Формирование способности к элементарным логическим рассуждениям относительно объектов и событий: 4 стадии развития детского интеллекта по Жану Пиаже

Автор: | 18.06.1971

Содержание

4 стадии развития детского интеллекта по Жану Пиаже

Как только заходит речь о детском развитии, его периодах и законах, сразу неизбежно всплывает имя швейцарского психолога и философа Жана Пиаже. Ему удалось на самом деле узнать, и узнать точно, на опыте: как развиваются дети, какие задачи стоят перед ними на разных этапах и вообще — как мы учимся думать.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Молодой Жан Пиаже с детства любил биологию, постоянно наблюдал за самыми разными живыми существами и писал о них статьи. При этом он получил степень доктора философии и интересовался психоанализом. Все эти занятия и увлечения как будто подготовили его к тому, что стало главным делом жизни Пиаже — к наблюдению за детьми. Молодой доктор философии становится учителем в парижской школе для мальчиков, директором которой был Бине, изобретатель теста IQ. Пиаже помогает Бине обрабатывать результаты теста и обращает внимание на то, что дети одного возраста постоянно делают похожие ошибки. Ошибки, которых не делают взрослые. Это и навело Пиаже на мысль о том, что когнитивное развитие преодолевает некие общие для всех ступеньки, что наш ум лишь постепенно созревает для понимания некоторых понятий, и у всех людей это происходит примерно одинаково. Позже, кроме чужих детей, Пиаже с рождения наблюдал и троих своих.

Жан Пиаже

Метод Пиаже сочетал в себе строгие научные наблюдения и эксперименты (к которым он привык ещё в юности) и свободную беседу (как в его любимом психоанализе). Собственный метод Пиаже назвал «клинической беседой», и он отлично подходил для изучения мышления детей.

Что выяснил Пиаже

Согласно Пиаже, центральный стержень развития психики — это интеллект. Ребёнок развивает и формирует всё более адекватную схему ситуации — и таким образом, активно взаимодействуя со средой, адаптируется к ней. Во время этого процесса ребёнок постепенно начинает понимать некоторые законы, которые действуют в мире вещей и людей. Каждый этап развития характеризуется типичными ошибками (ограничениями) мышления.

Стадии развития детского интеллекта

1. Стадия сенсомоторного интеллекта (0 — 2 года)

При помощи органов чувств и своих движений ребёнок открывает окружающий мир, начинает видеть связь между собственными действиями и их последствиями. Он начинает понимать, что сам он — нечто отдельное от внешнего мира. Но «внутренний план» пока недоступен ребёнку, он манипулирует только конкретными предметами.

2. Период дооперациональных представлений (2 — 7 лет)

Ребёнок постепенно начинает формировать «внутренний план». Теперь он учится использовать символы: карандаш — это градусник, а крышка от коробки — лодка. Дооперациональной эта стадия называется потому, что ребёнок ещё не в силах воспринять некоторые виды опыта.

Например:

  • предметов, которые лежат в ряд, по мнению ребёнка, становится больше, если их расставить с большими промежутками;
  • даже после нескольких проб дошкольник не в силах понять, что если перелить воду из высокого и узкого стакана в низкий и широкий, то количество воды не изменится;
  • ребёнок считает, что кусок пластилина уменьшится, если из шарика его раскатать в колбаску. А верёвка станет короче, если её изогнуть.

Если научить дошкольника правильному ответу и объяснению — он воспримет эту информацию. Но стоит чуть изменить эксперимент, и ребёнок снова начнёт давать прежние ответы. При этом закон сохранения количества предметов (например, шариков) он начинает понимать раньше, чем закон сохранения вещества (например, воды или пластилина) и обратимость операций.

Мышление ребёнка на этой стадии эгоцентрично: он с трудом может понять, что кто-то имеет другую точку зрения, отличную от его собственной. Отчасти и этим объясняется ограниченность его возможностей на дооперациональной стадии.

Например, Пиаже показывал взятым поодиночке детям макет из трёх гор, на каждой из которых был какой-то отличительный признак: домик, река или снежная вершина. Он давал им и несколько фотографий, на которых горы были изображены с разных сторон. Ребёнка просили выбрать фотографию, на которой горы было видно так, как их видит сам ребёнок, с той же стороны. Обычно ребёнок не ошибался. После этого Пиаже сажал по другую сторону макета куклу и просил ребёнка выбрать фото, на котором горы изображены так, как «видит» их кукла. Дошкольники не могли это сделать и снова выбирали своё фото. Даже если ребёнка и куклу меняли местами — все повторялось: ребёнок правильно выбирал свою картинку и не мог встать на «точку зрения куклы».

Пиаже подчёркивал, что эгоцентризм уходит не тогда, когда у ребёнка становится больше опыта, а только тогда, когда он начинает осознавать, что его точка зрения лишь одна из возможных, что он не единственный центр, а один из множества центров. Этот переход от эгоцентризма к децентрации Пиаже назвал законом развития.

3. Период конкретных операций (7 — 11 лет)

Ребёнок уже может не только использовать символы, но и манипулировать с ними на логическом уровне. Например, складывать и вычитать несуществующих коров, объединять предметы в классы. Он начинает понимать сохранение вещества (если разделить комок пластилина на много маленьких комочков, его не станет меньше) и обратимость операций. Однако он пока решает все задачи по отдельности, и решение зависит от содержания задачи. Обобщать ребёнок ещё не умеет.

Решив задачку про Васю и яблоки, первоклассник может зависнуть над такой же задачей про Люсю и огурцы — просто потому, что для него это пока разные задачи. Второклассник уже вполне в силах понять, почему квадрат — разновидность четырёхугольника, а утка — разновидность птицы. Но если спросить его, кого в мире больше, уток или птиц, квадратов или прямоугольников, то он, скорее всего, не найдёт объяснения и начнёт рассуждать о том, что и уток, и птиц «очень много». И имеет на это полное право. Ведь хотя восьмилетка и умеет классифицировать, для понимания отношений между частью и целым нужно нечто более — логическое мышление. А оно развивается позже.

4. Период формальных операций (после 12 лет)

Теперь подростку доступно конкретное и абстрактное логическое мышление. Он может вообразить себе несуществующие объекты, мыслить по аналогии, понимать метафоры, становиться на точку зрения другого человека. Теперь он может решать задачи «в общем виде», и яблоки с собаками для примера ему не нужны. Чтобы мыслить, подростку уже не требуется связь с реальными физическими объектами или фактическими событиями. Операции полностью перешли во внутренний план.

Как детское мышление связано с речью

Пиаже первым заговорил о том, что развитие мышления связано не с речью, а с развитием мыслительных операций. Именно поэтому неговорящий ребёнок — не значит неразвитый ребёнок. Не речь, а оперирование предметами и понятиями — та основа, на которой развивается интеллект. И развитие это всегда идёт снаружи внутрь, от конкретного к абстрактному.

Со времён Пиаже его методы были усовершенствованы, а выводы — многократно проверены, скорректированы и дополнены. Сейчас аналоги клинических бесед вовсю используются в диагностике развития детей. Ну а нам стоит помнить, что невозможно ни перескочить через стадию развития, ни ускорить её прохождение. Хотя в конце предыдущего этапа перед детьми вполне можно начинать ставить задачи следующего. Например, играть с двухлетними в «телефон», прикладывая к уху не настоящий телефон, а его символ-замену. Или показывать пяти-шестилетним, что большой предмет может быть лёгким, а маленький — тяжёлым. Или писать с 10-11-летними сочинение «с точки зрения моей собаки». Ведь, в конце концов, чёткой границы между этапами нет. Главное — не делать грубых ошибок, которые говорят только о нашем взрослом эгоцентризме, не имеющем объяснения с точки зрения теории развития и потому не таком простительном.

Фото: Wikimedia Commons, iStockphoto (Jovanmandic, mzoroyan, djedzura)

Формирование у детей дошкольного возраста логических приемов мышления

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Формирование у детей дошкольного возраста логических приемов мышления
  • Хажиева Г. Ю.1.52019-02-14T15:16:02+05:002019-02-14T15:16:02+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [103 0 R 104 0 R 105 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [106 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 109 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 8 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 110 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 9 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 112 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 10 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 113 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 11 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 22 >> endobj 12 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 115 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 13 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 116 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 14 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 117 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 15 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 121 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 122 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 17 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 2 >> endobj 18 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 140 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 3 >> endobj 19 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 20 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 21 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 22 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 23 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 4 >> endobj 24 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 146 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 26 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 27 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 149 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 28 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 29 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 30 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 31 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 32 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 33 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 34 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 156 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 35 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 36 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 158 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 159 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 38 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 160 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 39 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 161 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 40 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 162 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 41 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 47 >> endobj 42 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 164 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 43 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 165 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 44 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 168 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 45 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 46 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 170 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 47 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 171 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 48 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 172 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 49 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 173 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 50 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 174 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 51 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 175 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 52 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 176 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 53 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 177 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 54 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 55 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 179 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 9 >> endobj 56 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 181 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 10 >> endobj 57 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 182 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 58 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 59 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 184 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 60 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 185 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 61 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 186 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 62 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 187 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 63 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 188 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 64 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 189 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 11 >> endobj 65 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 190 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 66 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 191 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 67 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 192 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 68 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 193 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 69 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 195 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 70 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 196 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 71 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 197 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 72 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 198 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 73 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 199 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 74 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 200 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 75 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 201 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 76 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 202 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 77 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 203 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 73 >> endobj 78 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 204 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 79 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 205 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 75 >> endobj 80 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 206 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 81 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 207 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 82 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 208 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 78 >> endobj 83 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 209 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 79 >> endobj 84 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 210 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 80 >> endobj 85 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 211 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 81 >> endobj 86 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 212 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 82 >> endobj 87 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 213 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 83 >> endobj 88 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 214 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 84 >> endobj 89 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 216 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 16 >> endobj 90 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 218 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 91 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 219 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 85 >> endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > stream x

    %PDF-1.3 % 1370 0 obj > endobj xref 1370 61 0000000016 00000 n 0000001603 00000 n 0000001664 00000 n 0000005739 00000 n 0000005896 00000 n 0000006108 00000 n 0000006254 00000 n 0000006278 00000 n 0000006699 00000 n 0000006724 00000 n 0000080813 00000 n 0000080840 00000 n 0000082258 00000 n 0000082577 00000 n 0000094520 00000 n 0000094547 00000 n 0000094574 00000 n 0000095239 00000 n 0000096707 00000 n 0000097006 00000 n 0000111152 00000 n 0000111179 00000 n 0000111206 00000 n 0000111864 00000 n 0000113512 00000 n 0000113820 00000 n 0000144352 00000 n 0000144379 00000 n 0000144406 00000 n 0000145065 00000 n 0000146759 00000 n 0000147059 00000 n 0000185058 00000 n 0000185085 00000 n 0000185112 00000 n 0000185771 00000 n 0000187190 00000 n 0000187481 00000 n 0000202838 00000 n 0000202865 00000 n 0000202892 00000 n 0000203550 00000 n 0000205081 00000 n 0000205408 00000 n 0000219916 00000 n 0000219943 00000 n 0000219970 00000 n 0000220635 00000 n 0000222143 00000 n 0000222460 00000 n 0000246007 00000 n 0000246034 00000 n 0000246061 00000 n 0000246720 00000 n 0000248084 00000 n 0000248398 00000 n 0000259893 00000 n 0000259920 00000 n 0000259947 00000 n 0000004730 00000 n 0000005714 00000 n trailer ] >> startxref 0 %%EOF 1371 0 obj > endobj 1372 0 obj > endobj 1429 0 obj > stream xoHU?=4i,3KQԂhra2QBG?ܖD%VcѠ%J7c13DV[¨{mý]xxr={«H{ɹ,_[7Ғ2ɢɜާz'(iGK({gHA1W>&9.S{

    Актуальна інформація — Портал сучасних педагогічних ресурсів


    Щомісячні ДАЙДЖЕСТИ
           видавництва «Шкільний світ» для освітян та управлінців сфери освіти      

       
    • Видавничим домом «Слово» готується до виходу в світ у листопаді 2015 р. навчальний посібник «Вчитель початкової школи у соціокультурному вимірі суспільства» (авт. Є.О. Лодатко, Л.В.Кондрашова).
      У навчальному посібнику розглядаються теоретико-методологічні питання, пов’язані з підготовкою, діяльністю та професійною соціалізацією вчителя початкової школи в умовах соціокультурного та інформаційного розвитку суспільства.
      Адресується магістрантам педагогічних спеціальностей, науковцям, а також тих, кого цікавлять цільові та аксіологічні орієнтири підготовки вчителя.
      Замовлення приймаються за тел. (044) 462-48-63, (044) 463-64-06, а також на e-mail: [email protected], [email protected]
    • 16 червня 2015 р. в межах Всеукраїнського інтерактивного марафону 2015 «Відкриті педагогічні студії «Якісна освіта – це …» відбувся вебінар на тему «Інноваційні підходи проектування підручників з інформатики для початкової школи» під проводом спікерів – авторів підручника «Інформатика-4» – професора кафедри соціальної філософії та філософії освіти Національного педагогічного університету імені М. П. Драгоманова, кандидата педагогічних наук, старшого наукового співробітника Миколи Левшина і професора кафедри педагогіки вищої школи і освітнього менеджменту Черкаського національного університету імені Богдана Хмельницького, доктора педагогічних наук, професора Євгена Лодатка       Детальніше …
    • 05.02.2013 р. Міністерство освіти і науки України розіслало лист про  безкоштовне  підключення вищих навчальних закладів до мережі Інтернет за технологією Wi-Fi        Детальніше …
    • Газета «Освіта» (№ 1–2 (5540–5541) 2–9 січня 2013 р.) оприлюднила список «Кращі освітяни 2012 року», складений за результатами рейтингового голосування з приводу визначення найяскравіших постатей в українській освіті. Щиро вітаємо номінантів!      Детальніше …
    • Міністерство освіти і науки, молоді та спорту України сформувало план проведення наукових конференцій різного рівня на 2013 рік.     Скачати …
    • 24 вересня 2012 р. Донецьким обласним благодійним Фондом сприяння освітнім інтелектуальним інвестиціям для здійснення експертизи результатів наукових досліджень у галузі педагогіки і психології та надання науково-методичної підтримки авторам  створено науково-методичну раду, до складу якої увійшли авторитетні фахівці        Детальніше …
    • За інформацією Головного управління статистики Донецька область по насиченості науковими кадрами посідає 5 місце в Україні, поступаючись Києву, Харківській, Львівській і Дніпропетровській областям.      Детальніше
    • Як повідомляє ГОЛОС.UA, «за 15 років (з 1995 по 2010 рік) кількість практикуючих вчених в Донецькій області скоротилася в 2,5 рази … Оцінюючи інвестиційні перспективи регіону, експерти вказують, що в 2010 році в області залишилося 6510 вчених, тоді як у 1995-му в науці працювало 15838 фахівців …      Детальніше …
    • За даними газети «Дзеркало тижня» (№ 31 (759) 22–28 серпня 2009 р.), починаючи з 1991 року, за кордон на постійне місце проживання з України виїхали 675 докторів наук та понад 1100 кандидатів наук    Детальніше …

    Логическое мышление — теория черт, стадии развития Пиаже, дети и Пиаже

    Способность понимать и применять правила базового логического вывода в повседневной деятельности.

    Считающаяся универсальной человеческой чертой способность мыслить логически, следуя правилам логического вывода, традиционно определялась как высший когнитивный навык. В области когнитивной детской психологии более полувека доминировал швейцарский философ и психолог Жан Пиаже , исследования которого считаются фундаментальными.Пиаже выделил четыре стадии когнитивного развития . Во время сенсорно-моторной стадии (возраст 0–2) ребенок учится воспринимать мир физически и приобретает элементарное понимание символов. На этапе до операции (возраст 2-7 лет) используются символы, но мысль все еще остается «предоперационной», что означает, что ребенок не понимает, что логическая или математическая операция может быть отменена. Этап конкретных операций (возраст 6 или 7-11 лет) открывает логическое мышление; дети, например, понимают такие принципы, как причина и следствие.Этап формальных операций (возраст 12 лет) вводит абстрактное мышление (то есть мыслительные операции, которые не обязательно связаны с конкретными концепциями и явлениями).

    Логическое мышление в схеме развития Пиаже является операциональным, что означает, что оно не возникает до стадии конкретных операций. В то время как учащиеся детского когнитивного мышления в целом согласны с вехами развития Пиаже, последующие исследования в этой области заставили исследователей поставить под сомнение идею о том, что какое-то логическое мышление не может появиться на предоперационной стадии.Например, Оливье Худе и Камило Шаррон протестировали группу из 72 детей в возрасте от пяти до восьми лет, давая им различные задания, связанные с классами объектов, и обнаружили, что дети, которые не могут выполнять задачи экстенсиональной логики, тем не менее могут практиковать интенсиональную логику. . (Intension определяет свойства класса, в то время как extension определяет, кто или что может быть членом определенного класса; если интенсивность класса — «красные объекты», расширение будет включать любой конкретный объект, который оказывается красным.Однако Пиаже знал, что дооперационные дети могут практиковать интенсиональную логику, но, по его мнению, неполное логическое мышление по определению было дологическим. Например, дети, которые понимают значение (интенсиональность) класса «красные объекты», могут решить не включать определенные красные объекты по причинам, которые экспериментатор определил бы как нелогичные (например: «это слишком мало»).

    Худе и Шаррон определили «операциональную протологику» у детей, которую Пиаже определил как предлогическую.Вместо того, чтобы произвольно продвигать чисто интенсиональное мышление в ранг полноценного (экстенсионального и интенсионального) логического мышления, Худе и Шаррон решили исследовать психические процессы, лежащие в основе, казалось бы, нелогичного поведения. В серии экспериментов с участием детей в возрасте от пяти до восьми лет, группы, находящейся на предоперационной / операционной границе, два исследователя сосредоточились на интенсиональных логиках, которые не справились с экстенсиональной логикой (включением). Ясно, что отказ от включения какого-либо красного объекта в класс «красных объектов» был в строгом смысле Пиаже нелогичным или, точнее, нелогичным поведением, но было ли это поведение обусловлено иррациональным мышлением? К своему удивлению, они обнаружили, особенно в модифицированной форме эксперимента по «разделению» (Piaget and Garcia, 1987), что, когда показано изображение круга (B), разделенного линией на две части (два подкласса являются A и A ‘), A’ можно игнорировать как подкласс B не из-за нелогичного мышления, а потому, что A более убедителен с точки зрения восприятия .Согласно Паскуаль-Леоне (Pascual-Leone, 1988), существует вводящая в заблуждение схема, лежащая в основе восприятия B, и подкласс исключен. Согласно Houdè и Charron, ребенок понимает интенсиональную логику или значение класса «красных объектов», но спотыкается на экстенсиональном уровне или уровне включения из-за факторов восприятия. Таким образом, неоспоримый сдвиг Пиаже в возрасте около семи лет от неинклюзивного к инклюзивному поведению не указывает на квантовый скачок от дологического мышления к логическому, а, скорее, отражает присутствие тормозящего механизма, посредством которого сбивает с толку нейтрализуется влияние восприятия на познание.Таким образом, как отметили Худе и Шаррон, шестилетний ребенок, лишенный инклюзивности, может иметь неэффективный тормозящий механизм. Эти открытия, хотя и предполагают континуальную модель когнитивного развития, в отличие от идеи Пиаже о квантовом скачке от дологического мышления к логическому, на самом деле не ставят под сомнение основы теории познания Пиаже, основанной на его развитии. Сам Пиаже в своих поисках истоков логического мышления изучал очень маленьких детей, всегда помня о значении других ментальных и нементальных факторов и процессов для возникновения логического мышления.Наконец, работа Пиаже стала фундаментом, на котором возникла идея, подтвержденная эмпирическими наблюдениями, что очень маленький ребенок уже является логиком.

    Философы, специализирующиеся на исследовании детства , обнаружили, что логический репертуар маленьких детей не ограничивается интенсиональной логикой. Многие высказывания детей, особенно утверждения, связанные с концепциями возможности и необходимости, демонстрируют понимание, хотя и рудиментарное, модальной логики, т.е.е., ветвь логики, которая формулирует правила для предложений о возможности и необходимости (Matthews, 1980). Тот факт, что дискурс маленьких детей легко вписывается в формальный контекст модальной логики, которая связана с интенсиональной логикой, указывает на то, что логические способности детей могут преподносить новые сюрпризы. Опираясь на богатое наследие работ Пиаже, исследователи значительно расширили сферу когнитивного развития, получив критические идеи, которые в дальнейшем проливают свет на человеческую парадигму.Решающее значение исследований Пиаже и постпиаже для исследования логического мышления у детей заключается в том, что эти исследования пролили свет на важную роль нелогических и нементальных факторов в формировании логического мышления. .

    возрастов и этапов: помощь детям в развитии навыков логики и рассуждения

    От 3 до 4 Это имеет для меня смысл! Сьюзен А. Миллер, изд.

    Трехлетний Скотт настаивает на том, что его высокая куча блоков содержит больше, чем ровный ряд блоков Рошель, даже после того, как его учитель помогает ему пересчитать каждую группу.Скотт все еще использует наблюдения, чтобы сказать ему, что в его «большой» стопке больше. Скотту потребуется больше опыта с участием учителя и скачок в развитии, чтобы понять, что его первоначальное восприятие было неверным.

    Дошкольники на предоперационной стадии развития используют свое восприятие окружающей среды вместе с фрагментами информации, собранной во время их прошлого опыта, чтобы понять свой мир. Они основывают свое понимание на том, что видят, а не на логике. Им нужно пройти через множество нелогичных мыслительных процессов, прежде чем они смогут даже начать логически осмыслять свой мир.

    Обучение методом проб и ошибок

    Предоставляя вашим детям возможность учиться через игру, помните о следующих характеристиках их мышления:

    Вт

    Судя по внешнему виду. Когда форма или внешний вид материала меняются, дошкольникам трудно понять, что количества остаются прежними (или «сохраняются»). Например, во время перекуса Джанель бросает на стол коробку с крекерами.Латиса заглядывает в свою плотно заполненную коробку с крекерами, затем надувается и спрашивает, почему у Джанель еще крекеров. Она не понимает логически, что если бы крекеры Джанель были помещены обратно в коробку, количество было бы таким же.

    Глядя на одну вещь за раз. Поскольку дошкольникам сложно сосредоточиться не только на собственном единственном восприятии, они склонны сортировать предметы по одной характеристике, а не по двум. Например, если дать несколько небольших блоков разного размера, цвета и формы, молодые троицы могут решить отсортировать их, выровняв их по размеру и назвав «парадом».«Однако более старые тройки и четверки могут упорядочить их по двум признакам (сначала по цвету, а затем также по форме или размеру).

    Незнание номеров. Дошкольники тоже довольно нелогичны, когда дело касается числовых концепций. Поскольку Чарли наливает воду в ведра и повторяет наизусть «четыре, пять, шесть», его счет может совсем не соответствовать количеству, которое он наливает. Опять же, именно через конкретный опыт он придет к пониманию значения чисел и счета.

    Что вы можете сделать

    Учитывать разные стили обучения. Некоторым детям нравится прыгать и бездельничать. Предоставьте этим детям множество открытых материалов для изучения. Другим детям удобнее наблюдать за игрой и задавать вопросы. Убедитесь, что у них достаточно времени, чтобы обсудить происходящее.

    Развивайте у детей любопытство и навыки мышления. Предлагает ряд интригующих манипуляторов. Например, попросите детей сравнить цветные стержни по размеру и нанизать бусинки для создания узоров. Укажите на причинно-следственные связи.Когда они добавляют яйцо в муку во время кулинарных экспериментов, спросите: «Что может случиться дальше?» Используйте открытые вопросы для поддержки оценки и прогнозирования.

    Предлагайте задачи мышления в течение дня. Когда дети откладывают кубики и книги во время уборки, поощряйте их классифицировать предметы. Предложите им сравнить количества, играя в продуктовом магазине в классе.

    от 5 до 6 Измерьте это так! от церкви Эллен Бут

    «Миссис Миллс, вы знали, что на этом столе восемь книг, а в книжном шкафу девять? У меня семь книг, а Натану шесть.Сколько у вас книг? Может быть, 10! »

    В этом детском саду практический опыт, подобный этому, естественным образом ведет к развитию абстрактного мышления и навыков обработки. Эти 5- и 6-летние дети экспериментировали с использованием книг в качестве единицы измерения. По мере того, как они свободно и открыто исследовали концепцию нестандартных измерений, они начали понимать применение теории и возможности ее использования. Они наблюдали сходства и различия между объектами, которые они измеряли.И хотя книги, с помощью которых они измеряли, были далеки от стандартного размера, дети устанавливали абстрактную связь между измеряемым объектом и инструментом, который они использовали.

    На этом этапе дети развивают способность удерживать информацию в уме, а затем использовать ее для сравнений. Процесс этих сравнений — важный шаг в абстрактном мышлении. Например, осенью этот класс использовал яблоки как нестандартную единицу измерения и вспомнил, что их учитель был длиннее, чем они.Они не помнили, сколько еще, но они осознали, что 10 книг — это больше, чем семь — применяя эту концепцию тогда и позже, — а это действительно абстрактное мышление в действии!

    Это имеет смысл!

    В процессе развития дети 5 и 6 лет балансируют между конкретным и абстрактным опытом. Они не готовы учиться всему с помощью карандаша, бумаги и механических задач, но способны видеть связь между конкретным опытом и абстрактным представлением.Подсчет количества книг и представление этой информации на диаграмме или графике с помощью наклеек или меток — ключевой навык — запись конкретного опыта в изобразительном или символическом виде. Это начало составления таблиц, записи и даже будущих заметок.

    Поскольку их записи основаны на личном практическом опыте, дети в возрасте 5 и 6 лет также могут обращаться к своим таблицам и «читать» то, что они узнали. Их простые символы и изображения сродни алфавиту и чтению.Исследования показали, что когда детсадовцы создают свои собственные абстрактные символические записи, они переходят к чтению с большей легкостью и пониманием.

    Что вы можете сделать

    Классы, наполненные обучением, наполнены активными действиями и открытыми вопросами. Предоставить детям возможность работать с бетонными материалами. Если дети экспериментировали с наполнением водой контейнеров разного размера, предложите им повторить попытку с песком, счетчиками и мелками.

    Предложите детям сравнить практических занятий. Диаграммы, графики и полевые книги могут служить мостом между конкретным и абстрактным.

    Поощряйте детей делать прогнозы на основе предыдущего опыта. Записывайте детские предсказания. ECT

    Логические рассуждения у детей раннего возраста

    Мыслительный процесс ребенка индивидуален в своих проявлениях. Некоторые дети могут все понять с первого раза, в то время как другим нужно повторять одно и то же много раз, прежде чем они вспомнят.Логическое мышление детей зависит от быстрого мышления, умения решать задачи в различных областях, логически рассуждать, а также исследовать и анализировать новые знания. Ученые говорят, что такие качества и задатки передаются генетически. Они считают, что наследственность влияет на 70% способностей ребенка. Эти факты не означают, что нет необходимости развивать мышление ребенка. Ведь есть еще 30%, которые доступны малышу и его родителям.

    Основы логического мышления у детей раннего возраста — практические действия.В этом возрасте происходит быстрое расширение круга умственных проблем (задач) и повышение самостоятельности мышления ребенка. Психологические исследования логического мышления у детей раннего возраста (дошкольников) показывают изменение роли умственного действия по отношению к практическому.

    Дети 3-4 лет могут использовать действия, неадекватные поставленной задаче. Они немедленно приступают к действиям по решению проблемы, используя метод неизбирательных проб и ошибок. Младший дошкольник обычно не анализирует условия задачи.Поэтому ребенок не может критически оценивать результаты. Логические рассуждения начинают работать только после попыток решить проблему практическими действиями.

    У детей 5-6 лет логическое рассуждение начинает работать с понимания проблемы и поиска путей ее решения. Дети этой возрастной группы используют речь как основу для логических рассуждений. Они начинают спорить, а затем предпринимают действия для решения интеллектуальных проблем. Таким образом, мышление дошкольника постепенно переходит от действия к произношению и логическому рассуждению (Goel, 2010).

    Каждый родитель хочет облегчить школьную жизнь своему ребенку. В помощь юному гению папы и мамы должны научить малыша использовать резервы его памяти. Природа подарила человеку великий дар — способность запоминать.

    Логические рассуждения развивают 4 типа памяти:

    1. Моторная память или память движений.
    2. Словесно-логическая память, помогающая закрепить и усвоить услышанную информацию.
    3. Зрительно-образная память, помогающая запоминать формы, лица, цвета и визуальные образы.
    4. Эмоциональная память, которая помогает запечатлеть чувства или события, связанные с ними (Марковиц, 1996).

    Для развития логического мышления ребенка, а также для достижения лучшего результата в усвоении нового материала ребенок должен уметь использовать все эти типы памяти одновременно. Ребенок пытается узнать, что к чему, почему и для чего. Он выясняет ряд моделей общения, причин и следствий. Он учится рассуждать и делать выводы. Чем раньше родители начнут развивать логическое мышление ребенка, совершенствуя мыслительные операции, тем выше будет у него уровень познавательной активности, интереса к интеллектуальным проблемам.Логическое рассуждение ребенка включает в себя несколько мысленных операций:

    • Сравнение. Это самая простая и понятная операция. Родители должны научить ребенка сравнивать предметы, находить сходства и различия. Они могут это делать, например, в платьях кукол, в форме предметов, в цветах окружающего мира.
    • Анализ. Эта операция состоит из выделения частей одного объекта. Например, родители могут спросить ребенка: из чего состоит предмет; что нарисовано на картинке; какое платье на кукле…
    • Синтез.Эта операция противоположна анализу. Он используется для объединения частей в единое целое. Эта операция синтеза — ключевая идея всех головоломок.
    • Установление причинно-следственных связей. Ребенок учится связывать причину и следствие. Для этой операции родители могут использовать наблюдение за внешним миром, действиями людей и чтение рассказов и сказок с сюжетом.

    Операция обобщения — сложнейшая логическая операция для маленьких детей. Дети испытывают трудности с выводами.Логические операции составляют основу хорошего мышления. Если развить у ребенка способность мыслить, он все очень быстро поймет, и процесс обучения пройдет легко и непринужденно.

    Стоит сказать, что словесные и логические рассуждения играют очень важную роль в развитии ребенка. Примерно в возрасте 6-7 лет у ребенка начинают формироваться два новых типа рассуждений — словесно-логический и абстрактный. Его успех в школе зависит от уровня развития этих типов рассуждений (Donaldson, 2003).

    Недостаточное развитие словесно-логических рассуждений приводит к затруднениям в совершении каких-либо логических действий (анализ, синтез, выделение основных дел, делая выводы) и операций со словами. Упражнения для развития этого типа мышления направлены на формирование у ребенка способности систематизировать слова в определенном смысле, способности различать родовые и аспектные концепции, развитие вербального индуктивного мышления, синтеза и способности к абстракции. Следует отметить, что чем выше уровень синтеза, тем выше у ребенка способность к абстракции.

    Здесь также дается описание логических задач — это специальный раздел по развитию словесно-логического мышления, который включает в себя ряд различных упражнений. Логическая проблема предполагает процесс рассуждения, связанный с использованием понятий, логических структур, существующих на основе языковых ресурсов.
    В ходе такого рассуждения происходит переключение от одной оценки к другой, их взаимосвязь через посредничество содержания одной оценки содержанием другой и, следовательно, формулируется вывод.Как отметил психолог С.Л. Рубинштейн, «в заключение… знание производится косвенно через знание без каких-либо заимствований в каждом случае из прямого опыта» (Марковиц, 1996).

    Развивая словесные и логические рассуждения посредством решения логических задач, необходимо выбирать задачи, требующие индуктивного (от единицы к общему), дедуктивного (от общего к единице) и переводческого (от единицы к единице или от общего к общему, когда посылка и заключение являются оценкой одного и того же сходства) умозаключений.

    Переводный вывод можно использовать в качестве первого этапа для обучения решению логических задач. Это проблема, в которой отсутствие или наличие одного из двух возможных признаков одного из двух обсуждаемых объектов помогает сделать вывод, соответственно, о наличии или отсутствии этого признака у другого объекта. Например, «Собачка Стеллы маленькая и пушистая; Рэйчел большая и пушистая. Что в них общего? Какая разница?»

    Если у ребенка недостаточно развиты абстрактные логические рассуждения, он плохо представляет абстракции, которые не могут быть восприняты органами чувств (например, уравнение, квадрат и т. Д.).). Действие этого типа рассуждений основано на концепции. Понятия отражают сущность предметов и могут быть выражены словами или другими знаками. Обычно этот тип рассуждений только начинает развиваться в младшем школьном возрасте, но задачи, требующие решения в абстрактно-логической сфере, уже включены в школьную программу. Это определяет трудности, которые испытывают дети в процессе усвоения школьного материала. Предлагаемые здесь упражнения не просто развивают абстрактные логические рассуждения, но их содержание соответствует основным характеристикам этого типа рассуждений (Диас, 1990).

    Эти задачи включают в себя способ формирования способности обеспечивать существенные свойства (атрибуты) конкретных объектов и абстрагирование от второстепенных качеств, способность отделять форму понятия от его содержания и устанавливать отношения между понятиями (логическая ассоциация), способность формирования операционного смысла.
    Есть несколько способов развить логику у детей: предложения, математические игры, творческие способности и другие (Piaget, 2002).

    Развитие логики через предложения

    Это упражнение подходит для детей до трех лет.Взрослые в непринужденной форме начинают предложение и предлагают ребенку его закончить. Лучше использовать этот способ при ходьбе с целью, чтобы предложенная ребенку фраза как-то была связана с окружающей действительностью. Такой тест интеллекта поможет развить у детей логику, наблюдательность и ассоциативное мышление.

    Развитие логики с помощью математических игр

    Детям старше трех лет необходимо усложнить задачу. Математика и логика тесно взаимосвязаны; следовательно, можно использовать игру с математическим уклоном для развития логики.Детям можно предложить специальные карточки с изображениями птиц, животных, предметов, чтобы расположить их в порядке возрастания или убывания — в зависимости от количества символов или предметов на каждой.

    Развитие логики через творчество

    Логическое мышление у детей формируется на уроках чтения, арифметики. Творчество также способствует развитию логики, заставляя мозг работать и находить верное решение. Для этих целей отлично подойдут пазлы, мозаика, раскраски, аппликации, лепка фигур из глины, роспись и многое другое.Увлеченно собирая пазлы или мозаику, ребенок тренирует свою память, решает головоломки, ранжируя в голове логический вывод: фрагмент от белого к белому, зеленый — к зеленому и т. Д. (Counihan, 2008).

    Разнообразные занятия по развитию логики

    Бывает, что ребенку может быстро наскучить одна игра или головоломка, и он теряет к ней интерес. Родителям нужно позаботиться об этом заранее, время от времени приобретая новые развлекательные игры и развивающие игрушки для детей.Тогда ребенок будет счастлив развивать логику, занимаясь новыми увлечениями, что поможет ему в школьном возрасте лучше учиться, думать и действовать последовательно.

    Приступать к развитию логического мышления у ребенка необходимо с раннего возраста. Это поможет ему и дальше грамотно выражать себя и убедительно аргументировать свою позицию. Следует помнить, что способности, которыми обладает каждый человек, даны от природы с рождения. Если родители будут правильно их развивать, то у детей будут другие способности.Но здесь также важно не опоздать с формированием основы этого будущего дара. Образование родителей и учителей в значительной степени влияет на развитие или разрушение способностей детей. Талант может быть в любом ребенке! Дети легко воспринимают новое и впитывают любую информацию, как губки. Человеческий мозг развивается не только с возрастом, но и тогда, когда вы активно работаете. Родители, развивая в своем ребенке логическое мышление или другие важные качества, должны помнить о самом главном.Основная миссия всех родителей в мире — раскрыть личность своего ребенка, чтобы он был реализован и счастлив в этом мире!

    Артикул:

    Каунихан, М. (2008). «Если р, то q». . . и все это: логические элементы в рассуждениях и дискурсе. Журнал логики, языка и информации, 17 (4), 391-415.
    Диас, М. Г. и Харрис, П. Л. (1990). Влияние воображения на рассуждения маленьких детей. Британский журнал психологии развития, 8 (4), 305-318.
    Дональдсон, М. (2003). Исследование детского мышления. п. 177.
    Гоэль В., Вартанян О. (2010). Отрицательные эмоции могут ослабить влияние убеждений на логические рассуждения. Познание и эмоции, 25 (1), 121 — 131.
    Марковиц, Х., Венет, М., Жанво-Бреннан, Г. и Мальфаит, Н. (1996). Рассуждения у маленьких детей: фантазия и информационный поиск. Развитие ребенка, 67 (6), 2857–2872.
    Piaget, J. (2002). Суждение и рассуждение у ребенка. п. 2.

    Дети

    Дедуктивное, индуктивное и абдуктивное мышление — TIP Sheet

    СОВЕТ
    ДЕДУКТИВНОЕ, ИНДУКТИВНОЕ И АБДУКТИВНОЕ МЕДИЦИНСКОЕ РЕЗУЛЬТАТ

    Рассуждение — это процесс использования имеющихся знаний для того, чтобы делать выводы, делать прогнозы или строить объяснения.Три метода рассуждения — дедуктивный, индуктивный и абдуктивный.

    Дедуктивное рассуждение: заключение гарантировано
    Дедуктивное рассуждение начинается с утверждения общего правила и переходит оттуда к гарантированному конкретному выводу. Дедуктивное рассуждение переходит от общего правила к конкретному применению: в дедуктивном рассуждении, если исходные утверждения верны, то вывод также должен быть верным. Например, математика дедуктивна:

    Если x = 4
    И если y = 1
    Тогда 2x + y = 9

    В этом примере логическая необходимость состоит в том, что 2x + y равно 9; 2x + y должно быть равным 9.Фактически, формальная символьная логика использует язык, который очень похож на математическое равенство, приведенное выше, со своими собственными операторами и синтаксисом. Но дедуктивный силлогизм (воспринимайте его как простую английскую версию математического равенства) можно выразить обычным языком:

    Если энтропия (беспорядок) в системе увеличится до тех пор, пока не будет израсходована энергия,
    А если моя гостиная — это система,
    Тогда беспорядок в моей гостиной увеличится, если я не уберу ее.

    В приведенном выше силлогизме первые два утверждения, предложений или посылок , логически ведут к третьему утверждению, выводу .Вот еще один пример:

    Медицинская технология должна финансироваться, если она успешно использовалась для лечения пациентов.
    Взрослые стволовые клетки успешно используются для успешного лечения пациентов в более чем шестидесяти пяти новых методах лечения.
    Необходимо финансировать исследования и технологии стволовых клеток взрослых.

    Вывод: звуков, (правда) или ненадежных, (ложных), в зависимости от истинности исходных посылок (ибо любая посылка может быть истинной или ложной). В то же время, независимо от истинности или ложности посылок, сам дедуктивный вывод (процесс «соединения точек» от посылки к заключению) является либо действительным, , либо недействительным .Логический процесс может быть действительным, даже если посылка ложна:

    На Западе не бывает засухи.
    Калифорния находится на западе.
    Калифорнии никогда не нужно строить планы, чтобы справиться с засухой.

    В приведенном выше примере, хотя сам процесс вывода действителен, вывод неверен, потому что посылка На Западе не существует такой вещи, как засуха , ложна. Силлогизм приводит к ложному заключению, если какое-либо из его положений ложно.Подобный силлогизм особенно коварен, потому что он выглядит очень логичным — фактически, логичным. Но независимо от того, является ли оно ошибочным или умышленным, если одно из вышеперечисленных утверждений неверно, то политическое решение, основанное на нем ( Калифорния никогда не должна строить планы по борьбе с засухой ), вероятно, не будет служить общественным интересам.

    Если предположения верны, довольно строгая логика дедуктивного рассуждения может дать вам абсолютно определенные выводы. Однако дедуктивное рассуждение не может на самом деле увеличить человеческое знание (это неамплиативных ), потому что выводы, полученные с помощью дедуктивного мышления, являются тавтологиями — утверждениями, которые содержатся в предпосылках и практически самоочевидны.Следовательно, хотя с помощью дедуктивных рассуждений мы можем делать наблюдения и расширять выводы, мы не можем делать прогнозы относительно будущих или иных ненаблюдаемых явлений.

    Индуктивное рассуждение: заключение просто вероятное
    Индуктивное рассуждение начинается с наблюдений, которые являются конкретными и ограниченными по объему, и переходит к обобщенному выводу, который является вероятным, но не определенным, в свете накопленных свидетельств. Можно сказать, что индуктивное рассуждение переходит от частного к общему.Многие научные исследования проводятся с помощью индуктивного метода: сбор доказательств, поиск закономерностей и формирование гипотезы или теории для объяснения увиденного.

    Выводы, сделанные индуктивным методом, не являются логической необходимостью; никакое количество индуктивных доказательств не гарантирует такой вывод. Это потому, что нет никакого способа узнать, что собраны все возможные доказательства, и что не существует других ненаблюдаемых доказательств, которые могли бы опровергнуть мою гипотезу. Таким образом, в то время как газеты могут сообщать о выводах научных исследований как об абсолютных, сама научная литература использует более осторожный язык, язык индуктивно достигнутых вероятных выводов:

    Мы увидели способность этих клеток питать кровеносные сосуды опухолей и лечить кровеносные сосуды, окружающие раны.Полученные данные свидетельствуют о том, что эти взрослые стволовые клетки могут быть идеальным источником клеток для клинической терапии. Например, мы можем представить себе использование этих стволовых клеток для лечения раковых […] опухолей. 1

    Поскольку индуктивные выводы не являются логической необходимостью, индуктивные аргументы не просто верны. Скорее, они убедительны: то есть доказательства кажутся полными, актуальными и в целом убедительными, и поэтому вывод, вероятно, верен. И индуктивные аргументы не просто ложны; скорее, они не убедительны .

    Важное отличие от дедуктивного рассуждения состоит в том, что, хотя индуктивное рассуждение не может дать абсолютно определенного вывода, оно действительно может расширить человеческое знание (это амплиативное ). Он может делать прогнозы относительно будущих событий или пока еще не наблюдаемых явлений.

    Например, Альберт Эйнштейн наблюдал движение карманного компаса, когда ему было пять лет, и увлекся идеей, что что-то невидимое в пространстве вокруг стрелки компаса заставляет его двигаться.Это наблюдение в сочетании с дополнительными наблюдениями (например, движущихся поездов) и результатами логических и математических инструментов (дедукция) привело к правилу, которое соответствовало его наблюдениям и могло предсказывать события, которые еще не наблюдались.

    Абдуктивное рассуждение: лучший снимок
    Абдуктивное рассуждение обычно начинается с неполного набора наблюдений и переходит к наиболее вероятному возможному объяснению набора. Абдуктивное рассуждение приводит к ежедневному принятию решений, которые наилучшим образом используют имеющуюся информацию, которая часто бывает неполной.

    Медицинский диагноз — это применение абдуктивного мышления: учитывая этот набор симптомов, какой диагноз лучше всего объясняет большинство из них? Аналогичным образом, когда присяжные заседатели заслушивают доказательства по уголовному делу, они должны учитывать, есть ли у обвинения или защиты наилучшее объяснение, охватывающее все доказательства. Хотя в их вердикте может быть нет уверенности, поскольку могут существовать дополнительные доказательства, которые не были приняты в деле, они делают свои предположения, основываясь на том, что им известно.

    В то время как убедительное индуктивное рассуждение требует, чтобы доказательства, которые могут пролить свет на предмет, были достаточно полными, будь то положительные или отрицательные, абдуктивные рассуждения характеризуются отсутствием полноты либо в доказательствах, либо в объяснении, либо в том и другом. Пациент может быть без сознания или не сообщать о каждом симптоме, например, что приводит к неполным доказательствам, или врач может поставить диагноз, который не может объяснить некоторые из симптомов. Тем не менее, он должен поставить самый лучший диагноз.

    Процесс похищения может быть творческим, интуитивным и даже революционным2. Работа Эйнштейна, например, была не только индуктивной и дедуктивной, но и включала творческий скачок воображения и визуализации, который едва ли оправдывался простым наблюдением движущихся поездов и падающих лифтов. . Фактически, большая часть работы Эйнштейна была проделана как «мысленный эксперимент» (поскольку он никогда экспериментально не сбрасывал лифты), что некоторые из его коллег дискредитировали ее как слишком фантастическую. Тем не менее, похоже, он был прав — до сих пор его замечательные выводы о пространстве-времени продолжают подтверждаться экспериментально.

    Список литературы
    1. Verfaillie, Catherine. «Стволовые клетки костного мозга взрослых могут стать кровеносными сосудами». Пресс-релиз Миннесотского университета. 30 января 2002 г. 1 июня 2005 г.

    2. Тагард, Пол и Кэмерон Шелли. «Абдуктивное мышление: логика, визуальное мышление и согласованность». Ватерлоо, Онтарио: Философский факультет Университета Ватерлоо, 1997 г. 2 июня 2005 г.

    7 Эффективное обучение: примеры из истории, математики и естествознания | Как люди учатся: мозг, разум, опыт и школа: расширенное издание

    Это означает, что новые учителя должны развивать способность «понимать педагогически рефлексивным способом; они должны не только знать свой собственный путь в дисциплине, но и знать «концептуальные барьеры», которые могут помешать другим »(McDonald and Naso, 1986: 8).Эти концептуальные барьеры различаются от дисциплины к дисциплине.

    Акцент на взаимодействии между дисциплинарными знаниями и педагогическими знаниями прямо противоречит распространенным заблуждениям о том, что учителя должны знать, чтобы создавать эффективную среду обучения для своих учеников. Заблуждения состоят в том, что обучение состоит только из набора общих методов, что хороший учитель может преподавать любой предмет или что достаточно только предметных знаний.

    Некоторые учителя могут преподавать в различных дисциплинах.Однако их способность делать это требует большего, чем набор общих педагогических навыков. Рассмотрим случай Барб Джонсон, которая 12 лет проработала учителем шестого класса в средней школе Монро. По общепринятым меркам Монро — хорошая школа. Результаты стандартизированных тестов примерно средние, размер класса небольшой, здания содержатся в хорошем состоянии, администратор является сильным руководителем преподавательского состава, а текучесть преподавателей и персонала незначительна. Однако каждый год родители отправляют своих учеников пятого класса из местных начальных школ к жокею Монро, чтобы их дети записывались в классы Барб Джонсон.Что происходит в ее классе, что дает ему репутацию лучшего из лучших?

    В течение первой недели в школе Барб Джонсон задает своим шестиклассникам два вопроса: «Какие вопросы у вас есть о себе?» и «Какие у вас вопросы о мире?» Учащиеся начинают перечислять свои вопросы: «Могут ли они рассказывать о глупых мелочах?» — спрашивает один студент. «Если это ваши вопросы, на которые вы действительно хотите получить ответы, они ни глупые, ни маленькие», — отвечает учитель.После того, как ученики составят список своих индивидуальных вопросов, Барб объединяет учеников в небольшие группы, где они делятся списками и ищут общие вопросы. После долгого обсуждения каждая группа придумывает приоритетный список вопросов, упорядочивая вопросы о себе и о мире.

    Снова вместе на групповом занятии Барб Джонсон выясняет приоритеты групп и работает над достижением консенсуса по объединенным спискам вопросов класса. Эти вопросы становятся основой учебной программы в классе Барб.Один вопрос: «Доживу ли я до 100 лет?» породил образовательные исследования по генетике, семейному и устному анамнезу, актуарной науке, статистике и вероятности, сердечным заболеваниям, раку и гипертонии. У студентов была возможность получить информацию от членов семьи, друзей, экспертов в различных областях, онлайн-компьютерных услуг и книг, а также от учителя. Она описывает то, что им пришлось сделать, как стать частью «обучающегося сообщества». По словам Барб Джонсон: «Мы решаем, какие интеллектуальные проблемы являются наиболее важными, и разрабатываем способы их исследования.

    Обучение студентов критическому мышлению (мнение)

    На протяжении почти 50 лет преподаватели и политики, от учебных классов до Овального кабинета, подчеркивали важность того, чтобы выпускники были квалифицированными критически мыслящими студентами.

    Контент, который когда-то приходилось вбивать в головы учащимся, теперь можно просто провести пальцем по телефону, но для того, чтобы понять эту информацию, необходимо критически относиться к ней. Точно так же наша демократия сегодня находится под угрозой не из-за отсутствия доступа к данным и мнениям по наиболее важным вопросам дня, а из-за нашей неспособности отделить правду от фальши (или безнадежно предвзято).

    Мы, безусловно, добились прогресса в обучении критическому мышлению за последние пять десятилетий.Курсы, посвященные этому предмету, можно найти в каталогах многих колледжей и университетов, в то время как академические стандарты последнего поколения K-12 подчеркивают не только содержание, но и навыки, необходимые для критического осмысления содержания, преподаваемого на английском языке, математике, естествознании и социальных сетях. учебные классы.

    Несмотря на этот прогресс, 75 процентов работодателей утверждают, что студенты, которых они нанимают после 12, 16 или более лет формального образования, не обладают способностью критически мыслить и решать проблемы — несмотря на то, что почти все преподаватели заявляют, что уделяют первоочередное внимание помощи студентам в развитии этих самых навыки.Эти статистические данные были включены в книгу Ричарда Арума и Джосипы Роксы « Academically Adrift » 2011 года, которая вызвала переполох, когда авторы заявили, что студенты практически не достигли прогресса в развитии критического мышления в течение учебы в колледже.

    С ростом опасностей, многие из которых связаны с недостаточным критическим мышлением по наиболее важным предметам, мы, безусловно, должны делать больше, чтобы сегодняшние ученики завтра стали умелыми мыслителями. К счастью, мы в состоянии сделать это, не отменяя существующую систему высшего образования или не разоряя банк.

    Что мы подразумеваем под «критическим мышлением»?

    Одним из препятствий, мешавших нам добиться большего прогресса в обучении критическому мышлению за последние несколько десятилетий, является представление о том, что мы все еще недостаточно хорошо понимаем эту концепцию, чтобы определить, как обучение навыкам критического мышления может быть интегрировано в учебную программу.

    Этот паралич частично проистекает из дебатов в критически мыслящем сообществе по поводу того, как следует определять этот термин. Но такие дискуссии, хотя и являются вдумчивыми и конструктивными, не должны заслонять тот факт, что существует широко распространенный консенсус относительно того, какие навыки составляют критическое мышление, а также серьезные исследования того, как этим навыкам можно успешно обучать.

    Например, критическое мышление подразумевает структурированное мышление. Для описания этой формы продуктивного, структурированного мышления обычно используется термин «логика», но логика описывает ряд систем для систематического мышления.

    Формальная логика сводит слова и идеи к символам, которыми можно манипулировать, например, так же, как числа и символы, используемые в математике. Хотя формальная логика необычайно мощна (спросите любого программиста), мы также можем систематизировать наши рассуждения, используя неформальную логику, которая позволяет нам учитывать значение слов, а не сводить их к символам, вписывающимся в структуру.Существует также ряд графических систем для отображения логических взаимосвязей, некоторые из которых достаточно просты для понимания молодыми учащимися, которые могут быть применены к любой области контента.

    Поскольку большая часть коммуникации, о которой нам необходимо критически относиться, включает в себя повседневный человеческий язык, а не машинный код, квалифицированные критические мыслители также должны уметь переводить устной и письменной речи в точные утверждения, которые можно встроить в логическую структуру. Этот процесс перевода — это не только наука, но и искусство, но с практикой студенты могут выполнять такой перевод чего угодно, от исторических или литературных документов до научных идей и математических доказательств.

    Когда эти переведенные точные утверждения встроены в логическую структуру, у вас есть аргумент — основная единица рассуждения. Аргументы можно найти в политических выступлениях, редакционных статьях и рекламных объявлениях, а также в общении в разных областях науки, науки и техники, а правила анализа качества аргументов существуют уже более 2000 лет.

    Структурированные аргументы играют особую роль в подчеркивании важности причин для убеждения (в логической аргументации называемого ордером ), что дает учащимся возможность понять, почему истинные предпосылки могут привести к ложному заключению, а не работать в соответствии с ними. неправильное представление о том, что мир состоит из фактов, которые могут быть правдой или ложью, а все остальное попадает в категорию мнений (или, что еще хуже, «просто мнений»).

    Еще один миф, который замедлил более глубокую интеграцию обучения критическому мышлению в учебную программу, — это опасение, что педагогические навыки, в том числе навыки критического мышления, должны происходить за счет преподавания академического содержания. И все же нельзя критически относиться к предмету, о котором ничего не знаешь. Поскольку базовые знания , включая знание содержания, относящегося к академическим дисциплинам, являются жизненно важной частью критического мышления, понимание содержания и критическое мышление о нем не должны вступать в конфликт.

    В то время как люди продолжают спорить о роли таких элементов, как творчество, в процессе критического мышления, существует общий консенсус, восходящий к самым ранним определениям этого термина, что концепция включает три взаимосвязанных элемента: знания (например, знание одной или нескольких логических систем), навыков (например, навыков применения этой логической системы для построения и анализа аргументов) и предрасположенностей (таких как готовность применять принципы критического мышления вместо того, чтобы прибегать к существующим неисследованным убеждениям, или просто верьте тому, что вам говорят авторитетные лица).

    Обучение студентов критическому мышлению

    Подобно тому, как существует достаточный консенсус в отношении того, что такое критическое мышление, у нас также есть адекватное согласие относительно того, как лучше всего обучать критическому мышлению. Исследования показывают, что элементы критического мышления необходимо преподавать в явной форме, , а не предполагать, что они будут уезжать, когда вдумчивые учителя проходят через сложный материал со студентами. Как упоминалось ранее, почти все профессора колледжей уделяют первоочередное внимание развитию способностей своих учеников к критическому мышлению, но чтобы перейти от стремления к прогрессу, они должны объединить этот приоритет с практиками, которые делают обучение критическому мышлению явным в рамках дисциплины.

    Например, математика — это предмет, по которому учащихся постоянно знакомят с примерами дедуктивного мышления в форме математических доказательств. Тем не менее, сколько профессоров математики используют эту возможность, чтобы подробно познакомить студентов с принципами дедуктивного мышления или противопоставить дедуктивную логику индуктивной логике (основной способ рассуждения, используемый в науке)? Точно так же действия, связанные с информационным чтением и аргументированным письмом, предоставляют идеальные возможности для ознакомления студентов на уроках письма в колледже с логическими аргументами, в которых доказательства (в виде предпосылок аргумента) приводят к заключению и как эти аргументы могут быть проверены на достоверность и обоснованность. , сила и слабость.

    Как выясняется, количество критически мыслящих тем, которые необходимо понять профессорам и студентам, относительно невелико по сравнению с гораздо большим объемом контента, который студенты должны освоить на курсах английского языка, математики, естественных наук или истории. Однако, чтобы студенты могли развиваться как критические мыслители, они должны применить эти знания на практике осознанной практики , которая специально направлена ​​на развитие навыков критического мышления. Этого можно достичь с помощью тщательно разработанных мероприятий и заданий, которые предоставляют студентам возможность практиковать применение принципов критического мышления для ответа на вопросы и решения проблем, характерных для академических областей.

    Предыдущий пример, в котором профессор математики противопоставляет дедуктивное и индуктивное рассуждения и объясняет, что каждая форма рассуждения привносит в разные дисциплины, демонстрирует потенциал навыков критического мышления для передачи между академическими областями. Поскольку критическое мышление применимо повсеместно, преподаватели могут также использовать примеры и целенаправленные практические упражнения, чтобы показать студентам, как они могут применять методы критического мышления к вопросам вне класса, например, как систематически принимать решения относительно учебы или работы или как избежать манипуляций со стороны политики и рекламодатели.

    Один исследователь критического мышления предположил, что для того, чтобы стать квалифицированным критическим мыслителем, требуется такое же количество практики, которое требуется для того, чтобы стать высококвалифицированным спортсменом или музыкантом: примерно 10 000 часов. Если это предложение хотя бы частично верно, оно указывает на проблему, поскольку ни один класс или даже годы обучения не могут предоставить такое количество времени для практики.

    Вот почему профессора должны не только обучать студентов навыкам критического мышления и давать им возможность применять их, но они также должны вдохновлять их продолжать практиковать эти навыки самостоятельно по академическим предметам и во всех сферах жизни.Учитывая, что мышление — это то, чем мы занимаемся каждый час бодрствования и не требует тренировочных площадок, инструментов или специального оборудования, вдохновленные ученики могут применять навыки критического мышления, которым они овладевают в классе, чтобы улучшить свои оценки и принимать более правильные решения в жизни, укрепляя свою ценность и создание эффективного цикла непрерывного использования.

    Практики преподавания критического мышления с высоким уровнем использования

    Техники, которые я описал выше — подробные инструкции по принципам и методам критического мышления, возможности осознанной практики, которые заставят эти методы работать, поощрение перехода между областями и воодушевление студентов на самостоятельную практику критического мышления — все это представляет собой высокую оценку. — использовать практики критического мышления, применимые к любой области.Такие практики могут применяться к целевым областям содержания, подчеркивая тот факт, что включение практик критического мышления в учебную программу не должно вытеснять другие занятия, которые преподаватели колледжей использовали в течение многих лет.

    Конкретные методы улучшения способности студентов к критическому мышлению могут помочь колледжам и университетам, в том числе гуманитарным школам, борющимся в эпоху, когда упор делается на STEM и карьерно-ориентированные специальности, такие как бизнес, определить свою миссию как место, где явно используются наиболее важные навыки 21-го века. учили, практиковали и осваивали.Одним из основных направлений, в котором новый акцент на практическом развитии навыков критического мышления может иметь двойное влияние, является образование, где студенты, обучающиеся по программам подготовки учителей бакалавриата и магистратуры, могут обучаться с использованием эффективных практик критического мышления, которые они затем могут применять в классе. когда они поступают на работу в школы K-12.

    Изменение колледжей, чтобы они охватили оба метода и культуру критического мышления, не требует капитального ремонта образования, исключения курсов или даже просьбы профессоров пожертвовать подходами, которые они разработали и успешно использовали.Он просто включает в себя добавление новых инструментов в их арсенал, которые позволяют им выполнять то, что они уже всем сердцем поддерживают: помогать ученикам развивать навыки, необходимые для критического мышления о мире.

    Могу ли я научиться думать более рационально?

    Короткий ответ — да: вы можете научиться думать более рационально, но только о конкретных предметах . Улучшить рациональное мышление в целом намного сложнее.

    Прежде чем исследовать вопрос более глубоко, нам сначала нужно дать определение рациональному мышлению.Для этого обсуждения давайте придерживаться относительно простой интерпретации — рациональное мышление включает в себя нашу способность делать обоснованные выводы из данных, правил и логики.

    Исследования показывают, что обучение действительно может улучшить рациональное мышление. Недавний анализ многих исследований показал, что курсы в колледже способствуют развитию навыков критического мышления. Но десятилетия исследований также неизменно показывают, что учащиеся улучшают только те навыки мышления, которые подчеркиваются в курсе, а не при выполнении других задач.То есть, если учащиеся работают над логическими головоломками, они лучше разбираются в логических задачах, но не в других вещах, таких как формирование последовательных аргументов или выигрыш в дебатах.

    Этот шаблон имеет смысл. Рациональное мышление требует разных наборов навыков в разных ситуациях. Логика, которую мы используем при интерпретации научного эксперимента, — это не та логика, которая нужна нам при покупке автомобиля или следовании новому рецепту.

    В общем, наш мозг не развился, чтобы мыслить таким логическим образом, и некоторые типы рассуждений просто плохо подходят для того, что наш мозг может делать.Мы, например, довольно хорошо понимаем частоту событий (как часто терпят крушения коммерческие самолеты), но не очень хорошо подбираем вероятности (вероятность того, что наш самолет потерпит крушение).

    Рациональное мышление — это еще одна проблема, потому что мы инстинктивно питаем целый ряд иррациональных предубеждений. Мы склонны бояться потери больше, чем наслаждается эквивалентной или большей прибылью.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *