Лабильность в биологии это: Лабильность — это… Что такое Лабильность?

Автор: | 28.05.2021

Содержание

Лабильность — это… Что такое Лабильность?

  • Лабильность — (от лат. labilis  скользящий, неустойчивый) в физиологии  функциональная подвижность, скорость протекания элементарных циклов возбуждения в нервной и мышечной тканях. Понятие «лабильность» введено русским физиологом… …   Википедия

  • лабильность — (от лат. labilis скользящий, неустойчивый) максимальное число импульсов, которое нервная клетка или функциональная структура может передать в единицу времени без искажений. Термин предложен Н. Е. Введенским. В дифференциальной психологии Л. одно… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ЛАБИЛЬНОСТЬ — (от лат. labilis скользящий неустойчивый), 1) функциональная подвижность нервной и мышечной ткани, характеризующаяся наибольшей частотой, с которой ткань может возбуждаться в ритме раздражений. Наиболее высокая лабильность у толстых нервных… …   Большой Энциклопедический словарь

  • лабильность — неустойчивость, подвижность Словарь русских синонимов. лабильность сущ., кол во синонимов: 4 • изменчивость (23) • …   Словарь синонимов

  • лабильность

    — ЛАБИЛЬНЫЙ, ая, ое; лен, льна (книжн.). Подвижный, неустойчивый. Лабильное давление. Лабильная температура. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ЛАБИЛЬНОСТЬ — (от лат. labilis скользящий, неустойчивый) (физиол.), функциональная подвижность, свойство возбудимой ткани воспроизводить без искалсения частоту наносимых ритмич. раздражений. Мера Л. макс, число импульсов, к рое данная структура может передать… …   Биологический энциклопедический словарь

  • лабильность — (от лат. labilis  скользящий, неустойчивый), 1) функциональная подвижность нервной и мышечной ткани, характеризующаяся наибольшей частотой, с которой ткань может возбуждаться в ритме раздражений. Наиболее высокая лабильность у толстых нервных… …   Энциклопедический словарь

  • лабильность — (лат.

    labilis подвижный, нестойкий; син.: лабильность функциональная, функциональная подвижность) в физиологии скорость протекания элементарных физиологических процессов в возбудимой ткани, определяемая, напр., как максимальная частота… …   Большой медицинский словарь

  • Лабильность — (от лат. labilis скользящий, неустойчивый)         (физиол.), функциональная подвижность, скорость протекания элементарных циклов возбуждения в нервной и мышечной тканях. Понятие «Л.» введено русским физиологом Н. Е. Введенским (См. Введенский)… …   Большая советская энциклопедия

  • лабильность — labilumas statusas T sritis chemija apibrėžtis Greitas kitimas keičiantis sąlygoms. atitikmenys: angl. lability rus. лабильность; неустойчивость …   Chemijos terminų aiškinamasis žodynas

  • лабильность — labilumas statusas T sritis fizika atitikmenys: angl. lability vok. Labilität, f rus. лабильность, f pranc. labilité, f …   Fizikos terminų žodynas

  • Лабильность — Lability — qaz.wiki

    Склонность к изменениям

    Поищите информацию о лабильности в Викисловаре, бесплатном словаре.

    Под лабильностью понимается то, что постоянно меняется или может претерпеть изменения.

    Биохимия

    Применительно к биохимии , это важное понятие, насколько Кинетика обеспокоена в металлопротеинах . Это может обеспечить быстрый синтез и разложение субстратов в биологических системах.

    Биология

    Клетки

    Лабильные клетки относятся к клеткам, которые постоянно делятся , входя в клеточный цикл и оставаясь в нем . Они контрастируют со «стабильными ячейками» и «постоянными ячейками».

    Важным примером этого является в эпителии в роговице , где клетки делятся на уровне базального и двигаться вверх, а верхние клетки погибают и опадают .

    Белки

    В медицине термин «лабильный» означает подверженный изменению или разрушению. Например, термолабильный белок может изменяться или разрушаться при высоких температурах.

    Противоположностью лабильному в этом контексте является «стабильный».

    Почвы

    Соединения или материалы, которые легко трансформируются (часто в результате биологической активности ), называются лабильными. Например, лабильный фосфат — это та фракция почвенного фосфата, которая легко превращается в растворимый или доступный для растений фосфат. Лабильное органическое вещество — это органическое вещество почвы , которое легко разлагается микроорганизмами .

    Химия

    Этот термин используется для описания временного химического вещества . В качестве общего примера, если молекула существует в определенной конформации в течение короткого времени жизни, прежде чем принять более низкоэнергетическую конформацию (структурное расположение), первая молекулярная структура, как говорят, имеет «высокую лабильность» (например, C 25 , 25- углеродный фуллерен сфероид). Этот термин иногда также используется в отношении реакционной способности — например, комплекс, который быстро достигает равновесия в растворе, считается лабильным (по отношению к этому раствору). Другим распространенным примером является цис- эффект в металлоорганической химии, который представляет собой лабилизацию лигандов CO в цис- положении октаэдрических комплексов переходных металлов.

    Смотрите также

    Рекомендации

    <img src=»https://en.wikipedia.org//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

    ★ Лабильность — физиология .. Информация

    Пользователи также искали:

    лабильность эмоциональная, лабильность химия, лабильность нервной системы, лабильность простыми словами, лабильность синоним, лабильность в экономике, лабильность в психологии, Лабильность, лабильность, химия, лабильность в экономике, лабильность простыми словами, лабильность синоним, лабильность физиология, лабильность нервной системы, лабильность химия, лабильность эмоциональная, психологии, экономике, простыми, словами, синоним, физиология, нервной, системы, эмоциональная, лабильность в психологии, физиология.

    лабильность,

    ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Малопрогредиентная шизофрения и пограничные состояния››

    Патологически измененная «почва», как об этом свидетельствуют данные целого ряда исследователей [Осипов В. П., 1934; Снежневский А. В., 1943; Жислин С. Г., 1965], облегчает возникновение реактивных состояний. Наряду с конституциональными аномалиями и разного рода соматическими (астенизирующими) факторами, «почвой» для возникновения психогений могут служить и эндогенные заболевания [Аккерман В. И., 1933; Фридман Б. Д., 1934; Пантелеева Г. П., Борисова К. Е., 1982], в частности малопрогредиентная шизофрения [Смулевич А. Б., Дубницкая Э. Б., Мазаева Н. А., 1978; Колесина Н. Ю., 1983; Морковкина И. В., 1983]. J. Berze (1927) принадлежит концепция реактивной шизофрении, в рамках которой автор попытался объединить широкий круг процессуально обусловленных состояний, тесно связанных по клиническим проявлениям и течению с психогенными влияниями.

    При описании психогений, в возникновении которых существенную роль играют эндогенные факторы, в литературе используются различные термины. Чаще всего их определяют как шизофренические реакции [Мелехов Д. Е, Чернорук В. Г, 1933; Popper Е. 1920], псевдошизофренные формы [Краснушкин Е. К., 1933] или шизофреноформные психозы [Retterstol N.. 1978].

    В отличие от псевдопсихопатий и псевдоневрозов реактивные психозы могут возникать не только в период стабилизации эндогенного процесса (длительные ремиссии, резидуальная шизофрения), но и при латентной шизофрении, при экзацербациях вялого течения. В то же время в периоды наиболее выраженных психопатологических расстройств психогении не наблюдаются.

    Отличительной особенностью формирования психогений на процессуальной «почве» является механизм реактивной лабильности, посредством которого реализуется взаимодействие эндогенно-процессуальных и психогенных факторов. Реактивная лабильность — готовность к психогенным реакциям — описывалась еще К. Kleist (1911). В отечественной литературе особая легкость возникновения психогенных реакций, рецидивирующих по любому поводу, определяется как «ремиттирующая реактивность» [Шевалев Е. А., 1937] или «чрезмерная реагибельность» [Введенский И. Н., 1938]. При этом в работах К- Kleist, а также отечественных исследователей [Бунеев А. Н., 1938; Введенский И. Н., 1938; Фелинская Н. И., 1968] указывается на конституциональную обусловленность такой реактивной лабильности.

    В случаях реактивной лабильности, сформировавшейся у больных шизофренией, источником чрезмерной чувствительности к воздействию психогенной травмы являются не врожденная аномалия личности, а свойства эндогенного процесса, либо возникшие как его следствие психопатоподобные изменения. Описания «истинных» психогений у больных шизофренией приводятся в работах отечественных авторов [Детенгоф Ф. Ф., Озерецковский Д. Е., 1937; Левинсон А. Я-, 1937]. Мы обозначаем этот вид реактивной лабильности как нажитую, подчеркивая тем самым ее отличие от склонности к формированию «истинных» психогений . В настоящее время не представляется еще возможным оценить в полной мере конкретный вклад психогенных и эндогенных факторов в реализацию заложенных в нажитой реактивной лабильности тенденций, клинически проявляющихся психогенными реакциями. Тем не менее можно с уверенностью говорить о том, что типология, особенности динамики и исхода реактивных психозов во многом зависят от степени соучастия в их формировании шизофренического процесса. Эта зависимость и положена в основу систематики реактивных психозов, возникающих на эндогенной «почве».

    Если в рамках манифестной шизофрении на первый план обычно выступает констелляция — психогенная провокация эндогенного психоза, то при малопрогредиентной шизофрении, наряду с такой возможностью возникновения реактивных психозов, нередко (хотя это и звучит на первый взгляд парадоксально) возможна и эндогенная провокация психогении.

    Клиническое обоснование такой точки зрения будет представлено в дальнейшем изложении. Здесь подчеркнем, что теоретически такая постановка вопроса вполне правомерна. Об этом свидетельствуют более общие, установленные на биологическом уровне закономерности. В соответствии с современными данными биологии активности [Анохин П. К., 1962; Бернштейн Н. А., 1965; Петленко В. П., 1976; Pribram К. Н., 1975] реакции человека при взаимодействии с окружающей средой не представляют собой непрерывную цепь «откликов» на внешние воздействия, но имеют внутренние причинные основания, иными словами, они направляются внутренними программами системы.

    Вестник КАСУ — Оптимальная лабильность как характеристика образовательной среды вуза

    К содержанию номера журнала: Вестник КАСУ №1 — 2005
    Автор: Мерсиянова А.П.

    Современные условия жизни, технологический прогресс, характер общественных отношений предъявляют высокие требования к уровню образования. Выпускник вуза сегодня должен обладать высокой компетентностью в той сфере, в которой ему предстоит работать.

    Компетентность включает как «знания, осведомленность в определенной области», так и «способность активно управлять своей жизнью и оценивать как немедленные, так и долгосрочные последствия своей деятельности» [7, 67]. Однако ритм жизни, ее изменчивость и, порой, непредсказуемость, заставляют вкладывать дополнительные смыслы в понятие компетентности: сегодня компетентен и, соответственно, успешен тот, кто способен реагировать на изменение условий и подбирать адекватный новым условиям способ решения профессиональных или других жизненных задач.

    В психологической науке данная способность личности определяется как лабильность. Соответственно, мы можем говорить о том, что одним из важных качеств современных молодых специалистов должна быть лабильность.

    Лабильность пронизывает все уровни человека как системы и охватывает все сферы его функционирования.

    Лабильность встречается нам при анализе устойчивых типологических свойств – как показатель пластичности, переключаемости (Б.М. Теплов, В.Д. Небылицин, В.С. Мерлин, Э.А. Голубева). На уровне личностных образований лабильность представлена как характеристика индивидуальных свойств («лабильно-эмотивный» тип, по П.Б. Ганнушкину, «сверхподвижный», по К. Леонгарду), при этом данное понятие используют для обозначения акцентуаций. В сфере личности, как субъекта деятельности, лабильность представлена как флексибельность (В.А. Петровский).

    В физиологии лабильность – это максимальное число импульсов, которое нервная клетка или функциональная структура может передать в единицу времени без искажений. В дифференциальной психофизиологии – одно из основных свойств нервной системы, характеризующее скорость возникновения и прекращения нервных процессов [1, 36].

    Под лабильностью интеллектуальных процессов понимается скорость перестройки этих процессов при последовательном переходе от решения одной задачи к другой. Показателем лабильности часто выступает время, затраченное на задачу, требующую нового способа решения. В качестве критерия лабильности выдвигается такой показатель, как целесообразное варьирование способов действий.

    Вместе с понятием лабильности встречаются понятия гибкость и подвижность, которые также определяются, как способность человека широко использовать имеющийся опыт и знания, оперативно исследовать известные предметы в новых связях и отношениях, преодолевать шаблонность мышления. В определенном смысле, мышление имеет тенденцию к стабильности, некоторой трафаретности, что мешает решению новых или творческих задач.

    Противоположным лабильности является так называемое качество ригидность. Термин ригидность этимологически означает «оцепенелый», «твердый». Данные характеристики в психологии понимаются, как неспособность корректировать программу деятельности в соответствии с требованиями ситуации, затрудненность – вплоть до полной неспособности – в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, требующих ее перестройки [6, 142].

    Некоторые авторы предлагают рассматривать проблему ригидности через такое явление, как «перенос опыта». Опыт может оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на интеллектуальную деятельность. Примерами положительного переноса являются повышение скорости и продуктивности решения задач под влиянием ранее усвоенного релевантного опыта, феномен «немгновенного инсайта» (А.В. Брушлинский), способность мыслить по аналогии и строить метафоры. Типичными примерами отрицательного переноса служит так называемая «функциональная фиксированность» (К. Дункер), как субъективная трудность смены способа интеллектуальной деятельности в изменившихся условиях, стереотипность и дихотомичность суждений.

    Лабильность также может быть рассмотрена через структурные характеристики индивидуальной понятийной системы. Лабильность характеризует высокий уровень организации (концептуальной сложности) понятийной системы. В случае ригидности понятийной системы мы будем наблюдать изолированность понятий друг от друга, комбинируются ли они в такой системе по жестко фиксированным правилам. Естественно, что содержание этих структур зависит уже от качеств личности и условий ее социализации [8].

    Гибкость мышления понимается как психологический феномен, с помощью которого субъект может отражать различные свойства объекта, в том числе и противоречивые, что, в свою очередь, характеризует диалектическое мышление.

    Лабильность оказывает влияние не только на протекание познавательных процессов, на личностном уровне мы также можем наблюдать аналогичные явления. Здесь ригидность можно определить как использование субъектом неадекватных для ситуации стереотипов поведения, некритическое следование стилю общения, неспособность изменить закрепленную реакцию на социальную ситуацию. Аффективная и мотивационная ригидность проявляются в склонности к образованию сверхценных идей, в эгоцентризме и завышенной самооценке, в узости интересов, упрямстве, застреваемости на одних и тех же мыслях и эмоциях.

    Под личностной флексибельностью (вариативностью, гибкостью) понимается носящая положительную нравственную окраску способность индивида легко отказываться от несоответствующих ситуации или задаче средств деятельности, приемов мышления, способов поведения. В результате чего вырабатываются или предпринимаются новые, оригинальные подходы к разрешению проблемной ситуации при неизменных целях и идейно-нравственных основаниях деятельности. Индивида с высокой степенью сформированности личностной флексибельности можно назвать высоковариантной личностью, включенной в систему межиндивидных взаимоотношений. Противоположные характеристики относятся к личностной ригидности (консервативности) [5].

    Лабильность изначально понимается как врожденное свойство. Однако отрицать возможность развития данного свойства или коррекции ригидности нельзя. В том случае, если мы не имеем дела с патологией, мы вполне можем рассчитывать на успех целенаправленного развития способности реагировать на изменения, учитывать новые условия.

    Функционируя, человек одновременно реализуется на всех уровнях регуляции жизнедеятельности (психика-организм, психика-среда, психика-задача, психика-деятельность, психика-жизнедеятельность) [2]. Следовательно, лабильность или ригидность будут проявляться так же на всех указанных уровнях. И если лабильность будет обеспечивать адекватную и рациональную вариативность способов адаптации, то суть ригидности — в неспособности изменить программу действий в новых условиях. Соответственно, при решении профессиональных и других жизненных задач такое качество личности, как лабильность, будет обеспечивать успешность функционирования, так как позволит адекватно варьировать способы их решения, что особенно важно в современных условиях, которые характеризуются как высокоизменчивые, зачастую труднопрогнозируемые и непредсказуемые.

    В соответствии с этим, встает вопрос о возможности вуза подготовить «лабильного» специалиста. Психологической науке и практике известно, что желаемое качество воспитывается, формируется в том случае, если среда, в которой функционирует человек, также характеризуется данным качеством. Например, хотите воспитать доброго человека, реализуйте в процессе воспитания принципы «доброй» педагогики. Хотите воспитать умного человека, «поместите» его в «умную» среду.

    Проблему становления «лабильного», «флексибельного» специалиста, эффективного в современных условиях, мы также попытаемся рассмотреть через образовательную среду, которая является сущностью любого образовательного учреждения.

    Прежде чем перейти к вопросу об образовательной среде, ознакомимся с некоторыми представлениями о среде вообще.

    Среда – это не просто ряд стимулов, на которые индивид реагирует в течение всей жизни – начиная от воздуха и пищи и кончая условиями образования и отношением окружающих. Это, скорее, система взаимодействий человека и мира. М. Черноушек предлагает следующие признаки среды:

    1) у среды отсутствуют твердо фиксированные рамки во времени и пространстве, то есть она является фоном человеческого бытия, выступающего в качестве фигуры;

    2) она воздействует на все чувства сразу;

    3) среда дает не только главную, но и второстепенную (периферийную) информацию;

    4) она содержит всегда больше информации, чем мы способны переработать;

    5) среда воспринимается в связи с деятельностью;

    6) любая среда, наряду с материальными особенностями, обладает психологическими и символическими значениями;

    7) окружающая среда действует как единое целое;

    8) мы одновременно существуем в нескольких средах.

    Еще одна структура среды предложена известной отечественной исследовательницей В.С. Мухиной. В понятие среды она включает:

    1) предметный мир;

    2) образно-знаковые системы;

    3) социальное пространство;

    4) природную реальность.

    В процессе социализации содержание среды «присваивается» личностью, персонализируется, то есть становится ее внутренним качеством. Кроме «содержания», как мы отмечали выше, для формирования полноценно функционирующей личности важны также и другие свойства, в частности, способность реагировать на изменившиеся условия.

    Как о видах сред, говорят об языковой среде, об образовательной среде (В.В. Рубцов), которые представляют собой источник тех или иных достижений человека.

    Так, университет относится к локальной образовательной среде, то есть функциональному и пространственному объединению субъектов образования, между которыми устанавливаются тесные разноплановые групповые взаимосвязи.

    В качестве структурных единиц образовательной среды, Г.А. Ковалевым выделяются: физическое окружение, человеческие факторы и программа обучения.

    Несколько иначе рассматривает структуру «среды существования и развития человека» Е.А. Климов, выделяющий:

    1) социально-культурную часть среды – культура, опыт, образ жизни окружающих, взаимоотношения, социометрическая ситуация;

    2) информационную часть среды – правила внутреннего распорядка, устав учебного заведения, традиции, правила личной и общественной безопасности, средства наглядности, персонально адресованные воздействия;

    3) соматическую часть среды – по отношению к психике человека составляет собственное тело и его состояния;

    4) предметную часть среды – материальные условия, физико-химические, биологические, гигиенические условия.

    Структурно-содержательные представления о среде Е.А. Климова и Г.А. Ковалева носят эколого-психологический характер, что согласуется с теорией «экологического комплекса» О. Дункана и Л. Шноре. Авторы выделяют четыре компонента «экологического комплекса»: население, окружающая среда, технология и социальная организация.

    В.А. Ясвин, на основе вышеизложенных подходов к пониманию среды, разработал систему психолого-педагогического проектирования личностно-ориентированных, развивающих сред, в основе которой заложено представление о четырехкомпонентной структуре модели «проектного поля» образовательной среды.

    В качестве компонентов выделены:

    1) субъекты образовательного процесса;

    2) социальный компонент образовательной среды;

    3) пространственно-предметный компонент образовательной среды;

    4) технологический компонент образовательной среды [10, 16].

    Одним из критериев эффективности тех или иных форм и методов обучения, по мнению М.А. Холодной, должны выступать не только показатели сформированности знаний, умений и навыков, но и показатели сформированности определенных интеллектуальных качеств [8, 199].

    Соответственно, нам необходимо выделить критерии оценки способности образовательной среды обеспечить формирование лабильности.

    Данные критерии выдвигаются в настоящей работе предположительно. Для того чтобы определить, является ли действительно та или иная характеристика образовательной среды фактором развития лабильности, необходимо экспериментальное исследование.

    На основании рассмотренных положений об образовательных средах создадим модель образовательной среды, способствующей становлению лабильности, как интеллектуальной, так и личностной.

    Вероятнее всего, для того, чтобы среда развивала интеллектуальную лабильность, она должна быть сама, в определенном смысле, лабильной.

    Лабильность образовательной среды предполагает лабильность всех ее компонентов.

    Субъектами образовательного процесса являются преподаватели и студенты, причем преподаватели уже должны быть носителями того свойства, которое должно формироваться у студентов.

    Это подтверждается исследованиями В.А. Петровского о влияния личности экспериментатора на гибкость интеллектуальных реакций испытуемых. В данном случае, это был учитель с высоким уровнем сформированности личностной флексибельности (гибкости).

    Благодаря флексибельности педагога, у учащихся происходят изменения в когнитивной сфере (расширяются семантические поля, изменяются критерии оценки поведения других людей, повышается гибкость при решении интеллектуальных задач), в мотивационной сфере (повышается уровень мотивации личности «быть более вариативным», снижается консервативность ценностно-нормативных ориентаций) [5, 463 — 475].

    К преподавательскому составу вуза предъявляется множество требований. Каждое высшее учебное заведение стремиться привлекать как можно более высококлассных специалистов. О качестве преподавания часто судят по преподавательскому составу. И в последнее время наметилась тенденция выбирать не вуз, а личность преподавателей. Несомненно, знания в области читаемых дисциплин являются первым и самым важным при определении профессионального соответствия преподавателя, но, как показывает практика, не меньшее значение имеет и его личность. При этом наибольшее признание получают те преподаватели, которые фасилитировали (способствовали повышению энергетики) развитие, обогащали ментальный опыт не только содержательно, но и новыми способами решения задач. Данный тип преподавателей отличается, в первую очередь, тем, что показывает обучающимся существенные переменные (И.М. Гельфанд, М. Л. Цетлин), предопределяющие функционирование системы, сущность которой раскрывается в процессе преподавания определенной дисциплины, и несущественные, которые хотя и отражаются на работе системы, но не имеют в ней решающего значения. Это вариативная часть системы, и во многом именно способность использовать вариативные компоненты для решения задачи при смене условий и определяет уровень профессионального мастерства, той самой «лабильности» специалиста, о которой мы говорим. В лучшем случае, к познанию несущественных, варьируемых компонентов системы, приходят после многих лет функционирования в конкретном виде деятельности. Однако в современных условиях человек может себе позволить все меньше и меньше лет для освоения какого-либо вида трудовой деятельности.

    Пространственно-предметный компонент образовательной среды должен быть физиологичен и информативен. Важным требованием к этому компоненту является учет принципа многоисточниковости в получении информации [3] и возможность обогащения ментального опыта [8]. Пространственно-образовательный компонент также должен характеризоваться лабильностью, что может проявляться даже в смене аудиторий во время учебного дня. Но в большей степени, конечно, речь идет о формировании способности студентов исследовать пространственно-предметную (информационную) среду с целью решения той или иной задачи, находить ресурсы, которые позволят эту задачу решить. Чем больший исследовательский опыт будет накоплен студентами, тем будет выше уровень способности к «различению». Соответственно, это позволит отслеживать изменения в условиях, что является главным при анализе лабильности.

    Технологический компонент образовательной среды также призван обеспечить развитие интеллектуальной лабильности. Главное требование к технологии – способность обеспечения такой системы учебно-воспитательного процесса, которая позволяла бы варьировать средства обучения. То есть, средствами обучения и воздействия на систему личности студента должны быть, во-первых, разнообразные методы. Во-вторых, целью этого воздействия должно быть формирование многовариативности действий и способов решения ставящихся перед студентом задач. По нашему мнению, данный компонент также зависит от личности преподавателя, уровня его флексибельности. Преподаватели должны овладеть методами развития интеллектуальной лабильности, латерального (Э. Боно), диалектического мышления.

    Предположения относительно характеристик образовательной среды, которая будет способна обеспечить развитие интеллектуальной и личностной лабильности студентов, показывают, что кредитная система обучения во многом соответствует основным, выделенным нами, признакам лабильной образовательной среды.

    Оптимальность подразумевает такую степень выраженности лабильности как характеристики образовательной среды, которая не противоречит принципам «здоровье-сберегающего» обучения. Данное положение необходимо учитывать, так как существует опасность создания чрезмерно вариативной образовательной системы, когда условия меняются чрезвычайно быстро. В таком режиме возможно перенапряжение нервных процессов обучающихся, что негативно отразится на их психическом и соматическом здоровье. Особенно этот момент важен в отношении тех студентов, которые обладают темпераментом, в структуре которого лабильность изначально выражена слабо.

    Таким образом, при подготовке специалистов, которые будут успешны в современных условиях, необходимо учитывать, что особо важной характеристикой этих условий является их изменчивость. Соответственно, уровень овладения профессией (на этапе обучения) должен предполагать умение изменять способы решения задачи в новых условиях. Конечно, относительно содержания профессии на этапе обучения это достаточно проблематично, поэтому речь идет о формировании общих способностей: интеллектуальной и личностной лабильности, которые, в последующем, будут обеспечивать успешность уже в конкретном виде деятельности.

    Несмотря на то, что лабильность является природной предпосылкой, данное свойство все же в определенной степени корректируемо и воспитуемо. Соответственно, определенные требования предъявляются среде, в условиях обучения в вузе такой средой является образовательная. Интеллектуальная и личностная лабильность будет формироваться благодаря лабильности компонентов образовательной среды: интеллектуальной и личностной лабильности (флексибельности) преподавателей, многоисточниковости в получении информации, вариативности методов обучения, а также целенаправленному развитию интеллектуальной и личностной лабильности специальными приемами.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Голубева Э.А. Способности и индивидуальность / Э.А. Голубева. – М.: Прометей, 1993.

    2. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология / В.Н. Дружинин. – СПб.: Питер, 2002.

    3. Ковалев С.Э. Рефлексия как системное свойство личности / С.Э. Ковалев. – Усть-Каменогорск: Изд-во ВКГУ, 2002.

    4. Нартова-Бочавер С.К. Дифференциальная психология / С.К. Нартова-Бочавер. – М.: Флинта, Московский психолого-социальный институт, 2003.

    5. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъективности / В.А. Петровский. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.

    6. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии: учеб. пособие / под ред. А.Ф. Крылова, С.А. Маничева. – СПб: Питер, 2000.

    7. Равен Д.К. Компетентность в современном обществе / Д.К. Равен. — М., 1994.

    8. Холодная М.А. Теория интеллекта. Парадоксы исследования / М.А. Холодная. – СПб.: Питер, 2002.

    9. Черноушек М. Психология жизненной среды / М. Черноушек. – М., 1989.

    10. Ясвин В.А. Экспертиза школьной образовательной среды / В. ор, при котором два импульса в паре сливаются в один. Лабильность нервной системы F принималась равной значению частоты следования световых импульсов: F=1/(tимп+tпор), Гц. Измеренное значение лабильности отмечалось на плоскости в координатах «лабильность — номер измерения». Описанная процедура повторялась, строился график зависимости значений лабильности F как функции F=f(N.), где N. — номер /-ого измерения, /=1,2,…,к, к — число измерений до получения квазистационарного режима, когда переходной процесс закончен. Время, необходимое испытуемому для обучения измерению лабильности, определялось по количеству измерений, выполненных во время переходного процесса, после которого измеряемые значения лабильности стабилизировались.

    Контингент испытуемых: десять не обученных испытуемых в возрасте от 18 до 22 лет с нормальным или скорректированным зрением.

    Основные результаты. Лабильность нервной системы, определяемая методом парных световых импульсов, позволяет повысить точность оценки по сравнению с оценкой, определяемой методом критической частоты световых мельканий, в

    среднем на 20% и является более адекватной, так как соответствует понятию лабильности по Н. Е. введенскому. время обучения измерению лабильности, обусловленное адаптацией испытуемого и формированием навыка измерения, составляет по обследованной группе от 3 до 8 измерений, точечная оценка медианы распределения числа измерений по группе равна 6.

    Ключевые слова: нервная система; лабильность; оценка; парные световые импульсы.

    введение

    Профессиональные занятия спортом связаны с большими физическими, нервно-психическими и эмоциональными нагрузками, порою на пределе физиологических возможностей, что может привести к развитию перетренированности и изнашиванию систем организма [1, 2]. — скользящий, неустойчивый) — это «… максимальный ритм, который способно возбудимое образование генерировать в одну секунду в точном соответствии с ритмом раздражений» [5]. Лабильность как механизм взаимодействия возбудимых образований лежит в основе центрально-нервных регуляционных процессов. Именно через механизм лабильности устанавливается слаженность,

    уравновешенность нервных процессов, обеспечивается закономерность их протекания. Всякое нарушение этой регуляционной функции будет вести к снижению дееспособности организма спортсмена, одним из проявлений которого является утомление [6].

    Лабильность нервной системы принято определять электрофизиологическими методами с использованием фосфена, электроэнцефалографии и др., а также психофизиологическими. Последние отличаются удобством и комфортностью для испытуемого, не требуют применения сложного оборудования и длительного подготовительного периода перед проведением исследований, обладают обширными диагностическими возможностями [7]. Наиболее распространенным психофизиологическим методом является метод критической частоты световых мельканий, в основе которого лежит способность зрения воспринимать низкочастотные световые мелькания. Однако методу критической частоты световых мельканий присущ ряд недостатков, основным из которых является низкая точность оценки, обусловленная отсутствием четкого перехода от видимости световых мельканий к их слиянию [8]. Это приводит к низкой точности оценки лабильности и, следовательно, неадекватной оценке функционального состояния спортсмена.

    Целью работы является разработка психофизиологического метода оценки лабильности, позволяющего повысить ее точность, определить время, необходимое испытуемому для обучения измерению лабильности.

    Материал и методы исследования. В обследовании приняли участие 10 не обученных испытуемых в возрасте от 18 до 22 лет с нормальным или скорректированным зрением. ор, при котором два импульса в паре сливаются в один. Лабильность нервной системы человека F принималась равной значению частоты следования световых импульсов в Гц [10]:

    F=1/(t +t ), (1)

    4 имп пор» 4 ‘

    где t — длительность светового импульса; t —

    имп пор

    пороговая длительность межимпульсного интервала между световыми импульсами в паре.

    Последовательность парных световых импульсов предъявлялась с использованием светодиода желтого цвета диаметром 5 мм с силой света 3 мкд, размещаемого в районе ближней точки ясного видения. Формирование предъявляемых световых импульсов и измерение времени зрительного восприятия выполнялось с использованием ПЭВМ Pentium III.

    Измеренное значение лабильности отмечалось на плоскости в координатах «лабильность — номер измерения». Описанная процедура повторялась, строился график зависимости значений лабильности F как функции F=f(N), где N. — номер /’-ого измерения, /=1,2,…,k, k- число измерений, до получения квазистационарного режима, когда переходной процесс закончен. Время, необходимое испытуемому для обучения измерению лабильности, определялось по количеству измерений, выполненных во время переходного процесса, после которого измеряемые значения лабильности стабилизировались [11].

    Результаты исследований и их обсуждение. В

    результате измерений для одного из испытуемых получены следующие значения лабильности в Гц: 17,9; 16,9; 16,7; 15,4; 15,3; 14,9; 15,3; 15,4; 15,0, которые представлены в виде графика на рисунке 2.

    18 17,5 17 16,5 16 15,5 15 14,5

    Рис. тП — вариационный размах значений лабильности в квазистационарном режиме; Fmax — максимальное значение лабильности в квазистационарном режиме; Fmin — минимальное значение лабильности в квазистационарном режиме.

    На графике отметили вариационный размах Д значений лабильности в квазистационарном режиме и определили номер измерения 4, соответствующий окончанию переходного процесса. Таким образом, за время, необходимое для выполнения 4-х измере-

    2

    3

    4

    5

    6

    7

    8

    9

    ний, процессы адаптации данного испытуемого и его зрительного анализатора, обусловливающие наличие переходного процесса, заканчиваются, измеряемые значения лабильности стабилизируются.

    Для другого испытуемого получены следующие значения лабильности в Гц: 21,0; 20,5; 20,3; 18,9; 18,7; 17,7; 17,0; 17,5; 16,6; 17,4; 17,1; 16,5, которые представлены в виде графика на рисунке 3.

    Рис. 3. График значений лабильности второго испытуемого. По горизонтальной оси — номер измерения, по вертикальной оси —

    значение лабильности, Гц. Обозначения величин в тексте

    Для данного испытуемого переходной процесс заканчивается после 7-го измерения, к этому времени процессы адаптации заканчиваются.

    По результатам анализа экспериментальных данных по обследованной группе установлено, что для обучения измерению лабильности испытуемым необходимо проведение от 3 до 8 измерений, точечная оценка медианы распределения числа измерений по группе равна 6.

    Известно, что световые мелькания воспринимаются корой головного мозга здоровых людей только до частот 13-25 Гц. При увеличении частоты световых мельканий в коре головного мозга наблюдается трансформация высокой частоты в более медленную [13]. Однако значения критической частоты световых мельканий для здорового человека, по данным различных исследователей, находится в пределах от 40 до 60 Гц. Следовательно, нейроны коры головного мозга отвечают на световые мелькания не «в точном соответствии с ритмом раздражений», и лабильность нервных процессов, определенная методом критической частоты световых мельканий, не соответствует понятию лабильности по Н. Е. Введенскому.

    В то же время точность измерения межимпульсного интервала при использовании парных световых импульсов выше точности измерения критической частоты световых мельканий в среднем на 20% [14]. Таким образом, оценка лабильности нервных процессов, полученная с использованием парных световых импульсов, является более точной по сравнению с оценкой, полученной методом критической частоты световых мельканий, и более адекватной, так как соответствует понятию лабильности по Н. Е. Введенскому.

    Однако при измерении лабильности нервных процессов в результате адаптации испытуемого к экспериментальным условиям, наличия «этапа врабатывания»

    [15] и влияния «закона научения», согласно которому процесс формирования навыка развивается по экспоненте [16], присутствует переходной процесс. По окончании переходного процесса наступает квазистационарный режим, в котором наблюдается вариабельность значений лабильности зрительной системы человека, объясняемая стохастичностью центральной нервной системы как сложного биологического объекта. Длительность переходного процесса определяется временем обучения оценке лабильности зрительной системы человека.

    По мнению Н. М. Пейсахова и соавторов, стабилизация значений происходит после двух-трех измерений [7]. Однако переходной процесс сугубо индивидуален, поэтому необходимое число измерений лабильности зрительной системы человека до стабилизации ее значений для разных испытуемых различно, что подтверждено экспериментально.

    Таким образом, предлагаемый способ позволяет повысить точность оценки лабильности, определить время, необходимое испытуемому для обучения измерению лабильности.

    Заключение. Лабильность нервной системы, определяемая методом парных световых импульсов, позволяет повысить точность оценки по сравнению с оценкой, определяемой методом критической частоты световых мельканий, в среднем на 20% и является более адекватной, так как соответствует понятию лабильности по Н. Е. Введенскому.

    Время обучения измерению лабильности, обусловленное адаптацией испытуемого и формированием навыка измерения, составляет по обследованной группе из 10 испытуемых от 3 до 8 измерений, точечная оценка медианы распределения числа измерений по группе равна 6.

    ЛИТЕРАТУРА:

    1. Епифанов, В. А. Лечебная физическая культура и спортивная медицина / В. А. Епифанов. — М.: Медицина, 1999. — 304 с.

    2. Карпман, В. Л. Спортивная медицина / В. Л. Карпман. -М.: Физкультура и спорт, 1980. — 349 с.

    3. Зимкина, А. М. О концепции функционального состояния центральной нервной системы / А. М. Зимкина, Т. Д. Ло-скутова // Физиология человека. — 1976. — Т. 2. — № 3. — С. 179192.

    4. Маслов, Н. Б. Нейрофизиологическая картина гене-за утомления, хронического утомления и переутомления человека-оператора / Н. Б. Маслов, И. А. Блощинский, В. Н. Максименко // Физиология человека. — 2003. — Т. 29. — № 5. -С. 123-133.

    5. Введенский, Н. Е. Возбуждение, торможение и наркоз / И. М. Сеченов, И. П. Павлов, Н. Е. Введенский / Избранные труды. Т.2. Физиология нервной системы. — М.: Наука, 1952. -602 с.

    6. Пейсахов, Н. М. Закономерности динамики психических явлений / Н. М. Пейсахов. — Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 1984. — 235 с.

    7. Методы и портативная аппаратура для исследования индивидуально-психологических различий человека / Н. М. Пейсахов, А. П. Кашин, Г. Г. Баранов, Р. Г. Вагапов; под ред. В. М. Шадрина. — Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 1976. — 238 с.

    8. Роженцов, В. В. Методы и средства контроля функционального состояния человека на основе временных характеристик зрительного анализатора: дис. … докт. техн. наук. — Казань, 2007. — 293 с.

    9. Роженцов, В. В. Определение оптимальной длительности парных световых импульсов для оценки времени возбуждения нервной системы / В. В. Роженцов, М. М. Полевщиков, Р. Ю. Матвеев // Фундаментальные исследования. — 2010. -№ 2. — С.117-122.

    10. Пат. 2251959 Российская Федерация, МПК7 А 61 В 3/10. Способ определения лабильности зрительной системы человека / В. В. Роженцов, М. Т. Алиев, А. Г. Масленников, И. В. Петухов; заявитель и патентообладатель Марийский гос. техн. ун-т. — № 2003115138/14; заявл. 21.05.2003; опубл. 20.05.2005, Бюл. № 14. — 7 с.

    11. Пат. 2405408 Российская Федерация, МПК7 А 61 В 3/02. Способ определения времени обучения оценке лабильности зрительной системы человека / Т. А. Лежнина, М. М. Полевщиков, В. В. Роженцов; заявитель и патентообладатель Марийский гос. ун-т. — №2009121394/14; заявл. 04.06.2009; опубл. 10.12.2010, Бюл. № 34. — 13 с.

    12. Солодовников, В. В. Основы теории и элементы систем автоматического регулирования / В. В. Солодовников, В. Н. Плотников, А. В. Яковлев. — М.: Машиностроение, 1985. — 535 с.

    13. Семеновская, Е. Н. Электрофизиологические исследования в офтальмологии / Е. Н. Семеновская. — М.: Медгиз, 1963. — 279 с.

    14. Петухов, И. В. Точность оценки критической частоты световых мельканий и времени восстановления зрительного анализатора / И. В. Петухов, В. В. Роженцов // Биомедицинская радиоэлектроника. — 2008. — № 5. — С. 24-28.

    15. Приборы и комплексы для психофизиологических исследований. Исследования, разработка, применение / под ред. В. А. Викторова, Е. В. Матвеева. — М.: ЗАО»ВНИИМП-ВИТА», 2002. — 228 с.

    16. Ткачук, В. Г. Вариативность физиологических показателей в механизме адаптации биосистем / В. Г. Ткачук, Б. Петрович // VII Междунар. науч. конгресс «Современный олимпийский спорт и спорт для всех»: матер. конф. — Т. 2. — М.: СпортАкадемПресс, 2003. — С. 182-183.

    THE EVALUATION OF LABILITY OF THE NERVOUS SYSTEM WITH THE HELP OF METHOD OF JUNCTION OF THE PAIR LIGHT STIMULI

    M. Polevschikov, Professor, Candidate of Pedagogical Sciences,

    Mari State University, Yoshkar-Ola.

    V. Rozhentsov, Professor, Doctor of Technical Sciences,

    Mari State Technical University, Yoshkar-Ola.

    Contact information: 424000, Yoshkar-Ola city, Lenina square, 1.

    The aim of investigation. The development of psychophysiological method of lability estimation, which allows improving its accuracy, and determining the time required for examined person to study how to measure the lability.

    The method of investigation. The sequence of pair light pulses of «t» duration, that is equal 50 ms, separated by interpulse interval and repeated in a fixed interval of time that is equal 1 sec. was presented to the examined group to determine the lability. Later the interpulse interval was reduced till threshold limit value (tthresh) with the help of method of successive approximations, when two pulses in a pair were joined in one. The lability of the nervous system «F» was assumed equal to the value of the repetition frequency of the light pulses: F=1/(tpulse+tthresh), Hz. The obtained value of lability was noted on the plane in the coordinates «lability — the number of measurement». This procedure was repeated, it was constructed a graph of dependence on values of the lability «F» as a function F=f(N), where N: was a number of i-th dimension, i=1,2,.. .,k, k- the number of measurements till obtaining a Quasi-Stationary regime, and when the transition process is completed. The

    time required for examined person to study how to measure lability was determined by the number of measurements made during the transition process, after which the measured values of lability were stabilized.

    The contingent of examined persons. Ten untrained examined persons at the age from 18 till 22 years with normal or corrected sight.

    The main results. The lability of the nervous system determined by the method of pair light pulses allows taking more accuracy estimation in 20 % at the average in comparison with the estimation defined by the method of critical frequency of light flashes, and it is more appropriate, because it corresponds to the concept «lability» given by N. Vvedensky. The time for studying to measure the lability defined by adaptation of examined person and formation of his measure skill is equal from 3 to 8 8 measurements for examined group, and the spot estimation of the median devision of the number of measurements is equal 6 for the examined group.

    Key words: nervous system, lability, evaluation, pair pulses of light.

    Физиотерапевтическое лечение урологических заболеваний –электромиостимуляция с биологически обратной связью.

          Ослабление тонуса тазовых мышц относится к заболеваниям, не представляющим угрозу для жизни пациента, но значительно снижающим качество его жизни и  приводящим к таким последствиям, как:

    • недержание мочи,
    • опущение стенок матки и влагалища у женщин,
    • к сексуальному дискомфорту и хроническому простатиту у мужчин.

     

          Провоцирующими факторами, вызывающими болезнь, могут быть родовые травмы, высокая масса тела, тяжелый физический труд, хронические запоры и генетическая предрасположенность.

          Способы решения проблем несостоятельности мышц тазового дна могут быть хирургическими и консервативными, в том числе — тренировка тазовых мышц по методу Кегеля.

          Оба метода имеют достоинства и недостатки, главные из которых — невозможность полностью исключить возвращение патологии в первом случае, и невысокая эффективность тренировок по Кегелю — во-втором. Поэтому сейчас все чаще обращаются к новому консервативному способу укрепления тазовых мышц — методу электромиостимуляции с биологически обратной связью. Он хорошо зарекомендовал себя при недержании мочи, кала, а также  после операций на предстательной железе, опущении женских половых органов, устранении хронической тазовой боли и снижении качества эрекции. Эффект этой аппаратной физиопроцедуры по проценту выздоровления близок к хирургическому методу, но не имеет побочных последствий.

           Метод биологической обратной связи (БОС) помогает скорректировать функциональные нарушения человеческого организма и усилить лабильность его регуляторных механизмов. Электростимуляция (ЭМС) же представляет собой стимуляцию мышц и нервов путем передачи электрического сигнала определенной амплитуды и величины от миостимулятора к телу пациента. При этом достигается ответная реакция: происходит сокращение мышцы, усиливаются ее метаболические процессы, лимфоток и кровоток, а также улучшаются ее регуляторные функции на уровне коры головного мозга.

     

           Электромиостимуляция с биологически обратной связью, когда производится мышечная стимуляция электроимпульсом, относится к наиболее сложному типу терапии обратной связи, направленной на реабилитацию мышц промежности, так как именно они ответственны за замыкательно-сдерживающую функцию при мочеиспускании.

           Во время процедуры во влагалище или прямую кишку вводится датчик, улавливающий электрические сигналы мышц тазового дна. Полученные данные анализируются микропроцессором компьютера и информируют пациента о силе его мышечных сокращений, создавая с ним обратную связь. При недостаточности усилия прибор увеличивает его до нужной величины электростимуляцией, а мозг пациента запоминает «правильное» мышечное сокращение.

            Продолжительность курса электростимуляции с биологически обратной связью обычно занимает две — четыре недели и состоит из 10-20 сеансов. Для стабильного эффекта требуется проходить курс 2 раза в год.

            Процедура абсолютно безболезненна и не сопровождается какими-либо неприятными ощущениями. Длительность каждого сеанса примерно двадцать минут, по истечении которых пациент чувствует мышечную усталость, являющуюся показателем эффективности проведенного тренинга. Процедура проводится квалифицированным врачом-урологом, прошедшим специальное обучение.

    Показания в урологии:

    • Стрессовое недержание мочи. Вследствие беременности, родов и тяжелых физических нагрузок мышцы тазового дня растягиваются и не выполняют своих функций. Вследствие этого при поднятии тяжестей, чихании и покашливании происходит непроизвольное подтекание мочи. Сокращение мышц под воздействием электрического тока, приводит к укреплению мышц. При легкой форме недержания это позволяет снять неприятные симптомы.
    • Ургентное недержание мочи (гиперактивный мочевой пузырь). Ургентное недержание мочи характеризуется внезапно возникающим нестерпимым позывом к мочеиспусканию, переходящим в непроизвольное мочеиспускание. Такая реакция вызывается непроизвольным сокращением мышцы мочевого пузыря. Как следствие, идут частые позывы к мочеиспусканию, даже когда мочевой пузырь не наполнен. Электростимуляция снимает спазмы и нормализует работу мышцы мочевого пузыря.
    • Смешанная форма недержания мочи. При смешанной форме сочетаются симптомы стрессового и ургентного недержания.
    • Пролапс тазовых органов. Выпадение передней и задней стенки влагалища, прямой кишки и опущение мочевого пузыря сопряжено с дискомфортом и непроизвольным мочеиспусканием. Тяжелые формы пролапса лечатся только хирургическими методами, однако при легкой степени неприятные симптомы можно снять стимуляцией.
    • Синдром хронической тазовой боли. Сидячий образ жизни приводит к спазмированию тазовых мышц и болевым ощущениям. Электрический ток расслабляет мышцы, улучшается микроциркуляция, что ведет к прекращению боли.
    • Хронический простатит (вне обострения). Сокращение мышц улучшает кровоснабжение предстательной железы. Тем самым предотвращаются застойные явления, которые служат причиной воспалений.
    • Женские сексуальные расстройства.
    • Интерстициальный цистит и ряд случаев синдрома тазовых болей.
    • Эректильная дисфункция.
    • Аденома предстательной железы.

     

    В Поликлинике «Гармония здоровья» лечение проводят высококвалифицированные и опытные урологи:

    • Константинов Андрей Игоревич и
    • Михалева Алена Юрьевна.

     

    Записаться на консультацию специалиста Вы можете

    по телефону 8 (4722) 32-80-40

     

    Лабильный углерод в биологических почвенных корках в пустыне Табернас, SE Испания

    Abstract

    Процессы разложения чрезвычайно важны в биологических почвенных корках (BSC). Хотя влияние температуры и влажности на такие процессы широко изучено, мало что известно о влиянии легко метаболизируемого субстрата (лабильный C) и о том, как этот субстрат варьируется в разных типах BSC. В настоящем исследовании BSC, образованные цианобактериями (CYANO) и лишайниками (DIPLOS и LEPRA), инкубировали при 25 ° C (оптимальная температура) и различных уровнях влажности для оценки пула лабильных C в слоях корки.Лабильный C оценивался как сумма выделенного CO 2 –C и C, экстрагированного горячей водой (80 ° C) в конце инкубационного периода. Для всех корок зависимость между эмиссией и влажностью соответствовала квадратичной модели. Для различного содержания влаги сумма выбросов CO 2 –C и C, извлеченного горячей водой, сходилась к постоянному значению для каждого типа корки. Это значение, рассматриваемое как максимальное содержание лабильного углерода в коре, было чрезвычайно высоким для DIPLOS, достигая до 40% от общего изначально присутствующего органического углерода (ТОС).Во всех корках, независимо от потребления лабильного C, простые сахара (сахароза, глюкоза) оставались в конце инкубационного периода, что предполагает, что эти сахара могут играть защитную роль в BSC. Присутствие маннита предполагает, что фруктоза, высвобождаемая при гидролизе сахарозы, была восстановлена ​​до маннита, что позволяет переносить электроны в моменты интенсивного респираторного стресса. Интенсивное дыхание в DIPLOS частично связано с метаболизмом полифенолов, которые, возможно, возникают в результате роста и гибели свободноживущих грибов, которые размножаются во время инкубации корок.Эти результаты демонстрируют, что метаболические процессы в BSCs различаются в зависимости от типа организмов, которые образуют корки, и что существует высокий риск потери углерода из BSCs Diploschistes после сильных дождей.

    Особенности

    ► Максимальное дыхание у цианобактерий происходит при более высокой влажности, чем у лишайников BSC. ► Лабильный C в BSC можно оценить как C, извлеченный в горячей воде + минерализованный C. ► В BSC лабильный C составляет от 17 до 39% TOC. ► Углеводы, экстрагированные горячей водой, содержали сахарозу и глюкозу, но не содержали фруктозы.► Большая часть минерализованного углерода СББ Diploschistes происходит из полифенольной фракции.

    Ключевые слова

    Выбросы почвы

    Биомасса почвы

    Углеводы

    Цианобактерии

    Лишайники

    Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

    Полный текст

    Copyright © 2012 Elsevier Ltd. Все права защищены.

    Рекомендуемые статьи

    Ссылки на статьи

    Синонимы лабильности, антонимы лабильности — FreeThesaurus.com

    Однако «наши данные показали большое количество сообщений об эмоциональной лабильности, тревожных расстройствах, бессоннице, самоповреждающем поведении и психотических расстройствах с изотретиноином в качестве основного подозреваемого препарата», — отметили они. H, 28 лет, обращается в отделение неотложной помощи ( ED) с натянутой речью, эмоциональной лабильностью, слабыми ассоциациями и эхолалией. Сама PPP характеризуется грандиозными причудливыми иллюзиями, лабильностью настроения, галлюцинациями, замешательством и дезорганизованным поведением. Кроме того, была рассчитана углеродная лабильность (L) (уравнение 3): Что касается Большой пятерки, развитие произошло в следующих направлениях: (1) эмоциональная лабильность: пациент чувствует себя гораздо более стабильным и удовлетворенным; (2) открытость опыту: Сюзанна заново открыла для себя свои творческие способности, рассталась со своим партнером и получила новую работу. Как врач первичной медицинской помощи, некоторые из симптомов, которые вызывают у меня беспокойство, включают бессонницу, лабильность (частые и / или чрезмерные эмоциональные проявления настроения) и снижение способности или неспособности участвовать в жизни (будь то работа, семья, социальные и К наиболее частым побочным эффектам, связанным с лечением (НЯВЛ) (зарегистрированным у 5% или более пациентов и более выраженным, чем у плацебо), относились бессонница, снижение аппетита, аффективная лабильность (быстрое изменение эмоций), головная боль и раздражительность. Есть несколько исследований, оценивающих поведение ПОВ в Киломбо в Бразилии, это исследование было направлено на оценку лабильных и стабильных фракций ПОВ, а также индексов лабильности (LI) и управления C (CMI) на территориях, находящихся под сохранением и традиционным культивированием фермерами Киломбола, в Гоясе.(3) Другие возможные признаки включают вспышку гнева или разочарования и эмоциональную лабильность. (1) Этот синдром может появиться после поражения центральной нервной системы. Сенатор сказал, что лабильность Агирре будет зависеть от того, укажут ли Роблес или Аргозино в конечном итоге на него как на того, кто приказал им получить деньги от Сомберо. (ELN) включает 15 отрицательных пунктов (более высокие баллы соответствуют более высокой лабильности), оценивающих гневную реактивность, эмоциональную напряженность, негибкость, лабильность и нерегулируемые негативные аффекты (например,g. Обследованные пациенты первой основной группы (АГ) характеризовались наличием тревожности, чувствительности, конформности и лабильности; они были коммуникативными и экстраверсными в сочетании с плохим самочувствием и настроением, а также отсутствием спонтанности. Недавнее развитие — лабильность вакцины против назального гриппа для детей в возрасте от четырех лет и школьников в возрасте от одного до двух лет. Некоторые люди могут обращаться за гипнотерапией после неспособность предыдущих режимов лечения исправить продолжающуюся аффективную лабильность. То, что другие методы лечения не помогли, не означает, что существуют сложные психологические проблемы, требующие тщательного изучения. Комбинация не только значительно улучшила общие баллы по нейропсихиатрической шкале (NPI), но и индивидуальные баллы по агитации / агрессии, восторгу / эйфории, эмоциональной лабильности и т. Д. и аппетит, Сюзанна Хендрикс, доктор философии, сообщила на двух плакатах, представленных на ежегодном собрании Американской ассоциации гериатрической психиатрии.

    2.11: Лабильность лигандов — Химия LibreTexts

    Под лабильностью понимается легкость, с которой лиганды заменяются в координационных комплексах.В следующем примере скандий называется «лабильным».

    [Sc (OH 2 ) 6 ] Cl 3 + 6 NaSCN -> Na 3 [Sc (SCN) 6 ] + 3 NaCl (очень быстро!)

    Лабильность указывает на то, насколько легко разрушаются связи металл-лиганд. Соединение, в котором связи металл-лиганд легко разрушаются, называют «лабильным». Соединение, в котором связи металл-лиганд разрушить труднее, называют «инертным».

    Генри Таубе (Нобелевская премия, 1983) попытался понять лабильность, сравнив факторы, определяющие прочность связи в ионных комплексах, с наблюдениями о скорости реакции координационных комплексов.Он увидел кое-что, что неудивительно. Он также сделал несколько новых выводов, основанных на теории поля лигандов.

    Упражнение \ (\ PageIndex {1} \)

    В каком соединении из каждой пары вы ожидаете самые сильные ионные связи? Почему?

    а) LiF против KBr

    б) CaCl 2 по сравнению с KCl

    Ответ
    Ответить на

    Ионы в LiF меньше, чем в KBr, поэтому сила притяжения между ионами в LiF больше из-за меньшего расстояния между зарядами.

    Ответ б

    Кальций имеет заряд 2+ в CaCl 2 , тогда как калий имеет только заряд +, поэтому ионы хлора сильнее притягиваются к кальцию, чем к калию.

    Таубе заметил, что многие ионы M +1 (M = металл) в целом более лабильны, чем многие ионы M +3 . В этом нет ничего удивительного, поскольку ионы металлов действуют как электрофилы или кислоты Льюиса, а лиганды действуют как нуклеофилы или основания Льюиса при образовании координационных комплексов.Другими словами, металлы с более высоким зарядом должны быть более сильными кислотами Льюиса, и поэтому они должны более прочно связывать лиганды.

    Однако из этого общего правила были исключения. Например, Таубе также заметил, что соединения Mo (V) более лабильны, чем соединения Mo (III). Это означает, что здесь происходит нечто большее, чем просто эффекты заряда.

    Еще одним фактором, определяющим прочность ионной связи, является размер иона. Обычно ионы с меньшими атомными радиусами образуют более сильные связи, чем ионы с большими радиусами.Таубе заметил, что ионы Al 3+ , V 3+ , Fe 3+ и Ga 3+ имеют примерно одинаковый размер. Все эти ионы обмениваются лигандами примерно с одинаковой скоростью. Это неудивительно, потому что у них одинаковый заряд и одинаковый радиус.

    Однако Cr 3+ также примерно того же размера, что и эти ионы, и он также имеет такой же заряд, но он гораздо менее лабильный. Опять же, есть исключения из наших обычных ожиданий, основанных на простых электростатических соображениях.

    Кроме того, переходные металлы второго и третьего ряда (Y-Cd и Ac-Hg) гораздо более инертны, чем переходные металлы первого ряда (Sc-Zn). Это немного удивительно, поскольку эти низшие металлы намного крупнее металлов первого ряда.

    Однако это дает нам представление о других факторах, которые играют роль в лабильности. В теории поля лигандов металлы второго и третьего ряда имеют гораздо большую энергию расщепления d-орбиты, чем металлы первого ряда. Иногда это объясняется диффузными орбиталями на этих более крупных атомах, образующих более прочные связи с лигандами, и напоминает нам, что мы имеем дело не только с электростатическими взаимодействиями.

    Таубе интересовался, влияет ли конфигурация d-электронов на то, является ли соединение лабильным или инертным. Эта идея лежит в основе правил Таубе о лабильности.

    Например, такие металлы, как Ni 2+ и Cu 2+ , очень лабильны. Диаграммы d-орбитального расщепления для этих соединений будут иметь d-электроны в наборе e g . Напомним, что набор e g возникает в результате взаимодействия с донорными орбиталями лиганда; этот набор соответствует уровню антисвязывания σ.

    Для сравнения: V 2+ довольно инертен. Диаграмма d-орбитального расщепления в этом случае имеет электроны в наборе t 2g , но не содержит электронов в наборе e g .

    Итак, имея электроны с более высокой энергией, антисвязывание на уровне g ослабляет связь с лигандом, поэтому лиганд может быть легче заменен. В отсутствие электронов с более высокой энергией связь с лигандом более прочная, и лиганд не так легко заменить.

    С другой стороны, такие металлы, как Ca 2+ , Sc 3+ и Ti 4+ , довольно лабильны.Диаграммы d-орбитального расщепления в этих случаях довольно просты: в этих ионах вообще нет d-электронов.

    Это означает, что отсутствие электронов на этих в основном несвязывающих уровнях делает комплекс чувствительным к замене лиганда. Но трудно понять, почему заселенность орбитали, которая в основном не связывается, может влиять на прочность связи лиганда.

    Напротив, этот фактор, вероятно, имеет какое-то отношение к той части замены лиганда, которую мы до сих пор игнорировали.Не только один лиганд должен уйти, но и второй должен закрепиться на своем месте. Таким образом, наличие пустой орбитали, в которую лиганд может отдавать электроны (или, другими словами, отсутствие электронов, которые могут затруднить донорство от лиганда), облегчает эту часть реакции.

    Упражнение \ (\ PageIndex {2} \)

    Некоторые металлы, такие как Mn 2+ , могут быть лабильными или инертными, в зависимости от того, являются они высокоспиновыми или низкоспиновыми. Объясните, зачем нужны диаграммы расщепления d-орбиталей.

    Ответ

    Добавьте сюда тексты. Не удаляйте сначала этот текст.

    Упражнение \ (\ PageIndex {3} \)

    Предскажите, будут ли следующие металлы в октаэдрических комплексах лабильными или нет.

    a) Co 3+ (высокое вращение)

    б) Co 3+ (низкое вращение)

    c) Fe 2+ (низкое вращение)

    г) Fe 2+ (высокоспин)

    д) Zn 2+

    Ответ
    Ответить на

    лабильные (электроны в наборе d-орбиталей с более высокой энергией)

    Ответ б

    Нелабильный (все электроны на d-орбиталях с более низкой энергией)

    Ответ c

    не лабильный (все электроны на d-орбиталях с более низкой энергией)

    Ответ d

    лабильные (электроны в наборе d-орбиталей с более высокой энергией)

    Ответ e

    лабильные (электроны в наборе d-орбиталей с более высокой энергией)

    Лабильный углерод | Информационные бюллетени

    Ключевые моменты

    • Лабильный углерод составляет долю от общего пула углерода.
    • Он относительно быстро разрушается и является активным источником питания.
    • Это индикатор изменения почвы.
    • Лабильный углерод является основным источником пищи для почвенных микробов.
    • Размер и качество пула лабильного углерода влияет на скорость разложения.

    Фон

    Хотя в почвах присутствует значительное количество органического углерода, некоторые из них относительно инертны. Органическое вещество почвы состоит из разных пулов, которые различаются по времени оборота или скорости разложения. Лабильный пул, который обновляется относительно быстро (<5 лет), является результатом добавления свежих остатков, таких как корни растений и живые организмы (рисунок 1a), в то время как устойчивые остатки, которые физически или химически защищены, медленнее обновляются (20- 40 лет; рисунок 1b). Защищенные компоненты гумуса и древесного угля составляют стабильный запас органического вещества почвы, на обновление которого могут уйти от сотен до тысяч лет (рисунок 1c).


    Рисунок 1: Типичные изображения a.лабильный бассейн, б. устойчивые остатки и c. защищенный перегной.

    Наличие углеродных пулов

    Инертный углерод в значительной степени недоступен для микроорганизмов и связан с сильно выветрившимися почвами и историческими выгораниями. Хотя этот углерод играет важную роль в обмене катионов и водоудерживающей способности, он обычно не связан с быстрым микробным круговоротом питательных веществ в сельскохозяйственных почвах. Напротив, на лабильный (биологически доступный) пул углерода в первую очередь влияет «новое» органическое вещество (происходящее из растений и / или животных), вносимое ежегодно, и играет важную роль в круговороте и поставке азота микробами.Поскольку лабильный углерод относительно быстро обновляется, он считается более чувствительным индикатором изменений качества и функций почвы, чем процент от общего углерода, который включает более инертные фракции. Эти изменения показаны в таблице 1, где после 17 лет непрерывного выжигания стерни в условиях малого количества осадков в Западной Австралии были измерены лишь небольшие изменения в общем содержании органического углерода в почве. Это можно сравнить с более мелкими, более лабильными пулами углерода и фракциями микробной биомассы (МБК), которые продемонстрировали различия между обработками на 31–43% (таблица 1).

    Таблица 1 : Влияние обработки стерни на органический углерод почвы на суглинках (Hoyle and Murphy, 2006).

    Total Soil Org. С (%) Лабильный C (мг / кг) Микробный C (мг / кг)
    Обожженная солома 1,2% 139 143
    Солома сохранена 1,3% 182 204
    Разница <10% 31% 43%

    Вклад этих лабильных компонентов в общий запас почвенного органического вещества влияет на статус биологического плодородия почвы.На рисунке 2 диапазон почв имеет измеряемый общий запас почвенного органического вещества 10 т / га (что эквивалентно 1,0% органического углерода при объемной плотности 1,0). Однако почва, в которой 50% всего органического вещества почвы присутствует в виде лабильного пула, предполагает более биологически активную почву с большим потенциалом для круговорота питательных веществ, чем почва, в которой всего 5% общего пула органических веществ «биодоступны».


    Рис. 2: Количество лабильного углерода (т / га) как доля от общего содержания органического вещества в почве (т / га) в ряде пахотных почв в штате Вашингтон (Мерфи, неопубликовано).

    Качество лабильного углерода

    Количество лабильного углерода влияет как на активность, так и на массу микроорганизмов (микробная биомасса) в почве. На способность микроорганизмов выделять доступный для растений азот влияет качество поступающих органических веществ, при этом чистое выделение азота из лабильного органического вещества почвы происходит при соотношении C: N ниже примерно 22: 1 (рисунок 3). Большое количество более стойких остатков может увеличить соотношение углерода к азоту в этой лабильной фракции и может привести к чистой иммобилизации азота, что сделает его недоступным для поглощения растениями.Отношение C: N в остатке уменьшается по мере увеличения степени разложения и со временем становится более богатым питательными веществами.


    Рис. 3: Взаимосвязь между качеством лабильного углерода (соотношение C: N) и запасом азота в почве (кг-N / га) в ряде пахотных почв в штате Вашингтон (Мерфи, неопубликовано).

    Было показано, что на пул лабильного углерода влияет удержание пожнивных остатков с уменьшением подачи азота до 4 кг / га / день при удалении этих остатков.Зеленые удобрения и фазовые пастбища — идеальный способ обеспечить почву «пульсом» лабильного углерода, который может приносить пользу в течение нескольких лет, но в большинстве сельскохозяйственных систем Австралии корни культур, стерня и побочные продукты животного происхождения являются обычными источниками углерода. В тропических почвах увеличение количества лабильного углерода связано с повышением урожайности зерна (рис. 4).


    Рис. 4: Зависимость между количеством окисляемого (лабильного) углерода и урожаем зерна в Гондурасе (Stine and Weil., 2002).

    Дополнительная литература и ссылки

    Хойл, Ф. К., Мерфи, Д. В. (2006) Сезонные изменения микробной функции и разнообразия, связанные с сохранением щетины по сравнению со сжиганием. Австралийский журнал исследований почвы 44, 407-423.

    Stine, M.A., Weil, R.R. (2002) Взаимосвязь между качеством почвы и урожайностью сельскохозяйственных культур в трех системах обработки почвы на юге центральной части Гондураса. Американский журнал альтернативного сельского хозяйства 17, 1-8.

    Авторы: Фрэн Хойл (Министерство сельского хозяйства и продовольствия, Западная Австралия), Дэниел Мерфи, (Университет Западной Австралии) и Джессика Шеппард, (Совет по водозаборам Эйвона).

    Этот информационный бюллетень gradient.org.au был профинансирован программой «Здоровые почвы для устойчивых ферм», инициативой Фонда природного наследия правительства Австралии в партнерстве с GRDC, а также регионами WA NRM Совета водозабора Avon и NRM Южного побережья. через инвестиции в Национальный план действий по засолению и качеству воды и Национальную программу по уходу за землей правительства Западной Австралии и Австралии.
    Главный исполнительный директор Департамента сельского хозяйства и продовольствия штата Западная Австралия и Университет Западной Австралии не несут никакой ответственности по причине халатности или иным образом, возникшей в результате использования или разглашения этой информации или любой ее части.

    Посмотреть все информационные бюллетени

    дождевых червей действуют как биохимические реакторы для преобразования лабильных соединений растений в стабилизированный микробный некромас почвы

  • 1.

    Jouquet, P., Dauber, J., Lagerlöf, J., Lavelle, P. & Lepage, M. Почвенные беспозвоночные как инженеры экосистем : Преднамеренное и случайное воздействие на почву и петли обратной связи. Заявл. Soil Ecol. 32 , 153–164 (2006).

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Lubbers, I.M. et al. Выбросы парниковых газов из почв увеличиваются дождевыми червями. Nat. Клим. Чанг. 3 , 187–194 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 3.

    Хендрикс, П. Ф. и Болен, П. Дж. Экзотические вторжения дождевых червей в Северной Америке: экологические и политические последствия. Биология 52 , 801 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Хеффнер К., Монар К., Сантоха М. и Клузо Д. Кормление эпианектических видов дождевых червей и их влияние на микробные сообщества почвы. Soil Biol. Биохим. 125 , 1–9 (2018).

    CAS Статья Google ученый

  • 5.

    Groffman, P. M. et al. Дождевые черви увеличивают емкость почвенной микробной биомассы и удерживают азот в северных лиственных лесах. Soil Biol. Биохим. 87 , 51–58 (2015).

    CAS Статья Google ученый

  • 6.

    Жуке П., Марон П. А., Новак В. и Тран Дюк Т. Использование численности и разнообразия микробов в качестве индикаторов происхождения почвенных агрегатов, производимых дождевыми червями. Soil Biol. Биохим. 57 , 950–952 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 7.

    Маклин, М. А., Мигге-Клейан, С. и Паркинсон, Д. Инвазии дождевых червей в экосистемы, лишенные дождевых червей: воздействие на почвенные микробы. Biol. Вторжения 8 , 1257–1273 (2006). https://doi.org/10.1007/978-1-4020-5429-7_7

  • 8.

    Хоанг, Д. Т. Т., Бауке, С. Л., Кузяков, Ю. и Пауш, Дж. Катание в глубине: эффекты грунтования биопор дождевых червей в верхнем и подпочвенном покровах. Soil Biol. Биохим. 114 , 59–71 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 9.

    Fahey, T. J. et al. Влияние дождевых червей на включение C и N подстилки в органическое вещество почвы в лесу сахарного клена. Ecol. Прил. 23 , 1185–1201 (2013).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 10.

    Боссайт, Х., Сикс, Дж. И Хендрикс, П. Ф. Защита углерода почвы микроагрегатами в слепках дождевых червей. Soil Biol. Биохим. 37 , 251–258 (2005).

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Скаллион Дж. И Малик А. Активность дождевых червей, влияющая на органическое вещество, агрегацию и микробную активность в почвах, восстановленных после открытой добычи угля. Soil Biol. Биохим. 32 , 119–126 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 12.

    Любберс И. М., Пуллеман М. М. и Ван Грениген Дж.W. Могут ли дождевые черви одновременно усиливать разложение и стабилизацию углерода растительных остатков? Soil Biol. Биохим. 105 , 12–24 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Zhang, W. et al. Дождевые черви способствуют связыванию углерода за счет неравномерного усиления стабилизации углерода по сравнению с минерализацией. Nat. Commun. 4 , 2576 (2013).

    PubMed Статья CAS PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Bernard, L. et al. Эндогенные дождевые черви формируют бактериальные функциональные сообщества и влияют на минерализацию органических веществ в тропической почве. ISME J. 6 , 213–222 (2012).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Wachendorf, C., Potthoff, M., Ludwig, B. & Joergensen, RG Влияние добавления кукурузной подстилки и дождевых червей на минерализацию углерода и формирование агрегатов в отдельных и смешанных почвах, различающихся по содержанию органического углерода и глины. содержание. Pedobiologia 57 , 161–169 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Фруз, Дж., Шпалдонова, А., Фричова, К. и Бартушка, М. Влияние дождевых червей (Lumbricus rubellus) и имитация обработки почвы на органический углерод почвы в долгосрочном эксперименте с микрокосмом. Soil Biol. Биохим. 78 , 58–64 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 17.

    Ma, Y. et al. Комбинированный контроль наследия землепользования и активности дождевых червей в отношении химического состава почвенного органического вещества и ассоциации частиц во время облесения. Org. Геохим. 58 , 56–68 (2013).

    CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Гуггенбергер, Дж., Томас, Р. Дж. И Зеч, У. Органическое вещество почвы в слепках дождевых червей анекко-эндогенного сообщества тропических пастбищ, Колумбия. Заявл.Soil Ecol. 3 , 263–274 (1996).

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Angst, Š. и другие. Стабилизация органического вещества почвы дождевыми червями связана с физической защитой, а не с химическими изменениями органического вещества. Geoderma 289 , 29–35 (2017).

    CAS Статья Google ученый

  • 20.

    Филли Т.R. et al. Сравнение траектории химического изменения подстилки Liriodendron tulipifera L. в лесах с разной численностью дождевых червей. J. Geophys. Res. Биогеонауки 113 , G01027 https://doi.org/10.1029/2007JG000542 (2008).

    Артикул CAS Google ученый

  • 21.

    Crow, S.E. et al. Дождевые черви, возраст древостоя и видовой состав взаимодействуют, влияя на химический состав твердых частиц органического вещества во время сукцессии леса. Биогеохимия 92 , 61–82 (2009).

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Cotrufo, MF, Wallenstein, MD, Boot, CM, Denef, K. & Paul, E. Система стабилизации матрицы эффективности микробов (MEMS) объединяет разложение растительного опада со стабилизацией органического вещества почвы: лабильные растения входы образуют стабильное органическое вещество почвы? Glob. Чанг. Биол. 19 , 988–995 (2013).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 23.

    Калленбах, К. М., Гранди, А. и Фрей, С. Д. Прямые доказательства образования органического вещества почвы микробного происхождения и его экофизиологический контроль. Nat. Commun . 7 , 13630 (2016).

  • 24.

    Милтнер А., Бомбах П., Шмидт-Брюкен Б. и Кестнер М. Генезис ЗОМ: микробная биомасса как важный источник. Биогеохимия 111 , 41–55 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 25.

    Прескотт, К. Э. Разложение подстилки: что контролирует его и как мы можем изменить его, чтобы улавливать больше углерода в лесных почвах? Биогеохимия 101 , 133–149 (2010).

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Эк, Т., Поттхофф, М., Дайкманс, Дж., Вичерн, Ф. и Йоргенсен, Р. Г. Прайминговые эффекты Aporrectodea caliginosa на молодые корневища и старое органическое вещество почвы после добавления пшеничной соломы. Eur. J. Soil Biol. 70 , 38–45 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Видаль, А., Кенеа, К., Алексис, М. и Деренн, С. Молекулярная судьба опада корней и побегов при включении и разложении в слепках дождевых червей. Org.Геохим. 101 , 1–10 (2016).

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Trigo, D. et al. Взаимность между дождевыми червями и почвенной микрофлорой. Pedobiologia 43 , 866–873 (1999).

    Google ученый

  • 29.

    Нельсон П. и Балдок Дж. Оценка молекулярного состава разнообразного диапазона природных органических материалов на основе твердотельного 13 C ЯМР и элементного анализа. Биогеохимия 72 , 1–34 (2005).

    CAS Статья Google ученый

  • 30.

    Шой, С., Шлитт, Н., Тиунов, А. В., Ньюингтон, Дж. Э. и Джонс, Т. Х. Влияние присутствия и состава сообщества дождевых червей на функционирование микробного сообщества. Oecologia 133 , 254–260 (2002).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 31.

    Болен П. Дж., Эдвардс К. А., Чжан К., Пармели Р. В. и Аллен М. Косвенное воздействие дождевых червей на микробную ассимиляцию лабильного углерода. Заявл. Soil Ecol. 20 , 255–261 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Ferlian, O. et al. Инвазивные дождевые черви разрушают биоразнообразие почвы: метаанализ. J. Anim. Ecol. 87 , 162–172 (2018).

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Vidal, A. et al. Формирование и развитие слепков дождевых червей: переход от растительной подстилки к органическим веществам, связанным с минералами. Перед. Environ. Sci. 7 , 1–15 (2019).

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Леманн, Дж., Киньянги, Дж. И Соломон, Д. Стабилизация органических веществ в почвенных микроагрегатах: последствия пространственной неоднородности содержания органического углерода и форм углерода. Биогеохимия 85 , 45–57 (2007).

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Totsche, K.U. et al. Микроагрегаты в почвах. J. Plant Nutr. Почвоведение . 181 , 1–33 (2018). https://doi.org/10.1002/jpln.201600451

    Артикул CAS Google ученый

  • 36.

    Шипитало, М. Дж. И Протц, Р. Химия и микроморфология агрегации в слепках дождевых червей. Geoderma 45 , 357–374 (1989).

    CAS Статья Google ученый

  • 37.

    Giannopoulos, G., Pulleman, M. M. & Van Groenigen, J. W. Взаимодействие между размещением пожнивных остатков и экологической стратегией дождевых червей влияет на совокупный оборот и динамику N 2 O в сельскохозяйственных почвах. Soil Biol. Биохим. 42 , 618–625 (2010).

    CAS Статья Google ученый

  • 38.

    Bossuyt, H., Six, J. & Hendrix, P. F. Быстрое включение углерода из свежих остатков во вновь образованные стабильные микроагрегаты в слепках дождевых червей. Eur. J. Почвоведение. 55 , 393–399 (2004).

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Эйзенхауэр, Н., Шлагамерски, Дж., Райх, П. Б. и Фрелих, Л. Е. Волна перехода к новому устойчивому состоянию: влияние вторжения дождевых червей на микробные функции почвы. Biol. Вторжения 13 , 2191–2196 (2011).

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Van Groenigen, J. W. et al. Насколько плодородны слепки дождевых червей? Метаанализ. Geoderma 338 , 525–535 (2018).

    Артикул CAS Google ученый

  • 41.

    Pulleman, M. M., Six, J., Uyl, A., Marinissen, J. C. Y. & Jongmans, A.G. Дождевые черви и их рациональное использование влияют на включение органических веществ и образование микроагрегатов в сельскохозяйственных почвах. Заявл. Soil Ecol. 29 , 1–15 (2005).

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Бутеншоен, О., Мархан, С., Лангель, Р. и Шой, С. Мобилизация углерода и азота дождевыми червями различных функциональных групп в зависимости от содержания песка в почве. Pedobiologia 52 , 263–272 (2009).

    CAS Статья Google ученый

  • 43.

    Hendrix, P. F. et al. В ящике Пандоры была приманка: глобальная проблема завезенных дождевых червей. Annu. Rev. Ecol. Evol. Syst. 39 , 593–613 (2008).

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Джоббади, Э. Г. и Джексон, Р. Б. Вертикальное распределение органического углерода в почве и его связь с климатом и растительностью. Ecol. Прил. 10 , 423–436 (2000).

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Буртелоу А. Э., Болен П. Дж. И Гроффман П. М. Влияние инвазии экзотических дождевых червей на органическое вещество почвы, микробную биомассу и потенциал денитрификации в лесных почвах на северо-востоке США. Заявл. Soil Ecol. 9 , 197–202 (1998).

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Эйзенхауэр, Н., Парч, С., Паркинсон, Д. и Шой, С. Нашествие лиственных лесов дождевыми червями: изменения химического состава почвы, микрофлоры, микроартропод и растительности. Soil Biol. Биохим. 39 , 1099–1110 (2007).

    CAS Статья Google ученый

  • 47.

    Robertson, A. D. et al. Унификация структур образования и устойчивости почвенного органического вещества: модель MEMS. Биогеонауки Обсудить . 16 , 1–36 (2018).

  • 48.

    Filser, J. et al. Почвенная фауна: ключ к новым углеродным моделям. Почва 2 , 565–582 (2016).

    CAS Статья Google ученый

  • 49.

    Рабочая группа IUSS WRB. Всемирная справочная база почвенных ресурсов, 2014 г. Международная система классификации почв для обозначения почв и создания легенд для почвенных карт . Доклады о мировых почвенных ресурсах No.106 43 , (ФАО, 2014 г.).

  • 50.

    Карри, Дж. П. и Шмидт, О. Экология питания дождевых червей — обзор. Pedobiologia (Йена). 50 , 463–477 (2007).

    Артикул CAS Google ученый

  • 51.

    De Wandeler, H. et al. Факторы распространения и численности дождевых червей в европейских лесах. Soil Biol. Биохим. 99 , 167–178 (2016).

    Артикул CAS Google ученый

  • 52.

    Kögel-Knabner, I. Макромолекулярный органический состав растительных и микробных остатков как вклады в органическое вещество почвы. Soil Biol. Biochem 34 , 139–162 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Хьюз, М. К. Биоконтент деревьев, чистая продукция и подстилка падают в лиственных лесах. Oikos 22 , 62–73 (1971).

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Angst, G., Nierop, K. G.J., Angst, Š. & Frouz, J. Изобилие липидов в агрегатах разного размера зависит от их химического состава. Биогеохимия 140 , 111–125 (2018).

    CAS Статья Google ученый

  • 55.

    Оадес, Дж. М. Органическое вещество почвы и структурная стабильность: механизмы и последствия для управления. Почва растений 76 , 319–337 (1984).

    CAS Статья Google ученый

  • 56.

    Mueller, C. W. et al. Разрушение почвенных агрегатов ультразвуком увеличивает минерализацию и подвижность почвенного органического вещества. Почвоведение. Soc. Являюсь. J. 76 , 1634–1643 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 57.

    Liang, C., Read, H. W. & Balser, T. C. Обнаружение глюкозамина и мурамовой кислоты, дериватизированных альдононитрилацетатом, для определения микробных остатков в почве. Дж.Vis. Exp. 19 , e3767 (2012).

  • Высокая лабильность половой системы за 250 миллионов лет эволюции морфологически консервативных головастиков | BMC Ecology and Evolution

  • 1.

    Barrett SCH: Эволюция стратегий спаривания у цветковых растений. Trends Plant Sci. 1998, 3: 335-341. 10.1016 / С1360-1385 (98) 01299-0.

    Google ученый

  • 2.

    Holsinger KE: Репродуктивные системы и эволюция сосудистых растений.Proc Natl Acad Sci U S. A. 2000, 97: 7037-7042. 10.1073 / pnas.97.13.7037.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 3.

    Чарльзуорт Д., Райт С.И.: Системы разведения и эволюция генома. Curr Opin Genet Dev. 2001, 11: 685-690. 10.1016 / S0959-437X (00) 00254-9.

    CAS PubMed Google ученый

  • 4.

    Барретт Л.Г., Тралл PH, Бердон Дж. Дж., Линде С.К .: История жизни определяет генетическую структуру и эволюционный потенциал взаимодействий паразит-хозяин.Trends Ecol Evol. 2008, 23: 678-685. 10.1016 / j.tree.2008.06.017.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 5.

    Чарнов Е.Л. Теория распределения пола. 1982, Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press

    Google ученый

  • 6.

    Чарнов Е.Л., Бык Дж. Дж., Смит Дж. М.: Зачем быть гермафродитом ?. Природа. 1976, 263: 125-126. 10.1038 / 263125a0.

    Google ученый

  • 7.

    Дарвин CR: Эффекты перекрестного и самооплодотворения в растительном царстве. 1876, Лондон: Джон Мюррей

    Google ученый

  • 8.

    Baker HG: Самосовместимость и установление после «дальнего» расселения. Эволюция. 1955, 9: 347-349. 10.2307 / 2405656.

    Google ученый

  • 9.

    Бейкер Х.Г .: Поддержка закона Бейкера — как правило. Эволюция. 1967, 21: 853-856.10.2307 / 2406780.

    Google ученый

  • 10.

    Гессе Э., Паннелл Дж. Р.: Зависимое от плотности ограничение пыльцы и обеспечение воспроизводства у опыляемой ветром травы с контрастирующими половыми системами. J Ecol. 2011, 99: 1531-1539. 10.1111 / j.1365-2745.2011.01880.x.

    Google ученый

  • 11.

    Glemin S, Bazin E, Charlesworth D: Влияние систем спаривания на модели полиморфизма последовательностей у цветковых растений.Proc Royal Society B-Biol Sci. 2006, 273: 3011-3019. 10.1098 / rspb.2006.3657.

    CAS Google ученый

  • 12.

    Паннелл-младший: Эволюция и поддержание андродиоэтии. Annu Rev Ecol Syst. 2002, 33: 397-425. 10.1146 / annurev.ecolsys.33.010802.150419.

    Google ученый

  • 13.

    Паннелл Дж .: Поддержание гинодиэзии и андродиэзии в метапопуляции. Эволюция.1997, 51: 10-20. 10.2307 / 2410955.

    Google ученый

  • 14.

    Чарльзуорт Д: Андродиоэзия и эволюция раздельнополости. Biol J Linn Soc. 1984, 22: 333-348. 10.1111 / j.1095-8312.1984.tb01683.x.

    Google ученый

  • 15.

    Дарвин К.: Различные формы цветов на растениях одного вида. 1877, Лондон: Дж. Мюррей

    Google ученый

  • 16.

    Паннелл-младший: Что такое функциональная андродиэзия ?. Funct Ecol. 2002, 16: 862-865. 10.1046 / j.1365-2435.2002.06893.x.

    Google ученый

  • 17.

    Weeks SC, Бенвенуто C, Рид С.К .: Когда сосуществуют самцы и гермафродиты: обзор андродиоэзии у животных. Интегр Комп Биол. 2006, 46: 449-464. 10.1093 / icb / icj048.

    PubMed Google ученый

  • 18.

    Юса Ю., Йошикава М., Китаура Дж., Каване М., Одзаки Ю., Ямато С., Хёг Дж. Т.: Адаптивная эволюция половых систем у стебельчатых ракушек.Proc Royal Soc B: Biol Sci. 2011, 279: 959-966.

    Google ученый

  • 19.

    Урано С., Ямагути С., Ямато С., Такахаши С., Юса Й .: Эволюция карликовых самцов и различные сексуальные модели ракушек: подход ESS. Evol Ecol Res. 2009, 11: 713-729.

    Google ученый

  • 20.

    Оббард Д.Д., Харрис С.А., Баггс Р.Дж., Паннелл Дж. Р.: Гибридизация, полиплоидия и эволюция половых систем у Mercurialis (Euphorbiaceae).Эволюция. 2006, 60: 1801-1815.

    CAS PubMed Google ученый

  • 21.

    Паннелл JR, Оббард DJ, Баггс RJA: Полиплоидия и половая система: чему мы можем научиться у Mercurialis annua ?. Biol J Linn Soc. 2004, 82: 547-560. 10.1111 / j.1095-8312.2004.00340.x.

    Google ученый

  • 22.

    Слушайте A, Ризеберг Л.Х., Элиас Т.С.: Функциональная андродиоэзия цветкового растения Datisca glomerata.Природа. 1990, 343: 641-642. 10.1038 / 343641a0.

    Google ученый

  • 23.

    Вольф Д.Е., Такебаяши Н.: Ограничение пыльцы и эволюция андродиоэтии из раздельнополости. Am Nat. 2004, 163: 122-137. 10.1086 / 380493.

    PubMed Google ученый

  • 24.

    Ллойд Д.Г.: Поддержание гинодиэзии и андродиоэзии у покрытосеменных. Genetica. 1975, 45: 325-339. 10.1007 / BF01508307.

    Google ученый

  • 25.

    Weeks SC, Сандерсон Т.Ф., Рид С.К., Зофкова М., Нотт Б., Балараман У., Перейра Г., Сеньо Д.М., Хоэ В.Р.: Древняя андродиоэзия пресноводных ракообразных Eulimnadia. Proc Royal Soc B-Biol Sci. 2006, 273: 725-734. 10.1098 / rspb.2005.3370.

    Google ученый

  • 26.

    Longhurst AR: обзор Notostraca. Bull Br Mus Nat Hist. 1955, 3: 1-57.

    Google ученый

  • 27.

    Gore PJW: триасовые нотостраки в супергруппе Ньюарк, бассейн Калпепер. Северная Вирджиния. J Paleontol. 1986, 60: 1086-1096.

    Google ученый

  • 28.

    Gall J-C, Grauvogel-Stamm L: формация «grès à Voltzia» раннего среднего триаса на востоке Франции: модель экологического рефугиума. Paléontologie Générale. 2005, 4: 569-560. 584

    Google ученый

  • 29.

    Barnard KH: ревизия южноафриканского Branchiopoda Phyllopoda. Летопись Южноафриканского музея. 1929, 29: 181-272.

    Google ученый

  • 30.

    Фрайер G: Исследования функциональной морфологии и биологии Notostraca (Crustacea, Branchiopoda). Философский Transact Royal Soc London Series B-Biol Sci. 1988, 321: 27-142. 10.1098 / рстб.1988.0091.

    Google ученый

  • 31.

    Zierold T, Hanfling B, Gomez A: Недавняя эволюция альтернативных способов размножения у «живого ископаемого» Triops cancriformis. BMC Evol Biol. 2007, 7: 161-10.1186 / 1471-2148-7-161.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 32.

    Macdonald KS, Sallenave R, Cowley DE: Морфологическая и генетическая изменчивость Triops (Branchiopoda: Notostraca) из эфемерных вод северной пустыни Чиуауа в Северной Америке. J Crustac Biol.2011, 31: 468-484. 10.1651 / 10-3411.1.

    Google ученый

  • 33.

    Mantovani B, Cesari M, Scanabissi F: Молекулярная таксономия и филогения «живых ископаемых» линий Triops и Lepidurus (Branchiopoda: Notostraca). Zoologica Scripta. 2004, 33: 367-374. 10.1111 / j.0300-3256.2004.00155.x.

    Google ученый

  • 34.

    Муруган Г., Маэда-Мартинес А.М., Обрегон-Барбоза Х., Эрнандес-Сааведра, штат Нью-Йорк: Молекулярная характеристика креветки-головастика Triops (Branchiopoda: Notostraca) с полуострова Нижняя Калифорния, Мексика: новое видовое разнообразие: новые сведения филогенез рода.Hydrobiologia. 2002, 486: 101-113. 10.1023 / А: 1021334331277.

    CAS Google ученый

  • 35.

    Кинг Дж. Л., Ханнер Р.: Скрытые виды в «живой ископаемой» линии: таксономические и филогенетические отношения в пределах рода Lepidurus (Crustacea: Notostraca) в Северной Америке. Mol Phylogenetics Evol. 1998, 10: 23-36. 10.1006 / mpev.1997.0470.

    CAS Google ученый

  • 36.

    Korn M, Green AJ, Machado M, García-de-Lomas J, Cristo M, da Fonseca LC, Frisch D, Pérez-Bote JL, Hundsdoerfer AK: Филогения, молекулярная экология и таксономия южных иберийских линий Triops mauritanicus (Crustacea : Notostraca). Org Divers Evol. 2010, 10: 409-440. 10.1007 / s13127-010-0026-у.

    Google ученый

  • 37.

    Корн М., Хундсдёрфер А.К.: Свидетельства наличия загадочных видов у головастика креветки Triops granarius (lucas, 1864) (Crustacea: Notostraca).Zootaxa. 2006, 1257: 57-68.

    Google ученый

  • 38.

    Корн М., Маррон Ф., Перес-Ботэ Ж.Л., Мачадо М., Кристо М., да Фонсека Л.С., Хундсдёрфер А.К.: родственные виды в пределах линии передачи Triops cancriformis (Crustacea, Notostraca). Zoologica Scripta. 2006, 35: 301-322. 10.1111 / j.1463-6409.2006.00230.x.

    Google ученый

  • 39.

    Longhurst AR: Эволюция в Нотостраке.Эволюция. 1955, 9: 84-86. 10.2307 / 2405360.

    Google ученый

  • 40.

    Бернар Х: Гермафродитизм Apodidae. Природа. 1891, 43: 343-344.

    Google ученый

  • 41.

    Роджерс, округ Колумбия: Пересмотр неарктического Lepidurus (Notostraca). J Crustac Biol. 2001, 21: 991-1006. 10.1651 / 0278-0372 (2001) 021 [0991: ROTNLN] 2.0.CO; 2.

    Google ученый

  • 42.

    Hessen DO, Rueness EK, Stabell M: Циркумполярный анализ морфологического и генетического разнообразия нотострака Lepidurus arcticus. Hydrobiologia. 2004, 519: 73-84.

    Google ученый

  • 43.

    Зиерольд Т., Монтеро-Пау Дж., Хенфлинг Б., Гомес А. Соотношение полов, репродуктивный способ и генетическое разнообразие Triops cancriformis. Freshw Biol. 2009, 54: 1392-1405. 10.1111 / j.1365-2427.2009.02191.x.

    CAS Google ученый

  • 44.

    Longhurst AR: Размножение ракообразных (Notostraca). Природа. 1954, 173: 781-782.

    CAS PubMed Google ученый

  • 45.

    Муруган Г., Обрегон-Барбоза Х., Маеда-Мартинес А.М., Тиммс Б.В.: Совместное появление двух креветок-головастиков, Triops cf. australiensis (Branchiopoda: Notostraca), линии в среднем Пароо, северо-запад Нового Южного Уэльса, с первым упоминанием о гермафродитах Triops для австралийского континента. Австралийский J Zool.2009, 57: 77-84. 10.1071 / ZO08084.

    Google ученый

  • 46.

    Мицумото Х., Яхата К. Доказательства перекрестного оплодотворения в гонохорной популяции головастиков-креветок Triops numidicus (Crustacea: Branchiopoda: Notostraca). Zool Sci. 2006, 23: 1109-1113. 10.2108 / zsj.23.1109.

    PubMed Google ученый

  • 47.

    Суно-Учи Н., Сасаки Ф., Чиба С., Кавата М.: Морфологический застой и филогенетические отношения у креветок-головастиков, Triops (Crustacea: Notostraca).Biol J Linn Soc. 1997, 61: 439-457.

    Google ученый

  • 48.

    Сассаман С., Симович М.А., Фугейт М: Репродуктивная изоляция и генетическая дифференциация североамериканских видов Triops (Crustacea: Branchiopoda: Notostraca). Hydrobiologia. 1997, 359: 125-147. 10.1023 / А: 1003168416080.

    Google ученый

  • 49.

    Гарсия-Веласко Х., Обрегон-Барбоса Х., Родригес-Харамильо С., Маеда-Мартинес А.М.: Размножение креветок-головастиков Triops (Notostraca) в мексиканских водах.Curr Sci. 2009, 96: 91-97.

    Google ученый

  • 50.

    Sassaman C: Вариация соотношения полов в популяциях нотостраков, ориентированных на самки. Hydrobiologia. 1991, 212: 169-179. 10.1007 / BF00025998.

    Google ученый

  • 51.

    Мачадо М., Кристо М., Рейс Дж., Кансела Л.: Биологические данные о Triops cancriformis mauritanicus (Ghigi, 1921) и Cyzicus grubei (Simon, 1886) —Crustacea, Branchiopoda — во временных прудах на юго-западе Португалии.Limnetica. 1999, 16: 1-7.

    Google ученый

  • 52.

    Engelmann M, Hahn T: Vorkommen von Lepidurus apus, Triops cancriformis, Eubranchipus (Siphonophanes) grubei, Tanymastix stagnalis und Branchipus schaefferi in Deutschland und Öracstareich. Faunistische Abhandlungen. 2005, 25: 3-67.

    Google ученый

  • 53.

    Simon E: Étude sur les crustacés du sous-ordre des phyllopodes.Annales de la Société entomologique de France. 1886, 6: 393-460.

    Google ученый

  • 54.

    Бернар HM: XL. — Гермафродитизм среди Аподидов. J Nat History Series 6. 1896, 17: 296-309.

    Google ученый

  • 55.

    Stephan S: Mannchen von Lepidurus apus (Notostraca, crustacea) в дер Рухштадтер Эльбталауэ. Abhandlungen und Berichte fur Naturkunde. 2008, 31: 47-57.

    Google ученый

  • 56.

    Линдер Ф: Вклад в морфологию и систематику Branchiopoda Notostraca с особым упором на североамериканские виды. Proc США Nat Museum. 1952, 102: 1-69. 10.5479 / si.00963801.102-3291.1.

    Google ученый

  • 57.

    Войтасик Б., Брылка-Волк М. Репродукция и генетическая структура пресноводного рачка Lepidurus arcticus со Шпицбергена.Polish Polar Res. 2010, 31: 33-44. 10.4202 / стр. 2010.03.

    Google ученый

  • 58.

    Бушнелл Дж. Х., Байрон Э. Р.: Морфологическая изменчивость и распространение водных беспозвоночных (в основном ракообразных) из регионов полуострова Камберленд и залива Фробишер, Баффинова острова, Северо-Запад, Канада. Arct Alp Res. 1979, 11: 159-177. 10.2307 / 1550643.

    Google ученый

  • 59.

    Margraf J, Maass B: Zur Ökologie der temporären Süßwasserflachseen des Tafelberges «Giara di Gesturi» на Сардинии.Spixiana. 1982, 5: 69-99.

    Google ученый

  • 60.

    Packard A: Новые ракообразные-филлоподы. Am Nat. 1875, 9: 311-312.

    Google ученый

  • 61.

    Lynch JE: Lepidurus lemmoni Holmes: переописание с примечаниями по изменению и распространению. Trans Am Microsc Soc. 1966, 85: 181-192. 10.2307 / 3224628.

    Google ученый

  • 62.

    Scanabissi F, Mondini C: Обзор репродуктивной биологии итальянских жаберопод. Hydrobiologia. 2002, 486: 263-272. 10.1023 / А: 1021371306687.

    Google ученый

  • 63.

    Куллер З., Гасит А: Сравнение процесса вылупления креветок-головастиков Triops cancriformis и Lepidurus apus lubbocki (Notostraca) и его связь с их распространением в дождевых лужах в Израиле. Hydrobiologia. 1996, 335: 147-157. 10.1007 / BF00015276.

    Google ученый

  • 64.

    Ahl J: Факторы, влияющие на вклад креветки-головастика, Lepidurus packardi, в ее запасы избыточных яиц. Hydrobiologia. 1991, 212: 137-143. 10.1007 / BF00025995.

    Google ученый

  • 65.

    Драммонд AJ, Suchard MA, Xie D, Rambaut A: байесовская филогенетика с BEAUti и BEAST 1.7. Mol Biol Evol. 2012, 29: 1969-1973. 10.1093 / молбев / mss075.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 66.

    Пагель М: Вывод исторических закономерностей биологической эволюции. Природа. 1999, 401: 877-884. 10.1038 / 44766.

    CAS PubMed Google ученый

  • 67.

    Guthörl P: Die arthropoden aus dem Carbon und Perm des Saar-Nahe-Pfalz-gebietes. Preussischen Geologischen Landesanstalt.1934, 164: 1-219.

    Google ученый

  • 68.

    Gand G, Garric J, Lapeyrie J: Biocénoses à triopsidés (Crustacea, Branchiopoda) du Permien du Bassin de Lodève (Франция). Geobios. 1997, 30: 673-700. 10.1016 / S0016-6995 (97) 80157-Х.

    Google ученый

  • 69.

    Weeks SC, Chapman EG, Rogers DC, Senyo DM, Hoeh WR: Эволюционные переходы между раздельностью, андродиэцием и гермафродитизмом у моллюсков лимнадиид (Branchiopoda: Spinicaudata).J Evol Biol. 2009, 22: 1781-1799. 10.1111 / j.1420-9101.2009.01813.x.

    CAS PubMed Google ученый

  • 70.

    Цукер Н., Каннингем М., Адамс Х.П.: Анатомические доказательства андродиэзии у креветок-моллюсков Eulimnadia texana. Hydrobiologia. 1997, 359: 171-175. 10.1023 / А: 1003158719289.

    Google ученый

  • 71.

    Weeks SC, Posgai RT, Cesari M, Scanabissi F: Андродиоэзия, установленная у моллюска Eulimnadia agassizii (Spinicaudata: Limnadiidae).J Crustac Biol. 2005, 25: 323-328. 10.1651 / С-2555.

    Google ученый

  • 72.

    Маркус V, Недели S: Влияние продолжительности пруда на характеристики жизнедеятельности эфемерного прудового ракообразного Eulimnadia texana. Hydrobiologia. 1997, 359: 213-221. 10.1023 / А: 1003171126347.

    Google ученый

  • 73.

    MacKay WP, Loring SJ, Frost TM, Whitford WG: Динамика населения сообщества плайя в пустыне Чиуауа.Southwest Nat. 1990, 35: 393-402. 10.2307 / 3672036.

    Google ученый

  • 74.

    Симович М.А.: Биоразнообразие ракообразных и эндемизм эфемерных водно-болотных угодий Калифорнии. Экология, сохранение и управление экосистемами весенних водоемов — материалы конференции 1996 года. Под редакцией: Уитхэм К.В., Баудер Е.Т., Белк Д., Феррен В.Р., Орндафф Р. 1998, Сакраменто: Калифорнийское общество коренных растений, 107-118.

    Google ученый

  • 75.

    Takahashi F: первопроходец креветок-головастиков, Triops spp. (Notostraca: Triopsidae). Прикладная энтомология Zool. 1977, 12: 104-117.

    Google ученый

  • 76.

    Хамер М., Эпплтон С: Адаптация жизненного цикла филлопод к хищникам, растительности и продолжительности среды обитания на северо-востоке Натала. Hydrobiologia. 1991, 212: 105-116. 10.1007 / BF00025993.

    Google ученый

  • 77.

    недель SC: Изменчивость жизненного цикла при различной степени внутривидовой конкуренции головастиков Triops longicaudatus (LeConte). J Crustac Biol. 1990, 10: 498-503.

    Google ученый

  • 78.

    Weeks SC, Бенвенуто C, Сандерсон Т.Ф., Дафф Р.Дж .: Эволюция половых хромосом у креветок-моллюсков. Eulimnadia texana. J Evol Biol. 2010, 23: 1100-1106. 10.1111 / j.1420-9101.2010.01963.x.

    CAS Google ученый

  • 79.

    Sassaman C, Weeks SC: Генетический механизм определения пола у хонхостракской креветки Eulimnadia texana. Am Nat. 1993, 141: 314-328. 10.1086 / 285475.

    CAS PubMed Google ученый

  • 80.

    Sassaman C: Соотношение полов и определение пола в западных популяциях Triops (Notostraca). Am Zool. 1989, 29: A66-A66.

    Google ученый

  • 81.

    Høeg J: Пол и усоногие усоногие: филогенетическая перспектива.Проблемы с ракообразными. 1995, 10: 195-207.

    Google ученый

  • 82.

    Паннелл JR: Последствия инбридинговой депрессии из-за сцепленных с полом локусов для поддержания самцов и ауткроссинга у жаберных ракообразных. Genet Res. 2008, 90: 73-84.

    CAS Google ученый

  • 83.

    Отто С.П., Сассаман К., Фельдман М.В.: Эволюция определения пола у креветок конхостраканов Eulimnadia texana.Am Nat. 1993, 141: 329-337. 10.1086 / 285476.

    CAS PubMed Google ученый

  • 84.

    Паннелл Дж. Р., Доркен М. Е.: Колонизация как общий знаменатель в метапопуляциях растений и расширении ареала: влияние на генетическое разнообразие и половые системы. Landsc Ecol. 2006, 21: 837-848. 10.1007 / s10980-005-5389-7.

    Google ученый

  • 85.

    Оббард Д. Д., Харрис С. А., Паннелл Дж. Р.: Половые системы и популяционная генетическая структура однолетнего растения: тестирование модели метапопуляции.Am Nat. 2006, 167: 354-366. 10.1086 / 499546.

    PubMed Google ученый

  • 86.

    Pannell JR, Barrett SCH: Пересмотр закона Бейкера: обеспечение репродуктивной функции в метапопуляции. Эволюция. 1998, 52: 657-668. 10.2307 / 2411261.

    Google ученый

  • 87.

    Igic B, Lande R, Kohn JR: потеря самонесовместимости и ее эволюционные последствия. Int J Plant Sci. 2008, 169: 93-104.10.1086 / 523362.

    Google ученый

  • 88.

    Blaustein L, Schwartz SS: Зачем изучать экологию во временных бассейнах ?. Israel J Zool. 2001, 47: 303-312. 10.1560 / CKMU-Q2PM-HTGC-P9C8.

    Google ученый

  • 89.

    Mantovani B, Cesari M, Scanabissi F: Молекулярная таксономия и филогения итальянских таксонов Lepidurus (Branchiopoda: Notostraca). Итальянский J Zool. 2009, 76: 358-365. 10.1080/11250000802687461.

    CAS Google ученый

  • 90.

    Монтеро-Пау Дж, Гомес А., Муньос Дж .: Применение недорогого и высокопроизводительного метода экстракции геномной ДНК для молекулярной экологии диапаузирующих яиц зоопланктона. Лимнолские методы океанографии. 2008, 6: 218-222.

    CAS Google ученый

  • 91.

    Folmer O, Black M, Hoeh W., Lutz R, Vrijenhoek R: ДНК-праймеры для амплификации субъединицы I митохондриальной цитохром с оксидазы от различных многоклеточных беспозвоночных.Мол Мар Биол Биотехнология. 1994, 3: 294-299.

    CAS PubMed Google ученый

  • 92.

    Fredslund J, Schauser L, Madsen LH, Sandal N, Stougaard J: PriFi: использование множественного выравнивания родственных последовательностей для поиска праймеров для амплификации гомологов. Nucleic Acids Res. 2005, 33: W516-W520. 10.1093 / нар / gki425.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 93.

    Тамура К., Петерсон Д., Петерсон Н., Стечер Г., Ней М., Кумар С.: MEGA5: Анализ молекулярной эволюционной генетики с использованием методов максимального правдоподобия, эволюционного расстояния и максимальной экономии. Mol Biol Evol. 2011, 28: 2731-2739. 10.1093 / molbev / msr121.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 94.

    Edgar RC: MUSCLE: множественное выравнивание последовательностей с высокой точностью и высокой пропускной способностью. Nucleic Acids Res. 2004, 32: 1792-1797.10.1093 / нар / гх440.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 95.

    Pons J, Barraclough TG, Gomez-Zurita J, Cardoso A, Duran DP, Hazell S, Kamoun S, Sumlin WD, Vogler AP: Определение границ видов на основе последовательностей для таксономии ДНК неописанных насекомых. Syst Biol. 2006, 55: 595-609. 10.1080 / 10635150600852011.

    PubMed Google ученый

  • 96.

    Драммонд А., Рамбо А. ЗВЕРЬ: Байесовский эволюционный анализ с помощью выборки деревьев. BMC Evol Biol. 2007, 7: 214-10.1186 / 1471-2148-7-214.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 97.

    Stocsits RR, Letsch H, Hertel J, Misof B, Stadler PF: Точная и эффективная реконструкция глубокой филогении из структурированных РНК. Nucleic Acids Res. 2009, 37: 6184-6193. 10.1093 / нар / gkp600.

    CAS PubMed Central PubMed Google ученый

  • 98.

    Letsch HO, Kjer KM: Возможные ловушки моделирования данных рибосомной РНК в реконструкции филогенетического дерева: данные из тематических исследований Metazoa. BMC Evol Biol. 2011, 11: 146-10.1186 / 1471-2148-11-146.

    PubMed Central PubMed Google ученый

  • 99.

    Leigh JW, Susko E, Baumgartner M, Roger AJ: Проверка конгруэнтности в филогеномном анализе. Syst Biol. 2008, 57: 104-115. 10.1080 / 10635150801

    6.

    PubMed Google ученый

  • 100.

    Stamatakis A: RAxML-VI-HPC: Филогенетический анализ на основе максимального правдоподобия с использованием тысяч таксонов и смешанных моделей. Биоинформатика. 2006, 22: 2688-2690. 10.1093 / биоинформатика / btl446.

    CAS PubMed Google ученый

  • 101.

    Kuck P, Meusemann K: FASconCAT: удобная обработка матриц данных. Mol Phylogenetics Evol. 2010, 56: 1115-1118. 10.1016 / j.ympev.2010.04.024.

    Google ученый

  • 102.

    Pagel M, Meade A: модель филогенетической смеси для обнаружения неоднородности паттернов в последовательности генов или данных о состоянии характера. Syst Biol. 2004, 53: 571-581. 10.1080 / 106351504675.

    PubMed Google ученый

  • 103.

    Pagel M, Meade A: Модели смеси в филогенетическом выводе. Математика эволюции и филогении. Под редакцией: Гаскуэль О. 2005, Нью-Йорк: Oxford University Press

    Google ученый

  • 104.

    Obregón-Barboza H, Maeda-Martínez AM, Murugan G, Timms BV, Grygier MJ, Rogers DC, Rodríguez-Almaraz G, Dumont HJ: Морфология и систематическое значение мистакса, до сих пор не описанной головной структуры самцов ( Branchiopoda). J Crustac Biol. 2007, 27: 18-23. 10.1651 / S-2699.1.

    Google ученый

  • 105.

    Акита М: О воспроизводстве Triops longicaudatus (LECONTE). Doubutsugaku zasshi. 1971, 80: 242-250.

    Google ученый

  • 106.

    Паннелл JR: Гипотеза эволюции андродиоэтии: совместное влияние репродуктивной гарантии и местной конкуренции партнеров в метапопуляции. Evol Ecol. 2000, 14: 195-211. 10.1023 / А: 1011082827809.

    Google ученый

  • 107.

    Heidecke D, Neumann V: Zur Verbreitung und ökologie vonTriops cancriformisBOSC undLepidurus apusL.In der DDR. Герциния NF. 1987, 24: 166-173.

    Google ученый

  • 108.

    Weeks SC, Сандерсон Т.Ф., Зофкова М., Нотт Б. Системы размножения в семействе моллюсков Limnadiidae (Branchiopoda, Spinicaudata). Invertebr Biol. 2008, 127: 336-349. 10.1111 / j.1744-7410.2008.00130.x.

    Google ученый

  • 109.

    Петров Б., Цветкович Д.М.: Структура сообщества жаберопод (Anostraca, Notostraca и Conchostraca) в провинции Банат в Югославии.Hydrobiologia. 1997, 359: 23-28. 10.1023 / А: 1003186014746.

    Google ученый

  • 110.

    Мэддисон В.П., Мэддисон Д.Р.: Мескит: модульная система для эволюционного анализа v2.75. [http://mesquiteproject.org]

  • 111.

    Пагель М., Мид А., Баркер Д.: Байесовская оценка состояний наследственных признаков по филогении. Syst Biol. 2004, 53: 673-684. 10.1080 / 106351504

    232.

    PubMed Google ученый

  • 112.

    Freckleton R, Harvey P, Pagel M: Филогенетический анализ и сравнительные данные: тест и обзор доказательств. Am Nat. 2002, 160: 712-726. 10.1086 / 343873.

    CAS PubMed Google ученый

  • 113.

    Pagel M: подход максимального правдоподобия к реконструкции состояний предковых признаков отдельных признаков на филогении. Syst Biol. 1999, 48: 612-622. 10.1080 / 106351599260184.

    Google ученый

  • ИЗДАТЕЛЬСТВО CSIRO | Функциональная биология растений

    Список литературы

    Адам С., Мурти SDS (2014 ) Характеристика изменений фотосинтетической активности транспорта электронов в тилакоидных мембранах кукурузы в условиях цинкового стресса. Европейский журнал экспериментальной биологии 4 , 25–29. Andreini C, Banci L, Bertini I, Rosato A (2006 ) Подсчет белков цинка, кодируемых в геноме человека. Журнал протеомных исследований 5 , 196–201.
    | Подсчет белков цинка, кодируемых в геноме человека. GoogleScholarGoogle Scholar | 16396512PubMed | Blindauer CA (2015 ) Успехи в молекулярном понимании биологического транспорта цинка. Chemical Communications 51 , 4544–4563.
    | Достижения в молекулярном понимании биологического транспорта цинка. Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 25627157PubMed | Blindauer CA, Schmid R (2010 ) Обработка цитозольных металлов у растений: детерминанты специфичности цинка в переносчиках металлов и металлотионеинов. Металломика 2 , 510–529.
    | Работа с цитозольным металлом у растений: детерминанты специфичности цинка в переносчиках металлов и металлотионеинов.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 21072336PubMed | Колвин Р.А., Холмс В.Р., Фонтейн С.П., Марет В. (2010 ) Цитозольная буферизация и приглушение цинка: их роль во внутриклеточном гомеостазе цинка. Металломика 2 , 306–317.
    | Буферизация и заглушение цитозольного цинка: их роль во внутриклеточном гомеостазе цинка.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 21069178PubMed | Costello LC, Fenselau CC, Franklin RB (2011 ) Доказательства работы механизма прямого обмена лигандом цинка для переноса, транспорта и реактивности цинка в клетках млекопитающих. Журнал неорганической биохимии 105 , 589–599.
    | Доказательства действия механизма прямого обмена цинкового лиганда для переноса, транспорта и реактивности цинка в клетках млекопитающих.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 21440525PubMed | Deinlein U, Weber M, Schmidt H, Rensch S, Trampczynska A, Hansen TH, Husted S, Schjoerring JK, Talke IN, Krämer U, Clemens S (2012 ) Повышенные уровни никотианамина в Arabidopsis halleri корни играют ключевую роль в гипераккумуляция цинка. Растительная клетка 24 , 708–723.
    | Повышенные уровни никотианамина в корнях Arabidopsis halleri играют ключевую роль в гипераккумуляции цинка.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 22374395PubMed | Haase H, Rink L (2009 ) Функциональное значение связанных с цинком сигнальных путей в иммунных клетках. Ежегодный обзор питания 29 , 133–152.
    | Функциональное значение сигнальных путей, связанных с цинком, в иммунных клетках. GoogleScholarGoogle Scholar | 19400701PubMed | Haase H, Hebel S, Engelhardt G, Rink L (2015 ) На биохимические эффекты внеклеточных ионов Zn2 + и других металлов сильно влияет их видообразование в средах для культивирования клеток. Металломика 7 , 102–111.
    | Биохимические эффекты внеклеточного Zn 2+ и других ионов металлов сильно зависят от их видообразования в средах для культивирования клеток.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 25360687PubMed | Hara M, Shinoda Y, Tanaka Y, Kuboi T (2009 ) Связывание ДНК дегидрина цитрусовых, стимулируемое ионом цинка. Растения, клетки и окружающая среда 32 , 532–541.
    | Связывание ДНК дегидрина цитрусовых способствует иону цинка.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Хайнц У., Кифер М., Толей А., Адольф Х.В. (2005 ) О конкуренции за доступный цинк. Журнал биологической химии 280 , 3197–3207.
    | О конкурсе на доступный zinc.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 15536071PubMed | Helmersson A, von Arnold S, Bozhkov PV (2008 ) Уровень свободного внутриклеточного цинка опосредует решения о запрограммированной гибели / выживании клеток в зародышах растений. Физиология растений 147 , 1158–1167.
    | Уровень свободного внутриклеточного цинка опосредует решения о запрограммированной гибели / выживании клеток в зародышах растений.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 18508953PubMed | Kochańczyk T, Drozd A, Krężel A (2015 ) Взаимосвязь между архитектурой координации цинка и сродством связывания цинка в белках — понимание регуляции цинка. Металломика 7 , 244–257.
    | Взаимосвязь между архитектурой координации цинка и сродством связывания цинка в белках — понимание регуляции цинка.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 25255078PubMed | Krężel A, Maret W (2006 ) Цинк-буферная способность эукариотической клетки при физиологическом pZn. Журнал биологической неорганической химии JBIC 11 , 1049–1062.
    | Цинк-буферная способность эукариотической клетки при физиологическом pZn.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 16924557PubMed | Krężel A, Maret W (2007 ) Двойные наномолярные и пикомолярные Zn (II) связывающие свойства металлотионеина. Журнал Американского химического общества 129 , 10911–10921.
    | Двойные наномолярные и пикомолярные связывающие свойства Zn (II) металлотионеина.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 17696343PubMed | Krężel A, Maret W (2016 ) Биологическая неорганическая химия ионов цинка. Архивы биохимии и биофизики 611 , 3–19.
    | Биологическая неорганическая химия ионов цинка. GoogleScholarGoogle Scholar | 27117234PubMed | Kühnlenz T, Hofmann C, Uraguchi S, Schmidt H, Schempp S, Weber M, Lahner B, Salt DE, Clemens S (2016 ) Синтез фитохелатина способствует накоплению Zn в листьях Arabidopsis thaliana растений, выращенных в почве с достаточным запасом Zn и необходим для выживания на загрязненной цинком почве. Физиология растений и клеток 57 , 2342–2352.
    | Синтез фитохелатина способствует накоплению цинка в листьях растений Arabidopsis thaliana , выращенных в почве с достаточным запасом цинка, и необходим для выживания на зараженной цинком почве.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Lanquar V, Grossmann G, Vinkenborg JL, Merkx M, Thomine S, Frommer WB (2014 ) Динамическое отображение цитозольного цинка в корнях Arabidopsis с использованием датчиков FRET и технологии RootChip. Новый фитолог 202 , 198–208.
    | Динамическая визуализация цитозольного цинка в корнях Arabidopsis с использованием датчиков FRET и технологии RootChip.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 24372442PubMed | Leitenmaier B, Küpper H (2013 ) Компартментация и комплексообразование металлов в гипераккумуляторных заводах. Границы растениеводства 4 , 374
    | Компартментация и комплексообразование металлов в гипераккумуляторных растениях.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 24065978PubMed | Марет В. (2004 ) Изучение протеома цинка. Журнал аналитической атомной спектрометрии 19 , 15–19.
    | Изучение протеома цинка. Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Maret W (2009 ) Молекулярные аспекты клеточного гомеостаза цинка человека: окислительно-восстановительный контроль потенциалов цинка и сигналов цинка. Биометаллы 22 , 149–157.
    | Молекулярные аспекты клеточного гомеостаза цинка человека: окислительно-восстановительный контроль цинковых потенциалов и сигналов цинка.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 1

    67PubMed | Maret W (2012 ) Новые перспективы координационного окружения цинка в белках. Журнал неорганической биохимии 111 , 110–116.
    | Новые перспективы координационного окружения цинка в белках.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 22196021PubMed | Maret W (2013 ) Ингибирующие сайты цинка в ферментах. Биометаллы 26 , 197–204.
    | Ингибирующие сайты цинка в ферментах.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 23456096PubMed | Новикова Г.В., Мур Л.А., Носов А.В., Фоменков А.А., Миронов К.С., Мамаева А.С., Шилов Е.С., Ракитин В.Ю., Холл М.А. (2017 ) Оксид азота имеет концентрационно-зависимый эффект на клеточный цикл, действуя через EIN2 в Arabidopsis thaliana культивируемые клетки. Границы физиологии 8 , 142
    | Оксид азота оказывает зависимое от концентрации действие на клеточный цикл, действуя через EIN2 в культивируемых клетках Arabidopsis thaliana .Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 28344560PubMed | Новаковски А.Б., Петеринг Д.Х. (2011 ) Реакции флуоресцентного сенсора Zinquin с цинк-протеомом: образование аддукта и замена лиганда. Неорганическая химия 50 , 10124–10133.
    | Реакции флуоресцентного сенсора Zinquin с цинк-протеомом: образование аддукта и замещение лиганда.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 21
  • 5PubMed | Новаковски А., Карим М., Петеринг Д. (2015) Протеомика цинка.В «Энциклопедии неорганической и биоинорганической химии». (Ред. Р. Скотт) стр. 1–10. (John Wiley & Sons: Хобокен, Нью-Джерси, США) Отейза П.И. (2012 ) Цинк и модуляция окислительно-восстановительного гомеостаза. Свободно-радикальная биология и медицина 53 , 1748–1759.
    | Цинк и модуляция окислительно-восстановительного гомеостаза. Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Peroza EA, dos Santos Cabral A, Wan X, Freisinger E (2013 ) Высвобождение ионов металлов из металлотионеинов: протеолиз как альтернатива окислению. Металломика 5 , 1204–1214.
    | Высвобождение ионов металлов из металлотионеинов: протеолиз как альтернатива окислению.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 23835914PubMed | Петеринг Д.Х., Махим А. (2017 ) Протеомный трафик Zn2 + с высоким сродством: где тут место металлотионеин? Международный журнал молекулярных наук 18 , 1289
    | Протеомное высокое сродство Zn 2+ трафик: каково место металлотионеина? Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Qin Y, Dittmer PJ, Park JG, Jansen KB, Palmer AE (2011 ) Измерение стационарного и динамического эндоплазматического ретикулума и Zn2 + Гольджи с помощью генетически кодированных датчиков. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 108 , 7351–7356.
    | Измерение стационарного и динамического эндоплазматического ретикулума и Golgi Zn 2+ с помощью генетически закодированных датчиков.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 21502528PubMed | Rana U, Kothinti R, Meeusen J, Tabatabai NM, Krezoski S, Petering DH (2008 ) Цинк-связывающие лиганды и клеточный перенос цинка: апо-металлотионеин, глутатион, TPEN, протеомный цинк и Zn-Sp1. Журнал неорганической биохимии 102 , 489–499.
    | Цинк-связывающие лиганды и перемещение цинка в клетках: апо-металлотионеин, глутатион, TPEN, протеомный цинк и Zn-Sp1.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 18171589PubMed | Рикаченевский Ф.К., Менгуер ПК, Сперотто Р.А., Фетт JP (2015 ) Нужно спрятать свой цинк: молекулярный контроль накопления цинка и биотехнологические применения. Наука о растениях 236 , 1–17.
    | Надо скрыть свой цинк: молекулярный контроль накопления цинка и биотехнологические применения.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 26025516PubMed | Richard O, Pineau C, Loubet S, Chalies C, Vile D, Marquès L, Berthomieu P (2011 ) Анализ разнообразия реакции на Zn в пределах видов Arabidopsis thaliana выявил низкий вклад транслокации Zn в устойчивость к Zn и новая роль Zn в развитии боковых корней. Растения, клетки и окружающая среда 34 , 1065–1078.
    | Анализ разнообразия реакции на Zn в пределах видов Arabidopsis thaliana выявил низкий вклад транслокации Zn в устойчивость к Zn и новую роль Zn в развитии боковых корней.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Sarret G, Willems G, Isaure MP, Marcus MA, Fakra SC, Frérot H, Pairis S, Geoffroy N, Manceau A, Saumitou ‐ Laprade P (2009 ) Распределение и видообразование цинка в Arabidopsis halleri × потомства Arabidopsis lyrata представляя различные способности к накоплению цинка. Новый фитолог 184 , 581–595.
    | Распределение и видообразование цинка в потомках Arabidopsis halleri × Arabidopsis lyrata , обладающих различной способностью к накоплению цинка.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 19761446PubMed | Schenk RU, Hildebrandt AC (1972 ) Среда и методы индукции и роста культур клеток однодольных и двудольных растений. Канадский журнал ботаники 50 , 199–204.
    | Среда и методы индукции и роста культур клеток однодольных и двудольных растений.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Sinclair SA, Senger T, Talke IN, Cobbett CS, Haydon MJ, Kraemer U (2018 ) Системная активация MTP2- и HMA2-опосредованного разделения Zn в побегах дополняет локальные реакции дефицита Zn. Растительная клетка 30 , 2463–2479.
    | Системная повышающая регуляция MTP2- и HMA2-опосредованного разделения Zn в побегах дополняет локальные реакции дефицита Zn.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 30150315PubMed | Сошинкова Т.Н., Радюкина Н.Л., Королькова Д.В., Носов А.В. (2013 ) Пролин и функционирование антиоксидантной системы у Thellungiella salsuginea растений и культивируемых клеток, подвергнутых окислительному стрессу. Российский журнал физиологии растений 60 , 41–54.
    | Пролин и функционирование антиоксидантной системы Thellungiella salsuginea растений и культивируемых клеток, подвергшихся окислительному стрессу.Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Шривастава П.К., Ананд А (2015 ) Ингибирующее действие металлов и других ионов на активность кислой фосфатазы из семян Vigna aconitifolia . Препаративная биохимия и биотехнология 45 , 33–41.
    | Ингибирующее действие металлов и других ионов на активность кислой фосфатазы из семян Vigna aconitifolia .Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | Vera-Estrella R, Miranda-Vergara MC, Barkla BJ (2009 ) Устойчивость к цинку и его накопление в стабильных клеточных суспензионных культурах и in vitro, регенерированных растений развивающегося модельного растения Arabidopsis halleri ( Brassicaceae ). Planta 229 , 977–986.
    | Устойчивость к цинку и его накопление в стабильных клеточных суспензионных культурах и in vitro, регенерированных растениях формирующегося модельного растения Arabidopsis halleri ( Brassicaceae ).Crossref | GoogleScholarGoogle Scholar | 1
  • 74PubMed | Wilson M, Hogstrand C, Maret W (2012 ) Пикомолярные концентрации свободных ионов цинка (II) регулируют активность рецепторной протеин-тирозинфосфатазы β. Журнал биологической химии 287 , 9322–9326.
    | Пикомолярные концентрации свободных ионов цинка (II) регулируют активность рецептора протеин-тирозинфосфатазы β. GoogleScholarGoogle Scholar | 22275360PubMed | Ямасаки С., Хасегава А., Ходжио С., Охаши В., Фукада Т., Нисида К., Хирано Т. (2012 ) Новая роль субъединицы α1D кальциевого канала L-типа в качестве привратника для внутриклеточной передачи сигналов цинка: цинковая волна. PLoS One 7 , e39654
    | Новая роль субъединицы α1D кальциевого канала L-типа в качестве привратника для внутриклеточной передачи сигналов цинка: цинковая волна. GoogleScholarGoogle Scholar | 22745805PubMed | Zalewski P, Truong-Tran A, Lincoln S, Ward D, Shankar A, Coyle P, Jayaram L, Copley A, Grosser D, Murgia C, Lang C, Ruffin R (2006 ) Использование цинкового флуорофора для измерения лабильных пулов цинка в жидкостях организма и средах, кондиционированных клетками. BioTechniques 40 , 509–520.
    | Использование флуорофора цинка для измерения лабильных пулов цинка в жидкостях организма и средах, кондиционированных клетками. GoogleScholarGoogle Scholar | 16629398PubMed | Злобин И.Е., Карташов А.В., Шпаковский Г.В. (2017 ) Различные роли глутатиона в хелатировании меди и цинка в корнях Brassica napus . Физиология и биохимия растений 118 , 333–341.
    | Различные роли глутатиона в хелатировании меди и цинка в корнях Brassica napus .
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *