Феминизация мужа с чего начать: Блог Алекса Брагина: Приручение мужа (Training of husbands) – Питание и феминизация мужчин, простатит, бесплодие, мужской климакс

Автор: | 09.07.2020

Трансформация мужа » Julijana.SU

Трансформация мужа


Жена купила мужу колготки. Сначала это было шоком для него, он всегда испытывал к колготкам возбуждение, о чём была прекрасно осведомлена жена, но к колготкам сидящим на женских ножках. О том что можно одеть этот сводящий с ума женский аксесуар на себя он никогда раньше не думал, и только сейчас пронеслась эта неожиданная мысль, проявив какую-то спящую ранее, невероятную по силе, страсть. И несмотря на внешнее нежелание их одевать, он уже был рад, что жена так настойчиво взялась за своё:
— Ты их оденешь. Просто под брюки, и никто не увидит!
Это были чёрные, тоненькие колготочки, муж Олег начал напяливать их на свои мужские ноги, прямо поверх трусов-семейников. Теперь Олег был в колготках, они ему как-то по особенному шли, превращая его до этого мужские ноги, в изящные женские ножки, от чего он конечно был смущён.
— Ну смотри, это же не мужское! — застонал Олег.
— Пусть не мужское, зато тебе идёт! — с какой-то издевательской двусмысленностью заявила Лена.
В первый день Олег ходил в них только по дому, но ходил весь день не снимая, и не одевая ничего поверх, хотя жена его об этом и не просила. Он наслаждался каким-то особым сексуальным чувством, которое до этого не испытывал. В последующие дни он начал ходить в колготках на работу, одевая их под брюки. Жена начала контролировать Олега, чтобы он надевал каждый день колготки и чтобы вместо трусов-семейников, носил тоненькие по настоящему женские трусики. Когда по началу Олег не соглашался одеть трусики, (итак в колготках, так ещё и трусики!!) Лена проявила отнюдь не женскую несгибаемость и в случае неповиновения грозила даже разводом. Поэтому теперь под внешним видом мужских брюк скрывался совсем не мужской видок. Изменилась даже походка из-за того, что тоненькие трусики облегающе воздействовали на задницу. Тогда ещё Олег подумал, что такие трусики возможно и есть секрет женской походки. Впрочем заслуга колготок в этом была тоже немалая.

Самое интересное ждало Олега дальше. Жена с завидным упорством вводила в гардероб Олега всё новые и новые вещи. К концу первой недели ношения колготок, она принесла ему, как подарок, коробочку, в которой были, во-первых, новая пара колгот телесного цвета, а во-вторых, настоящая юбка! Увидев её у Олега слегка помутнилось сознание, он начал понимать насколько далеко может всё это зайти, но как ни странно это понимание не остановило его, чтобы под строгим контролем жены, впервые в своей жизни, надеть на себя юбочку. И надо сказать не зря! Она вполне смотрелась с этими новыми телесными колготками. Юбка белого цвета, с женской изящностью.
— Олег, я же вижу, что тебе нравится, не пытайся это скрыть!
Но Олег совсем засмущался и ушёл к себе в комнату где один любовался новыми вещами. Весь день жена могла лицезреть мужа в совсем непривычной для мужей одежде — юбке и колготках. И она не могла не заметить, что с юбкой и колготками мужская майка смотрелась несовместимо. Предпочитая не торопить события и не смущать и без того возбуждённого Олега, Лена исправила этот недочёт только на следующее утро, бросив в руки сонного Олега все его вещи, но добавив к ним ещё одну, не трудно догадаться какую — бюстгальтер. Беленький, покрытый женственными кружевами. Сквозь сон до Олега не сразу дошло что это ему, и он хотел было подумать, что бюйсгалтер оказался здесь по ошибке, как Лена заявила:
— Хороший лифчик правда?! И теперь он твой, надевай!
Делать это приходилось впервые, поэтому неуклюжые попытки просунуть руки в лямки и как-то всё это закрепить вызывали у Лены хохот. Лене пришлось одеть его самой и теперь Олег был словно женщина, с великолепными грудями. Вздохнув от смущения, он по привычке потянулся к своим колготкам, но остановился, услышав Лену:
— Вместо колготок сегодня ты оденешь чулки! — и она указала на лежащих рядом, двух белых, похожих на носки, чулок.
— А может всё-таки колготки? Чулки, это уж слишком, — мямлил Олег, в момент когда Лена уже собственоручно натягивала на его вытянутые ноги великлепные женские чулочки.
И он стал выглядеть в них, прямо как сексапильная красотка. Основание чулок было в сногсшибательных кружевных вышивках, каким позавидует любая женщина. А прозрачность и облегаемость, превращали ноги в настоящие ножки красавицы. Спал Олег в одних белых панталончиках, которые сейчас пришлось снять, и надеть вместо них прилагающиеся в комплект к белым чулкам тонкие белые кружевные трусики, впирающиеся в задницу тоненьким слоем, не закрывая ничего сзади и лишь слегка прикрывая спереди. В таком наряде даже как-то не хотелось надевать поверх брюки и всё остальное, чтобы идти на работу, но тем не менее пришлось.
На работе Олег, с самого первого момента надевания женской одежды, замечал, что изменилось и его поведение и поведение окружающих по отношению к нему. Что-то женственное стало присуще Олегу, и конечно у мужчин это вызывало негодование. Но самое интересное случилось в день, когда он пришел в этих самых чулках и бюстгальтере под одеждой. Сначала ничего необычного, лишь иногда Олег рисковал себя выдать, подтягивая под брюками резинку чулок или поправляя скрытый под пиджаком бюстгальтер. Но когда в кабинет пришла его строгая начальница, он сразу заметил в её взгляде какую-то усмешку. Главный момент произошёл, когда Олег нагнулся спиной к начальнице, разгребая груду бумаг на столе, и ощутил сильный хлопок по своему мягкому месту. Недоумевающе развернувшись, он нарвался на поцелуй в свою щечку, что было ещё более странно. И наконец прояснила всё, её фраза:
— Снимай штаны шлюшка, я всё знаю!
Открыв рот от изумления и страха, Олег не успел воспрепятствовать растегиванию ремня на его штанах и падение брюк с ослабшим ремнём на пол, встретил по прежнему стоя, как окаменевшая принцесса. Перед взором начальницы предстали невинные ножки Олега в белых чулочках, и совсем не мужские трусики.
— Вы посмотрите на это!! — не унималась начальница, — в чём теперь ходят мои подчиненные! Замечательно, а теперь снимайте пиджак.
Поняв, что препятствовать поздно, Олег сбросил пиджак и всё остальное, оказавшись перед начальницей только в чулках, трусиках и бюстгальтере, и склонив голову вниз, как безмерно провинивинившаяся девочка, ждал приговора. Ждать пришлось недолго. Начальница бысро освободилась от делового пиджака, и оказалась в чёрных чулках прикреплённых к поясу на резинках, и чёрном бюстгальтере, тут же оголив груди, приспустив его чуть вниз. Но это было не всё, достав из шкафа большой упругий искусственный член, она прикрепила его к поясу и со страстным взглядом госпожи велела Олегу приготовиться.
— Спустить трусики, встать раком.
— Нет!! — Олег бросился на неё, но тут же был откинут словно пушинка, упав на пол.
Какой же он был мужчина, если женщина сильней его? И Олег не стал сопротивляться, находившись уже в нужной позе. Начальница не медля взяла его руками за талию, вонзила свой большущий член в самую попочку и стала трахать его как бестыжую нашкодившую девочку. Он только успевал попискивать, находясь полностью во власти начальницы. Через каждые несколько толчков, она его с силой хлопала по заднице, словно подгоняя кобылу. В ситуации прямо скажем не мужской оказался Олег, и женственность начала сквозить в нём во всём — в том как покорно он отдаётся, как по-девчачьи стонет, как открыв рот словно просит туда ещё члена, как ухватившись за что-то руками он держится, словно шлюха во что бы то ни стало намеренная устоять под веером таких хлопков в попу. Внезапно начальница прератила траханье, сказав:
— Я хочу чтоб ты просила меня, умоляла продолжить, а иначе окажешься не до конца оттраханной!
Наступила небольшая тишина.
— Да! Еби меня! Еби как сучку! Я твоя! — прорвало Олега.
И дальше наступило самое настоящее испытание для попы Олега, это было большая, капитальная оргия, устроенная давно мечтавшей сделать это, начальницей. До него только сейчас дошло, когда в нём находился член начальницы, что всё это было заранее запланировано между женой и его начальницей, — они подвели его к этому, и теперь уже поздно сопротивляться. Ему теперь нравилось быть женщиной, и обратной дороги не было. С этого дня жизнь Олега кардинально изменилась.

 

Блог Алекса Брагина: Жизнь муженька (A Hubby’s Life автор: A Happy Wife)

На нем были черные бархатные брючки, серебристый шелковый топик и черные открытые босоножки, в которых сразу бросались в глаза покрытые ярко красным лаком ногти. Изящный маленький передник, повязанный вокруг талии, вызвал было робкие возражения с его стороны, которые, впрочем, были быстро погашены одним ее взглядом куда-то ниже пояса. Этот взгляд для него мог означать только одно — больше времени в устройстве. «Я знаю, что тебе не нравится передник, но зато девушкам не нравится, когда ты пытаешься изображать мачо! И потом. Мамочка любит видеть тебя в переднике, а сегодня ты нам прислуживаешь!» Все это она говорила, продевая серебряные серьги в его уши и подбирая ему цвет губной помады.

Она обошла его сзади и поправила пышный бант, образованный завязками передника. Затем приподняла подол и положила руку на лобковую область. Она довольно улыбнулась, ощутив ровную, «женскую», поверхность его брючек. «Тебе удобно, дорогой?» — не удержалась от издевательского вопроса, прекрасно зная, что нет, конечно же, неудобно, и в то же время, не сомневаясь в ответе. «Да, госпожа», — это все что ему оставалось сказать. «Прекрасно! И что самое замечательное, теперь не надо беспокоиться о глупой эрекции, которая может испортить вид любой, самой женственной и изящной одежды, не так ли?» Подождав и, разумеется, получив вежливое: «Да, госпожа», — она тонко улыбнулась и закончила разговор: «Что ж, теперь, я думаю, тебе пора заняться делами».

Он не мог ничего изменить, но все же вспыхнул при упоминании о «глупой эрекции», которое было явно не случайным. Она знала, насколько мучительно ему хотелось эрекции, как хотелось ощутить поднимающийся член, почувствовать себя мужчиной. У него уже давно не было секса, у него не было эякуляции, но, прежде всего, у него уже не было твердости духа. Он уже не чувствовал себя мужчиной. Ему никогда бы не поверилось ранее, что его феминизация зайдет так далеко. Он знал, что жена подумывает сделать какие-то шаги в этом направлении, но не думал, что все зайдет так далеко. Она поставила такое условие, когда он сделал ей предложение. И тогда ему казалось, что это не слишком большая цена за право стать ее мужем. Другим условием был полный контроль над всеми его сексуальными движениями, включая и простую эрекцию. «Я знаю как решить эту задачу!» — и ему не оставалось ничего, кроме как согласиться, хоть и не очень понимая, что имелось в виду.

Он надел трусики, выбранные ею, когда они еще только встречались. Он был вынужден «не общаться с другими женщинами», тогда как ей позволялось проводить время с мужчинами. Она дала ему свое согласие и сдержала слово. Но он будет спрашивать ее разрешение, чтобы пойти куда-нибудь, а она будет заезжать и забирать его оттуда. Он будет носить за ней сумочку, а она позволит ему лишь поцелуй на ночь. Когда они пойдут в клуб, она будет танцевать со всеми мужчинами подряд, а ему с удовольствием передавать все те пошлости, которые ей будут сказаны, обращаясь с ним как с приятелем или подружкой. «Это чтобы заставить тебя ревновать!» — смеялась она над ним.

«Пояс верности» ему установил ее гинеколог еще за месяц до свадьбы. Это была трубка для пениса, удерживающаяся между ног посредством небольших золотых цепочек, и пластиковый треугольник, прикрывающий всю область промежности. Трубка жестко крепилась к треугольнику, который жена, шутя, называла «гульфиком». Волосы вокруг пениса были удалены. Трубка и пластмассовый гульфик разделяли и прикрывали яички так, что выступавшие складки кожи придавали им вид женских гениталий и пышных половых губ. Жена и врач были довольны результатом, а он чувствовал себя глубоко униженным всей этой процедурой. Весь персонал кабинета провожал его, высказывая одобрение проделанной операцией. «Это лучшее, что Вы могли сделать ради того, чтобы жить с ней!» — «Только бы не в аду!» — подумалось ему.

Через неделю боль от проведенной процедуры утихла, и потребность в эрекции дала о себе знать. Ему плохо спалось; ночные поллюции причиняли боли, от которых он пробуждался. Оставалось только надеяться, что все это «как-нибудь само пройдет». Он пытался дозвониться до нее и рассказать об испытываемых им мучениях, но слышал только знакомый голос на автоответчике. Однажды, поздно вечером, почти ночью, она приехала к нему вместе с компанией друзей. «Я о тебе беспокоилась и хотела взглянуть на то, что ты оберегаешь ради меня!» Она велела ему лечь на кровать и принять позу женщины перед осмотром гинекологом. Ее друзья нашли это весьма забавным. Она задрала ему ночную рубашку, спустила трусы, и всеобщему взгляду предстало ограничивающее устройство. Кому-то из подружек захотелось заглянуть под «гульфик», что и было позволено. Никому даже не пришло в голову поинтересоваться его мнением на этот счет. А один мужчина, положив на пластмассовый треугольник руку, к общей потехе констатировал: «Я даже отсюда чувствую, как там горячо! Она чертовски возбуждена!» Ему пришлось проглотить это обращение в женском роде. Его будущая жена присела к нему на кровать и, болтая с приятелями, перебирала пальчиками фиктивные «половые губы» между его ногами. Он был уже вне себя от желания, когда она, как ни в чем не бывало, поднялась и отбыла в той же компании хохочущих друзей.

Свадьба прошла по сценарию невесты. Прической жениха занимался ее друг, парикмахер-гей. По просьбе невесты ему осветлили кончики волос и сделали прическу под бойкую, развязную девицу. «Шикарно! То, что надо!» — подружки невесты были в восторге. Его заставили надеть черный шелковый женский костюм, стилизованный под смокинг, черный пояс с подвязками и телесного цвета чулки. Вместо рубашки жениху была предложена розовая шелковая блузка, а в качестве обуви выбрали черные туфли из тисненой кожи с широкой пряжкой. В ушах сверкали бриллиантовые сережки в серебряной оправе, шею украшала толстая серебряная цепь с замечательным кулоном. В костюме не были предусмотрены карманы, и личные вещи ему пришлось сложить в маленькую черную сумочку из тисненой кожи. Невеста же нарядилась в традиционное белое платье и белые туфли с высоким каблуком. Для пущего смеха ногу жениха, чуть ниже колена, украсили розовой подвязкой. В назначенный момент невеста приподнимет штанину, развяжет у всех на виду эту пикантную вещицу и бросит ее в толпу на потеху своим подружкам. Еще больше смущало то, что его будущая теща была одета почти также как он: розовая блузка и черный пиджак, такие же туфли и сумочка. Он молча переживал свое унижение, сидя в кругу подружек невесты, тогда как сама новобрачная танцевала со всеми приглашенными на свадьбу мужчинами. Перед тем как отправиться в свадебное путешествие, его молодая жена переоделась в джинсы и легкие туфельки на низком каблуке. Ему же пришлось терпеливо дожидаться в своем странном женском наряде, пока она подкатит на собственном открытом «Ягуаре». Усадив мужа на заднее сидение, новоиспеченная жена под шумные приветствия собравшихся повязала ему на голову розовый шелковый платок. «Потратив целое состояние на создание твоей чудной прически, не хотелось бы ее сразу испортить, правда ведь?» — улыбнулась она. И вскоре в удалявшейся машине были видны только его розовый платок и ее развевающиеся темные кудри.

Она сняла пояс той же ночью. Неудивительно, что после месячного воздержания он извергнул даже раньше, чем успел войти в нее. Ее ярости не было границ. Уложив его на кровать, она уселась ему на голову и получила таким способом несколько оргазмов за ночь. Даже когда к нему вернулась потенция, ничего не изменилось. Она все равно осталась сверху и продолжала тереться своей промежностью по его лицу, сжимая голову ногами. И так продолжалось всю ночь. Утром она вернула устройство на прежнее место, поцеловав пластмассовый треугольник. «Я иду купаться, а ты надевайте свой новый купальный костюмчик и следуй за мной!» Ему было видно в окно, как она выпорхнула из гостиницы в окружении нескольких мужчин, смеясь и заигрывая с ними. Приходилось торопиться, чтобы сопровождать ее в этой ненадежной компании. Ему было, конечно, не по душе, что придется надеть плавательный костюм, подозрительно смахивающий на женский купальник: темно-синий с узорами из белых цветов, украшенный к тому же кокетливым бантиком сбоку. Не добавлял ему уверенности и ярко красный лак, которым были покрыты ногти на ногах – деталь, которая всегда очень нравилась ей, и с этим капризом также пришлось смириться. Набросив сверху белую сетчатую накидку и сунув ноги в шлепанцы, он спустился к открытому бассейну, надеясь, что на него никто не обратит внимание, а еще лучше – соберется дождь. Напрасные ожидания. Его словно прогнали сквозь строй потешающихся над ним людей. Жена настояла, чтобы он обязательно окунулся и для этого непременно надел купальную шапочку. «Надо беречь волосы!» Он внутренне сжался, стараясь не замечать обращенные на него взгляды и сопровождающий их смех. А жена, казалось, не замечала неловкость ситуации и спокойно вернулась в кружок флиртовавших с ней мужчин.

Он надеялся на перемены к лучшему по возвращении из свадебного путешествия, когда жизнь вернется в накатанную колею. Но ничего похожего не произошло. Она продолжала спокойно уходить из дома и встречаться с мужчинами, хоть и уверяла, что «это исключительно деловые встречи». Ее стараниями гардероб мужа пополнялся исключительно женскими вещами, и ему все труднее и труднее удавалось подбирать одежду, которая хоть как-то походила на мужскую. Коллеги на работе не могли не отметить такие изменения в его гардеробе и вовсю судачили о нем. Жена стала одевать ему лифчик, пообещав за это «иногда снимать с него устройство». Она только забыла сразу сказать, что чашечки лифчика будут наполнены, и носить бюстгальтер ему придется круглосуточно. Итак, с запечатанным членом, в лифчике, в женской одежде и обуви, он стал всеобщим посмешищем. Начальник понизил его в должности и перевел на место секретарши у Бет Стерн. Первым делом новый босс потребовала от него являться на работу в юбке. Он отказался и был тут же уволен. Жена была в ярости. «Это элементарный дресс-код!» — кричала она мужу. На следующее утро в присутствии жены и всех секретарей он стоял в юбке и туфлях, просил извинить его и принять обратно на работу. Госпожа Стерн уже не нуждалась в нем, как в секретаре, но должность офисной служащей была свободна, если ему, конечно, захотелось бы ее занять. С низко опущенной головой и пылающими щеками, он благодарил госпожу Стерн за предоставленный ему второй шанс. Жена поцеловала его в щечку и оставила наедине со своими новыми обязанностями.

Стоило ему один раз надеть юбку, как дорога назад, к мужской одежде, была закрыта. Его завалили юбками, платьями, туфлями и прочими предметами женского туалета. Весь рабочий день он теперь проводил в платье или юбке, постоянно чувствуя свое унижение и не в силах положить конец сложившейся ужасной ситуации. Жена так и не освободила его от ношения устройства. А очередное посещение доктора закончилось необычным «деловым» предложением. Ему, так и быть, предоставят способ для снижения сексуальной напряженности. В обмен на разрешение вставить ему импланты и увеличить, таким образом, его грудь до лифчика размера С. Он согласился.

И вот, когда уже все было позади, он опустился на колени в ванной комнате и осторожно вставил анальную пробку в задний проход. Теперь даже слабое движение тазом приводило к тому, что три стальных шарика внутри пробки начинали колебаться, и эти колебания нежной истомой отзывались в теле. Он прохаживался вперед и назад, чувствуя, как волны удовольствия нарастают, подходя к ожидаемой кульминации. И оргазм пришел. Семя сочилось из его члена на предусмотрительно подложенную гигиеническую салфетку, но эрекции, о которой он так мечтал, так и не было.

Звонок в дверь вернул его из воспоминаний в действительность; он поправил передник, посмотрел еще раз в зеркале, ровно ли лежит помада на губах, и открыл дверь. «Девочка, как ты замечательно выглядишь!» – проходя в дом, воскликнула теща, передавая ему свою сумочку. Затем она погладила его гладкую промежность и улыбнулась: «Ах, как приятно! Ты — самый лучший муженек!»

Принудительная феминизация » Страница 11

Последнее коварство судьбы
…Всё что написано ниже чистая правда…

Моя планета… Я чувствую твою боль, ощущаю ошибки нашего поколения людей как свои собственные…
Сидя в Самолёте, я вспоминал последовательность произошедших событий, заставивших меня покинуть учителя и отправиться домой, чтобы снова окунуться в суетливую и беспокойную жизнь городов, сжигающих здоровье и души людей.
В Тибете я прожил около семи лет, где перестал пользоваться календарем, часами, компьютером, не стриг волосы, забыл про электробритву. Все это время я изучал возможности своего сознания, получал умиротворение, и наверное, мог бы провести там всю остальную часть своей жизни.
В один из вечеров на меня нахлынуло ощущение утраты чего-то мне дорогого, близкого. Хотя я уже давно отказался от всех мирских благ и удовольствий, а это новое чувство было сильнее, чем когда ощущаешь последствия своих ошибок, или сочувствуешь больному человеку. Где-то далеко, к чему я все-таки не безразличен…
— Вы раньше много раз летали? – мои мысли оборвались чьим-то голосом.
Я медленно повернулся, и увидел полноватую женщину, с темными кудрявыми волосами, в широком пятнистом комбинезоне. Она аккуратно мяла руками свою сумочку и смотрела на меня встревоженным лицом. Как же давно, мне не приходилось видеть таких улыбок: как будто она попыталась улыбнуться час назад, и её губы, двигаясь по миллиметру в секунду, продолжают стремиться к красивой, законченной улыбке, но не успевают.
— Редко, но приходилось, — ответил ей, глядя в её карие глаза.
— Вы выглядите так уверенно, как будто вам нечего волноваться. А я вот, боюсь самолетов и не знаю, как успокоится.
— По правде говоря, я уже давно не летал, но в полете обычно любил смотреть из иллюминатора. Это меня успокаивало, как и сейчас, — сказал я. – А как часто вы летали?
— Третий раз уже лечу. Дочка вышла замуж и живет за границей, а когда скучаю, приходиться бороться со страхом полетов. Самолёты устарели, ломаются, падают.
Я немного помолчал, потом ответил вполголоса:
— Бояться не нужно, расслабьтесь и вам станет легче.
Женщина ничего не ответила, тогда я поёрзав в кресле, принял удобную позу со скрещенными пальцами, закрыл глаза и вновь предался своим размышлениям.

Сделали женщиной » Julijana.SU

Сделали женщиной (ff)

Как-то случилось то, что у меня на половом органе началась какая-то инфекция. С каждым днём я наблюдал как кожа на члене всё больше и больше покрывается какими-то пупырышками и пятнами и был просто в ужасе от этого.
Моя жена Лена была тоже очень встревожена из-за этого, но никаких действий мы пока не предпринимали и ждали что будет дальше.
И только когда член вообще очень сильно опух, мы обратились за помощью в больницу.
Мнение врача было как приговор:
— Ампутировать!
Мы возражали, я просто кричал от ярости на врача, но всё равно в глубине души понимал, что выхода другого больше нет, положение было слишком серьёзным.
— Лена, ты понимаешь что это значит? Я ведь перестану быть мужчиной!
— Успокойся дорогой! Я буду любить тебя независимо ни от чего! То что ты потеряешь член ничего не значит для меня.
Я конечно ей не верил, как это может ничего не значит для женщины способность мужа удовлетворить женщину с помощью члена? Если я потеряю член, то это будет конец моей мужской жизни и Лена похоже всё это понимала, но не хотела в открытую признаваться.
— А что же у меня будет вместо члена, когда его ампутируют? — спросил я у врача.
— Вместо члена у тебя будет влагалище, — равнодушно ответил врач.
— Что?? О боже…
— Не волнуйся Олег, — сказала Лена, — я это приму и пойму. Я не буду над тобой смеяться и относится к тебе как к женщине…
Внезапно я почувствовал, что я начинаю плакать, слёзы текли как у смазливой бабы.
— Врач, скажите, а почему вы не можете мне пришить другой член?
— Это невозможно, такие операции никогда ещё не делались. После ампутации члена, мочевыводящий путь и физиология успешно позволяет сделать на месте бывшего члена только женское влагалище. Это гораздо проще и безопасней.
Услышав это я ещё больше разрыдался. И только минут через 5 слёзы прошли и Лена повела меня за ручку куда-то.
В итоге меня привезли в больницу, в операционное отделение и начали готовить к операции. Я временно лежал в палате, а потом меня положили на кушетку и повезли на операцию. Лена всё это время была со мной и постоянно меня поддерживала.
После того как врач надел на меня маску с наркозом я ничего больше не помнил.

Врачи в белых халатах стояли над операционным столом и занимались своим делом. Внезапно в операционную постучали.
— Кто там? Михаил открой!
Один из помощников открыл дверь. В операционную вошла Лена.
— Здравствуйте! Извините, что врываюсь мне срочно хотелось бы поговорить с главным врачом по поводу Олега.
— Не видите что ли? Мы оперируем!
— Ну пожалуйста! На 1 минуту…
— Ну ладно, говорите что вы хотели.
— Понимаете, у Олега больше не будет мужского члена… Он перестанет быть мужчиной. Я больше не смогу с ним иметь какие-либо сексуальные отношения… Он станет бабой с женским влагалищем…
— Верно… Но не надо уж всё так драматизировать… — сказал главврач, — такие операции не новинка и у некоторых мужчин получалось адаптироваться к новой жизни.
— Но мой мужчина не такой… Он никогда не сможет адаптироваться. И чтобы он не мучился живя в мужском теле с женским влагалищем, мне бы очень хотелось попросить вас об одной вещи… Пожалуйста! Сделайте ему женские силиконовые груди! Пожалуйста! Я вам заплачу за операцию, хорошо заплачу. Пришейте ему груди, как у женщины. Чтобы он стал внешне выглядеть как настоящая женщина.
— Мда… А вы понимаете что это так быстро не решается? Что мы должны сначала получить согласие самого пациента.
— Послушайте, доктор! Мой муж никогда на это сам не решится! Но это необходимость! Очень сильная необходимость! Чтобы нам потом не мучиться, давайте сделаем всё прямо сейчас. Иначе мне потом придётся пережить много слёз и страданий, чтобы уговорить его сделать себе груди. Пожалуйста, пожалейте нас! Сделайте груди прямо сейчас!
— Ой, ну вы прямо так говорите… Ну ладно, в принципе такие операции мы делаем. Силикон есть в наличии.
— Тогда сделайте! Пожалуйста! — умоляла Лена.
— Хорошо! Я вас понимаю. Действительно, ваш муж с сегодняшнего дня больше не мужчина и вполне логично пришить ему женские груди…
— Да, я полностью согласна с вами.
— Тогда ладно. Если вы так просите, то мы не будем возражать. Сделаем. Только эта операция стоит денег, ознакомьтесь с расценками… — врач протянул листочек с ценами.
— Без вопросов.. Я заплачу, — сказала Лена.
— Так, Михаил! Несите силикон. Женщина! Покиньте операционную, — распорядился врач.

Когда я очнулся, я почувствовал сильную боль почему-то в двух местах — и между ног, где мне должны пришить влагалище, и почему-то боль была ещё и в области груди. Я не мог даже приподнять голову чтобы посмотреть почему у меня болит грудь.
Рядом стояло два врача и Лена. Я был уже в своей палате, лежащий на кровати.
— Ты очнулся дорогой?.. Точнее «дорогая»… — сказала Лена.
— Лена, почему у меня болит грудь? Мне ведь не должны были там делать операцию! — спросил я.
— Не волнуйся, всё нормально…
— В общем, влагалище и грудь мы ему сделали. В принципе никаких осложнений быть не должно, — говорил врач, — но если будет что-либо беспокоить, особенно во время секса, то обращайтесь…
— Какого ещё секса? — спросил я, — я же теперь не мужчина и не смогу заниматься сексом.
— Сможешь Олежка, сможешь… — сказал врач.
Я внезапно обрадовался, — неужели у меня остался мужской член, и я смогу заниматься сексом?? Но врач опроверг мои ожидания:
— Ты имеешь сейчас почти полноценное женское влагалище и тебя вполне можно трахать в это влагалище… Извиняюсь за прямоту… — сказал доктор.
Я покраснел от стыда… Как позорно было это слышать… Я теперь как женщина, и ко мне относятся как к женщине…
— Так, по поводу грудей. Старайтесь недели две на груди не надавливать. Носить бюстгальтер 2-ого размера.
Я услышав про груди, быстро притронулся руками к тому месту где у меня должна быть нормальная плоская мужская грудь, но встретил там мягкое сопротивление. К своему ужасу я нащупал большую мягкую женскую грудь. У меня даже не было сил после операции, чтобы активно возмущаться и я только смог пробубнить.
— Что вы со мной сделали? Зачем?..
— А затем Олег, что ты теперь не мужчина. У тебя женское влагалище и поэтому женские груди тебе просто необходимы. Иначе ты был бы уродом — мужчиной с женским влагалищем. А сейчас ты не урод. Ты красивая девушка! — сказала Лена.
— Я красивая девушка? О чём ты говоришь Лена? Как же так? Я же всегда был мужчиной! Мужиком! Блин, да я вообще всегда восхищался своей мужской природой! Играл в футбол, баскетбол, любил ездить на рыбалку, в мужской компании был всегда настоящим мужиком, а кто я теперь?.. Кто?
— Кто виноват что судьба так распорядилась? Никто! Ты потерял член! И с этого момента ты должен принять новую жизнь. Вот посмотри, что я тебе принесла, дорогуша.
Лена начала доставать из сумки, какую-то прозрачную кружевную ночную рубашку, несколько пар женских трусиков, бюстгальтер, ещё какое-то женское бельё, из-за обилия женских кружев у меня просто закружилась голова.
Я почувствовал что я лежу под одеялом полностью голый и оглядев комнату увидел что моей мужской одежды нигде в этой комнате нет.
— Оденьте его сначала в нижнее бельё, — сказал врач, — не забудьте, что я вам говорил. Относитесь к нему очень ласково и нежно, мы накачали его эндорфинами и он будет всё сильнее чувствовать потребность быть женщиной.
Лена сорвала с меня одеяло и велела чуть приподнять ноги.
— Не хочешь посмотреть на себя? — спросила она, — приподними голову.
Я приподнял голову и чуть не упал в обморок от стыда. Две висячие женские груди, словно болтающиеся огромные шарики, абсолютно натуральные, абсолютно женские. А на месте члена, одни волосы, никакого члена нет, а если приглядеться то там щелка, прямо как влагалище, да это и есть влагалище, о боже!..
— Натянем-ка трусики на ножки…
Лена осторожно приподняла мои ноги и натянула на меня очень кружевные трусики.
— Чулочки мы одевать сейчас не будем, оденем бюстгальтер.
Очень ласково, очень аккуратно Лена приподняла моё туловище и начала застёгивать на моей груди бюстгальтер.
— Слишком маленький, не подходит! Ничего себе у тебя грудь… Попробуем ка другой, — сказала Лена.
Другой был впору. Белый, женственный, полупрозрачный в верхней части, бюстгальтер был успешно надет на мою грудь.
— Так, ну и конечно же я помогу привести твоё личико в порядок.
В руках у Лены оказалась косметичка, и Лена вопреки моим возмущениям начала работать над моим лицом. Сопротивляться уже не было смысла. Минут через 5, после этих процедур, Лена отошла от меня и улыбнулась…
— Красота. Сейчас я поднесу тебе зеркало, чтобы ты посмотрел.
Она достала из своей сумочки маленькое женское зеркальце и поднесла его к моему лицу. Потрудилась она на славу — я увидел не своё лицо, а лицо настоящей женщины, губы накрашенные красной блестящей помадой, ресницы и веки голубых оттенков, напудренные щёчки…
— Ну ладно Олег, мне пора! Лежи, отдыхай и набирайся сил!
Лена ушла. А я ещё лежал уставившись в потолок и долго думал о своей сложившейся судьбе. Вот это попал! Вот это фантастика! Разве мог я о таком предположить когда-либо? Что я родившийся мужчиной, вдруг когда-нибудь стану женщиной? Это всё было похоже на какую-то шутку, но суровая реальность говорила о другом. Это лежал не я. Это лежала женщина с женским влагалищем и женскими грудями… И отрицать это было невозможно.
Постепенно мои мысли унеслись куда-то вдаль и становясь всё менее чёткими, завлекли меня в сон…
На утро я проснулся получив букет роз от Лены, которая уже ждала моего пробуждения.
— Это тебе, моя дорогая! — сказала она.
Я сказал: «Спасибо!» и заметил как мой голос дрогнул и стал больше похож на женский чем на мужской.
Все дни пока я лежал в больнице, Лена очень заботилась обо мне, дарила мне подарки, в основном женские, оказывала мне психологическую поддержку. Через 2 недели я уже смог встать с постели и меня выписали из больницы.
Дальше описывать свою жизнь мне слишком стыдно.
Я теперь хожу по улице в женской одежде, колготках, юбке, платьице, туфельках на каблуках. Лена меня всюду водит под ручку, мы как две подруги.
Я начала выполнять всю работу по дому, а Лена начала работать и приносить деньги в семью.
В сексе мы как две лесбиянки, обрабатываем наши дырочки друг другу с помощью страпона (искусственного члена). Я никогда раньше не думала, что я способна до того докатиться что стану испытывать сильнейшей женский оргазм. Да, я кончала как женщина, когда Лена имела меня страпоном, и я просила иметь меня ещё и ещё, пока я полностью не насытюсь удовольствием.
У меня появился свой большой женский гардероб. Я как настоящая женщина полюбила подолгу крутиться перед зеркалом и примерять различные наряды. Наводить макияж я стала тоже в совершенстве, — накрасившись я становилась неотразима…
В общем во мне куда-то пропало моё прежнее мужское достоинство… Перед тем прежним мужчиной, которым я раньше был, мне было стыдно за такую жизнь которую я теперь веду, но ничего поделать было нельзя, я стал женщиной и назад пути не было.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *