Феномены пиаже: Феномен Пиаже — Википедия – Феномены Жан Пиаже. Эксперименты, теории, выводы о психологическом развитии детей

Автор: | 22.04.2020

Содержание

Феномен Пиаже — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Феномен Пиаже — психологическое явление, наблюдаемое у детей дошкольного возраста и заключающееся в невозможности постижения ими таких характеристик окружающих предметов, как количество, размер, объём и т. п.

Этот феномен выражается в ошибках количественного сопоставления характеристик. Проверка производится рядом опытов, называемых задачами Пиаже (англ. Piaget’s conservation experiments). Например, ребёнок может указывать, что:

  • предметов, положенных в ряд, по его мнению, становится больше, если их же расставить с бо́льшими промежутками;
  • кусок пластилина, по его мнению, уменьшается, если из шарика его раскатать в «сосиску» или полоску;
  • верёвка становится короче, если её изогнуть.

При этом «правильному» ответу с умением «правильно» его объяснить ребёнка возраста 4-6 лет обычно невозможно научить — он так же легко «переучивается» обратно.

Феномен объясняют тем, что понимание абстрактных законов происходит в процессе воспитания не сразу. При этом обычно закон сохранения количества предметов (при их передвижении) постигается ребёнком на 1,5-2 года раньше, чем закон сохранения непрерывного вещества (при деформировании тела) и законы типа «где забрали больше, осталось меньше», а также обратимость операций.

Стадии реакции ребёнка на проводимые опыты:

  1. непонимание сохранения (4-6 лет) — ответ зависит от расположения и формы;
  2. промежуточный уровень (7-10 лет) — ребёнок либо даёт разные по правильности ответы в разных ситуациях, либо даёт правильный ответ, но не может объяснить; либо меняет ответ в зависимости от контрвнушения;
  3. понимание сохранения (11-13 лет) — ребёнок уверенно даёт правильный ответ и может его объяснить.

Эксперименты показали, что дети, у которых был обнаружен феномен Пиаже, при выборе «больше»/«меньше», «одинаково»/«не одинаково», имеют в виду каждый раз разные параметры (количество, длина, габарит), в определённые моменты ими более чётко и наглядно воспринимаемый.

Отсюда можно сделать вывод, что овладение действием количественного сравнения не происходит спонтанно, как утверждал Ж. Пиаже, а требует специального обучения, в том числе обучения логическим правилам выполнения этого действия.

Похожие признаки «недостаточного» развития были обнаружены антропологом Клодом Леви-Строссом у первобытных племён.

Схема Пиаже упоминается в книге Человек, который принял жену за шляпу.

Феномены Жан Пиаже. Эксперименты, теории, выводы о психологическом развитии детей

Жан Вильям Фриц Пиаже́ (Jean William Fritz Piaget; 9 августа 1896, Невшатель, Швейцария — 16 сентября 1980, Женева, Швейцария) — швейцарский психолог и философ, известен работами по изучению психологии детей

Интеллект это врожденная характеристика, неизменная и передается по наследству — это одна позиция. И вот тут появляется Жан Пиаже.

Жан Пиаже был одаренным ребенком, потому что первая его публикация была, когда ему исполнилось 12 лет. 12-ти летний ребенок подает статью в научный журнал и ее публикуют. Отдыхая на взморье с родителями, он обращает внимание, что некоторые моллюски находятся в очень сложной ситуации: находясь в полосе прилива/ отлива, некоторые моллюски то под водой, то на суше. Это интерес к биологии. Это первый его интерес и на всю жизнь. Он биолог по первому образованию, но в студенческие годы заинтересовался психологией и начинает сразу же ей учится. Наверное, он был одаренным студентом, так как на него оформил заявку научный центр Бине-Термен (в западной практике это распространено для одаренных студентов).

То есть, его приглашают в лабораторию, где создаются, стандартизируются и разрабатываются тесты. Для того времени — удивительно удачное предложение. И это его интересует и он начинает работать. Через год Пиаже уходит оттуда по собственному желанию, он пишет в научный журнал статью, в которой говорит, что для психолога метод тестов — неинтересный инструментарий и если он психолог, то его интересовать должно совершенно другое. У него ничего своего не было на этот момент, но он отказался категорически.

Он решает, что никогда его профессиональная судьба не будет связана с нормативным подходом. Почему? Он спрашивает, что дает метод тестов? Это измерительный инструмент. Пиаже говорит: «Я могу только померять и понять, что этот ребенок не решил задачу. Мне это неинтересно. Я хочу понять, почему он не решил эту задачу. Он же решал. Он же думал об этом. Как же он думал, что пришел к такому неправильному решению? Какова логика его рассуждений?» Таким образом, Пиаже говорит, что посвятит свою карьеру решению не количественного, а качественного вопроса.

Нет метода. Если от метода тестов мы отказываемся, с чем мы остаемся? Он предлагает метод, который соизмерим по использованию методу тестов. Это метод клинической беседы. Он задает ребенку задачу и слушает его ответ. Любой ответ ребенка дает возможность задать уточняющие вопросы: «А собственно почему?». На которые ребенок опять дает ответ. И у нас появляется возможность опять задать ему вопросы. Итак, множество вопросов и ответов, позволяют нам выстроить общую логику рассуждений ребенка. Знаем ли мы сначала, какие вопросы мы зададим ребенку? Не знаем. Приступая к этой беседе, психолог не имеет какого-то плана вопросов. Этот метод называется «неструктурированная беседа», — я буду искать форму, в которой это задать, так как я не знаю, какие ответы мне будет давать ребенок. И метод клинической беседы, таким образом, в этом смысле — невероятное мастерство.

С помощью этого метода Пиаже начинает собирать материалы. Он пытается описать качественную специфику мышления ребенка. И в то время его интересует ребенок дошкольного возраста. 20 лет работы завершаются тем, что он находит такие своеобразные черты мышления ребенка, что очень убедительно всех подводит к тому, что ребенок — совершенно другой, у него совершенно другое мышление и он говорит о том, какое оно. «Суждение и рассуждение ребенка», — в этой работе он описывает качественное своеобразие ребенка-дошкольника.

Как мы видим, первая задача — описательная. Надо понять, как же мыслит ребенок. Описал, нашел характеристики, собрал феноменологию и вошел в золотой фонд психологии.

Второй вопрос, который у него естественным образом появляется, каким же образом происходит переход от детского мышления к мышлению взрослого человека. Иными словами, то есть вопрос о механизмах развития. И достаточно быстро он предлагает теоретическую концепцию, которая встретила огромное количество критики. Нам она интересна скорее как исторический факт.

И еще тем, что с этой теоретической концепцией спорит Выготский. Нам интересно посмотреть, дискуссию этих двух величайших умов и какая культура ведения научной дискуссии. Выготский не просто говорит о том, что он не принимает концепцию, он повторяет эксперименты Пиаже. Несколько видоизменяет условия и подводит нас к совершенно другим выводам. Это спор эмпирический. Они виделись один раз в жизни, незадолго до смерти Выготского. А до этого, есть интереснейшая публикация — переписка, заочная дискуссия людей, которые спорят о механизмах мышления. У Выготского тоже есть «Мышление и речь» — большая работа по генетической психологии.

Выготского рано не стало. Пиаже посчастливилось прожить большую жизнь. Он уже имеет большой исследовательский институт и имя в психологии, как вдруг, он публично отказывается от своей теории. Он пишет: «Да, я был не прав!» Ему было за 40 и он мог почивать на лаврах, но он отказывается и все начинает сначала. Здорово, что жизнь подарила ему еще один большой кусок времени и он успел. В 45 лет сказать, что он отказывается и начать сначала — это конечно смелость.

Он успевает предложить нам еще одну теоретическую концепцию, которая и стала той вершиной научной мысли в отношении развитии интеллекта. Мы будем изучать ее. Но в творчестве Пиаже рассматривают два периода и так и говорят: «ранний Пиаже» и «поздний Пиаже». Говорят так потому, чтобы мы понимали, с какой концепцией мы спорим. Иногда спорят с ранним Пиаже, той концепцией, от которой он сам отказался. Первая была концепцией развития мышления, а во второй — появился интеллект (если мы говорим о концепции развития мышления — ранний Пиаже, если о концепции развития интеллекта — поздний Пиаже). При этом, описание феноменологии мышления ребенка, его первая работа ничуть не устарела.

И несмотря на то, что концепция Пиаже продолжают критиковать — ничего взамен пока у нас нет. И на сегодняшний момент — это самая яркая концепция по развитию интеллекта.

Мышление ребенка-дошкольника
Мы начнем с первой концепции, феноменологии. Это особенности мышления ребенка и в данном случае речь пойдет о дошкольнике.

Пиаже в данном смысле близок к нашей отечественной психологии, так как и у нас и у него — не количественный, а качественный подход.

Эгоцентризм
То есть «Я» в центре. Это уникальная позиция ребенка, который воспринимает мир именно таким образом. Весь мир вокруг него и для него. Он видит себя центром любой ситуации.

Мы, взрослые, видим, что есть объективная ситуация и есть множество позиций восприятия одной и той же ситуации: один человек увидел ситуацию таким образом, другой — другим образом и когда взрослые люди встречаются с этой ситуацией противоречивости восприятия, они понимают, что другой человек может увидеть ситуацию по-другому. Маленький ребенок уверен, что так как он видит ситуацию, видят абсолютно все. Это абсолютная уверенность, что другой позиции быть не может. И спорить с ребенком невозможно.

Пиаже очень искусен был в диагностических пробах. Его пробы даже получили название «феноменов Пиаже». Он ставит некоторые вопросы или создает ситуации, в которых все дети реагируют одним и тем же образом, стопроцентная воспроизводимость. Мы говорим о том, что тестовые задачки ребенок будет решать по-разному, смотря в каком регионе он живет. А Пиаже умудрился найти такие задания, которые все дети решают одинаково (в Америке, в Китае, в 50е годы и сейчас).

Например, для того, чтобы увидеть эгоцентрическую позицию ребенка, его сажают за стол, на котором — макет местности со сложным рельефом, с тремя разной высоты горами (так и называется «три горы»). Вокруг стола садится целая группа детишек и всем дается задание нарисовать тот пейзаж, который они видят. Это подготовительный этап. А диагностический, когда ребенку дают набор рисунков изображений макета с разных позиций и просят ребенка найти рисунок, который нарисовал ребенок напротив него. А теперь — справа от него. Слева от него. Какой? С удивительным постоянством, он выбирает то, что видел он. И хотя он видел, что непростой рельеф, он абсолютно убежден, что все видели тоже самое, что и он. Если вдруг ребенок говорит: «А можно я посмотрю с той стороны?» — эгоцентрическая позиция преодолена. Но 6ти летний ребенок абсолютно уверен, что все видят мир так, как он.

Пиаже считает, что в семь лет преодолевается эгоцентрическая позиция. Но он считает, что темпы развития — индивидуальны. Мы все проходим одни и те же стадии, но скорость индивидуальна. И если говорить о школьной готовности, это гораздо больше соответствуют, чем тестирование.

Пока ребенок в эгоцентрической позиции — ему очень трудно вообще вписаться в какую-либо организованную систему обучения. Эгоцентрическая позиция преодолевается где-то в семь лет, но это не значит, что взрослый не может быть эгоцентристом. Пиаже говорит о том, что мы можем быть эгоцентристами, когда начинаем рассуждать о вещах, о которых очень мало знаем. И мы говорим: «Да что-же они там не видят что ли!» По сути, Пиаже нас предостерегает сначала узнать всю ситуацию, а потом уже так уверенно высказываться.

В Женеве есть институт имени Пиаже, им самим в свое время образованный, очень сильный исследовательский центр, в котором работают ученики Пиаже. Уже ими разрабатывается очень интересное представление о механизмах преодоления эгоцентризма.

Понятие «социо-когнитивного конфликта» — ужасно полезная штука для ребенка. Мы говорим о том, что у взрослых людей может быть абсолютно разная позиция. Взрослые пытаются спорить, обосновывая свою позицию — когнитивный конфликт решается когнитивными же средствами. У ребенка нет когнитивных средств и когнитивный конфликт очень скоро перерастает в социальный — драться и ругаться. И во взрослости, если человек прибегает к этой форме, значит с аргументацией и логикой у него не очень все хорошо обстоит.

Но оказывается, что чем чаще ребенок оказывается в ситуации социо-когнитивного конфликта, тем скорее расшатывается его позиция (если кто-то готов биться за свою другую позицию, может быть в ней что-то есть). И получается, что ребенку полезно общаться в кругу сверстников, они ему нужны как люди, которые не будут уступать, ведь взрослый человек спорить с ребенком не может именно потому что у ребенка другая логика. То есть взрослый, в силу своей компетентности и более зрелой позицией не будет драться с ребенком.

Реализм мышления
Это сведение реального плана до границ видимого. Мы говорим об ограничениях для ребенка: реальным для него является только то, что он видел своими глазами. Только то что он видел, является для него реальным. Что же он видит? Он видит только то, что является феноменом. Говоря о развитии познания ребенка, аппелируется к познанию его мира. Гораздо чаще говорится о том, что ребенок познает физический мир и законы его устройства. Что он видит? Он видит, что идет снег. Это реальность, в которой он существует. Чего он не видит? Он не видит скрытых механизмов (отчего идет снег).

У нас дети сейчас считают и читают в дошкольном возрасте. Ребенок спрашивает, откуда идет снег и мы честно рассказываем о феноменах круговорота воды в природе. И он с таким интересом слушает и вроде бы все понял. Но завтра мы ему рассказываем, что наверху, в облаках живет Метелица, она трясет перинку и из нее падает снег. И это правда для ребенка. И между этими двумя правдами — никакой разницы. Снег это реальность, а все, что мы рассказываем про механизм — сказка. Есть Дед Мороз? Есть, — он же кладет подарки под елку.

Пример: Девочка боится, что за шторой кто-то сидит. Говорить, что этого нет — бессмысленно. Мы ничем не поможем ребенку потому что у него это есть. Поэтому если мы имеем дело с ребенком дошкольного возраста, как с ними работать? Спрашиваем ее о том, а кто там сидит — она рисует персонаж — страшная фея с зелеными глазами. Спрашиваем, зачем она приходит и пугает — не надо говорить, что ее нет. Ребенок фантазер и говорит, что надо побрызгать штору живой водой и она больше не станет приходить. И она опять говорит, где ее взять и как ее приготовить.

Конечно, если появляются такие страхи, существуют и более глубокие причины — есть какая то тревога. Но симптомы у ребенка в дошкольном возрасте снимаются очень легко.

Второй феномен — тоже очень важный — ложь. Ребенок обманывает, глядя ясными и честными глазами. Еще более грустно, когда родитель спрашивает, все ли в порядке с головой. Ребенок обманывает, когда знает, что проверить это очень легко. Какой смысл, зачем ему это делать?

Артефициализм
Мы пришли к тому, что ребенок видит феномены, но не понимает механизмов их проявления. Для ребенка взрослый остается всесильным. И для ребенка взрослый может быть виновником происходящих и физических событий, что все феномены физического мира тоже могут быть делом рук человека.

Вопросы, которые задает ребенок: «Зачем в каждую вишенку кладут косточку?» — ребенок даже и подумать не может, что так задумано природой.

Непонимание причинно-следственных связей также приводит к таким гипотезам.

«Зачем снег кладут на крышу, там же нельзя на санках кататься?» То есть все по воле человека.

Поскольку ребенок подозревает человека во всесилии, он движется еще дальше. И появляется такая особенность как магия детского мышления.

Магия детского мышления
Если природные условия — дело рук человека, то может я тоже могу?
Пиаже описывает свою дочку, которая тайком отрывает листочки от отрывного календаря. Зачем? Приблизить событие.

В чем прав ребенок? Он совершенно правильно связал течение времени и отрывание календаря. Но суть этой связи ему не понятна. А вдруг вот таким прямым образом? И ребенок экспериментирует таким образом.

Алогичность
Становится тем связующим звеном творчества Пиаже, между первой и второй теоретическими концепциями.

Мышление ребенка алогично. Пиаже обнаружил специфические особенности мышления ребенка, но трудность состояла в том, что он очень болго не мог найти понятийный аппарат. Он ищет в психологии и не находит. Но для сравнительного анализа это не подходит.

Пиаже говорит, что оттолкнемся от взрослого. Взрослые логичны. И это уже давным давно сказано до Пиаже в формальной логике. То есть он все время выходит за рамки одной формальной дисциплины.

Есть дисциплина формальная логика. Логика говорит об особенностях построения рассуждений. Что значит «мыслить логично»?

  • Выделять причинно-следственные связи;
  • Быть непротиворечивым в высказываниях;
  • Дедукция — мысль взрослого человека можно охарактеризовать как дедукцию — движение от частного к частному через общее — мы можем связать две частности, только найдя в них что-то общее;

Ребенок не выделяет причинно-следственных связей. Вопрос к ребенку классический и с классическим ответом: «Спросите у ребенка, отчего ветер дует?» «Оттого, что деревья качаются», — скажет малыш. Он прав, он связал два явления. Но что является следствием, а что является причиной — откуда ему знать. И у него выстраивается прямо противоположная логика. В этом случае с календарем, для ребенка также непонятно, что является причиной, а что — следствием.

Нечувствительность к противоречиям
Ребенок смотрит на лужу, в которой плавают осенние листья. Почему они плавают, почему они не тонут? «Потому что они легкие», — говорит ребенок. И тут же ребенку предлагают посмотреть на море и спрашиваем: «А почему же не тонет большой корабль?» «А потому что он тяжелый», — ответит ребенок.

Таких рассуждений сплошь и рядом. И поймать ребенка на противоречиях невозможно потому что он не видит в этом ничего невозможного.

Феномен Пиаже — это… Что такое Феномен Пиаже?

Феномен Пиаже — психологическое явление, наблюдаемое у детей дошкольного возраста и заключающееся в невозможности постижения ими таких характеристик окружающих предметов, как количество, размер, объём и т. п.

Этот феномен выражается в ошибках количественного сопоставления характеристик. Проверка производится рядом опытов, называемых задачами Пиаже (англ. Piaget’s conservation experiments). Например, ребёнок может указывать, что:

  • предметов, положенных в ряд, по его мнению, становится больше, если их же расставить с бо́льшими промежутками.
  • кусок пластилина, по его мнению, уменьшается, если из шарика его раскатать в «сосиску» или полоску.
  • верёвка становится короче, если её изогнуть.

При этом «правильному» ответу с умением «правильно» его объяснить ребёнка возраста 4-6 лет обычно невозможно научить — он так же легко «переучивается» обратно.

Феномен объясняют тем, что понимание абстрактных законов происходит в процессе воспитания, не сразу. При этом обычно закон сохранения количества предметов (при их передвижении) постигается ребёнком на 1,5-2 года раньше, чем закон сохранения непрерывного вещества (при деформировании тела) и законы типа «где забрали больше, осталось меньше», а также обратимость операций.

Стадии реакции ребёнка на проводимые опыты:

  1. непонимание сохранения (4-6 лет) — ответ зависит от расположения и формы;
  2. промежуточный уровень (7-10 лет) — ребёнок либо даёт разные по правильности ответы в разных ситуациях, либо даёт правильный ответ, но не может объяснить; либо меняет ответ в зависимости от контрвнушения;
  3. понимание сохранения (11-13 лет) — ребёнок уверенно даёт правильный ответ и может его объяснить.

Эксперименты показали, что дети, у которых был обнаружен феномен Пиаже, при выборе «больше»/«меньше», «одинаково»/«не одинаково», имеют в виду каждый раз разные параметры (количество, длина, габарит), в определённые моменты ими более чётко и наглядно воспринимаемый.

Отсюда можно сделать вывод, что овладение действием количественного сравнения не происходит спонтанно, как утверждал Ж. Пиаже, а требует специального обучения, в том числе обучения логическим правилам выполнения этого действия.

Похожие признаки «недостаточного» развития были обнаружены антропологом Клодом Леви-Строссом у дикарей.

Схема Пиаже упоминается в книге Человек, который принял жену за шляпу = The Man Who Mistook His Wife for a Hat. — СПб.: Science Press, 2006. — 301 с. — 5 000 экз, экз. — ISBN 5-902626-01-3.

Источники

Феномены детского мышления: Феномены Пиаже

Многих родителей волнует вопрос, с какого возраста давать ребенку деньги на карманные расходы и когда доверять ценные вещи. Очень хочется, чтобы ребенок проявил самостоятельность и ответственность. Когда же восьмилетний школьник теряет деньги или ломает дорогие телефоны, мамы и папы сильно расстраиваются.

После школы восьмилетний Андрей вместе с гувернанткой возвращается домой на автобусе. Родители купили проездной билет, но мальчик порой забывает его дома. Андрею приходится расплачиваться собственными деньгами, подаренными дедушкой на день рождения. Деньги Андрей носит с собой повсюду, ему нравится чувствовать себя «при деньгах», покупать на них себе и девочкам сладости и мелкие игрушки. Платить же за проезд Андрей не любит, но он это выполняет. Ведь с отцом не поспоришь!

Однажды школьник забыл дома и проездной, и деньги. Пришлось занимать у гувернантки. Всю дорогу Андрей чуть не плакал: «Пожалуйста, не берите моих денег, когда приедем домой! Ну, пожалуйста!»

Первое время  гувернантка не могла вынести страданий ребенка  и  прощала долг. Когда же подобное поведение стало повторяться почти ежедневно, она поняла, что совершает педагогическую ошибку, поощряя безответственность Андрея, и прекратила реагировать на истерики.

Мальчик почти перестал забывать дома деньги и проездной. Когда же это все-таки случалось, ребенок закатывал истерику и в плаче доходил до состояния аффекта. Он не понимал, почему должен вернуть деньги гувернантке.

Оказывается, мышление ребёнка абсолютно не готово экономить, анализировать, сохранять и делать выводы на основе анализа. Всё, что ребёнок может в этом возрасте – это потерять деньги, стать жертвой ограбления (более взрослые дети отнимут, да ещё запугают, чтобы не говорил родителям), накупить никому не нужных вещей, попытаться «купить» себе друзей, закармливая их пирожками и сладостями…

Мы, взрослые, давно забыли, как мыслили в детстве. Нам кажется, что мы были просто менее умными, меньше знали. Как же можно мыслить иначе?! Как видите, можно! Чтобы понять ребёнка, нужно знать, как он мыслит. Задача эта очень непростая. Справиться с ней смог всемирно известный швейцарский учёный Жан Пиаже.

Ученый провёл ряд экспериментов с детьми от четырёх лет и обнаружил поразительные особенности детского мышления.

Детям показывали два ряда бус с одинаковым количеством бусинок, два одинаковых сосуда с одинаковым количеством воды и два одинаковых комочка глины. Испытуемым задавали вопрос, одинаково ли количество бусин в обоих рядах, одинаково ли количество воды сосудах и одинаково ли количество глины в комочках? Все отвечали: «Одинаково».

Затем на глазах ребенка в одном из рядов  бусины раздвигали  дальше друг от друга; воду из одной емкости переливали в более узкий сосуд, так что уровень воды становился, чем был изначально; один из комочков глины раскатывали в длинную колбаску. После всех этих манипуляций испытуемым вновь задавали те же вопросы.

Ответ дошкольников от четырёх до шести лет звучал так: в первом ряду бусин больше, чем во втором; в более узком сосуде воды больше; в колбаске глины больше. При этом любые объяснения, что это не так, любые попытки втолковать правильные ответы не давали никаких результатов.

Ребёнок семи-десяти лет либо давал разные по правильности ответы в разных ситуациях, либо давал правильный ответ, но не мог его объяснить, либо легко соглашался, если ему внушали противоположный ответ.

И, наконец, ребенок одиннадцати-тринадцати лет всегда уверенно давал верный ответ и мог как-то обосновать свое утверждение.

Эти явления в психическом развитии любого ребенка были впоследствии названы феноменами Пиаже.

Пиаже пытался найти им объяснение: может быть, ребенок не понимает вопросов, которые ему задают? Он настойчиво обращал внимание детей на то, что их спрашивают не о расстоянии между бусинками, а об их количестве и т.д. Но дети стояли на своем и на вопрос «почему воды больше?» отвечали: «Потому что ее перелили».

Выходит, принцип сохранения (количества, объёма, массы…) ребенок может освоить в лучшем случае к одиннадцати годам, ведь для этого нужно выполнять операции с понятиями. Более того, способность сравнивать количества появляется не спонтанно, а требует специального обучения, в том числе обучения логическим правилам.

Это доказали ученые-педагоги Л. М. Фридман и Л. И. Земцова. Они провели несколько экспериментов с пятью группами испытуемых: старшие дошкольники (от 5 до 7 лет), младшие школьники (от 7 до 9 лет), младшие подростки (от 10 до 12 лет), старшие школьники и взрослые.

Испытуемому показывали десять разных предметов: линейка, веревочка, карандаш, мяч, кубик и т. д. Убеждались, что он знает каждый из них и может назвать свойства, затем спрашивали: «Какой из этих предметов самый большой и почему?» и «Какой из этих предметов самый маленький и почему?» Все дошкольники, подавляющее большинство младших школьников и подростков и больше половины старших школьников и взрослых сразу указывали на один предмет или группу самых больших или самых маленьких. Хотя параметр, по которому нужно было сравнивать эти предметы, не был указан.

В последней серии экспериментов у всех испытуемых, которые пытались сравнить предметы без параметра сравнения, был обнаружен феномен Пиаже. То есть они не владели или плохо владели принципом сохранения!

Дети и взрослые, у которых обнаружен феномен Пиаже, сравнивают предметы не по тому признаку, о котором их просят, а по тому, который бросается им в глаза. Когда перед ними два одинаковых предмета: два одинаковых ряда бус, два одинаковых сосуда с одинаковым количеством воды и два одинаковых комочка глины, они так и говорят: «Одинаково». А когда один из предметов меняет форму, то сравнение происходит исключительно по внешнему, самому наглядному признаку: длине бус, высоте уровня воды и длине колбасок из глины.

Сотрудница крупнейшего американского специалиста в области исследования когнитивных процессов Джерома Брунера  И. Франк  обнаружила, что если ребенка четырёх-пяти лет спросить, изменится ли количество воды, если ее перелить из одного сосуда в другой, например более широкий, то большинство этих детей отвечали, что воды останется столько же. Но когда это переливание проделывали на их глазах, то они указывали на сосуд с более высоким уровнем воды, как на содержащий воды больше.

Понимание абстрактных законов, к которым относится закон сохранения, происходит в процессе развития и обучения. Раньше пяти лет понять такие законы не позволяет уровень развития мышления. А после пяти развитие уже соответствует требуемому уровню, но без обучения этого всё равно никогда не произойдёт, иначе бы взрослых с феноменом Пиаже не было.

В ходе экспериментов Джером Брунер и его сотрудники установили, что если детей пяти-шести лет тренировать, то трое из четырёх детей поймут принцип сохранения.

Простое накопление знаний не приводит автоматически к развитию мышления. Мышление ребенка формируется в процессе обучения, когда под руководством старших ребёнок активно овладевает различными практическими навыками и осваивает различные способы познавательной деятельности, начиная от наблюдений за природой и экспериментов над домашними питомцами, заканчивая освоением мира книг, кино и, конечно же, освоением наук в школе.

Об этом свидетельствуют исследования психолога Калифорнийского университета Патриции Гринфилд. Она выяснила, что  при отсутствии школьного образования интеллектуальное развитие, вскоре после девяти лет прекращается.

В наших силах помочь освоить ребенку законы логики, стать более самостоятельным и ответственным. А если вы, дорогие родители, хотите проверить, в правильном ли направлении развивается ваш ребенок, то вам могут помочь тесты Стенфорд–Бине и Векслера.

Тест Стенфорд–Бине позволяет определить так называемый умственный возраст ребенка, вычислить  коэффициент интеллекта исходя из общей осведомленности, уровня развития речи, восприятия, памяти, способности к логическому мышлению.

Тест Векслера имеет два различных варианта: для детей от четырёх до шести лет и от семи до шестнадцати. Он оценивает владение словом, умение обнаруживать сходство и различие между предметами, запоминать, считать и ряд других способностей.

Возможность раннего развития детей не вызывает сомнений. И вундеркинды – живое тому подтверждение. Но пусть особенности детской логики до поры до времени не вызывают у вас беспокойства.

 Читайте другие статьи Любови Майской о феноменах детского мышления!

🖋 Учимся говорить.

🖋 Детский эгоцентризм.

🖋Учимся мыслить по-взрослому.

🖋 Законы детской логики.

Любовь Майская – автор книг и статей по детской психологии. В своих работах рассуждает о том, как воспитать самостоятельную, сбалансированную личность и о том, какие ловушки могут подстерегать родителей, живущих по принципу «всё лучшее – детям». В своих выводах автор опирается как на научные данные, излагая их простым и понятным языком, так и на примеры из личной практики работы с детьми. По первому образованию Любовь Майская – математик и программист, по второму – психолог, а по натуре – исследователь. Её первая книга «Записки гувернантки. Как выбрать няню», изданная в 2012 г., сразу же попала в пятёрку лучших книг для родителей. В следующем году вышла вторая книга, продолжающая серию «Записки гувернантки»: «Меняю всех нянь на одну маму». Сейчас Любовь Майская работает над третьей книгой и ведет колонки о детской психологии в журналах, посвященных здоровью

Версия для печати

Феномен Пиаже.: rabota_psy — LiveJournal

leftbot (leftbot) wrote in rabota_psy,
Category: Когда я слышу о феномене Пиаже, появляется чувство какого-то дискомфорта, саднения, что-то царапает изнутри.
Давно это было. У меня всё уже было давно. Где-то в начале 80-х. На психфаке семинар по детской психологии. Доклады, вопросы, обсуждения. Ну и конечно же, доклад по работам Пиаже. Куда же в детской психологии без Пиаже? Отчёт о повторении экспериментах силами аспирантов психфака и усилиями учеников первого «А» класса из какой-то там школы.
Эксперимент с бутылками выглядел так. Перед детьми поставили две закрытые пробками бутылки с водой, подкрашенной для контраста марганцовкой.
— Дети, эти бутылки одинаковые?
— Да! — дружно вопили дети.
— Воды в них налито одинаково?
— Да! — ещё громче вопили дети.
И тогда на глазах у детей бутылку справа переворачивают и ставят на пробку. Понятно, что уровень воды в правой бутылке становится выше за счёт узости горлышка.
— Дети, а где теперь воды больше? Вот в этой или в перевёрнутой?
— В перевёрнутой! — радостно вопят дети.
Что и требовалось доказать. Эксперимент Пиаже удался.
Но в эту пастораль перевёрнутых бутылок лезу я со своими мыслями по поводу. (Протокол семинара допускал вопросы из аудитории прямо по ходу доклада.) И я говорю, что вопрос: «а где теперь воды больше? Вот в этой или в перевёрнутой?» задан некорректно. В самом вопросе уже есть утверждение, что в какой-то из бутылок из-за операции перевёртывания стало воды больше. Понятно, что в той, в которой уровень воды стал выше.
Докладчица отнеслась к моей реплике излишне болезненно.
— Вы сейчас с кем спорите? Со мной или с Пиаже? — ответила она вопросом на вопрос.
— Я не знаю французского языка, и в какой форме и каких именно интонациях задавал вопросы своим испытуемым Пиаже, судить не могу.
— Послушайте, вы отдаёте себе отчёт, где вы, а где Пиаже?
— Отдаю. А по существу?
— А по существу вы мне срываете доклад.
Я, разумеется, замолчала. И докладчица продолжила свои бла-бла-бла про Пиаже и этапы становления логического мышления.
И вот, что я тогда хотела сказать, но не получилось. Я вовсе не собираюсь утверждать, что у детей с логикой всё в порядке. Честно-то говоря, с этим и у многих взрослых ой, как нехорошо! Но помимо слабости логического мышления, у детей не развит понятийный аппарат. Для ребёнка выше и больше — это синонимы. Там где вода стоит выше, там и больше. У ребёнка ещё нет чёткого понимания слов. А вот что у него есть, и что намного опережает и развитие логики, и освоение речи, так это понимание того, что от него хочет взрослый. Это понимание возникает ещё даже предвербально. Делать так, как хочет взрослый — это жизненно необходимо было для маленького ребёнка. И так было на протяжении всего становления человеческого вида. По этому качеству шёл естественный отбор. У непослушного, упрямого, несговорчивого ребёнка, не идущего на контакт, не понимающего, что от него хочет взрослый, было меньше шансов выжить.
Лишь последние 100 или 200 лет жизнь для таких детей стала более безопасной. Отсюда, кстати, и рост количество аутистов в популяции. Не выживали дети-индиго в каменном веке. Гибли в младенчестве. Прежде, чем обучаться логике и даже речи, дети учились послушанию. И два века сравнительного благополучия кардинально генетику изменить не могут. А потому правильный ответ на вопрос взрослого, будет не тот, который верен с точки зрения логики, а тот ответ, который от ребёнка хочет услышать взрослый, с точки зрения ребёнка, конечно.
Взрослые тёти и дяди экспериментаторы хотели, чтобы всё получилось, как у Пиаже. Так и получилось. А какие ответы от детей хотел услышать первопроходец Пиаже? — Не могу знать. Кстати, Шалва Александрович Амонашвили, который изучал процессы становления логического мышления у детей, получал несколько другие результаты у детей. Не в общем направлении, а по частотности. Амонашвили в экспериментах был заинтересован не в повторении опытов Пиаже, а в преодолении детской алогичности. А потому правильные ответы, то есть те, которые хотел экспериментатор, и логически правильные ответы совпадали. У него там в книге (в лом искать в какой) мальчик Саша, который на все каверзные пиажевские вопросы отвечает не по-детски верно.
Но почему я вдруг вспомнила о феномене Пиаже? Да вот, слушала на трубе лекции Петухова Валерия Викторовича. Все подряд. Зацепилась ухом за феномен Пиаже 18:53, стала слушать внимательнее. И вдруг 24:13. «Чиво-чиво?!» Отматываю назад. И вновь психолог Петухов, чеканя слова, как золотые монеты, произносит: «Интуиция это и есть принятие части за целое.» Опаньки! А молоток в таком случае это и есть забивание гвоздя.
Нет, конечно, в качестве метафоры и не такое ещё прокатывает. Типа «Партия и Ленин — близнецы-братья». И вот спрашивается: почему Партия Ленину брат, а не сестра?
Но в данном случае советский и российский психолог, кандидат психологических наук, доцент, затем профессор кафедры общей психологии факультета психологии МГУ, получивший почетное звание «Заслуженный преподаватель МГУ», лауреат премии им. М. В. Ломоносова за педагогическую деятельность, автор более 60 научных работ и соавтор 3-х томов книг «Общая психология» и т. д., и т.п. Петухов Валерий Викторович в своей лекции даёт определение интуиции, а штук двести студиозов сидят и эту нелепость конспектируют. И теперь они будут знать: что такое интуиция.
Но что же такое интуиция? И что, в таком случае, принятие части за целое?
Лезем в википедию и её окресности. Нет, не за ответом, а за зерном кристаллизации. «ИНТУИЦИЯ – способность непосредственного постижения истины, минуя опыт и логические рассуждения. (Краткий словарь философских терминов).
Интуи́ция (позднелат. intuitio — «созерцание», от глагола intueor — пристально смотрю) — способность, свойство человека понимать, формировать и проникать в смысл событий, ситуаций, объектов посредством инсайта, озарения, единомоментного подсознательного вывода, основанного на воображении, эмпатии и предшествующем опыте, «чутьё», проницательность. (Википедия.)
Лично мне больше импонирует такое определение: «Интуиция — это попросту знание о чем-то без понимания того, как это знание было получено.» (психолог-когнитивист Дэниел Деннет)
Но даже определение адептов интуиционизма, что интуиция — это шёпот Бога. Да, это определение интуиции. Можно спорить о наличии Бога, об его навыке шептать, о возможности его услышать. Но это определение интуиции в рамках их (интуиционистов) концепции. А вот «принятие части за целое» нет, это не определение интуиции.
Принятие части за целое — это один из пунктов списка когнитивных искажений. (Википедия.)
И по сути неважно: интуитивно ли мы приняли часть за целое, или логически пришли к этому. Например, силлогизм из средневековых учебников логики: «все лебеди белые, эта птица лебедь, эта птица белая». Вполне себе дедукция. С опорой, конечно, на индукцию: «все лебеди белые». Но потом вдруг в Австралии находят чёрного лебедя. Был, в общем-то, выход не ударить в грязь лицом — не называть чёрного австралийского лебедя лебедем. Но зоологам как-то и наплевать на лицо логиков, у них своя систематизация.
Очень интересная эта тема — когнитивные искажения. И сравнительно мало истоптанная. Но почему-то в этом списке я не нашла самое частое когнитивное искажение — принять нечто такое за абсолютно другое. Видимо, слишком банально.
Теперь другой вопрос: когнитивных ошибок больше при интуитивном познании мира или при логическом? Разумеется, при интуитивном. Интуиция срабатывает, когда информация поступает на грани порогового восприятия. Индивид, как правило, понимает не только чтО он ощущает, но и понимает: что он ощущАет. При интуитивном познании мира ощущение не осознаётся либо из-за близости к пороговым ограничителям, либо, как в случае с детьми, а впрочем, и многими взрослыми, из-за отсутствия навыка анализировать собственные ощущения. Возможно, поэтому одну из стадий становления логического мышления у детей Пиаже назвал наглядно-интуитивной. Но это не повод, чтобы интуицию называть когнитивным искажением. И если бы как таковым. Так нет же, одним из пунктов из сонма подобных.
Простенький пример. Две жены уличают своих мужей в неверности. Обе оказываются правы. Спрашивают первую: как она узнала? Просто поняла и всё. Интуиция сработала. А другая сказала: запах чужого женского парфюма, женский волос на лацкане пиджака, едва заметный след чужой помады на воротнике и т. д. На самом деле всё это заметила и первая дама, но на уровне подсознания, а не сознания. Если бы Шерлок Холмс не мог сказать каким образом по оставленной в прихожей трости, он понял, что к нему приходил сельский врач, то был бы гениальным интуитивистом, а не логиком.
Принято противопоставлять интуицию и логику, и они действительно соотносятся как бессознательное и сознательное. Интуиция подсознательное постижение истины, логика сознательное. Разумеется, логическое имеет существенные преимущество перед интуитивным, уже хотя бы в том, что оговаривает путь к полученному результату. И каждый (ну, почти) может прийти к этому же результату, если будет следовать логически обусловленным путём. А результат, получаемый интуитивно, можно принять только на веру. И потому, чем больше своей территории интуиция уступит логике, тем лучше. Но всю познавательную территорию логике всё равно не захватить, слишком уж она громоздка и неповоротлива. Есть вещи, которые доступны только интуиции.
И вот спрашивается, почему никто не замечает явных ляпов в лекциях В.В. Петухова? Почитайте комментарии под видео — почитатели кипятком мочатся от восторга. Нет, это не риторический вопрос. И я знаю на него ответ. Валерий Викторович не просто лектор, он гениальный оратор. Демосфен! Он завораживает своими монологами. И если бы моё внимание в очередной раз не зацепило упоминание о феномене Пиаже, я бы и странноватое определение интуиции проглотила бы, не задумываясь. (Ну не зачёты же мне сдавать.)
Есть ещё один дяденька на ютюбе, лекции которого я с интересом слушаю. Полная противоположность Петухову. Это Фёдор Лисицын. То, чтО он говорит — это великолепно. То, как он говорит,.. логопеды слезами обливаются. И поверх всего фрикативное Г.

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Почему дошкольники путают количество и размер? Про феномены Пиаже » Татьяна Бедарева

Мария Семченко

Мария Семченко


Автор Семченко Мария Сергеевна,
психолог, специалист в области разрешения конфликтов и развития творческих способностей
г.Москва

В повседневной жизни каждый сталкивался с тем, например, что ребенок при игре настаивает, чтобы ему дали много мелких «денежек», а не одну крупную, потому что так их больше (с его точки зрения). Такое поведение связано не только с неумением малыша считать, но и так называемыми, «феноменами Пиаже».
 


Амелька в детском саду

Амелька


Феноменами Ж.Пиаже (по имени ученого) называют особый класс психологических явлений, характерных для детей дошкольного возраста. Суть феноменов заключается в невозможности точно оценить детьми (или даже постичь) количество, размер, объём предметов окружающего мира: дети ошибаются при попытках количественного сопоставления характеристик предметов. Особенностью феноменов заключается в том, что ребенка нельзя научить правильным ответам. Это объясняется тем, что законы воспринимаются абстрактно, ребенок понимает их только по истечении определенного возраста, плохо умеет сосредоточиться на изменениях объекта, объяснить причинно – следственные связи происходящего.

Если ребенку показывать объекты на рисунке, на котором изображено одинаковое количество предметов, но на левой части рисунка предметы более рассеяны по площади, то ребенок, сравнивая правую и левую часть рисунка, уверено ответить, что количество разное. Он их не считает, а основывается на свой опыт (больше площадь – больше количество). Похожую задачу можно повторить с бусинами, спросив малыша одинаково ли количество бус в обоих рядах. Он ответит, что да. Затем на его глазах нужно сделать изменения: один ряд бусин расставить на большие расстояния друг от друга, а второй ряд не менять. После этого ребенка снова нужно спросить, одинаково ли количество бусин в двух рядах? Несмотря на то, что ребенок все видел, обычно отвечает, что в первом ряду бусин больше, чем во втором.
 


Амелька в детском саду

Амелька


Это связано с такой особенностью детского мышления, как эгоцентризм, т.е. взгляд на мир только с позиции собственной точки зрения и невозможность выйти за эту грань. Эгоцентризм мышления обусловливает следующие особенности детского мышления: синкретизм, неумение сосредоточиваться на изменениях объекта, необратимость мышления, трансдукция (выводы от частного к частному), нечувствительность к противоречию, совокупное действие которых препятствует формированию логического мышления.

Эгоцентризм связан с необратимостью мышления, т. е. неспособности возвратиться к исходному пункту своих рассуждений, вспомнить состояния объектов до манипуляций с ними.
 


Амелька

Амелька


Задачи Пиаже – это проверка феноменов Пиаже посредством опытов, в которых ребёнок должен решать следующие задачи.
• Задача на закон сохранения количества: сравнить предметы, которые расположены в ряд. Дошкольнику предлагается сравнить ряды предметов (например, кубики). Если во втором ряду расстояние между предметами больше, ребенок полагает, что предметов там тоже больше.
• Закон на сохранение непрерывного вещества: ребенку показывают кусок пластилина, затем раскатывают из него «колбаску» и шарик. Ребенок считает, что объем пластилина уменьшается. Или, например, если на глазах ребенка налить поровну воды в два одинаковых стакана, то ребенок подтвердит равенство объемов. Но если вы в его присутствии перельете воду из одного стакана в другой, более узкий, то ребенок уверенно вам скажет, что в узком стакане воды стало больше.
• Если дошкольнику продемонстрировать веревку, которую затем свернуть кольцо, то он говорит, что она стала короче.

Важно понимать, что разные законы постигаются ребенком не единовременно, наблюдается десинхрония. Для детей 4-6 лет ответы зависят от : от расположения и формы предметов (непонимание сохранения), в 7-10 лет ребёнок либо даёт разные по правильности ответы в разных ситуациях, либо даёт правильный ответ, но не может объяснить; либо меняет ответ в зависимости от ситуации. И только в 11-13 лет ребёнок уверенно даёт правильный ответ и может его объяснить. Поэтому родителям необходимо постараться не раздражаться при отсутствии ожидаемого поведения от ребенка, а проявить терпение и понимание.

Литература:
1. Выготский Л.С. Проблема речи и мышления ребенка в учении Ж. Пиаже: В кн. Мышление и речь.Собрание сочинений.- М., 1982-84 гг.
2. Когнитивная психология. Под ред. Дружинина В.Н., Ушакова Д.В. М.: 2002 — 480 с.
3. Пиаже Ж. Теория Пиаже. – В кн.: История зарубежной психологии. Тексты / Под ред. П.Я.Гальперина, А.Н.Ждан. – М.: Изд. МГУ, 1986 344 с. – С. 232-292

 


Почитать еще:
Шоу мыльных пузырей для детей в СПБ
Жизнь с детьми не заканчивается?
Путешествия с маленьким ребенком
Как путешествовать дешево и самостоятельно!
Карты Проппа или Как самому сочинять сказки детям?
Петровская Акватория — Петербург в миниатюре
С малышами в Ленинградский зоопарк 2014
Куда пойти с детьми в СПБ? На Арт-безумие!
Адаптация ребенка в детском саду: помогаем малышу!
Как рассчитать сумму пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет!
Конкурс «Как отдыхают малыши» — для вас!
Три дня моей жизни: день первый
Перлы моей дочки 😉
Если Папа мало помогает Маме… Советы психолога

Феномены Пиаже в моей практике: janemouse — LiveJournal

В книге Звонкина описан известный эксперимент Пиаже о том, что до определённого возраста дети не вполне понимают, что значит слово «больше» в применении к разным предметам,
и сравнивают предметы не по количеству,
а по занимаемому месту в пространстве.
Я пробовала проверять на своих собственных детях, но они на такую штуку не ловились.
Хотя многие дети 3-4 лет ловятся.
Недавно я имела шанс в этом очередной раз убедиться.

При объяснении математики,
при постановке задачи мы пользуемся языком,
словесными формулировками,
и дети до определённого возраста понимают слова не в точности так, как мы того хотели.

Зачастую дети понимают слишком буквально.
Примеров из жизни можно привести множество.

Например, мой любимый пример:
папа с четырёхлетним мальчиком идёт гулять.
Лифт останавливается на первом этаже, и папа командует:
«Ну всё, Влад, приехали. Выползай!»

Мальчишка тут же плюхается на коленки и выползает из лифта.

Мы смеёмся такому буквальному пониманию шуток, а дети могут всерьёз испугаться, услышав, как кто-то «умирает от усталости» или кто-то говорит, что «у меня уже ноги отваливаются».

С формулировками задач и вопросов происходит то же самое:
мы не можем быть уверены, что у всех детей достаточный уровень владения языковыми формулировками,
и поэтому некоторые простые задачи они не понимают.

У Звонкина описан эксперимент с монетами и спичками, выложенными в два параллельных ряда.
Пока монеты лежат напротив спичек, парами, дети уверенно говорят, что их поровну.
А когда один из рядов раздвигают пошире, то говорят «А теперь в этом ряду стало больше!»
Они не вполне понимают пока, в какой ситуации их спрашивают про «больше по площадки»,
а в какой — «больше по количеству».
Эти понятия долгое время смешиваются и путаются у некоторых детей.
И со временем сами встают по своим местам, без специальных занятий.
Просто такой этап развития.

В Омске у меня была группа шестилеток,
весьма толковых и сообразительных.

В какой-то момент мы с ними играли со счётными палочками,
выкладывали узоры из 5 палочек,
потом я одну перекладывала,
а они повторяли мой узор.

А потом я предложила такую игру:
они закрывают глаза, а я у каждого из узора забираю 1, 2 или 3 палочки,
потом они открывают глаза и говорят мне, сколько я палочек спрятала.

Все поняли, все справились.
-Вот тут не хватает палочки и вот здесь ещё, вы у меня две забрали!

Тогда я предложила другую игру:
я сама отворачивалась и закрывала глаза,
а они прятали часть своих палочек.

Казалось бы, для детей ситуация не сильно изменилась.
Они спрятали палочки.
Я посмотрела … и отгадала!
-Саша, ты спрятал 3 палочки. Ты, Федя, две. А Илюша четыре. Соня две.

Дети были страшно изумлены!
-Вы подглядывали! — возмущённо сказал один. — Вы под столом посмотрели!

Я попросила одну из мам проследить, чтобы я не подглядывала, и снова отвернулась.
Дети снова спрятали палочки, я повернулась … и опять угадала!

-Вы волшебница?! — с восхищением спросили Федя и Соня. — Откуда вы всё знаете??

А ведь считают уже до десяти, — вполне уверенно считают примеры (если они выглядят как примеры из учебника), но тут не разглядели, что это про то же самое.
Для них математика вся в задачках с цифрами, к палочкам не имеет отношения.

А вчера у меня был ещё один очень наглядный пример из той же области.

Мои любимые малыши уже умеют, тыкая пальчиком, отсчитать 5 предметов.

Но вот одна игра для большинства оказалась весьма сложной.
Я показывала на пальцах числа и просила повторить.
Скажем, 3 пальца на одной руке и 1 на другой руке.

С этим дети успешно справлялись.

Тогда я попросила показать то же самое количество пальцев, но другим способом.
Кто-то уже понимает, что можно пересчитать, и потом показать 4 пальца на одно руке, или по два пальца на каждой руке,

а для некоторых это совершенно не очевидно!

Мама пытается показать ребёнку эту идею.
Пересчитывает его 4 пальца,
потом показывает свои 4 и говорит:
-Смотри, их тоже четыре! Столько же!

Ваня смотрит на свои 4 пальца и на мамины 4, и говорит непоколебимо:
-у тебя больше! Они вон какие большие!

Этот диалог навёл меня на мысль.
Мы раздали каждому из детей по 5 деталек мозаики,
и по 5 кубиков.

пересчитали каждый из рядов,
положив их рядом.

убедились, что взяли по 5.
но только для детей это пока не аргумент!

А потом один из рядов мы раздвинули, и спросили, где больше.
Двое уверенно ответили, что поровну.
Один с сомнением сказал: «ПОХОЖЕ!»
Остальные сказали, что теперь больше там, где ряд длиннее.

И это нормально для какого-то возраста!
Они потом сами поймут, в какой ситуации вопрос «больше» про площадь, а в какой — про количество предметов!

А мы после этого играли так:
мозаики были тарелочками,
а кубики — кусками пирога.

Мама прячет, ребёнок угадывает, сколько кубиков спрятали (сколько кусков пирога съели)

Потом ребёнок прячет — мама угадывает.
В такой формулировке задача намного понятнее и проще для детей.

А вы у своих детей наблюдали феномены Пиаже?
В каком возрасте?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *