Когнитивная эмпатия: когнитивные теории и модели – Статьи – Публикации ВШЭ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Автор: | 23.07.2021

Содержание

Где кончается эмпатия. Почему под маской сочувствия иногда скрывается ненависть

Среди человеческих качеств эмпатия занимает уникальное положение. Способность сопереживать другому живому существу считается положительным свойством по умолчанию. Эмпатия для нас — это основа доброты. А неспособность к эмпатии — одна из главных причин агрессии, ненависти и склонности к насилию. Но у психологии есть в запасе факты, которые показывают, что у эмпатии тоже есть изъяны; из-за них сочувствие может превращаться в агрессию, а благие намерения — в карикатуру. 

Как работает эмпатия

Наша способность моделировать чужие реакции связана с функциями зеркальных нейронов мозга, объясняет нейрофизиолог Крис Фрит. Такие нервные клетки есть не только у нас и других приматов, но и у птиц. Эти нейроны, в отличие от остальных, активизируются не только при выполнении действий или при непосредственном переживании ощущений, но и при наблюдении за чужими действиями, реакциями или проявлениями боли и эмоций. Нейровизуальные исследования показывают, что мы испытываем страх при взгляде на фотографию напуганного человека, даже если его лицо демонстрируется так быстро, что мы не успеваем осознать увиденное. А еще при виде испуганного выражения на чужом лице мы автоматически его копируем. Но это еще не эмпатия, говорит Фрит, а, скорее, «эмоциональное заражение», которое работает по такому же принципу, как машинальная имитация жестов других людей или подражание у птиц. Настоящая эмпатия — это сложный многоуровневый процесс. Психологи Дэниел Гоулман и Пол Экман разделяют его на три составляющих: 

  1. когнитивная эмпатия — способность понимать чувства других людей на интеллектуальном уровне, угадывать чужие мысли;
  2. эмоциональная эмпатия — способность разделять чужие чувства, то есть испытывать то же самое; 
  3. сострадательная эмпатия — переход от сопереживания к действию, готовность помочь другому избавиться от неприятных чувств. 

На уровне сострадательной эмпатии мы сталкиваемся с первым скрытым подвохом: часто помощь другому человеку — это просто способ избавиться от неприятных чувств, которые мы испытываем при виде его страданий. Так в самой глубине эмпатии может внезапно обнаружиться червоточина эгоизма. На других уровнях изъянов тоже хватает. 

Слепые зоны эмпатии

Исследователь Пол Блум в книге «Против эмпатии» сравнивает это качество с карманным фонариком, луч которого так ярко освещает что-то одно, что оттесняет во мрак все остальное. На практике это проявляется в виде двух эффектов. Один из них — «коллапс сострадания». Его лучше всего описывает знаменитая фраза из романа Ремарка «Черный обелиск»: «Смерть одного человека — трагедия, смерть миллионов — статистика». Чем больше людей нуждается в нашем сострадании, тем меньше мы им сострадаем. Ученые считают, что на то есть чисто экономическая причина: мозг ослабляет или отключает эмпатию, когда есть риск, что уровень сострадания начнет зашкаливать, угрожая нашему ментальному благополучию. Иногда объяснение может быть еще более прозаическим. Психолог Дэниел Батсон провел исследование, которое показало: когда человек предполагает, что сочувствие может стоить ему слишком много денег или времени, он инстинктивно избегает ситуаций, которые могут послужить триггером эмпатии. Сострадание тоже любит счет. 

Второй пример — это «эффект опознанной жертвы». Его суть в том, что мы острее реагируем на страдания конкретной известной нам жертвы, чем на аналогичные переживания незнакомых людей. Например, в ходе экспериментов испытуемые охотнее жертвуют деньги на помощь ребенку, когда им известен его возраст, внешность, обстоятельства жизни, любимые игры и другие личные детали. Нам легче сопереживать тем, кого мы знаем. По этой причине благотворительные фонды обычно приглашают вести мероприятия по сбору средств известных медийных персон. Как ни печально, на бессознательном уровне мы часто перечисляем деньги не пострадавшим, а своим кумирам. 

Границы эмпатии

У эмпатии не такая уж большая зона покрытия. Ясно, что мы не можем сопереживать всем людям на земле. Но даже сочувствие знакомым и коллегам не всегда дается легко. Иерархия эмпатии выстроена четко: вслед за самыми близкими людьми на наше сочувствие больше всего могут претендовать представители культурной, гендерной или социальной группы, к которой мы принадлежим. Постепенно отдаляясь от нас, как расходящиеся круги на воде, эмпатия размывается до неуловимых гомеопатических доз. А как мы относимся к тем, кто не входит в наш круг? Просто испытываем меньше сочувствия? Не всегда. 

Эмпатия и жестокость

Психологи Аннеке Буффоне и Михаэль Пулин в своем исследовании показали, что интенсивное сопереживание представителям своей группы может усилить агрессию к чужим. Этой темной стороной эмпатии часто пользуются политики, манипулируя общественным мнением. Например, Дональд Трамп, живописуя перед публикой ужасы нелегальной миграции, часто упоминал историю Кейт Стэйнли, убитой в Сан-Франциско неизвестной эмигранткой. Излишне говорить, что толпа в этот момент испытывала совсем не сочувствие к Кейт, а ненависть к безликим чужакам. 

Эмпатия и мораль 

Эксперименты Криса Фрита показывают, что сила эмпатии к незнакомцу напрямую зависит от наших представлений о его моральных качествах. При сканировании мозга четко видно, что люди гораздо меньше сочувствуют жертве, если уверены, что это плохой или неприятный человек. Самый ужас в том, что в таких случаях при наблюдении за чужими страданиями у них активируется дофаминовая система вознаграждения мозга. 

Эмпатия и расовые предрассудки

Исследования расовых различий в проявлении эмпатии дают такие же неутешительные результаты. Европейцы и азиаты демонстрируют в экспериментах больше эмпатии, когда наблюдают за страданиями представителей своей расы. 

Эмпатия и власть

Исследования психологов Майкла Инзлихта, Джереми Хогевена и Суквиндера Обхи демонстрируют, что даже при временном назначении на руководящие должности у людей наблюдается снижение мозговой активности, связанной с эмпатией. 

Как правильно настроить эмпатию

Психолог Дэрил Кэмерон предлагает свой вариант работы с темной стороной эмпатии. Главное правило — изменить взгляд на это качество. Вернее, перестать считать эмпатию качеством, а рассматривать ее как эмоциональный навык, который можно развивать и корректировать с помощью нескольких практик.  

  • Активное слушание. В разговоре с близкими мы обычно улавливаем малейшие изменения интонации. При общении с «другими» мы часто раздумываем над собственной репликой, пока собеседник пытается донести до нас свою мысль. Это не дает нам эмоционально включиться в коммуникацию. Если такой контакт вам необходим, попробуйте отвлечься от своих мыслей и сфокусироваться на словах собеседника. Поначалу это может быть нелегко, но постепенно вы научитесь быстро переключаться в режим активного слушания. 
  • Привыкайте к многообразию. Эмпатия сама по себе не всегда помогает преодолевать стереотипы. Но осмысленные контакты с непохожими на вас людьми могут решить эту проблему. Настройки эмпатии хорошо корректируются с помощью среды. Например, как показывают исследования, при переезде в азиатские страны европейцы, как правило, быстро избавляются от расовых стереотипов в проявлении эмпатии. Известный коуч Эндрю Собел сравнивает такой опыт адаптации с выходом из зоны комфорта. Один из щадящих вариантов — путешествия. 
  • Концентрируйтесь на переживаниях. Чтобы преодолеть расовые, гендерные и социальные стереотипы, фокусируйтесь не на личности другого человека, а на его переживаниях. Старайтесь игнорировать то, что отличает собеседника от вас: стиль речи, одежду, манеры, черты лица, цвет кожи, язык. Обращайте внимание на то, что вас объединяет, — эмоции. 
  • Не переходите черту. Эмоционально поддерживая пострадавших из своего круга, старайтесь фиксировать тот момент, когда сочувствие к «своим» начинает превращаться в ненависть к «чужим». Помните, что эти чувства легко перепутать. 

что такое эмпатия и можно ли без нее быть хорошим человеком – Дарья Варламова – Как жить – Материалы сайта – Сноб

Еще недавно многие научно-популярные статьи превозносили зеркальные нейроны: они были открыты в начале 1990-х годов и отвечают за способность распознавать чужие действия и ощущения, представляя себя на месте других. Зеркальным нейронам начали приписывать всевозможные добродетели — озвучивались точки зрения, что без них не было бы ни героических самопожертвований, ни языка, ни, возможно, цивилизации. При более глубоком погружении в тему оказывается, что все не так просто: пока что было убедительно доказано только то, что такие нейроны существуют у макак, про человека же, несмотря на многочисленные косвенные подтверждения, ничего наверняка не известно. Поскольку засовывать микроэлектроды в человеческий мозг чисто ради эксперимента научная этика запрещает, самые точные данные поставляет магнитно-резонансная томография. Действительно, в нашем мозгу тоже есть зоны, которые одинаково включаются и когда мы, например, сами танцуем (падаем, едим, целуемся  — что угодно), и когда мы наблюдаем за чужим танцем. Логично предположить, что именно они и дают возможность эмоционально «влезать в шкуру» другого человека. Но насколько эти механизмы близки к зеркальным нейронам макак и в какой степени они могут распространяться на тонкие ощущения, все еще не очень понятно — на эту тему до сих пор ведутся споры.

В любом случае, зеркальное отражение эмоций — не единственный вариант эмпатии и даже не самый точный. Конечно, оно помогает безошибочно понять чувства человека, ударившего по пальцу молотком, но уже с душевной болью, как, впрочем, и с радостью, есть нюансы — несложно в целом считать по лицу, позе и жестам ближнего, что ему плохо, но, как известно, каждая несчастная семья несчастна по-своему, и по какой причине мучается конкретный индивид, так просто не разберешь. Для этого страдальца придется расспросить и достроить картину, смоделировав собственное участие в расстроившей его ситуации. А тут, опять же, нет никакой гарантии, что модель правильная — вы же, скорее всего, «примерили» случившуюся драму на свою психику (к сожалению, многие люди считают этот, в общем-то, эгоцентричный прием самой что ни на есть истинной эмпатией). Либо на упрощенное представление о знакомом, которое зачастую основано на стереотипах и предубеждениях.

Высший пилотаж понимания — собрать у себя в голове психическую «модель» другого человека, зная его склад личности и индивидуальные реакции, и уже на нее накладывать разные ситуации. Это дает гораздо более объективное представление о чужом внутреннем мире, а писателям помогает создавать живых персонажей «из головы»  — именно такой навык позволил Толстому столь убедительно описывать душевные волнения 18-летних девушек. Вот только эта так называемая «когнитивная эмпатия» — рациональный процесс, далекий от непроизвольного эмоционального сопереживания.

И тем не менее интуитивно кажется, что именно способность чувствовать чужую боль страхует нас от жестокости по отношению к окружающим — тут должно бы включаться золотое правило этики: не делай другому того, что не хотел бы испытать сам. К сожалению, практика показывает, что в реальности человеческая психика так не работает: помимо чутких добряков, высокие баллы по эмоциональной эмпатии демонстрируют… маньяки-садисты. Несмотря на кажущуюся парадоксальность, это вполне логично — иначе они просто не смогли бы получать удовольствие от страданий собственных жертв.

Конечно, настораживает то, что нарциссы и социопаты, причиняющие очень много неудобств ближним, малоспособны к эмоциональной эмпатии, но при этом хорошо владеют эмпатией когнитивной, что позволяет им искусно манипулировать людьми в своих интересах, используя чужие слабости.

И тут снова возникает искушение привязать нечувствительность к злонамеренности, но если мы посмотрим полные списки симптомов того и другого расстройства, то увидим, что низкая эмпатия там проявляется в связке с другими настораживающими чертами: ощущением собственного превосходства над окружающими у нарциссов, агрессией и презрением к социальным нормам у социопатов. Кроме того, и те, и другие в целом неспособны испытывать глубокие эмоции (например, чувство любви к другому человеку как к уникальному субъекту, а не своего рода собственности или отражению).

В то же время научные данные показывают, что в чистом виде низкая способность к сочувствию не обязательно приводит к безответственному поведению: один из главных исследователей эмпатии, американский психолог Саймон Барон-Коэн (между прочим, кузен комика Саши Барона-Коэна) обратил внимание на то, что у людей с синдромом Аспергера и аутизмом низкий уровень как когнитивной, так и эмоциональной эмпатии. Несмотря на это, они не склонны к жестокости, как правило, демонстрируют стойкие моральные принципы и чаще становятся жертвами насилия, чем инициируют его сами.

И это не говоря о том, что существует довольно убедительная теория, по которой человеческая этика основана не на трепетных ощущениях, а на вполне прагматических мотивах: так, Ричард Докинз в книге «Эгоистичный ген» подробно объясняет, почему с точки зрения теории игр вам просто выгодно по умолчанию соблюдать интересы ближнего, пока он сам вас не подставил. Гуманное отношение к окружающим и способность действовать в их интересах — вполне полезные социальные навыки: в долгосрочном периоде они повышают ваши шансы на благополучие, хотя при конкретной встрече с каким-нибудь неприятным типом христианское милосердие может оказаться и не самой удачной стратегией. Склонность отдельных индивидов к явному самопожертвованию тоже можно объяснить прагматикой — хотя бы с точки зрения выживания человечества как вида.

Эмоциональная эмпатия отстает от когнитивной еще по нескольким пунктам: во-первых, она пристрастна. Мы больше склонны сочувствовать тем, кто похож на нас, и тем, кто кажется нам симпатичным (а второе часто связано с первым), мы чувствительны к слезам ребенка, но нас вряд ли может сильно разжалобить печальная статистика (хотя, казалось бы, десять тысяч смертей явно хуже, чем одна). Во-вторых, эмоциональный резонанс не всегда помогает эффективнее оказывать помощь: слишком чуткого человека чужие переживания могут подкосить настолько, что он сам сляжет на несколько часов (вплоть до физической слабости и других психосоматических симптомов). В этом плане от хладнокровного сухаря, разумом понимающего, что хорошо бы помочь ближнему, пользы в критической ситуации может оказаться намного больше. Поэтому, например, и хирурги, и психотерапевты учатся абстрагироваться от чужих эмоций — иначе они просто не смогли бы качественно делать свое дело.

Это не означает, что эмоциональная эмпатия совсем не нужна: когда мы видим в чужих глазах отражение собственных переживаний, мы чувствуем, что нас понимают, и это помогает ощущать близость с другими людьми. Просто не надо ожидать, что высокая эмпатичность гарантированно делает кого-то хорошим человеком, а от всех, кто ее лишен, стоит держаться подальше: рассудок дает нам не меньше возможностей находить общий язык и делать добро.

 

Виды эмпатии по Гоулману — BRIK consulting

Слово «внимание» происходит от латинского attendere, означающее «наклоняться». Это идеальное определение внимания в другим людям, которое лежит в основе эмпатии и способности выстраивать социальные взаимоотношения — все это важные составляющие эмоционального интеллекта.

Руководителей, которые способны эффективно фокусироваться на других, распознать легко. Они находят общий язык с людьми, их мнение имеет наибольший вес, и с ними хотят работать другие. Они становятся природными лидерами, невзирая на социальный статус или позицию в компании.

Триада эмпатии
Чаще всего мы говорим об эмпатии как о единственном качестве. Но при ближайшем рассмотрении того, на чем лидеры фокусируются, проявляя эмпатию, открывает три разные вида эмпатии, каждый из которых важен для эффективного лидерства:
когнитивная эмпатия — способность понимать видение других людей;
эмоциональная эмпатия — способность чувствовать то, что чувствуют другие люди;

эмпатическая забота (участие) — способность чувствовать, что друге хотят от вас.

Когнитиваня эмаптия дает лидеру возможность объяснять себя значимыми способами — основное умение, позволяющее получить лучшие результаты от подчиненных. Чтобы тренировать когнитивную эмпатию лидерам необходимо думать о чувствах, а не переживать (чувствовать) их.
Любопытство подпитывает конгнитивную эмпатию. Как сказал один успешный руководитель, обладающий когнитивной эмпатией: «Я всегда просто хотел все знать, понимать всех, кто был рядом — понимать, почему они думали так или иначе о том, что сделали, почему они сделали то, что есделали, что для них сработало и что нет.» Но когнитивная эмпатия — это также результат самоосознаности. Нейронные проводящие пути руководителей, которые позволяют нам думать о наших собственных мыслях и мониторить чувства, которые возникают в результате, позволяют нам применять ту же рационализацию к мышлению других людей, когда мы решаем направить свое внимание в этом направлении.


Эмоциональная эмпатия
 важна для эффективного менторства, управления клиентами и понимания групповой динамики. Ее источник — древнейшая зона головного мозга, находящаяся под корой — амигдала, гипоталамус, хиппокампус и орбитофронтальная область коры — которые позволяют нам чувствовать быстро, глубоко не задумываясь. Они настраивают нас, позволяя нам почувствовать эмоции других. Я буквально чувствую вашу боль. «Мой нейронные связи синхронизуются с вашими, когда я слушаю, как вы рассказываете захватывающую историю.» – говорит Таня Сингер — директор департамента социальной неврологии Института когнитивных наук и исследования мозга Макса Планка в Лейпциге «Вам необходимо понять собственные чувства, чтобы понять чувства других». Способность к эмоциональной эмпатии зависит от комбинации двух видов внимания: намеренная фокусировка на том, что вы сами чувствуете, наблюдая за чувствами другого человека и открытая осознанность, при наблюдении за выражением его лица, звуком голоса и за другими внешними проявлениями эмоций.

Эмпатическая забота, которая тесно связана с эмоциональной эмпатией, дает возможность чувствовать не только чувства других людей, но и возможность понять, что им надо от вас. Это именно то, чего мы ожидаем от наших врачей, супругов и — начальиков. Эмпатическая забота имеет свои корни в нейронных проводящих путях, которые привлекают внимание родителей к детям. Понаблюдайте, куда смотрят люди, когда кто-то приносит в комнату маленького ребенка, и вы увидите, как работает этот центр мозга, который есть у всех млекопитающих.

Источник

Нелидова В.А., Маслова Т.М. Эмпатия как важное профессиональное качество психолога

Нелидова Валерия Александровна1, Маслова Татьяна Михайловна2
1Приамурский государственный университет имени Шолом-Алейхема, студентка 2 курса факультета педагогики и психологии – центр педагогического образования
2Приамурский государственный университет имени Шолом-Алейхема, кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии

Nelidova Valeria Aleksandrovna1, Maslova Tatyana Mihaylovna2
1Amur State University named after Sholom – Aleichem, student 2 courses of faculty of pedagogics and psychology – center of pedagogical education
2Amur State University named after Sholom – Aleichem, Ph. D., Associate Professor of the Department of Psychology

Библиографическая ссылка на статью:
Нелидова В.А., Маслова Т.М. Эмпатия как важное профессиональное качество психолога // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2017/03/79493 (дата обращения: 21.05.2021).

Абсолютно каждый человек приходит в мир со своими определенными качествами личности. Одним таким психологическим качеством является эмпатия, благодаря которому человек приобретает уникальный жизненный опыт, оказывающий влияние на его мировоззрение, способ восприятия окружающего мира и привычки. И не зависимо, сколько ему лет, к какой религии он принадлежит, на каком языке разговаривает и т.д., у каждого есть способность переживать и проявлять чувства, сходные с чувствами собеседника. Это явление называют сопереживанием или эмпатией.

Исследованием эмпатии занимались такие ученые как: А.Г. Басова, В. В. Бойко, Л. Божович, Т.П. Гаврилова, А. Меграбян, Дж. Мид, М.А. Пономарева, К.Роджерс, Э. Титченер, М.Шелер, И.М. Юсупов и другие.

В современной психологической литературе, для уточнения этого термина используют понятия «эмпатическое взаимодействие», «эмпатийные реакции», «эмпатийные способности», «эмпатическое слушание» и синонимы («альтруизм», «просоциальное поведение», «социальная сензитивность [6].

Эмпатия – умение сочувствовать, сопереживать, понимать эмоции другого человека. Способность к сочувствую, определяется генетикой, воспитанием, осознанным выбором системы ценностей.

В современной психологической науке под эмпатией понимается способность человека на бессознательном уровне понимать мысли и чувства собеседника, воспринимать его эмоциональное состояние, сопереживать ему, уметь видеть ситуацию с точки зрения другого человека.

Ученые Р. Барон С. Стайн и Г. Бук с помощью эксперимента установили, что у мужчин намного сильнее развито чувство самоуважения, а эмпатия и социальная ответственность преобладает у женщин. Эмпатия как психологический феномен оказывает существенное влияние на всю личность в целом и от уровня ее развития зависит профессиональная деятельность многих специалистов, в том числе и психологов [3].

В профессиональном становлении психологов продолжают развиваться эмпатийные отношения к человеку, мотивируется профессиональное самоопределение и формируются профессионально важные качества, в том числе и эмпатия.

Проявления эмпатии происходят по-разному: от глубоко погружения в чувства своего партнера по коммуникации, до объективного понимания переживаний партнера по коммуникации, без какого-либо эмоционального влечения. В связи с этим выделяют три вида эмпатии:

  •  сочувствие – эмоциональная отзывчивость, потребность оказывать кому-либо помощь;
  •  сопереживание – человек чаще всего испытывает такие же эмоции, как и  у его партнера по общению;
  •  симпатия – очень доброжелательное и теплое отношение к человеку.

Ученый Т.П. Гаврилова выделила четыре наиболее часто встречающиеся направления в объяснении эмпатии:

1) эмпатия как понимание чувств, потребностей другого человека;

2) эмпатия как вчувствование в объект искусства, событие, природу;

3) эмпатия как разделение эмоционального состояния другого человека или группы людей, аффективная связь с другими людьми;

4) эмпатия как свойство психотерапевта.

В первом, во втором и третьем определениях Т.П. Гаврилова рассматривает эмпатию как процесс, а в четвертом – как свойство [2].

Э. Титчнер ввел в психологию классификацию эмпатийного переживания, состоящую из трех категорий: она основывается на разумном, чувственном и эмоциональном сопереживании:

1) эмоциональная эмпатия – это реакции индивида на эмоциональные состояния другого – он чувствует истинные переживания и переносит их на себя. Большая часть общения между людьми строится на этом виде эмпатийного переживания.

2) Когнитивная эмпатия – способность в понимании, сравнении, анализе мыслей, которые есть у других. Основная задача эмпата при таком виде – осознать и глубоко понять. Этот вид проявляется во время дискуссий и научных споров, когда стоит задача, не оценивая и не переходя на эмоции, понять происходящее и точку зрения оппонента и выразить ее словами, понятными для других.

3) При предикативной эмпатии человек имеет способность к анализу и предсказыванию реакции других людей на какие-либо действия или события. В повседневности этот вид эмпатии активно используется между людьми, когда существует необходимость поставить себя на место другого и представить его реакцию [4].

Все эти виды более или менее развиты у каждой личности, однако, один из них всегда бывает ярче. Способность к глубокому сопереживанию зависит от многих факторов – темперамента, характера, мозговой активности человека, профессиональной компетентности.

Эмпатия – это настоящий дар, которым могут пользоваться не многие люди, она обрекает человека на страдания, ведь люди не всегда испытывают  состояния. Как и у любого психологического явления, так и у эмпатии есть свои «положительные» и «отрицательные» стороны. Данное сравнение приведено в таблице 1.

Таблица 1. – «Плюсы и минусы» эмпатии

Плюсы эмпатии

Минусы эмпатии

Неограниченные возможности для развития своей фантазии Человек не способен реагировать на здоровую агрессию и конкуренцию
Высокоэффективная помощь в различных профессиональных начинаниях Повышенная чувствительность, эмоциональное выгорание
Возможность помогать другим людям, предоставлять им поддержку и помощь в принятии себя Высокая вероятность таких отношений как «игра в одни ворота», когда человек только даёт, но ничего не получает взамен
Эмпатийного человека почти  невозможно обмануть Неэмпатийного человека легко «ранить» и причинить ему страдания

В психологии выделяют три уровня эмпатии – высокий (повышенный), средний (нормальный), низкий (заниженный).

Повышенный (высокий) уровень эмпатии характерен ярко-выраженным сопереживанием. Человек не способен разделить свои проблемы и чувства от проблем близких или знакомых, а иногда и вовсе чужих людей. Признаки эмпатийных людей аффективного типа: слишком сильная душевная ранимость, чувствительность, раздражительность, чувство вины.

Средний уровень эмпатии выявляется у большинства всех людей. Эмоциональную сферу они пытаются держать под контролем и не показывать свои чувства перед посторонними.

Низкий уровень характерен людям, которые не способны к сопереживанию и принятию других точек зрения, критики. Действия людей, которые основаны на эмоциях, антиэмпат считает бессмысленными. В итоге возникают серьезные затруднения при общении с окружающими людьми. Каждый человек сам для себя должен решить, какой уровень эмпатии ему нужен для комфортной жизни, но представителям высокого и низкого уровня развития эмпатии сложно выполнять функции психолога.

Проанализировав теоретические источники по проблеме эмпатии, мы эмпирически установили уровень ее развития у студентов вуза. Исследование проводилось в Приамурском государственном университете имени Шолом-Алейхема. В исследовании приняли участие 30 студентов 1 курса, обучающиеся по направлениям подготовки «Психология», «Психолого-педагогическое образование».

С помощью методики В.В. Бойко «Уровень эмпатических способностей» [5] мы установили уровень эмпатии студентов вуза. Результаты исследования приведены в таблице 2.

Таблица 2. – Уровень эмпатических способностей студентов вуза

Уровень эмпатии

Количество

%

Очень высокий

0

0

Нормальный (средний)

15

50

Заниженный

7

23,3

Очень низкий

8

26,7

Результаты исследования, отраженные в таблице 2, показывают, что у испытуемых преобладает средний уровень эмпатии, он диагностирован у 15 респондентов, что составляет 50% от общего числа респондентов, для них характерна эпизодическая слепота к чувствам других людей, они что-то чувствуют и сопереживают по настроению, склоны судить о других по их действиям, поступкам, не доверяя своим собственным впечатлениям. При контакте с другими они внимательны, но при излишнем излиянии чувств собеседника теряют терпение, у них нет раскованности чувств и это мешает полноценному восприятию других.

Очень низкий уровень эмпатии диагностирован у 8 студентов, что составляет 26,7%, они напрочь не замечают чувства других людей, эмоции других людей они видят только с помощью мимики, жестов, поведения, но не умеют их понимать и переносить на себя. Таких людей интересуют только свои собственные чувства и переживания, если они считают, что хорошо понимают и знают других, то они часто ошибаются, но не могут анализировать свои ошибки.

Заниженный уровень эмпатии был диагностирован у 7 студентов, что составляет 23,3%, их называют «слабые эмпаты». Они пребывают постоянно в состоянии постоянного стресса, переживают всю тяжесть внешнего мира, чужие проблемы, страхи в силу эмоциональной перегрузки. Очень часто слабые эмпаты быстро истощаются физически и у них чаще всего появляются головные боли.

Очень высокий уровень эмпатии ни у одного исследуемого не диагностирован.

Полученные результаты исследования позволяют сформулировать следующие выводы:

— ранняя диагностика уровня эмпатии позволит своевременно корректировать данное качество у психологов;

— в содержание образовательного процесса вуза включать задания, практикумы, упражнения, тренинги, способствующие расширению и осознанию студентами-психологами личного эмоционально-чувственного опыта и опыта, приобретенного на практике;

— успешное развитие эмпатии и эмпатийного поведения психологов возможно через художественную литературу, музыку, рисование, театральное искусство и другие средства;

— способность к эмпатии является ключевой для создания дружеских отношений, которые играют самую главную роль в юности. Эмпатия, как психическое личностное образование, является в дальнейшем стимулятором социального поведения и альтруистического поведения. Человек, который наиболее чуток к эмоциональному состоянию другого человека, охотно помогает и наименее склонен к агрессивному состоянию. Сочувствие и альтруистическое поведение свойственны тем, родители которых разъяснили им нравственные нормы, а не прививали их строгими правилами и мерами.

Изучение данной проблемы поможет психологу в дальнейшей работе с клиентами, зная уровень эмпатии, особенности его проявления, можно осуществлять индивидуальный подход к каждому.

На очень низком уровне (не эмпаты) люди безразличны к чувствам окружающих, предпочитают работать не в коллективе, а не наедине с собой, очень замкнуты и почти не могут установить контактов с другими людьми. Но при этом они любят точные формулировки во всем и принимают рациональные решения в работе. Их окружение в основном состоит из тех, кто отличает ясным умом и деловыми качествами.

При нормальном уровне эмпатии (среднем) люди редко проявляют чувства сопереживания по отношению к другим. Они все держат под контролем, но при этом проявление чужих эмоций им не чужды. В творческой деятельности их интересуют больше действия, чем чьи-то переживания и сопереживания. У таких людей много возможностей для развития своего потенциала и личностных качеств.

Люди с очень высоким уровнем эмпатии встречаются редко, они на регулярной основе со всеми окружающими могут найти чувство единения и эмоционального равновесия. Такие люди имеют способность отодвинуть свое «Я» на задний план, проявить альтруизм и как можно меньше осуждать других.

Таким образом, эмпатия оказывает огромное влияние на характер взаимоотношений личности с внешним миром, с другими людьми, с собой, регулирует процесс вхождения личности в социум. В юношеском возрасте потребность в дружеских отношениях велика, она определяет стремление к полному взаимопониманию и принятию другого, определяет интимно-личностный характер общения со сверстниками и со взрослыми людьми, эмпатия в данном случае рассматривается как условие, необходимое для успешного осуществления процесса межличностного взаимодействия «психолог-клиент».


Библиографический список
  1. Андреева И.Н. Эмоциональный интеллект: исследование феномена. – М.: Просвещение. 2007 – с.256.
  2. Басова А. Г. Понятие эмпатии в отечественной и зарубежной психологии // Молодой ученый. — 2012. — №8. — С. 254-256.
  3. Борисова А.А. Эмоциональный облик человека и психологическая проницательность // Особенности познания и общения в процессе обучения. – Ярославль: Соло.2008 – с.234.
  4. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других, М.,1996 – с.322.
  5. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика: Учебник для вузов. – СПб.: Питер – 2005 – с.351.
  6. Маслова Т.М., Михальчук Е.В. Развитие эмпатии у студентов вуза // Условия сохранения психологического здоровья субъектов образовательного процесса: сборник материалов всероссийской заочной научно-практической конференции с международным участием, Биробиджан, 30 марта 2013 года / под общ. ред. Т.В. Левковой, Т.М. Масловой. – Биробиджан: Изд-во ФГБОУ ВПО «ПГУ им. Шолом-Алейхема», 2013. – с.73-78.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Плотникова Елена Сергеевна»

Эмпатия в геймдизайне, или почему некоторые любят Beyond: Two Souls

Но вот в чем фишка— на самом деле есть два типа эмпатии: когнитивная и эмоциональная (прим. переводчика — в блоге Хмеляжа ссылка на исследования больше не работает. Разделение эмпатии на когнитивную и эмоциональную приводится в Encyclopedia of Social Psychology, в статье авторства Hodges и Myers).

Когнитивная эмпатия — это осознанное понимание перспективы или психического состояния другого, вплоть до того, что мы полностью сливаемся с этой личностью. Понимание того, почему ребенок плачет, — это один пример когнитивной эмпатии («принятия перспективы»), а игра за драконорожденных — другой («фэнтези»).

Эмоциональная эмпатия — это непреднамеренное вовлечение в эмоциональное состояние другого существа. Чувство дискомфорта от того, что ребенок плачет, — один пример такого рода эмпатии («личный дистресс» или «ответная эмпатия»), а переживание грусти, едва сдерживая слезы, когда ребенок плачет, — другой («эмпатическая забота», она же «сострадательная эмпатия»).

Помните, я сказал, что это может быть сложно? Чутка вас подразню: некоторые люди считают, что есть третий тип эмпатии (многомерная), и что мы также можем обладать диспозиционной и вынужденной эмпатией, и что эмоциональная эмпатия также называется аффективной эмпатией, и что…

Пофиг, давайте будем говорить просто о когнитивном («Я понимаю/я есть та личность») и эмоциональном («Я чувствую вместе с/из-за этой личности») типах эмпатии.

Для меня истории-игры всегда были обо мне, находящемся в другом мире, и обо мне, испытывающем и ощущающем чувства через протагониста. Для меня это было настолько очевидно, что я даже и не искал другие способы погружения. В смысле, раз игры дают мне контроль над протагонистом, они точно ожидают, что я буду этой личностью, правильно? Если герой игры прыгает, бегает и стреляет из оружия, это только потому, что я делаю все эти вещи, когда я хочу и как я хочу — так что игра, наверное, говорит мне, что я и есть эта личность, правильно?

Другими словами, я всегда играю роли. Есть игра, чтобы в нее играть. Есть персонаж, за которого играть. Играть роль. Именно так я понимаю игры-истории. По крайней мере я думал, что понимал.

Как выяснилось, не только я был не в курсе, что иногда я вообще-то не играю роли, но всего лишь забочусь о плоти и крови протагонистов (от To the Moon к God of War), — я также не был в курсе, что другие люди могут погружаться в игры-истории без отыгрывания ролей вообще.

Давайте поговорим о разнице между отыгрыванием ролей и опекунством.

Мысли о сервисе. А у вас есть эмпатия?

Вчера на одной из встреч говорили про развитие сервисных качеств… одно из таких качеств — это эмпатия.

Что такое эмпатия? Сопереживание! Понимание или, еще лучше, умение чувствовать эмоции другого человека. Понимание эмоций других людей является ключевым навыком как в жизни, так и рабочем месте. Это может позволить нам предотвратить и разрешать конфликты, создавать более продуктивные команды и улучшать наши отношения с коллегами и клиентами.

Можно ли развивать эмпатию? Конечно, можно. Но много из этого заложено у нас еще с детства и особенно под влиянием родителей, но эмпатию можно развить, если человек этого реально хочет и понимает пользу.

Если несколько видов эмпатии….

  • Когнитивное сопереживание (Cognitive Empaty)
    Когнитивная эмпатия, также известная как «восприятие перспективы», это в основном способность поставить себя на место другого человека и увидеть его перспективы. Это позволяет вам поставить себя на место другого человека, но не обязательно понимать его эмоции. Это, однако, не совсем соответствует определению эмпатии. Когнитивная эмпатия — это больше о мыслях, а не чувствах.
  • Эмоциональное сопереживание (Emotional Empaty)
    Эмоциональная эмпатия – это, когда вы буквально ощущаете эмоции другого человека. Этот вид эмпатии может быть подавляющим. Люди с сильными эмпатическими наклонностями могут погрузиться в проблемы или боль других людей, иногда нанося ущерб их собственному эмоциональному благополучию.
  • Сострадательное сопереживание (Compationate Empaty)
    Cочувствующая эмпатия — это то, что мы обычно понимаем под эмпатией: чувствовать чью-то эмоцию и предпринимать действия, чтобы помочь. Подобно сочувствию, сострадание — это забота о ком-то, но с дополнительным движением к действиям, чтобы смягчить проблему.
  • Сострадательная эмпатия — это тип эмпатии, который обычно наиболее уместен.

 

Как правило, люди, которые хотят или нуждаются в вашей эмпатии, нуждаются не только в том, чтобы вы поняли (когнитивная эмпатия), и они, конечно, не нуждаются в вас, чтобы просто почувствовать их боль или, что еще хуже, разрыдаться рядом с ними (эмоциональный эмпатия).

Эмпатия улучшает творческие способности школьников / +1

Фото: iStock

Сотрудники Кембриджского университета Хелен Деметриу и Билл Николл выяснили, что у школьников, которые умеют понимать мысли и эмоции других, лучше развиты творческие способности. Такие дети легче включаются в процесс обучения и умеют находить неочевидные решения для сложных задач.

В исследовании, опубликованном в научном журнале Improving Schools, участвовали ученики 9 класса (13–14 лет) из двух лондонских школ. Они изучали такой предмет, как дизайн и технология (Design and technology, D&T). В одной школе эту дисциплину преподавали так, как предусмотрено учебной программой, а в другой учеников обучали в соответствии с принципами программы Designing Our Tomorrow (DOT). Это проект, разработанный при участии сотрудников педагогического факультета Кембриджского университета. Он финансируется Научно-исследовательским советом по инженерным и физическим наукам Великобритании. Его цель — научить изучающих D&T школьников Англии и Уэльса дизайн-мышлению, то есть нестандартному подходу к решению сложных задач. В основе дизайн-мышления лежит в том числе эмпатия — способность сопереживать другим людям, понимать их чувства и мысли. Во время эксперимента ученики работали с такой темой, как ранняя диагностика и лечение астмы у детей в возрасте 6 лет и младше. Исследователи напоминают, что в Великобритании проживает 5,4 млн человек с этим заболеванием. Только в 2017 году от астмы умерли более 1,4 тыс. человек, многие из которых — маленькие дети.

Ученики должны были изучить вопрос, а также предложить и протестировать свои идеи. В частности, им нужно было понять, как научить детей и их близких пользоваться спейсерами (резервуар для аэрозольного ингалятора, который облегчает введение лекарства в легкие. — Прим. Plus-one.ru) и как сделать так, чтобы необходимое медицинское оборудование всегда было под рукой.

Фото: iStock

В начале и в конце учебного года специалисты оценивали творческое мышление школьников с помощью теста креативности Торренса для диагностики творческого мышления (Torrance Test of Creative Thinking). Он включает в себя несколько заданий на проверку изобразительных и вербальных способностей и позволяет оценить разные аспекты креативности: оригинальность, проработанность, выразительность, гибкость и другие. Тест прошли 64 ученика: 28 из первой школы и 36 из второй. Кроме того, ученые предложили выполнить одно из заданий по программе DOT ученицам 7 класса (11–12 лет), обучающимся в одной из лондонских школ для девочек.

Выяснилось, что за год у школьников, которых обучали дизайн-мышлению, повысился уровень креативности. Тест, проведенный в начале года, показал, что учащиеся из первой школы обладали более развитыми творческими способностями по сравнению со своими сверстниками из второй школы. Однако к концу года ситуация изменилась: ученики второй школы набрали больше баллов при прохождении теста. Например, исследователи заметили, что они стали более открытыми и научились ярко выражать свои эмоции. Проверка также показала, что мальчики стали лучше распознавать чувства других людей (эмоциональная эмпатия), девочки — лучше понимать чужие мысли (когнитивная эмпатия). Это, по мнению специалистов, поможет разрушить гендерные стереотипы, один из которых гласит, что мальчики не могут быть эмоциональными.

Помимо тестирования, ученые провели интервью с учащимися из второй школы и школы для девочек. Это помогло им убедиться в том, что на творческие решения подростков во многом повлияло их умение сопереживать другим людям. Многие школьники описывали свой опыт такими фразами, как «поставить себя на место другого», «посмотреть на вещи с другой стороны». «Если бы я был ребенком, использующим ингаляторы, я бы тоже был напуган», — рассказал один из участников исследования.

Авторы работы отмечают, что умение сопереживать положительно влияет на творческие способности, а также повышает вовлеченность школьников в процесс обучения. Они уверены, что школы должны уделять внимание развитию эмоционального интеллекта детей, причем не только во время занятий по дизайну и технологиям, но и в рамках других предметов. «Хорошие оценки имеют значение, но для процветания обществу нужны творческие, коммуникабельные и эмпатичные люди», — говорит Хелен Деметриу.

Эмоциональный интеллект вошел в пятерку самых востребованных среди работодателей мягких навыков 2020 года по версии компании LinkedIn (социальная сеть для поиска работы и деловой коммуникации). К такому выводу специалисты пришли, изучив более 660 млн аккаунтов специалистов и более 20 млн вакансий. Мягкие навыки — это навыки, которые помогают работнику находить общий язык с коллегами, руководством и клиентами. Помимо эмоционального интеллекта, в список LinkedIn вошли креативность, адаптивность, умение убеждать и умение работать в команде.

В этом году сотрудники компании Zety (платформа для создания резюме) опросили 205 специалистов по найму персонала в США. Исследователи выяснили, что, по мнению 61% опрошенных, мягкие навыки имеют более важное значение для работодателей по сравнению с жесткими (профессиональная компетентность). Эмоциональный интеллект оказался на восьмом месте из 10 в списке самых востребованных — на него обращают внимание 33% рекрутеров. На первое место специалисты поставили командную работу (с этим согласны 57% рекрутеров), на второе — коммуникабельность (55%), на третье — умение распоряжаться временем (46%). За ними следуют способность решать проблемы (45%), креативность (44%), лидерские качества (40%), организаторские способности (34%). А замыкают десятку умение принимать решения (28%) и умение управлять своим поведением во время стрессовых ситуаций (15%). В Zety подчеркивают, что мягкие навыки особенно необходимы при работе в удаленном режиме: сотрудники лишены возможности лично общаться друг с другом и вынуждены самостоятельно организовывать свое время. В список необходимых жестких навыков вошли аналитические способности, навыки в IT-сфере, базовые знания о работе с компьютером, умение обслуживать клиентов, навыки презентации, способность управлять командой и проектами, умение решать маркетинговые задачи, а также умение писать тексты и работать с графикой.

Автор

Евгения Чернышёва

На самом деле существует 3 типа сочувствия. Вот чем они отличаются — и как их все развивать

Следующая статья представляет собой адаптированный отрывок из моей новой книги « EQ Applied: The Real World Guide to Emotional Intelligence ».

Мы часто слышим о необходимости большего сочувствия к миру. Несомненно, вы были свидетелями этого в той или иной форме: менеджер, который не может иметь отношения к борьбе своей команды, и наоборот. Мужья и жены, которые больше не понимают друг друга.Родитель, который забыл, что такое подростковая жизнь … и подросток, который не видит, как сильно заботятся его родители.

Но если мы стремимся к тому, чтобы другие принимали во внимание нашу точку зрения и чувства, почему мы часто не делаем то же самое для них?

Во-первых, нужно время и усилия, чтобы понять, как и почему другие чувствуют то же, что и они. Откровенно говоря, мы не готовы вкладывать эти ресурсы в пользу слишком большого количества людей. И даже когда у нас есть мотивация проявлять сочувствие, сделать это непросто.

Но учиться надо; в противном случае наши отношения ухудшаются.Поскольку один человек остается зацикленным на неудачах другого, в результате возникает ментальное и эмоциональное противостояние, когда все остаются в своих руках, никакие проблемы не решаются, а ситуации кажутся непримиримыми. Но проявление инициативы по проявлению сочувствия может разорвать цикл — потому что, когда человек чувствует, что его понимают, он с большей вероятностью ответит взаимностью и приложит еще больше усилий.

Результат? Доверительные отношения, в которых обе стороны заинтересованы в том, чтобы дать другому человеку преимущество в сомнениях и простить мелкие ошибки.

Итак, что такое эмпатия? А как развить свой?

Что такое эмпатия (и что это не так)

Сегодня вы получите разные определения сочувствия, в зависимости от того, кого вы спрашиваете. Но большинство согласится с некоторыми вариациями следующего: Сочувствие — это способность понимать и разделять мысли или чувства другого человека.

Чтобы чувствовать и проявлять сочувствие, необязательно делиться тем же опытом или обстоятельствами, что и другие. Скорее, сочувствие — это попытка лучше понять другого человека, узнав его точку зрения.

Психологи Дэниел Гоулман и Пол Экман подразделяют концепцию сочувствия на следующие три категории.

Когнитивная эмпатия — это способность понимать, что человек чувствует и о чем он может думать. Когнитивная эмпатия делает нас лучшими коммуникаторами, потому что помогает нам передавать информацию так, чтобы она лучше всего доходила до другого человека.

Эмоциональная эмпатия (также известная как аффективная эмпатия) — это способность разделять чувства другого человека.Некоторые описывают это как «твоя боль в моем сердце». Этот тип сочувствия помогает вам налаживать эмоциональные связи с другими людьми.

Сострадательное сочувствие (также известное как сочувствие) выходит за рамки простого понимания других и обмена их чувствами: оно фактически побуждает нас действовать, помогать тем, чем мы можем.

Чтобы проиллюстрировать, как эти три ветви сочувствия работают вместе, представьте, что друг недавно потерял близкого члена семьи. Вашей естественной реакцией может быть сочувствие, чувство жалости или печали.Сочувствие может побудить вас выразить соболезнование или отправить открытку — и ваш друг может оценить эти действия.

Но проявление сочувствия требует больше времени и усилий. Все начинается с когнитивной эмпатии: воображения, через что проходит человек. Кого они потеряли? Насколько они были близки к этому человеку? Как теперь изменится их жизнь, помимо чувства боли и потери?

Эмоциональная эмпатия поможет вам не только понять чувства друга, но и как-то разделить их. Вы пытаетесь соединиться с чем-то в себе, что знает чувство глубокой печали и эмоциональной боли.Вы можете вспомнить, что чувствовали, когда потеряли кого-то близкого, или представить, как бы вы себя чувствовали , если бы у вас не было такого опыта.

Наконец, сострадательная эмпатия побуждает вас действовать. Вы можете накормить его, чтобы вашему другу не пришлось беспокоиться о готовке. Вы можете предложить свою помощь в телефонных звонках или по хозяйству. Может быть, вы могли бы пойти и составить им компанию; или, если им нужно побыть одному, вы можете взять детей и понаблюдать за ними некоторое время.

Это всего лишь один пример того, как работает сочувствие, но каждый день открывает новые возможности для развития этой черты. Фактически, каждое взаимодействие, которым вы делитесь с другим человеком, — это шанс увидеть вещи с другой точки зрения, поделиться своими чувствами и помочь.

Формирование когнитивной эмпатии

Формирование когнитивной эмпатии — это создание обоснованных предположений. Мы часто неверно интерпретируем физические движения и выражения лица; Улыбка может означать радость или изобилие, но она также может сигнализировать о грусти.

Итак, прежде чем общаться с другим человеком, подумайте о том, что вы знаете о нем, и будьте готовы узнать больше. Но имейте в виду, что ваша интерпретация настроения, поведения или мышления другого человека будет зависеть от вашего предыдущего опыта и бессознательных предубеждений. Ваши инстинкты могут ошибаться. Не спешите с предположениями и не спешите с суждениями.

После того, как вы пообщаетесь с другими, найдите время, чтобы обдумать любую обратную связь, которую они предоставляют (письменную, устную, язык тела). Это поможет вам лучше понять не только других людей и их личности, но и то, как они воспринимают ваши мысли и стиль общения.

Развитие эмоционального сочувствия

Чтобы достичь эмоционального сочувствия, необходимо идти дальше. Цель состоит в том, чтобы на самом деле разделить чувства другого человека, что приведет к более глубокой связи.

Когда человек рассказывает вам о личной борьбе, слушайте внимательно. Не поддавайтесь желанию осудить человека или ситуацию, прервать и поделиться своим личным опытом или предложить решение. Вместо этого сосредоточьтесь на понимании того, как и почему: как человек себя чувствует и почему он так себя чувствует.

Далее важно уделить время размышлениям. Как только вы лучше поймете, что чувствует человек, вы должны найти способ наладить отношения.

Спросите себя: Когда я почувствовал себя похожим на то, что описал этот человек?

Друг и коллега доктор Хендри Вайзингер, автор бестселлеров «Эмоциональный интеллект в действии », прекрасно это иллюстрирует:

«Если человек говорит:« Я провалил презентацию », я не думаю о времени, когда я испортил презентацию — что я [сделал] и подумал, ничего страшного.Скорее, я вспоминаю время, когда мне казалось, что я облажался, может быть, на тесте или в чем-то еще важном для меня. Вы хотите вспомнить ощущение неудачи, а не событие ».

Конечно, вы никогда не сможете представить себе в точности , как чувствует себя другой человек. Но попытка приблизит вас гораздо ближе, чем вы было бы иначе

Как только вы найдете способ соединиться с чувствами другого человека и получите более полное представление о ситуации, вы готовы проявить сочувствие.На этом этапе вы предпринимаете действия, чтобы помочь, чем можете.

Проявление сострадательного сочувствия

Начните с того, что напрямую спросите другого человека, что вы можете сделать, чтобы помочь. Если они не могут (или не хотят) делиться, спросите себя: Что помогло мне, когда я почувствовал то же самое? Или: Что бы мне помогло?

Можно поделиться своим опытом или внести предложения, но не создавайте впечатления, будто вы все это видели или знаете на все ответы.Вместо этого расскажите об этом как о чем-то, что помогало вам в прошлом. Представьте это как вариант, который можно адаптировать к их обстоятельствам, вместо комплексного решения.

Помните, что то, что сработало для вас или даже других, может не сработать для этого человека. Но не позволяйте этому удерживать вас от помощи. Просто делай то, что можешь.

Применение на практике

В следующий раз, когда вам будет сложно увидеть что-то с точки зрения другого человека, постарайтесь запомнить следующее:

  • У вас нет всей картины.В любой момент времени человек имеет дело со многими факторами, о которых вы не подозреваете.
  • То, как вы думаете и чувствуете о ситуации, может сильно отличаться от одного дня к другому, под влиянием различных факторов, включая ваше текущее настроение.
  • При эмоциональном стрессе вы можете вести себя совсем не так, как вы думаете.

Если вы будете помнить об этих моментах, это повлияет на ваше отношение к другому человеку и на то, как вы с ним общаетесь. И поскольку каждый из нас в тот или иной момент проходит через нашу собственную борьбу, это лишь вопрос времени, когда вам понадобится такой же уровень понимания.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Когнитивная и эмоциональная эмпатия

Помните, когда вы в последний раз были с любимым человеком, которому было грустно или безнадежно? Может быть, это произошло после развода, когда им поставили жизненно важный диагноз, или после потери близкого человека. Их слезы вызвали у нас отклик. Мы были тронуты желанием как-то их утешить.

Обычно мы думаем о сочувствии как о способности поставить себя на место другого человека.Знаете ли вы, что исследователи на самом деле выделили разные формы сочувствия? Две основные формы эмпатии — это когнитивная эмпатия и эмоциональная эмпатия. Хотя они совершенно разные, обе они одинаково важны для того, чтобы помогать нам формировать и поддерживать связи с другими.

Веривелл / Келли Миллер

Почему важно сочувствие

Сочувствие помогает соединять людей, приближая их друг к другу, оказывая помощь и / или исцеляя. Как заявил известный писатель и эксперт по лидерству Стивен Кови: «Когда вы проявляете глубокое сочувствие по отношению к другим, их защитная энергия снижается, и ее заменяет положительная энергия.Вот тогда вы можете проявить больше творчества в решении проблем ».

Живя на работе и дома, мы постоянно взаимодействуем и уравновешиваем динамику отношений. Когда нам не хватает сочувствия, мы не можем развивать и поддерживать эти межличностные связи, что приводит к натянутым отношениям, нарушению доверия, потере отношений и изоляции.

Становится труднее устранять конфликты, работать вместе или решать проблемы, когда мы не практикуем сочувствие.

Наше общество полагается на сочувствие для облегчения связей и движения вперед. Когда отсутствует элемент сочувствия, мы становимся более разобщенными и менее эффективными в нашей продуктивности и внедрении новых идей. Практика сочувствия важна во множестве динамических отношений, например, между:

  • Деловые партнеры
  • Коллеги
  • Общественные группы
  • Сотрудники
  • Знакомства Отношения
  • Семьи
  • Друзья
  • Браки
  • Братья и сестры

Два разных типа эмпатии (когнитивная и эмоциональная) показывают, как мы можем относиться к другу или члену семьи в кризисной ситуации.Между двумя типами сочувствия есть явные различия.

Когнитивная эмпатия
  • Взгляд другого человека

  • Представить себе, каково это в чужой обуви

  • Понять чьи-то чувства

Эмоциональная эмпатия
  • Обмен эмоциями

  • Чувство дистресса в ответ на чью-то боль

  • Испытывать желание помочь кому-то

Когнитивная эмпатия

Когда мы практикуем когнитивную эмпатию, мы учитываем точку зрения другого человека.По сути, мы представляем себе, каково на самом деле быть этим человеком в их ситуации. Когнитивная эмпатия также называется взглядом на перспективу, что связано с идеей поставить себя на место другого человека.

С помощью когнитивной эмпатии вы пытаетесь реализовать идею поместить себя в чужую ситуацию и лучше понять их опыт.

В моменты, когда кто-то, о котором мы заботимся, страдает, нам может быть легко сохранять дистанцию ​​от него, потому что мы можем видеть общую картину.Например, если друг не получает работу, на которую он проходил собеседование, вы, скорее всего, можете увидеть его разочарование. Однако вы также можете признать, что они талантливы и, скорее всего, скоро найдут отличную работу.

С другой стороны, когда мы практикуем когнитивную эмпатию, мы можем встречаться с людьми там, где они есть, и понимать, почему они будут чувствовать грусть или разочарование, не получив работу. Мы тренируемся представлять себе, каково быть ими в данный момент, глядя на ситуацию или обстоятельства с их точки зрения.

Эмоциональное сочувствие

Представьте, что вы сидите рядом с любимым человеком, например, с вашим ребенком, братом, сестрой или близким другом, когда они начинают плакать. То, что они переживают, вероятно, влияет на нас, не так ли? Мы тоже можем начать грустить. Когда мы испытываем эмоциональную эмпатию, мы переходим от когнитивной точки зрения к общему эмоциональному опыту.

Исследователи социальной психологии Ходжес и Майерс описывают эмоциональную эмпатию в трех частях:

  • Ощущение тех же эмоций, что и другой человек
  • Ощущение собственного страдания в ответ на их боль
  • Чувство сострадания к другому человеку

Они отмечают, что существует положительная корреляция между эмоциональным сочувствием и готовностью помогать другим.

Другими словами, более вероятно, что тот, кому легко практиковать эмоциональную эмпатию, будет побужден помочь и этому нуждающемуся.

Было бы легко увидеть пользу эмоционального сочувствия для общего здоровья и удовольствия от наших самых важных отношений.

Другие типы сочувствия

Помимо когнитивной и эмоциональной эмпатии, человек может также испытывать:

  • Эмпатия , которая включает в себя способность понимать эмоции другого человека и реагировать соответствующим образом.
  • Соматическая эмпатия , которая включает физическую реакцию в ответ на то, что переживает кто-то другой, является еще одним способом проявить сочувствие. Например, если кто-то смущается, вы также можете покраснеть или почувствовать беспокойство в животе.

Эмпатия генетическая?

Исследования показали, что на способность проявлять сочувствие влияет генетика. Фактически, постоянно доказывается, что женщины с большей вероятностью улавливают эмоциональные сигналы и более точно распознают эмоции, чем мужчины.

В исследовании, проведенном совместно с компанией по генетическому тестированию и анализу 23andMe, был выявлен конкретный генетический вариант, связанный с нашей способностью сочувствовать, рядом с геном LRRN1 на хромосоме 3, «который является высокоактивной частью мозга, называемой полосатым телом. . »

Предполагается, что активность этой части мозга связана с нашей способностью сочувствовать. Хотя предстоит провести дополнительные исследования, эти результаты помогают ученым больше узнать о связи между генетическим влиянием на развитие и способностью сочувствовать.

Природа против воспитания

Хотя было обнаружено, что генетика влияет на нашу способность к сочувствию, можно многое сказать и о нашем опыте социального обучения. Возможно, вы уже слышали фразу «природа против воспитания». Эта фраза отсылает к давним дебатам среди исследователей, спорящих о том, что, по их мнению, оказывает большее влияние на наше поведение, черты характера и условия.

Некоторые исследователи предполагают, что генетика оказывает основное влияние, в то время как другие полагают, что окружающая среда и социальные взаимодействия могут помочь нам в развитии таких вещей, как сочувствие.

Социальное обучение

Теория социального обучения, разработанная психологом Альбертом Бандурой, сочетает в себе элементы теории когнитивного обучения и теории поведенческого обучения. Предполагается, что люди могут повысить свою способность к сочувствию, моделируя и испытывая сочувствие со стороны других.

Когда у ребенка никто не уделял его эмоциональным переживаниям внимания, времени или ценности, понятно, как ребенок, вероятно, мог бы продолжать познавать мир и отношения без этого важного навыка.Вот несколько примеров того, что ребенок мог бы упустить:

  • Возможность наблюдать за кем-то, кто проявляет эмпатию, чтобы знать, как это выглядит
  • Сочувствовать кому-то, когда они в нужде
  • Пусть кто-то научит их ценить эмоции
  • Учимся налаживать конструктивные связи с людьми

Сочувствие помогает закрыть эмоциональный разрыв между людьми, создавая связь и общий опыт.Когда мы не знаем, на что похож общий эмоциональный опыт с кем-то, может быть трудно понять, как это сделать с другими.

Неспособность сочувствовать может привести к проблемам на работе, в отношениях, в семье и в обществе.

Нахождение баланса

Когнитивная и эмоциональная эмпатия — прекрасные партнеры, и они могут быть фантастической парой, когда практикуется с равновесием. Способность взглянуть на чью-то точку зрения и понять, на что это может быть похоже, или способность встретить кого-то, где они находятся в эмоциональном состоянии и имеют общий эмоциональный опыт, могут изменить правила игры для большинства любых отношений.

Когда люди чувствуют, что их видят, слышат и понимают, используя когнитивную и эмоциональную эмпатию, мы можем вместе делать великие дела. Этот чуткий баланс помогает учесть такие вещи, как:

  • Сотрудничество
  • Творчество
  • Эмоциональная связь
  • Оценка
  • Чувство безопасности
  • Определение потребностей
  • Удовлетворение потребностей
  • Переговоры
  • Решение проблем
  • Доверие

Слишком много сочувствия

Каким бы полезным и ценным ни был навык сочувствия, предполагается, что слишком много сочувствия может нанести ущерб эмоциональному благополучию, здоровью и отношениям.Эмоциональная эмпатия — это строительный блок связи между людьми. Общий эмоциональный опыт побуждает нас сблизиться с кем-то, утешить его, подбодрить и помочь.

Однако эмоциональная эмпатия означает, что наши тела реагируют на эмоции, которые мы испытываем в присутствии другого человека и его эмоциональный опыт.

Когда существует сбалансированная практика эмоционального сочувствия, мы можем дать возможность поделиться эмоциональным опытом с другим человеком, не позволяя нашим собственным эмоциональным реакциям встать на пути.Когда наше косвенное эмоциональное возбуждение становится слишком сильным, оно действительно может мешать нам проявлять сострадание и сочувствие.

Чувство эмоциональной дисрегуляции может стать подавляющим и привести к чувству сгорания. В конце концов, это оставляет вам нежелание практиковать сочувствие, потому что быть рядом с кем-то другим слишком больно.

Наша способность проявлять эмоциональную эмпатию становится угрозой нашему собственному благополучию, когда приводит к чувству изоляции, непонятости и недостоверности.Взаимодействие с другими людьми

Не достаточно сочувствия

Есть люди, которые лучше практикуют когнитивную эмпатию, но им трудно использовать эмоциональную эмпатию, поскольку эти два типа эмпатии работают из совершенно разных систем обработки. В этом разница между когнитивной обработкой и перспективой. взятие по сравнению с эмоциональной обработкой.

Когда наблюдается дисбаланс эмпатии — слишком сильная зависимость от когнитивной эмпатии и недостаточная — от эмоциональной — наши связи с людьми могут быть натянутыми.Хотя человек, которому вы пытаетесь помочь или утешить, может почувствовать, что вы понимаете его ситуацию, что, безусловно, может оказаться полезным, у него может сложиться впечатление, что его немного неправильно понимают, его не замечают или не слышат.

Общий эмоциональный опыт с этим человеком отсутствует, когда есть слишком много когнитивной эмпатии и недостаточно эмоциональной эмпатии. Ниже приводится простой пример того, как это может выглядеть.

Пример 1: когнитивная эмпатия
  • Любимый : «Моя бабушка только что умерла, и мы были очень близки.»(Начинает плакать.)

  • Человек, использующий когнитивную эмпатию : «Мне очень жаль. Я знаю, что вам грустно, и то, что вы переживаете, тяжело».

Пример 2: Эмоциональная эмпатия
  • Любимый : « Моя бабушка только что умерла, и мы были очень близки». (Начинает плакать.)

  • Человек, использующий эмоциональную эмпатию : « Мне жаль слышать о вашей бабушке. Я знаю, что вы скучаете по ней.Я здесь для тебя ». (Может заплакать или выразить грусть.)

В рамках этой очень упрощенной иллюстрации мы можем получить представление о том, что может чувствовать другой человек, если мы остановимся на когнитивной эмпатии и не добавим во взаимодействие элемент эмоциональной эмпатии.

Человек получает соболезнования в связи с кончиной своей бабушки и знает, что вы пытаетесь утешить его, но у него нет возможности поделиться с вами эмоциональным опытом.Общий эмоциональный опыт может быть довольно утешительным и исцеляющим для кого-то, кто в этом нуждается.

Как практиковать сочувствие

Практика когнитивной и эмоциональной эмпатии — непростая задача. Считается, что обоим можно научиться с помощью целенаправленной и последовательной практики. Уникальная проблема с эмоциональным сочувствием заключается в том, что во время практики нам, вероятно, придется быть уязвимыми и соприкасаться со своими собственными эмоциональными реакциями.

Способность управлять собственным эмоциональным стрессом будет иметь ключевое значение, но людям может быть очень трудно это сделать.Тем не менее, практика баланса когнитивного и эмоционального сочувствия, безусловно, может помочь.

Потенциальные препятствия для сочувствия

  • Как вы выросли
  • Как люди обращались с вами, когда у вас были эмоциональные потребности
  • Чему вас учили об эмоциях
  • Полученные вами сообщения о ценности эмоций
  • Страх быть разбитым
  • Страх застрять в эмоциях с другим человеком

Отложите свою точку зрения

Мы часто не осознаем, насколько наш опыт и собственные убеждения влияют на то, как мы воспринимаем людей и ситуации.Немного замедлившись, чтобы отложить эти вещи в сторону, мы можем сосредоточиться на человеке перед нами и лучше настроиться на то, что с ним или с ней происходит.

Используйте свое воображение

Пока люди делятся с вами, попробуйте представить, каково быть ими. Используйте образы, которыми они делятся, их эмоции или обстоятельства и попытайтесь поместить себя в них, просто чтобы увидеть, каково это быть ими в эти моменты.

Слушайте внимательно

Часто мы пытаемся прислушиваться к людям, уже развивая нашу реакцию или защиту на то, что они говорят.Мы не только не можем слышать, что они говорят, но и часто упускаем из виду ключевую информацию, которая может помочь нам лучше понять, что они пытаются передать. Разрешите себе уменьшить громкость своего голоса и увеличить громкость голоса другого человека.

Будьте любопытны

Может быть полезно прийти из любопытства к кому-то, когда они делятся с вами. Задавая им вопросы об их опыте, вы даете им понять, что активно слушаете и хотите понять.Это помогает людям чувствовать, что их видят и слышат, и это хороший способ практиковать сочувствие.

Старайтесь не исправлять

Когда мы рядом с кем-то, кто в этом нуждается, особенно когда он испытывает сложные эмоции, нам может легко захотеть вскочить и исправить это. Нам не нравится, когда людям больно, и мы часто хотим рассмешить их, подбодрить их и помочь им взглянуть на светлую сторону. Даже если вы пытаетесь помочь, люди могут чувствовать себя невидимыми и неслышанными.

Просто дайте людям возможность поделиться и помните, что вы не несете ответственности за их «исправление».

Слово Verywell

Даже если вы чувствуете, что никогда не учились сочувствовать другим или никогда не сталкивались с тем, чтобы кто-то сочувствовал вам, помните, что навыкам сочувствия можно научиться. Есть много вещей, которые мы можем сделать, чтобы начать практиковать сочувствие дома, на работе и в обществе.

границ | Аффективная и когнитивная эмпатия у подростков с расстройством аутистического спектра

Введение

Расстройство аутистического спектра (РАС) — это триада качественных нарушений в социальном взаимодействии, общении и ограниченном, повторяющемся и стереотипном поведении (Американская психиатрическая ассоциация, 2000).Важной особенностью критериев, предложенных в DSM-5 для РАС, является переход от трех (аутистическая триада) к двум областям: «социальный / коммуникативный дефицит» и «фиксированный и повторяющийся образец поведения» (Wilkinson, 2012). Эти трудности часто мешают людям с РАС стать успешными членами общества и могут представлять очень серьезные проблемы для родителей, учителей и других специалистов. Основные трудности в социальном взаимодействии были отличительной чертой людей с аутизмом (Fletcher-Watson et al., 2014).

Люди с РАС часто демонстрируют нарушение понимания психических состояний других людей, таких как мысли, убеждения и намерения (Frith and Happé, 1994; Frith and Frith, 2003; Jones et al., 2010; Gaigg, 2012; Schwenck et al. ., 2012). Недавние исследования показали, что испытуемые с РАС не только затрудняются приписать психическое состояние другого человека, но и не могут реагировать на его психическое состояние соответствующими эмоциями (Sucksmith et al., 2013). Эти способности, по-видимому, участвуют в многогранной конструкции сочувствия (Zaki and Ochsner, 2012).В соответствии с недавней литературой (Jones et al., 2010; Baron-Cohen, 2011; Dziobek et al., 2011; Schwenck et al., 2012; Zaki and Ochsner, 2012) эмпатию больше не следует рассматривать как единое понятие, вместо этого он состоит как минимум из двух компонентов (Singer, 2006; Decety and Meyer, 2008; Dziobek et al., 2008). Фактически, эмпатия включает в себя способность понимать, что другие думают или чувствуют, не обязательно «резонируя» с этим чувственным состоянием (когнитивная эмпатия), и способность эмоционально «резонировать» с чувствами других людей, понимая, что они отличаются от ваших собственных. (аффективная эмпатия; Джонс и др., 2010; Schwenck et al., 2012). Когнитивный аспект эмпатии требует сложных когнитивных функций, в том числе восприятия перспективы и ментализации (Shamay-Tsoory et al., 2002, 2009; Shamay-Tsoory, 2011; Zaki and Ochsner, 2012), тогда как аффективная эмпатия включает обмен опытом с другими людьми. ‘внутренние состояния (Zaki and Ochsner, 2012). Эмоциональное заражение является предвестником аффективной эмпатии, когда воплощение влечет за собой формирование представления о чувствах другого человека и, таким образом, обмен их опытом (Hadjikhani et al., 2014).

Таким образом, ментализация и обмен опытом, по-видимому, представляют два аспекта одного и того же объекта, то есть понимание внутренних состояний другого человека и реагирование на них с участием разных психических систем. Умственная способность исследует теорию умственных способностей (ToM), предлагая испытуемым сделать явные выводы о психических состояниях других людей. Обмен опытом — это тенденция принимать, резонировать или «делиться» эмоциями других, и это часто связано с механизмом, известным как «внутренний резонанс» (Zaki and Ochsner, 2012).

Широко признано, что субъекты с РАС не обладают полностью функционирующим ToM; даже высокофункциональные взрослые с РАС могут бороться со сложными задачами ToM (Ponnet et al., 2004; Fletcher-Watson et al., 2014). Однако аффективные нарушения, обнаруживаемые у людей с РАС, в основном связаны с когнитивным распознаванием и обработкой эмоций, а не с реальной способностью испытывать эмоциональный дистресс или беспокойство. Отсутствие четкого различия между аффективной и когнитивной эмпатией привело к неполному пониманию эмпатических способностей людей с РАС.Интересно, что в нескольких исследованиях формально оценивалась эмпатия у людей с аутизмом (Dziobek et al., 2008; Jones et al., 2010; Schwenck et al., 2012). Дзиобек и др. (2008) показали нарушение когнитивной эмпатии, но наличие нормальной эмпатической озабоченности (аффективной эмпатии) у взрослых с синдромом Аспергера (СА) на основе опросников самооценки, таких как индекс межличностной реактивности (Davis, 1980; Rogers et al ., 2007) и Тест на многогранную эмпатию (MET; Dziobek et al., 2008).

Более того, еще два исследования (Jones et al., 2010; Schwenck et al., 2012) с использованием только бумажных и карандашных мер подтвердили, что РАС характеризуется трудностями в умственной способности (когнитивной эмпатии), но не аффективной эмпатией ( Lockwood et al., 2013).

Изучение социальных навыков у подростков с РАС также имеет решающее значение для построения парадигм реабилитации для улучшения эмпатических способностей. По этой причине в этом исследовании мы исследовали способность к эмпатии у подростков с РАС по сравнению с контрольной группой, используя как бумагу, так и карандаш, и компьютеризированные меры, разделенные на способности ментализации и обмена опытом в соответствии с моделью Заки и Окснера (2012), чтобы оценить наличие диссоциации между когнитивными и аффективными эмпатическими способностями в этой популяции.

Материалы и методы

В исследование было включено 30 участников: 15 подростков (11 мальчиков и 4 девочки, средний возраст ± стандартное отклонение: 15,11 ± 4,89 лет) страдали РАС и 15 контрольных субъектов (10 мальчиков и 5 девочек; средний возраст = 16,50 ± 6,23) были набран, чтобы соответствовать группе РАС по возрасту и образованию.

участника с расстройством аутистического спектра были отобраны Региональным справочным центром по аутизму, Система здравоохранения региона Абруццо, Л’Акуила (Италия). Диагноз РАС был поставлен опытными клиницистами в соответствии с новыми критериями DSM-5 (Американская психиатрическая ассоциация, 2013).Диагностика РАС у пациентов проводилась с использованием расписания диагностики аутизма, второе издание (ADOS-2; Lord et al., 2012).

Социально-демографические и клинические данные всех участников сведены в Таблицу 1. Родители подростков дали информированное согласие на участие в исследовании.

ТАБЛИЦА 1. Социально-демографические показатели, ментальность и обмен опытом.

Меры ментализации

Тест на ложное убеждение первого порядка

Это задание было разработано для того, чтобы вызвать реакцию, демонстрирующую способность делать выводы о психическом состоянии другого человека, а именно о том, что персонаж в рассказе имеет ложное убеждение.Ложные убеждения первого порядка требуют, чтобы субъект сделал вывод о состоянии мира. Для оценки ToM первого порядка использовались две истории: задача стиральной машины (Rowe et al., 2001; Mazza et al., 2007) и задача сигарет (Happé, 1994).

Каждый испытуемый получил оценку от 0 до 1 за каждый вопрос. Если испытуемый дал правильный ответ на оба рассказа первого порядка, он / она имел общий балл за ToM первого порядка, равный 2 (неслучайное исполнение).

Advanced Theory of Mind Task

Эта задача представляет собой итальянскую адаптацию когнитивной задачи, использованной Блэром и Чиполотти (2000) и предложенной в литературе Хаппе (1994).Задание состоит из короткой версии из 13 виньеток, каждая из которых сопровождается двумя вопросами; вопрос на понимание «Было ли это правдой, что сказал Х?» и оправдывающий вопрос «Почему Х сказал это?» В число 13 типов историй входили ложь, невинная ложь, шутка, притворство, непонимание, двойной блеф и противоположные эмоции. Каждый испытуемый получил оценку от 0 до 1 за каждый вопрос. Максимальный балл — 13.

Базовая шкала эмпатии — когнитивная подшкала

Базовая шкала эмпатии (BES) состоит всего из 20 пунктов (Jolliffe and Farrington, 2006; Albiero et al., 2009). Подшкала когнитивной эмпатии (подшкала CE, девять пунктов) измеряет способность понимать эмоции другого человека. Каждый пункт (например, «Я часто могу понять, что люди чувствуют еще до того, как они мне скажут») просит участников выразить свою собственную степень согласия по 5-балльной шкале типа Лайкерта в диапазоне от 1 («категорически не согласен») до 5 («полностью согласен»). BES продемонстрировал хорошую достоверность (Jolliffe and Farrington, 2006; Albiero et al., 2009). Коэффициент Кронбаха был рассчитан для проверки внутренней согласованности шкалы, рассматриваемой в глобальном масштабе и в двух измерениях, как это было получено в результате подтверждающего факторного анализа.Результаты показали удовлетворительную внутреннюю согласованность как шкалы, так и ее подшкал, учитывая, что коэффициент α глобальной шкалы составлял 0,87, а значения α подшкалы когнитивных функций составляли 0,74 (Albiero et al., 2009).

Меры по обмену опытом

The Eyes Task — это переработанная версия теста «Чтение мыслей по глазам» (Baron-Cohen et al., 2001). Вкратце, участникам дается 36 фотографий, изображающих глазную область у равного количества разных актеров и актрис.В каждом углу каждой фотографии напечатаны четыре сложных дескриптора психического состояния, например, подавленность, скука, только один из которых (целевое слово) правильно определяет психическое состояние изображенного человека, а остальные включены в виде фольги. Тест оценивается путем подсчета количества предметов (фотографий), правильно идентифицированных участником; следовательно, максимальный общий балл составляет 36. В итальянской версии внутренняя согласованность (альфа Кронбаха) составляла 0,605. Надежность теста-ретеста для теста Eyes, измеренная по коэффициенту внутриклассовой корреляции, составила 0.833 (95% доверительный интервал = 0,745 — 0,902).

Исследование Велланте и соавт. (2013) подтверждает достоверность теста Eyes. Как внутренняя согласованность, так и стабильность результатов повторного тестирования были хорошими для итальянской версии теста Eyes.

В задаче атрибуции эмоций (Blair and Cipolotti, 2000). В этом задании оценивалась способность представлять эмоции других людей. В этом задании участнику были представлены 58 рассказов, описывающих эмоциональную ситуацию, и от него требовалось передать эмоцию, описывающую, как главный герой может чувствовать себя в этой ситуации.Предложения были составлены так, чтобы выявить приписывание положительных и отрицательных эмоций. Задание оценивалось по количеству правильных атрибутов. Для этого теста также отсутствуют валидационные исследования (Mazza et al., 2007).

Базовая шкала эмпатии — аффективная подшкала (подшкала AE, 11 пунктов): измерение эмоционального соответствия эмоциям другого человека. Примеры пунктов: «Я легко попадаюсь в чувства других людей». В каждом задании участникам предлагается выразить свою степень согласия по 5-балльной шкале типа Лайкерта в диапазоне от 1 («категорически не согласен») до 5 («полностью согласен»).Альфа Кронбаха составила 0,86 (Albiero et al., 2009).

Показатели когнитивной и эмоциональной эмпатии

Многогранный тест на сочувствие

Для многомерной оценки эмпатии мы применили MET (Dziobek et al., 2008), меру эмпатии, которая позволяет раздельно оценивать когнитивные и аффективные аспекты эмпатического функционирования. Этот тест состоит из серии фотографий, на которых изображены люди в эмоционально заряженных ситуациях. На этих изображениях, взятых из Международной системы аффективных изображений (IAPS; Lang, 1980), стимулы показывают, что люди испытывают разные эмоции: положительные эмоции (25 изображений, которые включают эмоции, такие как счастье, положительное удивление), отрицательные эмоции (25 изображений, которые включают такие эмоции, как грусть, гнев, разочарование).

Положительные и отрицательные эмоции были представлены в случайном порядке. Все стимулы отображались на черном экране. Для каждого изображения испытуемые должны были сделать вывод об эмоциональном состоянии людей, показанных на изображении, выбрав один из четырех дескрипторов эмоционального состояния (когнитивная эмпатия). Чтобы оценить аффективную эмпатию, испытуемые оценивают уровень эмпатической заботы о людях, изображенных на изображениях, по 9-балльной шкале Лайкерта.

Статистические методы

Тест Манна-Уитни U был использован для анализа уровня значимости оценок участников при выполнении задания на ложное убеждение первого порядка.

T -тест анализ был использован для проверки значимых различий между группами (ASD и контрольная группа) в социально-демографических, ментализационных (Advanced ToM и BES-когнитивная подшкала) и измерениях обмена опытом (задача для глаз, задача на атрибуцию эмоций и BES). -аффективная подшкала).

Для оценки разницы в показателях MET между двумя группами использовался план повторных измерений 2 × 4. Предположение о нормальности переменной результата оценивалось с помощью непараметрического теста Колмогорова – Смирнова.Использовались ограниченная оценка максимального правдоподобия (REML) и неструктурированная корреляция. Предельные эффекты были рассчитаны для оценки того, как наличие РАС влияет на баллы каждого предиктора модели. Общая статистическая значимость модели установлена ​​на уровне 0,05.

Статистический пакет для социальных наук (SPSS) (версия 22; SPSS Inc, Чикаго, Иллинойс, США) использовался для расчета этой статистики.

Результаты

Меры ментализации

Группа ASD показала более низкие баллы по сравнению с контрольной группой в Advanced ToM Task ( T 1,28 = -4.626; p = 0,0001), и в когнитивной подшкале BES ( T 1,28 = -5,154; p = 0,0001).

В задаче ложного убеждения первого порядка группы значительно различались по непараметрическому критерию Манна – Уитни U ( U = 86,5; Z = -5,44; p = 0,0001). Процент правильных оценок в тестах «Стиральная машина» и «Сигарета» составил 25,8 и 45,2% для РАС, тогда как 100 и 80,8% для контроля, соответственно.

Показатели умственной деятельности (средние и стандартное отклонение) представлены в таблице 1.

Меры по обмену опытом

Подростки с РАС показали более низкие баллы по сравнению с контрольной группой по общему баллу задания на определение эмоций ( T 1,28 = -4,618; p = 0,001), со значительной разницей в отрицательных эмоциях ( T 1,28 = -2,803; p = 0,011), но не в положительных эмоциях ( T 1,28 = -2.149; p = 0,068). Подростки с РАС также показали более низкие баллы по сравнению с контрольной группой в задании для глаз ( T 1,28 = -3,142; p = 0,004), но не имели существенных различий в аффективной подшкале BES ( T 1 , 28 = -7,38; p = 0,322).

Показатели эффективности обмена опытом (средние и стандартное отклонение) приведены в таблице 1.

Показатели аффективной и когнитивной эмпатии

Многогранный тест на сочувствие

Нормализованные данные MET были проанализированы с помощью линейной смешанной модели для планирования повторных измерений с REML.Анализ показал значительный групповой эффект ( z = -1,18 ± 0,18; p <0,05).

Анализ предельных эффектов показал статистически значимое взаимодействие между РАС и положительной когнитивной эмпатией (маргинальный эффект = -0,72 ± 0,18; p <0,05) и между РАС и отрицательной когнитивной эмпатией (маргинальный эффект = -072 ± 0,19; p <0,05). ).

Результаты не показали существенной разницы между группами по положительной аффективной эмпатии (предельный эффект = -0.18 ± 0,21; р = 0,519). С другой стороны, РАС и контрольная группа различались по негативной аффективной эмпатии (маргинальный эффект = -0,69 ± 0,22; p <0,05; см. Таблицу 2; рисунок 1).

ТАБЛИЦА 2. Предельные эффекты линейной смешанной модели для плана повторных измерений с ограниченной оценкой максимального правдоподобия (REML) двух групп.

РИСУНОК 1. Предельные эффекты оценок подростков с РАС и контроля .

Обсуждение

Целью этого исследования было изучить параметры эмпатии в выборке подростков с РАС.В частности, в нашем исследовании мы исследовали эмпатические способности в группе с РАС по сравнению с нормальной контрольной группой, используя различные инструменты оценки, как бумагу, так и карандаш, и компьютеризированное задание. Наши данные показывают, что у подростков с РАС наблюдается дефицит когнитивной эмпатии, но они не отличаются от контрольных по измерению аффективной эмпатии, когда другие люди выражают эмоции с положительной валентностью. Их трудность в сочувствии эмоциональному опыту других людей связана с разделением эмоций с отрицательной валентностью.

В частности, результаты, полученные с помощью бумажных и карандашных измерений, которые исследуют умственные способности, показывают, что подростки с РАС с трудом интерпретируют психические состояния других людей (ложное убеждение первого порядка и продвинутое задание ToM) по сравнению с контрольной группой. У группы ASD также есть проблемы с пониманием значения того, что другие люди говорят и делают, и они обычно изо всех сил стараются принять точку зрения другого человека (когнитивная подшкала BES).

Оценка умственных способностей с помощью задач ложных убеждений является ключевым элементом в исследовании умственных способностей у людей с РАС.Таким образом, эти данные подтверждают, что ToM является основным недостатком РАС (Fletcher-Watson et al., 2014; Lai et al., 2014), который связан как с предшествующими навыками, такими как совместное внимание и распознавание эмоций, так и с последующими способностями. такие как создание дружбы и социальной интеграции. Вместо этого, что касается мер обмена опытом (включая аффективную эмпатию, совместные представления о себе и эмоциональном заражении), подростки с РАС могли сопереживать эмоциональному опыту других людей, когда последние выражали эмоции с положительной валентностью.Напротив, они не смогли поделиться отрицательными эмоциями. Более того, группа ASD не могла разделить эмоции других людей, наблюдая за их окулярной областью (задание «глаза»).

Результаты, полученные на бумаге и карандашом, были подтверждены компьютерным заданием на эмпатию (MET, Dziobek et al., 2008).

Анализ показателей аффективной и когнитивной эмпатии, оцениваемых с помощью MET, показал значительные различия между подростками с РАС и контрольной группой в измерении когнитивной эмпатии, когда им приходилось понимать и распознавать положительные и отрицательные эмоции.

Когнитивный дефицит эмпатии у людей с РАС может быть следствием заметного дефицита способности понимать и объяснять ментальное / эмоциональное состояние других людей (Jones et al., 2010; Hirvela and Helkama, 2011; Samson et al., 2012; Schwenck et al., 2012; Lockwood et al., 2013).

Что касается аффективной эмпатии, группа РАС не проявляет трудностей в степени эмпатического беспокойства, когда эмоция является положительной, тогда как трудности возникают при наблюдении эмоциональных образов с отрицательной валентностью.Подростки с РАС чувствуют себя возбужденными и вовлеченными, когда другие испытывают положительные эмоции, как это делают здоровые испытуемые. Таким образом, наши результаты, полученные в обоих измерениях (бумага, карандаш и компьютерное задание), предполагают, что испытуемые с РАС продемонстрировали трудности в когнитивной идентификации психического состояния других людей, независимо от различных эмоций, на которые они должны были реагировать; с другой стороны, дефицит аффективной эмпатии связан с эмоциональной валентностью.

Несколько исследований показывают, что людям с аутизмом труднее всего справиться с негативными эмоциями (Howard et al., 2000; Эшвин и др., 2006; Corden et al., 2008; Уоллес и др., 2008; Хамфрис и др., 2013). Роль эмоций при аутизме все еще обсуждается. Ashwin et al. (2006) считают, что сложность обработки отрицательных эмоций у субъектов с РАС связана с атипичной функцией и структурой миндалины. В своем исследовании люди с РАС были менее точны в задаче распознавания эмоций по сравнению с контрольной группой, но только в отношении отрицательных базовых эмоций. Это обсуждалось в свете аналогичных результатов, полученных от людей с повреждением миндалины.Основываясь на наших результатах, мы предполагаем, что нарушение обмена опытом или аффективной эмпатии у подростков с РАС связано с их плохими представлениями о негативных эмоциях между собой.

Blair (2008) предположил, что одним из ключевых процессов, лежащих в основе функциональной аффективной эмпатии, является распознавание сигналов дистресса других людей (т. Е. Страха и печали). Предыдущие исследования (Howard et al., 2000; Blair, 2008) показали, что дети и подростки с психопатическими наклонностями испытывают трудности с распознаванием негативных выражений лица и голоса.Таким образом, невозможно говорить о нарушении измерения аффективной эмпатии у подростков с РАС, не принимая во внимание тип эмоции, на которую реагирует субъект. Эмоциональное заражение отрицательными эмоциями других людей (такими как печаль, горе, страдание, гнев) важно для адаптивного социального поведения. Отсутствие обмена опытом, когда другие люди испытывают отрицательные эмоции, приводит к отказу от адекватного эмпатического поведения у подростков с РАС.

Наши результаты важны для разработки реабилитационных вмешательств, которые помогают этим людям улучшить свои социальные навыки.

Эти результаты согласуются с недавней литературой (Jones et al., 2010; Baron-Cohen, 2011; Cox et al., 2012; Schwenck et al., 2012; Lockwood et al., 2013). В частности, Барон-Коэн (2011) показывает, что у людей с аутизмом когнитивная эмпатия нарушена, а аффективная — нет. Напротив, в других психологических состояниях, таких как психопатическое расстройство личности (пограничное расстройство личности, нарциссизм, психопатия), присутствует неповрежденная когнитивная эмпатия и нарушенная аффективная эмпатия (Baron-Cohen, 2011).Отсутствие аффективной эмпатии, но не когнитивной эмпатии, по-видимому, является важным фактором, способствующим насильственному и агрессивному поведению.

В заключение, эмпатия — это многомерная конструкция и требует трех способностей: во-первых, распознавание эмоций в себе и других людях с помощью мимики, показываемой взглядом или поведением; во-вторых, разделение эмоциональных состояний с другими, то есть способность испытывать эмоции, аналогичные эмоциям других людей, при этом осознавая, что это имитация эмоционального чувства, а не собственная эмоция (Derntl et al., 2010) и, наконец, принять точку зрения другого человека, хотя различие между собой и другими людьми остается неизменным (Decety and Jackson, 2004). По этой причине важно использовать больше инструментов, позволяющих уловить все аспекты эмпатии. Наш подход позволил провести более подробный анализ этих эмпатических способностей, также учитывая роль эмоций в эмпатической конструкции. Мы считаем, что это разделение когнитивной и аффективной эмпатии важно для нескольких психиатрических состояний, которые демонстрируют нарушение эмпатических способностей, таких как расстройство аутистического спектра, а также шизофрения (Fujino et al., 2014) или посттравматическое стрессовое расстройство (Mazza et al., 2013). Для подтверждения настоящих результатов потребуется повторение с большей выборкой пациентов с РАС.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Авторские взносы

Моника Мацца и Марко Валенти разработали исследование; Мария К.Данные собирали Пино, Мелания Мариано и Даниэла Темпеста; Моника Мацца, Франческо Маседу и Доменико де Берардис проанализировали данные; Моника Мацца, Мария К. Пино, Микеле Феррара и Марко Валенти написали статьи.

Список литературы

Альбьеро П., Матрикарди Г., Спелтри Д. и Тосо Д. (2009). Оценка эмпатии в подростковом возрасте: вклад в итальянскую валидацию «Базовой шкалы эмпатии». J. Adolesc. 32, 393–408. DOI: 10.1016 / j.adolescence.2008.01.001

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Американская психиатрическая ассоциация. (2000). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-IV-TR , 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press.

Google Scholar

Американская психиатрическая ассоциация. (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-V , 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing.

Google Scholar

Барон-Коэн, С. (2011). Нулевая степень сочувствия: новая теория жестокости к людям. Лондон: Пингвин / Аллен Лейн.

Google Scholar

Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Хилл, Дж., Раст, Ю., и Пламб, И. (2001). Пересмотренная версия теста «чтение мыслей в глазах»: исследование с участием нормальных взрослых и взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом. J. Child Psychol. Психиатрия. 42, 241–251. DOI: 10.1111 / 1469-7610.00715

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэр, Р. Дж., И Чиполотти, Л. (2000). Нарушение обратной социальной реакции. Случай «приобретенной социопатии». Мозг 123, 1122–1141. DOI: 10.1093 / мозг / 123.6.1122

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кокс, К. Л., Уддин, Л. К., Ди Мартино, А., Кастелланос, Ф. Х., Милхэм, М. П., и Келли, К. (2012). Баланс между чувством и знанием: эмоциональная и когнитивная эмпатия отражаются во внутренней функциональной динамике мозга. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7, 727–737. DOI: 10.1093 / сканирование / nsr051

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвис, М. Х. (1980). Многоплановый подход к индивидуальным различиям в эмпатии. Выбор каталога JSAS. Док. Psychol. 10, 85.

Google Scholar

Дернтл Б., Финкельмейер А., Эйкхофф С., Келлерманн Т., Фалькенберг Д. И., Шнайдер Ф. и др. (2010). Многомерная оценка эмпатических способностей: нейронные корреляты и гендерные различия. Психонейроэндокринология 35, 67–82. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2009.10.006

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дзобек И., Прейсслер С., Грозданович З., Хойзер И., Хикерен Х. Р. и Роепке С. (2011). Нейрональные корреляты измененной эмпатии и социального познания при пограничном расстройстве личности. Neuroimage 15, 539–548. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.05.005

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дзиобек, И., Роджерс, К., Флек, С., Банеманн, М., Хикерен, Х. Р., Вольф, О. Т. и др. (2008). Диссоциация когнитивной и эмоциональной эмпатии у взрослых с синдромом Аспергера с использованием многогранного теста на эмпатию (MET). J. Autism Dev. Disord. 38, 464–473. DOI: 10.1007 / s10803-007-0486-x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Флетчер-Уотсон, С., МакКоннелл, Ф., Манола, Э., и МакКоначи, Х. (2014). Вмешательства, основанные на когнитивной модели теории разума для расстройства аутистического спектра (РАС). Кокрановская база данных Syst. Ред. 3: CD008785. DOI: 10.1002 / 14651858.CD008785.pub2

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрит У. и Хаппе Ф. (1994). Аутизм: за пределами «теории разума». Познание 50, 115–132. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (94)

-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фуджино, Дж., Такахаши, Х., Мията, Дж., Сугихара, Г., Кубота, М., Сасамото, А., и др. (2014). Нарушение эмпатических способностей и снижение целостности белого вещества при шизофрении. Прог. Neuropsychopharmacol. Биол. Психиатрия 48, 117–123. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2013.09.018

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hadjikhani, N., Zürcher, N.R., Rogier, O., Hippolyte, L., Lemonnier, E., Ruest, T., et al. (2014). Эмоциональная инфекция боли сохраняется при расстройствах аутистического спектра. Пер. Психиатрия 14, 4–343. DOI: 10.1038 / tp.2013.113

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаппе, Ф.(1994). Продвинутый тест теории разума: понимание мыслей и чувств персонажей рассказов способными аутистами, умственно отсталыми и нормальными детьми и взрослыми. J. Autism Dev. Disord. 24, 129–154. DOI: 10.1007 / BF02172093

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ховард М. А., Коуэлл П. Э., Баучер Дж., Брокс П., Мэйс А., Фаррант А. и др. (2000). Конвергентные нейроанатомические и поведенческие свидетельства гипотезы аутизма о миндалевидном теле. Neuroreport 11, 2931–2935.DOI: 10.1097 / 00001756-200009110-00020

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хамфрис, Т., Полик, А.С., Хоук, Л.Л., Такстон, Дж. Р., и Иванчич, А. П. (2013). Оценка повторения различительного стимула при использовании подсказок от наименьшего к наибольшему для обучения интравербальному поведению детей с аутизмом. J. Appl. Behav. Анальный. 46, 534–538. DOI: 10.1002 / jaba.43

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, А.П., Хаппе, Ф. Г. Э., Гилберт, Ф., Бернетт, С., и Видинг, Э. (2010). Чувство, забота, знание: различные типы дефицита эмпатии у мальчиков с психопатическими наклонностями и расстройствами аутистического спектра. J. Child Psychol. Психиатрия 11, 1188–1197. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2010.02280.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лай, М. К., Ломбардо, М. В., и Барон-Коэн С. (2014). Аутизм. Ланцет 8, 896–910. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (13) 61539-1

Ланг, П.Дж. (1980) «Поведенческая обработка и биоповеденческая оценка: компьютерные приложения», в журнале Technology in Mental Health and Delivery Systems , ред. Дж. Б. Сидовски, Дж. Х. Джонсон и Т. А. Уильямс (Норвуд, Массачусетс, Ablex), 119 –137.

Google Scholar

Локвуд, П. Л., Берд, Г., Бридж, М., и Видинг, Э. (2013). Рассекающая эмпатия: высокий уровень психопатических и аутичных черт характеризуется трудностями в различных областях обработки социальной информации. Фронт. Гм. Neurosci. 7: 760. DOI: 10.3389 / fnhum.2013.00760

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лорд К., Раттер М., ДиЛавор П. К., Ризи С., Готэм К. и Бишоп С. Л. (2012). График наблюдений за диагностикой аутизма (ADOS-2): Руководство , 2-е изд. Лос-Анджелес, Калифорния: Западные психологические службы.

Google Scholar

Mazza, M., Costagliola, C., Di Michele, V., Magliani, V., Pollice, R., Ricci, A., et al. (2007). Дефицит социального познания у субъектов с хирургическим лечением поражений лобных долей и у субъектов, страдающих шизофренией. Eur. Arch. Psychiatry Clin. Neurosci. 257, 12–22. DOI: 10.1007 / s00406-006-0676-0

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацца, М., Темпеста, Д., Пино, М. К., Каталуччи, А., Галуччи, М., и Феррара, М. (2013). Региональные церебральные изменения и функциональная взаимосвязь при наблюдении отрицательных эмоциональных стимулов у субъектов с посттравматическим стрессовым расстройством. Eur. Arch. Psychiatry Clin. Neurosci. 263, 575–583. DOI: 10.1007 / s00406-013-0394-3

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Поннет, К. С., Ройерс, Х., Байсс, А., Де Клерк, А., и Ван дер Хейден, Э. (2004). Расширенное чтение мыслей у взрослых с синдромом Аспергера. Аутизм 8, 249–266. DOI: 10.1177 / 1362361304045214

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роджерс, К., Дзобек, И., Хассенстаб, Дж., Вольф, О. Т., и Конвит, А. (2007). Какая разница? Возвращаясь к эмпатии при синдроме Аспергера. J. Autism Dev. Disord. 37, 709–715. DOI: 10.1007 / s10803-006-0197-8

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роу А. Д., Баллок П. Р. и Полки К. Э. (2001). Нарушения «теории разума» и их связь с исполнительными функциями после иссечения лобных долей. Мозг 124, 600–616.DOI: 10.1093 / мозг / 124.3.600

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schwenck, C., Mergenthaler, J., Keller, K., Zech, J., Salehi, S., Taurines, R., et al. (2012). Сочувствие у детей с аутизмом и расстройством поведения: групповые профили и аспекты развития. J. Child Psychol. Психиатрия 53, 651–659. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2011.02499.x

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шамай-Цури, с.Г., Аарон-Перец, Дж., И Перри, Д. (2009). Две системы эмпатии: двойная диссоциация эмоциональной и когнитивной эмпатии в нижней лобной извилине и вентромедиальных префронтальных поражениях. Мозг 132, 617–627. DOI: 10.1093 / brain / awn279

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sucksmith, E., Allison, C., Baron-Cohen, S., Chakrabarti, B., and Hoekstra, R.A. (2013). Распознавание эмпатии и эмоций у людей с аутизмом, родственников первой степени родства и контроля. Neuropsychologia 51, 98–105. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2012.11.013

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Велланте М., Барон-Коэн С., Мелис М., Марроне М., Петретто Д. Р., Масала К. и др. (2013). Тест «Читая мысли по глазам»: систематический обзор психометрических свойств и валидационное исследование в Италии. Cogn. Нейропсихиатрия 18, 326–354. DOI: 10.1080 / 13546805.2012.721728

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилкинсон, Л.(2012). DSM-5: Переосмысление болезни Аспергера. Аутизм 2: e113. DOI: 10.4172 / 2165-7890.1000e113

границ | Модель двойного пути эмпатии: нейробиологическая перспектива

Введение

Люди физически независимы, но психологически связаны. Мы проводим много времени, разбираясь с намерениями, переживаниями и внутренними состояниями других. Термин эмпатия описывает эти явления. Предыдущие исследования определяли эмпатию как «способность и склонность разделять и понимать внутреннее состояние других» (Zaki and Ochsner, 2012).В соответствии с этим определением накопленные эмпирические данные показали, что эмпатия — это многогранная конструкция, состоящая из двух компонентов, включая аффективную эмпатию и когнитивную эмпатию (Hoffman, 1984; Decety and Jackson, 2004; Singer, 2006; Uddin et al., 2007; Shamay- Tsoory et al., 2009; Barrett et al., 2016).

В последнее время постоянно растущие исследования рассматривают эмпатию с разных точек зрения (например, траектории развития, натурализм, неупорядоченное население и т. Д.) И обобщают независимость и несамостоятельность аффективной эмпатии и когнитивной эмпатии (Barrett et al., 2016). Эти исследования вносят значительный вклад в развитие исследований эмпатии. Однако мы еще не полностью поняли нейрокогнитивные механизмы между аффективной эмпатией и когнитивной эмпатией. Три основных ограничения ограничивают наши познания в отношении сочувствия. Во-первых, когнитивную и аффективную эмпатию редко можно охарактеризовать с точки зрения скорости обработки и вовлеченности сознания. Во-вторых, предыдущие исследования часто изучали когнитивную и аффективную эмпатию отдельно. Трудно идентифицировать и объяснить интерактивный характер между этими двумя компонентами.В-третьих, влиятельные факторы, включая внимание и предварительные знания, еще не были учтены в рамках эмпатии, что недооценивает их влияние на процесс эмпатии. Внимание и предварительные знания тесно связаны с двумя вышеупомянутыми ограничениями, а именно с скоростью обработки и вовлечением сознания, а также с интеграцией аффективной эмпатии и когнитивной эмпатии. Таким образом, эти два фактора обсуждаются в настоящем мнении. Чтобы устранить эти ограничения, настоящее мнение предлагает новую и общую основу для обобщения поведенческих и нейронных данных в литературе.Предлагаемая модель двойного маршрута эмпатии в основном состоит из автоматического, быстрого и конкретного «нижнего маршрута» с аффективной эмпатией, а также сложного , медленного и итеративного «высокого маршрута» с когнитивной эмпатией. . Предлагаемая модель эмпатии призвана объединить эти два пути и включить влияние внимания и предшествующих знаний.

Ранее, в области нейробиологии эмоций, Джозеф Ледуокс, пионер в изучении эмоций, предложил структуру с двумя параллельными нейронными системами, а именно низкой дорогой и большой дорогой (LeDoux, 1998).В частности, низкая дорога, представляющая собой быстрый подкорковый путь с короткой задержкой и минимальным вовлечением коры, напрямую передает сенсорную информацию от таламуса к миндалине, позволяя обрабатывать стимулы автоматически без осознания и осознания (Davis, 1992; LeDoux, 1995, 1997). Эти особенности быстрых и автоматических процессов создают процессы низких эмоций. Напротив, большая дорога указывает зрительные пути от нейрона сетчатки к зрительной коре, а затем соединяется с нижней височной долей для обработки более высокого уровня сознания эмоций и, наконец, направляется к миндалевидному телу (LeDoux, 1998).Эти особенности медленной обработки и большего вовлечения сознания устанавливают высокий путь эмоций.

Настоящее мнение предполагает, что эмпатия также имеет аналогичную систему двойных маршрутов, которая включает автоматический, быстрый и низкоуровневый маршрут (т. Е. Нижний маршрут) и сложный, медленный и высокоуровневый маршрут (т. наш мозг (рисунок 1). Остальная часть статьи представляет собой серию введений для каждого компонента эмпатии. Кроме того, мы рассматриваем эти компоненты в предлагаемой модели двойного маршрута эмпатии, чтобы получить полную картину обработки эмпатии.

Рисунок 1 . Концептуальная визуализация предлагаемой модели двойного маршрута эмпатии.

Нижний путь: эмоциональная эмпатия

Прежде всего, нижний путь — это эффективный, автоматический и быстрый процесс с минимальным вовлечением сознания. Аффективная эмпатия, которая определяется как эмоциональная, сенсомоторная и висцеральная реакция человека на аффективное состояние другого человека, включает в себя упомянутые выше эффективные, автоматические и быстрые черты нижнего пути.Аффективная эмпатия также обычно описывается разными, но согласованными терминами, такими как «обмен опытом» (Zaki and Ochsner, 2012; Barrett et al., 2016) или «эмпатическая озабоченность» (Davis, 1994).

С точки зрения поведенческих исследований аффективная эмпатия отражает феномены, при которых люди автоматически делятся опытом с наблюдаемыми объектами, такими как возбуждение (Vaughan and Lanzetta, 1980; Levenson and Ruef, 1992), настроения (Neumann and Strack, 2000). и выражение лица (Димберг и Тунберг, 1998).Давно показано, что аффективная эмпатия может возникать быстро (Dimberg and Thunberg, 1998), даже вне нашего сознания и осведомленности (Neumann and Strack, 2000). Также предполагается, что аффективная эмпатия быстро возникает и кажется стабильной в раннем развитии (Knafo et al., 2008; Roth-Hanania et al., 2011; Davidov et al., 2013). Например, младенцы выражают эмоциональные чувства, когда слышат звук других криков, а не собственный крик (Саги и Хоффман, 1976; Мартин и Кларк, 1982), и способны реагировать на выражения лиц других людей в первые несколько недель жизни ( Хэвиленд и Лелвика, 1987).В целом, поведенческие данные подтверждают идею о том, что аффективная эмпатия является основным и примитивным началом эмпатии (Hoffman, 2001).

С точки зрения нейронных данных, исследования, изучающие аффективную эмпатию в течение двух десятилетий, последовательно выявляют определенную систему, систему зеркальных нейронов, как основу процессов обмена опытом (Di Pellegrino et al., 1992; Iacoboni, 2009; Rizzolatti and Sinigaglia, 2010, 2016). Считается, что система зеркальных нейронов включает нижнюю лобную кору, премоторные области и островок.Когда мы наблюдаем, что другие воспринимают некоторую сенсомоторную или аффективную информацию, наша система зеркальных нейронов предоставляет простой механизм для генерации репрезентаций состояний других, моделируя нейронные активности, аналогичные наблюдаемым, что позволяет автоматически делиться опытом других (Iacoboni et al. др., 2005; Heyes, 2011). Кроме того, регионы в системе зеркальных нейронов демонстрируют автоматический (Iacoboni et al., 2005; Heyes, 2011) и бессознательный переход информации (Carr et al., 2003; Лесли и др., 2004). Более того, нейронные профили аффективной эмпатии специфически расположены в системе зеркальных нейронов, при этом дополнительные корковые области практически не требуются.

Поддерживаемая как поведенческими, так и нейронными данными, аффективная эмпатия, которая включает в себя основные, бессознательные, автоматические и быстрые процессы, выстраивает нижний путь в модели.

Высший путь: когнитивная эмпатия

Второй путь в модели — это более высокий путь, который представляет собой медленный и сложный процесс, требующий усилий, сознания и сложных нейронных профилей.Когнитивная эмпатия, которая относится к способности понимать или явно рассуждать о субъективных ментальных состояниях, перспективах или намерениях других (Gopnik and Wellman, 1992), устанавливает более высокий путь модели. Когнитивная эмпатия также известна как «ментализация» (Barrett et al., 2016), «теория разума» (Premack and Woodruff, 1978) или «взгляд на перспективу» (Davis, 1994).

С точки зрения поведенческих данных, несколько демонстраций показывают, что когнитивная эмпатия требует усилий (Lin et al., 2010) и требует внимания и времени (Gilovich et al., 2000; Keysar et al., 2000). Люди будут делать неправильные выводы о внутреннем состоянии других из-за нарушения внимания или ограниченного времени. Кроме того, результаты исследований показывают, что когнитивная эмпатия, основанная на вовлечении других когнитивных способностей (например, торможение, выполнение функций), не проявляется до первого года жизни (Onishi and Baillargeon, 2005). Кроме того, предлагается механизм привязки и корректировки когнитивной эмпатии для описания ее сложной обработки (Гилович и др., 2000; Barrett et al., 2016). А именно, люди сначала используют свою осведомленность и усилия для создания личных теорий или предположений о психологическом состоянии других, а затем затем корректируют и исправляют созданные теории во время взаимодействий. Короче говоря, все аргументы, приводимые в литературе по поведению, предполагают более детальную, сложную и высокоуровневую обработку когнитивной эмпатии (Carlson and Moses, 2001; Wellman et al., 2001).

С точки зрения нейробиологических исследований, визуализация также раскрывает полный нейронный профиль когнитивной эмпатии.Затронутые области мозга в основном включают дорсальную, среднюю и вентральную медиальную префронтальную кору (DMPFC, MMPFC, VMPFC), предклинье (PC) и височно-теменное соединение (TPJ). Эти области выборочно активируются, когда субъекты делают выводы на основании информации о психических состояниях других. Нарушения когнитивной эмпатии также сильно коррелируют с атипичной активностью этих регионов. Например, люди с расстройствами аутистического спектра (РАС), которые испытывают трудности с когнитивной эмпатией, часто демонстрируют измененные мозговые паттерны в областях, связанных с когнитивной эмпатией, в состоянии покоя (Picci et al., 2016; Hull et al., 2017) или при когнитивной обработке (Philip et al., 2012; Maximo et al., 2014; Picci et al., 2016). Вместо того, чтобы зависеть от одной системы, как показано на нижнем маршруте, когнитивная эмпатия требует вовлечения множества областей мозга (например, TPJ, PC, VMPFC, MMPFC и DMPFC). Эти регионы также демонстрируют сложную иерархическую структуру (Van Overwalle, Vandekerckhove, 2013). То есть TPJ обрабатывает выводы о намерениях и убеждениях других, MPFC связывает с выводами других черт или стабильных характеристик, а итеративная повторная обработка между TPJ и MPFC дополнительно извлекает информацию о ментальных состояниях других (Ван Overwalle, Baetens, 2009; Van Overwalle, Vandekerckhove, 2013).Эта медленная, сложная и итеративная обработка повторяет вышеупомянутый механизм привязки и настройки.

Более того, мы предполагаем, что внимание будет уделяться более высокому маршруту. Как уже упоминалось, участники не могли правильно делать выводы о убеждениях или знаниях других, когда их отвлекали (Гилович и др., 2000). Дальнейшие исследования даже утверждали, что люди, по-видимому, становятся «слепыми», что означает, что они не могут ментализировать других, когда у них нет достаточных ресурсов внимания (Lin et al., 2010). Вместе эти результаты не только указывают на трудоемкий и сложный процесс на более высоком пути, но также подчеркивают регулирующую роль внимания на более высоком пути.

Доказано аргументами, полученными на основе поведенческих и нейронных исследований, когнитивная эмпатия с медленными, сложными и высокоуровневыми чертами является сущностью более высокого пути в структуре эмпатии.

Предполагаемые связи

В дополнение к вышеупомянутым двум маршрутам, составляющим основную структуру модели двойного маршрута эмпатии, предлагается несколько гипотетических связей для уточнения отношений между двумя маршрутами.

Во-первых, связи между аффективной и когнитивной эмпатией могут влиять друг на друга, тем самым влияя на уровень обработки эмпатии.С одной стороны, может быть модуляция от более низкого маршрута к более высокому маршруту. Например, наша способность ментализировать других зависит от того, разделяем ли мы их чувства. С другой стороны, может существовать модуляция от более высокого маршрута к более низкому маршруту. Например, когда мы полностью знаем о мыслях других, мы, вероятно, сможем лучше узнать чувства других. Нейронные данные подтверждают это предположение, предполагая влияние связи между областями аффективной и когнитивной эмпатии на социальные способности (Fishman et al., 2014; Libero et al., 2014). Кроме того, поведенческое исследование с РАС подтвердило этот аргумент, предположив, что аффективная эмпатия и когнитивная эмпатия взаимозависимы (Bos and Stokes, 2018). Хотя эта тема исследуется, в настоящем заключении подчеркивается интерактивная связь между двумя маршрутами.

Во-вторых, наши предварительные знания, такие как впечатление и знакомство с другими людьми, могут влиять на процессы на низшем и высшем пути (Han, Northoff, 2008; Serino et al., 2009; Xu et al., 2009; Liew et al., 2011). Например, предыдущие данные показали, что области мозга, связанные как с когнитивной, так и с аффективной эмпатией, более активны, когда люди наблюдают за знакомыми друзьями, чем за незнакомыми незнакомцами, испытывающими боль (Meyer et al., 2012). Ряд исследований также показал, что области мозга, формирующие впечатление, сильно перекрываются с областями, поддерживающими когнитивную эмпатию (Mitchell et al., 2004; Schiller et al., 2009; Yu et al., 2016). Согласно этим свидетельствам, настоящее мнение предполагает, что наши предыдущие знания создают умеренную роль как на низшем, так и на высшем пути.

В-третьих, просоциальное поведение — это результат двух маршрутов. То есть люди, которые разделяют и понимают мнение других, наконец, будут заботиться о других и вызывать желание помогать другим (Barrett et al., 2016). Подтверждающие данные связывают как аффективную, так и когнитивную эмпатию с просоциальным поведением (Snyder and Lopez, 2009). Например, области мозга аффективной эмпатии (Singer et al., 2008; Hein et al., 2010; Masten et al., 2011) и когнитивной эмпатии (Rameson et al., 2012; Waytz et al., 2012) могут предсказать готовность к просоциальному поведению. Кроме того, аффективная эмпатия и когнитивная эмпатия могут по-разному влиять на просоциальное поведение. С одной стороны, поскольку аффективная эмпатия — это быстрый и автоматический путь без участия сознания, она чаще всего вызывается явными сигналами, такими как выражение лица. Как следствие, процессы аффективной эмпатии в сторону просоциального поведения могут искажаться из-за доступности цели. Когда человек может напрямую оценивать сигналы от других, он / она может вызвать более эмоциональное сочувствие и произвести более просоциальное поведение.С другой стороны, благодаря вовлечению сознания когнитивная эмпатия может поддерживать просоциальное поведение, но не всегда. Например, люди могут не проявлять просоциальное поведение по отношению к своим врагам, хотя люди все же могут их ментализировать. Короче говоря, интеграция этих двух путей может повлиять на просоциальное поведение и ни в коем случае не является монотонной.

Короче говоря, хотя немногие исследования проливают свет на эти связи, в настоящее время они рассматриваются в модели как влиятельные факторы, лежащие в основе сложных процессов эмпатии.

Выводы

Связь между верхним и нижним маршрутами тесно связана. Объединив поведенческие и нейронные данные, настоящее мнение предлагает общую структуру, модель двойного пути, как механизм для объяснения лежащего в основе процесса эмпатии.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантами Министерства науки и технологий Тайваня (MOST 105-2410-H-002-053, 106-2410-H-002-079) и Исследовательского и информационного центра научно-технической политики NARLabs. T-LC.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензент, QL и редактор заявили о своей общей принадлежности.

Список литературы

Барретт, Л. Ф., Льюис, М., Хэвиланд-Джонс, Дж. М. (2016). Справочник эмоций . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Публикации Гилфорда.

Bos, J., и Стокс, М.А. (2018). Когнитивная эмпатия регулирует взаимосвязь между аффективной эмпатией и благополучием у подростков с расстройством аутистического спектра. евро. J. Develop. Psychol. 1–14. DOI: 10.1080 / 17405629.2018.1444987

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карр Л., Якобони М., Дубо М. К., Мацциотта Дж. К. и Лензи Г. Л. (2003). Нейронные механизмы эмпатии у людей: реле от нейронных систем для имитации к лимбическим областям. Proc.Natl. Акад. Sci. США 100, 5497–5502. DOI: 10.1073 / pnas.0935845100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Давыдов, М., Зан-Вакслер, К., Рот-Ханания, Р., Кнафо, А. (2013). Забота о других на первом году жизни: теория, доказательства и возможности для исследований. Развитие ребенка. Перспектива. 7, 126–131. DOI: 10.1111 / cdep.12028

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвис, М. Х. (1994). Сочувствие: социально-психологический подход .Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Google Scholar

Ди Пеллегрино, Г., Фадига, Л., Фогасси, Л., Галлезе, В., и Риццолатти, Г. (1992). Понимание моторных событий: нейрофизиологическое исследование. Exper. Brain Res. 91, 176–180. DOI: 10.1007 / BF00230027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фишман И., Кеоун К. Л., Линкольн А. Дж., Пинеда Дж. А. и Мюллер Р. А. (2014). Атипичный перекрестный разговор между ментализующими и зеркальными нейронными сетями при расстройстве аутистического спектра. JAMA Psychiatry 71, 751–760. DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2014.83

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилович Т., Медвец В. Х., Савицкий К. (2000). Эффект прожектора в социальном суждении: эгоцентрическая предвзятость в оценках значимости собственных действий и внешнего вида. J. Person. Soc. Psychol. 78: 211. DOI: 10.1037 / 0022-3514.78.2.211

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гопник, А., и Веллман, Х. М. (1992). Почему детская теория психики на самом деле является теорией. Mind Lang. 7, 145–171. DOI: 10.1111 / j.1468-0017.1992.tb00202.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэвиленд, Дж. М., и Лелвика, М. (1987). Индуцированная аффективная реакция: реакции 10-недельных младенцев на три выражения эмоций. Develop. Psychol. 23:97. DOI: 10.1037 / 0012-1649.23.1.97

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хайн, Г., Силани, Г., Преушофф, К., Батсон, К. Д., и Сингер, Т. (2010). Нейронные реакции на страдания членов внутренней и внешней группы предсказывают индивидуальные различия в дорогостоящей помощи. Нейрон 68, 149–160. DOI: 10.1016 / j.neuron.2010.09.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоффман, М. Л. (1984). Хоффман, М. Л. (1984). «Взаимодействие аффекта и познания при эмпатии», в Эмоции, познание и поведение , ред. К. Э. Изард, Дж. Каган и Р. Б.Зайонц (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 103–131.

Google Scholar

Хоффман М. Л. (2001). Сочувствие и нравственное развитие: значение для заботы и справедливости . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Халл, Дж. В., Якокес, З. Дж., Торгерсон, К. М., Иримиа, А., и Ван Хорн, Дж. Д. (2017). Функциональная связь в состоянии покоя при расстройствах аутистического спектра: обзор. Фронт. Психиатрия 7: 205. DOI: 10.3389 / fpsyt.2016.00205

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Якобони М., Мольнар-Сакач И., Галлезе В., Буччино Г., Мацциотта Дж. К. и Риццолатти Г. (2005). Улавливание намерений других с помощью собственной системы зеркальных нейронов. PLoS Biol. 3: e79. DOI: 10.1371 / journal.pbio.0030079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кейсар Б., Барр Д. Дж., Балин Дж. А. и Браунер Дж. С. (2000). Перспектива в разговоре: роль взаимного знания в понимании. Psychol. Sci. 11, 32–38. DOI: 10.1111 / 1467-9280.00211

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кнафо, А., Зан-Вакслер, К., Ван Халл, К., Робинсон, Дж. Л., и Ри, С. Х. (2008). Истоки развития склонности к сочувствию: генетический и экологический вклад. Эмоция 8: 737. DOI: 10.1037 / a0014179

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леду Дж. (1998). Эмоциональный мозг: таинственные основы эмоциональной жизни. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Google Scholar

Леду, Дж. Э. (1997). Эмоции, память и мозг. Sci. Являюсь. 7, 68–75.

Google Scholar

Лесли, К. Р., Джонсон-Фрей, С. Х., и Графтон, С. Т. (2004). Функциональная визуализация лица и имитация рук: к моторной теории эмпатии. Neuroimage 21, 601–607. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2003.09.038

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либеро, Л.Э., Максимо, Дж. О., Дешпанде, Х. Д., Клингер, Л. Г., Клингер, М. Р., и Кана, Р. К. (2014). Роль отражения и ментализации сетей в посредничестве намерений действий при аутизме. Мол. Аутизм 5:50. DOI: 10.1186 / 2040-2392-5-50

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лев, С. Л., Хан, С., и Азиз-Заде, Л. (2011). Знакомство модулирует зеркальный нейрон и области ментализации во время понимания намерения. Hum. Brain Mapp. 32, 1986–1997.DOI: 10.1002 / HBM.21164

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лин, С., Кейсар, Б., Эпли, Н. (2010). Рефлекторно слепое: использование теории разума для интерпретации поведения требует напряженного внимания. J. Exper. Soc. Psychol. 46, 551–556. DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.12.019

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартин, Г. Б., и Кларк, Р. Д. (1982). Плач при дистрессе у новорожденных: вид и специфика сверстников. Develop.Psychol. 18: 3. DOI: 10.1037 / 0012-1649.18.1.3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мастен, К. Л., Морелли, С. А., и Эйзенбергер, Н. И. (2011). ФМРТ-исследование сочувствия к «социальной боли» и последующего просоциального поведения. Neuroimage 55, 381–388. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.11.060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Максимо, Дж. О., Кадена, Э. Дж., И Кана, Р. К. (2014). Значение подключения мозга в нейропсихологии аутизма. Neuropsychol. Ред. 24, 16–31. DOI: 10.1007 / s11065-014-9250-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейер, М. Л., Мастен, К. Л., Ма, Ю., Ван, К., Ши, З., Эйзенбергер, Н. И. и др. (2012). Сочувствие к социальным страданиям друзей и незнакомцев задействует различные модели активации мозга. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 8, 446–454. DOI: 10.1093 / сканирование / nss019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Митчелл, Дж.П., Макрэ, С. Н. и Банаджи, М. Р. (2004). Специфичные для кодирования эффекты социального познания на нейронные корреляты последующей памяти. J. Neurosci. 24, 4912–4917. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0481-04.2004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Филип Р. К., Дауверманн М. Р., Уолли Х. К., Бэйнхэм К., Лори С. М. и Стэнфилд А. С. (2012). Систематический обзор и метаанализ исследования расстройств аутистического спектра с помощью фМРТ. Neurosci. Biobehav. Ред. 36, 901–942. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2011.10.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пиччи, Г., Готтс, С. Дж., И Шерф, К. С. (2016). Теоретическая колея: пересмотр и критическая оценка обобщенной гипотезы недостаточной / избыточной связности аутизма. Develop. Sci. 19, 524–549. DOI: 10.1111 / desc.12467

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Премак, Д.и Вудрафф Г. (1978). Есть ли у шимпанзе теория разума? Behav. Brain Sci. 1, 515–526. DOI: 10.1017 / S0140525X00076512

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рамсон, Л. Т., Морелли, С. А., и Либерман, М. Д. (2012). Нейронные корреляты сочувствия: опыт, автоматизм и просоциальное поведение. J. Cogn. Neurosci. 24, 235–245. DOI: 10.1162 / jocn_a_00130

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риццолатти, Г., и Синигалья, К. (2010). Функциональная роль контура теменно-лобного зеркала: интерпретации и неправильные интерпретации. Нат. Rev. Neurosci. 11: 264. DOI: 10.1038 / nrn2805

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рот-Ханания, Р., Давыдов, М., и Зан-Вакслер, К. (2011). Развитие эмпатии от 8 до 16 месяцев: первые признаки беспокойства о других. Infant Behav. Развивать. 34, 447–458. DOI: 10.1016 / j.infbeh.2011.04.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Саги, А.и Хоффман М. Л. (1976). Эмпатический дистресс у новорожденного. Develop. Psychol. 12: 175. DOI: 10.1037 / 0012-1649.12.2.175

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шамай-Цури, С.Г., Аарон-Перец, Дж., И Перри, Д. (2009). Две системы эмпатии: двойная диссоциация эмоциональной и когнитивной эмпатии в нижней лобной извилине и вентромедиальных префронтальных поражениях. Мозг 132, 617–627. DOI: 10.1093 / brain / awn279

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Певица Т.(2006). Нейрональная основа и онтогенез сочувствия и чтения мыслей: обзор литературы и значение для будущих исследований. Neurosci. Biobehav. Ред. 30, 855–863. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2006.06.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сингер Т., Сноцци Р., Берд Г., Петрович П., Силани Г., Хайнрихс М. и др. (2008). Влияние окситоцина и просоциального поведения на реакцию мозга на прямую и косвенную боль. Эмоция 8: 781.DOI: 10.1037 / a0014195

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Снайдер К. Р. и Лопес С. Дж. (2009). Оксфордский справочник по позитивной психологии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Уддин, Л.К., Якобони, М., Ланге, К., и Кинан, Дж. П. (2007). Самость и социальное познание: роль срединных структур коры и зеркальных нейронов. Trends Cogn. Sci. 11, 153–157. DOI: 10.1016 / j.tics.2007.01.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Овервалле, Ф., и Бетенс, К. (2009). Понимание действий и целей других с помощью систем зеркалирования и ментализации: метаанализ. Neuroimage 48, 564–584. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2009.06.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Овервалле, Ф., и Вандекеркхове, М. (2013). Неявная и явная социальная ментализация: двойные процессы, управляемые общей нейронной сетью. Фронт. Гм. Neurosci. 7: 560. DOI: 10.3389 / fnhum.2013.00560

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Воан, К. Б., и Ланцетта, Дж. Т. (1980). Заместительное побуждение и обусловливание лицевых экспрессивных и вегетативных реакций на выразительное отображение боли моделью. J. Person. Soc. Psychol. 38: 909. DOI: 10.1037 / 0022-3514.38.6.909

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайц, А., Заки, Дж., и Митчелл, Дж. П. (2012). Ответ дорсомедиальной префронтальной коры предсказывает альтруистическое поведение. J. Neurosci. 32, 7646–7650. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.6193-11.2012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Веллман Х. М., Кросс Д. и Уотсон Дж. (2001). Метаанализ развития теории разума: правда о ложных убеждениях. Развитие ребенка. 72, 655–684. DOI: 10.1111 / 1467-8624.00304

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сюй, X., Цзо, X., Ван, X., и Хан, С. (2009). Ты чувствуешь мою боль? Принадлежность к расовой группе модулирует эмпатические нейронные реакции. J. Neurosci. 29, 8525–8529. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2418-09.2009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ю, К. Л., Ван, М. Ю., Ху, Дж. Ф. (2016). Валентная обработка первых впечатлений в дорсомедиальной префронтальной коре: исследование ближней инфракрасной спектроскопии. Neuroreport 27, 574–579. DOI: 10.1097 / WNR.0000000000000571

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Его развитие, генетическое влияние и механизмы контроля — Journal of Young Investigators

Сочувствие играет решающую роль в нравственности и социальном познании. Термин «сочувствие» впервые появился в 1909 году как греческий эквивалент немецкого слова Einfühlung, означающего «чувство». Этимология этого термина придает ему новое измерение, поскольку оно позволяет нам понимать сочувствие как способность эмоционально связываться не только с другими людьми, но и с литературой, искусством, животными, персонажами, символами и всем остальным в нашем окружении. Мир.

Эмпатия также является популярным направлением исследований в области нейробиологии и психологии. Недавние исследования позволили по-новому взглянуть на развитие когнитивной эмпатии, половой специфики и произвольного контроля эмпатии у людей. Дальнейшие научные открытия в строительных блоках эмпатии потенциально могут приблизить нас к более эмпатическому обществу и сострадательному миру.

Развитие когнитивной эмпатии

Текущие исследования тесно связывают развитие эмпатии и просоциального поведения со стилем и техникой воспитания.Например, было обнаружено, что бережное воспитание увеличивает вероятность того, что ребенок будет лучше понимать сочувствие через терпение и сочувствие, а не страх и наказание. С самого раннего возраста дети уже сталкиваются с моральными дилеммами в своих семьях, а к двум годам у них уже есть устоявшееся понимание правильного и неправильного, социальных правил и справедливости. Существуют веские аргументы в пользу того, что влияние окружающей среды является самым большим фактором развития эмпатии и просоциального поведения.И хотя многие исследования в литературе по развитию согласуются с этим результатом, существует также достаточно исследований, чтобы предположить степень наследственности.

Чтобы решить проблему распознавания того, было ли поведение унаследовано или получено от родителей, исследователи оценили эмпатическое поведение как у биологических матерей с антисоциальным поведением, так и у приемных матерей, практикующих методы низко-позитивного воспитания. В исследовании, проведенном в 2016 году с участием 561 семьи, дети биологических матерей, которые демонстрировали антисоциальное поведение, и приемных матерей, которые редко практиковали положительное подкрепление, с большей вероятностью развивали подобное бездушное-бесэмоциональное поведение.В обоих случаях наблюдалось развитие бесэмоционального и апатичного поведения у детей в возрасте около двух лет, что свидетельствует о наличии наследственных и ненаследственных путей к эмпатическому и апатичному поведению. Также очевидно, что воспитание детей играет важную роль в развитии поведения и что эмпатическое поведение развивается как через гены, так и через окружающую среду.

В ходе того, что считается первым крупномасштабным исследованием генетической роли эмпатии, исследователи изучили данные 88 056 человек, которые были клиентами 23andMe, набора для проверки происхождения ДНК, и все они заполнили онлайн-версию «Чтения мыслей». в глазах »(Eyes Test).Он проверяет способность распознавать психическое состояние другого в серии из 36 черно-белых фотографий, изображающих только глаза человека, и широко используется для изучения когнитивной эмпатии. Были генотипированы участники, 44 574 женщины и 43 482 мужчины. Чтобы убедиться, что участники были максимально дальними родственниками, для анализа были выбраны только те, кто имел преимущественно европейское происхождение. Кроме того, 1497 участников кавказского происхождения были отобраны из Брисбенского продольного исследования близнецов (BLTS), чтобы пройти версию теста глаз с 14 вопросами для исследования 2015 года, посвященного генетическому влиянию и влиянию окружающей среды на поведение близнецов.

Из трех метаанализов исследований геномных ассоциаций на основе пола (GWAMA), используемых в генетических исследованиях для связи генетических вариаций с конкретными заболеваниями или признаками, исследователи смогли использовать статистический метод для количественного разделения влияния генетики и других факторов. сопутствующие факторы. Они обнаружили, что наследственность составляла около 28% у 749 близнецов, что аналогично предыдущей литературе по познанию близнецов, а у неродственных участников, которые использовали 23andMe, примерно 5% черты были наследственными.

Понимание наследственности и различий в ответах мозга между мужчинами и женщинами является важным. Обнаружение того, что эмпатия даже частично обусловлена ​​генетикой, может помочь нам в дальнейшем взаимодействии и поддержке тех, кому трудно понять чувства и эмоции других.

Генетический состав эмпатии, зависящий от пола

Результаты метаанализа также показали, что результаты теста глаз сильно коррелировали с полом.Самки набрали значительно больше очков, чем самцы, и был обнаружен генетический локус, который был связан с показателями теста глаз у самок. Эти результаты согласуются с результатами предыдущих исследований и предполагают генетическую основу эмпатических черт, зависящую от пола.

В исследовании 2019 года, проведенном учеными из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, были изучены половые различия в эмпатии с использованием изображений мозга. 70 участников наблюдались во время функциональной МРТ (фМРТ) при просмотре двух разных видеоклипов: руку человека тыкают ватным тампоном и руку тыкают шприцем.Их цель состояла в том, чтобы наблюдать первоначальные реакции мозга на вид чужой боли.

ФМРТ не обязательно измеряет активность мозга, а измеряет изменения кровотока. Увеличение нервной активности вызывает последующее увеличение церебрального кровотока в этой области мозга. Повышенный кровоток означает повышенное соотношение насыщенной кислородом крови по сравнению с деоксигенированной кровью, и изменения в этом соотношении обнаруживаются с помощью фМРТ путем измерения реакции, зависящей от уровня кислорода в крови (ЖИРНЫЙ).Когда кто-то наблюдает за болью другого, естественная реакция человека — имитировать эту боль. Определенная область мозга, связанная с чужой болью, оказалась более активной у женщин, чем у мужчин, демонстрируя, что женщины могут «чувствовать» боль других больше, чем мужчины, и, следовательно, с большей вероятностью проявляют эмпатические черты.

Дальнейшие исследования, указывающие на то, что определенная часть мозга по-разному реагирует на стимулы у мужчин, чем у женщин, потенциально могут улучшить цели и дозировку лечения, которое конкретно влияет на эти области мозга.Эти открытия — только начало пути к персонализированной медицине.

Сочувствием можно управлять добровольно

В январе 2020 года исследователи из Нидерландского института нейробиологии опубликовали статью о том, как люди могут добровольно приспосабливаться к тому, как и когда они приписывают эмоции другим. Двадцать три участника мужского пола наблюдались с помощью МРТ, и их попросили оценить эмоции главного героя, испытывающего «американские горки» эмоций в двух голливудских видеоклипах.Это было сделано на МРТ во время трех разных сеансов: сеансов «сопереживание, отстраненность и собственное».

В сеансе «Сочувствие» людей специально просили сопереживать персонажу через сочувствие и тепло. Им дали опрос со списком рейтингов для оценки эмоциональной реакции персонажа. Во время «отдельного» сеанса участникам было сказано быть максимально удаленными от персонажа. А в «собственном» сеансе каждого человека попросили оценить и оценить свои эмоциональные реакции на клип.

Они обнаружили, что участники имели согласованные оценки эмоций как в «чутком», так и в «отстраненном» сеансе, что предполагает, что участники были одинаково внимательны во время обоих сеансов. Когда их попросили посочувствовать, участники оценили эмоции персонажа немного сильнее, чем во время сеанса «Отстранения»; Положительные эмоции персонажа считались более положительными, а отрицательные — более отрицательными. Активность мозга во время сеанса эмпатии в лимбической и соматомоторной областях была более синхронизирована, чем во время сеанса с отключением.Это говорит о том, что участники могут понимать и судить об эмоциях других, но они также могут регулировать степень, в которой они позволяют себе быть затронутыми.

Когда участников поощряли отделиться от главного героя, наблюдалось усиление синхронизации височно-теменного соединения (TPJ), предклиния и vmPFC. При синхронизации все эти части мозга работают вместе в когнитивных процессах, таких как принятие решений и ментализация, а также в механизмах памяти, реакции и восприятия.Эта синхронность широко исследуется в социальном познании; Было проведено множество исследований расстройств аутистического спектра (РАС), в которых предполагалось, что отсутствие синхронизации мозга является признаком аномальной мозговой активности. Общие результаты исследования показывают, что участники могли выбирать, сосредоточить ли внимание на социальных аспектах эмоций и эмпатии или на различных формах интерсубъективной чувствительности.

Более глубокое понимание механизмов эмпатических черт и поведения может помочь в таких областях, как психотерапия, которая зависит от помощи людям в установлении отношений с другими людьми и обществом.Кроме того, нейронная и психологическая основа эмпатии чрезвычайно сложна, и, таким образом, большая осведомленность и знания посредством исследований могут помочь нам, как обществу, понять и лучше принимать людей с психическими расстройствами, такими как психопатия, нарциссизм и аутизм, которые связаны с нарушениями социального познания. А сочувствие, пожалуй, самый важный аспект инфраструктуры социального познания.

ССЫЛКИ

  1. Borja Jimenez, K.К., Абдельгабар, А. Р., Де Ангелис, Л., Маккей, Л. С., Кейзерс, К., и Газзола, В. (2019). Изменения активности мозга после произвольного контроля эмпатии. NeuroImage , доступно: https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2020.116529.

  2. Христов-Мур, Л. и Якобони, М. (2019). Половые различия в соматомоторных представлениях о чужой боли: анализ на основе перестановок. Структура и функции мозга , 224, 937–947, доступно: https://doi.org/10.1007 / s00429-018-1814-у.

  3. Хайд, Л. В., Уоллер, Р., Трентакоста, К. Дж., Шоу, Д. С., Нейдерхайзер, Дж. М., Ганибан, Дж. М., Рейсс, Д., и Лев, Л. Д. (2016). Унаследованные и ненаследственные пути к раннему бесчувственному-неэмоциональному поведению. Американский журнал психиатрии , 173 (9), 903-910, доступно: https://doi.org/10.1176/appi.ajp.2016.15111381.

  4. Уорриер, В., Грасби, К., Узефовски, Ф., Торо, Р., Смит, П., Чакрабарти, Б., Хадаке, Дж., Моуби-Адамсон, Э., Litterman, N., Hottenga, JJ., Lubke, G., Boomsma, DI, Martin, NG, Hatemi, PK, Medland, SE, Hinds, DA, Bourgeron, T., and Baron-Cohen, S. (2018 ). Полногеномный метаанализ когнитивной эмпатии: наследуемость и коррелирует с полом, психоневрологическими состояниями и познанием. Molecular Psychiatry, 23, 1402–1409, доступно: https://doi.org/10.1038/mp.2017.122.

Сочувствие на работе — навыки общения от MindTools.com

Развитие навыков понимания других людей

Эмпатия подобна универсальному растворителю.Любая проблема, связанная с эмпатией, становится разрешимой. — Саймон Барон-Коэн, британский клинический психолог и профессор психопатологии развития Кембриджского университета.

Понимание эмоций других людей — ключевой навык на рабочем месте. Это может позволить нам разрешать конфликты, создавать более продуктивные команды и улучшать наши отношения с коллегами, клиентами и заказчиками.

Но, хотя большинство из нас уверены в освоении новых технических навыков, мы можем чувствовать себя плохо подготовленными для развития наших навыков межличностного общения.И многие люди стесняются обсуждать свои собственные чувства, не говоря уже о чьих-либо еще!

Умеете ли вы смотреть на вещи с чужой точки зрения?

В этой статье мы исследуем, что на самом деле означает проявить сочувствие. Мы рассмотрим, как несколько простых действий могут помочь нам укрепить связи, сформировать культуру честности и открытости и реально повлиять на эмоциональное благополучие и продуктивность наших коллег.

Что такое сочувствие?

В своей простейшей форме эмпатия — это способность распознавать эмоции в других и понимать точки зрения других людей на ситуацию.Сочувствие в самом лучшем виде позволяет вам использовать это понимание, чтобы улучшить настроение других людей и поддержать их в сложных ситуациях.

Сочувствие часто путают с сочувствием, но это не одно и то же. Сочувствие — это чувство заботы о ком-то и ощущение, что он мог бы быть более счастливым. В отличие от сочувствия, сочувствие не связано с общей точкой зрения или эмоциями.

Вы можете сочувствовать кому-то, кого видите в слезах на улице, например, ничего не зная об их ситуации.Сочувствие может перерасти в сочувствие, но не обязательно.

По мнению влиятельного психолога Дэниела Гоулмана, эмпатия — один из пяти ключевых компонентов эмоционального интеллекта. — жизненно важный лидерский навык. Он проходит через три стадии: когнитивная эмпатия, эмоциональная эмпатия и сострадательная эмпатия. Мы обсудим каждый этап по очереди ниже.

Когнитивная эмпатия

Когнитивная эмпатия — это способность понимать, что другой человек может думать или чувствовать.Это не обязательно должно включать в себя какое-либо эмоциональное вовлечение наблюдателя.

Руководители могут найти когнитивную эмпатию полезной для понимания того, что чувствуют члены их команды, и, следовательно, какой стиль лидерства лучше всего от них выиграет. Точно так же руководители продаж могут использовать его для оценки настроения клиента, помогая им выбрать наиболее эффективный тон для разговора.

Когнитивная эмпатия — это в основном рациональная, интеллектуальная и эмоционально нейтральная способность. Это означает, что некоторые люди используют его в отрицательных целях.Например, люди с макиавеллистскими чертами характера. может использовать когнитивную эмпатию для манипулирования эмоционально уязвимыми людьми.

Эмоциональное сочувствие

Эмоциональная эмпатия — это способность разделять чувства другого человека и, таким образом, понимать этого человека на более глубоком уровне. Иногда это называют «аффективной эмпатией», потому что она влияет на вас или меняет вас. Дело не только в том, чтобы знать, что кто-то чувствует, но и в создании подлинного взаимопонимания. с ними.

Некоторых из нас такое сочувствие может ошеломить. Люди с сильными эмпатическими наклонностями могут погрузиться в проблемы или боль других людей, иногда нанося ущерб собственному эмоциональному благополучию. Это особенно верно, если они не чувствуют себя в состоянии разрешить ситуацию.

Вы можете избежать эмоционального выгорания из-за щедрости делая перерывы, проверяя свои границы и укрепляя свою способность справляться с такой сложной ролью .

Любой руководитель команды выиграет от развития хотя бы некоторого эмоционального сочувствия. Это помогает укрепить доверие между менеджерами и членами команды, а также развить честность и открытость. Но сочувствие наиболее ценно, когда оно сочетается с действием. .

Сострадательное сочувствие

Сострадательное сочувствие — самая активная форма сочувствия. Это включает в себя не только заботу о другом человеке и разделение его эмоциональной боли, но и принятие практических мер по ее уменьшению.

Например, представьте, что один из членов вашей команды расстроен и зол из-за того, что он плохо выступил с важной презентацией. Признать их обиду — ценно, а еще больше — подтвердить их реакцию, выказывая признаки этих чувств. Но лучше всего выделить для них немного времени и предложить практическую поддержку или руководство, как справиться с ситуацией и подготовиться к следующему разу.

Как развить сочувствие на работе

Поначалу вам может быть трудно проявить сочувствие — вы можете нервничать из-за эмоционального обязательства или чувствовать себя неспособным сделать это.Но это не значит, что вы обречены на провал!

Чтобы использовать сочувствие эффективно, вам нужно отложить в сторону свою точку зрения и смотреть на вещи с точки зрения другого человека. Затем вы можете распознать поведение, которое на первый взгляд кажется чрезмерно эмоциональным, упрямым или необоснованным, как простую реакцию, основанную на предшествующих знаниях и опыте человека.

Часто практикуйте следующие техники, чтобы они стали второй натурой.

Уделите все внимание

Внимательно слушайте то, что вам пытаются сказать.Используйте свои уши, глаза и «инстинкты», чтобы понять всю идею, которую они передают.

Начните с прислушивания к ключевым словам и фразам, которые они используют, особенно если они используют их неоднократно. Затем подумайте о , как о , а также о , о том, что они говорят. Какой у них тон или язык тела говорю вам? Например, они злятся, стыдятся или боятся?

Сделайте шаг вперед, сочувственно слушая .На этом этапе избегайте задавать прямые вопросы, спорить с тем, что говорится, или оспаривать факты. И будьте гибкими — приготовьтесь к разговору, чтобы изменить направление, поскольку мысли и чувства другого человека также меняются.

Совет:

См. Нашу статью «Внимательное слушание». , чтобы узнать, как можно сосредоточиться на другом человеке, несмотря на «шум» собственных мыслей и чувств.

Принимайте во внимание точки зрения других людей

Вам, вероятно, знакома поговорка: «Прежде чем критиковать кого-то, пройдите милю на его месте.«Изучите свое отношение и сохраняйте непредвзятость. Слишком много внимания вашим собственным предположениям и убеждениям не оставляет много места для сочувствия!

Как только вы «увидите», почему другие верят в то, во что верят, вы сможете это признать. Это не значит, что вы должны соглашаться с этим, но сейчас не время для споров. Вместо этого обязательно проявите уважение и продолжайте слушать.

В случае сомнений предложите человеку еще раз описать свою позицию и спросите, , , как они, , думают, что они могут решить проблему.Задавать правильные вопросы вероятно, самый простой и прямой способ понять другого человека.

Совет:

Вы можете изучить мощный пятиэтапный подход для изучения других точек зрения в нашей статье Perceptual Positions .

Принять меры

Не существует единственного «правильного способа» продемонстрировать свое сочувствие. Это будет зависеть от ситуации, человека и его доминирующих эмоций в данный момент. Помните, что сочувствие связано не с тем, чего вы хотите, а с тем, чего хочет и в чем нуждается другой человек, поэтому любое действие, которое вы предпринимаете или предлагаете, должно приносить ему пользу.

Например, у вас может быть член команды, который не может сосредоточиться на своей работе из-за проблемы дома. Может показаться добрым поступком сказать им, что они могут работать из дома, пока ситуация не разрешится, но на самом деле работа может дать им долгожданную передышку от размышлений о чем-то болезненном. Так что спросите их, какой подход они бы предпочли .

И помните, что сочувствие не только к кризисам! Видеть мир с разных точек зрения — это великий талант, и его можно использовать всегда, в любой ситуации.А случайные добрые поступки украсят любой день.

Например, вы, вероятно, улыбаетесь и стараетесь запоминать имена людей: это сочувствие в действии. Уделять людям все свое внимание на собраниях, интересоваться их жизнью и интересами и предлагать конструктивную обратную связь — все это тоже эмпатическое поведение.

Часто практикуйте эти навыки. Когда вы проявляете интерес к тому, что думают, чувствуют и испытывают другие, вы приобретете репутацию заботливого, надежного и доступного человека и станете большим активом для своей команды и своей организации.

Ключевые моменты

Эмпатия — это способность распознавать эмоции и делиться взглядами с другими людьми. Это один из пяти ключевых компонентов эмоционального интеллекта, который помогает строить доверительные отношения и укреплять отношения.

Есть три стадии эмпатии:

  • Когнитивная эмпатия — это понимание эмоционального состояния другого человека.
  • Эмоциональная эмпатия — это взаимодействие с этими эмоциями и их разделение.
  • Сострадательная эмпатия предполагает принятие мер для поддержки других людей.

Чтобы эффективно использовать сочувствие, уделите коллеге все свое внимание, ищите вербальные и невербальные подсказки, которые помогут вам полностью понять его ситуацию. Отбросьте собственные предположения, признайте чувства коллеги, позвольте эмоциональной связи, а затем предпримите позитивные действия, которые улучшат их благополучие.

Использование когнитивной эмпатии в классе | Центр Преподавания и Обучения

Сочувствие всегда может быть активом в создании атмосферы доверия и взаимной поддержки в классе, но это особенно важно в контексте экстремальных стрессовых факторов окружающей среды и турбулентности.Ясно, что пандемия и ее экономические и социальные последствия представляют собой среду преподавания и обучения для всех нас. Когнитивная эмпатия — это как черта характера, так и навык, который мы можем применить к нашему обучению, который может помочь студентам и преподавателям снизить стресс, с которым мы сталкиваемся, создавая доверительную и благоприятную среду обучения, способствующую успеху студентов.

Как правило, большинство определяет сочувствие как способность понимать и опосредованно ощущать эмоциональные переживания другого человека. (Ренирс и др., 2011)

Исследователи выделили два типа эмпатии, определение которых дано ниже. Когнитивная эмпатия — это тип, который мы можем развивать и применять в наших классах, сохраняя при этом наши стандарты обучения и ожидания. Этому мышлению часто сопутствует аффективная эмпатия, но она не требуется для практики когнитивной эмпатии.

Когнитивная эмпатия
  • Требует, чтобы воспринимаемая информация удерживалась и обрабатывалась в уме
  • Часто процесс смещения точек зрения — i.е., от первого лица, принимая точку зрения других, сравнивать / противопоставлять прошлый опыт с аналогичными характеристиками
  • Результат построения рабочей модели эмоционального состояния другого человека
Аффективная эмпатия
  • Быстрое распознавание эмоций другого человека
  • Вызвать эмоциональную реакцию у наблюдателя, идентифицированного как собственное эмоциональное состояние
  • Приводит к сильно различающимся поведенческим результатам

Привнесите сочувствие в свои классы

Ниже приведены стратегии, которые инструкторы могут использовать для внедрения и развития эмпатического мышления на протяжении всего семестра:

  • Модель it
  • Попытайтесь выразить сочувствие
  • Подчеркивать общие ценности и общие интересы
  • Предложите безопасную среду для обсуждения различий
  • Использовать самораскрытие
  • Создавайте возможности для сотрудничества

(Обучение вабисаби, н.г.) ​​

Ресурсы, которые помогут вам начать работу :

Развивайте сочувствие через стойку

Чуткие инструкторы руководствуются следующими принципами при подготовке к обучению и взаимодействию со студентами:

  • Следуйте «платиновому правилу» (а не «золотому правилу»)
  • Задавайте открытые вопросы
  • Отложите свою реакцию
  • Используйте утверждения «я» (а не «вы»)
  • Активно слушайте, что говорит студент
  • Не переходите в режим «исправить»

(Понятно для преподавателей, 2019)

Ресурсы, которые помогут вам начать работу :

  • Проведите самооценку своей черты сопереживания.
  • Попросите учащихся заполнить анкету, предлагая им поделиться информацией о том, как они учатся, о своем предыдущем опыте обучения и идеях для дальнейшего обучения / преподавания.
  • Реагировать на сопротивление учеников может быть особенно сложно. Определение того, какое сопротивление проявляют учащиеся, может помочь преподавателям отреагировать на них с сочувствием.

Развивайте сочувствие через диалог

Способы, которыми инструкторы способствуют диалогу в классе, могут создать атмосферу сочувствия.В частности, чуткие инструкторы должны:

  • Не осуждай
  • Правильно формулируйте вопросы
  • Используйте язык тела
  • Подтвердите эмоции
  • Будьте спокойны с тишиной
  • Перефразируйте и резюмируйте ситуацию

(Понятно для преподавателей, 2019)

Ресурсы, которые помогут вам начать работу :

  • Начальные предложения и вопросы могут помочь преподавателям начать разговор с сочувствием.
  • Установление и поддержание эмпатии во время полемических дискуссий в классе может быть особенно сложной задачей. Эти советы помогут вам подготовиться к потенциально напряженным дискуссиям и чутко управлять ими.

Хотите узнать больше о сочувствии?

Ознакомьтесь со следующими ресурсами для получения дополнительной информации о развитии сочувствия в обучении:

Список литературы

Йесфьельд, К. Д. (2014). Сопротивление студенческому сопротивлению с помощью эмпатического обучения в классе колледжа. Gauisus , 2, 1-8.

Кениг Р. (18 февраля 2020 г.). Как «диалог» может вызвать сочувствие в разделенном классе. Эдсурдж . https://www.edsurge.com/news/2020-02-18-how-dialogue-can-create-empathy-in-a-divided-classroom

Ренирс, Р.Л.Э.П., Коркоран, Р., Дрейк, Р., Шрайан, Н.М., и Воллм, Б.А. (2011). QCAE: опросник когнитивной и эмоциональной эмпатии. Журнал оценки личности, 93 (1), 84-95.

Токунага, Э.(2017, 19 мая). 6 способов развить сочувствие . Служба здоровья и консультирования студентов Калифорнийского университета в Дэвисе. https://shcs.ucdavis.edu/blog/archive/6-ways-cultivate-empathy

Понятно для преподавателей. (2019). 7 способов проявить сочувствие к учащимся . https://www.understand.org/es-mx/school-learning/for-educators/empathy/7-ways-to-respond-to-students-with-empathy

Понятно для преподавателей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *