляться через психологические и умственные особенности, черты характера, внешние данные. Имидж развивается в социальной среде, в результате жизнедеятельности данного общества, воздействия социальных факторов [1, стр. 54].В основе формирования имиджа лежат свойства, существующие уже в раннем детском возрасте, которые должны учитываться в дальнейшем, при создании имиджа, чтобы не произошло отчуждение человека от своей индивидуальности.В.М.Шепель указывает, что имидж – это образ, посредством которого человек представляет миру свое ,,Я”: это единственная форма самопред­ставления перед другими людьми [7, стр. 15].Таким образом, персональный имидж – целенаправленно сформированный образ личности, комплексное проявление наследственных харак­теристик, внешних и внутренних свойств.
Он включает в себя потребности личности, его способности, ценностные ориентиры, жизненные позиции, убеждения. Персональный имидж может быть как положительным, как проявление высокого уровня гармоничного взаимодействия с природой и социальной средой, так и отрицательным – в случае низкого уровня дисгармоничного взаимодействия и равновесия со средой.В настоящее время широкое обращение имеет понятие «педагогическая имиджология», которая занимается изучением вопросов имиджа учителя.Имидж учителя рассматривается как восприятие учениками, коллегами, родителями, иными лицами, связанными с образовательным процессом, образа, получившего эмоциональную окраску, как результат отражения гармоничных взаимоотношений с окружающей средой.В разные историко-культурные периоды менялись представления о имидже учителя, но неизменным остается ряд свойственных ему признаков: любовь к детям, искренность, добро­желательность, беспристрастие, культура общения, всецелая преданность своему делу, доброта. Имидж педагога обобщают те характеристики, которые формируются в общественном сознании по отношению к образу учителя.
В свою очередь, общество, предъявляя учителю определенные требования, влияет на содержание его имиджа. В связи с этим А.А. Калюжин пишет, что в ходе формирования имиджа учителя существующие качества органически переплетаются с теми свойствами, которые приписываются ему со стороны окружающих [6, стр. 123].Индивидуальный имидж – это образ учителя, неотъемлемый признак его профессиональной харак­те­ристики, который состоит из двух взаимосвя­занных компонентов: из ядра – сравнительно стойких компонентов, в которых сконцентрированы знания, ценности, позиции, умения, и внешнего компонента. При этом, в течение формирования имиджа учителя уже существующие личностные качества сопоставляются с теми качествами, которые воспринимаются и приписы­ваются ему со стороны окружающих. С точки зрения формирования имиджа учителя знаменательно то, что он формируется на сознательном уровне, согласно самооценке, рефлексии учителя, владению им педагогической культурой.Компонентами имиджа учителя являются: профессиональные компетенции, психолого-педа­гогические и методические знания, личностно-моральные качества, ценностная система, прирож­денные способности, владение гибкими стилями коммуникации, владение основами мимической и пантомимической выразительности, в соответствии с педагогической ситуацией и задачей, а также взгляды, убеждения, социально-перцептивные умения.
Компонентами имиджа является также интуиция, умение ориентироваться в педагогических ситуациях, принимать решения, самообладание, самоконтроль, готовность, к сотрудничеству, взаимопониманию, терпеливость, эстетический вкус, оптимизм, педагогическое воображение, стиль одежды, гибкость движений, речь, богатство словарного запаса, иные средства педагогического воздействия. Профессиональное становление учителя – длительный процесс, требующий постоянного совер­шенствования профессиональных компетенций. В течение всей своей деятельности учитель учится, совершенствует методическую базу, решая образовательные задачи. Но формирование имиджа – более длительный и сложный процесс, поскольку включает в себя эмоциональную составляющую.Важным компонентов имиджа учителя является авторитет, который проявляется под воздействием учителя на учеников и отношением последних к учителю. Учитель, имеющий высокий имидж, воздействует на учеников через свое отношение, поведение, речь, личный пример, беспристрастную манеру, профессиональную совесть и ответ­ственность. На сегодняшний день педагог не только сооб­щает, передает информацию: на него возлагается функция советчика, фасилитатора в формировании ценностной системы индвидуума, ориентировки его в информационной среде. Для осуществления этой серьезной и ответственной миссии педагогу необходимо не только владеть профессиональными компетенциями, но и быть осмотрительным, всесторонне образованным, с публично- культурной точки зрения – оповещенным, обладать высокими коммуникативными качествами, навыками педагогической техники, владеть культурой речи, средствами педагогического воздействия, обладать духовными богатствами, красотой, гуманисти­ческими качествами.В течение профессиальной деятельности учитель создает свой имидж, хотя приобретает авторитет благодаря богатому внутреннему миру, духовной красоте, обаянию, гуманизму, умению эмоцио­нально, действенно и убедительно выражаться, интуиции: все это является гарантией продуктивного выполнения профессиональной деятельности.

Список литературы:
1. Ананьев С.Е. Формирование имиджа руководителя в государственной службе. – М.: Наука, 1996. 180 с.
2. Берг П. Подай себя! Эффективная тактика улучшения вашего имиджа / Пер. с англ. Т.А. Сиваковой. – М.: Амалфея, 1997. – 208 с.
3. Боулдинг К. Э. Экономическая наука и социальные системы // Панорама экономической мысли конца XX столетия. Под ред. Д. Гринауэя, М. Блини, И. Стюарта. Пер. с англ, под ред. В. С. Автономова. Том 2. СПб.: Экономическая школа. 2002.
4. Власова Н.Н. Проснешься боссом: справочник по психологии управления. – Новосибирск: Фирма «Экор», 1993. – 214 с.
5. Гуревич П.С. Приключения имиджа, М.: Искусство, 1991. – 221 с.
6. Калюжный, А.А. Психология формирования имиджа учителя / А.А. Калюжный. – М.: Гуманитарный изда-тельский центр ВЛАДОС, 2004. – 222 с. с.123
7. Шепель В.М. Имиджелогия: Секрет личного обаяния. – М.:ЛИНКА-ПРЕСС, 1997. –168 с.

Сущность категории восприятия культуры

А. В. Пузаков

Восприятие одной культуры другой начинается с информации, которая, будучи проанализированной (особенно на предмет сходства — отличия), является источником формирования традиции (стереотипа).

Психология трактует термин «восприятие» как процесс приема и переработки человеком различной информации, поступающей в мозг через органы чувств. Представляется правильным наряду с такими видами восприятия, как восприятие пространства, времени, движения, изучаемых психологией и философией, выделить восприятие культуры как историко-культурологическую категорию.

Под восприятием культуры мы понимаем процесс переосмысления информации о чужой культуре, пропущенной сквозь призму родной культуры, завершающийся формированием традиции (стереотипа), находящий отражение в воспринимающей культуре.

Попытаемся найти аналогии между психическими процессами человеческого организма и процессами, происходящими в общественном сознании, чтобы более полно раскрыть сущность категории восприятия культуры.

Восприятие зависит от окружения, в котором оно дано. Таким образом, мы должны учитывать особенности национального характера, внутри- и внешнеполитическую ситуацию, характер двусторонних отношений между взаимодействующими культурами.

Восприятие отдельных элементов чужой культуры составляет и дополняет в общественном сознании образ этой культуры. Мы также можем говорить о более или менее постоянной традиции восприятия культуры в изменяющихся исторических и социокультурных условиях. Целостный образ возникает постепенно и становление его связано с пространственно-временными условиями восприятия [1]. В образ восприятия включается обобщенное знание об объекте, сложившееся в результате общественной практики и более или менее усвоенное воспринимающим субъектом [2]. Человек всегда осознает то, что он воспринимает, т. е. восприятие тесно связано с мышлением, речью: Механизмы восприятия лучше реагируют на изменение поступающей информации и на новые события, чем на относительно однообразные явления [3].

Следует учитывать то, что восприятие реального предмета никогда не бывает идентично этому предмету [4]. Человек воспринимает мир сквозь призму общественного сознания, всей общественной практики человечества, направляющей и формирующей наше восприятие. Иными словами, на процесс восприятия культуры накладывают свой отпечаток национальный характер, социальный идеал, присущие тому или иному обществу.

Говоря о восприятии, нельзя не вспомнить еще об одном философско-психологическом понятии — об отражении. В соответствии с этим понятием все психические процессы и состояния человека рассматриваются как отражения в голове человека объективной, не зависимой от него действительности.

Восприятие культуры другого народа находит свое отражение в родной культуре, позволяя первому увидеть себя со стороны. Будучи, таким образом, частью культуры, это восприятие приобщается к ценностям родного общества и становится уже одной из его отличительных черт [5]. Судить о таком восприятии мы можем’ благодаря его отражению, а чаще всего это различного рода тексты.

При анализе текстов, являющихся отражениями восприятия культуры другого народа, для более объективной оценки следует учитывать: общий характер двусторонних международных отношений в момент создания текста, а именно: кто является адресатом текста, цель создания, степень влияния стереотипов, личность, образованность автора, а также всю доступную информацию, прямо или косвенно свидетельствующую о том, является ли текст характерным для данной культуры и т. д. [6].

Одной из особенностей восприятия вообще и в условиях массовой коммуникации, в частности, является то, что реципиенты одновременно воспринимают как исходящее сообщение, так и личность автора (коммуникатора). К тому же на восприятие оказывают воздействие такие факторы как квалификация коммуникатора, умение апеллировать к актуальности, к аудитории, способность персонифицировать текст (поделиться своим личным опытом) [7].

В процесс взаимного восприятия обязательно вмешивается явление рефлексии, под которой понимается осознание каждым из участников процесса того, как он воспринимается своим партнером по общению. Это не просто знание другого, но знание того, как другой знает (понимает) меня, своеобразный удвоенный процесс зеркальных отражений друг друга, содержанием которого является воспроизведение внутреннего мира партнера по взаимодействию, причем в этом внутреннем мире, в свою очередь, отражается внутренний мир первого исследователя [8].


ЛИТЕРАТУРА:

1. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. С. 33.

2. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. С. 37.

3. Восприятие: механизмы и модели. Пер. с англ. М.: Мир, 1974. С. 155.

4. Восприятие: механизмы и модели. Пер. с англ. М.: Мир, 1974. С. 9.

5. Пузаков А. В. Диалог культур // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты. Саранск: СВМО, 2000. С.20.

6. Пузаков А. В. Текст как отражение восприятия чужой культуры// Иностранные путешественники о России. Саранск, 2000. С. 3.

7. Межличностное восприятие в группе / Под ред. Г.М. Андреевой, А. И. Донцова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. С. 254-262.

8. Межличностное восприятие в группе / Под ред. Г.М. Андреевой, А. И. Донцова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. С. 35.

Ekologiya cheloveka (Human Ecology)Ekologiya cheloveka (Human Ecology)1728-0869Northern State Medical University1696510. 33396/1728-0869-2015-12-42-52Original ArticleMENTAL IMMUNITY AS BIO-PSYCHO-SOCIO-SPIRITUAL MATRIX OF IDENTITY AND PERSONALITY AND SOCIETY SAFETY BASISSidorovP [email protected] State Medical University1512201512425223102019Copyright © 2019, Human Ecology2019There has been grounded assessment of mental immunity as a bio-psycho-socio-spiritual defense of identity and a basis of personality and society safety. Its resource characteristics and functional mechanisms have been systematized. With the use of the epidemical model of the acquired mental immunodeficiency syndrome, there has been described its phenomenology according to four blocks of psychogenesis and sociogenesis, biogenesis and animogenesis. There have been separated algorithms of arrangement of systemic and block-module protection of public conscience and public health in the hybrid world identity crisis. There has been grounded the synergetic approach to mental safety providing protection of individual and public conscience. Its main directions and target levels in formation of state-civil identity have been separated. We have proposed integral strategies of mental safety provision based on the synergetic technological platform of non-departmental mental health service. We have grounded a mission of mentality medicine consisting of adaptive conscience and health management as a priority of national security in the era of hybrid wars.mental immunitymental safetyacquired mental immunodeficiency syndromemental epidemicsprotection strategiesstate-civil identityментальный иммунитетментальная безопасностьсиндром приобретенного ментального иммунодефицитаментальные эпидемиистратегии защитыгосударственно-гражданская идентичность1.Сидоров П.И. Ментальный иммунитет как биопсихосоциодуховная матрица идентичности и основа безопасности личности и общества // Экология человека. 2015. № 12. С. 42-522.Андреев А.Л. Ценностные и мировоззренческие аспекты социального неравенства // Социологические исследования. 2007. № 9. С. 38-44. 3.Андреев И.Л. Этнокультуральный иммунитет как социальный мотиватор ритуального ухода из жизни: африканский президент // Психическое здоровье. 2015. № 3. С. 68-79.4.Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990. 224 с.5.Буркова Л.В. Механизмы формирования нравственного иммунитета у дошкольников // Педагогика (Киев). 2013. № 3. С. 22-27.6.Ворона А.А., Сыркин Л.Д., Усов В.Н. Психосемантическая диагностика профессиональной пригодности летного состава // Военно-медицинский журнал. 2015. № 4. С. 50-56.7.Горшков М.К. Россия: двадцать лет спустя (некоторые аспекты социологического анализа реформирования общества) // Власть. 2011. № 12. С. 19.8.Горшков М.К. Проблемы национальной безопасности в информационном обществе // Власть. 2014. № 11. С. 8-12.9.Дробижева Л.М. Государственно-гражданская идентичность и межэтническое согласие: теоретические и социально-практические проблемы // Власть. 2014. № 11. С. 12-16.10.Дубнякова А.И. Образ сотрудника полиции в сознании граждан // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2013. № 4 (55). С. 19-21.11.Дубровский Д.И. Современное массовое сознание и будущее земной цивилизации // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2013. № 1 (37). С. 78-83.12.Жапуев З.А. Социальный иммунитет как предмет социологического исследования: концептуализация понятия // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2013. № 2. С. 46-50.13.Журавлев А.Л., Тарабрина Н.В. Психологическая безопасность: на пути к комплексным, междисциплинарным исследованиям // Проблемы психологической безопасности. М.: Изд-во «ИП РАН», 2012. С. 5-21.14.Зобов Р.А., Матвеев А.М., Сугакова Л.И. Проблема здоровья человека в современном обществе (из истории методологического семинара НИИКСИ СПбГУ) // Российское общество: проблемы социального согласия и развития. СПб.: Изд-во СПб. ун-та. 2014. С. 233-240.15.Константинова Л.В., Константинов С.А. Социальная справедливость в российском интерьере // Власть. 2012. № 5. С. 98.16.Кормочи Е.А. Глобальные вызовы современного человечества // Новый взгляд. Международный научный вестник. 2015. № 8. С. 191-200.17.Кравцов Д.И. Сущность глобализационного давления современности: социально-философские аспекты проблемы // Журнал Сибирского федерального университета. Серия: Гуманитарные науки. 2015. Т. 8, № 6.18.Мазуренко И.В. Национально-культурная идентичность в условиях глобализации: социально-философский анализ: дис.. канд. филос. наук. Москва, 2009. 176 с.19.Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. М.: Центр психологии и психотерапии, 1998. 480 с.20.Национальная идея России: в 6 т. Т. 2. М.: Научный эксперт, 2012.21.Ревягин А.В., Бойко О.А., Жайворонок А.В., Теохарова А.К. Обеспечение криминологической безопасности личности // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2014. № 2 (57). С. 54-57.22.Режабек Б.Г. Учение В.И. Вернадского о Ноосфере и поиск пути выхода из глобальных кризисов // Век глобализации. 2008. № 1. С. 161.23.Савенко Ю.С. Война или Здоровье? К 15-летию энциклопедического издания финских коллег // Независимый психиатрический журнал. 2015. № 1. С. 6-8.24.Сидоров П.И. Психический терроризм — нелетальное оружие массового поражения // Российский психиатрический журнал. 2005. № 3. С. 28-34.25.Степин В.С. Перелом в цивилизационном развитии. Точки роста новых ценностей // Глобальное будущее 2045. Конвергентные технологии (НБИКС) и трансгуманистическая эволюция / под ред. проф. Д.И. Дубровского. М.: ООО «Изд-во МБА», 2013. С. 10-25.26.Тишков В.А. Российский народ: история и смысл национального самосознания. М.: Наука, 2013. 649 с.27.Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.28.Черешнев В.А., Расторгуев В.П., Сидоров П.И. и др. Экология человека в изменяющемся мире. 2-е изд. Екатеринбург: УрО РАН, 2008. 570 с.29.Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе (статья вторая) // Социологические исследования. 2001. № 2. С. 3-12.30.Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. 344 с.31.Юревич А.В. Психологическое состояние современного российского общества: новые оценки // Вопросы психологии. 2015. № 2. С. 32-45.32.Sidorov P.I. From bullying to pandemy of terrorism: synergetic bio-psycho-socio-spiritual methodology of Mental health protection // Handbook on Bullying: Prevalence, Psychological impacts and intervention Strategies. NY: NOVA Science Publishers, 2014. P. 177-214.33.Sidorov P.I. Mental terrorism of Hibrid Wars and Defense Synergetics // Handbook Surveillance Systems and National Security of the 21s Century: New Developments. NY: NOVA Science Pablishers, 2015. P. 166-189.34.Sidorov P.I. From mental epidemics to terrorism pandemic: synergetic bio-psycho-socio-spiritual methodology of public conscience protection // Handbook «Focus on Terrorism». NY: NOVA Science Publishers, 2015. P. 182-221.

Как вернуть Сталина из памяти в историю?

Каждая круглая дата рождения Сталина накаляет общественное мнение, сталкивает между собой исследователей и общественных деятелей по поводу политики и истории, модернизации или мобилизации экономики, места Советского Союза/России в мире. По характеру обращения к Сталину можно оценивать состояние общества, его предпочтения и настроения. Как вернуть Сталина из политизированной памяти в историю? Обсудим тему с руководителем Международного совета Ассоциации исследователей российского общества (АИРО-XXI) Геннадием Бордюговым.

Применительно к Сталину обычно говорят о «культе личности», понятие это получило распространение после доклада Хрущева на XX съезде КПСС. Почему вы говорите и пишите о культе юбилеев?

Геннадий Бордюгов: Напомню, что в российской культуре еще в XIX веке понятие «юбилей» не ассоциировалось только с 50-летием. Чествование современников происходило и по десятилетиям жизни и заслуг. Не было бы ничего страшного в юбилеях, если бы некоторые из них не приобретали культовый характер, а отдельные фигуры не наделялись качествами социального бессмертия.

И как же постичь культ юбилеев?

Геннадий Бордюгов: К примеру, поместить культовое событие или персону в пространства памяти и власти. Историческая наука не «работает» с юбилеями, а память, наоборот, обостряется в эти дни и торжествует. Поэтому пространство памяти используется в целях актуализации прошлого для нужд настоящего. Со сталинскими юбилеями и при его жизни, и после смерти связывалось немало ключевых событий. Сталин участвовал в этом — сначала как вождь и живой человек, а затем как символ и мифический образ. Юбилейная сфера всегда контролировалась государством, чествования удостаивался лишь тот, кто вписывался в правильную идеологию. Конкретные решения зависели от взаимодействия корпоративных групп, образующих пространство власти. Окружение Сталина принимало прямое участие в его прославлении и восхождении к власти, что влекло за собой увеличение их собственной власти.

А потом, когда вождя не стало?

Геннадий Бордюгов: Зная настроения людей, учитывая обстоятельства времени, генсеки и президенты выстраивали свою позицию к Сталину. Маленков первым выступил против культа, его «уродливости, болезненных форм и размеров». Хрущев, резко обвиняя Сталина, считал его великим человеком, превозносил как умного и хитрого лидера. Брежнев симпатизировал генералиссимусу и не мог принять его развенчания. Под шквал аплодисментов он упомянул Сталина в докладе по случаю 20-летия Победы. Андропов считал, что придет время, когда имя вождя будет достойно отмечено, но при этом не игнорировал его ошибки. Для Горбачева «Сталин — это преступно и аморально». Ельцин не осуждал, но против реабилитации Сталина выступал твердо. Медведев считал, что Сталин — это человек, «совершавший преступления против своего народа, и это не может быть прощено». Путин на вопрос об отношении к Сталину назвал его «продуктом своей эпохи», привел параллель с Кромвелем, памятники которому стоят в Великобритании, и с Наполеоном, которого чтут во Франции. «Демонизацию» же Сталина Путин воспринял как «атаку на СССР и Россию».

Как сам Сталин обустраивал свои юбилеи?

Геннадий Бордюгов: Подлинной датой сталинского рождения, раскрытой в 1990 году историком Леонидом Спириным, является 6 (18) декабря 1878 года. Об этом сделана запись в метрической книге Успенского собора города Гори Тифлисской губернии. Поскольку в то время было принято праздновать не день рождения, а день ангела, люди не всегда помнили дату своего рождения. Сталин колебался между 1878 и 1879 годом, и остановился на условной дате — 9 (21) декабря 1879 года. С 20-летием будущего вождя историки свяжут его изгнание из духовной семинарии, а с 30-летием — вхождение в когорту революционеров. В 40 лет Сталин — член Политбюро, нарком по делам национальностей. Он напрямую апеллировал к Ленину, зарекомендовал себя как человек, способный быть «пожарным для безнадежных положений». Разумеется, в 1919 году ни о каком проекте памяти не было и речи, но через десять лет юбилеемания — неотъемлемая черта советского праздничного культа. Никто не помешал Сталину режиссировать юбилей по-своему. Ленина не стало, Троцкий был выслан из страны, нэп свернут. В декабре 1929 года Сталин не разрешил устраивать официальное чествование, но в 1939 году в Большом Кремлевском дворце был проведен банкет. Правда, всеобщее празднество не помешало осознавать уязвимость некоторых моментов торжества. Сталина беспокоили внешнеполитические проблемы 1939 года и — как ни странно — культ собственной личности, его восприятие за рубежом.

Надо набраться терпения в отношении как исступленных апологетов Сталина, так и его неуемных критиков. Обратный путь в историю не всегда прямолинеен

Вы имеете в виду знаменитую беседу писателя Лиона Фейхтвангера со Сталиным и затронутую тему восхвалений вождя?

Геннадий Бордюгов: И ее тоже. В беседе Сталин извинил своих крестьян и рабочих за то, что они «не могли развить в себе хороший вкус». Он также сказал, что есть люди, которые поздно признали большевиков и «теперь доказывают свою преданность с удвоенным усердием», но есть и «умысел вредителей». Сталинские заготовки очевидны, они прикрывают контроль подачи своей личности — отсутствие вкуса, вредители, опоздавшие с признанием власти.

Не отсюда ли развитие некоторыми историками сюжета борьбы самого Сталина с его же культом?

Геннадий Бордюгов: Я бы уточнил — не столько с самим культом, сколько с культом дурным и неэффективным. То есть субъекты памяти в 1939 году — это не откровенные враги (с ними-то и так все ясно!), а неумелые, безграмотные (а значит — вредные и опасные) творцы культа. Сталин теперь представлялся как лидер, отличающийся от Ленина, реальные дела и труды которого были превзойдены ведущей ролью Сталина во второй революции, которая началась с пятилеток.

А что же тогда говорить о юбилее Сталина после победы в Великой Отечественной войне?

Геннадий Бордюгов: 70-летие генералиссимуса ждали с нетерпением. 21 декабря в Большом театре собрались представители всех слоев общества, цвет коммунистического мира. Юбилейный вечер шел много часов. Но когда речи кончились, все встали, грянула овация. Встал и Сталин, повернулся спиной к залу, чтобы уйти… Все ожидали, вот сейчас он выйдет на трибуну и произнесет речь, скажет хотя бы спасибо за поздравления, но этого не случилось.

Что стояло за этим поступком? Нездоровье, усталость?

Геннадий Бордюгов: Да, здоровье вождя ухудшилось, сократилась его работоспособность. Эти обстоятельства, однако, не мешали Сталину реалистично оценивать положение СССР, особенно в связи с образовавшимся в 1949 году блоком НАТО. Готовность к новой схватке подпитывали успешные испытания атомной бомбы, победа коммунистов Китая в гражданской войне. Сталин собирал силы и энергию для нового рывка, новой «великой чистки» номенклатуры. Создаваемая в течение тридцати лет система должна была обрести окончательный облик — «дорасти» до уровня, чтобы перейти к регулированию всех социально-экономических процессов.

Геннадий Бордюгов Фото: Александр Корольков

Однако достижение искомого идеала предполагало новые репрессии, которые, как известно, не случились.

Геннадий Бордюгов: Не случились. Да и сценарий торжества не был нарушен. Сталин получил более 100 тысяч даров со всего мира. Не был отменен и прием в Кремле. Правда, Сталин попросил, чтобы стол ему и ближайшему окружению накрыли в отдельном кабинете. При этом организовали трансляцию, чтобы он мог слушать речи, которые произносят собравшиеся в Георгиевском зале. Семидесятилетие явилось, без преувеличения, символическим торжеством всей сталинской эпохи. Страна выдержала и достойно пережила эту кульминацию. А вот сам виновник торжества, похоже, так и не сумел найти свое место на этом буквально вселенском празднике, ему ощутимо требовался некий новый статус.

Значит, конспирологические изыскания некоторых авторов, пишущих «апокрифы» о чуть было не состоявшейся в конце 40-х реставрации монархии, не лишены определенной логики?

Геннадий Бордюгов: Во всяком случае, от вождя ожидался ход именно такого уровня — разом менявший весь политико-идеологический ландшафт советской империи. Понимать-то Сталин это понимал, но вот был ли способен осуществить? Да и позволило бы ему пойти на такое «сумасбродство» его ближайшее окружение? Вряд ли. А потому правильнее было уйти со сцены — в прямом смысле этого слова, дабы остаться главным действующим лицом в переносном смысле.

А дальше началось испытание памятью о вожде?

Геннадий Бордюгов: Да, все верно. После смерти Сталина прошло шесть лет. Его имя практически исчезло со страниц газет. Закрытые сводки КГБ за 1959 год, в год 80-летия ушедшего вождя, фиксировали нарастание «нездоровых взглядов» после осуждения культа личности. Реабилитация жертв репрессий быстро прервалась. Лукавая хрущевская десталинизация предопределила и брежневскую стыдливую ресталинизацию. Она была неуверенная, с оглядками на мировое общественное мнение. А вот подготовка к 90-летию Сталина велась заранее и основательно. Сначала в январе выстрелил журнал «Коммунист», объявивший Сталина «выдающимся полководцем». Как бы в ответ негласно распространялась рукопись «Время не ждет» — программа ленинградской группы, протестовавшей против номенклатуры, ставшей «формой собственности». В сентябре 1969 года журнал «Октябрь» опубликовал роман Всеволода Кочетова «Чего же ты хочешь?» — манифест правых, ратовавших за авторитаризм и железный порядок. В ответ около 20 академиков, писателей, старых большевиков направили Брежневу письмо с осуждением романа. К разочарованию Кочетова, широкое обсуждение его сочинения было отменено сверху. Также были свернуты и проработки писателей по поводу исключения Солженицына из Союза писателей.

Культ будет преодолен тогда, когда Сталин и его образ из политизированной памяти вернется в историю

Возможно, на эти решения повлияли протесты западных интеллектуалов?

Геннадий Бордюгов: И они тоже. Когда 21 декабря в «Правде» вышла с нетерпением ожидавшаяся редакционная статья «К 90-летию со дня рождения И.В. Сталина», она оставила впечатление двойственности. Репрессии не были отнесены к числу теоретических и политических ошибок Сталина, а культ — нанес вред, но «не изменил природы социалистического общества». Важной задачей документа была трактовка роли генералиссимуса накануне и во время Великой Отечественной войны. Но речь шла не о Сталине как таковом и допущенных им просчетах. Победа в войне виделась ключевым моментом доказательств безальтернативности советской власти. Если для власти и общества война была «нашим всем», то главное действующее лицо войны и победы — Сталин — оказывался и реабилитированной личностью, и персональным воплощением «нашего всего». Брежнев оставил в постановлении ключевую фразу о просчете Сталина, но добавил одно лишь слово «определенный», и этой косметической правкой не только ревизовал достижения «оттепели», но и на два десятилетия директивно канонизировал трактовку войны как звездного часа Советского Союза, а оценку Сталина как главного героя этой войны, хотя и допустившего «определенные просчеты».

А что же тогда власти приготовили в 1979 году, к 100-летию Сталина?

Геннадий Бордюгов: Сразу скажу, что традиционная для 21 декабря редакционная статья в «Правде» разочаровала читателей. Столетие вождя выпало на время апогея благополучия — еще не рухнули мировые цены на нефть, до афганской авантюры оставались считаные дни. Советская система нуждалась в Сталине, но в Сталине медийном — из сериала «Освобождение», — не более того. Когда преемник Брежнева Андропов предпримет попытки навести элементарный порядок, недовольными окажутся не только «верхи», но и «низы» — научившиеся жить и вертеться в мутной воде застоя.

И вот 1989-й, 110-летие Сталина, перестройка, всеобщее стремление провести водораздел между ним и Лениным, вал информации о «белых пятнах» сталинского периода. Судя по опросам, тогда ведь только 12 процентов упоминали Сталина позитивно.

Геннадий Бордюгов: Да, Горбачев восстанавливал нить, оборванную в 60-е годы, — произошел поворот в политике реабилитации. Однако было трудно предвидеть все последствия разоблачения сталинизма. Читательская реакция показывала, что в России по-прежнему не одна правда, а ровно столько, сколько людей. И тем не менее ученые стали формулировать вопросы о доктринальных корнях сталинизма, о социальных силах, на которые опирался Сталин. В рождении сталинизма участвовали представители всех уровней государства и общества. Причины этого не сводились только к личному страху, а связаны и с амбициями — личными, патриотическими, влиянием идеологической обработки и даже просто с привычкой почитать «начальство». Поэтому в феномене Сталина необходимо отличать то, что являлось специфичным для этой личности, и то, что определялось системой и от Сталина не зависело.

Почему же тогда через десять лет в общественном сознании вновь возник образ Сталина?

Геннадий Бордюгов: Россия как новая страна пережила события 1991-1993 годов, дефолт 1998-го. Люди не просто устали от катастрофических перемен, но и фактически лишились ясных смыслов существования. В центр пространства памяти Сталина выдвинулись приватизация для «своих», коррупция и мафиозная преступность, гиперинфляция, выведшая 75 процентов людей за черту бедности, беспризорность детей, нищенство. Незаслуженные богатства заставили взглянуть на сталинские репрессии как на адекватное наказание реальных врагов народа. Кстати, и проект памяти о Сталине 2009-го ничем не отличался от проекта 1999-го. Очередной всплеск телесталинизма ровным счетом ничего не означал. Создавалась лишь рекламная разноголосица, без которой немыслимо общество потребления.

И здесь мы подходим к юбилейному, 2019 году, 140-летию Сталина. До сих пор в обществе активно обсуждаются результаты мартовского опроса «Левада-центра», который зафиксировал рекордный рост симпатий к Сталину. Его роль в истории страны положительно оценили 70 процентов опрошенных, а 51 процент утверждают, что относятся к диктатору с восхищением или уважением. За 20 лет проведения подобных опросов эти цифры стали самыми высокими. У вас есть объяснение этому феномену?

Геннадий Бордюгов: Причины новой волны популярности сводятся в общем-то к известным аргументам — «Сталин победил в войне», низкий уровень знаний о массовых репрессиях, влияние нынешних обстоятельств жизни. Появились и новые факторы, Крым, Донбасс, Сирия. .. Подпитку «новому сталинизму» дает установка памятников Сталину в некоторых регионах.

А что же происходит на альтернативном фронте?

Геннадий Бордюгов: Например, в феврале этого года в Александринском театре состоялась премьера спектакля Валерия Фокина «Рождение Сталина» о перевоплощении революционера в злодея, его борьба за власть с Богом. В декабре в театре «Ленком» вышел спектакль «Капкан» — своеобразное послание Владимира Сорокина и Марка Захарова о том, что было в советскую эпоху, куда мы идем. Но самое главное — прямое столкновение так называемых сталинистов и антисталинистов.

Вы, вероятно, имеете в виду столкновение Юрия Дудя и писателя Захара Прилепина по поводу двухчасового фильма «Колыма — родина нашего страха», размещенного в сети YouTube?

Геннадий Бордюгов: Удивление вызвало то, что за две недели фильм получил более 11 миллионов просмотров и более 650 тысяч «лайков», а негативно его оценили только 45 тысяч зрителей. Многие эксперты оценили данные результаты как привычное поколенческое отрицание ценностей отцов. Этим, казалось бы, все могло и завершиться. Однако начался бум разоблачений Дудя…

И как же преодолеть плен сталинского образа?

Геннадий Бордюгов: Одиннадцать сталинских юбилеев — достаточная основа, чтобы увидеть и как сам Сталин обустраивал эти праздники, и как власть, потеряв вождя, не могла пройти мимо его круглых дат. Сегодня абсолютно неактуальны разговоры о практическом или теоретическом сталинизмах. Есть биография человека, но есть и образ, неотделимый от легенды. Конкретная биография подлежит изучению и обсуждению. Образ выполняет совершенно иную задачу. Если оказаться в плену у этого образа, начинается обратный процесс — от рационального к иррациональному, от светского к культовому и религиозно-мифическому. У меня порой возникает ощущение, что уже не власть и общество освещают и трактуют фигуру Сталина, а сам образ Сталина, выскочивший из-под контроля, влияет на конструирование памяти, указывает, как его надлежит трактовать, за что хвалить и за что осуждать.

Отсюда, видимо, и вырисовываются направления возможного преодоления Сталина.

Геннадий Бордюгов: Власть должна быть сильной и справедливой, но не в сталинском смысле, не своей сакральностью. Привлекательным должен быть предлагаемый обществом в союзе с властью чертеж будущего. И не дай бог осуществиться словам тех, кто считает, что перекрыть Сталина можно только такой же Великой Победой 1945 года, построением «великой державы». В этом случае Сталин будет, наверное, преодолен, только Россия исчезнет. И это не пустые опасения. В стране должна быть выстроена музейно-мемориальная инфраструктура. Она, как и современные арт-проекты, способны сделать любой миф смешным и абсурдным.

Хорошо, но пройдет еще десять лет, к 150-летию Сталина страна станет другой, ее движение наполнится новыми смыслами. Поколение молодых людей, проявивших сейчас равнодушие или неравнодушие к Сталину, займет ключевые позиции в обществе. Новые технологии, социальные и информационные коммуникации сделают любой культ смешным и глупым.

Геннадий Бордюгов: Все верно, но те же нанотехнологии и механизмы soft power откроют такие фантастические возможности промывания мозгов, по сравнению с которыми сталинская идеологическая индустрия покажется детской игрушкой. У меня нет уверенности в том, что обществу не будет навязано какое-то иное ценностно-смысловое размежевание.

А надо ли преднамеренно стремиться к преодолению культа Сталина?

Геннадий Бордюгов: Выскажу на первый взгляд еретическое мнение: нет, не надо. Неутихающая полемика спровоцирована не эпохой Сталина, а нашим временем. Культ будет преодолен тогда, когда Сталин и его образ из политизированной памяти вернется в историю, в которой он — наподобие того же Ивана Грозного — займет действительно подобающее ему место, без прикрас и без умалений. Надо набраться терпения в отношении как исступленных апологетов Сталина, так и его неуемных критиков. Обратный путь в историю не всегда прямолинеен и прост.

Визитная карточка

Геннадий Бордюгов — кандидат исторических наук, руководитель Международного совета АИРО-XXI. Родился в 1954 году в Воркуте. Автор книг «Чрезвычайный век российской истории», «Пространство власти от Владимира Святого до Владимира Путина», «Вчерашнее завтра: как «национальные истории» писали в СССР и как пишутся теперь», «Войны памяти» на постсоветском пространстве», «Ожидаемая революция не придет никогда», «Пространства российской истории в XX и XXI вв.» и др.

Индивидуальное восприятие и поведение | Безграничное управление

Процесс восприятия

Восприятие — это организация, идентификация и интерпретация сенсорной информации для представления и понимания окружающей среды.

Цели обучения

Обозначьте внутренние и внешние факторы, влияющие на процесс перцептивного выбора

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Процесс восприятия состоит из шести шагов: присутствие объектов, наблюдение, выбор, организация, интерпретация и реакция.
  • Перцепционный отбор обусловлен внутренними (личность, мотивация) и внешними (контраст, повторение) факторами.
  • Перцептивная организация включает факторы, которые влияют на то, как человек связывает восприятие в целостности или паттерны. К ним, среди прочего, относятся близость, сходство и постоянство.
Ключевые термины
  • фактор : неотъемлемая часть.
  • Восприятие : То, что обнаруживается пятью чувствами; то, что обнаруживается в сознании как мысль, интуиция или дедукция.

Процесс восприятия

Процесс восприятия — это последовательность психологических шагов, которые человек использует для организации и интерпретации информации из внешнего мира. Шаги:

  • Объекты присутствуют в мире.
  • Человек наблюдает.
  • Человек использует восприятие для выбора предметов.
  • Человек организует восприятие предметов.
  • Человек интерпретирует свои представления.
  • Человек отвечает.

Выбор, организация и интерпретация восприятий могут различаться у разных людей. Следовательно, когда люди по-разному реагируют на ситуацию, часть их поведения можно объяснить, исследуя процесс их восприятия и то, как их восприятие приводит к их реакциям.

Мультистабильность : Куб Неккера и ваза Рубина можно рассматривать по-разному. Вазу можно рассматривать как вазу, так и в виде двух граней.

Перцепционный отбор

Перцептивный отбор определяется внутренними и внешними факторами.

Внутренние факторы включают:

  • Личность — черты личности влияют на то, как человек выбирает восприятие. Например, сознательные люди в большей степени склонны подбирать детали и внешние раздражители.
  • Мотивация — Люди будут выбирать восприятие в соответствии с тем, что им нужно в данный момент. Они будут отдавать предпочтение вариантам, которые, по их мнению, помогут им с их текущими потребностями, и с большей вероятностью будут игнорировать то, что не имеет отношения к их потребностям.
  • Опыт — Паттерны событий или ассоциаций, которым вы научились в прошлом, влияют на текущее восприятие.Человек выберет восприятие таким образом, чтобы оно соответствовало тому, что он обнаружил в прошлом.

Внешние факторы включают:

  • Размер — чем больше размер, тем больше вероятность того, что объект будет выбран.
  • Intensity — Большая интенсивность, например, яркость, также увеличивает перцепционный выбор.
  • Контрастность — когда восприятие четко выделяется на фоне, существует большая вероятность выбора.
  • Движение — более вероятно, что будет выбрано восприятие движения.
  • Повторение — Повторение увеличивает перцепционный отбор.
  • Новизна и знакомство — оба эти фактора увеличивают выбор. Когда восприятие новое, оно выделяется в опыте человека. Когда он знаком, он, вероятно, будет выбран из-за этого знакомства.

Организация восприятия

После выбора определенных восприятий их можно организовать по-другому. Следующие факторы определяют организацию восприятия:

  • Фигура-фон — объекты, которые воспринимаются, выделяются на своем фоне.Это может означать, например, что восприятие чего-то нового может выделяться на фоне всего того же типа, что и старое.
  • Перцептивная группировка — Группировка — это когда восприятие объединяется в шаблон.
  • Замыкание — это тенденция пытаться создать единое целое из воспринимаемых частей. Однако иногда это может привести к ошибке, когда воспринимающий заполняет непринятую информацию, чтобы завершить целое.
  • Близость — Физически близкие восприятия легче объединить в шаблон или целое.
  • Сходство — Сходство между восприятием способствует тенденции группировать их вместе.
  • Perceptual Constancy (Постоянство восприятия) — это означает, что если объект всегда воспринимается как существующий или действует определенным образом, человек будет склонен заключать, что на самом деле это всегда так.
  • Perceptual Context — Люди будут иметь тенденцию организовывать восприятие относительно других подходящих восприятий и создавать контекст из этих связей.

Каждый из этих факторов влияет на то, как человек воспринимает окружающую среду, поэтому реакцию на окружающую среду можно понять, приняв во внимание процесс восприятия.

Когнитивные предубеждения

Искажения восприятия, такие как когнитивная предвзятость, могут привести к неправильному суждению и иррациональному образу действий.

Цели обучения

Анализируйте сложные когнитивные модели, которые могут усложнить восприятие и поведение сотрудников

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Когнитивные предубеждения — это примеры развитого психического поведения, которое может вызвать отклонения в суждениях, которые имеют негативные последствия для организации.
  • Понимание того, как может искажаться восприятие, особенно важно для менеджеров, потому что они принимают множество решений и ежедневно имеют дело со многими людьми, делающими оценки и суждения.
  • Смещение возникает из-за различных процессов, которые иногда трудно различить. К ним относятся ярлыки обработки информации (эвристика), умственный шум и ограниченная способность разума к обработке информации, эмоциональные и моральные мотивы и социальное влияние.
  • Несколько примеров искажений восприятия включают предвзятость подтверждения, предвзятость корысти, причинно-следственную связь, фрейм и предвзятость убеждений.
Ключевые термины
  • когнитивный : Область психических функций, которая имеет дело с логикой, в отличие от аффективных функций, связанных с эмоциями.
  • эвристика : основанные на опыте методы решения проблем, обучения и открытия. Исчерпывающий поиск непрактичен, поэтому используются эвристические методы, чтобы ускорить процесс поиска удовлетворительного решения.

Когнитивная предвзятость — это модель отклонения в суждениях, которая возникает в определенных ситуациях и может привести к искажению восприятия, неточному суждению, нелогичной интерпретации или тому, что в широком смысле называется иррациональностью. В концепции модели отклонения неявно подразумевается стандарт сравнения с тем, что является нормативным или ожидаемым; это может быть суждение людей за пределами этих конкретных ситуаций или набор независимо проверяемых фактов. По сути, должен быть объективный наблюдатель для выявления когнитивных предубеждений у субъективного человека.

Оптическая иллюзия : В этой оптической иллюзии все линии на самом деле параллельны. Из-за искажения восприятия они кажутся кривыми.

Смещение возникает из-за различных процессов, которые бывает трудно различить.Предвзятость по своей сути не является хорошей или плохой — она ​​явно субъективна или противоречит реакциям или решениям, которых можно было бы объективно ожидать. Способы получения систематических ошибок включают:

  • Сокращения для обработки информации (эвристика)
  • Психический шум
  • Ограниченная способность разума обрабатывать информацию
  • Эмоционально-нравственная мотивация
  • Социальное влияние

Понятие когнитивных предубеждений было введено Амосом Тверски и Дэниелом Канеманом в 1972 году и выросло из их опыта бессчетности людей или неспособности интуитивно рассуждать на большие порядки. Они и их коллеги продемонстрировали несколько воспроизводимых способов отличия человеческих суждений и решений от теории рационального выбора. Они объяснили эти различия с точки зрения эвристики, правил, которые легко вычислить для мозга, но которые вносят систематические ошибки.

Искажения восприятия и управление

Способы, которыми мы искажаем наше восприятие, особенно важны для менеджеров, потому что они принимают множество решений и ежедневно имеют дело со многими людьми, которые делают оценки и суждения.Менеджеры должны осознавать свои собственные логические и перцептивные заблуждения и предубеждения других. Это требует большого знания организационного поведения. Менеджерам по искажениям восприятия следует знать несколько полезных:

  1. Предвзятость подтверждения. Проще говоря, люди имеют сильную тенденцию манипулировать новой информацией и фактами до тех пор, пока они не совпадут с их собственными предвзятыми представлениями. Это несоответствующее подтверждение позволяет принимать неверные решения, игнорирующие истинное значение новых данных.
  2. Корыстолюбие — Еще одно распространенное предубеждение — это склонность считать успех успехом, перекладывая ответственность на неудачу. Руководители должны следить за этим у сотрудников и осознавать, когда они сами виноваты. Объективность в отношении успеха и неудач способствует росту и обеспечивает надлежащую ответственность.
  3. Предвзятость убеждений. Люди часто принимают решение, не располагая всеми фактами. В этой ситуации они считают, что их уверенность в своем решении основана на рациональной и логической оценке фактов, когда это не так.
  4. Обрамление — довольно легко быть правым во всем, если вы тщательно выбираете контекст и перспективу по данной проблеме. Фрейминг позволяет людям игнорировать важные факты, сужая то, что считается применимым к данному решению.
  5. Причинно-следственная связь — Люди — организмы, соответствующие образцу. Люди анализируют прошлые события, чтобы предсказать будущие результаты. Иногда их анализ точен, а иногда нет. Причинно-следственные связи легко увидеть в совершенно случайных ситуациях.Статистические доверительные интервалы полезны для смягчения этого искажения восприятия.

Управление впечатлениями

Управление впечатлением — это целенаправленный сознательный или бессознательный процесс, в ходе которого люди пытаются влиять на восприятие других.

Цели обучения

Опишите, каким образом управление впечатлениями и впечатлениями влияет на управление, организации и брендинг

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Влияние на других и получение вознаграждения, наряду с другими мотивами, определяют управление впечатлением с общей точки зрения.
  • Теория управления впечатлением гласит, что человек или организация должны создавать и поддерживать впечатления, которые соответствуют восприятию, которое они хотят передать своим группам заинтересованных сторон.
  • Организации используют брендинг и другие стратегии управления впечатлениями для передачи последовательного и воспроизводимого изображения внешней и внутренней аудитории.
  • Руководство также должно учитывать впечатление, которое они производят на других, как на подчиненных, так и на деловых партнеров.У каждой организации есть имидж, который нужно поддерживать, и у ее руководства тоже.
Ключевые термины
  • впечатление : Общее воздействие чего-либо, например, на человека.

В социологии и социальной психологии управление впечатлениями — это целенаправленный сознательный или бессознательный процесс, в котором люди пытаются повлиять на восприятие другими людьми человека, объекта или события. Управление впечатлением осуществляется путем управления или формирования информации в социальных взаимодействиях.Обычно это синоним самопрезентации, когда человек пытается повлиять на то, как другие воспринимают его образ. Управление впечатлением используется специалистами по коммуникациям и связям с общественностью для формирования общественного имиджа организации.

Хотя управление впечатлением и самопрезентация часто используются как взаимозаменяемые, некоторые утверждают, что это не одно и то же. В частности, Шленкер считал, что самопрезентация должна использоваться для описания попыток управлять «саморегулируемыми» изображениями, проецируемыми в «реальных или воображаемых социальных взаимодействиях».«Это произошло потому, что люди управляют впечатлениями от других сущностей, таких как предприятия, города и других людей.

Приложение к руководству

С управленческой и / или организационной структуры основная посылка та же. Организации выдвигают самопровозглашенное (со стратегией и уточнением) организационное восприятие. Чаще всего это называют имиджем бренда или восприятием бренда. Руководство должно обеспечить соответствие всех аспектов организации желаемому имиджу бренда и довести его до сведения общественности.

Руководители также должны учитывать впечатление, которое они производят на других, как на подчиненных, так и на деловых партнеров. Менеджеры должны гарантировать, что они тоже продвигают имидж бренда компании. Поддержание последовательного и надежного впечатления в профессиональном контексте, которое способствует организационному впечатлению, является центральным коммуникативным навыком, который менеджеры должны практиковать для достижения успеха.

Теория управления впечатлением

Теория управления впечатлением гласит, что любой человек или организация должны создавать и поддерживать впечатления, которые соответствуют восприятию, которое они хотят передать своим группам заинтересованных сторон.Как с точки зрения коммуникации, так и с точки зрения связей с общественностью, управление впечатлением включает в себя способы сообщения о соответствии между личными или организационными целями и их предполагаемыми действиями, чтобы повлиять на общественное восприятие.

Идея о том, что восприятие есть реальность, является основой этой социологической и социальной психологии теории. Восприятие человека — менеджера или сотрудника — в основном определяет то, как публика воспринимает организацию и ее продукты.

Мотивы и стратегии

Есть несколько мотивов, которые определяют управление впечатлениями.Один из них имеет важное значение: мы хотим влиять на других и получать вознаграждение. Создание правильного впечатления способствует достижению желаемых социальных и материальных результатов. Социальные результаты могут включать одобрение, дружбу, помощь или власть, а также создание впечатления о компетентности сотрудников. Это может вызвать положительное материальное вознаграждение, например повышение заработной платы или улучшение условий труда.

Второй мотив самопрезентации — выразительный. Мы создаем свой образ, чтобы заявить о себе как о личности, и представляем себя таким образом, который согласуется с этим образом.Если люди чувствуют, что их способность к самовыражению ограничена, они реагируют негативно, часто вызывая сопротивление. Люди сопротивляются тем, кто стремится ограничить выразительность самопрезентации, применяя множество различных стратегий управления впечатлением. Один из них — снисходительность, использование лести или похвалы для выделения положительных качеств и повышения социальной привлекательности. Другая стратегия — запугивание, при котором агрессивно проявляется гнев, чтобы заставить других слушаться и подчиняться.

Основные факторы, влияющие на управление впечатлениями

Существует ряд факторов, влияющих на управление оттисками. Управление впечатлением происходит во всех социальных ситуациях, потому что люди всегда знают, что за ними наблюдают. Важны уникальные характеристики данной социальной ситуации: культурные нормы определяют уместность определенных вербальных и невербальных форм поведения в различных ситуациях. Такое поведение и действия должны соответствовать культуре и аудитории, чтобы положительно влиять на управление впечатлением.

Цели человека — еще один фактор, влияющий на управление впечатлениями.В зависимости от того, как они хотят повлиять на свою аудиторию по определенной теме, представление себя по-разному может формировать разные впечатления и реакции в их аудитории.

Также важно учитывать самоэффективность; это описывает, уверен ли человек в том, что он / она может успешно произвести желаемое впечатление. Если они не уверены, аудитория сможет сказать.

Восприятие людей и впечатления окружающих

В социальной психологии термин «восприятие человека» относится к различным психическим процессам, которые мы используем для формирования впечатлений от других людей. Это включает не только то, как мы формируем эти впечатления, но и различные выводы, которые мы делаем о других людях на основе наших впечатлений.

Подумайте, как часто вы делаете подобные суждения каждый день. Когда вы встречаетесь с новым коллегой, у вас сразу же складывается первое впечатление об этом человеке. Когда вы посещаете продуктовый магазин после работы, вы можете сделать выводы о кассире, который вас проверяет, даже если вы очень мало о нем знаете.

Это позволяет нам делать поспешные суждения и решения, но также может привести к предвзятому или стереотипному восприятию других людей.Давайте подробнее рассмотрим, как работает человеческое восприятие и какое влияние оно оказывает на наше повседневное взаимодействие с другими людьми.

Как мы формируем впечатление

Очевидно, что восприятие человека — это очень субъективный процесс, на который может влиять ряд переменных. Факторы, которые могут влиять на впечатление, которое вы формируете о других людях, включают характеристики человека, за которым вы наблюдаете, контекст ситуации, ваши личные качества и ваш прошлый опыт.

Люди часто формируют впечатление о других очень быстро, имея лишь минимальную информацию. Мы часто строим свои впечатления на ролях и социальных нормах, которые мы ожидаем от людей. Например, вы можете сформировать впечатление водителя городского автобуса на основе того, как вы ожидаете, что человек в этой роли будет вести себя, учитывая индивидуальные характеристики личности только после того, как вы сформировали это первоначальное впечатление.

Физические подсказки также могут играть важную роль. Если вы видите женщину, одетую в профессиональный костюм, вы можете сразу предположить, что она работает в официальной обстановке, например, в юридической фирме или банке.Важность информации, которую мы воспринимаем, также важна. Как правило, мы склонны сосредотачиваться на наиболее очевидных моментах, а не обращать внимание на справочную информацию.

Чем новее или очевиднее фактор, тем больше вероятность, что мы сосредоточимся на нем. Если вы видите женщину, одетую в сшитый на заказ костюм, с волосами, уложенными в ярко-розовый ирокез, вы, вероятно, уделите больше внимания ее необычной прическе, чем ее разумной деловой одежде.

Социальная категоризация

Один из умственных путей, которые мы используем в восприятии человека, — это социальная категоризация.В этом процессе мы мысленно разделяем людей на разные группы на основе общих характеристик. Иногда этот процесс происходит осознанно, но по большей части социальная категоризация происходит автоматически и бессознательно. Некоторые из наиболее распространенных социальных категорий — это возраст, пол, род занятий и раса.

Как и многие другие «умственные ярлыки», социальная категоризация имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Социальная категоризация позволяет быстро принимать решения. На самом деле у вас просто нет времени, чтобы узнать каждого человека, с которым вы контактируете.Использование социальной категоризации позволяет вам принимать решения и устанавливать ожидания относительно того, как люди будут вести себя быстро, позволяя вам сосредоточиться на других вещах.

Проблемы с этим методом включают тот факт, что он может привести к ошибкам, а также к стереотипам или даже предубеждениям. Представьте, что вы садитесь в автобус. Доступно только два места. Один рядом с миниатюрной пожилой женщиной; другой — рядом с крупным мужчиной с мрачным лицом. Судя по вашему непосредственному впечатлению, вы сидите рядом с пожилой женщиной, которая, к сожалению, довольно искусно ковыряет в карманах.

Из-за социальной категоризации вы сразу же сочли женщину безобидной, а мужчину опасным, что привело к потере вашего кошелька. Хотя социальная категоризация иногда бывает полезной, она также может приводить к ошибочным суждениям подобного рода.

Неявные теории личности

Неявная теория личности — это совокупность наших убеждений и предположений о том, как определенные черты связаны с другими характеристиками и поведением. Узнав что-то о кардинальной характеристике, мы предполагаем, что у человека есть и другие черты, которые обычно связаны с этой ключевой характеристикой.

Например, если вы заметили, что новый коллега очень счастлив, вы можете сразу предположить, что он также дружелюбен, добр и великодушен. Как и в случае с социальной категоризацией, неявные теории личности помогают людям быстро выносить суждения, но они также могут способствовать формированию стереотипов и ошибок.

2.2 Восприятие других — общение в реальном мире

Цели обучения

  1. Различия между внутренними и внешними атрибутами.
  2. Объясните две распространенные ошибки восприятия: фундаментальную ошибку атрибуции и корыстную предвзятость.
  3. Обсудите, как эффекты первичности и новизны соотносятся с первым и последним впечатлениями.
  4. Обсудите, как физические факторы и факторы окружающей среды влияют на восприятие.
  5. Объясните эффекты рожка и гало.
  6. Признать роли, которые культура и личность играют в восприятии других.

Насколько хорошо ты разбираешься в характерах? Как быстро вы сможете кого-то оценить? Интересно, что исследования показывают, что многие люди на удивление точно предсказывают, как будет развиваться взаимодействие с кем-то, на основе первоначальных впечатлений. Также было проведено увлекательное исследование способности людей судить о компетентности человека после всего лишь 100 миллисекунд знакомства с лицами политиков. Еще более удивительно то, что суждения людей о компетентности после знакомства с двумя кандидатами на выборах в сенат точно предсказали результаты выборов (Ballew II & Todoroy, 2007). Короче говоря, после минимального воздействия на мимику кандидата люди выносили суждения о компетентности человека, и кандидаты, считавшиеся более компетентными, были людьми, которые на самом деле выиграли выборы! Читая этот раздел, помните, что эти принципы применимы к тому, как вы воспринимаете других и как другие воспринимают вас.Подобно тому, как другие производят впечатление на нас, мы производим впечатление на других. Мы уже узнали, как работает процесс восприятия с точки зрения выбора, организации и интерпретации. В этом разделе мы сосредоточимся на том, как мы воспринимаем других, с особым вниманием к тому, как мы интерпретируем наше восприятие других.

Атрибуция и интерпретация

Я уверен, что у вас есть член семьи, друг или коллега, с которым у вас есть идеологические или политические разногласия. Когда возникают разговоры и неизбежные разногласия, вы можете рассматривать этого человека как «нажимающего на ваши кнопки», если вы заинтересованы в обсуждаемой проблеме, или вы можете рассматривать человека как «в его мыльнице», если вы не заинтересованы.В любом случае ваши существующие представления о другом человеке, вероятно, укрепятся после вашего разговора, и вы можете оставить разговор с мыслью: «Она никогда не проснется и не увидит, насколько она невежественна! Не знаю, почему я вообще пытаюсь с ней поговорить! » Подобные ситуации происходят регулярно, и есть некоторые ключевые психологические процессы, которые влияют на то, как мы воспринимаем поведение других. Изучая эти процессы, в частности атрибуцию, мы можем увидеть, как на наше общение с другими влияют объяснения, которые мы создаем для поведения других. Кроме того, мы узнаем о некоторых типичных ошибках, которые мы допускаем в процессе атрибуции, которые регулярно приводят к конфликтам и недопониманию.

Атрибуция

В большинстве взаимодействий мы постоянно запускаем в уме сценарий атрибуции, который, по сути, пытается найти объяснения происходящему. Почему моя соседка захлопнула дверь, когда увидела, что я иду по коридору? Почему мой партнер очень добр ко мне сегодня? Почему мой напарник пропустил сегодня утром встречу нашей проектной группы? Как правило, мы стремимся объяснить причину поведения других людей внутренними или внешними факторами.Внутренняя атрибуция связывает причину поведения с личными аспектами, такими как черты личности. Внешняя атрибуция связывает причину поведения с ситуативными факторами. Приписывание важно учитывать, потому что на нашу реакцию на поведение других людей сильно влияют объяснения, которые мы получаем. Представьте, что Глория и Джерри встречаются. Однажды Джерри расстраивается и повышает голос на Глорию. Она может найти такое поведение более оскорбительным и даже рассмотреть возможность разрыва с ним, если она приписывает причину взрыва его личности, поскольку черты личности обычно довольно стабильны, и их трудно контролировать или изменять.

Разочарованные водители часто используют внутреннюю атрибуцию для объяснения поведения других водителей.

И наоборот, Глория может быть более снисходительной, если приписать причину его поведения ситуативным факторам, не зависящим от Джерри, поскольку внешние факторы обычно временны. Если она сделает внутреннюю атрибуцию, Глория может подумать: «Вау, этот человек действительно слабак. Кто знает, когда он снова его потеряет? » Если она сделает внешнюю атрибуцию, она может подумать: «Джерри испытывал сильное давление, чтобы уложиться в сроки на работе, и он мало спал.Я уверен, что когда этот проект закончится, он почувствует себя более расслабленным «. Этот процесс атрибуции продолжается, и, как и во многих аспектах восприятия, мы иногда осознаем свои атрибуции, а иногда они автоматические и / или бессознательные. Атрибуция привлекла большое внимание ученых, потому что именно в этой части процесса восприятия происходят некоторые из наиболее распространенных ошибок восприятия или предубеждений.

Одной из наиболее распространенных ошибок восприятия является фундаментальная ошибка атрибуции, которая относится к нашей тенденции объяснять поведение других людей, используя внутренние, а не внешние атрибуции (Sillars, 1980).Например, когда я работал в городском колледже в Денвере, штат Колорадо, студенты часто приходили в класс раздраженными и говорили: «Я получил штраф за парковку! Я не могу поверить этим людям. Почему бы им не найти настоящую работу и не перестать разрушать мою жизнь! » Если вы погуглите несколько клипов из реалити-шоу Parking Wars , вы увидите гнев, который люди часто направляют на сотрудников парковки. В этом случае незаконно припаркованные студенты приписывают причину своей ситуации недоброжелательность сотрудника парковки, по сути говоря, что они получили билет, потому что этот сотрудник был подлым / плохим человеком, что является внутренней атрибуцией. Студенты с гораздо меньшей вероятностью признали, что офицер просто выполнял свою работу (внешняя атрибуция), а билет был результатом решения студента незаконно припарковаться.

Ошибки восприятия также могут быть предвзятыми, и в случае предвзятости к корысти ошибка работает в нашу пользу. Так же, как мы склонны приписывать поведение других внутренним, а не внешним причинам, мы делаем то же самое для себя, особенно когда наше поведение привело к чему-то успешному или позитивному.Когда наше поведение приводит к неудачам или чему-то негативному, мы склонны приписывать причину внешним факторам. Таким образом, корыстная предвзятость — это ошибка восприятия, посредством которой мы связываем причину наших успехов с внутренними личными факторами, а неудачи — с внешними факторами, не зависящими от нас. Когда мы вместе смотрим на фундаментальную ошибку атрибуции и корыстную предвзятость, мы можем видеть, что мы, вероятно, будем судить себя более благосклонно, чем другой человек, или, по крайней мере, менее лично.

Отношения между преподавателем и студентом — хороший пример того, как эти концепции могут реализоваться. Я часто слышал, как студенты, получившие неудовлетворительную оценку за задание, приписывают эту оценку строгости, несправедливости или некомпетентности своего профессора. Я также слышал, как профессора приписывают плохую оценку лени, поведению или интеллекту студента. В обоих случаях поведение объясняется с помощью внутренней атрибуции и является примером фундаментальной ошибки атрибуции.Студенты могут также приписать свою плохую оценку своему плотному графику или другим внешним ситуативным факторам, а не отсутствию мотивации, интереса или подготовки (внутренняя атрибуция). С другой стороны, когда студенты получают хорошую оценку за работу, они, скорее всего, будут приписывать эту причину своему интеллекту или тяжелой работе, а не простому заданию или профессору с «легкой оценкой». Оба этих примера иллюстрируют предвзятость к корысти. Эти психологические процессы имеют значение для нашего общения, потому что, когда мы приписываем причинность личности другого человека, мы склонны иметь более сильную эмоциональную реакцию и склонны предполагать, что эта характеристика личности стабильна, что может побудить нас избегать общения с этим человеком или реагировать отрицательно. Теперь, когда вы знаете об этих распространенных ошибках, вы можете больше отслеживать их и участвовать в проверке восприятия, о которой мы узнаем больше позже, чтобы проверить вашу атрибуцию.

Впечатления и интерпретация

Когда мы воспринимаем других, мы производим впечатление об их личности, симпатии, привлекательности и других характеристиках. Хотя большая часть наших впечатлений носит личный характер, то, что их формирует, иногда больше зависит от обстоятельств, чем от личных характеристик. Ко всей информации, которую мы получаем, не относятся одинаково.Насколько важны первые впечатления? Последнее, что вы замечаете в человеке, остается с вами дольше, потому что оно появилось недавно? Склонны ли мы вспоминать положительные или отрицательные стороны человека? Этот раздел поможет ответить на эти вопросы, поскольку мы исследуем, как время получения информации и содержание сообщений, которые мы получаем, могут влиять на наше восприятие.

Первые и последние впечатления

Люди, способные формировать точное первое впечатление, как правило, имеют более удовлетворительные отношения и быстрее продвигаются по карьерной лестнице.

Старая поговорка «У тебя никогда не будет второго шанса произвести хорошее впечатление» указывает на то, что первое впечатление имеет значение. Мозг является прогностическим органом, так как он хочет знать, основываясь на предыдущем опыте и моделях, чего ожидать дальше, а первые впечатления функционируют, чтобы удовлетворить эту потребность, позволяя нам определить, как мы будем продолжать взаимодействие, только после быстрой оценки. человека, с которым мы взаимодействуем (Hargie, 2011). Исследования показывают, что люди на удивление хорошо умеют создавать точное первое впечатление о том, как будет развиваться взаимодействие, и определять личностные характеристики людей, которых они не знают.Исследования показывают, что люди обычно могут предсказать, как другой человек будет вести себя по отношению к ним, на основе первоначального взаимодействия. Точность и способность людей предугадывать взаимодействие на основе первого впечатления различаются, но люди с высокой точностью, как правило, социально квалифицированы и популярны и менее подвержены одиночеству, тревоге и депрессии; более приятные отношения; и более высокие должности и более высокие зарплаты (Hargie, 2011). Так что не только первое впечатление имеет значение, но и способность формировать точное первое впечатление коррелирует со многими другими положительными характеристиками.

Первые впечатления устойчивы из-за эффекта первенства, который заставляет нас придавать большее значение первой информации, которую мы получаем о человеке. Таким образом, если мы интерпретируем первую информацию, которую мы получаем от человека или о человеке, как положительную, то первое положительное впечатление сформируется и повлияет на то, как мы будем реагировать на этого человека по мере продолжения взаимодействия. Точно так же отрицательная интерпретация информации может привести к формированию отрицательного первого впечатления. Если вы садитесь в ресторан и официанты проходят мимо в течение нескольких минут, и никто вас не приветствует, то вы, скорее всего, воспримете это негативно и не получите хорошего впечатления от вашего официанта, когда он наконец появится.Это может привести к тому, что вы не будете общаться с сервером, что может привести к тому, что он будет не так внимателен, как обычно. На этом этапе серия негативных взаимодействий запустила цикл, который будет очень трудно повернуть вспять и сделать позитивным.

Эффект новизны заставляет нас придавать большее значение последнему впечатлению от общения, которое у нас есть, по сравнению с предыдущими впечатлениями. Даже положительное первое впечатление может быть омрачено отрицательным окончательным впечатлением. Представьте себе, что профессор поддерживал у вас относительно высокий уровень доверия в течение семестра.Она произвела хорошее первое впечатление своей организованностью, доступностью и интересностью в первые дни занятий. Остальная часть семестра прошла неплохо, без серьезных конфликтов. Однако в течение последней недели семестра у нее не было оценок за выпускные работы, и она была готова вернуться к тому времени, когда она сказала, что сделает это, что оставило вас в некоторой неуверенности в том, насколько хорошо вам нужно сдать выпускной экзамен, чтобы заработать. пятерка в классе. Когда вы вернули свою работу в последний день занятий, вы увидели, что ваша оценка была намного ниже, чем вы ожидали. Если бы это случилось с вами, что бы вы написали в оценке инструктора? Из-за эффекта новизны многие студенты, вероятно, придавали бы непропорционально большое значение действиям профессора в последнюю неделю семестра, что отрицательно исказило бы оценку, которая должна отражать весь семестр. Несмотря на то, что профессор сдал только одно задание с опозданием, этот факт возник в сознании студентов совсем недавно и может затмить положительное впечатление, сформировавшееся много недель назад.

Влияние физических и экологических факторов на восприятие

Мы производим первое впечатление на основе множества факторов, в том числе физических и экологических характеристик. С точки зрения физических характеристик важны стиль одежды и внешний вид, особенно в профессиональном контексте. У нас есть общая схема того, как одеваться и ухаживать за собой в различных ситуациях, от формальных до деловых, повседневных и бездельничаний по дому.

Скорее всего, вы сможете предложить некоторые описания того, как человек будет выглядеть и действовать, из следующих категорий: готик, подготовитель, спортсмен, модница, хипстер. Схема, связанная с этими различными кликами или стилями, формируется на основе личного опыта и воздействия на медиа-репрезентации этих групп. У разных профессий тоже есть схемы внешнего вида и одежды. Представьте себе врача, механика, конгрессмена, танцора экзотических танцев или почтальона. У каждой группы есть одежда и индивидуальный стиль, которые сочетаются с общими образцами. Конечно, наша мысленная картина любого из приведенных выше примеров не будет репрезентативной для всей группы, а это означает, что стереотипное мышление часто существует в нашей схеме.Мы узнаем больше о негативных последствиях стереотипного мышления позже в этой главе, но важно понимать, насколько убедительными могут быть различные воздействия физического восприятия.

Подумайте о вреде, который был причинен, когда люди изображали из себя полицейских или врачей, чтобы совершить преступления или другие злонамеренные действия. Вид человека в белом лабораторном халате автоматически приводит нас к тому, что мы воспринимаем этого человека как авторитетную фигуру, и мы попадаем в заданный сценарий, когда мы обращаемся к «доктору» и не задаем слишком много вопросов. Эксперименты Милгрэма показывают поразительный пример того, насколько сильны эти влияния. В экспериментах участники следовали инструкциям человека в белом лабораторном халате (который на самом деле был актером), который побуждал их наносить электрический ток человеку в другой комнате каждый раз, когда этот человек неправильно отвечал на вопрос памяти. Фактически эксперимент был о том, как люди полагаются на авторитетные фигуры вместо того, чтобы действовать независимо. Хотя на самом деле никого не подвергали электрошоку в другой комнате, многие участники продолжали «электрошокировать» при очень высоких уровнях напряжения, другой человек даже после того, как этот человек предположительно был электрошоком, пожаловался на боли в груди и перестал отвечать (Encina, 2003).

Одежда, как лабораторный халат врача, производит сильные впечатления, которые заметно влияют на поведение людей.

Как одежда и личный стиль помогают нам формировать впечатление о других, так и физические особенности тела. Степень, в которой мы воспринимаем людей как привлекательные, влияет на наше отношение к ним и общение с ними. Привлекательность лица и масса тела, как правило, являются общими чертами, используемыми для восприятия физической привлекательности. В целом люди находят привлекательными симметричные лица и тела с низким весом.Люди, которых считают привлекательными, обычно оцениваются более позитивно и считаются более добрыми и компетентными, чем люди, которых оценивают как менее привлекательные. Кроме того, люди, получившие оценку как привлекательные, получают больше зрительного контакта, больше улыбок и становятся ближе к другим (люди становятся ближе к ним). В отличие от одежды и личного стиля, эти физические характеристики изменить сложнее, а то и невозможно.

Наконец, на наше восприятие влияют материальные объекты и люди, которые окружают человека.В шоу MTV Room Raiders участники входят в спальни трех потенциальных свиданий и выбирают ту, с которой они хотят пойти на свидание, основываясь на впечатлениях, сделанных при проверке чистоты, украшений, одежды, трофеев и наград каждого потенциального свидания. книги, музыка и так далее. Исследования подтверждают надежность таких впечатлений, поскольку было показано, что люди делают достаточно точные суждения о личности человека после просмотра его или ее офиса или спальни (Hargie, 2011).Хотя искусственный сценарий, созданный в Room Raiders , не совсем соответствует типичным встречам, связь между сигналами окружающей среды и восприятием достаточно важна для многих компаний, чтобы разработать политику в отношении того, что можно, а что нельзя отображать в личных офисных помещениях. . Для менеджера банка было бы странно повесить в офисе плакат Animal House , и это определенно повлияло бы на восприятие клиентами личности и авторитета менеджера.Расстановка мебели тоже производит впечатления. Идти на собрание и сидеть на одном конце длинного стола в зале заседаний обычно менее привлекательно, чем сидеть за круглым столом или на диване.

Хотя некоторые физические характеристики и особенности окружающей среды изменить легче, чем другие, полезно знать, как эти факторы, которые не обязательно связаны с личностью или вербальным и невербальным общением, формируют наше восприятие. Эти ранние впечатления также влияют на то, как мы интерпретируем и воспринимаем более поздние встречи, что в дальнейшем можно объяснить с помощью эффектов ореола и рога.

Эффекты ореола и рожка

У нас есть тенденция адаптировать информацию, которая противоречит нашим предыдущим впечатлениям, для того, чтобы вписать ее в рамки, которые мы установили. Это известно как избирательное искажение, и проявляется в эффектах ореола и рупора. Ангельский нимб и дьявольский рог — полезные метафоры для длительного воздействия положительных и отрицательных впечатлений.

Эффект ореола возникает, когда первоначальное положительное восприятие заставляет нас рассматривать последующие взаимодействия как положительные.Эффект рога возникает, когда первоначальное негативное восприятие заставляет нас рассматривать последующие взаимодействия как негативные (Hargie, 2011). Поскольку впечатления особенно важны, когда человек ориентируется на рынке труда, давайте представим, как эффекты рога и ореола могут сказаться на недавнем выпускнике колледжа, который хочет получить свою первую настоящую работу. Нелл недавно получила диплом по коммуникационным технологиям и собирается начать свою карьеру в качестве корпоративного тренера. Если у одного из профессоров Нелл есть отношения с руководителем местного предприятия, его положительная устная рекомендация, скорее всего, вызовет у Нелл эффект ореола.Поскольку руководитель высоко ценит своего друга профессора, а профессор высоко ценит Нелл, то руководитель начнет свое взаимодействие с Нелл с положительного впечатления и интерпретирует ее поведение более позитивно, чем он бы в противном случае. Эффект ореола, инициированный рекомендацией профессора, может даже привести к тому, что руководитель отклонит или упустит из виду некоторые негативные поступки. Допустим, у Нелл нет третьего лица, которое могло бы помочь установить связь, и она опаздывает на собеседование. Это негативное впечатление может вызвать эффект рога, который сохранится во время интервью.Даже если Нелл будет выглядеть компетентной и дружелюбной, первое отрицательное впечатление может привести к тому, что руководитель сведет к минимуму или проигнорирует эти положительные характеристики, и компания может не нанять ее.

Культура, личность и восприятие

Наша культурная самобытность и наша личность влияют на наше восприятие. Иногда мы осознаем последствия, а иногда нет. В любом случае мы склонны отдавать предпочтение тем, кто демонстрирует культурные или личностные черты, совпадающие с нашими.Эта тенденция настолько сильна, что часто заставляет нас предполагать, что люди, которые нам нравятся, больше похожи на нас, чем они есть на самом деле. Знание того, как эти силы влияют на наше восприятие, может помочь нам стать более осведомленными и компетентными в отношении впечатлений, которые мы формируем у других.

Культура

Раса, пол, сексуальная ориентация, класс, способности, национальность и возраст — все это влияет на наше восприятие. На схемы, с помощью которых мы интерпретируем то, что мы воспринимаем, влияет наша культурная идентичность.По мере того, как мы социализируемся в различных культурных идентичностях, мы усваиваем убеждения, отношения и ценности, разделяемые другими членами нашей культурной группы. Схемы, поддерживаемые членами группы культурной идентичности, имеют сходство, но схемы, поддерживаемые разными культурными группами, могут сильно различаться. Если мы не познакомимся с различными культурными группами и не узнаем, как другие воспринимают нас и мир вокруг них, мы, скорее всего, будем иметь узкое или наивное представление о мире и предполагать, что другие видят вещи так, как мы. Открытие и переживание культурных различий с точки зрения перспектив не означает, что вы должны изменить свою схему, чтобы она соответствовала схеме другой культурной группы.Вместо этого он может предложить вам возможность лучше понять, почему и как ваши схемы были построены именно так.

То, как мы интерпретируем основную сенсорную информацию, например запахи, зависит от культуры. В некоторых культурах естественный запах тела не считается неприятным запахом, как это обычно бывает в Соединенных Штатах.

Крис Корхонен — ​​Б.О. — CC BY-NC 2.0.

Как мы узнали, восприятие начинается с информации, поступающей через наши органы чувств. Наша культура влияет на то, как мы воспринимаем даже базовую сенсорную информацию, как показано в следующем списке:

  • Прицел. Люди в разных культурах «читают» искусство по-разному, по-разному, в зависимости от того, где они начинают смотреть на изображение, и по типам информации, которую они воспринимают и обрабатывают.
  • Звук. «Атональная» музыка в некоторых азиатских культурах не нравится; это неудобно для людей, которых не учат, что эти сочетания звуков приятны.
  • Touch. В некоторых культурах мужчине было бы очень оскорбительно дотронуться до женщины, которая не является родственницей, — даже похлопать ее по плечу.
  • Вкус. Вкусы к еде сильно различаются по всему миру. «Вонючий тофу», который является любимой закуской жителей Тайбэя, известного ночного рынка Тайваня, вероятно, очень оттолкнет с точки зрения вкуса и запаха многих иностранных туристов.
  • Запах. В то время как американцы прилагают значительные усилия, чтобы замаскировать естественный запах тела, который мы обычно находим неприятным, с помощью мыла, спреев и лосьонов, некоторые другие культуры не сочли бы неприятным или даже не заметили бы то, что мы считаем «b.о. » Те же самые культуры могут посчитать «чистый» (мыльный, ароматный, дезодорированный) запах американца неприятным.

Помимо различий в реакциях на основную информацию, которую мы воспринимаем через наши органы чувств, существуют также культурные различия в том, как мы воспринимаем более сложные конструкции, такие как брак, политика и конфиденциальность. В мае 2012 года граждане Франции избрали нового президента. Франсуа Олланд переехал в президентский дворец со своей пятилетней партнершей Валери Триервейлер. Это первая не состоящая в браке пара в истории страны, занявшая президентский дворец (de la Baume, 2012).Несмотря на то, что новая статистика переписи показывает, что больше не состоящих в браке пар живет вместе в Соединенных Штатах, чем когда-либо прежде, многие по-прежнему не одобряют эту практику, и трудно представить себе президента США в подобных обстоятельствах, как у французского Олланда. В других местах, таких как Саудовская Аравия и Ватикан, существует сильная культурная неприязнь к такой практике, что может создать проблемы, когда первая пара Франции уезжает за границу.

Как мы уже узнали, наш мозг обрабатывает информацию, распределяя ее по категориям и ища предсказуемость и закономерности.В предыдущих примерах было рассмотрено, как мы делаем это с помощью сенсорной информации и с более абстрактными понятиями, такими как брак и политика, но мы также делаем это с людьми. Когда мы классифицируем людей, мы обычно рассматриваем их как «таких же, как мы» или «не таких, как мы». Это простое разделение «мы / они» влияет на последующее взаимодействие, включая показы и атрибуцию. Например, мы склонны рассматривать людей, которые кажутся нам похожими на нас, как более заслуживающих доверия, дружелюбных и честных, чем люди, которых мы считаем не такими, как мы (Brewer, 1999).Мы также более склонны использовать внутреннюю атрибуцию для объяснения негативного поведения людей, которые, по нашему мнению, отличаются от нас. Если человек другой расы подрезает другого гонщика в пробке, водитель с большей вероятностью приписывает это действие внутренним качествам другого водителя (например, думая: «Он или она невнимателен и безрассуден!»), Чем они. кто-то из своей расы. Наличие таких негибких категорий может иметь негативные последствия, и позже мы обсудим, как принуждение людей к жестким категориям приводит к стереотипам, предубеждениям и дискриминации.Конечно, раса — не единственный маркер различия, который влияет на наше восприятие, и проблема с нашей грубой категоризацией людей по категориям «таких же, как мы» и «не таких, как мы» заключается в том, что эти различия на самом деле не так легко ощутить. как мы думаем. Мы не всегда можем сказать, похож ли кто-то на нас в культурном отношении с помощью визуальных сигналов. Для некоторых культурных особенностей, таких как сексуальная ориентация и способности, наше осознание любых различий может прийти только тогда, когда другой человек раскрывает нам свою идентичность.

Хотя гендерные стереотипы увековечены в средствах массовой информации и усвоены многими людьми, мужчины и женщины на самом деле общаются гораздо более похоже, чем по-разному.

Вы, несомненно, часто слышите, как люди говорят и пишут о «огромных различиях» между мужчинами и женщинами. Будь то общение, спортивные способности, выражение эмоций или восприятие, люди выстраиваются в очередь, чтобы сказать, что женщины — это один путь, а мужчины — другой. Хотя это правда, что пол влияет на наше восприятие, причина этой разницы больше связана с социальными нормами, чем с генетическими, физическими или психологическими различиями между мужчинами и женщинами.Мы социализированы, чтобы воспринимать различия между мужчинами и женщинами, что заставляет нас преувеличивать и усиливать существующие различия (McCornack, 2007). По сути, мы видим стереотипы и различия, которые нам говорят, что помогает создать реальность, в которой гендерные различия «очевидны». Однако многочисленные исследования показали, что, особенно в отношении различных аспектов общения, мужчины и женщины общаются гораздо более похоже, чем по-разному. Таким образом, различные культурные идентичности формируют то, как мы воспринимаем других, потому что убеждения, отношения и ценности культурных групп, к которым мы принадлежим, включены в нашу схему.Наши личности также обладают интересными перцептивными преимуществами и проблемами, которые мы сейчас обсудим.

Личность

Время от времени у меня есть потенциальные работодатели студентов, которых я обучал или курировал, и звонят мне, чтобы я провел «проверку занятости», во время которой они задают общие вопросы о соискателе. Хотя они могут задать несколько вопросов об интеллектуальных способностях или успеваемости, они обычно задают вопросы, пытаясь создать профиль личности кандидата.По сути, они хотят знать, какой он лидер, сотрудник или человек. Это разумный шаг с их стороны, потому что наша личность сильно влияет на то, как мы видим себя в мире, а также на то, как мы воспринимаем других и взаимодействуем с ними.

Личность относится к общему способу мышления, чувств и поведения человека, основанному на основных мотивах и импульсах (McCornack, 2007). Эти лежащие в основе мотивации и импульсы формируют наши личностные качества. Личностные черты «лежат в основе», но они довольно устойчивы, когда человек достигает взрослого возраста.Это не означает, что личности людей не меняются, но серьезные изменения личности не являются обычным явлением, если они не являются результатом какой-либо формы травмы. Хотя исследователи личности полагают, что существуют тысячи личностей, все они включают в себя некоторую комбинацию одних и тех же немногих черт. Было проведено много исследований личностных черт, и наиболее часто обсуждаемой «большой пятеркой» являются экстраверсия, уступчивость, сознательность, невротизм и открытость (McCrea, 2001). Эти пять черт характерны для разных культур, и вы можете узнать больше о том, что влечет за собой каждая из этих черт ниже.Если вас интересует ваш рейтинг по личностным качествам, вы можете пройти множество онлайн-тестов. Тест «Большой пятерки» можно пройти на следующем веб-сайте: http://www.outofservice.com/bigfive.

Большая пятерка личностных качеств

  • Экстраверсия. Относится к заинтересованности человека во взаимодействии с другими людьми. Люди с высокой экстраверсией общительны, и их часто называют «экстравертами». Люди с низким уровнем экстраверсии менее общительны, их часто называют «интровертами».”
  • Доброжелательность. Относится к уровню доверия и дружелюбия человека. Люди с высокой покладистостью отзывчивы и симпатичны. Люди с низким уровнем покладистости относятся к другим с подозрением, а иногда и к агрессивным, из-за чего людям сложнее находить их приятными в общении.
  • Добросовестность. Относится к уровню самоорганизации и мотивации человека. Добросовестные люди методичны, целеустремленны и надежны.Люди с низкой сознательностью менее сосредоточены, менее осторожны и менее надежны.
  • Невротизм. Относится к уровню негативных мыслей человека о себе. Люди с высоким невротизмом неуверенны, испытывают эмоциональные страдания и могут восприниматься как нестабильные. Люди с низким невротизмом более расслаблены, у них меньше эмоциональных колебаний, и они воспринимаются как более стабильные.
  • Открытость. Относится к готовности человека рассматривать новые идеи и перспективы.Люди с высокой открытостью обладают творческими способностями и воспринимаются как непредубежденные. Люди с низкой открытостью более жесткие и укоренившиеся в своем мышлении, и их воспринимают как «установленных на своем пути».

Стипендия, связанная с личностью, служит многим целям, и некоторые из них напрямую связаны с восприятием. Корпорации и телевизионные студии тратят миллионы долларов на разработку личностных профилей и личностное тестирование. Корпорации могут принимать решения о приеме на работу и продвижении по службе на основе результатов личностного теста, что может сэкономить им деньги и время, если они смогут отсеять тех, кто не подходит для этой должности, прежде чем они попадут в дверь и истощат ресурсы. Телевизионные студии принимают решения о кастинге на основе личностных характеристик, потому что они знают, что определенные личности вызывают сильную и специфическую реакцию у зрителей. В реалити-шоу Survivor уже не один сезон, где они возвращают «Героев и злодеев», что уже указывает на то, что вернувшиеся участники произвели сильное впечатление на продюсеров и зрителей шоу. Подумайте о звездах реалити-шоу, за которых вы любите болеть, хотите видеть проигравших и не можете смотреть на них или отводить от них глаза.Такие шоу, как Celebrity Rehab, намеренно отбрасывали исчезающих звезд, у которых уже есть сильные личности, а также проблемы с эмоциями и зависимостями, чтобы создать такие человеческие крушения поездов, которые привлекают миллионы зрителей. Так почему это работает?

Скорее всего, у вас больше общего с этой звездой реалити-шоу, чем вы думаете. Мы склонны сосредотачиваться на личностных качествах других людей, которые, по нашему мнению, важны для нашей личности. Что нам нравится в себе, что нам нравится в других и что нам не нравится в себе, мы не любим в других (McCornack, 2007).Если вы восхищаетесь верностью человека, то, вероятно, верность — это черта, которой, по вашему мнению, вы тоже обладаете. Если вы усердно работаете над тем, чтобы быть позитивным и мотивированным и подавлять в себе негативные и непродуктивные побуждения, вы, вероятно, резко подумаете об этих негативных чертах в ком-то другом. В конце концов, если вы можете подавить свой негатив, почему они не могут сделать то же самое? Такой образ мышления не всегда точен или логичен, но он распространен.

Концепция предполагаемого сходства относится к нашей склонности воспринимать других как похожих на нас.Когда у нас недостаточно информации о человеке, чтобы узнать его ключевые черты личности, мы заполняем пробелы — обычно предполагая, что он обладает чертами, аналогичными тем, которые мы видим в себе. Мы также склонны предполагать, что у людей такое же отношение или симпатии и антипатии, что и у нас. Если вы познакомите свою подругу с мужчиной, который, по вашему мнению, ей действительно понравится, но при встрече обнаружите, что никакой химии не было, вы можете быть удивлены, узнав, что у вашего друга нет таких же вкусов в мужчинах, как у вас. Несмотря на то, что мы можем предположить большее сходство черт и вкусов между нашими значимыми другими и нами, чем есть на самом деле, исследования обычно показывают, что, хотя люди действительно группируются в межличностных отношениях на основе многих характеристик, включая расу, класс и интеллект, результаты не показывают, что люди с похожими личностями группируются вместе (Beer & Watson, 2008).

Таким образом, личность влияет на наше восприятие, и мы все склонны быть исследователями личности-любителями, учитывая количество усилий, которые мы вкладываем в изучение и оценку личностных качеств других людей. Этот банк знаний, который мы накапливаем на основе предыдущих взаимодействий с людьми, используется, чтобы помочь нам предсказать, как будут развиваться взаимодействия, и помочь нам управлять нашими межличностными отношениями. Когда мы оцениваем человека на основе его личности, мы проводим прослушивание или интервьюируем его, чтобы увидеть, думаем ли мы, есть ли совместимость.Мы используем эти имплицитные теории личности, чтобы обобщить личность человека в целом на основе черт, которые мы можем воспринимать. Теории являются «неявными», потому что они не академического, а основанного на опыте происхождения, а информация, которую мы используем для теоретических рассуждений о личностях людей, явно не известна и не наблюдается, а подразумевается. Другими словами, мы используем предыдущий опыт, чтобы угадывать черты личности других людей. Затем мы предполагаем больше о человеке на основе присваиваемых им личностных качеств.

У этого процесса допущения есть свои преимущества и недостатки. Что касается преимуществ, использование имплицитных теорий личности предлагает нам сокращенный путь восприятия, который может быть полезен, когда мы впервые встречаем кого-то. Наша оценка их качеств и последующие предположения о том, кем они являются как личность, заставляют нас чувствовать, что мы «знаем человека», что снижает неопределенность и облегчает дальнейшее взаимодействие. Что касается недостатков, наши предположения, основанные на опыте, не всегда верны, но они все же убедительны и устойчивы.Как мы уже узнали, первые впечатления имеют большой вес с точки зрения того, как они влияют на дальнейшее взаимодействие. Положительные и отрицательные впечатления, сформированные на ранней стадии, также могут привести к эффекту ореола или клаксона, о котором мы говорили ранее. Личностные впечатления также могут быть связаны с впечатлениями, основанными на физических и внешних сигналах, чтобы сделать их еще сильнее. Например, восприятие другого человека как привлекательного может создать эффект ореола, который затем заставит вас искать поведенческие сигналы, которые затем можно связать с положительными чертами личности.Вы можете заметить, что привлекательный человек также говорит «пожалуйста» и «спасибо», что увеличивает его симпатию. Вы можете заметить, что у этого человека чистая и модная обувь, что наводит на мысль, что он или она профессиональны и компетентны, но при этом модны и модны. Теперь у вас сложилось общее положительное впечатление об этом человеке, которое повлияет на ваше дальнейшее поведение (Beer & Watson, 2008). Но насколько точны были ваши впечатления? Если по дороге домой вы поймете, что только что купили машину у этого человека, который оказался продавцом автомобилей, на 7000 долларов больше вашего ценового диапазона, у вас могут возникнуть сомнения относительно того, насколько он хорош на самом деле.

Упражнения

  1. Подумайте о недавнем конфликте и о том, как вы объяснили поведение, вызвавшее конфликт, и впоследствии сформировали впечатление о другом человеке на основе вашего восприятия. Кратко опишите конфликтную ситуацию, а затем определите внутренние и внешние атрибуты вашего поведения и поведения другого человека. Есть ли какие-либо доказательства фундаментальной ошибки атрибуции или корыстной предвзятости в этом конфликте? Если так, то?
  2. Опишите ситуацию, в которой, по вашему мнению, эффект первенства и / или новизны повлиял на ваше восприятие человека или события.
  3. Изменилось ли ваше восприятие чего-либо из-за культурных различий? Например, полюбили ли вы пищу, музыку, одежду или другие обычаи, которые раньше воспринимались вами неблагоприятно?

Список литературы

Ballew II, C.C. и Александр Тодоров, «Прогнозирование политических выборов на основе быстрых и неотразимых суждений», Proceedings of the National Academy of Sciences 104, no. 46 (2007): 17948.

Пивной, А.и Дэвид Уотсон, «Суждение о личности с нулевым соответствием: согласие, предполагаемое сходство и неявная простота», Journal of Personality Assessment 90, no. 3 (2008): 252.

Брюэр, М. Б., «Психология предубеждений: любовь внутри группы или ненависть вне группы?» Журнал социальных проблем 55, вып. 3 (1999): 429–44.

де ла Бом, М., «Первая леди без портфеля (или кольца) ищет собственный путь», The New York Times , 15 мая 2012 г., по состоянию на 6 июня 2012 г., http: // www.nytimes. com/2012/05/16/world/europe/frances-first-lady-valerie-trierweiler-seeks-her-own-path.html?pagewanted=all.

Энсина, Великобритания, «Эксперимент Милгрэма по повиновению властям», Регенты Калифорнийского университета , 2003 г., по состоянию на 6 июня 2012 г., http://www.cnr.berkeley.edu/ucce50/ag-labor/ 7article / article35.htm.

Харги О., Квалифицированное межличностное взаимодействие: исследования, теория и практика (Лондон: Routledge, 2011), 280.

Маккорнак, С., Reflect and Relate: An Introduction to Interpersonal Communication (Boston, MA: Bedford / St Martin’s, 2007), 93.

МакКри, Р. Р., «Психология черт и культура», , Журнал личности, 69, вып. 6 (2001): 825.

Силларс, А. Л., «Атрибуция и общение в конфликтах соседей по комнате», Коммуникационные монографии 47, вып. 3 (1980): 183.

Открытость к опыту: врата разума

Что значит быть «непредубежденным?» Действительно ли некоторые люди более инклюзивны в своем мышлении, более экспансивны в том, как они обрабатывают информацию? Эксперименты в психологии личности показывают, что непредубежденные люди действительно обрабатывают информацию по-разному и могут буквально видеть мир иначе, , чем средний человек. Черта личности, которая лучше всего отражает непрофессиональную концепцию открытости, называется «открытостью опыту» или просто «открытостью». Открытые люди склонны быть интеллектуально любознательными, творческими и изобретательными. Они интересуются искусством и являются жадными потребителями музыки, книг и других плодов культуры. Они также склонны быть политически либеральными. Согласно теоретикам личности, открытость отражает большую «широту, глубину и проницаемость сознания» и склонность «когнитивно исследовать» как абстрактную информацию (идеи и аргументы), так и сенсорную информацию (образы и звуки).Другими словами, открытые люди взаимодействуют с различными восприятиями, паттернами и перспективами, которые требуют пространства в нашем сознании — информация для их мозга подобна кошачьей мяте.

Эти абстрактные понятия могут показаться академическим маханием рукой, но они основаны на конкретных данных многих исследований. Например, рассмотрим превосходные результаты открытых людей в тестах на творчество, называемых задачами дивергентного мышления. Они требуют, чтобы люди выработали множество разнообразных решений простой проблемы, например: «Сколько вариантов использования кирпича вы можете придумать?» Менее открытые люди обычно дают меньше и более очевидных ответов на этот вопрос — строят стены, строят дома, строят другие вещи.Но для очень открытых людей возможности наполняются. Кирпич можно использовать как оружие, пресс-папье, замену ножки сломанному дивану. Или его можно разбить и смешать с водой, чтобы сделать краску. Открытые люди видят больше возможностей даже в самых обыденных предметах.

Мы видим нечто подобное в исследованиях латентного торможения, процесса, также известного как усвоенная нерелевантность. Изучение того, что игнорировать, имеет решающее значение для эффективного психологического функционирования — было бы просто непосильно обрабатывать полный поток информации, доступной нашим органам чувств, пока мы путешествуем по миру.Таким образом, мы отбираем эту информацию для получения соответствующих деталей, отсеивая все остальное. Проблема в том, что отсеченная информация может оказаться полезной позже, но к тому времени мы медленно осознаем ее важность, так как забывает о ее нерелевантности. Этот процесс можно смоделировать в лаборатории, предварительно подвергнув участников, на первый взгляд, неважным стимулам, которые впоследствии станут основой учебной задачи. Для обычного человека это предварительное воздействие подавляет последующее обучение — критический стимул оказывается «несущественным» и не может проникнуть в осознание.Однако это не так для тех, кто открыт и менее подвержен скрытому торможению. Это еще раз демонстрирует более инклюзивный способ мышления — «дырявую» когнитивную систему, если хотите, — которая пропускает информацию, которую другие отфильтровывают.

Эти исследования показывают, что открытые люди менее восприимчивы к психологическим «слепым пятнам», которые помогают нам уменьшить сложность мира. И исследования показывают, что эта характеристика — больше, чем метафора: открытые люди буквально по-другому смотрят на вещи с точки зрения основного визуального восприятия.

Рассмотрим непреднамеренную слепоту — отсеивание визуальной информации за пределами нашего внимания. Вы испытали это, если когда-либо были настолько поглощены чем-то одним, что не могли увидеть что-то еще прямо перед вашими глазами. (Это означает, что вы, толкая смартфоны пешеходов, которые бездельничают по велосипедной дорожке.) В классическом исследовании, которое часто называют тестом «Невидимая горилла», исследователи показали участникам отрывок из фильма, в котором несколько человек передают баскетбольный мяч взад и вперед, и попросили их подсчитать количество передач между игроками в белом и игнорирование игроков в черном.Во время фильма кто-то в костюме гориллы бродит среди игроков. На виду этот волосатый нарушитель смотрит в камеру, бьет себя грудью и снова уносится прочь. Удивительно, но большинство участников этого исследования сообщили, что не видели ничего необычного или удивительного во время клипа. С другой стороны, очень открытые люди менее подвержены невнимательной слепоте: они склонны видеть то, что блокируют другие.

Я и мои коллеги из Мельбурнского университета в Австралии дополнительно исследовали эти идеи.В одном из недавних исследований мы изучили связь между открытостью и вечным явлением, называемым бинокулярным соперничеством. Это происходит, когда одно изображение представляется нашему левому глазу, а другое изображение — правому глазу. Поскольку мозг не может извлечь цельную картину из этих несовместимых восприятий, кажется, что эти два образа вертятся в нашем воображении взад и вперед, и каждое изображение соперничает с другим за доминирование. Но иногда оба изображения все же проникают в сознательное восприятие как перемешанное месиво.В нашем исследовании мы обнаружили, что открытые люди воспринимали это «смешанное восприятие» в течение более длительных периодов времени. Как будто врата восприятия открываются, позволяя большему количеству визуальной информации поступать в сознание открытых людей.

Мы также исследовали, как эти открытия распространяются на совершенно иной вид переживаний, называемых смешанными эмоциями, — одновременное переживание контрастных состояний чувств (сладко-горького, нервного возбуждения и т. Д.). Могут ли открытые люди быть восприимчивыми к такому опыту, чтобы иметь, казалось бы, несовместимые чувства прорваться в сознательный опыт, аналогично двум восприятиям в бинокулярном соперничестве? Действительно, мы обнаружили, что такие люди чаще сообщают о том, что испытывают смешанные эмоции в своей жизни.Это может быть еще одним примером «проницаемости сознания», в данном случае порождающей сложные эмоциональные переживания.

Что происходит в мозгу открытых людей, чтобы произвести этот особенный опыт? Здесь наши знания гораздо более туманные и менее достоверные, так как нейробиология личности является сложной и молодой областью. Некоторые данные свидетельствуют о причастности дофамина, нейрохимического вещества, которое — среди многих других функций — сигнализирует о стимулирующей ценности информации. Этот процесс может объяснить, почему у открытых людей есть более чувствительные радары для обнаружения и обработки всех видов концепций, восприятий и квалиа.Другой ключ к разгадке — связь между открытостью и активностью в «сети по умолчанию», нейронной системе, которая имитирует различные переживания, такие как блуждание разума, мысленное путешествие во времени и воображение точки зрения других. Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, лежат ли эти нейронные процессы в основе гибкого и всеобъемлющего познания, которое характерно для открытых людей.

По мере того, как личностные психологи все глубже исследуют открытость опыту, мы расширяем границы познания этой захватывающей черты.Повышение открытости — это преимущество или есть недостатки? Можем ли мы изменить наш уровень открытости, и если да, то как? Открытость — это уникальная человеческая черта? Как оно развивалось? По мере того, как мы получаем ответы на эти вопросы, мы лучше понимаем, что значит быть непредубежденным и как это влияет на наше восприятие мира.

Прямое и косвенное влияние пятифакторной личности и пола на депрессивные симптомы, опосредованные воспринимаемым стрессом

Abstract

Это исследование было разработано для изучения взаимосвязей между пятью факторами личностных черт, воспринимаемого стресса и депрессивных симптомов, а также для изучения роли личности и воспринимаемого стресса во взаимосвязи между полом и депрессивными симптомами. Участники (N = 3950) были частью когортного исследования для проверки здоровья и обследования в больнице Кангбук Самсунг. Личность измерялась с помощью Пересмотренного инвентаря личности NEO (NEO-PI-R). Симптомы депрессии оценивались с помощью шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D). Воспринимаемый уровень стресса оценивался с помощью опросника по самооценке стресса, разработанного для Национального обследования состояния здоровья и питания Кореи. Более высокая степень невротизма и более низкая степень экстраверсии, уступчивости и сознательности были значительно связаны с более выраженным стрессом и депрессивными симптомами.Невротизм и экстраверсия оказали значительное прямое и косвенное влияние (через стресс в качестве посредника) на симптомы депрессии у обоих полов. Приятность и добросовестность косвенно влияли на симптомы депрессии у обоих полов. Множественные модели медиации использовались для изучения опосредующих ролей каждого личностного фактора и воспринимаемого стресса в связи между полом и депрессивными симптомами. Четыре личностных фактора (кроме открытости), наряду со стрессом, были важными медиаторами взаимосвязи между полом и симптомами депрессии.Наши результаты показывают, что связь между личностными факторами и депрессивными симптомами опосредована воспринимаемым стрессом. Таким образом, личность является важным фактором, который следует учитывать при изучении связи между полом и депрессией.

Образец цитирования: Kim SE, Kim H-N, Cho J, Kwon M-J, Chang Y, Ryu S, et al. (2016) Прямое и косвенное влияние пятифакторной личности и пола на депрессивные симптомы, опосредованные воспринимаемым стрессом. PLoS ONE 11 (4): e0154140. https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0154140

Редактор: Мартин Ворачек, Венский университет, АВСТРИЯ

Поступила: 16 апреля 2015 г .; Одобрена: 8 апреля 2016 г .; Опубликовано: 27 апреля 2016 г.

Авторские права: © 2016 Kim et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Это исследование было поддержано Национальным исследовательским фондом Кореи, финансируемым Министерством образования (http://www.nrf.re.kr/nrf_eng_cms/) и Министерством науки, ИКТ и планирования будущего ( http://english.msip.go.kr/english/main/main.do). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Черты личности описывают индивидуальные характеристики, такие как когнитивные, эмоциональные и поведенческие аспекты, которые могут играть роль при диатезе или повышенной склонности к психопатологическим состояниям [1, 2], включая депрессивные симптомы. Пятифакторная модель личности (ПФМ) определяет пять измерений личности как невротизм, экстраверсию, открытость опыту, уступчивость и сознательность.Невротизм связан с негативными эмоциями, такими как тревога, страх и гнев [3, 4]. Экстраверсия — это склонность к активности и общению [5]. Открытость опыту — это тенденция к предпочтению нестандартных идей и переживанию разнообразных эмоций [6]. Под доброжелательностью подразумеваются такие межличностные характеристики, как альтруистические и склонные к сотрудничеству. Добросовестность характеризуется настойчивостью, организованностью и целенаправленным поведением [7]. Предыдущие исследования показали, что такие характеристики личности, как высший невротизм и низшая экстраверсия, сознательность и уступчивость, были связаны с началом и прогнозом депрессивных расстройств [8, 9].

Различные типы личности могут быть связаны с различной реакцией на стресс, например, эмоциональная регуляция или стили совладания [1, 10]. Высокий невротизм был связан с усилением негативных чувств и дезадаптивных поведенческих реакций на стрессовые переживания [4]. Экстравертные люди, вероятно, будут испытывать больше положительных эмоций и меньше стресса [11]. Приятные люди склонны избегать межличностных конфликтов и меньше испытывать социальный стресс [12]. Более высокая сознательность связана с более эффективными стратегиями выживания, такими как активное решение проблем для борьбы со стрессом [11].Таким образом, индивидуальные различия в реакции и восприятии стресса после переживания негативных жизненных событий могут зависеть от их личностных качеств.

Хорошо известно, что большинству депрессивных эпизодов предшествуют стрессовые жизненные события, а тяжелые стрессовые переживания повышают риск развития депрессии [13]. Воспринимаемые уровни стресса после негативных жизненных событий у разных людей различаются [14], и определенные факторы могут способствовать различиям в уязвимости к стрессу, что, в свою очередь, увеличивает вероятность развития депрессивных симптомов [15].Среди различных факторов стрессовой уязвимости высокий уровень невротизма долгосрочно связан с эпизодическим стрессом и депрессивными эпизодами [16]. Высокий невротизм и более низкая экстраверсия частично объясняют депрессивную или социальную тревогу, и эти черты личности объясняют общие связи между жизненным стрессом и расстройствами настроения [17]. В предыдущем исследовании, посвященном взаимосвязи между пятью факторами личности и отрицательным настроением, сообщалось, что воспринимаемый стресс опосредует эти отношения [18].Известно, что сознательность связана со стрессом и толерантностью [18], а также с меньшим риском депрессии, но связь между покладистостью и открытостью к стрессу или депрессии непостоянна [4, 8, 11]. Хотя во многих исследованиях сообщается о взаимосвязи между двумя из трех переменных, все еще существует ограниченное понимание взаимосвязи между личностью, стрессом и депрессивными симптомами.

Депрессия примерно в два раза чаще встречается у женщин, и более выраженные депрессивные симптомы постоянно выявляются у женщин по сравнению с мужчинами в западных и азиатских странах [18], включая Южную Корею [19].Для объяснения гендерной уязвимости к депрессии была предложена модель стресса диатеза [20]. Женщины чаще, чем мужчины, испытывают эпизодический стресс и эмоциональный стресс в повседневной жизни [21], что частично опосредует гендерные различия при депрессии [22]. Личностные черты также были предложены как возможный механизм гендерных различий при депрессии [23]. В частности, нейротизм чаще встречается у женщин, чем у мужчин [24]. Высокая степень невротизма была проспективно связана с более поздним переживанием негативных жизненных событий у девочек-подростков и служила фактором уязвимости депрессии [25].Ранее сообщалось, что невротизм был сильным посредником в связи между полом и депрессией в дополнение к различным социальным и психологическим факторам [26]. Однако влияние других параметров личности FFM на предполагаемые связи между стрессом, полом и депрессивными симптомами остается неясным.

Мы предположили, что личностные черты могут влиять на симптомы депрессии, действуя как факторы уязвимости воспринимаемого стресса после переживания негативных событий, и что влияние личности на воспринимаемый стресс может опосредовать связь между полом и симптомами депрессии.В настоящем исследовании мы проверили две конкретные цели. Сначала мы изучили связи каждого из пяти факторов личности и депрессивных симптомов через воспринимаемый стресс. Во-вторых, мы исследовали опосредующие роли каждого личностного фактора и воспринимаемый стресс во взаимосвязи между полом и депрессивными симптомами.

Материалы и методы

Участников

Участники этого исследования были из когорты, прошедшей медицинское обследование и обследование в больнице Кангбук Самсунг в Сеуле, Южная Корея.Все испытуемые предоставили информацию о социально-демографических характеристиках, поведении, связанном с питанием и здоровьем, а также семейном и медицинском анамнезе широкого спектра заболеваний. Среди 4225 участников в возрасте 19–69 лет в настоящее исследование были исключены лица с историей психиатрических проблем (N = 183) или рака (N = 97). Были включены участники, выполнившие все измерения личности, стресса и депрессии, в итоге было включено 3950 участников (мужчины, N = 1134; женщины, N = 2816).Характеристики когорты были подробно описаны ранее [27].

Заявление об этике

Это исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом больницы Мокдонг женского университета Ихва. Мы получили письменное информированное согласие всех участников. В ходе исследования соблюдались все применимые институциональные и правительственные постановления, касающиеся этического использования добровольцев.

Меры

Симптомы депрессии оценивались с помощью шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D), которая состоит из ответов на анкету из 20 пунктов, о которых сообщают сами пациенты.CES-D измеряет текущие депрессивные симптомы за последнюю неделю с помощью 4-балльной шкалы Лайкерта. Общая оценка депрессии представляет собой сумму всех оценок и колеблется от 0 до 60. Уровень стресса оценивался с помощью опросника стресса, составленного самими пациентами, разработанного для Национального обследования состояния здоровья и питания Кореи [28]. Анкета для оценки стресса состояла из одного вопроса, в котором задавались вопросы о категориях стрессовых жизненных событий, которые произошли в течение последнего месяца, и девяти вопросов, касающихся уровней стресса в результате этих событий.Уровень стресса оценивался по 5-балльной шкале Лайкерта (0: никогда; 4: очень часто). Общая оценка стресса варьировалась от 0 до 36, что являлось суммой баллов по всем пунктам. Коэффициенты альфа Кронбаха для опросников CES-D и стресса составили 0,996 и 0,980 соответственно. Отсутствующие ответы для опросников CES-D (3,91%) и стресса (3,46%) были вменены с помощью нескольких методов вменения с использованием библиотеки «мышей» в R [29]. Мы использовали переменные-предикторы, включая демографические факторы, такие как возраст, брак, образование и статус занятости, в качестве кандидатов на факторы риска депрессии согласно предыдущей литературе [30].Мы также добавили нейротизм в качестве прогнозирующей переменной для вменения в CES-D и оценку стресса, потому что невротизм имеет сильную связь с этими переменными.

Пересмотренный перечень личностей NEO (NEO-PI-R) использовался для измерения каждой из личностных областей FFM (невротизм, экстраверсия, открытость опыту, доброжелательность и сознательность). Корейская версия Пересмотренного инвентаря личности NEO показала хорошую надежность и валидность [31]. Надежная факторная структура была воспроизведена с помощью этого инструмента в различных культурах, включая Корею [32].Инструмент состоит из пунктов о личных характеристиках, оцененных по 5-балльной шкале Лайкерта. Каждый личностный фактор состоит из шести аспектов, определяющих каждый фактор. Фактор невротизма включает беспокойство, гнев, депрессию, самосознание, импульсивность и уязвимость. Фактор экстраверсии включает в себя теплоту, общительность, напористость, активность, стремление к возбуждению и положительные эмоции. Открытость опыту включает в себя фантазии, эстетические чувства, действия, идеи и ценности.Доброжелательность включает в себя доверие, прямолинейность, альтруизм, уступчивость, скромность и нежность. Добросовестность включает в себя компетентность, порядок, послушание, стремление к достижениям, самодисциплину и осмотрительность. Альфа-коэффициенты Кронбаха для невротизма, экстраверсии, открытости, уступчивости и добросовестности составляли 0,908, 0,905, 0,809, 0,820 и 0,906 соответственно. Исходные баллы были преобразованы в Т-баллы (среднее значение = 50, стандартное отклонение = 10) с использованием корейских норм смешанного пола (N = 7418).

Статистический анализ

Критерии хи-квадрат Пирсона и независимые выборочные t-тесты были проведены для изучения гендерных различий в демографических характеристиках, стрессе, депрессии и личностных показателях. Коэновский d был рассчитан как величина эффекта для t-критериев. Для определения связи между переменными исследования был проведен корреляционный анализ Пирсона. SAS 9.3 использовался для всех статистических анализов.

Эффект посредничества упоминается как косвенное влияние независимой переменной (IV) на зависимую переменную (DV) через промежуточные переменные.Эффект посредничества возникает, когда корреляция между IV и DV устраняется (полное посредничество) или уменьшается (частичное посредничество), когда посредник контролируется. Чтобы изучить влияние личности на депрессивные симптомы, опосредованные стрессом (модель посредничества 1), был проведен анализ посредничества с использованием макроса SAS, предоставленного Проповедником и Хейсом (2008) [33]. Используя анализ посредничества, были оценены прямые эффекты IV и косвенное влияние через посредника (M) на DV. Косвенное влияние IV на DV через M было количественно выражено как a × b.Путь c представляет собой совокупное влияние каждого личностного фактора на симптомы депрессии, а путь c ’представляет собой прямое воздействие фактора личности на симптомы депрессии. Общий эффект (c) IV на DV равен сумме прямого и косвенного эффектов ( c = c ’ + ab ) [33].

Мы также протестировали несколько серийных опосредованных эффектов личности и стресса на связь между полом и депрессией [34] (модель опосредования 2). Для анализа множественного посредничества можно оценить три косвенных эффекта IV на DV через M1 и M2 (IV → M1 → Y, IV → M2 → Y, IV → M1 → M2 → DV) (рис. 1).Путь a1 представляет влияние пола на личность, а путь a2 представляет влияние пола на стресс. Путь а3 — это влияние личности на стресс. Пути b1 и b2 представляют влияние личности и стресса на депрессию соответственно. Общий эффект (c-путь) пола на симптомы депрессии был количественно определен как сумма прямых и косвенных эффектов пола на симптомы депрессии. Путь c ’- это прямое влияние пола на симптомы депрессии. Косвенное влияние IV на DV через M1 было количественно выражено как a1 × b1, а косвенное влияние IV на DV через M2 было количественно выражено как a2 × b2.Косвенный эффект через M1 и M2 равен вычитанию прямого эффекта (c ‘) и косвенного воздействия через M1 (a1 × b1) и M2 (a2 × b2) из ​​общего эффекта (c) (c — [c’ + (a1 × b1 ) + (a2 × b2)]).

Рис. 1. Модель множественного посредничества.

Взаимосвязь между полом (IV, независимая переменная) и депрессивными симптомами (DV, зависимая переменная), опосредованная каждым личностным фактором (M1, медиатор 1) и стрессом (M2, посредник 2). Путь a1 представляет влияние IV на M1, а путь a2 представляет влияние IV на M2.Путь a3 — это влияние M1 на M2. Пути b1 и b2 представляют M1 и M2 на DV соответственно. Путь c представляет собой общий эффект IV на DV, а путь c ’представляет собой прямое влияние IV на DV.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0154140.g001

Чтобы проверить эффект посредничества, для построения косвенного пути были применены 5000 повторных выборок с загрузкой и 95% доверительный интервал. Доверительные интервалы с поправкой на смещение, которые не включали 0, считались значимыми для косвенного влияния IV на DV через посредника.Величина эффекта в анализе посредничества оценивалась с помощью полностью стандартизированной величины косвенного эффекта (размер эффекта cs ), что указывает на то, что DV, как ожидается, будет уменьшаться на величину стандартного отклонения размера эффекта для каждого увеличения стандартного отклонения IV косвенно через посредников. Величина эффекта cs интерпретируется как малая (0,01), средняя (0,09) и большая (0,25) [35, 36]. Социально-демографические факторы, которые, как известно, коррелируют с депрессией [37, 38], такие как возраст, образование (меньше средней школы, колледж), рабочий статус (занят, не работает), семейное положение (холост, женат / сожительствует). ) были включены в качестве ковариант во все модели медиации, чтобы контролировать их потенциальное влияние на депрессивные симптомы.Анализы посредничества без ковариант также были проведены для проверки предложенных нами моделей посредничества.

Результаты

Описательный анализ и гендерные различия среди переменных исследования

Описательная статистика демографических и психологических переменных по полу представлена ​​в таблице 1. Средний уровень стресса был значительно выше у женщин по сравнению с мужчинами (t = -9,04, df = 2480,16, p <0,001). Средние показатели депрессии, измеренные с помощью CES-D, были выше у женщин, чем у мужчин (t = -12.26, df = 2809,56, p <0,001). Показатели невротизма (t = -17,37 = 2260,17, p <0,001), открытости опыту (t = -11,33, df = 2652,62, p <0,001) и покладистости (t = -4,20, df = 2231,34, p <0,001) были выше у женщин, чем у мужчин, в то время как экстраверсия (t = 2,01, df = 2205,86, p = 0,045) и сознательность (t = 12,77, df = 3948, p <0,001) были ниже у женщин, чем люди.

Корреляционный анализ

Результаты двумерного корреляционного анализа личности, стресса и депрессивных симптомов у всех субъектов показаны в таблице 2.Более высокий уровень воспринимаемого стресса коррелировал с более высокой степенью невротизма (мужчины, r = 0,464, p <0,01; женщины, r = 0,472, p <0,01) и более низкой степенью экстраверсии (мужчины, r = -0,225, p <0,01; женщины , r = -0,213, p <0,01), покладистость (мужчины, r = -0,157, p <0,01; женщины, r = -0,170, p <0,01) и добросовестность (мужчины, r = -0,160, p <0,01; женщины, r = -0,163 p <0,01). Открытость к опыту коррелировала с уровнем стресса только у мужчин, но эта связь была небольшой (r = -0,06, p <0.05). Более высокие симптомы депрессии были достоверно связаны с более высокими показателями невротизма (мужчины, r = 0,358, p <0,01; женщины, r = 0,393, p <0,01) и более низкими показателями экстраверсии (мужчины, r = 0,242, p <0,01; женщины, r = 0,197, p <0,01), покладистость (мужчины, r = -0,121, p <0,01; женщины, r = -0,107, p <0,01) и добросовестность (мужчины, r = -0,195, p <0,01; женщины, г = -0,123, р <0,05).

Прямое и косвенное влияние каждого фактора личности на депрессию через стресс

Первая модель посредничества (модель 1) проверяла, как личностные факторы связаны с депрессивными симптомами через их влияние на воспринимаемый стресс (таблица 3).Медиативный анализ проводился отдельно для каждого пола из-за значительных гендерных различий в личностных качествах, стрессе и депрессивных симптомах. Невротизм влиял на депрессию напрямую (c ‘, мужчины, коэффициент: 0,077, SE = 0,016, p <0,001; женщины, коэффициент: 0,077, SE = 0,012, p <0,001), а также косвенно через стресс (a × b, мужчины, коэффициент: 0,139, 95% ДИ: 0,113, 0,166; женщины, коэффициент: 0,216, 95% ДИ: 0,194, 0,241) для обоих полов. Прямые и косвенные пути экстраверсии к депрессии также были значимыми для обоих полов (c ’, мужчины, коэффициент: -0.071, SE = 0,014, p <0,001; женщины, коэффициент: -0,039, SE = 0,010, p <0,001; a × b, мужчины, коэффициент: -0,067, 95% ДИ: -0,087, -0,050; женщины, коэффициент = -0,103, 95% ДИ: -0,120, -0,085). Была значимость косвенного пути, а не прямого пути, между уступчивостью и депрессией через стресс (a × b, мужчины, коэффициент: -0,039, 95% ДИ: -0,058, -0,022; женщины, коэффициент: -0,061, 95% ДИ: -0,078, -0,045), потому что общий эффект (c-путь) согласия на депрессию стал несущественным после контроля стресса (c 'путь).Добросовестность была косвенно связана с депрессией через стресс у женщин и мужчин (a × b, мужчины, коэффициент: -0,064, 95% ДИ: -0,085, -0,045; женщины, коэффициент: -0,073, 95% ДИ: -0,093, -0,051 ). Прямое влияние сознательного на депрессию было значимым только у мужчин (c ’, коэффициент: -0,035, SE = 0,014, p <0,05). Открытость опыту не имела ни прямого (c ', коэффициент: 0,009, SE = 0,008, p = 0,27), ни косвенного (a × b, коэффициент: -0,004, 95% ДИ: -0,018, 0,011) депрессии у женщин. но косвенный эффект был значительным у мужчин (a × b, коэффициент: -0.021 95% ДИ: -0,042, -0,002). Величина эффекта cs для модели значимого посредничества составляла 0,03–0,23 для мужчин и 0,09–0,028 для женщин, что предполагает размер эффекта от малого до среднего для мужчин и размер эффекта от умеренного до большого для женщин (таблица S1). Модели посредничества без ковариат показали аналогичные результаты (таблица S2).

Прямое и косвенное влияние пола на депрессию через каждый фактор личности и стресс

Следующий анализ был разработан для изучения прямого влияния пола (IV) на депрессию (DV), и косвенные эффекты, опосредованные личностью (M1) и стрессом (M2), были значительными (рис. 1).На рис. 2 изображены пути между полом и симптомами депрессии с множеством медиаторов во второй модели медиации (модель 2). Влияние пола на пять личностных факторов было значительным, указывая на то, что женский пол был связан с более высоким невротизмом (коэффициент: 4,207, SE = 0,35, p <0,001), открытостью (коэффициент: 2,995, SE = 0,44, p <0,001) и покладистость (коэффициент: 2,857, SE = 0,42, p <0,001), но более низкая экстраверсия (коэффициент: -1,155, SE = 0,38, p <0,01) и добросовестность (коэффициент: -2.316, SE = 0,35, p <0,001).

Рис. 2. Связь между полом и депрессивными симптомами с каждым путем в модели множественной медиации.

Пути, представленные стрелками, соответствуют рисунку 1. Каждая стрелка со сплошной линией представляет значимый путь между переменными, а стрелка с пунктирной линией обозначает незначительный путь. Оценка пути из анализа посредничества, показанная каждой стрелкой, представляет собой нестандартный коэффициент. Примечание . Пол был закодирован 0 = мужчина, 1 = женщина; N — невротизм; E — экстраверсия; О, открытость опыту; А — покладистость; C — добросовестность; п.s., незначительный; * р <0,01, ** р <0,001.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0154140.g002

Высший невротизм (коэффициент: 0,351, SE = 0,01, p <0,001) и более низкий экстраверсия (коэффициент: -0,158, SE = 0,01, p < 0,001), покладистость (коэффициент: -0,092, SE = 0,01, p <0,001) и добросовестность (коэффициент: -0,120, SE = 0,01, p <0,001) были связаны с более высоким воспринимаемым стрессом. Открытость была связана с отсутствием восприятия стресса (коэффициент: -0.01, SE = 0,01, p = 0,19), ни депрессивных симптомов (коэффициент: 0,01, SE = 0,01, p = 0,28). После контроля личности и стресса наблюдалось значительное прямое влияние пола на депрессию.

Опосредующие эффекты пяти личностных факторов и воспринимаемого стресса на связь между полом и депрессивными симптомами показаны в таблице 4. Косвенное влияние пола на депрессию через нейротизм и стресс было значительным (M1 и M2, коэффициент: 0.830, 95% ДИ: 0,682, 0,994). Пол оказал значительное косвенное влияние на депрессию через невротизм (a1 × b1, коэффициент: 0,314, 95% ДИ: 0,224, 0,417), но не через стресс после контроля невротизма (a2 × b2, коэффициент: 0,105, 95% ДИ: -0,144). , 0,348).

Непрямое влияние пола на депрессию в результате экстраверсии и стресса было значительным (M1 и M2, коэффициент: 0,108, 95% ДИ: 0,040, 0,182), но размер эффекта был очень мал (размер эффекта cs <0.01). Косвенное влияние пола на депрессию было значительным на каждом пути через экстраверсию (a1 × b1, коэффициент: 0,054, 95% ДИ: 0,020, 0,102) и через стресс (a2 × b2, коэффициент: 0,877, 95% ДИ: 0,585, 1,178. ).

Косвенное влияние пола на депрессию было значительным через пути от согласия к стрессу (M1 и M2, коэффициент: -0,159; 95% ДИ: -0,224, -0,108) и от сознательности к стрессу (коэффициент: 0,168; 95% ДИ: 0,114). , 0,237), а величина их эффекта была значительной, но небольшой (> 0.01). Косвенное влияние пола на депрессию через открытость и стресс не было значимым (M1 и M2, коэффициент: -0,020, 95% ДИ: -0,060, 0,015). Не было значимого косвенного влияния пола через личностный фактор открытости (a1 × b1, коэффициент: 0,014, 95% ДИ: -0,027, 0,059), покладистости (коэффициент: 0,011, 95% ДИ: -0,032, 0,056) или добросовестности. (коэффициент: 0,034, 95% ДИ: -0,006, 0,080) после контроля стресса. Величина эффекта cs для модели значимого посредничества находилась в диапазоне 0.От 01 до 0,05 для невротизма, покладистости и добросовестности, которые считаются небольшими (таблица S3). Модели посредничества без ковариат показали аналогичные результаты (таблица S4).

Таким образом, путь от пола и депрессивных симптомов был опосредован невротизмом и экстраверсией с или без пути через воспринимаемый стресс. Доброжелательность и добросовестность опосредовали связь между полом и депрессией только косвенным путем — через воспринимаемый стресс.

Дополнительный анализ

Поскольку пять факторов личности коррелировали между собой, было трудно определить уникальные эффекты каждой черты личности, когда каждый фактор личности исследовался отдельно.Мы повторно провели анализ, чтобы проверить уникальные эффекты каждой черты личности с контролем других черт, включив все пять черт одновременно в модели посредничества. Модель посредничества 1 показала последовательные результаты в невротизме и экстраверсии у мужчин и женщин (таблица S5). Модель посредничества 2 подтвердила, что невротизм был значимым посредником между полом и депрессивными симптомами (таблица S6).

Обсуждение

Мы обнаружили, что невротизм и экстраверсия прямо и косвенно связаны с депрессивными симптомами через воспринимаемый стресс, в то время как покладистость и сознательность были связаны с депрессивными симптомами только через воспринимаемый стресс.Более того, женский пол ассоциировался с более высоким невротизмом и покладистостью, а также с более низким уровнем экстраверсии и сознательности, которые были связаны с более высоким уровнем стресса, что, в свою очередь, могло привести к более выраженным депрессивным симптомам. Эти результаты могут способствовать пониманию того, как личностные факторы и воспринимаемый стресс связаны с депрессивными симптомами и как эти факторы влияют на взаимосвязь между полом и депрессией. Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучается посредническая роль пяти факторов личности в отношении воспринимаемого стресса в отношении гендерных различий при депрессивных симптомах.

Известно, что факторы личности участвуют в регуляции эмоций и когнитивной уязвимости, которые способствуют предрасположенности к депрессии [39]. Наши результаты показывают, что высокий невротизм и низкая экстраверсия оказывали прямое влияние на депрессивные симптомы, а также влияли на уровень стресса, который коррелировал с усилением депрессивных симптомов. И наоборот, покладистость и сознательность косвенно влияли на симптомы депрессии, но только когда они опосредованы стрессом. Лица с высоким невротизмом, как правило, способствовали дезадаптивным когнитивным процессам, таким как задумчивое мышление и безнадежность, что увеличивало риск депрессивных симптомов [40].Более высокая экстраверсия ассоциировалась с положительной эмоциональностью и общительностью, уменьшая связанные со стрессом реакции и депрессивные симптомы [5]. Доброжелательность и добросовестность коррелируют с избеганием межличностных проблем и позитивным эмоциональным копированием в ответ на стрессовые ситуации [1, 4]. Наше исследование поддерживает предположение о том, что определенные типы личностных факторов (например, высокий невротизм и более низкая экстраверсия) могут способствовать негативной эмоциональной регуляции или дезадаптивной реакции на стресс, что увеличивает предрасположенность к депрессивным симптомам.

Текущие результаты показывают, что женский пол был связан с более высоким невротизмом и более низкой экстраверсией, что прямо или косвенно способствовало усилению депрессивных симптомов, когда они опосредованы стрессом. Этот результат согласуется с предыдущими выводами о том, что женщины всегда имели более высокие показатели невротизма, чем мужчины, в разных возрастных группах и регионах мира, и что высокая степень невротизма у девочек-подростков была связана с более поздним негативным жизненным опытом [25]. Кроме того, более высокая экстраверсия была связана со снижением риска тревожных и депрессивных расстройств [5], в то время как экстраверсия, как было обнаружено, имела защитный эффект от риска самоубийства у мужчин [41].Поскольку гендерные различия в экстраверсии не соответствовали предыдущим результатам [42], возможно, что экстраверсия не всегда могла объяснить более низкий риск депрессии у мужчин.

Ранее было обнаружено, что доброжелательность и добросовестность отрицательно связаны с симптомами депрессии [43], и наши результаты показали, что эти ассоциации были опосредованы стрессом у обоих полов. Доброжелательность и добросовестность не только объясняли взаимосвязь между полом и депрессией после контроля стресса.Эти результаты подтверждают гипотезу о том, что сознательность может играть роль в уязвимости, связанной со стрессом [44], что, в свою очередь, может приводить к дифференцированному влиянию пола на депрессию, а не в качестве единого посредника.

Ранее сообщалось, что покладистость оказывает положительное влияние на преодоление стресса, связанного с межличностными аспектами [45], но текущие результаты показывают, что женский пол был связан с большей покладистостью, а также с большим стрессом и депрессивными симптомами.Сообщалось, что связь между уступчивостью и преодолением стресса зависит от типов стрессоров, и более высокая степень согласия может быть менее эффективной для преодоления определенных типов межличностного стресса [11]. В настоящем исследовании симпатия продемонстрировала значительную, но слабую отрицательную корреляцию с воспринимаемым стрессом и депрессивными симптомами, предполагая, что более высокая покладистость у женщин может иметь небольшое влияние на снижение общего уровня стресса и депрессивных симптомов.

Несмотря на данные о значительных гендерных различиях в открытости, эта черта личности не оказывала прямого воздействия на депрессию или косвенного воздействия, опосредованного стрессом.Предыдущее исследование показало, что более высокие баллы в подмножествах открытости опыту были связаны с депрессией [46], в то время как другое исследование показало, что депрессивные люди показали более низкий уровень открытости опыту [47]. В нашем исследовании открытость опыту не имела значительной связи с депрессивными симптомами ни у женщин, ни у мужчин. Более того, гендерные различия в открытости опыту не были связаны ни с более сильным стрессом, ни с более выраженными депрессивными симптомами у женщин.

Хотя известно, что личностные черты являются важными факторами риска депрессивных симптомов, текущее исследование показало, что корреляция между личностными чертами и стрессом или депрессивными симптомами имеет величину эффекта от небольшой до умеренной (r <0.4). В частности, коэффициенты корреляции согласия и сознательности с депрессивными симптомами или стрессом не достигли минимального размера эффекта, имеющего практическое значение, предложенного Фергюсоном [48]. Одной из возможных причин небольшого размера эффекта может быть множественное влияние на симптомы депрессии, например биологические факторы и факторы окружающей среды [49]. Ранее сообщалось, что несколько медиаторов объясняют связь между полом и депрессией [26]. Однако в нашем анализе воспринимаемый стресс рассматривался только как посредник с личностными факторами.Таким образом, причины слабой корреляции определенных личностных факторов с депрессивными симптомами могут быть связаны с различными путями, включая психосоциальные факторы и факторы окружающей среды, посредством которых определенные личностные факторы могут косвенно влиять на симптомы депрессии.

Настоящее исследование имеет несколько сильных сторон, включая размер выборки и методологические подходы. Хотя ранее сообщалось о гендерных различиях депрессивных симптомов в разных странах [50], наше исследование сначала проводится на корейской популяции с целью изучения опосредующей роли пяти факторов личности в связи между полом и депрессивными симптомами.Большой размер выборки, полученной из популяционной когорты, был полезен для изучения факторов риска и этиологии, которые могут способствовать развитию депрессивных расстройств у взрослых корейцев. Несмотря на эти сильные стороны, есть также несколько ограничений. Невозможно было найти причинно-следственные связи между личностью, воспринимаемым уровнем стресса и депрессивными симптомами, потому что одним из допущений опосредованного анализа является временной приоритет между переменными [33]. Хотя это был перекрестный анализ и поэтому он может быть только коррелятивным, несколько исследований подтверждают гипотезу о том, что личностные черты как наследуемые и относительно стабильные индивидуальные характеристики длительно связаны с психологическим дистрессом и депрессивными симптомами.

В заключение, наши результаты показывают, что черты личности могут быть связаны с депрессивными симптомами прямым или косвенным путем через их влияние на воспринимаемый стресс. Наши результаты также показали, что личность и стресс играют посредническую роль в связи между полом и депрессией. Наши подходы могут быть полезны для понимания влияния факторов личности на уязвимость к стрессу и гендерных различий в восприимчивости к депрессии.

Вклад авторов

Эксперимент задумал и спроектировал: HNK HLK.Проведены эксперименты: MJK YC SR. Проанализированы данные: SEK HNK. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты для анализа: JC HS. Написал статью: SEK HLK.

Ссылки

  1. 1. Карвер К.С., Коннор-Смит Дж. Личность и преодоление трудностей. Annu Rev Psychol. 2009; 61: 679–704. Epub 2009/07/04. pmid: 19572784.
  2. 2. Уэхара Т., Сакадо К., Сакадо М., Сато Т., Сомея Т. Взаимосвязь между преодолением стресса и личностью у пациентов с большим депрессивным расстройством. Psychother Psychosom.1999. 68 (1): 26–30. Epub 1999/01/05 21:58. pps68026 [pii]. pmid: 9873239.
  3. 3. Юн К.Л., Малтби Дж., Джорманн Дж. Путь от невротизма к депрессии: изучение роли регуляции эмоций. Беспокойство, стресс и преодоление трудностей. 2013. 26 (5): 558–72. pmid: 23078141.
  4. 4. Рош С.К., Олдридж А.А., Виккерс Р.Р. мл., Хельвиг Л.К. Проверка личностных диатесов на негативные и позитивные эмоции: продольная оценка. Беспокойство, стресс и преодоление трудностей. 2009. 22 (3): 263–81.Epub 2009/03/03. 4466 [pii] pmid: 19253170.
  5. 5. Нарагон-Гейни К., Уотсон Д., Маркон К.Э. Дифференциальные отношения симптомов депрессии и социальной тревожности к аспектам экстраверсии / положительной эмоциональности. Журнал аномальной психологии. 2009. 118 (2): 299–310. pmid: 19413405; PubMed Central PMCID: PMC2794796.
  6. 6. Schneider TR, Rench TA, Lyons JB, Riffle RR. Влияние невротизма, экстраверсии и открытости на стрессовые реакции. Стресс и здоровье: журнал Международного общества изучения стресса.2012. 28 (2): 102–10. pmid: 22281953.
  7. 7. McCrae RR, Costa PT Jr, Pedroso de Lima M, Simoes A, Ostendorf F, Angleitner A и др. Возрастные различия личности на протяжении взрослой жизни: параллели в пяти культурах. Развивающая психология. 1999. 35 (2): 466–77. pmid: 10082017.
  8. 8. Коореваар AM, Comijs HC, Dhondt AD, van Marwijk HW, van der Mast RC, Naarding P, et al. Диагностика личности и депрессии большой пятерки, тяжесть и возраст начала у пожилых людей.J влияет на Disord. 2013. 151 (1): 178–85. Epub 2013/07/04. S0165-0327 (13) 00454-0 [pii] pmid: 23820093.
  9. 9. Розеллини А.Дж., Браун Т.А. Пятифакторный перечень NEO: скрытая структура и взаимосвязь с аспектами тревожности и депрессивных расстройств в большой клинической выборке. Оценка. 2011. 18 (1): 27–38. pmid: 20881102.
  10. 10. Панайоту Г., Коккинос С.М., Капсу М. Косвенные и прямые ассоциации между личностью и психологическим дистрессом, опосредованные диспозиционным копингом.Журнал психологии. 2014. 148 (5): 549–67. pmid: 25087318.
  11. 11. Ли-Бэгли Д., Прис М., Делонгис А. Как справиться с межличностным стрессом: роль большой пятерки. Журнал личности. 2005. 73 (5): 1141–80. pmid: 16138869.
  12. 12. Боно Ю.Э., Болес Т.Л., судья Т.А., Ловер К.Дж. Роль личности в конфликте задач и отношений. Журнал личности. 2002. 70 (3): 311–44. pmid: 12049163.
  13. 13. Гарнефски Н., ван Эгмонд М., Страатман А.Влияние стресса в раннем и недавнем возрасте на тяжесть депрессии. Acta Psychiatr Scand. 1990. 81 (3): 295–301. Epub 1990/03/01. pmid: 2343756.
  14. 14. Мохамади Хасел К., Бешарат М.А., Абдолхейни А., Алаи Насаб С., Никнам С. Взаимосвязь личностных факторов с воспринимаемым стрессом, депрессией и тяжестью красного плоского лишая. Международный журнал поведенческой медицины. 2013. 20 (2): 286–92. pmid: 22311191.
  15. 15. Гамильтон Дж. Л., Штанге Дж. П., Шаперо Б. Г., Коннолли С. Л., Абрамсон Л. Ю., Сплав LB.Когнитивные уязвимости как предикторы стресса в раннем подростковом возрасте: путь к депрессивным симптомам. J Abnorm Child Psychol. 41 (7): 1027–39. Epub 2013/04/30. pmid: 23624770; PubMed Central PMCID: PMC3758373.
  16. 16. Кендлер К.С., Кун Дж., Прескотт, Калифорния. Взаимосвязь невротизма, секса и стрессовых жизненных событий в прогнозировании эпизодов большой депрессии. Американский журнал психиатрии. 2004. 161 (4): 631–6. pmid: 15056508.
  17. 17. Uliaszek AA, Zinbarg RE, Mineka S, Craske MG, Sutton JM, Griffith JW, et al.Роль невротизма и экстраверсии в отношениях стресс-тревога и стресс-депрессия. Беспокойство, стресс и преодоление трудностей. 2010. 23 (4): 363–81. pmid: 198
  18. ; PubMed Central PMCID: PMC36.
  19. 18. Бессер А., Шакелфорд Т. Посредничество влияния пяти измерений личности на негативное настроение и подтвержденные аффективные ожидания воспринимаемым ситуационным стрессом: квазиполевое исследование отдыхающих. Личность и индивидуальные различия. 2007; 42: 1333–46.
  20. 19.Чо М.Дж., Сон С.Дж., Пак Дж.Э., Чунг И.В., Ли Ю.М., Пэ А. и др. Распространенность и корреляты психических расстройств DSM-IV у взрослых в Южной Корее: исследование эпидемиологической зоны в Корее, 2011 г. Психиатрическое исследование. 2015; 12 (2): 164–70. pmid: 25866515; PubMed Central PMCID: PMC43.
  21. 20. Паркер Г., Бротчи Х. Гендерные различия при депрессии. Int Rev Psychiatry. 2010. 22 (5): 429–36. Epub 2010/11/05. pmid: 21047157.
  22. 21. Хайд Дж. С., Мезулис А. Х., Абрамсон Л. Я.Азбука депрессии: интеграция аффективных, биологических и когнитивных моделей для объяснения возникновения гендерных различий при депрессии. Психологический обзор. 2008. 115 (2): 291–313. pmid: 18426291.
  23. 22. Шарбонно AM, Mezulis AH, Hyde JS. Стресс и эмоциональная реактивность как объяснение гендерных различий депрессивных симптомов у подростков. J Youth Adolesc. 2009. 38 (8): 1050–8. Epub 2009/07/29. pmid: 19636770.
  24. 23. Гудвин Р.Д., Готлиб И.Х.Гендерные различия при депрессии: роль личностных факторов. Psychiatry Res. 2004. 126 (2): 135–42. Epub 2004/05/05. S0165178104000393 [pii]. pmid: 15123392.
  25. 24. Вайсберг Ю.Дж., Деён К.Г., Хирш Дж.Б. Гендерные различия в личности по десяти аспектам большой пятерки. Front Psychol. 2011; 2: 178. Epub 26.08.2011. pmid: 21866227; PubMed Central PMCID: PMC3149680.
  26. 25. Керчер А.Дж., Рапи Р.М., Шниринг, Калифорния. Невротизм, жизненные события и негативные мысли в развитии депрессии у девочек-подростков.J Abnorm Child Psychol. 2009. 37 (7): 903–15. Epub 2009/05/14. pmid: 19437113.
  27. 26. Лич Л.С., Кристенсен Х., Маккиннон А.Дж., Виндзор Т.Д., Баттерворт П. Гендерные различия в депрессии и тревоге на протяжении взрослой жизни: роль психосоциальных посредников. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2008. 43 (12): 983–98. Epub 2008/06/26. pmid: 18575787.
  28. 27. Kim CW, Yun KE, Jung HS, Chang Y, Choi ES, Kwon MJ и др. Продолжительность и качество сна в связи с неалкогольной жировой болезнью печени у работников среднего возраста и их супругов.Журнал гепатологии. 2013; 59 (2): 351–7. pmid: 23578884.
  29. 28. Ли Э, Шин Х, Ян Й, Чо Дж, Ан К., Ким С. Разработка стресс-анкеты для KNHANES: отчет службы научных исследований. Корейские центры по контролю и профилактике заболеваний. 2010.
  30. 29. van Buuren S, Groothuis-Oudshoorn K. Мыши: многомерное вычисление цепными уравнениями в журнале R. Journal of Statistical Software. 2011; 45 (3).
  31. 30. Resseguier N, Verdoux H, Giorgi R, Clavel-Chapelon F, Paoletti X.Работа с недостающими данными в шкале самооценки Центра эпидемиологических исследований депрессии: исследование, основанное на французской когорте E3N. Методология медицинских исследований BMC. 2013; 13:28. pmid: 23433105; PubMed Central PMCID: PMC3602286.
  32. 31. Ан С., Чэ Дж. Стандартизация корейской версии Пересмотренного реестра личности NEO. Корейский журнал консультирования и психотерапии. 1997; 9: 443–73.
  33. 32. Piedmont R, Chae J. Межкультурное обобщение пятифакторной модели личности: разработка и проверка NEO-PI-R для корейцев.Журнал кросс-культурной психологии 1997; 28: 131–55.
  34. 33. Проповедник К.Дж., Хейс А.Ф. Стратегии асимптотики и повторной выборки для оценки и сравнения косвенных эффектов в моделях с несколькими посредниками. Методы исследования поведения. 2008. 40 (3): 879–91. pmid: 18697684.
  35. 34. Хейс А.Ф., Проповедник К.Дж., Майерс Т.А. Медиация и оценка косвенных эффектов в исследованиях политической коммуникации. В Bucy E.P. и Holbert R.L. (ред.). Справочник по исследованиям политической коммуникации: методы, меры и аналитические методы. Нью-Йорк: Рутледж.2010.
  36. 35. Гордон А.М., Тускевичуте Р., Чен С. Мультиметодическое исследование депрессивных симптомов, воспринимаемого понимания и качества отношений. Личные отношения 2013; 20 (4): 635–354.
  37. 36. Проповедник К.Дж., Келли К. Меры размера эффекта для моделей посредничества: количественные стратегии для передачи косвенных эффектов. Психологические методы. 2011. 16 (2): 93–115. pmid: 21500915.
  38. 37. Кориелл В., Эндикотт Дж., Келлер М. Большая депрессия в доклинической выборке.Демографические и клинические факторы риска первого приступа. Архив общей психиатрии. 1992. 49 (2): 117–25. pmid: 1550464.
  39. 38. Kessler RC, Bromet EJ. Эпидемиология депрессии в разных культурах. Ежегодный обзор общественного здравоохранения. 2013; 34: 119–38. pmid: 23514317; PubMed Central PMCID: PMC4100461.
  40. 39. Финч Дж. Ф., Грациано В. Г.. Предсказание депрессии на основе темперамента, личности и моделей социальных отношений. Журнал личности. 2001. 69 (1): 27–55.Epub 2001/04/11. pmid: 11294341.
  41. 40. Барнхофер Т., Читтка Т. Когнитивная реактивность опосредует связь между невротизмом и депрессией. Behav Res Ther. 2010. 48 (4): 275–81. pmid: 20070952; PubMed Central PMCID: PMC2850390.
  42. 41. Блюмль В., Капуста Н.Д., Деринг С., Бралер Э., Вагнер Б., Керстинг А. Личностные факторы и риск суицида в репрезентативной выборке немецкого населения в целом. ПлоС один. 2013; 8 (10): e76646. pmid: 24124582; PubMed Central PMCID: PMC37
  43. .
  44. 42. Коста ПТ младший, Терраччиано А, МакКрэй Р. Гендерные различия в личностных качествах в разных культурах: убедительные и неожиданные выводы. J Pers Soc Psychol. 2001. 81 (2): 322–31. Epub 2001/08/25. pmid: 11519935.
  45. 43. Клейн Д.Н., Котов Р., Бафферд С.Дж. Личность и депрессия: объяснительные модели и обзор доказательств. Ежегодный обзор клинической психологии. 2011; 7: 269–95. pmid: 21166535; PubMed Central PMCID: PMC3518491.
  46. 44. Бартли CE, Roesch SC.Как справляться с ежедневным стрессом: роль сознательности. Перс Индивидуальные Разн. 2011. 50 (1): 79–83. pmid: 21076634; PubMed Central PMCID: PMC2976572.
  47. 45. Дженсен-Кэмпбелл Л.А., Грациано РГ. Доброжелательность как модератор межличностного конфликта. Журнал личности. 2001. 69 (2): 323–61. pmid: 11339802.
  48. 46. Wolfenstein M, Trull TJ. Депрессия и открытость опыту. J Pers Assess. 1997. 69 (3): 614–32. Epub 1998/03/21. pmid: 9501488.
  49. 47. Weber K, Giannakopoulos P, Bacchetta JP, Quast S, Herrmann FR, Delaloye C и др.Личностные черты связаны с острой большой депрессией в любом возрасте. Старение и психическое здоровье. 2012. 16 (4): 472–80. pmid: 22128822.
  50. 48. Фергюсон CJ. Учебник по размеру эффекта: Руководство для клиницистов и исследователей. Профессиональная психология: исследования и практика. 2009. 40 (5): 532–8.
  51. 49. Кендлер К.С., Майерс Дж. Генетическая и экологическая взаимосвязь между большой депрессией и пятифакторной моделью личности. Psychol Med. 2009. 40 (5): 801–6.Epub 2009/09/08. S00332917099

    [pii] pmid: 19732485.

  52. 50. Ван де Велде С., Браке П., Левек К. Гендерные различия в депрессии в 23 европейских странах. Межнациональные различия в гендерном разрыве при депрессии. Социальные науки и медицина. 2010. 71 (2): 305–13. pmid: 20483518.

Frontiers | Связь между человеческими ценностями и воспринимаемыми характеристиками ситуации в повседневной жизни

Введение

В своей знаменитой формуле B = f (P, E) Левин (1939) предположил, что поведение (B) является функцией человека (P) и окружающей среды (E).Точнее, поведение является функцией характеристик человека и его или ее субъективного опыта в окружающей среде, но не обязательно определяется объективными аспектами окружающей среды. Несмотря на то, что было проведено множество исследований того, как личностные черты или различия в физической среде связаны с поведением, на сегодняшний день субъективный опыт ситуации в основном игнорируется (Rauthmann et al., 2014). Одна из основных причин может заключаться в том, что, хотя существует множество широко распространенных таксономий (например,g., Большая пятерка) для отражения индивидуальных различий в личностных качествах; отсутствует обобщенная и принятая таксономия, позволяющая отразить индивидуальные различия в жизненном опыте. Однако в последние годы исследование различий в субъективных переживаниях ситуаций становится все более популярным, и поэтому были опубликованы различные инструменты для измерения так называемых характеристик ситуации (см. Обзор Horstmann et al., 2017). Эта новая разработка позволяет нам получить более точную и полную картину человеческого поведения в зависимости от индивидуальных различий, таких как личностные черты или мотивационные ориентации, а также субъективный жизненный опыт.В настоящей работе делается попытка предоставить доказательства того, как основные мотивационные ориентации (т.е. модель базовых человеческих ценностей Шварца) соотносятся с субъективным ситуационным опытом (то есть с ситуативными 8 АЛМАЗАМИ) и с поведением в повседневной жизни. Использование метода реконструкции дня (DRM; Kahneman et al., 2004) позволяет нам получить информацию о действиях и контактах людей в повседневной жизни, а также о том, как они субъективно переживают эти ситуации. Наше исследование продвигает предыдущие исследования того, как ценности соотносятся с ситуативными факторами, за счет использования нового подхода к измерению психологических аспектов ситуаций.В следующем разделе мы представим концепции и обсудим теоретические предположения о связи между ценностями и субъективным опытом ситуации.

Ценности — это абстрактные и независимые от контекста представления о том, чего люди хотят достичь в жизни, например о власти. Ценности — это мотивационные цели, которые относятся к желаемым конечным состояниям (Schwartz, 1992). Существует множество ценностей, и каждый человек одновременно придерживается множества ценностей, различающихся по важности (Schwartz, 1992; Bardi and Schwartz, 2003).На протяжении десятилетий вокруг ценностей возникло множество различных концепций и теорий (например, модель идеологии равенства и свободы, предложенная Рокичем, 1973). На сегодняшний день наиболее известной из них является модель базовых ценностей, предложенная Шварцем (1992). Допущения модели были тщательно изучены в различных выборках и более чем в 70 странах (Schwartz and Rubel, 2005). Шварц предложил 10 основных человеческих ценностей, которые различаются по лежащей в их основе мотивационной основе: доброжелательность, универсализм, конформизм, безопасность, традиции, сила, достижения, гедонизм, стимуляция и самоуправление.

Одной из ключевых особенностей модели являются подробные предположения о взаимосвязи между ценностями, то есть совместимости и конфликте между ценностями. Эти конфликты и совместимость ценностей можно смоделировать в виде круговой структуры, представляющей мотивационный континуум. В этой циркумплексной модели ценности, которые являются дополнительными, представляют совместимые мотивационные ориентации, в то время как ценности на другом конце круга представляют противоположные мотивационные ориентации. Чем дальше от круга расположены две ценности, тем более разнятся их основные мотивы (Schwartz, 1992).В рамках этого мотивационного континуума 10 первоначально предложенных ценностей можно далее разделить на 19 более узко определенных ценностей (Schwartz et al., 2012) или сгруппировать в четыре конструкции более высокого порядка на основе двух основных измерений.

Первое измерение — это измерение самопревосхождения , измерение (SET). Самоусиление в основном состоит из достижения ценностей и власти, а также некоторой части гедонизма. Люди, которые ценят самосовершенствование, считают, что, например, в жизни важен успех, а также демонстрация компетентности.По другую сторону этой политики находятся ценности самопревосхождения, а именно доброжелательность и универсализм. Люди, которые ценят самопревосхождение, считают, что, например, важно равенство и забота о других.

Второе измерение — это параметр сохранения открытости к изменениям (OC). Ценности самонаправления и стимулирования формируют измерение открытости к изменениям; поэтому люди, которые ценят открытость к изменениям, придают большое значение творчеству, свободе и самоопределению.По другую сторону этой политики находится измерение сохранения, состоящее из соответствия, безопасности и традиций. Люди, которые ценят охрану, считают, что важно, например, поддерживать статус-кво и жить в безопасной среде. Хотя два полюса каждого измерения относятся к противоположным ценностям, само измерение концептуализируется как независимое, например, человек, оценивающий самопревосхождение, не обязательно ценит открытость к изменениям.

Кроме того, существуют некоторые основные предположения о ценностях.Помимо прочего, предполагается, что они выходят за рамки конкретных действий и ситуаций, и в то же время они являются стандартами, которые используются для оценки людей и событий (Schwartz, 1992). Первое предположение подразумевает, что ценности представляют собой мотивационные цели, которые важны независимо от конкретной задачи или ситуационных факторов. Например, человек, который озабочен защитой природы (часть ценности универсализма), должен стараться действовать экологически чистыми (по крайней мере, до некоторой степени) дома, но также в общественных местах или на рабочем месте.Второе предположение предполагает, что ценности используются для оценки ситуаций и их возможностей, а также последствий на основе индивидуальных ценностей. В совокупности эти предположения предполагают, что ситуации, с которыми люди сталкиваются в повседневной жизни, в целом оцениваются на основе индивидуальных ценностей, и, независимо от конкретных факторов, все встречающиеся ситуации следует оценивать с использованием одного и того же значения. Предыдущие исследования изучали, как ценности соотносятся с ситуативными аспектами (например, в совместной задаче принятия решений, оценивающей самопревосхождение, была связана с совместным поведением, Sagiv et al., 2011). Однако ни одно из этих исследований не измеряло воспринимаемых субъективных ситуационных различий с использованием валидного и стандартизированного инструмента. К счастью, недавно была разработана таксономия, которая позволяет нам измерять субъективные различия и фиксировать психологически значимые аспекты ситуации, как описано ниже.

Исследования, посвященные изучению ситуационных факторов, часто фокусируются на ситуации в целом, например, на построении ситуаций (Tversky and Kahneman, 1981), выраженности стимулов (например,g., Wit and Kerr, 2002), межличностное общение (например, Tazelaar et al., 2004) и размер группы (например, Brewer and Kramer, 1986; De Cremer and Leonardelli, 2003). Например, исследования, изучающие эффект свидетеля, манипулировали объективными различиями (то есть количеством присутствующих людей), чтобы изучить различия в поведении. Хотя результаты показывают различия в поведении в зависимости от манипуляции, то есть в зависимости от объективных различий в ситуации, результаты не позволяют сделать выводы о различиях в субъективном восприятии ситуации.В зависимости от исследовательского вопроса, изучение субъективного ситуационного опыта может иногда не иметь значения. Однако для полной оценки и понимания того, как люди действуют и чувствуют, необходимо измерение ситуаций, которые они субъективно переживают (Benet-Martínez et al., 2015).

В последние десятилетия для измерения ситуаций было разработано множество таксономий ситуаций. Однако до настоящего времени ни один из них не получил широкого признания (например, Moos, 1973; Van Heck et al., 1994; Kelly, 2003). Таким образом, вопреки оценке личностных качеств, до сих пор нет единого мнения о том, как определять и оценивать ситуации (например,г., Хоган, 2009; Rauthmann et al., 2015a). Большинство подходов основаны на теоретических предпосылках, что любую данную ситуацию можно описать с использованием трех аспектов, а именно: подсказки , характеристики , классы и . Сигналы относятся к физическим стимулам, которые можно объективно количественно оценить в конкретной ситуации, например, сколько людей присутствует или какие объекты присутствуют. Как правило, люди должны договориться о сигналах ситуации, например, в комнате есть стол или его нет.Реплики — это наиболее часто задаваемые аспекты ситуаций в психологических исследованиях (например, присутствуют ли другие люди или нет). Характеристики используются для описания психологических аспектов ситуаций (например, пугающей ситуации). Характеристику ситуации не следует путать с общей аффективной оценкой ситуации человеком в этой ситуации. Например, люди могут согласиться с тем, что ситуация отрицательная, но специфической аффективной реакцией может быть беспокойство, гнев или грусть. Классы относятся к группам ситуаций, которые сгруппированы вместе на основе аналогичных сигналов или характеристик, которые используются для описания этих ситуаций. Например, «встреча с друзьями» и «обучение классу» можно объединить в класс «социальная ситуация», хотя есть различия в сигналах и характеристиках.

С психологической точки зрения, характеристики ситуаций могут быть наиболее интересными аспектами ситуаций, поскольку они измеряют психологическое (субъективное) значение воспринимаемых ситуационных сигналов (Rauthmann et al., 2014). Следовательно, они могут быть лучшими предсказателями поведения, чем объективные ситуационные сигналы. Шерман и др. (2013) показали, что ситуации с похожими характеристиками вызывают подобное поведение независимо от сигналов ситуации. Недавно Rauthmann et al. (2014) предположили, что характеристики ситуаций могут быть отражены в скупой таксономии, которую можно использовать для классификации и сравнения ситуаций. На основе одного часто используемого показателя ситуационных характеристик (например, Riverside Ситуационная Q-сортировка; Wagerman and Funder, 2009) они выделили восемь основных характеристик ситуации: Ситуационные 8 АЛМАЗОВ.Эти измерения: долг, интеллект, невзгоды, совокупление, позитивность, негативность, обман и социальность. Долг показывает, в какой степени ситуация воспринимается как содержащая работу, выполнение задач, принятие решений и выполнение обязанностей. Интеллект определяет, в какой степени ситуация воспринимается как содержащая интеллектуальные и когнитивные требования, а также возможности проявить интеллектуальное мастерство. Судьба показывает, насколько ситуация воспринимается как содержащая проблемы, угрозы, конфликты и критику.Спаривание показывает, в какой степени ситуация воспринимается как содержащая возможности для секса, любви и романтики, то есть поиска или сохранения потенциальных партнеров. Позитивность показывает, насколько ситуация воспринимается как приятная, легкая, ясная и приятная. Негативность отражает то, в какой степени ситуация воспринимается как содержащая возможности возникновения любых негативных чувств (например, разочарования, гнева и т. Д.). Обман показывает, насколько ситуация воспринимается как содержащая возможности для предательства, обмана и вражды.Социальность фиксирует, в какой степени ситуация воспринимается как содержащая возможности для социализации, формирования отношений и межличностного тепла. Ситуационная восьмерка возникла как измерения, по которым различные оценщики ( in situ и ex situ ) в основном согласились, показывая, что даже если сами люди на самом деле не переживали ситуацию, они пришли к соглашению о том, как охарактеризовать ситуацию по измерениям (Rauthmann и др., 2014).

8 АЛМАЗОВ также связаны с ситуационными сигналами, например.g., работа характеризовалась высокой нагрузкой и негативностью, а также низкой позитивностью (Rauthmann et al., 2014). Кроме того, 8 АЛМАЗОВ связаны с широким спектром самооценки поведения, например, конкурентоспособное поведение положительно связано с опытом обмана и отрицательно — с социальностью (Rauthmann et al., 2014). Несмотря на свою короткую историю, 8 АЛМАЗОВ получили широкое распространение. Например, Браун и Ратманн (2016) исследовали взаимосвязь между возрастом и характеристиками ситуации, показав, что модели среднего уровня связаны с возможностями и ограничениями в разном возрасте (например,g., пик долга приходится на людей в возрасте от 40 до 40 лет, что можно считать этапом, в котором работа и уход за семьей являются обычным делом). Серфасс и Шерман (2015) собрали и оценили информацию о ситуации, представленную в твитах Twitter, в течение двух недель. Они обнаружили, что в обычное рабочее время (с 9:00 до 17:00) информация в твитах описывала ситуации с высокой долей ответственности, а пик социальной активности приходился на поздний полдень и ранний вечер. В целом количество твитов, описывающих обманчивые или неприятные ситуации, было низким.В соответствии с их выводом Guillaume et al. (2016) сравнили ситуационный опыт в разных культурах, обнаружив, что в среднем люди во всем мире испытывают похожие и в основном приятные ситуации вечером. Полезность рассмотрения характеристик ситуации для исследования человеческого опыта была также показана в исследовании Коджана и Авсека (2017). Их результаты показывают, что ситуации с высоким уровнем позитива и интеллекта способствуют переживанию потока. Используя метод выборки опыта (ESM), Sherman et al.(2015) обнаружили, что 8 АЛМАЗОВ предсказывают поведение, не зависящее от личности. Их результаты показали, что, например, люди, которые в среднем сообщали о большем количестве обмана, демонстрировали менее честное поведение.

Недавнее исследование показало, что люди в большинстве своем согласны с характеристиками ситуаций (Rauthmann et al., 2014), и что в среднем 70% расхождений в переживаниях ситуаций обусловлены различиями между ситуациями. Однако это означает, что 30% дисперсии обусловлено индивидуальными различиями (Sherman et al., 2015), и было показано, что ситуации, переживаемые одним человеком с течением времени, как правило, более похожи друг на друга по сравнению с ситуациями, переживаемыми другими (Sherman et al., 2015). Например, люди, получившие высокие баллы по экстраверсии, чаще сталкивались с социальными ситуациями (Sherman et al., 2015). Другое исследование показало, что особенности построения ситуационных стимулов связаны с личностью (Todd and Funder, 2012). Взятые вместе, эти исследования показывают, что люди, по крайней мере частично, формируют свои переживания ситуации, и поэтому их поведение может быть основано на субъективном опыте ситуаций.

Чтобы понять индивидуальные различия в восприятии ситуации, недавние исследования были в основном сосредоточены на личностных качествах (Rauthmann et al., 2014). Однако характеристики ситуаций часто отражают предполагаемые возможности и требования для возникновения различных эмоциональных, когнитивных и поведенческих результатов в ситуациях. Исследования показали, что ценности приводят к тому, что больше внимания уделяется информационным сигналам, которые согласуются с личными ценностями человека, или к риску их достижения (Crick and Dodge, 1994; Verplanken and Holland, 2002).Основываясь на этих выводах, кажется правдоподобным, что ценности также связаны не только с сигналами, но и с воспринимаемыми характеристиками ситуации, особенно с учетом того, что Шварц (1992) предположил, что ценности используются для оценки действий, политики и людей.

Существует два основных способа, которыми ценности могут относиться к переживанию ситуации: (1) посредством выбора ситуации и (2) посредством конструирования ситуации (Rauthmann et al., 2015b). Выбор ситуации означает, что люди сознательно или бессознательно ищут ситуации, которые соответствуют, например, их ценностям.Конструирование ситуации относится к различным субъективным интерпретациям ситуационных сигналов из-за индивидуальных различий. До настоящего времени не проводилось эмпирических исследований связи между ценностями и выбором ситуации или конструированием ситуации. Настоящая статья устраняет этот пробел в исследованиях, исследуя, как ценности соотносятся с характеристиками ситуаций в повседневной жизни.

Связь между ценностями Шварца и Большой пятеркой (Roccas et al., 2002; Fischer and Boer, 2015; Parks-Leduc et al., 2015), а также связь между Большой пятеркой и характеристиками ситуации (Rauthmann et al., 2014, 2015b). Экстраверсия положительно связана с переживанием социальности и невзгод, а также положительно связана с самоуправлением, стимуляцией, гедонизмом, достижениями и властью. Ценности сохранения — безопасность, соответствие и традиции — были негативно связаны с экстраверсией. Открытость была положительно связана с интеллектом и универсализмом, самоуправлением и стимуляцией; в то время как это было негативно связано с ценностями сохранения и власти.Приятность была положительно связана с социальностью и ценностями самотрансценденции, соответствием и традициями. Доброжелательность была отрицательно связана с невзгодами и обманом, а также с ценностями открытости к изменениям и ценностями самосовершенствования. Добросовестность была положительно связана с долгом и общением, достижениями, а также безопасностью и соответствием. Это было негативно связано с невзгодами, негативом и обманом, а также с универсализмом и стимуляцией. Невротизм был положительно связан с негативом и традициями, а отрицательно — с позитивом и достижениями.

Основываясь на этих и других выводах, а также на теоретических соображениях (т. Е. На замкнутой структуре ценностной модели), мы делаем несколько конкретных предположений о связи между ценностями и характеристиками ситуации.

Долг

Мы полагаем, что соответствие, традиции, безопасность, а также достижения положительно связаны с Долгом. На концептуальном уровне кажется правдоподобным, что конформность особенно тесно связана с долгом. Соответствие влечет за собой стремление соблюдать правила и избегать нарушения социальных норм.Таким образом, мы предполагаем, что люди, которые ценят подчинение, с большей вероятностью попадут в ситуации, связанные с высокими обязанностями. Кроме того, достижения, а не власть, должны иметь прямое отношение к долгу. Испытание долга относится, например, к ориентированному на задачу мышлению и сосредоточению внимания на незначительных деталях, что на концептуальном уровне кажется более близким к оценке достижений (то есть демонстрации компетентности, амбициозности) по сравнению с властью (то есть авторитетом, социальным престижем). Есть разные способы реализовать ценности достижений, и внимание к деталям или тщательная работа могут быть одним из способов продемонстрировать компетентность.Более того, исследования показали, что люди, которые ценят достижения, готовы учиться поздно вечером, хотя они уже хорошо подготовлены к экзамену. Такое поведение также может быть частью чувства долга к учебе.

Интеллект

Подобно открытости личностных качеств, мы предполагаем, что универсализм, а также стимуляция и самостоятельность положительно связаны с интеллектом. На концептуальном уровне стимуляция и самоуправление кажутся более подходящими для интеллектуального измерения, т.е.е. люди могут активно искать ситуации, которые стимулируют и требуют творческого и независимого мышления (т. е. поиск интеллектуальной стимуляции). Поведение, которое было связано с саморегулированием и стимулированием, среди прочего, выходит из рутины, чтобы выполнить какую-либо стимулирующую задачу или активно искать информацию для формирования мнения о текущих новостных темах. Оба поведения могут на концептуальном уровне быть связаны с ситуациями с высоким интеллектом.

Исследование, проведенное Сагивом и Шварцем (2004), показало, что природоохранные ценности связаны с традиционным карьерным ростом, а ценности открытости к изменениям связаны с занятиями артистическими и исследовательскими профессиями.Кроме того, природоохранные ценности отрицательно ассоциировались с убеждениями сотрудников и их склонностью к творчеству на работе, в то время как противоположная модель возникла в отношении ценностей открытости к изменениям (Dollinger et al., 2007; Kasof et al., 2007).

Подфасеткой ценности универсализма является широкий кругозор, который содержит веру в то, что другие должны иметь возможность свободно выражать свои идеи и взгляды (Hunt and Miller, 1968). Эта идея также содержится в пункте для интеллекта «Ситуация дает возможность выразить необычные идеи или точки зрения» (Rauthmann et al., 2014). Кроме того, эти три значения являются дополнительными значениями и, как таковые, должны относиться к аналогичным внешним конструкциям.

Бедствия и обман

Мы предполагаем, что сила, достижения и стимулирование положительно связаны с опытом невзгод и обмана. Люди, которые придают большое значение проявлению компетентности, контролю над другими или поиску стимулов, должны с большей вероятностью искать конкурентные или рискованные ситуации, т. Е. Ситуации с высокой степенью невзгод.В соответствии с предложенными допущениями модели циркумплексных ценностей и выводами, упомянутыми выше, сохранение, а также самопревосхождение должны быть отрицательно связаны с невзгодами и обманом.

Спаривание

Спаривание кажется в большей степени основным эволюционным мотивом, и поэтому мы не предполагаем, что оно связано с какой-либо конкретной ценностью.

Положительные и отрицательные

Мы не предполагаем, что какая-либо конкретная ценность связана с позитивом или негативом. Эти характеристики ситуаций фокусируют более эмоциональные аспекты ситуаций, чем, например, долг.Принимая во внимание это аффективное восприятие, мы предполагаем, что они больше основаны на соответствии личных ценностей и возможностей в конкретной ситуации. Это означает, что если ситуация соответствует ценностям человека, то ситуация должна восприниматься как имеющая потенциал для получения приятного опыта. Напротив, если в ситуации есть несоответствие между личными ценностями и возможностями, люди должны воспринимать ситуацию как содержащую больше потенциала для негативных чувств (Biber et al., 2008). Кроме того, негативность в первую очередь коррелировала с невротизмом (Rauthmann et al., 2014), что, в свою очередь, лишь незначительно связано с какими-либо ценностями (Roccas et al., 2002).

Социальность

Стимуляция и самоуправление должны быть положительно связаны с социальностью. Что касается содержания, социальность особенно связана с экстраверсией черт (Rauthmann et al., 2014), которая, в свою очередь, неизменно связана с ценностями открытости к изменениям (Roccas et al., 2002; Fischer and Boer, 2015; Parks- Leduc et al., 2015).

Кроме того, мы предполагаем, что обнаруживаем примерно такую ​​же изменчивость в жизненном опыте, что и в предыдущих исследованиях (т.е., 70%; Шерман и др., 2015). Чтобы проверить наши предположения, мы провели исследование с использованием метода реконструкции дня (DRM), чтобы изучить отношения между ценностями и характеристиками ситуаций в повседневной жизни.

Материалы и методы

Участники и процедура

Исследование состоит из двух выборок. Первая выборка состояла из 154 американских участников (87 женщин, M , возраст = 36,1 года), набранных через Amazon Mechanical Turk. За участие участники получили 3 доллара.Вторая выборка состояла из 84 немецких студентов бакалавриата (52 женщины, M , возраст = 22,9 года), которые были приняты на работу в Ульмский университет и получили 2 евро (примерно 2,50 доллара США) в качестве компенсации. В целом, мы проанализировали данные 238 участников (139 женщин, M возраст = 29,5 лет), чтобы исследовать связь между основными человеческими ценностями и характеристиками ситуаций в повседневной жизни. Данные были собраны онлайн с использованием программного обеспечения Unipark для проведения опросов. Сначала участники ответили на несколько анкет, включая основные человеческие ценности и субъективное благополучие, а затем их попросили вспомнить свою деятельность и контакты в последний рабочий день.На последнем этапе они ответили на структурированные вопросы о деятельности в последний рабочий день. Американская выборка получила английские версии анкет, а немецкая — немецкая. Сбор данных был частью более крупного проекта; поэтому мы сообщаем только о мерах, относящихся к этой статье.

Инструменты

Основные человеческие ценности

Важность, которую участники приписывали каждой из 10 ценностей как руководящих принципов в своей жизни, была измерена с помощью анкеты портретных ценностей (PVQ; Schwartz et al., 2001). В Образце 1 использовалась короткая версия с 21 элементом (Schwartz et al., 2001), а в Образце 2 — длинная версия с 57 элементами (Schwartz et al., 2012). Каждый элемент состоит из описания человека («портрет»), и респонденты оценивают, насколько похожими они считают себя на изображенного целевого человека по шкале от ( 1) очень отличается от до (7) очень похоже (в выборке 2 шкала варьировалась от ( 1) очень непохожий до (6) очень похожий ). Пример для самостоятельного руководства гласит: «Ему важно придумывать новые идеи и проявлять творческий подход.Ему нравится делать все по-своему ». В образце 1 альфа-надежность индексов PVQ варьировалась от альфа Кронбаха = 0,43 (традиция) до 0,77 (стимуляция). Учитывая, что шкала PVQ-21 состояла только из двух пунктов на шкалу (3 пункта для универсальности), внутренняя согласованность удовлетворительна. В примере 2 альфа-надежность индексов PVQ варьировалась от альфа Кронбаха = 0,57 (гедонизм) до 0,87 (доброжелательность). Для представленного статистического анализа мы вычислили баллы ипсативной ценности в соответствии с рекомендациями Шварца (1992).Ипсативные оценки представляют собой относительную важность одного значения по сравнению с другими значениями, а не абсолютную важность.

Метод дневной реконструкции

Исходный DRM-материал (Kahneman et al., 2004) состоит из трех подмножеств; В нашем исследовании мы использовали исходный набор Set 2 и исправленную форму Set 1 и Set 3 . Сначала участникам был представлен PVQ (т. Е. набор 1 ). Затем, в наборе 2 участникам было предложено заполнить дневник, указав свой последний рабочий день.Обычно последний рабочий день также был накануне, однако некоторые работники MTurk участвовали в понедельник, поэтому мы специально проинструктировали их подумать о своем последнем рабочем дне. Участников попросили записать свой день, разбив его на хронологические эпизоды. Как и в оригинальных инструкциях по DRM, мы инструктировали людей думать о своем дне, как если бы они смотрели фильм, и поэтому каждая «сцена фильма» могла быть эпизодом. Участникам сказали, что не существует заранее определенного кадра того, что составляет эпизод, скорее, начало и конец эпизода могут быть связаны с изменением местоположения, сменой партнеров по взаимодействию или изменением действий.После прочтения инструкций участникам было предложено не более 30 открытых текстовых заданий (10 — утром, 10 — в полдень, 10 — вечером). Невозможно было ввести записи вечерних эпизодов перед записями утренних эпизодов, чтобы участники рассказывали о них в хронологическом порядке. Для каждой серии участники указывают продолжительность и делают личные записи. Им сообщили, что записи являются полностью конфиденциальными и что исследователи не будут читать и анализировать их личные записи.Примечания были представлены им только в Set 3 для поддержки процесса отзыва. Наконец, в наборе 3 участники ответили на структурированные вопросы по каждому эпизоду. Для каждого эпизода они выбрали то, что они делали (14 категорий, например, поездки на работу) и с кем они контактировали (7 категорий, например, супруг), были возможны множественные ответы. Кроме того, участники сообщали о своем воздействии во время каждого эпизода и о характеристиках ситуации в каждом эпизоде. Наконец, участники оценили свой день в целом по шкале от (1) ужасно до (9) замечательно .Всего 238 участников сообщили о 2936 эпизодах (образец 1: 1899, образец 2: 1037). Это в среднем 12 отчетов на участника.

8 АЛМАЗОВ

В образце 1 характеристики ситуации были измерены с помощью S-8 (Rauthmann and Sherman, 2016). S-8 улавливает 8 АЛМАЗОВ по одному предмету на каждое измерение. В образце «Обязанности» написано: «Нужно ли выполнить работу?» Участников попросили оценить, насколько характерны предметы для ситуации, о которой они только что сообщили, по 7-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от (1) крайне нехарактерно до (7) чрезвычайно характерно этой ситуации .В образце 2 мы использовали инвентарь RSQ-32 (Rauthmann et al., 2014), который включает четыре элемента в каждом измерении. Ответы давались по 9-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от (1) крайне нехарактерно до (9) чрезвычайно характерно для данной ситуации .

Результаты

В обеих выборках и в соответствии с предыдущими выводами (Schwartz and Bardi, 2001) доброжелательность и самостоятельность были ценностями, приписываемыми наиболее важными; традиции и власть были наименее важными ценностями.Кроме того, в обоих образцах средний опыт ситуации также был очень похож. В течение дня чаще всего встречались положительные ситуации, за которыми следовали ситуации, связанные с обязанностями и общением, в то время как ситуации с высоким уровнем невзгод и обмана были относительно редки. Эти результаты согласуются с предыдущими выводами о 8 АЛМАЗах с использованием ESM (Rauthmann et al., 2014; Sherman et al., 2015) и показывают, что люди в среднем могли успешно восстанавливать свои воспоминания.Описательные данные представлены в таблице 1.

ТАБЛИЦА 1. Среднее значение, стандартное отклонение и дисперсия, наблюдаемые для 8 АЛМАЗОВ.

Предварительный анализ

Чтобы получить первое представление о связи между ценностями и характеристиками ситуаций в повседневной жизни, мы провели корреляции Пирсона между ценностями и характеристиками ситуаций. Все корреляции отображены в таблицах 2, 3.

ТАБЛИЦА 2. Корреляции 10 типов значений.

ТАБЛИЦА 3. Корреляция 8 АЛМАЗОВ с 10 типами значений.

Отношения между значениями

В целом, в обеих выборках отношения соответствуют предположениям модели, то есть дополнительные значения связаны положительно, а противоположные значения — отрицательно коррелированы друг с другом. Однако были и необычные отношения. В примере 1 традиция не имела существенного отношения к безопасности. Также самоуправление было отрицательно связано с гедонизмом и существенно не связано со стимуляцией в образце 1.В образце 2 конформность была отрицательно связана с противоположными ценностями (т. Е. Самонаправлением и стимуляцией), однако не была существенно связана с дополнительными ценностями (т. Е. Традициями и безопасностью).

Связь между ценностями и характеристиками ситуации

В образце 1 универсализм, как и доброжелательность, были значительно отрицательно связаны с невзгодами, негативом и обманом. Универсализм также имел незначительное отрицательное отношение к спариванию, в то время как доброжелательность отрицательно относилась к интеллекту и незначительно положительно относилась к социальности.Соответствие и традиции были положительно связаны с невзгодами и негативом. Конформность также была положительно связана с обманом, в то время как традиция отрицательно относилась к интеллекту и незначительно положительно относилась к совокуплению. Безопасность демонстрировала противоположную картину, то есть она была негативно связана со всеми характеристиками ситуации, за исключением позитивности и социальности (нет значимых отношений). Власть положительно связана с невзгодами, негативом и обманом. Достижение было только положительно связано с обманом.Никакой существенной связи между гедонизмом и каким-либо из 8 АЛМАЗОВ не выявлено. Стимуляция имела только положительное отношение к невзгодам. Самонаправленность отрицательно относилась ко всем АЛМАЗам, кроме долга и позитива (нет значимых отношений). В выборке 2 выявлено лишь несколько значимых ассоциаций. Доброжелательность отрицательно относилась к обману. Конформность отрицательно связана с невзгодами и совокуплением. Традиция положительно относилась ко всем БРИЛЛИАНТАМ, кроме интеллекта и позитива (нет значимых отношений).Власть была в значительной степени положительно связана с обманом. Гедонизм был значительно отрицательно связан с интеллектом. Не возникло никаких значимых отношений универсализма, безопасности, достижений, стимулирования и самоуправления. В общем, паттерн сильно различается между образцами. Возможные объяснения и последствия обсуждаются в общем обсуждении.

Основной анализ

В обеих выборках эпизоды были вложены внутри участников, поэтому во всех последующих анализах использовалось многоуровневое моделирование с участниками в качестве вложенных факторов.Во-первых, мы оценили модели безусловного среднего ячеек для каждой характеристики ситуации, чтобы проанализировать, насколько вариативность в опыте характеристик ситуации была между участниками по сравнению с участниками. Компоненты дисперсии, внутриклассовые корреляции (ICC), перехваты и количество наблюдений для каждого анализа показаны в таблице 4. Все характеристики ситуации отображены в значительной степени между дисперсией человека (образец 1: τ 00 , M = 1,24, SD = 0,26; образец 2: τ 00 , M = 1.04, SD = 0,18), но даже больше внутри человека (образец 1: σ, M = 2,58, SD = 1,9, образец 2 σ, M = 2,83, SD = 1,46). ICC варьировались от 0,14 до 0,85 ( M = 0,42) в образце 1 и от 0,14 до 0,51 в образце 2 ( M = 0,31). По сравнению с исследованиями с использованием ESM (Sherman et al., 2015) полученные ICC для невзгод, негатива и обмана сильно различались, указывая на то, что для этих характеристик ситуации различия в опыте в основном объяснялись индивидуальными различиями, а не различиями между описанными эпизодами.По всем остальным характеристикам ситуации наибольшая разница была вызвана различиями между эпизодами.

ТАБЛИЦА 4. Компоненты дисперсии, внутриклассовые корреляции (ICC), пересечения и количество наблюдений.

Затем мы использовали значения в качестве предикторов ситуации, оценивая регрессионные модели «средство как результат» (Cohen et al., 2003). Это означает, что мы спрогнозировали каждую оценку DIAMONDS со значением, которое предположительно будет связано. Наш аналитический подход основан на анализе Sherman et al.(2015). Результаты для каждой модели представлены в Таблице 5 (Образец 1) и Таблице 6 (Образец 2). Индексы соответствия для моделей также представлены в таблицах 5, 6. Предельное значение R (R м ) можно интерпретировать как соответствие модели только фиксированным эффектам, в то время как условное R (R c ) может можно интерпретировать как полное соответствие модели (Nakagawa and Schielzeth, 2013). Мы даем один подробный пример, то есть предсказание опыта интеллекта на основе значения доброжелательности в Образце 1.Фиксированный средний опытный перехват для интеллекта составил 2,65 со стандартным отклонением 1,08, что указывает на то, что, хотя опытный интеллект был в среднем довольно низким, наблюдались большие индивидуальные различия в уровне интеллекта с наклоном -0,20, который был статистически значимым. ( р ≤ 0,05). Это означает, что на каждое увеличение на один пункт важности, приписываемой доброжелательности, мы ожидаем снижения среднего уровня опытного интеллекта на 0,20.

ТАБЛИЦА 5. Модели регрессии «средство как результат» в выборке 1.

ТАБЛИЦА 6. Модели регрессии «средство как результат» в выборке 2.

Образец 1

Доброжелательность и самоуправление предсказывали значительное снижение опытного интеллекта, в то время как соответствие и традиции предсказывали значительное увеличение опытного интеллекта. Власть, конформизм, традиции и стимуляция предсказывали значительное увеличение пережитых невзгод, в то время как доброжелательность, универсализм, безопасность и самоуправление предсказывали значительное уменьшение пережитых невзгод.Достижение и соответствие предсказывали значительный рост пережитого обмана, в то время как самотрансцендентность, безопасность и самоуправление предсказывали значительное уменьшение пережитого обмана. Доброжелательность предсказывала значительный рост опытной социальности, в то время как самоуправление предсказывало значительное снижение опытной социальности. Контролируя возраст и пол, мы обнаружили, что пол является важным показателем долга, то есть женщины испытывают больше обязанностей. Возраст предсказал значительное уменьшение невзгод и обмана.

Образец 2

Власть и традиции предсказывали значительный рост пережитых невзгод. Самостоятельность предсказывала значительный рост позитивного опыта. Традиция предсказывала значительный рост числа пережитого обмана. Не было влияния возраста или пола.

Результаты, касающиеся взаимосвязи между ценностями и интеллектом, показывают обратную картину, чем предполагалось. Результаты для невзгод и обмана, по крайней мере частично, соответствуют нашим предположениям.В то время как связь между измерением самоулучшения-самопревосхождения была ясна и в основном соответствовала ожиданиям, связь между измерением открытости к изменению-сохранению была более неубедительной. А именно, не все значения, принадлежащие одному и тому же более высокому измерению, показали одно и то же отношение, что противоречит предполагаемой совместимости в циркумплексной модели. В целом картина результатов предполагает, что в обеих выборках индивидуальные различия в ценностях, по крайней мере, в некоторой степени связаны с различиями в повседневной жизни.Однако, к сожалению, результаты не повторились, и поэтому не было выявлено четкой закономерности. Возможные причины и последствия этих выводов дополнительно обсуждаются в разделе общего обсуждения.

Обсуждение

Исследование человеческих ценностей и их отношения к поведению было постоянной темой в психологии (Roccas and Sagiv, 2010). Предполагается, что ценности должны служить руководством в жизни людей (Schwartz, 1992), и поэтому кажется естественным, что они должны иметь прямое отношение к поведению людей.Однако на сегодняшний день связь между ценностями и фактическим поведением, то есть поведением, не сообщаемым самими людьми, является слабой или даже отсутствует (Fischer, 2017). Было несколько попыток объяснить это недостающее звено. Например, некоторые исследователи предположили, что для того, чтобы ценности влияли на поведение, их необходимо активировать (Maio, 2010; Sagiv et al., 2011). Другие исследователи утверждали, что ценности слишком абстрактны, чтобы фактически определять одно-единственное поведение, или даже это поведение не может быть отнесено к конкретной ценности, потому что могут быть разные представления о том, какое поведение на самом деле представляет ценность, в зависимости от социального или культурного происхождения (т.е., экземпляры значений; Hanel et al., 2017). Цель настоящей работы состояла в том, чтобы внести свой вклад в обсуждение связи между ценностями и поведением, предложив новый подход, т. Е. Измерение субъективных ситуационных переживаний, то есть ситуационных 8 АЛМАЗОВ, чтобы лучше понять ситуационные факторы, которые могут влиять на связь между ценностями и поведением. Несмотря на это, мы не исследовали какое-либо поведение, мы сначала обсудим настоящие результаты, ограничения исследований, а затем потенциальное значение связи между ценностями и поведением.

Во-первых, мы сообщили о взаимосвязи между ценностями и субъективным жизненным опытом. В целом картина корреляций между выборками была совершенно иной. Мы обнаружили много отношений в Образце 1, к сожалению, в Образце 2 было только несколько отношений. В то время как значения самотрансценденции были отрицательно связаны со всеми характеристиками негативной ситуации (например, обман, невзгоды и негативность) в Образце 1, в Образце 2 была только доброжелательность. отрицательно относится к обману. Власть в обоих образцах была связана с невзгодами и обманом, но четкой схемы достижения не выявлено.В образце 1 безопасность была сильно отрицательно связана почти со всеми характеристиками ситуации, в то время как традиция и соответствие показали только умеренные отношения и в противоположном направлении. Интересно, что конфликтная ценностная ориентация на себя также была негативно связана почти со всеми характеристиками ситуации. Из-за циркумплексной модели мы предположили, что противоположные значения будут демонстрировать противоположные отношения с одной и той же характеристикой, что приведет к синусоидальной кривой (Schwartz, 1992). Однако результаты могут указывать на то, что, возможно, конфликтующие ценности изменяют или формируют восприятие людей таким же образом.Как следствие, подобное восприятие может привести к разным эмоциональным и поведенческим результатам. Например, как оценка безопасности, так и самостоятельность были связаны с меньшим опытом ситуаций с высоким интеллектом. Ощущение того, что в ситуации низкий уровень интеллекта, может активизировать человека, обладающего высокой самооценкой, чтобы выйти из ситуации или вызвать негативные чувства и эмоции. Напротив, переживание ситуации с низким уровнем интеллекта может активизировать человека с высоким уровнем безопасности, чтобы оставаться в ситуации или вызвать положительные чувства.Однако противоречащие друг другу ценности доброжелательность и власть демонстрировали противоположные отношения с одинаковыми характеристиками ситуации. Следовательно, результаты не дают ни убедительных доказательств типичной синусоидальной кривой, ни идеи о том, что противоположные значения могут аналогичным образом изменить восприятие.

Интересно, что долг, позитив и социальность не показали сильной связи с ценностями. Одно из возможных объяснений может заключаться в том, что характеристики ситуации, запечатленные с помощью 8 АЛМАЗОВ, различаются по своей объективности.Результаты Rauthmann et al. (2014) показали, что невзгоды и обман имели самую низкую межэкспертную надежность. Это может указывать на то, что некоторые АЛМАЗЫ оставляют больше места для интерпретации, которая является субъективным опытом из-за индивидуальных различий, чем другие. В неоднозначной ситуации индивидуальные различия могут повлиять на восприятие потенциальных угроз больше, чем на восприятие задачи, которой нужно заняться. Однако в таком случае было бы удивительно, что позитивность не связана с ценностями, поскольку она также связана с более субъективным опытом.Были разработаны другие измерения, и в будущих исследованиях следует изучить, может ли использование других инструментов, которые фиксируют характеристики ситуации только с прилагательным, лучше подходить (обзор: Horstmann et al., 2017). В целом картина корреляций сильно различалась, и к ней следует относиться с осторожностью.

Рассматривая результаты, касающиеся ICC, они показывают, что индивидуальные различия особенно влияют на переживание негативно связанного ситуационного опыта, то есть большая часть различий в переживаемых невзгодах, обмане и негативности была вызвана индивидуальными факторами, а не конкретными ситуационными аспектами.Это может указывать на то, что ценности действительно выходят за рамки конкретных ситуаций повседневной жизни и представляют собой линзу , через которую люди видят и интерпретируют свое окружение. В образце 1 наши результаты показывают, что доброжелательность предсказывает менее неприятные и обманчивые ситуации в повседневной жизни, в то время как противоположный паттерн проявился в отношении силы в качестве предсказателя. К сожалению, этот образец не удалось воспроизвести в Образце 2.

С психологической точки зрения связь между субъективным ситуативным опытом и ценностями может быть более интересной, чем отношение к реальной деятельности или контактам.Результаты показывают, что ценности не обязательно используются для оценки конкретного действия или ситуации; скорее они могут относиться к склонности видеть ситуации определенным образом. Если это так, наши результаты можно использовать для прогнозирования того, как люди с разными ценностями будут сталкиваться с одинаковыми ситуациями, то есть ситуациями, которые стандартизированы. Например, при изучении кооперативного поведения исследователи часто полагаются на принятие решений в экономических играх, таких как дилемма заключенного или игра доверия (например,г., Камерер, 2011). Игры действительно имеют объективные различия (например, количество игроков, достоверность информации), однако, если значения действительно формируют восприятие ситуаций, включая эти стандартизированные сценарии, мы можем ожидать, что субъективный опыт разных игр будет более похож для одного человека по сравнению с переживания другого. Например, человек, оценивающий силу, может быть склонен воспринимать большинство экономических игр как обманчивые ситуации по сравнению с людьми, ценящими доброжелательность. Различия в жизненном опыте также могут служить посредником между ценностями и поведением.

Хотя, учитывая предыдущие исследования (Sherman et al., 2015), дисперсия из-за индивидуальных различий в наших выборках была намного выше. Одним из возможных объяснений могут быть методические различия между DRM и ESM. В то время как ESM использует мгновенную оценку для фиксации кратких событий, DRM использует технику памяти, чтобы вспомнить все события обычного дня. Даже в этом случае, из-за того, что искажения воспоминаний и искажения памяти уменьшены, их нельзя полностью исключить. Некоторые исследования показывают, что в целом негативные события легче вспомнить (Porter et al., 2010), и что воспоминания также связаны с личностными чертами (Martin et al., 1983). Более того, использование ESM может привести к переоценке краткосрочных событий и искажений из-за систематической ошибки выборки (Kahneman et al., 2004). Подумайте о ситуации с преподаванием в классе: участники ESM могут никогда не сообщить об этом эпизоде, поскольку они, вероятно, не прекратят обучение, чтобы заполнить анкету. Участники, использующие DRM, вероятно, сообщат об этом эпизоде ​​как часть дня. Эти методические различия дают некоторое объяснение различий между нашими результатами и предыдущими результатами (Sherman et al., 2015). У обоих методов есть свои сильные стороны, и в зависимости от исследовательского вопроса один или другой может быть более полезным.

Еще один момент, заслуживающий обсуждения, это то, что ценности, принадлежащие к одному и тому же высшему измерению, не всегда одинаково связаны с ситуационным опытом. Хотя это может показаться удивительным, следует иметь в виду, что даже если ценности совместимы и принадлежат к одному и тому же высшему измерению, они все же представляют различные мотивационные цели. Сила и достижения являются ценностями самосовершенствования, но только сила связана с переживанием невзгод, т.е.е., угрозы и конфликт. В целом люди предполагают, что у других мотивация такая же, как у них самих (Ockenfels and Raub, 2010). Таким образом, одним из объяснений может быть то, что люди, которые ценят власть, часто (бессознательно) предполагают, что другие хотят бросить вызов их доминирующей роли, что, в свою очередь, приводит к предполагаемой угрозе.

Кроме того, некоторые ценности, которые считаются совместимыми (например, безопасность, традиции и соответствие), показали отношения к 8 АЛМАЗам в противоположном направлении. Полученные данные противоречат предположению о модели циркумплексной стоимости.Выбор ситуаций в повседневной жизни может быть объяснением противоречивых результатов. В частности, безопасность часто проявлялась иначе, чем соответствие и традиции. Безопасность относится к оценке статус-кво и безопасного окружения; поэтому кажется правдоподобным, что люди, ценящие безопасность, сталкивались с менее негативными и неприятными ситуациями. Попадание в ситуации, которые могут повлечь за собой угрозы, противоречит их основной мотивационной цели. С другой стороны, ценить конформизм и традиции подразумевает подчинение социально навязанным ожиданиям.Таким образом, люди могут оказаться в неприятных ситуациях, однако из-за социальных ожиданий остаются в этой ситуации. Прошлые исследования уже показали, что индивидуальные различия (то есть личностные черты и личные ценности) связаны с проявлением объективных жизненных событий (Magnus et al., 1993; Paunonen, 2003; Sortheix et al., 2013). Следовательно, более вероятно, что индивидуальные различия могут также отражать склонность испытывать определенные характеристики ситуаций, но не определять их.

Вопреки нашей гипотезе, никакая ценность не коррелировала или предсказывала опыт долга. Более того, дополнительный анализ показал, что в выборке 1 пол, а не возраст, предсказывал опыт работы, то есть женщины сообщали о большем количестве ситуаций с высокой долей ответственности, чем мужчины. Рассматривая выборку, может случиться так, что с определенными жизненными событиями (например, работа полный рабочий день, рождение детей) большее количество ситуаций, связанных с высокими обязанностями, становится частью повседневной жизни. Другое объяснение может заключаться в том, что все наши участники указали рабочий день, который может определяться ситуациями или задачами, которые нельзя активно выбрать.Возможно, ценит отношение к долгу, но также и к другим характеристикам ситуации, которые могут быть усилены или даже противоречить нашим результатам в выходные дни, то есть во время, когда люди могут активно определять свой день. Вопреки нашим предположениям, мы также обнаружили, что самоуправление отрицательно, а традиция положительно связана с опытным интеллектом. Опять же, мы полагаем, что картина может измениться в течение выходных. Люди, ценящие самостоятельность, могут не проявлять интеллекта в повседневной рутине, в то время как люди, ценящие традиции, могут даже воспринимать повседневную жизнь как стимулирующую и интеллектуальную.Наши предположения были в основном основаны на теоретической идее о том, что люди сознательно или бессознательно ищут ситуации, которые соответствуют их ценностям. Исследования в контексте работы подтверждают эту идею, показывая, что ценности влияют, среди прочего, на выбор карьеры (Сагив и Шварц, 2004). Однако мы не обнаружили, что, например, люди, ценящие стимуляцию, также сталкиваются с более стимулирующими ситуациями. Представляется целесообразным изучить связь между ценностями и выбором ситуации в течение нескольких дней в будущих исследованиях.

Ограничения

Как упоминалось выше, участники могут сознательно или бессознательно искать различные ситуации, например, ситуации, которые позволяют им достичь своих целей или действовать в соответствии с их целями. Выбор ситуации (Rauthmann et al., 2014) подразумевает, что люди действительно переживают разные ситуации. К сожалению, наши данные не позволяют делать какие-либо выводы об активном выборе ситуации. Участники только сообщали, с какими ситуациями они сталкиваются, но мы не знаем, действительно ли они попали в эту ситуацию.Кроме того, наши данные не позволяют сделать какие-либо выводы о том, как люди на самом деле воспринимают идентичную ситуацию, то есть стандартизированную ситуацию, в которой присутствуют одни и те же сигналы. Одно из основных ограничений состоит в том, что мы не можем делать никаких выводов о выборе ситуации и ее построении в повседневной жизни.

Кроме того, у нас нет данных о поведении в повседневной жизни. Однако мы считаем, что наши данные предоставляют некоторые первоначальные доказательства и могут вдохновить на дальнейшие исследования. Например, можно легко расширить DRM, чтобы фиксировать самооценку поведения, но также можно было бы добавить некоторые элементы, чтобы спросить об активном выборе ситуации.Кроме того, сравнение оценок in situ и ex situ описаний ситуаций, приведенных в DRM, может дать некоторую подсказку о связи между значениями и конструированием ситуации.

Однако, учитывая недавние проблемы, связанные с воспроизводимостью психологических результатов, основным ограничением является то, что мы не могли воспроизвести наши результаты во второй выборке. Мы выбрали наши образцы из теоретических и практических соображений (т.е. из-за наличия студенческой выборки).На теоретическом уровне, чтобы исследовать, как ценности соотносятся с ситуацией в повседневной жизни, казалось полезным иметь выборки, которые различаются по нескольким аспектам (например, национальность, профессия и возраст), чтобы потенциально получить более обобщенные выводы. Одна из причин может заключаться в том, что не только выборки различались по своим демографическим характеристикам, но также мы использовали разные инструменты для измерения значений и характеристик ситуации в обеих выборках. Возможно, результаты были бы более похожими, если бы исследования не различались по всем трем аспектам.Мы выбрали наши образцы из теоретических и практических соображений (т.е. из-за наличия студенческой выборки). На теоретическом уровне, чтобы исследовать, как ценности соотносятся с ситуацией в повседневной жизни, казалось полезным иметь выборки, которые различаются по нескольким аспектам (например, национальности, профессии и возрасту). Даже в этом случае, если существует реальный эффект и инструменты действительны, различия в результатах между образцами не должны быть столь заметными. Кроме того, оба образца довольно малы, что, вероятно, влечет за собой низкую мощность, и, таким образом, чтобы найти эффект, потребуется большой эффект.Учитывая очень широкую концептуальную концепцию как ценностей, так и характеристик ситуации, кажется более реалистичным предположить небольшой эффект. Кроме того, мы провели несколько тестов, которые — без исправлений — могут привести к увеличению альфа-ошибки. Таким образом, к настоящим результатам следует относиться с осторожностью и рассматривать их как некоторое первоначальное свидетельство, указывающее на то, что ценности связаны с субъективным опытом ситуации. Чтобы сделать какие-либо убедительные или надежные утверждения, необходимо провести много дополнительных исследований.

Последствия для связи «ценность-поведение»

Предыдущие исследования показали, что индивидуальные различия в восприятии ситуации также переходят в различия в поведении (Rauthmann et al., 2014). Однако, поскольку у нас нет реальных поведенческих данных в нашем исследовании, мы не можем подтвердить это предположение для наших данных. В будущем, чтобы лучше понять и, возможно, преодолеть разрыв между ценностями и поведением, возможно, стоит изучить взаимосвязь между последовательным поведением и выбором ситуации.Выбор ситуации может иметь те же эффекты, что и активация значения, на поведение согласованного значения. Люди, сознательно или бессознательно ставящие себя в конкурентные ситуации, могут активировать ценности самосовершенствования. В то же время ценности самосовершенствования могут стать более важными, потому что люди хотят выглядеть последовательными и, следовательно, делать выводы из своего поведения о своих ценностях (Fischer, 2017).

Более того, новые таксономии для измерения восприятия ситуации могут также использоваться для изучения отношений между ценностями и поведением в стандартизированной данной ситуации, то есть в объективно идентичной ситуации.Есть несколько возможностей, с помощью которых в идентичной ситуации опытная характеристика ситуации может опосредовать отношения между ценностями и поведением. Например, различия в поведении могут возникать из-за различий в опыте одних и тех же характеристик. В ситуации социальной дилеммы субъективный опыт обмана может повлиять на готовность вести себя просоциальным образом. Однако также возможно, что люди ведут себя одинаково из-за разной ситуации.В условиях социальной дилеммы некоторые люди могут действовать просоциально, потому что они не испытывают особых трудностей и поэтому не боятся быть эксплуатируемыми. Другие могут действовать просоциально, потому что они испытывают высокий долг и поэтому считают, что их задача — внести свой вклад. Мотивация, включающая в себя ценности, относится к решениям (сознательным или бессознательным), которые касаются того, как, когда и почему люди проявляют поведение (Пиндер, 1998). В целом, мы считаем, что сосредоточение большего внимания на субъективном жизненном опыте, обусловленном ценностями, может дать новое понимание того, когда и зачем направлять усилия на задачу или действие.

Заключение

С 2014 года было опубликовано пять различных инструментов для определения характеристик ситуации (Horstmann et al., 2017). Это развитие показывает, что в настоящее время субъективный ситуационный опыт является постоянно развивающейся областью и дает новые возможности для понимания поведения людей. Мы считаем, что стоит изучить и понять точные аспекты ситуаций, которые могут активировать или препятствовать последовательному поведению.

В заключение, мы считаем, что характеристики ситуации являются полезным инструментом для понимания и измерения внешних факторов, которые влияют на связь между ценностями и поведением.Наша работа предоставляет некоторые первоначальные свидетельства того, что поведение является функцией ситуации и человека, и, следовательно, для того, чтобы сократить разрыв между ценностями и поведением, необходимо лучшее понимание этого взаимодействия. Следовательно, чтобы понять, почему люди действуют или не действуют в соответствии со своими ценностями, нам сначала необходимо лучше понять ситуацию, в которой они находятся.

Заявление об этике

Исследование было проведено в полном соответствии с Этическими рекомендациями Немецкой ассоциации психологов (DGP) и Американской психологической ассоциации (APA).Никакая личная информация не оценивалась; участники остались полностью и не были идентифицированы ни в каком отношении в процессе исследования. Более того, к моменту получения данных в июле 2016 года ни в Ульмском университете, ни в большинстве других немецких университетов не было принято добиваться одобрения этических норм для простых, неинвазивных полевых исследований.

Авторские взносы

RK и JK придумали представленную идею и провели эксперимент. РК произвел расчеты. JK проверил аналитические методы.РК написал рукопись при поддержке JK.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Stefan Pfattheicher за комментарии, которые значительно улучшили рукопись.

Список литературы

Бенет-Мартинес, В., Доннеллан, М. Б., Флисон, В., Фрейли, Р.К., Гослинг Д., Линг Л. А. и др. (2015). «Шесть видений будущего психологии личности», в справочнике по личностным процессам и индивидуальным различиям , ред. М. Л. Купер и Р. Дж. Ларсен (Вашингтон, округ Колумбия: APA Press).

Google Scholar

Бибер П., Хупфельд Дж. И Мейер Л. Л. (2008). Личные ценности и модели отношений. Eur. J. Pers. 22, 609–628. DOI: 10.1002 / per.693

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брюэр, М.Б. и Крамер Р. М. (1986). Поведение выбора в социальных дилеммах: эффекты социальной идентичности, размера группы и формирования решений. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 543–549. DOI: 10.1037 / 0022-3514.50.3.543

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, Н. А., Ратманн, Дж. Ф. (2016). Ситуационные характеристики ранжированы по возрасту: модели среднего уровня ситуационных восьми бриллиантов на протяжении всей жизни. Soc. Psychol. Чел. Sci. 7, 667–679. DOI: 10.1177 / 1948550616652207

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камерер, К.Ф. (2011). Поведенческая теория игры: эксперименты в стратегическом взаимодействии. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Коэн, Дж., Коэн, П., Уэст, С. Г., и Эйкен, Л. С. (2003). Прикладной множественный регрессионный / корреляционный анализ для поведенческих наук , 3-е изд. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Google Scholar

Крик Н. Р. и Додж К. А. (1994). Обзор и переформулирование механизмов обработки социальной информации в социальной адаптации детей. Psychol. Бык. 115, 74–101. DOI: 10.1037 / 0033-2909.115.1.74

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Кремер Д. и Леонарделли Г. Дж. (2003). Сотрудничество в решении социальных дилемм и необходимость принадлежать: сдерживающий эффект размера группы. Group Dyn. 7, 168–174. DOI: 10.1037 / 1089-2699.7.2.168

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Доллингер, С. Дж., Берк, П. А., Гамп, Н. У. (2007). Творчество и ценности. Creat. Res. J. 19, 91–103. DOI: 10.1080 / 10400410701395028

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фишер Р. (2017). «От ценностей к поведению и от поведения к ценностям», в Values ​​and Behavior , ред. С. Роккас и Л. Сагив (Берлин: Springer), 175–190.

Google Scholar

Гийом Э., Барански Э., Тодд Э., Бастиан Б., Бронин И., Иванова К. и др. (2016). Мир в 7:00: сравнение ситуаций в 20 странах. J. Pers. 84, 493–509. DOI: 10.1111 / jopy.12176

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ханель П. Х., Вионе К. К., Хан У. и Майо Г. Р. (2017). «Реализации значений: недостающее звено между ценностями и поведением?» В Values ​​and Behavior , ред. С. Роккас и Л. Сагив (Берлин: Springer), 175–190.

Google Scholar

Хоган Р. (2009). Много шума из ничего: дискуссия между человеком и ситуацией. J. Res.Чел. 43, 249. DOI: 10.1016 / j.jrp.2009.01.022

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хорстманн, К. Т., Ратманн, Дж. Ф., и Шерман, Р. А. (2017). «Измерение ситуационных влияний», в The SAGE Handbook of Personality and Individual Differences , ред. В. Зиглер-Хилл и Т. К. Шакелфорд (Thousand Oaks, CA: Sage).

Google Scholar

Хант, М. Ф. младший, и Миллер, Г. Р. (1968). Открытость и ограниченность, коммуникативное поведение, противоречащее убеждениям, и терпимость к когнитивной непоследовательности. J. Pers. Soc. Psychol. 8, 35–37. DOI: 10,1037 / h0021238

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Канеман Д., Крюгер А. Б., Шкаде Д. А., Шварц Н. и Стоун А. А. (2004). Метод опроса для характеристики повседневного жизненного опыта: метод реконструкции дня. Наука 306, 1776–1780. DOI: 10.1126 / science.1103572

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kasof, J., Chen, C., Himsel, A., и Гринбергер, Э. (2007). Ценности и творчество. Creat. Res. J. 19, 105–122. DOI: 10.1080 / 10400410701397164

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келли, Г. (2003). Психология личностных построений. Том второй: Клиническая диагностика и психотерапия. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Коцян Г. З., Авсек А. (2017). Привнесение психологии ситуаций в исследование потока: характеристики личности и ситуации как предикторы потока. Psychol. Вершина. 26, 195–210.

Google Scholar

Левин, К. (1939). Теория поля и эксперимент в социальной психологии: концепции и методы. Am. J. Sociol. 44, 868–896. DOI: 10.1086 / 218177

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Магнус, К., Динер, Э., Фуджита, Ф., и Павот, В. (1993). Экстраверсия и невротизм как предикторы объективных жизненных событий: продольный анализ. J. Pers. Soc. Psychol. 65, 1046.DOI: 10.1037 / 0022-3514.65.5.1046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майо, Г. Р. (2010). Ментальные представления о социальных ценностях. Adv. Exp. Soc. Psychol. 42, 1–43. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (10) 42001-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартин М., Уорд Дж. К. и Кларк Д. М. (1983). Невротизм и отзыв положительной и отрицательной информации о личности. Behav. Res. Ther. 21, 495–503. DOI: 10.1016 / 0005-7967 (83)

  • -4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Накагава, С., Шильцет, Х. (2013). Общий и простой метод получения R2 из обобщенных линейных моделей смешанных эффектов. Methods Ecol. Evol. 4, 133–142. DOI: 10.1111 / j.2041-210x.2012.00261.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Окенфельс А. и Рауб В. (2010). Рационально и честно. Kölner Zeitschrift Soziologie Sozialpsychologie 50, 119–136.

    Google Scholar

    Пиндер, К. С. (1998). Мотивация в трудовых организациях. Вашингтон, округ Колумбия: Брукс.

    Google Scholar

    Портер, С., Беллхаус, С., Макдугалл, А., тен Бринке, Л., и Уилсон, К. (2010). Перспективное исследование уязвимости памяти о положительных и отрицательных эмоциональных сценах к воздействию дезинформации. банка. J. Behav. Sci. 42, 55–61. DOI: 10.1037 / a0016652

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Раутманн, Дж.F., Gallardo-Pujol, D., Guillaume, E.M., Todd, E., Nave, C.S., Sherman, R.A., et al. (2014). Ситуационные восемь ромбов: систематика основных измерений характеристик ситуации. J. Pers. Soc. Psychol. 107, 677–718. DOI: 10.1037 / a0037250

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Раутманн, Дж. Ф., и Шерман, Р. А. (2016). Ультракороткие меры для ситуативных восьми алмазных областей. Eur. J. Psychol. Оценивать. 32, 165–174.DOI: 10.1027 / 1015-5759 / a000245

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Раутманн, Дж. Ф., Шерман, Р. А., и Фундер, Д. К. (2015a). Принципы исследования ситуаций: к лучшему пониманию психологических ситуаций. Eur. J. Pers. 29, 363–381.

    Google Scholar

    Раутманн, Дж. Ф., Шерман, Р. А., Нейв, К. С. и Фундер, Д. К. (2015b). Личностный опыт, контакт и толкование ситуаций: как личностные особенности людей предсказывают характеристики их ситуаций в повседневной жизни. J. Res. Чел. 55, 98–111.

    Google Scholar

    Роккас, С., Сагив, Л. (2010). Личные ценности и поведение: с учетом культурного контекста. Soc. Чел. Psychol. Компас 4, 30–41. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2009.00234.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Роккас, С., Сагив, Л., Шварц, С. Х., и Кнафо, А. (2002). Большая пятерка личностных факторов и личных ценностей. чел. Soc. Psychol. Бык. 28, 789–801.DOI: 10.1177 / 0146167202289008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рокич, М. (1973). Природа человеческих ценностей. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google Scholar

    Сагив, Л., и Шварц, С. Х. (2004). Ценности, интеллект и поведение клиентов в профориентации: полевое исследование. Eur. J. Psychol. Educ. 19, 237–254. DOI: 10.1007 / BF03173222

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сагив Л., Свердлик Н., и Шварц, Н. (2011). Соревноваться или сотрудничать? Eur. J. Soc. Psychol. 41, 64–77.

    Google Scholar

    Шварц, С. Х. (1992). Универсалии в содержании и структуре ценностей: теоретические достижения и эмпирические тесты в 20 странах мира. Adv. Exp. Soc. Psychol. 25, 1–65. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60281-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шварц, С. Х., и Барди, А. (2001). Иерархия ценностей в разных культурах: с точки зрения сходства. J. Cross Cultur. Psychol. 32, 268–290. DOI: 10.1177 / 0022022101032003002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Schwartz, S.H., Cieciuch, J., Vecchione, M., Davidov, E., Fischer, R., Beierlein, C., et al. (2012). Уточнение теории основных индивидуальных ценностей. J. Pers. Soc. Psychol. 103, 663. DOI: 10.1037 / a0029393

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шварц, С. Х., Мелех, Г., Леманн, А., Берджесс, С., Харрис, М., и Оуэнс, В. (2001). Расширение межкультурной валидности теории основных человеческих ценностей с помощью другого метода измерения. J. Cross Cultur. Psychol. 32, 519–542. DOI: 10.1177 / 0022022101032005001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шварц, С. Х., Рубель, Т. (2005). Половые различия в ценностных приоритетах: кросс-культурные и мультиметодические исследования. J. Pers. Soc. Psychol. 89, 1010–1028. DOI: 10.1037 / 0022-3514.89.6.1010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шерман Р.А., Нейв, С.С., Фандер, Д.С. (2013). Ситуационная конструкция связана с личностью и полом. J. Res. Чел. 47, 1–14. DOI: 10.1016 / j.jrp.2012.10.008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шерман Р. А., Ратманн Дж. Ф., Браун Н. А., Серфасс Д. Г. и Джонс А. Б. (2015). Независимое влияние личности и ситуаций на выражения поведения и эмоций в реальном времени. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 872–888. DOI: 10.1037 / pspp0000036

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сортеикс, Ф.М., Олакиви А., Хелькама К. (2013). Ценности, жизненные события и здоровье: исследование в финском сельском сообществе. J. Commun. Appl. Soc. Psychol. 23, 331–346. DOI: 10.1002 / casp.2125

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тазелаар, М. Дж., Ван Ланге, П. А., и Оуверкерк, Дж. У. (2004). Как справиться с «шумом» в социальных дилеммах: преимущества общения. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 845–859. DOI: 10.1037 / 0022-3514.87.6.845

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тодд, Э.и Фундер Д. К. (2012). Личность соотносит уникальные восприятия короткометражных киноситуаций. в документе , представленном на ежегодном собрании Общества психологии личности и социальной психологии , Сан-Диего, Калифорния.

    Google Scholar

    Тверски А. и Канеман Д. (1981). Формулирование решений и психология выбора. Наука 211, 453–458. DOI: 10.1126 / science.7455683

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Хек, Г.Л., Перуджини М., Капрара Г. В. и Фрегер Дж. (1994). Большая пятерка как тенденции в ситуациях. чел. Индивидуальный. Отличаются. 16, 715–731. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (94)

    -5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Verplanken, B., и Holland, R. W. (2002). Мотивированное принятие решений: влияние активации и самоцентрированности ценностей на выбор и поведение. J. чел. соц. психол. 82, 434–447. DOI: 10.1037 / 0022-3514.82.3.434

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вагерман, С.А. и Фундер Д. К. (2009). «Психология личности в ситуациях», в Кембриджский справочник по психологии личности , ред. П. Дж. Корр и Г. Мэтьюз (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 27–42.

    Google Scholar

    Вит, А. П., и Керр, Н. Л. (2002). «Я против только нас против всех нас» категоризация и сотрудничество во вложенных социальных дилеммах. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 616–637. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.3.616

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    общественного мнения | Исследование, влияние, примеры и опрос

    Общественное мнение , совокупность индивидуальных взглядов, установок и убеждений по определенной теме, выраженных значительной частью сообщества.Некоторые ученые рассматривают совокупность как синтез взглядов всего или определенного сегмента общества; другие считают, что это собрание множества различных или противоположных взглядов. В 1918 году американский социолог Чарльз Хортон Кули подчеркивал общественное мнение как процесс взаимодействия и взаимного влияния, а не как состояние широкого согласия. Американский политолог В.О. Кей определил общественное мнение в 1961 году как «мнения частных лиц, которые правительства считают целесообразным прислушиваться».Последующие успехи в статистическом и демографическом анализе привели к 1990-м годам к пониманию общественного мнения как коллективного взгляда определенного населения, такого как конкретная демографическая или этническая группа.

    Влияние общественного мнения не ограничивается политикой и выборами. Это мощная сила во многих других сферах, таких как культура, мода, литература и искусство, потребительские расходы, маркетинг и связи с общественностью.

    Теоретические и практические концепции

    В своем одноименном трактате об общественном мнении, опубликованном в 1922 году, американский редактор Вальтер Липпманн квалифицировал свое наблюдение о том, что демократии склонны делать загадку из общественного мнения заявлением о том, что «были опытные организаторы общественного мнения. кто понимал тайну достаточно хорошо, чтобы создать большинство в день выборов.«Хотя реальность общественного мнения сейчас почти повсеместно признана, существует много различий в способах ее определения, что в значительной степени отражает различные точки зрения, с которых ученые подходили к этому вопросу. Противоположное понимание общественного мнения формировалось на протяжении веков, особенно когда новые методы измерения общественного мнения были применены к политике, коммерции, религии и социальной активности.

    Политологи и некоторые историки склонны подчеркивать роль общественного мнения в правительстве и политике, уделяя особое внимание его влиянию на развитие государственной политики.Действительно, некоторые политологи считали общественное мнение эквивалентом национальной воли. Однако в таком ограниченном смысле в любой момент времени может быть только одно общественное мнение по проблеме.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

    Социологи, напротив, обычно рассматривают общественное мнение как продукт социального взаимодействия и коммуникации. Согласно этой точке зрения, не может быть общественного мнения по вопросу, если представители общественности не общаются друг с другом.Даже если их индивидуальные мнения с самого начала весьма схожи, их убеждения не будут составлять общественное мнение до тех пор, пока они не будут переданы другим в той или иной форме, будь то по телевидению, радио, электронной почте, в социальных сетях, печатных СМИ, по телефону или по телефону. личный разговор. Социологи также указывают на возможность одновременного существования множества различных общественных мнений по данному вопросу. Хотя, например, одна группа мнений может доминировать или отражать политику правительства, это не исключает существования других организованных групп мнений по политическим вопросам.Социологический подход также признает важность общественного мнения в областях, которые имеют мало или не имеют ничего общего с правительством. Сама природа общественного мнения, по мнению американского исследователя Ирвинга Креспи, должна быть интерактивной, многомерной и постоянно меняющейся. Таким образом, причуды и мода являются подходящими предметами для изучения общественного мнения, как и отношение общества к знаменитостям или корпорациям.

    Почти все исследователи общественного мнения, независимо от того, как они могут его определять, согласны с тем, что для того, чтобы явление считалось общественным мнением, должны быть выполнены как минимум четыре условия: (1) должна быть проблема, ( 2) должно быть значительное количество людей, которые выражают мнения по вопросу, (3) по крайней мере, некоторые из этих мнений должны отражать какой-то консенсус, и (4) этот консенсус должен прямо или косвенно оказывать влияние.

    В отличие от ученых, те, кто стремится повлиять на общественное мнение, меньше озабочены теоретическими вопросами, чем практической проблемой формирования мнений определенной «общественности», такой как служащие, акционеры, соседские ассоциации или любая другая группа, чьи действия может повлиять на судьбу клиента или заинтересованного лица. Политики и публицисты, например, ищут способы повлиять на решения о голосовании и покупках соответственно — отсюда их желание определить любые отношения и мнения, которые могут повлиять на желаемое поведение.

    Часто бывает так, что мнения, выраженные публично, отличаются от мнений, высказанных в частном порядке. Некоторые взгляды — даже если они широко разделяются — могут вообще не выражаться. Таким образом, в авторитарном или тоталитарном государстве очень многие люди могут противостоять правительству, но могут бояться выражать свое отношение даже к своим семьям и друзьям. В таких случаях антиправительственное общественное мнение неизбежно не развивается.

    Историческая справка

    Античность

    Хотя термин общественное мнение не использовался до 18 века, явления, которые очень напоминают общественное мнение, по-видимому, происходили во многие исторические эпохи.Например, древние истории Вавилонии и Ассирии содержат отсылки к общественным взглядам, включая легенду о халифе, который переодевался и смешивался с людьми, чтобы услышать, что они говорят о его правлении.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *