Манипулирование политическое это: Политическое манипулирование в процессе коммуникации власти и общества

Автор: | 27.04.1976

Содержание

Как Twitter стал инструментом глобального манипулирования миллиардными рынками

Социальные сети – уже давно не просто вспомогательная платформа для поиска друзей и поддержания с ними общения. Сейчас они и площадки контента, и средство развлечения, и инструмент влияния, который набирает силу на глазах: от вмешательства в политические процессы посредством непрозрачной модерации до способности изменить расстановку сил на рынках с миллиардной капитализацией. И если TikTok полностью перевернул понятие видеоконтента, позволив зарабатывать и получать аудиторию даже тем, кто не обладает навыками создания и монтажа роликов, а Clubhouse прямо сейчас меняет представление об аудиоконтенте, то Twitter стал из сервиса коротких сообщений местом, где всего одно слово может как возвысить, так и низвергнуть целые компании.

Эффект от воздействия лидеров мнений в Twitter на общественную и политическую жизнь на глобальном уровне уже видно невооруженным глазом. Но пока одним пользователям алгоритмы модерации закрывают доступ к аудитории, другим они дают в руки фактически волшебную палочку, с помощью которой можно управлять миллионами подписчиков.

Ярче всего это видно на примере Илона Маска.

Миллиардер и основатель Tesla не раз одним своим твитом менял расклады на технологичных рынках, а в этом году он вышел на новый уровень, позволив взлететь сразу двум приложениям и одному сдавшему в прошлом году позиции разработчику игр.

Взять хотя бы этот только что наступивший год.

7 января 2021 года Илон Маск написал в Twitter два слова «Use Signal» («Используйте Signal»). Так миллиардер отреагировал на новую политику конфиденциальности WhatsApp, согласно которой данные пользователей мессенджера будут передаваться Facebook. В посте назван альтернативный мессенджер Signal, выделяющий в качестве своего основного преимущества приватность.

Как результат после публикации резко подскочила капитализация компании Signal Advance – всего за три дня акции выросли на 5100%. Правда, инвесторы промахнулись: Signal Advance оказалась компанией, выпускающей медицинские товары. При этом в мессенджер Signal нахлынули пользователи, не удовлетворенные новыми правилами WhatsApp, и их оказалось так много, что команда испугалась ухудшения его защиты.

Или, например, 28 января 2021 года. В этот день Илон Маск упомянул в ветке комментариев об автомобиле электрокара Tesla Model S Plaid игру Cyberpunk: «It can play Cyberpunk» («Тут можно играть в Cyberpunk»). А после этого добавил: «The esthetics of Cyberpunk are incredible btw. The interior design is» («Эстетика игры Cyberpunk невероятна»).

В итоге после публикации акции разработчика игры – компании CD Projekt – подскочили на 19%. Согласно Bloomberg, такого роста у студии не было с 2015 года.

А 31 января 2021 года Илон Маск анонсировал в Twitter свою беседу в Clubhouse: «On Clubhouse tonight at 10pm LA time» («В Clubhouse сегодня вечером в 22:00 по лос-анджелесскому времени»).

Инвесторы тут же захотели вложиться в сервис и подняли акции на 100%, но снова ошиблись: вместо приложения для аудиочатов «взлетела» компания Clubhouse Media Group – владелец ««тикток-хаусов». Саму же соцсеть после твита настиг поток новых пользователей: ведь кому не хочется послушать Илона Маска здесь и сейчас.

Характерно, что практически во всех этих случаях для того, чтобы изменить расстановку сил на рынке, Маску не понадобилась ни аргументация, ни какие-то подтверждения, ни серьезные исследования. В результате становится очевидным: подобный эффект может использоваться инфлюенсерами стратегически для укрепления доминирующего положения продвигаемых компаний и ущемления конкурентов.

Естественно, что у многих наблюдателей возникает ощущение, что подобная практика требует регулирования на государственном уровне с целью защиты здоровой рыночной ситуации.

Традиционные методы регулирования злоупотреблений на фондовом рынке здесь, кажется, бессильны.

К Илону Маску уже давно есть огромное количество вопросов, говорит член Общественной палаты РФ Артем Кирьянов.
«Мне уже не первый год кажется, что все что он делает – это построение некой пирамиды из денег и собственного тщеславия. Когда-нибудь эта пирамида накренится и развалится», — отметил он в интервью «Газете.Ru».

Кирьянов признает: действительность состоит в том, что сегодня нам приходится учитывать повсеместное проникновение механизмов маркетинга. «Не знаю, было ли это рекламой за деньги или это был личный взгляд Илона Маска как частного лица, который просто рекомендует то, чем он пользуется, но это приводит к целому ряду последствий, в том числе коммерческих последствий», — констатировал эксперт.

Конечно, фигуры типа Трампа, Маска, целый ряд других, скажем так, всемирно известных персон – это крупные инфлюенсеры, признает Кирьянов.
«Но есть же и специальные обозначения для людей, которые, не являясь не рекламщиками, не юридическими лицами, работают, что называется, в интернете. Мы их называем инфлюенсеры, микроинфлюенсеры. И, конечно, эти люди влияют на информационную картину, влияют на выбор покупателя, пользователя. И это просто надо учитывать», — отметил он.

На этом фоне на первый план выходит неоднозначность политики Twitter.

Модераторы этой соцсети готовы ограничивать одних инфлюенсеров, если их не устраивает то, какой эффект имеют их слова на широкую аудиторию (яркий пример – недавняя вечная блокировка аккаунта Дональда Трампа), но при этом не требуют ответственности за свои слова у других инфлюенсеров.

Вот почему Twitter и подобные ему платформы должны жёстко регулироваться на уровне законодательства стран, в которых компания представлена, говорит Кирьянов.

Государства, в том числе Россия, имеют право и даже обязаны обязаны защищать собственных граждан от любых манипуляций со стороны подобных сервисов, уверен член Общественной палаты.

Российские законодатели, а также профессиональное и экспертное сообщества в диалоге с транснациональными IT-компаниями сегодня предпринимают усилия для того, чтобы у нас было обдуманное регулирование интернет-пространства, заметил Кирьянов.

«Но это диалог необходимо вести тоже не на пустом месте», — подчеркнул он.

«Этот диалог необходимо вести с представительствами официальными, представительствами этих IT-компаний в российской юрисдикции. Диалог необходимо вести с пониманием целей и задач этих IT-компаний. Ну а какая цель? Одна из главных – это получение прибыли, зарабатывание денег. Вот то слабое место, которое должна использовать Россия, как и любое государство, для того чтобы социальные сети осуществляли саморегулирование, то есть не допускали появления запрещенного контента, пресекали его, удаляли, не дожидаясь требований Роскомнадзора или прокуратуры, или крупные штрафы.

Просто надо, чтобы делали это самостоятельно», — пояснил эксперт.

Но надо, что называется, надо их мотивировать, уверен Кирьянов.

«Необходимо, чтобы социальные сети, которые работают на российском рынке, не допускали такого осознанного манипулирования общественного сознания на своих площадках. Эти вопросы можно решать, о чем свидетельствует, например, опыт Турции», — говорит он.

Выборами на Западе можно манипулировать, и за это ничего не будет. Пример Британии

  • Алексей Калмыков
  • Би-би-си

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

«Онлайн-агитация позволяет кому угодно где угодно выдавать себя за кого угодно и за деньги влиять на общественное мнение»

Демократия в Британии под угрозой. Виноваты американцы — их инновации оказались разрушительными для британских традиций.

Первая полномасштабная интернет-кампания к выборам в Великобритании показала, насколько избирательная система уязвима для внешнего влияния и недобросовестной конкуренции. Все потому, что традиционалисты-британцы не спешили адаптировать законы к современности и проспали революцию в агитации.

Социальные сети разрушили ветхие стены, ограждавшие общественное мнение от манипулирования и грязных предвыборных технологий.

«Избирательное законодательство безнадежно устарело. Нормы демократического волеизъявления в нашей стране определяются законами, некоторые из которых датированы 1872 годом. Они не годятся для цифрового века», — сокрушается избирательная комиссия, которая вот уже полтора десятка лет не может добиться от политиков реформы.

Британия всегда гордилась своими выборами. Жесткие правила вплоть до запрета политической рекламы на телевидении, контроль за расходами на агитацию и требования к прозрачности делали предвыборную кампанию соревнованием идей, а не бюджетов. 90% британцев верили, что выборы честные.

Но будущее подкралось незаметно, и все изменилось, предупреждает избирательная комиссия — независимый орган, которому поручены организация народного волеизъявления и даны полномочия наказывать нарушителей.

По законам Дикого Запада

Подпись к фото,

Бои без правил: Найджел Фарадж (Партия Брексита), Джо Суинсон (либерал-демократы) и Борис Джонсон (тори)

Все условности отброшены. Интернет позволяет обходить два главных требования к прозрачности избирательной кампании: всегда говорить от своего имени и не тратить денег больше положенного.

В итоге парламентская кампания к выборам 12 декабря рискует стать самой развязной за последние десятилетия. Поскольку в отсутствие регулирования в Старом Свете она проходит по правилам Дикого Запада, написанным в калифорнийской Силиконовой долине.

«Мы как государство пока что решили аутсорсить определение правил избирательной кампании руководству американских интернет-гигантов. Это ужасно безответственный подход», — сказал Уилл Мой, глава фактчекинговой организации Full Fact.

Facebook и сам бы рад, чтобы британцы законом определили, что можно, а что нельзя. А пока правил нет, американцы выложили на всеобщее обозрение библиотеку всей политической и социальной рекламы, чтобы власти и активисты могли проанализировать цифровые кампании партий и групп влияния. Twitter подошел к делу радикальнее — вообще запретил политическую рекламу.

Однако прозрачности это не добавило. И в мутной воде привольно любой рыбе.

Партии не стесняются прямолинейных подлогов и навязчивой пропаганды. Так, во время дебатов двух главных претендентов на пост премьер-министра — тори Бориса Джонсона и лейбориста Джереми Корбина — пресс-служба консерваторов прикинулась независимыми фактчекерами.

Переименовали свой «Твиттер» в factcheckUK и вместо портрета Джонсона и фирменного голубого логотипа повесили заглавной картинкой галочку на фиолетовом фоне. А по итогам дебатов объявили своего шефа победителем.

Подпись к фото,

Найди пять отличий. Twitter пригрозил тори «решительными корректирующими мерами», если такое повторится

Ни всеобщее возмущение, ни предупреждение от Twitter консерваторов не смутили. Что такого, подумаешь, имеем полное право, настаивали они.

Небольшая партия либерал-демократов, тем временем, уже многократно попадалась на чрезвычайно вольной интерпретации или даже фальсификации опросов и результатов предыдущих выборов. Но продолжает заваливать почтовые ящики листовками, в которых красивые столбики спорных графиков обещают им неминуемую победу.

От листовок к репостам

Британские законы не обязывают политиков говорить правду. Чиновники могут запретить любую рекламу, вводящую потребителя в заблуждение, но только если она не касается выборов и референдумов. Содержание политической рекламы вне их власти.

Регулятор, например, недавно запретил рекламу виски под лозунгом «Решайся!», в которой полуголый герой бесстрашно прыгает с обрыва, но не разбивается — в падении у него вырастают крылья. Коктейль из безрассудства, отваги и алкоголя сочли «безответственным».

Однако та же комиссия по надзору за рекламой не может запретить ролики и посты консерваторов с обещаниями построить 40 новых больниц и нанять дополнительно 50 тысяч медсестер, несмотря на то, что в реальности деньги выделены только на капитальный ремонт или перестройку шести существующих больниц, а 19 тысяч из обещанных 50 тысяч медсестер уже работают в системе здравоохранения и речь идет только о том, чтобы уговорить их не увольняться.

Тори признают это, но рекламу не переделывают.

Жаловаться властям на ложь и обман в политической агитации практически бесполезно: закон серьезно ограничивает вмешательство чиновников и правоохранительных органов в политическую борьбу.

Им отведена очень узкая поляна для регулирования. Полиция должна пресекать уголовные нарушения вроде клеветы на кандидатов или призывов к совершению преступлений. А статагентство имеет право выносить партиям предупреждения за искажение статистики.

В эту кампанию оно вмешивалось всего трижды. Последний раз глава статагентства пожурил лейбористов за то, что их лидер переврал данные о преступности за девять лет правления консерваторов. Корбин утверждал, что число тяжких преступлений удвоилось, тогда как по оценкам разных ведомств оно либо выросло примерно на 40%, либо вовсе осталось прежним.

И если политики не стесняются привирать под своим именем, то в онлайне у них полностью развязаны руки для любой лжи и вовсе без ущерба для репутации. Только агитация в печатной продукции (на телевидении и радио она запрещена) должна иметь выходные данные.

«Избирательные законы были задуманы и приняты еще до того, как предвыборная кампания ушла в интернет. Тогда агитация была в основном печатной, ее раздавали или рассылали по почте, — объясняет избирком дыры в регулировании. — И если в печатной агитации требуется четко указывать, кто заплатил за нее, онлайн-реклама не регулируется ни одним законом».

Первая интернет-кампания

А время пришло. На перед избранием британского парламента в 2015 году 24% бюджетов партии потратили на кампанию в интернете, то в 2017 году — уже 43%. Текущие выборы будут первыми в истории, когда большая часть денег пойдет на онлайн-агитацию.

И ясно почему.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Британские политики агитируют избирателей. Получается не очень

Сейчас каждый третий британец (33%) узнает новости из «Фейсбука», тогда как четыре года назад таких было лишь 12%, свидетельствуют данные британского ведомства Ofcom, регулирующего СМИ.

В целом социальные сети являются источником новостей для 44% населения, и помимо «Фейсбука» популярны «Твиттер» (14%), WhatsApp (10%) и «Инстаграм» (9%).

И пусть для большинства (79%) телевидение остается основным источником новостей, больше половины ориентируются еще и на соцсети.

Соцсети позволяют таргетировать агитацию, что делает ее убойной. Это особенно важно в условиях британской избирательной системы, где для победы кандидату в депутаты в одном из 650 округов достаточно обойти ближайшего соперника.

В большинстве случаев исход исторически предрешен, и вся борьба сосредоточена в ограниченном количестве округов и ведется за голоса определенной группы избирателей. Для этого нет ничего эффективнее таргетирования, доступного рекламодателям в социальных сетях.

Поэтому партии охотнее покупают рекламу в американском «Фейсбуке», чем развороты в британских газетах. А поскольку это серая зона, в которой не действуют обычные ограничения, при определенной сноровке они могут тратить сколько угодно, отбросив принцип финансового fair play.

«До сих пор деньги имели весьма ограниченное влияние (на эффективность избирательной кампании). В основном из-за запрета на телевизионную рекламу. Однако интернет постепенно меняет положение вещей», — сказал председатель избирательной комиссии сэр Джон Холмс.

Как обмануть систему

Автор фото, Anadolu Agency / Getty Images

Подпись к фото,

Британцы уважают традиции, но не поспевают за современностью

Чтобы потратить больше, политической партии достаточно прикинуться кем-то другим. Хуже того, кто-то другой может прикинуться политической партией — и свободно влиять на общественное мнение в стране, даже будучи иностранным гражданином, организацией или правительством.

Десятки людей и организаций перед выборами зарегистрировались в британской избирательной комиссии как независимые агитаторы. Зачастую это активисты или даже функционеры одной из партий.

Но в сети они представляются защитниками какой-нибудь социальной группы — родителей, арендаторов, собаководов. И пугают свою целевую аудиторию катастрофой в случае прихода к власти другой партии, не указывая, что это — политическая реклама.

За фальсификации и откровенную ложь в таких постах никто и так не несёт ответственности (поскольку нет такого закона). Но в этом случае нет даже репутационных издержек — технически избирателя дурят не партии, а какие-то сторонние активисты.

И проблема эта не только британская. Активист Лиз Каролан изучала онлайн-рекламу во время ирландского референдума о легализации абортов, и говорит, что в соседней европейской стране аналогичная ситуация с манипуляциями общественным мнением.

«Онлайн-агитация позволяет кому угодно где угодно выдавать себя за кого угодно и за деньги влиять на общественное мнение», — сказала Каролан.

И даже не обязательно регистрироваться в избиркоме: репосты простых пользователей способны обеспечить сопоставимую с рекламой аудиторию. Конечно, их сложнее таргетировать и они редко выходят за рамки экосистем, но это не останавливает агитаторов.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Лидер лейбористов Корбин — политик старшего поколения. Но и он давно попал в социальные сети

Так, в разгар избирательной кампании по британскому сегменту «Фейсбука» разлетелось сообщение о том, лейбористы хотят отменить 25% скидку на муниципальный налог для одиноких избирателей и якобы включили это предвыборную программу. Его расшерили более 20 тысяч раз, несмотря на опровержения и оценки независимых фактчекеров.

Через эту дыру в законе можно обойти почти все ограничения, прежде всего на размер агитационных бюджетов и зарубежное финансирование.

«Наша избирательная система должна быть справедливой и подотчетной. Но в выборном законодательстве образовалась гигантская дыра, и теперь мы открыты внешнему вмешательству», — предупреждает Уилл Мой из Full Fact.

И тут же оговаривается: никаких явных признаков того, что недружественные страны активно смущают умы британского избирателя, пока нет.

Председатель избиркома также призывает не сгущать краски и не впадать панику.

«Признаки внешнего вмешательства если и есть, то пока их не так много, чтобы бить тревогу. Это касается и онлайн-кампаний», — сказал сэр Джон.

«Конечно, кое-что вызывает опасения, и не всю активность можно отследить, однако никакого серьезного влияния на выборы и референдумы в нашей стране мы пока не наблюдали. Это моя личная оценка», — добавил председатель избиркома.

Однако его комиссия, наоборот, нагнетает тревогу.

Безнаказанность

«Закон не регулирует новые технологии, и возможности для злоупотребления ими открыты. Например, они дают иностранным гражданам и режимам возможность покупать рекламу на интернет-платформах и в соцсетях, чтобы влиять на избирателей, физически не находясь в стране. А британским агитаторам теоретически позволяют превышать лимиты финансирования посредством скрытой онлайн-активности», — писал избирком в августе.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

До реформы избирательной системы у британского парламента пока не дошли руки

Закон последний раз обновляли на рубеже веков. Тогда правительство и парламент беспокоили только зарубежные доноры и они пытались ограничить финансирование политических партий из-за рубежа. Власти не понимали, что в самом ближайшем будущем иностранцы смогут напрямую участвовать в предвыборной агитации, пишет избирком.

И никому за это ничего не будет.

«К этим выборам мы не смогли внести даже самые простые поправки в избирательное законодательство, и в результате мы остались без рычагов контроля и наказания. В условиях растущего влияния онлайн-агитации неспособность адаптировать закон чревата серьезными проблемами», — предупредила Кейт Доммет, преподаватель Шеффилдского университета и советник комитета по вопросам демократии и цифровых технологий Палаты лордов британского парламента.

Избирательная комиссия выделяет две неотложные вещи. Ужесточить наказание за нарушения, поскольку партии тратят десятки миллионов на агитацию и нынешний максимальный штраф в 20 тысяч фунтов даже не замечают. И главное — вывести онлайн-агитацию из тени.

«Избиратели должны иметь четкое представление о том, кто тратит деньги с целью повлиять на их мнение перед выборами и референдумами. Так же как сейчас это происходит с печатной агитацией», — говорится в предложениях комиссии.

Однако реформа выборного права буксует.

Ее задумали еще в 2011 году. Она дошла было до парламента и созрела для оформления в законы, но правительство сослалось на чрезвычайную занятость из-за брексита и поставило реформу на паузу по крайней мере до 2020 года.

Манипулирование социальным поведением в условиях цифровой среды

Виловатых А.В.

Для цитирования: Виловатых А.В. Манипулирование социальным поведением в условиях цифровой среды // Научный журнал «Дискурс-Пи». 2020. № 2 (39). С. 149–164. doi: 10.24411/1817-9568-2020-10210

https://dx.doi.org/10.24411/1817-9568-2020-10210

Целью настоящей статьи является анализ научной мысли и современных политических технологий в сфере информационно-психологического воздействия на массовое сознание в условиях становления цифровой социально-политической реальности, что обусловлено широким, но мало изученным потенциалом применения современных инноваций в области коммуникационных технологий в политических целях. Теоретическую основу составляют основные идеи и положения политологии и социологии. Изучение поведения масс и личности в условиях цифровой реальности обусловило обращение к инструментарию психологической науки, в частности «Пятифакторной модели» Г. Оллпорта, Р. Кэттела и пр. Кроме того, в статье приведены идеи теории подталкивания, предложенной зарубежными учеными Р. Талером иК.Санстейном. Для обоснования массового иррационального поведения в условиях цифровой среды, способного вызвать непредсказуемые колебания социальной деятельности вплоть до перетекания общественного недовольства из виртуальной среды в реальную социально-политическую плоскость, используется концепция симметрии заблуждений.

Набор междисциплинарных концепций позволил автору предложить взаимосвязанную сетку когнитивных искажений, во многом определяющих эффективность информационно-психологического воздействия на массовое сознание в сети Интернет, в результате чего в статье раскрыты феномены коммуникации, присущие социальным взаимодействиям в условиях цифровой реальности. Применение междисциплинарных теорий в контексте исследования проблемы формирования общественного мнения и воздействия на массовое сознание в условиях цифровой среды позволило обосновать такие технологии информационно-психологического воздействия, как таргетирование, астротурфинг, троллинг, надж. Автор приходит к выводу о нарастающих перспективах становления качественно новой декомпозиции отношений между властью и обществом ввиду все более активного использования преимуществ трансграничного интернет-пространства для подготовки общественного мнения к принятию важных политических решений.

Ключевые слова: информационно-психологическое воздействие, Интернет, цифровая среда, массовое сознание, когнитивные искажения, симметрия заблуждений, надж, астротурфинг, таргетинг, троллинг.


Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-ShareAlike» («Атрибуция — Некоммерческое использование — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.

Скачать статью: PDF

Матвиенко: экология используется как инструмент манипулирования вокруг таких проектов, как «Северный поток-2»

  © Пресс-служба Совета Федерации

Россия последовательно выступает против корыстной политизации экологической темы, при этом органы власти и политические партии в нашей стране не должны уходить от сотрудничества с движениями по защите окружающей среды. Об этом в интервью «Парламентской газете» в преддверии Невского экономического конгресса-2021 заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Она отметила, что сегодня определёнными государствами экологические проблемы используются как инструмент манипулирования в своих «политических, финансовых, экономических интересах». «Это то, что происходит иногда вокруг крупных проектов, например, таких, как «Северный поток — 2», — заметила спикер. — Вовлечение в эти игры — напрямую или «втёмную» — экологических организаций, движений — очень распространенная практика».

Как подчеркнула Валентина Матвиенко, Россия «последовательно выступает против корыстной политизации экологической темы». При этом спикер уверена, что экодвижения «это значимая созидательная сила» и «государство должно сотрудничать с ней».

«Объединения экологических активистов неоднородные — в них находят себе место и те, кто использует других членов сообщества для решения, скажем мягко, не экологических задач. Но это не повод пытаться вывести такие движения из активного общественного поля. Убеждена, что подавляющим большинством людей в них движет искреннее стремление сохранить природу, животный мир, здоровую окружающую среду», — заявила Матвиенко.  

Спикер считает, что органам госвласти, политическим партиям «следует налаживать и поддерживать полноценный диалог, активное сотрудничество с этими организациями и движениями».

Международный Невский экологический конгресс состоится 27-28 мая в Санкт-Петербурге. Главным организатором выступает Совет Федерации, который проводит конгресс с 2008 года.

(PDF) Manipulation in political discourse (on the basis of social and political texts)

94

П.П. Лобас

остается недостаточно исследованной, что не позволяет провести чет-

кую границу между манипулированием и убеждением. Ван Дейк отме-

чает, что при давнем функционировании такого понятия, как «общее

место», «… по непонятным причинам в систематических исследованиях

по лингвистике, социологии или антропологии все еще существует про-

бел относительно этих тематических репертуаров» [Дейк, с. 52].

Если убеждение изучается в риторике, накопившей для этой цели

значительный категориальный аппарат и обладающей разветвленной

номенклатурой соответствующих средств, то манипулирование изуча-

ется либо с позиций той же риторики и теории аргументации (1), либо

в свете представлений о суггестии (2), либо со специальных позиций,

которые можно было бы назвать теорией манипулирования (3).

Что касается первого, риторического подхода, то он, вполне есте-

ственно, сосредоточен на убеждении, манипулирования же он касается

лишь постольку, поскольку дает критику некорректных способов убеж-

дения. Этот подход оставляет лакуны, обозначенные нами выше. Самая

существенная из этих лакун – это отсутствие теории, позволяющей из-

учать убеждающие и манипулятивные возможности средств, входящих

в арсенал риторической элокуции – тропов и фигур.

Второй подход, связанный с изучением суггестии, набирает в насто-

ящее время силу и отражен в ряде недавних работ [Морозова; Чумичева

и др.]. Однако для изучения манипулирования в политическом дискур-

се этому подходу не хватает тех социальных горизонтов, которыми как

раз обладает риторический подход. Это, в частности, проявляется в том,

что суггестивные теории не оценивают социальные риски (аспект эко-

логии языка – отрицательное влияние манипулирования на коммуни-

кативное пространство), связанные с широким применением внушения,

хотя и рассматривают риски психологические (отрицательное воздей-

ствие манипулирования на психику реципиента).

Собственно теория манипулирования (третий подход) в закончен-

ном виде еще не построена, притом что интерес к этой теме, иницииро-

ванный в советское время книгами Дж. Оруэлла, В. Клемперера, С. Мо-

сковичи, остается значительным и не обнаруживает тенденции к осла-

блению. Из свежих работ можно назвать монографию И.В. Беляевой

[Беляева]. Пожалуй, главной помехой на пути развития этого нового

направления служит сдвиг интереса к крайним проявлениям (тотали-

тарный дискурс) и некоторое преувеличение эффекта манипулирова-

ния. Так, мало изучен процесс неудачного манипулирования, а также

процесс демонтажа манипулятивных схем под воздействием критики

или общего роста культуры реципиентов речи.

Следует отметить, что тоталитарный дискурс сопряжен с такого

рода экстралингвистическими факторами, которые затемняют действие

манипулятивного приема в обычной культурно-языковой ситуации.

Речь идет, во-первых, об изоляционизме, обеспечивающем отсутствие

доступа реципиентов речи к независимым источникам информации,

во-вторых, о недопустимости инакомыслия и, следовательно, о невоз-

Кибервойска применили оружие массовой дезинформации – Бизнес – Коммерсантъ

Оксфордский университет опубликовал исследование, посвященное манипуляции общественным мнением при помощи интернета и соцсетей. За последнее время число стран, практикующих подобную деятельность, достигло 70. По мнению авторов, в авторитарных странах этим занимаются власти и связанные с ними организации, а в демократических — недобросовестные политики, партии или частные подрядчики.

Доклад «Глобальная система дезинформирования-2019: классификация организованной манипуляции в социальных медиа» (.pdf) опубликован Оксфордским университетом. Авторы исследуют наиболее популярные интернет-платформы и способы дезинформации и манипуляции общественным мнением. Исследователи отмечают, что чаще всего в таких попытках замечены государственные ведомства, их подрядчики или политические организации. К попыткам авторы относят только организованные целенаправленные кампании, а не действия отдельных лиц из хулиганских побуждений.

В докладе указывается, что число стран, где были отмечены попытки организованной манипуляции общественным мнением при помощи соцсетей, выросло более чем вдвое с 2017 года: если тогда авторы насчитали 28 таких стран, то в 2018-м — уже 48, а в 2019-м — 70.

Авторы подразделяют страны на авторитарные (25) и демократические (45). В демократических странах «компьютерной пропагандой» занимаются политики и партии, например наращивая число своих сторонников при помощи фейковых подписчиков или распространяя фейковые или полуфейковые новости среди электората.

В авторитарных же странах государственные органы используют интернет для пропаганды, подавления свободы общественного мнения, свободы СМИ, подавления критики в свой адрес, очернения политических оппонентов и искоренения политического инакомыслия. Такие страны, как Китай, Индия, Иран, Пакистан, Россия, Саудовская Аравия и Венесуэла, используют интернет и соцсети для манипуляции общественным мнением в целях политического влияния на другие страны.

Ведущим мировым дезинформатором в докладе назван Китай, который манипулирует мнением не только китайских, но и зарубежных пользователей.

25 стран сотрудничают с частными интернет-компаниями (наиболее популярная из них Facebook), чтобы распространять пропаганду в интернете. Исследователи насчитали 56 стран, которые в том или ином виде организовали кампании по дезинформации пользователей Facebook, в их числе США, Великобритания, Китай, Россия, Узбекистан, Вьетнам, Турция, Венгрия, Греция, ЮАР, Южная Корея, Сирия, Куба, Хорватия.

Россия использует все ведущие интернет-платформы — Twitter, Facebook, YouTube, Instagram — для манипуляции общественным мнением, кроме мессенджера WhatsApp.

WhatsApp популярен для манипуляции в Испании, Бразилии, Индии, Мексике, Колумбии, Венесуэле, Индонезии и Зимбабве.

После Facebook второй по популярности платформой для попыток манипуляции является Twitter, которым помимо России пользуются Австрия, Австралия, Германия, Израиль, Швеция, Великобритания, США и др. — всего 47 стран.

В 87% стран для манипуляции используются аккаунты живых людей. В 80% стран — бот-аккаунты, в 11% стран — киборг-аккаунты (человек, использующий через свой аккаунт бот-технологии), в 7% стран — украденные или взломанные аккаунты. В 52 странах зафиксированы попытки продвижения дезинформации и манипуляции мнением пользователей в соцсетях. В 47 странах в 2019 году власти использовали атаки троллей и ботов на политических оппонентов или активистов. Это почти вдвое больше, чем в 2018 году.

Один из авторов доклада, профессор Оксфордского университета Филип Ховард, считает, что «манипуляция общественным мнением через соцсети является опаснейшей угрозой для демократии, поскольку стала частью повседневной жизни»: «Государственные агентства и политические партии во всем мире используют соцсети для распространения дезинформации и других видов манипулирования. И хотя пропаганда всегда была частью политики, широкие масштабы таких кампаний вызывают большое беспокойство за современную демократию».

Евгений Хвостик

Организованное манипулирование в Facebook: Украина — один из эпицентров | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW

Украина является одним из лидеров в мире по количеству операций информационного влияния в соцсети Facebook, которые были организованы с ее территории. В отчете Facebook «Ситуация с операциями влияния в 2017-2020 годах», опубликованном 26 мая, Украина занимает одну из передовых позиций в этом рейтинге и входит в первую пятерку стран происхождения подобных кампаний.

О чем идет речь?

В последние годы Facebook очень чувствительно относится и активно борется против организованных кампаний, направленных на искажение общественного дискурса в соцсетях в интересах тех или иных сторон. Особенно эта борьба усилилась после президентских выборов в США 2016 года, когда было установлено вмешательство России в избирательную кампанию, в том числе посредством деятельности тысяч аккаунтов российских ботов в соцсетях под видом американских пользователей.

Нынешний отчет Facebook охватывает период последних четырех лет. Всего за это время компания обнаружила более 150 операций влияния (influence operations, IO) в более чем полсотни стран мира. Вообще Facebook определяет «операцию влияния» как «скоординированные усилия для манипулирования или искажения общественных дебатов для достижения стратегической цели». Как отмечают в компании, такие операции нарушают ее политику, направленную против скоординированного недостоверного поведения (Coordinated Inauthentic Behavior, CIB) в соцсетях.

Украина как субъект и объект манипулирования

По данным Facebook, за последние четыре года Украина оказалась на пятом месте по количеству сетей, которые осуществляли с территории страны такие скоординированные недостоверные действия, то есть, говоря другими словами, манипулировали мнением простых пользователей соцсетей и дезинформировали их. Всего было выявлено восемь таких сетей в Украине. Больше Facebook обнаружил их только в России (27), Иране (23), Мьянме (9) и США (9).

Если же, например, сравнить характер таких сетей в России и Украине, то сразу бросается в глаза различие в нем. Ведь в РФ источником большинства таких сетей была так называемая «ольгинская фабрика троллей» («Агентство интернет-исследований»), которую связывают с близким к президенту РФ Владимиру Путину бизнесменом Евгением Пригожиным, а также российские спецслужбы. В то же время, согласно докладу, в Украине организаторами сетей чаще всего становились PR и рекламные агентства или политические партии.

Карикатура Сергея Елкина

Но еще более высокие позиции в отчете Facebook Украина заняла в списке стран, которые чаще всего становятся мишенью таких информационных атак. Из-за границы Украину атаковали в рамках 11 операций воздействия — по этому показателю Украина делит второе место с Великобританией, на которую специалисты интернет-гиганта насчитали аналогичное количество атак из-за рубежа. Больше раз объектом операций влияния становились только США — 26.

В лидерах Украина оказалась и среди стран, которые были атакованы организованными сетями с территории самой Украины — в шести случаях. Это — третья позиция в мире, которую Украина делит с Бразилией. Чаще деятельность таких сетей была направлена на аудиторию своих стран только в Мьянме (9) и США (8).

Атаки на Украину — из России и самой Украины

В конце отчета Facebook содержится ссылка на отдельный файл, в котором, в частности, есть информация о том, с территории каких стран и на какие страны происходят организованные информационные кампании для искажения общественного дискурсав соцсетях. Если проанализировать данные, касающиеся атак из-за рубежа против Украины, то все 10 кампаний против Украины из-за границы были организованы из России, и еще одна — с территории Луганска, который контролируется пророссийскими сепаратистами.

Логотип Facebook

Зато кампании, организованные с территории Украины, фокусируются исключительно на внутренней аудитории — ни одна из них не пыталась воздействовать на пользователей других стран, включая Россию.

Так, в январе этого года администрация соцсети сообщила об удалении десятков групп и страниц в Facebook и Instagram, связанных, в частности, с партией экс-президента Петра Порошенко «Европейская солидарность», а также с рядом общественных организаций. А в начале мая Facebook сообщил об удалении еще двух украинских подобных сетей, одну из которых связывают с политической партией «Слуга народа», а вторую — с внефракционным депутатом Верховной рады Андреем Деркачем, который находится под санкциями министерства финансов США, а также политическими консультантами, связанными с экс-премьером Украины Владимиром Гройсманом и бывшим депутатом Олегом Кулиничем.

Как Facebook борется с манипуляторами

В своем отчете Facebook напомнил, что для борьбы против таких кампаний он, в частности, разработал соответствующие правила и автоматизированные инструменты для их обнаружения. Это, по мнению соцсети, позволило достичь прогресса и снизило эффективность операций влияния — особенно благодаря тому, что большее количество подобных кампаний стали обнаруживать на ранних этапах их деятельности, когда они еще не приобщили широкую аудиторию.

Для борьбы с операциями влияния Facebook, среди прочего, четко обозначает государственные СМИ, чтобы пользователи могли знать, кто стоит за контентом, который они видят, и сами судили о том, насколько ему можно доверять. Также, когда Facebook видит попытки обмануть его системы, он выносит предупреждение, снижает приоритетность в лентах подписок пользователей или реагирует удалением. Также соцсеть удаляет контент, который нарушает ее правила — в данном случае речь идет о «вредоносной дезинформации, связанной с темой здоровья, или дезинформации для воздействия на избирателей».

Впрочем, субъекты, которые стоят за скоординированными информационными атаками, не собираются так просто сдаваться. Как объясняет Facebook, в последние годы они продолжили совершенствовать свою технику, в частности, отошли от проведения масштабных и шумных кампаний к более узким, точечным операциям. Также в соцсети констатируют размытие границы между настоящими общественными дебатами и манипуляцией, ведь организаторы операций влияния стремятся имитировать настоящие голоса и привлечь реальных людей в свои кампании. Также заметнее стала и коммерциализация этого рынка — все чаще за организацию кампаний берутся профессиональные рекламные агентства.

По мнению Facebook, для более эффективного противодействия операциям информационного влияния следовало бы объединить усилия всех, включая независимых исследователей, правоохранителей и журналистов.

Смотрите также:

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Личные данные немецких политиков оказались в Сети

    Как стало известно 4 января, в конце 2018 года в Twitter появились ссылки на личные данные — в том числе, паспортные и кредитных карт — 994 немецких политиков, актеров, журналистов, музыкантов. Уже 6 января по подозрению в совершении взлома арестовали 20-летнего ученика гимназии в Гессене. По данным полиции, он много времени проводил у компьютера, однако специального образования у него нет.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Российские «мишки»

    За последние годы новости о хакерах и кибератаках стали уже обыденностью. Зачастую авторство взломов приписывается нескольким группам хакеров — Cozy Bear (дословно «уютный медведь», известна еще как APT29), Fancy Bear («модный медведь», APT28) и Energetic Bear («энерегетический медведь»), которые связывают с российскими спецслужбами. Улики косвенные, но с каждым разом их становится все больше.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Атаки на энергосети США и Германии

    Летом 2018 года стало известно об атаках хакерской группировки Energetic Bear на энергосети США и Германии. По оценкам америкаснких спецслужб, в США взломщики даже дошли до этапа, когда могли включать и выключать электричество и вывели из строя потоки энергии. В ФРГ же хакерам удалось проникнуть в сети лишь нескольких компаний до того, как немецкие спецслужбы взяли ситуацию под контроль.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    США обвинили ГРУшников в кибератаках

    13 июля 2018 года Минюст США (на фото — офис ведомства в Вашингтоне) обвинил 12 граждан РФ в попытке вмешаться в выборы американского президента в 2016 году. По версии следствия, сотрудники Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба вооруженных сил России участвовали во взломе компьютерных систем Демократической партии и предвыборного штаба Хиллари Клинтон.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    США и Великобритания обвинили РФ в масштабной кибератаке

    ФБР, министерство внутренней безопасности США и британский Центр национальной компьютерной безопасности 16 апреля 2018 года заявили, что российские хакеры атаковали госструктуры и частные компании в попытке завладеть интеллектуальной собственностью и получить доступ к сетям своих жертв. Аналогичные обвинения в тот же день озвучила министр обороны Австралии Мариз Пейн.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Bad Rabbit поразил Россию и Украину

    Новый вирус Bad Rabbit поразил 24 октября серверы нескольких российских СМИ. Кроме того, хакеры атаковали несколько государственных учреждений на Украине, а также системы киевского метрополитена, министерства инфраструктуры и аэропорта Одессы. Ранее атаки Bad Rabbit были зафиксированы в Турции и Германии. Эксперты считают, что вирус распространяется методом, схожим с ExPetr (он же Petya).

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Кибератака века

    12 мая 2017 года стало известно, что десятки тысяч компьютеров в 74 странах подверглись кибератаке небывалого масштаба. Вирус WannaCry шифрует данные на компьютерах, хакеры обещают снять блокировку за выкуп в 300 долларов в биткоинах. Особо пострадали медучреждения Великобритании, компания Deutsche Bahn в ФРГ, компьютеры МВД РФ, Следственного комитета и РЖД, а также Испания, Индия и другие страны.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Вирус Petya

    В июне 2017 года по всему миру были зафиксированы атаки мощного вируса Petya.A. Он парализовал работу серверов правительства Украины, национальной почты, метрополитена Киева. Вирус также затронул ряд компаний в РФ. Зараженными оказались компьютеры в ФРГ, Великобритании, Дании, Нидерландах, США. Данных о том, кто стоял за распространением вируса, нет.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Атака на бундестаг

    В мае 2015 года обнаружилось, что взломщики проникли во внутреннюю компьютерную сеть бундестага с помощью вредоносной программы («трояна»). IT-эксперты обнаружили в этой атаке следы группы APT28. В пользу российского происхождения хакеров свидетельствовали, среди прочего, русскоязычные настройки вирусной программы и время проводимых ими операций, совпадавшее с московскими офисными часами работы.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Против Хиллари

    В ходе предвыборной гонки за пост президента США хакеры дважды получали доступ к серверам Демократической партии кандидата Хиллари Клинтон. Американские спецслужбы и IT-компании установили, что летом 2015 года действовали представители Cozy Bear, а весной 2016-го — Fancy Bear. По мнению разведслужб США, кибератаки были санкционированы высокопоставленными российскими чиновниками.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Партия Меркель под прицелом

    В мае 2016 года стало известно о том, что штаб-квартира партии Христианско-демократический союз (ХДС) канцлера ФРГ Ангелы Меркель подверглась хакерской атаке. IT-специалисты утверждали, что это взломщики из Cozy Bear пытались получить доступ к базам данных ХДС с помощью фишинга (рассылка писем со ссылками на сайты, не отличимые от настоящих), но попытки не увенчались успехом.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    Допинговый взлом

    В сентябре 2016 года Всемирное антидопинговое агентство (WADA) сообщило о взломе своей базы данных. Группа Fancy Bear выложила в Сеть документы со списком атлетов, которым WADA разрешило использовать в связи с лечением заболеваний препараты из списка запрещенных (терапевтические исключения). Среди них были американские теннисистки Серена и Винус Уильямс и гимнастка Симона Байлз.

  • Взломай меня полностью: громкие кибератаки и утечки данных последних лет

    500 млн аккаунтов Yahoo

    В феврале 2017 года Минюст США выдвинул обвинения в краже данных более 500 млн аккаунтов в Yahoo против двух офицеров ФСБ Дмитрия Докучаева и Игоря Сущина. Кибератака произошла в конце 2014 года. По версии обвинения, сотрудники ФСБ наняли для этого двух хакеров. Среди жертв взлома оказались российские журналисты, правительственные чиновники из России и США и многие другие.

    Автор: Илья Коваль


Политические манипуляции и нападение на американское сознание (Книжное обозрение)

Автор: Велч, Брайант
Издатель: Thomas Dunne Books
Проверено: Гарольд Б. Дэвис, осень 2008 г. XXVIII, № 4, стр. 34–37

Исторически существовало два подхода к применению психологического и психоаналитического мышления к политическим процессам. Один из подходов утверждает, что как наука психология и психоанализ изучают политический процесс с беспристрастной точки зрения.Второй подход утверждает, что ценности психолога неразрывно связаны как с его клинической работой, так и с его наблюдениями за социально-политическими исследованиями. Уэлч принадлежит ко второй группе. Эта книга служит двум целям. Один — это анализ психологического и психоаналитического понимания текущих социально-политических проблем. Второй — это тревожный сигнал, позволяющий более полно осознать политические манипуляции, которым мы подвергаемся.

Используя свой опыт юриста, психоаналитически ориентированного клинического психолога и бывшего руководителя Практического управления APA, Брайант Уэлч написал интересную и актуальную книгу, в которой выражает свою точку зрения на текущие социально-политические вопросы.Уэлч страстно пишет о проблемах, с которыми мы все сталкиваемся. Основная тема Уэлча заключается в том, что разум с трудом переносит сложность и неопределенность, особенно когда сталкивается с обстоятельствами, которые противоречат эмоционально укоренившимся убеждениям. Зрелый ум лучше переносит множественные причины или сложности и склонен к рассуждению, выражаемому через научные знания. Концепция разума Уэлча согласуется с либеральным аналитическим мышлением и изменениями в мышлении, наблюдаемыми у клиентов во время аналитической психотерапии.Он развивает свою тему, обсуждая многие аспекты текущих социально-политических проблем, некоторые из которых читатель знает. Я, со своей стороны, смог лучше понять религиозное право и глубже понять зависть, как она проявляется на социально-политической сцене, если назвать два примера.

Поскольку книга — это в первую очередь личное высказывание, основанное на разнообразном опыте автора, необходимо в некоторой степени приостановить свою собственную точку зрения, чтобы прочувствовать точку зрения Уэлча. Если кто-то сможет это сделать, то сможет получить большее понимание, испытав новую и иную точку зрения.Он делится многими проницательными наблюдениями, и можно подвергнуть сомнению некоторые из его точек зрения, принимая его основные положения. Уэлч признает, что есть и другие точки зрения, кроме его собственной. Хотя я в основном согласен с его позицией, есть некоторые различия во взглядах, которые будут отражены в моем обзоре.

Основная тема Уэлча состоит в том, что политические лидеры, особенно правое крыло, представленное Карлом Роувом, играют на психологических состояниях растерянности, которые есть у людей. Взято из фильма «Газовый свет», в котором Чарльз Бойер манипулирует и сбивает с толку Ингрид Бергман, Уэлч отмечает, как правое крыло освещает голосующую публику газом, чтобы посеять замешательство и помешать более рациональному взгляду.Газлайтинг не является синонимом обычного искажения фактов или пиара любого кандидата. Газлайтер намеренно стремится сбить человека с толку и, следовательно, менее способным использовать рациональные средства для принятия решения. Поскольку разум не терпит сложности и неопределенности, человеку необходимо сформировать реальность. Газлайтер хочет навязать человеку свою «реальность», чтобы он не осознавал свое восприятие реальности. Он удачно использует цитату Граучо Маркса, в которой говорится просто: «Кому вы собираетесь верить, мне или своим собственным глазам?» (п.213) Он сосредотачивается на трех психологических состояниях, паранойе, сексуальном недоумении и зависти, которые вызывают замешательство и, следовательно, являются благодатной почвой для газлайтеров.

Уэлч описывает взаимодействие газлайтеров с этими эмоциональными состояниями. Он очень ясно понимает, что паранойя, сексуальность и зависть — это нормальные психологические состояния и процессы, которые могут использоваться адаптивно или на них можно играть по скрытым мотивам. Газлайтер пытается сбить человека с толку, играя на этих состояниях, так что его рациональные процессы не работают, то есть путаница разрушает восприятие человеком реальности.Поступая таким образом, газлайтер манипулирует человеком в своих целях. Газлайтер также обращается к эмоциям, чтобы не заниматься фактическими проблемами. «Культурная война» становится проблемой, а не политикой и действиями. Средства массовой информации, особенно телевидение и Интернет, допускают широкое распространение ложных заявлений, которые принимаются как истинные в результате их повторения. Уэлч цитирует точку зрения Лакоффа о том, что изучение слова физически изменяет ваш мозг через повторение, поскольку слово становится физически воплощенным в вашем мозгу.Таким образом, для Уэлча повторение неточного утверждения может считаться истиной. Это объясняет процесс принятия пропаганды, но не мотивацию использовать изначальную ложь. Я думаю, что побуждение лгать — это сила: сила контроля и власть, как экономическая, так и социальная, полученная в результате победы на выборах. Это этический стандарт Винса Ломбарди: победа — это все.

Паранойя

Уэлч отмечает, что параноидальные процессы нормальны в жизни, но могут быть использованы в политическом плане.Читатель, вероятно, знает, как политические газлайтеры использовали паранойю.
«Империя зла» и «ось зла» — примеры политической паранойи, в которой плохие части себя проецируются на других, а человек остается «чистым». Однако Уэлч делает нечто новое и интересное в своем обсуждении паранойи. Он отмечает, что буквально это означает «вне ума», пересечение границы от внутреннего мира к внешнему. Хотя он цитирует слова Роберта Фроста «сильные заборы — хорошие соседи», у человека есть проницаемые границы.Например, психологическое воздействие 11 сентября — это вторжение на границу, ощущение того, что материк не свободен от внешних атак. Наша психика больше не защищена от внешних атак. Уэлч отмечает, что из-за своей долгой истории защиты от внешних нападений со стороны морей США были плохо подготовлены к рациональным ответным действиям. Эта неподготовленность повлияла на способность газлайтера продвигать свои планы по нападению на Ирак. Регрессивная тяга и пассивность сделали общественность уязвимой перед оправданием политики Буша в Ираке.Мне было интересно, чем это регрессивное притяжение отличалось от других, например, после Первой мировой войны, когда 39 человек были убиты и многие были ранены в результате взрыва бомбы на Уолл-стрит и Брод-стрит? Разница в том, что эти насильственные действия были совершены внутренними террористами, поэтому мы все еще можем чувствовать себя защищенными от внешних угроз. Уэлч обращается к конкретному психологическому значению событий 11 сентября, обращаясь к нарушенной ментальной границе.

Сексуальное недоумение

Сексуальная идентичность является основой самоощущения человека, но чревата недоумением и замешательством.Это не всегда твердо, и могут существовать сомнения относительно сексуальной ориентации. Газлайтеры играют на этой неопределенности двумя способами. Во-первых, сексуальное поведение используется для того, чтобы унизить противную сторону, выдвигая обвинения в предполагаемых сексуальных нарушениях, когда на самом деле у обвиняющей стороны есть члены, виновные в том же или подобном поведении, и попустительствовал своим собственным членам, что было бы считается неуместным сексуальным поведением. Уэлч перечисляет многих президентов обеих партий, имевших связи.Возможно, из-за пуританского происхождения в нашей стране такое поведение не принято на сегодняшней политической сцене. Использование сексуального поведения в политических целях отвлекает от проблем и перенаправляет гнев с важных вопросов. Утверждение о чистоте и моральном превосходстве оказалось лицемерным. Подчеркивая, Уэлч может преувеличивать свою позицию. Он отмечает, что французская общественность и средства массовой информации спокойно приняли Миттерана, имеющего любовницу и отцовство незаконнорожденного ребенка, чего не произошло бы с нынешней американской публикой или СМИ.Это сравнение сексуальных нравов французов и американцев — давнее. В то время как в его заявлении есть заслуга в том, что и французская общественность, и средства массовой информации не высказали по этому поводу никаких сомнений, Миттеран признал существование своей любовницы и внебрачного ребенка только в конце своей жизни, когда он умирал от рака. Политики всегда опасаются своего имиджа.

Еще один пример того, как газлайтер использует сексуальное недоумение, — это их нападки на однополые браки. Образ мужественности имеет политический подтекст.Мачо-взгляд на мужественность исторически был образом героя и лидера. Чувствительность и сложность считались женоподобными. В другом месте я отмечал взгляды Сэмюэлса на героического лидера и то, что он подвергал сомнению его. (Дэвис, 2008) Авторитарные правительства различных мастей всегда подчеркивали образ «мачо» и очерняли чувствительных, даже если они не были связаны с гомосексуализмом. гомосексуальность угрожает культурным стереотипам сексуальности. Различия в сексуальности бросают вызов не только сексуальной идентичности людей, которые находятся в противоречии по поводу своей сексуальности, но также угрожают тем, чьи религиозные убеждения требуют ее отказа.Хотя реальность такова, что однополые браки не нарушают общественный порядок, как обнаружил Массачусетс, эмоциональная угроза наиболее сильна, хотя и не ограничивается, религиозным правым. Внесение однополых браков в избирательный бюллетень с целью выявить свою базу может быть циничным актом, но находится в рамках политики. На момент написания статьи Предложение 8 Калифорнии о запрете однополых браков, похоже, потерпит неудачу, несмотря на поддержку запрета различными религиозными группами. Однако те, кто выступает против запрета, обеспокоены тем, что, поскольку Обама включен в избирательный бюллетень, большая явка афроамериканцев и латиноамериканцев может опровергнуть это предложение, поскольку эти группы, как правило, выступают против однополых браков.Есть старая политическая поговорка: из политики появляются странные соратники.

Зависть

Уэлч замечательно описывает зависть как нормальное и патологическое эмоциональное состояние. Я думаю, что утверждение Уэлча о том, что зависть является самым недооцененным фактором политики, может быть правдой, потому что это один из семи главных грехов. Цитируя Шекспира, Уэлч рассказывает, как зависть может порождать разногласия и замешательство. Он продолжает: «Негативная кампания работает, потому что использует огромную слепую энергию зависти.”(Стр.82.) Негативная реклама позволяет выразить скрытую ярость и ненависть, связанные с завистью. Существует обратная зависимость между завистью и самооценкой, которая поддерживается рыночными силами в обществе принудительного потребления. Здесь Уэлч согласуется с Кляйном, которого он цитирует в этом контексте, и Эрихом Фроммом, которого он цитирует в другом месте. Он дает пугающие, но интересные наблюдения о разрушительной силе зависти.

Уэлч упоминает, что те, кто принимает креационизм, завидуют тем, кто знает больше, чем они.Возможно, и так, но антиинтеллектуальный уклон, а также антиевропейский уклон долгое время были стержнем американской культуры. Прагматизм, эмпиризм и решение проблем, а не концептуализация, отражают американский образ мышления. Американский этос отдает дань уважения «простому человеку», человеку, добившемуся собственного успеха, и предпринимателю. Эта антиинтеллектуальная, анти-северо-восточная позиция не ограничивается ее использованием в качестве обвинения против недавних кандидатов от Демократической партии. В 1948 году Трумэн победил Дьюи, республиканца с востока и губернатора Нью-Йорка, выиграв в Огайо равное количество голосов.Одним из факторов, способствовавших победе Трумэна, была его способность находить отклик у избирателей из Огайо и быть похожими на них.

Зависть и ее корреляты негодования и ненависти всегда были подтекстом в политических кампаниях. Позиции партии отдают предпочтение одной группе по сравнению с другой, а отношение к конкретной политике может быть возможностью для выражения зависти. Например, реформа социального обеспечения могла быть возможностью выразить гнев по отношению к тем, кто предположительно играл в систему, игнорируя тех, кто наверху, которые, возможно, делали то же самое в других областях.Напротив, использование богатой налоговой политики может быть способом выразить зависть тем, кто получает выгоду от налоговой политики.

Описывая манипулирование этими тремя эмоциональными состояниями в политическом процессе, Уэлч надеется помочь читателю противостоять этому давлению. Он также надеется, что те, кто выступает против правого крыла, смогут научиться сражаться в контексте этих трех эмоциональных состояний, чтобы противодействовать эффективности усилий газлайтера. Он утверждает, что те, кто выиграет битву за эти три государства, выиграют выборы.

Другие проблемы

Помимо своего вклада в понимание паранойи, сексуального извращения и зависти, Уэлч комментирует многие актуальные проблемы современности, такие как нападение на профессионализм, корпоративное господство, недоверие к правительству, средствам массовой информации и религиозному праву. немного. Широта его возможностей поистине выдающаяся. Поскольку место не позволяет мне обратиться ко всем темам, которые он поднимает, я прокомментирую три, две из которых связаны друг с другом.Это его обсуждение религиозных прав и здравоохранения. Здравоохранение включает в себя роль корпораций и правительства.

В своем обсуждении религиозных правых Уэлч делает несколько интересных наблюдений. Он отмечает, что впервые в нашей истории группа избирателей не является этнической или классовой, а определяется религиозно. Хотя он делает упор на религиозных правых как на наиболее политически активную религиозную группу, он фактически выступает против фундаментализма, где бы он ни происходил. Он считает, что проблема не в религии как таковой, а в уме, который не терпит неопределенности.Он пишет, что религия основана на прыжке веры, а не на доказательствах, как в области науки. Кроме того, религия используется для устранения сомнений и обеспечения уверенности. Он также оказывает помощь людям, справляющимся с тремя состояниями, которые открыты для путаницы: паранойя, сексуальное недоумение и зависть. Уэлч приводит ряд примеров того, как религия справляется с этими тремя состояниями. Он обсуждает пятидесятническую веру, в которой экстаз и в меньшей степени восхищение являются неотъемлемой частью религиозного опыта.Учитываются чувства, а не разум, и Уэлч связывает этот акцент на состояниях чувств (курсив его) с христианской верой в Святого Духа. Он цитирует главу и стих: «… тот, кто хулит Святого Духа, не будет прощен ни на земле, ни на небе». (стр. 171) Он говорит, что испытать Святого Духа — значит испытать абсолютное рабство. Интересно, что он связывает рабство, которое антагонистично сложности ума и независимого мышления, с первыми четырьмя из Десяти Заповедей (у тебя не должно быть других богов передо мной, никаких изображений, не произносить имя Господа напрасно и хранить Суббота). Его беспокоит то, что эти четверо поощряют рабство и имеют приоритет над этическими запретами на убийство, прелюбодеяние, воровство, лжесвидетельство и завоевание дома ближнего. Чтобы сохранить рабство, любую противоположную точку зрения нужно дискредитировать и противопоставить. Религиозное рабство объясняет людей, голосующих против их экономических интересов либо потому, что ими руководят их лидеры, либо потому, что их самая важная забота связана с внутренним опытом, полученным через экстаз.

На мой взгляд, этот акцент на внутреннем опыте также связан с капиталистической системой. Как процитировал Адам Б. Селигман во введении, Тоуни (1998) отметил «кальвинистское убеждение, что«… одна только внутренняя жизнь, которая может принимать участие в освящении… »(стр. XXIX), привела к деловой этике, в которой экономическое поведение отделено от этичное поведение. Религиозные права и капиталистическая идеология могут разделять общее предположение о том, что важна внутренняя жизнь, а не чьи-то дела. Для религиозных правых внутреннее удовлетворение от распространения религиозных убеждений в общественное достояние может быть более важным, чем личная экономическая выгода.

Уэлч поделился своими мыслями о своем опыте в качестве главы Практического управления. Обсуждая здравоохранение и появление управляемой медицинской помощи, он отмечает, что страховые компании сохранили свое влияние и власть с помощью пункта о «медицинской необходимости» в полисах, который, по сути, дает страховой компании право решать, будет ли она возмещать убытки. . Так что идея о том, что будет значимое освещение, является мошенничеством. Кроме того, генеральному директору выгодно отказать в льготах, поскольку это увеличит его доход.Хотя его утверждения точны, я думаю, что последнее недостаточно далеко. Высокая зарплата генерального директора — это симптом, а не причина проблемы. Проблема заключается в том, чтобы полагаться на корпорацию, которая осуществляет медицинское обслуживание. Единственная цель корпорации — получить прибыль для своих акционеров. Он также имеет статус «юридического лица» и имеет ограниченную ответственность. Первое означает, что у корпорации есть некоторая защита от действий правительства. Последнее означает, что корпоративные лидеры не несут личной ответственности за свои действия, за исключением тех немногих случаев, когда нарушается закон.Как отмечалось выше, точка зрения Тоуни о том, что экономическое и этическое поведение были отделены друг от друга, оправдывает в корпорациях экономическую деятельность, не ограниченную этическими стандартами. Этот раскол настолько ярко выражен в наших культурных взглядах, что сегодня это отношение затрагивает все предприятия, независимо от религиозных взглядов, в том числе университеты и больницы.
Я разделяю мнение Уэлча о том, что есть задачи, которые может выполнять только правительство, и здравоохранение — одна из них. Он отмечает, что наше культурное наследие не доверяет правительству, поэтому не только сила страховых компаний препятствует реализации национальной программы здравоохранения.Я думаю, что если будет получен универсальный план медицинского обслуживания, он, скорее всего, будет следовать модели Массачусетса, требующей и субсидирующей страховые полисы, а не администрированию государственных услуг через расширение Medicare или Управление по делам ветеранов.

Важным психологическим вопросом для человека является то, каким образом «корпоративная бизнес-модель» пронизывает все аспекты американской жизни, как если бы она была моделью для решения всех проблем. По иронии судьбы, одна из вещей, которую может сделать только правительство, — это выручить корпорации, которые в погоне за прибылью преследовали экономическую цель, которая была отделена от этических соображений.

Книга Уэлча поднимает вопрос о применимости психологических знаний к политическому процессу. Я не имею в виду в первую очередь экстраполяцию клинического опыта на политику нации, что всегда является вопросительным знаком. Его обсуждение паранойи, сексуального недоумения и зависти интересно и позволяет понять один из аспектов проблемы. Поскольку Уэлч излагает свою точку зрения, основываясь на своем уникальном опыте, он может свободно выражать свое понимание отношения трех его государств к политическому процессу.Он проявляет смелость в выражении своих взглядов. Он также рассказывает много интересных событий. Наблюдение за тем, как разум может справляться со сложными проблемами, вознаграждает читателя.

Моя собственная точка зрения несколько отличается от моего опыта работы в аспирантуре по политологии до получения степени в области клинической психологии и сертификата о докторской работе в области психоанализа и психотерапии. Хотя психологические факторы имеют отношение к политическому процессу, особенно на выборах, меня беспокоят корыстные интересы, стоящие за каждым кандидатом.Я помню, как один из моих профессоров сказал: «Республиканцы стимулируют экономику с помощью обороны, а демократы — с помощью социальных программ. Сегодня это так же верно, как и в 1950-е годы. Интересы не только экономические, но и эмоциональные, выраженные религиозными группами. Заявление Уэлча о том, что проблема заключается не только в Буше, верно и предполагает, что он знает о более глубоких проблемах.

Имеем ли мы, психологи и психоаналитики, общие политические ценности? Даже если мы это сделаем, а я лично в этом сомневаюсь, можем ли мы реализовать эти ценности на социально-политической арене как психологи и психоаналитики или сделаем это как граждане.Это острый вопрос, выходящий за рамки данного обзора. Подход Уэлча согласуется с психоаналитическими принципами, согласно которым разум человека функционирует лучше всего, когда он способен к независимому мышлению. Уэлч признает, что «… борьба между мудрым правительством и неразумным правительством носит сизифов характер». (стр. 252) Его цитата: Поле битвы заявляет, что с паранойей, сексуальным недоумением и завистью нужно бороться во всех критических учреждениях, «… которые поддерживают независимое функционирование разума». (п.254.)

Эту книгу, подходящую как для широкой публики, так и для профессионалов, стоит прочитать. Уэлч призывает читателя поддерживать независимое функционирование своего разума во всех сферах жизни. Это задача, которую мы все должны выполнять, чтобы сохранять рассудок перед лицом постоянных манипуляций.

Как политические лидеры стратегически манипулируют нами

Источник: любезно предоставлено Роуз Макдермотт

Коричневый клуб Большого Сан-Франциско 4 марта 2020 года принимал профессора Роуз Макдермотт для обсуждения темы «Лидерство и стратегическое эмоциональное манипулирование политической идентичностью.Макдермотт — профессор международных отношений Университета Дэвида и Марианы Фишер в Университете Брауна и член Американской академии искусств и наук. Она опубликовала множество исследовательских статей и три книги по политической психологии, принятию риска лидерами и влиянию президентской болезни на принятие решений.

Ее выступление и последующий период вопросов и ответов доступны в подкасте Pacific Heart (SoundCloud, Stitcher и iTunes). В этом сообщении в блоге я обобщил и перефразировал некоторые из ее ключевых идей, но я призываю вас послушать выступление полностью.

Ключевые выносы:

  • Лидеры побуждают людей следовать за ними, даже если это не в экономических или иных интересах последователей.
  • Лидеры используют эмоции и идентичность для привлечения последователей и манипулирования ими
  • Они определяют группу внутри и вне группы, манипулируя эмоциями, особенно страхом, гневом и возмущением. ( Я хотел бы отметить, что использование президентом Трампом «иностранного вируса» и приказ о запрете на поездки для иностранных граждан из Европы в его речи в Овальном кабинете 3/11/20 соответствует его схеме обвинения в проблемах посторонних и неамериканцев.—RC )
  • Они укрепляют внутреннюю группу и подчеркивают единство против какой-то чужой группы, которая, как они утверждают, представляет угрозу.
  • Emotion предоставляет информацию для принятия решений, особенно при распределении ресурсов для внутренних и внешних групп.
  • Эмоция привлекает внимание.
  • «Эмоции — это эффективный способ для лидеров манипулировать последователями».
  • Определенные эмоции используются стратегически.
  • Гендерные различия в эмоциях важны.Белые пригородные женщины, например, действительно стали ключевой свинг-группой с 2016 по 2018 год.
  • «Идентичность довольно взаимозаменяема». Мы классифицируем друг друга по-разному (раса, пол, класс, религия и т. Д.)
  • Мы выбираем личности, чтобы повысить самооценку, создать сообщество, усилить чувство статуса и власти и позволить нам чувствовать себя хорошо.
  • Лидеры могут воспользоваться этим и снова, стратегически используя идентичность.
  • Но наши представления об идентичностях и их границах меняются — например, гендерная идентичность теперь признается более подвижной, а не бинарной.
  • Путем эмоционального убеждения лидеры побуждают последователей придерживаться определенной партийной идентичности.
  • Лидеры подчеркивают, что, придерживаясь их, последователи могут избежать вреда.

Из периода вопросов и ответов:

Мы все знаем, что на нас постоянно влияют и манипулируют. Что вы думаете о светлой и темной сторонах всего этого? Если бы вы были политическим деятелем, какие структуры вы бы создали для создания благоприятного цикла?

  • Доброжелательный лидер, помнящий о нуждах избирателей, — это действительно хорошая возможность.Со временем эгалитаризм распространился.
  • Потому что, когда лидер эксплуатирует избирателей, избиратели, по сути, это отвергают.
  • Институты, проверяющие лидера, будут ключевыми — например, законы о конфликте интересов.
  • Кроме того, полагаться не на одного лидера, а на группу. Ядерные коды и т. Д. Не могут находиться в ведении только одного человека.

Что касается «процесса проверки» — было много людей, даже в Республиканской партии, которые не хотели, чтобы Дональд Трамп баллотировался или побеждал по этическим или другим причинам.Некоторые предлагают, например, пройти полное психиатрическое обследование для всех кандидатов.

  • Мы обсуждали возможность проведения такого экзамена, но кто будет его проводить, и будут ли они беспристрастными? Кроме того, должна ли и должна быть конфиденциальной медицинская информация (например, если женщина-кандидат сделала аборт или мужчине-кандидату удалили яичко по медицинским показаниям)?

Есть ли способ остановить подобные эмоциональные манипуляции?

  • Почему бы не сделать Facebook платным сервисом? Это устранило бы массу проблем (с рекламой и т. Д.) Цукерберг сознательно не делает выбора, и никто, кроме него, не выигрывает.
  • Социальные сети должны регулироваться так же, как и другие СМИ. Почему на Facebook не распространяются законы о клевете?
  • Также общеукрепляющее образование. Это была систематическая политика Республиканской партии. Республиканцы ломали хребты профсоюзов и недофинансировали образование в течение 30 лет.

Байден, кажется, колеблется между надеждой («эти выборы — для души нашей страны») и гневом.Вы можете прокомментировать?

  • Объединительная тема, похоже, побеждает Трампа. Гнев может лучше работать с мужской аудиторией. Трудности Байдена с заиканием могут улучшиться по мере того, как он станет более уверенным в этой гонке, поскольку тревога усугубляет заикание.

Похоже, что за последние пять десятилетий произошел рост индивидуализма, и гнев и антагонизм идут вместе с этим. Вступаем ли мы в новую фазу, когда мы потеряли гражданскую активность и связи с сообществом (особенно потому, что мы проводим больше времени в сети), и теперь у нас осталось больше антагонистических эмоций — или это просто фаза, в которой мы » пройду?

  • Проблема в том, что ее можно преодолеть через реальные социальные взаимодействия, а не через устройства.Чем больше у вас друзей на Facebook, тем меньше у вас доверенных лиц. Устраняя Facebook, вы можете улучшить свое благополучие и улучшить социальные связи.

Что должен делать избиратель, чтобы оставаться в курсе и минимизировать эмоциональные манипуляции?

  • Выйти из социальных сетей.
  • Найдите надежный медиа-ресурс и регулярно следите за ним.
  • Спросите себя, какие вопросы для вас наиболее важны, и узнайте, какую позицию занимают кандидаты по этим вопросам.

Не могли бы вы сравнить и сопоставить кандидатов?

  • Все кандидаты старые и имеют проблемы со здоровьем.Ни один из них не отличается особой харизматичностью. Сандерс и Трамп, в частности, апеллируют к гневу — и это утомляет. Но похоже, что это все еще подстегивает базу Трампа.

Может ли выбор вице-президента изменить динамику, обеспечив харизму или какой-то другой ключевой ингредиент?

  • Я думаю, Байден выберет либо Стейси Абрамс, либо Сьюзан Райс. Он понимает, что его избрание зависит от чернокожих избирателей. Девяносто три процента чернокожих избирателей приняли участие в гонке в Сенате Алабамы между Джонсом и Муром, и 98% из них проголосовали за Дуга Джонса.

Еще раз спасибо профессору Макдермотту и общине Браун в районе Сан-Франциско!

© Рави Чандра, доктор медицины, D.F.A.P.A.

Манипуляции в политике | Oxford Research Encyclopedia of Politics

Резюме

Манипуляция — это средство, с помощью которого человека заставляют делать то, к чему он изначально не был склонен. По сути, это форма власти. Отличить его от других форм власти, таких как убеждение, принуждение и физическая сила, одновременно важно и сложно.Это важно, потому что часто имеет значение, какую форму власти использует политический субъект, а манипуляция обычно считается формой власти, осуществление которой нежелательно. Это сложно, потому что грань между манипуляцией и убеждением часто неясна, и потому что термин манипуляция может применяться к тактике, которая влияет на душевное состояние цели, и тактикам, которые меняют ситуацию цели. Политические теоретики и философы предложили несколько вариантов манипуляции: одни рассматривают это как обманчивое влияние, другие — как скрытое влияние, третьи — как влияние с тайным намерением, третьи видят в этом плохие причины, а некоторые видят в этом изменение внешнего ситуация.Хотя каждый из этих подходов дает правильные ответы на вопросы о манипуляциях, каждый также сталкивается с серьезными проблемами.

Одна из причин, по которой манипуляции кажутся нежелательными, заключается в том, что они, как представляется, подрывают автономию. Этот факт помогает объяснить, почему опасения по поводу манипуляций возникают при обсуждении «подталкиваний», которые призваны улучшить процесс принятия решений людьми без принуждения. Даже если подталкивания приносят пользу их целям, они могут быть нежелательными в конечном итоге, если включают манипуляции, подрывающие автономию.

Манипуляции — полезный инструмент для автократов, но они создают серьезные проблемы для демократий.Это потому, что это, кажется, подрывает согласие, от которого зависит демократическая легитимность. Некоторые политические теоретики утверждают, что проблемы, порождаемые манипуляциями, лучше всего решаются с помощью совещательной демократии. Другие оспаривают это предложение. На уровне практики есть основания опасаться, что развитие психологии, социальных и информационных наук в конце 20-го и 21-го веков, а также изменения в медиа-ландшафте угрожают сделать манипуляции более распространенными и эффективными.

Политические манипуляции и манипулятивные методы в современном украинском обществе | Мирослава Зеленская

Анонсированы фейковые новости. Просочились настоящие новости.

С момента обретения независимости в Украине произошли значительные изменения, которые затронули все составляющие функционирования нашей страны, включая ее политическую систему. Общество сталкивается с новыми политическими явлениями, как положительными, так и отрицательными. Примером таких новых процессов является практика негативного манипулятивного воздействия на общественное мнение.Манипулирование свободой воли людей — актуальная проблема, так как имеет большое влияние на дальнейшее развитие государства и его управления.
Анализируя современные политические явления, большинство исследователей приходят к выводу, что манипулятивные технологии и их распространение стали основной проблемой исследования и функционирования политической жизни.

Опросы, проведенные Институтом социологии Национальной академии наук Украины в 1994–2005 годах, показывают, что большинство граждан уверены, что политики озабочены только своим благополучием, не обращая внимания на социальные проблемы.В такой ситуации манипулирование общественным и массовым сознанием становится чрезвычайно важным, потому что именно через манипуляции могут быть реализованы эти типы сценариев. Основная задача политического манипулирования — дать массам иллюзию участия в управлении обществом, контроля над политиками и элитой.

Следует отметить, что тщательное исследование проблемы политического манипулирования началось в начале двадцатого века, когда основной целью ученых был поиск средств для создания в обществе иллюзорного состояния «бессознательного». толпа », которая позволила бы успешно управлять управляемым обществом.В современной политологии можно выделить несколько направлений изучения проблемы: психологическая школа — Брауна, Лебона, Московичи, Гудина, социологическая школа — Аронсон, Паккард, политология — Кара-Мурза, Цуладзе, политическая лингвистика — Батцевич. , Гронская.

Манипуляция требует особой гибкости в стратегиях, однако имеет ряд существенных преимуществ перед силовыми и экономическими методами доминирования, управления и контроля, поскольку осуществляется неизбирательно в отношении объектов манипуляции, обычно не требует значительных материальных затрат и не требует значительных затрат. не влекут за собой прямых потерь и жертв.

В научной литературе политическая манипуляция рассматривается как система средств идеологического, духовного и психологического воздействия на массовое сознание с целью насаждения определенных идей и ценностей; целенаправленное влияние на общественное мнение и политическое поведение с целью направить их определенным образом. В Большом Оксфордском словаре политическая манипуляция определяется как выгодное и коварное влияние на людей с целью получения личной выгоды средствами массовой информации.

Для технологии общего социального манипулирования существуют определенные социальные мифы, которые интерпретируются в общественном сознании посредством следующих методов манипуляции: 1) ложь — прямое явное манипулирование фактами и распространение ложной, ложной информации; 2) тишина — блокирование достоверной информации о деятельности того или иного субъекта политики, событий и т. Д.; 3) полуправда — распространение информации, которая объективно и подробно освещает второстепенные детали и в то же время замалчивает важные факты и / или искажает события; 4) внедрение образов и клише — укоренение в общественном сознании желаемых для правящей элиты стереотипов в отношении отдельных субъектов политики, идеологических доктрин, отдельных событий и фактов; 5) навешивание ярлыков — необоснованное навязывание отрицательной оценки по большинству категорий с целью компрометации определенных политических субъектов.Однако рассмотрение манипуляции как совершенно отрицательного явления необъективно. Считается, что манипуляция может быть положительным явлением. А. Цуладзе пишет об этом: «Манипуляции необходимы и полезны, но где предел, на котором заканчивается полезное действие манипулятивной деятельности?». Конечно, манипуляция во имя справедливости теоретически возможна, но ее реализация на нынешнем уровне политической культуры весьма сомнительна.

Слова известного политолога В.Полохало свидетельствуют о том, что в украинском обществе благоприятная атмосфера для манипулирования: «Манипулирование сознанием (в общем смысле понятия) в контексте последствий и рисков финансовой глобализации становится нормой для части украинского общества. политическая система.»

В такой ситуации неизбежно встанет вопрос о существующих средствах защиты от различного рода манипулятивных действий. В социально-психологической литературе предлагается множество различных средств защиты от манипуляций.Предложенная типология Е. Доценко кажется нам наиболее удачной. Прежде всего, нужно стараться держаться на расстоянии с агрессором, в активной форме — бегство, отступление; или пассивная форма — изгнание, уничтожение агрессора. Если дистанция не соблюдалась, контролируйте характер удара, например, устанавливайте препятствия: заграждение, ищите убежище или используя контрмеры: контроль над агрессором, подчинение и управление. В случае контакта с агрессором нужно замаскировать, заморозить или хотя бы игнорировать или отрицать саму угрозу.Но защита объекта манипуляции, согласно этой классификации, возможна только в том случае, если они осведомлены о самой манипуляции. Суть манипуляции, как мы теперь уверены, в сокрытии.

Источники политического влияния используют специфические психологические и технологические методы воздействия на политическое сознание граждан и, соответственно, требуют применения законодательных, государственно-правовых и государственно-политических средств ограничения своего негативного влияния, которые не позволяют полностью превратить свободный выбор граждан в формальный акт.

Как отмечает Осика Г.О., основными средствами существенного ограничения манипулятивных возможностей электронных источников политического влияния являются: 1. Развитие плюрализма информационного пространства и свобода выбора источников информации; 2. Укрепление демократических политических убеждений населения с помощью целенаправленного, честного идеологического и политического воздействия на основе формирования соответствующих структур; 3. Активное использование Интернета как инструмента обеспечения прав человека, общественной активности и политической самоорганизации общества; 4.Обеспечение постоянного социально-политического диалога с возможностью электронной обратной связи между властью и гражданами в режиме реального времени для преодоления рецидивов административно-командной системы на всех уровнях иерархии власти; 5. Развитие эффективной информационно-коммуникационной конкуренции в сегменте завоевания и сохранения политической власти.

В связи с этим актуальность заявленной проблемы не вызывает сомнений, поскольку конструктивное, а не искаженное понимание гражданами социальной ситуации является залогом развития демократического общества.

Манипуляция избирателями в социальных сетях стала глобальной проблемой, говорится в отчете — TechCrunch

Новое исследование Оксфордского Интернет-института показало, что манипуляции в социальных сетях усугубляются, поскольку все большее число правительств и политических партий цинично используют алгоритмы социальных сетей, автоматизацию и большие данные для масштабного манипулирования общественным мнением — с чрезвычайно тревожными последствиями для демократия.

В отчете было обнаружено, что компьютерная пропаганда и манипуляции в социальных сетях в последние годы получили массовое распространение — теперь они распространены в более чем вдвое большем количестве стран (70), чем два года назад (28).Увеличение на 150%.

Исследование показывает, что распространение фейковых новостей и токсичных нарративов стало новой дисфункциональной «нормой» для политических деятелей во всем мире благодаря глобальному охвату социальных сетей.

«Хотя пропаганда всегда была частью политического дискурса, глубокий и широкий размах этих кампаний вызывает серьезную озабоченность в связи с общественным интересом», — предупреждается в отчете.

Исследователи называют глобальное внедрение компьютерных пропагандистских инструментов и методов «критической угрозой» для демократий.

«Использование компьютерной пропаганды для формирования общественного мнения через социальные сети стало мейнстримом, выходя далеко за рамки действий нескольких злоумышленников», — добавляют они. «В информационной среде, характеризующейся большими объемами информации и ограниченным уровнем внимания и доверия пользователей, инструменты и методы компьютерной пропаганды становятся общей — и, возможно, важной — частью цифровых кампаний и общественной дипломатии».

Методы, которые, как обнаружили исследователи, используются правительствами и политическими партиями для распространения политической пропаганды, включают использование ботов для усиления разжигания ненависти или других форм манипулирования контентом; незаконный сбор данных или микротаргетинг; и использование армий «троллей» для запугивания или преследования политических диссидентов или журналистов в Интернете.

Исследователи изучили деятельность компьютерной пропаганды в 70 странах мира, включая США, Великобританию, Германию, Китай, Россию, Индию, Пакистан, Кению, Руанду, Южную Африку, Аргентину, Бразилию и Австралию (см. статью с полным списком) — обнаружение организованных манипуляций в социальных сетях во всех из них.

Итак, в следующий раз, когда Facebook выпустит очередной пресс-релиз, в котором подробно описывается «скоординированное недостоверное поведение», которое, как утверждается, было обнаружено и удалено со своей платформы, важно поместить его в контекст более широкой картины.И картина, нарисованная в этом отчете, предполагает, что такое мелкомасштабное избирательное раскрытие успехов в подавлении пропаганды сводится к обманчивому PR Facebook по сравнению с самим масштабом проблемы.

Согласно отчету, проблема огромна, глобальна и в основном происходит через воронку продаж Facebook.

Facebook остается платформой для манипулирования социальными сетями — исследователи находят доказательства официально организованных кампаний политического подавления на его платформе, проводимых в 56 странах.

Мы связались с Facebook, чтобы получить ответ на отчет, и компания отправила нам подробный список шагов, которые, по ее словам, она предпринимает для борьбы с вмешательством в выборы и скоординированной недостоверной деятельностью, в том числе в таких областях, как подавление избирателей, прозрачность политической рекламы и промышленность. партнерство с гражданским обществом.

Но он не дал никакого объяснения, почему все эти очевидные усилия (просто краткое изложение того, что он делал, превышает 1600 слов) так впечатляюще не смогли остановить нарастающую волну политических фейков, распространяемых через Facebook.

Вместо этого он прислал нам следующее заявление: «Помощь в предоставлении людям точной информации и защита от вреда являются для нас главным приоритетом. Мы разработали более умные инструменты, большую прозрачность и более тесные партнерские отношения, чтобы лучше выявлять возникающие угрозы, останавливать злоумышленников и сокращать распространение дезинформации в Facebook, Instagram и WhatsApp. Мы также знаем, что эта работа никогда не заканчивается и мы не можем справиться с ней в одиночку. Вот почему мы работаем с политиками, учеными и внешними экспертами, чтобы убедиться, что мы продолжаем совершенствоваться.”

Мы продолжали спрашивать, почему все его усилия до сих пор не привели к снижению поддельной активности на платформе, и будем обновлять этот отчет, добавляя любые ответы.

Возвращаясь к отчету, исследователи говорят, что Китай вошел в глобальную драку дезинформации с размахом — используя платформы социальных сетей для нацеливания дезинформации на международную аудиторию, что, конечно же, страна давно нацелена на свое внутреннее население.

В отчете Китай описывается как «крупный игрок в мировом порядке дезинформации».

Он также предупреждает, что использование компьютерных методов пропаганды в сочетании с технологическим наблюдением дает авторитарным режимам во всем мире средства для расширения своего контроля над жизнями граждан.

«Совместное использование технологий социальных сетей предоставляет авторитарным режимам мощный инструмент для формирования общественных дискуссий и распространения пропаганды в Интернете, одновременно наблюдая, цензурируя и ограничивая цифровые публичные пространства», — пишут исследователи.

Другие ключевые выводы из отчета включают в себя то, что как демократии, так и авторитарные государства (иль) либерально используют вычислительные пропагандистские инструменты и методы.

По отчету:

  • В 45 демократических странах политики и политические партии «использовали вычислительные инструменты пропаганды, собирая фальшивых последователей или распространяя манипулируемые СМИ, чтобы заручиться поддержкой избирателей»
  • В 26 авторитарных государствах правительственные учреждения «использовали компьютерную пропаганду как инструмент контроля над информацией для подавления общественного мнения и свободы прессы, дискредитации критики и голосов оппозиции и заглушения политического инакомыслия»

В отчете также указаны семь «изощренных государственных субъектов» — Китай, Индия, Иран, Пакистан, Россия, Саудовская Аравия и Венесуэла — которые используют так называемые «кибервойцы» (также известные онлайн-работники, чья работа заключается в использовании инструментов вычислительной пропаганды для манипулировать общественным мнением) для проведения кампаний иностранного влияния.

Операции по иностранному влиянию, включая вмешательство в выборы, исследователи обнаружили в основном в Facebook и Twitter.

Мы связались с Твиттером за комментариями и будем обновлять эту статью любым ответом. Обновление: Представитель сказал нам: «Манипуляции с платформой, включая спам и другие попытки подорвать целостность нашего сервиса, являются нарушением правил Твиттера. Мы значительно активизировали наши усилия, инвестируя в людей, политику и технологии, чтобы масштабно уловить такое поведение.Кроме того, мы — единственная компания, которая раскрывает информацию обо всех аккаунтах и ​​фрагментах контента, которые мы можем надежно связать с государственной деятельностью в службе. Подобные исследования — причина, по которой мы сделали этот выбор. Мы считаем, что полная прозрачность дает возможность обществу понять эти важные вопросы ».

Год назад, когда генеральный директор Twitter Джек Дорси был допрошен сенатским комитетом по разведке, он сказал, что рассматривает возможность пометить учетные записи ботов на своей платформе — согласившись с тем, что «больше контекста» вокруг твитов и учетных записей было бы хорошо, а также утверждал, что Идентифицировать автоматизацию, которая написана так, чтобы выглядеть как человек, сложно.

Вместо того, чтобы добавлять ярлык «бот или нет», Twitter только что запустил функцию «скрывать ответы», которая позволяет пользователям отображать отдельные ответы на свои твиты (требующие утвердительного действия со стороны зрителей, чтобы отобразить и иметь возможность просматривать любые скрытые ответы) . Twitter говорит, что это сделано для повышения вежливости на платформе. Но были опасения, что этой функцией можно злоупотреблять, чтобы помочь распространителям пропаганды, то есть позволяя им подавлять ответы, опровергающие их мусор.

Исследователи Оксфордского института Интернета обнаружили, что учетные записи ботов очень широко используются для распространения политической пропаганды (их использовали 80% исследованных стран).Однако использование человеческих агентов было еще более распространенным (87% стран).

Смешанные учетные записи между роботами и людьми, которые сочетают автоматизацию с человеческим контролем в попытке пролететь под радаром детектора BS, были гораздо реже: обнаружены в 11% стран.

В то время как взломанные или украденные учетные записи использовались только в 7% стран.

В другом важном выводе из отчета исследователи определили 25 стран, работающих с частными компаниями или стратегическими коммуникационными фирмами, предлагающими вычислительную пропаганду как услугу, отметив, что: «В некоторых случаях, например, в Азербайджане, Израиле, России, Таджикистане, Узбекистане, Государственные агентства нанимают студенческие или молодежные группы для использования компьютерной пропаганды.”

Комментируя отчет в своем заявлении, профессор Филип Ховард, директор Оксфордского института Интернета, сказал: «Манипуляция общественным мнением через социальные сети остается критической угрозой для демократии, поскольку компьютерная пропаганда становится повсеместной частью повседневной жизни. Правительственные учреждения и политические партии по всему миру используют социальные сети для распространения дезинформации и других форм манипулирования СМИ. Хотя пропаганда всегда была частью политики, широкий размах этих кампаний вызывает серьезные опасения для современной демократии.”

Саманта Брэдшоу, исследователь и ведущий автор отчета, добавила: «Возможности социальных сетей — алгоритмы, автоматизация и большие данные — значительно меняют масштаб, объем и точность передачи информации в цифровую эпоху. Хотя социальные сети когда-то провозглашались силой свободы и демократии, они все чаще подвергаются критике из-за их роли в распространении дезинформации, подстрекательстве к насилию и снижении доверия к СМИ и демократическим институтам.”

Другие выводы из отчета включают следующее:

  • 52 страны использовали «дезинформацию и манипуляции со СМИ» для введения пользователей в заблуждение
  • 47 стран использовали спонсируемых государством троллей для нападения на политических оппонентов или активистов, по сравнению с 27 в прошлом году

Это подтверждает широко распространенное в некоторых западных демократиях мнение о том, что политический дискурс становится менее правдивым и более токсичным в течение ряда лет — учитывая, что тактика, усиливающая дезинформацию и целенаправленное преследование политических оппонентов, действительно процветает в социальных сетях, согласно отчету .

Несмотря на обнаружение тревожного роста числа государственных деятелей во всем мире, которые незаконно используют мощные платформы социальных сетей и другие технические инструменты, чтобы повлиять на общественное мнение и пытаются сорвать выборы, Ховард сказал, что исследователи сохраняют оптимизм в отношении того, что социальные сети могут быть «силой. навсегда »-« создавая пространство для общественного обсуждения и процветания демократии ».

«Сильная демократия требует доступа к высококачественной информации и способности граждан собираться вместе, чтобы обсуждать, обсуждать, размышлять, сочувствовать и идти на уступки», — сказал он.

Очевидно, однако, что существует серьезный риск того, что высококачественная информация будет заглушена цунами BS, за которую платят корыстные политические деятели. Кроме того, конечно, гораздо дешевле производить политическую пропаганду BS, чем проводить журналистские расследования.

Демократия нуждается в свободной прессе, чтобы функционировать, но сама пресса также подвергается нападкам со стороны гигантов интернет-рекламы, которые нарушили ее бизнес-модель, имея возможность распространять и монетизировать любой старый нежелательный контент.Если вы хотите идеального шторма, ударившего по демократии, то это, безусловно, он.

Поэтому демократическим государствам крайне необходимо вооружить своих граждан образованием и осведомленностью, чтобы они могли критически относиться к мусору, который им навязывают в Интернете. Но, как мы уже говорили, к всеобщему образованию нет коротких путей.

Между тем регулирования платформ социальных сетей и / или использования мощных вычислительных инструментов и методов в политических целях просто нет.Так что жесткой проверки манипулирования избирателями нет.

Законодатели не успевают за технологическими временами. Возможно, это неудивительно, учитывая, сколько политических партий собственными руками занимаются сбором данных и файлов cookie для таргетинга на рекламу, а также продвигают подделки. (Обеспокоенным гражданам рекомендуется соблюдать правила гигиены цифровой конфиденциальности, чтобы противостоять недемократическим попыткам взлома общественного мнения. Дополнительные советы по обеспечению конфиденциальности см. Здесь.)

Исследователи говорят, что в их отчете за 2019 год, основанном на исследовательской работе, проведенной в период с 2018 по 2019 год, используется четырехэтапная методология выявления свидетельств глобально организованных кампаний манипуляции, включая систематический контент-анализ новостных статей о деятельности кибер-войск и вторичный литературный обзор государственных архивов и научных отчетов, создание тематических исследований по странам и консультации экспертов.

Вот полный список изучаемых стран:

Ангола, Аргентина, Армения, Австралия, Австрия, Азербайджан, Бахрейн, Босния и Герцеговина, Бразилия, Камбоджа, Китай, Колумбия, Хорватия, Куба, Чешская Республика, Эквадор, Египет, Эритрея, Эфиопия, Грузия, Германия, Греция, Гондурас , Гватемала, Венгрия, Индия, Индонезия, Иран, Израиль, Италия, Казахстан, Кения, Кыргызстан, Македония, Малайзия, Мальта, Мексика, Молдова, Мьянма, Нидерланды, Нигерия, Северная Корея, Пакистан, Филиппины, Польша, Катар, Россия, Руанда, Саудовская Аравия, Сербия, Южная Африка, Южная Корея, Испания, Шри-Ланка, Швеция, Сирия, Тайвань, Таджикистан, Таиланд, Тунис, Турция, Украина, Объединенные Арабские Эмираты, Великобритания, США, Узбекистан, Венесуэла, Вьетнам, и Зимбабве.

В России, Китае и на Ближнем Востоке продолжаются попытки политических манипуляций в Интернете

По мере того, как технологии становятся все более продвинутыми и доступными, их роль на мировой политической арене возрастает — к лучшему или к худшему. Хотя Интернет произвел революцию в области коммуникации, теперь есть свидетельства того, что правительства и другие государственные субъекты используют новые технологии, чтобы попытаться повлиять на результаты выборов.

В отчете, составленном в соавторстве с исследователями Школы общественных и международных отношений Принстонского университета, исследуются эти попытки манипуляций на основе более 920 сообщений СМИ и 380 отчетов об исследованиях.

Авторы выделяют 23 новых попытки иностранного влияния, 64% из которых были предприняты Россией, а большая часть остальных приходится на Китай, Иран, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

«Неудивительно, что Россия часто использует попытки иностранного влияния», — сказал соавтор Джейкоб Шапиро, директор отдела эмпирических исследований конфликтов (ESOC) и профессор политики и международных отношений. «Российское правительство имеет долгую историю операций по влиянию на своих граждан, в том числе с помощью различных платформ социальных сетей, чтобы отвлечь граждан от политических проблем в стране.”

Шапиро проводил работу с Диего Мартином, бывшим специалистом по исследованиям в ESOC, сейчас разрабатывает докторскую диссертацию. кандидат экономических наук в Университете Пердью, и Джулия Ильхардт ’21, студентка бакалавриата, работающая в ESOC. Команда рассмотрела как попытки иностранного влияния, направленные на другие страны, так и внутренние усилия влияния, нацеленные на их собственные страны.

В 2016 году влияние социальных сетей заняло центральное место на президентских выборах в США, и широко распространялись заявления о том, что результаты выборов повлияли на «фейковые новости» и вмешательство России.Согласно отчету ESOC, российские тролли и боты использовали попытки иностранного влияния, чтобы притвориться американскими профилями и усилить поляризацию среди демократов и республиканцев.

В то время кандидат от республиканцев Дональд Трамп получил больше поддержки и меньше атак со стороны этих иностранных ботов, чем его оппонент-демократ Хиллари Клинтон, что заставило исследователей полагать, что усилия России в основном были направлены на повышение шансов Трампа на победу на выборах. Между тем отечественные актеры в U.С. использовал усилия по влиянию в социальных сетях, чтобы распространять противоречивые взгляды и дезинформацию, чтобы раздуть поддержку своего предпочтительного кандидата.

В отчете также было обнаружено 20 случаев в 18 различных странах, в которых правительства применяли инструменты, аналогичные тем, которые использовались иностранными усилиями по влиянию на своих собственных граждан. Самым удивительным является то, что такие усилия по внутреннему влиянию использовались не только автократическими режимами, но и демократическими государствами, чтобы заручиться поддержкой определенных кандидатов и дискредитировать политических оппонентов.Например, Институциональная революционная партия Мексики провела концентрированные кампании в социальных сетях, чтобы увеличить поддержку своих кандидатов с 2012 по 2018 год.

Хотя уровни иностранного и внутреннего влияния остаются высокими в отдельных государствах, авторы обнаружили только три новых случая попыток иностранного влияния в 2019 году. Авторы отмечают одну возможность, что международные нормы против этой закулисной тактики политического манипулирования сильны, за исключением из нескольких государств приложили подавляющее большинство усилий по оказанию влияния.

«Новые платформы создают новые возможности для широкого круга политических деятелей», — говорят авторы. «Государственные субъекты использовали социальные сети, чтобы влиять на политику внутри страны и за рубежом, продвигая пропаганду, отстаивая противоречивые точки зрения и распространяя дезинформацию».

Отчет «Тенденции в усилиях по иностранному влиянию в Интернете» можно найти здесь.

ответов правительства на COVID-19: манипуляция или иллюзия?

Эта статья из серии Управление в условиях кризиса .

Автор Адам Пржеворски
Кэрролл и Милтон Петри Почетный профессор
Департамент политики
Нью-Йоркский университет

Многие из нас не верят тому, что говорят политики. Мы часто подозреваем, что они скрывают плохие новости и преувеличивают хорошие новости. И можно возразить, что мы хотим, чтобы они лгали, чтобы изобразить наше будущее лучше, чем можно было бы реально ожидать. В качестве лозунга, провозглашенного в мае 1968 года в Париже, «Мы хотим обещаний.Представьте себе политика, который сказал бы: «Все будет плохо, и мы мало что можем с этим поделать». Он или она пострадали бы на выборах.

На языке теории игр это равновесие: мы хотим, чтобы политики лгали; политики знают, что мы хотим, чтобы они лгали; так они лгут. Но также возможно, что политики дезинформируют не потому, что они пытаются манипулировать нами, а потому, что сами придерживаются иллюзорных убеждений.

Что подводит нас к реакции некоторых политических лидеров на вспышку COVID-19:

Китай

Понятно, что власти Ухани изначально пытались скрыть от центрального руководства информацию о том, что на их территории что-то происходит не так.Первые случаи загадочного заболевания среди людей, посещающих рынок морепродуктов Хуанань, произошли в середине ноября 2019 года, но наличие болезни было публично признано только 31 декабря и только после того, как некоторые врачи из Ухани забили тревогу в социальных сетях. Информация была немедленно подвергнута цензуре, а ее авторы были предупреждены Бюро общественной безопасности Ухани.

Но здесь возникает вопрос: что власти Ухани, а впоследствии и центральные лидеры думали об этой новой болезни?

В своем публичном коммюнике от 31 декабря Уханьская комиссия по здравоохранению заявила, что «явные признаки передачи вируса от человека к человеку еще не обнаружены, и, как известно, ни один медицинский персонал не заразился этой болезнью.Его сообщение 11 января было таким же. Только к 15 января возникла вероятность того, что вирус может передаваться от человека к человеку, «… но риск устойчивой передачи от человека к человеку низок». Лишь 20 января доктор Чжун Наньшань, ведущий эксперт по коронавирусу, который имел дело с атипичной пневмонией в 2003 году, объявил в телеинтервью, что коронавирус передается от человека к человеку. В последующие дни руководство лихорадочно развернуло кампанию по предотвращению распространения.

Франция

Министерство иностранных дел Китая передало другим правительствам информацию о загадочной болезни в Ухане 3 января.Никто не знал, распространится ли болезнь за пределы Китая и насколько она опасна.

К 1 марта в мире было 87 500 известных случаев заражения, но 80 000 из них — в Китае. Во Франции уже было зарегистрировано 130 случаев заболевания и два случая смерти, и правительство приняло первоначальные, хотя и робкие меры по сдерживанию эпидемии, изолировав всех, кто недавно вернулся из Китая, и людей, которые контактировали с ними. Но правительство одновременно заверило, что «ситуация находится под контролем» и что «этот вирус не более опасен, чем грипп», поэтому общественное беспокойство по этому поводу мало.

… можно ошибиться и излишне паникер…

Еще 4 марта, когда во Франции было 212 известных случаев заболевания и четыре смерти, пресс-секретарь правительства заявила в радиоинтервью: «Мы не находимся в стадии эпидемии», сославшись на тот факт, что ежегодно гриппом поражается от 2,5 до 3 миллионов человек. люди во Франции.

К 12 марта ситуация была тревожной. В тот день недавно сформированный Ученый совет проинформировал президента о том, что продолжение распространения вируса может привести к заражению половины населения и сотням тысяч смертей.К вечеру президент назначил карантин и ряд других мер.

С другой стороны, можно ошибиться и излишне паникеров: в 2008 году министерство здравоохранения Франции потратило 1,5 миллиарда евро на вакцины от гриппа, и только 8% французов прошли вакцинацию, что привело к обвинению министра Розелин в расточительных расходах. Бачело-Нарки. То, что является ошибкой во всеведущем ретроспективе, не должно быть иррациональным, пока не обнаружится неопределенность.

США

Реакция Дональда Трампа на кризис резюмирует Washington Post.22 января, когда в США был всего один случай, Трамп заверил: «У нас это полностью под контролем. Один человек приезжает из Китая, и мы держим это под контролем. Все будет хорошо. 10 февраля: «Похоже, к апрелю, знаете, теоретически, когда становится немного теплее, он чудесным образом уходит». 28 февраля «Он исчезнет. Однажды оно исчезнет, ​​как чудо «. 10 марта, когда уже было зарегистрировано 615 подтвержденных случаев заболевания и 22 случая смерти, «Мы готовы и отлично справляемся с этим.И это уйдет. Просто сохраняй спокойствие. Он уйдет ». Когда кто-то вызывает чудеса, нам, очевидно, ничего не нужно делать, кроме как надеяться и ждать.

Это отрывок. Чтобы прочитать статью полностью, посетите The Global.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.