Фестингер теория когнитивного диссонанса: Теория когнитивного диссонанса | Фестингер Леон

Автор: | 27.08.2021

Содержание

Леон Фестингер: Теория когнитивного диссонанса Артикул: p1427780

ПРЕДИСЛОВИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Глава 1. ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ ДИССОНАНСА

  • Возникновение и устойчивость диссонанса
  • Определения понятий: диссонанс и консонанс
  • Нерелевантность 
  • Релевантные отношения: диссонанс и консонанс
  • Величина диссонанса 
  • Снижение диссонанса 
  • Изменение поведенческих когнитивных элементов 
  • Изменение когнитивных элементов, отражающих окружающую среду
  • Добавление новых когнитивных элементов
  • Сопротивление снижению диссонанса
  • Сопротивление изменению со стороны поведенческих когнитивных элементов
  • Сопротивление изменению когнитивных элементов, отражающих окружающую среду
  • Пределы увеличения диссонанса
  • Избегание диссонанса
Глава 2. ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ
  • Решения, приводящие к возникновению диссонанса
  • Величина диссонанса, возникающего после принятия решения
  • Проявления стремления к уменьшению диссонанса, возникающего после принятия решения 
  • Изменение или аннулирование своего решения 
  • Изменение представлений об имеющихся альтернативах
  • Установление совпадения когнитивных элементов
Глава 3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ: ЭМПИРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ 
  • Данные о чтении рекламы 
  • Эксперимент, посвященный уверенности в принятом решении 
  • Эксперимент, посвященный изменению привлекательности доступных альтернатив 
  • Трудности изменения принятых решений 
  • Влияние принятого решения на будущие действия
Глава 4. ФЕНОМЕН ВЫНУЖДЕННОГО СОГЛАСИЯ: ТЕОРИЯ
  • Диссонанс, являющийся следствием вынужденного согласия
  • Величина диссонанса, возникающего вследствие вынужденного согласия 
  • Проявления стремления к снижению диссонанса, вызванного вынужденным согласием 
Глава 5.
ЭФФЕКТЫ ВЫНУЖДЕННОГО СОГЛАСИЯ: ЭМПИРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
Глава 6. ПРОИЗВОЛЬНОЕ И НЕПРОИЗВОЛЬНОЕ ЗНАКОМСТВО С НОВОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ: ТЕОРИЯ 
  • Вероятность релевантного действия в будущем 
  • Наличие диссонанса
  • Случайное и вынужденное столкновение с информацией
Глава 7. ПРОИЗВОЛЬНОЕ И НЕПРОИЗВОЛЬНОЕ ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ: ЭМПИРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
  • Предварительный поиск информации перед совершением действий 
  • Уменьшение диссонанса путем поиска информации
  • Смешанные характеристики добровольной аудитории 
  • Реакции на невольное и вынужденное столкновение с информацией
  • Успешное создание диссонанса путем принудительного знакомства с информацией 
  • Эксперимент по проблеме информационного воздействия
  • Результаты эксперимента
Глава 8. РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ: ТЕОРИЯ
  • Уменьшение диссонанса, порожденного социальным разногласием 
  • Возникновение широкой волны слухов
  • Отрицание действительности
  • Феномены массового обращения в веру
Глава 9.
РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ: ЭМПИРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ПРОЦЕССАХ СОЦИАЛЬНОГО ВЛИЯНИЯ 
  • Процессы влияния, приводящие к уменьшению диссонанса
  • Диссонанс, порождающий процессы социального влияния
Глава 10. РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ: ЭМПИРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О МАССОВЫХ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЯХ
  • Уменьшение диссонанса через распространение слухов
  • Ложная вера
  • Процессы массового обращения в свою веру
Глава 11. РЕЗЮМЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ 
  • Некоторые замечания относительно индивидуальных различий 
  • Некоторые эффекты изменения социального статуса и роли 
  • Перспективы теории диссонанса
УКАЗАТЕЛЬ

Читать «Теория когнитивного диссонанса» — Фестингер Леон — Страница 1

Леон Фестингер

Теория когнитивного диссонанса

Leon Festinger

A THEORY OF COGNITIVE DISSONANCE

A THEORY OF COGNITIVE DISSONANCE by Leon Festinger published in English by Stanford University Press.

Copyright © 1957 by Leon Festinger, renewed 1985. All rights reserved.

This translation is published by arrangement with Stanford University Press, www.sup.org.

© Анистратенко А.А., перевод на русский язык, 2018

© Знаешева И.В., перевод на русский язык, 2018

© Аллахвердов В., предисловие, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Из этой книги вы узнаете:

• Что такое когнитивный диссонанс и как он возникает

• Как когнитивный диссонанс воздействует на наше поведение и восприятие мира

• Почему нам сложно отказаться от убеждений и веры

• Способен ли когнитивный диссонанс повлиять на принятие решений

• Что может изменить нашу реакцию на рекламу

• Как связаны когнитивный диссонанс и мотивация

Предисловие

Дорогой читатель! Вы держите перед собой Великую книгу. За 150 лет самостоятельного существования психологии написано море книг. Прочесть все невозможно. Читать надо лучшее, в первую очередь классику.

А кто бы ни составлял перечень самых влиятельных книг по психологии, он обязательно включил бы в нее эту работу Леона Фестингера, впервые опубликованную в 1957 году. Великие книги не устаревают.

Л. Фестингер родился 8 мая 1919 года в Нью-Йорке в еврейской семье эмигрантов из России Алекса Фестингера и Сары Соломон, там же в 1939 году стал бакалавром, в 1940-м – магистром в университете штата Айова, где начал работать научным сотрудником в Центре изучения ребенка. В 1942 году получил степень доктора философии по психологии. Его научным руководителем был Курт Левин (несомненно влияние теории поля Левина и вообще гештальтистов на творчество Фестингера). В годы Второй мировой войны (1942–1945) служил в Комитете по отбору и обучению летчиков при Рочестерском университете. В 1945 году включается в работу группы Левина в Массачусетском технологическом институте, позднее, в 1947 году, после смерти Левина, перемещается вместе с группой в Мичиганский университет. В 1951 году он работает в университете Миннесоты, в 1955-м переходит в Стэнфорд.

И, наконец, с 1968 года и до своей смерти в 1989 году – профессор Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке. В течение жизни получает множество премий и наград (включая престижную премию «Выдающемуся ученому» Американской психологической ассоциации в 1959 году).

Психологи обычно изучают удивительные феномены нашей психической жизни и пытаются найти им объяснения. Великие психологи идут дальше – они видят за этими феноменами человека во всей его неразгаданной полноте. Леон Фестингер даже на фоне самых великих выделялся широтой интересов – он занимался принятием решений, проблемой потери индивидуальности в группе, способами, которыми люди сравнивают себя с другими, психологическими аспектами технологии изготовления доисторических орудий, зрительным восприятием и движением глаз, групповой динамикой и т. д. Но главным его достижением все же стало создание теории когнитивного диссонанса.

Л. Фестингер произвел когнитивный переворот еще даже до возникновения когнитивной психологии, причем в области социальной психологии, максимально удаленной от когнитивных исследований.

Он вывел закон: если два элемента мышления противоречат друг другу (находятся в диссонансе), то это побуждает личность к поведению, сокращающему диссонанс. То, что человек стремится жить в рациональном мире и избавляться от противоречий, постулировалось еще философами Нового времени. В конце XIX века И. Бернгейм в экспериментах с постгипнотическим внушением продемонстрировал, что человек стремится найти разумное, пусть даже неправильное, объяснение собственному поведению, которое – о чем сам человек не догадывался – было внушено ему в гипнозе. З. Фрейд наблюдал эксперименты Бернгейма и описал в рамках построенной им теории неосознаваемые механизмы борьбы человека с противоречиями (среди них – вытеснение и рационализация). Но объяснения оставались во многом спекулятивными, а в построениях Фрейда к тому же с сильным мифологическим привкусом.

Фестингер в специально сконструированных условиях показывает: если человек совершает поступок, противоречащий его убеждениям, то возникает когнитивный диссонанс. Для ликвидации диссонанса используется внешнее оправдание (меня заставили, приказали или хорошо заплатили). Но если поводов для внешнего оправдания мало, то человек ищет внутреннее оправдание этому своему поступку, например, не осознавая этого, изменяет собственные убеждения, т. е., как говорит Фестингер, сглаживает когнитивный диссонанс. Порожденные им идеи и экспериментальные замыслы произвели настолько сильное впечатление, что породили волну последователей, проводивших удивительно остроумные экспериментальные исследования (см., например, обзорные работы Э. Аронсона, который именно под воздействием книги, которую вы держите перед глазами, пришел к решению изучать социальную психологию).

Приведу пример, показывающий эвристическое значение теории Фестингера даже в той зоне, где он сам, скорее всего, не ожидал бы увидеть проявление своих теоретических построений. В наших исследованиях в Санкт-Петербургском университете было обнаружено, что если человек совершает ошибки в простых когнитивных задачах (ошибается при складывании цифр, делает опечатки и т.  д.), то оказывается, что он имеет тенденцию повторять собственные ошибки, даже если сам их не замечает. Эффект повторения ошибок явно напоминает сглаживание когнитивного диссонанса – сделав ошибку, человек, не осознавая этого, как бы принимает решение: раз под воздействием определенных условий он сделал ошибку, то это вовсе и не ошибка, его поведение оправданно, а потому он вправе ее повторить.

Фестингер не только создал теорию, которая опирается на общие основания, но и сумел вывести следствия, которые можно подвергнуть экспериментальной проверке. Его теория оказалась эвристичной – другие исследователи обнаруживали предсказываемые теорией феномены даже там, где сам Фестингер вряд ли ожидал бы их увидеть. Тем самым он создал подлинно научную теорию. А его книга учит нас самому главному – тому, как надо делать настоящую науку.

Виктор Аллахвердов,

профессор, доктор психологических наук,

заведующий кафедрой общей психологии СПбГУ

Предисловие автора

Это предисловие главным образом посвящено истории возникновения идей, положенных в основу этой книги. Выбранная мной хронологическая форма – наилучший способ отдать должное коллегам, оказавшим мне существенную помощь в ходе работы над книгой, а также объяснить, что побудило меня к ее написанию и какие цели я исходно преследовал.

Поздней осенью 1951 года Бернард Берелсон, директор Центра изучения поведения при Фонде Форда, спросил меня, не будет ли мне интересна работа по составлению аналитического обзора[1] такой важной научной области, как изучение «коммуникации и социального влияния». В этой сфере был накоплен огромный фактический материал, до сих пор никем не обобщенный и не проработанный на теоретическом уровне. Он охватывал круг исследований от изучения влияния средств массовой информации до анализа межличностного общения. Если бы удалось извлечь из этого материала систему теоретических утверждений, которые связывали бы между собой множество уже известных в этой области фактов и позволяли бы делать новые предсказания, то это была бы работа, представляющая несомненную ценность.

Отец диссонанса // Jewish.Ru — Глобальный еврейский онлайн центр

Он объяснил, почему люди все время сравнивают себя с другими. И доказал, что каждый человек хочет жить логично – отсюда уверенность курильщиков в пользе табака и поиски глубокого смысла в глупой работе. Из этого родилась теория когнитивного диссонанса, прославившая психолога Леона Фестингера на весь мир.

В 1933 году вышла книга «Гипноз и внушаемость» американского психолога Кларка Халла. Бруклинский подросток Леон Фестингер проглотил ее так же жадно, как сверстники глотали цветные комиксы. Через годы он, уже именитый ученый, признавался, что эта книга открыла ему двери в «научную сферу с огромным количеством вопросов, пока что не имевших ответов». Искать ответы он обожал. Родители Алекс и Сара Фестингер, эмигранты из России, сразу поняли, что заниматься отцовским бизнесом – производством вышитых тканей – парню неинтересно, и не стали мешать сыну развивать талант. В 1939 году 20-летний Леон окончил Сити-колледж Нью-Йорка со степенью бакалавра психологии, через год получил магистра в Университете Айовы, а еще два года спустя был уже доктором философии.

Чтобы поднакопить опыта, в 1940 году Леон устроился клиническим психологом в психиатрическую больницу штата Айова. Потом около года проработал психологом в Центре изучения ребенка Университета Айовы. С 1943 года и до конца войны Фестингер работал старшим статистиком в Центре по отбору и обучению пилотов при Университете Рочестера – переплетал знания в психологии с умением использовать статистические расчеты. Эта работа давала Фестингеру отсрочку от армии на время Второй мировой. Когда война закончилась, он вернулся к научной психологии в чистом виде.

Леон стал сотрудником Центра групповой динамики при Массачусетском технологическом институте – ее основал гений гештальт-психологии Курт Цадек Левин. На следующие 20 лет социальная психология стала главной темой Фестингера, хотя увлекся он ею почти случайно. Кафедра архитектуры и урбанистического планирования МТИ поручила ему выяснить – комфортно ли живется семейным сотрудникам в академгородке. Исследование должно было подсказать, как строить дома так, чтобы в них было радостно жить. Фестингера же больше интересовали межличностные отношения. Например, он установил, что чем чаще люди пересекаются –пусть даже у входной двери в дом или у мусорных баков, – тем больше у них шансов стать друзьями.

После проекта Фестингер начал отдельное исследование в области социальной психологии. Он провел множество разных экспериментов и среди прочего установил, что человеку свойственно оценивать собственное мнение и отношение к миру, соотнося их с оценками окружающих. Этой теме была посвящена «сольная» книга под его авторством – «Теория социального сравнения», вышедшая в 1954 году.

Мировую известность Леону Фестингеру принесла теория когнитивного диссонанса. В 1957 году он выпустил одноименный научный труд, где подробно разобрал этот феномен. Идея обязательного баланса между внутренними установками человека и внешней информацией была не новой, но Фестингер доказал, что для психики «когнитивный разрыв» страшнее заблуждений. Один из самых его известных опытов на эту тему – эксперимент с катушками. Ученый поручил двум группам совершать всякие бессмысленные действия с катушками на подносе – например, перекладывать их с места на место или крутить в руках. За это участники первой группы получали по доллару, а вот участники второй – по 20 долларов. Когда в итоге всех спросили, понравилась ли им работа, «высокооплачиваемые сотрудники» честно назвали ее «скучнейшим занятием» и наотрез отказались продолжать даже за деньги. Но вот «однодолларовые сотрудники» горели энтузиазмом и хотели заниматься этим и дальше. Такую странную реакцию объясняла теория когнитивного диссонанса: участники первой группы просто заставили себя думать, что работа интересная и полезная – иначе им пришлось бы признать, что они потратили время на чепуху за мизерное вознаграждение. А это больно. Придуманная полезность сокращала когнитивный диссонанс. В своей книге Фестингер показал еще много похожих примеров. Например, с курильщиком, который знает о вредности курения, но продолжает курить – ведь последствия не такие уж фатальные, а отказ от сигарет приведет к набору веса, а это еще хуже для здоровья.

Коллеги говорили о Фестингере как о человеке, который «обогащает все, к чему притрагивается». И это было правдой. Его выводы меняли представление о жизни. Журнал Fortune в 50-х годах включил ученого в список десяти самых перспективных молодых ученых США. При этом его ни разу не выдвинули даже в номинанты на получение Нобелевской премии. Впрочем, он получил награду от Американской психологической ассоциации – «за выдающийся научный вклад». Признание было приятно, но вперед Фестингера толкала только новизна.

В начале 60-х годов, уже в Стэнфордском университете, он резко сменил курс с социальной психологии на исследование визуального восприятия. Он начал изучать движения глазных яблок и нейрофизиологические особенности считывания цвета. Решение сменить сферу Фестингер объяснял так: «Я зашел в тупик, и мне понадобилась интеллектуальная стимуляция из новых источников». При этом в личной жизни Леон был образчиком постоянства: всего два брака для натуры, сохнущей без новизны, – почти рекорд.

В конце 1970-х Фестингер закрыл свою лабораторию в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке, где проработал больше десяти лет. Ему было 60 лет, энергия била ключом, но он решил отойти в тень. Он сетовал, что маленькие открытия, которые будоражили его в молодости, теперь воспринимаются спокойно и слишком критично. Окончательно бросать сферу, которой он отдал 40 лет, Фестингер не боялся – среди учеников было достаточно гениев. Как минимум, двое из них не подвели. Стэнли Шехтер стал автором двухфакторной теории эмоций, а Филипп Джордж Зимбардо вошел в историю как организатор жуткого «Стэнфордского тюремного эксперимента».

Леон Фестингер самоустранился из науки о мозге, но тут же возник в поле антропологии. Он посвятил себя изучению человеческой природы, начав со стартовой точки – доисторических времен. Крепкий вдумчивый старичок в крупных очках в черной оправе ездил по Франции и Израилю, дотошно изучая стоянки первобытных людей. В 1983 году наблюдения о трансформации простых обществ в сложные он опубликовал в книге «Наследие человека». Только вот коллеги новый резкий прыжок в другую область не приняли – все время выспрашивали, как же новое «увлечение» пересекается с психологией. В 1988 году Леону Фестингеру поставили тяжелый диагноз – рак печени и легких с метастазами. Лечиться он отказался. В это время он работал над новым исследованием – почему новые технологии укоренялись на Западе гораздо быстрее, чем на землях Византийской империи. Завершить и опубликовать эту работу не успел. Одиннадцатого февраля 1989 года его не стало.

Теория когнитивного диссонанса Фестингера

Когнитивные теории мотивации: Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера

Оглавление

Введение

Когнитивный диссонанс

Возникновение диссонанса

Степень диссонанса

Уменьшение диссонанса

Пределы увеличения диссонанса

Заключение

когнитивный диссонанс ситуация

Введение

Согласно когнитивным теориям мотивации, поведение индивида зависит от его представлений о мире и когнитивного восприятия ситуации. Начало когнитивным теориям положил Леон Фестингер (8.05.1919 – 11.02.1989). Именно ему принадлежит теория когнитивного диссонанса. Эту теорию Фестингер предложил в 1957 году. В основе теории лежит то, что «связанные между собой установки человека стремятся именно к согласованности» (Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. Спб.: Ювента, 1991.)

В данном реферате я рассмотрю основные опорные точки теории когнитивного диссонанса Леона Фестингера.

Когнитивный диссонанс

Фестингер заменяет понятие «несоответствие» на диссонанс, а «соответствие» — на консонанс.

Основные гипотезы теории когнитивного диссонанса Фестингера звучат следующим образом (далее цитата) :

1. Возникновение диссонанса, порождающего психологический дискомфорт, будет мотивировать индивида у попытке уменьшить степень диссонанса и по возможности достичь консонанса.

2. В случае возникновения диссонанса, помимо стремления к его уменьшению, индивид будет активно избегать ситуаций и информации, которые могут вести к его возрастанию. (Конец цитаты)

Согласно данным гипотезам можно дать определение когнитивному диссонансу:

Когнитивный диссонанс – несоответствие в системе знаний человека, порождающее у него неприятные переживания и побуждающее его к действиям, направленным на уменьшение или устранение этого противоречия.

В своей книге Фестингер рассматривает релевантные отношения между «элементами» (т.е. по факту, знаниями человека о предмете). «Два элемента являются диссонантными по отношению друг к другу, если по той или иной причине они не соответствуют один другому». Фестингер приводит несколько причин возникновения диссонантных отношений между элементами:

1. Логическая несовместимость. Отрицание одного элемента следует из содержания другого элемента на основании элементарной логики.

2. Культурные обычаи. Диссонанс возникает из-за того, что данная культура определяет, что прилично, а что нет.

3. Одно конкретное мнение входит в состав более общего мнения. Фестингер приводит следующий пример: демократ на президентских выборах голосует за республиканскую партию.

4. Прошлый опыт. Например, человек открывает кран с горячей водой и надеется не обжечься.

Возникновение диссонанса

Диссонанс возникает в ситуациях, когда индивид узнает новую информацию или становится очевидцем непредсказуемых событий. Фестингер утверждает, что диссонанс – это ежедневное, постоянное явление, так как на свете «очень мало на свете вещей полностью черных или полностью белых». Фестингер утверждает, что диссонанс возникает всегда, когда от человека требуется высказать мнение или сделать какой-либо выбор; «диссонанс между осознанием предпринимаемого действия и теми известными субъекту мнениями, которые свидетельствуют в пользу иного варианта развития событий». Можно привести пример из повседневной жизни: приходя в магазин, человек не может выбрать из двух одинаково хорошо известных брендов.

Степень диссонанса

Характеристики, между которыми возникает диссонансное отношение – главный фактор, определяющий степень диссонанса, по мнению Фестингера. Если два элемента – диссонантные, то степень диссонанса будет прямо пропорциональной важности данных когнитивных элементов. Другими словами, чем важнее информация для человека, тем больше будет степень диссонанса.

В реальной жизни почти не существует систем когнитивных элементов, в которой бы отсутствовал диссонанс. Почти для любого действия, совершаемого человеком, может найтись хотя бы один элемент , находящийся в диссонантном отношении с этим элементом. Из этого Фестингер делает следующий вывод: чем больше один элемент имеет диссонантных элементов, тем меньше степень диссонанса. И наоборот, если доля диссонантных элементов мала, то степень будет гораздо большей.

Уменьшение диссонанса

Диссонанс действует таким же образом, как мотивы и потребности, так как порождается стремление к тому, чтобы уменьшить или устранить диссонанс. И интенсивность этого стремления зависит от степени диссонанса. Фестингер сравнивает желание уменьшить диссонанс с чувством голода.

Если диссонанс возникает между двумя элементами, то этот диссонанс можно устранить изменением одного из этих элементов. «Существует множество возможных способов, с помощью которых этого можно достичь, что зависит от типа когнитивных элементов, вовлеченных в данное отношение, и от общего когнитивного содержания данной ситуации».

Изменение поведенческих когнитивных элементов

Если возникает диссонанс между элементом, относящимся к знаниям об окружающей среде, и поведенческим элементом, то он может быть устранен только изменением поведенческого элемента. Самым простым способом Фестингер называет изменение действия или чувства, которое представляет этот поведенческий когнитивный элемент, ведь наше поведение и чувства напрямую зависят от новой информации. Например, если человек собрался на прогулку в солнечный день и заметил, что начинается дождь – единственное, что он может сделать – вернуться домой.

Но не всегда возможно уменьшить диссонанс таким способом, так как это может повлечь еще большее количество противоречий.

Изменение когнитивных элементов окружающей среды

Этот процесс является более трудным, по сравнению с предыдущим, потому что человек должен иметь «достаточную степень контроля над окружающей средой». Если изменяется элемент, а представление в сознании индивида о нем неизменно, то должны быть использованы средства игнорирования или противодействия реальной ситуации. В пример Фестингер приводит следующую ситуацию: «человек может изменить свое мнение о неком политическом деятеле, даже если его поведение и политическая ситуация остаются прежними».

Добавление новых когнитивных элементов

Этот способ призван уменьшить степень диссонанса, путем добавления новых. Например, курильщик, имеющий два когнитивных диссонантных элемента: вред курения и отказ бросить курить. Он будет искать любые источники, опровергающие теорию о вреде курения (т.е. искать новые когнитивные элементы), и избегать те, которые наоборот увеличат степень диссонанса.

Пределы увеличения диссонанса

Максимальный диссонанс между элементами определяется «величиной сопротивления изменению наименее стойкого элемента». Однако, даже в случае наличия очень сильного сопротивления изменениям общий диссонанс в системе может сохраняться на довольно низком уровне.


Заключение

Итак, теория когнитивного диссонанса строится на трех основных точках:

1. Существуют диссонантные и консонантные отношения между когнитивными элементами (или представлениями человека об окружающем мире и его поведением)

2. Возникновение когнитивного диссонанса ведет к появлению у индивида стремления к уменьшению или устранению этого диссонанса

3. Появление подобного стремления состоит в изменении поведения, изменении отношения или в намеренном поиске новой информации и новых мнений относительно породившего диссонанс элемента.

Список литературы:

1. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. СПб.: Ювента, 1999 15–52 стр

2. Андреева Г.М. Психология социального познания: учебное пособие для студентов вузов: Аспект Пресс 2005, 303стр.

3. Немов Р.С. Психология: 2000, 662стр

В.27 Теория когнитивного диссонанса Л.Фестингера

Согласно теории когнитивного диссонанса Фестингера положительное эмоциональное переживание возникает у человека тогда, когда ожидания подтверждаются, а когнитивные представления воплощаются в жизнь, т.е. когда реальные результаты деятельности соответствуют намеченным, согласуются с ними, или находятся в консонансе. Отрицательные эмоции возникают и усиливаются в тех случаях, когда между ожидаемыми и действительными результатами деятельности имеется расхождение, несоответствие или диссонанс.

Субъективно состояние когнитивного диссонанса обычно переживается человеком как дискомфорт, и он стремится как можно скорее от него избавится. Выход из состояния когнитивного диссонанса может быть двояким: или изменить когнитивные ожидания и планы таким образом, чтобы они соответствовали реально полученному результату, или попытаться получить новый результат, который бы согласовывался с прежними ожиданиями.

В современной психологии теория когнитивного диссонанса нередко используется для того, чтобы объяснить поступки человека, его действия в различных социальных ситуациях.

Фестингер предлагает заменить термины – «противоречие» на «диссонанс», а «согласованность» на «консонанс», поскольку эта последняя пара терминов кажется ему более «нейтральной».

Основные положения теории могут быть сформулированы в трёх основных пунктах:

1. Между когнитивными элементами может возникать диссонанс;

2. Существование диссонанса вызывает стремление уменьшить его или воспрепятствовать его росту;

3. Проявление этого стремления включает: или изменения поведения , или изменения знаний, или осторожное отношение к новой информации.

В качестве примера обычно приводится пример с курильщиком: человек курит, но вместе с тем знает, что курение вредно; у него возникает диссонанс, выйти из которого можно тремя путями:

1.изменить поведение, т.е. бросить курить,

2.изменить знание, в данном случае – убедить себя в том, что все рассуждения, статьи о вреде курения недостоверны, преувеличивают опасность,

3.осторожно относиться к новой информации относительно вреда курения, т.е. попросту игнорировать её.

Основными единицами в теории диссонанса являются «когнитивные элементы», которые были определены автором теории как «любое знание, мнение, убеждение относительно среды, кого-либо, чьего-либо поведения или самого себя».

Среди всех когнитивных элементов, или «когниций», необходимо различать два типа: относящиеся к поведению и относящиеся к среде.

В теории диссонанса не рассматриваются любые отношения между когнитивными элементами, ибо их может быть три:

1. Абсолютное отсутствие связи между ними, их нерелевантность друг другу;

2. Отношения консонанса;

3. Отношения диссонанса.

В теории рассматриваются только два последних типа отношений между когнитивными элементами, причём главное внимание уделяется диссонантным отношениям.

«Два элемента X и Y находятся в диссонантных отношениях, если при их изолированном рассмотрении отрицание одного следует из другого, именно не-X следует из Y.»

Пример: человек является должником (Y), но покупает новую, дорогую машину (X). Здесь возникают диссонантные отношения, поскольку из Y(того факта, что человек должник) должно было бы следовать какое-то уместное в данном случае действие X, и тогда наблюдался бы консонанс. В приведённом случае из следует отличное от «разумного» варианта действие («не-X), т.е. несоответствующая обстоятельствам покупка дорогой машины, поэтому и возникает диссонанс.

Фестингер предлагает четыре источника возможного возникновения диссонанса:

1. Из логической непоследовательности, т.е. когда «следование «не-X»,из Y» есть доказательство чисто логической противоречивости двух суждений как когнитивных элементов.

2. Из несоответствия когнитивных элементов культурным образцам, или, иначе говоря, нормам.

3. Из несоответствия данного когнитивного элемента какой-то более широкой системе представлений.

4. Из несоответствия пошлому опыту.

Способы уменьшения диссонанса:

1. Изменение поведенческих элементов когнитивной структуры.

2. Изменение когнитивных элементов, относящихся к среде.

3. Добавление в когнитивную структуру новых элементов, лишь таких, которые способствуют уменьшению диссонанса.

Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса

Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса | ПОПУЛЯРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ. Художественная литература

Вы выключили JavaScript. Для правильной работы сайта необходимо включить его в настройках браузера.

0.0330400621 c

512,92 р.

Защита покупателя Нашли дешевле?

Артикул: 978-5-699-95705-7

Вы наверняка не раз сталкивались с ситуацией, когда ваши привычные представления о мире совершенно не совпадали с реальностью. Возникающее при этом чувство противоречия первым исследовал американский психолог Леон Фестингер в своей работе «Теория когнитивного диссонанса». В книге рассказывается, как этот психологический феномен — когнитивный диссонанс — воздействует на наше поведение и восприятие мира, а также приводятся результаты многочисленных экспериментов и удивительные исторические факты. Автор доказывает, что стремление снизить диссонанс является важнейшим в жизни любого человека — иногда даже вопреки здравому смыслу.
162х235 твердый переплет 256 страниц

Смотрите также

142 р.

125х200 твердый переплет 256 стр.

182 р.

138х212 твердый переплет 336 стр.

128 р.

105х140 твердый переплет 184 стр.

131 р.

125х200 твердый переплет 128 страниц

443 р.

210х280 мягкая обложка 80 стр.

135 р.

125х200 твердый переплет 96 стр.

98 р.

138х212 твердый переплет 80 страниц

131 р.

Беззаботный школьник Том Сойер – озорник и выдумщик, но у него доброе сердце и светлая голова. Он л…

265 р.

Эта книга для тех, кто хочет по-настоящему вникнуть в смысл Таро под руководством мудрого, опытного…

142 р.

125х200 твердый переплет 128 стр.

110 р.

138х212 твердый переплет 112 стр.

223 р.

В книгу вошли фантастические повести о маленькой девочке Алисе — участнице необычайных путешествий…

263 р.

Более 10 лет «Букварь» Н.С. Жуковой входит в ТОП-100 розничных продаж, общий тираж «Букваря» состав…

135 р.

125х200 твердый переплет 224 стр.

124 р.

115х180 мягкая обложка 320 стр.

99 р.

125х200 твердый переплет 224 страниц

480 р.

Психолог Михаил Лабковский абсолютно уверен, что человек может и имеет право быть счастливым и дела…

134 р.

125х200 мягкая обложка 128 стр.

135 р.

125х200 твердый переплет 160 стр.

196 р.

«Маленький принц» был придуман, нарисован и написан в Соединенных Штатах на протяжении 1942 года. К…

630 р.

Эта книга занимает особое место среди всех пересказов Библии для детей, изданных в наши дни. Не слу…

223 р.

Книга представляет собой пересказы древнегреческих легенд и мифов, созданных в глубине веков обитат…

142 р.

125х200 твердый переплет 224 стр.

99 р.

125х200 твердый переплет 256 страниц

155 р.

125х200 твердый переплет 288 стр.

168 р.

125х200 твердый переплет 448 стр.

131 р.

125х200 твердый переплет 448 стр.

284 р.

Маленькая злая книга приготовила для тебя новый сюрприз! На этот раз дело не ограничится жуткими ис…

284 р.

Маленькая злая книга снова в деле! На этот раз она узнала сумасшедший секрет – нет, СЕКРЕТИЩЕ! И он…

223 р.

Одна из самых популярных российских книжных серий для детей и подростков. Белый фон, красные буквы…

342 р.

Многие из нас всячески избегают обсуждения с детьми финансовой стороны жизни: кто-то считает это из…

Мы используем метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) для функционирования сайта. Продолжая пользоваться нашим сайтом, вы соглашаетесь с использованием метаданных Закрыть

ФЕСТИНГЕР ЛЕОН.. 100 великих психологов

ФЕСТИНГЕР ЛЕОН.

Леон Фестингер является одним из основателей особого направления психологии, возникшего в США в конце 1950-х— начале 1960-х гг., — когнитивной психологии. Наряду с К. Левином, Э.Ч Толменом и Дж. Келли он сформулировал основные понятия, на которых впоследствии строилась наука. Таким понятием стала теория «когнитивного диссонанса», разработанная Л. Фестингером. Когнитивный, или, по-другому, познавательный диссонанс он трактовал как расхождение информации, имеющейся у субъекта, с восприятием существующей ситуации. При этом такое расхождение вызывает у индивида отрицательные эмоции, от которых он стремится избавиться.

Леон Фестингер родился в 1919 г. в США в семье интеллектуалов. В юношеском возрасте он увлекся психологией, благо дома было много книг, посвященных этой науке. В 1937 г. он поступил на факультет психологии Стэнфордского университета. Окончив его, Л. Фестингер остался работать на кафедре психологии.

В середине 1950-х гг. Л. Фестингер создал новую социально-психологическую теорию, получившую название «когнитивного диссонанса». Это понятие образовано от латинского слова «cognitio» — «знание», «познание». Получая знания о предмете, человек может столкнуться с противоречиями, которые вызывают у него чувство дискомфорта. Этим противоречивым знаниям ученый приписал некий мотивационный статус, за счет которого чувство дискомфорта может быть устранено. Фестингер считал, что существует определенная система знаний об объектах и людях, названная им когнитивной системой. Эта система может иметь различный уровень сложности, взаимосвязанности и согласованности, что во многом зависит от характера составляющих ее знаний.

Таким образом, когнитивный диссонанс — это своего рода интеллектуальный конфликт, возникающий в той ситуации, когда имеющимся мнениям и представлениям противоречит новая информация; он проявляется в дисгармонии мыслей, чувств и поведения человека. Л. Фестингер считал, что люди стремятся избавиться от этого диссонанса, и называл несколько возможных способов. Так, например, индивид может отвергать или неосознанно избегать новой информации, способной создать противоречия. Кроме того, человек может убедить себя, что противоречия на самом деле не существует. Каждый из этих способов не является определяющим для каждого отдельного человека, его выбор осуществляется неосознанно и зависит от ситуации.

В работе Л. Фестингер приводил пример такого искоренения конфликта. Если человек заставляет себя улыбаться и веселиться, когда ему грустно (т.е. находится в распространенной ситуации когнитивного диссонанса), то в какой-то момент он обязательно отреагирует на это и либо прекратит притворяться, либо действительно развеселится. В любом случае сложившееся поведение уже не будет притворством.

Для того чтобы наилучшим образом преподать идею когнитивного диссонанса обывателям, в 1957 г. Л. Фестингер вместе со своими сотрудниками опубликовал книгу «Когда не сбылось пророчество». В этой работе они собрали информацию о многих несбывшихся пророчествах и неудавшихся пророках. Особенно подробно изучается факт пророчества об очередном Всемирном потопе, который должен был произойти в декабре 1956 г. Исследователи примкнули к группе людей, действительно ожидавших этой катастрофы, изучили и подробно описали в книге их реакцию, когда пророчество не сбылось. Тем самым они показали, как действует на практике явление когнитивного диссонанса.

В конце 1950-х гг. в США возникло новое направление в психологической науке, получившее название «когнитивная психология». Теория когнитивного диссонанса, созданная Л. Фестингером, стала одной из базовых в этом направлении. Таким образом, ученый вошел в круг наиболее известных психологов страны. Методы и принципы когнитивной психологии значительно отличались от тех, что были приняты в психологии бихевиоризма, распространенной в то время в США.

С 1968 г. Л. Фестингер стал профессором Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке. Эта работа дала ему доступ к богатому эмпирическому материалу, накопленному многими исследователями, работавшими в стенах школы. Кроме того, здесь Фестингер стал проводить не только полевые, но и лабораторные исследования, т.к. получил доступ к оборудованию.

В рамках исследований, посвященных теории когнитивного диссонанса, Л. Фестингер провел совместно с Дж. Меррил Карлсмитом практический эксперимент по изменению сложившегося представления. Участниками опыта стали две группы студентов, которых в течение часа заставляли заниматься совершенно скучным делом: закручивать гайки или перекладывать с места на место мелкие детали. По истечении этого времени их попросили рассказать другому участнику эксперимента, еще не принимавшему в нем участия, об этом занятии как об очень интересном и занимательном времяпрепровождении. При этом в одной группе студентам заплатили за это по 20 долларов, а в другой — всего по доллару. В конце исследования психологи попросили студентов рассказать, насколько им самим понравилось занятие.

В результате ученые столкнулись со следующей картиной: те, кто получил по 20 долларов, не изменили свое сложившееся представление и продолжали считать перекладывание гаек скучным занятием. Те же, кто не получил достаточного внешнего оправдания своей лжи, говорили, что занятие было интереснее, чем на самом деле, как выразился Фестингер, «уговаривали сами себя». Таким образом, студенты, по мнению ученых, стремились преодолеть сложившийся когнитивный диссонанс, неосознанно начиная верить в то, что говорили.

Этот эксперимент имел и практическое значение, подтвердив один из основных принципов воспитания. Метод поощрений и наказаний, распространенный во многих семьях при воспитании детей, на самом деле совершенно неэффективен. Если нужно изменить представления человека о чем-либо, то высокая награда, наоборот, повлечет за собой укрепление этого представления. Необходимо, чтобы человек сам все понял, без внешнего воздействия, будь то поощрение или порицание.

Таким образом, теория когнитивного диссонанса быстро нашла применение в педагогике. С ее помощью можно выработать у ребенка определенное отношение, например к агрессии или честности, отзывчивости. Создавая у него чувство дисгармонии, педагог тем самым подталкивает его к установлению определенного мнения.

Эта «когнитивная» педагогика стала своеобразным противовесом педагогике «бихевиористской», которая утверждала, что все аспекты поведения можно построить при помощи простой системы «стимул-реакция». Л. Фестингер вовсе не отвергал достижения би-хевиористов, он лишь утверждал, что далеко не всему можно научить таким способом.

Ученый считал, что если простые элементы поведения могут быть закреплены с помощью различных стимулов, то изменение мнения может быть достигнуто только с помощью когнитивных методов. Применяя когнитивный диссонанс можно «достучаться» до человека, повлиять на сделанный им выбор.

Явление когнитивного диссонанса может иметь не только положительные, но и отрицательные последствия. Наряду с предрассудками и различными заблуждениями, свойственными всем людям, следствиями могут являться нечестность и надувательство, которые обычно приводят к негативным последствиям.

Исследования, проведенные Л. Фестингером, являются чрезвычайно важными для многих наук, в частности для педагогики и социологии.

Теория когнитивного диссонанса | Просто Психология

  1. Отношения
  2. Когнитивный диссонанс

Когнитивный диссонанс

Саул МакЛеод, обновлено 5 февраля 2018 г.


Когнитивный диссонанс относится к ситуации, связанной с конфликтом взглядов, убеждений или поведения. Это вызывает чувство психического дискомфорта, ведущее к изменению одного из отношений, убеждений или поведения, чтобы уменьшить дискомфорт и восстановить равновесие.

Например, когда люди курят (поведение) и знают, что курение вызывает рак (когнитивные способности), они находятся в состоянии когнитивного диссонанса.

Кто придумал теорию когнитивного диссонанса?

Когнитивный диссонанс был впервые исследован Леоном Фестингером в результате включенного наблюдения за культом, который считал, что Земля будет уничтожена наводнением, и что случилось с его членами, особенно с действительно преданными людьми, которые бросили свои дома и работу, чтобы работать на культ — когда не случилось потопа.

В то время как второстепенные члены были более склонны признать, что они выставляли себя дураками и «приписывали это опыту», преданные члены с большей вероятностью переосмыслили доказательства, чтобы показать, что они были правы с самого начала (Земля была не уничтожен из-за верности членов культа).

Как происходит изменение отношения

Как происходит изменение отношения

Теория когнитивного диссонанса Фестингера (1957) предполагает, что у нас есть внутреннее побуждение поддерживать все наши отношения и поведение в гармонии и избегать дисгармонии (или диссонанса).Это известно как принцип когнитивной последовательности.

Когда есть несоответствие между установками или поведением (диссонанс), что-то должно измениться, чтобы устранить диссонанс.

Обратите внимание, что теория диссонанса не утверждает, что эти способы уменьшения диссонанса действительно будут работать, а только то, что люди, находящиеся в состоянии когнитивного диссонанса, будут предпринимать шаги для уменьшения степени своего диссонанса.

Теория когнитивного диссонанса широко исследовалась в ряде ситуаций с целью более детального развития основной идеи и различных факторов, которые могут быть важны для изменения отношения.

Что вызывает когнитивный диссонанс?

  1. Принудительное соблюдение нормативных требований,
  2. Принятие решений,
  3. Усилия.

Мы рассмотрим основные результаты, полученные в каждой области.

Поведение принудительного подчинения

Поведение принудительного подчинения

Когда кого-то заставляют делать (публично) то, что он (в частном порядке) действительно не хочет делать, возникает диссонанс между их познаниями (я не хотел чтобы сделать это) и их поведением (я сделал это).

Принудительное подчинение имеет место, когда человек выполняет действие, несовместимое с его или ее убеждениями. Поведение нельзя изменить, так как оно уже было в прошлом, поэтому диссонанс необходимо уменьшить, переоценив их отношение к тому, что они сделали. Это предсказание было проверено экспериментально:

В интригующем эксперименте Фестингер и Карлсмит (1959) попросили участников выполнить серию скучных заданий (например, повернуть колышки в доске для колышков в течение часа).Как вы понимаете, отношение участников к этой задаче было крайне негативным.

Цель Фестингер и Карлсмит (Festinger and Carlsmith, 1959) исследовали, может ли заставить людей выполнять скучную задачу когнитивный диссонанс из-за принудительного подчинения.
Метод В своем лабораторном эксперименте они использовали 71 студента мужского пола в качестве участников для выполнения серии скучных заданий (например, поворачивать колышки на доске для колышков в течение часа).

Затем им заплатили 1 или 20 долларов за то, чтобы они сказали ожидающему участнику (сообщнику), что задания были действительно интересными.Практически все участники согласились зайти в зал ожидания и убедить единомышленника в том, что скучный эксперимент будет веселым.

Результаты Когда участников попросили оценить эксперимент, участники, которым заплатили всего 1 доллар, оценили утомительную задачу как более увлекательную и приятную, чем участники, которым заплатили 20 долларов за ложь.
Заключение Получение только 1 доллара не является достаточным стимулом для лжи, и поэтому те, кому заплатили 1 доллар, испытали диссонанс.Они могли преодолеть этот диссонанс, только поверив в то, что задания действительно были интересными и увлекательными. Плата в 20 долларов дает повод для отказа, поэтому диссонанса нет.

Принятие решений

Принятие решений

Жизнь наполнена решениями, а решения (как правило) вызывают диссонанс.

Например, предположим, что вам нужно было решить, согласиться ли вы на работу в абсолютно красивом районе страны или отказаться от работы, чтобы вы могли быть рядом со своими друзьями и семьей.В любом случае вы испытаете диссонанс. Если бы вы устроились на работу, вы бы скучали по своим близким; если вы откажетесь от работы, вы будете тосковать по красивым ручьям, горам и долинам.

У обеих альтернатив есть свои плюсы и минусы. Проблема в том, что принятие решения лишает вас возможности пользоваться преимуществами неизбранной альтернативы, но при этом убеждает вас, что вы должны принять недостатки выбранной альтернативы.

У людей есть несколько способов уменьшить диссонанс, возникающий при принятии решения (Festinger, 1964).Единственное, что они могут сделать, — это изменить поведение. Как отмечалось ранее, это часто бывает очень сложно, поэтому люди часто используют различные умственные маневры. Распространенный способ уменьшить диссонанс — повысить привлекательность выбранной альтернативы и уменьшить привлекательность отвергнутой альтернативы. Это называется «распространением альтернатив».

Брем (1956) был первым, кто исследовал взаимосвязь между диссонансом и принятием решений.

Метод Участницам сообщили, что они будут участвовать в исследовании, финансируемом несколькими производителями. Участникам также сказали, что они получат один из продуктов в конце эксперимента, чтобы компенсировать свое время и усилия.

Затем женщины оценили желательность восьми товаров для дома по цене от 15 до 30 долларов. Среди продуктов были автоматическая кофеварка, электрический гриль для сэндвичей, автоматический тостер и портативное радио.

Участникам контрольной группы просто давали один из продуктов. Поскольку эти участники не принимали решения, у них не было диссонанса, который нужно было уменьшить. Лица из группы с низким диссонансом выбирали между желаемым продуктом и продуктом, получившим на 3 балла ниже по 8-балльной шкале. шкала.

Участники в состоянии высокого диссонанса выбирали между очень желательным продуктом и продуктом, получившим оценку всего на 1 балл ниже по 8-балльной шкале. Прочитав отчеты о различных продуктах, люди снова оценили их.

Результаты

Участники в условиях сильного диссонанса разделили альтернативы значительно больше, чем участники в двух других условиях.

Другими словами, они с большей вероятностью, чем участники в двух других условиях, увеличили привлекательность выбранной альтернативы и уменьшили привлекательность неизбранной альтернативы.

Усилие

Усилие

Также кажется, что мы наиболее высоко ценим те цели или пункты, для достижения которых потребовались значительные усилия.

Вероятно, это связано с тем, что возник бы диссонанс, если бы мы приложили большие усилия для достижения чего-то, а затем оценили это отрицательно. Мы, конечно, могли бы потратить годы усилий на достижение чего-то, что окажется кучей мусора, а затем, чтобы избежать диссонанса, который порождает, попытаться убедить себя, что на самом деле мы не потратили годы усилий, или что усилие было действительно довольно приятным, или что на самом деле это было не так много усилий.

На самом деле, однако, кажется, что нам легче убедить себя в том, что то, чего мы достигли, стоит того, и это то, что большинство из нас делает, высоко оценивая то, чье достижение дорого нам обошлось — независимо от того, думают ли другие люди, что это много полицейского или нет. ! Этот метод уменьшения диссонанса известен как «оправдание усилий».’

Если мы приложим усилия к задаче, которую мы выбрали для выполнения, и задача окажется неудачной, мы испытывать диссонанс. Чтобы уменьшить этот диссонанс, мы стремимся думать, что задача выполнена хорошо.

Классический диссонансный эксперимент Аронсона и Миллса (1959) демонстрирует основную идею.
Цель Исследовать взаимосвязь между диссонансом и усилием.
Метод Студентки вызвались принять участие в дискуссии о психологии секса.В состоянии «легкого смущения» участники читали вслух мужчине-экспериментатору. список связанных с сексом слов, таких как «девственница» и «проститутка».

В состоянии «сильного смущения» им приходилось читать вслух непристойные слова и очень откровенный отрывок сексуального характера. В контрольных условиях они сразу попали в основное исследование. При любых условиях они услышали очень скучную дискуссию о сексе у низших животных. Их попросили оценить, насколько интересно им показалось обсуждение и насколько интересными они нашли людей, участвовавших в нем.

Результаты Участники, находившиеся в состоянии «сильного смущения», дали наиболее положительную оценку.
Заключение Если добровольный опыт, который стоил больших усилий, оказывается плохим, диссонанс уменьшается, если переопределять этот опыт как интересный. Это оправдывает приложенные усилия.

Как разрешается когнитивный диссонанс?

Как разрешается когнитивный диссонанс?

Диссонанс можно уменьшить одним из трех способов: а) изменить существующие убеждения, б) добавить новые убеждения или в) уменьшить важность убеждений.

Измените одно или несколько установок, поведения, убеждений и т. Д., Чтобы сделать отношения между двумя элементами согласными.

Когда одним из диссонирующих элементов является поведение, человек может изменить или устранить поведение.

Однако этот способ уменьшения диссонанса часто представляет проблемы для людей, поскольку людям часто трудно изменить хорошо усвоенные поведенческие реакции (например, бросить курить).

Получите новую информацию, которая перевешивает противоречивые убеждения.

Например, представление о том, что курение вызывает рак легких, вызовет диссонанс, если человек курит.

Однако новая информация, такая как «исследования не доказали однозначно, что курение вызывает рак легких», может уменьшить диссонанс.

Уменьшите важность познаний (т. Е. Убеждений, установок).

Человек мог убедить себя, что лучше «жить сегодняшним днем», чем «откладывать на завтра».

Другими словами, он мог сказать себе, что короткая жизнь, наполненная курением и чувственными удовольствиями, лучше, чем долгая жизнь, лишенная таких радостей.Таким образом, он снизит важность диссонирующего познания (курение вредно для здоровья).

Критическая оценка

Критическая оценка

Было проведено множество исследований когнитивного диссонанса, в результате которых были получены некоторые интересные, а иногда и неожиданные результаты. Это теория с очень широким применением, показывающая, что мы стремимся к согласованности между установками и поведением и не можем использовать очень рациональные методы для ее достижения. Его преимущество заключается в том, что его можно проверить научными методами (т.е., эксперименты).

Однако есть проблема с научной точки зрения, потому что мы не можем физически наблюдать когнитивный диссонанс, и, следовательно, мы не можем объективно измерить его (re: бихевиоризм). Следовательно, термин «когнитивный диссонанс» несколько субъективен.

Существует также некоторая двусмысленность (то есть нечеткость) самого термина «диссонанс». Это восприятие (как предполагает «когнитивный»), или чувство, или чувство, связанное с восприятием? Пересмотр Аронсоном идеи диссонанса как несоответствия между самооценкой человека и осознанием своего поведения делает вероятным, что диссонанс на самом деле является не чем иным, как чувством вины.

Существуют также индивидуальные различия в том, действуют ли люди так, как предсказывает эта теория. Люди с высокой тревожностью поступают так с большей вероятностью. Многие люди, кажется, способны справиться со значительным диссонансом и не испытывают напряженности, предсказываемой теорией.

Наконец, многие исследования, подтверждающие теорию когнитивного диссонанса, имеют низкую экологическую ценность. Например, поворачивать колышки (как в эксперименте Фестингера) — искусственная задача, которой не бывает в повседневной жизни.

Кроме того, в большинстве экспериментов участвовали студенты, что поднимало вопросы необъективной выборки. Можно ли обобщить результаты таких экспериментов?

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2018, 5 февраля). Когнитивный диссонанс . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/cognitive-dissonance.html

Ссылки на стиль APA

Aronson, E., И Миллс, Дж. (1959). Влияние тяжести посвящения на симпатию к группе. Журнал аномальной и социальной психологии, 59 (2) , 177.

Брем, Дж. У. (1956). Пострешение изменяет желательность альтернатив. Журнал аномальной и социальной психологии, 52 (3) , 384.

Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Фестингер, Л. (1959). Некоторые поведенческие последствия вынужденных решений. Acta Psychologica , 15, 389-390.

Фестингер, Л. (Ред.). (1964). Конфликт, решение и диссонанс (Том 3) . Издательство Стэнфордского университета.

Фестингер, Л., и Карлсмит, Дж. М. (1959). Когнитивные последствия принудительного подчинения. The Journal of Abnormal and Social Psychology, 58 (2) , 203.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2018, 5 февраля). Когнитивный диссонанс . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/cognitive-dissonance.html

сообщить об этом объявлении

Что такое когнитивный диссонанс?

Что такое когнитивный диссонанс?

Термин когнитивный диссонанс используется для описания психического дискомфорта, возникающего в результате двух противоречивых убеждений, ценностей или отношений. Люди стремятся к согласованности в своем отношении и восприятии, поэтому этот конфликт вызывает чувство беспокойства или дискомфорта.

Это несоответствие между тем, во что люди верят, и тем, как они себя ведут, побуждает людей совершать действия, которые помогут свести к минимуму чувство дискомфорта. Люди пытаются уменьшить это напряжение разными способами, например, отвергая, объясняя или избегая новой информации.

Как узнать?

Каждый в той или иной степени испытывает когнитивный диссонанс, но это не значит, что его всегда легко распознать. Вот некоторые признаки того, что ваши чувства могут быть связаны с диссонансом:

  • Чувство дискомфорта перед тем, как что-то сделать или принять решение
  • Попытка оправдать или рационализировать принятое вами решение или действие, которое вы предприняли
  • Чувство смущения или стыда за то, что вы сделали, и попытки скрыть свои действия от других людей
  • Испытывать вину или сожалеть о том, что вы сделали в прошлом
  • Делать что-то из-за социального давления или страха упустить (FOMO), даже если это не было тем, чем вы хотели заниматься

Причины

Существует ряд различных ситуаций, которые могут создавать конфликты, ведущие к когнитивному диссонансу.

Принудительное соответствие

Иногда из-за внешних ожиданий вы можете столкнуться с поведением, которое противоречит вашим собственным убеждениям, часто из-за работы, учебы или социальной ситуации. Это может включать в себя согласие с чем-то из-за давления со стороны сверстников или выполнение чего-то на работе для избежать увольнения.

Новая информация

Иногда изучение новой информации может вызвать чувство когнитивного диссонанса. Например, если вы проявите поведение, которое, как вы позже узнаете, вредно, это может вызвать чувство дискомфорта.Иногда люди справляются с этим, либо находя способы оправдать свое поведение, либо находя способы дискредитировать или игнорировать новую информацию.

Решения

Люди принимают решения, большие и маленькие, ежедневно. Столкнувшись с двумя одинаковыми вариантами выбора, люди часто остаются с чувством диссонанса, потому что оба варианта одинаково привлекательны.

Однако после того, как выбор сделан, людям нужно найти способ уменьшить это чувство дискомфорта. Люди достигают этого, обосновывая свой выбор лучшим вариантом, чтобы они могли поверить в то, что они приняли правильное решение.

Влияния

Степень диссонанса, который испытывают люди, может зависеть от нескольких различных факторов, в том числе от того, насколько высоко они ценят то или иное убеждение, и от того, насколько их убеждения несовместимы.

На общую силу диссонанса также могут влиять несколько факторов, в том числе:

  • Важность каждого убеждения . Познания, которые носят более личный характер, например, убеждения о себе, и которые высоко ценятся, как правило, приводят к большему диссонансу.
  • Количество несогласных убеждений . Чем больше у вас диссонирующих (конфликтующих) мыслей, тем сильнее диссонанс.

Когнитивный диссонанс часто может сильно влиять на наше поведение и действия. Это не только влияет на то, как вы себя чувствуете, но и побуждает вас действовать, чтобы уменьшить чувство дискомфорта.

Удар

Когнитивный диссонанс может вызывать у людей чувство беспокойства и дискомфорта, особенно если несоответствие между их убеждениями и поведением связано с чем-то, что является центральным для их самоощущения.Например, поведение, не соответствующее вашим личным ценностям, может вызвать сильное чувство дискомфорта. Ваше поведение противоречит не только вашим представлениям об окружающем мире, но и вашим представлениям о себе.

Этот дискомфорт может проявляться по-разному. Люди могут чувствовать:

  • Беспокойство
  • Смущение
  • Сожаление
  • Печаль
  • Позор
  • Напряжение

Когнитивный диссонанс может даже влиять на то, как люди думают о себе и видят себя, приводя к негативным ощущениям самоуважения и самоуважения.

Поскольку люди хотят избежать этого дискомфорта, когнитивный диссонанс может иметь широкий спектр последствий. Диссонанс может влиять на то, как люди действуют, думают и принимают решения. Они могут участвовать в поведении или принимать установки, чтобы облегчить дискомфорт, вызванный конфликтом.

Некоторые вещи, которые человек может сделать, чтобы справиться с этими чувствами, включают:

  • Принятие убеждений или идей, чтобы помочь оправдать или объяснить конфликт между их убеждениями или поведением.Иногда это может включать обвинение других людей или внешних факторов.
  • Скрывать свои убеждения или поведение от других людей. Люди могут стыдиться своих противоречивых убеждений и поведения, поэтому сокрытие неравенства от других может помочь минимизировать чувство стыда и вины.
  • Только поиск информации, подтверждающей их существующие убеждения. Это явление, известное как предвзятость подтверждения, влияет на способность критически относиться к ситуации, но помогает минимизировать чувство диссонанса.

Людям нравится верить в то, что они логичны, последовательны и умеют принимать решения. Когнитивный диссонанс может повлиять на восприятие людьми самих себя и своих способностей, поэтому он часто может быть таким неудобным и неприятным.

Работа с диссонансом

Когда возникают конфликты между познаниями (мыслями, убеждениями, мнениями), люди предпринимают шаги, чтобы уменьшить диссонанс и чувство дискомфорта. Они могут сделать это несколькими способами, например:

  • Добавление дополнительных убеждений, которые перевешивают несогласные убеждения .Люди, которые узнают, что выбросы парниковых газов приводят к глобальному потеплению, могут испытывать чувство диссонанса, если они водят автомобиль, потребляющий много газа. Чтобы уменьшить этот диссонанс, они могут искать новую информацию, которая опровергает мнение о том, что парниковые газы способствуют глобальному потеплению.
  • Снижение важности противоречивого мнения . Человек, заботящийся о своем здоровье, может быть обеспокоен, узнав, что длительное сидение в течение дня связано с сокращением продолжительности жизни.Поскольку ему приходится работать весь день в офисе и много времени проводить сидя, его поведение трудно изменить. Чтобы справиться с чувством дискомфорта, он мог бы вместо этого найти способ рационализировать конфликтующее познание. Он мог бы оправдать свое малоподвижное поведение, говоря, что другие его виды здорового поведения — например, разумное питание и периодические упражнения — компенсируют его в основном малоподвижный образ жизни.
  • Измените свои убеждения . Изменение противоречивого познания — один из наиболее эффективных способов справиться с диссонансом, но он также является одним из самых сложных, особенно в случае глубоко укоренившихся ценностей и убеждений, таких как религиозные или политические взгляды.

Потенциальные ловушки

Иногда способы, которыми люди разрешают когнитивный диссонанс, могут способствовать нездоровому поведению или принятию неверных решений.

В «Теории когнитивного диссонанса» Леон Фестингер, психолог, первым описавший это явление, привел пример того, как человек может справиться с диссонансом, связанным с поведением, связанным со здоровьем, обсуждая людей, которые продолжают курить, даже если они это знают. плохо для их здоровья.

Есть несколько способов разрешить этот диссонанс:

  • Согласно Фестингеру, человек может решить, что он ценит курение больше, чем здоровье, полагая, что поведение «того стоит» с точки зрения риска по сравнению с вознаграждением.
  • Другой способ справиться с этим диссонансом — минимизировать возможные недостатки. Курильщик может убедить себя, что негативные последствия для здоровья были преувеличены. Они также могут успокаивать свои опасения по поводу здоровья, полагая, что они не могут избежать всех возможных рисков.
  • Фестингер также предположил, что люди могут попытаться убедить себя в том, что, бросив курить, они наберут вес, что также представляет опасность для здоровья. Используя такие объяснения, курильщик может уменьшить диссонанс и продолжить поведение.

История когнитивного диссонанса

Леон Фестингер первым предложил теорию когнитивного диссонанса, основанную на том, как люди пытаются достичь внутренней согласованности. Он предположил, что у людей есть внутренняя потребность в согласованности своих убеждений и поведения. Непоследовательные или противоречивые убеждения приводят к дисгармонии, которой люди стремятся избежать.

В своей книге 1957 года «Теория когнитивного диссонанса» Фестингер объяснил: «Когнитивный диссонанс можно рассматривать как предшествующее условие, которое ведет к деятельности, направленной на уменьшение диссонанса, точно так же, как голод ведет к деятельности, направленной на уменьшение голода.Это совершенно другая мотивация, чем та, с которой привыкли иметь дело психологи, но, как мы увидим, тем не менее мощная ».

Слово Verywell

Когнитивный диссонанс играет роль во многих оценочных суждениях, решениях и оценках. Осознание того, как противоречивые убеждения влияют на процесс принятия решений, — отличный способ улучшить вашу способность делать более быстрый и точный выбор.

Несоответствие между вашими убеждениями и вашими действиями может привести к чувству дискомфорта (а иногда и к принятию решений, которые имеют негативные последствия), но такие чувства также могут иногда приводить к изменениям и росту.

Когнитивный диссонанс (Леон Фестингер) — InstructionalDesign.org

Согласно теории когнитивного диссонанса, люди склонны искать согласованности между своими познаниями (т.е. убеждениями, мнениями). Когда существует несоответствие между установками или поведением (диссонанс), что-то должно измениться, чтобы устранить диссонанс. В случае расхождения между установками и поведением наиболее вероятно, что отношение изменится, чтобы приспособиться к поведению.

Два фактора влияют на силу диссонанса: количество диссонирующих убеждений и важность, придаваемая каждому убеждению. Есть три способа устранить диссонанс: (1) уменьшить важность диссонирующих убеждений, (2) добавить больше согласных убеждений, которые перевешивают диссонирующие, или (3) изменить диссонирующие убеждения, чтобы они больше не были противоречивыми.

Диссонанс чаще всего возникает в ситуациях, когда человеку приходится выбирать между двумя несовместимыми убеждениями или действиями.Наибольший диссонанс возникает, когда две альтернативы одинаково привлекательны. Более того, изменение отношения более вероятно в сторону уменьшения стимулов, поскольку это приводит к снижению диссонанса. В этом отношении теория диссонанса противоречит большинству поведенческих теорий, которые предсказывают большее изменение отношения при увеличении стимула (т. Е. Подкрепления).

Заявка

Теория диссонанса применима ко всем ситуациям, связанным с формированием и изменением отношения.Это особенно актуально для принятия решений и решения проблем.

Пример

Представьте себе человека, который покупает дорогую машину, но обнаруживает, что она неудобна в длительных поездках. Существует диссонанс между их убеждениями, что они купили хорошую машину, и что хорошая машина должна быть комфортной. Диссонанс можно устранить, решив, что это не имеет значения, поскольку автомобиль в основном используется для коротких поездок (уменьшая важность диссонирующего убеждения) или сосредоточив внимание на сильных сторонах автомобиля, таких как безопасность, внешний вид, управляемость (тем самым добавляя больше согласных убеждений).Диссонанс также можно устранить, избавившись от машины, но добиться такого поведения намного труднее, чем изменить убеждения.

Принципы
  1. Диссонанс возникает, когда человек должен выбирать между противоречивыми отношениями и поведением.
  2. Диссонанс можно устранить, уменьшив важность конфликтующих убеждений, приобретя новые убеждения, которые изменяют баланс, или удалив противоречивое отношение или поведение.

Список литературы
  • Брем, Дж. И Коэн, А. (1962). Исследования когнитивного диссонанса. Нью-Йорк: Вили.
  • Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.
  • Фестингер, Л. и Карлсмит, Дж. М. (1959). Когнитивные последствия принудительного подчинения. Журнал аномальной и социальной психологии, 58 , 203-210. [доступно по адресу http: // Psyclassics.yorku.ca/Festinger]
  • Wickland, R. & Brehm, J. (1976). Перспективы когнитивного диссонанса. NY: Halsted Press.

Связанные сайты

http://books.nap.edu/books/03084/html/99.html#pagetop
http://www.afirstlook.com/edition_9/theory_resources/by_theory/Cognitive_Dissonance

границ | Респектабельные вызовы респектабельной теории: теория когнитивного диссонанса требует концептуального разъяснения и операционных инструментов

Введение

Среди основных теорий психологии почетное место занимает теория когнитивного диссонанса (CDT; Festinger, 1957) (Haggbloom et al., 2002; Дивайн и Бродиш, 2003; Гавронски и Страк, 2012; Круглански и др., 2018). На протяжении более шести десятилетий CDT предполагает, что когнитивная несогласованность приводит к мотивационному состоянию, которое способствует регулированию, которое происходит в основном за счет изменения мнений или поведения. Многие исследования этой теории основывались на несоответствии между установками и поведением, что обычно приводило к сдвигу отношения в сторону большей согласованности с поведением (например, Festinger and Carlsmith, 1959). Несмотря на количество публикаций, поддерживающих модель (Harmon-Jones and Mills, 1999; Vaidis, 2014; Harmon-Jones, 2019), и несмотря на нашу глубокую приверженность этой теории, мы считаем, что исследования CDT содержат недостатки, которые ставят под сомнение актуальность методологии, лежащей в основе теории.В данной статье мы подчеркиваем и перечисляем то, что кажется нам основными проблемами, угрожающими действительности CDT, и предлагаем способы их решения. Наконец, мы предлагаем исследователям воспользоваться преимуществами этих важных задач, чтобы продвинуться вперед и, таким образом, улучшить или дополнить всю теорию.

Общая потребность в разъяснении

Примерно за двадцать шесть веков до нашего времени философия Сунь-Цзы гласила: «Если вы знаете врага и знаете себя, вам не нужно бояться результата сотни битв.«Знание слабых сторон так же важно, как и осознание сильных сторон. Точно так же ученые должны быть внимательны к методологическим недостаткам, окружающим их модели, чтобы спокойно противостоять эмпирическим вызовам.

Недавно несколько важных теорий, которые внесли свой вклад в социально-психологическое знание, были частично отброшены или отведены на второй план (Open Science Collaboration, 2015). Так обстоит дело с теорией истощения эго (Hagger et al., 2016), а также с эффектами прайминга на формирование впечатления (McCarthy et al., 2018) и когнитивные способности (O’Donnell et al., 2018). Эти пересмотры являются следствием методологического и репликационного кризиса, начавшегося в 2011 году (см. Nelson et al., 2018), знаменательном году для социальной психологии с публикацией Бема (Bem, 2011), которая возвела стену статистического и методологического щита, и с выставлением мошенничество известного ученого (Levelt Noort and Drenth Committee, 2012), которое выявило существование нечестной практики. Эта область отреагировала повышением стандартов научных доказательств в социальной психологии.Некоторым этот процесс воспринимался как сомнительный (например, Schwarz and Clore, 2016), а иногда и как жестокий (Fiske, 2016), и иногда его называли «полицией данных», «инквизицией» или даже «методологическими террористами». ” Однако, реагируя на недуг, мы считаем, что эти тяжелые времена способствуют дискуссии и совершенствуют психологическую науку. Действительно, вопросы о методологии поля и запросы на мета-анализ или множественные лабораторные репликации следует рассматривать не как устрашающих врагов, а как ценные активы, с единственной целью внести свой вклад в прояснение того, что является реальным, надежным и может представлять собой твердые знания для будущего социальной психологии.

В этом контексте нужно ли CDT беспокоиться о своем будущем и можно ли его переклассифицировать из высшей лиги в классическую, но неверную теорию? До сих пор проекты репликации еще не фокусировались на CDT и избегали этой теории. Но нет повода радоваться. Мы определенно многому научились из шести десятилетий существования CDT, и это повлияло на многие области и теоретических потомков (например, Aronson, 1992; Harmon-Jones and Mills, 1999; Gawronski and Strack, 2012). Однако даже самые горячие сторонники теории, в том числе и мы, должны признать, что в этой области избегались серьезные критические замечания, которые сохранялись на протяжении многих лет и актуальны и сегодня.Эти вопросы настоятельно повторяются в это время методологического кризиса, и мы считаем, что в данной области следует приложить особые усилия для их решения. Более того, как одна из редких теорий социальной психологии, предлагающих общую закономерность, характеризующую человеческую психику и построение реальности, CDT является очень важной теорией для данной области. Этот статус должен мотивировать к скрупулезным исследованиям и оценке. Несмотря на свой статус старушки дисциплины, CDT следует подвергать сомнению так же тщательно, как и молодую теорию.

В следующих разделах мы обсудим слабые стороны внедрения CDT и предложим методологические улучшения. По нашему мнению, эти основные вопросы необходимо решать, и сосредоточение внимания на них должно помочь теории, области и всей дисциплине двигаться вперед.

Проблема эксплуатации: проблемы и пути решения

Фестингер (1957) утверждает, что неподходящие отношения между познаниями порождают состояние дискомфорта, которое сейчас обычно рассматривается как связанное с негативным возбуждением, которое побуждает людей справляться с этой ситуацией, обычно путем адаптации одного познания к другому.Термин, который он использовал для обозначения этого состояния дискомфорта, был диссонансом. Чтобы подчеркнуть гомеостатическую природу диссонанса, он провел параллель с голодом: лишенные пищи люди чувствуют голод и находят способ справиться с голодом. Однако, как если бы одна и та же конструкция определяла лишение пищи и голод, Фестингер использовал термин диссонанс как для инициирующего отношения, так и для возникающего состояния дискомфорта. Несмотря на то, что CDT был тщательно пересмотрен, исходная теория по-прежнему является центральной точкой согласия и составляет ядро ​​теории (см. Vaidis, 2014; Harmon-Jones, 2019).Из этого совпадения возникли две основные проблемы: одна связана с определением диссонанса, а вторая — с его операционализацией. Из этого следует несколько дополнительных проблем, которые необходимо решить: ключевые переменные подвержены серьезным теоретическим ошибкам, а отсутствие методологической стандартизации сдерживает прорывы.

Определение «диссонанса»

Один термин для одной концепции: диссонанс или несогласованность?

В науке нормативно и считается уместным использовать определенные слова для определения конкретных понятий.Основная проблема с CDT связана с неоднозначным термином диссонанс . В своей первоначальной публикации Фестингер (1957) использовал термин диссонанс для обозначения трех различных сущностей: самой теории, инициирующей ситуации и генерируемого состояния. Эта единственная терминология все еще широко используется сегодня и приводит к неточностям в исследованиях (например, Martinie et al., 2017; McGrath, 2017; Cancino-Montecinos et al., 2018). Здравый смысл предлагает рассмотреть возможность использования трех разных терминов для определения этих сущностей.Для большей ясности Вайдис и Бран (2018) предложили называть триггер несогласованности , вызванное возбуждение — состоянием когнитивного диссонанса (CDS), а теорию — теорией когнитивного диссонанса (CDT).

Использование термина несогласованность для указания на наличие несовместимых отношений уже предлагалось в литературе (например, Harmon-Jones, 2002; Gawronski and Strack, 2012). Однако состояние когнитивного диссонанса, или CDS, не всегда отличается от термина, обозначающего теорию, и их следует четко различать.Существуют различные более или менее точные предлагаемые альтернативы. Proulx и Inzlicht (2012), например, озорно предлагают disanxiousuncertlibrium как термин для состояния когнитивного диссонанса, в то время как Harmon-Jones et al. (2009) предлагают сохранить термин диссонанс для состояния и ссылаться на когнитивное несоответствие для триггерной ситуации. Хотя использование уникальной терминологии определенно улучшит ясность, наша цель здесь не в том, чтобы указать согласованные термины, которые будут использоваться, а в том, чтобы подчеркнуть необходимость использования конкретных терминов для обозначения различных концепций вместо того, чтобы полагаться на один общий термин, такой как диссонанс. .

Уточнение терминологии, используемой в CDT, может не только прояснить теорию, но и повлиять на всю концепцию теории относительно способов справиться с «диссонансом» (Vaidis and Bran, 2018). По мнению Фестингера (1957), стратегии регулирования должны уменьшать «диссонанс», но означает ли это устранение несоответствия или уменьшение возбуждения? Этот вопрос никогда не проясняется в первоначальном изложении теории, и различия в неявных определениях ученых могут привести к радикально разным взглядам на природу регулирования диссонанса.На наш взгляд, чтобы избежать запутанной концептуализации CDT, необходимо указать, что стратегия регулирования направлена ​​на CDS, а не обязательно непосредственно на несоответствие. Для достижения этой цели термин , постановление лучше всего соответствует идее общего снижения мотивационного состояния, в то время как термин сокращение может быть зарезервирован для регулирования, специально направленного на уменьшение несогласованности. На наш взгляд, эта терминология более интегрирована с общей теорией (см. Vaidis and Bran, 2018), а также больше связана с текущими знаниями (см. Также Proulx et al., 2012; Йонас и др., 2014; Леви и др., 2017).

Оценка сокращения — это не оценка «диссонанса»

Изучение стратегий сокращения исторически было основным направлением исследований CDT. На протяжении десятилетий исследования были сосредоточены только на изменении отношения (исторические обзоры см. Vaidis and Gosling, 2011; Vaidis and Bran, 2018), но стратегий регулирования может быть множество (см. McGrath, 2017). Традиционно правила используются для вывода о существовании CDS, и авторы считают, что если люди изменили свое отношение, то они, должно быть, испытали когнитивный диссонанс (Devine et al., 1999). Фундаментальная точка зрения, которую мы принимаем в этой статье, заключается в том, что изменение отношения — это только средство регулирования, которое происходит в определенных условиях, но не синоним CDS, как и любая другая стратегия регулирования. Предположение об эквивалентности между возникновением регулирования и существованием CDS является логической ошибкой, и ее следует избегать. В самом деле, если процесс, концептуализированный CDT, включает три этапа (несогласованность-CDS-регуляция), то регуляция является лишь третьей частью причинно-следственной связи триптиха.Поскольку существует совокупность возможных стратегий регулирования, и предполагается, что на них влияет множество переменных (McGrath, 2017; Vaidis and Bran, 2018), отсутствие или наличие какого-либо конкретного режима регулирования не подтверждает и не опровергает наличие CDS.

Хотя изменение отношения и поведения являются наиболее изученными стратегиями регулирования, может возникнуть множество правил, включая, например, упрощение (Simon et al., 1995), отказ от ответственности (Gosling et al., 2006), самоутверждение (Steele, Liu, 1983) или даже ценностные утверждения (Randles et al., 2015). Учитывая количество возможных стратегий регулирования, оценка только одной из них ограничивает вывод, который можно сделать. Например, отсутствие использования одной стратегии не означает, что никакое регулирование не происходило через другие, тем более что мы очень мало знаем о том, что влияет на выбор стратегии (Weick, 1965; McGrath, 2017; Vaidis and Bran, 2018). Следовательно, серьезная оценка стратегий регулирования, позволяющих избежать ложноотрицательных результатов, должна включать все возможности.Поскольку трудно предсказать, какая стратегия будет использоваться, кажется ненадежным постулировать существование CDS и ее масштабы только на основе использования стратегии регулирования.

В совокупности методологические вопросы, касающиеся оценивания в CDT, предполагают, что изучение регулирования пока является второстепенной целью. В качестве первого шага кажется важным направить усилия на разработку четкого инструмента для измерения CDS, прежде чем ожидать четкой связи с регулированием.Эти моменты будут развиваться дальше.

Правильные операции для проверки теории

Особая сила CDT — простота его основных гипотез. Обнаружение несоответствия вызывает состояние дискомфорта (т. Е. CDS), которое побуждает человека уменьшить его. Так как же проверить такую ​​теорию? Экспериментальный метод предлагает манипулировать предполагаемой ответственной переменной и оценивать предполагаемые эффекты. Это кажется тривиальным с методологической точки зрения, но большинство парадигм когнитивного диссонанса не соответствуют этому принципу.Действительно, классические парадигмы в CDT манипулировали, например, оплатой за несоответствующее поведение (Festinger and Carlsmith, 1959), серьезностью давления с целью подавления поведения (Aronson and Carlsmith, 1962) или развернутыми усилиями по присоединению к группе. (Аронсон и Миллс, 1959). С теоретической и методологической точки зрения эти переменные не являются манипуляциями несогласованности, а являются переменными-модераторами, связанными с ситуацией (то есть стимулом, обоснованием, усилием), которые уменьшают или увеличивают CDS (Festinger and Carlsmith, 1959, стр.203–204). Действительно, когниции, согласующиеся с поведением (предполагаемые наиболее устойчивыми), должны уменьшать величину CDS, в то время как несогласованные — увеличивать ее. Таким образом, предполагается, что эти переменные модулируют величину CDS и, в некоторых конкретных случаях (например, приверженность), они усиливают сопротивление изменениям и, таким образом, ориентируют возникновение стратегий сокращения (Vaidis and Gosling, 2011; Vaidis and Bran, 2018). ). Следовательно, эти модераторы могут влиять на величину диссонанса, но не представляют собой манипулирование несогласованностью, как было бы сравнение несогласованной ситуации с нейтральной или последовательной.

В этом ключе переменная обязательств является архетипом смешанной переменной. При использовании контрположительной задачи центральная переменная, начиная с Linder et al. (1967) оказывается обязательством, главным образом управляемым посредством выбора (например, Zanna and Cooper, 1974; Elliot and Devine, 1994; Simon et al., 1995). В рамках этой структуры проблемное поведение, которое выбирается свободно (т. Е. Высокий выбор), является «условием диссонанса», в то время как такое же поведение, возникающее под давлением (т. Е. Низкий выбор), считается «условием отсутствия диссонанса».В этом и заключается загвоздка: переменная выбора принципиально отличается от несогласованности (см. Kiesler, 1971). Фактически, эти эксперименты не изучают, как люди реагируют на несоответствие, они изучают, как приверженность (через выбор) влияет на реакцию людей на несоответствие. Другими словами, мы хотим подчеркнуть, что несогласованность без обязательств по-прежнему является несогласованностью, и что переменная обязательств — это прежде всего фактор, который будет влиять на разрешение (Kiesler, 1971; Vaidis and Gosling, 2011).Ранние предупреждения об этой ошибке были сделаны в прошлом (Chapanis and Chapanis, 1964; Kiesler, 1971; Festinger, 1987/1999), но эта проблема все еще актуальна, поскольку приверженность продолжает оставаться парадигматической переменной во многих недавних публикациях (например, , Blackman et al., 2016; Martinie et al., 2017).

Эта проблема может быть исправлена ​​путем переопределения основных концепций и изменения парадигмы для систематического манипулирования несогласованностью. Самый простой способ добиться этого — сравнить задачи контр-отношения с задачами нейтральными или про-отношениями.Некоторые недавние парадигмы действительно сместили акцент на манипулирование непоследовательностью. Например, парадигма лицемерия (Aronson, 1992; Stone, Fernandez, 2008; Priolo et al., 2019) сравнивает противоречивые условия с нейтральными или последовательными. Точно так же некоторые новые парадигмы сосредотачиваются на минимальных несоответствиях, то есть несоответствиях, которые связаны с очень небольшим количеством познаний, кроме несогласованности как таковой (например, Levy et al., 2017), и сравнивают несогласованные условия с нейтральными. Эти новые парадигмы обнадеживают, но исследователи в этой области должны все же четко осознавать, что различные факторы, такие как приверженность, — это не то же самое, что различная непоследовательность.

Несогласованность: применение как манипуляции, так и меры

Операционализация переменной относится к двум различным вещам (например, Leary, 2014): с одной стороны, это может быть перевод переменной на экспериментальный язык, а с другой стороны, это может относиться к измерению указанной переменной. Например, это может быть средство манипулирования голодом в экспериментальных условиях, а также измерение такого голода. Обе операционализации предоставляют важные средства для оценки модели и, что касается CDT, обе нуждаются в доработке.

Учитывая, что CDT имеет дело с несогласованностью, следует систематически проверять наличие несоответствия и, в идеале, оценивать его. Действительно, модель предлагает связь между переменными, участвующими в несогласованности, CDS и ее регулированием. Фестингер считал, что «величина диссонанса будет функцией важности элементов» (стр. 16, 1957/1985). Следовательно, когда задействованные когниции важны, вызывается более высокий уровень CDS (Festinger, 1957). Например, воздействие небольшого опровержения убеждений приведет к более низкой степени CDS, чем воздействие сильного опровержения.Точно так же принуждение к убийству улитки должно повысить CDS несколько ниже, чем необходимость убить симпатичного котенка. В качестве индикатора мы держим пари, что последняя часть предыдущего предложения вызвала более интенсивную реакцию у читателей. Это потому, что задействованные элементы субъективно более важны и, следовательно, генерируют больше CDS.

Связь между несогласованностью и CDS — это больше, чем отношение присутствия-отсутствия, и она образует главную аксиому CDT. Как следствие, для проверки модели и получения четких прогнозов необходимо измерить степень несогласованности или другие факторы, ответственные за ее величину, которые, как предполагается, могут повлиять на CDS (т.е.г., сила, важность, центральность). Эта связь между несогласованностью и CDS недостаточно изучена в литературе, и необходимо приложить усилия, чтобы строго операционализировать несогласованность. Это означает, что требуется введение в действие как оценки несоответствия, так и манипулирования несогласованностью, и что только систематические меры позволят исследовать отношения между несогласованностью, CDS и процессом регулирования. Более того, в нынешнем состоянии концептуализации оценка несоответствия также может быть наиболее подходящим способом оценки конструкции «диссонанс».Как следствие, решение проблемы связи между несогласованностью и CDS может быть достигнуто путем использования условий, которые включают несколько степеней несогласованности (например, низкая; средняя; высокая), ее оценки и измерения CDS, созданного этими различными условиями. .

О природе состояния когнитивного диссонанса

В основополагающей статье Эллиот и Дивайн (1994) сделали большой шаг вперед, подтвердив существование дискомфорта до изменения отношения (Эксп. 1) и уменьшения такого дискомфорта после изменения отношения (Эксп.2). В этой статье подчеркивается фундаментальный момент, исследуя предполагаемое состояние, но остается несколько вопросов, касающихся природы и точной роли CDS. Действительно, насколько нам известно, существующие исследования, посвященные изучению CDS, связаны с теми же методологическими проблемами, которые мы поднимали ранее, и в данной области отсутствует надежный инструмент для оценки CDS. Дальнейшие исследования имеют решающее значение для определения и изучения точной природы CDS.

О природе CDS нам пока известно очень мало.Под природой мы подразумеваем параметры, которые позволяют четко определить это «состояние», например, переживание конкретной эмоции или интенсивность, валентность или мотивационную способность состояния. Концептуально Фестингер (1957) определил когнитивный диссонанс как состояние психологического дискомфорта, которое мотивирует его регуляцию, а затем и как состояние возбуждения (например, Lawrence and Festinger, 1962). Точно так же другие авторы описывали CDS как состояние напряжения (Croyle and Cooper, 1983; Kruglanski and Shteynberg, 2012), неприятное чувство (Harmon-Jones, 2000) или состояние отвращения (Proulx et al., 2012). Из всех этих определений неясно, должна ли CDS быть отдельным и специфическим состоянием или она может быть выражена эмоциями. Некоторые исследователи, например, рассматривали вину, (Stice, 1992), неожиданность, (Noordewier and Breugelmans, 2013) и гнев, (Geschwender, 1967), как доказательство CDS. Однако это мнение не единодушно. При составлении анкеты самоотчета Эллиот и Дивайн (1994) использовали только три пункта для оценки характера CDS ( неудобно, беспокоит, тревожно, ), исключая многие другие вопросы, такие как вина .Впоследствии они подчеркнули, что различные оценки аффекта могут отражать природу когнитивного диссонанса в зависимости от ситуации (Devine et al., 1999). Несмотря на это уточнение, большинство исследователей, использующих шкалу, продолжают использовать индекс в его первоначальной форме, тем самым отделяя CDS от других элементов (Galinsky et al., 2000; Harmon-Jones, 2000; Norton et al., 2003; Monin et al., ., 2004; Вайдис, Гослинг, 2011). С другой стороны, Kenworthy et al. (2011) предположили, что вина может быть наиболее значимым предиктором эффектов диссонанса, а не конкретным CDS, тем самым проводя четкое различие между ними.Со своей стороны, Gosling et al. (2006) использовали шкалу Эллиота и Дивайна, но для оценки диссонанса полагались на отрицательный самоориентированный аффект, а не на свой специфический для диссонанса индекс. Хотя эти разные точки зрения сосуществуют в литературе, до сих пор не было четких дискуссий о природе и специфике CDS. В целом, в соответствии с разнообразием изученных конкретных эмоций, сосредоточение внимания на одном конкретном аффекте или на коктейле аффектов для отражения природы CDS кажется неуместным.

Другая точка зрения — рассматривать CDS как неспецифическую эмоцию и искать более общие черты CDS.С этой точки зрения большинство согласны с отрицательной валентностью и отталкивающей чертой (то есть у человека есть мотивация избегать этого). Тем не менее, это не так очевидно и даже может обсуждаться. На самом деле, поле редко создает ситуации, которые могут вызвать что-то иное, кроме отрицательной валентности: большинство исследований имеют дело с нежелательными несоответствиями (например, написание против того, что вы хотите; получение нежелательной информации), в то время как данные об аффекте отсутствуют. вызвано непоследовательным, но позитивным познанием (например,g., работающие лучше, чем ожидалось; Аронсон и Карлсмит, 1963). В недавней модели Kruglanski et al. (2018) предполагают, что вызванный аффект может отличаться в зависимости от ожидания и желательности результатов. Это предположение подразумевает, что опровержение положительного ожидания порождает отрицательный эффект, в то время как опровержение отрицательного ожидания порождает положительный эффект. Интересная параллель может быть проведена с неожиданностью (см. Noordewier et al., 2016): первоначальное обнаружение неожиданности имеет отрицательную валентность, но окончательная валентность зависит от валентности результата.В том же духе Мартини и др. (2013) продемонстрировали временную валентность: оценивая лицевую активность, первоначальная реакция на диссонанс недифференцирована, и только через некоторое время появляется отрицательная валентность. Это побуждает исследовать природу CDS с учетом динамики.

Наконец, еще одна возможная особенность CDS касается ее отношения к тенденциям действий. Для модели, основанной на действии (ABM; Harmon-Jones, 1999; Harmon-Jones et al., 2015), CDT служит конечной цели уменьшения помех эффективным и неконфликтным действиям.Как следствие, предполагается, что CDS активируется, когда он конфликтует с действием и запускает состояние, ориентированное на приближение. Эта модель подтверждается несколькими наблюдениями, включая нейронную активацию зон, связанных с конфликтом и его разрешением, таких как передняя поясная кора головного мозга (Harmon-Jones et al., 2008a, b; van Veen et al., 2009; Izuma and Murayama, 2019 ). Однако некоторые модели предполагают, что такой подход не обязательно является единственным ответом. Основываясь на обширном анализе низкоуровневых процессов реакции на угрозу, Jonas et al.(2014) предполагают, что несогласованность с самого начала запускает систему торможения (BIS), а затем, если разрешение не произошло, только на втором этапе активируется система поведенческого подхода (BAS). Следовательно, еще раз, временной курс может иметь отношение к пониманию процесса CDS.

Что касается текущих знаний, мы должны признать, что, несмотря на то, что CDS является ядром модели, мы знаем о нем очень мало. Его аффективные свойства неясны, а динамика еще недостаточно изучена.Мы считаем, что тщательное изучение его характера необходимо для разработки оперативной оценки CDS, что является фундаментальным требованием, прежде чем делать дальнейшие выводы о CDT. Наконец, как отмечалось ранее, разнообразие вводных задач может также объяснить большую часть различий в наблюдаемой природе CDS, а отсутствие четких парадигм ограничивает текущее понимание. Кроме того, большая часть исследований, изучающих природу диссонанса, основывается на манипуляциях с выбором, а не на несогласованности, что может частично исказить выводы.Специфика вызываемых эмоций, валентности или склонности к действию может зависеть от задачи, но также и от операционализации и от дизайна, и можно предположить, что конкретное состояние или его регуляция могут проистекать из специфики индукции. Таким образом, в дополнение к лучшей эксплуатации и лучшему измерительному инструменту мы также призываем к лучшей стандартизации.

Аргументы в пользу стандартизации процедур

Парадигмы можно определить как научные «традиции»: модели, методы и ожидаемые результаты.Хотя они могут быть хорошими или плохими для развития науки (см. Kuhn, 1962), их главный интерес состоит в том, что они должны снижать вариации до минимального уровня, позволяющего оценивать результаты в совокупной научной перспективе. Что касается CDT, то в течение многих лет общая парадигма основывалась на манипулировании выбором и оценке отношения, хотя в то же время многие другие моменты подвергались изменениям. Например, важность вовлеченных познаний (например, темы) сильно варьировалась от исследования к исследованию, а также наличие и вид условий контроля (например,g., без непоследовательности, непротиворечивости) или оценки CDS. Мы считаем, что смена парадигмы с большим учетом центральных переменных теории была бы важным шагом. Кроме того, стандартизация как индукции, так и оценки поможет проверить основные гипотезы теории.

Стандартизация индукционного задания

Область CDT плодотворна, здесь представлены сотни исследований, охватывающих широкий спектр задач и тем. Такое количество исследований является веским аргументом в пользу концептуальной обоснованности теории.Однако некоторые из основных гипотез CDT не были так тщательно изучены, и в их случае область может выиграть от повышенной стандартизации. Одна из наших основных проблем здесь — это CDS и его расследование. В целом, исследования когнитивного диссонанса имеют много вариаций друг с другом. Например, контр-оценочные эссе были исследованы с различными темами и многими различиями, касающимися инструкций, временного курса (например, продолжительность, временное расстояние между вводным курсом и оценкой) и задачей (например,г., аргумент, эссе, выступление). Кроме того, эти исследования сильно привязаны к социальному контексту и, следовательно, могут иметь различное влияние в зависимости от места, культуры и времени. Все эти вариации, вероятно, изменят ряд переменных, теоретически связанных с CDS и ее регуляцией, таких как важность задействованного познания, вызванные эмоции, уровень вовлеченности в себя или предполагаемый выбор. Как мы подчеркивали выше, такой большой разброс индукции способствует концептуальной достоверности теории.Тем не менее, все эти вариации также могут быть затруднены при попытке изучить некоторые конкретные гипотезы, например, о природе и роли CDS и ее регулирующих положениях. Каждая вариация между двумя исследованиями создает место для потенциальной смешанной переменной.

В том же духе природа индукции могла бы фундаментально отличаться друг от друга (например, контр-оценочное эссе, парадигма лицемерия, парадигма свободного выбора). Эти различия могут иметь важное значение для следующих оценок.Например, ранее мы разработали, что CDS может быть связан с различными эмоциями, такими как вина или удивление . В зависимости от характера индукции кажется логичным, что одни эмоции могут быть вызваны сильнее, чем другие. Например, когда кто-то сознательно и публично соглашается написать эссе контр-отношения или вспоминает поведение, несовместимое с ранее проповедуемыми ценностями, это с большей вероятностью вызовет чувство вины . Между тем, наблюдение аномалии восприятия, скорее всего, будет связано с неожиданностью .Интересно также рассмотреть несоответствия, которые могут вызвать положительную валентную эмоцию, например ожидание низкой оценки на экзамене и получение высокой (Gawronsky and Branon, 2019). Если для всех этих ситуаций существует общий CDS, то его исследование становится особенно трудным из-за фактических вариаций индукций, а также усложняет изучение процесса регуляции, поскольку эти эмоции могут способствовать различным стратегиям (Higgins, 1987; Devine). и другие., 1999; Niedenthal et al., 2006). Те же рассуждения применимы при оценке CDS с помощью физиологических показателей. Поскольку вероятно возникновение нескольких эмоций, как отличить физиологическую активность, связанную с CDS, от «шума», вызванного этими эмоциями? На самом деле, здесь, кажется, есть некоторые вариации в зависимости от природы индукции: эссе контр-отношения были связаны с увеличением GSR (Croyle and Cooper, 1983; Elkin and Leippe, 1986), но обратная связь, несовместимая с ожиданиями, — нет (Etgen и Розен, 1993).Точно так же парадигма свободного выбора была связана с повышенной частотой сердечных сокращений (Etgen and Rosen, 1993), но контрпозиционные эссе — нет (Croyle and Cooper, 1983).

Таким образом, мы думаем, что эта область выиграет от повышения стандартизации. Эта стандартизация индукции будет опираться как на лучшее операционное определение управляемых переменных, как мы упоминали выше, так и на отчет о переменных, которые могут повлиять на CDS, и, следовательно, на его регулирование.Например, парадигма лицемерия исследовалась с использованием самых разных тем и методов, и Priolo et al. (2019) не нашли в своем метаанализе доказательств существования CDS. Этот вывод может поставить под сомнение теорию или актуальность методологии. Эти авторы подчеркивают отсутствие доступных исследований и их важные варианты для объяснения этого нулевого результата, что соответствует нашим опасениям.

По нашему мнению, мы считаем, что большая стандартизация могла бы позволить исследовать такие специфические гипотезы и более точно исследовать эффекты.Для достижения этой цели и уменьшения различий между исследованиями стандартизация индукции также потребует отказа от задач, основанных на социальном происхождении, временных или культурных особенностях. Это уменьшит количество систематических ошибок и позволит проводить многолабораторные исследования. Кроме того, чтобы улавливать мелкие вариации с меньшим шумом и иметь возможность моделировать процесс, эти требования предполагают переход к процессам более низкого уровня. Это может потребовать рассмотрения самого минимального предварительного условия для CDT, то есть манипулирования несогласованностью, в то время как другие социально контекстуализированные переменные сокращаются до их строгого минимума (например,г., обязательство). Наконец, в соответствии с проблемой операционализации, первое, что нужно оценить, — это, вероятно, несоответствие, которое могло бы позволить более уместные сравнения между исследованиями и помочь исправить местные или индивидуальные предубеждения. Оценка дополнительных параметров, которые могут повлиять на CDS и ее регулирование (например, самовмешательство), также может облегчить исследования и, в конечном итоге, позволить оценить независимые эффекты, обусловленные каждой из этих переменных. Наконец, в дополнение к этой стандартизации вводной задачи необходимо полагаться на стандартную оценку CDS.

Стандартная оценка состояния когнитивного диссонанса

Для изучения природы CDS необходимы надежные инструменты. Поскольку CDS является основным мотивом модели и может варьироваться в зависимости от ситуации индукции, мы должны приблизиться к стандартизированным инструментам. Распространенность уникального инструмента должна позволять сравнение и надежные ожидаемые эффекты (т.е. размер и качество).

Явные шкалы самооценки иногда были полезны (например, Elliot and Devine, 1994), но имеют ограничения.Более того, они подразумевают, что люди могут сознательно и точно оценивать свои эмоции и сообщать о них. Более того, в используемых инструментах отсутствует стандартизация. Например, даже имея в виду одну и ту же шкалу, ученые используют разные методы подсчета баллов, разные инструкции и даже разные наборы заданий. Отсутствие стандартных правил способствует выбору индикаторов для CDS HARKing (Kerr, 1998).

Мы выделяем три основных точки зрения на захват CDS.Один классический подход основан на оценке конкретной эмоции. Таким образом, предлагается перечислить аффекты, которые могут соответствовать когнитивному диссонансу, и оценить их все. Это, вероятно, худшая перспектива, потому что аффект может варьироваться в зависимости от характера задачи и потому, что этот метод в основном полагается на людей, которые надежно оценивают свои эмоции, что не гарантируется (Niedenthal et al., 2006). Второй вариант — оценить особенности CDS. Это подразумевает четкое определение этих характеристик (например,g., валентность, отвращение, интенсивность, склонность к действию). Это также требует учета временного курса, так как предполагается, что это актуально. Наконец, последняя и дополнительная точка зрения опирается на физиологические прокси. Не так уж отличается от измерения субъективной интенсивности, его главный интерес состоит в том, что это можно делать параллельно с предыдущими подходами для обеспечения конвергентной достоверности. Наконец, при разработке эффективного инструмента для оценки СДУ, вероятно, следует полагаться на несколько критериев.

Три других момента кажутся необходимыми для достижения этой стандартизации: оценка CDS должна быть (а) неявной, (б) неинвазивной и (в) следовать принципам открытой науки.(а) Под «непонятным» мы подразумеваем, что респондент не должен знать, что оценивается. В противном случае участники могут ложно сообщить о своих чувствах, например, из-за социальной желательности или ошибок атрибуции (например, Rosenthal and Rosnow, 1969; Nisbett and Wilson, 1977). Для этой цели использование неявных оценок, которые с меньшей вероятностью подвержены влиянию осознания и сознательного контроля, таких как время реакции или неявная ассоциация (например, Nosek and Banaji, 2001; Quirin et al., 2009), может надежно оценить воспоминание. CDS (например,г., Леви и др., 2017). (b) Под неинвазивным методом мы подразумеваем, что на респондентов не должна влиять сама оценка. Действительно, исследования показали, что участники могли ошибочно отнести CDS к другим источникам (например, Zanna and Cooper, 1974). Если участники приписывают возбуждение инструменту измерения, это может изменить процесс регулирования (например, Croyle and Cooper, 1983). Этот момент особенно важен для физиологических показателей, которые полезны для достижения инструмента стандартизации.Что касается физиологических показателей, многие из них были инвестированы в прошлом, такие как GSR / EDA (например, Croyle and Cooper, 1983), частота сердечных сокращений (например, Gerard, 1967) или даже f MRI (например, de Vries et al. ., 2014), но, скорее всего, они будут восприняты как инвазивные и могут спровоцировать процесс неправильной атрибуции. Интересное развитие может произойти из пупиллометрии, потому что этот метод не требует инвазивного оборудования или потенциально опасного контекста (как и f MRI), и участники могут не знать об оценке.Некоторые первоначальные результаты показывают, что расширение зрачка является потенциальным показателем для обнаружения несогласованности и может быть использовано для фиксации вызова CDS, а также определенного образа мыслей (например, Sleegers et al., 2015; Proulx et al., 2017). Хотя эти два предположения не могут эффективно отразить природу CDS, они, таким образом, могут представить интересные методы для обнаружения и оценки величины CDS с низким коэффициентом систематической ошибки ответа и неправильной атрибуции.

Наконец, согласно (c) открытая наука (e.g., Klein et al., 2018), инструмент и, в частности, данные должны быть общедоступными, доступными и прозрачными. Важным моментом является то, что необработанные данные должны быть предоставлены и общедоступны. На наш взгляд, это особенно важно для текущих выпусков CDT. Например, исследование временного хода CDS и некоторых его влияний уже могло бы быть возможным, если бы авторы делились своими данными вместе с временным ходом своего протокола. Аффективный характер CDS — еще одна область, которую можно было бы прояснить, если бы больше данных было доступно и готово к агрегированию.Было бы полезно в поле, если бы данные были собраны с использованием полностью информированных стандартизированных схем и были доступны, что позволило бы исследователям получить достаточное количество наблюдений, чтобы полностью понять процесс.

Тестирование общей модели

Общая модель CDT предполагает, что обнаружение несоответствия вызовет CDS, что будет мотивировать стратегию регулирования. Большинство исследований были сосредоточены на этих стратегиях регулирования, однако они могли быть сделаны слишком рано, и некоторые выводы могли быть сделаны без достаточного понимания предыдущих частей модели (см. Weick, 1965; Greenwald and Ronis, 1978; Vaidis and Gosling, 2011).В предыдущих абзацах мы сделали несколько предложений по более надежному тестированию CDT, и, поскольку модель является последовательной, предложения также должны учитывать последовательность шагов. Таким образом, регулирование должно быть последней частью экзамена, а не первой. Кроме того, серьезная оценка теории требует оценки всей модели, а не только последней последовательной части. В нынешнем состоянии общая модель когнитивного диссонанса (несогласованность-CDS-регуляция) должна быть подвергнута испытанию.Это соображение может означать пересмотр многих предыдущих выводов, сделанных в первые десятилетия CDT. Вся информация, собранная в результате этого исследования, может обеспечить глубокое понимание теории и помочь в повторном подключении CDT ко всему полю.

Недоказанный приговор

Наука требует времени. Как только индукция несогласованности и проблемы CDS будут исправлены — и только после этого — исследование может, наконец, серьезно сосредоточиться на последовательности регулирования и всей модели. Действительно, настоящая модель считает, что регулирование осуществляется с помощью CDS, и, таким образом, теория ожидает, что люди будут мотивированы к регулированию.Следовательно, с четкой операционализацией непоследовательности и CDS полное отсутствие регулирования должно быть опровержением теории. Но поскольку оценить все стратегии практически невозможно, было бы интереснее изучить факторы, влияющие на выбор регулирования.

Как указывалось ранее, хотя эта оценка пока преждевременна, полное понимание первых последовательностей могло бы облегчить идентификацию надежных факторов, которые определяют наиболее вероятные стратегии в данной ситуации.Эта оценка могла бы также подтвердить некоторые ранее предложенные факторы (см. McGrath, 2017), но также переоценить большую часть литературы. Однако это исследование требует поэтапного процесса, начиная с первой предложенной последовательности и заканчивая предикторами регуляции. Наконец, только изучение полной последовательности регуляции несогласованности-CDS позволит проверить теорию в целом.

Пока не будут выполнены эти предыдущие шаги, исследования не могут полагаться на стратегии регулирования как на уникальный сигнал для изучения модели.Что еще более важно, когда CDS отсутствует, выводы, сделанные на основе единственного частичного появления одной или двух стратегий сокращения, могут повлиять на оценку модели. Конечно, это не препятствует исследованию конкретных стратегий, таких как изменение отношения или поведения, в соответствующих прикладных условиях. Но мы хотели бы подчеркнуть, что, учитывая текущее состояние знаний, изучение стратегий регулирования не представляет особого интереса для оценки общей модели или ее улучшения. Таким образом, эта позиция не подразумевает отказ от регулирования измерения, но подчеркивает необходимость оценки CDS.

С небольшой помощью сообщества

Проверка обоснованности теории требует изучения всех основных принципов. Многие гипотезы потребуют пересмотра в свете новых инструментов и знаний, в то время как некоторые другие ключевые гипотезы пока еще не исследованы и могут иметь решающее значение при оценке модели. Насколько нам известно, ни одно исследование не исследовало четко, например, функциональную связь между триптихом несогласованность-CDS-регуляция, который, тем не менее, является центральным элементом теории.Несмотря на то, что эта ожидаемая функция положительной связи является центральной для модели, она еще серьезно не исследовалась. Кроме того, важно изучить форму отношения. Однако для тестирования такой модели потребуется огромное количество данных с высокой степенью точности, чего можно достичь только при сотрудничестве между исследователями когнитивного диссонанса.

Изучение теории потребует мощных исследований со строго релевантными переменными. Мы не рекомендуем вкладывать ресурсы в крупномасштабные проекты репликации более ранних исследований.В самом деле, как мы подчеркивали ранее, эти исследования имеют методологические недостатки, которые ограничивают их интерпретацию. Вместо того, чтобы повторять ошибки, допущенные в прошлом, ресурсы следует направить на разработку надежных, умных и хорошо обоснованных тестов теории и ее гипотез. Чтобы ограничить смещение, эти схемы должны быть основаны на компьютере, чтобы избежать эффектов экспериментатора (например, Rosenthal and Rosnow, 1969). Использование стандартизированных сценариев также должно облегчить тиражирование и вариации по всему миру.Более того, с небольшой помощью сообщества инструменты краудсорсингового исследования (например, Collaborative Replications and Education Project, 2018; Moshontz et al., 2018) могут позволить быструю, четкую и эффективную оценку теории.

Связь с более широкими теориями

Наконец, предлагаемый план работы огромен. Что может дать этот обширный экзамен для CDT и для области социальной психологии? Модель диссонанса — одна из немногих моделей, предлагающих общую основу для функционирования человека, но, к сожалению, отсутствует связь с другими областями.Чрезмерная специализация его операционализации и его исторически ограничивающие парадигмы могли бы частично объяснить эти побочные эффекты (например, Aronson, 1992; Swann, 1992). В каком-то смысле мы предполагаем, что большинство согласится с тем, что CDT глубоко повлияли на эту область и сформировали концепцию основных тенденций, таких как, например, теории атрибуции (Jones and Davis, 1965; Kelley, 1967), социальное познание (Fiske and Taylor , 1984), мотивированных рассуждений (Kunda, 1990) и моделей саморегуляции (например, Scheier and Carver, 1988; Blascovich and Tomaka, 1996), но некоторые также утверждают, что CDT окаменел, с устаревшими парадигмами и далек от наука, с тавтологическими или неопровержимыми соображениями (например,г., Лилиенфельд, 2005; Гриффин, 2012). В связи с недавним методологическим кризисом появились призывы к концептуальной очистке и объединению общих моделей. Это может быть поводом для CDT воссоединиться с более широкими теориями, и несколько попыток уже были предприняты. Например, модель поддержания смысла (MMM; Heine et al., 2006; Proulx and Inzlicht, 2012) является предложением для такого слияния. Для MMM нарушение ожидания, значимость смертности или подверженность несогласованности — все это следуют общему феномену нарушения смысла, которое запускает одни и те же нейрокогнитивные и психофизиологические системы (см. Jonas et al., 2014), и это мотивирует компенсаторное поведение. Это означает, что какой бы ни была индукция и конкретная установка теории, общий процесс может быть одним и тем же. Недавние данные (Randles et al., 2015) подтверждают, что CDT похожа на многие другие нарушения смысла, и такие предложения являются реальной возможностью для более глубокого понимания функционирования человека. Исследования CDT в социальной нейробиологии (например, van Veen et al., 2009; Harmon-Jones et al., 2015; Izuma and Murayama, 2019) также демонстрируют сходство в активированных областях с другими теориями.Например, передняя поясная извилина кора последовательно активируется в парадигмах CDT, но также и в парадигмах MMM (см. Proulx et al., 2012) и в парадигмах значимости смертности (Quirin et al., 2012). Наконец, предложения о процедуре индукции, такие как использование неявного выявления несогласованности (Levy et al., 2017), также позволяют объединить несколько процедур, которые широко распространены в близких областях (например, задача Струпа), но были необычны для CDT.

Включение CDT в более широкие модели также предлагает расширить наши представления о теории.С точки зрения эволюции процесс, лежащий в основе CDT, должен выполнять важную функцию, присутствуя сегодня. Более того, это не выглядит как процесс, специфичный для человека, как многие другие виды продемонстрировали доказательства когнитивного диссонанса (Egan et al., 2007, 2010; Harmon-Jones, 2017). Для модели CDT, основанной на действии (Harmon-Jones, 1999; Harmon-Jones and Harmon-Jones, 2002; Harmon-Jones et al., 2009), этот процесс сохраняет эффективность действия: когда мы сталкиваемся с выбором, регулируя наши Отношение к этому выбору помогает двигаться вперед и поощрять действия, а не бездействие.С нашей личной точки зрения, можно также считать, что процесс когнитивного диссонанса служит конечной цели — контролировать нашу среду: когда подвергаются событиям, которые противоречат ожиданиям, физиологическая реакция запускает мотивацию для регулирования; то есть пересмотреть ожидания или отклонить новую информацию. Наконец, процесс когнитивного диссонанса мог сыграть важную роль во всей эволюции человека. Следуя этой последней точке зрения, Перловский (Масатака, Перловский, 2012; Перловский, 2013, 2017) считает, что CDT может объяснить фундаментальную роль музыки и просодии в человечестве.По его мнению, музыка могла бы быть средством, позволяющим преодолеть CDS, таким образом, она способствовала бы принятию новых знаний. В целом это способствует пересмотру CDT вместе с его связями с другими психологическими процессами. Это обширная область исследований, но мы думаем, что от расширения сферы CDT можно многое выиграть.

Заключение

CDT — старая и респектабельная теория, но в то же время все еще находится в стадии разработки. Можно признать впечатляющий вклад этой теории в психологию, но нельзя не признать, что многие критические вопросы остаются и многие методологические недостатки явно присутствуют.

В данной статье мы выявили то, что мы считали основными недостатками теории, а именно концептуальные недостатки и необходимость более строгой реализации. Поскольку лучшее понимание методологических недостатков важно для будущего теоретического прогресса, мы предложили несколько способов устранения этих недостатков. Наш основной посыл — во-первых, сосредоточиться на функциональном различии элементов триптиха CDT, а именно на несогласованности, состоянии диссонанса (CDS) и стратегиях регулирования.В дополнение к вложению усилий в систематическую и стандартную операционализацию этих концепций, исследование всей модели могло бы глубоко улучшить теорию и понимание человеческой психологии.

Наконец, если смотреть с хорошей стороны, социальная психология не переживает десятилетия кризиса. Это только проложит путь для следующего поколения исследователей, которые предпримут шаги для продвижения дисциплины к более сильным и надежным знаниям о человеческом разуме. В заключение и как горячие сторонники CDT мы подтверждаем, что это определенно элегантная теория.Однако наука не должна беспокоиться о изящности теории, а только о надежности доказательств, подтверждающих ее, и ее собственной опровержимости.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

AB поддерживается совместно Pacifica и Национальной ассоциацией исследований и технологий (номер гранта / награды: ANRT, грант CIFRE 2017/0245).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Аронсон, Э. (1969). «Теория когнитивного диссонанса: текущая перспектива», Advances in Experimental Social Psychology , Vol. 4. изд Л. Берковиц (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press), 2–34.DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60075-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аронсон Э. (1992). Возвращение подавленных: теория диссонанса возвращается. Psychol. Запрос 3, 303–311. DOI: 10.1207 / s15327965pli0304_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аронсон Э. и Карлсмит Дж. М. (1962). Ожидаемая производительность как фактор, определяющий фактическую производительность. J. Abnorm. Soc. Psychol. 65, 178–182. DOI: 10.1037 / h0042291

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аронсон, Э.и Карлсмит Дж. М. (1963). Влияние серьезности угрозы на обесценивание запрещенного поведения. J. Abnorm. Soc. Psychol. 66, 584–588. DOI: 10.1037 / h0039901

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аронсон Э. и Миллс Дж. (1959). Влияние тяжести посвящения на симпатию к группе. J. Abnorm. Soc. Psychol. 59, 177–181. DOI: 10,1037 / h0047195

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бем, Д. Дж. (2011).Ощущение будущего: экспериментальные доказательства аномальных ретроактивных влияний на познание и аффект. J. Person. Soc. Psychol. 100, 407–425. DOI: 10.1037 / a0021524

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэкман, С. Ф., Келлер, К. Т., и Купер, Дж. (2016). Эгоцентризм и косвенный диссонанс. J. Exp. Soc. Psychol. 62, 1–6. DOI: 10.1016 / j.jesp.2015.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бласкович Дж., Томака Дж.(1996). Биопсихосоциальная модель регуляции возбуждения. Adv. Exp. Soc. Psychol. 28, 1–51. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60235-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cancino-Montecinos, S., Björklund, F., and Lindholm, T. (2018). Снижение диссонанса как регулирование эмоций: изменение отношения связано с положительными эмоциями в парадигме индуцированного согласия. PLoS ONE 13: e0209012. DOI: 10.1371 / journal.pone.0209012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чапанис, Н.П., и Чапанис А. (1964). Когнитивный диссонанс: пять лет спустя. Psychol. Бык. 61, 1–22. DOI: 10,1037 / h0043457

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Образовательный проект по совместным репликациям (2018). Источник: https://osf.io/wfc6u/ (по состоянию на 15 февраля 2019 г.).

Кройл Р. Т. и Купер Дж. (1983). Диссонансное возбуждение: физиологические доказательства. J Человек. Soc. Psychol. 45, 782–791. DOI: 10.1037 / 0022-3514.45.4.782

CrossRef Полный текст | Google Scholar

de Vries, J., Бирн, М., и Кехо, Э. (2014). Индукция когнитивного диссонанса в повседневной жизни: исследование фМРТ. Soc. Neurosci. 10, 268–281. DOI: 10.1080 / 17470919.2014.9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дивайн, П. Г., Бродиш, А. Б. (2003). Современная классика социальной психологии. Psychol. Запрос 14, 196–202. DOI: 10.1207 / S15327965PLI14034_3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дивайн, П. Г., Тауэр, Дж. М., Бэррон, К.Э., Эллиот А. Дж. И Вэнс К. М. (1999). «Выходя за рамки изменения отношения в изучении процессов, связанных с диссонансом», в Когнитивный диссонанс: прогресс в основной теории социальной психологии , ред. Э. Хармон-Джонс и Дж. Миллс (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 297–323. DOI: 10.1037 / 10318-012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иган Л. К., Блум П. и Сантос Л. Р. (2010). Предпочтения, вызванные выбором при отсутствии выбора: данные слепой парадигмы двух вариантов выбора с маленькими детьми и обезьянами капуцинами. J. Exp. Soc. Psychol. 46, 204–207. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.08.014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иган Л. К., Сантос Л. Р. и Блум П. (2007). Истоки когнитивного диссонанса: свидетельства детей и обезьян. Psychol. Sci. 18, 978–983. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.02012.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Элькин Р. А. и Лейппе М. Р. (1986). Физиологическое возбуждение, диссонанс и изменение отношения: свидетельство связи диссонанс-возбуждение и эффекта «не напоминай мне». J. Person. Soc. Psychol. 51, 55–65. DOI: 10.1037 / 0022-3514.51.1.55

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллиот А. и Дивайн П. (1994). О мотивационной природе когнитивного диссонанса: диссонанс как психологический дискомфорт. J. Person. Soc. Psychol. 67, 382–394. DOI: 10.1037 / 0022-3514.67.3.382

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Etgen, M. P., and Rosen, E. F. (1993). Когнитивный диссонанс: физиологическое возбуждение в парадигме ожидаемой производительности. Бык. Психон. Soc. 31, 229–231. DOI: 10.3758 / BF03337331

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Эванстон, Иллинойс: Роу, Петерсон и компания. Переиздано в 1962/1985 в издательстве Стэнфордского университета.

Google Scholar

Фестингер, Л. (1987/1999). «Размышления о когнитивном диссонансе: 30 лет спустя. транскрибируется в »в Когнитивный диссонанс: прогресс основной теории в социальной психологии , ред.Хармон-Джонс и Дж. Миллс (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация) 381–385.

Фестингер, Л., и Карлсмит, Дж. М. (1959). Когнитивные последствия принудительного подчинения. J. Abnorm. Soc. Psychol. 58, 203–211. DOI: 10,1037 / h0041593

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фиске, С. Т. (2016). Призыв изменить научную культуру позора. APS Obs. 29: 9.

Google Scholar

Фиск, С. Т., и Тейлор, С.Э. (1984). Социальное познание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Google Scholar

Галинский А.Д., Стоун Дж. И Купер Дж. (2000). Восстановление диссонанса и психологического дискомфорта после неудачных утверждений. Eur. J. Soc. Psychol. 30, 123–147. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0992 (200001/02) 30: 1 <123 :: AID-EJSP981> 3.0.CO; 2-T

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гавронски Б. и Страк Ф. (ред.). (2012). Когнитивная последовательность: фундаментальный принцип социального познания. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Гавронский Б. и Бранон С. М. (2019). «Что такое когнитивная последовательность и почему это важно?» in Когнитивный диссонанс: пересмотр ключевой теории в психологии , изд. Э. Хармон-Джонс (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 91–116. DOI: 10.1037 / 0000135-005

CrossRef Полный текст

Джерард, Х. Б. (1967). Трудность выбора, диссонанс и последовательность решений. Дж.Человек. 35, 91–108. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1967.tb01417.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гешвендер, Дж. А. (1967). Преемственность в теориях статусной согласованности и когнитивного диссонанса. Soc. Силы 46, 160–171. DOI: 10.2307 / 2574596

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гослинг П., Денизо М. и Оберле Д. (2006). Отказ от ответственности: новый способ уменьшения диссонанса. J. Person. Soc. Psychol. 90, 722–733. DOI: 10.1037 / 0022-3514.90.5.722

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гринвальд, А.Г., и Ронис, Д.Л. (1978). Двадцать лет когнитивного диссонанса: тематическое исследование эволюции теории. Psychol. Ред. 85, 53–57. DOI: 10.1037 / 0033-295X.85.1.53

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гриффин, Э. М. (2012). Первый взгляд на теорию коммуникации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Хаггблум, С.Дж., Варник, Р., Варник, Дж. Э., Джонс, В. К., Ярбро, Г. Л., Рассел, Т. М. и др. (2002). 100 самых выдающихся психологов ХХ века. Rev. Gen. Psychol. 6: 139. DOI: 10.1037 / 1089-2680.6.2.139

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаггер, М. С., Чатзисарантис, Н. Л. Д., Альбертс, Х., Анггоно, К. О., Батайлер, К., Бирт, А. Р. и др. (2016). Многоканальная предварительно зарегистрированная репликация эффекта истощения эго. Перспектива. Psychol. Sci. 11, 546–573.DOI: 10.1177 / 17456652873

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармон-Джонс, Э. (1999). «На пути к пониманию мотивации, лежащей в основе эффектов диссонанса: необходимо ли создание негативных последствий», в книге Когнитивный диссонанс: прогресс в основной теории социальной психологии , ред. Э. Хармон-Джонс и Дж. Миллс (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 71–99. DOI: 10.1037 / 10318-004

CrossRef Полный текст

Хармон-Джонс, Э.(2000). Когнитивный диссонанс и испытанный отрицательный аффект: доказательства того, что диссонанс усиливается, испытанный отрицательный аффект даже при отсутствии неблагоприятных последствий. Человек. Soc. Psychol. Бык. 26, 1490–1501. DOI: 10.1177 / 01461672002612004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармон-Джонс, Э. (2002). «Взгляд теории когнитивного диссонанса на убеждение», в Справочнике по убеждению : Развитие теории и практики , ред. М. Пфау и Дж.Диллард (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 99–116. DOI: 10.4135 / 9781412976046.n6

CrossRef Полный текст

Хармон-Джонс, Э. (2017). Уточнение понятий в теории когнитивного диссонанса. Anim. Чувство . 1: 5.

Google Scholar

Хармон-Джонс, Э. (2019). Когнитивный диссонанс: пересмотр ключевой теории в психологии . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. DOI: 10.1037 / 0000135-000

CrossRef Полный текст

Хармон-Джонс, Э., Амодио, Д. М., и Хармон-Джонс, К. (2009). Модель диссонанса, основанная на действии: обзор, интеграция и расширение концепций когнитивного конфликта. Adv. Exp. Soc. Psychol. 41, 119–166. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 00403-6

CrossRef Полный текст

Хармон-Джонс, Э., Брем, Дж. У., Гринберг, Дж., Саймон, Л., и Нельсон, Д. Э. (1996). Доказательства того, что создание неприятных последствий не является необходимым для создания когнитивного диссонанса. J. Person. Soc. Psychol. 70, 5–16. DOI: 10.1037 / 0022-3514.70.1.5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармон-Джонс, Э., Герджиков, Т., и Хармон-Джонс, К. (2008a). Влияние индуцированной податливости на относительную левую лобную кортикальную активность: тест модели диссонанса, основанной на действии. Eur. J. Soc. Psychol. 38, 35–45. DOI: 10.1002 / ejsp.399

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармон-Джонс, Э., и Хармон-Джонс, К. (2002). Тестирование основанной на действии модели когнитивного диссонанса: влияние ориентации на действие на установки после принятия решения. Человек. Soc. Psychol. Бык. 28, 711–723. DOI: 10.1177 / 0146167202289001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармон-Джонс, Э., Хармон-Джонс, К., Фирн, М., Сигельман, Дж. Д., и Джонсон, П. (2008b). Ориентация на действие, относительная активация левой лобной коры головного мозга и распространение альтернатив: тест модели диссонанса, основанной на действии. J. Pers. Soc. Psychol. 94, 1–15. DOI: 10.1037 / 0022-3514.94.1.1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармон-Джонс, Э., Хармон-Джонс, К., Леви, Н. (2015). Модель когнитивно-диссонансных процессов, основанная на действии. Curr. Реж. Psychol. Sci. 24, 184–189. DOI: 10.1177 / 0963721414566449

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хармон-Джонс, Э. и Миллс, Дж. (1999). Когнитивный диссонанс: прогресс в основополагающей теории социальной психологии . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. DOI: 10.1037 / 10318-000

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гейне, С.Дж., Пру, Т., и Вохс, К. Д. (2006). Модель сохранения смысла: о согласованности социальных мотиваций. Человек. Soc. Psychol. Ред. 10, 88–110. DOI: 10.1207 / s15327957pspr1002_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хиггинс, Э. Т. (1987). Само-несоответствие: теория, связывающая себя и аффект. Psychol. Ред. 94, 319–340. DOI: 10.1037 / 0033-295X.94.3.319

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Идзума К. и Мураяма К.(2019). «Нейронная основа когнитивного диссонанса», в Cognitive Dissonance: Reexamining a Pivotal Theory in Psychology , ed E. Harmon-Jones (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 227–245. DOI: 10.1037 / 0000135-011

CrossRef Полный текст

Джонас, Э., МакГрегор, И., Клакл, Дж., Агроскин, Д., Фриче, И., Холбрук, К., и др. (2014). Угроза и защита: от беспокойства к приближению. Adv. Exp. Soc. Psychol. 49, 219–286. DOI: 10.1016 / B978-0-12-800052-6.00004-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, Э. Э., и Дэвис, К. Э. (1965). От действий к диспозициям — процесс атрибуции в восприятии личности. Adv. Exp. Soc. Psychol. 2, 219–266. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60107-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Келли, Х. Х. (1967). «Теория атрибуции в социальной психологии», , Небраска, симпозиум по мотивации, . Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

Кенуорти, Дж.Б., Миллер, Н., Коллинз, Б. Е., Рид, С. Дж., И Эрливайн, М. (2011). Транспарадигмальный теоретический синтез теории когнитивного диссонанса: освещение природы дискомфорта. Eur. Rev. Soc. Psychol. 22, 36–113. DOI: 10.1080 / 10463283.2011.580155

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Керр, Н. Л. (1998). HARKing: выдвижение гипотез после того, как результаты известны. Человек. Soc. Psychol. Ред. 2, 196–217. DOI: 10.1207 / s15327957pspr0203_4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кислер, К.(1971). Психология приверженности . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press.

Google Scholar

Кляйн, О., Хардвик, Т. Э., Ост, Ф., Брейер, Дж., Даниэльссон, Х., Хофелих Мор, А. Франк, М. С. и др. (2018). Практическое руководство по прозрачности в психологической науке. Collabra 4:20. DOI: 10.1525 / collabra.158

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Круглански, А.В., Яско, К., Милявский, М., Черникова, М., Уэббер, Д., Пьерро, А., и другие. (2018). Теория когнитивной согласованности в социальной психологии: пересмотр парадигмы. Psychol. Inq. 29, 45–49. DOI: 10.1080 / 1047840X.2018.1480619

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Круглански А.В., Штейнберг Г. (2012). «Когнитивная последовательность как средство для достижения цели: как субъективная логика дает знание», в Cognitive Consistency: A Fundamental Principle in Social Cognition , ред. Б. Гавронски и Ф. Страк (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 245–264 .

Кун, Т. С. (1962). Структура научных революций . Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Лоуренс Д. Х. и Фестингер Л. (1962). Сдерживающие факторы и подкрепление: Психология недостаточного вознаграждения. Лондон: Тависток.

Google Scholar

Лири М. Р. (2014). Введение в методы исследования поведения . Окленд: Pearson Education.

Google Scholar

Леви, Н., Хармон-Джонс, К., и Хармон-Джонс, Э. (2017). Диссонанс и дискомфорт: вызывает ли простая когнитивная несогласованность негативное аффективное состояние? Motiv. Sci . 4, 95–108. DOI: 10.1037 / mot0000079

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лилиенфельд, С. О. (2005). 10 заповедей, помогающих студентам отличать науку от псевдонауки в психологии. APS Obs. 18, 49–51.

Google Scholar

Линдер Д. Э., Купер Дж., и Джонс, Э. Э. (1967). Свобода принятия решений как определяющая роль величины стимула в изменении отношения. J. Pers. Soc. Psychol. 6, 245–254. DOI: 10,1037 / h0021220

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартини, М.-А., Олив, Т., Милланд, Л., Джоуль, Р.-В., и Капа, Р.Л. (2013). Свидетельства того, что возбуждение диссонанса изначально недифференцировано и только позже оценивается как отрицательное. J. Exp. Soc. Psychol. 49, 767–770. DOI: 10.1016 / j.jesp.2013.03.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартини, М. А., Альмеция, Ю., Рос, К., и Гил, С. (2017). Случайное состояние настроения до индукции диссонанса влияет на изменение отношения. PLoS ONE 12: e0180531. DOI: 10.1371 / journal.pone.0180531

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Масатака Н., Перловский Л. (2012). Эффективность музыкальных эмоций, вызванных музыкой Моцарта, для примирения когнитивного диссонанса. Sci.Отчет 2: 694. DOI: 10.1038 / srep00694

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккарти, Р. Дж., Сковронски, Дж. Дж., Вершуер, Б., Мейер, Э. Х., Джим, А., Хогестейн, К. и др. (2018). Отчет о зарегистрированной репликации по srull и wyer 1979. Adv. Методы Прак. Psychol. Sci. 1, 321–336. DOI: 10.1177 / 2515245918777487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат А. (2017). Работа с диссонансом: обзор снижения когнитивного диссонанса. Soc. Личное. Psychol. Компас , 11: e12362. DOI: 10.1111 / spc3.12362

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Монин Б., Нортон М. И., Купер Дж. И Хопг М. А. (2004). Реагирование на предполагаемую ситуацию или соответствие предполагаемой реакции: роль воспринимаемого отношения говорящего в косвенном диссонансе. Групповой процесс. Межгрупповые отношения 7, 207–220. DOI: 10.1177 / 1368430204046108

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мошонц, Х., Кэмпбелл, Л., Эберсол, К. Р., Айзерман, Х., Урри, Х. Л., Форшер, П. С. и др. (2018). Ускоритель психологической науки: продвижение психологии через распределенную сеть сотрудничества. Adv. Методы Прак. Psychol. Sci. 1, 501–515. DOI: 10.1177 / 2515245918797607

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нельсон, Л. Д., Симмонс, Дж., И Симонсон, У. (2018). Возрождение психологии. Annu. Rev. Psychol. 69, 511–534. DOI: 10.1146 / annurev-psycho-122216-011836

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниденталь, П.М., Крут-Грубер, С., Рик, Ф. (2006). Психология эмоций: межличностный, экспериментальный и когнитивный подходы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Фрэнсис и Тейлор.

Нисбетт Р. Э. и Уилсон Т. Д. (1977). Рассказывать больше, чем мы можем знать: устные отчеты о психических процессах. Psychol. Ред. 84: 231. DOI: 10.1037 / 0033-295X.84.3.231

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нордевье, М. К., Брейгельманс, С. М. (2013). О валентности неожиданности. Cogn. Эмот. 27, 1326–1334. DOI: 10.1080 / 02699931.2013.777660

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Noordewier, M. K., Topolinski, S., and Van Dijk, E. (2016). Временная динамика неожиданности. Soc. Личное. Psychol. Компас 10, 136–149. DOI: 10.1111 / spc3.12242

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нортон М.И., Монин Б., Купер Дж. И Хогг М.А. (2003). Заместительный диссонанс: изменение отношения из-за непоследовательности других. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 47–62. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.1.47

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Носек, Б.А., и Банаджи, М.Р. (2001). Задача ассоциации «годен / не годен». Soc. Cogn. 19, 625–666. DOI: 10.1521 / soco.19.6.625.20886

CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Доннелл, М., Нельсон, Л. Д., Аккерман, Э., Акзель, Б., Ахтар, А., Альдрованди, С., Зрубка, М., и др. (2018). Отчет о зарегистрированной репликации: dijksterhuis и van knippenberg (1998). Перспектива. Psychol. Sci. 13, 268–294. DOI: 10.1177 / 17456755704

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Открытое научное сотрудничество (2015). Оценка воспроизводимости психологической науки. Наука 349: aac4716. DOI: 10.1126 / science.aac4716

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перловский Л. (2013). Вызов эволюции человека — когнитивный диссонанс. Перед. Psychol. 4: 179. DOI: 10,3389 / fpsyg.2013.00179

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Перловский Л. (2017). Музыка, увлечения и познавательные функции . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

Google Scholar

Приоло, Д., Пельт, А., Сен-Бозель, Р., Рубенс, Л., Вуазен, Д., и Фойнтия, В. (2019). Три десятилетия исследований индуцированного лицемерия: метаанализ. Человек. Soc. Psychol. Бык. 13: 146167219841621. DOI: 10.1177 / 0146167219841621

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пру, Т., и Inzlicht, M. (2012). Пять «А» сохранения значения: поиск смысла в теориях осмысления. Psychol. Inq. 23, 317–335. DOI: 10.1080 / 1047840X.2012.702372

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пру, Т., Инзлихт, М., и Хармон-Джонс, Э. (2012). Понимание всей компенсации несоответствия как паллиативной реакции на нарушенные ожидания. Trends Cogn. Sci. 16, 285–291. DOI: 10.1016 / j.tics.2012.04.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пру, Т., Слегерс, В., Тритт, С. М. (2017). Предвзятость ожидания: лица, нарушающие ожидание, вызывают более раннее расширение зрачков, чем нейтральные или отрицательные лица. J. Exp. Soc. Psychol. 70, 69–79. DOI: 10.1016 / j.jesp.2016.12.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квирин, М., Казен, М., и Кул, Дж. (2009). Когда чепуха кажется счастливой или беспомощной: тест на неявные положительные и отрицательные аффекты (IPANAT). J. Pers. Soc. Psychol. 97, 500–516. DOI: 10.1037 / a0016063

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Квирин, М., Локтюшин, А., Арндт, Дж., Кюстерман, Э., Ло, Ю. Ю., Кул, Дж. И др. (2012). Экзистенциальная нейробиология: функциональное исследование с помощью магнитно-резонансной томографии нейронных реакций на напоминания о своей смертности. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7, 193–198. DOI: 10.1093 / сканирование / nsq106

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рэндлс, Д., Инзлихт, М., Пру, Т., Туллет, А. М., и Хайне, С. Дж. (2015). Является ли уменьшение диссонанса частным случаем жидкостной компенсации? Доказательства того, что диссонансные когниции вызывают компенсаторное утверждение и абстракцию. J. Person. Soc. Psychol. 108, 697–710. DOI: 10.1037 / a0038933

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розенталь Р. и Рошноу Р. Л. (1969). Артефакт в поведенческих исследованиях . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

Шайер, М. Ф., и Карвер, С. С. (1988). Модель саморегуляции поведения: воплощение намерения в действие. Adv. Exp. Soc. Psychol. 21, 303–346. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60230-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, Н., и Клор, Г. Л. (2016). Оценка психологических исследований требует большего, чем просто внимания к букве N: комментарий к «маленьким телескопам» Симонсона (2015). Psychol. Sci. 27, 1407–1409. DOI: 10.1177 / 0956797616653102

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Саймон Л., Гринберг Дж. И Брем Дж. (1995). Тривиализация: забытый способ уменьшения диссонанса. J. Pers. Soc. Psychol. 68, 247–260. DOI: 10.1037 / 0022-3514.68.2.247

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sleegers, W.В., Пру, Т., и ван Бист, И. (2015). Экстремизм снижает возбуждение конфликта и увеличивает подтверждение ценностей в ответ на нарушения смысла. Biol. Psychol. 108, 126–131. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2015.03.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стил, К. М., и Лю, Т. Дж. (1983). Диссонансные процессы как самоутверждение. J. Pers. Soc. Psychol. 45: 5. DOI: 10.1037 / 0022-3514.45.1.5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стайс, Э.(1992). Сходство между когнитивным диссонансом и чувством вины: признание как снятие диссонанса. Curr. Psychol. 11, 69–77. DOI: 10.1007 / BF02686829

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стоун Дж. И Купер Дж. (2001). Самостандартная модель когнитивного диссонанса. J. Exp. Soc. Psychol. 37, 228–243. DOI: 10.1006 / jesp.2000.1446

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стоун Дж. И Фернандес Н. К. (2008). Практиковать то, что мы проповедуем: использование лицемерия и когнитивного диссонанса для мотивации изменения поведения. Soc. Личное. Psychol. Компас 2, 1024–1051. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2008.00088.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайдис Д., Гослинг П. (2011). Необходима ли приверженность для возбуждения информационного диссонанса? Внутр. Rev. Soc. Psychol. 24, 33–63.

Google Scholar

Вайдис, Д. К., Бран, А. (2018). Некоторые предыдущие соображения о диссонансе, чтобы понять его уменьшение: комментарий на McGrath (2017). Soc. Личное. Psychol. Компас 92, 1–13. DOI: 10.1111 / spc3.12411

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван Вин, В., Круг, М. К., Школьник, Дж. У. и Картер, К. С. (2009). Нейронная активность предсказывает изменение отношения при когнитивном диссонансе. Nat. Neurosci. 12, 1469–1474. DOI: 10.1038 / nn.2413

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вейк, К. Э. (1965). Когда пророчество меркнет: судьба теории диссонанса. Psychol.Rep. 16, 1261–1275. DOI: 10.2466 / pr0.1965.16.3c.1261

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Занна М. П. и Купер Дж. (1974). Диссонанс и пилюля: подход атрибуции к изучению возбуждающих свойств диссонанса. J. Pers. Soc. Psychol. 29, 703–709. DOI: 10,1037 / h0036651

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теория когнитивного диссонанса — обзор

3.2 Поддерживающие мотивы, связанные с проаттитудной обработкой сообщений

Хотя негативное влияние на обработку сообщений подтверждается многочисленными исследованиями, мы считаем, что существует множество ситуаций, в которых люди ищут, обрабатывают и полагаются на информацию, воспринимаемую как положительный (продольный), а не отрицательный (контрпродольный).Например, в контексте вербального общения люди чаще используют положительные оценочные слова, чем отрицательные (например, Boucher & Osgood, 1969; Matlin & Stang, 1978). Подобные предубеждения были обнаружены, когда люди формируют впечатления о других. Люди сообщают о других больше положительных, чем отрицательных черт (например, Benjafield, 1984; Tuohy & Stradling, 1987). Более того, когда люди делают выводы о способностях других, воспринимающие больше полагаются на положительную, чем на отрицательную информацию о производительности (потому что положительная информация является более диагностической в ​​этих контекстах; e.г., Ридер и Фулкс, 1980; Сковронски и Карлстон, 1987).

Ближе к области убеждения исследования выборочного воздействия информации включают множество примеров людей, которые ищут преимущественно согласованную, а не противоречивую информацию (см. Обзор в Hart et al., 2009). Большая часть этого исследования проводилась на основе теории когнитивного диссонанса (Festinger, 1957, 1964). С этой точки зрения предвзятость в выборе согласной (проаттитудной) информации вызвана желанием избежать несогласованности, возникающей из-за свободного выбора воздействия диссонирующей (контртитудической) информации.В особенности при переживании негативного состояния, связанного с диссонансом (Elliot & Devine, 1994; Losch & Cacioppo, 1990), согласная (проаттитудная) информация должна восприниматься как способствующая достижению цели по уменьшению дискомфорта. Напротив, диссонирующая (противоположная) информация будет работать только против этого стремления (и усилит чувство дискомфорта). Таким образом, в этих обстоятельствах у людей должна быть мотивация искать информацию, которая соответствует установкам, и избегать информации, которая противоречит установкам (см. Frey, 1986; Smith, Fabrigar, & Norris, 2008).

Мы считаем, что аналогичные мотивы для поддержки или укрепления позиции часто направляют обработку убедительных сообщений про-отношения. Ряд факторов может повлиять на уровень поддерживающей мотивации, которую испытывает человек, и на степень, в которой сообщение рассматривается как скорее продвигающее, а не препятствующее этой мотивации. Например, как обсуждалось ранее, ряд свойств отношения, связанных с силой, связан с восприятием того, что существующее мнение уже является правильным (и не нуждается в дополнительной поддержке, см. Petty & Krosnick, 1995).Следовательно, получатели с относительно сильным отношением не должны ощущать особой потребности в поддержке, посвящая когнитивные ресурсы информации, которая воспринимается как избыточная с существующими взглядами. Напротив, когда отношение к сообщению слабое, получатели могут предпочесть придерживаться более сильного мнения. В некоторых случаях слабость отношения проистекает из качества отношения, связанного с переживанием дискомфорта (например, в отношении амбивалентности или неуверенности, Ван Харревельд, Ван дер Плигт и Де Ливер, 2009).В таких случаях наличие проповеднического сообщения следует воспринимать как хорошую возможность укрепить свое слабое мнение — усилить субъективное чувство правильности (ключевая мотивация, лежащая в основе формирования и изменения отношения; Petty & Cacioppo, 1986) и уменьшить любой связанный с этим дискомфорт. со слабым отношением. Следовательно, получатели этих сообщений должны быть мотивированы уделять пристальное внимание и усердно обрабатывать информацию о своем отношении.

Одна из версий цели по укреплению отношения использовалась для объяснения мотивации к процессу в HSM (Chaiken et al., 1989). То есть, независимо от положения сообщения, получатели обрабатывали информацию, чтобы повысить уверенность в своем отношении к моменту, который соответствовал их желаемой уверенности. По большей части эта идея использовалась для учета различий в мотивации обработки на разных уровнях важности проблемы или личной значимости (где уровень желаемой уверенности был бы выше для более важных / актуальных тем). Однако некоторые исследования также показали, что эта обработка может быть выборочной, в зависимости от того, верят ли получатели сообщения, что обработка действительно повысит их уверенность.Например, Бонер, Ранк, Рейнхард, Эйнвиллер и Эрб (1998) предоставили участникам исследования ложные отзывы о том, какой тип информации они могли бы наиболее эффективно обработать (например, информацию о теме или человеке). Позже, когда не было желаемой уверенности, те же самые участники участвовали в усиленной обработке только в том случае, если доступная информация была такого типа, который, как они предполагали, они могли эффективно обработать. Мы полагаем, что мотивы поддержки или укрепления своего отношения были бы шире, чем конструкция доверия, и в целом направили бы получателей сообщений на обработку про-отношенческой, а не контртитудной информации.

Помимо установочных свойств, создающих поддерживающие мотивы, аспекты самого общения также могут влиять на существование и силу такой мотивации. Например, различные характеристики попытки убеждения могут повлиять на ожидания относительно того, будут ли вероятны желаемые (относительные) результаты. Когда такие желаемые результаты кажутся возможными, но неопределенными, степень поддержки текущего отношения человека может показаться недостаточной или незначительной. В этих случаях получатели сообщений могут искать информацию, которая их успокаивает и укрепляет их представления о том, что благоприятные результаты могут еще принести плоды.

Рассмотрим продвинутое сообщение, представленное высококачественным источником, от которого ожидается, что он предоставит эффективные аргументы и, таким образом, вероятно, преуспеет в реализации предложения. В этом случае само сообщение следует воспринимать как совершенно безопасное, в высшей степени поддерживающее, а предполагаемые положительные результаты следует рассматривать как имеющие вероятность того, что они будут реализованы. Таким образом, при умеренных фоновых уровнях мотивации и способности обрабатывать сообщение активная попытка поддержки может показаться ненужной, и получатели могут предпочесть экономить ресурсы, а не активно обрабатывать информацию.С другой стороны, это же сообщение от источника с сомнительными учетными данными или другими показателями неэффективности должно подавать совсем другой сигнал. Этот защитник должен рассматриваться как склонный неадекватно поддерживать чьи-то взгляды и делать предлагаемые положительные результаты относительно маловероятными. Из-за этих недостатков мотивация получателей к укреплению своего положения может быть значительной. Они могут быть заинтересованы в том, чтобы внимательно отнестись к сообщению как к средству обеспечения (или надежды) на то, что их собственные взгляды действительно «правильны» и / или что результаты, которые они предпочитают, по-прежнему вероятны.

Пример и 4 способа решения

«Завтра сяду на диету», — размышлял я, жевая пончик.

Если это когда-либо случалось с вами, вы на собственном опыте узнали, о чем эта статья: что происходит, когда мы действуем не в соответствии с тем, кем мы считаем себя.

То легкое чувство дискомфорта, которое мы испытываем, когда замечаем это несоответствие, называется когнитивным диссонансом .

Когнитивный диссонанс силен, потому что мы очень стремимся его устранить.То, как мы это делаем, может изменить или разрушить. Интересно, что мы часто делаем это, даже не подозревая об этом.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить три упражнения по позитивной психологии. Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Когнитивный диссонанс: теория Фестингера

Человека с убеждением сложно изменить.Скажите ему, что вы не согласны, и он отвернется. Покажите ему факты или цифры, и он задаст вопросы вашим источникам. Обратитесь к логике, и он не поймет вашей точки зрения.

Леон Фестингер, Теория когнитивного диссонанса

Более 60 лет назад Леон Фестингер (1957) постулировал одну из самых известных теорий психологии: теорию когнитивного диссонанса.

Теория основана на идее, что два познания могут быть релевантными или нерелевантными друг другу (Festinger, 1957).Такие познания могут касаться поведения, восприятия, отношения, эмоций и убеждений. Часто одно из представлений, о которых идет речь, касается нашего поведения. Если познания релевантны, они могут быть в согласии (согласовании) или несогласии (несогласованности) друг с другом (Festinger, 1957).

Несоответствие между отношением и поведением — есть пончик и думать о сокращении калорий — приводит к психологическому дискомфорту, который называется когнитивным диссонансом (Harmon-Jones, 2019).

Когнитивный диссонанс приводит к мотивации уменьшить диссонанс (Festinger, 1957).Чем сильнее расхождение между мыслями, тем больше мотивация его уменьшить (Festinger, 1957).

Для уменьшения дискомфорта когнитивного диссонанса используются четыре стратегии:

  1. Мы меняем свое поведение так, чтобы оно соответствовало другой мысли.
  2. Изменяем одну из диссонирующих мыслей, чтобы восстановить последовательность.
  3. Мы добавляем другие (согласные) мысли, которые оправдывают или уменьшают важность одной мысли и, следовательно, уменьшают несогласованность.
  4. Мы упрощаем несоответствие, делая его менее важным и менее значимым.

Есть два других фактора, которые влияют на величину когнитивного диссонанса: есть ли у вас выбор в пользу несоответствия и ожидаете ли вы, что несоответствие будет иметь негативные последствия в будущем. Чем больше у вас выбора по сравнению с несогласованностью (Linder, Cooper, & Jones, 1967) и чем хуже последствия (Cooper & Worchel, 1970), тем сильнее будет диссонанс.

Диссонанс также может передаваться опосредованно через людей из социальной группы, с которой мы себя идентифицируем. Когда они действуют непоследовательно со своим отношением, мы чувствуем такой же дискомфорт, как если бы сами поступали непоследовательно со своим отношением (Cooper, 2016).

Концепция когнитивного диссонанса прекрасно объяснена в этом видео на YouTube социальным психологом Энди Латтреллом.

Пример из реальной жизни

Когнитивный диссонанс возникает часто и у всех нас (Harmon-Jones, 2019).

Представьте, что загорающий человек узнает, что чрезмерное пребывание на солнце является основной причиной рака кожи. Две мысли — «солнечные ванны могут вызвать рак» и «я загораю» — вызывают дискомфорт, связанный с когнитивным диссонансом. Следовательно, они будут заинтересованы в его сокращении.

Они сделают это одним из четырех способов:

  1. Они меняют свое поведение. Получив дополнительную информацию, они могут перестать загорать.
  2. Они меняют одну мысль.Они могут решить опровергнуть доказательства связи между воздействием солнца и раком кожи.
  3. Они добавляют другие (согласные) мысли. Они могут подумать, что пребывание на солнце необходимо организму для выработки витамина D, который, помимо других преимуществ, важен для здоровья костей. Поэтому они могут решить, что небольшие солнечные ванны полезны для их здоровья.
  4. Они упрощают несогласованность. Они могут подумать, что подобные факты уже много раз опровергались, и полностью игнорировать эту информацию.

4 способа преодоления когнитивного диссонанса

Когнитивный диссонанс — не обязательно плохо.

Фактически, это психологический механизм, который помогает нам последовательно воспринимать наш мир (и свое место в нем). Это механизм, который предупреждает нас, когда мы не действуем в соответствии со своими убеждениями, взглядами или планами.

В этом смысле опыт когнитивного диссонанса — это возможность учиться и расти, если мы решаем его конструктивно и отвечаем тем способом, который мы выбираем и который приносит пользу.

1. Внимательность

Часто мы имеем дело с когнитивными несоответствиями, не осознавая их. Первый шаг — заметить несоответствия между нашими мыслями. Мы можем повысить нашу осведомленность с помощью практики внимательности. Это включает в себя воздержание от суждений и принятие наших наблюдений.

2. Бросьте вызов существующим убеждениям

Следующий шаг — выявить причину несоответствия в наших мыслях. Понимание ваших убеждений и ценностей, лежащих в основе несоответствий, — это возможность развить более глубокое самопознание.

Иногда полезно бросить вызов нашим нынешним убеждениям. Это может быть трудным и неудобным процессом, требующим получения дополнительной информации.

3. Учитывайте важность диссонирующих мыслей

Иногда диссонирующая информация кажется важной на первый взгляд, но может уменьшиться при более глубоком размышлении.

Хороший пример — перспектива поставить себя в неловкое положение перед другими, например, забыв свои слова во время речи.Однако после дополнительных размышлений мы можем решить, что не имеет значения, что о нас думают другие, и таким образом уменьшить диссонанс.

4. Обоснование поведения

Мы можем ощущать диссонанс, когда проявляем новое поведение (например, когда мы отклоняем приглашение на мероприятие, которое обычно посещаем, чтобы сэкономить свободное время). Хотя поначалу это может показаться неудобным, полезно задуматься о причинах нашего поведения.

Взгляд на результаты исследований

Фестингер и Карлсмит (1959) провели одно из первых исследований когнитивного диссонанса.

В эксперименте с тремя группами они попросили участников выполнить скучное и монотонное задание. Впоследствии участникам интервенционной группы предлагали либо 1, либо 20 долларов (при случайном выборе), чтобы они участвовали в так называемом контр-поведении: сказать следующему участнику, что задание было приятным.

Исследователи предположили, что участники группы вмешательства будут испытывать когнитивный диссонанс в результате двух противоречивых мыслей: 1) задача скучная и 2) я говорю кому-то, что задача веселая.

Далее они предположили, что участники будут вынуждены уменьшить диссонанс, оправдывая свое поведение. Поскольку участники условия 20 долларов уже имели более существенное оправдание (более высокая оплата), далее предполагалось, что они воспринимают меньший диссонанс, чем участники условия 1 доллар.

Когнитивный диссонанс измерялся косвенно, спрашивая участников об изменениях в их мнении о том, насколько приятным было выполнение задания после эксперимента.

Как и предполагалось, те, кто находился в состоянии за 1 доллар, сообщили о значительно большем изменении своего мнения о задаче, чем две другие группы.Вы можете посмотреть следующий видеоролик об исследовании.

Оценка когнитивного диссонанса: 2 анкеты

Одна из критических замечаний по поводу когнитивного диссонанса заключается в том, что мы не можем измерить его напрямую (Harmon-Jones, 2019). До сих пор в научных исследованиях когнитивный диссонанс обычно оценивался с использованием различных косвенных показателей, включая:

  • Изменения отношения к определенной, зависящей от контекста теме, например, удовольствие от повседневной задачи в эксперименте, описанном выше (Festinger & Carlsmith, 1959)
  • Поиск информации после изменения обычного поведения (Энгель, 1963)
  • Различия в выполнении задания в результате физического возбуждения, связанного с диссонансом (Elliot & Devine, 1994)
  • Кожно-гальваническая реакция (Elkin & Leippe, 1986)

Совсем недавно были разработаны психометрические шкалы измерения.Поскольку когнитивный диссонанс часто возникает естественным образом после принятия такого решения, как покупка, именно на этом и сосредоточены анкеты.

Суини, Хаускнехт и Саутар (2000) разработали шкалу из 22 пунктов, измеряющую когнитивный диссонанс сразу после покупки. Он исследует три аспекта когнитивного диссонанса:

  1. Эмоциональные последствия покупки («После того, как я купил этот товар, я почувствовал раздражение»)
  2. Оценка разумности покупки («Интересно, правильно ли я сделал выбор»)
  3. Обеспокоенность по поводу сделки («После того, как я купил этот товар, я подумал, не обманули ли они меня»)

Анкету можно бесплатно скачать с сайта ResearchGate.

Коллер и Зальцбергер (2007) разработали шкалу потребительского поведения, состоящую из восьми пунктов. Их анкета включает вопросы, касающиеся процесса принятия решений до и после покупки. Полный текст можно запросить у авторов бесплатно на сайте ResearchGate.

Как справиться с диссонансом в терапии: 4 совета

По словам профессора психологии Джоэла Купера (2007), «большинство методов лечения стремятся изменить дезадаптивные реакции людей на их социальный мир на более адаптивные.”

Терапевты стремятся помочь своим пациентам, понимая и изменяя их отношения, эмоции или поведение. С диссонансом сложно бороться конструктивно. Следующие советы рассмотрят его использование или присутствие в терапии.

1. Привести усилие

Сама теория когнитивного диссонанса предполагает, что если пациенты вкладывают время, деньги и эмоциональные усилия в терапию, они, вероятно, будут усердно работать, чтобы достичь своих терапевтических целей, чтобы оправдать свои усилия.

2. Обеспечьте выбор

Если пациентам предоставляется возможность совместно разрабатывать аспекты своей терапии, они с большей вероятностью будут действовать в соответствии со своим выбором, достигая своих терапевтических целей.

3. Обеспечьте безопасное пространство и рассмотрите возможность использования методов релаксации.

Пациенты могут чувствовать себя некомфортно, когда обсуждаются диссонирующие мысли, которые могут препятствовать их способности конструктивно мыслить.

4.Обсуждение противоречивого поведения

Терапия может помочь пациентам, размышляя и контролируя их мысли. Иногда, когда пациенты начинают новое, более конструктивное поведение, они могут воспринимать диссонанс просто потому, что он противоречит их привычному поведению. Предоставление пространства и времени для понимания их нового поведения и его обоснование может помочь уменьшить диссонанс.

Заметка о когнитивном диссонансе во взаимоотношениях

Когнитивный диссонанс и то, как мы с ним справляемся, также влияют на наши отношения, как положительно, так и отрицательно.

Отношения обычно строятся на общих взглядах, убеждениях и ценностях. Когда наши друзья или партнеры действуют вопреки нашим убеждениям и ценностям, мы ощущаем диссонанс.

Механизмы преодоления могут включать в себя оправдание их поведения (и наших отношений с ними), упрощение их поведения или его важности, попытки изменить их поведение или изменение нашего собственного поведения.

Это дает возможность обсудить расхождения, углубить отношения и пересмотреть ценности.И наоборот, мы можем оправдать или преуменьшить негативное поведение или даже прекратить отношения.

В романтических отношениях важные ценности представляют собой горячие точки для когнитивного диссонанса и, как правило, сосредоточены на важных решениях, таких как желание иметь детей, выборе образа жизни (например, покупка дома или путешествия по миру) и проблемах, связанных с семьей и друзьями.

Ожидание общих убеждений, ценностей и отношений со стороны членов семьи может дополнительно влиять на романтические отношения.Если они не совпадают, мы можем подумать об оправдании наших отношений или о разрыве. Ярким примером негативных последствий когнитивного диссонанса является ситуация, когда мы оправдываем вредное поведение партнера по отношению к нам и застреваем в токсичных отношениях.

2 Книги по теме

1.

Теория когнитивного диссонанса — Леон Фестингер

Оригинальная книга Леона Фестингера — главный продукт на книжной полке каждого (социального) психолога.

Он представляет собой введение в теорию и охватывает темы когнитивного диссонанса после решений, эффекты принудительного подчинения, влияние добровольного и непроизвольного доступа к информации и роль социальной поддержки.

Найдите книгу на Амазонке.

2.

Когнитивный диссонанс: 50 лет классической теории — Джоэл Купер

Психолог Джоэл Купер недавно опубликовал всеобъемлющее обновление теории когнитивного диссонанса после более чем 50 лет исследований.

В эту книгу включены примеры когнитивного диссонанса в современном мире.

Найдите книгу на Амазонке.

4 интересных эпизода подкаста на эту тему

Психологические файлы находятся у психолога доктора Майкла А. Бритта и содержат несколько эпизодов о когнитивном диссонансе:

  • Эпизод 8: Теория когнитивного диссонанса: почему противоречия так нас беспокоят
  • Эпизод 10: Когнитивный диссонанс снова поражает! Что о вас говорит ваш поиск на Amazon
  • Серия 63: Когнитивный диссонанс, проблема Монти Холла и возможное решение?

В этом выпуске подкаста Behavioral Grooves есть интервью с доктором Дж.Кэтлин Вохс о теории когнитивного диссонанса. Доктор Вос обсуждает эту тему, поскольку она касается сторонников бывшего президента Дональда Трампа, оправдывающих один из его неоднозначных твитов в 2019 году.

Соответствующие ресурсы PositivePsychology.com

Следующие ресурсы окажут большую дополнительную поддержку по теме:

Сообщение о взятии домой

Когнитивный диссонанс — это хорошо изученное психологическое явление. Это часто встречается у всех нас, а не только при планировании диеты и оправдании пончика отложенным началом диеты.

Негативные последствия снижения когнитивного диссонанса включают прокрастинацию или действия, кажущиеся противоречащими нашим ценностям и убеждениям. Однако может быть полезно напомнить себе, что он существует как механизм психологической безопасности, который помогает нам последовательно воспринимать мир и защищать наше восприятие самих себя.

Понимание наших механизмов, с помощью которых мы уменьшаем диссонанс, и распознавание того, когда он возникает, являются ключом к принятию информированных и конструктивных решений.Практика самосознания и внимательности дает нам возможность замечать несоответствия в нашем мышлении и находить промежуток между триггерами диссонанса и нашей реакцией, чтобы мы могли выбрать ответ, который нам действительно нравится.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать эти упражнения по позитивной психологии бесплатно.

Если вы хотите больше упражнений, наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 350 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

  • Купер Дж. (2007). Когнитивный диссонанс: 50 лет классической теории . Публикации SAGE.
  • Купер, Дж. (2016). Заместительный когнитивный диссонанс: изменение отношения к чужой боли. В J. P. Forgas, J. Cooper, & W. D. Crano (Eds.), Психология отношений и изменения отношения . Психология Press.
  • Купер Дж. И Уорчел С. (1970). Роль нежелательных последствий в возникновении когнитивного диссонанса. Журнал личности и социальной психологии , 16 (2), 199–206.
  • Элькин Р. А. и Лейппе М. Р. (1986). Физиологическое возбуждение, диссонанс и изменение отношения: свидетельство связи диссонанс-возбуждение и эффекта «не напоминай мне». Журнал личности и социальной психологии , 51 (1), 55–65.
  • Эллиот, А. Дж., И Дивайн, П. Г. (1994). О мотивационной природе когнитивного диссонанса: Диссонанс как психологический дискомфорт. Журнал личности и социальной психологии , 67 (3), 382–394.
  • Энгель, Дж. Ф. (1963). Диссонируют ли покупатели автомобилей с потребителями? Маркетинговый журнал , 27 (2), 55–58.
  • Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса . Издательство Стэнфордского университета.
  • Фестингер, Л., и Карлсмит, Дж. М. (1959). Когнитивные последствия принудительного подчинения. Журнал аномальной и социальной психологии , 58 (2), 203–210.
  • Хармон-Джонс, Э. (Ред.) (2019). Когнитивный диссонанс: пересмотр ключевой теории в психологии (2-е изд.). Американская психологическая ассоциация.
  • Коллер М. и Зальцбергер Т. (2007). Когнитивный диссонанс как важная конструкция в процессе принятия решений и потребления — эмпирическое исследование, связанное с пакетным туром. Журнал поведения клиентов , 6 (3), 217–227.
  • Линдер Д. Э., Купер Дж. И Джонс Э. Э. (1967). Свобода принятия решений как определяющая роль величины стимула в изменении отношения. Журнал личности и социальной психологии , 6 (3), 245–254.
  • Суини, Дж. К., Хаускнехт, Д., и Сутар, Г. Н. (2000). Когнитивный диссонанс после покупки: многомерная шкала. Психология и маркетинг , 17 (5), 369–385.

Теория когнитивного диссонанса — Психология

Введение

Термин «когнитивный диссонанс», впервые появившийся в середине 20-го века, в настоящее время встречается в PsycINFO около восьмисот раз, а оригинальная книга цитируется более 45 тысяч раз. раз в научных публикациях: то есть более двух раз в день в течение примерно шестидесяти лет.Теория когнитивного диссонанса была сформирована Леоном Фестингером в начале 1950-х годов. Это предполагает, что несоответствия между познаниями (то есть знаниями, мнениями или убеждениями об окружающей среде, себе или поведении) порождают дискомфортное мотивирующее чувство (то есть состояние когнитивного диссонанса). Согласно теории, люди чувствуют себя некомфортно, когда они испытывают когнитивный диссонанс, и поэтому у них появляется мотивация вернуться в приемлемое состояние. Величина существующего диссонанса зависит от важности вовлеченных познаний.Переживание более высокого уровня диссонанса вызывает давление и мотивацию, чтобы уменьшить диссонанс. Результаты нескольких исследований показывают, что диссонанс возникает, когда люди не действуют в соответствии со своим отношением (например, пишут аргументы в поддержку темы, по которой они не согласны; выполнение задачи, которую они не одобряют). Festinger 1957 (цитируется в разделе «Основные исторические источники») рассматривает три способа справиться с когнитивным диссонансом: (а) изменение одного или нескольких вовлеченных элементов в отношениях диссонанса (например,g., приведение мнения в соответствие с поведением), (б) добавление новых элементов для уменьшения несогласованности (например, принятие мнений, которые соответствуют поведению), и (в) уменьшение важности задействованных элементов. Ранние теоретики в этой области предлагали усовершенствовать теорию когнитивного диссонанса, добавив ограничения на возникновение явлений. Следует учитывать три основных момента: цель и свобода принятия обязательств, последствия действия цели и самооценка. С 2010-х годов теория уточняется с помощью новых интегративных моделей и методологического прорыва.В основном изучаемые на людях, несколько исследований меняют парадигмы на других животных, таких как нечеловеческие приматы, крысы и птицы. Теория когнитивного диссонанса применялась к очень большому количеству социальных ситуаций и привела к оригинальным экспериментальным планам. Возможно, это одна из самых влиятельных теорий в социальной психологии, общей психологии и междисциплинарных науках в целом.

Общие обзоры

Область когнитивного диссонанса широка. Было разработано несколько парадигм и сосуществуют многие теории.Существует множество источников, в основном научных статей и книг, которые предоставляют широкий обзор литературы по когнитивному диссонансу. Спустя примерно полвека развития теории несколько авторов опубликовали сокращенные работы и современные статьи по этой теме, но они часто предлагают частично отклоняющуюся точку зрения. Аронсон 1992 и Брем 2007, написанные двумя историками Фестингера, предлагают историческую анекдотическую информацию, а также ключевые моменты для понимания феномена когнитивного диссонанса.В том же ключе Cooper 2019 предлагает личный взгляд автора на эту историю, сосредотачиваясь на его собственных теоретических достижениях. Гавронски и Штрак 2012 предлагают обзор области когнитивной согласованности. Harmon-Jones 2019 (второе издание Harmon-Jones and Mills 1999), более ориентированный на продвинутых исследователей когнитивного диссонанса, представляет собой отредактированный том, в котором синтезируются современные взгляды на диссонанс.

  • Аронсон, Эллиот. 1992. Возвращение репрессированных: возвращается теория диссонанса. Психологическое исследование 3: 303–311.

    DOI: 10.1207 / s15327965pli0304_1

    Аронсон рассматривает историю когнитивного диссонанса и в основном разрабатывает пересмотр самосогласованности. Эту статью можно рассматривать как ту, которая позволяет восстановить интерес к теории в конце 1990-х годов.

  • Брем, Джек В. 2007. Краткая история теории диссонанса. Компас социальной и психологии личности 1: 381–391.

    DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2007.00035.x

    В статье рассматривается сюжетная линия теории когнитивного диссонанса с самого начала Фестингера до распространения экспериментов по всему миру. Автор не развивает переформулировки, а представляет изложение теории.

  • Купер, Джоэл. 2019. Когнитивный диссонанс: где мы были и куда идем. Международное обозрение социальной психологии 32.1.

    DOI: 10.5334 / irsp.277

    Купер исследует долгую историю критики теории и предлагает взгляд на текущее состояние когнитивного диссонанса.На протяжении всей статьи Купер рассматривает свой важный вклад в эту область.

  • Фестингер, Леон. 1962. Теория когнитивного диссонанса . Стэнфорд, Калифорния: Stanford Univ. Нажмите.

    Самая существенная работа по теории. Фестингер развивает основные концепции, а затем рассматривает четыре ситуации диссонанса: последствия решений, принудительное подчинение, доступ к информации и роль социальной поддержки. В последней главе также даются важные советы по улучшению и ограничению теории.Изначально книга была напечатана в 1957 году в компании Row Peterson and Company, а затем была переиздана. Текущая доступная версия — это версия, пересмотренная в 1985 году Фестингером.

  • Гавронски, Бертрам и Фриц Штрак. 2012. Когнитивная последовательность: фундаментальный принцип социального познания . Нью-Йорк: Guilford Press.

    Эта книга представляет собой обзор области когнитивной согласованности и места теории когнитивного диссонанса.

  • Хармон-Джонс, Эдди.2019. Когнитивный диссонанс: пересмотр ключевой теории в психологии . 2-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Эта книга, предназначенная для аспирантов и исследователей, представляет собой сборник глав, написанных различными ведущими экспертами в области когнитивного диссонанса. Он предлагает обширную панораму теорий и исследовательских проблем. Первое издание было выпущено в 1999 году, а второе издание предлагало несколько обновлений.

  • Хармон-Джонс, Эдди и Джадсон Миллс.1999. Когнитивный диссонанс: прогресс в основополагающей теории социальной психологии . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    DOI: 10.1037 / 10318-000

    Эта книга, предназначенная для аспирантов и исследователей, представляет собой сборник глав, написанных различными ведущими экспертами в области когнитивного диссонанса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.