Интеллигентность человека: Человек должен быть интеллегентен. Д. С. Лихачёв :: Добрые советы учащимся :: Мы учимся :: Школа Сотворчества

Автор: | 28.07.1971

Содержание

Человек должен быть интеллегентен. Д. С. Лихачёв :: Добрые советы учащимся :: Мы учимся :: Школа Сотворчества

Человек должен быть интеллигентен! А если у него профессия не требует интеллигентности? А если он не смог получить образования: так сложились обстоятельства. А если окружающая среда не позволяет? А если интеллигентность сделает его «белой вороной» среди его сослуживцев, друзей, родных, будет просто мешать его сближению с другими людьми?

Нет, нет и нет! Интеллигентность нужна при всех обстоятельствах. Она нужна и для окружающих, и для самого человека.

Это очень, очень важно, и прежде всего для того, чтобы жить счастливо и долго — да, долго! Ибо интеллигентность равна нравственному здоровью, а здоровье нужно, чтобы жить долго — не только физически, но и умственно. В одной старой книге сказано: «Чти отца своего и матерь свою, и долголетен будешь на земле». Это относится и к целому народу, и к отдельному человеку. Это мудро.

Но прежде всего определим, что такое интеллигентность, а потом, почему она связана с заповедью долголетия.

Многие думают: интеллигентный человек — это тот, который много читал, получил хорошее образование (и даже по преимуществу гуманитарное), много путешествовал, знает несколько языков.

А между тем можно иметь все это и быть неинтеллигентным, и можно ничем этим не обладать в большой степени, а быть все-таки внутренне интеллигентным человеком.

Образованность нельзя смешивать с интеллигентностью. Образованность живет старым содержанием, интеллигентность — созданием нового и осознанием старого как нового.

Больше того… Лишите подлинно интеллигентного человека всех его знаний, образованности, лишите его самой памяти. Пусть он забыл все на свете, не будет знать классиков литературы, не будет помнить величайшие произведения искусства, забудет важнейшие исторические события, но если при всем этом он сохранит восприимчивость к интеллектуальным ценностям, любовь к приобретению знаний, интерес к истории, эстетическое чутье, сможет отличить настоящее произведение искусства от грубой «штуковины», сделанной, только чтобы удивить, если он сможет восхититься красотой природы, понять характер и индивидуальность другого человека, войти в его положение, а поняв другого человека, помочь ему, не проявит грубости, равнодушия, злорадства, зависти, а оценит другого по достоинству, если он проявит уважение к культуре прошлого, навыки воспитанного человека, ответственность в решении нравственных вопросов, богатство и точность своего языка — разговорного и письменного, — вот это и будет интеллигентный человек.

Интеллигентность не только в знаниях, а в способностях к пониманию другого. Она проявляется в тысяче и тысяче мелочей: в умении уважительно спорить, вести себя скромно за столом, в умении незаметно (именно незаметно) помочь другому, беречь природу, не мусорить вокруг себя — не мусорить окурками или руганью, дурными идеями (это тоже мусор, и еще какой!).

Я знал на русском Севере крестьян, которые были по-настоящему интеллигентны. Они соблюдали удивительную чистоту в своих домах, умели ценить хорошие песни, умели рассказывать «бывальщину» (то есть то, что произошло с ними или другими), жили упорядоченным бытом, были гостеприимны и приветливы, с пониманием относились и к чужому горю, и к чужой радости.

Интеллигентность — это способность к пониманию, к восприятию, это терпимое отношение к миру и к людям.

Интеллигентность надо в себе развивать, тренировать — тренировать душевные силы, как тренируют и физические. А. тренировка возможна и необходима в любых условиях.

Что тренировка физических сил способствует долголетию — это понятно. Гораздо меньше понимают, что для долголетия необходима и тренировка духовных и душевных сил.

Дело в том, что злобная и злая реакция на окружающее, грубость и непонимание других — это признак душевной и духовной слабости, человеческой неспособности жить… Толкается в переполненном автобусе — слабый и нервный человек, измотанный, неправильно на все реагирующий. Ссорится с соседями — тоже человек, не умеющий жить, глухой душевно. Эстетически невосприимчивый — тоже человек несчастный. Не умеющий понять другого человека, приписывающий ему только злые намерения, вечно обижающийся на других — это тоже человек, обедняющий свою жизнь и мешающий жить другим. Душевная слабость ведет к физической слабости. Я не врач, но я в этом убежден. Долголетний опыт меня в этом убедил.

Приветливость и доброта делают человека не только физически здоровым, но и красивым. Да, именно красивым.

Лицо человека, искажающееся злобой, становится безобразным, а движения злого человека лишены изящества — не нарочитого изящества, а природного, которое гораздо дороже.

Социальный долг человека — быть интеллигентным. Это долг и перед самим собой. Это залог его личного счастья и «ауры доброжелательности» вокруг него и к нему (то есть обращенной к нему).

Все, о чем я разговариваю с молодыми читателями в этой книге, — призыв к интеллигентности, к физическому и нравственному здоровью, к красоте здоровья. Будем долголетни, как люди и как народ! А почитание отца и матери следует понимать широко — как почитание всего нашего лучшего в прошлом, в прошлом, которое является отцом и матерью нашей современности, великой современности, принадлежать к которой — великое счастье.

Сочинение на тему «Интеллигентный человек» – Сдам на 5

В восемнадцатом веке писателем П. Бобрыкиным было введено в обиход слово «интеллигент». Корни самого слова происходят от латинского «интеллект», что значит ум. Тогда к интеллигенции причисляли людей, которые занимались умственным трудом: писатели, ученые, учителя, инженеры и художники. Если точнее, то это были все те, кто не работал на полях, в цехах и шахтах. Люди, занятые в умственном труде отличались образованностью, и считались «белой костью» в массе себе подобных. Уместно ли сегодня смешивать понятие «образованность» и «интеллигентность»? Означает ли, что каждая образованная личность обязательно интеллигентна, и наоборот?

Эссе, на тему «Интеллигентный человек — какой он?» (ЭССЕ!)

Прежде всего, нужно разобрать в том, что значить быть интеллигентным человеком. Я думаю, что интеллигентный человек — это тот, кто всегда соблюдает этикет и толерантность к тем, кто об этом не имеет ни малейшего понятия. Интеллигентный человек всегда вежлив даже с хамами и ведет себя культурно в любой ситуации. Интеллигентный человек, прежде всего, думает об окружающих, старается не мешать другим в той или иной ситуации. Он, конечно же, воспитанный, образованный, с высокими моральными ценностями. Быть интеллигентным человеком не сложно, главное определить стальные рамки и не выходить из них. Интеллигентности научиться нельзя, так как интеллигентность основывается на самовоспитании и мировоззрении. Чтобы быть интеллигентным не обязательно перечитывать бесконечное количество книг, не обязательно ходить в театр, заниматься искусством. Ты просто уважай себя, уважай окружающих, будь снисходительна к природе, не проявляй грубость и равнодушие, а помогай людям и всему тому, что необходимо обществу. Интеллигентный человек никогда не скажет про себя, что он интеллигент, но это скажут другие, кто наблюдает за его поступками. Интеллигент – этот тот, которого «мало», но все же приятно осознать, что такие люди присутствуют в нашем обществе. Эти люди всегда способны проявлять уважение ко всему, какими бы чудными их не считаем. Интеллигентом быть – это просто обязанность каждого из нас, обязанность каждого гуманного человека. Интеллигентность всегда ценилась и ценится по сей день. Надеюсь, в будущем она также будет играть немаловажную роль.

Кто это — интеллигент?

Если спрашивать людей о том, кто такой интеллигентный человек, четко сформулированного ответа вы не получите. Одни утверждают, что для этого человека важнее уровень образованности, знания и наличие «корочки» о полученном образовании, другие говорят, что это хорошее воспитание и манеры.

Любопытно, что и те и другие окажутся как правы, так и не правы. Д. Лихачев в своем труде «Человек должен быть интеллигентен», по мнению большинства, дал достоверную характеристику интеллигентного человека. Он утверждал, что это качество, данное от природы, которое образование и воспитание только оттачивают.

Человек, родившийся и выросший в семье шахтеров, может быть интеллигентнее, чем тот, кто появился на свет в профессорской семье. Интеллигентность подразумевает не факт знания наук и человеческих ценностей, а желание человека познавать их. Сведя воедино все высказывания автора статьи, можно сделать вывод, что терпимость в отношении к миру и лежит в основе интеллигентности. Фанатик по своей природе не интеллигентный человек. Это кардинально противоположные личности.

Интеллигенция – это определенный слой населения, занимающийся трудом, связанным с умственной деятельностью, творческой, группа людей, развивающая и распространяющая культуру. Раньше к этой группе людей относили учителей, врачей, художников, поэтов. Мое понимание интеллигентности заключается в следующем. По моему мнению, интеллигентным человеком является образованный человек, который способен умело пользоваться своими знаниями. Человек, который готов во всем помогать тем людям, которые находятся вокруг него. Этот человек делает все, чтобы окружающим его людям с ним было комфортно. Интеллигентный человек обладает такими качествами, как добросовестность, сострадание, галантность, обходительность, отзывчивость, гуманность, а также другие качества. Интеллигентом является культурный человек, посещающий театры и музеи, любящий родину. Человек, умеющий ладить с обществом, человек, который правильно воспитан, который уважителен к старшим. Тот человек, который может конфликтную ситуацию уладить без скандала, такой человек сохраняет традиции. У интеллигентного человека есть внутренний стержень, он не боится показаться слабым, помогая другим, таким человеком нельзя претвориться, это своеобразный образ жизни. Таких людей на сегодняшний день мало. Интеллигентный человек всегда выглядит собранным, опрятным, у него прибранная одежда. Он не позволит себе оскорбить женщину, в общественном транспорте он всегда уступит место дамам и старикам. Я полностью согласна с мнением Лихачева, я также считаю, что интеллигентность бессознательна, нельзя поступить интеллигентно, предварительно обдумав свои действия, это состояние души, поступки совершаются естественно, без предлога. Также я думаю, что в себе это качество можно развивать. Для того чтобы стать интеллигентом, сначала нужно перестать употреблять грубые слова, сделать свою речь культурной и вежливой, во время беседы нужно стараться выслушивать собеседника и не перебивать его. Читать больше книг, благодаря этому вы станете грамотнее, образованнее, у вас появится новая тема для разговоров, книги помогут учиться на чужих ошибках. Ведите себя лучше на улице, выслушивайте советы, давайте их другим. Станьте лояльнее и терпеливее к окружающим.
более месяца назад

Сочинение на тему «Что значит быть интеллигентным?»

В последнее время, очень стремительно меняется мир и ценности, которые передавались из поколения в поколение. Я считаю, что синонимом слова «интеллигентный» можно назвать «образованный». Причем, это достаточно широкое понятие. Оно не ограничивается лишь знаниями в той или иной области. Сюда относится и этикет, манера поведения, и тактичность, и деликатность, и вежливость, и воспитанность… В общем все, что мы называем «приличным».

Особо хочу отметить, что это понятие шире «образованности», потому что далеко не каждого образованного человека можно считать интеллигентным. Еще А.П.Чехов писал, что в человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Пожалуй, это изречение как нельзя лучше подходит для нашего определения. Более того, это понятие гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Дело в том, что человек может не иметь высшего образования или, тем более, ученой степени, но быть чрезвычайно приятным в общении и располагать к себе. А есть случаи, показывающие противоположное.

Интеллигентности невозможно научиться только лишь слушая лекции, посещая курсы. Это сложная работа, требующая длительного и кропотливого труда в вопросе саморазвития. Потребуется большая внутренняя работа. Нужно быть требовательным к себе, если мы хотим достичь хороших результатов в этом вопросе.

Интеллигентность сочетает в себе максимум положительных моральных качеств человека. Такой человек не позволит себе лгать, причинять вред другому. Он уважает не только себя, но, в первую очередь, окружающих. И это уважение проявляется во всем: и в поступках, делах, и в словах. Получается, что это очень разноплановое понятие. Пожалуй, достаточно сложно встретить человека, который соответствовал бы этим требованиям, но нам нужно к этому стремиться, чтобы сделать мир лучше и интереснее.

Понравилось сочинение? По

«Человек должен быть интеллигентным»

Человек должен быть интеллигентным! А если его профессия не нуждается в интеллигентности? А если он не смог получить образование: так сложились обстоятельства? А если эта интеллигентность сделала его «белой вороной» среди сотрудников, друзей, родных, становится помехой сближения с другими людьми? Нет, нет и еще раз нет! Интеллигентность нужна при любых обстоятельствах. Она нужна вам и тем, кто вас окружает. Это очень и очень важно, прежде всего, для того, чтобы жить счастливо и долго: именно так, долго! Ведь интеллигентность тождественна моральному здоровью, а здоровье необходимо для того, чтобы жить долго – не только физически, а и умственно. В одной древней книге сказано: «Уважай отца своего и мать свою, и долгожителем будешь на земле». Это касается и всего народа, и каждого отдельно человека. Это мудро. Но вначале определим, что такое интеллигентность, а уже потом – почему она связана с заповедью долголетия. Многие считают, что интеллигентный человек – это человек начитанный, высокообразованный (и образование его преимущественно гуманитарное), много путешествует, знает несколько языков. Тем не менее, можно обладать этими качествами и не быть интеллигентом, а можно ничего этого не иметь и быть все-таки внутренне интеллигентным человеком. В самом деле, лишите интеллигентного человека памяти. Пусть он забудет все на свете, не будет знать классиков литературы, не будет помнить наилучших произведений искусства, если он сможет проняться красотой природы, понять характер и индивидуальность другого человека, а, поняв, поможет ему не проявить грубости, равнодушия, злорадства, зависти и достойно оценит его – вот это и будет истинный интеллигент.

Интеллигентность не только в знаниях, а и в способности понять ближнего. Она оказывается в тысяче мелочей: в умении вежливо спорить, скромно вести себя за столом, в умении незаметно (именно незаметно) помочь другому, беречь природу, не сорить вокруг себя – не сорить окурками или бранным словом, плохими идеями (это тоже мусор, да еще и какой!). Интеллигентность – это способность к пониманию, к восприятию, это терпимое отношение к миру и к людям. Интеллигентность нужно в себе развивать, тренировать, тренировать душевные силы, как тренируют физические. А тренировка возможна и необходима при любых условиях. То, что тренировка физических сил оказывает помощь в долголетии – это понятно. Значительно меньше понимают, что для долголетия необходимо тренировать духовные и душевные силы.

Дело в том, что недоброжелательная и злая реакция на окружающих, грубость и непонимание тех, кто нас окружает, – это признак душевной и духовной слабости, человеческой неспособности жить… Эстетично невосприимчивый человек – несчастный человек. Человек, который не умеет понять другого человека, который приписывает ему только дурные намерения, который всегда обижается на других, – такой человек омрачает свою жизнь и мешает жить другим. Душевная слабость ведет к физической слабости. Я не врач, но я в этом убежден. Многолетний опыт меня в этом убедил. Приветливость и доброта делают человека не только физически здоровым, но и внешне красивым. Да, именно красивым…

Что значит быть интеллигентным человеком? сочинение-рассуждение

У многих людей сложилось мнение, что интеллигент – это непременно образованный человек умственного труда, причем преимущественно гуманитарного направления. Но я не согласна с этим мнением. Интеллигентность – это состояние души, которое лишь подпитывается образованием. В современном прагматичном мире образованных людей достаточно много, а вот действительно интеллигенты встречаются довольно редко. Быть интеллигентным – значит быть отзывчивым, доброжелательным, относиться к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе, уважать мнение других, сопереживать чужой боли, а в случае надобности помочь незнакомому человеку на улице. Интеллигентный человек не может пройти мимо несчастья другого, хотя равнодушия в сегодняшнем обществе предостаточно. Такие люди больше думают о других, чем о себе. Интеллигентность также проявляется в умении вести себя в обществе, умении слушать и уважительно отстаивать свою точку зрения, умении признать свою вину и правоту оппонента. Приветливость и дружелюбие делают человека внутренне красивым, а открытость и улыбка доставляют радость окружающим. Интеллигентность нужна и окружающим, и самому человеку. Интеллигент – воспитанный, тактичный, скромный и спокойный, «это тот, которого мало». Сам о себе он никогда не скажет, что он – интеллигент, но это скажут другие. Он не позволит себе относиться к людям с пренебрежением и демонстрировать свое превосходство. Интеллигентный человек, как правило, не эгоист. Интеллигентность – это то, к чему должен стремиться каждый, но считаться таким может только искренний, духовно богатый, порядочный человек. Но пока, к сожалению, интеллигентные люди чаще воспринимаются как чудаки.

Сочинение на 5

Фраза Антона Павловича Чехова «Для интеллигентного человека дурно говорить должно бы считаться таким же неприличным, как не уметь читать или писать» пережила своего автора и остаётся актуальной по сей день. Особенно в наше время, время глобализации и информационных технологий, люди стали всё меньше внимания уделять чистоте своей речи.

И ведь действительно, для высокообразованного и интеллигентного человека с богатыми знаниями и высоким нравственным развитием неумение грамотно и лаконично выразить свои мысли равнозначно незнанию своего родного языка. Практически ежедневно нам приходится встречать людей, которые, то ли нарочно, то ли из-за необразованности коверкают слова, активно в своей речи используют жаргонизмы, вставляют везде, где только можно и нельзя слова-паразиты, и просто нарушают правила русского языка. Обычно такие люди отталкивают от себя образованных и развитых духовно людей, вызывая к себе лишь негативное отношение. А вот те, кто старается говорить красиво и правильно, наоборот вызывают большой интерес у окружающих, с ними хочется общаться, они располагают к себе и достигают в жизни очень многого.

В русском языке, ровно как и в любом другом языке мира, есть две формы: устная и письменная, в связи с чем правильное произношение и использование слов должно быть равнозначно грамотному и красивому письму. Абсолютно любой высокоинтеллектуальный, организованный разум предполагает использование в своей речи или письме глубоких и сложных мыслей. Если человек не умеет грамотно высказывать свои мысли и не стремится научиться этому, то он будет понемногу деградировать и путь к самореализации для него закроется.

Умение говорить отличает нас от других живых существ. Так зачем же использовать такой ценный дар, данный самой природой, в весьма бестолковых целях?

Вместе со статьёй «Сочинение-рассуждение «Для интеллигентного человека дурно говорить должно бы считаться таким же неприличным, как не уметь читать и писать» читают:

Сочинение на тему «Книги, как люди, имеют свою судьбу, свой характер»

Сочинение на тему «Образование в жизни человека»

6 способов стать интеллигентнее — Лайфхакер

Кто такой интеллигент

Интеллигентность — это не только высокий интеллект и блестящее образование, это ещё и воспитанность, умение жить в гармонии с собой и окружающими, в согласии со своей совестью, это активная гражданская позиция, понятие о чести и достоинстве, стремление к правде.

Чтобы воспитаться и не стоять ниже уровня среды, в которую попал, недостаточно прочесть только Пиквика и вызубрить монолог из Фауста. <…> Тут нужны беспрерывный дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля… Тут дорог каждый час…

А. П. Чехов

письмо брату Николаю, 1886 год

И пока кто-то втихую посмеивается над интеллигентами из-за их подчёркнутой корректности и интеллектуальности, во всём мире говорят о русской интеллигенции как о культурном феномене, явлении, которое зародилось в Российской империи и положило начало выделению особенной, пусть и весьма немногочисленной, прослойки общества во всём остальном мире.

Нация, которая не ценит интеллигентности, обречена на гибель. История русской интеллигенции есть история русской мысли.

Д. С. Лихачёв

«Книга беспокойств»

Истинными русскими интеллигентами принято считать А. П. Чехова и Д. С. Лихачёва. В письме брату Николаю молодой Чехов привёл своего рода кодекс интеллигентного человека, на котором во многом и основываются следующие советы.

Как стать интеллигентнее

1. Уважайте других

Причём уважение это должно выходить за рамки соблюдения субординации и элементарных правил поведения. Это ещё и уважение к чувствам и желаниям окружающих, эмпатия, в какой-то степени даже сочувствие. Да, нелегко заставить себя сочувствовать окружающим, если вы не привыкли этого делать. Но именно работа над собой отличает интеллигентных людей.

Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы…

А. П. Чехов

письмо брату Николаю, 1886 год

2. Не лгите

Помните, что в первую очередь вы лжёте сами себе. Ко лжи интеллигентные люди причисляют и бессмысленную рисовку, лесть, пускание пыли в глаза. Любой обман для них недопустим.

Они чистосердечны и боятся лжи как огня. Не лгут они даже в пустяках. Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет в его глазах говорящего. Они не рисуются, держат себя на улице так же, как дома, не пускают пыли в глаза меньшей братии…

А. П. Чехов

письмо брату Николаю, 1886 год

3. Будьте скромны

У интеллигентных людей несколько другое восприятие ценностей. Они не суетны.

Их не занимают такие фальшивые бриллианты, как знакомства со знаменитостями, рукопожатие пьяного Плевако, восторг встречного в Salon’e, известность по портерным…

А. П. Чехов

письмо брату Николаю, 1886 год

Чаще они молчат, предпочитают не навязывать своё мнение окружающим, тем более когда их не спрашивают. Не откровенничают зря и не добиваются внимания окружающих уничижением себя.

В этом с интеллигентов определённо стоит брать пример. Скромность и умеренность помогут вам во многих сферах жизни, стоит только примерить на себя и принять эту философию.

4. Стремитесь к эстетике

Интеллигент — эстет. Его восхищает стройность мысли, талант, утончённость образов, изящество и человечность. Именно интеллигенты — главные блюстители того, что мы привыкли называть «вечными ценностями». Старайтесь быть похожими на них. Вовсе не обязательно иметь учёную степень, чтобы разбираться в литературе и восхищаться ей. Не нужно самому писать картины, чтобы получать эстетическое наслаждение от работ художников.

Они воспитывают в себе эстетику. Они не могут уснуть в одежде, видеть на стене щели с клопами, дышать дрянным воздухом, шагать по оплёванному полу, питаться из керосинки. Они стараются возможно укротить и облагородить половой инстинкт.

А. П. Чехов

письмо брату Николаю, 1886 год

5. Берегите свой талант

Поверьте, что вы талантливы. И берегите свой дар. Интеллигентные люди ставят талант выше всего остального, и именно это позволяет им оставаться представителями «интеллектуальной элиты», творить и созидать.

Если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой… Они горды своим талантом.

А. П. Чехов

письмо брату Николаю, 1886 год

6. Стремитесь ко внутренней свободе

Кто-то вообще ставит ощущение свободы во главу угла в вопросе интеллигентов и интеллигентности. И действительно, интеллигентный человек свободен от массы вещей, зависимость от которых испытывают остальные.

Основной принцип интеллигентности — интеллектуальная свобода, свобода как нравственная категория. Не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли.

Д. С. Лихачёв

«О русской интеллигенции. Письмо в редакцию», 1993 год

Как раз свобода от чужих мнений, авторитетов, кумиров и стандартов способна на шаг приблизить вас к настоящей интеллигентности.

Интеллигентность — трудный путь, который подходит не всем. Далеко не каждый готов ежедневно «по капле выдавливать из себя раба». Но несомненно то, что ставшие на этот путь получают нечто неизмеримо большее, чем просто набор положительных качеств.

Интеллигентность как образ жизни. К 100-летию Дмитрия Лихачева

«Интеллигентный человек обязан вести дневник. Разговаривать по телефону можно только по делу и не дольше двух минут. Автоответчик — абсолютно неприличное изобретение. Дети за столом должны молчать, только если к тебе обращаются, нужно ответить. Спорт и танцы — бессмысленная трата времени. Главное — самообразование, нужно много читать. Интеллигентный человек должен в течение жизни собрать хорошую библиотеку по специальности. Молись на ночь и крести подушку, читай «Отче наш».

«Человек не только нравственно отвечает за всех живых и за все мертвое, лишенное осмысленной, «умной» речи, но и морально обязан за них говорить, защищать их права, их интересы. Человек — носитель самосознания вселенной», — писал ученый в одной из своих работ.
 Сам Дмитрий Сергеевич всегда ставил общественные интересы выше личных и семейных.

Несмотря на свои заслуги, Лихачев категорически отрицал любые привилегии, которые могли бы полагаться ему и его семье по статусу. Как рассказывала в интервью его внучка, он считал, «то, что позволительно другим, — тебе делать нельзя. К тебе особое, пристальное внимание, и мелочи становятся в глазах людей непростительными, чудовищными ошибками».

Однажды, «когда ему уже было лет восемьдесят — пошел в поликлинику, и его узнали и провели в кабинет врача без очереди. Дед вернулся расстроенным. Говорит: «Какой стыд! Выхожу из кабинета, а в общей очереди сидит академик Борис Петрович Никольский. Тоже ведь мог по знакомству пройти просто так, а не стал. Какой человек!» У него долго было плохое настроение.»

В Санкт-Петербурге в его честь должна была быть названа улица — нынешняя набережная Европы. Но затем выбор был сделан выбор в пользу одной из безымянных аллей Выборгского района. Больше всего родственников ученого возмутил тот факт, что на этой улице нет ни одного дома, это охранная зона, где жители окрестностей выгуливают собак.

В результате, кроме аллеи, в Санкт-Петербурге именем Лихачева названа площадь на съезде с Биржевого моста к Мытненской набережной в Петроградском районе.

Ученый является первым почетным  гражданином Санкт-Петербурга и итальянских городов Милан и Ареццо, а на небе есть звезда — малая планета № 2877 — по имени Дмитрий Сергеевич Лихачев. 
 
2006 год в России объявлен «Годом культуры, образования, гуманитарной науки», годом академика Дмитрия Сергеевича Лихачева.
На протяжении 2006 года в родном городе ученого Санкт-Петербурге проводились мероприятия, посвященные его юбилею: весной прошли VI Международные Лихачевские научные чтения, а в его день рождения Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов открыл памятник — бронзовый бюст работы Григория Ястребенецкого. 29 ноября планируется презентовать трехтомник избранных трудов Д. С. Лихачева. 

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников

ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ КАК НРАВСТВЕННАЯ ПРЕДПОСЫЛКА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА (ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) | Франц

1. Анненков П. В. Замечательное десятилетие 1838–1848 // Литературные воспоминания. М.: Правда, 1989.

2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. СПб.: ТОО «Диамант», 1996.

3. Георгиевский А. И. Из «Воспоминаний» // Тютчев Ф. И. Стихи. Письма. Воспоминания современников. М.: Правда, 1988.

4. Гончарова Т. В. Эпикур. М.: Мол. гвардия, 1988.

5. Гусейнов А. А., Иррлитц Г. Краткая история этики. М.: Мысль, 1987.

6. Кавелин К. Д. Авдотья Петровна Елагина // Наш умственный строй. М.: Правда, 1989.

7. Материалисты Древней Греции. М.: Политиздат, 1955.

8. Ожегов С. И.,.Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М.: ООО «ИТИ ТЕХНОЛОГИИ», 2003.

9. Розанов В. В. Религия и культура // Соч.: в 2 т. Т. 1. М.: Правда, 1990. 10. Толстой И. Л. Мои воспоминания. М.: Правда, 1987.

10. Франц А. Б. О русской модели блага и его будущем // Этика успеха. 1994. No 3.

11. Франц А. С. Российские нравы: истоки и реальность (азбука этического плюрализма). Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999.


Интеллигентность -основа становления будущего педагога Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

г

V

МИР И МЫ

)

Е. ГАЛИЦКИХ, кандидат педагогических наук Вятский государственный педагогический университет

Дискуссия о статусе и миссии интеллигенции в современных условиях чрезвычайно актуальна в решении проблем высшего образования. Именно в России в 1866 году писателем П.Д. Боборыкиным был «рожден» термин «интеллигенция», а «высшее образование» имело прямое отношение к укоренению этого слова в российском культурном обиходе. Публикация в нашем журнале философских рассуждений Г. Кириленко об интеллигенции как «говорящем» сословии»[1] и сферах его бытия заставляет размышлять о «реальности возможного» понимания проблемы воспитания интеллигентности в современной высшей школе.

Интеллигентность и интеллигенция всегда создавали вокруг себя широкое проблемное поле вопросов: рефлексия по поводу творческих возможностей интеллигенции в России и ее исторической роли в революции («Вехи», Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк), понимание «интеллигентности как жизни и функции личности», ее заинтересованности в «общечеловеческом благоденствии» (А.Ф. Лосев), происхождение термина и его эволюция в культуре и сознании народа (К.Г. Кол-таков, А.А. Корольков), соотношение интеллигентности и образованности

Интеллигентность -основа становления будущего педагога

„.Поиск истины для Исследователя, провозглашение правды для Пророка, настоятельность понимания Другого для Интеллигента (intellegens означает «понимающий»).

В.Н. Сагатовский

(Д.С. Лихачев), культурно-историческая роль интеллигенции (М. Мамар-дашвили), взаимоотношения интеллигенции и власти (В.С. Степин), варианты определения интеллигенции (Н.С. Пряжников), возможности интеллигенции (Э. Морен), планетарный характер интеллигенции и статус интеллигентов как «властителей дум» (С. Вели-ковский), связь интеллигенции и патриотизма (В. Распутин), «ответственное» употребление слова «интеллигентный человек» (В. Шукшин), характеристика университета как среды формирования современного интеллигента ( Л.А. Вербицкая, В.Т. Лисовский, В.А. Садовничий).

Воспитание будущего педагога-про-фессионала предполагает содействие самостоятельному развитию личности, ее готовности к самореализации в профессии. Именно через наполнение образовательного процесса личностным содержанием развивается способность студента к самоорганизации, самообразованию, самовоспитанию. Повышение личной ответственности молодого человека за социальную реализацию своего призвания — ключ к его духовному самосовершенствованию, к воспитанию интеллигентности. Можно предположить, что именно это понятие

— «интеллигентный человек» — обозначит то качественное развитие студента, которое произойдет в результате его профессионально-личностного становления в университете.

Психология в новом столетии, с точки зрения И.С. Якиманской, как раз и будет посвящена изучению и формированию в человеке интеллигентности как особого отношения к миру людей и вещей, как воплощения духа, душевных качеств [2, с.24]. А педагогические исследования последнего десятилетия дают возможность заключить, что проблема воспитания человека интеллигентного в условиях гуманитарной среды высшего педагогического образования приобрела особую актуальность. Именно гуманитарный смысл образования позволяет Л.К. Гребенкиной охарактеризовать современного учителя как «педагога-профессионала, широко образованного и культурного человека, гуманиста и интеллигента, реализующего инновационные подходы к обучению, воспитанию и развитию подрастающего поколения»[3].

Возникает вопрос: может ли общество предъявлять такое требование к учителю в «эпоху перемен», в условиях рыночной экономики? Является ли интеллигентность интегральным критерием педагога, дающим ему право учить и воспитывать других, передавать духовный опыт «от сердца к сердцу» (Гёте), определять смысл «образования как встречу поколений» (В.И. Слобод-чиков)? Своевременно ли рассматривать интеллигентность как этический идеал молодого человека, значимый для него?

Поиск ответов на эти вопросы приводит к выводу, что понятие «интеллигентность» переживает сегодня период интерпретаций, высвечивания новых смыслов, освобождения от «старомодности» и негативного к нему отношения.

Вряд ли какой-то из подходов к по-

ниманию (определению) интеллигенции, выделенных Н.С. Пряжниковым, может удовлетворить современный запрос. Автор называет пять таких определений: 1. Интеллигент — это благородный человек, представитель «высшего света», желательно дворянин. 2. Интеллигент — это работник умственного труда. 3. Интеллигент — это воспитанный, обаятельный человек, знающий, как вести себя в приличном обществе. 4. Интеллигентность — это определенная нравственная позиция, это оппозиционность всему антигуманному, это неравнодушие ко всему, что происходит в обществе.5. Интеллигент сочетает в себе прекрасное образование и воспитание с активной нравственной позицией, то есть он не равнодушен ко всему, что происходит в обществе и во всем мире. Н.С. Пряжников рассматривает «интеллигентность как развитое чувство долга перед своим народом, перед обществом» [ 4, с.318].

Думается, все эти критерии явно недостаточны для осмысления процесса профессионально-личностного становления будущего педагога.

Мераб Мамардашвили полагал, что интеллигентность заключает в себе умение смотреть на мир философски, разгадывать «неразборчивые письмена нашей души». Призвание философ характеризует как волю и верность судьбе, своей «планиде», ответственность перед собой и людьми. Интеллигент, считал он, остро ощущает ритмы времени в контексте повседневности, процесс отчуждения, «разрыва между высшими духовными потенциями общества и индивидуальным человеком проходит и по живому телу интеллигенции» [5, с.3]. Сама судьба философа тому подтверждение. По мнению Г. Кириленко, «в последнее время все труднее найти человека, который всей своей жизнью подтверждает свое право называться интеллигентом» [1, с. 74]. Но «подвиж-

ники нужны, как солнце», «они возбуждают, утешают и облагораживают» (А.П. Чехов), и их служение своему призванию помогает современникам увидеть, как интересна и плодотворна жизнь человека, воспитавшего в себе интеллигентность. Наши соотечественники, люди разных профессий: врач А.П. Зильбер, педагог И.Ф. Гончаров, психолог В.И. Слободчиков и многие другие — всей своей жизнью доказали, что профессор, ученый может «быть интеллигентом и внешне, и внутренне, воспитанным человеком в добром понимании этого слова, а значит, всесторонне образованным, знать и философию, и психологию, и музыку, и поэзию. Многое здесь зависит от самовоспитания, самообразования» [6,с.5].

Интеллигентность, таким образом, свойственна человеку, осознающему свое призвание, ищущему в нем смысл своей жизни, способному к философской и профессиональной рефлексии. «Волна Сознания должна уметь обнаруживать другого человека, находить в нем свою границу, а затем, обогащенная опытом собеседования, сопереживания, сострадания, образами, знаниями, культурными артефактами, возвращаться к своему владельцу как ресурс для его становления как Челове-ка»[7, с.43]. Мы забыли о том, что интеллигентный человек в первую очередь человек «понимающий» и что общество ощущает потребность в интеллигентных людях, необходимость их присутствия в жизни «повседневной». Ю.М. Лотман советовал определять культуру человека по одному признаку: на что ему не наплевать, а что его не трогает. Скорее всего нам нужна «реабилитация совести как основного принципа жизни» (Ю.М. Лотман).

Формирование потребности быть толерантным, понимающим другого, сопереживающим, имеющим «интуицию совести» (А.А. Ухтомский) требу-

ет уважения к человеку и доверия к нему, искреннего желания работать на «доминанту души», бескорыстия и духовной свободы.

Мысль о «понимающей миссии» интеллигентного человека аргументирует Д.С. Лихачев: «Лишите человека памяти, избавьте его от всех знаний, которыми он обладает, оторвите его от письменного стола и заставьте заниматься любой тяжелой работой, но если он сохранит умение понимать других людей, понимать людей иных культур, понимать широкий и разнообразный круг чужих идей, произведений искусства, уклада быта, если он сохранит навыки умственной социальности, сохранит свою восприимчивость к интеллектуальной жизни, — это и будет интеллигентность» [8 ,с.48].

Нельзя согласиться с тезисом Г. Кириленко о том, что «интеллигенция -лишь вестник, но не творец жизни по культурным образцам» [1, с. 70]. Педагог, принимая на себя миссию воспитателя другого человека, присутствует в повсед-невной жизни ребенка, и его задача — прояснить « ее социальную ценность как сферы рождения личностных смыслов» [1, с. 70]. Для педагогов важна аргумен-тация В.С. Степина, который доказывает, что интеллигент «…порождает новые идеи, идеалы, образцы и ценности. он порождает в своем творчестве возможные будущие программы человеческой деятельности, общения и поведения людей» [9, с.145]. «Образованность живет старым содержанием, интеллигентность — созданием нового и осознанием старого как нового» [8, с. 480].

Не может педагог позволить унижать себя, терять чувство собственного достоинства, опускаться до обывательского поведения, облика, состояния духа. Иначе он не способен будет исполнять педагогическую миссию, продуцировать добрые чувства и спра-

ведливые поступки. Демократия не должна допускать «юродивости» [1, с. 75] интеллигентного человека, невостре-бованности его жизнью, иначе утратим «самостоянье», озвереем (вспомните «Юшку» А. Платонова), разучимся иронизировать над своими недостатками, станем «дубинноголовыми старушками», которые «образовательные услуги» еще не продавали, но научатся и этим торговать.

Если философ, педагог, писатель, социолог, психолог, политик будут стремиться слышать и понимать друг друга, то сохранят статус интеллигента как знающего, уважаемого и порядочного человека. А в высшей школе интеллигентные профессора будут воспитывать интеллигентных молодых людей, уверенно смотрящих в будущее, потому что у них не случится «горя от ума», а ум останется в ладу с сердцем и совестью и им не придется «искать по свету уголок» для достойного приложения своих сил и знаний.

Д.С. Лихачев подчеркивал важность умения быть терпимым в интеллектуальной сфере общения, указывал на необходимость постоянной внутренней работы над собой по сохранению духовных сил, «доброго и прекрасного»: «Многие думают, что раз приобретенная интеллигентность затем остается на всю жизнь. Заблуждение! Огонек интеллигентности надо поддерживать. Читать, и читать с выбором: чтение -главный, хотя и не единственный, воспитатель интеллигентности и главное ее «топливо» [8, с.482].

Перед преподавателем вуза встает задача — направлять чтение студентов к жизнетворчеству, чтобы книга не подменяла жизнь, а помогала «влюбляться в мир ( М. Осоргин), решать учителю задачи педагогической практики.

В России понятие «интеллигентность» имеет в виду тесную связь с судьбой отечества. Как опустела наша

провинция, когда вслед за закрытием сельских школ, клубов, больниц из сел уехала и сельская интеллигенция, создававшая особый уклад единения физического и интеллектуального труда! Интеллигентность предполагает гармоничное единство индивидуальной свободы саморазвития личности и общественно необходимого ее проявления, ответственности за будущее своей страны.

Следует учесть народное понимание интеллигентности. Еще Владимир Даль в 1881 году записал, что «интеллигенция — разумная, образованная, умственно развитая часть жителей». В.М. Шукшин дает народную характеристику интеллигентного человека: «Хороший человек. Умный человек. Уважительный. Не мот, не пропойца. Чистоплотный. Не трепач. Не охальник. Работник. Мастер» [10, с.373]. В мастерстве соединяется процесс познания с творчеством, проявляется уважительное отношение к тому, что делается качественно, с умом, со знанием дела. С точки зрения В.М. Шукшина, в интеллигентном человеке не только «неспокойная совесть, ум, горький разлад с самим собой из-за проклятого вопроса «что есть правда?», гордость, но главное -«сострадание судьбе народа. Неизбежное, мучительное» [10, с.378].

Много ли может сделать интеллигентный человек для своей страны, для

того, чтобы жизнь стала «хорошим, добрым, осмысленным делом»?

Всегда с уважением привожу студентам итог одной жизни интеллигентного человека, внесшего достойный вклад в культуру своего народа: «Когда Чехов умер, после него осталось не только 20 томов всемирно прославленной прозы, но и четыре деревенские школы, да шоссейная дорога на Лопас-ню, да библиотека для целого города, да памятник Петру, да посеянный на пустом месте лес, да два замечательных

сада, около 7 тысяч писем к нему, а скольких людей он вылечил как врач» (К. Чуковский). Поэтому интеллигентность фокусируется в поступке, в «постоянном усилии быть человеком» (М. Мамардашвили) и «измеряется» сделанным, пережитым, продуманным, написанным. Интеллигент — не просто человек культуры, носитель и хранитель духовных ценностей, влюбленный в мир и его отражение в искусстве, но и творец культуры, он к самой жизни, ее процессу относится творчески.

Интеллигентность — интегральная характеристика человека, она определяет целостную оценку человека с позиции другого, поэтому так важен педагогический смысл вывода Г. Кириленко: «Интеллигентность — это наличие некоей дополнительной мотивации, заявляющей о себе в любой деятельности; это сомнения святого и муки совести политика; это вечная критика односторонности, ограниченности, фанатизма.» [1, с. 75].

Нельзя надеяться, что всем молодым людям свойственна такая «мотивация». Стремление к интеллигентности нужно воспитывать «всем миром», потому что, с позиции А.Ф. Лосева, «интеллигентности нельзя научиться, но она требует длительного воспитания и самовоспитания. Она не есть философский трактат об интеллигентности; но она есть та культурная атмосфера, которою дышат люди; и она есть простота, которая где-то и когда-то и часто неизвестно почему сама собой возникает в человеке и делает его интеллигентным» [11, с.321]. Может ли высшая школа создать такой уклад, в котором будет «престижно» быть интеллигентным, испытывать уважение к отечественной науке и культуре, читать А.П. Чехова и верить в то, что «чем ближе человек стоит к истине, тем он проще и понятнее»?

Трудности формирования потреб-

ности быть интеллигентным человеком имеют свои причины — экономическую и социальную незащищенность, отчужденность интеллигенции от проблематики реальной жизни, уход в познание, в книги, в свой язык «просвещенных». Я запомнила учительницу, которая открыто возмущалась, прочитав в газете слова «адепт и апологет», воспринимая их как личное оскорбление своего читательского достоинства. Поэтому так важно будущему педагогу сохранять язык, на котором удобно мыслить и говорить с детьми. Интеллигентный человек интересен окружающим, это «умный человек с добрым сердцем» (Н. Бердяев), он открыт диалогу. Отсюда «интеллигентное владение языком, в котором доминируют здоровое консервативное начало» [12, с.24], стремление к точности, ясности, афористичности, образности, самобытности речи, отторгающей «модусы, страты.».

Интеллигентному человеку сейчас нужен не просто ум, а мудрость, соответствующая сложности современной эпохи, как «синтез исходной правды мировоззрения и философской рефлексии» [13]. Это поможет будущему учителю не уходить от вопросов «быта и бытия»,находить «золотое сечение» между духовным и материальным, брать на себя ответственность за свои идеи, «быть деятельным участником своих истин» (А.А. Ухтомский).

В педагогических университетах нужно и можно формировать у студентов интеллигентность. Она дает возможность будущему педагогу соединять теорию и практику воспитания и самовоспитания, учиться у жизни, своих учеников, осмысливать свой профессиональный опыт, его уроки и ошибки. К.Г. Юнг в статье «О становлении личности» пишет: «В отношении молодых людей, которые избрали педагогику своим жизненным призванием, предполагается, что сами они воспитаны», яв-

ляются «личностью», то есть «определенной, способной к сопротивлению и наделенной силой душевной целостностью» [ 14, с. 208]. В этом сопротивлении и кроется отторжение зависти, корысти, мелочности, лени, тщеславия, презрения к родному.

Анкетирование 42 аспирантов Вятского государственного педагогического университета показало, что их серьезно волнуют проблемы воспитания и духовного развития студентов в вузе и что курс «Педагогика высшей школы» должен с современных позиций раскрывать пути решения этих проблем. 94% опрошенных студентов факультета русского языка и литературы ответили, что они хотели бы ощущать себя интеллигентными людьми. А 6 % сту-дентов-филологов в 2000 году считали, что интеллигентность — старомодное понятие и в условиях современной рыночной системы производит эффект «белой вороны». Таким образом, интеллигентность остается ценностью культуры для подавляющего большинства молодых людей, избравших педагогическую профессию. В анкетах встречаются самые разные толкования «интеллигентности», но прослеживается общая тенденция: она объясняется как гармония ума и сердца, образованности и нравственности. В понимании термина «интеллигентность» чаще всего используются слова «широкие познания, культура, совесть, доброта, ответственность, чувство собственного достоинства, духовная свобода, независимость суждений».

Обобщая размышления об интегральном характере интеллигентности, выделим ее сущностные качества в их неразрывной целостности:

— открытость диалогу с людьми, миром, историей и культурой;

— творческая активность, ответственное отношение к своему призванию в жизни;

— умственная и духовная самостоятельность;

— гармоническое сочетание интеллектуальных, нравственных и эстетических сторон развития личности.

Свое понимание интеллигентности и ее интегрирующей роли в процессе профессионально-личностного становления будущего педагога я попыталась представить в графической форме. Я обозначила четыре сферы последовательного самопроявления и саморазвития человеческой личности: самопознание (отношение к себе), самообразование (отношение к познанию), самовоспитание (отношение к людям и окружающему миру), самореализация (отношение к делу своей жизни как к призванию и творчеству). Соответственно в каждом из этих процессов доминирует свой мотив и свой результат.

В диаграмму включены афоризмы известных мыслителей, самой своей жизнью и личной судьбой утвердивших призвание интеллигента.

Смысл профессионально-личностного становления будущего педагога -постоянно совершенствовать свое образование, искать ответы на вечные вопросы воспитания и смысла жизни, уходить от соблазна покоя и равнодушия, уметь осознавать и переживать встречу поколений как радость и событие, стремиться быть интеллигентным человеком, как бы сложно это ни было.

Логично завершить размышления об интеллигентности и ее воспитании в процессе профессионально-личностного становления будущего педагога не выводом, а приглашением к диалогу. Может быть, интеллигентность — это все-таки талант, «редкий, особый дар человека, не отделяющий его от других людей, не возносящий над ними, но дающий человеку ощущение представительства за многих и многих людей, за целый народ — представительства перед историей, совестью, истиной.»? [15].

1. САМОПОЗНАНИЕ (ОТНОШЕНИЕ К СЕБЕ)

«Не существует закрытых систем ценностей, нет неизменного набора принципов» (К. Роджерс)

Принятие ценности душевного потенциала своего развития.

3. САМОВОСПИТАНИЕ (ОТНОШЕНИЕ К ЛЮДЯМ)

«Человек — это прежде всего постоянное усилие стать человеком»

(М. Мамардашвили)

Способность видеть и сохранять человеческое в человеке, строить свои отношения с людьми в диалоге и по совести.

2. САМООБРАЗОВАНИЕ (ОТНОШЕНИЕ К ПОЗНАНИЮ «Человек сотворен, чтобы думать»

(Б. Паскаль) Потребность в интеллектуальной деятельности, в непрерывном познании

4. САМОРЕАЛИЗАЦИЯ (ОТНОШЕНИЕ К ДЕЛУ СВОЕЙ ЖИЗНИ КАК К ТВОРЧЕСТВУ)

«Не угашайте духа!»

(Д.С. Лихачев) Осознание и переживание смысла жизни, своей профессии, осуществление своего призвания.

интеллигентность

Литература

1. Кириленко Г. Говорящее сословие? // Высшее образование в России. — 2001. -№1. — С. 63-75.

2. Психология XXI века: пророчества и прогнозы // Вопросы психологии. -2000. — №2. — С.3-38.

3. ГребенкинаЛ.К. Формирование профессионализма учителя в системе непрерывного педагогического образования. — Рязань, 2000.

4. Пряжников Н.С. Психология элитарности. Москва — Воронеж, 2000.

5. Анатомия интеллигенции // Литературная газета,17.У11, 1996.

6. Панорама, 2001.- № 8.- С.5.

7. Голубева Л. «Неразборчивые письмена нашей души…» // Alma mater. — 1999. -№ 6. — С.41-44.

8. Лихачев Д. Заметки и наблюдения. — Л., 1989.

9. Степин В.С. Эпоха перемен и сценарии будущего. — М., 1996.

10. Шукшин В.М. Монолог на лестнице.// Собр. соч. в 5 томах. — Т.5.- Екатеринбург, 1995. С.337-391.

11. Лосев А.Ф. Дерзание духа. — М.,1988.

12. Козырев В.А. Гуманитарная образовательная среда: языковая культура. -СПб., 1999.

13. Сагатовский В.Н. Философия развивающейся гармонии. — СПб, 1999.

14. Юнг К.Г. О становлении личности// Структура психики и процесс индивиду-ации. — М., 1996. — С.207-219.

15. Беседы с академиком Лихачевым // Сельская молодежь. -1986. — №10. — С.48-50.

В. БАРАННИКОВ, кандидат философских наук Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики

РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ: родовая миссия

Первоначально термин “интеллигенция” имел философское значение. Он был введен, вероятно, Плотином, понимаемый как “субстрат и субстанция мысли”, и в этом значении имеет аналоги в индийской философии. В средневековой философии понятие было довольно употребительным, в Новое время и в последующие эпохи становится крайне редким. Декарт определяет интеллигенцию как “разумную душу” [1]; Кант не пользуется этим понятием; Гегель лишь в “Философии права” мимоходом замечает, что “дух есть ближайшим образом интеллигенция” [2]. У К. Маркса и Ф.Энгельса это понятие отсутствует, по крайней мере в основных работах -“Немецкая идеология”, “Капитал”, “Анти-Дюринг”.

Социальный смысл термин обрел в эпоху Просвещения, прежде всего во Франции в значении “мыслящая часть общества” — “сообщество просветителей”. Именно в этом значении термин, утративший на Западе смысл с началом Французской революции XVIII в., оказался весьма подходящим для обозначения феномена, возникшего в русской

социальной реальности: не слой, не группа, не сословие с юридически, политически и экономически закрепленным социальным статусом, а некое духовное сообщество, объединенное общностью ценностных ориентаций, стремлением к просвещению народа в религиозно-мистическом, моральном, эстетическом и научном аспектах. Трудно, да и не очень важно сейчас определить, кто впервые ввел этот термин в оборот — В.А. Жуковский в 40-х годах XIX в. или П.Д. Боборыкин в конце того же века, но он прижился в России прочно, и без понятия “интеллигенция” невозможно представить себе русскую действительность ХК-ХХ веков.

Интеллигенция и интеллектуалы

Интеллигенция как духовное и неформальное сообщество не может быть разделено на некие функциональные группы. Однако именно такое деление, сформировавшееся в советское время, — устойчивый стереотип общественного сознания и социологической науки. Оно ведет свое начало от отождествления В.И. Лениным ин-

Кто такой интеллигентный человек? — Интеллигентность

Интеллигентный человек – это тот, кто способен менять мир к лучшему не с булыжником в руках, а с планшетом, апеллируя не к страху, а к разуму.

Благодаря своему внешнему виду, речи, манерам, поступкам, образу жизни и т.д., интеллигентный человек производит впечатление настоящего интеллигента[1]. Но понятие «интеллигент» неоднозначное, оно используется, как в положительном, так и в отрицательном контексте. А «интеллигентный человек», как правило, в положительном. Роман Иванов, например, свои рассуждения об интеллигентных людях завершает так: «Сеющие в обществе «разумное, доброе, вечное», они необходимы любому народу и государству, претендующему хотя бы на самосохранение, не говоря уже о выдающейся роли в мировой жизни»[2].

Обычно различия между понятиями «интеллигент» и «интеллигентный человек», к сожалению, не делаются. Но отличия у них есть. Об одном из них о.Филипп (Парфенов) пишет:

«Когда говорят про интеллигентного человека, то сразу естественно подразумевается, что он не злодей, не хам, не мошенник, не распущен в нравах и т.д.

Зато, помимо образованности, книжной начитанности и общего повышенного культурного уровня, что может характеризовать практически любого интеллигента с сословной точки зрения, безотносительно к его внутренней интеллигентности, за ним предполагаются порядочность, гуманность, честность (как интеллектуальная, так и бытовая), деликатность, воспитанность, вежливость, доброжелательность и т.д.

Соответственно, если вышеперечисленные качества свойственны кому-то, кто не обязательно занят интеллектуальным трудом, его легко можно назвать если и не интеллигентом, то интеллигентным (хотя часто это существительное и образуемое от него прилагательное имеют тот же смысл и взаимозаменяемы)»[3].

Иными словами, интеллигентом можно назвать человека образованного, занятого интеллектуальным трудом, т.е. представителя интеллигенции[4], независимо от того, является он носителем интеллигентности[5] или нет[6]. А вот того, кто является носителем интеллигентности[7], называют интеллигентным человеком.

Но, конечно же, это не значит, что среди интеллигентов нет интеллигентных людей. Редко, но встречаются[8].

К сожалению, негативное отношения к интеллигентам и интеллигенции нередко распространяется на людей интеллигентных[9], что влечет за собой несправедливое отношение к интеллигентности и способствует распространению хамства[10].

Этот замкнутый круг не столь безобиден, как может показаться на первый взгляд.

Дело в том, что Россия — единственная страна в мире, в которой тратятся огромные средства на то, чтобы увеличивающаяся с каждым годом образованная часть населения была вынуждена избегать состояния психического дискомфорта, вызванного столкновением в ее сознании конфликтующих представлений[11], неимоверно высокой ценой — изменой самим себе, своим идеалам, идеалам своих предков. А также, своему предназначению и призванию.

Вот, как это происходит:

В каждом ребенке с детства воспитывается любовь (уважение) к знаниям (книге, учебе). Каждому подростку предоставляется возможность получить общее или профессиональное среднее образование. Многие юноши и девушки, закончившие средние учебные заведения, продолжают учебу в ВУЗах. Весь этот промежуток своей биографии человек живет, условно говоря, под лозунгом «Знание — сила!».

Однако, закончив высшие учебные заведения, образованные люди формально становятся представителями интеллигенции[12]. Рано или поздно перед каждым из них возникает вопрос, что такое интеллигенция и какое отношение он к ней имеет. При попытке найти на него ответ, оказывается, что, согласно доминирующему в социуме убеждению, быть интеллигентом[13], живущим под лозунгом «Знание — сила!», мягко говоря, глупо и смешно.

Вернемся к упомянутому понятию «когнитивный диссонанс».

«Диссонанс может появиться по различным причинам:

    • из-за логического несоответствия;
    • по причине культурных обычаев;
    • в том случае, если индивидуальное мнение не входит в состав более широкого мнения;
    • из-за несоответствия прошлого опыта относительно настоящей ситуации»[11].

Любая из перечисленных причин представляют собой реальную угрозу психическому состоянию каждому дипломированному специалисту при его попытке идентифицировать себя с интеллигенцией.

Чтобы избежать конфликта внутри себя, образованная часть нашего общества изобрела, успешно использует и готова предложить каждому молодому человеку, пополняющему ее ряды, один из трех вариантов:

    • повторить «подвиг» Иуды, превратившись в интеллигентофоба[14], и
      а) считать и называть себя просто профессионалом, специалистом, мастером своего дела и т.п., придерживаясь «идеологии» мещанства[15];
      б) идентифицировать себя с западными интеллектуалами[16];
    • вообще на эту тему не заморачиваться, жить по принципу «меньше знаешь — крепче спишь», как живет бо́льшая часть современной образованщины[17];
    • стать интеллигентным человеком и своим примером показать отличие носителя интеллигентности (см. рис.) от представителя интеллигенции.

Третий вариант самый сложный, но только он может помочь избежать не только когнитивного диссонанса, но и многих других личностных и социальных потрясений.

Сложность его заключается в том, что в большинстве своем мы, имея смутные представления об интеллигентности и ее составляющих, во избежание психического дискомфорта предпочитаем не конфликтовать с окружающим социумом и живем, как все. Но у нашего общества очень непростая история, поэтому в нем можно встретить проявление самых разных убеждений о том, что хорошо и, что плохо.

Мы постоянно выбираем тот или иной вариант поведения, ориентируясь на предпочтения большинства или навязываемых средствами массовой информации стереотипов. С одной стороны, мнение других людей игнорировать нельзя, а, с другой, нельзя забывать, что люди способны заблуждаться даже в масштабах государства, как это было, например, в нацистской Германии.

И лишь такие качества интеллигентного человека, как разумность, свободолюбие, автономия, субъектность, ответственность и др. способны уберечь его от негативного влияния несовершенной среды. Взрослый человек, воспитанный в хорошей семье, прочитавший в свое время правильные книжки и т.д., может этими качествами обладать. А как быть с детьми, предпочитающими вместо чтения книг проводить время в Интернете, родители которых не хотят или не имеют возможности уделять своему ребенку должного внимания?

Да, надежды только на школу. Но!

Ни один из документов[18], которыми руководствуется сегодня школа в своей воспитательной работе, понятия «интеллигенция» и его производных не содержит. С одной стороны, это хорошо, иначе уже через год все выпускники школ были бы торжественно объявлены интеллигентными людьми. А, с другой, — как было сказано ранее, — обходя это понятие, мы создаем условия, для психологического дискомфорта в национальном масштабе. 

В некоторых из названных документов есть такая формулировка: «Современный национальный воспитательный идеал — это высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укоренённый в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации». Из нее следует, что понятие «современный национальный воспитательный идеал» тождественно понятию «интеллигентный человек», а также, что перед школой фактически ставится задача воспитания интеллигентного человека.

Так, может, аплодисменты, занавес и до новых встреч? Увы!

Не достигнет школа национального идеала, пока не повернется лицом к наследию русской интеллигенции и не спровоцирует в детях желание в нем разобраться. А для этого, как минимум, нужно прекратить стыдиться и избегать этих понятий. Только в этом случае семья, школа и здравомыслящая часть общества смогут воспитать[19] поколение, с уважением относящееся к интеллигентности и ее составляющим — поколение интеллигентных людей.  

_______________________
1. См. Кто такой интеллигент?
2. См. Иванов Р.О. Что такое интеллигентный человек?
3. См. Парфенов Ф. Что мешает интеллигенту войти в Церковь?
4. См. Что такое интеллигенция?
5. См. Кому свойственна интеллигентность?
6. См. Суррогаты интеллигентности и их признаки.
7. См. Глоссарий терминов, определяющих понятие интеллигентности.
8. См. раздел «Образцы интеллигентности».
9. См. Как интеллигенты, критикуя интеллигенцию, уничтожают интеллигентность.
10. См. Дискриминация интеллигентности.
11. См. Когнитивный диссонанс — Википедия // ru.wikipedia.org.
12. См. Интеллигенция — Философская энциклопедия // dic.academic.ru.
13. См. Значение слова «интеллигент» — Карта слов // kartaslov.ru.
14. См. Что такое интеллигентофобия? и Почему в России так часто проявляется интеллигентофобия?
15. См. Максим Горький: Заметки о мещанстве // gorkiy-lit.ru.
16. См. Можно ли утверждать, что будущее человечества за интеллектуалами, а не за интеллигентами? и Петров Б.С. Интеллигент или интеллектуал?
17. См. Солженицын А.И. Образованщина.
18. См. Нормативно-правовая база.
19. См. Цели воспитательной работы в учреждениях общего среднего, профессионального и дополнительного образования.

См. также:

Олег Михайлов
12 сентября 2012,
18 мая 2021

биографические данные, текущие споры, ресурсы для учителей

Интерактивный Карта

По алфавиту Индекс

Время Индекс периода

Горячий Темы


Карта — PDF


Об этом сайте

Как цитировать этот сайт

Ссылки

авторов

Комментариев:


Этот сайт включает биографические данные. профили людей, которые повлияли на развитие теории интеллекта и тестирования, подробные статьи, исследующие текущие споры связанных с человеческим интеллектом и ресурсами для учителей.

Какие новости?
  • Роль стандартизированных показателей интеллекта в тестировании на одаренность
  • Индивидуально управляемые интеллектуальные тесты
  • Профиль Ричарда Э.Снег

Впервые здесь? Попробуйте начать с …
  • Интерактивный карта
  • Горячие темы

Распознавал:


Домой | Интерактивный Карта | Алфавитный указатель | Время Period Index
Горячие темы | Карта — PDF | Ссылки | Авторы | Комментарии

За дополнительной информацией обращайтесь к
Вопросы по содержанию: Dr.Джонатан Плукер (jplucker AT jhu.edu)
Технические вопросы: Со-директор по технологиям (intelltheory AT gmail.com)
Copyright © 2013


Последнее изменение: 29 апреля 2018 г.

На пути к новым рубежам человеческого интеллекта: личностно-ориентированный подход

Когда дело доходит до интеллекта, у всех нас бывают плохие дни. Черт возьми, у нас даже бывает много плохих моментов , например, когда мы забываем ключи от машины, забываем имя друга или бомбим важный тест, который мы прошли через день после того, как не спали всю ночь, беспокоясь об этом.По правде говоря, никто из нас, включая самого умного человека в мире, не обладает идеальной когнитивной способностью. Иногда мы находимся в самой лучшей форме и чувствуем, что наш мозг горит, а иногда мы даже не узнаем себя.

Все это звучит так очевидно, но, что удивительно, область человеческого интеллекта мало что может сказать по этой теме. За последние 120 лет эта область пролила гораздо больше света на то, чем мы отличаемся друг от друга в наших моделях когнитивного функционирования, чем на то, как каждый из нас отличается внутри себя с течением времени .

Это любопытно, учитывая, что подход, ориентированный на человека, оказался плодотворным в других областях, таких как медицина и нейробиология. Даже в рамках изучения человеческого поведения был достигнут прогресс, от изучения того, как индивидуальные эмоции меняются с течением времени, до того, как индивидуальные черты личности, такие как интроверсия и открытость новому опыту, и даже наша мораль колеблются в течение дня. Становится все более очевидным, что результаты традиционной парадигмы индивидуальных различий — где мы сравниваем людей друг с другом — часто не применимы на индивидуальном уровне .

Только за последние несколько лет исследователи интеллекта смогли продемонстрировать, что это верно и в области человеческого интеллекта. За последние 120 лет в этой области просто не было инструментов для просмотра аналитических данных на таком уровне детализации. Однако с внедрением новых технологий исследователи начали рассматривать интеллект человека на более микроскопическом уровне, способном улавливать всевозможные увлекательные вариации — по дням, в течение нескольких дней и даже от момента к моменту.Оказывается, интеллект постоянно меняется повсюду. Кто знал?

Конечно, это было правдой задолго до того, как появились эти недавние статьи, но у нас буквально не было способа думать о том, как измерить интеллект на таком уровне, пока мы не получили такие вещи, как компьютерные планшеты, которые сделают возможным тестирование людей на таком уровне. широкий диапазон различных временных шкал. Как сказал мне кембриджский нейробиолог Роже Киевит, один из лидеров этой новой парадигмы,

«Я думаю об этом как о когнитивном микроскопе.Это похоже на то, как если бы мы поместили немного дождевой воды под микроскоп и посмотрели на нее, и внезапно вокруг стали двигаться животные или крошечные существа. Он был там все время, но у нас просто не было инструментов, чтобы посмотреть на него. Это совершенно новый путь к изучению того, чем люди отличаются и как они меняются, какие типы изменчивости плохи, а какие всегда хороши ».

Давайте углубимся в этот захватывающий новый взгляд на интеллект.

Колебания интеллекта

За последние несколько лет Флориан Шмидек, Мартин Левден и Ульман Линденбергер из Института человеческого развития Макса Планка в Германии лидируют в понимании колебаний когнитивных способностей с течением времени.Они не только продемонстрировали, что когнитивные функции большинства человек довольно сильно колеблются в течение дня и по дням, но и что некоторые люди колеблются немного больше, чем другие. Это относится как к детям в начальной школе, так и к взрослым в повседневной жизни. Вспомните эти выводы в следующий раз, когда вы запаникуете, что у вас может быть слабоумие из-за того, что вы забыли ключи от дома. Только подумайте, сколько раз вы на самом деле вспоминали ключей от дома за последний месяц!

На мой взгляд, это исследование является революционным по ряду причин.Во-первых, это исследование показывает, что эти когнитивные колебания не являются просто результатом случайного шума или «дисперсии ошибок». Их систематических. Исследователи начали выявлять некоторые из наиболее важных факторов, которые систематически влияют на колебания интеллекта, в том числе качество и продолжительность сна, эмоции, шум в школьном классе, когнитивную усталость и бедность. *

Человекоцентрированный подход к интеллекту также является новаторским, потому что он позволяет нам выявить различные профили изменчивости, которые могут иметь важные последствия для функционирования в реальном мире.Например, в одном исследовании Флориана Шмидека и Джудит Дирк из Института исследований и информации в образовании им. Лейбница в Германии 110 школьников 3 и 4 классов выполняли задания на рабочую память на смартфонах три раза в день в школе и дома в течение четырех недель. Те, у кого высокая производительность рабочей памяти, могут хранить в памяти несколько битов информации, одновременно обрабатывая другую информацию (например, понимая последнее написанное мной предложение, для которого требовалось много рабочей памяти).Рабочая память важна для обучения и рассуждений, и это особенно актуально, когда речь идет о решении сложных задач на месте в определенных условиях. Другими словами, школа.

Хотя исследователи обнаружили в целом значительные колебания изо дня в день и от момента к моменту, некоторые дети показали гораздо большую изменчивость, чем другие дети . Фактически, некоторые дети не проявляли систематической повседневной изменчивости в производительности своей рабочей памяти. Это имело последствия для реального мира, поскольку более вариативная производительность рабочей памяти была связана с более низкой успеваемостью в школе и более низкими баллами в тесте гибкого интеллекта, который измерял абстрактные рассуждения на месте.

В том же исследовании дети также оценивали свое мгновенное эмоциональное состояние. В целом, производительность рабочей памяти была ниже в тех случаях, когда ребенок сообщал о более сильных отрицательных эмоциях, и не было никакой связи между производительностью рабочей памяти и положительными эмоциями. Однако — и это очень важно — детей различались по степени воздействия окружающей среды на них .

Используя личностно-ориентированный подход, исследователи смогли выделить разные группы детей.В соответствии с различием между «орхидеей и одуванчиком» некоторые дети были чувствительны к всем эмоциональным стимулам, демонстрируя сильное влияние как положительных , так и отрицательных эмоций на их рабочую память (орхидеи), тогда как другие показали низкую эффективность. общая чувствительность к текущему аффективному состоянию (одуванчики). Эта новая парадигма позволяет нам яснее, чем когда-либо прежде, увидеть, что когда дело доходит до сложных отношений между эмоциями и познанием, не существует универсального подхода.

Наконец, это исследование важно, потому что оно предполагает, что широко изученный «общий фактор интеллекта» ( g ) — самый большой источник когнитивных вариаций, когда-либо обнаруженных у людей, — гораздо менее заметен у людей, чем между людьми. Безусловно, за последние 120 лет исследователи интеллекта проделали поистине замечательную работу, каталогизируя структуру когнитивных способностей, которая существует при оценке интеллекта между людьми, а общий интеллект действительно предсказывает многие важные вещи в жизни.

Однако Шмидек и его коллеги обнаружили, что внутриличностные структуры повседневной когнитивной деятельности не могут быть выведены из межличностных структур. Чтобы продемонстрировать это, исследователи провели широкий спектр когнитивных тестов с 101 молодым человеком 100 раз в течение шести месяцев. Они обнаружили, что у каждого человека была своя когнитивная подпись с разными колебаниями при выполнении различных задач в течение шести месяцев. Затем исследовательская группа попыталась предсказать, насколько хорошо человек будет выполнять одну конкретную задачу в определенный день, по их выполнению других восьми задач, которые также выполнялись каждый день.Они обнаружили, что это предсказание работает намного лучше, если оно учитывает в высшей степени идиосинкразическую структуру ежедневных колебаний человека, а не использует структуру, описывающую средние различия когнитивных способностей между людьми.

Все это — причудливый способ сказать, что если вы действительно хотите понять сложность интеллекта человека, мы можем сделать гораздо лучше, чем просто смотреть на общий показатель IQ человека, основанный на его единовременном интеллектуальном отклонении от других людей, которые все проходили тест в разное время в стерильных условиях.Это не дает столько информации о богатой палитре интеллектуального ландшафта отдельного человека, сколько на самом деле отслеживание его во времени в разное время дня, когда он выполняет множество различных когнитивных задач в своей повседневной жизни.

Практическое значение и будущие направления

Этот новый рубеж в исследованиях разведки открывает множество возможностей. Одним из направлений является исследование долгосрочных последствий и причин изменчивости.Самая длительная шкала времени, которую рассматривали Шмидек и его команда, составляет шесть месяцев, что включает 100 различных измерений для каждого человека. Что происходит, когда мы смотрим на годы, даже десятилетия, с тысячами и тысячами различных точек данных на человека ? Как выглядит длинная дуга интеллектуальной жизни человека? Какие основные жизненные события вызывают самые большие колебания в жизни человека, и какое влияние эти колебания оказывают на хорошо прожитую жизнь?

Rogier Kievit, который в настоящее время подает заявку на грант для изучения влияния долгосрочных колебаний, сказал мне, что он находит это направление исследований «абсолютно увлекательным».«Киевит» интересует не только антецеденты и причины когнитивных колебаний в течение длительного периода времени, но также любопытно, какие колебания могут быть полезными, а какие — пагубными для производительности. Kievit указывает, что некоторые колебания могут быть положительным признаком того, что человек пробует разные стратегии для решения проблемы, тогда как для других колебания могут быть признаком того, что он колеблется.

Последствия для взрослых также могут быть разными, чем для детей младшего возраста.Низкая вариабельность может быть положительным признаком для взрослых, тогда как высокая вариабельность среди детей может быть более неоднородной в зависимости от причин вариабельности (это связано с исследованиями и умными стратегиями или слепым методом проб и ошибок?). Kievit особенно взволнован повышенным вниманием к таким темам, как «микрогенетический» подход, впервые предложенный Робертом Зиглером, который исследует происходящие изменения с очень высоким временным разрешением. Такие моментальные колебания способностей, таких как пространственная рабочая память, уже фиксировались у школьников, использующих смартфоны.Будет интересно увидеть, как это повлияет на ребенка в долгосрочной перспективе.

Я могу представить себе приложение для смартфона, которое когда-нибудь позволит вам проводить многократные оценки ваших когнитивных способностей при решении широкого круга задач в течение месяцев, чтобы определять, в какое время дня вы находитесь на пике когнитивных способностей и для каких когнитивных способностей. . Это будет полезно не только для взрослых, чтобы спланировать свой рабочий день, но и для детей, планирующих, когда и какие занятия. То, что кажется «тупым» ребенком, может больше иметь отношение к времени дня, в которое проводится оценка, или конкретному времени в жизни этого ребенка, чем к отражению его истинного интеллекта.

Это подводит меня к другому важному выводу из этого исследования, а именно к тестированию с высокими ставками. Давайте проясним: это исследование не предполагает, что интеллекта не существует — разумеется, различия в интеллекте существуют! Вместо этого в нем подчеркивается, что если мы хотим более полно и точно понять интеллектуальный потенциал человека, мы должны смотреть на его индивидуальный интеллект с течением времени. Это очень важно, потому что многие одаренные и талантливые программы допускают к экзаменам результат однократного тестирования.Точно так же многие важные решения колледжа основаны на результатах одноразового стандартизированного теста. В идеале мы могли бы позволить студентам проходить тест много раз в течение года и представлять свои совокупные результаты, а сотрудники приемных комиссий колледжей также должны были бы следить за условиями, которые могли снизить истинную оценку ребенка.

Я спросил Шмидека, какое направление исследований его больше всего волнует при использовании личностно-ориентированного подхода, и он сказал мне, что рад провести больше исследований, которые учитывают социальные и эмоциональные факторы и используют эту информацию для разработки мероприятий, которые могут помочь людям стать лучше. когнитивное функционирование.Это направление исследований также очень волнует меня, так как я считаю, что оно подчеркивает важность рассмотрения людей как целых людей , не только с когнитивным потенциалом, но также с мотивацией и страстями, личностными чертами, богатым жизненным опытом и ежедневными колебаниями прожитый поток жизни.

Да, можно взять одну черту, скажем, IQ, и сравнить людей друг с другом, считая, что все остальное равно . Но внутри людей все остальное, безусловно, не равно.Уровень нашей вовлеченности влияет на наш интеллектуальный потенциал, как и наши личные долгосрочные мечты и цели. Вот почему в своей книге 2013 года Ungifted : Intelligence Redefined я представил теорию личного интеллекта, которую я определил как «динамическое взаимодействие способностей и вовлеченности в достижении личных целей». В конце концов, людей больше всего волнует не их общее интеллектуальное функционирование по сравнению с другими, а то, как они могут максимизировать свои собственные уникальные способности для реализации желаемого будущего образа себя.

Я искренне рад этому новому рубежу в исследованиях разведки, потому что он даст нам возможность уловить сложность потенциала человека в гораздо большей степени, чем когда-либо раньше, и, возможно, однажды мы сможем использовать эту информацию — а не чтобы ограничить возможности — но чтобы убедиться, что мы раскрываем лучшее в каждом.

* Возьмите когнитивную усталость. Ханс Зивертсен и его коллеги изучили данные стандартизированных тестов буквально для каждого ребенка , который посещал датские государственные школы в период с 2009 по 2013 год.Всего было проведено два миллиона тестов! Они обнаружили, что время дня, в которое проводится тестирование, значительно повлияло на результаты тестов, причем влияние было особенно сильным для учеников с низкой успеваемостью. Кроме того, 20–30-минутный перерыв каждый час существенно улучшает средние результаты тестов. Они подсчитали, что перерывы стоят примерно на 1900 долларов выше дохода семьи, почти двух месяцев родительского образования или 19 учебных дней. Авторы приходят к выводу, что «когнитивную усталость следует принимать во внимание при принятии решения о продолжительности учебного дня, а также частоте и продолжительности перерывов.

Тестирование модели когнитивного контроля человеческого интеллекта

  • 1.

    Премак Д. Является ли язык ключом к человеческому интеллекту? Science 303 , 318–320 (2004).

    CAS Статья Google Scholar

  • 2.

    Рот, Г. и Дике, У. Эволюция мозга и интеллекта. Trends Cogn Sci 9 , 250–257, https://doi.org/10.1016/j.tics.2005.03.005 (2005).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Neisser, U. et al . Интеллект: известные и неизвестные. Американский психолог 51 , 77 (1996).

    Артикул Google Scholar

  • 4.

    Спирмен, К. «Общий интеллект», объективно определяемый и измеряемый. Американский журнал психологии 15 , 201–292 (1904).

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Терстон, Л. Л. Первичные умственные способности (1938).

  • 6.

    Гилфорд Дж. П. Структура интеллекта. Психологический бюллетень 53 , 267 (1956).

    CAS Статья Google Scholar

  • 7.

    Гарднер, Х. Склады мышления: теория множественного интеллекта (Базовые книги, 2011).

  • 8.

    Дункан, Дж. Система множественных запросов (MD) мозга приматов: ментальные программы для разумного поведения. Trends Cogn Sci 14 , 172–179, https://doi.org/10.1016/j.tics.2010.01.004 (2010).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 9.

    Вулгар А., Дункан Дж., Манес Ф. и Федоренко Э. Гибкий интеллект поддерживается системой множественных запросов, а не языковой системой. Природа человеческого поведения 2 , 200–204, https://doi.org/10.1038/s41562-017-0282-3 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Кеттелл, Р. Б. Теория жидкого и кристаллизованного интеллекта: критический эксперимент. Журнал педагогической психологии 54 , 1 (1963).

    Артикул Google Scholar

  • 11.

    Хорн, Дж. Л. и Кеттелл, Р. Б. Уточнение и проверка теории жидкого и кристаллизованного общего разума. Журнал педагогической психологии 57 , 253 (1966).

    CAS Статья Google Scholar

  • 12.

    Хорн, Дж. Л. и Кеттелл, Р. Б. Возрастные различия жидкого и кристаллизованного интеллекта. Acta Psyologica 26 , 107–129 (1967).

    CAS Статья Google Scholar

  • 13.

    Дас, Дж. П., Наглиери, Дж. А. и Кирби, Дж. Р. Оценка когнитивных процессов: теория интеллекта PASS (Allyn & Bacon, 1994).

  • 14.

    Дас, Дж. П., Кар, Б. К. и Паррила, Р.К. Когнитивное планирование: Психологические основы разумного поведения (Sage Publications, Inc, 1996).

  • 15.

    Дас, Дж. П., Кирби, Дж. И Джарман, Р. Ф. Одновременный и последовательный синтез: альтернативная модель когнитивных способностей. Психологический бюллетень 82 , 87–103, https://doi.org/10.1037/h0076163 (1975).

    Артикул Google Scholar

  • 16.

    Штернберг, Р.J. Beyond IQ: триархическая теория человеческого интеллекта (Архив CUP, 1985).

  • 17.

    Sternberg, R.J. et al. . Взаимосвязь между академическим и практическим интеллектом: тематическое исследование в Кении. Intelligence 29 , 401–418 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 18.

    Cowan, N. Глава 20. Каковы различия между долговременной, краткосрочной и рабочей памятью? 169 , 323–338, https: // doi.org / 10.1016 / s0079-6123 (07) 00020-9 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 19.

    Даймонд А. Исполнительные функции. Annu Rev Psychol 64 , 135–168, https://doi.org/10.1146/annurev-psych-113011-143750 (2013).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 20.

    Баддели, А. Изучение центральной исполнительной власти. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, раздел A 49 , 5–28 (1996).

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Конвей, А. Р., Кейн, М. Дж. И Энгл, Р. В. Объем рабочей памяти и ее связь с общим интеллектом. Тенденции в когнитивных науках 7 , 547–552 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 22.

    Конвей, А. Р., Коуэн, Н., Бантинг, М. Ф., Террио, Д. Дж. И Минкофф, С. Р. Анализ скрытых переменных емкости рабочей памяти, емкости краткосрочной памяти, скорости обработки и общего гибкого интеллекта. Intelligence 30 , 163–183 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 23.

    Кейн, М. Дж. И Энгл, Р. В. Роль префронтальной коры в емкости рабочей памяти, исполнительном внимании и общем подвижном интеллекте: перспектива индивидуальных различий. Психономический бюллетень и обзор 9 , 637–671 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Акерман П. Л., Байер М. Э. и Бойл М. О. Рабочая память и интеллект: одинаковые или разные конструкции? Psychol Bull 131 , 30–60, https://doi.org/10.1037/0033-2909.131.1.30 (2005).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 25.

    Бюнер М., Крумм С., Циглер М. и Плюкен Т. Когнитивные способности и их взаимодействие. Журнал индивидуальных различий 27 , 57–72, https: // doi.org / 10.1027 / 1614-0001.27.2.57 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 26.

    Колом, Р., Реболло, И., Паласиос, А., Хуан-Эспиноза, М. и Киллонен, П. К. Рабочая память (почти) идеально предсказана g. Intelligence 32 , 277–296 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Фукуда, К., Фогель, Э., Майр, У. и Эйч, Э. Количество, а не качество: взаимосвязь между гибким интеллектом и объемом рабочей памяти. Психономический бюллетень и обзор 17 , 673–679 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Энгл, Р. В., Тухольски, С. В., Лафлин, Дж. Э. и Конвей, А. Р. Рабочая память, кратковременная память и общий гибкий интеллект: латентно-переменный подход. Журнал экспериментальной психологии: Общие 128 , 309 (1999).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Херлстоун, М. Дж., Хитч, Дж. Дж. И Баддели, А. Д. Память для последовательного порядка между доменами: обзор литературы и направления будущих исследований. Psychol Bull 140 , 339–373, https://doi.org/10.1037/a0034221 (2014).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 30.

    Фридман, Н. П. и др. . Не все исполнительные функции связаны с интеллектом. Психологические науки 17 , 172–179 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    Miyake, A. et al. . Единство и разнообразие исполнительных функций и их вклад в сложные задачи «лобной доли»: анализ скрытых переменных. Cogn Psychol 41 , 49–100, https://doi.org/10.1006/cogp.1999.0734 (2000).

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 32.

    Chatham, C.Х. и др. . От исполнительной сети к исполнительному управлению: вычислительная модель задачи n-back. Журнал когнитивной нейробиологии 23 , 3598–3619 (2011).

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Stroop, J. R. Исследования интерференции в последовательных речевых реакциях. Журнал экспериментальной психологии 18 , 643 (1935).

    Артикул Google Scholar

  • 34.

    Фридман, Н. П. и Мияке, А. Отношения между функциями контроля торможения и вмешательства: анализ скрытых переменных. J Exp Psychol Gen 133 , 101–135, https://doi.org/10.1037/0096-3445.133.1.101 (2004).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 35.

    Бенедек, М., Яук, Э., Зоммер, М., Арендаси, М. и Нойбауэр, А. С. Интеллект, креативность и когнитивный контроль: общее и дифференциальное участие исполнительных функций в интеллекте и творчестве. Intelligence 46 , 73–83, https://doi.org/10.1016/j.intell.2014.05.007 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 36.

    Ансуорт, Н. Контроль интерференции, объем рабочей памяти и когнитивные способности: анализ скрытых переменных. Intelligence 38 , 255–267, https://doi.org/10.1016/j.intell.2009.12.003 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Ансуорт, Н. и др. . Изучение отношений между исполнительными функциями, подвижным интеллектом и личностью. Журнал индивидуальных различий 30 , 194–200, https://doi.org/10.1027/1614-0001.30.4.194 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 38.

    Мияке А. и Фридман Н. П. Природа и организация индивидуальных различий в исполнительных функциях: четыре общих вывода. Актуальные направления психологической науки 21 , 8–14 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 39.

    Карпентер П. А., Джаст М. А. и Шелл П. Что измеряет один тест интеллекта: теоретическое описание обработки в тесте прогрессивных матриц Равена. Психологический обзор 97 , 404 (1990).

    CAS Статья Google Scholar

  • 40.

    Макрис, Н., Тахмацидис, Д., Деметриу, А.И Спанудис, Г. Отображение развивающегося ядра интеллекта: изменение отношений между исполнительным контролем, рассуждениями, языком и осведомленностью. Intelligence 62 , 12–30, https://doi.org/10.1016/j.intell.2017.01.006 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Пиаже, Дж. (Нью-Йорк, издательство Колумбийского университета, 1968).

  • 42.

    Веллинг, Х. Четыре мыслительные операции в творческом познании: важность абстракции. Creativity Research Journal 19 , 163–177 (2007).

    Артикул Google Scholar

  • 43.

    Пиаже, J. Теория Пиаже (1970).

  • 44.

    Фан, Дж. Теория информации о когнитивном контроле. Front Hum Neurosci 8 , 680, https://doi.org/10.3389/fnhum.2014.00680 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 45.

    Маки, М. А., Ван Дам, Н. Т. и Фан, Дж. Когнитивный контроль и функции внимания. Brain Cogn 82 , 301–312, https://doi.org/10.1016/j.bandc.2013.05.004 (2013).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 46.

    Wu, T., Dufford, A.J., Mackie, M.A., Egan, L.J. и Fan, J. Способность когнитивного контроля оценивается на основе перцепционной задачи принятия решений. Sci Rep 6 , 34025, https: // doi.org / 10.1038 / srep34025 (2016).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 47.

    Wu, T. et al. . Закон Хика-Хаймана опосредуется сетью когнитивного контроля в мозге. Кора головного мозга 28 , 2267–2282, https://doi.org/10.1093/cercor/bhx127 (2017).

  • 48.

    Байзер, М. и Готовец, А. Учет различий в показателях IQ коренных и чужаков. Психология в школе 37 , 237–252 (2000).

    Артикул Google Scholar

  • 49.

    Векслер, шкала интеллекта взрослых Д. Векслера — четвертое издание (WAIS – IV) . Сан-Антонио, Техас: Психологические корпорации на (2014).

  • 50.

    Кауфман, А. С. и Лихтенбергер, Э. О. Оценка интеллекта подростков и взрослых (John Wiley & Sons, 2005).

  • 51.

    Селлерс, К. К. и др. . Транскраниальная стимуляция постоянным током (tDCS) лобной коры снижает эффективность теста интеллекта WAIS-IV. Behav Brain Res 290 , 32–44, https://doi.org/10.1016/j.bbr.2015.04.031 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Кейт, Т. З., Файн, Дж. Г., Тауб, Г. Э., Рейнольдс, М. Р. и Кранцлер, Дж. Х. Многопробный подтверждающий факторный анализ шкалы Векслера для детского интеллекта: что он измеряет? Обзор школьной психологии 35 , 108 (2006).

    Google Scholar

  • 53.

    Wechsler, D. Wechsler, шкала интеллекта взрослых — четвертое издание (WAIS – IV). Сан-Антонио, Техас: NCS Pearson 22 , 498 (2008).

    Google Scholar

  • 54.

    Бенсон, Н., Хулак, Д. М. и Кранцлер, Дж. Х. Независимая проверка Четвертой версии шкалы интеллекта Векслера для взрослых (WAIS-IV): что измеряет WAIS-IV? Psychol Assess 22 , 121–130, https: // doi.org / 10.1037 / a0017767 (2010).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 55.

    Fan, J. et al. . Тестирование поведенческого взаимодействия и интеграции сетей внимания. Brain Cogn 70 , 209–220, https://doi.org/10.1016/j.bandc.2009.02.002 (2009).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 56.

    Spagna, A., Mackie, M. A. & Fan, J. Супрамодальный исполнительный контроль внимания. Front Psychol 6 , 65, https://doi.org/10.3389/fpsyg.2015.00065 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57.

    Эриксен, Б. А. и Эриксен, К. В. Влияние шумовых букв на идентификацию целевой буквы в непоисковой задаче. Восприятие и психофизика 16 , 143–149 (1974).

    Артикул Google Scholar

  • 58.

    Fan, J. et al. . Количественная характеристика функционального анатомического вклада в когнитивный контроль в условиях неопределенности. J Cogn Neurosci 26 , 1490–1506, https://doi.org/10.1162/jocn_a_00554 (2014).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 59.

    Ван Х., Лю, X. & Fan, J. Когнитивный контроль в поиске большинства: подход компьютерного моделирования. Front Hum Neurosci 5 , 16, https://doi.org/10.3389/fnhum.2011.00016 (2011).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 60.

    Кейн, М. Дж., Конвей, А. Р., Миура, Т. К. и Колфлеш, Г. Дж. Рабочая память, контроль внимания и задача N-back: вопрос о валидности конструкции. J Exp Psychol Learn Mem Cogn 33 , 615–622, https: // doi.org / 10.1037 / 0278-7393.33.3.615 (2007).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 61.

    Оберауер, К. Связывание и торможение в рабочей памяти: индивидуальные и возрастные различия в краткосрочном узнавании. J Exp Psychol Gen 134 , 368–387, https://doi.org/10.1037/0096-3445.134.3.368 (2005).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 62.

    Калликотт, Дж. Х. и др. . Физиологические характеристики ограничений емкости рабочей памяти, выявленные с помощью функциональной МРТ. Кора головного мозга 9 , 20–26 (1999).

    CAS Статья Google Scholar

  • 63.

    Foster, J. L. et al. . Сокращенные сложные задачи диапазона могут надежно измерить объем рабочей памяти. Память и познание 43 , 226–236 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 64.

    Конвей, А. Р. и др. . Задачи по объему рабочей памяти: методический обзор и руководство пользователя. Психономический бюллетень и обзор 12 , 769–786 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 65.

    Wetzels, R. & Wagenmakers, E.-J. Стандартный тест байесовской гипотезы для корреляций и частичных корреляций. Психономический бюллетень и обзор 19 , 1057–1064 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 66.

    Джеффрис, Х. Теория вероятностей (3-е изд.) Oxford University Press. MR0187 2 57 (1961).

  • 67.

    Arbuckle, J. L. Amos 18, руководство пользователя. Crawfordville, FL: Amos Development Corporation (2007).

  • 68.

    Ким, Г. С. AMOS 18.0: Моделирование структурных уравнений. Сеул: Hannarae Publishing Co (2010).

  • 69.

    Jöreskog, K. In Biometrics . 794- & (International biometric Soc 1441 i st, NW, suite 700, Washington, DC 20005-2210).

  • 70.

    Чен, Ф., Боллен, К. А., Пакстон, П., Карран, П. Дж. И Кирби, Дж. Б. Неправильные решения в моделях структурных уравнений: причины, последствия и стратегии. Социологические методы и исследования 29 , 468–508 (2001).

    MathSciNet Статья Google Scholar

  • 71.

    Колеников С. и Боллен К. А. Тестирование отклонений от отрицательной ошибки: является ли случай Хейвуда признаком неправильной спецификации? Социологические методы и исследования 41 , 124–167 (2012).

    MathSciNet Статья Google Scholar

  • 72.

    Ху, Л. Т. и Бентлер, П. М. Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Моделирование структурным уравнением: многопрофильный журнал 6 , 1–55 (1999).

    Артикул Google Scholar

  • 73.

    Ульман, Дж. Б. и Бентлер, П. М. Моделирование структурным уравнением (Интернет-библиотека Wiley, 2003).

  • 74.

    MacCallum, R.C. Поиски спецификаций при моделировании ковариационной структуры. Психологический бюллетень 100 , 107 (1986).

    Артикул Google Scholar

  • 75.

    MacCallum, R.К., Розновски М. и Нековиц Л. Б. Модификации моделей в анализе ковариационной структуры: проблема капитализации на случайности. Психологический бюллетень 111 , 490 (1992).

    CAS Статья Google Scholar

  • 76.

    Касс, Р. Э. и Рафтери, А. Э. Байесовские факторы. Журнал американской статистической ассоциации 90 , 773–795 (1995).

    MathSciNet Статья Google Scholar

  • 77.

    Грот-Марнат, Г. и Бейкер, С. Размах цифр как мера повседневного внимания: исследование экологической значимости. Перцепционные и моторные навыки 97 , 1209–1218 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 78.

    Кауфман, А. С. и Лихтенбергер, Э. О. Основы оценки WAIS-III (John Wiley & Sons Inc, 1999).

  • 79.

    Саттлер, Дж. М. Оценка детей: когнитивные основы (Дж. М. Саттлер, Сан-Диего, Калифорния, 2008).

  • 80.

    Оберауэр, К., Сюб, Х.-М., Вильгельм, О. и Виттманн, В. В. Какие функции рабочей памяти определяют интеллект? Intelligence 36 , 641–652, https://doi.org/10.1016/j.intell.2008.01.007 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 81.

    Киллонен П. и Деннис А. Объем рабочей памяти Spearman’s g. Человеческие способности: их природа и измерение , 49–75 (1996).

  • 82.

    Брэдли, К. и Пирсон, Дж. Сенсорные компоненты высокопроизводительной иконической памяти и визуальной рабочей памяти. Границы в психологии 3 , 355 (2012).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 83.

    Miyake, A. & Shah, P. Модели рабочей памяти: механизмы активного обслуживания и исполнительного контроля (Cambridge University Press, 1999).

  • 84.

    Прими, Р. Сложность геометрических задач индуктивного рассуждения: вклад в понимание гибкого интеллекта. Intelligence 30 , 41–70 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 85.

    Ансуорт, Н., Шрок, Дж. К. и Энгл, Р. В. Объем рабочей памяти и антисаккадная задача: индивидуальные различия в произвольном контроле саккад. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание 30 , 1302 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 86.

    Киллонен, П. К. и Кристал, Р. Э. Способность к рассуждению — это (немногим больше) объем рабочей памяти ?! Интеллект 14 , 389–433 (1990).

    Артикул Google Scholar

  • 87.

    Süß, H.-M., Oberauer, K., Wittmann, W. W., Wilhelm, O. & Schulze, R. Объем рабочей памяти объясняет способность к рассуждению — и многое другое. Intelligence 30 , 261–288 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 88.

    Айзенк, М. В. и Кальво, М. Г. Беспокойство и производительность: теория эффективности обработки. Познание и эмоции 6 , 409–434 (1992).

    Артикул Google Scholar

  • 89.

    Конвей, А. Р., Кейн, М. Дж. И Энгл, Р. В. Определяется ли G Спирмена скоростью или объемом оперативной памяти? Psycoloquy 10 (1999).

  • 90.

    Дженсен А. Р. Фактор g: наука об умственных способностях (Praeger Westport, CT, 1998).

  • 91.

    Амброзини, Э. и Валлези, А. Общие характеристики Струпа и полушарные асимметрии: исследование ЭЭГ в состоянии покоя. Журнал когнитивной нейробиологии 29 , 769–779 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 92.

    Барби, А. К. и др. .Интегративная архитектура для общего интеллекта и исполнительных функций, выявленных при картировании повреждений. Мозг 135 , 1154–1164 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 93.

    Cai, W. et al. . Причинные взаимодействия в лобно-поясной-теменной сети во время когнитивного контроля: конвергентные данные из многоузлового-многозадачного исследования. Кора головного мозга 26 , 2140–2153 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 94.

    Cai, W. & Leung, H.-C. Управляемый с помощью правил исполнительный контроль торможения ответа: функциональная топография нижней лобной коры. PloS one 6 , e20840 (2011).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 95.

    Cai, W., Ryali, S., Chen, T., Li, C.-S. Р. и Менон, В. Диссоциативные роли правой нижней лобной коры и передней островковой части в тормозящем контроле: данные анализа внутреннего и связанного с задачами функционального разделения, взаимосвязи и анализа профиля ответа по множеству наборов данных. Journal of Neuroscience 34 , 14652–14667 (2014).

    CAS Статья Google Scholar

  • 96.

    Capizzi, M., Ambrosini, E., Arbula, S., Mazzonetto, I. & Vallesi, A. Тестирование общей природы мониторинга в пространственной и вербальной когнитивной областях. Neuropsychologia 89 , 83–95 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 97.

    Грей, Дж. Р., Шабрис, К. Ф. и Бравер, Т. С. Нейронные механизмы общего жидкого интеллекта. Природа нейробиологии 6 , 316 (2003).

    CAS Статья Google Scholar

  • 98.

    Валлези А. Организация исполнительных функций: полушарные асимметрии. Журнал когнитивной психологии 24 , 367–386 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 99.

    Manza, P. et al . Двойная, но асимметричная роль дорсальной передней поясной коры головного мозга в подавлении реакции и переключении с незаметного на заметное действие. Neuroimage 134 , 466–474 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 100.

    Zhang, S. & Li, Cs. R. Функциональные сети для когнитивного контроля в задаче стоп-сигнала: анализ независимых компонентов. Картирование человеческого мозга 33 , 89–104 (2012).

    ADS Статья Google Scholar

  • 101.

    Коул, М. В., Яркони, Т., Репов, Г., Античевич, А. и Бравер, Т. С. Глобальная взаимосвязь префронтальной коры головного мозга позволяет прогнозировать когнитивный контроль и интеллект. J Neurosci 32 , 8988–8999, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.0536-12.2012 (2012).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 102.

    Колом, Р. и др. . Серое вещество коррелирует с жидким, кристаллизованным и пространственным интеллектом: тестирование модели P-FIT. Intelligence 37 , 124–135, https://doi.org/10.1016/j.intell.2008.07.007 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 103.

    Колом, Р., Карама, С., Юнг, Р. Э. и Хайер, Р. Дж. Человеческий интеллект и сети мозга. Диалоги в клинической нейробиологии 12 , 489 (2010).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 104.

    Дункан, Дж. и др. . Нейронная основа общего интеллекта. Наука 289 , 457–460 (2000).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 105.

    Finn, E. S. et al. . Функциональный дактилоскопический коннектом: идентификация людей с использованием паттернов мозговой связи. Nat Neurosci 18 , 1664–1671, https://doi.org/10.1038/nn.4135 (2015).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 106.

    Tschentscher, N., Mitchell, D. & Duncan, J. Гибкий интеллект предсказывает внедрение новых правил в распределенной сети лобно-теменного контроля. Journal of Neuroscience , 2478–2416 (2017).

  • 107.

    Юнг, Р. Э. и Хайер, Р.J. Теория теменно-фронтальной интеграции (P-FIT) интеллекта: конвергентные данные нейровизуализации. Behav Brain Sci 30 , 135–154; обсуждение 154–187, https://doi.org/10.1017/S0140525X07001185 (2007).

  • 108.

    Вахтин, А. А., Рыман, С. Г., Флорес, Р. А. и Юнг, Р. Э. Функциональные сети мозга, вносящие вклад в теорию теменно-фронтальной интеграции интеллекта. Neuroimage 103 , 349–354, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2014.09.055 (2014).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 109.

    Chen, C. et al. . Сеть когнитивного контроля: метаанализ функциональной нейроанатомии когнитивного контроля (в стадии подготовки).

  • 110.

    Spagna, A. et al. . Объем серого вещества передней островковой коры и социальные сети. J Comp Neurol 526 , 1183–1194, https://doi.org/10.1002/cne.24402 (2018).

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 111.

    Наглиери, Дж. А. и Дас, Дж. П. Практическое значение общего интеллекта и когнитивных процессов PASS. Общий фактор интеллекта: насколько он общий , 855–884 (2002).

  • 112.

    Das, J. P. PASS Программа улучшения чтения. Дил, Нью-Джерси: Образовательные ресурсы Сарка, (1999).

  • 113.

    Naglieri, J.А. и Дас, Дж. П. Система когнитивной оценки (1997).

  • 114.

    Лурия А. Р. In Высшие корковые функции человека 246–365 (Springer, 1980).

  • 115.

    Дункан, Дж. и др. . Пренебрежение целью и g Спирмена: конкурирующие части сложной задачи. Журнал экспериментальной психологии: общие 137 , 131 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 116.

    Лурия, А.R. Высшие корковые функции человека (Springer Science & Business Media, 2012).

  • 117.

    Милнер, Б. Влияние различных поражений мозга на сортировку карт: роль лобных долей. Архив неврологии 9 , 90–100 (1963).

    Артикул Google Scholar

  • 118.

    Альтамирано, Л. Дж., Мияке, А. и Уитмер, А. Дж. Когда психическая негибкость способствует исполнительному контролю: положительные побочные эффекты склонности к размышлениям на поддержание цели. Психологические науки 21 , 1377–1382 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 119.

    Бхандари, А. и Дункан, Дж. Пренебрежение целью и разбивка знаний при построении нового поведения. Познание 130 , 11–30 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 120.

    Дункан, Дж., Эмсли, Х., Уильямс, П., Джонсон, Р.И Фрир, С. Интеллект и лобная доля: организация целенаправленного поведения. Когнитивная психология 30 , 257–303 (1996).

    CAS Статья Google Scholar

  • 121.

    Дункан, Дж. Структура познания: эпизоды внимания в сознании и мозге. Нейрон 80 , 35–50 (2013).

    CAS Статья Google Scholar

  • 122.

    Дункан Дж., Чилински Д., Митчелл Д. Дж. И Бхандари А. Сложность и композиционность в подвижном интеллекте. Труды Национальной академии наук 114 , 5295–5299 (2017).

    CAS Статья Google Scholar

  • 123.

    Wu, T. et al. . Передняя кора островка является узким местом когнитивного контроля. Neuroimage (на рассмотрении).

  • 124.

    Wehmeyer, M.И Шварц, М. Самоопределение и положительные результаты для взрослых: последующее исследование молодежи с умственной отсталостью или неспособностью к обучению. Исключительные дети 63 , 245–255 (1997).

    Артикул Google Scholar

  • 125.

    Wing, L. Языковые, социальные и когнитивные нарушения при аутизме и тяжелой умственной отсталости. Журнал аутизма и нарушений развития 11 , 31–44 (1981).

    CAS Статья Google Scholar

  • 126.

    Хилл, Э. Л. Исполнительная дисфункция при аутизме. Тенденции в когнитивных науках 8 , 26–32 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 127.

    Арнстен, А. Ф. и Рубиа, К. Нейробиологические цепи, регулирующие внимание, когнитивный контроль, мотивацию и эмоции: нарушения нервно-психических расстройств. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии 51 , 356–367 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 128.

    Ozonoff, S. & Jensen, J. Краткий отчет: Профили специфических исполнительных функций при трех нарушениях развития нервной системы. Журнал аутизма и нарушений развития 29 , 171–177 (1999).

    CAS Статья Google Scholar

  • 129.

    Маротта, А. и др. . Нарушение разрешения конфликтов и бдительность при эутимическом биполярном расстройстве. Психиатрические исследования 229 , 490–496 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 130.

    Spagna, A. et al. . Клозапин улучшает ориентацию внимания при шизофрении. Исследование шизофрении 168 , 285–291 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 131.

    Тиан, Ю. и др. . Лечение венлафаксином снижает дефицит исполнительного контроля внимания у пациентов с большим депрессивным расстройством. Научные отчеты 6 , 28028 (2016).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 132.

    Spagna, A. et al. . Дефицит супрамодального исполнительного контроля внимания при шизофрении. Журнал психиатрических исследований 97 , 22–29 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 133.

    Mackie, M. A. & Fan, J. In Executive Functions in Health and Disease 249–300 (Elsevier, 2017).

  • Границы | Человек против искусственного интеллекта

    Введение: Искусственный и человеческий интеллект, миры различий

    Общий искусственный интеллект на человеческом уровне

    Последние достижения в области информационных технологий и ИИ могут способствовать большей координации и интеграции между людьми и технологиями.Поэтому довольно большое внимание было уделено разработке Human-Aware AI, который нацелен на AI, который как «член команды» адаптируется к когнитивным возможностям и ограничениям членов команды. Также такие метафоры, как «товарищ», «партнер», «альтер-эго», «умный сотрудник», «приятель» и «взаимопонимание» подчеркивают высокую степень сотрудничества, сходства и равенства в «гибридных командах». Когда партнеры ИИ, осознающие человека, действуют как «человеческие соучастники», они должны уметь ощущать, понимать и реагировать на широкий спектр сложных человеческих поведенческих качеств, таких как внимание, мотивация, эмоции, творчество, планирование или аргументация (например,г. Кремер и др., 2012; ван ден Бош и Бронкхорст, 2018; van den Bosch et al., 2019). Следовательно, эти «ИИ-партнеры» или «товарищи по команде» должны быть наделены человеческими (или гуманоидными) когнитивными способностями, обеспечивающими взаимопонимание и сотрудничество (то есть «человеческое осознание»).

    Однако независимо от того, насколько интеллектуальными и автономными агентами ИИ станут в определенных отношениях, по крайней мере в обозримом будущем, они, вероятно, останутся бессознательными машинами или устройствами специального назначения, которые поддерживают людей в конкретных, сложных задачах.Как цифровые машины, они оснащены совершенно другой операционной системой (цифровой и биологической) и, соответственно, с другими когнитивными качествами и способностями, чем биологические существа, такие как люди и другие животные (Moravec, 1988; Klein et al., 2004; Korteling et al. , 2018а; Шнейдерман, 2020а). В общем, цифровые агенты для рассуждений и решения проблем только очень поверхностно сравниваются со своими биологическими аналогами (например, Boden, 2017; Shneiderman, 2020b). Имея это в виду, становится все более и более важным, чтобы люди-профессионалы, работающие с передовыми системами искусственного интеллекта, (например,г. в вооруженных силах или командах по разработке политики) разработать правильную ментальную модель о различных когнитивных способностях систем ИИ по отношению к человеческому познанию. Этот вопрос станет все более актуальным, когда системы ИИ станут более совершенными и будут развертываться с большей степенью автономности. Таким образом, в данной статье делается попытка внести некоторую ясность и понимание фундаментальных характеристик, различий и особенностей человеческого / биологического и искусственного / цифрового интеллекта. В последнем разделе представлена ​​глобальная структура для создания образовательного контента на основе этой «интеллектуальной осведомленности».Это может быть использовано для разработки образовательных и обучающих программ для людей, которым в ближайшем и далеком будущем придется использовать передовые системы искусственного интеллекта или «сотрудничать с ними».

    С применением систем искусственного интеллекта с возрастающей автономией все больше и больше исследователей считают необходимость энергичного решения реальных сложных проблем «человеческого уровня интеллекта» и, в более широком смысле, общего искусственного интеллекта или AGI (например, Goertzel et al. , 2014). Уже было предложено много различных определений A (G) I (например,г. Russell and Norvig, 2014 для обзора). Многие из них сводятся к: технология, содержащая или предполагающая (человеческий) интеллект , (например, Kurzweil, 1990). Это проблематично. В большинстве определений используется термин «интеллект» как существенный элемент самого определения, что делает определение тавтологическим. Во-вторых, идея о том, что A (G) I должна быть человекоподобной , кажется необоснованной. По крайней мере, в естественной среде существует множество других форм и проявлений очень сложного и разумного поведения, которые сильно отличаются от конкретных когнитивных способностей человека (см. Обзор в Grind, 1997).Наконец, подобно тому, что также часто встречается в области биологии, эти определения A (G) I используют человеческий интеллект в качестве центральной основы или аналогии для рассуждений о — менее знакомом — феномене A (G) I (Coley and Таннер, 2012). Из-за множества различий между лежащим в основе субстратом и архитектурой биологического и искусственного интеллекта этот антропоцентрический способ рассуждения , , вероятно, неоправдан. По этим причинам мы предлагаем (неантропоцентрическое) определение «интеллекта» как: « способность реализовывать сложные цели » (Тегмарк, 2017).Эти цели могут относиться к узким, ограниченным задачам (узкий ИИ) или к широким областям задач (AGI). Основываясь на этом определении и на определении AGI, предложенном Bieger et al. (2014) и Grind (1997), здесь мы определяем AGI как: « Небиологические возможности для автономного и эффективного достижения сложных целей в широком диапазоне сред». Системы AGI должны уметь автоматически и эффективно определять и извлекать наиболее важные функции для их работы и обучения в широком диапазоне задач и контекстов.Соответствующее исследование AGI отличается от обычного исследования AI тем, что касается универсальности и целостности интеллекта, а также тем, что инженерная практика проводится в соответствии с системой, сравнимой с человеческим разумом в определенном смысле (Bieger et al., 2014).

    Будет интересно создавать копии самих себя, которые могут итеративно учиться посредством взаимодействия с партнерами и, таким образом, стать способными сотрудничать на основе общих целей, взаимопонимания и адаптации (например, Bradshaw et al., 2012; Джонсон и др., 2014). Это было бы очень полезно, например, когда высокий уровень социального интеллекта ИИ будет способствовать более адекватному взаимодействию с людьми, например, в сфере здравоохранения или в развлекательных целях (Wyrobek et al., 2008). Истинное сотрудничество на основе общих целей и взаимопонимания обязательно подразумевает некую форму общего гуманоидного интеллекта. Пока это остается целью далекого горизонта. В данной статье мы аргументируем, почему для большинства приложений также может быть не очень практичным или необходимым (и, вероятно, немного вводящим в заблуждение) энергично нацеливаться или предвосхищать системы, обладающие «человеческими» AGI или «человеческими» способностями или качествами. .Тот факт, что люди обладают общим интеллектом, не означает, что новые неорганические формы общего интеллекта должны соответствовать критериям человеческого интеллекта. В этой связи в настоящей статье рассматривается то, как мы думаем о (естественном и искусственном) интеллекте в связи с наиболее вероятными потенциалами (и реальными предстоящими проблемами) ИИ в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Это даст пищу для размышлений в ожидании будущего, которое трудно предсказать для такой динамичной области, как ИИ.

    Что такое «настоящий интеллект»?

    В нашем стремлении создать системы AGI, обладающие гуманоидным интеллектом, подразумевается предпосылка о том, что человеческий (общий) интеллект является «настоящей» формой интеллекта. Это даже уже неявно сформулировано в термине «искусственный интеллект», как если бы он не был полностью реальным, то есть реальным, как неискусственный (биологический) интеллект. Действительно, как люди, мы знаем себя как сущности с самым высоким интеллектом, когда-либо наблюдавшимся во Вселенной.И как продолжение этого, нам нравится видеть себя разумными существами, способными решать широкий спектр сложных проблем в любых обстоятельствах, используя наш опыт и интуицию, дополненные правилами логики, анализа решений и статистики. Поэтому неудивительно, что нам трудно принять идею о том, что мы могли бы быть немного менее умными, чем мы постоянно говорим себе, то есть «следующее оскорбление для человечества» (van Belkom, 2019). Дело доходит до того, что быстрый прогресс в области искусственного интеллекта сопровождается повторяющимся переопределением того, что следует считать «настоящим (общим) интеллектом».Концептуализация интеллекта, то есть способность автономно и эффективно достигать сложных целей, затем постоянно корректируется и дополнительно ограничивается: «теми вещами, которые могут делать только люди». В соответствии с этим ИИ определяется как «исследование того, как заставить компьютеры делать вещи, в которых в настоящий момент люди лучше» (Rich and Knight, 1991; Rich et al., 2009). Это включает в себя обдумывание творческих решений, гибкое использование контекстной и исходной информации, использование интуиции и чувств, способность действительно «думать и понимать» или включение эмоций в (этические) соображения.Затем они упоминаются как конкретные элементы реального интеллекта (например, Bergstein, 2017). Например, директор Facebook по искусственному интеллекту и представитель в этой области Янн ЛеКун упомянул на конференции в Массачусетском технологическом институте, посвященной будущему работы , что машины все еще далеки от «сущности интеллекта». Это включает в себя способность понимать физический мир достаточно хорошо, чтобы делать прогнозы относительно его основных аспектов — наблюдать за одним предметом, а затем использовать базовые знания, чтобы выяснить, какие другие вещи также должны быть правдой.Другими словами, машины не обладают здравым смыслом (Bergstein, 2017), как подводные лодки, которые не умеют плавать (van Belkom, 2019). Когда исключительные человеческие способности становятся нашей ключевой точкой навигации на горизонте, мы можем упустить некоторые важные проблемы, которые могут потребовать нашего внимания в первую очередь.

    Чтобы прояснить этот момент, мы сначала дадим некоторое представление об основной природе человеческого и искусственного интеллекта. Это необходимо для подтверждения адекватной осведомленности об интеллекте ( Intelligence Awareness ), а также для проведения адекватных исследований и обучения, предвосхищающих разработку и применение A (G) I.На данный момент это основано на трех основных понятиях, которые могут (и должны) получить дальнейшее развитие в ближайшем будущем.

    • Что касается познавательных задач, мы, вероятно, менее умны, чем мы думаем. Так почему же мы должны сосредоточиться на человеческих -подобных AGI?

    • Возможно множество различных форм интеллекта, поэтому общий интеллект не обязательно совпадает с общим интеллектом гуманоидов (или «ОИИ на человеческом уровне»).

    • AGI часто не нужен; Многие сложные проблемы также можно эффективно решать, используя несколько узких ИИ. 1

    Возможно, мы не так умны, как думаем

    Насколько мы умны на самом деле? Ответ на этот вопрос в значительной степени определяется точкой зрения, с которой этот вопрос рассматривается, и, следовательно, выбранными мерами и критериями разведки. Например, мы могли бы сравнить природу и возможности человеческого интеллекта с другими видами животных. В этом случае мы кажемся очень умными. Благодаря нашим огромным способностям к обучению, мы располагаем самым обширным арсеналом когнитивных способностей 2 для автономного решения сложных задач и достижения сложных целей.Таким образом мы можем решать огромное количество арифметических, концептуальных, пространственных, экономических, социально-организационных, политических и др. Задач. Приматы, которые лишь незначительно отличаются от нас в генетическом отношении, в этом отношении далеко от нас. Таким образом, мы можем законно квалифицировать людей по сравнению с другими известными нам видами животных как высокоинтеллектуальные.

    Ограниченная когнитивная способность

    Однако мы также можем выйти за рамки этой « относительной, межвидовой перспективы» и попытаться квалифицировать наш интеллект в более абсолютных терминах, т.е.е., используя шкалу от нуля до того, что физически возможно. Например, мы могли бы рассматривать вычислительные возможности человеческого мозга как физической системы (Bostrom, 2014; Tegmark, 2017). Среди ученых, занимающихся искусственным интеллектом, преобладает мнение, что интеллект — это, в конечном счете, вопрос информации и вычислений, а не плоти, крови и атомов углерода. В принципе, не существует физического закона, препятствующего построению физических систем (состоящих из кварков и атомов, таких как наш мозг) с гораздо большей вычислительной мощностью и интеллектом, чем человеческий мозг.Это означало бы, что нет непреодолимой физической причины, по которой машины однажды не могут стать намного умнее нас во всех возможных отношениях (Тегмарк, 2017). Таким образом, наш интеллект относительно высок на по сравнению с другими животными, но в абсолютном выражении он может быть очень ограничен в своих физических вычислительных возможностях, хотя только из-за ограниченного размера нашего мозга и максимально возможного количества нейронов и глиальных клеток (например, Кале, 1979).

    Для дальнейшего определения и оценки нашего собственного (биологического) интеллекта мы также можем обсудить эволюцию и природу наших способностей биологического мышления.Как биологическая нейронная сеть из плоти и крови, необходимая для выживания, наш мозг прошел процесс эволюционной оптимизации, который длился более миллиарда лет. За этот длительный период он превратился в высокоэффективную и действенную систему для регулирования основных биологических функций и выполнения перцептивно-моторных задач и задач распознавания образов, таких как сбор пищи, борьба и бегство, а также спаривание. Почти на протяжении всей нашей эволюции нейронные сети нашего мозга были дополнительно оптимизированы для этих основных биологических и перцептивных моторных процессов, которые также лежат в основе наших повседневных практических навыков, таких как приготовление пищи, садоводство или работа по дому.Возможно, из-за того, что в результате получается умение выполнять такие задачи, мы можем забыть, что эти процессы характеризуются чрезвычайно высокой вычислительной сложностью (например, Moravec, 1988). Например, когда мы завязываем шнурки, миллионы сигналов проходят через большое количество различных сенсорных систем, от тел сухожилий и мышечных веретен в наших конечностях до сетчатки, отолитовых органов и полукруглых каналов в голове. (например, Brodal, 1981). Этот огромный объем информации от множества различных перцепционно-моторных систем непрерывно, параллельно, без усилий и даже без сознательного внимания обрабатывается в нейронных сетях нашего мозга (Minsky, 1986; Moravec, 1988; Grind, 1997).Чтобы достичь этого, мозг имеет ряд универсальных (присущих) рабочих механизмов, таких как ассоциативное и ассоциативное обучение (Shatz, 1992; Bar, 2007), потенцирование и содействие (Katz and Miledi, 1968; Bao et al., 1997), насыщение и латеральное торможение (Isaacson, Scanziani, 2011; Korteling et al., 2018a).

    Эти виды основных биологических и перцептивно-моторных способностей развивались и закладывались в течение многих миллионов лет. Намного позже в нашей эволюции — на самом деле совсем недавно — наши когнитивные способности и рациональные функции начали развиваться.Этим когнитивным способностям или способностям, вероятно, меньше 100 тысяч лет, что можно квалифицировать как «эмбриональные» на временной шкале эволюции (например, Petraglia and Korisettar, 1998; McBrearty and Brooks, 2000; Henshilwood and Marean, 2003). ). Вдобавок этот очень тонкий слой человеческих достижений обязательно был построен на «древнем» нейронном интеллекте для выполнения основных функций выживания. Итак, наши «высшие» когнитивные способности развиваются из и с помощью этих (нейро) биологических механизмов регуляции (Damasio, 1994; Korteling and Toet, 2020).В результате неудивительно, что возможности нашего мозга для выполнения этих недавних когнитивных функций все еще довольно ограничены. Эти ограничения проявляются по-разному, например:

    — Объем когнитивной информации, которую мы можем сознательно обработать (наша рабочая память, объем или внимание), очень ограничен (Simon, 1955). Пропускная способность нашей оперативной памяти составляет примерно 10–50 бит в секунду (Тегмарк, 2017).

    -Большинство когнитивных задач, таких как чтение текста или вычисления, требуют нашего полного внимания, и нам обычно требуется много времени для их выполнения.Мобильные калькуляторы могут выполнять в миллионы раз более сложные вычисления, чем мы (Тегмарк, 2017).

    — Хотя мы можем обрабатывать большое количество информации параллельно, мы не можем одновременно выполнять когнитивные задачи, требующие обдумывания и внимания, то есть «многозадачность» (Korteling, 1994; Rogers and Monsell, 1995; Rubinstein, Meyer, and Evans, 2001).

    ‐Приобретенные когнитивные знания и навыки людей (память) со временем теряют тенденцию, в гораздо большей степени, чем перцепционно-моторные навыки.Из-за этого ограниченного «удержания» информации мы легко забываем значительную часть того, что мы узнали (Wingfield and Byrnes, 1981).

    Укоренившиеся когнитивные предубеждения

    Ограниченные возможности обработки когнитивных задач — не единственный фактор, определяющий наш когнитивный интеллект. За исключением общей ограниченной способности обработки, обработка когнитивной информации человека демонстрирует систематические искажения. Они проявляются во многих когнитивных предубеждениях (Tversky and Kahneman, 1973, Tversky and Kahneman, 1974).Когнитивные искажения — это систематические, повсеместно встречающиеся тенденции, склонности или предрасположенности, которые искажают или искажают информационные процессы таким образом, что их результат становится неточным, субоптимальным или просто неправильным (например, Lichtenstein and Slovic, 1971; Tversky and Kahneman, 1981). Многие предубеждения возникают практически одинаково во многих различных ситуациях принятия решений (Shafir and LeBoeuf, 2002; Kahneman, 2011; Toet et al., 2016). В литературе представлены описания и демонстрации более 200 предубеждений. Эти тенденции в значительной степени неявны и бессознательны и кажутся вполне естественными и самоочевидными, когда мы осознаем эти когнитивные наклонности (Пронин и др., 2002; Risen, 2015; Korteling et al., 2018b). Вот почему их часто называют «интуитивными» (Kahneman, Klein, 2009) или «иррациональными» (Shafir, LeBoeuf, 2002). Предвзятые рассуждения могут привести к вполне приемлемым результатам в естественных или повседневных ситуациях, особенно если принять во внимание временные затраты на рассуждения (Simon, 1955; Gigerenzer and Gaissmaier, 2011). Однако люди часто отклоняются от рациональности и / или принципов логики, расчета и вероятности нежелательными способами (Tversky and Kahneman, 1974; Shafir and LeBoeuf, 2002), что приводит к неоптимальным решениям с точки зрения затраченного времени и усилий (затрат). доступная информация и ожидаемые выгоды.

    Смещения в значительной степени вызваны присущими (или структурными) характеристиками и механизмами мозга как нейронной сети (Korteling et al., 2018a; Korteling and Toet, 2020). По сути, эти механизмы — такие как ассоциация, содействие, адаптация или латеральное торможение — приводят к модификации исходных или доступных данных и их обработке (например, взвешиванию их важности). Например, латеральное торможение — это универсальный нервный процесс, приводящий к усилению различий в нервной активности (усиление контраста), что очень полезно для перцептивно-моторных функций, поддержания физической целостности и аллостаза (т.е. функции биологического выживания). Для этих функций наша нервная система была оптимизирована на протяжении миллионов лет. Однако «высшие» когнитивные функции, такие как концептуальное мышление, вероятностное рассуждение или расчет, были развиты в эволюции совсем недавно. Этим функциям, вероятно, меньше 100 тысяч лет, и поэтому их можно квалифицировать как «эмбриональные» на временной шкале эволюции (например, McBrearty and Brooks, 2000; Henshilwood and Marean, 2003; Petraglia and Korisettar, 2003).Вдобавок эволюция не могла развить эти новые когнитивные функции с нуля, а вместо этого должна была выстроить этот эмбриональный и тонкий слой человеческих достижений из своего «древнего» нейронного наследия для основных функций биологического выживания (Moravec, 1988). Поскольку когнитивные функции обычно требуют точного расчета и надлежащего взвешивания данных, преобразования данных, такие как латеральное торможение, могут легко привести к систематическим искажениям (т. Е. Смещениям) в обработке когнитивной информации. Примерами большого количества смещений, вызванных внутренними свойствами биологических нейронных сетей, являются: смещение привязки (смещение решений к ранее полученной информации, Furnham and Boo, 2011; Tversky and Kahneman, 1973, Tversky and Kahneman, 1974), смещение ретроспективного анализа. (тенденция ошибочно воспринимать события как неизбежные или более вероятные, если они уже произошли, Hoffrage et al., 2000; Roese and Vohs, 2012) смещения доступности (оценка частоты, важности или вероятности события по легкости, с которой соответствующие случаи приходят в голову, Tversky and Kahnemann, 1973; Tversky and Kahneman, 1974) и смещения подтверждения ( тенденция выбирать, интерпретировать и запоминать информацию таким образом, чтобы подтверждать предубеждения, взгляды и ожидания, Nickerson, 1998). Помимо этих неотъемлемых (структурных) ограничений (биологических) нейронных сетей, предубеждения могут также происходить из функциональных эволюционных принципов, способствовавших выживанию наших предков, которые, как охотники-собиратели, жили небольшими, сплоченными группами (Haselton et al., 2005; Туби и Космидес, 2005). Когнитивные искажения могут быть вызваны несоответствием между эволюционно рационализированной «эвристикой» («эволюционная рациональность»: Haselton et al., 2009) и текущим контекстом или окружающей средой (Tooby and Cosmides, 2005). С этой точки зрения, та же эвристика, которая оптимизировала шансы на выживание наших предков в их (естественной) среде, может привести к неадаптивному (предвзятому) поведению, когда они используются в наших текущих (искусственных) условиях. Пристрастия, которые рассматривались как примеры такого несоответствия, — это предвзятость действия (предпочтение действия, даже если для этого нет рационального оправдания, Baron and Ritov, 2004; Patt and Zeckhauser, 2000), социальное доказательство (тенденция отражать или копировать действия и мнения других, Cialdini, 1984), Трагедия общественного достояния (приоритет личных интересов над общим благом сообщества, Hardin, 1968) и предвзятость Ingroup (предпочтение собственной группы над группой других, Тейлор и Дориа, 1981).

    Этот зашитый (нейронно врожденный и / или эволюционно укоренившийся) характер предвзятого мышления делает маловероятным, что простые и простые методы, такие как обучающие вмешательства или курсы повышения осведомленности, будут очень эффективными для устранения предубеждений. Эта трудность смягчения предвзятости действительно подтверждается литературой (Korteling et al., 2021).

    Общий интеллект — это не то же самое, что интеллект человека

    Фундаментальные различия между биологическим и искусственным интеллектом

    Мы часто думаем и размышляем об интеллекте, имея в виду антропоцентрическую концепцию нашего собственного интеллекта как очевидную и недвусмысленную ссылку.Мы склонны использовать эту концепцию в качестве основы для рассуждений о других, менее известных явлениях интеллекта, таких как другие формы биологического и искусственного интеллекта (Coley and Tanner, 2012). Это может привести к интересным вопросам и идеям. Примером может служить обсуждение того, как и когда будет достигнута точка «интеллекта на человеческом уровне». Например, Аккерманн. (2018) пишет: «До достижения суперинтеллекта общий ИИ означает, что машина будет иметь те же когнитивные способности, что и человек».Итак, исследователи подробно обсуждают момент времени, когда мы достигнем общего ИИ (например, Goertzel, 2007; Müller and Bostrom, 2016). Мы полагаем, что подобные вопросы не совсем по цели. Существует (в принципе) множество различных возможных типов (общего) интеллекта, из которых человекоподобный интеллект является лишь одним из них. Это означает, например, что развитие ИИ определяется ограничениями физики и технологий, а не биологической эволюцией.Таким образом, точно так же, как разум гипотетического инопланетного посетителя нашей планеты Земля, вероятно, будет иметь иную (не) органическую структуру с другими характеристиками, сильными и слабыми сторонами, чем человеческие жители, это также применимо к искусственным формам (в целом ) интеллект. Ниже мы кратко суммируем несколько фундаментальных различий между человеческим и искусственным интеллектом (Bostrom, 2014):

    ‐ Базовая структура: Биологический (углеродный) интеллект основан на нейронном «мокром» программном обеспечении, которое фундаментально отличается от искусственного (основанного на кремнии) интеллекта.В отличие от биологического влажного ПО, в кремниевых или цифровых системах «оборудование» и «программное обеспечение» не зависят друг от друга (Kosslyn and Koenig, 1992). Когда биологическая система усвоила новый навык, он будет привязан к самой системе. Напротив, если система ИИ приобрела определенный навык, составляющие алгоритмы могут быть напрямую скопированы во все другие аналогичные цифровые системы.

    ‐Speed: сигналы от систем искусственного интеллекта распространяются почти со скоростью света. У людей скорость проводимости нервов составляет не более 120 м / с, что чрезвычайно медленно в масштабе времени компьютеров (Siegel and Sapru, 2005).

    ‐Подключение и общение: люди не могут напрямую общаться друг с другом. Они общаются с помощью языка и жестов с ограниченной пропускной способностью. Это медленнее и сложнее, чем обмен данными между системами ИИ, которые могут быть напрямую связаны друг с другом. Благодаря этому прямому подключению они также могут сотрудничать на основе интегрированных алгоритмов.

    ‐ Обновляемость и масштабируемость: системы искусственного интеллекта почти не имеют ограничений в отношении поддержания их в актуальном состоянии или масштабирования и / или перенастройки, чтобы у них были правильные алгоритмы, а также возможности обработки и хранения данных, необходимые для выполнения задач. они должны выполнить.Эта способность к быстрому структурному расширению и немедленному совершенствованию вряд ли применима к людям.

    — Напротив, биология делает многое с небольшим: органический мозг в миллионы раз потребляет больше энергии, чем компьютеры. Человеческий мозг потребляет меньше энергии, чем лампочка, тогда как суперкомпьютер с сопоставимой вычислительной производительностью потребляет достаточно электроэнергии, чтобы обеспечить энергией целую деревню (Fischetti, 2011).

    Подобные различия в базовой структуре, скорости, возможности подключения, обновляемости, масштабируемости и энергопотреблении обязательно приведут к разным качествам и ограничениям между человеческим и искусственным интеллектом.Наша скорость реакции на простые стимулы, например, во много тысяч раз ниже, чем у искусственных систем. Компьютерные системы очень легко могут быть напрямую связаны друг с другом и как таковые могут быть частью одной интегрированной системы. Это означает, что системы ИИ не следует рассматривать как отдельные сущности, которые могут легко работать вместе друг с другом или иметь взаимные недопонимания. И если две системы искусственного интеллекта задействованы в задаче, они имеют минимальный риск ошибиться из-за недопонимания (подумайте о беспилотных транспортных средствах, приближающихся к перекрестку).В конце концов, они являются внутренне связанными частями одной системы и одного и того же алгоритма (Герла и др., 2014).

    Сложность и парадокс Моравека

    Поскольку биологические, углеродные, мозговые и цифровые, кремниевые компьютеры оптимизированы для совершенно разных видов задач (например, Moravec, 1988; Korteling et al., 2018b), человеческих и искусственных. интеллект показывает фундаментальные и, вероятно, далеко идущие различия. Из-за этих различий использование собственного разума в качестве основы, модели или аналогии для рассуждений об ИИ может ввести в заблуждение.Это может привести к ошибочным представлениям, например, о предполагаемых способностях людей и ИИ выполнять сложные задачи. В результате недостатки, касающиеся возможностей обработки информации, часто появляются в психологической литературе, в которой термины «сложность» и «трудность» задач используются взаимозаменяемо (см., Например, Wood et al., 1987; McDowd and Craik, 1988). Затем сложность задачи оценивается антропоцентрическим образом, то есть по степени, в которой мы, люди, можем ее выполнить или овладеть ею. Итак, мы используем сложность для выполнения или освоения задачи как меру ее сложности и производительность задачи (скорость, ошибки) как меру навыков и интеллекта исполнителя задачи.Хотя иногда это может быть приемлемо в психологических исследованиях, это может вводить в заблуждение, если мы стремимся понять интеллект систем ИИ. Нам гораздо труднее перемножить два случайных числа из шести цифр, чем узнать друга на фотографии. Но когда дело доходит до счета или арифметических операций, компьютеры в тысячи раз быстрее и лучше, в то время как те же системы только недавно предприняли шаги по распознаванию изображений (что удалось только тогда, когда была внедрена технология глубокого обучения, основанная на некоторых принципах биологических нейронных сетей. развитый).В целом: когнитивные задачи, которые относительно сложны для человеческого мозга (и которые поэтому мы считаем сложными субъективно), не обязательно должны быть вычислительно сложными (например, с точки зрения объективной арифметики, логики и абстрактных операций). И наоборот: задачи, которые относительно просты для мозга (распознавание паттернов, перцептивно-моторные задачи, хорошо обученные задачи), не обязательно должны быть простыми в вычислительном отношении. Это явление, легкое для древней нейронной «технологии» людей и сложное для современной цифровой технологии компьютеров (и наоборот), было названо парадоксом Моравца . Ханс Моравец (1988) писал: «Сравнительно легко заставить компьютеры показывать результаты на уровне взрослых в тестах интеллекта или игре в шашки, и трудно или невозможно дать им навыки годовалого ребенка, когда дело касается восприятия и мобильности. . »

    Превосходный перцепционно-моторный интеллект человека

    Парадокс Моравека подразумевает, что биологические нейронные сети интеллектуальны по-разному, чем искусственные нейронные сети. Интеллект не ограничивается проблемами или целями, которые мы, люди, обладающие биологическим интеллектом, считаем трудными (Grind, 1997).Интеллект, определяемый как способность реализовывать сложные цели или решать сложные проблемы, — это гораздо больше. Согласно Моравеку (1988), рассуждения высокого уровня требуют очень небольшого количества вычислений, а низкоуровневые перцепционно-моторные навыки требуют огромных вычислительных ресурсов. Если мы выразим сложность проблемы в терминах количества элементарных вычислений, необходимых для ее решения, то наш биологический перцепционный двигательный интеллект на значительно превосходит наш когнитивный интеллект.Наш органический перцептивно-моторный интеллект особенно хорош в ассоциативной обработке инвариантов («паттернов») более высокого порядка в окружающей информации. Они более сложны в вычислительном отношении и содержат больше информации, чем простые отдельные элементы (Гибсон, 1966, Гибсон, 1979). Примером наших превосходных перцепционно-моторных способностей является эффект превосходства объекта : мы воспринимаем и интерпретируем целые объекты быстрее и эффективнее, чем (более простые) отдельные элементы, составляющие эти объекты (Weisstein and Harris, 1974; McClelland, 1978). ; Williams, Weisstein, 1978; Pomerantz, 1981).Таким образом, буквы также воспринимаются более точно, когда они представлены как часть слова, чем когда они представлены изолированно, то есть эффект превосходства слова (например, Reicher, 1969; Wheeler, 1970). Таким образом, сложность задачи не обязательно указывает на присущую ей сложность . Как выразился Моравец (1988): «Мы все потрясающие олимпийцы в области восприятия и моторики, настолько хороши, что делаем сложный вид легким. Однако абстрактная мысль — это новый трюк, которому, возможно, меньше 100 тысяч лет.Мы еще не освоили. Это не так уж и сложно; просто так кажется, когда мы это делаем ».

    Предположение о человекоподобном AGI

    Итак, если бы существовали системы искусственного интеллекта с общим интеллектом, которые можно было бы использовать для широкого круга сложных задач и задач, эти машины AGI, вероятно, имели бы совершенно другой профиль интеллекта, включая другие когнитивные качества, чем у человека (Goertzel, 2007). Это будет даже так, если нам удастся создать агентов ИИ, которые демонстрируют подобное поведение, как мы, и если они смогут адаптироваться к нашему образу мышления и решению проблем, чтобы способствовать объединению людей и ИИ.Если мы не решим намеренно ухудшить возможности систем ИИ (что было бы не очень умно), базовые возможности и способности человека и машин в отношении сбора и обработки информации, анализа данных, вероятностных рассуждений, логики, объема памяти. и т. д. останутся непохожими. Из-за этих различий мы должны сосредоточиться на системах, которые эффективно дополняют нас и делают систему искусственного интеллекта человека сильнее и эффективнее. Вместо того, чтобы заниматься искусственным интеллектом человеческого уровня, было бы более выгодно сосредоточиться на автономных машинах и (поддерживающих) системах, которые заполняют или расширяют многочисленные пробелы в когнитивном интеллекте человека.Например, в то время как люди вынуждены — из-за медлительности и других ограничений биологического мозга — мыслить эвристически в терминах целей, добродетелей, правил и норм, выраженных (нечетким) языком, ИИ уже создал отличные возможности для обработки и расчета непосредственно на очень сложные данные. Следовательно, или выполнение конкретных (узких) когнитивных задач (логических, аналитических, вычислительных) современный цифровой интеллект может быть более эффективным и действенным, чем биологический интеллект. Таким образом, ИИ может помочь найти лучшие ответы на сложные проблемы, используя большие объемы данных, последовательные наборы этических принципов и целей, вероятностные и логические рассуждения (например,г. Korteling et al., 2018b). Таким образом, мы предполагаем, что в конечном итоге разработка систем искусственного интеллекта для поддержки принятия решений человеком может оказаться наиболее эффективным способом, ведущим к принятию лучших решений или разработке лучших решений по сложным вопросам. Таким образом, сотрудничество и разделение задач между людьми и системами ИИ должно в первую очередь определяться их взаимно специфическими качествами. Например, задачи или компоненты задач, которые обращаются к способностям, в которых превосходят системы ИИ, должны будут меньше (или менее полно) освоены людьми, поэтому, вероятно, потребуется меньше обучения.Системы искусственного интеллекта уже намного лучше людей в логически и арифметически правильном сборе (выборе) и обработке (взвешивании, расстановке приоритетов, анализе, объединении) больших объемов данных. Делают это быстро, точно и надежно. Они также более стабильны (последовательны), чем люди, не испытывают стресса и эмоций, обладают большой настойчивостью и гораздо лучше сохраняют знания и навыки, чем люди. Как машина, они служат людям полностью и без каких-либо «личных интересов» или «собственных скрытых целей».«Основываясь на этих качествах, системы искусственного интеллекта могут эффективно брать на себя задачи или компоненты задач от людей. Тем не менее, по-прежнему важно, чтобы люди продолжали выполнять эти задачи до определенной степени, чтобы они могли взять на себя задачи или предпринять соответствующие действия в случае отказа системы машины.

    В целом люди лучше подходят, чем системы искусственного интеллекта, для гораздо более широкого спектра когнитивных и социальных задач в широком разнообразии (непредвиденных) обстоятельств и событий (Korteling et al., 2018b). В настоящее время люди также лучше справляются с социально-психосоциальным взаимодействием.Например, системам искусственного интеллекта сложно интерпретировать человеческий язык и символы. Для этого требуется очень обширная система отсчета, которой, по крайней мере, до сих пор и в ближайшем будущем, трудно достичь с помощью ИИ. В результате всех этих различий люди по-прежнему лучше реагируют (как гибкая команда) на неожиданные и непредсказуемые ситуации и творчески придумывают возможности и решения для открытых и плохо определенных задач, а также для широкого круга различных и, возможно, неожиданных, обстоятельства.Людям придется дополнительно использовать свои особые человеческие качества (то есть то, в чем люди относительно хороши) и тренироваться для повышения соответствующих компетенций. Кроме того, члены команды должны научиться хорошо справляться с общими ограничениями ИИ. Благодаря такому правильному разделению задач, основанному на конкретных качествах и ограничениях людей и систем искусственного интеллекта, человеческие предубеждения при принятии решений можно обойти и можно ожидать повышения производительности. Это означает, что усиление команды интеллектуальными машинами, имеющими меньше когнитивных ограничений и предубеждений, может иметь большую прибавочную стоимость, чем стремление к сотрудничеству между людьми и ИИ, у которых развились такие же (человеческие) предубеждения.Хотя для сотрудничества в командах с системами ИИ может потребоваться дополнительное обучение, чтобы эффективно справляться с этим несоответствием смещения, эта неоднородность, вероятно, будет лучше и безопаснее. Это также открывает возможность сочетания высоких уровней значимого человеческого контроля и высоких уровней автоматизации, что, вероятно, приведет к созданию наиболее эффективных и безопасных систем искусственного интеллекта человека (Elands et al., 2019; Shneiderman, 2020a). Вкратце: человеческий интеллект не является золотым стандартом для общего интеллекта; Вместо того чтобы нацеливаться на человекоподобных AGI, стремление к AGI должно, таким образом, сосредоточиться на эффективном цифровом / кремниевом AGI в сочетании с оптимальной конфигурацией и распределением задач.

    Объяснимость и доверие

    Развитие, связанное с искусственным обучением, или глубоким (подкрепляющим) обучением, в частности, было революционным. Глубокое обучение моделирует сеть, напоминающую многоуровневые нейронные сети нашего мозга. Основываясь на больших объемах данных, сеть учится распознавать закономерности и связи с высоким уровнем точности, а затем связывать их с курсами действий, не зная лежащих в основе причинных связей. Это означает, что трудно обеспечить ИИ с глубоким обучением некоторую прозрачность в том, как и почему он сделал конкретный выбор, например, выразив внятное (для людей) рассуждение о процессе принятия решения, как это делаем мы, ( е.г. Белком, 2019). Кроме того, рассуждения о решениях, как это делают люди, — это очень гибкий и произвольный процесс (по крайней мере, у людей). Люди, как правило, не осведомлены о своих неявных познаниях или отношениях и, следовательно, не могут адекватно сообщить о них. Поэтому многим людям довольно сложно интроспективно анализировать свои психические состояния, поскольку они являются сознательными, и прикреплять результаты этого анализа к словесным ярлыкам и описаниям (например, Nosek et al. (2011). Во-первых, человеческий мозг едва ли показывает, как он создает сознательные мысли (например,г. Фельдман-Баррет, 2017). На самом деле он создает иллюзию того, что его продукты раскрывают его внутреннее устройство. Другими словами: наши сознательные мысли ничего не говорят нам о том, как эти мысли возникли. Также нет субъективного маркера, который отличал бы правильные рассуждения от ошибочных (Kahneman and Klein, 2009). Таким образом, лицо, принимающее решения, не имеет возможности отличить правильные мысли, исходящие от подлинных знаний и опыта, и неправильные, вытекающие из несоответствующих нейроэволюционных процессов, тенденций и первичных интуиций.Итак, здесь мы могли бы задать вопрос: не более ли надежнее иметь настоящий черный ящик, чем слушать рассказывающий о них? Кроме того, согласно Werkhoven et al. (2018), требующие объяснимой наблюдаемости или прозрачности (Belkom, 2019; van den Bosch et al., 2019), могут привести к тому, что системы искусственного интеллекта будут ограничивать свою потенциальную пользу для человеческого общества тем, что может быть понято людьми.

    Конечно, мы не должны слепо доверять результатам, генерируемым ИИ. Как и в других областях сложных технологий, (например,г. Modeling & Simulation), системы ИИ должны быть проверены (соответствуют спецификациям) и утверждены (соответствуют целям системы) в отношении целей, для которых система была разработана. В общем, когда система должным образом верифицирована и валидирована, она может считаться безопасной, надежной и пригодной для использования. Поэтому он заслуживает нашего доверия по (логически) понятным и объективным причинам (хотя ошибки все же могут случаться). Точно так же люди доверяют характеристикам самолетов и сотовых телефонов, несмотря на то, что мы почти полностью игнорируем их сложные внутренние процессы.Подобно нашему собственному мозгу, искусственные нейронные сети принципиально непрозрачны (Nosek et al., 2011; Feldman-Barret, 2017). Следовательно, доверие к ИИ должно в первую очередь основываться на его объективных характеристиках. Это формирует более важную основу, чем обеспечение доверия на основе субъективных (обманчивых) впечатлений, историй или изображений, направленных на убеждение и обращение к пользователю. На основе эмпирических проверочных исследований разработчики и пользователи могут явно проверить, насколько хорошо система работает с набором ценностей и целей, для которых была разработана машина.В какой-то момент люди могут захотеть верить, что цели могут быть достигнуты при меньших затратах и ​​лучших результатах, когда мы принимаем решения, даже если они могут быть менее прозрачными для людей (Werkhoven et al., 2018).

    Влияние технологии множественного узкого ИИ

    AGI как Святой Грааль

    AGI, как и общий интеллект человека, будет иметь много очевидных преимуществ по сравнению с узким (ограниченным, слабым, специализированным) ИИ. Система AGI была бы гораздо более гибкой и адаптивной. На основе общих процессов обучения и рассуждений он мог бы автономно понять, как можно решить несколько проблем во всех видах различных областей в зависимости от их контекста (например,г. Курцвейл, 2005). Системы AGI также требуют гораздо меньшего вмешательства человека, чтобы уладить различные незакрепленные части между частичными элементами, аспектами и перспективами в сложных ситуациях. AGI действительно понимает проблемы и способен рассматривать их с разных точек зрения (как люди — в идеале — тоже могут это делать). Характерной чертой нынешних (узких) инструментов ИИ является то, что они обладают навыками в очень конкретной задаче, где они часто могут выполнять на сверхчеловеческих уровнях (например, Goertzel, 2007; Silver et al., 2017).Эти конкретные задачи четко определены и структурированы. Узкие системы искусственного интеллекта менее подходят или совершенно не подходят для задач или сред задач, которые предлагают небольшую структуру, последовательность, правила или рекомендации, в которых могут происходить всевозможные неожиданные, редкие или необычные события (например, чрезвычайные ситуации). Знание установленных процедур и следование им обычно не приводит к правильным решениям в этих различных обстоятельствах. В контексте (непредвиденных) изменений целей или обстоятельств адекватность существующего ИИ значительно снижается, поскольку он не может рассуждать с общей точки зрения и соответствующим образом адаптироваться (Lake et al., 2017; Горовиц, 2018). Как и в случае с узкими системами искусственного интеллекта, тогда необходимы люди, которые будут контролировать эти отклонения, чтобы обеспечить гибкую и адаптивную производительность системы. Поэтому поиски AGI можно рассматривать как поиски своего рода святого Грааля.

    Множественный узкий ИИ сейчас наиболее актуален!

    Потенциально высокие перспективы AGI, однако, не означают, что AGI будет наиболее важным фактором в будущих исследованиях и разработках в области искусственного интеллекта, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Размышляя о больших потенциальных преимуществах общего интеллекта, мы склонны рассматривать узкие приложения искусственного интеллекта как отдельные объекты, которые вполне могут быть проиграны более широким AGI, который предположительно может справиться со всем.Но так же, как наш современный мир быстро развивался за счет разнообразия конкретных (ограниченных) технологических инноваций, на системном уровне общий и широкий спектр появляющихся приложений ИИ также будет иметь революционное технологическое и социальное влияние (Peeters et al., 2020) . Это будет особенно актуально для будущего мира больших данных, в котором все будет подключено ко всему через Интернет вещей . Таким образом, будет намного выгоднее и выгоднее разрабатывать и создавать (не похожие на человека) варианты ИИ, которые будут отличаться в областях, где люди по своей природе ограничены.Кажется не слишком надуманным предположить, что несколько вариантов узких приложений ИИ также постепенно становятся более взаимосвязанными. Таким образом, можно ожидать развития все более широкой области интегрированных приложений ИИ. Кроме того, уже можно обучить языковую модель AI (Generative Pre-Training Transformer3, GPT-3) с помощью гигантского набора данных, а затем обучить ее различным задачам на основе нескольких примеров — обучение за один или несколько шагов. GPT-3 (разработанный OpenAI) может делать это с задачами, связанными с языком, но нет причин, по которым это невозможно с изображением и звуком или с их комбинациями (Brown, 2020).

    Кроме того, парадокс Моравека подразумевает, что развитие «партнеров» ИИ со многими видами человеческих (-уровневых) качеств будет очень трудно получить, в то время как их добавленная стоимость (т.е. за пределами человеческих возможностей) будет относительно низкий. Наиболее плодотворные приложения искусственного интеллекта будут в основном включать дополнения человеческих ограничений и ограничений. Учитывая нынешние стимулы для конкурентного технологического прогресса, множественные формы (связанных) узких систем ИИ будут основным фактором воздействия ИИ на наше общество в краткосрочной и среднесрочной перспективе.В ближайшем будущем это может означать, что приложения искусственного интеллекта останутся очень отличными от человеческих агентов и во многих аспектах почти не сравнимы с ними. Это, вероятно, будет правдой, даже если гипотетическое совпадение общего искусственного интеллекта (AGI) с человеческим познанием будет достигнуто в будущем в долгосрочной перспективе. Интеллект — понятие многомерное (количественное, качественное). Все измерения ИИ разворачиваются и растут по своему собственному пути со своей собственной динамикой. Следовательно, с течением времени все большее количество конкретных (узких) возможностей ИИ может постепенно совпадать, обгонять и превосходить когнитивные способности человека.Учитывая огромные преимущества ИИ, например, в области доступности данных и возможностей обработки данных, реализация AGI, вероятно, в то же время во многих отношениях превзойдет человеческий интеллект. Это означает, что гипотетический момент времени сопоставления человеческих и искусственных когнитивных способностей, то есть ОИИ человеческого уровня, вероятно, будет трудно определить значимым образом (Goertzel, 2007). 3

    Итак, когда ИИ по-настоящему поймет нас как «друга», «партнера», «альтер-эго» или «приятеля», как мы это делаем, когда сотрудничаем с другими людьми как с людьми, он превзойдет нас во многих областях. в то же время Моравец (1998).У него будет совершенно другой профиль способностей и способностей, и поэтому будет непросто по-настоящему понять, как он «думает» и приходит к своим решениям. Тем временем, однако, по мере того, как возможности роботов расширяются и переходят от простых инструментов к более интегрированным системам, важно соответствующим образом откалибровать наши ожидания и представления о роботах. Таким образом, нам нужно будет повысить нашу осведомленность и понимание относительно непрерывного развития и развития множества форм (интегрированных) систем искусственного интеллекта.Это касается, например, многогранности интеллекта. Разные типы агентов могут иметь разные комбинации интеллекта самого разного уровня. Агент с общим интеллектом может, например, быть наделен превосходными способностями в области распознавания образов и навигации, вычислений и логических рассуждений, в то же время будучи скучным в области социального взаимодействия и целенаправленного решения проблем. Это осознание многомерной природы интеллекта также касается того, как мы должны иметь дело с антропоморфизмом ( и извлекают выгоду).Это человеческая тенденция во взаимодействии человека с роботом характеризовать нечеловеческие артефакты, которые внешне похожи на нас как обладающие человеческими чертами, эмоциями и намерениями (например, Kiesler and Hinds, 2004; Fink, 2012; Haring et al. ., 2018). Понимание этих проблем человеческого фактора имеет решающее значение для оптимизации полезности, производительности и безопасности систем искусственного интеллекта человека (Peeters et al., 2020).

    С этой точки зрения вопрос о том, будет ли реализован «AGI на человеческом уровне», на данный момент не является наиболее актуальным.По мнению большинства ученых, занимающихся искусственным интеллектом, это обязательно произойдет, и ключевой вопрос заключается не в том, произойдет ли это, а в КОГДА (например, Müller and Bostrom, 2016). Однако на системном уровне несколько узких приложений искусственного интеллекта, вероятно, обгонят человеческий интеллект во все более широком диапазоне областей.

    Выводы и основы

    Настоящая статья сосредоточена на обеспечении большей ясности и понимания фундаментальных характеристик, различий и особенностей человеческого и искусственного интеллекта.Сначала мы представили идеи и аргументы, чтобы расширить и дифференцировать нашу концепцию интеллекта, будь то человеческий или искусственный. Центральным в этой более широкой и многогранной концепции интеллекта является представление о том, что интеллект сам по себе является вопросом информации и вычислений, независимо от его физического субстрата. Однако природа этого физического субстрата (биологический / углеродный или цифровой / кремний) в значительной степени будет определять его потенциальную оболочку когнитивных способностей и ограничений.Органические когнитивные способности людей были развиты совсем недавно в ходе эволюции человечества. Эти «эмбриональные» способности были построены на основе аппарата биологической нейронной сети, оптимизированного для аллостаза и (сложных) моторных функций восприятия. Поэтому человеческое познание характеризуется различными структурными ограничениями и искажениями в способности обрабатывать определенные формы небиологической информации. Биологические нейронные сети, например, не очень способны выполнять арифметические вычисления, для которых мой карманный калькулятор подходит в миллионы раз лучше.Эти врожденные и укоренившиеся ограничения, обусловленные биологическим и эволюционным происхождением человеческого интеллекта, можно назвать «жестко запрограммированными».

    В соответствии с парадоксом Моравича , мы утверждали, что разумное поведение — это нечто большее, чем , которое мы, как homo sapiens, находим трудным. Поэтому не следует путать сложность задачи (субъективную, антропоцентрическую) со сложностью задачи (объективной). Вместо этого мы выступали за разностороннюю концептуализацию интеллекта и признание его множества возможных форм и составов.Это подразумевает большое разнообразие типов биологического или других форм высокого (общего) интеллекта с широким диапазоном возможных профилей интеллекта и когнитивных качеств (которые могут или не могут превосходить наши во многих отношениях). Это позволит нам лучше понять наиболее вероятные возможности приложений искусственного интеллекта в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Например, с этой точки зрения наше основное внимание в исследованиях должно быть сосредоточено на тех компонентах спектра интеллекта, которые относительно сложны для человеческого мозга и относительно легки для машин.Это в первую очередь включает когнитивный компонент , требующий вычислений, арифметического анализа, статистики, вычисления вероятностей, анализа данных, логических рассуждений, запоминания и так далее.

    В соответствии с этим мы выступаем за более скромный взгляд на наш человеческий, общий интеллект. Это также означает, что ОИИ человеческого уровня не следует рассматривать как «золотой стандарт» интеллекта (которому следует уделять первоочередное внимание). Из-за множества фундаментальных различий между естественным и искусственным интеллектом, человекоподобный ОИИ будет очень трудно реализовать (а также с относительно ограниченной добавленной стоимостью).В случае, если ОИИ будет реализован в (далеком) будущем, он, вероятно, будет иметь совершенно другой профиль когнитивных способностей и способностей, чем мы, люди. Когда такой ОИИ зашел так далеко, что сможет «сотрудничать» как человек, в то же время будет вероятно, что во многих отношениях он уже может функционировать на гораздо более высоких уровнях по сравнению с тем, на что мы способны. В настоящее время, однако, будет не очень реалистично и полезно нацеливаться на ОИИ, который включает широкий спектр человеческих перцептивно-моторных и когнитивных способностей.Вместо этого наиболее прибыльные приложения ИИ в краткосрочной и среднесрочной перспективе, вероятно, будут основаны на нескольких узких системах ИИ. Эти многочисленные узкие приложения ИИ могут догнать человеческий интеллект во все более широком диапазоне областей.

    С этой точки зрения мы выступаем за то, чтобы не слишком подробно останавливаться на вопросе AGI, сможет ли ИИ перехитрить нас, забрать нашу работу, или как наделить его всеми видами человеческих способностей, и когда. Учитывая нынешнее состояние дел, может быть целесообразно больше сосредоточиться на всей системе множественных инноваций ИИ с людьми как решающим связующим и контролирующим фактором.Это также подразумевает установление и формализацию юридических границ и надлежащих (эффективных, этических, безопасных) целей для систем искусственного интеллекта (Elands et al., 2019; Aliman, 2020). Таким образом, этот человеческий фактор (законодатель, пользователь, «сотрудник») должен хорошо разбираться в характеристиках и возможностях биологического и искусственного интеллекта (для всех видов задач и условий работы). Как на рабочем месте, так и при разработке политики наиболее плодотворными приложениями ИИ будут дополнять и компенсировать присущие человеку биологические и когнитивные ограничения.По этой причине основные вопросы касаются того, как его использовать с умом? Для каких задач и при каких условиях решения можно безопасно передать ИИ, а когда требуется человеческое суждение? Как мы можем извлечь выгоду из сильных сторон человеческого интеллекта и как эффективно развернуть системы искусственного интеллекта, чтобы дополнить и компенсировать внутренние ограничения человеческого познания. См. Последние обзоры (Hoffman and Johnson, 2019; Shneiderman, 2020a; Shneiderman, 2020b).

    Вкратце: независимо от того, насколько интеллектуальными автономными агентами ИИ станут в определенных отношениях, по крайней мере в обозримом будущем, они останутся бессознательными машинами.У этих машин принципиально другая операционная система (биологическая и цифровая) с соответственно другими когнитивными способностями и качествами, чем у людей и других животных. Итак, прежде чем может начаться надлежащее «командное сотрудничество», члены команды должны будут понять эти виды различий, то есть, чем человеческая обработка информации и интеллект отличаются от — многих возможных и конкретных вариантов — систем ИИ. Только когда люди разовьют эти «межвидовые» различия, они смогут эффективно использовать потенциальные преимущества ИИ в (будущих) командах человек-ИИ.Учитывая высокую гибкость, универсальность и адаптивность людей по отношению к системам ИИ, тогда первой проблемой становится то, как обеспечить адаптацию человека к более жестким возможностям ИИ? 4 Другими словами: как мы можем правильно понять разницу между человеческим и искусственным интеллектом?

    Структура обучения разведке

    Что касается этого вопроса, проблема Intelligence Awareness у специалистов-людей требует более решительного рассмотрения.Наряду с компьютерными инструментами для распространения соответствующей информации осведомленности (Collazos et al., 2019) в человеко-машинных системах это требует более качественного образования и обучения тому, как иметь дело с совершенно новыми и разными характеристиками, особенностями и возможностями систем ИИ. . Это включает, например, правильное понимание основных характеристик, возможностей и ограничений свойств когнитивной системы ИИ без антропоцентрических и / или антропоморфных заблуждений. В целом, этот «Intelligence Awareness» очень важен для лучшего понимания, исследования и решения разнообразных возможностей и проблем машинного интеллекта.Эту практическую задачу, связанную с человеческим фактором, можно, например, решить путем разработки новых, целевых и легко настраиваемых (адаптивных) форм обучения и среды обучения для систем искусственного интеллекта человека. Эти гибкие формы обучения и среды (например, симуляции и игры) должны быть нацелены на развитие знаний, понимания и практических навыков, касающихся специфических, нечеловеческих характеристик, способностей и ограничений систем ИИ и того, как с ними справляться в практических ситуациях. Людям придется понимать критические факторы, определяющие цели, производительность и выбор ИИ? Что в некоторых случаях может даже включать простое представление о том, что искусственный интеллект так же восхищен своей эффективностью в достижении своих целей, как и ваш холодильник, чтобы сохранить ваш молочный коктейль в хорошем состоянии.Они должны узнать, когда и при каких условиях решения можно безопасно передать ИИ, а когда необходимо или необходимо человеческое суждение? И еще в целом: как он «думает» и решает? Актуальность такого рода знаний, навыков и практик станет только больше, когда повысится степень автономности (и универсальности) передовых систем искусственного интеллекта.

    Как выглядит такая программа обучения Intelligence Awareness ? Он должен включать как минимум модуль по когнитивным характеристикам ИИ.Это в основном предмет, аналогичный тем предметам, которые также включены в учебные программы по познанию человека . Этот обширный модуль «Когнитивная наука об ИИ» может включать ряд подтем, начиная с пересмотра концепции «интеллекта», лишенной антропоцентрических и антропоморфных недоразумений. Кроме того, этот модуль должен быть направлен на предоставление знаний о структуре и работе операционной системы ИИ или «разуме ИИ». За этим могут следовать такие предметы, как: восприятие и интерпретация информации ИИ, познание ИИ (память, обработка информации, решение проблем, предубеждения), работа с возможностями и ограничениями ИИ в «человеческих» областях, таких как творчество, адаптивность, автономия, рефлексия. и (самосознание), имея дело с целевыми функциями (оценка действий по соотношению затрат и выгод), этикой ИИ и безопасностью ИИ.Кроме того, такая учебная программа должна включать технические модули, дающие представление о работе операционной системы ИИ. Из-за огромной скорости, с которой развиваются технология и приложения ИИ, содержание такой учебной программы также очень динамично и постоянно развивается на основе технического прогресса. Это означает, что учебная программа, средства обучения и среда должны быть гибкими, основанными на опыте и адаптируемыми, что делает рабочую форму серьезных игр идеально подходящей.Ниже мы представляем глобальную основу для разработки новых образовательных программ по осведомленности об ИИ. Эти подтемы выходят за рамки обучения эффективному «действию», «управлению» или взаимодействию с конкретными приложениями ИИ (то есть обычным человеко-машинным взаимодействием):

    — Понимание основных системных характеристик ИИ («мозг ИИ»). Понимание специфических качеств и ограничений ИИ по сравнению с человеческим интеллектом.

    ‐Понимание сложности задач и окружающей среды с точки зрения систем искусственного интеллекта.

    -Понимание проблемы предубеждений в человеческом познании по сравнению с предубеждениями в ИИ.

    -Понимание проблем, связанных с контролем ИИ, предсказуемостью поведения ИИ (решений), построением доверия, поддержанием осведомленности о ситуации (самоуспокоенность), динамическим распределением задач (например, принятием на себя задач друг друга) и ответственностью (подотчетность).

    ‐Как бороться с возможностями и ограничениями ИИ в области «творчества», адаптируемости ИИ, «экологической осведомленности» и обобщения знаний.

    — Обучение работе с ограничениями восприятия и познания, а также с возможными ошибками ИИ, которые может быть трудно понять.

    ‐ Доверие к работе ИИ (возможно, несмотря на ограниченную прозрачность или способность «объяснять») на основе проверки и подтверждения.

    — научиться справляться с нашей естественной склонностью к антропоцентризму и антропоморфизму («теория разума»), когда мы рассуждаем о взаимодействии человека и робота.

    -Как извлечь выгоду из возможностей ИИ, чтобы справиться с внутренними ограничениями обработки информации человеком (и наоборот).

    -Понимание конкретных характеристик и качеств системы человек-машина и способность решать, когда, для чего и как интегрированная комбинация человеческих и искусственных способностей может наилучшим образом раскрыть общий потенциал системы.

    В заключение: из-за огромной скорости, с которой развиваются технология и приложения ИИ, нам нужна более универсальная концептуализация интеллекта и признание его множества возможных форм и комбинаций. Пересмотренная концепция интеллекта включает также хорошее понимание основных характеристик, возможностей и ограничений различных (биологических, искусственных) свойств когнитивной системы без антропоцентрических и / или антропоморфных заблуждений.Эта «интеллектуальная осведомленность» очень важна для лучшего понимания и решения разнообразных возможностей и проблем машинного интеллекта, например, чтобы решить, когда использовать или развертывать ИИ в зависимости от задач и их контекста. Поэтому рекомендуется разработка образовательных программ с новыми, целевыми и легко настраиваемыми формами обучения и средами обучения для систем искусственного интеллекта человека. Дальнейшая работа должна быть сосредоточена на обучающих инструментах, методах и содержании, которые являются достаточно гибкими и адаптируемыми, чтобы быть в состоянии идти в ногу с быстрыми изменениями в области ИИ и с широким спектром целевых групп и целей обучения.

    Вклад авторов

    Литературный поиск, анализ, концептуальная работа и написание рукописи были выполнены JEK. Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Авторы выражают благодарность Дж.ван Диггелен, L.J.H.M. Кестеру за их полезный вклад в эту рукопись. Настоящий документ явился результатом 1) программы BIHUNT (Behavioral Impact of NIC Teaming, V1719), финансируемой Министерством обороны Нидерландов, и программы Wise Policy Making, финансируемой Нидерландской организацией прикладных научных исследований (TNO).

    Сноски

    1 Узкий ИИ можно определить как создание систем, отображающих интеллект в отношении конкретных, строго ограниченных задач, таких как игра в шахматы, распознавание лиц, автономная навигация или передвижение (Goertzel et al., 2014).

    2 Когнитивные способности включают осознанное, концептуальное или аналитическое мышление (например, расчет, статистика, анализ, рассуждения, абстракция)

    3 Если, конечно, искусственный интеллект не будет намеренно ограничен или понижен для функционирования на человеческом уровне.

    4 Рядом с вопросом о человеко-ориентированном ИИ, т.е. настройке ИИ на когнитивные характеристики человека.

    Литература

    Алиман, Н-М. (2020). Гибридные когнитивно-эмоциональные стратегии для безопасности ИИ .Кандидатская диссертация . Утрехт, Нидерланды: Утрехтский университет. DOI: 10.33540 / 203

    CrossRef Полный текст

    Бао, Дж. Х., Кандел, Э. Р. и Хокинс, Р. Д. (1997). Участие пре- и постсинаптических механизмов в посттетанической потенциации в синапсах аплизии. Наука 275, 969–973. DOI: 10.1126 / science.275.5302.969Dane

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Барон Дж. И Ритов И. (2004). Предвзятость упущения, индивидуальные различия и нормальность. Организационное поведение. Гм. Decis. Процесс. 94, 74–85. doi: 10.1016 / j.obhdp.2004.03.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Belkom, R. v. (2019). Duikboten zwemmen niet: de zoektocht naar intelligent machines. Den Haag: Stichting Toekomstbeeld der Techniek (STT).

    Google Scholar

    Бигер, Дж. Б., Ториссон, К. Р., и Гарретт, Д. (2014). «Повышение ИИ: обучение имеет значение», , 7-я международная конференция, AGI 2014, Квебек, Квебек, Канада, 1–4 августа 2014 г., материалы .Редакторы Б. Гертцель, Л. Орсо и Й. Снайдер (Берлин, Германия: Springer). doi: 10.1007 / 978-3-319-09274-4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Bostrom, N. (2014). Сверхразум: пути, опасности, стратегии . Оксфорд Соединенное Королевство: Издательство Оксфордского университета.

    Брэдшоу, Дж. М., Дигнум, В., Йонкер, К. М., и Серхейс, М. (2012). Введение в спецвыпуск о совместной работе человека-агента-робота. IEEE Intell. Syst. 27, 8–13. DOI: 10.1109 / MIS.2012.37

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Brodal, A. (1981). Неврологическая анатомия применительно к клинической медицине . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Oxford University Press.

    Браун, Т. Б. (2020). Языковые модели изучаются по несколько раз, arXiv 2005, 14165v4.

    Google Scholar

    Чалдини, Р. Д. (1984). Влияние: психология убеждения . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Харпер.

    Коли, Дж. Д., и Таннер, К. Д. (2012). Общие истоки различных заблуждений: когнитивные принципы и развитие биологического мышления. CBE Life Sci. Educ. 11 (3), 209–215. doi: 10.1187 / cbe.12-06-0074

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Колласос, К. А., Гутьеррес, Ф. Л., Галлардо, Дж., Ортега, М., Фардун, Х. М., и Молина, А. И. (2019). Описательная теория осведомленности для разработки группового программного обеспечения. J. Ambient Intelligence Humanized Comput. 10, 4789–4818.doi: 10.1007 / s12652-018-1165-9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дамасио, А. Р. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Сыновья Дж. П. Патнэма.

    Эландс, П., Хейзинг Кестер, А. Л., Оггеро, С., и Петерс, М. (2019). Управление этическим и эффективным поведением интеллектуальных систем: новая структура для значимого человеческого контроля в военном контексте. Militaire Spectator 188 (6), 302–313.

    Google Scholar

    Фельдман-Баррет, Л. (2017). Как рождаются эмоции: тайная жизнь мозга . Бостон, Массачусетс, США: Houghton Mifflin Harcourt.

    Финк, Дж. (2012). «Антропоморфизм и подобие человека в конструкции роботов и взаимодействии человека с роботом», в Социальная робототехника. МКСР 2012 . Конспект лекций по информатике . Редакторы С. С. Ге, О. Хатиб, Дж. Дж. Кабибихан, Р. Симмонс и М. А. Уильямс (Берлин, Германия: Springer), 7621.doi: 10.1007 / 978-3-642-34103-8_20

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фернхам А. и Бу Х. С. (2011). Обзор литературы об эффекте привязки. Дж. Социально-экономическая теория 40, 35–42. doi: 10.1016 / j.socec.2010.10.008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Герла М., Ли Э. К. и Пау Г. (2014). Интернет транспортных средств: от интеллектуальной сети до автономных автомобилей и автомобильных облаков. WF-IoT 12, 241–246. doi: 10.1177 / 1550147716665500

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гибсон, Дж.J. (1979). Экологический подход к визуальному восприятию . Бостон, Массачусетс, США: Houghton Mifflin.

    Гибсон, Дж. Дж. (1966). Чувства, рассматриваемые как системы восприятия . Бостон, Массачусетс, США: Houghton Mifflin.

    Герцель Б. (2007). Общий искусственный интеллект человеческого уровня и возможность технологической сингулярности: реакция на высказывание Рэя Курцвейла, что сингулярность близка, и критика Курцвейла Макдермоттом. Artif. Интеллект 171 (18), 1161–1173.doi: 10.1016 / j.artint.2007.10.011

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Goertzel, B., Orseau, L., and Snaider, J. (Editors). (2014). Предисловие. 7-я международная конференция, AGI 2014 г. Квебек, Квебек, Канада, 1–4 августа 2014 г. Труды Springer.

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hardin, G. (1968). Трагедия общества. Проблема народонаселения не имеет технического решения; это требует фундаментального расширения морали. Наука 162, 1243–1248.DOI: 10.1126 / science.162.3859.1243

    Google Scholar

    Харинг, К. С., Ватанабе, К., Велонаки, М., Тозелл, К. К. и Финомор, В. (2018). Ffab — смещение атрибуции функции формы при взаимодействии человека с роботом. IEEE Trans. Cogn. Dev. Syst. 10 (4), 843–851. doi: 10.1109 / TCDS.2018.2851569

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Haselton, M. G., Bryant, G. A., Wilke, A., Frederick, D. A., Galperin, A., Frankenhuis, W. E., et al. (2009). Адаптивная рациональность: эволюционный взгляд на когнитивную предвзятость. Soc. Cogn. 27, 733–762. doi: 10.1521 / soco.2009.27.5.733

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Haselton, M. G., Nettle, D., and Andrews, P. W. (2005). «Эволюция когнитивных предубеждений», Справочник по эволюционной психологии . Редактор Д. Басс (Хобокен, Нью-Джерси, США: John Wiley & Sons), 724–746.

    Google Scholar

    Хоффман Р. Р. и Джонсон М. (2019). «Поиск альтернатив« уровням автоматизации »и« распределению задач »в Возможности человека в автоматизированных и автономных системах .Редакторы М. Мулуа и П. А. Хэнкок (Бока-Ратон, Флорида, США: CRC Press), 43–68.

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hoffrage, U., Hertwig, R., and Gigerenzer, G. (2000). Предвзятость в ретроспективе: побочный продукт обновления знаний? J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 26, 566–581. doi: 10.1037 / 0278-7393.26.3.566

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонсон, М., Брэдшоу, Дж. М., Фельтович, П. Дж., Йонкер, К. М., ван Римсдейк, М.Б., и Серхейс, М. (2014). Коактивный дизайн: проектирование поддержки взаимозависимости в совместной деятельности. J. Взаимодействие человека и робота 3 (1), 43–69. doi: 10.5898 / JHRI.3.1.Johnson

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Kahle, W. (1979). Band 3: nervensysteme und Sinnesorgane , in Taschenatlas de anatomie. Штуттгарт . Редакторы В. Кале, Х. Леонхардт и В. Платцер (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Thieme Verlag).

    Канеман Д. (2011). Мыслить быстро и медленно . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Фаррар, Штраус и Жиру.

    Кислер, С., и Хайндс, П. (2004). Введение в этот специальный выпуск о взаимодействии человека и робота. Int J Hum-Comput. Int. 19 (1), 1–8. doi: 10.1080 / 07370024.2004.9667337

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кляйн, Г., Вудс, Д. Д., Брэдшоу, Дж. М., Хоффман, Р. Р., и Фельтович, П. Дж. (2004). Десять задач, которые помогут сделать автоматизацию «командным игроком» в совместной деятельности человека и агента. IEEE Intell. Syst. 19 (6), 91–95. doi: 10.1109 / MIS.2004.74

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Korteling, J. E., and Toet, A. (2020). Когнитивные предубеждения. в Энциклопедия поведенческой нейробиологии . 2-е издание (Амстердам-Эдинбург: Elsevier Science) doi: 10.1016 / B978-0-12-809324-5.24105-9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Korteling, J. E., van de Boer-Visschedijk, G.C., Boswinkel, R.A., and Boonekamp, ​​R.C. (2018b). Эффектен ван де Инзет от Нечеловеческих интеллектуальных сотрудников в операциях и обучении [V1719]. Отчет TNO 2018 R11654. Состерберг: TNO Defense Safety and Security , Soesterberg, Нидерланды: TNO, Soesterberg.

    Google Scholar

    Korteling, J. E., Gerritsma, J., and Toet, A. (2021). Сохранение и передача вмешательств по смягчению когнитивных предубеждений: систематическое исследование литературы. Фронт. Psychol. 1–20. DOI: 10.13140 / RG.2.2.27981.56800

    Google Scholar

    Кослин, С. М., и Кениг, О. (1992). Wet Mind: новая когнитивная нейробиология .Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Свободная пресса.

    Кремер Н. К., фон дер Пюттен А. и Эймлер С. (2012). «Теория взаимодействия человек-агент и человек-робот: сходства и отличия от взаимодействия человека и человека», в Взаимодействие человека и компьютера: взгляд агентства . Исследования в области вычислительного интеллекта . Редакторы М. Закариас и Дж. В. де Оливейра (Берлин, Германия: Springer), 396, 215–240. doi: 10.1007 / 978-3-642-25691-2_9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Курцвейл, Р.(2005). Сингулярность около . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Viking press.

    Курцвейл Р. (1990). Эра интеллектуальных машин . Кембридж, Массачусетс, США: MIT Press.

    Лейк, Б. М., Ульман, Т. Д., Тененбаум, Дж. Б., и Гершман, С. Дж. (2017). Создание машин, которые учатся и думают, как люди. Behav. Brain Sci. 40, э253. doi: 10.1017 / S0140525X16001837

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лихтенштейн, С., и Slovic, P. (1971). Изменение предпочтения между ставками и выбором при принятии решений по азартным играм. J. Exp. Psychol. 89, 46–55. doi: 10.1037 / h0031207

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    McBrearty, S., and Brooks, A. (2000). Революция, которой не было: новая интерпретация происхождения современного человеческого поведения. J. Hum. Evol. 39 (5), 453–563. doi: 10.1006 / jhev.2000.0435

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    McDowd, J.М. и Крейк Ф. И. М. (1988). Влияние старения и сложности задачи на выполнение разделенного внимания. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполните . 14, 267–280.

    Минский М. (1986). Общество разума . Лондон, Соединенное Королевство: Саймон и Шустер.

    Моравец Х. (1988). Разумные дети . Кембридж, Массачусетс, США: Издательство Гарвардского университета.

    Мюллер, В. К., Бостром, Н. (2016). Будущий прогресс в искусственном интеллекте: обзор мнения экспертов. Фундаментальные вопросы искусственного интеллекта . Чам, Швейцария: Springer. doi: 10.1007 / 978-3-319-26485-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Никерсон Р. С. (1998). Предвзятость подтверждения: широко распространенное явление во многих обличьях. Rev. Gen. Psychol. 2, 175–220. doi: 10.1037 / 1089-2680.2.2.175

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Patt, A., and Zeckhauser, R. (2000). Предвзятость действий и экологические решения. J. Неопределенный риск. 21, 45–72. doi: 10.1023 / a: 1026517309871

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Peeters, M. M., van Diggelen, J., van Den Bosch, K., Bronkhorst, A., Neerincx, M. A., Schraagen, J. M., et al. (2020). Гибридный коллективный разум в обществе человека и искусственного интеллекта. AI и общество 38, 217– (238.) Doi: 10.1007 / s00146-020-01005-y

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Petraglia, M. D., and Korisettar, R. (1998). Раннее поведение человека в глобальном контексте .Оксфордшир, Великобритания: Рутледж.

    Померанц, Дж. (1981). «Перцептивная организация в обработке информации» в . Перцептивная организация . Редакторы М. Кубови и Дж. Померанц (Хиллсдейл, Нью-Джерси, США: Лоуренс Эрлбаум).

    Google Scholar

    Пронин, Э., Лин, Д. Ю. и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятости в себе по сравнению с другими. Личный. Soc. Psychol. Бык. 28, 369–381. doi: 10.1177 / 0146167202286008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Rich, E., и Найт, К. (1991). Искусственный интеллект . 2-е издание. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Макгроу-Хилл.

    Рич Э., Найт К. и Наир С. Б. (2009). Искусственный интеллект . 3-е изд. Нью-Дели, Индия: Тата МакГроу-Хилл.

    Роджерс Р. Д. и Монселл С. (1995). Затраты на предсказуемое переключение между простыми познавательными задачами. J. Exp. Psychol. Gen. 124, 207e231. doi: 10.1037 / 0096-3445.124.2.207

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рубинштейн, Дж.С., Мейер, Д. Э., и Эванс, Дж. Э. (2001). Исполнительный контроль когнитивных процессов при переключении задач. J. Exp. Psychol. Гм. Percept Perform. 27, 763–797. doi: 10.1037 // 0096-1523.27.4.763

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рассел С. и Норвиг П. (2014). Искусственный интеллект: современный подход . 3-е изд. Харлоу, Соединенное Королевство: Pearson Education.

    Шнейдерман, Б. (2020а). Уроки дизайна, извлеченные из двух великих целей ИИ: эмуляция человека и полезные приложения. IEEE Trans. Tech. Soc. 1, 73–82. doi: 10.1109 / TTS.2020.2992669

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шнейдерман, Б. (2020b). Искусственный интеллект, ориентированный на человека: надежный, безопасный и заслуживающий доверия. Внутр. J. Взаимодействие человека и компьютера 36 (6), 495–504. doi: 10.1080 / 10447318.2020.1741118

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Siegel, A., and Sapru, H. N. (2005). Основы нейробиологии . Филедельфия, Пенсильвания, США: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс.

    Сильвер, Д., Шриттвизер, Дж., Симонян, К., Антоноглу, И., Хуанг, А., Гез, А., и др. (2017). Освоение игры в го без человеческого знания. Nature 550 (7676), 354. doi: 10.1038 / nature24270

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тейлор Д. М. и Дориа Дж. Р. (1981). Предвзятость при атрибуции, связанная с самообслуживанием и служением группе. J. Soc. Psychol. 113, 201–211. doi: 10.1080 / 00224545.1981.9924371

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тегмарк, М.(2017). Life 3.0: быть человеком в эпоху искусственного интеллекта . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Книга о борзых, изданная А.А. Кнопф.

    Тоэт А., Брауэр А. М., ван ден Бош К. и Кортелинг Дж. Э. (2016). Влияние личностных характеристик на предрасположенность к предвзятым решениям: исследование литературы. Внутр. J. Humanities Soc. Sci. 8, 1–17.

    Туби Дж. И Космидес Л. (2005). «Концептуальные основы эволюционной психологии», в Справочник по эволюционной психологии .Редактор Д. Басс (Хобокен, Нью-Джерси, США: John Wiley & Sons), 5–67.

    Google Scholar

    Тверски А. и Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. doi: 10.1016 / 0010-0285 (73) -9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    ван ден Бош, К., и Бронкхорст, К. (2018). Сотрудничество человека и искусственного интеллекта на благо принятия военных решений. Состерберг, Нидерланды: TNO.

    ван ден Бош, К., и Bronkhorst, K. (2019). Шесть проблем для совместного обучения человека и ИИ. Адаптивные учебные системы 11597, 572–589. DOI: 10.1007 / 978-3-030-22341-0_45

    Werkhoven, P., Neerincx, M., and Kester, L. (2018). Указывая автономным системам, что делать. Материалы 36-й Европейской конференции по когнитивной эргономике, ECCE 2018, Утрехт, Нидерланды, 5–7 сентября 2018 г., стр. 1–8. doi: 10.1145 / 3232078.3232238

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уильямс, А., Вайсштейн, Н.(1978). Сегменты линии лучше воспринимаются в связном контексте, чем по отдельности: эффект линии объекта в визуальном восприятии. Mem. Cognit 6, 85–90. doi: 10.3758 / bf03197432

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вингфилд А. и Бирнс Д. (1981). Психология памяти человека . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Academic Press.

    Вуд Р. Э., Менто А. Дж. И Локк Э. А. (1987). Сложность задачи как модератор целевых эффектов: метаанализ. J. Appl. Psychol. 72 (3), 416–425. doi: 10.1037 / 0021-9010.72.3.416

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вайробек, К. А., Бергер, Э. Х., ван дер Лоос, Х. Ф. М. и Солсбери, Дж. К. (2008). На пути к платформе разработки персональной робототехники: обоснование и дизайн искробезопасного персонального робота. Материалы международной конференции IEEE по робототехнике и автоматизации 2008 г., Пасадена, Калифорния, США, 19-23 мая 2008 г. doi: 10.1109 / ROBOT.2008.4543527

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Human Intelligence (9780521707817): Хант, Эрл: Книги

    «Эрл Хант написал книгу, основанную на научных знаниях литературы.Никто в этой области не писал менее пристрастно и менее полемично. Что меня очень впечатлило в этой книге, так это необычайный уровень педагогического мастерства, который проявляется в его написании. У него необычная способность сосредотачиваться на наиболее важных исследованиях в данной области и резюмировать их основные особенности в ясной и убедительной манере. Эта книга будет доступна для многих людей с разным опытом ».
    — Натан Броуди, Уэслианский университет

    « Хант рассматривает основные темы в этой области, от социально значимых вопросов и вопросов, связанных с измерениями, до исследований мозга, взаимодействия между генами и окружающая среда и даже тонкие групповые различия в интеллекте (возраст, пол и расовая / этническая принадлежность).Вдумчивые обсуждения следуют за четкой презентацией, основанной на пересмотре имеющихся (и соответствующих) эмпирических данных. Текст получился ярким, ярким и вдохновляющим. Человеческий интеллект — это значительный вклад в будущие поколения. Новая волна исследователей интеллекта встанет на плечах этой гигантской книги ».
    — Роберто Колом, Автономный университет Мадрида

    «Современная, всесторонняя, вдумчивая, объективная, удобочитаемая книга по одной из самых интересных областей психологии.«
    — Йен Дж. Дири, Эдинбургский университет

    » …. Чтение книги похоже на экскурсию в царство человеческого разума с одним из самых выдающихся пожилых государственных деятелей в этой области в качестве проводника. … Если вас интересуют успехи, достигнутые в науке о человеческом интеллекте за последние 100 лет, эта книга предлагает незаменимое руководство … Человеческому интеллекту суждено стать классикой человеческого интеллекта … В отличие от многих легких «популярных психических» книг, написанных о человеческом интеллекте, «Человеческий интеллект» представляет собой всеобъемлющую книгу, в которой исследуются основные исследования и теории человеческого интеллекта с научной точки зрения строгим, но понятным образом…. хорошо написано и ясно …. Человеческий интеллект можно использовать в качестве учебника для продвинутых курсов бакалавриата или магистратуры по когнитивным способностям человека. Он был бы полезен исследователям и ученым в области психологии и смежных областях, а также обычным читателям, которые хотят знать, чем занимались исследователи и ученые в области человеческого интеллекта за последние 100 с лишним лет и к чему они стремятся. Короче говоря, если вас интересует природа когнитивных способностей человека, написанная одним из лидеров в этой области, эта книга для вас.«
    — Ричард Э. Майер, Калифорнийский университет, PsycCritiques

    » …. убедительный и читаемый обзор эмпирической литературы, касающейся человеческого интеллекта …. Эта книга будет интересна читателям во всех социальных сферах. и поведенческие науки, а не только психология …. Рекомендуется …. «
    — Г. К. Гамст, Университет Ла Верна, ВЫБОР

    » …. Эрл Хант написал новую книгу об интеллекте, и это жемчужина. Эту книгу должен прочитать каждый, кто изучает интеллект или хочет получить современный взгляд на практически все аспекты исследования интеллекта…. Важно отметить, что книга написана на уровне, доступном для чтения студентам, аспирантам, профессиональным исследователям и широкой публике; Короче говоря, книга написана в доступном стиле … Еще одним очень положительным аспектом книги Ханта является его способность изобразить потенциально сложный материал — особенно материал, который может вызвать раздражение со всех сторон — справедливым и сбалансированным образом .. … Любой, кто хочет быть информированным о современной теории и исследованиях в области интеллекта, захочет прочитать эту книгу, и Хант дал этой области много вещей, над которыми стоит задуматься и оспорить в предстоящие годы.Эта книга, несомненно, станет отправной точкой для будущих исследований интеллекта «.
    — Кейт Ф. Видаман, Калифорнийский университет, Дэвис, Интеллект

    » Эрл Хант, психолог с более чем 30-летним опытом исследовательской работы, предлагает всесторонний обзор наших научных знаний о человеческом интеллекте. Он стремится дать неидеологический взгляд, избегая акцента на единственной теории или социальной точке зрения. Концептуальный статус интеллекта рассматривается как совокупность когнитивных навыков, некоторые из которых выходят за рамки тех, которые оцениваются с помощью обычных тестов интеллекта.»
    —Times Higher Education

    Комплексный обзор наших научных знаний о человеческом интеллекте, написанный исследователем с большим опытом работы в этой области.

    Об авторе

    Эрл Хант — почетный профессор Вашингтонского университета, преподавателем которого он является с 1966 года. Он также преподавал в Йельском университете, Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и Сиднейском университете в Австралии. Среди других его книг: «Концептуальное обучение» (1962 г.), «Эксперименты по индукции» (1966 г.), «Искусственный интеллект» (1975 г.), «Будем ли мы достаточно умными?». (1995), «Мысли о мысли» (2002) и «Математика поведения» (2007).Он получил награду Международного общества исследований интеллекта за заслуги перед обществом за свой вклад в изучение интеллекта.

    Диапазон человеческого интеллекта — Воздействие ИИ

    Диапазон человеческого интеллекта кажется большим по сравнению с пространством под ним, если судить по выполнению задач, которые нам небезразличны, несмотря на то, что человеческие мозги чрезвычайно похожи друг на друга.

    Однако, не зная больше об источниках вариаций в деятельности человека, мы не можем сделать каких-либо выводов о вероятных темпах прогресса в области ИИ: мы, вероятно, будем наблюдать значительные вариации независимо от каких-либо основополагающих фактов о природе интеллекта.

    Детали

    Интересующие меры

    Производительность

    IQ — это один из показателей когнитивной деятельности. Шахматное ЭЛО более узкое. У нас нет общей меры, значимой в пространстве возможных умов. Однако, когда люди говорят о «сверхчеловеческом интеллекте» и интеллекте животных, они воображают, что их можно осмысленно отнести к некоему грубому спектру. Когда мы говорим «производительность», мы имеем в виду такой интуитивный спектр.

    Разработка

    Мы особенно заинтересованы в измерении интеллекта, исходя из сложности создания машины, демонстрирующей такой уровень интеллекта.Мы не будем использовать формальные единицы измерения этого расстояния, но заинтересованы в сравнении расстояния между людьми с расстояниями между другими вехами, такими как расстояние между мышью и человеком или камень и мышь.

    Различия в когнитивных способностях

    Иногда утверждают, что люди занимают очень узкую полосу в спектре когнитивных способностей. Например, Элиэзер Юдковский защищает эту грубую схему —

    — сверх этих, которые он приписывает другим:

    Такие аргументы иногда идут дальше, предполагая, что усилия по разработке ИИ, необходимые для преодоления расстояния от «деревенского идиота» до Эйнштейна, также незначительны, и поэтому, учитывая, что он кажется нам таким большим, прогресс ИИ примерно на человеческом уровне будет казаться очень большим. быстрый.

    Пейзаж производительности нелегко хорошо параметризовать, так как существует множество когнитивных задач и измерений когнитивных способностей, и нет хорошей глобальной метрики для сравнения между разными организмами. Тем не менее, мы предлагаем несколько свидетельств того, что расстояние до человека является значительным по сравнению с пространством под ним. Мы не приближаемся здесь к теме того, насколько далеко выше человеческого уровня простирается пространство возможного интеллекта.

    Низкая работоспособность человека при выполнении конкретных задач

    Для большинства задач человеческая производительность достигает самого низа возможного диапазона.В крайнем случае, некоторые люди в коме не справятся практически с любой познавательной задачей. У нас сложилось впечатление, что люди, которые полностью неспособны выполнять задачу, обычно не являются изолированными выбросами, но что существует распределение людей по всему диапазону от полностью недееспособных до уровня чемпиона мира. То есть, для такой задачи, как «распознать кошку», есть люди, которые могут справиться лишь немного лучше, чем если бы они находились в коме.

    Для наших целей нас больше интересует, где нормальные когнитивные способности человека падают по сравнению с наихудшими и наилучшими возможными показателями и лучшими человеческими характеристиками.

    Посредственные человеческие способности по сравнению с высокими человеческими качествами

    Во многих задачах кажется вероятным, что лучшие люди во много раз лучше, чем посредственные люди, если использовать относительно объективные измерения.

    Шокли (1957) обнаружил, что в науке продуктивность ведущих исследователей в лаборатории часто по крайней мере в десять раз выше, чем у наименее продуктивных (и наиболее многочисленных) исследователей. Программисты якобы различаются по производительности на порядок, хотя это обсуждается.Треть людей ничего не набрала в этом конкурсе Putnam, в то время как кто-то набрал 100 баллов. Некоторым людям приходится работать в десять раз больше, чтобы сдать уроки в средней школе, чем другим.

    Обратите внимание, что эти различия существуют среди людей, достаточно квалифицированных, чтобы действительно работать в соответствующей области, что в большинстве случаев предполагает, что они выше среднего. У нас сложилось впечатление, что нечто подобное верно и в других областях, таких как продажи, предпринимательство, ремесла и письмо, но мы не видели данных по ним.

    Эти большие множители производительности при выполнении когнитивных задач предполагают, что диапазон между посредственными когнитивными способностями и гениальностью во много раз больше, чем диапазон ниже посредственных когнитивных способностей.Однако неясно, являются ли такие различия обычными или в какой степени они обусловлены различиями в основных общих когнитивных способностях, а не обучением или некогнитивными навыками, или рядом различных когнитивных навыков, которые плохо коррелируют.

    Возможности человека в других областях очень разные

    В качествах, отличных от интеллекта, люди, кажется, имеют довольно широкий диапазон ниже своего пикового уровня. Например, самые быстрые бегуны-люди в несколько раз быстрее посредственных бегунов (вдвое быстрее на 100-метровом спринте и в четыре раза быстрее на милю).Люди могут различаться по росту примерно в четыре раза, а обычно примерно в 1,5 раза. Наиболее точных художников трудно отличить от фотографий, в то время как некоторых художников, возможно, трудно отличить от обезьян, которых очень легко отличить от фотографий. Эти наблюдения слабо предполагают, что человеческое ожидание по умолчанию также должно охватывать широкий абсолютный диапазон когнитивных способностей.

    Производительность ИИ при выполнении человеческих задач

    В тех областях, где мы наблюдали производительность машин на человеческом уровне, мы наблюдали довольно постепенное улучшение всего диапазона человеческих способностей.Вот пять известных нам случаев:

    1. Шахматы: человеческих шахмат Рейтинги Эло по консервативным оценкам варьируются от 800 (новичок) до 2800 (чемпион мира). На следующем рисунке показано, как шахматному ИИ понадобилось примерно сорок лет, чтобы постепенно перейти от 1300 до 2800.

    Рисунок 1: Прогресс ИИ в шахматах по сравнению с производительностью человека, от Коулза 2002. Исходная статья, по-видимому, была написана до 1993 года, поэтому обратите внимание, что правая часть графика (после «сейчас») воображается, хотя кажется приблизительно правильной.

    2. Go: Рейтинги в го варьируются от 30-20 кю (новичок) до как минимум 9 пенсов (10 пенсов — это особое звание). Обратите внимание, что числа идут вниз через уровни кю, затем вверх через уровни дан, затем вверх через уровни p (профессиональный дан). На следующем рисунке показано, что ИИ потребовалось около 25 лет, чтобы покрыть большую часть этого пространства (верхние рейтинги кажутся ближе друг к другу, чем нижние, хотя, по-видимому, существует несколько систем, которые различаются).

    Рисунок 2. Из Grace 2013.

    3. Шашки: Согласно временной шкале ИИ Википедии, в 1952 году была написана программа, которая могла бросить вызов уважаемому любителю. В 1994 году Чинук победил игрока, занявшего второе место по рейтингу. (В 2007 году шашки были решены.) Таким образом, прошло около сорока лет, чтобы перейти от любительской игры к шашкам мирового уровня. Однако мы ничего не знаем о том, был ли промежуточный прогресс постепенным.

    4. Физические манипуляции: мы так много не исследовали, но у нас сложилось впечатление, что роботы находятся где-то в неуклюжей и медлительной части человеческого спектра при выполнении некоторых задач, и что никто не ожидает, что они достигнут «нормальных человеческих способностей». в ближайшее время (Аарон Доллар считает, что манипуляции с захватом с помощью роботов в целом составляют менее одного процента пути к человеческому уровню по сравнению с тем, что было 20 лет назад).

    5. Jeopardy : ИИ, похоже, потребовалось два или три года, чтобы перейти от более низкого «чемпионского» уровня к более высокому уровню чемпиона мира (см. Рисунок 9; Уотсон победил Кена Дженнингса в 2011 году). Мы не знаем, насколько далеко уровень «чемпиона» от уровня новичка, но были бы удивлены, если бы он был менее чем в четыре раза превышал пройденное здесь расстояние, учитывая ситуацию в других играх, предполагающую минимум десять лет для перехода. человеческий спектр.

    Во всех этих узких навыках для перехода ИИ от низкоуровневых человеческих способностей к высшим человеческим возможностям, по-видимому, потребуются десятки лет.Это еще больше подрывает утверждение о том, что диапазон человеческих способностей составляет узкую полосу в диапазоне возможных возможностей ИИ, хотя мы можем ожидать, что общий интеллект будет вести себя иначе, например, из-за меньших тренировочных эффектов.

    С другой стороны, большинство примеров здесь — и в особенности те, о которых мы знаем больше всего — это настольные игры, поэтому это явление может быть менее распространено в других местах. Мы недостаточно исследовали такие области, как техасский холдем, арифметика или удовлетворение ограничений, чтобы добавить их в этот список.

    Что мы можем сделать из человеческих различий?

    Мозги людей почти идентичны по сравнению с мозгами других животных или с другими возможными мозгами, которые могли существовать. Это может означать, что инженерные усилия, необходимые для перехода через человеческий диапазон интеллекта, довольно малы по сравнению с инженерными усилиями, необходимыми для перехода от очень недочеловеческого интеллекта к человеческому уровню (например, см. Стр. 21 и 29, стр. 70). Сходство человеческого мозга также предполагает, что диапазон человеческого интеллекта меньше, чем кажется, и его кажущаяся широта обусловлена ​​антропоцентризмом (см. Те же источники).Согласно этим взглядам, настольные игры — исключительный случай — для большинства проблем ИИ не потребуется много времени, чтобы преодолеть разрыв между «посредственным человеком» и «превосходным человеком».

    Однако мы не должны удивляться, обнаружив значимые различия в когнитивных способностях независимо от сложности улучшения человеческого мозга. Это затрудняет вывод из наблюдаемых вариаций.

    Почему бы нам не удивляться? Вредоносные мутации de novo вводятся в геном с каждым поколением, и распространенность таких мутаций определяется балансом частоты мутаций и отрицательного отбора.Если de novo мутации существенно влияют на когнитивные способности, тогда обязательно должен быть значительный отбор для более высокого интеллекта — и, следовательно, поведенчески значимых различий в интеллекте. Этот баланс полностью определяется частотой мутаций, силой отбора по интеллекту и негативным влиянием средней мутации.

    Часто можно сделать машину хуже, сломав случайную деталь, но это не означает, что машину было легко спроектировать или что вы можете улучшить машину, добавив случайную деталь.Точно так же уровни вариабельности когнитивных способностей у людей могут очень мало сказать нам о том, насколько сложно сделать человеческий интеллект умнее.

    В крайнем случае, мы можем наблюдать, что люди с мертвым мозгом часто имеют очень похожую когнитивную архитектуру. Но это не означает, что легко начать с ИИ на уровне мертвого человека и достичь ИИ на уровне живого человека.

    Поскольку мы не должны удивляться, увидев значительные вариации — независимо от основополагающих фактов об интеллекте — мы не можем делать много выводов из этих вариаций.Сила наших выводов ограничена степенью нашего возможного удивления.

    Лучшее понимание источников различий в возможностях человека может сделать более убедительные выводы. Например, если человеческий интеллект быстро улучшается из-за внедрения новых архитектурных улучшений в мозг, это говорит о том, что обнаружение архитектурных улучшений не так уж и сложно. Если мы обнаружим, что если мы тратим больше энергии на мышление, это делает людей значительно умнее, это говорит о том, что увеличение интеллекта приводит к значительным изменениям производительности.И так далее. Существующие исследования в области биологии рассматривают роль вредных мутаций, и в зависимости от результатов эту литературу можно использовать для создания значимых выводов.

    Эти соображения также предполагают, что сходство мозга не может многое сказать нам об «истинном» диапазоне человеческих возможностей. Это неудивительно, учитывая аналогию с другими областями. Например, хотя тела разных бегунов имеют почти идентичный дизайн, худшие бегуны не так хороши, как лучшие.

    xxx [Эта фоновая скорость пересечения человеком дистанции менее информативна в отношении будущего в сценариях, где интересующее повышение производительности машин происходит существенно иначе, чем в прошлом. Например, иногда высказывается гипотеза, что значительное улучшение производительности будет происходить за счет быстрого «рекурсивного самоулучшения», и в этом случае характерный временной масштаб может быть намного быстрее. Однако масштаб диапазона возможностей человека (и время для его пересечения) относительно области ниже человеческого диапазона все же должен быть информативным.]

    Изучение человеческого интеллекта в центре карьеры Майкла Гарднера

    Майкл Гарднер, доктор философии, говорит, что его всегда заинтриговало то, что отличает людей друг от друга, а также то, чем они похожи. Профессор и исследователь кафедры педагогической психологии образовательной школы Университета штата Юта в Солт-Лейк-Сити, Гарднер исследует основные функции интеллекта, такие как рассуждение и решение проблем, память и старение, а также значение тестов достижений для школьников.

    Гарднер наслаждается своей работой и говорит, что порекомендует научные круги всем молодым психологам, ищущим карьерный путь.

    «Вы можете выбирать проблемы, над которыми будете работать; вы обладаете большой гибкостью; вы работаете с яркими и интересными людьми, как коллегами, так и студентами; и приятно приходить на работу, по крайней мере, в Университет Юты, который является довольно хорошее место », — говорит Гарднер, который также является директором программы обучения наукам в университете.

    Ни один из родителей Гарднера не учился в колледже.Его отец работал на заводе Alcoa в Эджуотере, штат Нью-Джерси. Но Гарднер был прощальным гостем (вместе с тремя другими) в своем классе средней школы в Боготе, штат Нью-Джерси. Он подал документы в три колледжа и был принят в два — соседний колледж Лафайет в Истоне, штат Пенсильвания, и Стэнфордский университет в Пало-Альто, штат Калифорния, одну из лучших школ страны. После долгих раздумий и по совету учителя и отца друга он выбрал Стэнфорд.

    Не всегда было легко оказаться так далеко от дома — финансово или психологически — для мальчика, который никогда раньше не бывал к востоку от Пенсильвании.Тем не менее, «это было правильное решение», — говорит он. «Поступление в Стэнфорд изменило мою жизнь так, как я не мог себе представить в то время».

    Гарднер воспользовался превосходным академическим шведским столом в Стэнфорде, посещая уроки математики, журналистики и творческого письма, которые все время интересовали его какое-то время. «Все эти вещи оказались полезными» позже в его карьере, — говорит он.

    Одним из уроков, которые брал Гарднер, был урок психологии памяти, который вел покойный Эдвард Э.Смит, ведущий исследователь в этой области, который стал советником Гарднера.

    «Я был настолько впечатлен этим классом и областью памяти, что решил, что хочу заниматься когнитивной психологией в своей карьере», — вспоминает Гарднер.

    Еще в Стэнфорде он начал специализироваться на человеческом интеллекте, хотя в то время, по его словам, все сходились во мнении, что все, что можно было открыть по этой теме, было открыто. Он работал с аспирантом Робертом Дж. Стернбергом, который позже разработал триархическую теорию интеллекта, одну из главных теорий, появившихся, когда психологи начали подвергать сомнению преобладающий монолитный взгляд на интеллект.Гарднер последовал за Штернбергом в Йельский университет, единственную школу, отказавшую ему в поступлении в колледж, и там работал над дипломом по психологии.

    Когда он закончил, Гарднер понял, что хочет преподавать, но преподавательских должностей было мало. По его словам, потребовалось два года подачи заявок и немного интуиции, прежде чем отдел педагогической психологии штата Юта нанял его именно потому, что у него был интеллект.

    Трудно найти определение интеллекта, с которым все согласны.Эта тема изучается с научной точки зрения только около 100 лет, и она почти неизбежно связана с тем, что значит быть успешным. Интеллект также имеет культурное значение, потому что разные общества по-разному определяют успех; концепция часто использовалась для установления иерархий, включающих расу, класс или другие различия.

    Когда он впервые начал изучать эту тему, говорит Гарднер, интеллект рассматривался как атрибут, который, как полагали, в той или иной степени имелся у каждого.Тест IQ, разработанный в этот период, относит людей к определенной точке спектра интеллекта. Совсем недавно Штернберг и Ховард Гарднер предположили, что существуют разные типы интеллекта, которые объясняют, почему разные люди преуспевают в разных вещах, например, в искусстве или даже в межличностных отношениях. Теперь исследователи более склонны подходить к интеллекту с точки зрения нейробиологии, спрашивая, что происходит в мозге, что делает человека умным. «С каждым новым поворотом есть тенденция думать, что это настоящая история», — говорит Гарднер.

    «Я думаю, мы обманываем самих себя, если думаем, что все понимаем», — говорит он. Он считает, что интеллект, хотя он предшествует школьному опыту, полезно оценивать с точки зрения этого опыта.

    «Я всегда чувствовал, что в исходных определениях есть доля правды, что это способность хорошо учиться в школе или в школьной среде», — говорит Гарднер и отмечает, что люди, которые хорошо тестируют академически, доказали свою успешность. чтобы быть более успешными и в своей трудовой жизни.

    Все участники сегодняшнего высокоуровневого образовательного бизнеса — студенты, учителя, администраторы, тестировщики, школьные округа и правительство — находятся под сильным давлением, и у всех их разные проблемы, отмечает Гарднер. Любой критерий, используемый для определения того, какие студенты получают доступ к лучшим результатам, будет уязвим для критики. Когда дело доходит до академического тестирования, самым важным показателем их достоверности является использование оценок.

    «Это сложный процесс, и мы не обязательно производим достаточно людей, обученных психометрии, для работы в этих областях», — говорит он.

    Гарднер очарован тем, насколько неожиданные переменные мешают самым тщательно продуманным экспериментам. Например, он и его коллега изучали, как помочь пожилым людям запоминать случайные числа, подобные тем, которые используются в качестве ПИН-кода для банковских счетов. Исследователи предложили пожилым людям и студентам колледжей деньги за участие в пяти занятиях, во время которых испытуемые вводили числа на клавиатуре и получали отзывы о точности. Студенты колледжа добросовестно приходили на все занятия, но «деньги не трогали пожилых людей», — говорит Гарднер; они вернутся только в том случае, если им понравится научный сотрудник, проводивший эксперимент.

    «Я узнал много нового об исследованиях с пожилыми людьми», — говорит он. «Во-первых, это помогает, если у вас их много. У нас их не было, поэтому на сбор данных ушло шесть лет.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.