Как связаны между собой понятия смысла жизни и счастья человека: 1. Могут ли быть счастливыми все люди? 2. Как связано между собой понятие смысла жизни и

Автор: | 21.06.1975

Содержание

в чём мы больше нуждаемся?

Рубрики : Переводы, Последние статьи, Психология

Become a Patron!

Почему мы стремимся к счастью? Приносит ли нам радость обретение смысла жизни? Что говорит современная психология о связи этих понятий и значении для каждого из нас? На страницах Scientific American есть интересный материал известного психолога Скотта Барри Кауфмана, в котором учёный разбирается, что такое счастье и смысл жизни, и может ли быть между ними компромисс. Моноклер перевёл статью Кауфмана и публикует этот краткий экскурс в психологию с зарисовками несчастной, но содержательной жизни и счастливого, но бессмысленного существования.

Люди могут напоминать других существ в их стремлении к счастью, но поиск смысла жизни является тем, что делает нас человеком.

— Рой Баумейстер
.

Стремление к счастью и смыслу – два центральных мотива в жизни каждого. Множество исследований (1) в области позитивной психологии показывают, что счастье и смысл, на самом деле, являются основными составляющими хорошего самочувствия. Эти два понятия сильно коррелируют (2) и часто подпитывают друг друга. Чем больше смысла мы находим в жизни, тем счастливее мы чувствуем себя, и чем больше мы испытываем счастья, тем более мы воодушевляемся на поиск новых смыслов и целей.

Но не всегда.

Возросшее количество исследований по этой теме показывает (3), что между стремлением к счастью и поиском смысла жизни могут быть как компромиссы, так и разногласия. Вспомнить хотя бы «парадокс родительства»: молодые люди часто сообщают, что были бы счастливы иметь детей, но родители, которые живут с детьми, как правило, дают очень низкую оценку своей удовлетворенности и ощущения счастья. Создается впечатление, что воспитание детей может негативно сказаться на счастье, но увеличить смысл. Или посмотрим на революционеров, которые на протяжении нескольких лет могут терпеть жестокость и насилие ради великой цели, что в конечном счёте приводит их к большему удовлетворению и ощущению смысла своей жизни и жизни других.

В своей восхитительной книге «Смыслы жизни» («Meanings of Life») Рой Баумейстер использует подобные примеры, чтобы доказать: люди стремятся не только к счастью, но и к обретению смысла жизни.

Об этом же говорил выдающийся австрийский психиатр Виктор Франкл, когда описывал свой трагический опыт жизни в концлагере во время Холокоста, и утверждал, что людям свойственна «воля к смыслу.


По этому поводу можно также посмотреть публичную лекцию доктора философских наук Наталии Кузнецовой о теориях счастья — от Аристипа и Эпикура до Канта и Шопенгауэра.


В последние годы ряд экспериментов подтверждает эти тонкие различия между счастьем и смыслом. В рамках одного из исследований (4) Баумейстер и его коллеги обнаружили, что такие факторы, как ощущение связи с другими, ощущение продуктивности, нахождения не в одиночестве и отсутствие скуки способствовали появлению как ощущения счастья, так и смысла происходящего. Тем не менее, ученые также нашли некоторые важные различия в нашем отношении к этим сторонам человеческого бытия:

  • Определение своей жизни как лёгкой или трудной было связано с ощущением счастья, а не смысла;
  • Здоровое состояние чаще связывают со счастьем, а не со смыслом;
  • Хорошее настроение также вызывало счастливые переживания, а не ощущение смысла;
  • Нехватка денег больше влияла на ощущение счастья, чем на ощущение смысла;
  • Люди, чья жизнь была наполнена смыслом, соглашались, что «отношения дороже достижений»;
  • Помощь нуждающимся людям была связана с вопросом смысла жизни, не счастья;
  • Глубокие размышления крепко связаны с осмысленностью, а не со счастьем;
  • Счастье было больше связано с позицией получателя, а не дарителя, в то время как осмысленность больше коррелировала с позицией дающего, а не получающего;
  • Чем больше люди ощущали, что их деятельность была совместима с важными для них темами и их ценностями, тем больший смысл они вкладывали в свою активность;
  • Видение себя мудрым, творческим и даже тревожным было связано с вопросами смысла и не имело никакого отношения к счастью (в некоторых случаях даже показывало отрицательную связь).

Похоже, что счастье больше связано с удовлетворением потребностей, получением того, что вы хотите, и общим хорошим самочувствием, в то время как наделение чего-либо смыслом связано с уникальной внутренней работой человека – поиском и освоением собственной идентичности, самовыражением и осмыслением своего прошлого, настоящего и будущего опыта.

Подтверждение этой идеи можно найти в недавно вышедшем лонгитюдном исследовании (5) Джо Энн Айб о влиянии счастья и создании смысла. Её работа преодолевает некоторые ограничения предыдущих исследований из этой сферы, например, опору на опросники участников и оценку счастья и смысла в определённый момент времени.

Эйб анализирует меру счастья и ощущение присутствия смысла в жизни людей, основываясь на еженедельных журналах, которые писались в течение одного семестра. Участникам была предоставлена свобода писать, о чём им хочется, с детальным анализом их мыслей и чувств. Таким образом, данное исследование позволило людям анализировать свои эмоции и осмысливать свой опыт на протяжении времени.

После этого журналы были проверены с помощью компьютерной программы (6), анализирующей текст, которую разработал Джеймс Пеннебейкер с коллегами. Счастье оценивалось по частоте слов, описывающих положительные эмоции (смеяться, рад и т.д.).

Со смыслом немного сложнее. Существует точка зрения (7), что «смысл» состоит по меньшей мере из двух компонентов: когнитивной обработки, включающей осмысление и интеграцию опыта, и компонента цели, который является более мотивационным и включает активное преследование долгосрочных целей, таких как поиск собственной идентичности и преодоление узких эгоистических интересов. Эйб оценивала когнитивный компонент смысла, анализируя частоту причинных слов («например», «потому что», «причина») и слов, связанных с пониманием («например», «понять», «осознать»). Целевой компонент смысла оценивался с помощью анализа частоты использования местоимений третьего лица, которые могли бы указывать на отдаленные перспективы и планы на будущее этого третьего лица.

Что нашла Эйб? Во-первых, результаты показали, что частота положительных эмоций была очень мало связана с оценкой адаптивного поведения испытуемых на стадии реализации их планов (время которого варьировалось от полугода до 7 лет). По факту, положительная эмоциональность была чаще связана с подавлением эмоций впоследствии. Этот вывод согласуется с другими исследованиями, показывающими, что даже если создание смысла связано с отрицательными эмоциями на раннем этапе, это может способствовать большей гибкости и благополучию в долгосрочной перспективе.

Это открытие также демонстрирует потенциальную темную сторону безмятежного счастья. В то время как счастье способно заставить нас чувствовать себя хорошо в данный момент, со временем избегание негативных мыслей и чувств может остановить рост личного развития. В конце концов, для развития личности необходим весь спектр эмоций (8, 9). Существуют также исследования, которые показывают, что долго длящееся счастье порождает в конце концов повышенное чувство одиночества (10) и снижение ощущения благополучия (11).

В противоположность этому, измерения смысла (когнитивных процессов и целей), так или иначе присутствующего в текстах, показали положительную связь с большей адаптированностью экспериментируемых. В частности, склонность к когнитивной обработке коррелировала с твёрдостью характера (страстью и упорством в достижении долгосрочных целей), а самодистанцирование было прочно связанно с благодарностью и хорошим самочувствием и отрицательно — с подавлением эмоций. Более того, взаимодействие между когнитивной обработкой и самодистанцированием дополнительно связаны со степенью адаптации. Есть основания полагать, что создание смысла наиболее влияет на адаптацию, если о будущих перспективах мыслить в категориях третьего лица (он сделает, у него получится и т.д.).

Это исследование уточняет некоторые положения активно формирующейся науки смысла (3). При изучении смысла и его сходства и различия со счастьем важно использовать различные методы. В дополнение к письменному самоанализу и написанию журналов другие исследователи используют аналоги оценок (12) и геномные методы (13). Чтобы получить более полную картину, мы должны смотреть на общие данные, которые мы получаем с помощью всех этих методов.

Хотя это исследование было сфокусировано на различиях между счастьем и смыслом, следует отметить, что оптимальное состояние человека часто зависит от обоих факторов. Как отметил Тодд Кашдан с коллегами, «годы исследований психологии благополучия показали, что люди чаще счастливы, когда они вовлечены в значимые занятия и деятельность, приносящую благо». Действительно, когда мы вовлечены в работу, которая соответствует нашим лучшим сторонам (нашему лучшему «Я»), мы часто отмечаем самые высокие уровни удовлетворенностью жизнью.

На мой взгляд, дальнейшее исследование сходства и различия между счастьем и смыслом может внести существенный вклад в наше понимание заветной точки эмоционального благополучия: этой кажущейся магической комбинации счастья и смысла, основанной на значимости и благе, которая в конечном счёте может привести нас к лучшей жизни. Это было бы действительно значимо.

 

Об авторе

Скотт Барри Кауфман — психолог, автор книг, руководитель научного направления Института воображения при университете Пенсильвании.

Ссылки на исследования

1. Martin E. P. Seligman . Flourish: A Visionary New Understanding of Happiness and Well-being (2012 г.).

2. Todd B. Kashdan, Robert Biswas-Dienerb & Laura A. Kingc «The Reconsidering happiness: the costs of distinguishing between hedonics and eudaimonia». Journal of Positive Psychology: Dedicated to furthering research and promoting good practice Vol. 3, Issue 4, 2008, p. 219-233

3. Paul T. P. Wong «The Human Quest for Meaning: Theories, Research, and Applications (Personality and Clinical Psychology)»

4. Roy F. Baumeistera, Kathleen D. Vohsb, Jennifer L. Aakerc &Emily N. Garbinsky «Some key differences between a happy life and a meaningful life». Vol. 3, Issue 4, 2008, p. 219-233.

5. Jo Ann A. Abe «A longitudinal follow-up study of happiness and meaning-making». Journal of Positive Psychology: Dedicated to furthering research and promoting good practice (2015).

6. «The Psychological Meaning of Words: LIWC and Computerized Text Analysis Methods». Journal of Language and Social Psychology 2010, 29: 24.

7. Paul T. P. Wang «A Decade of Meaning: Past, Present, and Future»

8. Todd Kashdan (Author), Robert Biswas-Diener (Author), Jeff Cummings (Reader) «The Upside of Your Dark Side: Why Being Your Whole SelfNot Just Your «Good» SelfDrives Success and Fulfillment»/ Audiobook.

9. Jo Ann A. Abe. «Differential Emotions Theory as a Theory of Personality Development». Emotion Review, November 18, 2014.

10. Mauss, I. B., Savino, N. S., Anderson, C. L., Weisbuch, M., Tamir, M., & Laudenslager, M. L. (2011, September 12). The Pursuit of Happiness Can Be Lonely. Emotion. Advance online publication. doi: 10.1037/a0025299

11. Iris B. Mauss, Maya Tamir, Craig L. Anderson, Nicole S. Savin «Can Seeking Happiness Make People Happy? Paradoxical Effects of Valuing Happiness». Emotion. 2011 Aug; 11(4): 807–815.

12 Tyler F. Stillman1, Nathaniel M. Lambert2, Frank D. Fincham2, and Roy F. Baumeister «Meaning as Magnetic Force: Evidence That Meaning in Life Promotes Interpersonal Appeal». Social Psychological and Personality Science 000(00) 1-8.

13. Barbara L. Fredrickson, Karen M. Grewen, Kimberly A. Coffey, Sara B. Algoe, Ann M. Firestine, Jesusa M. G. Arevalo, Jeffrey Ma, Steven W. Cole «A functional genomic perspective on human well-being». PNAS.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

«Счастье — это понятие абсолютно индивидуальное» – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ

Австралийские ученые вывели формулу счастья человека: определенная сумма денег и наличие близких людей. Однако собеседники радио новостей считают, что каждый сам определяет для себя то, что может помочь получить максимум от жизни.

$100 тыс. в год, любимый человек и социальная активность — вот три составляющих счастья. К такому выводу пришли австралийские ученые. Их исследование также показало, что отсутствие детей, лишний вес и проблемы со здоровьем никак не мешают человеку быть счастливым. Радио новостей опросило известных россиян и выяснило, согласны ли они с выведенной формулой.

Александр Анатольевич, телеведущий: «Вот если ты делаешь то, что нравится другим, и от тебя этого ждут, и у тебя это хорошо получается — это формула счастья. Здесь просто нужны люди, которых ты любишь и которые любят тебя. Нужна хорошая компания. Друзья важнее, чем просто социальная активность, важнее, чем любимый человек, который повстречался, а потом ушел, а потом не угодил, а потом вы снова встретились и так далее».

Семен Альтов, юморист: «Счастье — это понятие абсолютно индивидуальное. Счастье — это миф, НЛО. Кто-то говорит, что вроде его видел, а остальные знают, что оно есть, но не видели. Когда была собака, иногда я понимал, что я с ним счастлив. Не знаю, что он думал по этому поводу, но мне было очень хорошо. Надо радоваться тому, что есть, вместо того чтобы мучиться из-за того, чего нет».

Валентина Петренко, сенатор: «Счастье — это когда ты любим, ты можешь любить. И вокруг те люди, которыми ты дорожишь, и тобой дорожат. Потому что на острове человек не может существовать. Второе, я считаю, это свобода. И, безусловно, еще для меня очень важно, чтобы близкие, друзья, знакомые не болели, были живы и здоровы».

Австралийские ученые также выяснили, что с возрастом ощущение счастья у людей только растет. С этим не согласен психолог Анатолий Добин. Он также отметил, что наличие любви и материальных благ не может сделать человека счастливым.

«Счастье связано с ощущением принятия себя, своей жизни, с ощущением удовлетворенности от того, что у тебя есть. А если нет этого ощущения принятия, то всегда есть иллюзия того, что если эта девушка меня полюбит, например, или если у меня будет эта машина или квартира, тогда я буду доволен. Само это ощущение нехватки уже свидетельствует о глубоком ощущении несчастья и ощущении неудовлетворенности от того, что у тебя есть. А в России вообще все впереди. Вся наша страна устроена так, что она все время живет некоторым будущим, великим, грандиозным будущим, когда будут выделены миллионы на здравоохранение, на бог знает что еще, при этом, не обращая внимания на то, что происходит в действительности», — уверен Добин.

Ранее ученые из Института Земли составили рейтинг стран с самым счастливым населением. Россия в нем оказалось лишь на 76-м месте. Большая часть россиян действительно чувствует себя несчастными, отметил старший научный сотрудник института социологии РАН Леонтий Бызов.

«Людей выматывает гонка, когда надо постоянно из последних сил зарабатывать, чтобы не отстать, так скажем, от уходящего вперед паровоза, неуверенность в завтрашнем дне. Это общее отсутствие духовных ценностей в современном обществе, отсутствие взаимоподдержки, дружбы, каких-то человеческих отношений дефицит. Все это делает людей менее счастливыми, несмотря на все внешние признаки благополучия», — полагает Бызов.

По мнению ученых, сделать человека особенно счастливым могут клубы или кружки по интересам, а также работа волонтером.

Анастасия Ройзман


Что такое счастье в общем понимании понятия с медицинской точки зрения

Мне кажется, что ответ на этот вопрос я нашла, как это не покажется странным.

Большинство из нас считает, что счастье связано с какими-то внешними событиями в жизни: взаимная любовь, финансовое благополучие, возможность ездить по миру, ни в чем не отказывая себе, внутренняя свобод, сила, энергия тела, отменное здоровье. С этим, конечно, нельзя не согласиться.

Это некие стереотипные представления о человеческом счастье.

В то же время, известно, что у очень богатых людей, у которых всё это есть, развивается тяжелая депрессия, их ничего не радует: ни новый особняк, ни новая яхта, ни даже свой остров.

С другой стороны, есть люди, которые ничего не имеют, но при этом чувствуют себя совершенно счастливыми… Значит дело не только в этом что ты имеешь.

Ощущение счастья мы всегда связываем с функционированием мозга, с высшей нервной деятельности. И, конечно, в определённой степени — это так. Однако, работа психотерапевта с пациентами, страдающими депрессией всегда длительная и не очень эффективная, так как, даже после некоторого улучшения, депрессия в разной степени часто повторяется, и можно лечить её годам, так и не достигнув результата. Это говорит о том, что далеко не все «пазлы» собраны в этой «мозаике» – счастья.

Работая над технологией экологической медицины в течения 25 лет и постоянно практикуя, я стала сталкиваться с удивительными эффектами.

Примеры проявления людского счастья

Пример. Как то, в начале 2000 г. У меня наблюдалась пациентка с заболеванием ЖКТ, ЖКБ, у которой совсем недавно умер муж (всего 2 месяца назад) причём, прожили они очень счастливо более 30 лет в браке. И женщина тяжело переживала потерю. После 3-х дней лечения пациентка приходит ко мне на прием и говорит: «Доктор, мне очень неудобно …». На мой вопрос, а что случилось? Она ответила: «А мне хорошо стало!». И что? — спросила я. В ответ услышала: «Но у меня же умер муж, у меня же траур…». На это я ей ответила: «Ну так и радуйтесь, что вам стало легче. Ваш муж на небесах, я думаю, тоже рад за вас». Т.е. с точки зрения стереотипных представлений, у нее должно быть подавленное депрессивное состояние, так говорит мозг. Я поработала с телом у этой пациентки. Я провела 3 процедуры кишечного диализа, обдавливание органов брюшной полости и грудины, а в результате у нее значительно уменьшилось проявление депрессия. Это было впервые, когда я обратила на это внимание.

Примерно в это время ко мне на приём привели ребёнка 1 год 4 месяца, у которого был поставлен диагноз гиперактивность. Он плохо спал, плохо ел, ни минуту не мог находиться в состояние покоя, вставал вопрос о назначении транквилизаторов (успокаивающих препаратов).

Когда они появились у меня в кабинете, за 5 минут, пока я пыталась у мамы выяснить данные анамнеза, жалобы,чем ребенок болел, как прошла беременность и роды, он успел перехватать все предметы, которые были на столе, все в рот, при этом постоянно капризничал, успокоить было невозможно. У мамы я спросила: «Как вы это выдерживаете?». Она только удручённо покачала головой.

После проведения техники обдавливания живота, ребёнок похлопал себя ручонками по животу и сказал: «И не боит» (не болит). Через 15 минут ребёнок успокоился, стал нормально есть и спать. Этот случай также заставил меня задуматься о том, в чем же на самом деле причины нашего хорошего и плохого настроения?

В дальнейшем я многократно сталкивалась с подобными проявлениями, когда после работы с телом у пациента возникало ощущение счастья, о чём люди регулярно говорили сами. Вдыхая, наконец, полной грудью, чего раньше не получалось, они говорили: «какое счастье!», «как здорово». Я спрашивала: «А что-то изменилось снаружи? Или все такой же пасмурный день, не хватает денег и прочее…» На что пациенты отвечали «нет, ничего не изменилось», Но тем не менее ощущение счастья и радости было не поддельным. Итак- это было небольшое предисловие к тому, что же такое счастье.

Что такое человеческий организм?

Это очень динамическая, саморегулирующаяся, самовосстанавливающаяся система, в которой большое количество сосудов, протоков. Вся эта система чутко реагирует на изменения геомагнитных процессов: магнитное поле, гравитации, световой день, температура, фазы луны и активность солнца и т.д.

Все органы окружены небольшим количеством жидкости, они как бы плавают в этой жидкости. Это легкие, сердце, мозг, органы брюшной полости.

Эта жидкость обеспечивает свободу движения органов, является диэлектриком, предотвращает склеивание, спаивание поверхностей органов между собой и со структурами скелета.Небольшое количество жидкости имеется и в суставах и в мышечной ткани, в межклеточных пространствах . Эта жидкость вырабатывается клетками соединительной ткани, которая покрывает внутренние органы, выстилает полости (брюшная, грудная). И когда организм функционирует нормально, то человек не испытывает никакого дискомфорта и чувствует себя хорошо и счастливо.

Хочу заметить, что соединительная ткань, эта ткань которая содержит большую часть болевых рецепторов. Т.е. мы чувствуем этими рецептарами все болевые ощущения; болят ли у нас мышцы или органы брюшной полости, печень, поджелудочная железа, сердце, легкие, почки и т. д. Сами клетки органов болеть не умеют.

При травмах, падении, ударах, заболеваниях обязательно реагирует наша соединительная ткань воспалением или микрокровоизлияниями,повреждаются клетки вырабатывающие жидкость и происходит подпаивание структур, находящихся в зоне повреждения, это в свою очередь приводит к напряжению или натяжению соединительной ткани, раздражению болевых рецепторов, а отсюда боль.

Однако, если боль существует довольно длительное время, то человек перестает ее воспринимать как боль. Это состояние в начале воспринимается как снижение фона настроения, а при присоединении застоя желчи в печени, начинается процесс само интоксикации, так формируется депрессия.

Как-то раз у меня наблюдалась пациентка с проблемами депрессии, дискомфорта в области печени, почек. Через 10 дней от начала лечения она приходит и говорит: «Доктор я забыла Вам сказать, что у меня оказывается болел живот.» Я ее спросила: то есть? Живот или болит, или не болит. На что она мне ответила: «Вы не поняли, я сегодня утром проснулась и поняла, что у меня не болит живот.»

То есть у нее была постоянно боль в области тонкого кишечника, и она перестала ее воспринимать как боль. И только когда боль исчезла, она поняла, дискомфорт был связан с животом, настроение ее значительно улучшилось.

Таким образом, ощущение счастья или несчастья дает нам тело, ибо только через раздражение чувствительных рецепторов соединительной ткани тело получает ощущения. Болевые ощущения связаны с раздражением болевых рецепторов соединительной ткани. Эти импульсы, которые, у каждого органа свои, поступая в головной мозг, трансформируются в те или иные эмоциональные ощущения: агрессия чаще всего связана с заболеванием поджелудочной железой, депрессию вызывает застой желчи в печени и спазм брыжейки толстой кишки.

Страхи — это проблемы с легкими, когда из-за запаянности плевры, лёгкие не могут полноценно дышать и т.д.

Особую роль в нашем самоощущении счастья и несчастья играет зона грудины, где большое количество соединительной ткани. Это соединительная ткань, покрывает саму грудину, ребра,представлена плеврой и перикардом. Когда все эти оболочки подпаиваются, человек испытывает тяжелое ощущение тоски и депрессию. Надо заметить, что соединительная ткань – это структура, которая записывает как матрица все наши травмы физические и психологические. Она хранит эту информацию. Чем больше было травм, тем более жесткой она становится, тем тяжелее депрессивное состояние и невозможность испытывать счастье. Как только прорабатывается эта зона, человек избавляется от ощущения тоски и депрессии.

Таким образом, для полного счастья человеку необходимо здоровье, хорошо функционирующее, свободное тело. Фраза «В здоровом теле — здоровый дух» обретает поистине важный смысл. Критерием истинности той или иной теории является практика. В этой статье я рассказала об ином взгляде на проблемы счастья и несчастья. Мои выводы подтверждаются высокой эффективностью (до 80-90%) лечения этих состояний.

Будьте счастливы !

Лекция №1

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 2 0 R /PageLayout /OneColumn /Pages 3 0 R /StructTreeRoot 4 0 R /Type /Catalog >> endobj 5 0 obj /CreationDate (D:20150527100300+03’00’) /Creator /Keywords () /ModDate (D:20150527100308+03’00’) /Producer (Adobe PDF Library 10.0) /SourceModified (D:20150527070258) /Subject () /Title >> endobj 2 0 obj > stream 2015-05-27T10:03:08+03:002015-05-27T10:03+03:002015-05-27T10:03:08+03:00Acrobat PDFMaker 10.1 для Worduuid:ccdee46b-1988-4554-be63-899830e447a3uuid:370225fe-1074-4ef1-9d5b-5a5bf13f035f

  • 2
  • application/pdf
  • Лекция №1
  • User
  • Adobe PDF Library 10.0D:20150527070258HomeДокумент endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > endobj 37 0 obj > endobj 38 0 obj > endobj 39 0 obj > endobj 40 0 obj > endobj 41 0 obj > endobj 42 0 obj > endobj 43 0 obj > endobj 44 0 obj > endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > endobj 129 0 obj > endobj 130 0 obj > endobj 131 0 obj > endobj 132 0 obj > endobj 133 0 obj > endobj 134 0 obj > endobj 135 0 obj > endobj 136 0 obj > endobj 137 0 obj > endobj 138 0 obj > endobj 139 0 obj > endobj 140 0 obj > endobj 141 0 obj > endobj 142 0 obj > endobj 143 0 obj > endobj 144 0 obj > endobj 145 0 obj > endobj 146 0 obj > endobj 147 0 obj > endobj 148 0 obj > endobj 149 0 obj > endobj 150 0 obj > endobj 151 0 obj > endobj 152 0 obj > endobj 153 0 obj > endobj 154 0 obj > endobj 155 0 obj > endobj 156 0 obj > endobj 157 0 obj > endobj 158 0 obj > endobj 159 0 obj > endobj 160 0 obj > endobj 161 0 obj > endobj 162 0 obj > endobj 163 0 obj > endobj 164 0 obj > endobj 165 0 obj > endobj 166 0 obj > endobj 167 0 obj > endobj 168 0 obj > endobj 169 0 obj > endobj 170 0 obj > endobj 171 0 obj > endobj 172 0 obj > endobj 173 0 obj > endobj 174 0 obj > endobj 175 0 obj > endobj 176 0 obj > endobj 177 0 obj > endobj 178 0 obj > endobj 179 0 obj > endobj 180 0 obj > endobj 181 0 obj > endobj 182 0 obj > endobj 183 0 obj > endobj 184 0 obj > endobj 185 0 obj > endobj 186 0 obj > endobj 187 0 obj > endobj 188 0 obj > endobj 189 0 obj > endobj 190 0 obj > endobj 191 0 obj > endobj 192 0 obj > endobj 193 0 obj > endobj 194 0 obj > endobj 195 0 obj > endobj 196 0 obj > endobj 197 0 obj > endobj 198 0 obj > endobj 199 0 obj > endobj 200 0 obj > endobj 201 0 obj > endobj 202 0 obj > endobj 203 0 obj > endobj 204 0 obj > endobj 205 0 obj > endobj 206 0 obj > endobj 207 0 obj > endobj 208 0 obj > endobj 209 0 obj > endobj 210 0 obj > endobj 211 0 obj > endobj 212 0 obj > endobj 213 0 obj > endobj 214 0 obj > endobj 215 0 obj > endobj 216 0 obj > endobj 217 0 obj > endobj 218 0 obj > endobj 219 0 obj > endobj 220 0 obj > endobj 221 0 obj > endobj 222 0 obj > endobj 223 0 obj > endobj 224 0 obj > endobj 225 0 obj > endobj 226 0 obj > endobj 227 0 obj > endobj 228 0 obj > endobj 229 0 obj > endobj 230 0 obj > endobj 231 0 obj > endobj 232 0 obj > endobj 233 0 obj > endobj 234 0 obj > endobj 235 0 obj > endobj 236 0 obj > endobj 237 0 obj > endobj 238 0 obj > endobj 239 0 obj > endobj 240 0 obj > endobj 241 0 obj > endobj 242 0 obj > endobj 243 0 obj > endobj 244 0 obj > endobj 245 0 obj > endobj 246 0 obj > endobj 247 0 obj > endobj 248 0 obj > endobj 249 0 obj > endobj 250 0 obj > endobj 251 0 obj > endobj 252 0 obj > endobj 253 0 obj > endobj 254 0 obj > endobj 255 0 obj > endobj 256 0 obj > endobj 257 0 obj > endobj 258 0 obj > endobj 259 0 obj > endobj 260 0 obj > endobj 261 0 obj > endobj 262 0 obj > endobj 263 0 obj > endobj 264 0 obj > endobj 265 0 obj > endobj 266 0 obj > endobj 267 0 obj > endobj 268 0 obj > endobj 269 0 obj > endobj 270 0 obj > endobj 271 0 obj > endobj 272 0 obj > endobj 273 0 obj > endobj 274 0 obj > endobj 275 0 obj > endobj 276 0 obj > endobj 277 0 obj > endobj 278 0 obj > endobj 279 0 obj > endobj 280 0 obj > endobj 281 0 obj > endobj 282 0 obj > endobj 283 0 obj > endobj 284 0 obj > endobj 285 0 obj > endobj 286 0 obj > endobj 287 0 obj > endobj 288 0 obj > endobj 289 0 obj > endobj 290 0 obj > endobj 291 0 obj > endobj 292 0 obj > endobj 293 0 obj > endobj 294 0 obj > endobj 295 0 obj > endobj 296 0 obj > endobj 297 0 obj > endobj 298 0 obj > endobj 299 0 obj > endobj 300 0 obj > endobj 301 0 obj > endobj 302 0 obj > endobj 303 0 obj > endobj 304 0 obj > endobj 305 0 obj > endobj 306 0 obj > endobj 307 0 obj > endobj 308 0 obj > endobj 309 0 obj > endobj 310 0 obj > endobj 311 0 obj > endobj 312 0 obj > endobj 313 0 obj > endobj 314 0 obj > endobj 315 0 obj > endobj 316 0 obj > endobj 317 0 obj > endobj 318 0 obj > endobj 319 0 obj > endobj 320 0 obj > endobj 321 0 obj > endobj 322 0 obj > endobj 323 0 obj > endobj 324 0 obj > endobj 325 0 obj > endobj 326 0 obj > endobj 327 0 obj > endobj 328 0 obj > endobj 329 0 obj > endobj 330 0 obj > endobj 331 0 obj > endobj 332 0 obj > endobj 333 0 obj > endobj 334 0 obj > endobj 335 0 obj > endobj 336 0 obj > endobj 337 0 obj > endobj 338 0 obj > endobj 339 0 obj > endobj 340 0 obj > endobj 341 0 obj > endobj 342 0 obj > endobj 343 0 obj > endobj 344 0 obj > endobj 345 0 obj > endobj 346 0 obj > endobj 347 0 obj > endobj 348 0 obj > endobj 349 0 obj > endobj 350 0 obj > endobj 351 0 obj > endobj 352 0 obj > endobj 353 0 obj > endobj 354 0 obj > endobj 355 0 obj > endobj 356 0 obj > endobj 357 0 obj > endobj 358 0 obj > endobj 359 0 obj > endobj 360 0 obj > endobj 361 0 obj > endobj 362 0 obj > endobj 363 0 obj > endobj 364 0 obj > endobj 365 0 obj > endobj 366 0 obj > endobj 367 0 obj > endobj 368 0 obj > endobj 369 0 obj > endobj 370 0 obj > endobj 371 0 obj > endobj 372 0 obj > endobj 373 0 obj > endobj 374 0 obj > endobj 375 0 obj > endobj 376 0 obj > endobj 377 0 obj > endobj 378 0 obj > endobj 379 0 obj > endobj 380 0 obj > endobj 381 0 obj > endobj 382 0 obj > endobj 383 0 obj > endobj 384 0 obj > endobj 385 0 obj > endobj 386 0 obj > endobj 387 0 obj > endobj 388 0 obj > endobj 389 0 obj > endobj 390 0 obj > endobj 391 0 obj > endobj 392 0 obj > endobj 393 0 obj > endobj 394 0 obj > endobj 395 0 obj > endobj 396 0 obj > endobj 397 0 obj > endobj 398 0 obj > endobj 399 0 obj > endobj 400 0 obj > endobj 401 0 obj > endobj 402 0 obj > endobj 403 0 obj > endobj 404 0 obj > endobj 405 0 obj > endobj 406 0 obj > endobj 407 0 obj > endobj 408 0 obj > endobj 409 0 obj > endobj 410 0 obj > endobj 411 0 obj > endobj 412 0 obj > endobj 413 0 obj > endobj 414 0 obj > endobj 415 0 obj > endobj 416 0 obj > endobj 417 0 obj > endobj 418 0 obj > endobj 419 0 obj > endobj 420 0 obj > endobj 421 0 obj > endobj 422 0 obj > endobj 423 0 obj > endobj 424 0 obj > endobj 425 0 obj > endobj 426 0 obj > endobj 427 0 obj > endobj 428 0 obj > endobj 429 0 obj > endobj 430 0 obj > endobj 431 0 obj > endobj 432 0 obj > endobj 433 0 obj > endobj 434 0 obj > endobj 435 0 obj > endobj 436 0 obj > endobj 437 0 obj > endobj 438 0 obj > endobj 439 0 obj > endobj 440 0 obj > endobj 441 0 obj > endobj 442 0 obj > endobj 443 0 obj > endobj 444 0 obj > endobj 445 0 obj > endobj 446 0 obj > endobj 447 0 obj > endobj 448 0 obj > endobj 449 0 obj > endobj 450 0 obj > endobj 451 0 obj > endobj 452 0 obj > endobj 453 0 obj > endobj 454 0 obj > endobj 455 0 obj > endobj 456 0 obj > endobj 457 0 obj > endobj 458 0 obj > endobj 459 0 obj > endobj 460 0 obj > endobj 461 0 obj > endobj 462 0 obj > endobj 463 0 obj > endobj 464 0 obj > endobj 465 0 obj > endobj 466 0 obj > endobj 467 0 obj > endobj 468 0 obj > endobj 469 0 obj > endobj 470 0 obj > endobj 471 0 obj > endobj 472 0 obj > endobj 473 0 obj > endobj 474 0 obj > endobj 475 0 obj > endobj 476 0 obj > endobj 477 0 obj > endobj 478 0 obj > endobj 479 0 obj > endobj 480 0 obj > endobj 481 0 obj > endobj 482 0 obj > endobj 483 0 obj > endobj 484 0 obj > endobj 485 0 obj > endobj 486 0 obj > endobj 487 0 obj > endobj 488 0 obj > endobj 489 0 obj > endobj 490 0 obj > endobj 491 0 obj > endobj 492 0 obj > endobj 493 0 obj > endobj 494 0 obj > endobj 495 0 obj > endobj 496 0 obj > endobj 497 0 obj > endobj 498 0 obj > endobj 499 0 obj > endobj 500 0 obj > endobj 501 0 obj > endobj 502 0 obj > endobj 503 0 obj > endobj 504 0 obj > endobj 505 0 obj > endobj 506 0 obj > endobj 507 0 obj > endobj 508 0 obj > endobj 509 0 obj > endobj 510 0 obj > endobj 511 0 obj > endobj 512 0 obj > endobj 513 0 obj > endobj 514 0 obj > endobj 515 0 obj > endobj 516 0 obj > endobj 517 0 obj > endobj 518 0 obj > endobj 519 0 obj > endobj 520 0 obj > endobj 521 0 obj > endobj 522 0 obj > endobj 523 0 obj > endobj 524 0 obj > endobj 525 0 obj > endobj 526 0 obj > endobj 527 0 obj > endobj 528 0 obj > endobj 529 0 obj > endobj 530 0 obj > endobj 531 0 obj > endobj 532 0 obj > endobj 533 0 obj > endobj 534 0 obj > endobj 535 0 obj > endobj 536 0 obj > endobj 537 0 obj > endobj 538 0 obj > endobj 539 0 obj > endobj 540 0 obj > endobj 541 0 obj > endobj 542 0 obj > endobj 543 0 obj > endobj 544 0 obj > endobj 545 0 obj > endobj 546 0 obj > endobj 547 0 obj > endobj 548 0 obj > endobj 549 0 obj > endobj 550 0 obj > endobj 551 0 obj > endobj 552 0 obj > endobj 553 0 obj > endobj 554 0 obj > endobj 555 0 obj > endobj 556 0 obj > endobj 557 0 obj > endobj 558 0 obj > endobj 559 0 obj > endobj 560 0 obj > endobj 561 0 obj > endobj 562 0 obj > endobj 563 0 obj > endobj 564 0 obj > endobj 565 0 obj > endobj 566 0 obj > endobj 567 0 obj > endobj 568 0 obj > endobj 569 0 obj > endobj 570 0 obj > endobj 571 0 obj > endobj 572 0 obj > endobj 573 0 obj > endobj 574 0 obj > endobj 575 0 obj > endobj 576 0 obj > endobj 577 0 obj > endobj 578 0 obj > endobj 579 0 obj > endobj 580 0 obj > endobj 581 0 obj > endobj 582 0 obj > endobj 583 0 obj > endobj 584 0 obj > endobj 585 0 obj > endobj 586 0 obj > endobj 587 0 obj > endobj 588 0 obj > endobj 589 0 obj > endobj 590 0 obj > endobj 591 0 obj > endobj 592 0 obj > endobj 593 0 obj > endobj 594 0 obj > endobj 595 0 obj > endobj 596 0 obj > endobj 597 0 obj > endobj 598 0 obj > endobj 599 0 obj > endobj 600 0 obj > endobj 601 0 obj > endobj 602 0 obj > endobj 603 0 obj > endobj 604 0 obj > endobj 605 0 obj > endobj 606 0 obj > endobj 607 0 obj > endobj 608 0 obj > endobj 609 0 obj > endobj 610 0 obj > endobj 611 0 obj > endobj 612 0 obj > endobj 613 0 obj > endobj 614 0 obj > endobj 615 0 obj > endobj 616 0 obj > endobj 617 0 obj > endobj 618 0 obj > endobj 619 0 obj > endobj 620 0 obj > endobj 621 0 obj > endobj 622 0 obj > endobj 623 0 obj > endobj 624 0 obj > endobj 625 0 obj > endobj 626 0 obj > endobj 627 0 obj > endobj 628 0 obj > endobj 629 0 obj > endobj 630 0 obj > endobj 631 0 obj > endobj 632 0 obj > endobj 633 0 obj > endobj 634 0 obj > endobj 635 0 obj > endobj 636 0 obj > endobj 637 0 obj > endobj 638 0 obj > endobj 639 0 obj > endobj 640 0 obj > endobj 641 0 obj > endobj 642 0 obj > endobj 643 0 obj > endobj 644 0 obj > endobj 645 0 obj > endobj 646 0 obj > endobj 647 0 obj > endobj 648 0 obj > endobj 649 0 obj > endobj 650 0 obj > endobj 651 0 obj > endobj 652 0 obj > endobj 653 0 obj > endobj 654 0 obj > endobj 655 0 obj > endobj 656 0 obj > endobj 657 0 obj > endobj 658 0 obj > endobj 659 0 obj > endobj 660 0 obj > endobj 661 0 obj > endobj 662 0 obj > endobj 663 0 obj > endobj 664 0 obj > endobj 665 0 obj > endobj 666 0 obj > endobj 667 0 obj > endobj 668 0 obj > endobj 669 0 obj > endobj 670 0 obj > endobj 671 0 obj > endobj 672 0 obj > endobj 673 0 obj > endobj 674 0 obj > endobj 675 0 obj > endobj 676 0 obj > endobj 677 0 obj > endobj 678 0 obj > endobj 679 0 obj > endobj 680 0 obj > endobj 681 0 obj > endobj 682 0 obj > endobj 683 0 obj > endobj 684 0 obj > endobj 685 0 obj > endobj 686 0 obj > endobj 687 0 obj > endobj 688 0 obj > endobj 689 0 obj > endobj 690 0 obj > endobj 691 0 obj > endobj 692 0 obj > endobj 693 0 obj > endobj 694 0 obj > endobj 695 0 obj > endobj 696 0 obj > endobj 697 0 obj > endobj 698 0 obj > endobj 699 0 obj > endobj 700 0 obj > endobj 701 0 obj > endobj 702 0 obj > endobj 703 0 obj > endobj 704 0 obj > endobj 705 0 obj > endobj 706 0 obj > /ExtGState > /Font > /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 0 /Type /Page /Annots [922 0 R] >> endobj 707 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 1 /Type /Page >> endobj 708 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 2 /Type /Page >> endobj 709 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 3 /Type /Page >> endobj 710 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 4 /Type /Page >> endobj 711 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 5 /Type /Page >> endobj 712 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 6 /Type /Page >> endobj 713 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 7 /Type /Page >> endobj 714 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 8 /Type /Page >> endobj 715 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 9 /Type /Page >> endobj 716 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 10 /Type /Page >> endobj 717 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 11 /Type /Page >> endobj 718 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 12 /Type /Page >> endobj 719 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 13 /Type /Page >> endobj 720 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 14 /Type /Page >> endobj 721 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 15 /Type /Page >> endobj 722 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 16 /Type /Page >> endobj 723 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 17 /Type /Page >> endobj 724 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 18 /Type /Page >> endobj 725 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 19 /Type /Page >> endobj 726 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 20 /Type /Page >> endobj 727 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 21 /Type /Page >> endobj 728 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 22 /Type /Page >> endobj 729 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 23 /Type /Page >> endobj 730 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 24 /Type /Page >> endobj 731 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 25 /Type /Page >> endobj 732 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 26 /Type /Page >> endobj 733 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 27 /Type /Page >> endobj 734 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 28 /Type /Page >> endobj 735 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 29 /Type /Page >> endobj 736 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 30 /Type /Page >> endobj 737 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 31 /Type /Page >> endobj 738 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 32 /Type /Page >> endobj 739 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 33 /Type /Page >> endobj 740 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 34 /Type /Page >> endobj 741 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 35 /Type /Page >> endobj 742 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 36 /Type /Page >> endobj 743 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 37 /Type /Page >> endobj 744 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 38 /Type /Page >> endobj 745 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 39 /Type /Page >> endobj 746 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 40 /Type /Page >> endobj 747 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 41 /Type /Page >> endobj 748 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 42 /Type /Page >> endobj 749 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 43 /Type /Page >> endobj 750 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 44 /Type /Page >> endobj 751 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 45 /Type /Page >> endobj 752 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 46 /Type /Page >> endobj 753 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 47 /Type /Page >> endobj 754 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 48 /Type /Page >> endobj 755 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 49 /Type /Page >> endobj 756 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 50 /Type /Page >> endobj 757 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 51 /Type /Page >> endobj 758 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 52 /Type /Page >> endobj 759 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 53 /Type /Page >> endobj 760 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 54 /Type /Page >> endobj 761 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 55 /Type /Page >> endobj 762 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 56 /Type /Page >> endobj 763 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 57 /Type /Page >> endobj 764 0 obj > /ExtGState > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 58 /Type /Page >> endobj 765 0 obj > endobj 766 0 obj > endobj 767 0 obj > endobj 768 0 obj > endobj 769 0 obj > endobj 770 0 obj > endobj 771 0 obj > endobj 772 0 obj > endobj 773 0 obj > endobj 774 0 obj > endobj 775 0 obj > endobj 776 0 obj > endobj 777 0 obj > endobj 778 0 obj > endobj 779 0 obj > endobj 780 0 obj > endobj 781 0 obj > endobj 782 0 obj > endobj 783 0 obj > endobj 784 0 obj > endobj 785 0 obj > endobj 786 0 obj > endobj 787 0 obj > endobj 788 0 obj > endobj 789 0 obj > endobj 790 0 obj > endobj 791 0 obj > endobj 792 0 obj > endobj 793 0 obj > endobj 794 0 obj > endobj 795 0 obj > endobj 796 0 obj > endobj 797 0 obj > endobj 798 0 obj > endobj 799 0 obj > endobj 800 0 obj > endobj 801 0 obj > endobj 802 0 obj > endobj 803 0 obj > endobj 804 0 obj > endobj 805 0 obj > endobj 806 0 obj > endobj 807 0 obj > endobj 808 0 obj > endobj 809 0 obj > endobj 810 0 obj > endobj 811 0 obj > endobj 812 0 obj > endobj 813 0 obj > endobj 814 0 obj > endobj 815 0 obj > endobj 816 0 obj > endobj 817 0 obj > endobj 818 0 obj > endobj 819 0 obj > endobj 820 0 obj > endobj 821 0 obj > endobj 822 0 obj > endobj 823 0 obj > endobj 824 0 obj > endobj 825 0 obj > endobj 826 0 obj > endobj 827 0 obj > endobj 828 0 obj > endobj 829 0 obj > endobj 830 0 obj > endobj 831 0 obj > endobj 832 0 obj > endobj 833 0 obj > endobj 834 0 obj > endobj 835 0 obj > endobj 836 0 obj > endobj 837 0 obj > endobj 838 0 obj > endobj 839 0 obj > endobj 840 0 obj > endobj 841 0 obj > endobj 842 0 obj > endobj 843 0 obj > endobj 844 0 obj > endobj 845 0 obj > endobj 846 0 obj > endobj 847 0 obj > endobj 848 0 obj > endobj 849 0 obj > endobj 850 0 obj > endobj 851 0 obj > endobj 852 0 obj > endobj 853 0 obj > endobj 854 0 obj > endobj 855 0 obj > endobj 856 0 obj > endobj 857 0 obj > endobj 858 0 obj > endobj 859 0 obj > endobj 860 0 obj > endobj 861 0 obj > endobj 862 0 obj > endobj 863 0 obj > endobj 864 0 obj > endobj 865 0 obj > endobj 866 0 obj > endobj 867 0 obj > endobj 868 0 obj > endobj 869 0 obj > endobj 870 0 obj > endobj 871 0 obj > endobj 872 0 obj > endobj 873 0 obj > endobj 874 0 obj > endobj 875 0 obj > endobj 876 0 obj > endobj 877 0 obj > endobj 878 0 obj > endobj 879 0 obj > endobj 880 0 obj > endobj 881 0 obj > endobj 882 0 obj > endobj 883 0 obj > endobj 884 0 obj > endobj 885 0 obj > endobj 886 0 obj > endobj 887 0 obj > endobj 888 0 obj > endobj 889 0 obj > endobj 890 0 obj > endobj 891 0 obj > endobj 892 0 obj > endobj 893 0 obj > endobj 894 0 obj > endobj 895 0 obj > endobj 896 0 obj > endobj 897 0 obj > endobj 898 0 obj > endobj 899 0 obj > endobj 900 0 obj > endobj 901 0 obj > stream HlWM5_3қm-EH\A [email protected] =U󖀸y=vwWuˏO?/^gi1J[[cѢ1Z,?}/Ox_zw}x_^|WZ[zǶrJWOK+JX>ػy,嚏8Ʒ8ef25\Ǟ9Ѩ70W`4~aUmrh;ZضWfbMkt벏 ^bȕcI?Z[xb31:?CֈkpUXqUsn[+U۰gedpx;dWkt.z `H/hbbq.ƌ4_-p8ԢjȂð%uD+\p*]dCOQyM\[email protected](_1~ls ;{fS

    Счастье и смысл жизни — Психологос

    Фильм «Амели»

    Счастье этого человека — отдирать обои, складывать ботинки. Для взрослого человека такое счастье — недостойно.
    скачать видео

    Фильм «Юлий Цезарь»

    Фильм «Синтон. Тренинг: Мир эмоций»

    Счастье — не переживание, а оценка достойно прожитой жизни.
    скачать видео

    ​​​​​​​​​​​​​​Счастье является одной из важнейших ценностей современного человека, но это говорит только о том, что мы живем в обществе потребления. Счастье — это про получение. Вы про это знаете?

    Одно из замечательных упражнений на тренингах синтон-программы — это подарки друг другу картинок счастья и картинок любви. Участники обычно не сразу понимают, в чем между ними разница.

    .. Вы выходите из тёмного подъезда, а на улице светит солнышко, набухают почки, и в воздухе стоит запах весны.

    … Или — вы лежите на песчаном пляже, слышите шум моря, а вашу кожу обдувает приятный, чуть прохладный ветерок…

    Вопрос — эти картинки про счастье или про любовь?

    А если вы ждете любимого, готовите ему его любимое блюдо и накрываете на стол так, чтобы он понял — этот вечер посвящен ему: это только про счастье и или еще и про любовь?

    Счастье — это радость получения, любовь — это радость дарения. Получать для себя — понятно, а думать о другом и отдавать свое кому-то другому — труднее, именно поэтому счастья хочется каждому, но далеко не все понимают ценность любви.

    должна быть «зачем», не слышали даже большинство взрослых.

    ​​​​​​​Смысл жизни — то, ради чего проживается человеком его индивидуальная жизнь, это ответ на вопрос «Зачем я живу?». А много у нас тех, кто в здравом состоянии задаются подобным вопросом? Видение смысла жизни — это видение перспективы, видение будущего, ради которого стоит жить. Если счастье достаточно чувствовать, то о смысле жизни нужно думать. Ну и много у нас людей, склонных думать? Если людей не учить этому специально, о будущем думает мало кто. Более того, вал психологической литературы сегодня учит жить чувствами, а не головой, и жить только «здесь и сейчас», не размышляя о каком-то будущем… В результате о каком либо «смысле жизни» так воспитанные люди думать уже и не хотят, и тема смысла жизни волнует, похоже, только невротиков, у которых жизнь все никак не складывается…

    Счастье и смысл жизни — достаточно разные вещи. У человека может быть в жизни счастье, но не быть в жизни смысла. И наоборот — смысл есть, а счастья нет.

    Человек может быть ситуативно счастлив (выспался, поел, вдоволь поплавал или вкусно понежился), но жить при этом без смысла жизни, не иметь радости смысла жизни. Другой в это время в неуюте и напряжении, но видит ради чего все это — и просыпается в каждый новый день с радостью, поскольку знает, зачем живет. «Тот, кто знает Зачем, выдержит любое Как» — писал Ницше.

    Если жизнь уподобить маршруту, то смысл жизни — одно из его направлений, а счастье — один из способов передвижения по этому маршруту. Кто-то в своей жизни выбирает направлением вовсе не смысл жизни, а другие ценности — развлечения или достаток, здоровье или острые переживания… Большое число наших сограждан вовсе не заморачиваются направлением своей жизни, считая вполне достаточным удовлетворение своих потребностей, а те, кто не научился жить счастливо, могут поставить счастье смыслом своей жизни…

    При этом счастье само по себе целью и смыслом жизни не является. Точнее, может являться, а может и нет: все зависит от типа личности, взглядов и мотивов человека. Если все ваше счастье — отдирать обои и складывать ботинки в ряд, кажется, что такое счастье недостойно взрослого человека.

    Для православного человека счастье как наслаждение радостями современного мира — не смысл жизни, а дьявольское соблазнение. Смысл его жизни — приближение к Богу, спасение души. Можно сказать, что счастье православного человека — в служении Богу, но размышления о счастье в принципе для православия не характерны. При этом важно помнить, что для любого христианина уныние является одним из страшнейших грехов.

    Для деятельного человека счастье — ресурс и инструмент. Деятельному человеку счастье помогает, когда оно становится привычным фоном и источником энергии. Счастье мешает, когда отвлекает от дел.

    Академик Любищев, подводя итоги года, как-то написал: «В этом году сделал мало. Был счастлив». За этими словами слышится то ли раздумье, то ли — печаль.

    Для процессника счастье может являться целью и смыслом жизни, это его ценности. Результатнику важнее результат, а переживания и счастье во вторую очередь. Смотри Счастье и типы личности

    Наполеон, оглядываясь на свою жизнь, сосчитал в ней всего четыре счастливых дня. Ну и что? Ему нужна была Франция, он хотел подарить Франции свободу, разумные законы, эффективную экономику — и это было для него важнее, чем его личные переживания. Большие люди на свои эмоции обращают внимание не слишком много. А на результаты — внимание обращают обязательно. Это им важно.

    В синтон-подходе, счастье — это не цель, а только способ жизни разумного человека. Это естественный фон жизни, который не приходит к нам (при приближении к целям), а который мы сами создаем несложными ключами и механизмами. Мы это делаем — или не делаем. И иногда вовсе это не нужно делать, если позитив начинает противоречить более важным целям и ценностям. В настоящей, правильной жизни никто не обещает вам полного и абсолютного счастья, вы часто будете переживать и дефицит, и нехватку. Вы это обязательно почувствуете. Когда вам категорически не будет хватать целой жизни, когда вы всем телом будете ощущать, что вам позарез нужно три жизни последовательно и хотя бы две параллельно, когда каждый день для вас страшно короткий — у вас правильная жизнь!

    Калькулятор счастья для миллениалов: как почувствовать радость от жизни

    В марте 2019 года был опубликован очередной Всемирный доклад ООН о счастье, где впереди планеты всей Скандинавские страны — с самыми высокими налогами, но и с самыми высокими социальными гарантиями. Счастье в этом исследовании приравнивается к доходу, продолжительности здоровой жизни, социальной поддержке, свободе, доверию.
    Мы знаем, что миллениалы — поколение, которое расправляет свои плечи и подрастает, чтобы определять жизнь планеты, — больше не привязано к вещам. Счастье — это больше не статусные сумки и роскошные дома. Для миллениалов счастье — это опыт, на который 76% молодых скорее потратят свои деньги. Опыт почти каждого из них (94%) — способ почувствовать полноту жизни.

    Миллениалы гонятся за балансом работы и остальной жизни — им важно иметь возможность уделять внимание семье, родителям, друзьям, собственному здоровью. А счастье для них еще и критерий выбора работы: они скорее будут работать за $40 000 в год на работе, которую любят, чем за $100 000 там, где им ужасно скучно. Миллениалов считают самым счастливым поколением — в два раза больше денег они тратят на себя, психотерапевтов, тренеров, свое здоровье, чем поколение их родителей. Можно ли сегодня просчитать собственное счастье и достаточно ли для этого жить в стране с высокими социальными гарантиями и регулярно посещать психотерапевта? Кажется, в науке по-прежнему нет однозначного ответа на вопрос, что же такое счастье и имеет ли смысл к нему стремиться.

    Cчастье зависит от ожиданий

    Израильский историк и писатель Юваль Ной Харари пишет в своей книге Sapiens о парадоксе счастья: мы намного успешнее и влиятельнее, чем наши предки, но едва ли стали от этого сильно счастливее. Хотя по сравнению с теми условиями, в которых на протяжении истории людям приходилось существовать, мы фактически живем в раю. Почему же при этом мы все не тотально и безоговорочно счастливы? Объяснений здесь есть три: первое из них гласит, что счастье не зависит от объективных условий, а скорее от ожиданий. И, к сожалению (или к счастью), чем лучше будут условия, тем больше растут ожидания.

    Реклама на Forbes

    Владимир Яковлев, автор книги «Возраст счастья», в своем еженедельном видео «Яковлев по понедельникам» на YouTube парадоксальным образом заявляет, что поиск счастья — опасный миф: когда мы придумываем себе идеальную жизнь, которая могла бы сделать нас счастливыми, то лишаем себя радостей нашей жизни настоящей. Откуда взялось представление об утопии, никто и не знает, но секрет действительно счастливых людей, как полагает Яковлев, в том, что они счастья не ищут, а живут своей жизнью, радуясь, огорчаясь и совершая ошибки. Психолог Александр Асмолов замечает, что сам разговор о счастье — это уже сигнал того, что мы несчастливы. И советует вместо опасной погони за счастьем ставить себе конкретные цели и их достигать. А также не путать счастье с эйфорией, кайфом и насыщением. Уникальная характеристика счастья именно в его недостижимости, именно в движении к нему. Оглядываясь назад, можно сказать, что того же принципа придерживался Аристотель в Никомаховой этике: счастье, как он полагал, — это не результат, а процесс, или же, словами самого философа, — практика.

    Владимир Яковлев о том, что ему позволяет чувствовать себя более счастливым

    1.  Первый шаг на пути к счастью заключается в том, чтобы перестать сходить с ума по поводу того, что у тебя его нет.
    2. — Доктор, что мне принять, чтобы стало лучше? — Примите жизнь.
    3. Наш мир — это самый большой образовательный стартап нашего мира.


    Счастье зависит от устройства нашего мозга

    Второе объяснение связано с биохимией. В нашей биохимической системе места счастью не предусмотрено: она спроектирована так, чтобы наши шансы на выживание и воспроизводство возрастали, поэтому, чем большего мы достигаем, тем большего хотим — и от этого все время остаемся неудовлетворенными.
    В том, насколько счастливыми мы себя чувствуем, значительную роль играет генетика. Изучение генетических факторов показывает, что их вклад в то, насколько человек чувствует себя счастливым, составляет 35–50%.  На данный момент понятно, какие нейромедиаторы отвечают за компоненты счастья. Положительные и отрицательные эмоции связываются с обменом серотонина и дофамина. Так называемые центры удовольствия выделяют дофамин в процессе реакции на определенный приятный для человека стимул — или до того, как он вот-вот должен появиться. Эти стимулы могут быть разными: от еды до лица человека, которого мы любим. Все, что нам приятно, вызывает у нас удовольствие; удовольствие, в свою очередь, вызывает радость. Когда организму не хватает дофамина, может развиться депрессивное расстройство или болезнь Паркинсона, а если его слишком много — то, например, галлюцинации.
    Серотонин отвечает за разные процессы, в том числе память и сон, и, как считается, неправильная работа связанных с ним систем возникает при депрессии и тревожных состояниях. Серотонин не столько вызывает положительные эмоции, сколько снижает чувствительность к отрицательным. Он помогает работать дофамину и норадреналину и связан с большим комплексом процессов в нашем организме. Когда серотонина организму не хватает, нарушается баланс между положительными и отрицательными эмоциями. А это основная причина депрессии. При его переизбытке, как и в случае с дофамином, могут возникнуть галлюцинации.

    [[{«fid»:»309137″,»view_mode»:»default»,»fields»:{«format»:»default»,»alignment»:»»,»field_file_image_alt_text[und][0][value]»:false,»field_file_image_title_text[und][0][value]»:false,»external_url»:»»},»type»:»media»,»field_deltas»:{«4»:{«format»:»default»,»alignment»:»»,»field_file_image_alt_text[und][0][value]»:false,»field_file_image_title_text[und][0][value]»:false,»external_url»:»»}},»attributes»:{«class»:»media-element file-default»,»data-delta»:»4″}}]]


    Роза Власова, исследователь в департаменте психиатрии Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл

    В рамках постдокторантуры в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе мы работали над факторами, которые противостоят развитию депрессии (обобщаются термином resilience). По сути, это комплекс биологических и психосоциальных факторов. Лично меня на фоне довольно благоприятной биохимии, которая досталась мне от природы, делает счастливой общение с близкими, особенно если мы не просто болтаем, а делаем что-то вместе, еще интересные задачи в работе и путешествия по городам с красивыми соборами и кофейнями. Все эти вещи, особенно совместная деятельность и наличие близких отношений, и есть те психосоциальные факторы, которые при прочих равных защищают нас от того, чтобы не чувствовать себя несчастными.


    Эндорфины

    Норадреналин хитро связан со счастьем: он отвечает за стресс и связанную с ним выработку комплекса эмоций и реакций организма (учащение сердцебиения, повышение артериального давления и т. д.), которые, казалось бы, должны быть антонимом счастья. Однако мы видим на примере заядлых спортсменов и стрессоголиков, что это далеко не так. Норадреналин вызывает прилив энергии, снижает чувство страха. Когда в организме его слишком мало, возникает скука и апатия. В 2012 году шведский ученый Хьюго Лёвхейм предложил трехмерную модель связи совместного действия трех моноаминов — дофамина, серотонина и норадреналина — с проявлением эмоций, названную «эмоциональным кубом». Согласно этой модели радость и удовлетворение вызываются высоким уровнем дофамина и серотонина и низким — норадреналина, а чувство беспокойства и тоски — наоборот, высоким уровнем норадреналина и низким — двух других. А несчастье и одиночество, как показывают исследования 2007 года профессоров Джона Кассиоппо и Стивена Коула из университетов Чикаго и Калифорнии, запускают реакцию защиты в организме, как и стресс, что в долговременной перспективе связано с повышенным риском развития рака и появления артериальных тромбов. Так наши тела запрограммированы, чтобы превращать несчастье в смерть. Как можно влиять на счастье с точки зрения нейрохимии? Физические упражнения, например, усиливают действие эндорфинов, тем самым улучшая настроение, те же области активируются у людей, которые любят музыку, когда они ее слушают. Возможно, в будущем появятся целые индустрии, которые будут работать над тем, чтобы искусственно поддерживать химическое счастье человека — чтобы мы могли жить в состоянии постоянного удовольствия. Впрочем, современная нейронаука пытается построить многофакторную модель, которая бы учитывала не только автоматическую реакцию на желательный или нежелательный стимул, но и такие факторы, как, например, саморегуляция, целеполагания, установки и ожидания, наличие доверительных поддерживающих отношений, которые вносят свой вклад в переживание счастья, как и в традиционной области психологических исследований. Так, например, было показано, что в моменты социального взаимодействия вырабатывается окситоцин, который также дарит приятные ощущения.

    Виктория Шиманская, доктор психологии, о том, что ей помогает чувствовать себя счастливой

    Трезво оценивать ожидания. Есть условная формула. Счастье = возможности / на потребности (ожидания). Как и все остальные формулы, она весьма условна, но вместе с тем хорошо отражает процесс рассогласования наших ожиданий и того, что есть сейчас. Заработанный миллион для стартапа может вознести фаундеров на крыльях эйфории. С другой стороны, есть и те, кто расстраивается, что сегодня заработал только миллион. Каждое событие может быть поводом для счастья или трагедии. И мы сами полностью управляем этим.
    Ценить момент. Счастье «здесь и сейчас» в гармонии со всем миром. В психологии состояние «здесь и сейчас» — одно из ключевых. Это уникальное осознанное переживание момента и, о чем не всегда говорят, ощущение связанности и единства с миром. Можно три минуты в день по дороге на работу и по дороге с работы останавливаться и находить этот момент: я здесь и сейчас, и я часть этого мира.

    Разобраться с тем, что делает тебя счастливым. Все тренинги и конференции я завершаю одним слайдом: «Главный навык XXI века — это навык быть счастливым». Так, если этому можно научиться, почему этому не учат в школе? Потому что счастье — это всегда про искренность и ответственность. А это страшно — признаться себе в том, что такое на самом деле для меня счастье. Научиться счастью, признать, что сам готов прямо сейчас делать то, что делает счастливым меня, и дарить это счастье людям.


    Счастье как бизнес

    Третья особенность счастья в том, что оно очень сильно зависит от обстоятельств места и времени. Реальность и смысл этого понятия очень сильно меняются от культуры к культуре — и даже слово, обозначающее счастье, в разных языках имеет разное значение. Если поиск счастья как удовольствия — это современная концепция, то Восток и стоики, например, больше рассматривают счастье как смысл. Для каждого человека счастье зависит от разных факторов. Экономисты оперируют понятием счастья для того, чтобы рассуждать о качестве жизни в разных городах и ранжировать страны по уровню благополучия, но антропологи считают, что разные народы бывают счастливы по-разному и однозначному сравнению слагаемые счастья подчас не поддаются. Например, в опроснике Всемирного доклада о счастье о том, насколько счастливыми чувствуют себя граждане, Россия оказалась на 59-м месте в мире, а, для сравнения, по показателю ВВП на душу населения — между 48-м и 52-м местами (в зависимости от методики). 
    Интересно, что в Японии, например, называть себя счастливым никто не будет, это считается хвастовством, и часто японцы говорят о себе и близких в самообличительной манере. Счастье в Японии, кстати, понимается несколько иначе, чем в западной культуре: японцы считают, что счастье достигается тогда, когда ты заботишься о своих близких, исполняешь свой долг и когда, в свою очередь, другие заботятся о тебе. В американской Декларации независимости стремление к счастью — право каждого человека. В западном мировоззрении счастье превратилось в математику из перевешивающих хороших событий над плохими. Но не нужно забывать, что не все народы поощряют это желание к преобладанию хорошего. Счастье можно понимать, например, как состояние покоя, что-то среднее между наслаждением и страданием. 
    За последнее время погоня за счастьем и успехом превратилась в настоящую индустрию. Счастье подменяется понятием успеха и лидерства, а путь к этому становится товаром, который можно продать. У Эриха Фромма была статья «Дианетика: искателям сфабрикованного счастья», посвященная Рону Хаббарду, человеку, который создал религию успеха. Сегодня счастье превращается в набор заранее сфабрикованных клише. Но проблема состоит в том, что клише может работать только в стандартных ситуациях, а в случае счастья ведет к симуляции успеха, после которого может случиться разочарование. Александр Асмолов вспоминает феномен Мартина Идена и замечает, что легко можно быть успешным, но не счастливым. В Московской школе управления «Сколково» не так давно проходила дискуссия о том, что из себя представляет счастье. Ее модерировал сам президент школы — Андрей Шаронов. Слушать дискуссию о счастье собрался полный зал — как минимум 220 человек. Зачем все они пришли? Андрей Шаронов предполагает, что «у людей бизнеса со временем (и количеством денег, что немаловажно) приходит желание видеть и чувствовать смысл в чем-то большем, чем увеличение собственного богатства. А тут и возникает вопрос, что я делаю для своего города, для своей страны, для общества, — это хороший фундамент для зарождения социальной ответственности, благотворительности, филантропии.Позитивная волна, которая связана с преобразованием и улучшением мира вокруг, создает ощущение востребованности, радости и счастья. Само по себе счастье не может быть целью. Счастье — это скорее тень, которую отбрасывает на вас что-то большее, чем вы. Если нет главного предмета вашей деятельности — не может быть тени».


    Андрей Шаронов, школа «Сколково»

    Можно ли зарядиться счастьем от других? Мне кажется, это очень личное чувство, пока ты его не найдешь внутри себя, на помощь других лучше не рассчитывать. Но люди вокруг меня — друзья, коллеги, сокурсники по учебе — дали мне возможность понять, что есть во мне самом, начать больше ценить одни вещи, где-то меньше беспокоиться, с чем-то смириться. Они стали катализаторами большой внутренней работы.

    Когда ты учишься относиться к самому себе более спокойно, без завышенных ожиданий, то начинаешь чаще испытывать состояние счастья. Например, мне удалось победить постоянную неудовлетворенность собой, которой страдают все выходцы из советского прошлого: желание себя хлестать и стегать за малейшую ошибку, пришпоривать к недостижимым вершинам. Здесь нужно найти золотую середину — и снизить эти ожидания, и понять, что вас будет мотивировать не сидеть на месте. Не сравнивайте. Как разные люди воспринимают по-разному один и тот же цвет, так и два разных человека по-разному воспринимают это состояние. Для меня самые близкие понятия к счастью — это радость и удовлетворение, но при этом у других это может быть другой набор. Мы очень часто делаем себя несчастными, потому что ставим не те цели. Конечно, можно решить, что наша миссия — стать лучшими, чемпионами в своем деле, ну а если этого не случится? В основе подобного лежит изначальное ложное целеполагание. Тебе кажется, что вот это место, должность, которую ты должен занять, — пик карьеры, смысл жизни, а на деле это оказывается совокупностью формальных критериев, навязанных обществом или воспитанием. Жизнь причудлива и иронична: ты можешь быть несчастен на пьедестале и можешь чувствовать себя лучше без медали вообще, потому что умеешь получать радость от процесса. Можно вбить себе в башку, что пресловутое первое место является конечной целью, но ради этого приходится идти на компромиссы, которые тебе отравляют жизнь, — и вот уже потихоньку начинаешь путать цель со средствами и так далее. А в фундаменте всего может стоять обычное тщеславие, в чем, конечно, сложнее всего и стыдно признаться.

    Александр Асмолов, доктор психологических наук, академик Российской Академии Образования

    Говоря о счастье, мы демонстрируем свое несчастье. А разговоры о счастье являются каждый раз только мечтаниями о нем. Замечательный психолог и философ позапрошлого века Джон Стюарт Милль дал совет, которому я следую. Он сказал: «Хитрая стратегия счастья (я делаю акцент на слове «хитрая») заключается в том, чтобы никогда не стремиться к счастью, а ставить перед собой цели и достигать их». Счастье возникает, когда ты решаешь дразнящие, манящие, сложные задачи. Второй момент: когда мы, как аналитики, обращаемся к счастью, мы его не путаем с эйфорией, кайфом, насыщением. Счастье в моем семантическом поле связано с любовью. Любить — это счастье. Чем секс отличается от любви? Секс всегда насыщаем, конечен, а любовь ненасыщаема и бесконечна. И в этом смысле уникальная характеристика и счастья, и любви  в их недостижимости.

    «Существует счастье за пределами благополучия. Как и несчастье»

    Я всегда чувствую себя счастливым, когда в моей жизни есть Беатриче. Я представляю себе ситуацию, когда Данте ложится спать вместе с Беатриче и утром просыпается, увы, не совсем счастливым. Недостижимость Лауры, недостижимость Беатриче — это символика недостижимости и движения к счастью. И в этой ситуации счастье теснейшим образом связано с обыкновенным чудом. Когда мой любимый бард (и философ, на самом деле) Александр Галич пишет: «Как мне странно, что ты жена, как мне странно, что ты жива! А я-то думал, что просто ты мной воображена», то это открытие, как мне кажется, и представляет собой суть счастья. И вот почему для меня счастье и любовь находятся в нерасторжимом симбиозе друг с другом. Для меня счастье не сводится к благополучию. Существует счастье за пределами благополучия. Как и несчастье. Отсюда известный в психологии феномен Мартина Идена «Смерть на гребне успеха», который доказывает, что модели счастья и модели успеха, модели благополучия  — это разные модели. Не путайте! Как говорят в Одессе: «Это две большие разницы!» Я могу быть успешным, но не счастливым. Это парадокс жизни. Я знаю много успешных и благополучных людей, которые несчастливы.

    А еще счастье синергетично пониманию: «Счастье — это когда тебя понимают», как говорится в фильме «Доживем до понедельника». Несчастна та страна, которая не понимает своих детей, не чувствует величия учителей. Завершу свой экспромт любимой цитатой моего друга, создателя концепции неадаптивности Вадима Петровского: «Счастье — это когда тебя понимают, а несчастье — это когда тебя раскусили».

    Письма о добром и прекрасном: отрывки из книги Дмитрия Лихачева.

    Дмитрий Сергеевич Лихачев — выдающийся защитник русской культуры. Его нравственный образ и жизненный путь — образец борьбы за высокие идеалы. Ученый-филолог и исследователь древнерусской литературы, Лихачев обращался и к детской аудитории. Сегодня мы публикуем отрывки из лихачевских «Писем о добром и прекрасном» — замечательной книги для всех поколений и возрастов.

    Письма к молодым читателям

    Каждая беседа пожилого человека с молодыми оборачивается поучением. Положение всегда было таким и, вероятно, всегда таким и останется. Постараюсь быть кратким и сказать лишь о самом для себя главном — как оно мне представляется, поделиться опытом прожитой жизни.

    Для своих бесед с читателем я избрал форму писем. Это, конечно, условная форма. В читателях моих писем я представляю себе друзей. Письма к друзьям позволяют мне писать просто.

    ЧИТАТЬ
    «Письма о добром и прекрасном» PDF (0.65 Мб)

    Почему я расположил свои письма именно так? Сперва я пишу в своих письмах о цели и смысле жизни, о красоте поведения, а потом перехожу к красоте окружающего нас мира, к красоте, открывающейся нам в произведениях искусства. Я делаю это потому, что для восприятия красоты окружающего человек сам должен быть душевно красив, глубок, стоять на правильных жизненных позициях. Попробуйте держать бинокль в дрожащих руках — ничего не увидите.

    Письмо первое. Большое в малом

    В материальном мире большое не уместишь в малом. В сфере же духовных ценностей не так: в малом может уместиться гораздо большее, а если в большом попытаться уместить малое, то большое просто перестанет существовать.

    Если есть у человека великая цель, то она должна проявляться во всем — в самом, казалось бы, незначительном. Надо быть честным в незаметном и случайном: тогда только будешь честным и в выполнении своего большого долга. Большая цель охватывает всего человека, сказывается в каждом его поступке, и нельзя думать, что дурными средствами можно достигнуть доброй цели.

    Поговорка «Цель оправдывает средства» губительна и безнравственна. Это хорошо показал Достоевский в «Преступлении и наказании». Главное действующее лицо этого произведения Родион Раскольников думал, что, убив отвратительную старушонку-ростовщицу, он добудет деньги, на которые сможет затем достигнуть великих целей и облагодетельствовать человечество, но терпит внутреннее крушение. Цель далека и несбыточна, а преступление реально; оно ужасно и ничем не может быть оправдано. Стремиться к высокой цели низкими средствами нельзя. Надо быть одинаково честным как в большом, так и в малом.

    Общее правило — блюсти большое в малом — нужно, в частности, и в науке. Научная истина дороже всего, и ей надо следовать во всех деталях научного исследования и в жизни ученого. Если же стремиться в науке к «мелким» целям — к доказательству «силой», вопреки фактам, к «интересности» выводов, к их эффективности или к любым формам самопродвижения, то ученый неизбежно терпит крах. Может быть, не сразу, но в конечном счете! Когда начинаются преувеличения полученных результатов исследования или даже мелкие подтасовки фактов и научная истина оттесняется на второй план, наука перестает существовать, и сам ученый рано или поздно перестает быть ученым.

    Соблюдать большое надо во всем решительно. Тогда все легко и просто.

    Письмо второе. Молодость — вся жизнь

    Когда я учился в школе, а потом в университете, мне казалось, что моя «взрослая жизнь» будет в какой-то совершенно иной обстановке, как бы в ином мире, и меня будут окружать совсем другие люди. От настоящего не останется ничего… А на самом деле оказалось все иначе. Мои сверстники остались со мной. Не все, конечно: многих унесла смерть. И все же друзья молодости оказались самыми верными, всегдашними. Круг знакомых возрос необычайно, но настоящие друзья — старые. Подлинные друзья приобретаются в молодости. Я помню, что и у моей матери настоящими друзьями остались только ее подруги по гимназии. У отца друзья были его сокурсники по институту. И сколько я ни наблюдал, открытость к дружбе постепенно снижается с возрастом. Молодость — это время сближения. И об этом следует помнить и друзей беречь, ибо настоящая дружба очень помогает и в горе, и в радости. В радости ведь тоже нужна помощь: помощь, чтобы ощутить счастье до глубины души, ощутить и поделиться им. Неразделенная радость не радость. Человека портит счастье, если он переживает его один. Когда же наступит пора несчастий, пора утрат, опять-таки нельзя быть одному. Горе человеку, если он один.

    Поэтому берегите молодость до глубокой старости. Цените все хорошее, что приобрели в молодые годы, не растрачивайте богатств молодости. Ничто из приобретенного в молодости не проходит бесследно. Привычки, воспитанные в молодости, сохраняются на всю жизнь. Навыки в труде — тоже. Привык к работе — и работа вечно будет доставлять радость. А как это важно для человеческого счастья! Нет несчастнее человека ленивого, вечно избегающего труда, усилий…

    Как в молодости, так и в старости. Хорошие навыки молодости облегчат жизнь, дурные — усложнят ее и затруднят. И еще. Есть русская пословица: «Береги честь смолоду». В памяти остаются все поступки, совершенные в молодости. Хорошие будут радовать, дурные не давать спать!

    Письмо третье. Самое большое

    А в чем самая большая цель жизни? Я думаю, увеличивать добро в окружающем нас. А добро — это прежде всего счастье всех людей. Оно слагается из многого, и каждый раз жизнь ставит перед человеком задачу, которую важно уметь решать. Можно и в мелочи сделать добро человеку, можно и о крупном думать, но мелочь и крупное нельзя разделять. Многое, как я уже говорил, начинается с мелочей, зарождается в детстве и в близком.

    Ребенок любит свою мать и своего отца, братьев и сестер, свою семью, свой дом. Постепенно расширяясь, его привязанности распространяются на школу, село, город, всю свою страну. А это уже совсем большое и глубокое чувство, хотя и на этом нельзя останавливаться и надо любить в человеке человека.

    Надо быть патриотом, а не националистом. Нет необходимости ненавидеть каждую чужую семью, потому что любишь свою. Нет необходимости ненавидеть другие народы, потому что ты патриот. Между патриотизмом и национализмом глубокое различие. В первом — любовь к своей стране, во втором — ненависть ко всем другим.

    «Большая цель добра начинается с малого — с желания добра своим близким, но, расширяясь, она захватывает все более широкий круг вопросов. Это как круги на воде. Но круги на воде, расширяясь, становятся все слабее. Любовь же и дружба, разрастаясь и распространяясь на многое, обретают новые силы, становятся все выше, а человек, их центр, мудрее».

    Любовь не должна быть безотчетной, она должна быть умной. Это значит, что она должна быть соединена с умением замечать недостатки, бороться с недостатками — как в любимом человеке, так и в окружающих людях. Она должна быть соединена с мудростью, с умением отделять необходимое от пустого и ложного. Она не должна быть слепой. Слепой восторг (его даже не назовешь любовью) может привести к ужасным последствиям. Мать, всем восторгающаяся и поощряющая во всем своего ребенка, может воспитать нравственного урода. Слепой восторг перед Германией («Германия превыше всего» — слова шовинистической немецкой песни) привел к нацизму, слепой восторг перед Италией — к фашизму.

    Мудрость — это ум, соединенный с добротой. Ум без доброты — хитрость. Хитрость же постепенно чахнет и непременно рано или поздно оборачивается против самого хитреца. Поэтому хитрость вынуждена скрываться. Мудрость же открыта и надежна. Она не обманывает других, и прежде всего самого мудрого человека. Мудрость приносит мудрецу доброе имя и прочное счастье, приносит счастье надежное, долголетнее и ту спокойную совесть, которая ценнее всего в старости.

    Как выразить то общее, что есть между моими тремя положениями: «Большое в малом», «Молодость — всегда» и «Самое большое»? Его можно выразить одним словом, которое может стать девизом: «Верность». Верность тем большим принципам, которыми должен руководствоваться человек в большом и малом, верность своей безупречной молодости, своей родине в широком и в узком смысле этого понятия, верность семье, друзьям, городу, стране, народу. В конечном счете верность есть верность правде — правде-истине и правде-справедливости.

    Письмо пятое. В чем смысл жизни

    Очевидное — невероятное. Дмитрий Лихачев. Тайна личностиРусская культура как часть мировой культуры

    Можно по-разному определять цель своего существования, но цель должна быть — иначе будет не жизнь, а прозябание.

    Надо иметь и принципы в жизни. Хорошо их даже изложить в дневнике, но, чтобы дневник был «настоящим», его никому нельзя показывать — писать для себя только.

    Одно правило в жизни должно быть у каждого человека, в его цели жизни, в его принципах жизни, в его поведении: надо прожить жизнь с достоинством, чтобы не стыдно было вспомнить.
    Достоинство требует доброты, великодушия, умения не быть узким эгоистом, быть правдивым, хорошим другом, находить радость в помощи другим.

    Ради достоинства жизни надо уметь отказываться от мелких удовольствий и немалых тоже… Уметь извиняться, признавать перед другими ошибку — лучше, чем юлить и врать.
    Обманывая, человек прежде всего обманывает самого себя, ибо он думает, что успешно соврал, а люди поняли и из деликатности промолчали.

    Письмо восьмое. Быть веселым, но не быть смешным

    Говорят, что содержание определяет форму. Это верно, но верно и противоположное, что от формы зависит содержание. Известный американский психолог начала этого века Д. Джеймс писал: «Мы плачем оттого, что нам грустно, но и грустно нам оттого, что мы плачем». Поэтому поговорим о форме нашего поведения, о том, что должно войти в нашу привычку и что тоже должно стать нашим внутренним содержанием.

    Когда-то считалось неприличным показывать всем своим видом, что с вами произошло несчастье, что у вас горе. Человек не должен был навязывать свое подавленное состояние другим. Надо было и в горе сохранять достоинство, быть ровным со всеми, не погружаться в себя и оставаться по возможности приветливым и даже веселым. Умение сохранять достоинство, не навязываться другим со своими огорчениями, не портить другим настроение, быть всегда ровным в обращении с людьми, быть всегда приветливым и веселым — это большое и настоящее искусство, которое помогает жить в обществе и самому обществу.

    Но каким веселым надо быть? Шумное и навязчивое веселье утомительно окружающим. Вечно «сыплющий» остротами молодой человек перестает восприниматься как достойно ведущий себя. Он становится шутом. А это худшее, что может случиться с человеком в обществе, и это означает в конечном счете потерю юмора.

    Не будьте смешными.
    Не быть смешным — это не только умение себя вести, но и признак ума.

    Смешным можно быть во всем, даже в манере одеваться. Если мужчина тщательно подбирает галстук к рубашке, рубашку к костюму — он смешон. Излишняя забота о своей наружности сразу видна. Надо заботиться о том, чтобы одеваться прилично, но эта забота у мужчин не должна переходить известных границ. Чрезмерно заботящийся о своей наружности мужчина неприятен. Женщина — это другое дело. У мужчин же в одежде должен быть только намек на моду. Идеально чистая рубашка, чистая обувь и свежий, но не очень яркий галстук — этого достаточно. Костюм может быть старый, он не должен быть только неопрятен.

    В разговоре с другими умейте слушать, умейте помолчать, умейте пошутить, но редко и вовремя. Занимайте собой как можно меньше места. Поэтому за обедом не кладите локти на стол, стесняя соседа, но также не старайтесь чрезмерно быть «душой общества». Во всем соблюдайте меру, не будьте навязчивыми даже со своими дружескими чувствами.

    Не мучайтесь своими недостатками, если они у вас есть. Если вы заикаетесь, не думайте, что это уж очень плохо. Заики бывают превосходными ораторами, обдумывая каждое свое слово. Лучший лектор славившегося своими красноречивыми профессорами Московского университета историк В.О. Ключевский заикался. Небольшое косоглазие может придавать значительность лицу, хромота — движениям. Но если вы застенчивы, тоже не бойтесь этого. Не стесняйтесь своей застенчивости: застенчивость очень мила и совсем не смешна. Она становится смешной, только если вы слишком стараетесь ее преодолеть и стесняетесь ее. Будьте просты и снисходительны к своим недостаткам. Не страдайте от них. Хуже нет, когда в человеке развивается «комплекс неполноценности», а вместе с ним озлобленность, недоброжелательность к другим лицам, зависть. Человек теряет то, что в нем самое хорошее, — доброту.

    Нет лучшей музыки, чем тишина, тишина в горах, тишина в лесу. Нет лучшей «музыки в человеке», чем скромность и умение помолчать, не выдвигаться на первое место. Нет ничего более неприятного и глупого в облике и поведении человека, чем важность или шумливость; нет ничего более смешного в мужчине, чем чрезмерная забота о своем костюме и прическе, рассчитанность движений и «фонтан острот» и анекдотов, особенно если они повторяются.

    В поведении бойтесь быть смешным и старайтесь быть скромным, тихим.
    Никогда не распускайтесь, всегда будьте ровными с людьми, уважайте людей, которые вас окружают.

    Вот несколько советов, казалось бы, о второстепенном — о вашем поведении, о вашей внешности, но и о вашем внутреннем мире: не бойтесь своих физических недостатков. Относитесь к ним с достоинством, и вы будете элегантны.

    У меня есть знакомая девушка, чуть горбатая. Честное слово, я не устаю восхищаться ее изяществом в тех редких случаях, когда встречаю ее в музеях на вернисажах (там все встречаются — потому-то они и праздники культуры).

    И еще одно, и самое, может быть, важное: будьте правдивы. Стремящийся обмануть других прежде всего обманывается сам. Он наивно думает, что ему поверили, а окружающие на самом деле были просто вежливы. Но ложь всегда выдает себя, ложь всегда «чувствуется», и вы не только становитесь противны, хуже — вы смешны.

    Не будьте смешны! Правдивость же красива, даже если вы признаетесь, что обманули перед тем по какому-либо случаю, и объясните, почему это сделали. Этим вы исправите положение. Вас будут уважать, и вы покажете свой ум.

    Простота и «тишина» в человеке, правдивость, отсутствие претензий в одежде и поведении — вот самая привлекательная «форма» в человеке, которая становится и его самым элегантным «содержанием».

    Письмо девятое. Когда следует обижаться?

    Обижаться следует только тогда, когда хотят вас обидеть. Если не хотят, а повод для обиды — случайность, то зачем же обижаться?
    Не сердясь, выяснить недоразумение — и все.
    Ну, а если хотят обидеть? Прежде чем отвечать на обиду обидой, стоит подумать: следует ли опускаться до обиды? Ведь обида обычно лежит где-то низко и до нее следует наклониться, чтобы ее поднять.

    Если решили все же обидеться, то прежде произведите некое математическое действие — вычитание, деление и пр. Допустим, вас оскорбили за то, в чем вы только отчасти виноваты. Вычитайте из вашего чувства обиды все, что к вам не относится. Допустим, что вас обидели из побуждений благородных, — произведите деление вашего чувства на побуждения благородные, вызвавшие оскорбительное замечание, и т. д. Произведя в уме некую нужную математическую операцию, вы сможете ответить на обиду с большим достоинством, которое будет тем благороднее, чем меньше значения вы придаете обиде. До известных пределов, конечно.

    В общем-то, излишняя обидчивость — признак недостатка ума или какой-то закомплексованности. Будьте умны.

    Есть хорошее английское правило: обижаться только тогда, когда вас хотят обидеть, намеренно обижают. На простую невнимательность, забывчивость (иногда свойственную данному человеку по возрасту, по каким-либо психологическим недостаткам) обижаться не надо. Напротив, проявите к такому «забывчивому» человеку особую внимательность — это будет красиво и благородно.

    Это если «обижают» вас, а как быть, когда вы сами можете обидеть другого? В отношении обидчивых людей надо быть особенно внимательными. Обидчивость ведь очень мучительная черта характера.

    Письмо пятнадцатое. Про зависть

    Если тяжеловес ставит новый мировой рекорд в поднятии тяжестей, вы ему завидуете? А если гимнастка? А если рекордсмен по прыжкам с вышки в воду?

    Начните перечислять все, что вы знаете и чему можно позавидовать: вы заметите, что чем ближе к вашей работе, специальности, жизни, тем сильнее близость зависти. Это как в игре — холодно, тепло, еще теплее, горячо, обжегся!

    На последнем вы нашли с завязанными глазами запрятанную другими игроками вещь. Вот то же и с завистью. Чем ближе достижение другого к вашей специальности, к вашим интересам, тем больше возрастает обжигающая опасность зависти.

    Ужасное чувство, от которого страдает прежде всего тот, кто завидует.
    Теперь вы поймете, как избавиться от крайне болезненного чувства зависти: развивайте в себе свои собственные индивидуальные склонности, свою собственную неповторимость в окружающем вас мире, будьте самим собой, и вы никогда не будете завидовать. Зависть развивается прежде всего там, где вы сам себе чужой. Зависть развивается прежде всего там, где вы не отличаете себя от других. Завидуете — значит, не нашли себя.

    Письмо двадцать второе. Любите читать!

    Каждый человек обязан (я подчеркиваю — обязан) заботиться о своем интеллектуальном развитии. Это его обязанность перед обществом, в котором он живет, и перед самим собой.

    Основной (но, разумеется, не единственный) способ своего интеллектуального развития — чтение.

    Чтение не должно быть случайным. Это огромный расход времени, а время — величайшая ценность, которую нельзя тратить на пустяки. Читать следует по программе, разумеется, не следуя ей жестко, отходя от нее там, где появляются дополнительные для читающего интересы. Однако при всех отступлениях от первоначальной программы необходимо составить для себя новую, учитывающую появившиеся новые интересы.

    Чтение, для того чтобы оно было эффективным, должно интересовать читающего. Интерес к чтению вообще или по определенным отраслям культуры необходимо развивать в себе. Интерес может быть в значительной мере результатом самовоспитания.

    Составлять для себя программы чтения не так уж просто, и это нужно делать, советуясь со знающими людьми, с существующими справочными пособиями разного типа.
    Опасность чтения — это развитие (сознательное или бессознательное) в себе склонности к «диагональному» просмотру текстов или к различного вида скоростным методам чтения.

    «Скоростное чтение» создает видимость знаний. Его можно допускать лишь в некоторых видах профессий, остерегаясь создания в себе привычки к скоростному чтению, оно ведет к заболеванию внимания.

    Замечали ли вы, какое большое впечатление производят те произведения литературы, которые читаются в спокойной, неторопливой и несуетливой обстановке, например на отдыхе или при какой-нибудь не очень сложной и не отвлекающей внимания болезни?

    Литература дает нам колоссальный, обширнейший и глубочайший опыт жизни. Она делает человека интеллигентным, развивает в нем не только чувство красоты, но и понимание — понимание жизни, всех ее сложностей, служит проводником в другие эпохи и к другим народам, раскрывает перед вами сердца людей. Одним словом, делает вас мудрыми. Но все это дается только тогда, когда вы читаете, вникая во все мелочи. Ибо самое главное часто кроется именно в мелочах. А такое чтение возможно только тогда, когда вы читаете с удовольствием, не потому, что-то или иное произведение надо прочесть (по школьной ли программе или по велению моды и тщеславия), а потому, что оно вам нравится — вы почувствовали, что автору есть что сказать, есть чем с вами поделиться и он умеет это сделать. Если первый раз прочли произведение невнимательно — читайте еще раз, в третий раз. У человека должны быть любимые произведения, к которым он обращается неоднократно, которые знает в деталях, о которых может напомнить в подходящей обстановке окружающим и этим то поднять настроение, то разрядить обстановку (когда накапливается раздражение друг против друга), то посмешить, то просто выразить свое отношение к происшедшему с вами или с кем-либо другим.

    «Незаинтересованное», но интересное чтение — вот что заставляет любить литературу и что расширяет кругозор человека».

    «Бескорыстному» чтению научил меня в школе мой учитель литературы. Я учился в годы, когда учителя часто вынуждены были отсутствовать на уроках — то они рыли окопы под Ленинградом, то должны были помочь какой-либо фабрике, то просто болели. Леонид Владимирович (так звали моего учителя литературы) часто приходил в класс, когда другой учитель отсутствовал, непринужденно садился на учительский столик и, вынимая из портфеля книжки, предлагал нам что-нибудь почитать. Мы знали уже, как он умел прочесть, как он умел объяснить прочитанное, посмеяться вместе с нами, восхититься чем-то, удивиться искусству писателя и радоваться предстоящему. Так мы прослушали многие места из «Войны и мира», «Капитанской дочки», несколько рассказов Мопассана, былину о Соловье Будимировиче, другую былину о Добрыне Никитиче, повесть о Горе-Злосчастии, басни Крылова, оды Державина и многое, многое другое. Я до сих пор люблю то, что слушал тогда в детстве. А дома отец и мать любили читать вечерами. Читали для себя, а некоторые понравившиеся места читали и для нас. Читали Лескова, Мамина-Сибиряка, исторические романы — все, что нравилось им и что постепенно начинало нравиться и нам.

    Умейте читать не только для школьных ответов и не только потому, что ту или иную вещь читают сейчас все — она модная. Умейте читать с интересом и не торопясь.

    Почему телевизор частично вытесняет сейчас книгу? Да потому, что телевизор заставляет вас не торопясь просмотреть какую-то передачу, сесть поудобнее, чтобы вам ничего не мешало, он вас отвлекает от забот, он вам диктует — как смотреть и что смотреть. Но постарайтесь выбирать книгу по своему вкусу, отвлекитесь на время от всего на свете тоже, сядьте с книгой поудобнее, и вы поймете, что есть много книг, без которых нельзя жить, которые важнее и интереснее, чем многие передачи. Я не говорю: перестаньте смотреть телевизор. Но я говорю: смотрите с выбором. Тратьте свое время на то, что достойно этой траты. Читайте же больше и читайте с величайшим выбором. Определите сами свой выбор, сообразуясь с тем, какую роль приобрела выбранная вами книга в истории человеческой культуры, чтобы стать классикой. Это значит, что в ней что-то существенное есть. А может быть, это существенное для культуры человечества окажется существенным и для вас?

    Классическое произведение — то, которое выдержало испытание временем. С ним вы не потеряете своего времени. Но классика не может ответить на все вопросы сегодняшнего дня. Поэтому надо читать и современную литературу. Не бросайтесь только на каждую модную книгу. Не будьте суетны. Суетность заставляет человека безрассудно тратить самый большой и самый драгоценный капитал, каким он обладает, — свое время.

    Письмо сороковое. О памяти

    Память — одно из важнейших свойств бытия, любого бытия: материального, духовного, человеческого…
    Лист бумаги. Сожмите его и расправьте. На нем останутся складки, и если вы сожмете его вторично — часть складок ляжет по прежним складкам: бумага «обладает памятью»…

    Памятью обладают отдельные растения, камень, на котором остаются следы его происхождения и движения в ледниковый период, стекло, вода и т. д.
    На памяти древесины основана точнейшая специальная археологическая дисциплина, произведшая в последнее время переворот в археологических исследованиях, — там, где находят древесину, — дендрохронология («дендрос» по-гречески «дерево»; дендрохронология — наука определять время дерева).

    Сложнейшими формами родовой памяти обладают птицы, позволяющие новым поколениям птиц совершать перелеты в нужном направлении к нужному месту. В объяснении этих перелетов недостаточно изучать только «навигационные приемы и способы», которыми пользуются птицы. Важнее всего память, заставляющая их искать зимовья и летовья — всегда одни и те же.

    А что и говорить о «генетической памяти» — памяти, заложенной в веках, памяти, переходящей от одного поколения живых существ к следующим.
    При этом память вовсе не механична. Это важнейший творческий процесс: именно процесс и именно творческий. Запоминается то, что нужно; путем памяти накапливается добрый опыт, образуется традиция, создаются бытовые навыки, семейные навыки, трудовые навыки, общественные институты…

    «Память противостоит уничтожающей силе времени.
    Это свойство памяти чрезвычайно важно».

    Принято примитивно делить время на прошедшее, настоящее и будущее. Но благодаря памяти прошедшее входит в настоящее, а будущее как бы предугадывается настоящим, соединенным с прошедшим.

    Память — преодоление времени, преодоление смерти.
    В этом величайшее нравственное значение памяти. «Беспамятный» — это прежде всего человек неблагодарный, безответственный, а следовательно, и неспособный на добрые, бескорыстные поступки.

    Безответственность рождается отсутствием сознания того, что ничто не проходит бесследно. Человек, совершающий недобрый поступок, думает, что поступок этот не сохранится в памяти его личной и в памяти окружающих. Он сам, очевидно, не привык беречь память о прошлом, испытывать чувство благодарности к предкам, к их труду, их заботам и поэтому думает, что и о нем все будет позабыто.

    Совесть — это в основном память, к которой присоединяется моральная оценка совершенного. Но если совершенное не сохраняется в памяти, то не может быть и оценки. Без памяти нет совести.

    Вот почему так важно воспитываться в моральном климате памяти: памяти семейной, памяти народной, памяти культурной. Семейные фотографии — это одно из важнейших «наглядных пособий» морального воспитания детей, да и взрослых. Уважение к труду наших предков, к их трудовым традициям, к их орудиям труда, к их обычаям, к их песням и развлечениям. Все это дорого нам. Да и просто уважение к могилам предков. Вспомните у Пушкина:

    Два чувства дивно близки нам –
    В них обретает сердце пищу –
    Любовь к родному пепелищу,
    Любовь к отеческим гробам.
    Животворящая святыня!
    Земля была б без них мертва
    .

    Поэзия Пушкина мудра. Каждое слово в его стихах требует раздумий. Наше сознание не сразу может свыкнуться с мыслью о том, что земля была бы мертва без любви к отеческим гробам, без любви к родному пепелищу. Два символа смерти и вдруг — «животворящая святыня»! Слишком часто мы остаемся равнодушными или даже почти враждебными к исчезающим кладбищам и пепелищам — двум источникам наших не слишком мудрых мрачных дум и поверхностно тяжелых настроений. Подобно тому как личная память человека формирует его совесть, его совестливое отношение к его личным предкам и близким — родным и друзьям, старым друзьям, то есть наиболее верным, с которыми его связывают общие воспоминания, — так историческая память народа формирует нравственный климат, в котором живет народ. Может быть, можно было бы подумать, не строить ли нравственность на чем-либо другом: полностью игнорировать прошлое с его, порой, ошибками и тяжелыми воспоминаниями и быть устремленным целиком в будущее, строить это будущее на «разумных основаниях» самих по себе, забыть о прошлом с его темными и светлыми сторонами.

    Это не только не нужно, но и невозможно. Память о прошлом прежде всего «светла» (пушкинское выражение), поэтична. Она воспитывает эстетически.
    Человеческая культура в целом не только обладает памятью, но это память по преимуществу. Культура человечества — это активная память человечества, активно же введенная в современность.

    В истории каждый культурный подъем был в той или иной мере связан с обращением к прошлому. Сколько раз человечество, например, обращалось к Античности? По крайней мере, больших, эпохальных обращений было четыре: при Карле Великом, при династии Палеологов в Византии, в эпоху Ренессанса и вновь в конце XVIII — начале XIX века. А сколько было «малых» обращений культуры к Античности — в те же Средние века, долгое время считавшиеся «темными» (англичане до сих пор говорят о Средневековье — dark age). Каждое обращение к прошлому было «революционным», то есть оно обогащало современность, и каждое обращение по-своему понимало это прошлое, брало из прошлого нужное ей для движения вперед. Это я говорю об обращении к Античности, а что давало для каждого народа обращение к его собственному национальному прошлому? Если оно не было продиктовано национализмом, узким стремлением отгородиться от других народов и их культурного опыта, оно было плодотворным, ибо обогащало, разнообразило, расширяло культуру народа, его эстетическую восприимчивость. Ведь каждое обращение к старому в новых условиях было всегда новым.

    Каролингский Ренессанс в VI–VII веках не был похож на Ренессанс XV века, Ренессанс итальянский не похож на североевропейский. Обращение конца XVIII — начала XIX века, возникшее под влиянием открытий в Помпее и трудов Винкельмана, отличается от нашего понимания Античности и т. д.

    Знала несколько обращений к Древней Руси и послепетровская Россия. Были разные стороны в этом обращении. Открытие русской архитектуры и иконы в начале XX века было в основном лишено узкого национализма и очень плодотворно для нового искусства.

    Хотелось бы мне продемонстрировать эстетическую и нравственную роль памяти на примере поэзии Пушкина.

    У Пушкина память в поэзии играет огромную роль. Поэтическая роль воспоминаний прослеживается с детских, юношеских стихотворений Пушкина, из которых важнейшее — «Воспоминания в Царском Селе», но в дальнейшем роль воспоминаний очень велика не только в лирике Пушкина, но и даже в поэме «Евгений Онегин».

    Когда Пушкину необходимо внесение лирического начала, он часто прибегает к воспоминаниям. Как известно, Пушкина не было в Петербурге в наводнение 1824 года, но все же в «Медном всаднике» наводнение окрашено воспоминанием:

    «Была ужасная пора, об ней свежо воспоминанье…»

    Свои исторические произведения Пушкин также окрашивает долей личной, родовой памяти. Вспомните: в «Борисе Годунове» действует его предок Пушкин, в «Арапе Петра Великого» — тоже предок, Ганнибал.

    Память — основа совести и нравственности, память — основа культуры, «накоплений» культуры, память — одна из основ поэзии — эстетического понимания культурных ценностей. Хранить память, беречь память — это наш нравственный долг перед самими собой и перед потомками. Память — наше богатство.

    Письмо сорок шестое. Путями доброты

    Вот и последнее письмо. Писем могло бы быть и больше, но пора подвести итоги. Мне жаль прекращать писать. Читатель заметил, как постепенно усложнялись темы писем. Мы шли с читателем, поднимаясь по лестнице. Иначе и быть не могло: зачем тогда и писать, если оставаться на том же уровне, не восходя постепенно по ступеням опыта — опыта нравственного и эстетического. Жизнь требует усложнений.

    Возможно, у читателя создалось представление об авторе писем как о высокомерном человеке, пытающемся учить всех и всему. Это не совсем так. В письмах я не только «учил», но и учился. Я смог учить именно потому, что одновременно учился: учился у своего опыта, который пытался обобщить. Многое мне приходило на ум и по мере того, как я писал. Я не только излагал свой опыт — я и осмыслял свой опыт. Мои письма наставительные, но, наставляя, я наставлялся сам. Мы поднимались с читателем вместе по ступеням опыта, не моего только опыта, но опыта многих людей. Писать письма мне помогали сами читатели — они со мной беседовали неслышно.

    «В жизни надо иметь свое служение — служение какому-то делу. Пусть дело это будет маленьким, оно станет большим, если будешь ему верен».

    Что же самое главное в жизни? Главное может быть в оттенках у каждого свое собственное, неповторимое. Но все же главное должно быть у каждого человека. Жизнь не должна рассыпаться на мелочи, растворяться в каждодневных заботах.
    И еще, самое существенное: главное, каким бы оно ни было индивидуальным у каждого человека, должно быть добрым и значительным.

    Человек должен уметь не просто подниматься, но подниматься над самим собой, над своими личными повседневными заботами и думать о смысле своей жизни — оглядывать прошлое и заглядывать в будущее.

    Если жить только для себя, своими мелкими заботами о собственном благополучии, то от прожитого не останется и следа. Если же жить для других, то другие сберегут то, чему служил, чему отдавал силы.

    Заметил ли читатель, что все дурное и мелкое в жизни быстро забывается. Еще людьми владеет досада на дурного и эгоистичного человека, на сделанное им плохое, но самого человека уже не помнят, он стерся в памяти. Люди, ни о ком не заботящиеся, как бы выпадают из памяти.

    Люди, служившие другим, служившие по-умному, имевшие в жизни добрую и значительную цель, запоминаются надолго. Помнят их слова, поступки, их облик, их шутки, а иногда чудачества. О них рассказывают. Гораздо реже и, разумеется, с недобрым чувством говорят о злых.

    В жизни ценнее всего доброта, и при этом доброта умная, целенаправленная. Умная доброта — самое ценное в человеке, самое к нему располагающее и самое в конечном счете верное по пути к личному счастью.

    Счастья достигает тот, кто стремится сделать счастливыми других и способен хоть на время забыть о своих интересах, о себе. Это «неразменный рубль».
    Знать это, помнить об этом всегда и следовать путями доброты — очень и очень важно. Поверьте мне!

    Детская литература, Москва, 1989

    Документальный фильм «Эпоха Дмитрия Лихачева, рассказанная им самим»

    Россия, 2000
    Авторы: Бэлла Куркова, Виктор Правдюк

    Документальный фильм «Один в поле воин. Академик Лихачев»

    Россия, 2006
    Режиссер: Олег Морофеев

    Документальный фильм «Частные хроники. Д. Лихачев»

    Россия, 2006
    Режиссер: Максим Эмк (Катушкин)

    Цикл документальных фильмов «Крутые дороги Дмитрия Лихачева»

    Россия, 2006
    Режиссер: Бэлла Куркова
    Фильм 1-й. «Семь веков древностей»

    Фильм 2-й. «Опальный академик»

    Фильм 3-й. «Шкатулка для правнуков»

    Аристотель и его определение счастья

    Согласно Аристотелю, счастье состоит в достижении в течение всей жизни всех благ — здоровья, богатства, знаний, друзей и т. Д. — которые ведут к совершенствованию человеческой природы и обогащению человеческой жизни. Это требует от нас делать выбор, некоторые из которых могут быть очень трудными. Часто меньшее благо сулит немедленное удовольствие и более соблазнительно, в то время как большее благо причиняет боль и требует каких-то жертв.Например, может быть легче и приятнее провести ночь перед телевизором, но вы знаете, что вам будет лучше, если вы потратите это на исследования для своей курсовой работы. Развитие хорошего характера требует сильного волевого усилия, чтобы поступать правильно, даже в сложных ситуациях.

    Другой пример — употребление наркотиков, которое сегодня становится все более серьезной проблемой в нашем обществе. За довольно небольшую цену можно сразу отвлечься от неприятностей и испытать глубокую эйфорию, приняв таблетку оксиконтин или нюхая кокаин.Тем не менее, это кратковременное удовольствие неизбежно приведет к более длительной боли. Через несколько часов вы можете почувствовать себя несчастным, и вам потребуется снова принять лекарство, что приведет к бесконечной спирали потребности и облегчения. Зависимость неизбежно истощает ваши средства и становится бременем для ваших друзей и семьи. Все эти добродетели — щедрость, воздержание, дружба, храбрость и т. Д. — которые составляют хорошую жизнь, по-видимому, явно отсутствуют в жизни, связанной с употреблением наркотиков.

    Аристотель резко критиковал бы культуру «мгновенного удовлетворения», которая, кажется, преобладает в нашем обществе сегодня.Чтобы достичь полной добродетели, нам нужно делать правильный выбор, и это включает в себя взгляд в будущее, на конечный результат, которого мы хотим для нашей жизни в целом. Мы не сможем достичь счастья, просто наслаждаясь моментом. К сожалению, это то, что большинство людей не могут преодолеть сами по себе. Как он сетует, «масса человечества, очевидно, весьма раболепна в своих вкусах, предпочитая жизнь, подходящую для животных». Позже в «Этике» Аристотель обращает внимание на концепцию akrasia , или слабости воли.Во многих случаях непреодолимая перспектива какого-то большого удовольствия затемняет восприятие того, что действительно хорошо. К счастью, эта естественная предрасположенность излечима с помощью обучения, которое для Аристотеля означало образование и постоянное стремление к совершенствованию добродетели. По его словам, неуклюжий лучник действительно может поправиться с практикой, если он продолжает целиться в цель.

    Отметим также, что недостаточно думать, что поступает правильно, или даже намеревается, что поступает правильно: мы должны фактически сделать этого.Таким образом, одно дело думать о написании великого американского романа, другое — писать его на самом деле. Когда мы навязываем форму и порядок всем этим письмам, чтобы на самом деле создать убедительную историю или эссе, мы проявляем наш рациональный потенциал, и результатом этого является чувство глубокого удовлетворения. Или возьмем другой пример: когда мы реализуем свое гражданство путем голосования, мы проявляем свой рациональный потенциал еще одним способом, беря на себя ответственность за свое сообщество. Существует множество способов, которыми мы можем проявлять нашу скрытую добродетель таким образом, и кажется, что наиболее полным достижением человеческого счастья будет тот, который объединил бы все эти способы во всеобъемлющий рациональный жизненный план.

    Согласно Аристотелю, есть еще одно занятие, которым мало кто занимается, чтобы жить по-настоящему счастливой жизнью: интеллектуальное созерцание. Поскольку наша природа должна быть рациональной, окончательное совершенство нашей природы — это рациональное отражение. Это означает наличие интеллектуального любопытства, которое увековечивает это естественное чудо познания, которое начинается в детстве, но, похоже, вскоре после этого исчезает. По мнению Аристотеля, образование должно быть направлено на воспитание характера, и это включает в себя практический и теоретический компоненты.Практическая составляющая — это приобретение морального облика, о чем говорилось выше. Теоретическая составляющая — это создание философа. Здесь нет ощутимой награды, но критический анализ вещей поднимает наш разум над царством природы и приближает его к обители богов.

    Чем счастливая жизнь отличается от полноценной?

    Философы, исследователи, духовные лидеры — все они обсуждали, что делает жизнь достойной жизни.Это жизнь, наполненная счастьем, или жизнь, наполненная целью и смыслом? Есть ли разница между ними?

    Подумайте о правозащитнице, которая борется с угнетением, но попадает в тюрьму — счастлива ли она? Или социальное животное, которое проводит ночи (а иногда и дни), прыгая с вечеринки на вечеринку, — разве это хорошая жизнь?

    Это не только академические вопросы. Они могут помочь нам определить, куда нам следует вкладывать свою энергию, чтобы жить той жизнью, которой мы хотим.

    Недавно некоторые исследователи глубоко изучили эти вопросы, пытаясь различить разницу между осмысленной и счастливой жизнью.Их исследование предполагает, что в жизни есть нечто большее, чем счастье, и даже ставит под сомнение некоторые предыдущие открытия в области позитивной психологии, что вызвало изрядное освещение в прессе и критику.

    Рекламное объявление Икс

    Meet the Greater Good Toolkit

    От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

    Споры вокруг него поднимают большие вопросы о том, что на самом деле означает счастье: хотя в жизни может быть больше, чем счастье, в «счастье» может быть и нечто большее, чем одно только удовольствие.

    Пять отличий счастливой жизни от полноценной

    «Счастливая жизнь и осмысленная жизнь имеют некоторые различия, — говорит Рой Баумейстер, профессор психологии Фрэнсиса Эппса в Университете штата Флорида. Он основывает это утверждение на статье, которую он опубликовал в прошлом году в журнале Journal of Positive Psychology , в соавторстве с исследователями из Университета Миннесоты и Стэнфорда.

    Баумейстер и его коллеги опросили 397 взрослых, ища корреляции между их уровнем счастья, смыслом и различными другими аспектами их жизни: их поведением, настроением, отношениями, здоровьем, уровнями стресса, трудовой жизнью, творческими занятиями и т. Д.

    Они обнаружили, что осмысленная жизнь и счастливая жизнь часто идут рука об руку, но не всегда. И им было любопытно узнать больше о различиях между ними. Их статистический анализ попытался отделить то, что приносит в жизнь смысл, но не счастье, и то, что приносит счастье, но не смысл.

    Их результаты показывают, что смысл (отдельно от счастья) не связан с тем, здоров ли человек, у него достаточно денег или комфортно ли он себя чувствует, в то время как счастье (отдельно от смысла) связано.В частности, исследователи выделили пять основных отличий между счастливой жизнью и полноценной.

    • Счастливые люди удовлетворяют свои желания и потребности, но, похоже, это не имеет отношения к полноценной жизни. Следовательно, здоровье, богатство и легкость в жизни были связаны со счастьем, но не смыслом.
    • Счастье предполагает сосредоточенность на настоящем, тогда как осмысленность предполагает больше думать о прошлом, настоящем и будущем — и отношениях между ними. Кроме того, счастье считалось мимолетным, в то время как осмысленность длилась дольше.
    • Осмысленность проистекает из отдачи другим людям; счастье исходит от того, что они дают вам. Хотя социальные связи были связаны как со счастьем, так и со смыслом, счастье было больше связано с преимуществами, которые человек получает от социальных отношений, особенно от дружбы, в то время как осмысленность связана с тем, что человек дает другим, например, с заботой о детях.Таким образом, самоописанные «берущие» были счастливее, чем «дающие», и проведение времени с друзьями было связано со счастьем больше, чем со смыслом, тогда как проведение большего количества времени с близкими было связано со смыслом, но не со счастьем.
    • Осмысленная жизнь связана со стрессом и проблемами. Более высокий уровень беспокойства, стресса и беспокойства был связан с большей осмысленностью, но с меньшим счастьем, что говорит о том, что участие в сложных или трудных ситуациях, которые выходят за рамки вас самих или удовольствий, способствует осмысленности, но не счастью.
    • Самовыражение важно для смысла, но не для счастья. Самовыражение и забота о личной и культурной самобытности были связаны с осмысленной, но не счастливой жизнью. Например, считать себя мудрым или творческим было связано со смыслом, но не со счастьем.

    Одним из наиболее удивительных результатов исследования было то, что отдавать другим было связано со смыслом, а не со счастьем, в то время как получение от других было связано со счастьем, а не со смыслом.Хотя многие исследователи обнаружили связь между дарением и счастьем, Баумейстер утверждает, что эта связь связана с тем, как человек придает значение акту дарения.

    «Если мы просто посмотрим на помощь другим, простой эффект состоит в том, что люди, которые помогают другим, становятся более счастливыми», — говорит Баумейстер. Но когда вы устраняете влияние смысла на счастье и наоборот, говорит он, «помощь делает людей менее счастливыми, так что весь эффект помощи на счастье проявляется в увеличении значимости.”

    Исследование Баумейстера поднимает некоторые провокационные вопросы об исследованиях в области позитивной психологии, которые связывают добрую, полезную или «просоциальную» активность со счастьем и благополучием. Однако его исследование также вызвало дискуссию о том, что психологи — и все мы — на самом деле имеют в виду, когда мы говорим о счастье.

    И вообще, что такое счастье?

    Исследователи, как и другие люди, расходятся во мнениях относительно определения «счастья» и способов его измерения.

    Некоторые приравнивают счастье к временным эмоциональным состояниям или даже всплескам активности в центрах удовольствия мозга, в то время как другие просят людей оценить свое общее счастье или удовлетворенность жизнью.Некоторые исследователи, такие как Эд Динер из Университета Иллинойса, пионер в области позитивной психологии, пытались объединить эти аспекты счастья под термином «субъективное благополучие», который также включает в себя оценку положительных и отрицательных эмоций. как общая удовлетворенность жизнью. Эти различия в определениях счастья иногда приводили к запутанным или даже противоречивым результатам.

    Например, в исследовании Баумейстера семейные отношения, такие как воспитание детей, имели тенденцию быть более значительными, чем счастье.Этот вывод подтверждается такими исследователями, как Робин Саймон из Университета Уэйк-Форест, который изучил уровень счастья среди 1400 взрослых и обнаружил, что родители обычно сообщают о меньшем количестве положительных эмоций и большем количестве отрицательных эмоций, чем люди без детей. Она пришла к выводу, что, хотя родители могут сообщать о большей цели и смыслах, чем другие родители, они, как правило, менее счастливы, чем их бездетные сверстники.

    Этот вывод раздражает исследовательницу счастья Соню Любормирски из Калифорнийского университета в Риверсайде, которая не согласна с исследованиями, которые «слишком стараются исключить из своего анализа все, что связано со счастьем», но все же делают выводы о счастье.

    «Представьте себе все, что, по вашему мнению, было бы хорошим в воспитании детей или в том, чтобы быть родителем», — говорит Любомирский. «Если вы контролируете это — если исключите это из уравнения — тогда, конечно, родители будут выглядеть намного менее счастливыми».

    В недавнем исследовании она и ее коллеги измерили уровень счастья и значение родителей, как «глобально» — предлагая им оценить свое общее счастье и удовлетворенность жизнью, — так и в то время, когда они заняты своей повседневной деятельностью. Результаты показали, что в целом родители были более счастливы и удовлетворены своей жизнью, чем не родители, и родители находили удовольствие и смысл в деятельности по уходу за детьми, даже в те самые моменты, когда они были вовлечены в эту деятельность.

    «Быть ​​родителем ведет ко всем этим хорошим вещам: это дает вам смысл в жизни, дает вам цели, которые нужно преследовать, это может заставить вас чувствовать себя более связанными в ваших отношениях», — говорит Любомирский. «Невозможно говорить о счастье, не включая их всех».

    Любомирский считает, что исследователи, пытающиеся разделить смысл и счастье, могут ошибаться, потому что смысл и счастье неразрывно связаны.

    «Когда вы чувствуете себя счастливым и убираете значимую часть счастья, это не совсем счастье», — говорит она.

    Тем не менее, именно так Баумейстер и его коллеги определили счастье для целей своего исследования. Поэтому, хотя в исследовании говорится о «счастье», говорит Любомирский, возможно, на самом деле оно рассматривало нечто большее, похожее на «гедоническое удовольствие» — часть счастья, которая включает в себя хорошее самочувствие без той части, которая предполагает более глубокое удовлетворение жизнью.

    Есть ли счастье без удовольствия?

    Но полезно ли отделить смысл от удовольствия?

    Некоторые исследователи начали делать это, рассматривая то, что они называют «эвдемоническим счастьем», или счастьем, которое приходит от значимых занятий, и «гедоническим счастьем» — счастьем, которое приходит от удовольствия или достижения цели.

    Недавнее исследование Стивена Коула из Медицинской школы Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и Барбары Фредриксон из Университета Северной Каролины, Чапел-Хилл, показало, что люди, сообщавшие о большем количестве эвдемонического счастья, имели более сильную функцию иммунной системы, чем те, кто сообщал о большем гедоническом счастье, что позволяет предположить, что осмысленная жизнь может быть лучше для нашего здоровья, чем жизнь в поисках удовольствий.

    Аналогичным образом, в статье 2008 года, опубликованной в журнале Journal of Happiness Studies , было обнаружено несколько положительных эффектов для здоровья, связанных с эвдемоническим счастьем, включая меньшую реактивность на стресс, меньшую инсулинорезистентность (что означает меньшую вероятность развития диабета), более высокий уровень ЛПВП («хорошо»). ») Уровни холестерина, улучшение сна и особенности мозговой активности, которые были связаны со снижением уровня депрессии.

    Но исследователь счастья Элизабет Данн считает неясным различие между эвдемоническим и гедоническим счастьем.

    «Я думаю, что это различие интуитивно имеет большой смысл, но на самом деле не выдерживает критики науки», — говорит Данн, доцент психологии Университета Британской Колумбии.

    Данн является автором многочисленных исследований, показывающих, что даяние другим увеличивает счастье как в данный момент, измеряемое только положительными эмоциями, так и с точки зрения общего удовлетворения жизнью.В недавно опубликованной статье она и ее коллеги изучили данные из нескольких стран и нашли подтверждающие доказательства этой связи, в том числе результаты, которые показали, что испытуемые, случайным образом назначенные покупать предметы для благотворительности, сообщали о более высоком уровне положительных эмоций — показателе гедонического счастья — чем участники назначено покупать те же товары для себя, даже если расходы не способствуют укреплению социальных связей.

    «Я думаю, что моя собственная работа действительно поддерживает идею о том, что эвдемоническое и гедоническое благополучие на удивление схожи и не так различны, как можно было бы ожидать», — говорит Данн.«Сказать, что есть один путь к смыслу и что он отличается от пути к удовольствию, — неверно».

    Как и Любомирский, она утверждает, что смысл и счастье идут рука об руку. Она указывает на работу исследователей, которые обнаружили, что положительные эмоции могут помочь установить более глубокие социальные связи, что, по мнению многих, является наиболее значимой частью жизни, и на исследование психолога из Университета Миссури Лоры Кинг, которое показало, что чувство положительных эмоций помогает людям. увидеть «общую картину» и заметить закономерности, которые могут помочь человеку стремиться к более значимым занятиям и интерпретировать свой опыт как значимый.

    Кроме того, она утверждает, что измерения, используемые для различения эвдемонического и гедонического счастья, слишком сильно коррелированы, чтобы разделять их таким образом — статистически говоря, это может сделать ваши результаты ненадежными.

    Психолог из Пенсильванского университета Джеймс Койн — по словам Данна, статистического «твердолобого» — написал в своем блоге в 2013 году, пытаясь различить эвдемоническое благополучие, контролируя гедонистическое благополучие и другие факторы, оставляет вас с чем-то, что на самом деле не так. eudaimonia вообще.Он сравнивает это с фотографией братьев и сестер, которые похожи друг на друга, удаляя все, что делает их похожими друг на друга, а затем по-прежнему называет фотографии представителями братьев и сестер.

    «Если бы мы говорили о людях, мы, вероятно, не смогли бы даже распознать семейное сходство между ними», — пишет он.

    Другими словами, то, что статистически возможно исключить влияние одной переменной на другую, не означает, что то, что вы в итоге получаете, является чем-то значимо отличным.

    «Если вы отделите смысл от счастья, фактор счастья может исчезнуть», — говорит Данн. «Но с точки зрения повседневного опыта людей, действительно ли люди сталкиваются с подлинным компромиссом между счастьем и смыслом? Я так не думаю.

    Можно ли все это?

    Баумейстер, однако, явно считает, что полезно проводить различие между смыслом и счастьем — отчасти для того, чтобы побудить больше людей искать значимые занятия в жизни, независимо от того, делает ли это их счастливыми или нет.Тем не менее, он признает, что эти двое тесно связаны.

    «Осмысленная жизнь способствует счастью, а счастье может также способствовать тому, чтобы жизнь стала более значимой», — говорит он. «Я думаю, что есть доказательства того и другого».

    Но одно предупреждение: если вы стремитесь к жизни, полной гедонических удовольствий, вы можете оказаться на неверном пути к обретению счастья. «На протяжении веков традиционная мудрость заключалась в том, что просто поиск удовольствия ради самого удовольствия на самом деле не делает вас счастливыми в долгосрочной перспективе», — говорит он.

    На самом деле, поиск счастья без смысла, вероятно, был бы стрессовым, отягчающим и раздражающим делом, утверждает Баумейстер.

    Вместо этого, стремясь к хорошо прожитой жизни, может иметь больше смысла искать вещи, которые вы считаете значимыми — например, глубокие отношения, альтруизм и целенаправленное самовыражение, — чем искать только удовольствие … даже если удовольствие увеличивается чувство смысла, как предлагает Кинг.

    «Работа на долгосрочные цели; делайте то, что высоко ценит общество, — из соображений достижений или по моральным соображениям », — говорит он.«Вы черпаете смысл из более широкого контекста, поэтому вам нужно смотреть за пределы себя, чтобы найти цель в том, что вы делаете».

    Скорее всего, вы также найдете удовольствие — и счастье — на этом пути.

    различных типов счастья — ссылки для изучения

    Различные виды счастья

    В этом месяце мы исследуем счастье и каждую неделю будем публиковать в блоге статью о том, что на самом деле означает быть счастливым и как мы можем жить более счастливой и полной жизнью.

    Аристотель сказал; «Счастье — это смысл и цель жизни, вся цель и конец человеческого существования» . Конечно, есть несколько разных видов счастья, и у каждого человека есть разные вещи в жизни, которые делают его счастливым и несчастным. Людям важно осознавать себя и по-настоящему понимать, что делает их счастливыми и довольными как личности. Взгляните на различные виды счастья ниже и подумайте о вещах в вашей жизни, которые делают вас счастливыми.

    В целом, однако, есть 3 основных типа счастья, с которыми они связаны; удовольствие, страсть и цель.

    Удовольствие: Удовольствие важно для нас, людей, но связанные с ним выгоды относительно краткосрочны. Вкусная еда, приятная встреча с друзьями или прослушивание нашей любимой музыки — все это вырабатывает эндорфины и дарит нам счастливые моменты, которые могут стать яркими моментами нашего дня. Однако эти уникальные моменты не означают долгосрочное удовлетворение.

    Страсть: Увлечение чем-либо, будь то хобби, дело или групповая деятельность, и активное участие в этом может быть большим источником счастья. Эти мероприятия приносят удовлетворение в среднесрочной перспективе и дают ощущение достижений и разнообразия в жизни.

    Цель: Ощущение, что вы являетесь частью чего-то большего, чем вы сами, и что ваши действия действительно имеют значение, может привести к глубокому чувству удовлетворенности и долговременного счастья.Нам всем нравится думать, что в нашей жизни есть смысл, и если вы сможете найти свое «призвание» или стать частью отличной команды, группы или организации, которые меняют мир, то, скорее всего, вы будете по-настоящему счастливы.

    Присоединяйтесь к нам снова на следующей неделе, когда мы рассмотрим предложения о том, как достичь этих трех разных типов счастья.

    Почему бы не поделиться счастьем и не нажать здесь, чтобы опубликовать на нашей странице в Facebook то, что делает вас счастливым от учебы в Великобритании!

    Что лучше — счастливая жизнь или содержательная?

    Родители часто говорят: «Я просто хочу, чтобы мои дети были счастливы.Необычно слышать: «Я просто хочу, чтобы жизнь моих детей была осмысленной», но это то, чего большинство из нас, кажется, хочет для себя. Мы боимся бессмысленности. Мы обеспокоены «нигилизмом» того или иного аспекта нашей культуры. Когда мы теряем смысл, мы впадаем в депрессию. Что мы называем смыслом и почему он может нам так сильно понадобиться?

    Начнем с последнего вопроса. Безусловно, счастье и осмысленность часто пересекаются. Возможно, некоторая степень осмысленности является предпосылкой счастья, необходимым, но недостаточным условием.Если бы это было так, люди могли бы искать смысл исключительно из инструментальных соображений, как шаг на пути к счастью. Но тогда есть ли причина желать смысла ради самого себя? А если нет, зачем людям выбирать жизнь более значимую, чем счастливую, как они иногда делают?

    Разница между осмысленностью и счастьем была в центре внимания исследования, над которым я работал с моими коллегами-социальными психологами Кэтлин Вохс, Дженнифер Аакер и Эмили Гарбински, которое было опубликовано в журнале Journal of Positive Psychology в августе этого года.Мы провели опрос почти 400 граждан США в возрасте от 18 до 78 лет. В ходе опроса были поставлены вопросы о том, насколько люди считают свою жизнь счастливой и насколько они считают свою жизнь значимой. Мы не давали определения счастья или смысла, поэтому наши испытуемые отвечали, используя свое собственное понимание этих слов. Задав большое количество других вопросов, мы смогли увидеть, какие факторы пошли на пользу, а какие — на значимость.

    Как и следовало ожидать, эти два состояния оказались существенно частично совпадающими.Почти половина вариаций значимости объяснялась счастьем, и наоборот. Тем не менее, используя статистический контроль, мы смогли разделить два из них, выделив «чистые» эффекты каждого из них, которые не основывались на другом. Мы сузили наш поиск, чтобы найти факторы, которые имеют противоположное влияние на счастье и смысл, или, по крайней мере, факторы, которые имеют положительную корреляцию с одним и даже не намека на положительную корреляцию с другим (отрицательные или нулевые корреляции допустимы).Используя этот метод, мы обнаружили пять наборов основных различий между счастьем и осмысленностью, пять областей, в которых разные версии хорошей жизни разошлись.

    Первый был связан с получением того, что вы хотите и в чем нуждаетесь. Неудивительно, что удовлетворение желаний было надежным источником счастья. Но в нем не было ничего, может быть, даже меньше, чем ничего, что могло бы добавить смысла. Люди счастливее в той мере, в какой они считают свою жизнь легкой, а не трудной. Счастливые люди говорят, что у них достаточно денег, чтобы покупать то, что они хотят и что им нужно.Хорошее здоровье — это фактор, который способствует счастью, но не осмысленности. Здоровые люди счастливее больных, но жизнь больных не лишена смысла. Чем чаще люди чувствуют себя хорошо — чувство, которое может возникнуть в результате получения того, чего они хотят или нуждаются, — тем они счастливее. Чем реже им плохо, тем они счастливее. Но частота хороших и плохих чувств оказывается неуместной для смысла, который может процветать даже в очень суровых условиях.

    Второй набор различий касается временных рамок.Очевидно, что смысл и счастье переживаются во времени по-разному. Счастье — это настоящее; смысл о будущем, или, точнее, о связи прошлого, настоящего и будущего. Чем больше времени люди тратили на размышления о будущем или прошлом, тем более значимой и менее счастливой была их жизнь. Время, потраченное на воображение будущего, было особенно сильно связано с большей осмысленностью и меньшим счастьем (как и беспокойство, к которому я вернусь позже). И наоборот, чем больше люди думали о настоящем, тем счастливее они были.Несчастье тоже часто сосредоточено на настоящем, но люди чаще счастливы, чем несчастны. Если вы хотите достичь максимального счастья, это хороший совет — сосредоточиться на настоящем, особенно если ваши потребности удовлетворяются. С другой стороны, смысл, кажется, исходит из объединения прошлого, настоящего и будущего в некую связную историю.

    Это начинает предлагать теорию, объясняющую, почему мы так сильно заботимся о смысле. Возможно, идея состоит в том, чтобы сделать счастья последними .Счастье кажется сосредоточенным на настоящем и мимолетным, тогда как смысл простирается в будущее и прошлое и выглядит довольно стабильным. По этой причине люди могут подумать, что осмысленная жизнь помогает им оставаться счастливыми в долгосрочной перспективе. Они могут даже быть правы — хотя, по эмпирическим данным, счастье часто довольно стабильно с течением времени. Те из нас, кто счастлив сегодня, также, вероятно, будут счастливы через несколько месяцев или даже лет, а те, кто чем-то недоволен сегодня, обычно оказываются недовольными другими вещами в далеком будущем.Кажется, что счастье приходит извне, но масса доказательств предполагает, что большая часть его исходит изнутри. Несмотря на эти реалии, люди воспринимают счастье как нечто, что ощущается здесь и сейчас, и на это нельзя рассчитывать. Напротив, значение считается длительным, и поэтому люди могут подумать, что могут заложить основу для более длительного счастья, взращивая смысл.

    Социальная жизнь была локусом нашего третьего набора различий. Как и следовало ожидать, связи с другими людьми оказались важны как для смысла, так и для счастья.Одиночество в мире связано с низким уровнем счастья и осмысленности, как и чувство одиночества. Тем не менее, именно особый характер социальных связей определял, какое состояние они помогли достичь. Проще говоря, осмысленность приходит от того, чтобы помогать другим людям, тогда как счастье исходит от того, что они делают для вас. Это противоречит некоторому общепринятому мнению: широко распространено мнение, что помощь другим людям делает вас счастливыми. Что ж, в той степени, в которой это происходит, эффект полностью зависит от совпадения смысла и счастья.Помощь другим вносила большой позитивный вклад в осмысленность, независимо от счастья, но не было никаких признаков того, что она повышала счастье независимо от смысла. Во всяком случае, эффект был в противоположном направлении: как только мы исправляем усиление, которое придает смысл, помощь другим может фактически умалить собственное счастье.

    Мы обнаружили отголоски этого явления, когда спросили наших испытуемых, сколько времени они тратят на уход за детьми. Для тех, кто не является родителями, уход за детьми ничего не делает для счастья или значимости.Очевидно, что забота о чужих детях не является ни очень приятной, ни очень неприятной, а также бессмысленной. Для родителей, с другой стороны, забота о детях была существенным источником смысла, хотя она все еще казалась несущественной для счастья, вероятно, потому, что дети иногда бывают восхитительными, а иногда стрессовыми и раздражающими, поэтому это уравновешивает.

    В ходе нашего опроса люди оценивали себя как «дающих» или «берущих». Отношение к себе как к дающему строго предсказывало больше осмысленности и меньше счастья.Эффект от того, что он берут, был слабее, возможно, потому, что люди неохотно признают, что они берут. Тем не менее, было довольно ясно, что быть берущим (или, по крайней мере, считать себя таковым) увеличивало счастье, но уменьшало значение.

    Глубина социальных связей также может повлиять на то, как социальная жизнь способствует счастью и значению. Проведение времени с друзьями было связано с большим счастьем, но не имело значения. Выпить пива с друзьями или насладиться приятной беседой с друзьями за обедом может быть источником удовольствия, но в целом, похоже, это не очень важно для осмысленной жизни.Для сравнения: проводить больше времени с близкими было связано с высшим смыслом и не имело отношения к счастью. Разница, по-видимому, в глубине отношений. Время с друзьями часто посвящается простым удовольствиям, без особого риска, поэтому оно может способствовать развитию хороших чувств, но мало что делает для увеличения смысла. Если ваши друзья сварливы или утомительны, вы можете просто двигаться дальше. Время с близкими не всегда так приятно. Иногда приходится оплачивать счета, лечить болезни или ремонтировать, а также выполнять другие неудобные обязанности.И, конечно же, с близкими тоже может быть сложно, и в этом случае вам обычно приходится работать над отношениями и решать их. Вероятно, не случайно, что споры сами по себе ассоциировались с большим смыслом и меньшим счастьем.

    Если счастье заключается в получении того, чего вы хотите, похоже, осмысленность заключается в том, чтобы делать вещи, которые выражают себя

    Четвертая категория различий связана с борьбой, проблемами, стрессами и т.п. В общем, они прошли с меньшим уровнем счастья и большей значимостью.Мы спросили, сколько положительных и отрицательных событий пережили люди за последнее время. То, что происходит много хороших вещей, помогает как для смысла, так и для счастья. В этом нет ничего удивительного. Но плохие вещи — это совсем другое дело. В жизни с большим смыслом происходит множество негативных событий, которые, конечно же, уменьшают счастье. Действительно, стресс и негативные жизненные события были двумя мощными ударами по счастью, несмотря на их значительную позитивную связь со значимой жизнью. Мы начинаем понимать, какой была бы счастливая, но не очень значимая жизнь.Стресс, проблемы, беспокойство, споры, размышления о проблемах и борьбе — все это заметно незначительно или отсутствует в жизни чисто счастливых людей, но кажется, что они являются неотъемлемой частью очень значимой жизни. Переход к пенсии иллюстрирует эту разницу: с прекращением трудовых требований и стрессов счастье возрастает, но осмысленность падает.

    Люди выходят на улицу в поисках стресса, чтобы добавить смысла в свою жизнь? Более вероятно, что они ищут смысл в реализации сложных и неопределенных проектов.Человек пытается добиться чего-то в этом мире: это приносит как взлеты, так и падения, поэтому чистая выгода для счастья может быть небольшой, но в любом случае процесс способствует осмысленности. Возьмем пример, близкий к дому, проведение исследований значительно усиливает ощущение осмысленной жизни (что может быть значимым, чем работа над увеличением запасов человеческих знаний?), Но проекты редко идут точно так, как планировалось, и возникает множество неудач и разочарований. попутно может высосать из процесса немного радости.

    Последняя категория различий связана с самостью и личностной идентичностью. Действия, которые выражают себя, являются важным источником смысла, но по большей части не имеют отношения к счастью. Из 37 пунктов в нашем списке, которые просили людей оценить, является ли какая-либо деятельность (например, работа, упражнения или медитация) выражением или отражением личности, 25 дали значительную положительную корреляцию с осмысленной жизнью, и ни один не был отрицательным. Только два из 37 пунктов (общение и вечеринки без алкоголя) были положительно связаны со счастьем, а некоторые даже имели значительную отрицательную связь.Хуже всего было беспокойство: если вы думаете о себе как о человеке, который беспокоится, это может вас угнетать.

    Если счастье заключается в получении того, чего вы хотите, похоже, что осмысленность заключается в том, чтобы делать вещи, которые выражают себя. Даже простая забота о вопросах личной идентичности и самоопределения была связана с большим смыслом, хотя это не имело отношения к счастью, если не наносило ему прямого вреда. Это может показаться почти парадоксальным: счастье эгоистично в том смысле, что оно заключается в получении того, чего вы хотите, и в том, чтобы другие люди делали вещи, которые приносят вам пользу, и все же ваше «я» больше связано со смыслом, чем со счастьем.Самовыражение, определение себя, создание хорошей репутации и другие самостоятельные занятия — это больше смысл, чем счастье.

    Все это действительно говорит нам что-нибудь о смысле жизни? Ответ «да» зависит от некоторых спорных предположений, не в последнюю очередь от идеи, что люди будут говорить правду о том, значима ли их жизнь. Другое предположение состоит в том, что мы даже способны дать верный ответ. Можем ли мы узнать, значима ли наша жизнь? Разве мы не должны уметь точно сказать, что это за значение? Напомним, что я и мои коллеги не давали респондентам нашего исследования определение значения, и мы не просили их определять его сами.Мы просто попросили их оценить степень их согласия с такими утверждениями, как: «В целом, я считаю свою жизнь значимой». Чтобы глубже понять смысл жизни, можно было бы прояснить некоторые основные принципы.

    Прежде всего, что такое жизнь? Один ответ дает название Созвездие жизненных явлений (2013), трогательному роману Энтони Марры о Чечне после двух недавних войн. Персонаж застрял в своей квартире, ей нечего делать, и он начинает читать медицинский словарь советской эпохи своей сестры.Он предлагает ей немного полезной или даже понятной информации — за исключением его определения жизни, которое она обводит красным: «Жизнь: совокупность жизненных явлений — организация, раздражительность, движение, рост, размножение, адаптация». В каком-то смысле это и означает «жизнь». Я должен добавить, что теперь мы знаем, что это особый вид физического процесса : не сами атомы или химические вещества, а высокоорганизованный танец, который они исполняют. Химические вещества в организме практически одинаковы с момента перед смертью до момента после нее.Смерть не изменяет ту или иную субстанцию: меняется все динамическое состояние системы. Тем не менее жизнь — это чисто физическая реальность.

    Значение «значения» более сложное. Слова и предложения имеют значение, как и жизни. В обоих случаях это одно и то же? В каком-то смысле «смысл» «жизни» может быть простым словарным определением, чем-то вроде того, что я дал в предыдущем абзаце. Но это не то, чего люди хотят, когда они спрашивают о смысле жизни, и это не поможет тому, кто страдает кризисом идентичности, прочитать имя на своих водительских правах.Одно важное различие между языковым значением и тем, что я назову осмысленностью человеческой жизни, заключается в том, что второе, кажется, влечет за собой оценочное суждение или их совокупность, что, в свою очередь, подразумевает определенный вид эмоций. Ваша домашняя работа по математике полна смысла в том смысле, что она целиком состоит из сети понятий — иными словами, значений. Но в большинстве случаев подсчет сумм связан не с большим количеством эмоций, поэтому люди не склонны считать его очень значимым в том смысле, который нас интересует.(На самом деле, некоторые люди ненавидят заниматься математикой или беспокоятся по этому поводу, но эти реакции вряд ли способствуют рассмотрению этого предмета как источника смысла жизни.)

    Вопросы о смысле жизни на самом деле касаются осмысленности. Мы не просто хотим знать словарное определение нашей жизни, если у них такое есть. Мы хотим, чтобы наша жизнь имела ценность и вписывалась в какой-то понятный контекст. Тем не менее, эти экзистенциальные проблемы, кажется, затрагивают чисто лингвистический смысл слова «значение», потому что они вызывают понимание и ментальные ассоциации.Примечательно, сколько синонимов значимости также относятся к чисто словесному содержанию: мы говорим, например, о смысле жизни или ее значении, а также о том, имеет ли это смысл. Если мы хотим понять смысл жизни, нам кажется, что нам нужно разобраться с природой смысла в этом менее возвышенном смысле.

    Медведь может спуститься с холма и напиться, как и человек, но только человек думает словами «Я пойду и напьюсь»

    Лингвистическое значение — это своего рода нефизическая связь.Две вещи могут быть связаны физически, например, когда они прибиты вместе, или когда одна из них оказывает гравитационное или магнитное притяжение на другую. Но их также можно связать символически. Связь между флагом и страной, которую он представляет, — это не физическая связь, молекула с молекулой. Он остается неизменным, даже если страна и флаг находятся на противоположных сторонах планеты, что делает невозможным прямое физическое соединение.

    Человеческий разум эволюционировал, чтобы использовать значение для понимания вещей.Это часть человеческого образа жизни в обществе: мы говорим о том, что делаем и переживаем. Большую часть того, что мы знаем, мы узнаем от других, а не на собственном опыте. Само наше выживание зависит от изучения языка, сотрудничества с другими, соблюдения моральных и юридических правил и так далее. Язык — это инструмент, с помощью которого люди манипулируют смыслом. Антропологи любят находить исключения из любого правила, но пока им не удалось найти культуру, которая обходилась бы без языка. Это человеческое универсальное. Но здесь нужно сделать важное различие.Хотя язык в целом универсален, изобретаются отдельные языки: они различаются в зависимости от культуры. Значение тоже универсально, но мы его не изобретаем. Это обнаружено. Вернемся к домашнему заданию по математике: символы — это произвольное изобретение человека, но идея, выраженная соотношением 5 x 8 = 43, по своей сути ложна, и это не то, что люди придумали и не могут изменить.

    Нейробиолог Майкл Газзанига, профессор психологии Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, придумал термин «левополушарный интерпретатор» для обозначения участка в одной части мозга, который, кажется, почти полностью посвящен вербализации всего, что с ним происходит.Как показал Газзанига, счет левополушарного переводчика не всегда верен. Люди быстро придумывают объяснение тому, что они делают или переживают, подбирая детали, чтобы они соответствовали своей истории. Их ошибки заставили Газзанигу усомниться в том, имеет ли этот процесс хоть какую-то ценность, но, возможно, его разочарование окрашено естественным предположением ученого о том, что цель мышления — выяснить истину (в конце концов, это то, что якобы делают сами ученые. ). Напротив, я полагаю, что основная цель мышления — помочь одному поговорить с другими людьми.Умы совершают ошибки, но когда мы говорим о них, другие люди могут заметить ошибки и исправить их. По большому счету, человечество приближается к истине коллективно, обсуждая и спорив, а не размышляя в одиночку.

    Многие писатели, особенно с опытом медитации и дзен, отмечают, что человеческий разум, кажется, болтает весь день. Когда вы пытаетесь медитировать, ваш ум переполняется мыслями, которые иногда называют «внутренним монологом». Почему он это делает? Уильям Джеймс, автор книги The Principles of Psychology (1890), сказал, что мышление предназначено для действий, но на самом деле многие мысли кажутся несущественными для действий.Однако изложение наших мыслей словами — жизненно важная подготовка к передаче этих мыслей другим людям. Разговор важен: это то, как человеческое существо подключается к своей группе и участвует в ней — и именно так мы решаем вечные биологические проблемы выживания и воспроизводства. У людей развился ум, который болтает весь день, потому что болтание вслух помогает нам выжить. Разговор требует от людей взять то, что они делают, и выразить это словами. Медведь может спуститься с холма и напиться, как и человек, но только человек думает словами «Я пойду вниз и напьюсь».Фактически, человек может не просто подумать об этих словах, но и произнести их вслух, а затем другие могут отправиться в путешествие — или, возможно, предупредить, чтобы он все-таки не ехал, потому что кто-то видел медведя на берегу. Разговаривая, человек делится информацией и связывается с другими, и это то, чем занимается мы, как вид.

    Исследования, посвященные детям, подтверждают идею о том, что человеческий разум от природы запрограммирован на то, чтобы выражать вещи словами. Дети проходят стадии, когда они произносят вслух имена всего, с чем они сталкиваются, и хотят давать имена всем видам отдельных вещей, например, рубашкам, животным и даже собственному испражнению.(Какое-то время наша маленькая дочка называла свою в честь разных родственников, по-видимому, без какой-либо враждебности или неуважения, хотя мы просили ее не сообщать однофамильцам.) Такой разговор не приносит прямой пользы для решения проблем или каких-либо знакомых прагматических идей. использует мышление, но это помогает переводить физические события жизни в речь, чтобы ими можно было поделиться и обсудить с другими. Человеческий разум эволюционировал, чтобы присоединиться к коллективному дискурсу, социальному нарративу. Наши неустанные попытки разобраться в вещах начинаются с малого, с отдельных вещей и событий.Постепенно мы работаем над более крупными и интегрированными фреймворками. В некотором смысле мы поднимаемся по смысловой лестнице — от отдельных слов и понятий до простых комбинаций (предложений), а затем переходим к великому повествованию, обширным видениям или космическим теориям.

    Демократия является показательным примером того, как мы используем значение. Его не существует в природе. Каждый год бесчисленные группы людей проводят выборы, но до сих пор никто не наблюдал ни одной ни одной из других разновидностей. Была изобретена или открыта демократия? Вероятно, она возникла независимо во многих разных местах, но лежащие в основе сходства предполагают, что идея была там, и ее можно было найти.Придумываются конкретные методы его реализации (например, как проводится голосование). Тем не менее, похоже, что идея демократии просто ждала, когда люди наткнутся на нее и начнут применять.

    Размышление о смысле жизни указывает на то, что человек поднялся по лестнице долгий путь. Чтобы понять значение какого-то недавно обнаруженного предмета, люди могут спросить, зачем он был сделан, как он туда попал или для чего он полезен. Когда они подходят к вопросу о смысле жизни, возникают аналогичные вопросы: почему и для чего была создана жизнь? Как эта жизнь попала сюда? Как правильно или лучше всего использовать это? Естественно ожидать и предполагать, что на эти вопросы есть ответы.Ребенок узнает, что такое банан: он идет из магазина, а до этого — с дерева. Это хорошо, что вы делаете, (очень важно) сначала удаляя внешнюю кожуру, чтобы получить мягкую и сладкую внутреннюю часть. Естественно предположить, что так можно понять и жизнь. Просто выясните (или узнайте от других), о чем идет речь и что с этим делать. Ходить в школу, устраиваться на работу, жениться, заводить детей? Конечно. Более того, есть веская причина захотеть все прояснить. Если вы съели банан и не смогли его понять, возможно, вы не получите пользы от его употребления.Точно так же, если у вашей жизни была цель, и вы не знали ее, вы могли бы потратить ее зря. Как грустно упускать смысл жизни, если он есть.

    Брак — хороший пример того, как значение скрепляет мир и увеличивает стабильность

    Мы начинаем видеть, как понятие смысла жизни объединяет две совершенно разные вещи. Жизнь — это физический и химический процесс. Значение — это нефизическая связь, то, что существует в сетях символов и контекстов.Поскольку это не чисто физическое явление, оно может преодолевать огромные расстояния, соединяясь в пространстве и времени. Вспомните наши выводы о разных временных рамках счастья и смысла. Счастье может быть близко к физической реальности, потому что оно происходит прямо здесь, в настоящем. В важном смысле животные, вероятно, могут быть счастливы без особого смысла. Это означает, что прошлое, настоящее и будущее связаны между собой способами, выходящими за рамки физической связи. Когда современные евреи празднуют Пасху или когда христиане празднуют причастие, символически выпивая кровь и поедая плоть своего бога, их действия руководствуются символической связью с событиями в далеком прошлом (действительно, событиями, сама реальность которых оспаривается).Связь прошлого с настоящим не физическая, как ряд домино, а скорее мысленная связь, прыгающая через века.

    Вопросы о смысле жизни возникают не только из-за праздного любопытства или страха упустить что-то. Смысл — мощный инструмент в жизни человека. Чтобы понять, для чего используется этот инструмент, нужно понять что-то еще в жизни как процессе постоянных изменений. Живое существо всегда может быть в движении, но жизнь не может жить в мире с бесконечными изменениями.Живые существа стремятся к стабильности, стремясь установить гармоничные отношения с окружающей средой. Они хотят знать, как получить еду, воду, кров и тому подобное. Они находят или создают места, где они могут отдохнуть и быть в безопасности. Они могут годами оставаться в одном доме. Другими словами, жизнь — это изменение, сопровождающееся постоянным стремлением замедлить или остановить процесс изменения, который в конечном итоге приводит к смерти. Если бы только изменения могли остановиться, особенно в какой-то идеальный момент: это была тема глубокой истории спора Фауста с дьяволом.Фауст потерял душу, потому что не мог устоять перед желанием, чтобы чудесное мгновение длилось вечно. Такие мечты тщетны. Жизнь не может перестать меняться, пока не закончится. Но живые существа упорно трудятся, чтобы установить некоторую степень стабильности, сводя хаос постоянных изменений к довольно стабильному статус-кво.

    Напротив, значение в значительной степени фиксировано. Язык возможен только постольку, поскольку слова имеют одно и то же значение для всех, а завтра то же значение, что и сегодня. (Языки меняются, но медленно и несколько неохотно, относительная стабильность важна для их функции.Таким образом, значение представляет собой важный инструмент, с помощью которого человеческое животное может придать стабильность своему миру. Признавая постоянную смену времен года, люди могут планировать будущие годы. Установив непреходящие права собственности, мы можем развивать фермы для выращивания продуктов питания.

    Что особенно важно, человек работает с другими, чтобы навязать его значения. Язык должен быть общим, поскольку частные языки не являются настоящими языками. Общаясь и работая вместе, мы создаем предсказуемый, надежный и заслуживающий доверия мир, в котором вы можете сесть на автобус или самолет, чтобы добраться куда-нибудь, веря, что еду можно будет купить в следующий вторник, и знаете, что вам не придется спать на улице. дождь или снег, но можно рассчитывать на теплую сухую постель и т. д.

    Брак — хороший пример того, как значение скрепляет мир и увеличивает стабильность. Большинство животных спариваются, а некоторые делают это на длительное время или даже на всю жизнь, но женятся только люди. Мои коллеги, изучающие близкие отношения, скажут вам, что отношения продолжают развиваться и меняться даже после многих лет брака. Однако факт замужества постоянен. Вы либо женаты, либо нет, и это не меняется изо дня в день, даже если ваши чувства и действия по отношению к супругу могут значительно измениться.Брак сглаживает эти неровности и помогает стабилизировать отношения. Это одна из причин того, что люди с большей вероятностью останутся вместе, если состоят в браке, чем если нет. Отследить все свои чувства к романтическому партнеру с течением времени будет сложно, сложно и, вероятно, всегда неполно. Но узнать, когда вы перешли от не состоящего в браке к браку, легко, так как это произошло именно в тот момент, который был официально зарегистрирован. Смысл более стабилен, чем эмоции, поэтому живые существа используют смысл как часть своего нескончаемого стремления к достижению стабильности.

    Австрийский мыслитель-психоаналитик Виктор Франкл, автор книги «Поиск смысла человека» (1946), попытался обновить теорию Фрейда, добавив всеобщее стремление к осмысленности к другим влечениям Фрейда. Он подчеркивал целеустремленность, что, несомненно, является одним из аспектов, но, возможно, не всей историей. Мои собственные попытки понять, как люди находят смысл в жизни, в конечном итоге остановились на списке из четырех «потребностей в смысле», и в последующие годы этот список достаточно хорошо поддерживался.

    Смысл этого списка в том, что вы найдете жизнь значимой в той мере, в какой у вас есть что-то, что удовлетворяет каждую из этих четырех потребностей. И наоборот, люди, которым не удается удовлетворить одну или несколько из этих потребностей, скорее всего, сочтут жизнь менее чем достаточно значимой. Изменения в отношении любой из этих потребностей также должны повлиять на то, насколько значимой человек считает свою жизнь.

    Первая потребность — это действительно цель. Франкл был прав: жизнь без цели лишена смысла. Цель — это будущее событие или состояние, которое придает структуру настоящему, таким образом связывая разные времена в одну историю.Цели можно разделить на две большие категории. Можно стремиться к определенной цели (выиграть чемпионат, стать вице-президентом или вырастить здоровых детей) или к условию достижения цели (счастье, духовное спасение, финансовая безопасность, мудрость).

    Люди спрашивают, в чем смысл жизни, как будто есть один ответ

    Жизненные цели исходят из трех источников, поэтому в некотором смысле каждая человеческая жизнь имеет три основных источника цели. Один — природа. Он создал вас для определенной цели — поддерживать жизнь путем выживания и воспроизводства.Природе все равно, счастливы ли вы, как люди хотят быть счастливыми. Мы произошли от людей, которые умели размножаться и выживали достаточно долго для этого. Цель природы для вас не всеобъемлющая. Его не волнует, что вы делаете в воскресенье днем, если вам удастся выжить и, рано или поздно, воспроизвести потомство.

    Второй источник цели — культура. Культура подскажет, что ценно и важно. Некоторые культуры говорят вам, что именно вы должны делать: они выделяют вас на определенное место (фермер, солдат, мать и т. Д.).Другие предлагают гораздо более широкий спектр вариантов и меньше заставляют вас принять конкретный вариант, хотя они, безусловно, вознаграждают одни варианты больше, чем другие.

    Это подводит нас к третьему источнику целей: вашему собственному выбору. В частности, в современных западных странах общество предлагает вам широкий спектр путей, и вы решаете, какой из них выбрать. По какой бы то ни было причине — склонность, талант, инертность, высокая заработная плата, хорошие льготы — вы выбираете для себя один набор целей (например, профессию).Вы создаете смысл своей жизни, конкретизируя набросок, предоставленный природой и культурой. Вы даже можете бросить вызов этому: многие люди предпочитают не размножаться, а некоторые даже предпочитают не выживать. Многие другие сопротивляются и восстают против того, что их культура выбрала для них.

    Вторая потребность в значении — это ценность. Это означает наличие основы для понимания того, что правильно и что неправильно, что хорошо и что плохо. «Хорошо» и «плохо» — одни из первых слов, которые выучивают дети. Это одни из самых ранних и наиболее универсальных в культурном отношении концепций, а также те немногие слова, которые иногда употребляются домашними животными.Что касается мозговых реакций, ощущение, что что-то хорошее или плохое, приходит очень быстро, почти сразу после того, как вы осознаете, что это такое. Одиночные существа судят о добре и зле по тому, как они себя чувствуют, столкнувшись с чем-то (награждает ли это их или наказывает?). Люди, как социальные существа, могут понимать добро и зло более возвышенными способами, например, своими моральными качествами.

    На практике, когда дело доходит до придания жизни смысла, людям необходимо найти ценности, которые положительно отражают их жизнь, оправдывая то, кем они являются и что они делают.Обоснование, в конечном счете, зависит от общественного мнения, поэтому нужно иметь объяснения, которые удовлетворили бы других людей в обществе (особенно тех, кто следит за соблюдением законов). Опять же, природа создает некоторые ценности, а культура добавляет кучу дополнительных. Неясно, могут ли люди изобретать свои собственные ценности, но некоторые из них берут свое начало изнутри и развиваются. У людей есть сильные внутренние желания, которые определяют их реакции.

    Третья потребность — эффективность.Не очень приятно иметь цели и ценности, если ты ничего не можешь с ними поделать. Людям нравится чувствовать, что они могут что-то изменить. Их ценности должны находить выражение в их жизни и работе. Или, если взглянуть на это с другой стороны, люди должны уметь направлять события к положительным результатам (своим светом), а не к отрицательным.

    Последняя потребность — самооценка. Люди с осмысленной жизнью обычно имеют основания думать, что они хорошие люди, возможно, даже немного лучше, чем некоторые другие люди.Как минимум, люди хотят верить, что они лучше, чем могли бы быть, если бы они выбрали, вели себя или действовали плохо. Они заслужили определенное уважение.

    Значит, жизнь имеет четыре свойства. У него есть цели, которые направляют действия из настоящего и прошлого в будущее, придавая ему направление. В нем есть ценности, которые позволяют нам судить, что хорошо, а что плохо; и, в частности, которые позволяют нам оправдывать свои действия и стремления как хорошие. Он отличается эффективностью, в которой наши действия вносят положительный вклад в реализацию наших целей и ценностей.И это дает основание воспринимать себя в позитивном свете, как хороших и достойных людей.

    Люди спрашивают, в чем смысл жизни, как будто есть однозначный ответ. Однозначного ответа нет: есть тысячи разных. Жизнь будет значимой, если она найдет ответы на четыре вопроса: цель, ценность, эффективность и самооценка. Именно эти вопросы, а не ответы, выдерживают и объединяют.

    Что такое счастье и благополучие? — Счастье и благополучие

    11.Каковы основные источники счастья?

    Не существует общепринятого списка причин счастья, отчасти потому, что счастье возникает в результате сложного взаимодействия многих факторов. Эффект от одного элемента, например от дружбы, зависит от множества других факторов, таких как отношение человека, местная культура, стрессовые события и т. Д. Мы не можем сказать, что 20% счастья являются результатом дружбы, точно так же, как мы можем сказать, что 20% вкусности супа — это соль.

    Тем не менее, существует довольно широкий консенсус в отношении того, что определенные факторы имеют тенденцию быть особенно важными для человеческого счастья практически в любом обществе.Подчеркивая, что любой список будет немного произвольным и что мы можем разумно добавить некоторые другие элементы, вот один короткий список, который мы можем резюмировать как SOARS (из Haybron’s Happiness: A Very Short Introduction ):

    1. Security : чувство в достаточной безопасности — достаточно времени, денег, отсутствие угроз и т. Д.
    2. Перспективы : правильное отношение — позитивность, принятие, забота о других и т. Д.
    3. Автономность : чувство контроля в течение жизни и повседневной деятельности
    4. Отношения : наличие и наслаждение хорошими отношениями, включая чувство общности
    5. Квалифицированная и значимая деятельность : регулярное проявление своей компетентности в полезной деятельности

    Самым спорным из этих вопросов является автономия , поскольку культуры сильно различаются по тому, насколько они ценят индивидуальный контроль, например, санкционирование брака по договоренности.Тем не менее есть убедительные доказательства того, что даже в крайне неиндивидуалистических обществах люди преуспевают, когда их повседневная деятельность совпадает с их мотивацией и когда они не чувствуют себя постоянно под каблуком другого человека.

    Деньги : данные неоднозначны и зависят от понятия счастья: удовлетворенность жизнью, как правило, сильнее связана с деньгами, чем эмоциональное благополучие. Но в целом влияние денег, вероятно, имеет тенденцию быть сильным только для бедных людей. Помимо бедности, больший доход и богатство, как правило, имеют лишь умеренные последствия.Кроме того, связь между деньгами и счастьем может быть в основном связана не с большей покупательной способностью, а с другими вещами, которые имеют тенденцию улучшаться с увеличением дохода: например, более высокооплачиваемая работа также может быть более квалифицированной и значимой.

    Гены : часто утверждают, что 50% или более счастья обусловлено генами. Такие утверждения могут вводить в заблуждение. В лучшем случае исследование предполагает, что около 50% из вариации счастья среди испытуемых в исследованиях происходит от генов, а не, скажем, от окружающей среды.Поскольку в этих исследованиях рассматривается лишь небольшая и относительно однородная выборка сред, с которыми сталкиваются люди — например, западные домохозяйства среднего класса — вполне возможно, что роль генов преувеличивается. Если вы посмотрите на различия в уровне счастья только среди людей из вашего квартала, гены, вероятно, будут играть большую роль: окружающая среда для всех довольно похожа. Но если вы сравните людей в вашем квартале с воинами в лесах Папуа-Новой Гвинеи, окружающая среда имеет гораздо больше шансов изменить ситуацию, поэтому гены, вероятно, будут меньше объяснять различия в уровне счастья между людьми.

    Тем не менее ясно, что гены играют большую роль в том, насколько мы счастливы.

    Вернуться к началу

    эвдемония | Определение и факты

    Eudaimonia , также пишется eudaemonia , в аристотелевской этике, состояние человеческого процветания или благополучия. Традиционный английский перевод древнегреческого термина «счастье» неудачен, потому что эвдемония, как ее понимали Аристотель и большинство других древних философов, не состоит из состояния ума или чувства удовольствия или удовлетворения, как «счастья» ( как это обычно используется) подразумевает.Для Аристотеля эвдемония — высшее человеческое благо, единственное человеческое благо, которое желательно само по себе (как самоцель), а не ради чего-то другого (как средство для достижения какой-то другой цели).

    Согласно Аристотелю, каждая живая или созданная человеком вещь, включая ее части, имеет уникальную или характерную функцию или деятельность, которая отличает ее от всех других вещей. Высшее благо вещи состоит из хорошего выполнения ее характерной функции, а достоинство или превосходство вещи состоит из тех черт или качеств, которые позволяют ей хорошо выполнять эту функцию.(Таким образом, достоинством или достоинством ножа является то, что обеспечивает хорошее выполнение резания, достоинством глаза является то, что обеспечивает хорошее зрение и т. Д.). Отсюда следует, что эвдемония заключается в хорошем выполнении характерной функции человеческие существа, какими бы они ни были, а человеческие добродетели или превосходство — это та комбинация черт или качеств, которая позволяет людям хорошо выполнять эту функцию. Аристотель считает, что характерная функция людей, которая отличает их от всего остального, — это их способность рассуждать.Соответственно, «если функция человека — это деятельность души, которая следует или подразумевает рациональный принцип», и если человеческое благо — это хорошее выполнение этой функции, то «человеческое благо оказывается [рациональной] деятельностью души. в соответствии с добродетелью », или рациональная деятельность, совершенная добродетельно или превосходно ( Nichomachean Ethics , Книга I, глава 7).

    В каждом из своих двух этических трактатов, Nichomachean Ethics и (предположительно более ранней) Eudemian Ethics , Аристотель предлагал более конкретный ответ на вопрос «Что такое эвдемония?» Или «Что является высшим благом для людей». люди? » Однако два ответа, по-видимому, значительно отличаются друг от друга, и остается предметом споров, действительно ли они разные и, в любом случае, как они связаны.В «Никомаховой этике » Аристотель утверждал, что эвдемония состоит из философского или научного созерцания в соответствии с интеллектуальными достоинствами (теоретической) мудрости и понимания, но он также допускал это действие в политической сфере в соответствии с (практической) мудростью и моральные добродетели, такие как справедливость и воздержание, равны eudaimon («счастливый») в «средней степени» (Книга X, глава 8). В Eudemian Ethics он утверждал, что eudaimonia состоит из деятельности души в соответствии с «совершенной» или «полной» добродетелью, под которой он имел в виду (согласно некоторым интерпретациям) все добродетели, как интеллектуальные, так и моральные ( Eudemian Этика , Книга II, глава 1).В соответствии с обоими ответами следует отметить, что эвдемония — это деятельность (или диапазон действий), а не состояние, и она обязательно предполагает использование разума. Более того, интеллектуальные и моральные добродетели или превосходства, из которых он состоит, не являются врожденными талантами или быстро приобретенными формами знания, а скорее являются постоянными чертами, которые возникают только в результате длительного привыкания, размышлений и преимуществ соответствующего социального опыта и обстоятельств (включая материальные обстоятельства).По этой причине эвдемония должна быть достижением «полноценной жизни» или, по крайней мере, большей части жизни: «Ибо одна ласточка не приносит лета, ни одного дня; и поэтому один день или короткое время не делают человека блаженным и счастливым »( Nichomachean Ethics , Книга I, глава 7).

    В середине 20 века эвдемонизм, или философская теория человеческого благополучия, и этика добродетели были возрождены как изощренные и психологически более реалистичные альтернативы этическим теориям, основанным на действии, таким как деонтология и консеквенциализм ( см. Также утилитаризм ), каждый из которых, казалось, приводил к противоречивым выводам, несмотря на сложные теоретические модификации в течение двух столетий.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Сострадание и личность | 14-й Далай-лама

    Тензин Гьяцо; Четырнадцатый Далай-лама

    Цель жизни
    ОДИН ВЕЛИКИЙ ВОПРОС лежит в основе нашего опыта, независимо от того, думаем ли мы о нем сознательно или нет: какова цель жизни? Я рассмотрел этот вопрос и хотел бы поделиться своими мыслями в надежде, что они принесут прямую практическую пользу тем, кто их читает.


    Я считаю, что цель жизни — быть счастливым. С момента рождения каждый человек хочет счастья и не хочет страданий. На это не влияют ни социальные условия, ни образование, ни идеология. Из самой глубины нашего существа мы просто желаем удовлетворения. Я не знаю, имеет ли вселенная с ее бесчисленными галактиками, звездами и планетами более глубокое значение или нет, но, по крайней мере, ясно, что перед нами, людьми, живущими на этой Земле, стоит задача сделать жизнь счастливой. для себя.Поэтому важно выяснить, что принесет наибольшее счастье.

    Как достичь счастья
    Для начала можно разделить все виды счастья и страдания на две основные категории: душевные и физические. Из этих двух ум оказывает наибольшее влияние на большинство из нас. Если мы не серьезно больны или не лишены предметов первой необходимости, наше физическое состояние играет второстепенную роль в жизни. Если тело удовлетворено, мы фактически игнорируем его.Однако разум регистрирует каждое событие, каким бы незначительным оно ни было. Следовательно, мы должны посвятить самые серьезные усилия достижению душевного покоя.

    Исходя из моего ограниченного опыта, я обнаружил, что наибольшая степень внутреннего спокойствия приходит от развития любви и сострадания.

    Чем больше мы заботимся о счастье других, тем сильнее становится наше собственное чувство благополучия. Воспитание близких, сердечных чувств к другим автоматически успокаивает ум. Это помогает избавиться от любых страхов и неуверенности, которые у нас могут быть, и дает нам силы справляться с любыми препятствиями, с которыми мы сталкиваемся.Это высший источник успеха в жизни.

    Пока мы живем в этом мире, мы неизбежно сталкиваемся с проблемами. Если в такие моменты мы теряем надежду и впадаем в уныние, мы уменьшаем нашу способность противостоять трудностям. Если, с другой стороны, мы будем помнить, что не только мы, но и все должны претерпеть страдания, эта более реалистичная перспектива увеличит нашу решимость и способность преодолевать проблемы. Действительно, с таким отношением каждое новое препятствие можно рассматривать как еще одну ценную возможность улучшить свой ум!

    Таким образом, мы можем постепенно стремиться к тому, чтобы стать более сострадательными, то есть мы можем развить как подлинное сочувствие к страданиям других, так и желание помочь избавиться от их боли.В результате увеличится наша собственная безмятежность и внутренняя сила.

    Наша потребность в любви

    В конечном счете, причина, по которой любовь и сострадание приносят величайшее счастье, просто в том, что наша природа дорожит ими превыше всего. Потребность в любви лежит в основе человеческого существования. Это результат глубокой взаимозависимости, которую мы все разделяем друг с другом. Каким бы способным и умелым ни был человек, оставленный в одиночестве, он или она не выживет. Каким бы энергичным и независимым ни был человек в самые благополучные периоды жизни, когда он болен, очень молод или очень стар, он должен зависеть от поддержки других.


    Взаимозависимость, конечно, фундаментальный закон природы. Не только высшие формы жизни, но и многие из мельчайших насекомых являются социальными существами, которые без какой-либо религии, закона или образования выживают благодаря взаимному сотрудничеству, основанному на врожденном признании их взаимосвязанности. Самый тонкий уровень материальных явлений также регулируется взаимозависимостью. Все явления от планеты, на которой мы обитаем, до океанов, облаков, лесов и цветов, которые нас окружают, возникают в зависимости от тонких структур энергии.Без должного взаимодействия они растворяются и распадаются.

    Именно потому, что наше собственное человеческое существование настолько зависит от помощи других, наша потребность в любви лежит в самой основе нашего существования. Поэтому нам нужно искреннее чувство ответственности и искренняя забота о благополучии других.

    Мы должны учитывать, что мы, люди, на самом деле. Мы не похожи на объекты, созданные машинами. Если мы просто механические существа, то сами машины могли бы облегчить все наши страдания и удовлетворить наши потребности.

    Однако, поскольку мы не только материальные создания, было бы ошибкой возлагать все свои надежды на счастье только на внешнее развитие. Вместо этого мы должны рассмотреть свое происхождение и природу, чтобы узнать, что нам нужно.

    Оставляя в стороне сложный вопрос о сотворении и эволюции нашей Вселенной, мы, по крайней мере, можем согласиться с тем, что каждый из нас является продуктом наших собственных родителей. В общем, наше зачатие произошло не только из-за сексуального желания, но и из-за решения наших родителей завести ребенка.Такие решения основаны на ответственности и альтруизме — сострадательном обязательстве родителей заботиться о своем ребенке до тех пор, пока он не сможет позаботиться о себе. Таким образом, с самого момента нашего зачатия любовь наших родителей находится непосредственно в нашем творении.

    Более того, мы полностью зависим от материнской заботы с самых ранних стадий нашего роста. По мнению некоторых ученых, психическое состояние беременной женщины, будь то спокойное или возбужденное, оказывает прямое физическое влияние на ее будущего ребенка.

    Выражение любви также очень важно во время рождения. Поскольку первое, что мы делаем, это сосем молоко из груди нашей матери, мы естественно чувствуем себя рядом с ней, и она должна испытывать к нам любовь, чтобы правильно нас кормить; если она чувствует гнев или негодование, ее молоко может не течь свободно.

    Затем наступает критический период развития мозга с момента рождения до возраста трех или четырех лет, в течение которого физический контакт с любовью является самым важным фактором для нормального роста ребенка.Если ребенка не держать, не обнимать, не обнимать или не любить, его развитие будет нарушено, и его мозг не будет созревать должным образом.


    Поскольку ребенок не может выжить без заботы других, любовь — его самая важная пища. Счастье детства, избавление от многих страхов ребенка и здоровое развитие его уверенности в себе напрямую зависят от любви.

    В наши дни многие дети растут в неблагополучных семьях. Если они не получат должной привязанности, в дальнейшей жизни они редко будут любить своих родителей, а нередко им будет трудно любить других.Это очень печально.

    По мере того, как дети становятся старше и поступают в школу, их потребности в поддержке должны удовлетворяться учителями. Если учитель не только дает академическое образование, но и берет на себя ответственность за подготовку учеников к жизни, его или ее ученики будут испытывать доверие и уважение, а то, чему они научились, оставит неизгладимое впечатление в их сознании. С другой стороны, предметы, преподаваемые учителем, который не проявляет истинной заботы об общем благополучии своих учеников, будут рассматриваться как временные и не сохраняться надолго.

    Точно так же, если человек болен и лечится в больнице у врача, который проявляет теплое человеческое чувство, он чувствует себя непринужденно, и желание врачей оказать наилучшую возможную помощь само по себе является целительным, независимо от степени его или ее технический навык. С другой стороны, если врачу не хватает человеческих чувств и он проявляет недружелюбное выражение, нетерпеливость или невнимательное пренебрежение, человек будет чувствовать беспокойство, даже если он или она самый высококвалифицированный врач, и заболевание было правильно диагностировано и прописаны правильные лекарства. .Чувства пациентов неизбежно влияют на качество и полноту их выздоровления.

    Даже когда мы ведем обычный разговор в повседневной жизни, если кто-то говорит с человеческими чувствами, нам нравится слушать, и мы отвечаем соответственно; вся беседа становится интересной, какой бы незначительной ни была тема. С другой стороны, если человек говорит холодно или резко, мы чувствуем беспокойство и желаем быстрого прекращения взаимодействия. От малейшего до самого важного события привязанность и уважение других жизненно важны для нашего счастья.

    Недавно я встретил группу ученых в Америке, которые сказали, что уровень психических заболеваний в их стране довольно высок — около двенадцати процентов населения. В ходе нашего обсуждения стало ясно, что основной причиной депрессии было не отсутствие материальных потребностей, а лишение привязанности других.

    Итак, как вы можете видеть из всего, что я написал до сих пор, одно кажется мне ясным: осознаем мы это или нет, с того дня, как мы родились, потребность в человеческой привязанности у нас в крови. .Даже если привязанность исходит от животного или кого-то, кого мы обычно считаем врагом, и дети, и взрослые, естественно, будут тянуться к нему.


    Я верю, что никто не рождается свободным от потребности в любви. И это демонстрирует, что, хотя некоторые современные научные школы стремятся к этому, человеческие существа не могут быть определены как исключительно физические. Никакой материальный объект, каким бы красивым или ценным он ни был, не может заставить нас чувствовать себя любимыми, потому что наша более глубокая идентичность и истинный характер лежат в субъективной природе ума.

    Развитие сострадания
    Некоторые из моих друзей сказали мне, что, хотя любовь и сострадание прекрасны и хороши, на самом деле они не очень актуальны. Они говорят, что наш мир — не то место, где такие верования имеют большое влияние или силу. Они утверждают, что гнев и ненависть настолько неотделимы от человеческой натуры, что человечество всегда будет подчиняться им. Я не согласен.

    Мы, люди, существуем в нынешнем виде около ста тысяч лет. Я считаю, что если бы в это время человеческий разум контролировался в первую очередь гневом и ненавистью, наше общее население уменьшилось бы.Но сегодня, несмотря на все наши войны, мы обнаруживаем, что человечество больше, чем когда-либо. Это ясно показывает мне, что в мире преобладают любовь и сострадание. Вот почему неприятные события являются новостями, а сострадание — настолько важной частью повседневной жизни, что воспринимается как должное и, следовательно, в значительной степени игнорируется.

    До сих пор я обсуждал в основном психологическую пользу сострадания, но оно также способствует хорошему физическому здоровью. По моему личному опыту, психическая стабильность и физическое благополучие напрямую связаны.Несомненно, гнев и волнение делают нас более восприимчивыми к болезням. С другой стороны, если ум спокоен и занят позитивными мыслями, тело нелегко станет жертвой болезни.

    Но, конечно же, верно и то, что у всех нас есть врожденная эгоистичность, которая препятствует нашей любви к другим. Итак, если мы желаем истинного счастья, которое достигается только спокойным умом, и поскольку такое спокойствие ума достигается только сострадательным отношением, как мы можем развить его? Очевидно, нам недостаточно просто думать о том, как приятно сострадание! Нам необходимо приложить согласованные усилия для его развития; мы должны использовать все события нашей повседневной жизни, чтобы изменить наши мысли и поведение.

    Прежде всего, мы должны четко понимать, что мы подразумеваем под состраданием. Многие формы сострадания смешаны с желанием и привязанностью. Например, любовь, которую родители испытывают к своему ребенку, часто тесно связана с их собственными эмоциональными потребностями, поэтому она не является полностью сострадательной. Опять же, в браке любовь между мужем и женой — особенно вначале, когда каждый партнер еще может не очень хорошо знать более глубокий характер другого — зависит больше от привязанности, чем от подлинной любви.Наше желание может быть настолько сильным, что человек, к которому мы привязаны, кажется хорошим, хотя на самом деле он или она очень негативны. Кроме того, мы склонны преувеличивать небольшие положительные качества. Таким образом, когда отношение одного партнера меняется, другой партнер часто разочаровывается, и его или ее отношение тоже меняется. Это показатель того, что любовь больше мотивирована личными потребностями, чем искренней заботой о другом человеке.


    Истинное сострадание — это не просто эмоциональная реакция, а твердое обязательство, основанное на разуме.Поэтому по-настоящему сострадательное отношение к другим не меняется, даже если они ведут себя негативно.

    Конечно, развить такое сострадание совсем не просто! Для начала давайте рассмотрим следующие факты:

    Независимо от того, красивы ли люди и дружелюбны или непривлекательны и деструктивны, в конечном итоге они такие же люди, как и мы. Как и мы сами, они хотят счастья и не хотят страданий. Более того, их право преодолевать страдания и быть счастливыми равно его собственному.Теперь, когда вы признаете, что все существа равны как в своем стремлении к счастью, так и в своем праве на его получение, вы автоматически чувствуете сочувствие и близость к ним. Приучая свой разум к этому чувству универсального альтруизма, вы развиваете чувство ответственности за других: желание активно помогать им преодолевать свои проблемы. И это желание не избирательно; это относится в равной степени ко всем. Пока они люди, испытывающие удовольствие и боль так же, как и вы, нет логической основы, чтобы различать их или изменять вашу заботу о них, если они ведут себя негативно.

    Позвольте мне подчеркнуть, что в ваших силах, при наличии терпения и времени, развить такого рода сострадание. Конечно, наша эгоцентризм, наша особая привязанность к чувству независимого, самосуществующего «ï¿½I�» в основном работает, чтобы подавить наше сострадание. Действительно, истинное сострадание можно испытать только тогда, когда этот тип цепляния за себя устранен. Но это не значит, что мы не можем начать и двигаться вперед сейчас.

    Как мы можем начать
    Мы должны начать с устранения величайших препятствий на пути к состраданию: гнева и ненависти.Как мы все знаем, это чрезвычайно сильные эмоции, которые могут подавить весь наш разум. Тем не менее, ими можно управлять. Если же это не так, эти негативные эмоции будут преследовать нас — без каких-либо дополнительных усилий с их стороны! — и препятствуют нашим поискам счастья любящего ума.

    Итак, для начала полезно выяснить, имеет ли гнев ценность. Иногда, когда нас обескураживает трудная ситуация, гнев кажется полезным, принося с собой больше энергии, уверенности и решимости.

    Здесь, однако, мы должны внимательно изучить свое психическое состояние. Хотя это правда, что гнев приносит дополнительную энергию, если мы исследуем природу этой энергии, мы обнаружим, что она слепа: мы не можем быть уверены, будет ли ее результат положительным или отрицательным. Это потому, что гнев затмевает лучшую часть нашего мозга: его рациональность. Так что энергия гнева почти всегда ненадежна. Это может вызвать огромное количество деструктивных и неблаговидных поступков. Более того, если гнев усиливается до крайности, человек становится похожим на сумасшедшего, действуя таким же вредным для себя образом, как и для других.


    Однако возможно развить столь же мощную, но гораздо более контролируемую энергию, чтобы справляться с трудными ситуациями.

    Эта контролируемая энергия возникает не только из сострадания, но также из-за разума и терпения. Это самые сильные противоядия от гнева. К сожалению, многие люди ошибочно принимают эти качества за признаки слабости. Я считаю, что верно обратное: они являются истинными признаками внутренней силы. Сострадание по своей природе нежное, мирное и мягкое, но очень мощное.Неуверенны и нестабильны те, кто легко теряет терпение. Таким образом, для меня возбуждение гнева — прямой признак слабости.

    Итак, когда проблема возникает впервые, постарайтесь оставаться скромным, сохранять искреннее отношение и заботиться о справедливости результата. Конечно, другие могут попытаться использовать вас в своих интересах, и, если ваша оставшаяся отстраненность только поощряет несправедливую агрессию, займите твердую позицию. Однако это следует делать с состраданием и, если необходимо, высказать свое мнение и принять решительные контрмеры. , сделайте это без гнева или злого умысла.
    Вы ​​должны понимать, что даже если ваши противники, кажется, причиняют вам вред, в конце концов, их разрушительная деятельность повредит только им самим. Чтобы сдержать эгоистичное стремление к ответным мерам, вам следует вспомнить о своем желании проявить сострадание и взять на себя ответственность за то, чтобы помочь предотвратить страдания другого человека от последствий его или ее действий.

    Таким образом, поскольку применяемые вами меры были выбраны спокойно, они будут более эффективными, точными и действенными.Возмездие, основанное на слепой энергии гнева, редко поражает цель.

    Друзья и враги
    Я должен еще раз подчеркнуть, что просто думать, что сострадание, разум и терпение хороши, недостаточно для их развития. Мы должны дождаться возникновения трудностей, а затем пытаться их практиковать.

    А кто такие возможности создает? Не друзья, конечно, а враги. Именно они доставляют нам больше всего хлопот, поэтому, если мы действительно хотим учиться, мы должны считать врагов нашим лучшим учителем!

    Для человека, который дорожит состраданием и любовью, практика терпимости необходима, а для этого необходим враг.Поэтому мы должны быть благодарны нашим врагам, потому что именно они лучше всего могут помочь нам развить умиротворение ума! Кроме того, как в личной, так и в общественной жизни часто случается, что с изменением обстоятельств враги становятся друзьями.

    Итак, гнев и ненависть всегда вредны, и если мы не тренируем свой ум и не работаем над уменьшением их негативной силы, они будут продолжать беспокоить нас и мешать нашим попыткам развить спокойный ум. Гнев и ненависть — наши настоящие враги. Это силы, с которыми нам больше всего нужно противостоять и побеждать, а не временные враги, которые периодически появляются на протяжении всей жизни.


    Конечно, это естественно и правильно, что мы все хотим друзей. Я часто шучу, что если вы действительно хотите быть эгоистичным, вы должны быть очень альтруистичными! Вы должны хорошо заботиться о других, заботиться об их благополучии, помогать им, служить им, заводить больше друзей, больше улыбаться. Результат? Когда вам самому нужна помощь, вы найдете множество помощников! Если же вы пренебрегаете счастьем других, в долгосрочной перспективе вы проиграете. И порождается ли дружба ссорами и гневом, ревностью и сильным соперничеством? Я так не думаю.Только привязанность приносит нам настоящих близких друзей.

    В современном материалистическом обществе, если у вас есть деньги и власть, у вас, кажется, много друзей. Но они вам не друзья; они друзья ваших денег и власти. Когда вы потеряете свое богатство и влияние, вам будет очень трудно выследить этих людей.

    Проблема в том, что когда дела в мире идут хорошо, мы становимся уверены, что можем справиться сами, и чувствуем, что нам не нужны друзья, но по мере того, как наш статус и здоровье ухудшаются, мы быстро понимаем, насколько мы были неправы.Это момент, когда мы узнаем, кто действительно полезен, а кто совершенно бесполезен. Поэтому, чтобы подготовиться к этому моменту и завести настоящих друзей, которые помогут нам в случае необходимости, мы сами должны развивать альтруизм!
    Хотя иногда люди смеются, когда я это говорю, я сам всегда хочу больше друзей. Я люблю улыбки. Из-за этого у меня есть проблема знать, как найти больше друзей и как получить больше улыбок, в частности искренних улыбок. Ведь есть много видов улыбок, таких как саркастическая, искусственная или дипломатическая.Многие улыбки не вызывают чувства удовлетворения, а иногда могут даже вызвать подозрение или страх, не так ли? Но искренняя улыбка действительно дает нам ощущение свежести и, я считаю, уникальна для людей. Если это те улыбки, которые нам нужны, то мы сами должны создать причины для их появления.

    Сострадание и мир
    В заключение я хотел бы вкратце расширить свои мысли, выходящие за рамки этой короткой статьи, и сделать более широкую мысль: личное счастье может внести глубокий и эффективный вклад в общее улучшение всего нашего человеческое сообщество.

    Поскольку все мы разделяем одинаковую потребность в любви, можно почувствовать, что любой, кого мы встречаем, при любых обстоятельствах, является братом или сестрой. Независимо от того, насколько новое лицо или насколько различаются одежда и поведение, между нами и другими людьми нет значительного различия. Глупо останавливаться на внешних различиях, потому что наша основная природа одинакова.

    В конечном счете, человечество едино, и эта маленькая планета — наш единственный дом. Если мы хотим защитить этот наш дом, каждый из нас должен испытать яркое чувство универсального альтруизма.Только это чувство может устранить эгоцентричные мотивы, заставляющие людей обманывать и злоупотреблять друг другом.

    Если у вас искреннее и открытое сердце, вы естественно чувствуете чувство собственного достоинства и уверенность, и вам не нужно бояться других.

    Я верю, что на каждом уровне общества — семейном, племенном, национальном и международном — ключом к более счастливому и успешному миру является рост сострадания. Нам не нужно ни становиться религиозными, ни верить в идеологию.Все, что необходимо каждому из нас, — это развивать свои хорошие человеческие качества.

    Я стараюсь относиться к каждому, кого встречаю, как к старому другу. Это дает мне настоящее чувство счастья.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *