Философское определение жизни: Жизнь / Философский словарь

Автор: | 17.02.1970

Содержание

Жизнь / Философский словарь

Жизнь

(Leben). — Уже с древнейших времён люди наглядно, чувственно постигали жизнь, усматривая ее прежде всего в том, чем мир организмов (т. е. растения, животные, люди) отличается от всей остальной действительности. Таков главный смысл этого слова, из которого развивается целый ряд специальных его значений, часто исключающих друг друга.

1. В естественно-научно-биологическом смысле понятие жизни тождественно понятию органического явления; жизнь (согласно Э. С. Расселу) принципиально отличается от неорганического явления своей направленностью, в частности:
1) прекращением действия с достижением цели;
2) настойчивым продолжением действия, если цель не достигнута;
3) возможностью варьирования методов или способностью их комбинирования при неудаче; при этом стереотипное поведение ориентирует на нормальное, обычное, а приспособленное — на непривычное;
4) ограничением, но не определением направленного поведения внешними условиями (например, деление клеток, или размножение, несмотря на недостаток вещества или питания).

Объяснение такого поведения с причинно-механистической точки зрения невозможно; указания границы между органической и неорганической материей (см. Вирус) для этого тоже недостаточно. В настоящее время проблему живого пытаются решить посредством аристотелевского понятия энтелехии или посредством предполагаемого «витального фактора» (см. Витализм). См. Биология; Гилозоизм; Материализм; Причинно-механическая картина мира; Организм. 

2. Жизнь в метафизическом смысле — основной мотив созерцающего мир мышления как высшее проявление переживания человеческого, жизненная судьба вообще. Здесь ставятся вопросы о смысле, ценности и цели жизни, и ответы на них даются с точки зрения основных существующих мировоззренческих предпосылок; ср. Экзистенцфилософия; Философия жизни. 

3. Психологически жизнь характеризуется своей естественной упорядоченностью. Поэтому современная гештальтпсихология отвергает как причинно-механистическое, так и виталистическое объяснение живого, потому что оба они исходят из принципа беспорядка в естественном, который должен быть преобразован в порядок или функционирующий организм только посредством воздействия особых сил (энтелехии, витального фактора и т.

 д.).

4. С историко-культурной точки зрения жизнь в смысле «духовного, или духовной жизни», означает наличие и действие на протяжении всей мировой истории идей и разумного содержания, смысла в мыслях и поступках; см. История; Философия истории; Культура; Культуры философия. Особенную важность имеет здесь использование естественно-научного понятия жизни для объяснения духовно-исторических явлений, в частности государства. 

5. С биографической точки зрения «жизнь одного человека» есть все его телесно-душевно-духовное становление, деятельность и судьба в мире, от рождения до смерти, причём в течение жизни туда попадают ещё и вопросы о смысле жизни, размышления о личном бытии, о смерти и др.

Смотрите также:
Биология
Гилозоизм
Материализм
Причинно-механическая картина мира
Организм
Вирус
Витализм

Понятие сущности жизни

Имеется большое число определений понятия «жизнь», которые отражают различные подходы. Многочисленные определения сущности жизни можно свести к трем основным:

  1. Согласно первому подходу, жизнь определяется носителем её свойств (например, белком)
  2. Согласно второму подходу, жизнь рассматривают как совокупность специфических физико-химических процессов.
  3. Согласно третьему подходу — необходимо определить минимально возможный набор обязательных свойств, без которых никакая жизнь невозможна.

Русский ученый М.В. Волькенштейн дал такое определение понятию жизнь: «Живые тела, существующие на Земле, представляют собой открытые, саморегулирующиеся и самовоспроизводящиеся системы, построенные из биополимеров — белков и нуклеиновых кислот». [9, с.16]

Согласно взглядам М. Биша, который являлся одним из основоположников танатологии, жизнь — это совокупность явлений, сопротивляющихся смерти. [11]

С точки зрения второго начала термодинамики, жизнь — это процесс или система, вектор развития которой противоположен по направлению остальным, «неживым» объектам вселенной, и направлен на уменьшение собственной энтропии. [6, с.85]

В. Н. Пармон дал такое определение: «Жизнь — это фазово-обособленная форма существования функционирующих автокатализаторов, способных к химическим мутациям и претерпевших достаточно длительную эволюцию за счёт естественного отбора».

[12]

Озангер и Моровиц говорили, что жизнь есть свойство материи, приводящее к сопряженной циркуляции биоэлементов в водной среде, движимая, в конечном счете, энергией солнечного излучения по пути увеличения сложности. [10]

Существуют помимо приведенных выше и кибернетические определения жизни. По определению А. А. Ляпунова, жизнь — это «высокоустойчивое состояние вещества, использующее для выработки сохраняющих реакций информацию, кодируемую состояниями отдельных молекул». [7, с.9]

Существует и физиологическое определение жизни, данное в 1929 году А. Ф. Самойловым, который говорил, что жизнь — это замкнутый круг рефлекторной деятельности. [10] Разрыв данного круга в любом его месте (состояние «комы») означает резкое ограничение параметров жизни или даже отсутствие жизни. Сейчас можно несколько расширить данное понятие и указать причины, от которых зависит данный «замкнутый круг». А именно: состояние внешней среды, «власти воли» индивидуума, внутренних вегетативных начал организма, неподвластных «власти воли».

Отметим, что понятие «власть воли» так же введено в научное обращение А. Ф. Самойловым.

Жизнь качественно превосходит другие формы существования материи в отношении многообразия и сложности химических компонентов и динамики протекающих в живом превращений. Живые системы характеризуются гораздо более высоким уровнем структурной и функциональной упорядоченности в пространстве и во времени.

Живые системы обмениваются с окружающей средой энергией, веществом и информацией, являясь, таким образом, открытыми системами. При этом, в отличие от неживых систем, в них не происходит выравнивания энергетических разностей и перестройки структур в сторону более вероятных форм, а непрерывно происходит работа «против равновесия».

В науке существует 3 подхода в изучении сущности и происхождения жизни:

  1. Биологический. Изучает закономерности развития живого , а также закономерности усложняющегося развития органических существ. Именно биология изучает и раскрывает законы возникновения и развития из простейшего, так называемого, «белкового тела» многообразных живых существ, от одноклеточных до многоклеточных, также законы онтогенетического развития организмов из простейших зародышевых зачатков.
  2. Физико-химический. Изучает физические и химические  процессы, которые протекают в организмах, вплоть до молекулярного и атомарного уровней; также выясняет строение белков и прочих веществ, входящих в состав живых систем, и их биологическую роль.
  3. Кибернетический. Изучая типы взаимодействий, передачи информации, ее переработки, отражения, ответной реакции на внешнее воздействие, кибернетика гораздо основательнее выявила функциональную общность между живыми и неживыми системами.

Этим направлениям присущи специфические подходы к решению проблемы сущности жизни. Они показывают, что одна из характерных черт развития современной науки – взаимодействие ее различных отраслей при изучении явлений жизни.

Существенные изменения в науке в познании сущности жизни заключаются в том, что часть вопросов этой проблемы перешла из сферы философии в сферу естествознания. Проблема выяснения сущности жизни остается не только философской, но и становится естественнонаучной.

Вопросы сущности жизни, которые на одном уровне науки решались благодаря философским методам, выводились логическим путем, на другом уровне решаются естественнонаучными методами, в их числе экспериментальный метод. При этом сам ход развития науки выдвигает новые философские проблемы.

Выделяют 4 группы философских вопросов сущности жизни:

  1. Первая группа обусловлена возникновением потребности обобщения знаний о явлениях жизни, накопленных фактов, появившихся идей и дальнейшей разработки общего понятия сущности жизни и частных понятий критерия сущности жизни, материального субстрата жизни и прочего.
  2. Вторая группа возникает в связи с необходимостью выяснения соотношения биологической формы движения материи с другими, а также «механизм» перехода низших форм движения материи в более высокую, низших уровней интеграции в те, с которыми неразрывно связана органическая жизнь.
  3. Третья группа возникла как следствие необходимости оценки роли методов физики и химии в познании сущности жизни, взаимодействие методов этих наук с методами биологии, соотношения методов биологии с методами математики, роли методов кибернетики в познании жизни, роли эксперимента и моделирования в познании сущности жизни, взаимосвязи экспериментальных методов и моделирования с описательным, сравнительным и историческим методами в познании жизненных явлений, соотношения между общим методом науки – материалистической диалектикой и методами частных наук.
  4. Четвертая группа связана с необходимостью критики идеалистических и механистических теорий сущности и происхождения жизни на Земле. Эта группа возникает не только из-за социальных мотивов, но и в связи с самим процессом научного познания. [8, с.300-305]

Сама постановка проблемы сущности жизни в современном естествознании и философии логически ведет к вопросу о том, какое содержание вкладывается в эту проблему. Каковы же критерии сущности жизни?

В.И. Ленин в “Философских тетрадях” писал: “Мысль человека бесконечно углубляется от явления к сущности, от сущности первого, так сказать, порядка, к сущности второго порядка и т.д. без конца” [4, с.227]

Данное положение Ленина имеет двоякую трактовку. Одни говорят, что высказывание относится только к процессу познания, а другие считают, что и сами сущности вещей имеют различные порядки. Но нам кажется, она требует ответа на вопрос, что представляет собой сущности первого, второго и последующих порядков.

Жизнь представляет собой сложную, многокачественную природу самих жизненных явлений. Жизнь представляет собой единство разнокачественных форм движения материи — физической, химической и биологической. Данные формы в своём единстве составляют ограниченную жизнь. Различные формы жизни находятся в соотношении типов простого т сложного, низшего и высшего.

На эту сторону познания сущности жизни обратил внимание В.А. Энгельгардт: одна их характерных особенностей биологического исследования – это расчленение в познании сложности реакции живого целого соответственно его собственной расчлененности, существующей в объективной действительности.

Сущность жизни отражает внутреннее, глубинное, устойчивое и постоянное в развитии ограниченной материи, так же выражается посредством явлений, тогда как явление выступает прямо, непосредственно. Сущность главная в предметах и процессах. Она составляет их основу, определяет характер явлений.

Кроме того, нужно отметить, что сущность жизни изменяется, развивается, а с ее развитием меняются и внешние формы её проявления. Одни явления исчезают, а на смену им приходят новые. Но многие явления включаются в единое целое. Каждому этапу развития сущности жизни присущи свои явления.

Понятие жизни, прежде всего, выступает в качестве того общего, что объединяет всё великое многообразие форм жизни различных уровней и ступень ее организации. В нашей естественнонаучной и философской литературе утвердилось понятие сущности жизни, сформулированное Ф. Энгельсом. Однако он в то время писал: “Наша дефиниция жизни, разумеется, весьма недостаточна, поскольку она далека от того, чтобы охватить все явления жизни, а, напротив, ограничивается самыми общими и самыми простыми среди них. Все дефиниции имеют в научном отношении значительную ценность. Чтобы получить исчерпывающее представление от жизни, нам пришлось бы проследить все формы ее проявления, от самой низшей до наивысшей.” [5, с.84]

В последнее время некоторые учёные предпринимают попытки сформировать новые понятия сущности жизни. Все они либо крайне громоздки, либо однотипны. Каковы же должны быть основы и направления в этом деле? Следует ли улучшать понятие сущности жизни?

Это сложная философская, логическая и естественнонаучная проблема. Определяя сущность жизни, как способ существования белковых тел, Ф. Энгельс пояснил, что белковое тело им понимается в смысле химии его времени, которые этим термином охватывала все тела. Но Энгельс писал, что этот термин неудачен.

Новое понятие сущности жизни должно включать в себя в самой общей форме все важнейшие достижения науки. Учёные различных стран выдвигали свои определения сущности жизни, но они никогда не подвергались философскому анализу. Вообще основой для одних служит вещественный признак (белковые тела), а для других — различные функциональные признаки. Таким образом, появляется вопрос, какой признак должен быть положен в основу дефиниции сущности жизни – вещественный, функциональный или же какой-нибудь другой. Но при формулировании понятия сущности жизни не следует стремиться к охвату всей совокупности её проявлений, а надо стремиться охватить в ней только наиболее существенные, наиболее специфические её стороны.

У кибернетиков и математиков получило развитие функциональное определение понятия жизни. Данное определение органической жизни слишком широко, гипотетично. В связи с поисками сходства живого и неживого стирается вся грань между ними, не учитывается специфика биологических явлений, материальный её носитель.

Таким образом, само определение сущности жизни тесно связано с вопросом о том, какой из уровней эволюции материи ассоциируется с биологическим развитием, когда количественные изменения неограниченной материи приводят к возникновению нового качества, которое мы называем ограниченной жизнью.

Философ Вячеслав Моисеев о феномене жизни — Реальное время

Вячеслав Моисеев — о теории струн, феномене жизни и философии всеединства

«Самый первый подход для описания феноменологии жизни — это просто перечислить признаки живых организмов: способность самодвижения, размножения, питания, роста, эволюции. И часто в биологии этим перечнем ограничиваются, но понятно, что это неглубокий подход. Это только первое прикосновение. Для науки стоит задача как-то обобщить эти разные феномены и признаки живого и выйти на какую-то сущность. А вот здесь уже большая проблема», — рассуждает философ Вячеслав Моисеев. В интервью «Реальному времени» он рассказал о том, как этот вопрос решают разные направления современного философского знания.

«В нашей культуре нет единого знания. Это порождает неадекватный образ знаний о мире»

— Вячеслав Иванович, философы, биологи, физики нередко объявляют свою область знаний ключевой в науке. Кто из них прав?

— Если научная дисциплина выходит на первый план, то есть оказывает преимущественное влияние на другие науки, то она и является ключевой. Допустим, в первой четверти XX века была революция в физике — создание квантовой механики, теории относительности. Конечно, эта дисциплина была ключевой. В настоящее время ключевой областью науки может быть построение модели искусственного интеллекта.

Получается такое чисто ситуативное, временное влияние какой-то одной области знаний. Но если говорить глобально, то мне представляется так, что реальность едина, поэтому знание об этой реальности тоже должно носить единый характер. Отдельные дисциплины — это просто разные стороны единого знания. К сожалению, в нашей культуре единого знания нет. Научное знание чрезвычайно специализировано, очень затруднено сообщение между разными дисциплинами. Это уже по определению порождает неадекватный образ знаний о мире.

Философия в какой-то степени должна была бы играть роль такого интегратора знания. И пока отдельные науки не отделились от нее, она выполняла такую функцию, но с XIX века происходит мощная специализация, возникновение отдельных научных дисциплин. Они выходят из состава философии, и сегодня получается такая парадоксальная ситуация, что философия — это общее без частного, а отдельные науки — частное без общего. В итоге происходит распад единой конструкции на общее и частное, которые не связаны между собой.

Фото Максима Платонова
В первой четверти XX века была революция в физике — создание квантовой механики, теории относительности. Конечно, эта дисциплина была ключевой. В настоящее время ключевой областью науки может быть построение модели искусственного интеллекта

Поэтому, с моей точки зрения, важнейшей задачей современной науки является усиление интегративных тенденций и движения к созданию какой-то интегральной науки или интегративного знания. Какая разница, как его называть, главное, чтобы оно носило синтетический характер, который бы интегрировал разные научные дисциплины.

— Какие появились новые области науки, которые пытаются сейчас соединить разрозненные области знаний? И какая область знаний развивается активнее всего и дает новые идеи для фундаментальных открытий в науке?

— В XX веке стали появляться такие синтетические науки. Это, например, кибернетика, синергетика, теория систем (или системный подход), экология и так далее. Но в последнее время эта тенденция как-то ослабла. Не знаю, с чем это связано, может быть, идет вторая волна специализации культуры.

Но все-таки интегративные тренды не исчезли. В последнее время появились когнитивные науки, очень активно развивается направление искусственного интеллекта — и влияет на многие другие направления. Кроме того, в самой физике есть направление к объединению квантовой механики и теории относительности, это то, что называется «теорией великого объединения». С точки зрения большинства физиков, наиболее перспективная теория — это теория суперструн.

Интегративные тенденции есть, но мне кажется, что они недостаточны. Сейчас нужно усиливать их и делать это движение более содержательным. Потому что идущие сегодня интеграции специализируются в каких-то частных направлениях, то есть возникают такие частные синтезы. Довольно сложно сегодня выйти опять на более интегральный синтез, который охватывал бы эти частные синтезы, выступал бы как синтез второго порядка.

Фото medium.com
Было предложено рассматривать элементарные объекты не как точечные, а как протяженные, которые находятся в некотором колебательном режиме, колеблются, вибрируют, как струна. В ней может возникать как главный тон, так и множество обертонов, то есть какой-то спектр разных частот, разных энергий

— Теория струн существует уже почти полвека, но о ней по-прежнему мало кто знает. В чем ее суть?

— Лично я довольно скептически отношусь к этому направлению, так же как и английский физик Роджер Пенроуз, например. Не все физики поддерживают идею, что эта теория окажется на самом деле выражением синтеза в науке. Но если говорить о ней, то лучше всего прочитать книгу Брайана Грина «Элегантная Вселенная». Главная идея этой теории в том, чтобы рассматривать в качестве элементарных объектов в физике не точечные объекты, которые не обладают размерами. В более стандартном подходе элементарные частицы моделируются как точки, а это вызывает ряд проблем, связанных с тем, что в самой этой элементарной частице может быть бесконечная энергия, непонятно, как здесь могут работать законы электродинамики и так далее. С таким подходом резко затрудняется возможность синтеза с теорией относительности.

Поэтому было предложено рассматривать элементарные объекты не как точечные, а как протяженные, которые находятся в некотором колебательном режиме, колеблются, вибрируют, как струна. В ней может возникать как главный тон, так и множество обертонов, то есть какой-то спектр разных частот, разных энергий. И если положить в основание такие протяженные колеблющиеся элементы, которые были названы «струнами» (или «бранами»), то тогда решается ряд математических задач в синтезе теории относительности и квантовой механики. В частности, решается проблема расходимости, возникновения бесконечной энергии при расчетах энергии поля в квантовой теории поля.

«На редукционистском полюсе жизнь сводится к физическому телу. А в интегративных подходах понятие жизни ближе к восточным философиям»

— Как современная философия подходит к понятиям жизни и смерти?

— Здесь огромный разброд и шатания. Вряд ли можно говорить о современной философии как о целостном феномене. Это огромное количество разных школ и направлений. Конечно, можно говорить о господстве каких-то школ в философии, например школы постмодернизма. Но тут же рядом существует интегральный подход американского философа Кена Уилбера, который пытается развивать более интегративные подходы в области философии, психологии и культуры в целом, синтезировать разные теории развития, разные рациональные традиции вместе с иррациональными. Он пытается вводить уровни сознания, пытается их строго описать и так далее. Здесь же есть и редукционистские материалистические направления, которые связаны с философией науки. Конечно, классического жесткого неопозитивизма, наверное, уже нет, потому что постпозитивизм уже оказал большое влияние на ученых. Но сциентизм — это тоже одно из современных направлений, которое считает, что наука — это основа, философия должна опираться на научное познание для построения своих конструкций.

На одном краю спектра философских направлений можно рассмотреть жесткие версии редукционизма. Это такое направление, которое сводит целые более высокого уровня к элементам, из которых они состоят и которые находятся на нижележащем уровне организации. То есть биологические системы сводятся к атомам и молекулам, к физико-химическим процессам, которые протекают в этих системах.

Другой край — это разного рода интегральные традиции в философии. Здесь будет и русская философия всеединства, которую когда-то основал Владимир Сергеевич Соловьев. Последним ее представителем был Алексей Федорович Лосев, который умер в конце XX века. Я развиваю направление, которое называется философией неовсеединства. Это попытка возродить и развивать далее идеи русской и мировой философии всеединства. Можно вспомнить тот же интегральный подход Уилбера, это такой противоположный полюс максимальной интегративности по отношению к редукционизму.

Кадр из документального фильма В. Косаковского «Лосев» / rusmir.media
Другой край — это разного рода интегральные традиции в философии. Здесь будет и русская философия всеединства, которую когда-то основал Владимир Сергеевич Соловьев. Последним ее представителем был Алексей Федорович Лосев, который умер в конце XX века

Если говорить о крайнем редукционистском полюсе, то, конечно, жизнь здесь рассматривается так же, как и в современной биологии и науке. Жизнь сводится, редуцируется к физическому телу. А само физическое тело, которое тоже состоит из множества уровней организации — это атомы, клетки, ткани, органы, организм, популяции, биосфера, — все это обрушивается до самого нижнего уровня организации, до атомов и молекул, до физических и химических реакций. Поэтому феномен жизни тут определяется как сложная физико-химическая система. То есть, по сути, живое понимается как неживое, как специфичное неживое.

А в интегративных подходах понятие жизни ближе к восточным философиям, к восточной метафизике, индийской философии, где феномен жизни рассматривается как такое многослойное многоуровневое образование, по отношению к которому наше физическое тело — только самый нижний уровень организации. И сущность живого находится на более высоких уровнях организации, которые могут принадлежать другой материальности, не чисто физической материи, но все-таки еще материи, просто она другого типа. И также сущность живого принадлежит вообще каким-то нематериальным, идеальным, духовным областям.

«Чтобы выразить сущность живого, нужна какая-то математическая модель. Но в математике для этого нет подходящих средств»

— По каким признакам вообще можно отличить живое существо от неживой материи?

С одной стороны, есть разные внешние признаки живого, которые мы наблюдаем у живых организмов и которые отсутствуют у неживых объектов. Это можно назвать феноменологией живого. Мы видим, что живое способно к самодвижению. Мы чувствуем, что когда падает камень, он падает под действием какой-то внешней силы. Эта внешняя сила проявляется и его толкает, а когда, например, кошка встает и переходит из одного места в другое, мы чувствуем, что она двигает сама себя.

Самый первый подход для описания феноменологии жизни — это просто перечислить признаки живых организмов: способность самодвижения, способность размножения, способность питания, роста, эволюции. Можно долго перечислять такие признаки. И часто в биологии ограничиваются как раз вот этим перечнем, но понятно, что это неглубокий подход. Это только первое прикосновение. Для науки стоит задача как-то обобщить эти разные феномены и признаки живого и выйти на какую-то сущность. А вот здесь уже большая проблема.

С одной стороны, мы имеем ответы всех народов и всех религий, что сущностью жизни является душа. И здесь очень простая формула живого — это тело плюс душа. Тело принадлежит физической материи, а душа — какое-то другое начало. По поводу нее можно спорить, но это точно другое начало. Возникновение жизни — это объединение души и тела, а смерть — это их распад, отделение души от тела. Но каким образом выразить в науке концепт души и стоит ли его вообще выражать? Тут в философии уже начинается разнобой. Есть два направления в философии биологии — редукционизм и холизм.

Фото Дмитрия Резнова
Мы видим, что живое способно к самодвижению. Мы чувствуем, что когда падает камень, он падает под действием какой-то внешней силы. Эта внешняя сила проявляется и его толкает, а когда, например, кошка встает и переходит из одного места в другое, мы чувствуем, что она двигает сама себя

Про редукционизм я уже говорил, это попытка свести все к атомам и молекулам. Для редукционистов ответ на вопрос о жизни относительно прост. Они говорят, что живое — это неживое, что биологическая система — это просто сложная физико-химическая система и нам не нужно ничего, кроме законов физики и химии, чтобы объяснить сущность живого. По большому счету для них биология — это прикладная физика, как самостоятельной дисциплины ее не существует.

А холизм (от греческого «холос») — это учение о целом. Холисты — сторонники того, что живое обладает неким новым качеством, которое отсутствует у неживого. Они связывают это с философией целого. Что такое целое? Это сумма частей, которая рождает новое качество, отсутствующее у этих частей по отдельности. Это качество еще называют эмерджентным, от английского to emerge — возникать, впервые появляться. То есть это то новое качество, которое появляется у целого, но отсутствует у его элементов. Этим качеством для живой системы как раз является феномен жизни. В этом смысле это не просто какое-то механическое объединение атомов и молекул, а это целое на атомах и молекулах, которое рождает новое качество, качество жизни.

Тогда главная задача — понять это качество, выразить его теми или иными конструкциями. Здесь очень большая проблема, потому что пока вы находитесь в науке, вы должны использовать научные модели для выражения фундаментальных конструкций. А использование научных моделей — это, по сути, математика. У нас нет никакого другого языка для построения моделей, кроме математики. Поэтому, чтобы вам выразить сущность живого как что-то особенное, чтобы выразить это эмерджентное качество, вам нужна какая-то математическая модель. А как только вы обращаетесь к математике, то вы сразу видите, что никаких подходящих средств для выражения феномена души, сознания, внутреннего мира просто нет, потому что вся современная математика была создана под запросы физики. То есть физика начиная с XVII века постоянно требовала от математики создания новых структур, которые можно было бы использовать для описания физических, то есть неорганических процессов.

В математике была создана соответствующая система структур, которая позволяла нам очень хорошо описывать неживое, но так же хорошо не позволяла нам понять феномен жизни. Это был своеобразный смысловой фильтр, надевая который на себя, на свой разум, мы систематически могли познать неживое и систематически отфильтровывали все, что относится к феномену жизни. В итоге у нас такая сложная ситуация.

В. С. Соловьев. Портрет работы Н. А. Ярошенко 1892 года. Фото wikipedia.org
Это очень интересная, оригинальная школа отечественной философии, основателем которой был русский философ Владимир Соловьев. Он прожил довольно немного, 47 лет, но за это время создал огромную философскую школу, которая имеет мировое значение

«Философии всеединства предположила, что в основе любого состояния бытия лежит состояние многообразия тех или иных начал»

— Расскажите подробнее о философии всеединства.

— Это очень интересная, оригинальная школа отечественной философии, основателем которой был русский философ Владимир Соловьев. Он прожил довольно немного, 47 лет, но за это время создал огромную философскую школу, которая имеет мировое значение.

Главной идеей этой философии является концепт всеединства, то есть это состояние максимального синтеза тех или иных начал. Синтезироваться может все что угодно. Это могут быть атомы, которые синтезируются в молекулу, молекулы — в клетку, затем синтезируется организм, общество, сообщества и так далее. И всеединство — это максимальный синтез, который максимален по двум параметрам. Во-первых, он максимален экстенсивно, синтезируя максимальное количество элементов в себе и, во-вторых, он максимален интенсивно, синтезируя элементы максимально органично, встраивая их в высшую органичную целостность.

Для представителей этой философии всеединство — это был своеобразный архетип, эталон, с точки зрения которого они пытались решить все основные вопросы. Например, что такое истина? Истина — это всеединство знания, это единство эмпирического и теоретического познания, разных методов познания. Например, научная теория — это высокое всеединство тех или иных ментальных смысловых частей, из которых состоит эта теория. Что такое общество? Общество — это социальное всеединство, органический синтез на людях, целое на людях. Таким же образом можно рассматривать все остальное. А, например, организмы — это целое на тканях, органах, клетках, это такое биологическое всеединство и так далее. Вопрос состоял в том, что состояние тем более совершенно, чем более оно приближается в синтезе своих элементов к высшему синтезу, к этому всеединству.

Эта школа всеединства особенно интересна тем, что она предложила оригинальное решение фундаментальных философских проблем созданием новой теории многообразия. То есть она предположила, что в основе любого состояния бытия лежит своеобразное состояние многообразия тех или иных начал. И это многообразие может находиться в разных формах, разных степенях. И для того чтобы улучшить это состояние, надо как бы привести его к более совершенному состоянию.

Фото Дмитрия Резнова
Соловьев рассматривает бытие Бога, природу Бога как высшее состояние всеединства, то есть он опять рассматривает этот концепт как состояние мирового и трансмирового многообразия всех начал

Философия всеединства может решить религиозно-философскую проблему. Соловьев рассматривает бытие Бога, природу Бога как высшее состояние всеединства, то есть он опять рассматривает этот концепт как состояние мирового и трансмирового многообразия всех начал. То есть вновь вечная религиозная проблематика, а с другой стороны, прописывание ее так оригинально с точки зрения нового учения о многообразии. В этом плане школа всеединства является своеобразной новой математикой. Учение о многообразии — это то, на чем стоит вся современная математика. То, что называется теорией множеств. Здесь Соловьев предлагает альтернативную холистическую (целостную) теорию множеств, или теорию многообразия.

И в этом плане, если этот проект продолжать дальше, то отсюда вырастает идея новой математики, идея нового учения о числе и нового учения о пространстве. Если мы строим другую, более холистическую теорию многообразия, то эта волна должна пройти по всей науке — и по математике, и по физике, и по всем остальным наукам, потому что они все в конце концов используют определенную теорию многообразия, которая заложена в современной математике. И меняя этот фундамент, Соловьев намечает проект смены вообще типа рациональной культуры в обществе. Построения ее не на философии Аристотеля, а на философии Платона, на более целостном, холистическом подходе.

Матвей Антропов

Справка

Вячеслав Моисеев — доктор философских наук, профессор, специалист в области философии науки, философской логики, философии биологии и медицины, биоэтики. Заведующий кафедрой философии МГМСУ, член правления Московского философского общества, член редколлегии журнала «Соловьевские исследования»

Общество

Что такое жизнь?

Жизнь — способ существования живого (организмов, животных, человека), выражающийся как минимум в обмене веществом-энергией с окружающей средой и размножении (воспроизведении себе подобных).

В жизни есть свои минимумы и максимумы. Минимальная жизнь — это наличие двух фаз жизненного цикла: обмена веществ (метаболизма у одноклеточных организмов) и размножения (митотического деления у них же).

Своего максимума жизнь достигает с появлением человека. Над двумя фазами жизненного цикла надстраиваются психика (то, что досталось человеку от животных) и культура.

У живых организмов и существ жизнь — биологическая форма деятельности, у человека — биосоциальная форма.

Для человека жизнь — деятельность вообще, интегральная деятельность, жизнедеятельность в самом глубоком смысле этого слова. На фоне жизни человек осуществляет специальные или специализированные формы деятельности, такие как общение, познание, практическая деятельность, труд, отдых и т. д. Эти формы деятельности существуют и развиваются лишь в общем контексте жизни, жизнедеятельности субъекта.

Существуют три уровня человеческой жизни или три жизни человека:

  1. Растительная жизнь — это питание, выделение, рост, размножение, приспособление.
  2. Животная жизнь — это собирание, охота, защита, половое и иное общение, уход и воспитание детей, ориентировочная деятельность, игровая деятельность.
  3. Культурная жизнь или жизнь в культуре — это познание, управление, изобретение, ремесло, спорт, художество (искусство), философия.

Такое деление жизни намечалось уже у Аристотеля. Эти три жизни относительно самостоятельны, одинаково важны для человека, взаимодействуют, взаимовлияют и опосредуют друг друга. В итоге мы имеем одну весьма многообразную, богатую, противоречивую, человеческую жизнь.

Наличие третьего уровня жизни у человека делает его жизнь принципиально отличной от жизни растения или животного и это отличие увеличивается с каждым шагом по пути прогресса культуры.

На основе сказанного можно дать такое определение: жизнь человека есть его жизнь как живого существа и жизнь в культуре.

Штеренберг М.И. Синергетика: Наука? Философия? Псевдорелигия? (Москва, 2007).

Штеренберг М.И. Синергетика: Наука? Философия? Псевдорелигия? — М.: Academia, 2007. — 168 с. — (Монографические исследования: философия науки).
Оглавление книги

                              Глава I
                СИНЕРГЕТИКА КАК ПОПЫТКА РЕШЕНИЯ 
             АКТУАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

1.1. Проблема "организованной сложности" ........................ 7
1.2. Теоретические и феноменологические предпосылки синергетики  12
1.3. Физико-математический аппарат синергетики ................. 20
1.4. Претензии синергетики ..................................... 26

                              Глава II
              КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАЧАЛ СИНЕРГЕТИКИ

2.1. Синергетика и проблема жизни .............................. 29
2.2. Анализ физического аппарата синергетики ................... 30
   2.2.1. Синергетика и стационарность ......................... 30
   2.2.2. Информация ........................................... 35
   2.2.3. Энтропия и работоспособность (жизнеспособность)
   организмов .................................................. 37
   2.2.4. Информация и энтропия ................................ 42
   2.2.5. Порядок (упорядоченность) ............................ 44
   2.2.6. Энтропия и порядок (упорядоченность) ................. 44
   2.2.7. Упорядоченность и организация ........................ 50
   2.2.8. Организация и эволюция ............................... 51
   2.2.9. Роль бифуркаций в управлении процессами .............. 53
2.3. Анализ математического аппарата синергетики ............... 58
2.4. Краткие выводы ............................................ 61

                              Глава III
           ИСХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ТЕОРИИ ОРГАНИЗОВАННЫХ СИСТЕМ

3.1. К определению понятия "система" ........................... 63
3.2. Критерий классификации систем ............................. 65
3.3. Универсальный критерий классификации объективных систем ... 70
3.4. Определение понятия "порядок" ............................. 71
3.5. Хаос как зеркало космоса .................................. 72
3.6. Физические факторы, определяющие переходы
порядок-хаос-порядок ........................................... 78

                              Глава IV
                  ФЕНОМЕН ЖИЗНИ И ОРГАНИЗАЦИИ

4.1. Метод исследования ........................................ 83
4.2. Материал для жизни ........................................ 88
4.3. Сигнальный элемент - атомарная структура жизни ............ 95
4.4. Определение жизни ......................................... 98

                              Глава V 
               НАЧАЛА ТЕОРИИ ОРГАНИЗОВАННЫХ СИСТЕМ

5.1. Целевая функция биосферы ................................. 103
5.2. Машины и проблема жизни .................................. 105
5.3. Определение исходных понятий теории организованной
сложности ..................................................... 111
5.4. Начала теории организованных систем ...................... 120
5.5. Принципы анализа структуры и функционирования
организованных систем ......................................... 126
5.6. Способ выражения гомеостаза .............................. 128
5.7. Активность и способ ее выражения ......................... 136
5.8. Синергетика за пределами естественных наук ............... 140
5.9. Краткие выводы ........................................... 142

                              Глава VI
                СИНЕРГЕТИКА КАК ПСЕВДОРЕЛИГИЯ

6.1. Тупик материалистического подхода к проблемам
предбиологической и биологической эволюции .................... 144
6.2. Синтез науки и религии как путь к решению важнейших
мировоззренческих вопросов .................................... 149

Приложение .................................................... 156
Литература .................................................... 162

Книга посвящена весьма дискуссионной теме. В первой части монографии — критической — показаны принципиальные ошибки в физико-математических основах синергетики и неправомерность приложения ее не только к естественным наукам, но также и к наукам историческим, социальным, психологическим и т.п. В позитивной части раскрываются основы теории организованных систем. Даются понятия множеств реальных и возможных систем, универсальные критерии их классификации, излагаются также операциональные понятия порядка и хаоса, общефизический механизм их взаимопереходов. Показывается, что хаос может являться отражением Космоса и способствовать открытию еще неизвестных его законов. Обращает на себя внимание определение автором элементарной структуры живых и автоматических систем. На его основе формулируется определение жизни, позволяющее операционально определить такие понятия, как «информация», «программа», «знание», «смысл», «управление», «организация», «самоорганизация».

 

Сущность жизни. Марксистская философия в XIX веке. Книга вторая (Развитие марксистской философии во второй половине XIX века)

Читайте также

I. Так называемая «непротяженность» душевной жизни и ее подлинный смысл: неизмеримость душевной жизни

I. Так называемая «непротяженность» душевной жизни и ее подлинный смысл: неизмеримость душевной жизни Наметив область душевной жизни и уяснив ее отношение к области сознания, попытаемся теперь вглядеться в душевную жизнь и определить основные черты, присущие этой

IV. Волевая сторона душевной жизни: общий динамизм душевной жизни

IV. Волевая сторона душевной жизни: общий динамизм душевной жизни Но мы еще ничего не говорили о третьей стороне душевной жизни, об области волевой, в которой часто и не без основания усматривают само существо или наиболее характерную и центральную сторону душевной жизни.

IV. Духовная жизнь, как единство жизни и знания Творчески-объективное значение личности, как единства духовной жизни

IV. Духовная жизнь, как единство жизни и знания Творчески-объективное значение личности, как единства духовной жизни Здесь, в лице этих элементарных, общедоступных и для эмпирической психологии все же столь непостижимых явлений так называемого «вчувствования», лежит,

Собрание 7. О смысле жизни через Любовь человека (Франция. Лазурный берег, Ницца) (еще одна попытка трактовки смысла жизни)

Собрание 7. О смысле жизни через Любовь человека (Франция. Лазурный берег, Ницца) (еще одна попытка трактовки смысла жизни) Сияющее солнечное утро. Авенида дез Англез. Серебряное море. Пустынный майский пляж. Одинокий йог, сплетенный в некий экзотический цветок. Вдали из-за

1. Вещь и сущность. Сущность и существование.Единство субстрата и многообразие сущностей. Платон

1. Вещь и сущность. Сущность и существование.Единство субстрата и многообразие сущностей. Платон Тема Платона – одна из наименее разработанных в марксистской философской литературе. Еще и до сего дня из учебника в учебник «кочует» весьма приблизительное представление

Сущность

Сущность Сущность людей в основе своей добрая. Первый раз это сознание укрепилось во мне во время давнишнего опыта с выделением тонкого тела.Мой друг врач усыпил некоего Г. и, выделив его тонкое тело, приказал ему отправиться в один дом, где тот никогда раньше не бывал. По

b. Сущность зла

b. Сущность зла При попытке как-либо осознать сущность и возможность зла, не впадая при этом в указанное выше заблуждение, мы стоим прежде всего перед вопросом: что, собственно, значит зло как реальность, отпавшая от бытия и в этом смысле не сущая? Или, что то же самое, как

II. Сущность

II. Сущность А. Понятие сущности§ 33Простое взаимное проникновение количественного, или внешнего, определения и собственной внутренней определенности есть сущность. Как проникновение самоопределения и безразличной определенности сущность имеет в себе моменты

Глава 1 СМЫСЛ И ЦЕЛЬ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА В ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ. СТУПЕНИ САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

Глава 1 СМЫСЛ И ЦЕЛЬ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА В ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ. СТУПЕНИ САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ 1. СМЫСЛ И ЦЕЛЬ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА В ФИЗИЧЕСКОМ ТЕЛЕ Как было сказано выше, жизнь в физическом теле есть определенный /рок, как бы определенное задание, которое нужно выполнить. Если человек

Сущность «я»

Сущность «я» Я припомнил ваше утверждение, что «я» — это лишь субъективная иллюзия, но мне это не очень ясно.Да, когда мы говорим «я», подразумевается тело, которое на вид кажется плотным, но таковым не является. В отдельности от тела, это «я», о котором мы думаем, чем оно

Глава 19 ПОНИМАЮЩИЙ [СУЩНОСТЬ] ЖИЗНИ

Глава 19 ПОНИМАЮЩИЙ [СУЩНОСТЬ] ЖИЗНИ Понимающий сущность жизни не занимается бесполезным; понимающий сущность судьбы не занимается тем, к чему незачем прилагать знаний. Для поддержания тела, прежде всего необходимы вещи, но бывает, что тело не поддерживают, [хотя] вещей в

Глава 9 Пространство и время. Вселенная 1 и вселенная 2. Источник жизни 1 и источник жизни 2. Творец. Защитные механизмы вселенной

Глава 9 Пространство и время. Вселенная 1 и вселенная 2. Источник жизни 1 и источник жизни 2. Творец. Защитные механизмы вселенной Человек – мера всех вещей Протагор Данную главу нам необходимо начать со слов американского физика австрийского происхождения Фритьофа

Философские определения жизни by Anton Chekhov

Anton Pavlovich Chekhov (Russian: Антон Павлович Чехов ) was born in the small seaport of Taganrog, southern Russia, the son of a grocer. Chekhov’s grandfather was a serf, who had bought his own freedom and that of his three sons in 1841. He also taught himself to read and write. Yevgenia Morozova, Chekhov’s mother, was the daughter of a cloth merchant.

«When I think back on my childhood,» Chekh

Anton Pavlovich Chekhov (Russian: Антон Павлович Чехов ) was born in the small seaport of Taganrog, southern Russia, the son of a grocer. Chekhov’s grandfather was a serf, who had bought his own freedom and that of his three sons in 1841. He also taught himself to read and write. Yevgenia Morozova, Chekhov’s mother, was the daughter of a cloth merchant.

«When I think back on my childhood,» Chekhov recalled, «it all seems quite gloomy to me.» His early years were shadowed by his father’s tyranny, religious fanaticism, and long nights in the store, which was open from five in the morning till midnight. He attended a school for Greek boys in Taganrog (1867-68) and Taganrog grammar school (1868-79). The family was forced to move to Moscow following his father’s bankruptcy. At the age of 16, Chekhov became independent and remained for some time alone in his native town, supporting himself through private tutoring.

In 1879 Chekhov entered the Moscow University Medical School. While in the school, he began to publish hundreds of comic short stories to support himself and his mother, sisters and brothers. His publisher at this period was Nicholas Leikin, owner of the St. Petersburg journal Oskolki (splinters). His subjects were silly social situations, marital problems, farcical encounters between husbands, wives, mistresses, and lovers, whims of young women, of whom Chekhov had not much knowledge – the author was shy with women even after his marriage. His works appeared in St. Petersburg daily papers, Peterburskaia gazeta from 1885, and Novoe vremia from 1886.

Chekhov’s first novel, Nenunzhaya pobeda (1882), set in Hungary, parodied the novels of the popular Hungarian writer Mór Jókai. As a politician Jókai was also mocked for his ideological optimism. By 1886 Chekhov had gained a wide fame as a writer. His second full-length novel, The Shooting Party, was translated into English in 1926. Agatha Christie used its characters and atmosphere in her mystery novel The Murder of Roger Ackroyd (1926).

Chekhov graduated in 1884, and practiced medicine until 1892. In 1886 Chekhov met H.S. Suvorin, who invited him to become a regular contributor for the St. Petersburg daily Novoe vremya. His friendship with Suvorin ended in 1898 because of his objections to the anti-Dreyfus campaign conducted by paper. But during these years Chechov developed his concept of the dispassionate, non-judgmental author. He outlined his program in a letter to his brother Aleksandr: «1. Absence of lengthy verbiage of political-social-economic nature; 2. total objectivity; 3. truthful descriptions of persons and objects; 4. extreme brevity; 5. audacity and originality; flee the stereotype; 6. compassion.»

Chekhov’s first book of stories (1886) was a success, and gradually he became a full-time writer. The author’s refusal to join the ranks of social critics arose the wrath of liberal and radical intelligentsia and he was criticized for dealing with serious social and moral questions, but avoiding giving answers. However, he was defended by such leading writers as Leo Tolstoy and Nikolai Leskov. «I’m not a liberal, or a conservative, or a gradualist, or a monk, or an indifferentist. I should like to be a free artist and that’s all…» Chekhov said in 1888.

The failure of his play The Wood Demon (1889) and problems with his novel made Chekhov to withdraw from literature for a period. In 1890 he travelled across Siberia to remote prison island, Sakhalin. There he conducted a detailed census of some 10,000 convicts and settlers condemned to live their lives on that harsh island. Chekhov hoped to use the results of his research for his doctoral dissertation. It is probable that hard conditions on the island also weakened his own physical condition. From this journey was born his famous travel book T

Life (Стэнфордская энциклопедия философии)

Последние слова Шелли в его незаконченном стихотворении «Триумф жизни» были «Тогда что такое жизнь? Я плакал.» Четко Шелли имела в виду это в повседневном смысле, а не в техническом. использование того, что отличает одушевленное от неодушевленного. К.У.М. Смит (1976) в своем The Problem of Life пытается ответить на вопрос, обращаясь к проблеме не только того, как материя может быть живы, но также будь в сознании Хотя сознательная, живая материя была проблема для философов-демократов, не для других досократиков, ни для Аристотеля, для которых живые существа парадигматический.«Явление, которое [Аристотелю] казалось больше всего основным в видимом движении мира было единство и настойчивость индивидуального живого существа »(Смит, 1976, стр. 72). Действительно, Биология Аристотеля и философия, которую он на ее основе развил, были сложный и прочный (Lennox 2001). Таким образом, для Аристотеля было не проблема жизни, хотя была проблема для атомистского взгляда на природа, которая казалась несовместимой с биологическими явлениями (Rosen 1991). Декарт радикально переосмыслил проблему своим дуализмом материя и разум; жизнь была проблемой, которой следовало найти объяснение. искали в механистических взаимодействиях материи, и вопрос о том, как разум был связан с материей у живых существ.В виде химия развивалась как дисциплина в восемнадцатом и девятнадцатом веками целью наиболее продвинутых мыслителей была разработка объяснительных теории живых существ с точки зрения химической материи и механизмов. Такие попытки того, что следует признать преждевременным сокращением, были сопротивлялись критики, в том числе некоторые виталисты, чьи позиции покрывали широкий спектр от романтических антиматериалистов до химиков, ищущих новый тип ньютоновской силы («жизненная сила») в природе, чтобы материалистов, интуитивно понимавших важность организованного целиком (Fruton 1972, 1999).

Споры между «механистами» и «Виталисты» об отношениях материи и жизни как ну и материя и разум, перетекшие в двадцатый век, особенно в то время, когда биохимики определяли свою область как отдельная дисциплина от химии или физиологии. Четыре книги опубликованные около 1930 г., отражают суть дискуссии (Woodger 1929; Холдейн 1929, 1931; Хогбен 1930). J.S. Холдейн, физиолог, сопротивлялся сведению биологических явлений к механистическим объяснениям, поскольку он видел структуру биологических организмов и их действие не аналогично тому, что было замечено в физических системах.Законы химия и физика просто не были достаточно надежными, чтобы учесть биология. «Это жизнь, которую мы изучаем в биологии, а не явления, которые могут быть представлены причинными концепциями физики и химия »Холдейн 1931, с. 28). Однако он отвергает поиск для жизненной силы, поскольку это уменьшит сложность биологических явления к единому принципу. Скорее, явления биологии могут следует понимать только в целостной перспективе, верной сложность наблюдается в биологических явлениях.Ланселот Хогбен в своем книга Природа живой материи , посвященная Бертран Рассел выступает за редукционистскую эпистемологию и онтологию. Для Хогбена, как и для Холдейна, сознание рассматривается как неотъемлемая часть проблемы жизни, «исследование природы жизни и природа сознания предполагает необходимость формулирования проблема в правильном направлении »(Hogben 1930, стр. 31–32). Действительно, «Нет проблемы философии более фундаментальной, чем природа жизнь »(Хогбен 1930, стр.80). Но для Хогбена природа действительно слава науки в том, что ее ответы всегда неполны, и она не искать окончательности, которую он видел как цель философии. Он не видел необходимо отказаться от редукционистской методологии, которой биохимия была и утверждал, что предположение Уайтхеда о том, что наука будет раскрыть вселенную, соответствующую этическим пристрастиям человека, должно быть перевернутое, и эта философия должна согласовываться с выводами наука. Вудгер видел проблемы в дебатах между механистами и виталистами как сложнее, чем признали обе стороны.Решение будет исходить от признание первостепенной важности биологической организации и уровней биологической организации, «клеткой, поэтому я должен понимать определенный тип биологической организации, а не конкретная сущность »(Woodger 1929, стр. 296, курсив в оригинале). Вудгер призвал отказаться от использования слова «жизнь» в научный дискурс на том основании, что «живой организм» вот что нужно было объяснить. Он видел вопрос о том, как возникла жизнь, как находясь вне науки.

Возможно, место, где проблема природы жизни была наиболее актуальной. срочно обратилась была кафедра биохимии в университете Кембриджа.В первой половине двадцатого века под руководство его первого профессора биохимии сэра Уильяма Данна, сэра Фредерик Гоуланд Хопкинс, отдел установил большую часть концептуальных рамки, методологии, а также обучение многих лидеров в поле (Needham & Baldwin 1949; Weatherall and Kamminga 1992; Kamminga & Weatherall 1996; Weatherall & Kamminga 1996; Kamminga 1997; де Чадаревян 2002). Видение Хопкинса возникающих область биохимии заключалась в том, что это была самостоятельная дисциплина (не дополнение к медицине, сельскому хозяйству или прикладной химии), необходимо исследовать все биологические явления на химическом уровне.Более что важно, Хопкинс верил, что, хотя живые существа не не подчиняться любым физическим или химическим законам, которые они создали что требовало понимания биологических явлений, ограничений и функциональная организация. В своем влиятельном обращении к британцам Ассоциация развития науки, выданная в 1913 г., Хопкинс. отверг как редукционизм химиков-органиков, пытавшихся вывести in vitro, что должно было произойти in vivo, и крипто-витализм многих физиологи, которые рассматривали протоплазму живых клеток как живую и не сводится к химическому анализу (Hopkins 1913 [1949]).Какие Вместо этого Хопкинс предложил рассматривать клетку как химическую машину. подчиняясь законам термодинамики и физической химии в целом, но с организованными молекулярными структурами и функциями. Химия основной метаболизм катализируется и регулируется ферментами, белками катализаторами и вовлечены из-за биологической необходимости в небольшие изменения в структуре и энергии четко определенных химических промежуточных продуктов. В живая клетка — это «не масса материи, состоящая из скопления подобных молекул, но высокодифференцированная система: клетка в современная фразеология физической химии, представляет собой систему сосуществующих фазы разных конституций »(Hopkins 1913 [1949] p.151). Понимание того, как была достигнута организация, было не менее важно как знание того, как происходят химические реакции. Для Хопкинса жизнь «Свойство клетки в целом, потому что оно зависит от организация процессов »(Хопкинс, 1913 [1949] с. 152). Действительно, Хопкинс был впечатлен философией Уайтхеда с ее отношения часть / целое и упор на процессы, а не на сущности (Hopkins 1927 [1949]; Kamminga & Weatherall 1996), и это сформировало явная основа для исследовательской программы, разработанной им в Кембридже и стало неявным предположением в исследовательских программах, разработанных многие из студентов, которые там обучались (Prebble & Weber 2003).А член отдела Джозеф Нидхэм стал активно заниматься донести видение Хопкинса до более широкого интеллектуального сообщества, написав на философских основах биохимии (Needham 1925). Он последовал Хопкинса, утверждая, что решающим вопросом больше не является взаимосвязь живой и неживой субстанции, а также разума и тела, с биохимией, уступающей философии и зарождавшимся тогда нейробиологии, последний вопрос, чтобы он мог сосредоточиться на обучении о живой материи.Еще один сотрудник кафедры биохимии, N.W. Пири занялся вопросом определения жизни и пришел к выводу, что она не может быть адекватно определен списком качеств или даже процессы, поскольку жизнь «не может быть определена в терминах одного переменная »(Пири, 1937, стр. 21–22). Был вызов для Программа Хопкинса, чтобы выяснить, насколько простые физические и химические законы могут создать сложность живых систем.

В 1930-х годах неофициальная группа, известная как Биотеоретическая Собрание собралось в Кембридже и включало несколько членов отдел биохимии (Джозеф и Дороти Нидхэм и Конрад Уоддингтон), а также ряд других кембриджских ученых (например, кристаллографы Дж.Д. Бернал и Дороти Кроуфорд Ходжкинс) и философы (Дж. Х. Вудгер и Карл Поппер). Эта группа была сознательно исследование философского подхода Уайтхеда с целью построение трансдисциплинарной теоретической и философской биологии которые помогли заложить основу концептуального триумфа молекулярных биология после Второй мировой войны (Abir-Am 1987; de Chadarevian 2002). В программа исследований Хопкинса была хорошо развита к этому периоду и особенно через Needhams это было связано с работой Биотеоретическое собрание, оказавшее влияние на Дж.Б.С. Холдейна, сделавшего майор вклад в энзимологию и формирование современной эволюционной синтез или неодарвинизм. Холдейн вместе с Берналом сыграет важная, ранняя роль в выводе беспокойства за пределы природы жизни к его происхождению как предмета научного изучения. Холдейн подозревал, что вместе с Пири, что вполне удовлетворительное определение жизни было невозможно, но он утверждал, что материальное определение было разумная цель для науки. Он видел жизнь как «образец химические процессы.Этот узор имеет особые свойства. Это порождает похожий рисунок, как у пламени, но он регулируется как пламя не.» (Холдейн 1947, с. 56). Использование метафоры пламени для клеточная метаболическая активность подразумевает неравновесный процесс в открытом система, способная к воспроизведению, но также, в пределах метафоры, саморегулирование. В этом Холдейн отразил смещение интереса к выяснение того, как материя и физические законы могут привести к биологическому явления.

Ко времени Второй мировой войны было целесообразно обратиться к этому вопросу. из «что есть жизнь?» в молекулярном и фундаментальном физические законы.Было ясно, что есть несколько различных способов какое вещество в живых системах ведет себя иначе, чем неживые системы. Например, как может быть генетическая информация на молекулярном уровне, учитывая, что ансамбли атомов или молекулы вели себя статистически? Или как биологические системы могли создавать и поддерживать свой внутренний порядок перед лицом императив второго закона термодинамики, что все естественные системы продолжают увеличивать энтропию?

В 1943 году Эрвин Шредингер прочитал серию лекций в Дублинском университете. Институт перспективных исследований, которые были опубликованы как What is Жизнь? в 1944 году (Schrödinger 1944).В этой маленькой книге было главное влияние на развитие биологии двадцатого века, особенно на Фрэнсис Крик, Джеймс Уотсон и другие основатели молекулярной биологии (Джадсон, 1979; Мерфи и О’Нил, 1995). Шредингер не сломался новое основание, как было указано Perutz (1987), а скорее собрал вместе несколько направлений исследований и сформулировал свои вопросы в резкой и провокационной манере. Основываясь на демонстрации Макс Дельбрюк, что размер «мишени» мутаций вызванный рентгеновскими лучами, имел размеры молекулы в тысячу или около того атомов, Шредингер задавался вопросом, как могло случиться так, что устойчивый порядок в молекулах, ответственных за наследственность, когда он хорошо известно, что статистические ансамбли молекул быстро стали неупорядоченный (с повышенной энтропией, как предсказывает второй закон термодинамика).Тогда проблема наследственности была переформулирована в На молекулярном уровне, как порядок может привести к порядку? Другой Главной темой, волновавшей Шредингера, была термодинамика живого вещи в целом, то есть как они могли создать порядок из беспорядка через их метаболизм? Ответив на эти два конкретных вопросы с точки зрения физика, которые Шредингер искал чтобы ответить на большой вопрос, что такое жизнь?

Это был ответ на первый вопрос, привлекший внимание. основоположников новой биологии.Шредингер утверждал, что молекулярный материал должен быть «апериодическим» твердым телом, имеющим встроил в его структуру «миниатюрный код». структура составляющих атомов, составляющих молекулу наследственности, будет не иметь простой периодический повторяющийся порядок одних и тех же составляющих или субъединицы, а скорее будут иметь порядок более высокого уровня из-за паттерна его молекулярных субъединиц; это был более высокий уровень, но апериодический порядок который будет содержать закодированную информацию о наследственности. Разъяснение структуры ДНК и взрыв нашего понимания молекулярная генетика затмила другую, но равнялась Шредингеру, стороны аргумента, а именно, что наиболее важный аспект метаболизм заключается в том, что он представляет собой способ клетки справляться со всеми энтропия, которую он не может не производить по мере того, как строит свою внутреннюю порядка, что Шредингер назвал «негэнтропией».Он отметил, что клетка должна поддерживать себя в состоянии, отличном от равновесия, поскольку термодинамическое равновесие — это само определение смерти. Создавая внутренний порядок и организация внутри живой системы (клетки, организмов или экосистем) метаболическая активность должна производить больше беспорядок в окружающей среде, такой, что второй закон не нарушается. Он связал два понятия: порядок от порядка и порядок от беспорядка, вместе утверждая, что «удивительный дар организма — концентрируя на себе «поток порядка» и, таким образом, избежать распада в атомном хаосе — пить порядок »из подходящей среды — кажется, связанных с наличием «апериодических твердых тел», молекулы хромосом, которые, несомненно, представляют наивысшую степень хорошо упорядоченная атомная ассоциация, о которой мы знаем — намного выше, чем обычный периодический кристалл — в силу индивидуальной роли здесь играет каждый атом и каждый радикал »(Schrödinger 1944, 77).Хотя Шредингер давал ответ физика на вопрос, он не ограничился только вопросом о том, что отличил живое от неживого и в эпилоге размышляет о свободе воли и сознания. Как и многие предыдущие попытки обратиться к природе жизни, проблема сознания была Шрёдингер тоже видел связь с самой жизнью.

Влияние тонкого объема Шредингера на поколение физики и химики, увлеченные биологией и основавшие молекулярная биология хорошо описана (Judson 1979; Kay 2000).Знания о белках и нуклеиновых кислотах, лежащих в основе живых системы продолжают быть получены ускоренными темпами, при этом секвенирование генома человека как важная веха на этом пути открытие. «Самовоспроизводящаяся» ДНК стала основным метафора для понимания всей жизни. Мир делится на репликаторы, которые считаются фундаментальными и контролируют развития и быть основным уровнем действий для естественных селекции и взаимодействиях, молекулах и структурах, кодируемых репликаторы (Докинз, 1976, 1989).Действительно, Докинз низводит организмы до статуса эпифеноменальных генных носителей или машин выживания. А реакция на то, что воспринимается как чрезмерный акцент на репликация нуклеиновых кислот (см., например, Keller 1995, 2002; Moss 2003 г.). В частности, теоретики систем развития приводили доводы в пользу причинный плюрализм в эволюционной биологии и эволюционной биологии (см. и ссылки в Oyama, Griffiths, & Gray 2001). Тем не менее быстрый прогресс в секвенировании генов дает фундаментальное понимание во взаимосвязь генов и морфологии и добавил важные измерения нашего понимания эволюционных явлений (см. пример Graur & Li 2000; Кэрролл, Гренье и Уитерби 2001).

Менее известно о более чем полувековой работе, вдохновленной части, другой столп аргумента Шредингера, а именно, как организмы получают порядок от беспорядка благодаря термодинамике открытого системы далеки от равновесия (Schneider & Kay 1995). Видный среди первых исследователей такой неравновесной термодинамики был Илья Пригожин (1947). Пригожин оказал влияние на Дж. Д. Бернала в его творчестве 1947 г. лекции о физических основах жизни, чтобы начать понимать, как организмы производили свой внутренний порядок, в то время как окружающей среды не только своей деятельностью, но и созданным беспорядком в нем (Бернал, 1951).Гарольд Моровиц прямо обратился к проблеме поток энергии и производство биологической организации, впоследствии обобщены различными способами (Morowitz 1968; Peacocke 1983; Brooks and Wiley 1986: Wicken 1987; Schneider 1993; Swenson 2000; Моровиц 2002). Внутренний порядок может быть произведен градиентами энергии (материя / энергия). протекает через живые системы. Созданные таким образом конструкции помогают не только рисовать больше энергии через систему, продлить время удержания в системы, но также рассеивают деградированную энергию или энтропию в окружающей среде, тем самым выплачивая «энтропийный долг Шредингера».” Таким образом, живые системы рассматриваются как пример более общего феномена диссипативные структуры. «С помощью этой энергии и материи обмен с окружающей средой, система сохраняет свой внутренний неравновесие, а неравновесие, в свою очередь, поддерживает обмен процесс…. Диссипативная структура постоянно обновляется и поддерживает особый динамический режим, глобально стабильное пространство-время структура »(Янч, 1980). Однако термодинамика может иметь дело только с с возможностью того, что что-то может произойти спонтанно; ли явления самоорганизации зависят от конкретных условия (начальные и граничные), а также отношения между компоненты (Williams & Frausto da Silva 1999).

Рассмотрение ячейки как термодинамической «диссипативной структуры» не следует рассматривать как сводящую ячейку к физике, как Бернал указал, скорее, более богатая физика того, что Уоррен Уивер назвал «Организованная сложность» (в отличие от простого порядка или «Неорганизованная сложность») (Weaver 1948 г.). Развитие этой «новой» физики открытого систем и возникающих в них диссипативных структур. осуществление развития, которое предвидел Шредингер (Rosen 2000).Диссипативные структуры в физических и химических системах — это явления. которые объясняются неравновесной термодинамикой (Пригожин и Стенгерс 1984). Эмерджентные, самоорганизующиеся пространственно-временные паттерны наблюдаемые в реакции Белоусова-Жаботинского, также наблюдаются в биологические системы (например, агрегация слизистой плесени или электрические закономерности сердечной деятельности) (Tyson 1976; Sole and Goodwin 2000). Действительно, родственные феномены самоорганизации пронизывают биологию. (Камазин и др., 2001). Подобные явления наблюдаются не только в клетках и организмов, но в экосистемах, что подкрепляет представление о том, что требуется более широкая системная перспектива как часть новой физики (Уланович 1997).Важное значение для таких явлений имеет динамика нелинейные взаимодействия (где реакции системы могут быть очень больше, чем стимул) и автокаталитические циклы (последовательности реакций которые закрыты сами по себе и в которых большее количество одного или больше исходных материалов производится с помощью процессов). Учитывая, что катализаторы в биологических системах закодированы в генах ДНК, один место, чтобы начать определять жизнь, — это рассматривать живые системы как информированные, автокаталитические циклические сущности, которые развиваются и развиваются под двойным диктат второго закона термодинамики и естественного отбора (Depew & Weber 1995; Weber & Depew 1996).Такой подход нередуктивно связывает явления живых систем с основными законы физики и химии (Harold 2001). Другие интуитивно понимают, что даже более богатая физика необходима, чтобы адекватно уловить самоорганизующиеся явления, наблюдаемые в биологии, и предполагают, что «Четвертый закон» термодинамики о таких явлениях может в конечном итоге быть необходимо (Кауфман 1993, 1995, 2000). В любом случае, все чаще инструменты, разрабатываемые для «наук о сложности »и используются для разработки более совершенных моделей живые системы (Depew & Weber 1995; Kauffman 2000).Роберт Розен напомнил нам, что сложность — это не сама жизнь, а то, что он называет «Среда обитания», и что нам нужно сосредоточить свое внимание на реляционном. «Организация по своей сути включает функции и их взаимосвязи »(Rosen 1991, 280). Будь то существующих наук о сложности достаточно или более новой концептуальной структура необходима, еще предстоит выяснить (Harold 2001). Живые существа проявлять сложную, функциональную организацию и способность становиться больше адаптировались к окружающей среде на протяжении поколений, и это явление представляют собой вызов физически обоснованным объяснениям, основанным на механистические (редукционистские) допущения.Обращаясь к сложным системная динамика есть возможность физически обоснованных теорий которые могут надежно реагировать на явления эмерджентности, не имея обращение к типу «витализма», который одобрялся некоторыми в начале двадцатого века.

Одним из самых больших и важных явлений на стадии становления является феномен происхождение или возникновение жизни. Франклин Гарольд считает загадкой происхождение жизни как наиболее важная проблема, с которой сегодня сталкивается наука (Гарольд 2001, 235).Майкл Рус утверждает, что необходимо включить исследование происхождения жизни в дарвинизме, поскольку это необходимая условие для научно и философски адекватного определения жизни (Русе 2008, 101). Роберт Розен утверждал, что причина в том, что вопрос «что такое жизнь?» так сложно ответить, что мы действительно хотим знать гораздо больше, чем это есть, мы хотим знать, почему это «мы действительно спрашиваем, с физической точки зрения, почему конкретная материальная система — это организм, а не что-то еще »(Розен 1991, 15).Чтобы ответить на этот вопрос почему, нам нужно понять, как жизнь могло возникнуть. Не привлекая ни внимания, ни уровня финансирование молекулярной биологии, велась непрерывная исследовательская программа на протяжении большей части двадцатого века о происхождении жизни (ибо исторические обзоры см. Fry 2000; Лахав 1999).

В 20-е годы Александр Опарин и Ж. Холдейн независимо предложил первые современные гипотезы о том, как жизнь могла зародился на земле (Опарин 1929; Холдейн 1929/1967).Ключ предположения состояли в том, что геофизические условия на первобытной земле сильно отличались от настоящего, самое главное в атмосфере отсутствовал молекулярный кислород (кислород, возникающий очень намного позже, с появлением фотосинтезирующих организмов, которые использовали световую энергию для расщепления воды) и что в этом химически восстанавливающем атмосфера все более сложного «супа» или органического возникнут молекулы, из которых предшественники живых систем могли бы возникают (недавнее обсуждение ранней атмосферы см. Миякава и другие.2002). Фактически такой подход можно назвать метаболизм-первый взгляд.

После демонстрации того, что некоторые аминокислоты могут быть произведены действие электрического разряда через смесь газов считается присутствующим в примитивной атмосфере (Miller 1953), другой возможной отправной точкой для последовательности живых существ был рассматривались, а именно белки, полимеры аминокислот, образующиеся при условия высокой температуры (Fox & Harada 1958). Этот взгляд на белок предполагал, что химия, ведущая к жизни, может произошли в изолированной среде (шарики белков), которые может также иметь некоторую слабую каталитическую активность, которая облегчил производство других необходимых молекулярных компонентов (Фокс 1988).

С пониманием структуры ДНК акцент сместился на абиотические пути к нуклеиновым кислотам, которые затем могут служить шаблоны для собственного тиражирования. Хотя Докинз предположил, что кислота, образовавшаяся случайно, была бы началом жизни, так как она «Самовоспроизведение» (Докинз, 1976), многие подходы к к нуклеиновым кислотам вовлекают роль минералов в формировании каркасов, которые служат своего рода шаблонами упорядочивания и даже катализаторами нуклеиновых образование кислоты (Cairns-Smith 1982; см. резюме в Lahav 1999).В открытие того, что РНК обладает некоторой каталитической активностью, привело к постулат не только о нуклеиновых кислотах в первую очередь, но в более общем плане о «Мир РНК» (Гилберт 1986). Варианты такого подхода представляют собой доминирующий способ мышления о ранних фазах появление жизни (Maynard Smith and Szathmary 1995). Учитывая, что некоторые тип метаболизма необходим для поддержания репликации РНК, ряд подходов сочетают сначала репликацию с приоритетом метаболизма (Дайсон 1982, 1999; de Duve 1995; Эйген 1992).

Альтернативный взгляд, близкий к термодинамическому и системному подходу к возникновению жизни, продвигает вышеупомянутый шаг вперед и подчеркивает необходимость наличия основных факторов, отличающих клетки из не-клеток: метаболизм через автокаталитические циклы каталитических полимеры, репликация и физическая оболочка в химическом барьер, подобный тому, который обеспечивается клеточной мембраной. Это можно назвать подход, основанный на прото-клетках (Morowitz 1992; Weber 1998; Williams & Фраусто да Силва 2002, 2003).Химические ограничения и тенденции к самоорганизации сложных химических систем с такой точки зрения имел решающее значение для определения свойств первого живые существа. (Кауфман 1993, 1995, 2000; Уильямс и Фраусто да Сильва 1999, 2002, 2003; Вебер 2007, 2009). С появлением первых сущностей, которых можно было бы назвать живыми, должно было произойти с появлением биологический отбор или естественный отбор, в котором случайность играет роль гораздо большая часть.

Как известно, Дарвин заключил в скобки вопрос о происхождении жизни из вопросы происхождения с модификацией посредством естественного отбора.Действительно, дарвиновские теории эволюции могут рассматривать живые системы как дано, а затем исследуйте, как новинки возникают благодаря сочетанию шанс и необходимость. Однако понимание того, как жизнь могла возникла бы мост между нашими взглядами на свойства живые системы и эволюционные явления, которые они демонстрируют. Такой понимание, в конечном счете, необходимо для закрепления живых систем в материи и законы природы (Harold 2001, 235). Это остается проблемой для быть встреченным, чтобы наука могла дать более полный ответ на вопрос Шелли. вопрос.

Достижения компьютерных технологий в последние годы позволили исследование жизни как бы « in silico ». Пока компьютерное моделирование используется многими теоретиками-биологами, кто исследует «Искусственную жизнь» или «Жизнь» ищут делать больше, чем моделировать известные живые системы. Есть цель разместить жизнь как это известно на Земле в более широком концептуальном контексте любых возможных формы жизни (Langton 1989, 1995). Работа в A-Life переносит наше внимание на процессы в живых существах, а не материальные составляющие их структуры как таковые (Emmeche 1994).В некотором смысле это возрождение процесса мышления кембриджских биохимиков 1930-х годов, но включает в себя уровень абстракции о материальных структурах, которые создать экземпляры этих процессов, которые они не могли бы использовать совместно. Тем не мение, такие исследования подчеркивают организационные отношения между компоненты, а не сами компоненты, что является важным фокусом в наступающая эпоха «протеомики», в которой в посте эпоха генома человека, сложные функциональные взаимодействия большого массив клеточных белков изучается (Kumar & Snyder 2002).

Исследования A-Life могут помочь нам отточить наши представления о том, что отличает живое от неживого и вносит свой вклад в наше определение жизни. Такая работа может помочь определить степень важности типичный список атрибутов живых существ, таких как размножение, метаболизм, функциональная организация, рост, реакция на окружающая среда, движение, а также краткосрочные и долгосрочные адаптации. Жизнь работа также может позволить исследовать, какие особенности жизни связаны с ограничения быть вовлеченными в определенную манеру и предмет к физическим и химическим законам, а также к изучению множества факторы, которые могут повлиять на эволюционные сценарии (Etxeberria 2002).Для Например, относительные потенциальные роли отбора и самоорганизация в появлении новых черт в эволюционном времени могут быть оценены исследованием A-Life. Еще слишком рано знать, как важным будет вклад программы A-Life, но это вероятно, станет более заметным в дискурсе о происхождении и природа жизни.

Наше более глубокое понимание физико-химической основы жизни систем значительно увеличилось за последнее столетие, и это Можно дать правдоподобное определение жизни в этих терминах.«Живые организмы — это аутопоэтические системы: самоконструкция, самоподдерживающиеся, преобразующие энергию автокаталитические объекты »в какая информация необходима для создания следующего поколения организмов стабилизируется в нуклеиновых кислотах, которые реплицируются в контексте целые клетки и работать с другими ресурсами развития во время жизненные циклы организмов, но они также являются «системами, способными эволюционирует в результате изменчивости и естественного отбора: самовоспроизводящийся сущности, формы и функции которых адаптированы к окружающей среде и отражать состав и историю экосистемы »(Гарольд 2001, 232).Такая перспектива представляет собой выполнение основных двойственные взгляды Шредингера около середины века. Многое еще предстоит выяснил отношения между сложными молекулярными системами живых существ, как они ограничены системой в целом а также по физическим законам. Действительно, это все еще открытый вопрос для некоторые относительно того, достаточно ли мы понимаем законы природы или нужно ли нам искать глубокие законы, ведущие к порядок и организация (Кауфман 2000).В начале нового века есть ощущение важности постановки Программа Шредингера в «системном» контексте (см. например Rosen 1991, 2000; Кауфман 1993, 1995, 2000; Депью и Weber 1995; Вебер и Депью 1996, 2001; Уланович 1997, 2001; Уильямс и Фраусто да Силва 1999; 2002, 2003; Гарольд 2001; Моровиц 2002; Bunge 2003; Макдональд и Макдональд 2010). Значительный остаются проблемы, такие как полная интеграция нашего нового взгляда на организмы и их действие с эволюционной теорией, и понять правдоподобные маршруты для появления жизни.Выполнение такой программы даст нам хорошее представление о том, что такое жизнь на Земле. Работа в A-Life и эмпирическая работа по поиску доказательств внеземной жизни может помочь формулировка более универсальной концепции жизни.

Смысл жизни согласно различным философиям

Можно ли одним словом передать смысл жизни? Возможно, это наивно, но нет ничего плохого в том, чтобы получить простой ответ на, казалось бы, простой вопрос: зачем жить? Здесь мы визуализировали наиболее известные философии, которые занимались этим вопросом за последние 5000 лет.