Кризис идентичности это: Кризис идентичности: что делать, если потерял себя :: Здоровье :: РБК Стиль

Автор: | 10.04.1981

Содержание

Кризис идентичности: что делать, если потерял себя :: Здоровье :: РБК Стиль

© Victorien Ameline/Unsplash

Автор Василиса Кирилочкина

27 февраля 2019

Личностный кризис случается хотя бы раз в жизни. Мы как будто зависаем в лимбе, где старые ценности и стремления уже не вдохновляют, а новых еще не появилось. Pink выяснил, как распознать надвигающийся кризис и вынести из него максимальную пользу.

Задаваться философскими вопросами о смысле жизни и своем предназначении — это нормально и даже хорошо. Но если размышления на такие важные темы заводят в тупик, портят настроение, мешают нормально функционировать и вгоняют в хандру — возможно, вы переживаете кризис идентичности. Впервые это понятие ввел знаменитый американский психолог Эрик Эриксон. Особое внимание в своих трудах он уделял кризису среднего возраста, но отмечал, что любой период переформирования личности может повлечь потерю самоопределения. Хорошая новость в том, что грамотный выход из любого кризиса помогает личности расти и развиваться.

Есть ряд признаков, по совокупности которых можно распознать тревожное состояние. В первую очередь это мучительные поиски себя, которые сопровождаются негативными мыслями и фрустрацией. Если на протяжении долгого времени (больше месяца) вы пытаетесь переосмыслить свое предназначение, ценности и стремления, но не получаете желаемых ответов, если каждый день на работе спрашиваете себя «Что я здесь делаю?» или смотрите на партнера и думаете «Почему мы вместе?», стоит тщательно проанализировать свое состояние.

Импульсом для кризиса может выступить сильный стресс и значительные перемены в жизни: потеря или смена работы, расставание, потеря близкого человека, тяжелые заболевания, любой сильно травмирующий опыт или потрясение. Причины кризиса кроются не только в плохом. Переезд на другой континент, о котором вы мечтали и планировали пять лет, или брак тоже может стать импульсом. Если после свадьбы вы чувствуете опустошение, это не обязательно значит, что вы выбрали не того человека: просто вам нужно переосмыслить свой новый статус.

Иногда тяжелый кризис и недовольство собой могут привести к депрессии — опасному состоянию, которое ни в коем случае не стоит запускать. Лучше обратиться к врачу, он может подобрать грамотную терапию. Но во многих случаях кризис идентичности — просто переходное состояние, которое нужно пережить. Чтобы сделать это было легче, попробуйте специальные техники.

© Jasmine Ornelas/Unsplash

Исследуйте себя

Кризис идентичности — отличная возможность по-настоящему узнать себя, открыть что-то новое и стать более осознанным. Чтобы поиск ответов на главные вопросы жизни, вселенной и всего остального проходил не так мучительно, постарайтесь сменить тональность этих вопросов.

Например, перестаньте спрашивать «Почему?» и начните выяснять «Зачем?». Первый вопрос заставит вас закапываться в прошлом, а второй настроит на поиск решения в будущем. Составьте сами для себя анкету со всеми важными вопросами и заполните ее. Помните, это не экзамен, так что неправильных ответов здесь нет. Более того, отвечать на все вопросы сразу вовсе необязательно, и ответы могут в любой момент измениться. В том числе стоит спросить себя: «Что меня приободряет? Что помогает пережить трудный день?». Напишите список всего, что улучшает настроение, и обращайтесь к нему как можно чаще в период кризиса (да и всей жизни).

В особо грустные моменты вам может помочь чашка горячего шоколада, прогулка с другом, спорт или даже просмотр реалити-шоу про ремонт: не отказывайте себе в удовольствиях и ни в коем случае не вините себя за них. Еще один важный вопрос — «Что наполняет мои дни смыслом?». Что помогает вам засыпать с чувством выполненного долга, гордости и радости? Возможно, вы недовольны своей работой и пока не готовы искать альтернативу — зато вполне можете записаться в какую-то полезную волонтерскую программу или на курсы, чтобы обучиться новым навыкам. Новые знания, ко всему прочему, помогают бороться с депрессией и повышают гибкость ума.

Найдите поддержку

Один в поле не воин, даже когда дело касается внутренних метаний и поисков. Социальная поддержка действительно помогает легче переживать стрессовые ситуации, тяжелые эмоциональные состояния и личностные кризисы. Попробуйте обсудить свою ситуацию с друзьями и близкими — возможно, они тоже прошли через что-то подобное или проходят прямо сейчас, так что смогут поделиться опытом. В любом случае вы можете рассчитывать если не на совет, то как минимум на эмпатию и поддержку. Если понимаете, что дружеского сочувствия не хватает, не бойтесь обращаться к психологу или в группы поддержки (особенно если речь идет о кризисе после болезни или утраты). Еще один отличный вариант — присоединиться к какой-то спортивной секции: командная игра сближает и дарит массу положительных эмоций.

© kevin laminto/Unsplash

Будьте смелее

Пожалуй, самое главное в истории с поиском себя — искать именно себя, а не образ, соответствующий чьим-то ожиданиям: бойфренда, мамы или всего общества в целом. В 30 лет вы можете обнаружить, что совсем не хотите быть большим боссом. Отказавшись карабкаться по карьерной лестнице в крупной компании, вы рискуете превратиться в аутсайдера в глазах общества. Или, допустим, вы пока не готовы становиться родителем. Покупать квартиру. Вступать в серьезные отношения. Может случиться наоборот: пока вокруг все постоянно путешествуют, встают на серф, пишут книги и садятся на шпагаты, вам только и хочется, что приходить с работы в шесть вечера и смотреть сериалы.

Общество всегда может вас осудить — когда вы что-то делаете, не делаете или делаете не так, как принято. Но прелесть общества в том, что оно эфемерно и безлико. А вот настоящие друзья, хорошие коллеги и верные партнеры — люди вполне реальные. Они с большой вероятностью не будут осуждать выбор, который делает вас счастливым. Чем бы вы ни занимались, каких бы ценностей ни придерживались и к каким бы идеалам ни стремились — у вас всегда найдутся единомышленники, которые вас поддержат. Так что главное — разобраться с собой. А остальное обязательно приложится. 

Кризис идентичности личности в условиях глобализации

Бесследно все – и так легко не быть!

Ф. Тютчев

Необходимость заботы о целостности личности

Современная философская мысль в своем интересе к процессу глобализации гораздо чаще останавливает свое внимание на глобальных объектах, связанных с понятием идентичности: идентичность культур, наций, этносов (В. Р. Чагилов, Ф. Х. Кессиди, М. А. Мун- тян, А. Д. Урсул и др.), чем на проблемах личности в условиях глобализации. Между тем глобализация трансформирует не только экономические и политические отношения, она сильно и резко меняет мировоззрение современного человека, в результате чего возникают идеологические и культурные конфликты, психологическое напряжение и мировоззренческая неудовлетворенность. Поэтому представляется, что в современном противоречивом и конфликтном мире одной из важнейших тем философской рефлексии должна стать целостность и интеграция личности.

Целостность личности связана с такими понятиями, как идентификация, идентичность личности и кризис идентичности. И «человеческое, слишком человеческое» – влияние современного многослойного и антиномного контекста бытия человека на становление идентичности, на разрешение кризисов идентичности отдельного человека – остается темой для междисциплинарного размышления. Другой стороной данной проблемы является определение

культурного инструмента для построения и сохранения идентичности, ее осмысленного бытия в условиях глобализации.

Каково значение идентичности для личности? Зрелая идентичность интегрирует жизненный опыт, дарования, социальные возможности в эго индивидуума, охраняет когерентность и индивидуальность его опыта, подготавливает индивидуума к ударам, грозящим от разрывов непрерывности в среде, предвидит внутренние и внешние опасности (Э. Эриксон). Если культура перестает поставлять индивидам жизнеспособные образцы, то формируются негативные, запутанные идентичности, снижается способность сдерживать негативные элементы и формируется деструктивное поведение у людей и с позитивной идентичностью. Если же чувство идентичности утрачивается, на место целостности и полноты личности приходят отчаяние, изоляция, смешение ролей, тревога и страхи. Это связано с тем, что форма бытия культуры в своем решительном обновлении может вступить в противоречие с содержанием жизненного опыта человека.

Идентичность как социокультурная проблема

Сущность идентичности в психологии определяется как осознание индивидом непрерывности и тождественности во времени (Д. Локк), последовательности и непротиворечивости собственной личности (У. Джемс), идентификация в детстве с жизнью родителей, затем с национальными, социокультурными символами общества (З. Фрейд). По эпигенетической стадиальной концепции развития личности Э. Эриксона[1], цель развития личности – целостность как зрелое качество, обязанное своим происхождением всем стадиям развития эго. Зрелая психосоциальная идентичность – это «внутренняя тождественность и непрерывность, подготовленная прошлым индивидуума, сочетается с тождественностью и непрерывностью значения для других, выявляемая в реальной перспективе “карьеры”»[2]. Достигнутая идентичность выражается в способности человека испытывать доверие, иметь личностно значимые цели, ценности и убеждения, чувство направленности и осмысленности жизни, осознавать и преодолевать трудности на избранном пути. Мораторий – это состояние кризиса идентичности и активный поиск его разрешения, во время которого человек ищет полезную для разрешения кризиса информацию и реально экспериментирует со стилями жизни.

Преждевременная идентичность свойственна человеку, который, минуя кризис, относительно рано в жизни приобретает определенные цели, ценности, убеждения вследствие идентификации с родителями или другими значимыми людьми. Человек с диффузной идентичностью не имеет прочных целей, ценностей и убеждений, не пытается их сформировать, не способен решать возникающие проблемы и переживает негативные состояния: пессимизм, злобу, отчуждение, беспомощность и безнадежность.

Дж. Мид в концепции символического интеракционизма выделил два аспекта идентичности: социально детерминированную идентичность («Me»), которая строится из интернализованных «генерализованных других», и индивидуальную идентичность («I»), благодаря которой человек реагирует на социальную ситуацию неповторимым образом. Мид считал, что идентичность возникает как результат социального общения человека при условии включенности индивида в социальную группу, где исключительное значение имеет символическая коммуникация – вербальная и невербальная. Он же выделил осознаваемый и неосознаваемый типы идентичности. Неосознаваемая идентичность базируется на неосознанно принятых человеком нормах, привычках, ожиданиях, поступающих от социальной группы, к которой он принадлежит. Осознаваемая идентичность возникает на основе рефлексии и выражает относительную свободу личности, которая думает о цели и тактике своего поведения, а не слепо следует ритуализированному социальному действию[3].

Развивая идеи Дж. Мида, в современной социальной философии и психологии выделяют и другие типы идентичности: социальная идентичность, личная идентичность, Я-идентичность (И. Гофман). Социальная идентичность предъявляет себя как актуальная и виртуальная посредством обозначения себя очевидными атрибутами (депутатский мандат) и предполагаемыми атрибутами («мигалка» на машине депутата) с целью влияния на социальное окружение. В моделях социального поведения реализуется «борьба идентичностей»: манипулируя предъявляемой (образ, транслируемый другим) идентичностью, человек старается приблизить реальную (таким индивид воспринимает себя) к идеальной (таким хотелось бы себя видеть) идентичности и увеличить дистанцию между реальной и негативной (таким не хотелось бы себя видеть) идентичностями (Р. Фогельсон).

В философии французского персонализма (Э. Мунье) сущность идентичности раскрывается в связи с пониманием личности под влиянием категорий экзистенциализма (свобода, внутренний мир, коммуникация) и марксизма (личность выражает современную ей реальность). Целостность личности осуществляется через построение идентичности как «призвания, призыва к единству» самотворчества, коммуникации и единения с другими людьми. «Личность существует только в своем устремлении к “другому”, познает себя только через другого и обретает себя только в “другом”. Первичный опыт личности – это опыт “другой” личности»[4].

Другим источником идентичности является субъективность как самоотождествление, или обозначение своей внутренней жизни, интимности – глубинного и таинственного. Эти значения являются результатом рефлексии – сосредоточения и овладения собой в единстве природного и надприродного. Но рефлексия – это не только всматривание внутрь себя, погружение в себя и в свои образы, она также интенция, проекция «Я». Целостность личности не застывшая идентичность, это «безмолвный призыв», смысл которого постигается на протяжении всей жизни. Желание обрести «живое единство» реализуется через двойное напряжение сил: «сосредоточиваясь, чтобы обрести себя, затем рассредоточиться, чтобы обогатить свой внутренний мир, и вновь обрести себя…»[5].

Ю. Хабермас представляет Я-идентичность как баланс между личностной и социальной идентичностью. Личностная идентичность обеспечивает связность истории жизни человека, а социальная идентичность отвечает требованиям всех ролевых систем, к которым принадлежит человек. Во взаимодействии человек проясняет свою идентичность, стремясь соответствовать нормативным ожиданиям партнера, но выражая свою неповторимость[6].

Условия разрешения кризисов в эволюции идентичности

Идентичность как динамичная структура развивается нелинейно и неравномерно, может идти как в прогрессивном, так и в регрессивном направлении на протяжении всей жизни человека, преодолевая кризисы. Э. Эриксон определяет кризис идентичности как конфликт между сложившейся к данному моменту конфигурацией элементов идентичности с соответствующим ей способом «вписывания» себя в окружающий мир и изменившейся биологической или социальной нишей существования индивида. Всякий раз, когда возникают биологические или социальные изменения, необходимы интегрирующая работа эго и переструктурирование элементов идентичности. Прогресс идентичности достигается одновременной интеграцией и дифференциацией различных взаимосвязанных элементов (идентификаций), на границе постоянства и изменения себя. На каждой стадии развития идентичности новые элементы должны быть интегрированы в имеющуюся структуру, а старые и отжившие – реинтегрированы или отброшены. Отбор новых компонентов в структуру идентичности и приспособление структуры к этим компонентам происходит в процессах ассимиляции, аккомодации и оценки значения и ценности новых и старых содержаний идентичности в соответствии с особенностями социального опыта индивида.

Высокая социокультурная динамика требует быстрой перестройки компонентов идентичности, осуществления выборов, посредством которых человек принимает вызовы времени и новые ценности. Но для поддержания своей идентичности личность может какое-то время не воспринимать эти изменения, используя для этого различные стратегии защиты идентичности, поскольку быстрое разрушение структуры ведет к потере идентичности и связанным с этим негативным состояниям (депрессии, самоубийства). Кризис идентичности, как правило, фокусируется в определенных жизненных сферах, но если он развивается по-разному в разных областях жизни человека, то тот попадает в «многофазовый кризис» (Д. Маттесон). Даже имея достигнутую идентичность, человек, испытывая кризис, может ввергнуться в диффузное состояние и вернуться на более низкий уровень идентичности. Но когда запускается процесс разрешения кризиса, у человека вновь есть шанс достичь идентичности.

Итак, иметь зрелую идентичность – обозначает быть самим собой в уподоблении себя выбранному социокультурному окружению. Принцип сосуществования социальности и индивидуальности в идентичности указывает, что условиями построения личностной идентичности и разрешения кризисов являются:

• идентификация, ассимиляция и интеграция значимых социокультурных образцов;

• развитая рефлексия своих переживаний для самоотождествления;

• коммуникация и ее опосредование значениями отношений Я и Другого;

• понимание и согласованность всех значений Я;

• выбор новых ценностей и целей и решимость для разрешения кризисов.

Таким образом, социокультурная сущность идентичности указывает на метафизическую связь культуры и человека: культурный контекст может или способствовать, или препятствовать формированию идентичности индивида. Нам важно понять, какие конкретные влияния оказывает современный социокультурный контекст как символический «другой» на содержательные аспекты иден- тичности.

Требования многослойного контекста бытия к антиномным свойствам личности

Проблемой построения идентичности современной личности является противоречивая сущность современного культурного контекста: с одной стороны, антиномный характер культуры, с другой стороны, глобальная интеграция. Философы XX в. описали антиномичный характер нашего экзистенциального времени, который проявляется в полицентрической, многополюсной структуре. Духовные корни современной западной культуры уходят в иудейский профетизм, классическую греческую культуру, античный империализм, западное средневековье, эпоху Просвещения (В. Библер, Э. Трельч, К. Ясперс и др.). Э. Трельч полагал, что основной проблемой современного человека будет «культурный синтез». И действительно, наш современник вынужден постоянно прикладывать усилия для синтеза Я в преодолении антиномий культуры: традиции и новации, вещного и духовного, импульса желания и сознательного творчества, чувственного бытия и символической деятельности, необходимости и свободы, обыденности и игры, идеала и симулякра.

Явления глобализации как проблема становления идентичности

Факторы и векторы глобализации показывают направление общественных процессов, но в повседневном опыте человек сталкивается с проявлениями глобализации как конкретным семантическим контекстом, влияющим на усвоение культурных значений в идентичности личности. В опыте человека типы идентичности и явления глобализации взаимообусловлены более сложно, но в нашем анализе их сопоставление позволяет выявить некоторые тенденции становления идентичности.

1. Рыночный характер отношений, конкуренция и обеднение значения мира как символического «другого». Сегодня рынок входит во все сферы жизни и устанавливает свои формы и «стоимости успешности». Мир вещности и употребления востребует производителя и потребителя, а не произведение и творца, что лишает человека культурных конструктов формирования идентичности. Еще К. Маркс определил процесс превращения результатов человеческой деятельности как отчуждение. Рыночные отношения вытесняют неконкурентные слои граждан на границу выживаемости и одичания, не позволяют строить культурное бытие и сохранять уважение к своей личности. Это актуализирует новых «героев» для идентификации – и вот уже «брат» ищет правду с обрезом в ру- ках, и зритель принимает беспощадного, справедливого, нерыноч- ного героя.

2. Плюрализм как множественность и анонимный характер бытия личности. Установка только на множественность без связи с единством и конкретностью рассеивает все существующие представления человека и делает его бытие анонимным. Открытость миру, молчаливый характер бытия личности, латентное слияние в самосознании собственных влечений, чувств и мыслей с диктуемыми ей средствами информации определенными формами мышления и деятельности замещает человеку рефлексию собственных переживаний и порождает имитацию субъектности индивида. М. Хайдеггер описал такое безличное существование (man) человека «как все» в мире объективированных ценностей и форм общения. В безличном мире человек лишь в предельных ситуациях постигает существо своей экзистенции, смысл своего бытия в мире[7].

3. «Контактный тип» социальной целостности и деперсонализация. Современные коммуникации (Интернет, телевидение, спутниковая связь) неограниченно распространяют в массовом сознании современные концепции, представления и идейно-ценностные ориентации. Такая коммуникация интегрирует общество в глобальном масштабе и создает социальную целостность «контактного типа» (М. Маклюэн). Но «контактный тип» социальной целостности ослабляет живую, неопосредованную коммуникацию. Кроме того, усиление групповой самокатегоризации деперсонализирует индивидуальное самовосприятие. С. Л. Рубинштейн определил такое отчуждение человека от человека как отрыв сущности от существования, неподлинность его бытия. Отношения людей сводятся к взаимодействию на уровне имиджа, «маски», социальной роли[8]. Интернетовская деревня наполнена фальсифицированными образами людей, скрытых за выдуманными образами и «никами». Отношение к человеку как к «маске» превращает его в орудие, средство или деперсонализирует его. Деперсонализация – это восприятие себя не как уникальную личность, а как взаимозаменяемый экземпляр социальной категории. Э. Мунье писал: «Когда коммуникация ослабляет свою напряженность или принимает извращенные формы, я теряю свое глубинное “Я”. Ведь известно, что все душевные расстройства связаны с потерей контактов с “другими”, здесь alter становится alienus, а я оказываюсь чуждым самому себе, отчужденным от себя»[9].

4. Прагматизм как мировоззрение и индивидуализм как способ бытия человека. Прагматизм как идеология несет идею тотальной полезности в ущерб нравственным основам в человеке – совести, человечности. Внедряемые сегодня в массовое сознание новые стереотипы самоутверждения – индивидуальный успех, достижительность, индивидуализм, рациональная адаптация – конструкты, чуждые традиционной идентичности россиян. Противоречие между результатом и средством, отсутствие честности и искренности в отношениях между людьми создает ситуацию, когда человек теряет доверие к людям, идеям, делу. В результате происходит разрушение базального доверия к миру – основы идентичности, по концепции Э. Эриксона. Прагматизм производит индивидуализм в форму жизни. Индивидуалист живет во внутренней изоляции, воплощает принципы усиленного самосохранения, обеспечивая права только своего Я и строя жизнь только для себя. Но индивидуализм это расщепленное бытие человека, который пытается остаться самодостаточным в себе самом (Р. Лаут). «Расщепленное бытие» разрывает естественные для человеческой психики связи «Я – другой», что нарушает личностную целостность[10].

4. Укрупнение образа социума, интеграция социальной системы и потеря уникальности человека. Всякий живой организм обладает своей уникальной природой, и ему полезна только определенная степень открытости-закрытости. Полная открытость приводит к тому, что истощается сокровенное или интимное содержание человеческой личности, исчезает тайна его бытия и уникальность. Ж. Бодрийяр видит в этом проблему потери границы собственного бытия, когда интимное («приватное») приобретает оттенок всеобщности. Но когда исчезает «другой» – потаенный в себе, вместе с ним исчезает самостоятельность[11]. Это губительно для социального организма в условиях вакуума норм и ценностей. А. Швейцер утверждал, что «когда общество воздействует на индивида сильнее, чем индивид на общество, начинается деградация культуры»[12], так как умаляются духовные и нравственные задатки человека.

5. Информационное давление социального целого на сознание индивида посредством глобальных средств воздействия и деструкция самоидентификации. Информационные средства коммуникации (СМК) как инструмент власти социума над индивидуальностью являются источником стандартизации, механизации идентичности, затрудняют постижение, раскрытие Я в культуре. Для разрушения идентичности используются принципы приведения человека к состоянию «как все», «выработки единой идеологии группы», «низведения к ребенку» – то есть то, что возвращает личность в статус ребенка и облегчает введение идеологических ценностей с нуля.

Г. Г. Почепцов описывает технологии средств информации, прямая цель которых – разрушение идентичности[13].

Снятие идентичности. Установление вины.

Самопредавание.

Тотальный конфликт и базовый страх.

Мягкость и возможность.

Подталкивание к признанию.

Канализация вины и т. д.

Посредством СМК транслируются формы замещения и подмена уникальности и целостности индивидуального мышления, чувств, потребностей и ценностной ориентации людей: «идеологизация», «массовизация», «индоктринизация», «фетишизация», «мистификация». Под влиянием фантомов «ложного сознания» (идеологий различного толка) и «поспешного морализирования» массового общества (В. Библер) происходит деструкция самоидентификации, формируется «человек без свойств».

6. Массовизация культуры, реклама как двигатель глобализации и отрыв сущности от существования человека. Современное значение рекламы направлено не на прямую покупку товара, а на введение в структуру значений потребителя определенного имиджа, с которым связан товар. Семиотическое значение рекламы размывает границы самости и затрудняет установление контакта с собой. Товарный знак постепенно как бы «присваивает» человека, навязывая ему определенный образ и чувство принадлежности к определенной социальной группе: успешная женщина пользуется только такой косметикой, мужественный мужчина курит только такие сигареты, модный молодой человек носит такую спортивную марку. Так происходит семиотическое влияние на сознание индивидуальности для построения определенного типа идентификации потребителя.

Формируется личность, которую Г. Маркузе назвал «одномерный человек», – носитель определенной социальной роли[14]. Члены «одномерного общества» думают и говорят «шершавым языком плаката» (В. Маяковский) – языком газеты, рекламы, телевидения. Постепенно процесс отчуждения человека от трансцендирующих истин, мысли, искусства, эстетики жизни ведет к отрыву сущности от существования человека.

7. Универсализация языка знаковых систем информации электронных средств и унификация психологических характеристик личности. В условиях прагматики PR компании транслируют информацию посредством обедненного языка на основе простых сравнений и ассоциаций. Различные реалити-шоу, носящие вненациональный характер, внедряют в сознание зрителей унифицированные образцы поведения определенных психотипов (исследование С. Пека):

«козел отпущения», который демонстрирует деструктивное поведение смиренного субъекта;

нарциссическая личность с преобладающей, но завуалированной нетерпимостью к критике как следствием нарциссической травмы;

претенциозная личность с выраженным беспокойством о внешности и собственном имидже самоуважения;

слабовыраженный шизофреник с расстройствами в процессе мышления в стрессовых ситуациях.

Пропаганда унификации психики людей на основе нездоровых образцов ведет к снижению общего развития индивидуальности человека, его способности к самовыражению. И чтобы быть самим собой в уподоблении выбранному социокультурному окружению, человеку необходим пересмотр прежних, настоящих и будущих идентификаций, проектирование в будущее их качественно нового сочетания.

Описанные явления глобализации, «моделируя в нас человека», делают естественное построение идентичности проблемой: удлиняют периоды кризисов, провоцируют диффузную идентичность, «расколотое Я». Эти влияния затрагивают все аспекты идентичности:

• для экзистенциальной составляющей – потеря уникальности человека, отрыв сущности от существования человека;

• для рефлексивного механизма идентичности последствие – унификация психологических характеристик личности, деструкция самоидентификации;

• для семантического аспекта идентичности – обеднение значения мира как символического «другого», анонимный характер бытия личности, деперсонализация;

• для социального бытия – индивидуализм и отчуждение как способ существования.

Российская специфика в разрешении кризиса идентичности личности в условиях глобализации

Психоанализ убедительно показал молчаливый характер индивидуального бытия личности: индивид интерпретирует опыт в заданных схемах языка и со всеми предрассудками общества. Явления глобализации углубляют иррациональное господство общества над личностью, антиличностную социальную экспансию в уникальность человека. Становясь бессознательным механизмом «привязывания» чувств, потребностей, сознания индивида к социуму, они исключают его самобытное развитие, основанное на личном выборе и индивидуальной свободе.

У российского человека в разрешении социокультурного кризиса идентичности в процессе глобализации существуют отягощающие обстоятельства – исторически обусловленная изоляция от европейского социокультурного процесса и авторитарная идеология. С одной стороны, это помогало «безболезненно» строить идентичность, поскольку были заданы образы и образцы. Но, с другой стороны, отсутствие выбора и ответственности за выбор целей, ценностей препятствовало формированию ответственности за свою жизнь и культурных способов преодоления кризиса идентичности. Российский человек шел «другим путем» и теперь вынужден переживать все те экзистенциальные кризисы, к преодолению которых у европейцев уже сформировались культурные средства.

Кроме того, транснациональные компании, крупные наднациональные образования как явления глобализации, преодолевая границы государств, несут с собой наднациональную политику, уменьшая национальный суверенитет, но вместе с этим пробуждая бурный рост национализма[15]. Нельзя не согласиться с выводом Л. Е. Гринина, что в ситуации, когда возможен ренессанс национальных структур и идей, нужна гибкость в отношении национальных традиций. В многонациональном российском государстве это особенно важно для национальной идентичности личности. Однако мы наблюдаем противоречие социальной ситуации в России: с одной стороны, строятся и восстанавливаются храмы, священники получили свободу обращения к своей пастве; с другой стороны, российские СМИ внедряют в массовое сознание новые стереотипы самоутверждения – прагматизм, индивидуализм, рационализм. Но источником рационализма в европейской культуре стала протестанская религиозная этика как система мировосприятия и определенная психология (М. Вебер). М. Элиаде доказал, что даже у нерелигиозных людей религия и мифология скрыты в глубинах сознания и всплывают из бездн бессознательного в Я, как только задеваются универсальные символы, связанные с этой глубинной памятью. Для российского менталитета характерны качества личности, обусловленные свойствами российской культуры, выраженной православием и советской идеологией: приоритет духа над материей, центрированность на нравственном сознании, неприятие рационализма, пренебрежение к практицизму, принцип коллективизма, патриотического культа служения обществу. Прививка фрагментов чужих традиций и культуры в идентичность российского человека имеет как следствие деформацию личности – противоречие между ее культурной сущностью и социальными способами реализации.

Ситуация кризиса идентичности россиянина в процессе глобализации усугубляется традиционным «апофеозом беспочвенности» (Л. Шестов) на фоне динамичного расширения социокультурного контекста до границ мира. Всемирная отзывчивость русской «спеленутой» души (по выражению Э. Эриксона) и ее соборность при отсутствии культуры ответственной идентификации может в очередной раз привести к «пересадке культуры» идентичности с чужого плеча. Но как быстро сформировать ответственную личностную идентичность, если «культурность – наследственный дар, и сразу привить ее себе почти никогда не удается»[16]? Вследствие предыдущей «секуляризация духовности» у нас потеряна традиция духовной опеки человека, и в ситуации кризиса он остается в одиночестве. И открытое молодое поколение воспринимает прививаемую целерациональную культуру эмоционально и некритично, а у взрослого населения сопротивление ей вызывает рост иррациональных элементов сознания.

Возможные последствия и культурные перспективы разрешения кризиса идентичности в условиях глобализации

Формирование диффузной, неосознаваемой, негативной идентичностей связано с пассивной позицией человека перед лицом информационного давления на сознание индивида со стороны социального целого, при котором постижение, раскрытие и проявление в культуре индивидуального «Я» затруднено. Явления глобализации требуют от человека новых идентификаций и высоких темпов интеграции, но культурная сущность человека не может создавать личностные формы в темпах глобализации. Следствием этой «заторможенности» являются деперсонализация, разные формы отчуждения, враждебность в отношении новаций или снижение культуры личности, стандартизация, массовизация с ее инстинктивными формами поведения.

Следствием деформации личности, не способной отвечать на вопрос «Кто Я?», то есть устанавливать свою идентичность и развиваться в темпах современной глобализации в окружении «чужого» текста социума, является уход от себя и реальности в алкоголизм и наркоманию. Неблагополучное разрешение кризиса идентичности – это результат безответного, безответственного отношения человека к себе. Успешное преодоление кризисов требует от человека постоянных усилий в построении идентичности на каждом из жизненных этапов: интеграции и дифференциации взаимосвязанных идентификаций, ассимиляции, аккомодации и оценки социальных взаимодействий со значимыми другими, овладения семиотическими средствами выражения себя и понимания языка других, самоотчета, рефлексии и проектирования своего образа. Индивид вынужден преодолевать как антиномный характер самой идентичности, так и социокультурные антиномии реальности и принимать или отвергать новые социальные ситуации, виды деятельности, ценности.

Современные философские исследования глобализации (А. Н. Чу-маков, А. П. Назаретян) указывают на актуальность развития субъективного фактора – осознания человеком своей принадлежности к определенной культурной традиции, типу общественного развития, интерактивного сознания с преобладанием общечеловеческих ценностей, когнитивной сложности индивидуального интеллекта. Оптимизм философии в отношении преодоления кризиса человека (от Э. Мунье до П. Рикера) опирается на понимание того, что внутренние ресурсы личности не предопределены заранее: и то, «что она выражает, не исчерпывает ее, то, что ее обуславливает, не порабощает»[17]. Для укрепления внутреннего мира у личности существуют способы выхода вовне: своеобразие, протест, свобода и ответственность, трансценденция, деятельность, творчество. Личностная жизнь современного человека – это и самоутверждение и самоотрицание субъекта, и обладание и бытие.

Общим контекстом нашего размышления во всех его частях является возвращение человеку «заботы о бытии-в-мире» (М. Хайдеггер) и ответственности в построении осознанной идентичности, чтобы не потерять свою человеческую сущность. Иметь целостность как результат зрелой идентичности возможно путем пересмотра прежних, настоящих и будущих идентификаций, выработки их качественно нового сочетания, что требует от личности мобилизации всех личностных сил и времени. Поэтому «забота» о человеке для современных философии и психологии – определить тот культурный инструмент – амплификатор, который бы усилил способность человека к пониманию себя, «участное мышление» (М. Бахтин) в отношениях с миром и с собой.

Философия и психология предлагают вниманию современного человека новые идеи и методы понимания мира. Одна из них – идея самопонимания на феноменолого-герменевтическом основании (П. Рикер). Культура как мир человеческих смыслов по-прежнему хранит необходимые предпосылки для дальнейшего творческого саморазвития человека. Синтез антиномизма, по убеждению П. Фло-ренского, – в символе, который в культуре человечен и одновременно сверхчеловечен[18]. Понять существование себя и иного – означает понять его как символическое бытие посредством символики своего произведения как другого-в-себе. Культура самопонимания восполняет все планы идентичности: экзистенциальный, рефлексивный, семантический в создании и интерпретации культурного произведения как символического опосредования желаний, рефлексии его значения, выявления личностного смысла для понимания уникальности, предназначенности, возможностей Я. И это – воплощенная в творчестве забота о целостности и полноте бытия личности. Идея и культура самопонимания – разработанный культурный инструмент преодоления кризиса идентичности, кризиса смысла, кризиса сознания – позволяют открыть не только актуальное Я, но и возможное Я личности в современной культуре.

Подведем некоторые итоги нашего размышления об идентичности современного человека. Осуществленный анализ психоаналитического и персоналистского подходов к сущности идентичности прояснил необходимые социокультурные условия формирования зрелой позитивной идентичности и разрешения ее кризисов, что обеспечивает целостность, психическое здоровье и социальное благополучие человека и общества. Обобщение материалов современных философских работ позволило представить многослойный контекст современного социального бытия человека, в котором значимыми являются факторы, векторы и явления процесса глобализации.

[1] Элиаде, М. Священное и мирское. – М.: Изд-во МГУ, 1994.

[2] Там же. – С. 367.

[3] Мид, Дж. Интернализированные другие и самость. – М.: Наука, 1989.

[4] Мунье, Э. Персонализм // Французская философия и эстетика XX века. – М.: Искусство, 1995. – с. 134.

[5] Там же. – с. 150.

[6] Хабермас, Ю. Демократия. Разум. Нравственность. – М.: ACADEMIA, 1995.

[7] Хайдеггер, М. Время и бытие. – М.: Республика, 1993.

[8] Шестов, Л. Апофеоз беспочвенности. – М.: Захаров, 2000.

[9] Мунье, Э. Персонализм. – с. 135.

[10] Лаут, Р. Философия Достоевского в систематическом изложении. – М.: Республика, 1996.

[11] Библер, B. C. От наукоучения к логике культуры. – М., 1991.

[12] Швейцер, А. Упадок и возрождение культуры. Философия культуры. Ч. 1 / Благоговение перед жизнью. – М.: Прогресс, 1992. – с. 69.

[13] Почепцов, Г. Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. – М.: Рефл – бук; Киев: Ваклер, 1999.

[14] Рубинштейн, С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. – СПб.: Питер, 2003.

[15] Гринин, Л. Е. Государство и исторический процесс. Политический срез исторического процесса. – М.: КомКнига, 2007. – с. 154.

[16] Шестов, Л. Апофеоз беспочвенности. – С. 19.

[17] Мунье, Э. Персонализм. – С. 109.

[18] Флоренский, П. А. У водоразделов мысли. – М.: Правда, 1990.

Почему национальное государство – единственное решение кризиса идентичности в арабском мире? — Клуб «Валдай»

Националистические и исламистские идеологии, как правило, имеют ограничительный характер. Они не обещают ничего хорошего для христиан, курдов, представителей любых национальных и религиозных меньшинств. После огромного опустошения, причинённого ИГИЛ и Аль-Каидой , многие рассчитывают на закат религиозного рвения в свете провала политического ислама, то есть идеологизированных исламских движений, которые непосредственно вошли в политику в последние десять лет после «арабской весны». Религиозное рвение с доктринально-идеологическим измерением возросло ещё в начале 1970-х годов из-за соблазнов утопических обещаний на фоне жалкой реальности: отсталости, деградации, сокрушительных военных поражений. Исламисты также доказали свою несостоятельность (хотя и в разной степени) в Судане, Иране, Египте, Тунисе и Ираке. Наблюдается снижение соблазнов религиозности в целом и идеологизированной религиозности в частности.

Фундаменталистская мечта под лозунгом «Ислам – это решение», больше не актуальна для новых поколений. Это означает, что убеждённость в религиозном решении гражданских вопросов значительно снизилась. По мнению некоторых исследователей, религиозная убеждённость тех, кто испытал все эти потрясения и открыл для себя горизонты неограниченного культурного взаимодействия, больше не выходит за рамки личного духовного опыта и личных семейных дел.

Тупиковая ситуация с участием народа в политической жизни, безудержная коррупция и неэффективное управление в регионе, а также провал национальных планов развития создают питательную среду для различных накатывающих волн гнева и протестов. Это оставляет открытой возможность новых форм радикальных движений, которые используют насилие как способ, чтобы их голос был услышан, и пользуются преимуществами сильно поляризованной социальной среды.

Какие уроки мы должны извлечь из «арабской весны»?

Кризис идентичности в современном обществе, потеря логоса и Dasein | Пономарев

ББК 87.6

УДК 1.101

Н. Е. Пономарев, Л. Д. Александрова

N. Ponomarev, L. Aleksandrova

г. Челябинск, РБИУ

Chelyabinsk, RBIM

Аннотация: В данной статье рассмотрен феномен «кризиса идентичности» в постмодернистском мире. Выявлены причины данного кризиса. Рассмотрен переход западноевропейского общества от традиционных ценностей к материализму и первенству экономической составляющей в жизни общества, а также распространение этого принципа на остальной мир — процесс «вестернизации». Указаны возможные пути преодоления этого кризиса.

Ключевые слова: идентичность; Dasein; конец истории; традиция; модерн; постмодерн; глобализация; вестернизация.

Abstract: In this article did analyzed phenomen crisis of identity in postmodern world. This crisis causes are revealed. Also are considered westeuropian sociaty from traditional significances to materialism and precedence of economical part in social live and same extension by other world scilicet westernization (assimilation of the western culture). Ways of overcoming this crisis are identified.

Keywords: Identity; Dasein; end history; tradition; modern; postmodern; globalization; westernization.

В современном обществе происходит процесс глобализации, народы и страны вынуждены подстраиваться под постмодернистскую «общемировую» модель, из-за чего происходит кризис этнокультурной идентичности. Dasein как категория, через которую человек понимает свой смысл бытия (Логос), исчезает. Такая тенденция ведет к уничтожению человека, чьё место занимает индивид — винтик в глобальной системе, освобождаемый от всех видов коллективной идентичности.

По М. Хайдеггеру Dasein («вот бытие») — это место, где человек присутствует всей полнотой своего духовного существа, своей сознательной жизни; именно в этом месте может быть задан вопрос о смысле бытия. Отношение человеческого существования к миру всегда адекватно и практично. Эту практически-духовную связь человека с миром М. Хайдеггер называет заботой, в которой одновременно и вещи материального мира (внутримировые сущие) обретают смысл бытия (Логос) в отношении к человеческой деятельности [5, c. 33–37, 70, 87–88, 99].

Однако для европейского человека тюрбан индуса или леопардовые одежды вождя африканского племен — это предметы, не имеющие подлинного смысла, в то время как для представителей этих культур эти предметы являются традиционными атрибутами жизни, которые имеют смысл и более того делают его частью данного народа, примером его идентичности.

Таким образом, мы можем заключить, что человек может рассматриваться как бытие, помещенное во времени и пространстве, горизонт которого всегда вытекает из его этнокультурного сообщества и из которого он осознает свое положение в мире (Dasein).

Этнокультурный горизонт человека (далее по тексту — идентичность) — это его язык, культура и этническое происхождение. Таким образом, понять Daseinмы можем лишь изучая идентичность того или иного народа. Рассматривая человечество через эту призму, мы обнаруживаем, что существует огромное количество Логосов (смыслов) — как результат осознания через Dasein, так как существует огромное количество разнообразных идентичностей.

Каждый субэтнос, этноc, сверхэтнос (цивилизация) понимает себя исходя из своей идентичности, как бы «пропуская» её через Dasein. Поэтому концепция Генри Моргана «дикость-варварство-цивилизация» (в основе которой лежит идея о технологическом прогрессе) является ошибочной, поскольку Л. Г. Морган оценивал «отсталые народы» с точки зрения западноевропейского Логоса [3, c. 3–4]. В его понимании народы являлись «отсталыми» исключительно потому, что не соответствовали понятию «цивилизация» по западноевропейским критериям. Именно здесь кроются истоки «просветительской миссии» западноевропейцев и «вестернизации» (либеральной глобализации) всего остального мира.

Процедура «вестернизации», сочетающая глобализацию и либерализм, осуществляемая западным миром, приводит к потере идентичности различных народов и их Логоса. Но, для того чтобы понять, каким образом это происходит, нам необходимо проследить изменения западного общества от традиционного для индоевропейских народов строя к современному постмодернистскому состоянию.

Французский историк Жорж Дюмезиль путем анализа различных языковых материалов и мифов индоевропейских народов обосновал и доказал трёхфункциональную систему устройства общества всех индоевропейских народов [2, c. 25]. Три функции разделяются между тремя сословиями: жрецы-брахманы-философы, воины-кшатрии, земледельцы-вайшьи-ремесленники.

Жрецы-брахманы-философы находятся на самом верху духовной иерархии и наименее заинтересованы в обладании и преумножении богатства, поскольку преисполнены внутреннего богатства души и ума. Здесь можно вспомнить Диогена, который жил под открытым небом и забирался в бочку только тогда, когда шел дождь. Обратное суть прямое указание на вырождение сословия и проникновения в его ряды низших элементов, что наглядно видно в эпоху Ренессанса на примере семей Борджиа и Медичи.

Воины-кшатрии, к которым относились также и правители, стояли на второй ступени духовной иерархии. Их богатое окружение не являлось тождественным накопительству, а являлось материальным воплощением славы и доблести, отсюда тяга к трофеям и регалиям, практика богатого погребения знати.

Земледельцы-вайшьи-ремесленники, чья жизнь неразрывно связана с землей, имели наиболее выраженную тягу к материальным ценностям, это стремление к накопительству в традиционном обществе регулировалось различными жертвоприношениями богам и выплатой податей знати.

Существует и четвертое сословие — нищие-чандалы-неприкасаемые, которые стоят особняком от общественной структуры и абсолютно лишены духовной и социальной жизней.

Модерн характеризуется урбанизацией и смещением жизни в города, что порождает новое сословие — буржуа — прослойку лакеев, слуг и «сервиса». Буржуа стали фундаментом для формирования «нового третьего сословия». Породив новый тип «торгаша» в европейской культуре, пришедший в Средиземноморское пространство из семитско-ближневосточного ареала, буржуа, постепенно сближаясь со «старым третьим сословием», преобразует его в аграрный сектор, цеха и производство, порождая тем самым ещё один тип — «рабочего» или «пролетария», чьё мировоззрение целиком и полностью является производным от экономики. Со временем также появляется типаж «потребителя», как винтик экономической системы. Торжество экономики и выдвижение её на передний план в обществе приводит к разрушению традиционной культуры. Традиционная трифункциональная пирамида для индоевропейского общества оказывается перевернутой, и на первый план выходят производство и прибыль, на её вершине оказываются материальные ценности.

Однако торжество экономики над традицией в обществе ещё не означает того же самого для государства. Поэтому в эпоху Модерна появляются идеологии либерализма и социализма. Либерализм провозглашает освобождение угнетенного буржуа от государства, в то время как социализм, возникший чуть позже, провозглашает освобождение угнетенного пролетария от буржуа. Две эти идеологии, по мнению их идеологов, имеют экономические причины и обоснование, но для мира традиции они являются лишь смещением фокуса общественной жизни с архаичных ценностей в сторону материи. Чуть позже возникает фашизм (как идеология «третьего пути»), противопоставляя себя либерализму и социализму, выдвигая на первое место дух, а не материю. Однако, являясь идеологией модерна, фашизм так же чужд традиционному обществу, как и две другие идеологии.

В традиционном обществе человек мыслился как платонический Эйдос. Разные представления этого человека формировали сословия. А уже из сословия вытекали различные общественные нормы, права и обязанности.

Модерн разрушил прежнюю систему и поставил во главу угла систему универсального права человека, в трех идеологиях модерна, естественно были свои различия, но всё сводилось к одному: есть человек, и у него есть естественный набор прав и обязанностей, данный ему при рождении.

Для новой универсальной системы права была разработана новая идея современного государства — тоталитарный «Левиафан». В нем человек — это одна из немногих шестерёнок, отточенных и настроенных, как на токарном станке, с самого детства через школы и институты для целей огромной государственной машины [1, c. 32].

В ходе истории (двух мировых и холодной войн) из трех идеологий модерна в 1991 г. остается только либерализм. Этот феномен американский философ Френсис Фукуяма назвал «концом истории», подразумевая конец политической жизни, переход к однополярному миру и либеральной диктатуре [4, с. 450].

В современном постмодернистском однополярном мире процесс глобализации диктуется либеральной идеологией. Либерализм был привлекателен, пока существовали тоталитарные режимы по форме правления. Однако с «концом истории» обнаруживается и кризис самого либерализма. Идея «освобождения индивида» без врагов в форме тоталитарных государств начинает упразднять другие «угнетающие факторы» (раса, нация, гендер и т. д.). Человек в такой структуре постепенно освобождается от всех видов коллективной идентичности. Исчезает этнокультурная идентичность различных народов и цивилизаций. Человек больше не осознает свой смысл бытия (Логос), а все его действия направлены на получение материальных ценностей, что приводит к полной унификации и превращению индивида в винтик в системе либерального «Левиафана», представителя безликой массы, «DasMan» М. Хайдеггера. Тотальная унификация всех приводит к исчезновению не только идентичности, но и самого понятия Dasein.

В самой глобализации нет ничего ужасного. Глобализация —логичный процесс детерриториализации многих феноменов, связанных с развитием технологий, коммуникационных сетей, виртуализацией как отражением объективности глобализации. Расстояния становятся более управляемыми, информация идет в реальном времени по всему миру, а мир становится все глобальнее [1, с. 16].

Именно поэтому современному обществу так важно освободить процесс глобализации от диктата либерализма и гегемонии запада («вестернизации»). Необходимо найти способы сохранения идентичности, объединить культурные ценности со стремлением к прогрессу и развитию.

Подводя итоги, мы можем сделать вывод, что в современном обществе явно присутствует проблема потери идентичности. Западный мир, перейдя на чисто материальную и экономическую оценку всех процессов в обществе и государстве, распространяет данную тенденцию на весь остальной мир. Отказ от традиций в пользу экономики уничтожает сам дух и бытие народа и человека, делая его винтиком в огромной системе. Выходом же из этого может послужить возврат к идеалам традиции каждого субэтноса, этноса и сверхэтноса (цивилизации), что предлагает теория «многополярного мира» А. Г. Дугина, а также «археофутуризм» Г. Файя как концепция синтеза архаичных ценностей и технологического общества.

Библиографический список

1. Акрит, В. Поколение идентичности. Ч. I: Идеология и корни движения / В. Акрит, R. Marsson. — М., 2018. — С. 16, 32.

2. Дюмезиль, Ж. Верховные боги индоевропейцев / Ж. Дюмезиль. — М : Главная редакция восточной литературы, 1986. — С. 25.

3. Морган, Л. Г. Древнее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации / Л. Г. Морган. — Л. : Изд-во института народов севера ЦИК СССР, 1935. — С. 3–4.

4. Фукуяма, Ф. Конец истории и последний человек / Ф. Фукуяма. — М. : Ермак, 2004. — С. 450–469.

5. Хайдеггер, М. Бытие и время / М. Хайдеггер. — Харьков : Фолио, 2003. — С. 33–37, 70, 87–88, 99.

(c) 2018 Николай Евгеньевич Пономарев, Людмила Дмитриевна Александрова

© 2014-2020 Южно-Уральский государственный университет

Электронный журнал «Язык. Культура. Коммуникации» (6+). Зарегистирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-57488 от 27.03.2014 г. ISSN 2410-6682.

Учредитель: ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» Редакция: ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» Главный редактор: Пономарева Елена Владимировна

Адрес редакции: 454080, г. Челябинск, проспект Ленина, д. 76, ауд. 426, 8 (351) 267-99-05.

5 вопросов о кризисе идентичности

Специалистка Тритфилд, психолог Юлия Ткаченко отвечает на 5 вопросов о кризисе идентичности. Что означает такой кризис, как он переживается, можно ли его не заметить и как из него выходить?

Что такое кризис идентичности?

Кризис идентичности — это те изменения, те жизненные пертурбации, которые ставят перед нами вопросы «кто я такой, чего я хочу, куда я иду».
На самом деле, на эти вопросы мы отвечаем всю свою жизнь.

На что он похож? Как переживается?

Вначале это скорее всего состояние «я не совсем понимаю», — состояние, которое характеризуется непониманием или себя, или других и мира: либо есть какая-то новая часть меня, которую я еще не понимаю, либо есть какие-то изменения во внешней среде.

Можно ли не заметить, что у меня кризис идентичности?

Мне кажется, это очень сложно упустить: это не тот момент, когда я думаю «это еще это или уже нет?» Мы всегда заметим то свое состояние, когда я уже не понимаю, что происходит в моей жизни, я не совсем понимаю, кто я, или я не совсем понимаю, как мне вообще двигаться дальше. Скорее всего, это ситуации, когда у меня появляются какие-то новые роли (я потеряла работу, а может быть, я нашла какую-то совершенно новую работу, в которой у меня нету своей идентичности — кто я такая в ней?). Это моменты, когда у меня появляется вопрос «кто я такая?» — в какой-то одной сфере или в жизни в целом. Эти вопросы как раз и говорят нам, что это не просто сложный момент, а момент изменений, касающихся нашей идентичности и личностной целостности.

Что обязательно нужно знать о таком кризисе?

Для меня главный аспект — это вопрос целостности. При кризисе идентичности мы в каком-то смысле теряем свою целостность, у нас появляются разные роли, которые мы не можем соединить между собой, появляются новые аспекты жизни, — что-то, что мы не можем интегрировать в одно целое. Решение кризиса идентичности (в каком-то смысле это задача всей нашей жизни) — это поддержание и конструирование целостной личности и жизни, когда наши роли, наши решения, наши поступки являются чем-то целостным, что мы понимаем и что мы чувствуем.

Как выйти из кризиса идентичности?

Это процесс исследования, когда я стараюсь новую часть вписать в старый конструктор, — и если у меня это не получается, то это как раз и будет кризисным моментом, когда я не могу собрать части своей жизни. И если у человека получается завершить такое исследование своей жизни и себя, то скорее всего он выходит на новый уровень, пересобирает этот конструктор. Если у него это не получается, чаще всего это начинается просто со стресса и может доходить до эмоционального выгорания, депрессивных состояний или каких-то других состояний, когда мне уже настолько некомфортно, что я не справляюсь, у меня уже нету ресурсов справиться и пересобрать конструктор.


Также рекомендуем почитать: Как сформировать здоровую идентичность?


Кризис идентичности. Юношеский кризис идентичности

За время своего развития каждый человек неоднократно сталкивается с переломными периодами, которые могут сопровождаться отчаянием, обидой, беспомощностью, а порой и злобой. Причины таких состояний могут быть разными, но самой распространенной является субъективное восприятие ситуации, при котором одни и те же события люди воспринимают с разной эмоциональной окраской.

Психология кризиса

Проблема поиска пути выхода из кризисного состояния за последние годы вышла на одно из лидирующих мест по значимости в психологии. Ученые не только занимаются поиском причин и способов предотвращения депрессии, но и разрабатывают способы подготовки человека к резкому изменению статусов персональной жизни.

В зависимости от обстоятельств, которыми вызван стресс, выделяют такие его виды:

  1. Кризис развития – это затруднения, которые связаны с переходом из одного завершенного цикла развития к следующему.
  2. Травматический кризис может возникнуть как следствие внезапных интенсивных событий или как результат потери физического здоровья через болезнь либо травму.
  3. Кризис утраты или разлуки — проявляется либо после смерти близкого человека, либо при вынужденном долгом расставании. Этот вид очень устойчив и может длиться долгие годы. Часто возникает у детей, чьи родители разводятся. В случае переживания детьми смерти родных кризис может усугубиться из-за размышлений о собственной смертности.

Длительность и интенсивность каждого кризисного состояния зависят от индивидуальных волевых качеств человека и способов его реабилитации.

Возрастные кризисы

Особенность возрастных расстройств в том, что они имеют непродолжительный период и обеспечивают нормальный ход личностного развития.

Каждый из этапов связан с изменением основного вида деятельности субъекта.

  1. Кризис новорожденности связан с адаптацией ребенка к жизни вне организма матери.
  2. Кризис 1 года обоснован появлением у малыша новых потребностей и увеличением его возможностей.
  3. Кризис 3 лет возникает из-за попытки ребенка создать новый вид отношений со взрослыми и выделить собственное «Я».
  4. Кризис 7 лет вызван появлением нового вида деятельности – учебы, и позиции школьника.
  5. Пубертатный кризис обоснован процессом полового созревания.
  6. Кризис 17 лет, или юношеский кризис идентичности, возникает из-за необходимости самостоятельных решений в связи с выходом во взрослую жизнь.
  7. Кризис 30 лет появляется у людей, которые чувствуют нереализованность своего жизненного замысла.
  8. Кризис 40 лет возможен при нерешении проблем, возникших в период предыдущего переломного периода.
  9. Кризис ухода на пенсию возникает по причине чувства невостребованности человека при сохраненной его трудоспособности.

Реакция человека на кризис

Затруднения в любой из периодов приводят к нарушению эмоциональной сферы, что может вызвать 3 типа реакции:

  • Возникновение таких эмоций, как равнодушие, тоска или безразличие, что может свидетельствовать о появлении депрессивного состояния.
  • Появление деструктивных чувств, таких как агрессия, злость и придирчивость.
  • Возможен также уход в себя с проявлением чувств ненужности, безысходности, пустоты.

Этот тип реакции получил название одиночества.

Юношеский период развития

Перед разбором возрастного периода с 15 до 17 лет следует убедиться в точном понимании термина «идентичность». Юность и кризис – это понятия практически неразделимые, поскольку обстоятельства, с которыми сталкивается подросток в этом периоде, требуют овладения новыми видами деятельности и формами реакции на ситуации.

Идентичность – это отождествление себя с национальными, религиозными, профессиональными группами или окружающими их людьми. Таким образом, кризис идентичности, проявляющийся в юношеском возрасте, обозначает снижение либо целостности понимания окружающего мира, либо собственной социальной роли.

Юношество же характеризуется повышением самоконтроля и саморегуляции, что приводит к ранимости по причине критической оценки собственной внешности или способностей. Основной вид деятельности этого периода – познание окружающего мира, а главное новообразование – выбор профессии.

Проявление кризиса идентичности

Для более глубокого понимания того, что такое кризис идентичности, необходимо рассмотреть, каковы его проявления в период юности:

  1. Боязнь близкого общения с другими людьми, самоизоляция, формирование только формальных отношений.
  2. Неуверенность в своих силах, которая проявляется либо в полном отказе от учебы, либо в чрезмерном усердии к ней.
  3. Потеря гармонии с временем. Проявляется в боязни будущего, в желании жить только сегодняшним днем или устремлении только в предстоящее, не задумываясь о теперешнем.
  4. Отсутствие идеального «Я», что приводит к поиску кумиров и их полному копированию.

Кризис идентичности

По мнению большинства психологов, кризис юношеского возраста обоснован появлением философии сознания. В этот период любое действие сопровождается множеством раздумий и сомнений, которые мешают активной деятельности.

Описывая кризис идентичности, Эриксон отметил, что именно он является решающим в становлении личности.

Оказавшись под влиянием новых социальных и биологических факторов, юноши определяют свое место в обществе, выбирают будущую профессию. Но не только их взгляды меняются, окружающие тоже переосмысливают их отношение к социальным группам. Это обосновано также значительным изменение внешнего облика и возмужанием подростков.

Только кризис идентичности по Эриксону может обеспечить образование целостной личности и создать основы для выбора перспективной карьеры в будущем. Если же для прохождения этого периода не созданы соответствующие условия, может возникнуть эффект отвержения. Он проявляется в проявлении враждебности даже к близкому социальному окружению. При этом кризис идентичности вызовет у молодых людей тревогу, опустошение и изоляцию от реального мира.

Национальная идентичность

В каждой социальной группе на протяжении последнего века все ярче проявляется кризис национальной идентичности. Этнос дифференцирует себя по национальному характеру, языку, ценностям и нормам народа. Этот кризис может проявляться как у отдельного индивида, так и у всего населения страны.

Среди основных проявлений кризиса национальной идентичности следует выделить такие:

  1. Не ценится историческое прошлое. Крайней формой этого проявления есть манкуртизм – отрицание национальной символики, веры и идеалов.
  2. Разочарование в государственных ценностях.
  3. Жажда нарушения традиций.
  4. Недоверие к государственной власти.

Все вышеперечисленное вызывается целым рядом причин, таких как глобализация разных сфер жизни, развитие транспорта и технологий и нарастание потоков миграции населения.

Как результат, кризис идентичности приводит к отказу людей от своих этнических корней, а также создает условия для дробления нации на множество идентичностей (наднациональную, транснациональную, субнациональную)

Влияние семьи на становление идентичности

Основной залог становления идентичности юноши — появление его самостоятельной позиции. Немаловажную роль в этом играет семья.

Чрезмерная опека, защита или забота, нежелание давать детям свободу только усугубляет у них кризис идентичности, вызывая в результате психологическую зависимость. Вследствие ее появления молодые люди:

  • постоянно требуют внимания в виде одобрения или благодарности; при отсутствии похвалы ориентируются на негативное внимание, привлекая его с помощью ссор или оппозиционного поведения;
  • совершают поиск подтверждений правильности своих поступков;
  • стремятся к телесным контактам в виде прикосновений и удержаний.

При развитии зависимости дети остаются эмоционально зависимыми от родителей, имеют пассивную жизненную позицию. Им будет сложно выстраивать собственные семейные отношения в будущем.

Поддержка молодого человека родителями должна заключаться в отделении его от семьи и принятии ребенком полной ответственность за свою жизнь.

Современный человек в поисках идентичности

Содержание:

Введение

В современной научной литературе все чаще встречается понятие личность. Это не случайно: в условиях недавних социальных изменений интерес к проблеме выбора и самовыражения растет. В западной культуре свобода самовыражения и выбора традиционно связана с проблемой идентичности личности.  

В философии XVII в. Личностная идентичность определялась как осознание индивидом непрерывности, идентичности во времени своей собственной личности. Спустя два столетия американский философ и психолог У. Джеймс сформулировал сложившуюся к тому времени концепцию личностной идентичности как непротиворечивость и непротиворечивость личности.  

Данная работа посвящена изучению формирования личности в подростковом возрасте. Анализируется концепция идентичности в рамках психоаналитического подхода, рассматривается возрастная динамика идентичности, подробно описываются особенности формирования идентичности в подростковом возрасте. 

Концепция идентичности

Традиционно появление термина идентичность в психологии связывают с именем Э. Эриксона, определившего идентичность как внутреннюю преемственность и идентичность человека.

Другими словами, понятие идентичности означает прочно усвоенный и лично принятый образ самого себя во всем богатстве отношения индивида к окружающему миру, чувство адекватности и стабильного владения собственным Я человека независимо от изменений в нем. Я и ситуация, способность человека полностью решать проблемы, которые возникают перед ним на каждом этапе его развития. Концепция идентичности, помимо личной идентичности, также подразумевает групповую идентичность, то есть осознание себя как члена определенного социального сообщества. 

Формирование идентичности — это процесс одновременного размышления и наблюдения, происходящий на всех уровнях умственной деятельности. Эриксон утверждает, что это происходит в основном подсознательно, за исключением случаев, когда внутренние условия и внешние обстоятельства усиливают болезненное или восторженное сознание идентичности. 

Согласно Эриксону, идентичность последовательно формируется на протяжении всей жизни, переживая несколько кризисных периодов, наиболее значительный из которых приходится на подростковый возраст.

Эриксон выделяет восемь стадий развития личности, на каждой из которых человек делает выбор между двумя альтернативными фазами решения возрастных и ситуационных проблем развития. Характер выбора влияет на всю последующую жизнь в смысле ее успеха или неудачи. 

На первом этапе (от рождения до 18 месяцев) малыш решает коренной вопрос всей своей последующей жизни — доверяет ли он окружающему миру или нет. Решается вопрос базового доверия к миру в общении ребенка и взрослого и контакта с его окружением посредством поглощения звуков, цветов, света, тепла и холода, еды, улыбок и жестов и т. д. Эриксон указывает на ключевую роль матери в позитивном решении проблемы возраста (построение базового доверия к миру).  

Прогрессирующая автономия младенца (в первую очередь, способность двигаться — ползанием, а затем — шагами, развитие речи, манипулятивных способностей и т. д.) Позволяет ему перейти к решению второй жизненной задачи — обретение независимости (альтернативный / отрицательный вариант — неуверенность в себе, застенчивость, постоянные сомнения). Если взрослые чрезмерно требовательны к ребенку или, наоборот, спешат сделать для него то, что он может сделать сам, то у него развиваются застенчивость и нерешительность. Когда ребенка ругают за то, что он запачкал штаны или разбил чашку, это также способствует развитию чувства стыда и неуверенности в себе. В этом возрасте ребенок интериоризирует то, что в нем видят.   

На третьем этапе (от 4 до 6 лет) решается альтернатива между инициативой и виной. В этом возрасте пространство жизни ребенка расширяется, он начинает ставить перед собой цели, придумывать занятия, изобретать речь, фантазировать. Это эпоха игры, предвкушения ролей, овладения реальностью посредством экспериментов и планирования. В детском пространстве появляется все больше и больше людей. Не только отец и мать, но и другие взрослые являются предметом отождествления ребенка со взрослыми как основы формирования нового этапа идентичности.     

Четвертый этап (6-11 лет) связан с освоением ребенком различных навыков, в том числе умения учиться. Ребенок активно осваивает символы культуры. Этот возраст — оптимальное время для обучения — готовности к невзгодам дисциплины, усвоения знаний, стремления все делать хорошо, заряжаться духом соревнования. Здесь формируется чувство мастерства, компетентности, а с отрицательным возрастом — неполноценности. Освоив основы знаний, дети начинают отождествлять себя с представителями определенных профессий; для них становится важным общественное одобрение их деятельности.    

Пятый этап (11-20 лет) — ключ к обретению чувства идентичности. Молодые люди становятся зрелыми людьми. Происходят изменения в физическом, половом развитии, в восприятии общества. В это время подросток колеблется между положительным полюсом самоидентификации и отрицательным полюсом спутанной идентичности. Более подробно этот этап обсуждается во второй главе.    

Шестой этап (21-25 лет), по Эриксону, знаменует переход к решению уже взрослых задач на основе сформированной психосоциальной идентичности. Молодые люди заводят дружбу, женятся и заводят детей. Решается глобальный вопрос о принципиальном выборе между этим широким полем установления дружеских и семейных связей с перспективой воспитания нового поколения и изоляционизмом, присущим людям с запутанной идентичностью и другими, даже более ранними ошибками в линии развития.  

Седьмой этап (25-50 / 60 лет), занимающий львиную долю жизни человека, связан с противоречием между способностью человека развиваться, которую он получает на основе того, что он приобрел на предыдущих этапах, и личным. застой, медленный регресс личности в процессе повседневной жизни. Награда за овладение способностью к саморазвитию — формирование у человека индивидуальности, неповторимости. Поднимаясь над уровнем идентичности, человек обретает редкую способность быть самим собой.  

Восьмой этап (через 60 лет) завершает жизненный путь, и здесь, пожиная плоды прожитой жизни, человек либо обретает покой и равновесие в результате целостности своей личности, либо в результате обречен на безнадежное отчаяние. запутанной жизни.

Эриксон также вводит термин психологический мораторий для обозначения периода кризиса между подростковым и взрослым возрастом, в течение которого в человеке происходят сложные процессы обретения взрослой идентичности и нового отношения к миру. По мнению Эриксона, мораторий на психику может при определенных условиях принимать затяжной характер и длиться годами, что особенно характерно для наиболее одаренных людей. Неразрешенный кризис влечет за собой состояние диффузии идентичности, лежащее в основе специфической патологии подросткового возраста.  

Э. Эриксон в своих работах не прибегал к эмпирическим исследованиям, ограничиваясь теоретическим анализом проблемы идентичности. Когда его последователи попытались обосновать его идеи эмпирическим путем, оказалось, что данные определения идентичности являются метафорическими и широкими; это сделало невозможным изолировать переменные эмпирического исследования. Появились попытки дать более строгое и функциональное определение идентичности. Самым известным и плодотворным был подход Х. Марсиа. Чтобы выяснить личность, Марсия разработала метод полуструктурированного интервью. На основе анализа магнитофонной записи интервью группа экспертов присвоила лицу один из следующих статусов личности. Его статусная модель идентичности широко используется в исследованиях подростков.        

Джеймс Марсия развил теорию Эриксона и выделил четыре различных состояния или формы формирования идентичности. Типы или статусы идентичности включают в себя: преждевременную идентификацию (предопределение), распространение, мораторий и достижение идентичности. При этом учитывается, прошел ли человек через период принятия решений, называемый кризисом идентичности, и взял ли он на себя обязательства в отношении определенного набора выборов, таких как система ценностей или план для будущего профессионала.

Преждевременная идентичность или предопределенность — приписывается человеку, который никогда не испытывал состояния кризиса идентичности, но, тем не менее, имеет определенный набор целей, ценностей и убеждений. Содержание и сила этих элементов идентичности могут быть такими же, как у тех, кто достиг идентичности, но процесс их формирования отличается. У людей с преждевременной идентичностью элементы формируются относительно рано, не в результате независимого поиска и выбора, а в основном в результате идентификации с родителями или другими значимыми людьми. Принятые таким образом цели, ценности и убеждения могут быть аналогичны целям, ценностям и убеждениям родителей или отражать их ожидания.   

Расплывчатая идентичность характерна для людей, у которых нет сильных целей, ценностей и убеждений и которые не пытаются активно их формировать. Они либо никогда не оказывались в состоянии кризиса идентичности, либо не могли решить возникшие проблемы. В отсутствие четкого чувства идентичности люди испытывают ряд негативных состояний, включая пессимизм, апатию, тоску, неуправляемый гнев, отчуждение, тревогу, чувство беспомощности и безнадежности.  

Мораторий. Следуя Э. Эриксону, Дж. Марсия использует этот термин для обозначения человека, который находится в состоянии кризиса идентичности и активно пытается его разрешить, пробуя различные варианты. Такой человек постоянно находится в состоянии поиска информации, полезной для выхода из кризиса (чтение литературы о различных возможностях, общение с друзьями, родителями, настоящие эксперименты с образом жизни). На начальных этапах таких поисков человек испытывает чувство радостного ожидания, любопытства.   

Идентичность достигнута. Этим статусом обладает человек, прошедший период кризиса и самоисследования и сформировавший определенный набор целей, ценностей и убеждений, значимых для него лично. Такой человек знает, кто он и чего хочет, и соответственно строит свою жизнь. Для таких людей характерно чувство доверия, стабильности, оптимизма в отношении будущего. Осознание трудностей не уменьшает желания придерживаться выбранного направления. Такой человек воспринимает свои цели, ценности и убеждения как лично значимые и придающие ему чувство направления и значимости в жизни.     

Чувство идентичности не всегда осознано. Оптимальное чувство идентичности переживается просто как чувство психосоциального благополучия. Это ощущение непринужденности и внутренней уверенности в признании властей.   

Формирование идентичности в подростковом возрасте

Данная курсовая работа основывается на позиции Грейс Крейг и Дона Бокама, согласно которым подростковый возраст рассматривается как социальный феномен, слабо связанный с половым созреванием. Отмечено, что некоторые дети начинают вести себя как подростки еще до полового созревания. Согласно этому подходу, подростковый возраст — это длительный переходный период от детства к взрослой жизни, что является современным явлением, которое существует в основном в развитых странах и длится до 10 лет. Подростковый возраст является частью этого периода и не отличается от подросткового возраста, границы которого очень размыты (примерно от 11-12 до 20-21 года).   

Формирование личности, означающей творческое и независимое Я, гармонично соединяющее различные элементы личности, является одной из основных задач подросткового возраста.

Перед подростком стоит задача объединить все, что он знает о себе как о сыне / дочери, школьнике, спортсмене, друге и т. д. Он должен все это объединить в единое целое, осмыслить, связать с прошлым и спроектировать будущее. Юноша должен чувствовать связь между тем, чем он стал за долгие годы детства, и тем, чем он предположительно может стать в будущем; между его собственным представлением о себе и тем, как его видят другие, по его мнению. Поэтому подростков болезненно беспокоит то, что их собственное мнение о себе не совпадает с мнением окружающих, а также что их собственные идеалы не являются общепринятыми.   

Идентичность, устанавливаемая к концу подросткового возраста, включает в себя все значимые идентификации, но в то же время меняет их, чтобы создать единое и причинно связанное целое.

При успешном протекании кризиса подросткового возраста у мальчиков и девочек формируется чувство внутренней идентичности, с неблагоприятной, запутанной идентичности вкупе с болезненными сомнениями в себе, своем месте в группе, в обществе, с неясной. перспектива жизни.

Смущенная идентичность возникает, когда окончательное самоопределение затруднено по личным или социальным причинам. При этом молодой человек не синтезирует, а противопоставляет друг другу свои сексуальные, этнические, профессиональные и типологические возможности и часто вынужден окончательно и окончательно сделать выбор в пользу одного из них. 

Смешение идентичности основано на предыдущих сильных сомнениях по поводу своей этнической или сексуальной идентичности или путанице ролей в сочетании с давним чувством безнадежности.

Успешно преодолеть кризис идентичности в подростковом возрасте помогают подросткам их повышенные когнитивные способности, что позволяет подростку синтезировать все социальные роли в единое целое.

Подростки должны снова попытаться разрешить кризисы прошлых лет, прежде чем у них появится стабильная идентичность. Для этого им нужен мораторий. Кроме того, мораторий необходим для интеграции элементов идентичности, которые были сформированы на более ранних этапах.   

Если первая стадия завещала кризису идентичности потребность в доверии к себе и другим, то подросток страстно ищет людей и идеи, которым он мог бы верить. Это означает, что люди и Деи, оказавшиеся в этой роли, должны доказать, что они заслуживают доверия. При этом подросток боится быть обманутым, доверяя чужим обещаниям, и выражает это громким и циничным недоверием.  

Если достижения второй ступени были связаны со свободными желаниями подростка, то для подросткового периода характерен поиск подростком возможностей для свободного выбора подростком способов выполнения своих обязанностей и одновременно страхом перед его насильно вовлекают в деятельность, в которой он будет чувствовать себя объектом насмешек или чувствовать неуверенность в своих способностях. Это может привести к парадоксальному поведению, когда, помимо свободного выбора, подросток скорее будет вести себя вызывающе в глазах старших, чем позволит принуждать себя к деятельности, которая постыдна в его собственных глазах или в глазах сверстников. 

Если представление о том, кем может стать подросток, унаследовано от третьего этапа, то подросток готов довериться сверстникам или старшим, которые установят образные границы его устремлений. В этом случае подросток горячо протестует против любых ограничений своих представлений о себе и может настаивать на своей вине даже против собственных интересов. 

Если желание что-то делать хорошо становится наследием четвертого этапа, то выбор профессии становится для подростка более важным, чем вопрос заработной платы и статуса. По этой причине некоторые подростки предпочитают временно не работать вообще, чем быть принужденным к выбору многообещающей карьеры, обещающей успех, но не дающей удовлетворения от самой работы. 

Обязательным условием формирования идентичности в подростковом возрасте является общение со сверстниками. Большинство подростков проводят много времени в компании себе подобных. Близкие друзья играют важную роль в процессе формирования личности. Чтобы принять свою идентичность, подросток должен чувствовать себя принятым и одобренным другими. Подростки помогают себе временно избавиться от дискомфорта и чувства неуверенности, формируя группы и создавая стереотипы о себе, своих идеалах и своих врагах, а также они постоянно проверяют себя на свою способность оставаться верными перед лицом неизбежного конфликта ценностей.    

Многие представления подростков о ролях и ценностях определяются их принадлежностью к той или иной референтной группе. Социальные референтные группы могут состоять из лиц, с которыми подростки часто взаимодействуют и имеют близкие отношения. Они также могут включать более широкие социальные группы, чьи взгляды и идеалы они разделяют: религиозные, этнические, группы сверстников или интересов, даже группы пользователей Интернета в чате. Референтные группы, независимо от их размера, подтверждают или опровергают старые ценности личности, а иногда и формируют новые.   

Подростки должны примириться с различными референтными группами. Членство в группах, которое было почти автоматическим в детстве — например, в семье, соседской компании или религиозной общине — уже не так уютно и приносит удовлетворение, как раньше. Часто подросток испытывает конфликт лояльности к семье, сверстникам и другим референтным группам.   

Иногда молодых людей привлекают ценности и установки конкретного человека, а не группы. Этим значимым другом может быть близкий друг, любимый учитель, старший брат или сестра, герой фильма или спорта, или кто-то, чьи идеи и поведение восхищают подростка. Хотя влияние значимых других можно почувствовать на любом этапе жизни, чаще всего оно проявляется в подростковом возрасте.  

Таким образом, подростки окружены огромным разнообразием ролей, предлагаемых самыми разными референтными группами и людьми. Эти роли должны быть интегрированы в личную идентичность, а их конфликтующие аспекты должны быть согласованы или отвергнуты. Этот процесс еще больше усложняется, если возникает ролевой конфликт (например, между членством в группе сверстников фанатов и ролью хорошего ученика) или в случае конфликта между значимыми другими людьми (например, между старшим братом или сестра и романтический партнер).  

На формирование идентичности подростков существенное влияние оказывает статус идентичности, в которой они находятся, согласно концепции Дж. Марсиа.

Подростки в состоянии предрешенности испытывают минимальное беспокойство. Их ценности более авторитарны, чем у подростков в других статусах, и они имеют сильную и позитивную привязанность к другим значимым людям. Молодые люди в статусе предрешенного решения склонны оценивать себя ниже, чем мужчины в статусе моратория, и другим людям легче их в чем-то убедить. В культурах, где подростки проходят обряд посвящения и приобретают все права взрослых, идентичность формируется через предрассудки.   

У подростков с диффузным статусом отсутствует чувство направления и, возможно, отсутствует выраженное желание его найти. Такие подростки не пережили кризис, не выбрали свою профессиональную роль или моральный кодекс. Они просто избегают столкнуться с этой проблемой. Диффузный статус чаще всего встречается у подростков, которые сталкиваются с отказом или пренебрежением со стороны отчужденных или равнодушных родителей. Некоторые из них ориентированы на немедленное удовлетворение своих потребностей и желаний; другие экспериментируют без конкретных планов и целей, с другим отношением и поведением. Они могут бросить школу, начать употреблять алкоголь или наркотики. Такие подростки наиболее склонны к преступному поведению.       

Для молодых людей, находящихся в статусе моратория, тревога является доминирующей эмоцией из-за того, что они не приняли решений. Часто борются с противоречивыми ценностями и предпочтениями, постоянно сталкиваются с непредсказуемостью и противоречиями. Для них характерны двойственные отношения с родителями; борясь за свободу, они боятся неодобрения родителей или обижаются, когда их действия не устраивают. Многие студенты находятся на моратории. Молодые люди в этом статусе поглощены поисками себя.     

У подростков, достигших идентичности, чувства к родителям и семье наиболее сбалансированы. Их поиск независимости менее охвачен эмоциями по сравнению с подростками, находящимися в состоянии моратория, и не сопровождается изоляцией и чувством покинутости, характерными для лиц с диффузным статусом. 

Во многих культурах установлен особый мораторий для молодых граждан. Чаще всего эти моратории совпадают с периодом обучения. Мораторий не обязательно является сознательным. Молодой человек может почувствовать себя полностью удовлетворенным и только в конце концов узнает, что все, что он воспринимал серьезно, было всего лишь переходным периодом.   

Во время психосоциального моратория подросток может найти свою нишу в обществе с помощью бесплатных ролевых экспериментов. Мораторий — это отсрочка для того, кто еще не готов принять на себя ответственность и хотел бы дать себе время для подготовки. Этот период характеризуется избирательным потаканием со стороны общества и вызывающей беспечностью со стороны молодежи и заканчивается более или менее формальным подтверждением со стороны общества.  

Статус идентичности может различаться в зависимости от того, какой из его аспектов рассматривается: подросток может быть лишен права выкупа в отношении гендерно-ролевых предпочтений, моратория на выбор профессии или религиозных убеждений и расплывчато в отношении политической философии.

Также было отмечено, что относительная доля подростков в каждом статусе идентичности различается в зависимости от культуры и, в частности, от идеологии и религии.

Идентичность молодого человека также может поддерживаться значительными социальными группами — нацией, классом, культурой.

В неполных семьях может быть сложно помочь подросткам сформировать свою идентичность и отделиться от родителей. В таких случаях участие другого взрослого, например, родственника или учителя, может облегчить этот переход как для родителя, так и для подростка. 

Таким образом, неудачным исходом кризиса идентичности является спутанность личности, которая может привести к неспособности установить адекватные отношения близости, замененной симбиотической зависимостью или истерическим отвержением, диффузией временной перспективы и диффузией трудолюбия.

В некоторых случаях спутанность личности может привести даже к патологическим состояниям, включая депрессию и самоубийство.

Другим вариантом проявления спутанной идентичности может быть феномен негативной идентичности, суть которого заключается в жесткой фиксации индивида на ролях и идентификациях, которые отвергаются или осуждаются обществом. Классическим примером проявления негативной идентичности является идентификация с преступными сообществами, сексуальными меньшинствами и т. д. 

Заключение

В данной курсовой работе идеи об идентичности были проанализированы в рамках психоаналитической парадигмы, а именно концепции Эрика Эриксона и Джеймса Марсиа. В рамках этих концепций были определены основные методы формирования идентичности в подростковом возрасте, условия, необходимые для формирования идентичности, и факторы, влияющие на нее. Также были рассмотрены различные варианты отклонений в формировании идентичности и их возможные последствия. Кроме того, было проведено эмпирическое исследование и проверена гипотеза о существовании различий в структуре идентичности у студентов разных специальностей.   

Список литературы

  1. Андреева Г. М. Психология социального познания. М.: Аспект-Пресс, 2002.  
  2. Антонова Н.В. Проблема личности в трактовке современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1997.  
  3. Крейг Г., Бокум Д. Психология развития. — 9 изд. — СПб.: Питер, 2004.  
  4. Эриксон Э. Идентичность: молодость и кризис: пер. с англ. М., 2005.  

У вас кризис идентичности?

Вы, несомненно, слышали термин «кризис идентичности», но можете не знать его происхождения. Психолог развития Эрик Эриксон определил восемь кризисных стадий, которые характеризуют нашу жизнь от рождения до смерти. Достижение идентичности или распространение идентичности — это пятый кризис, с которым сталкиваются люди, переживая потенциально бурные годы юности. Кризис — это кризис повышенной восприимчивости к определенным изменениям развития, связанным с половым созреванием.Подростки испытывают быстрые изменения телосложения, гормонов, эмоций и когнитивных способностей. Возможно, впервые в жизни они размышляют о своей роли в обществе, включая карьеру, ценности и гендерную роль.

Есть свои преимущества в изучении своей личности в подростковом возрасте. По словам Эриксона, важно серьезно подумать об этих проблемах и, в конечном итоге, прийти к достаточному решению, чтобы путь, на который вы встали во взрослом возрасте, был выбран вами сознательно.Это психологическое состояние, которое Эриксон назвал «достижением идентичности». Если вы не справитесь с этими жизненно важными решениями и никогда не придете к твердой идентичности, ваше «распространение идентичности» не подготовит вас к задачам развития, которые ждут впереди.

Сильная идентичность возникает не только из этого осознанного размышления о цели своей жизни, но и из успешного решения проблем развития, характерных для предыдущих детских лет. Считается, что наличие сильной идентичности в подростковом возрасте отчасти основывается на сильном чувстве доверия в младенчестве, самостоятельности в раннем детстве, способности играть в дошкольном возрасте и твердой трудовой этике в начальной школе.Проблемы детства могут возникнуть снова и в более позднем возрасте. Вы можете столкнуться с проблемами в связи с работой в молодые годы, если почувствуете, что находитесь в тупике. Точно так же вы можете столкнуться с проблемами, связанными с более поздней жизнью в ранние годы. Молодые люди, справляющиеся со смертью близких им людей или даже со своей смертельной болезнью, могут столкнуться с психосоциальными проблемами, связанными с более поздним взрослением.

Вернемся к вопросу идентичности. «Кризис» идентичности может произойти в любое время в зрелом возрасте, когда вы столкнетесь с проблемой самоощущения.Кроме того, некоторые подростки могут вообще не пройти через кризис идентичности, а вместо этого принять роли и ценности, переданные родителями. Остальные подростки остаются в состоянии перманентного кризиса.

Поскольку существует более двух способов решения проблем подростковой идентичности, исследователи, следующие теории Эриксона, расширили его концепцию кризиса идентичности. Психолог из Университета Саймона Фрейзера Джеймс Марсия, работавший в то время в Университете Буффало, разработал схему, которая стимулировала большую работу по развитию подростковой идентичности.Марсия, получившая название «статусы идентичности», определила четыре альтернативных способа решения подростками проблем с идентичностью.

Четыре статуса идентичности построены из высокого и низкого положения по двум измерениям идентичности. Первое измерение — это «обязательство». Люди, приверженные делу, имеют твердое представление о том, кто они есть, и твердо относятся к сделанному ими выбору. Люди с низким уровнем приверженности идентичности имеют неуверенное самоощущение. Второе измерение — это «исследование». Если вы занимаетесь исследованием, вы активно подвергаете сомнению свое самоощущение и ищете способы принять решение.

Комбинируя высокие и низкие точки по каждому измерению, мы получаем четыре статуса идентичности. Люди с высоким уровнем приверженности и исследования — это традиционная «достигнутая идентичность». На противоположном полюсе в обоих измерениях люди с низкой приверженностью и исследованием соответствуют критериям Эриксона для «расплывчатой ​​идентичности». Люди, увлеченные исследованиями, но мало приверженные делу, относятся к категории, которую Марсия назвала «мораторий». Это означает, что они воздерживаются от принятия важнейших решений в своей жизни.Они много думают о том, что хотят сделать, но не готовы брать на себя обязательства. Последняя категория относится к людям с низким уровнем исследований и высоким уровнем приверженности. Другими словами, у них есть твердое чувство собственного достоинства, но они никогда не подвергались серьезному процессу сомнения в своих обязательствах. Марсия называет их «лишенными права выкупа»; Другими словами, они закрыли глаза на серьезные размышления о том, чего они на самом деле хотят от жизни.

Наиболее благоприятный статус для людей с точки зрения адаптации — это достижение идентичности.Люди, попавшие в категорию моратория, по крайней мере, в подростковом возрасте, с наибольшей вероятностью будут соответствовать классическому образу непослушного подростка. Распространение идентичности также может испытывать трудности, потому что они имеют тенденцию плавать и могут сбиваться с пути и приводить к поведению, сопряженному с высоким риском. Однако группа, лишенная права выкупа, является, пожалуй, самой интересной. Их обязательства, скорее всего, полностью совпадали с ожиданиями родителей. Это подростки, которые, скорее всего, займутся семейным бизнесом или профессией и будут следовать ценностям, которые тесно связаны с ценностями их родителей.Проблема для них в том, что без фактического периода изучения своих собственных обязательств они могут оказаться в середине жизни, чтобы сожалеть о тех решениях, которые не соответствовали их истинным внутренним потребностям.

Статусы идентичности изначально предназначались для подростков, но позже исследователи распространили их на взрослые годы. Однако, глядя на взрослых, возникает естественный вопрос: достаточно ли исследования идентичности в подростковом возрасте для того, чтобы люди были оптимально адаптированы во взрослой жизни.Несколько исследователей идентичности, включая меня, исследовали аспекты приверженности и исследования как непрерывные процессы развития, которые могут продолжаться на протяжении всей жизни. Тот факт, что вы пережили период исследования личности в подростковом возрасте, не означает, что вы настроены на жизнь. Здорово продолжать исследовать свои ценности, роли и самоощущение независимо от вашего возраста.

Существуют различные анкеты, которые исследователи идентичности используют для измерения статусов идентичности или измерений, которые их порождают.Я счел полезным свести их к простой викторине из четырех вопросов. Викторина дает вам быструю оценку того, какой статус личности ближе всего к вашему состоянию на данный момент. После того, как вы пройдете тест, я дам вам несколько советов о том, как интерпретировать ваши ответы, и перейду к планам работы в областях, которые могут потребовать некоторого повторного изучения.

Вопросы охватывают четыре приверженности идентичности: политику, религию, выбор карьеры и гендерные роли — области, охватываемые мерами статуса идентичности, используемыми в литературе.

Для каждого вопроса выберите вариант, наиболее близкий к тому, что вы чувствуете сейчас.

1. Политика — это то, что:

а. Я никогда не могу быть слишком уверен в этом, потому что все меняется так быстро. Но я думаю, что важно знать, за что я могу с политической точки зрения выступать и во что верить.

г. Я не особо задумывался, потому что меня это не сильно волнует.

г. Я чувствую себя почти так же, как и моя семья. Я слежу за тем, что они делают с точки зрения голосования и тому подобного.

г. Я все продумал. Я понимаю, что могу согласиться с некоторыми, а не с другими аспектами того, во что верит моя семья.

2. Что касается религии:
a. Я не знаю, что для меня значит религия. Я хотел бы принять решение, но я еще не закончил искать.

г. Я не особо задумываюсь о религии, и меня она так или иначе не беспокоит.

г. Я прошел через период серьезных вопросов о вере и теперь могу сказать, что понимаю, во что я верю как личность.

г. Я никогда не подвергал сомнению свою религию. Если это подходит моей семье, значит, мне подходит.

3. По поводу выбора профессии:
a. Я еще не остановился на карьере, и я просто беру любую доступную работу, пока не появится что-то хорошее.

г. Я все еще пытаюсь решить, в чем заключаются мои карьерные интересы, и активно думаю о том, какая работа мне подойдет.

г. Я немного подумал о своей карьере, но на самом деле никогда не возникает вопросов, так как мои родители сказали, что они хотят для меня.

г. Мне потребовалось время, чтобы понять это, но теперь я действительно знаю, что нахожусь на правильном пути карьеры.

4. Что касается мужских и женских ролей:

а. Мои взгляды идентичны взглядам моей семьи. То, что сработало для них, очевидно, сработает и для меня.

г. Я никогда серьезно не рассматривал мужские и женские роли. Меня это просто не волнует.

г. Я потратил некоторое время на размышления о мужских и женских ролях и решил, что лучше всего подходит для меня.

г. Есть так много способов определить роль мужчин и женщин; Пытаюсь решить, что мне подойдет.

Вот руководство к ответам:

Политика

: a = мораторий b = диффузный c = исключение d = выполнено

Религия: a = Мораторий b = Распространение c = Достигнуто d = Выкуплено

Карьера: a = диффузный b = мораторий c = исключение d = выполнено

Гендерная роль: a = исключено b = диффузное c = выполнено 4 = мораторий

Суммируя итоги, вы можете получить сочетание четырех статусов идентичности, но, скорее всего, вы больше склоняетесь к одному, чем к другому.Области, которые вы, возможно, захотите решить в своем собственном развитии прямо сейчас, — это те, по которым вы получили диффузную оценку или исключили. Людям, находящимся в статусе моратория, если они не остаются там навсегда, просто нужно больше времени или, возможно, шанс продолжить исследования, прежде чем они будут вынуждены сделать выбор. Проблема с диффузным статусом состоит в том, что чем дольше вы плаваете в этих важных областях, тем меньше вероятность того, что вы укрепите свое чувство собственного достоинства, чтобы справиться со своими будущими проблемами развития.Например, трудно установить настоящую близость, если ваша личность слаба.

В областях, которые вы оцениваете как исключенные, вы можете сделать шаг назад и заняться серьезным исследованием. Если вы продолжите идти по пути, заданному для вас семьей, это может привести к недовольству в будущем; Путь во взрослой жизни я называю «прямым и узким». С другой стороны, оставаясь рассеянным, можно привести человека к негативным результатам, связанным с «извилистым путем» (Whitbourne, 2010).Постоянное соблюдение моратория также может иметь различные пагубные последствия, особенно если продолжающиеся исследования человека приводят к бурным взлетам и падениям. В отличие от этих трех негативно ориентированных траекторий, люди, которые постоянно оценивают свои обязательства и вносят коррективы для достижения большей реализации своей идентичности («подлинный путь»), с большей вероятностью будут добиваться реализации на протяжении всей своей жизни.

Этот тест, хотя и краткий, может дать вам быстрое представление о том, где вы стоите перед задачей развития, которая сохраняет центральное место в вашей личности и способность адаптироваться к жизненным вызовам.Вы также можете использовать этот инструмент, чтобы посоветовать своим подросткам, студентам, консультантам и клиентам, чтобы дать им представление о том, где им, возможно, нужно двигаться вверх или вниз по шкале исследований или обязательств.

Держите свой ум открытым, но не слишком открытым для перемен. Ваша личность может адаптироваться к любым задачам развития, которые встречаются на вашем пути.

Авторские права Susan Krauss Whitbourne, Ph.D. 2012

Кризис идентичности: признаки, симптомы и лечение

Что такое кризис идентичности?

Кризис идентичности — это личный психосоциальный конфликт, который часто возникает в подростковом возрасте, но может произойти в любое время.Это включает в себя заблуждение относительно своей социальной роли и самоощущения. 1

Теория идентичности

Существует обширное исследование идентичности, которое показывает, что развитие идентичности может быть трудным или бурным периодом в жизни человека. Эрик Эриксон, важная фигура в исследовании идентичности, предположил, что все мы в течение жизни проходим через этапы психосоциального развития, которые требуют от нас развития определенных навыков. 2

Эриксон предполагает, что, если вы не достигнете способности установить какую-то идентичность или роль в обществе и в себе, этот этап может вызвать кризис идентичности (также называемый «ролевой путаницей»).Если вы принуждены к самоидентификации, вы можете начать бунтовать, испытать несчастье и даже создать негативную версию себя. 3

Признаки кризиса идентичности

Кризис идентичности может вызвать чувство разочарования, застревания или отсутствия значимого прогресса. Кроме того, кризис идентичности может влиять на чувство депрессии или беспокойства, заставляя людей чувствовать себя неудовлетворенными собой и своей жизнью.5 Этот тип личного кризиса может быть труднее идентифицировать в собственном я, поскольку опыт более расплывчатый, чем симптомы других людей. болезни психического здоровья.

Вот общие признаки кризиса идентичности: 4,5

  • Ставить под сомнение свой характер
  • Ставить под сомнение черты, которые влияют на ваше самовосприятие
  • Ставить под сомнение свою цель или страсть в жизни
  • Испытывать тревогу или беспокойство
  • Изменение ваши ценности или склонности часто соответствуют вашему окружению или отношениям
  • Трудности с ответами на вопросы о себе
  • Сложность доверия к своей способности принимать решения

Причины и триггеры кризиса идентичности

Многие причины кризисов идентичности довольно распространены и включают большие изменения в жизни, стресс или общее продвижение на разных этапах жизни.

Общие причины кризиса идентичности включают: 4

  • Возникновение травмирующего события, например, автомобильной аварии или свидетеля чего-то жестокого
  • Потеря любимого человека, независимо от характера
  • Основные жизненные перемены, например переезд, смена школы или смена профессии
  • Значительные изменения здоровья, например, диагноз рака или диабета
  • Изменение отношений (романтические, дружеские или семейные)

Все эти причины могут повлиять на то, как вы функционируете на базовом уровне.Они могут даже шокировать, влияя на ваше видение себя, а также на ваши мысли о вашей профессии, отношениях, ценностях и интересах.

Кризис идентичности в подростковом возрасте

Хотя люди на всех этапах жизни могут испытывать кризис идентичности, подростки, как правило, наиболее подвержены этому. Исследование, проведенное в 2015 году, показало, что 37% подростков борются со своей идентичностью, а 95% подростков сообщили, что в какой-то момент своей жизни чувствовали себя неполноценными. 6

Подростки также, как правило, менее знакомы с методами, используемыми для преодоления травмирующих событий, потерь и изменений в отношениях, что увеличивает их риск стресса и тревоги.Хотя развитие самооценки невероятно важно для подростков, начинающих свой путь к самопознанию, люди на любом этапе жизни рискуют столкнуться с кризисом идентичности.

7 способов справиться с кризисом идентичности

Хотя кризис идентичности может быть трудным, это обычное явление, и есть способы справиться, например, практика объективности, оспаривание негативных мыслей и выделение времени для выражения своих ценностей, желания и потребности. Чтобы справиться с кризисом идентичности, вам необходимо заглянуть внутрь себя и исследовать себя без внутренних или внешних суждений.

Вот семь стратегий преодоления кризиса идентичности: 7

  1. Практика объективности: Дайте себе время подумать, прежде чем реагировать
  2. Бросьте вызов негативным и иррациональным мыслям: Измените свое восприятие трудные ситуации и события и дайте время определить, что доставляет вам дискомфорт
  3. Выразите себя: Практикуйтесь в передаче важных для вас ценностей
  4. Занимайтесь управляемыми медитациями или ведите дневник: Активно размышляйте и обрабатывайте, чтобы уменьшить любой потенциал беспокойство и повышение самосознания
  5. Занимайтесь самообслуживанием: Работайте над повышением самоприятия и самосознания
  6. Выявите в себе уникальные черты: Повысьте самосознание и осознание того, как вы хотите проводить свое время движение вперед
  7. Научитесь устанавливать границы: Когда пытаетесь выяснить, кто вы и чего вы хотите от жизни, установление границ с людьми и обязательствами может помочь вам более четко ориентироваться на вашем пути вперед

Лечение кризисов идентичности

Разговорная терапия — лучший способ обратиться за помощью при переживании идентичности кризис.Терапия дает вам возможность задать и обработать вопросы, с которыми вы, возможно, боретесь, определить свои сильные стороны и ценности, поработать над самооценкой и проанализировать то, что могло произойти, что привело к самому кризису идентичности.

Есть несколько вариантов преодоления кризиса идентичности с помощью терапии. В общем, разговорная терапия может помочь, но есть и более конкретные, основанные на фактических данных методы лечения, которые, как правило, являются распространенными формами лечения. К ним относятся когнитивно-поведенческая терапия, терапия, ориентированная на человека, а также терапия принятия и приверженности.Также может быть полезно попробовать групповую терапию, чтобы узнать об опыте других.

Различные методы лечения варьируются по времени лечения, но многие из них включают от 8 до 12 сеансов. Тем не менее, терапевты могут и часто предлагают больше сеансов, исходя из ваших уникальных потребностей, представлений о психическом заболевании и причин для лечения.

Как получить помощь в случае кризиса идентичности

Независимо от того, знаете ли вы, какой вид терапии вы хотите использовать для лечения кризиса идентичности, онлайн-каталог — идеальное место для начала поиска.Справочник терапевтов покажет вам отзывы, соответствующую информацию и подробные сведения о стоимости. Это также позволяет вам фильтровать области интересов, такие как CBT, ACT или личностно-ориентированная терапия.

Изучив онлайн-каталог, вы будете лучше подготовлены, чтобы сделать лучший выбор для себя. Выбор терапевта — это первый позитивный шаг к получению необходимой вам помощи.

Последние мысли о кризисе идентичности

Исследования показали, что те, кто стремится понять свою личность и исследовать свои грани, счастливее и здоровее, чем те, кто этого не делает.Просто помните, хотя это очень личное путешествие, вам не обязательно идти в одиночку.

Как действовать разумно с новой фазой жизни

Гетти

Блестящий психоаналитик Эрик Эриксон ввел термин «кризис идентичности» более 60 лет назад, чтобы описать глубокую психологическую проблему, с которой сталкиваются подростки и развивающиеся взрослые, которые должны понять, кто они, что они собираются делать со своей жизнью и кто они. сделаем это с.

Сейчас многие из 10 000 бэби-бумеров, которым ежедневно исполняется 65 лет, сталкиваются со вторым кризисом идентичности, чего не существовало для предыдущих поколений. Проработав всю жизнь, человек «вышел на пенсию» и занялся волонтерской деятельностью, отдыхом или семейной деятельностью с относительной отстраненностью от мира продуктивной, занятой работы. «Я преподавал в школе — теперь раз в неделю забочусь о своих внуках и больше времени провожу в нашем домике у озера». «Я занимался юридической практикой; теперь я практикую свой удар в гольф ». «Я закрыл свою практику.Теперь я президент синагоги ». «Я ушел с поста генерального директора и теперь вхожу в несколько советов директоров». В этих традиционных путях нет настоящего кризиса идентичности. Вместо этого есть непрерывность «я».

Сегодня большинство людей оказывается в ситуации, когда им за 60, когда они либо вынуждены оставить свою работу, либо знают, что должны (это время для преемственности, как понял в прошлом году Ллойд Бланкфейн). Или у них есть внутреннее стремление сделать важный поворот — они выгорели, или топчутся на месте, или истощены.Или им просто неинтересно продолжать делать то, что они делали всегда.

Но средняя продолжительность жизни 65-летнего человека сегодня приближается к 20 годам. И вполне вероятно, что в течение этих двух десятилетий они большую часть времени будут здоровы, в отличие от своих собратьев в предыдущих поколениях. Следовательно, сегодня 65-летний мужчина, скорее всего, испытает те же чувства и расстройство, что и типичный кризис идентичности, ранее приписываемый только подросткам.

Эриксон выразился так: идентичность «означает как постоянное сходство внутри себя, так и постоянное разделение какого-то существенного характера с другими». Одним из наиболее важных вкладов Эриксона было описание этого явления как психического социального феномена — взаимодействия между чьим-либо чувством того, кто он или она как личность, и признанием этого человека обществом как личности. Ключевым моментом здесь является то, что по мере изменения вашего места в обществе меняется и ваше внутреннее чувство идентичности.

Вот вопросы, которые возникают сознательно или бессознательно: кто я вообще такой после всего этого? Какой работой я хочу заниматься сейчас? С кем я хочу проводить время и где? В чем смысл моей жизни сейчас? Какая стимуляция мне нужна, а какая — избегать? Чего мне надоело и чего я все еще жажду?

Процесс противостояния этим вопросам — и поиска ответов — имеет все разрушительные признаки кризиса идентичности.

Почему этот опыт называется «кризисом», а не чем-то вроде «формирования идентичности» или, для пожилых людей, «перекалибровкой идентичности»? Потому что это разрушительный процесс — не единичное событие, а непрерывный процесс самооценки, проб и ошибок и повторной оценки. Попробуйте что-нибудь и посмотрите, правильно ли это. Заметьте, это заставляет вас чувствовать себя опустошенным. Заметьте, что заставляет вас чувствовать себя живым. Это время жизни, наполненное захватывающим и полным потенциалом, но не обязательно веселым. И это непросто выразить словами.

Вот как Эриксон описал кризис идентичности подростка:

«Подросток, на заключительном этапе формирования своей идентичности, склонен страдать более глубоко, чем когда-либо прежде (или когда-либо снова будет) из-за распределения ролей; верно также и то, что такое распространение делает многих подростков беззащитными перед внезапным воздействием скрытых ранее злокачественных заболеваний ».

Страдает человек в кризисе идентичности . Большая часть страданий связана с «распределением ролей».«Я знал, что значит быть врачом (юристом, учителем, трейдером и т. Д.), Но если я больше не буду этим заниматься, кто я, что формирует мой день, чего я хочу, что мне делать».

В других статьях я ввел термин «начинать старше», чтобы описать новый этап жизни, в который вступает сегодняшний 65-летний мужчина. Человек, вступающий в эту фазу жизни, не чувствует себя старым, но и не чувствует себя молодым. Внешнее и внутреннее давление заставляет их менять или отказываться от структур, которые организовали их жизнь — места, где они ходили на работу утром, поезд домой, даже природную среду.

Необходимость поиска новых ролей и структур — диффузия ролей — сопровождается субъективным психологическим ощущением диффузии. Несмотря на присущий ему положительный потенциал, это состояние чувств дезориентирует и опасно. Распространение ощущается дымным, неопределенным, расплывчатым и неудобным. Возникает аморфный туман из ранее существовавших убеждений. «Unmoored» неплохо передает состояние. Возможно, здесь есть кое-что из того, что психиатры называют «деперсонализацией» — вы сами не совсем внутри .

Будьте готовы к этому, если вам за 60. Идти нелегко. Но у вас есть шанс найти время для себя. Заниматься деятельностью, которая затрагивает те части себя, от которых вы отказались много лет назад. Продолжать работать, но делать эту работу в новом или измененном направлении и с другой целью.

Джеймс Уильямсон, главный уорент-офицер ВВС США №3, стоит перед картиной, на которой изображен … [+] бывший президент США Джордж У.Куст. ЛОРА БАКМАН / AFP / Getty Images

AFP / Getty Images

Вы можете узнать о себе то, чего никогда не знали. (Я хотел бы спросить Джорджа Буша, знал ли он, каким прекрасным визуальным наблюдателем и художником он был до того, как начал рисовать после президентства.)

Вы можете скучать и оплакивать потерянные навыки и желания. Это освобождающее, сбивающее с толку, пугающее, ужасное и славное время жизни. Прямо как юность.

Чтобы приблизить вещи к земле с помощью некоторых практических советов: люди, приближающиеся к 60-летнему рубежу или прошедшие его, должны начать думать о плане для начала старшей фазы жизни.Не ждите, что все просто встанет на свои места. Оставайтесь гибкими и адаптируемыми. Те, кто предвидят распространение и неразбериху и исходят из плана A, плана B и, возможно, плана C, с большей вероятностью будут иметь более короткие болезненные и потраченные впустую периоды времени.

Начните с вопросов. Если вы не собираетесь делать то же самое, что вы действительно хотите делать? Есть ли у вас в молодости мечта или страсть, от которых вы отказались? Не могли бы вы поднять его снова? А где ты хочешь быть? Вам нужно больше леса вокруг вас? Или больше городской жизни? Больше стабильности или больше разнообразия? Больше людей или больше одиночества? Это время, когда самоанализ окупается.Есть много путей, по которым можно спуститься. Вы не можете заранее узнать правильный. Но если вы научитесь обращать внимание на то, как вы реагируете на различные варианты и варианты выбора, вы сможете уточнить понимание того, что вам нужно и чего вы хотите, и построить здоровую и вдохновляющую структуру на всю оставшуюся жизнь.

К счастью, люди, переживающие этот второй кризис идентичности, имеют большие преимущества перед подростками — жизненный опыт, мудрые друзья, знание того, как устроен мир, финансовые и человеческие ресурсы, к которым можно обратиться.Используйте их полностью и с умом, и это может быть лучшее время в жизни.

Identity Crisis — IResearchNet

Identity Crisis Definition

Эрик Х. Эриксон ввел термин «кризис идентичности», чтобы описать неуверенность и даже тревогу, которые могут испытывать подростки, когда они осознают, что они больше не дети, и становятся озадаченными и сбитыми с толку относительно своих настоящих и будущих ролей в жизни.

Контекст и важность кризиса идентичности

Вы можете вспомнить время в подростковом возрасте, когда вы не понимали, кем вы были, кем должны быть и что вас ждет в будущем.Формирование взрослой идентичности требует решения многих важных вопросов: какой карьерный путь мне больше всего подходит? Какие религиозные, моральные или политические ценности я могу назвать своими? Кто я — мужчина или женщина и как сексуальное существо? Насколько важны для меня замужество и воспитание детей? Как я могу вписаться в общество? Эти проблемы идентичности, часто возникающие в то время, когда подростки также пытаются справиться с быстро меняющимся образом своего тела и более требовательной социальной и академической жизнью, могут значительно усугубить заблуждение относительно того, кем он или она является (или может стать).

Процесс подделки личности

Исследователи разработали подробные интервью, опросы подростков и молодых людей, чтобы определить, пережили ли опрашиваемые кризис (боролись с проблемами идентичности) и взяли ли интервьюируемые обязательства (то есть решали любые поднятые вопросы) в отношении выработки профессиональных, межличностных отношений, политическая и религиозная идентичность.

На основе предоставленных ответов респондент классифицируется по одному из четырех статусов идентичности для каждого домена идентичности:

  1. Распространение идентичности: Люди, отнесенные к категории «рассеянных», не особо задумывались и не решали вопросы идентичности и не смогли наметить направления будущей жизни.Пример: «Я мало думал о религии и не знаю, чему верить».
  2. Потери права выкупа: Лица, классифицируемые как «лишенные права выкупа», взяли на себя обязательства по идентичности или идентичностям, не испытав кризиса, связанного с принятием решения о том, действительно ли эти обязательства им подходят. Пример: «Мои родители лютеране, поэтому я лютеранка; просто так. »
  3. Мораторий: лица в этом статусе в настоящее время переживают кризис идентичности и задают вопросы о различных жизненных выборах и ищут ответы.Пример: «Я изучаю свои религиозные учения, надеясь определить, смогу ли я жить с ними. Мне нравятся некоторые ответы, которые дает мое баптистское воспитание, но я к многим отношусь скептически. Я изучал унитаризм, чтобы понять, может ли он помочь мне преодолеть мои сомнения ».
  4. Достижение идентичности: люди, достигшие идентичности, поднимают и решают проблемы идентичности, принимая на себя хорошо продуманные личные обязательства в различных сферах жизни. Пример: «После долгих размышлений о своей религии, а также о других религиях, я наконец знаю, во что я верю и чего не верю, и как мои убеждения повлияют на то, как я буду жить.”

Хотя Эриксон предполагал, что болезненные аспекты кризисов идентичности возникают в раннем подростковом возрасте и часто разрешаются в возрасте от 15 до 18 лет, его возрастные нормы слишком оптимистичны. Исследования с участием детей в возрасте от 12 до 24 лет неизменно показывают, что подавляющее большинство детей в возрасте от 12 до 18 лет не имеют идентичности или лишены права выкупа, и только в возрасте 21 года и старше большинство участников достигли статуса моратория (кризис) или достигли стабильной идентичности в любой сфере жизни. Есть одна интригующая половая разница.Хотя современные студентки колледжа так же, как и мужчины, озабочены достижением профессиональной идентичности, они придают большее значение, чем мужчины, аспектам идентичности, которые сосредоточены на сексуальности, личных отношениях и на том, как найти баланс между карьерными и семейными целями.

Процесс достижения идентичности часто бывает довольно неравномерным. Одно исследование оценивало статусы идентичности участников в четырех областях: выбор профессии, гендерно-ролевые установки, религиозные убеждения и политические идеологии.Только 5% участников имели одинаковый статус идентичности во всех областях, а 95% — в двух или даже трех статусах в четырех областях. Таким образом, подростки и молодые люди, возможно, достигли сильного чувства идентичности в одной области, но все еще ищут в других.

Насколько болезненны кризисы идентичности?

Может быть прискорбно, что Эриксон использовал термин «кризис», чтобы описать поиск личности молодым человеком, потому что подростки, находящиеся под мораторийным статусом, не выглядят так подавленными.Фактически, эти активные искатели идентичности обычно намного лучше относятся к себе и своему будущему, чем сверстники того же возраста, которые все еще застряли в статусе распространения или потери права выкупа. Так что активный поиск идентичности часто больше воодушевляет, чем опускает.

Что наиболее болезненно или кризисно в поиске идентичности, так это длительная неудача в ее установлении. Старшие подростки и молодые люди, все еще застрявшие в статусе диффузии, часто апатичны, а иногда даже склонны к суициду; в качестве альтернативы, они могут принять негативную идентичность, переходя к антиобщественному или правонарушительному поведению.Это люди, которые в конце концов могут испытать настоящий кризис идентичности.

Кризис воспитания и идентичности

Воспитание явно влияет на то, как подростки переживают кризис идентичности и справляются с ним. Люди, которые чувствуют себя отчужденными от родителей, часто остаются рассеянными и испытывают серьезные проблемы адаптации, тогда как те, кто чувствует себя близким к контролирующим родителям, часто просто отказываются от идентичности, которую родители предлагают или диктуют им, и это может оказаться неудовлетворительным. Подростки, которые формируют здоровую идентичность, которая им хорошо подходит, обычно имеют теплых и принимающих родителей, которые поощряют исследование идентичности и которые позволяют своим подросткам занимать свою собственную позицию по вопросам и становиться самостоятельными личностями.

Артикул:

  1. Арчер С. (1994). Вмешательства для развития подростковой идентичности. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.
  2. Эриксон, Э. Х. (1963). Детство и общество (2-е изд.). Нью-Йорк: У. В. Нортон.
  3. Крогер, Дж. (2007). Развитие личности: от подросткового возраста до взрослой жизни (2-е изд.). Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.
  4. Marcia, J. E., Waterman, A. S., Matteson, D., Archer, S., & Orlofsky, J. L. (1993). Эго идентичность: Справочник по психосоциальным исследованиям.Нью-Йорк: Спрингер.

Кризис идентичности: определение, симптомы и примеры

Кризис идентичности — это временная нестабильность, которая начинается в подростковом возрасте, когда человек должен понять свою роль в обществе, тем самым вступив во взрослую жизнь.

Кто я? Все мы время от времени сталкиваемся с этим вопросом. Мы играем разные роли в обществе, и каждая роль, которую мы играем, помогает нам развивать личность. Когда вы учитесь, вы студент, но если вы работаете, то вы можете быть врачом, учителем, бухгалтером, писателем или тысячей других.

Помимо этих ролей, наши межличностные отношения — мать, сестра, двоюродный брат, супруга и т. Д. — также помогают нам сформировать нашу идентичность. Когда вы переключаетесь с одной роли на другую, меняется и ваша личность; этот временный сдвиг может вызвать беспокойство и замешательство. Эта путаница обычно начинается в подростковом возрасте, когда вы начинаете отказываться от своей студенческой идентичности и начинаете сомневаться в том, какой будет ваша роль в обществе.

Установление идентичности — это ответ на вопрос «Кто я?» (Фото: sdecoret / Shutterstock)

Эрик Эриксон описал кризис идентичности в своей теории стадий развития.По его словам, формирование идентичности начинается в детстве, когда нужно успешно преодолевать каждый кризис, такой как автономия, независимость и доверие, прежде чем перейти к следующему этапу развития. Кризис идентичности — решающий шаг к формированию идентичности, которая приобретает все большее значение в подростковом возрасте.

Но почему юность?

Подростковый возраст — это период многих физических, психологических и социальных изменений. Происходит половое созревание, которое приводит ко многим эмоциональным изменениям из-за гормональных сдвигов, изучения отношений и различных вариантов карьеры.Эта временная нестабильность, с которой сталкиваются подростки, заключается в принятии важных для своей жизни решений и испытании различных идентичностей, чтобы понять, кто они на самом деле и какова их роль в обществе; эта борьба известна как кризис идентичности.

Что такое теория идентичности?

Согласно Эриксону, идентичность — это сумма «последовательных идентификаций» наших детских лет и влияния близких отношений, таких как наши родители, при формировании этого представления о себе.Эрик Эриксон выделил восемь стадий развития, одна из которых — формирование идентичности. Теория идентичности основана на опыте солдат Второй мировой войны, возвращающихся к гражданской жизни и испытывающих серьезный диссонанс со своей новой идентичностью. Таким образом, теория идентичности была сформирована на этом переходе от военной к гражданской жизни, который похож на переход от детства к взрослой жизни для подростков, поскольку оба требуют довольно резкого изменения идентичности.

Подростковый возраст — это переход от детства к взрослой жизни, требующий принятия важных профессиональных решений.(Фото: Creativa Images / Shutterstock)

Так же, как Фрейд придумал психосексуальные стадии развития, Эрик Эриксон объясняет психосоциальный аспект развития. Согласно его восьми стадиям, каждая стадия связана с проблемой или кризисом, которые необходимо успешно разрешить, прежде чем переходить на другую стадию здорового развития. «Идентичность» и «кризис» — как две стороны одной медали; мы будем испытывать эту непрерывную борьбу на протяжении всей жизни и постоянно меняем личность.Этот кризис, возникающий в подростковом возрасте, называется «путаница между идентичностью и ролями».

Идентичность против смешения ролей

Это пятая стадия из восьми стадий развития:

  • Базовое доверие против недоверия
  • Автономия против стыда и сомнений
  • Инициатива против вины
  • Промышленность против неполноценности
  • Сознание
  • против идентичности
  • Близость против изоляции
  • Генеративность против стагнации
  • Целостность эго против отчаяния

Подростки начинают открывать себя, пробуя разные социальные роли (Фото: Ридкоус Михаил / Shutterstock)

Идентичность против ролевой путаницы — очень важный этап индивидуального замешательства. срок жизни.Это происходит в возрасте от 12 до 20 лет и сокращает разрыв между детством и взрослостью. Быстрые телесные изменения в период полового созревания, смена ролей и социальных отношений могут либо сделать подростков более ответственными и готовыми к взрослой жизни, либо сделать их более тревожными.

Это время в их жизни, когда они готовы раскрыть себя и предложить свои способности миру. Значение родителей и учителей в принятии решений уменьшается, и сверстники начинают брать на себя эту роль. Таким образом, мы иногда видим, как подростки выбирают определенные курсы или карьерные пути только потому, что их друзья делают это, даже если такой путь не обязательно может быть их призванием или настоящей личностью.Подростки часто экспериментируют с разными социальными ролями, чтобы увидеть, где они чувствуют себя наиболее комфортно.

Половое созревание и юность: половая зрелость — это то же самое, что юность?

Кажется, они означают похожие вещи, не так ли? Однако половое созревание строго относится к физическим изменениям, происходящим в организме в результате полового созревания, тогда как подростковый возраст относится к эмоциональным изменениям, происходящим в человеке из-за физических изменений полового созревания и перехода во взрослую жизнь.

Джеймс Э.Марсия расширила пятую стадию Эриксона — смешение идентичности и ролей — на четыре подэтапа — от кризиса до приверженности. Идентичность развивается путем прохождения этих подэтапов распространения , потери права выкупа, моратория и достижения.

Во время распространения нет ни кризиса, ни чувства обязательств. Подростки беззаботны и счастливы жить своей жизнью, руководствуясь своими импульсами и настроениями, без какого-либо давления для принятия решения о своей карьере. Проще говоря, они ищут счастливой беззаботной жизни.

Во время моратория подростки начинают сталкиваться с кризисом, когда им необходимо принимать решения относительно своей жизни. Однако пока нет никаких обязательств, поскольку они исследуют разные идентичности и не придерживаются одного пути. На данный момент они открыты для нового опыта.

Во время распространения кризиса нет, и подростки живут беззаботной жизнью (Фото: YanLev / Shutterstock)

Подростки теряют право выкупа, когда они принимают на себя идентичность, не исследуя различных видов деятельности.Они просто принимают то, что им дают или советуют делать их родители. Это может проявляться в согласии присоединиться к семейному бизнесу или посещать ту же школу, что и ваши родители.

Подростки достигают успехов, когда они пережили кризис, успешно разрешили его, найдя себя и посвятив себя идентичности. Они понимают проблемы, через которые они прошли, и то, как эти переживания сформировали из них самих себя.

Что делает подростков правонарушителями?

Не каждый подросток пройдет все четыре этапа.Разве вы не знаете людей, которые никогда не понимают, чего хотят от жизни, но при этом остаются беззаботными? С другой стороны, некоторые просто слишком напуганы, чтобы исследовать, и хотят покорно искать все, что им дано.

Однако важно иметь личность, даже если она может оказаться не самой плодотворной. Каждому нужен ответ на вопрос «Кто я?» и если невозможно установить позитивную идентичность посредством здорового перехода, тогда подросток может искать негативную идентичность. Отсутствие идентичности может сбить с толку и подавить кого-либо.Вот почему они могут предпочесть играть роль «правонарушителя», а не вообще не иметь личности. Эта преступность — результат неудачного разрешения кризиса идентичности.

Статьи по теме

Статьи по теме

Следовательно, кризис идентичности — очень ответственный этап развития для каждого человека. Это этап, который может сделать или сломать целые жизни! Чрезвычайное сопротивление со стороны родителей по отношению к ребенку, исследующему различные идентичности и отстранение от данных им идентичностей, также может сделать подростков более тревожными, что еще больше затрудняет разрешение такого кризиса идентичности.

У вас кризис идентичности бренда?

Ваш бренд может быть тем, чем вы хотите, но одна из самых больших ошибок, которые делают компании в области входящего маркетинга (и маркетинга в целом), — это не придерживаться своей идентичности.

Фирменный стиль — это внешнее выражение вашего бренда; это название, логотип, сообщения. Это то, как ваш бренд хочет воспринимать общественность.

Free Guide: The Ultimate Inbound Marketing Strategy Playbook 2021

.

Даже не подозревая об этом, многие попадают в «кризис идентичности бренда», не сохраняя верности тому, что они установили в качестве своего бренда. В Impact мы стремимся к тому, чтобы наши клиенты принимали надлежащие меры, чтобы избежать такого рода путаницы с брендом.

Поведение вашего бренда немного необычно? Ваш логотип выглядит примерно так ?:

Видео Продюсер: HappyCreators.ca

Если вы не уверены, что переживаете кризис идентичности бренда, задайте себе эти 3 вопроса.


Как узнать, что у вас кризис идентичности бренда


1. Знаете ли вы свое ценностное предложение?

Одна ошибка, которую легко избежать — это незнание своего ценностного предложения. Прежде чем заниматься входящим маркетингом, ваш бренд должен определить свою цель и знать, что они предлагают. Чего потребитель может ожидать от вас? Что вы выставляете на рынок? Постарайтесь резюмировать то, что вы делаете, одним ясным и кратким предложением, а затем докажите это.

После того, как ваше ценностное предложение останется неизменным, вы сможете лучше разрабатывать релевантный контент. Релевантный контент прививает вашей аудитории ваш опыт, а не отправляет смешанные сообщения — распространенный симптом кризиса идентичности бренда.


2. Знаете ли вы свою аудиторию?

Если ответ отрицательный, то «вам нужно кое-что рассказать!» Если вы не являетесь таким глобальным брендом, как Coke или McDonald’s, маловероятно, что вы рекламируете для всех. Как малому бизнесу или бренду важно знать, кто ваши идеальные перспективы, чтобы вы могли их достичь.Если ваш идеальный потенциальный клиент оказывается 50-летним финансовым руководителем, и вы отбрасываете «LOL» или заявляете, что «не о той жизни …» в своих сообщениях в блоге, что-то явно не в порядке.

Основная цель входящего маркетинга — привлечь жизнеспособных потенциальных клиентов и превратить их в потребителей, но для этого вам нужно сузить круг тех, кого вы пытаетесь привлечь.

Всех этих ловушек можно избежать с помощью четко определенного образа покупателя. Согласно HubSpot, чтобы разработать эффективную персону покупателя, задайте следующие вопросы относительно вашей целевой аудитории:

    • Каковы их демографические данные?

    • Какова их работа и уровень стажа?

    • Как выглядит день в их жизни?

    • Каковы их болевые точки?


    • Куда они обращаются за своей информацией?

    • Какой опыт они ищут при покупке продукта?

    • Каковы их наиболее частые возражения против вашего продукта / услуги?

    • Как мне идентифицировать эту личность?

Ответьте на эти вопросы, и вы сможете более успешно общаться и достигать своей целевой аудитории так, как они действительно ответят.


Вы последовательны?

Ключ к предотвращению кризиса идентичности бренда — последовательность. Как упоминалось выше, вам необходимо знать свое ценностное предложение и идентичность бренда, чтобы вы могли придерживаться их , как клея ! Чтобы избежать путаницы, есть несколько мелочей, которые вы должны придерживаться единообразия в своем контенте, социальных сетях, прессе и не только. Обязательно обратите внимание на:

    1. Ваш тон и «голос» — Используйте язык, который знаком вашей аудитории.Вы хотите, чтобы ваш контент, будь то визуальный или письменный, «говорил» с вашей целевой аудиторией.

    1. Шрифты, цвета и другие элементы дизайна — Будьте визуально однородными. Это не только более эстетично, но и помогает вашей аудитории идентифицировать вас. Точно так же, как когда вы думаете о Dunkin Donuts, вы думаете о оранжевом и пурпурном, вы хотите, чтобы определенные образы приходили в голову, когда упоминается ваше имя.

    1. Обмен сообщениями — Как сказал бы HubSpot: «Как вы сообщаете о своих основных продуктах и ​​услугах? Какое ценностное предложение вы утверждаете?»

    1. Позиционирование — Так же, как и в политике, лучше не шлепать.Знайте, какую позицию занимает ваш бренд по отраслевым вопросам и его ценности в ведении бизнеса.

Суть в том, чтобы знать, кто вы. Как только вы поймете, что именно вы пытаетесь сделать, и то, что вы отстаиваете, ваш бренд может проявиться во всем, что он делает.

Кризис идентичности под чернилами

Несколько недель назад, когда я ехал в метро с затуманенными глазами на работу, я обнаружил, что смотрю на молодую женщину по другую сторону машины. На ней была деловая одежда с курткой North Face и шлепанцами, а на внешней стороне левой ступни был вытатуирован символ бесконечности, только часть петли была оставлена, чтобы освободить место для слова Love .Рядом с ней неряшливый парень в футболке и джинсах имел богато украшенные черно-серые фрески на каждой руке, одна из которых, казалось, изображала сцену битвы инопланетян, а другая — своего рода историю любви роботов. Слева от него, втиснувшись в конец скамейки, сидел мужчина, который быстро и нервно щелкал телефоном. Когда он перевернул руку, я увидел слово Jasmine , вытатуированное над его костяшками пальцев, и дату, напечатанную под ним.

Потом был я, чистый холст, гадающий, не упустил ли я чего-нибудь.Каждый накрашенный человек в поезде оказался из одной возрастной группы — миллениалов, если использовать столь оклеветанный дескриптор. Принадлежа к одному поколению, и, по-видимому, все мы регулярно публикуем сообщения в социальных сетях через профили и учетные записи, которые заставляют нас ответить на вопрос: Кто вы? Некоторых этот выбор освобождает: это возможность начать с нуля. Для других огромное количество вариантов может парализовать. В любом случае современность заставляет нас убежденно заявлять о своей идентичности, независимо от того, нашли мы ее или нет.

Взрослея в быстро меняющемся и сложном мире, большинство молодых людей в тот или иной момент с трудом пытались понять, кем они могли бы быть. Согласно последним исследованиям, татуировки не просто выражают идентичность : они помогают определить ее .

Современность заставляет нас убежденно заявлять о своей идентичности, независимо от того, нашли мы это или нет.

Татуировки существуют уже тысячелетия, но сейчас они популярны как никогда. В 1960 году в США работало около 500 профессиональных татуировщиков.К 1995 году это число превысило 10 000 человек. Спустя почти 20 лет спрос продолжает расти, и, по последним оценкам, примерно 20 процентов американцев имеют татуировки. Более того, 40 процентов людей в этой группе — миллениалы, что, по мнению некоторых ученых, не случайно.

«Мы живем в этом мире, который так фрагментирован и так хаотичен», — говорит Энн Велликетт, профессор Университета Арканзаса, изучающая взаимосвязь между поведением потребителей и популярной культурой.Велликетт утверждает, что сейчас у нас больше возможностей, чем когда-либо прежде, «очень легко воссоздавать идентичность» как в Интернете, так и в реальной жизни.

В 1998 году Велликетт и его коллеги провели исследование, основанное на интервью, которое показало, что люди используют татуировки как способ закрепить аспекты своего нынешнего «я». «Мы надеялись взглянуть на постмодернистскую идентичность, и на самом деле мы обнаружили, что мы находимся в этой современной эпохе, когда люди действительно знали, кто они такие», — сказала она. «У них было чувство собственного« я »». Восемь лет спустя команда вернулась к этой идее.Второе исследование, как и первое, показало, что люди использовали татуировки как средство выражения своего прошлого и настоящего. Но люди, опрошенные во второй группе, похоже, также нуждались в доказательствах того, что их личности вообще существовали. Они полагались на татуировки как на способ установить некоторое понимание того, кем они были на самом деле.

«Нас по-прежнему поражают быстрые и непредсказуемые изменения», — сказал тогда соавтор исследования Джефф Мюррей. «Результат — потеря личных якорей, необходимых для идентификации.Мы обнаружили, что татуировки обеспечивают этот якорь. Их популярность отражает потребность в стабильности, предсказуемости и постоянстве ».

Для людей, изучающих идентичность, это постоянство является ключевым моментом. Мы определяем себя по элементам, которые остаются с нами — людям, историям, местам, воспоминаниям — и мы оцениваем себя по отношению к ним, объединяя основные моменты в то, что социологи называют «личным мифом». Эти мифы раскрывают смысл зачастую бурных жизней, интегрируя наше «вспомнившееся прошлое, воспринимаемое настоящее и ожидаемое будущее», как написала Велликетт в своем отчете за 2006 год.Некоторые люди используют такие институты, как религия, работа и семья, чтобы создать этот миф. Другие используют для его определения материальные объекты, такие как дома и машины. Но миллениалы — это нечто особенное. Не имея доступа ко многим якорям, их родителям приходилось создавать свои личные мифы, это чувство стабильности и постоянства часто бывает труднее найти.

Люди редко делают одну татуировку. Примерно половина подписанного населения имеет от двух до пяти, а у 18 процентов — шесть или более. Другими словами, татуировки — это не просто снимки.Они являются частью продолжающегося повествования личного мифа. В отличие от материальных объектов, часть того, что делает их такими значимыми, — это степень жертв, вовлеченных в процесс. Получение татуировки «включает болезненный ритуал, который может занять несколько часов», пишет Велликетт, и фактически «становится частью объекта, поскольку опыт добавляет смысл и воплощается в татуировке». И в отличие от грузовиков или квартир, которые производятся массово, «каждая татуировка с самого начала уникальна». Люди стареют с помощью татуировок и могут наметить график своего личного мифа от начала до конца, просто проведя пальцем по коже.

Татуировки не всегда были инструментом поиска себя. Впервые они появились в США как способ избежать принудительной вербовки в британский Королевский флот в годы после Американской революции. Защитные документы, которые имели при себе моряки, по сути, паспорта того времени, должны были подтвердить их новообретенное гражданство, но Королевский флот воспользовался расплывчатыми описаниями документов и быстро начал собирать как можно больше темноволосых и кареглазых моряков.Татуировки помогли добавить немного специфики, сигнализируя об индивидуальности так же, как родинка или шрам.

В последнее время татуировки, которые обычно были символами различных субкультур в 1970-х и 80-х годах, превратились в произведения искусства, широко приемлемые в мейнстриме. Их трансформация совпала с взрывом Интернета в конце 90-х — начале 2000-х годов и сопровождающими его изменениями в способах работы и развлечений людей.

Традиционная модель проведения жизни с одним работодателем за последние несколько десятилетий пошла на убыль.Сегодня средний срок пребывания в компании приближается к четырем годам: сотрудники продают свои навыки, а не лояльность, а компании подчиняются. Вне работы фрагментация популярной культуры привела к тому, что интересы людей разделились на миллионы различных ниш. 1960-е были обозначены боулинг-лигами и блочными вечеринками: массовые мероприятия, которые побуждали большие группы людей собираться. Сегодня люди находят солидарность в микросообществах, которые могут быть обычными — футбольные лиги, беговые группы, чтения стихов — или необычными (Лига профессиональных чудаков — одна из многих процветающих групп встреч в Портленде, штат Орегон).

С введением новых рамок вкусы и табу изменились. Татуировки стали выглядеть по-другому и означать разные вещи, потому что люди, делающие их, начали хотеть чего-то другого — чего-то больше — из своих чернил.

Татуировки дают людям, в частности миллениалам, способ доказать себе и другим, что меняющийся мир им не ровня.

Хотя существует мало исследований о том, когда определенные татуировки имеют тенденцию к всплеску популярности, неофициальные данные дают представление о тенденциях.Самыми популярными работами были «флеш-тату»: простые разовые работы, которые занимали не более часа, если что. Это стоковые изображения, которые вы все еще можете найти в каталоге любого тату-салона: китайские надписи, племенные татуировки на пояснице, языки пламени, музыкальные ноты, роза. Они настолько просты, насколько безопасны, позволяют людям наносить чернила на кожу, но незаметно. (У моей матери их два именно по этой причине.) Только на рубеже этого века клиенты стали проявлять по-настоящему творческий подход, требуя, чтобы татуировщики доказали, что художник является частью своих титулов.

Произошло ностальгическое возвращение к олдскульному дизайну, напоминающему девушек в стиле пин-ап Сейлор Джерри и ретро-шик. Все больше людей получают гиперреалистичные портреты и трехмерные татуировки, которые, кажется, буквально выпрыгивают из кожи. Несмотря на то, что интерес к более простым изображениям, таким как якоря, перья, текст и птицы, по-прежнему проявляется, большая часть творческих возможностей проявляется в приложении. Татуировки в виде плоских сердечек или обычного текста были изобретены заново, как идеальное воссоздание почерка бабушки или анатомически правильного трехмерного человеческого сердца.

Почему люди так стараются сделать свои татуировки такими идеальными? Ставки выше: боди-арт приобрел большее значение, и люди хотят, чтобы их тушь что-то говорила о том, кто они такие. Хороший пример — текст. «Такое слово, как вера, или надежда, , очень простое и конкретное», — сказал Джин Коффи, татуировщик из Brooklyn’s Tattoo Culture. Он самым буквальным образом заявляет о том, что человек считает важным. «И более абстрактная версия этого, как перо, является скорее свободным духом символом.”

Эти соображения довольно новы, даже если сами изображения не всегда оригинальны. По словам Коффи, многие из тех же запросов продолжают появляться. «Люди думают, что это уникально для них, потому что они говорили с ними на личном уровне. Но мыслить нестандартно очень и очень сложно ». Несмотря на это ограничение, которое Коффи называет «словарём художественной формы», по его опыту, большинство людей делают татуировки, чтобы придать смысл своей жизни, когда наступает крупное событие или чувство.«Это похоже на капсулу времени для этого чувства».

Это также может быть капсула времени для идентификации. В то же время, когда люди жаждут ощущения безграничности, обращаясь к популярным изображениям, таким как перья, стрелы, птицы и символы бесконечности, они также хотят стабильности, которую представляют ловцы снов, якоря, почерк родственника или религиозные образы. Коффи объясняет, что самое популярное место для татуировок с якорем — это ноги из-за их символики. Татуировки дают людям, в частности миллениалам, способ доказать себе и другим, что меняющийся мир им не ровня.Доказательство прямо здесь, на всеобщее обозрение.

«Я не люблю татуировки. Но все это видят, а мне 47 лет, и у меня на щиколотке кошка».

По словам Анны Велликетт, по мере того, как люди развиваются и взрослеют, раскаяние в татуировках не всегда является основной реакцией. Вместо этого некоторые люди видят в старых татуировках ценное напоминание о прошлом, хотя, по собственному признанию Велликетт, серый кот, который она сделала татуировку на лодыжке в свои двадцать с небольшим, как способ запомнить домашнего питомца, сейчас неуместна. «Не могу сказать, что мне нравится, что у меня на щиколотке кошка», — сказала она.«Я не против татуировок. Но все это видят, а мне 47 лет, и у меня на щиколотке кошка ».

Хотя татуировки могут показаться повсеместными, 80 процентов всего населения и даже большинство миллениалов (примерно 49 миллионов человек) все еще не имеют чернил. У многих нет проблем с установлением своей идентичности через семью, религию, социальную жизнь или карьеру, несмотря на статистику, согласно которой современные влияния должны оказывать влияние на них всех.

Но если исследование Велликетт что-то и говорит, так это то, что люди, которые делают татуировки, имеют аналогичные причины для этого.Мотивы, стоящие за конкретным решением, не всегда можно легко выразить или даже узнать. Почему именно так много людей в возрасте от 18 до 33 лет постоянно наносят на кожу очень реалистичные, специфические и личные татуировки? Потому что смысл искусства, олицетворяющего бесконечность, любовных историй роботов и имен, таких как Жасмин, имеет для нас больше веса, чем когда-либо прежде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.