Мезосоматический тип: Заключение по антропометрии

Автор: | 03.12.1977

Содержание

Заключение по антропометрии

Заключение по антропометрии

Заключение по антропометрии

 

Оценка длины/роста, массы,                                Оценка соответствия массы

 окружности груди и головы                                тела росту (оценка питания)

Номер центильного коридора

Центильный интервал

Оценка показателей

 

Номер центильного коридора

Центильный

интервал

Оценка показателей

1

До З%

Очень низкие

1

До З%

Резкий дефицит массы по росту

2

3-10%

Низкие

2

3-10%

Масса недоста­точна по росту

3

10-25 %

Ниже среднего

3

10-25 %

Масса ниже сред­него по росту

4

25-50 %

Средненизкие

4

25-50 %

Масса средне-низкая по росту

5

50-75 %

Средневысокие

 

5

50-75 %

Масса средпевысокая по росту

6

75-90 %

Выше среднего

6

75-90 %

Масса выше сред­него по росту

7

90-97 %

Высокие

7

90-97 %

Масса избыточ­ная по росту

8

Свыше 97 %

Очень высокие

8

Свыше 97 %

Резкий избыток массы по росту

Оценка гармоничности физического развития

Гармоничность физического развития ребенка определяется по максимальной разности между номерами коридоров дентальной шкалы после оценки показателей роста, массы тела (по возрасту) и окружности груди.

Заключение:

  • 0-2         развитие гармоническое
  • 3            развитие дисгармоническое
  • 4-7         развитие резко дисгармоническое

Оценка  соматотипа

Соматотип определяется только при условии гармонического развития ребенка. Оценка соматотипа проводится по сумме номеров центильных коридоров после оценки роста, массы (по возрасту) и окружности груди.

Заключение:

  • 3-10       микросоматический тип телосложения, «физическое развитие ниже среднего» 
  • 11-16     мезосоматический тип телосложения, «физическое развитие среднее»
  • 11-13     «мезомикросоматический тип»
  • 14-16     «мезомакросоматический тип» 17-24     макросоматический тип телосложения, «физическое                         развитие выше среднего»


Используются технологии uCoz

Оценка состояния внутриутробного плода у женщин различных соматотипов

УДК 611.9, 618.2

Томаева К.Г., Гайдуков С.Н., Иванова С.А., Виноградов М.В.


Кафедра акушерства и гинекологии Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет; ГУЗ «Родильный дом № 16»; МУЗ «Женская консультация № 22», г. Санкт-Петербург, Российская Федерация

Резюме. Обследовано 104 беременных женщины, из них 27,9% имели макросоматический тип, 45,2% пациенток — мезосоматический, а 26,9% обладали микросоматическим типом телосложения. Наиболее высокая оценка сердечной деятельности плода во время беременности была у женщин с мезосоматическим типом. Нарушения кровотока в артериях пуповины и в маточных артериях чаще всего были выявлены у женщин макросоматического типа, реже всего — у беременных мезосоматического типа.
Ключевые слова: соматотип женщин, кардиотокография плода, допплерометрическое исследование кровотока

ЛИТЕРАТУРА
1. Никитюк Б.А., Мороз В.М., Никитюк Д.Б. Теория и практика интегративной антропологии. – Киев – Винница: Медицина, 1998. – 300 с.
2. Дорохов Р.Н. Соматотипирование детей и подростков // Новости спорт. и мед. антропологии. – М., 1991. — № 3. – С. 107-121.
3. Стрижаков А.Н., Давыдов А.И., Белоцерковцева Л.Д. Физиология и патология плода. — М.: Медицина, 2004. – 356 с.
4. Филиппов О.С. Плацентарная недостаточность. – М.: МЕДпресс-информ, 2009. – 160 с.
5. Савельева Г.М. Плацентарная недостаточность. – М.: Медицина, 1991. – 276 с.
6. Справочник по акушерству, гинекологии и перинатологии / Под ред. Г.М. Савельевой. – М.: МИА, 2006. – 720 с.

Авторская справка
Томаева К.Г.
Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, кафедры акушерства и гинекологии
аспирант
Российская Федерация, г. Санкт-Петербург, 194100, ул. Литовская, д. 2

Гайдуков С.Н.
Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, кафедры акушерства и гинекологии
д.м.н., профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии

Иванова С.А.
ГУЗ «Родильный дом № 16»
зав. акуш. отделения
Российская Федерация, г. Санкт-Петербург, 194000, ул. М. Балканская, д. 54

Виноградов М.В.
МУЗ «Женская консультация № 22»
зав. отделением
Российская Федерация, г. Санкт-Петербург, 194000, ул. Сикейроса, 10

Характеристика полового развития подростков и юношей с разным соматотипом, проживающих в г. Кирове

На правах рукописи

Тимин Михаил Викторович

ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛОВОГО РАЗВИТИЯ ПОДРОСТКОВ И ЮНОШЕЙ С РАЗНЫМ СОМАТОТИПОМ, ПРОЖИВАЮЩИХ В г. КИРОВЕ

14.00.09 — педиатрия

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата медицинских наук

Пермь — 2004 г.

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кировская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения Российской Федерации»

Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор

Иллек Ян Юрьевич Научный консультант: кандидат медицинских наук, доцент Битеев Владимир Христофорович

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор Мерзлова Нина Борисовна кандидат медицинских наук Аносова Юлия Анатольевна.

Ведущая организация: Российский государственный медицинский университет

Защита диссертации состоится «_»_2004 г. в 10 часов на

заседании диссертационного совета Д 208.067.02 в Пермской государственной медицинской академии по адресу: 614000, г. Пермь, ул. Куйбышева, 39.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Пермской государственной медицинской академии по адресу: г. Пермь, ул. Коммунистическая, 26.

Автореферат разослан «_»_2004 г.

Учёный секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук, профессор

В.В. Щекотов

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. Изучение физического и полового развития детей разных возрастных групп является одним из ведущих направлений современной медицинской науки и практического здравоохранения, так как оно объективно отражает процессы, происходящие в обществе, и состояние здоровья населения в целом. Параметры физического и полового развития могут быть использованы как критерии популяционного здоровья детей и при оценке состояния здоровья индивида.

Результаты исследований ряда авторов (Миклашевская Н.К.,1988; Ставская Т.И.,1989; Ямпольская Ю.Ф.,1989; Кардашенко В.Н.,1990; Васильченко Г.С.,1990; Плотников A.B.,1994; Ерохин А.П.,Воложин С.И.,1995; Баранов A.A.,1995,2000; Осотова В.П. с соавт.,1998; Трошев В.Н. с соавт.,1999; Плехова Е.И.,2000; Эрман М.В.,2001; Дуркин A.B.,2002; Кайсина И.Г.,2003) свидетельствуют о том, что на показатели физического и полового развития молодого поколения оказывают существенное влияние этническая принадлежность, состояние здоровья родителей, культурный уровень населения, материально-бытовые условия, характер питания, занятия физкультурой и спортом, степень урбанизации, атмосферная и промышленная радиация, воздействие на организм отходов химических предприятий и др. По мнению отечественных и зарубежных исследователей (Солоненко Ю.Т.,1988; Дружина З.И.,1990; Егорова А.И., Аверьянова Н.И.,1990; Максимова Т.М. с соавт.,1990; Дронова С.Г.,1993; Уланова JIM. с соавт.,2000; Буркова H.A.,2003; Канеп В.В.,Миллере Р.К.,1988; Bascietto F. с соавт.,1988; Nakatzuka H.,Ohashi М.,1989) для объективной оценки состояния здоровья детей разных возрастных групп необходимо пользоваться региональными нормативами показателей физического и полового развития, разработанными на основе результатов массового обследования, так как воздействие местных климато-географических, эндемических, экологических и социально-бытовых факторов существенно влияет на параметры физического и полового развития, делая их отличными от указанных показателей у лиц, проживающих в других регионах.

В Кировской области разработаны нормативы физического развития детей с 1-го месяца жизни до 14 лет, исследованы показатели физического развития и биологической зрелости организма у детей в возрасте от 7 до 16 лет (Попова И.В.,1994; Иллек Я.Ю. с соавт.,1994,1995,1996,2000,2001; Резцова Е.М.,1995; Сухих Н.К.,2001,2002), которыми пользуются врачи детских лечебно-профилактических учреждений. Однако отсутствуют данные о состоянии физического и полового развития подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет, проживающих в г.Кирове, что позволило определить цель и сформулировать задачи настоящей работы.

Цель исследования. Дать характеристику уровням полового развития подростков и юношей с разным соматотипом, проживающих в г. Кирове.

РОС. НАЦИОНАЛЬНАЯ : БИБЛИОТЕКА I

Апробация диссертационного материала. Результаты исследований и основные положения работы доложены и обсуждены на заседании Кировского областного общества детских врачей (2004), заседании проблемной комиссии «Охрана материнства и детства» Кировской государственной медицинской академии (2004).

По материалам диссертации опубликованы 3 работы.

Объём и структура работы. Диссертация включает следующие разделы и главы: «Введение», «Обзор литературы», «Материал и методы исследования», две главы, посвященные результатам собственных исследований, «Заключение», «Выводы», «Практические рекомендации», «Список литературы». Материал диссертации изложен на 98 листах машинописи, содержит 16 таблиц и 10 рисунков, список литературы включает 157 названия работ отечественных и иностранных авторов.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для решения задач, поставленных в работе, в период с 2001 по 2004 г. обследовано 450 лиц мужского пола в возрасте от 15 до 18 лет (в возрасте 15 лет — 100, в возрасте 16 лет — 100 подростков, в возрасте 17 лет — 100, в возрасте 18 лет — 150 юношей). Для определения точного возраста обследуемых и формирования соответствующих возрастных когорт использовались годичные интервалы. Обследуемые подростки и юноши являлись учащимися 9, 10 и 11-х классов средних школ № 28 и 37, физико-математического лицея, студентами первых курсов Вятского государственного гуманитарного университета, Кировского филиала Московской финансово-юридической академии, профессионального училища № 25 и лесопромышленного колледжа г. Кирова. Наблюдаемые подростки и юноши родились в г. Кирове (95%), либо проживали в нём 10-15 лет. Все подростки и юноши относились к 1-11 группам здоровья, во время обследования признаков каких-либо острых заболеваний у них не отмечалось.

У наблюдаемых подростков и юношей исследовались следующие показатели:

1) главные антропометрические параметры с составлением перцентильных таблиц, определением гармоничности развития и соматотипа;

2) измерение наружных половых органов, определение возраста пробуждения либидо и возраста появления первых ночных поллюций, частоты выявления и степени выраженности вторичных половых признаков; 3) исследование уровней половых гормонов в сыворотке крови.

Измерение роста (см), массы тела (кг), окружности грудной клетки (см) у подростков и юношей проводили общепринятыми методами. Гармоничность развития у наблюдаемых подростков и юношей определяли по разнице «коридоров» перцентильных шкал, составленных для роста, массы тела и окружности грудной клетки. Гармоническим (нормальным) считали вариант, при котором значения исследуемых параметров находились в одном и том же или в двух соседних интервалах. При разнице интервалов, равной двум, развитие оценивали как дисгармоническое, а при разнице более чем в два

интервала — как резко дисгармоническое. Определение соматотипа у подростков и юношей осуществляли по схеме, предложенной Дороховым Р.Н. и Бахрахом И.И. (1976), согласно которой выделяют три типа телосложения: мезосоматический, микросоматический и макросоматический. Распределение наблюдаемых подростков и юношей каждой возрастной когорты по группам в зависимости от типа телосложения проводили по сумме «коридоров» перцентильных шкал, полученных для роста, массы тела и окружности грудной клетки. Так, при сумме баллов от 11 до 15 обследуемых подростков и юношей включали в группы с мезосоматическим типом (мезосоматотип, физическое развитие среднее), при сумме баллов до 10 — в группы с микросоматическим типом (микросоматотип, физическое развитие ниже среднего), а при сумме баллов от 16 до 21 — в группы с макросоматическим типом телосложения (макросоматотип, физическое развитие выше среднего).

Определение длины (см) и диаметра (см) полового члена, длины (см), диаметра (см) и объёма (мя) левого и правого яичек у наблюдаемых подростков и юношей проводили в соответствии с рекомендациями Ерохина А.П. и Воложина С.И. (1995). Путём анонимного опроса с использованием анкет у подростков и юношей выясняли возраст пробуждения полового влечения (либидо) и возраст появления первых ночных поллюций Вместе с тем, у обследуемых подростков и юношей определяли частоту выявления (процент) и степень выраженности (балл) вторичных половых признаков по методике Максимовой М.В. с соавт. (1976), учитывая рост волос на лобке (Р), оволосение подмышечных впадин (Ах), рост волос на лице (F), рост щитовидного хряща (L) и изменения тембра голоса (V).

Взятие крови для исследования уровней половых гормонов в сыворотке методом иммуноферментного анализа (ИФА) проводили у наблюдаемых подростков и юношей в одно и то же время суток в одинаковых условиях (с 8 до 9 часов, натощак), что является важным в связи с наличием биоритмов в функционировании эндокринной системы. При этом, определяли в сыворотке крови уровни фолликулостимулирующего гормона (мед/л) и лютеинизирующего гормона (мед/л) с применением наборов реагентов фирмы «Chema-Medica Со Ltd» (Германия), уровни пролактина (мед/л) с применением наборов реагентов ЗАО «Вектор-Бест» (г.Новосибирск) и уровни тестостерона (нг/мл) с применением наборов реагентов ЗАО «Алкор Био» (г.Санкт-Петербург). Определение содержания половых гормонов в сыворотке крови выполняли в лаборатории Кировской областной детской клинической больницы (главный врач Кошелев В.И.).

Анализ материала, полученного у наблюдаемых лиц, проводили в каждой возрастной когорте и в группах подростков и юношей с разным соматотипом. Цифровой материал исследований обрабатывали на персональном компьютере с определением среднеарифметической величины (М) и среднеквадратической ошибки (т). Достоверность различий между сравниваемыми величинами (Р) определяли по таблице Стьюдента-Фишера.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Проведенные комплексные исследования позволили получить представление об уровне физического и полового развития у практически здоровых подростков и юношей в возрасте 15, 16, 17 и 18 лет, изучить возрастную динамику показателей физического и полового развития, выявить особенности полового развития у подростков и юношей с разным соматотипом.

Исследования показали, что существенной разницы между ростом у наблюдаемых подростков в возрасте 15 и 16 лет, а также между ростом у юношей в возрасте 17 и 18 лет не отмечалось. Но рост юношей в возрасте 17 и 18 лет значительно превышал рост 15-летних подростков, а 18-летние юноши были выше 16-летних подростков. Масса тела и окружность грудной клетки у 16-летних подростков были больше, чем у подростков в возрасте 15 лет, однако существенной разницы между этими показателями у юношей в возрасте 17 и 18 лет не обнаруживалось. Достоверной разницы между размерами полового члена и яичек у подростков в возрасте 15 и 16 лет, между размерами наружных половых органов у юношей в возрасте 17 и 18 лет тоже не отмечалось, тогда как размеры наружных половых органов у 18-летних юношей были больше размеров их у 15-летних подростков.

Пробуждение полового влечения у отдельных наблюдаемых подростков и юношей отмечалось уже в возрасте 10 лет и несколько чаще — в возрасте 11 лет (рисунок 1). «Возрастной пик» пробуждения либидо констатировался в возрасте 12 лет, хотя у пятой части обследованных пробуждение полового влечения отмечалось в возрасте 13 лет и у сравнительно небольшой части обследованных — в возрасте 14 лет. Появление первых ночных поллюций (рисунок 1) у отдельных наблюдаемых подростков и юношей регистрировалось в возрасте 11 и 12 лет, у большинства — в возрасте 13 лет, а у четвёртой части обследованных — в возрасте 14 лет. В среднем первые ночные поллюции у наблюдаемых нами подростков и юношей (13,19±0,14 лет) появлялись на один год позже пробуждения либидо (12,30±0,15 лет).

У наблюдаемых подростков и юношей был обнаружен ряд особенностей при изучении частоты выявления и степени выраженности вторичных половых признаков (рисунок 2).

Так, у подростков в возрасте 15 лет в 6% случаев констатировалось отсутствие признака Р (рост волос на лобке), в 9% случаев — отсутствие признака Ах (оволосение подмышечных впадин), в 42% случаев — отсутствие признака Б (рост волос на лице), в 5% случаев — отсутствие признака Ь (рост щитовидного хряща) и в 4% случаев — отсутствие признака V (изменения тембра голоса).

В когорте 16-летних подростков отсутствие вторичных половых признаков Р, Ах, Р, Ь и V регистрировалось соответственно в 2, 6, 30, 4 и 3% случаев, а в когорте 17-летних юношей — соответственно в 2, 4, 17, 3 и 2% случаев. У всех юношей в возрасте 18 лет отмечалось наличие вторичных половых признаков Р и Ах, но у отдельных юношей этого возраста регистрировалось отсутствие признаков Р (1%), Ь (1%) и V (1%).

Возраст пробуждения либидо Возраст появления поллюций

Средний возраст пробуждения Средний возраст появления первых

либидо -12,30 ± 0,15 лет ночных полюций -13,19 ± 0,14 лет

Рисунок 1 Возраст появления либидо и возраст появления ночных поллюций

Частота выявления, процент

94 98 98 100

Ах

91 94 94 100

58 70 83 99

95 96 97 99

V

96 97 98 99

3,5 3,0 , 2,5 • 2,0 ; 1,5 , 1,0 0,5 0,0

Р<0,001

Степень выраженности, балл 1><0,001

в

1^0,05

Р< 0,001

1″

г—I—

Н- —I—

¡¡¡¡¡1

Р<0,001

16 16 17 18 лет 15 16 17 18 лет 15 16 17 18 лет 15 16 17 18 лет 15 16 17 18 лет

Рисунок 2. Частота выявления и степень выраженности вторичных половых признаков у подростков и юношей.

При сравнительной оценке степени выраженности вторичных половых признаков было установлено, что значения признаков Р и V у 16-летних подростков были выше (р<0,05, р<0,01), чем у подростков в возрасте 15 лет, а значения признаков Р, Ах, Ь и V у 18-летних юношей превышали значения этих признаков у юношей в возрасте 17 лет (р<0,001, р<0,001, р<0,001, р<0,01).

Исследование гормонального статуса показало, что уровни половых гормонов в сыворотке крови у юношей в возрасте 17 и 18 лет превышали их уровни у подростков в возрасте 15 и 16 лет (рисунок 3). При этом, содержание лютеинизирующего гормона в сыворотке крови у 16-летних подростков было выше (р<0,01), чем у подростков в возрасте 15 лет, а уровни фолликуло-стимулирующего гормона (ФСГ) и лютеинизирующего гормона (ЛГ), про-лактина и тестостерона в сыворотке крови у 18-летних юношей было гораздо выше (р<0,001, р<0,01, р<0,001, р<0,05), чем у юношей в возрасте 17 лет.

Сопоставление результатов собственных исследований с данными литературы свидетельствует о том, что у наблюдаемых нами подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет констатировались отличия ряда параметров физического и полового развития от этих показателей у ровесников из других городов. Так, у подростков и юношей, проживающих в г. Кирове, регистрировалась пониженная масса тела при более высоких показателях окружности грудной клетки, по сравнению с этими показателями у подростков и юношей соответствующего возраста из г. Москвы и в целом по России. Вместе с тем, у наблюдаемых нами подростков и юношей отмечалась несколько меньшая длина полового члена, нежели у подростков и юношей из г. Санкт-Петербурга. Кроме того, у наблюдаемых нами подростков и юношей отмечалось запаздывание появления и меньшая степень выраженности отдельных вторичных половых признаков, пониженные уровни фолликулостимулирующего гормона и тестостерона в сыворотке крови по сравнению с этими показателями у подростков и юношей соответствующего возраста, проживающих в г. Москве и г. Санкт-Петербурге.

Выявленные отличия обусловлены, по нашему мнению, особенностями физического и полового развития подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет, проживающих в условиях г. Кирова, что подтверждает необходимость разработки местных возрастных нормативов этих показателей.

При перцентильном распределении главных антропометрических параметров в каждой возрастной когорте наблюдаемых нами подростков и юношей были выделены группы лиц с разной гармоничностью развития и разным типом телосложения.

У большинства наблюдаемых подростков и юношей, проживающих в г.Кирове, констатировалось гармоническое развитие (у подростков в возрасте 15 и 16 лет — соответственно в 80,0 и 65,0%, у юношей в возрасте 17 и 18 лет -соответственно в 67,0 и 62,7%). Вместе с тем, у наблюдаемых подростков и юношей нередко выявлялись признаки дисгармонического развития (у подростков в возрасте 15 и 16 лет — соответственно в 16,0 и 28,0%, у юношей в возрасте 17 и 18 лет — соответственно в 23,0 и 24,0%) и резко дисгармонического развития (у подростков в возрасте 15 и 16 лет -соответственно в 4,0 и 7,0%, у юношей в возрасте 17 и 18 лет — соответственно в 10,0 и 13,3%).

ФСГ, мед/л 13 12 11 10 9 -8 -7 -6 -5 4 3 2 1 О

15 16

р<0.001

17

18 лет

ЛГ, мед/л 6,5 6,0 5,5 5,0 4,5 4,0 3,5 3,0 2,5 2,0 1,5 1,0 0,5 0,0

15

р<0.01 й-

р<0.01

16 17

18 лет

Пролактин, мед/л 260 240 220 200 180 160 140 120 100 80 60 40 20 О

р<0.001 I-

15 16

17

Тестостерон, мед/л 7,0

6,5 6,0 5,5 5,0 -4 >5 -4,03,5 3,0 -2,52,0 1,5 1 1,0 0,5 0,0

18 лет

15

р<0.05

16 17

18 лет

Рисунок 3. Уровни гормонов в сыворотке крови у подростков и юношей.

Мезосоматический тип телосложения тоже выявлялся у большинства наблюдаемых нами подростков и юношей (у подростков в возрасте 15 и 16 лет — соответственно в 63,0 и 70,0%, у юношей в возрасте 17 и 18 лет -соответственно в 65,0 и 67,3%). Микросоматический тип телосложения у подростков и юношей обнаруживался реже (у подростков в возрасте 15 и 16 лет — соответственно в 23,0 и 20,0%, у юношей в возрасте 17 и 18 лет -соответственно в 20,0 и 24,0%), а макросоматический тип телосложения -ещё реже (у подростков в возрасте 15 и 16 лет — соответственно в 14,0 и 10,0%, у юношей в возрасте 17 и 18 лет — соответственно в 15,0 и 8,7%).

Принимая во внимание то, что состояние физического развития является критерием, объективно отражающим морфофункциональные свойства организма, мы сочли необходимым провести сравнительную оценку антропометрических параметров и показателей полового развития у подростков и юношей, имеющих разные типы телосложения.

Проведенные исследования позволили установить, что у наблюдаемых подростков и юношей с разным соматотипом констатировались неодинаковые значения не только показателей физического развития, но и показателей полового развития (таблицы 1 и 2).

Так, у наблюдаемых подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет, имеющих микросоматический тип телосложения, регистрировались низкие, а у подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет — высокие показатели роста, массы тела и окружности грудной клетки по сравнению с этими показателями у подростков и юношей соответствующего возраста, имеющих мезосоматический тип телосложения.0,23 лет). Появление первых ночных поллюций у подростков и юношей с микросоматическим типом телосложения (13,09±0,08 лет) регистрировалось на один год позже, чем у подростков и юношей с мезосоматическим типом (12,94±0,07 лет) и макросоматическим типом (12,74±0,26 лет) телосложения.

Исследования показали, что частота и степень выраженности вторичных половых признаков у наблюдаемых подростков и юношей зависели не только от возраста, но и от типа телосложения.

ТаблицаI,

Характер сдвигов показателей полового развития у подростков с микросоматическим и макросоматическим типами телосложения в сравнении с подростками-мезосоматиками

У подростков возрасте У подростков в возрасте

15 лет: 16 лет’

Показатели с микросо- с макросо- с микросо- с макросо-

маготипом матотипом, матотипом, матотипом,

п =23 п= 14 п =20 п= 10

Размеры полового члена:

длина,см — Т — -

диаметр,см — — — -

Размеры левого яичка.

длина,см 1 т 1 -

диаметр,см — — — -

объём,мл 1 т 4 -

Размеры правого яичка

длина,см т — -

диаметр,см — — — -

объем,мл 1 т — -

Частота выявления вторич-

ных половых признаков

(процент)’

Р 1 т 1 Т

Ах 1 т 4 т

Р 1 ! 1 т

Ь 1 1 1 т

V 1 — 1 -

Степень выраженности

вторичных половых при-

знаков (балл)’

Р — т — т

Ах — — — -

Р — т 1 -

1 — — -

V — — — -

Уровни половых гормонов

в сыворотке крови.

ФСГ,мед/л — — — -

ЛГ,мед/л — — — -

пролактин/мед/л 1 т — -

тестостерон,нг/мл — 1 -

Примечание: «X» — снижение значений показателя, <ф> — повышение значений показателя, «-» — отсутствие достоверных изменений показателя

Таблица 2.

Характер сдвигов показателей полового развития у юношей с микросоматическим и макросоматическим типами телосложения по сравнению с юношами-мезосоматиками

У юношей в возрасте 17 лег У юношей в возрасте 18 лет

с микросо- с макросо- с микросо- с макросо-

Показатели матотипом, матотипом, матотипом, матотипом,

п= 10 п= 15 п = 36 п= 13

Размеры полового члена’

длина,см — — — -

диаметр,см 1 Т — -

Размеры левого яичка

длина,см 1 — 1 -

диаметр,см 1 — — -

объем,см 1 — 1 -

Размеры правого яичка

дпина,см 1 — 1 -

диаметр,см 1 — 1 -

объем,см 1 — 1 -

Частота выявления вторич-

ных половых признаков

(процент)

Р 1 — — -

Ах 1 т — -

V 1 т 1 -

1 1 — 1 -

V I — 1 -

Степень выраженности

вторичных половых при-

знаков (балл)

Р 1 — — -

Ах — — — -

¥ — — 1 -

1 1 — 1 -

V 1 — 1 -

Уровни половых гормонов

в сыворотке крови

ФСГ,мед/л — — — -

ЛГ,мед/л 1 — 1 -

пролактин,мед/л 1 — 4 -

тестостерон,нг/мл 1

Примечание- «!»- снижение значений показателя, «|» — повышение значений показателя, «-» — отсутствие достоверных изменений показателя

В когорте 15-летних юношей особенно низкая частота выявления вторичных половых признаков Р, Ах, Р, Ь и V отмечалась у лиц, имеющих микросоматический тип телосложения — соответственно 85,0, 75,0, 25,0, 95,6 и 86,9%. Более высокая частота встречаемости вторичных половых признаков Р, Ах, р, Ь к V регистрировалась у 15-летних подростков с мезосоматическим типом телосложения — соответственно 98,4, 95,2, 64,3, 96,8 и 100%. У всех 15-летних подростков с макросоматическим типом телосложения констатировалось наличие вторичных половых признаков Р, Ах и V, однако у подростков этого возраста оставалась пониженной частота выявления признаков Р (85,7%) и Ь (95,6%). Степень выраженности вторичных половых признаков Р, Ах и Ь у 15-летних подростков с макросоматическим типом телосложения оказалась более высокой (р<0,001, р<0,001, р<0,001), чем у подростков того же возраста, имеющих микросоматический и мезосоматический типы телосложения.

У 16-летних подростков с макросоматическим типом телосложения констатировалось наличие всех вторичных половых признаков, у подростков того же возраста с мезосоматическим типом телосложения отмечалась пониженная частота выявления вторичных половых признаков Р, Ах, Р и Ь (соответственно — в 97,1, 97,1, 64,3 и 98,6%), тогда как наличие признака V констатировалось у всех представителей этой группы. Однако у 16-летних подростков с микросоматическим типом телосложения регистрировалась пониженная частота выявления вторичных половых признаков Р, Ах, Р, Ь и V (соответственно — в 95,6, 86,9, 45,0, 90,0 и 90,0%). При этом, степень выраженности признака Р у 16-летних подростков с микросоматическим типом телосложения оказалась ниже (р<0,05), а степень выраженности признака Р у подростков- макросоматиков — выше (р<0,01), чем у подростков того же возраста с мезосоматическим типом телосложения.

У 17-летних юношей с мезосоматическим типом телосложения частота выявления вторичных половых признаков Р, Ах, Р, Ь и V составляла соответственно 100, 96,9, 89,2, 100 и 100%, у юношей того же возраста с микросоматическим типом телосложения — соответственно 95,0, 86,0,60,0,90,0 и 95,0%, у юношей того же возраста с макросоматическим типом телосложения — 100%. При этом, достоверной разницы между степенью выраженности признаков Ах и Р у 17-летних юношей с разными типами телосложения не отмечалось, тогда как степень выраженности признаков Р, Ъ и V у юношей-микросоматиков была меньше (р<0,001, р<0,01, р<0,001), чем у юношей-мезосоматиков и макросоматиков.

У всех 18-летних юношей с мезосоматическим и макросоматическим типами телосложения констатировалось наличие вторичных половых признаков Р, Ах, Р, Ь и V. У 18-летних юношей с микросоматическим типом телосложения наличие вторичных половых признаков Р и Ах тоже регистрировалось в 100% случаев, тогда как наличие признаков Р, Ь и V отмечалось у них соответственно в 97,2, 97,2 и 972% случаев. Существенной разницы между степенью выраженности вторичных половых признаков у юношей в возрасте 18 лет с разными типами телосложения не обнаруживалось.

Проведенные исследования позволили установить, что у подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет с разным соматотипом выявлялись неодинаковые уровни половых гормонов в сыворотке крови. Так, у подростков в возрасте 15 лет с микросоматическим типом телосложения констатировался низкий уровень (р<0,02) пролактина, а у подростков того же возраста с макросоматическим типом телосложения -высокий уровень (р<0,05) пролактина по сравнению с содержанием этого гормона в сыворотке крови 15-летних подростков с мезосоматическим типом телосложения. Существенных сдвигов уровней фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов, тестостерона в сыворотке крови у 15-летних подростков с микросоматическим и макросоматическим типами телосложения не обнаруживалось. У 16-летних подростков с микросоматическим типом телосложения, по сравнению с подростками того же возраста, имеющими мезосоматический и макросоматический типы телосложения, регистрировался низкий уровень тестостерона в сыворотке крови (р<0,001). Однако уровни других половых гормонов в сыворотке крови у подростков в возрасте 16 лет с микросоматическим типом телосложения существенно не отличались от таковых у подростков того же возраста с мезосоматическим типом телосложения.

Достоверной разницы между уровнями половых гормонов в сыворотке крови у юношей в возрасте 17 и 18 лет с мезосоматическим и макросоматическим типами телосложения не обнаруживалось. Но у юношей в возрасте 17 лет с микросоматическим типом телосложения, по сравнению с юношами-мезосоматиками, констатировались низкие уровни лютеинизирующего гормона (р<0,02), пролактина (р<0,02) и тестостерона р<0,01), а у юношей в возрасте 18 лет с микросоматическим типом телосложения — низкие уровни лютеинизирующего гормона (р<0,001) и пролактина (р<0,001) в сыворотке крови.

Данные, полученные при сравнительной оценке результатов исследований, указывают на то, что у наблюдаемых подростков в возрасте 15 и 16 лет, имеющих макросоматический тип телосложения, констатировались сдвиги показателей, свидетельствующий о более высоком уровне полового развития, чем у 15-летних и 16-летних подростков, имеющих мезосоматический тип телосложения. Признаки более высокого уровня полового развития обнаруживались и у 17-летних юношей с макросоматическим типом телосложения. Однако у наблюдаемых юношей в возрасте 18 лет с макросоматическим и мезосоматическим типами телосложения существенной разницы между показателями полового развития не отмечалось. В то же время, у подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет с микросоматическим типом телосложения, по сравнению с подростками и юношами того же возраста с мезосоматическим типом телосложения, констатировались признаки низкого уровня полового развития, что проявлялось меньшими размерами наружных половых органов, более поздним пробуждением либидо и появлением первых ночных поллюций, запаздыванием появления и меньшей степенью выраженности вторичных половых признаков, пониженным содержанием половых гормонов в сыворотке крови. Сопоставление результатов исследований даёт основание полагать, что

низкий уровень полового развития у подростков и юношей, имеющих микросоматический тип телосложения, может бьггь связан с пониженной продукцией андрогенов.

Таким образом, у большого контингента практически здоровых подростков в возрасте 15 и 16 лет и практически здоровых юношей в возрасте 17 и 18 лет, проживающих в г. Кирове, было проведено комплексное исследование главных антропометрических параметров и размеров наружных половых органов, возраста пробуждения полового влечения и возраста появления первых ночных поллюций, частоты выявления и степени выраженности вторичных половых признаков, уровней половых гормонов в сыворотке крови, что позволило получить представление о возрастных особенностях показателей полового развития. При помощи перцентильного распределения главных антропометрических параметров в каждой возрастной когорте наблюдаемых подростков и юношей были выделены группы лиц с разной гармоничностью развития и разным типом телосложения. Данные, полученные при анализе результатов исследований позволяют утверждать, что уровень полового развития у подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет зависит в большой мере от соматотипа.

ВЫВОДЫ

1. У практически здоровых юношей в возрасте 17 и 18 лет, проживающих в г. Кирове, по сравнению с практически здоровыми подростками в возрасте 15 и 16 лет, констатировалось увеличение главных антропометрических параметров и размеров наружных половых органов, частоты выявления и степени выраженности вторичных половых признаков. В то же время, у ряда юношей в возрасте 17 лет и у некоторых юношей в возрасте 18 лет регистрировалось отсутствие отдельных вторичных половых признаков.

2. В когортах наблюдаемых 15-летних и 16-летних подростков и 17-летних и 18-летних юношей выявлялись возрастные особенности гормонального статуса. Наиболее высокие уровни фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов, пролактина и тестостерона в сыворотке крови отмечались у юношей в возрасте 18 лет.

3. У большинства подростков и юношей, проживающих в г. Кирове, отмечался мезосоматический тип телосложения (66,4%). Вместе с тем, среди наблюдаемых подростков и юношей нередко выявлялись лица, имеющие микросоматический (22,6%) и макросоматический (11,6%) типы телосложения.

4. У подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 лет с макросоматическим типом телосложения регистрировались признаки более высокого уровня полового развития, нежели у подростков и юношей соответствующего возраста, имеющих мезосоматический тип телосложения. У 18-летних юношей с макросоматическим и мезосоматическим типами телосложения существенной разницы между показателями полового развития не отмечалось.

5. У подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет с микросоматическим типом телосложения, по сравнению с подростками и юношами того же возраста, имеющими мезосоматический тип телосложения,

констатировались признаки низкого уровня полового развития, проявляющиеся меньшими размерами наружных половых органов, более поздним пробуждением либидо и появлением первых ночных поллюций, запаздыванием появления и меньшей степенью выраженности вторичных половых признаков, пониженным содержанием андрогенов в сыворотке крови.

6. Уровни полового развития подростков в возрасте 15 и 16 лет и юношей в возрасте 17 и 18 лет находятся в определённой зависимости от типа телосложения.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для получения полной и объективной картины уровня полового развития подростков и юношей необходимо проводить комплексное исследование главных антропометрических параметров и размеров наружных половых органов, возраста пробуждения полового влечения и возраста появления первых ночных поллюций, частоты выявления и степени выраженности вторичных половых признаков, уровней половых гормонов в сыворотке крови.

2. Результаты комплексного исследования главных антропометрических параметров и показателей полового развития у большого контингента 15-летних и 16-летних подростков, 17-летних и 18-летних юношей, проживающих в г. Кирове, рекомендуется применять в качестве возрастных нормативов врачам стационаров и поликлиник, учебных

заведений и промышленных предприятий, медицинских комиссий военкоматов и при профилактических осмотрах представителей указанных возрастных групп. Использование этих нормативов поможет раннему выявлению отклонений в состоянии здоровья подростков и юношей, позволит прогнозировать дальнейшее развитие лиц мужского пола.

3. При анализе результатов исследования показателей полового развития подростков и юношей рекомендуется учитывать особенности этих показателей при разном соматотипе.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

1. Показатели физического и полового развития, гормональный статус у юношей, проживающих в г. Кирове/ Методические рекомендации.-Киров,2003.-15 с. (соавт: Иллек Я.Ю., Битеев В.Х., Дуркин A.B., Сухих Н.К.,Буркова H.A.).

2. Возрастные особенности гормонального статуса и его особенности у подростков и юношей с разным соматотипом// Вятский медицинский вестник.-2003.-№ 4.-С.58-60. (соавт.: Иллек Я.Ю., Битеев В.Х., Буркова H.A., Дуркин A.B., Сухих Н.К.).

3. Особенности полового развития у юношей с разным соматотипом, проживающих в г. Кирове// Вятский медицинский вестник.-2004.-№ 1.-С.42-45. (соавт.: Иллек Я.Ю., Битеев В.Х., Дуркин A.B., Буркова H.A., Сухих Н.К.).

Тимин Михаил Викторович

ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛОВОГО РАЗВИТИЯ ПОДРОСТКОВ И ЮНОШЕЙ С РАЗНЫМ СОМАТОТИПОМ, ПРОЖИВАЮЩИХ В г. КИРОВЕ

14.00.09 — педиатрия

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата медицинских наук

Отпечатано в типографии КГМА, г. Киров, ул. К. Маркса, 112. Тираж 100 экз. Заказ 131.

04-1

-

РНБ Русский фонд

2005-4 6016

Центильный метод | Медицинский сайт

Центильный метод оценки показателей физического развития детей.

Оценку антропометрических показателей производят по соответствующим стандартам разного типа. В настоящее время практически во всех развитых странах мира для индивидуальной оценки показателей физического развития используется центильный метод, который основывается на создании легко читаемого и удобного для практического использования набора оценочных таблиц и ростовых кривых, построенных на измерении здоровых представителей коренного населения, и в этом смысле вполне соответствующих понятию «стандарты».

Центильный метод дает реальную характеристику показателей в сжатом виде. Центильные оценки наиболее строго и объективно отражают распределение величин измерений у здоровых детей данной возрастно-половой группы. Сущность метода заключается в том, что все варианты изучаемого признака располагают по классам от минимального до максимального значения и путем математического преобразования весь ряд делят на 100 частей. Колонки центильных таблиц показывают границы измеряемого признака для определенной процентной (или центильной) доли всех детей возрастно-половой группы. Используют шкалу, в которой предусмотрено выделение границ 3 (5), 10, 25, 50, 75, 90, 97(95) центилей. Размеры всех центильных интервалов неодинаковы.

Для контроля развития наиболее частое применение находят центильные стандарты двух видов: одномерные центильные шкалы (оценка распределения признаков относительно пола и возраста) и графики (номограммы, показывающие распределение массы тела относительно длины тела).

Оценка по центильным таблицам (одномерным центильным шкалам).

При массовых обследованиях детей для оценки основных антропометрических показателей, выделения групп с «пограничными» значениями и возможными патологическими отклонениями признаков рекомендованы одномерные центильные таблицы. Практическое использование этих таблиц просто и удобно. Каждый измеренный признак помещают в свой коридор (интервал) центильной шкалы в соответствующей таблице. В зависимости номера центильного интервала, который отражает его расположение в ряду, формулируется оценочное суждение и принимается врачебное решение в соответствии со следующей схемой:

1-й центильный интервал – область «низких» величин, встречается редко (не чаще 3 или 5%) у здоровых детей, ребенок требует обследования или консультирования – «Группа диагностики». Имеется одна исторически сложившаяся особенность – при оценке антропометрических показателей обычно за 1 и 8-й ц.и. принимаются 3 и 97-процентные отрезные точки, а ИМТ (BMI) и гемодинамических показателей — 5 и 95-процентные отрезные точки соответственно.

2-й центильный интервал – от 3(5) до 10 центиля, область «сниженных» величин, встречается у 7(5)% здоровых детей, ребенку показано консультирование при наличии других отклонений в состоянии здоровья или развития – «Группа внимания».

3-й центильный интервал – от 10 до 25 центиля, область показателей «ниже средних» величин, встречается у 15 % здоровых детей;

4-й центильный интервал – от 25 до 50 центиля, область показателей «средненизких» величин, встречается у 25 % здоровых детей.

50 центиль представляет собой медиану;

5-й центильный интервал – от 50 до 75 центиля, область показателей «средневысоких» величин, встречается у 25 % здоровых детей;

6-й центильный интервал – от 75 до 90 центиля, область показателей «повышенных» величин, встречается у 15 % здоровых детей;

7-й центильный интервал – от 90 до 97(95) центиля, область «повышенных» величин, встречается у 7(5)% здоровых детей, показано консультирование при наличии других отклонений в состоянии здоровья или развития – «Группа внимания».

8-й центильный интервал – от 97(95) центиля, область «высоких» величин, встречается редко (не чаще 3(5)%) у здоровых детей, высока вероятность патологической природы изменений, ребенок требует обследования или консультирования – «Группа диагностики».

Для скрининговых обследований предлагается относить к вариантам нормы величины в 3 – 6 центильных интервалах (от 10 до 90 центиля), встречающиеся у 80% здоровых детей.

На основе центильных оценок длины тела (ДТ), массы тела (МТ) и окружности грудной клетки (ОГК) определяют гармоничность морфологического состояния организма. Оптимальные соотношения этих показателей обеспечивают совершенное функционирование опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой, дыхательной и других систем организма. На соответствии этих показателей основывается диагностика ожирения. Если разность номеров центильных интервалов между любыми двумя вышеназванными показателями не превышает 1, то развитие следует считать гармоничным. Если эта разность составляет 2, то развитие дисгармоничное, а при разнице в 3 интервала и более мы говорим о резко дисгармоничном или гетерохронном развитии.

Оценка по одномерной центильной шкале дает возможность вычислить темповый соматотип.

Темповый соматотип – это характеристика темпа роста ребенка, определенная на основе номеров центильных оценок ДТ, МТ, ОГК и отражающая биологический возраст ребенка. Соматотип вычисляется как сумма номеров центильных интервалов (возрастно-половой шкалы) для длины, массы тела и окружности грудной клетки. Выделяют 3 вида темпов возрастного развития:

1.МИКРОСОМАТИЧЕСКИЙ тип, характеризующий замедленный темп возрастного развития – сумма баллов от 3 до 10.

2.МЕЗОСОМАТИЧЕСКИЙ тип, характеризующий средний темп роста — сумма баллов от 11 до 17. Данный тип можно разделить на 2 подтипа:

а) микромезосоматический — сумма от 11 до 13 баллов, со среднезамедленным темпом роста;

б) макромезосоматический — сумма от 14 до 17 баллов со среднеускоренным темпом роста.

3.МАКРОСОМАТИЧЕСКИЙ тип, характеризующийся ускоренными темпами развития – сумма баллов от 18 до 24.

Оценить статью

Похожие статьи:

Метаболический и иммунологический фенотип редких липоматозов: болезнь Деркума и мезосоматический липоматоз Роха-Лери | Журнал «Орфанет редких заболеваний»

  • 1.

    Аль Газаль П., Гронемейер Л.Л., Шон М.П. Липоматозы. J Dtsch Dermatol Ges. 2018; 16: 313–27.

    PubMed Google ученый

  • 2.

    Vantyghem MC, Balavoine AS, Douillard C, Defrance F, Dieudonne L, Mouton F, Lemaire C, Bertrand-Escouflaire N, Bourdelle-Hego MF, Devemy F, Evrard A, Gheerbrand D, Gumurdot C, Gumurdot C. С., Хобер С., Тополински Х., Ламблин Б., Мицински Б., Рындак А., Карруз В., Дювивье Е., Мерлен Е., Корте С., Вейл Дж., Лакруа Д., Вемо Дж. Л.Как диагностировать липодистрофический синдром. Ann Endocrinol (Париж). 2012; 73: 170–89.

    CAS Статья Google ученый

  • 3.

    Brown RJ, Araujo-Vilar D, To Cheung P, Dunger D, Garg A, Jack M, Mungai L, Oral EA, Patni N, Rother K, Von Schnurbein J, Sorkina E, Stanley T, Vigouroux C, Wabitsch M, Williams R. Диагностика и лечение синдромов липодистрофии: практическое руководство для нескольких сообществ. J Clin Endocrinol Metab. 2016; 101: 4500–11.

    CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Соллиер С., Кейпел Э, Агуилон С., Смирнов В., Оклер М., Дуйяр К., Ладсус М., Дефоорт-Дельлеммес С., Горвуд Дж., Брауд Л., Моттерлини Р., Ватье С., Ласкольс О., Ренар Е., Vigouroux C, Jéru I. Липодистрофический синдром, связанный с LIPE: клинические особенности и моделирование болезни с использованием жировых стволовых клеток. Eur J Endocrinol. 2021. 184: 155–68.

    CAS Статья Google ученый

  • 5.

    Muller R. Dictionnaire médical de l ‘ Académie de Médecine — Липоматозная мезосоматическая система с множественными цирконскритами Рох-Лери, версия 1951–2020 гг.

  • 6.

    Ханссон Э., Маньер Дж. Качество жизни пациентов с болезнью Деркума — до и после липосакции. J Plast Surg Hand Surg. 2012; 46: 252–6.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Ханссон Э., Свенссон Х., Брорсон Х. Липосакция может уменьшить боль при болезни Деркума (Adiposis Dolorosa).Pain Med. 2011; 12: 942–52.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Hansson E, Elmståhl S, Svensson H, Manjer J. Оценка измерения снижения жировой массы после липосакции у пациентов с ожирением. Plast Surg Hand Surg. 2012. 46 (6): 421–6.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Воллина У., Хейниг Б., Лангнер Д., Новак А. Юкста-суставной dolorosa (болезнь Деркума IV): отчет о четырех случаях и лечение дерматолипэктомией.Wien Med Wochenschr. 2015; 165 (17–18): 374–7.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Патель Д.А., Лебедь К.Г. Фрэнсис Ксавье Деркум — мужчина на все времена. Энн Клин Перевод Нейрол. 2014; 1: 233–7.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Ханссон Э., Свенссон Х., Брорсон Х. Обзор болезни Деркума и предложение диагностических критериев, диагностических методов, классификации и лечения.Orphanet J Rare Dis. 2012; 7: 23.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Ханссон Э., Свенссон Х., Брорсон Х. Депрессия при болезни Деркума и ожирении: исследование случай-контроль. Психиатрия. 2012; 12: 74.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Beltran K, Wadeea R, Herbst KL. Инфекции, предшествующие развитию болезни Деркума. 2020; 19, e00682.

  • 14.

    Расмуссен Дж. К., Хербст К. Л., Олдрич М.Б., Чинмей Д.Д., Тан И.С., Чжу Б., Гиллиод Р., Файф, Калифорния, Маус Е.А., Севик-Мурака Е.А. Аномальный лимфатический фенотип связан с отложениями подкожной жировой ткани при болезни Деркума. Ожирение. 2014; 22: 2186–92.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Канту Дж. М., Руис-Баркин Э., Хименес М., Кастильо Л., Макотела-Руис Э. Аутосомно-доминантное наследование при толстом ожирении (болезнь Деркума).Humangenetik. 1973; 18: 89–91.

    CAS PubMed Google ученый

  • 16.

    Ледда Р.Э., Райкес Дж., Кривелли П., Вейхерт И. Сопутствующая тромбоэмболия легочной артерии у монозиготных близнецов женского пола, страдающих болезнью Деркума. Oxf Med Case Rep.2019; 1: 123.

    Google ученый

  • 17.

    Кампен Р., Манкин Х., Луис Д., Хирано М., МакКоллин М. Семейное происхождение adiposis dolorosa. J Am Acad Dermatol.2001; 44: 132–6.

    CAS Статья Google ученый

  • 18.

    Белтран К, Хербст КЛ. Дифференциация липедемы и болезни Деркума. Int J Obes. 2017; 41: 240–5.

    CAS Статья Google ученый

  • 19.

    Экель Дж. Жировая ткань: главный секреторный орган: клеточный секретом и орган. Перекрестные помехи. 2018; 2018: 9–63.

    Google ученый

  • 20.

    Альберти К.Г., Экель Р.Х., Гранди С.М., Зиммет П.З., Климан Д.И., Донато К.А., Фрукарт Дж.С., Джемс В.П., Лориа С.М., Смит СК. Целевая группа Международной федерации диабета по эпидемиологии и профилактике Национальный институт сердца, легких и крови, Американская ассоциация сердца, Всемирная федерация сердца, Международное общество атеросклероза. Синдром гармонизирующего метаболизма. 2009; 120: 1640–5.

    CAS Google ученый

  • 21.

    Amine B, Leguilchard F, Benhamou CL.Болезнь Деркума (толстый ожирение): новый клинический случай. Костный сустав позвоночника. 2004. 71: 147–149.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Oliveira Izar MC, et al. Редкое проявление болезни Деркума у ​​ребенка с нарушениями метаболизма липопротеинов. Arq Bras Cardiol. 2018; 111: 755–7.

    Google ученый

  • 23.

    Monserrat-Mesquida M, Quetglas-Llabrés M, Capó X, Bouzas C, Mateos D, Pons A, Tur J, Sureda A.Метаболический синдром связан с окислительным стрессом и провоспалительным состоянием. Антиоксиданты (Базель). 2020; 9: 236.

    CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Ян X-J, Tian S, Ma Q-H, Sun H-P, Xu Y, Pan CW. Параметры, связанные с лейкоцитами у пожилых людей с метаболическим синдромом. Эндокринная. 2020; 68: 312–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 25.

    Вуонг Дж., Цю Й., Ла М, Кларк Дж., Свинкелс Д., Цембровски Г.Референсные интервалы компонентов полного анализа крови сильно коррелируют с окружностью талии: должны ли пациенты с ожирением иметь свои собственные «нормальные значения»? Am J Hematol. 2014; 89: 671–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 26.

    Núñez Ruiz A, Cortés-Garcia JD, Cortez-Espinosa N, Herrera-Rojas PI, Ruíz-Rodríguez VM, Salgado-Bustamante M, García-Hernández MH, Reynaga-Hernández, Reynaga-Hernánádel, Reynaga-Hernánádel , Порталес-Перес Д.П.Снижение уровней подмножеств регуляторных Т-клеток (CD8 + Foxp3, CD4 + Foxp3 и CD4 + CD39 + Foxp3), но повышение экспрессии Foxp3 в жировой ткани у субъектов с избыточным весом. Питание. 2016; 32: 943–54.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Накашима К., Оцука А., Кабашима К. Последние достижения в механизме активации базофилов. J Dermatol Sci. 2018; 91: 3–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 28.

    Siracusa MC, Saenz SA, Hill DA, Kim BS, Headley MB, Doering TA, Wherry EJ, Jessup HK, Siegel LA, Kambayashi T., Dudek EC, Kubo M, Cianferoni A, Spergel JM, Ziegler SF, Comeau MR, Artis D. TSLP способствует интерлейкин-3-независимому базофильному гематопоэзу и воспалению 2 типа. Природа. 2011; 477: 229–33.

    CAS Статья Google ученый

  • 29.

    Оцука А., Кабашима К. Тучные клетки и базофилы в кожных иммунных ответах.Аллергия. 2015; 70: 131–40.

    CAS Статья Google ученый

  • 30.

    Ким Дж. Х., Но С., Хур Х. Дж., Сун MJ, Хван Дж. Т., Пак Дж. Х., Ян Х. Дж., Ким М. С., Квон Д. Ю., Юн Ш. Метаболомический анализ печени и сыворотки мышей с ожирением, вызванным диетой с высоким содержанием жиров. J Proteome Res. 2011; 10: 722–31.

    CAS Статья Google ученый

  • 31.

    Crane JD, Palanivel R, Mottillo EP, Bujak AL, Wang H, Ford RJ, Collins A, Blümer RM, Fullerton MD, Yabut JM, Kim JJ, Ghia JE, Hamza SM, Morrison KM, Schertzer JD , Дайк Дж. Р., Хан В. И., Стейнберган Г. Р..Подавление периферического синтеза серотонина снижает ожирение и метаболическую дисфункцию, способствуя термогенезу коричневой жировой ткани. Nat Med. 2015; 21: 166–72.

    CAS Статья Google ученый

  • 32.

    Ябут Дж. М., Дежардин Э. М., Чан Э. Дж., Дэй Э. А., Леру Дж. М., Ван Б., Крейн Э. Д., Вонг В., Моррисон К. М., Крейн Д. Д., Хан В. И., Стейнберган Г. Р.. Генетическая делеция синтеза серотонина тучных клеток предотвращает развитие ожирения и инсулинорезистентности.Nat Commun. 2020; 11: 463.

    CAS Статья Google ученый

  • 33.

    Пак Дж., Ха Джи, О Дж, Ким Джи, Хан С.М., Шин К.С., Чон Й.Г., Чхве СС, Ким Дж.Б. Активация инвариантных естественных Т-клеток-киллеров стимулирует ремоделирование жировой ткани через гибель адипоцитов и рождение при ожирении. Genes Dev. 2019; 33: 1657–72.

    CAS Статья Google ученый

  • 34.

    Йи Ли Ф, Ван Си, Тао Л, Дэн Й, Цай Й.Естественные клетки-киллеры: друг или враг при метаболических заболеваниях? Фронт Иммунол. 2021; 12: 614429.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Йошимото Т. Охота за источником первичного интерлейкина-4: как мы обнаружили, что естественные Т-клетки-киллеры и базофилы определяют дифференцировку Т-хелперных клеток 2 типа in vivo. Фронт Иммунол. 2018; 9: 716–39.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Джонс Дж. Л., Томпсон С. Дж., Ло П., Дэвис Дж. Л., Туохи О. К., Карри А. Дж., Аззопарди Л., Хилл-Коуторн Дж., Фэи М. Т., Компстон ​​А., Коулс А. Дж.. Аутоиммунитет человека после истощения лимфоцитов вызван гомеостатической пролиферацией Т-клеток. Proc Natl Acad Sci USA. 2013; 110: 20200–5.

    CAS Статья Google ученый

  • 37.

    Таджуддин С.М., Шик У.М., Эйхер Дж. Д., Чами Н., Гири А., Броди Дж. А., Хилл В. Д., Кацпровски Т., Ли Дж., Лютикяйнен Л. П., Маничайкул А., Михайлов Э.Широкомасштабный анализ ассоциации в масштабе всего экзома определяет локусы признаков лейкоцитов и плейотропии с иммуноопосредованными заболеваниями. Am J Hum Genet. 2016; 99: 22–39.

    CAS Статья Google ученый

  • 38.

    Васантакумар А., Чисанга Д., Блум Дж., Глори Р., Бритт К., Хенстридж, округ Колумбия, Чжан И., Торрес С. В., Лиене С., Коллинз Н., Цао Е., Сидвелл Т., Ли К., Спалланцани Р. Г., Ляо Ю. , Бивис П.А., Гебхардт Т., Треваскис Н., Натт С.Л., Заяк Д.Д., Дэйви Р.А., Феббрайо М.А., Матис Д., Ши В., Каллис А.Полозависимый импринтинг регуляторных Т-клеток в жировой ткани. Природа. 2020; 579: 581–5.

    CAS Статья Google ученый

  • 39.

    Ябут Дж. М., Крейн Дж. Д., Грин А. Э., Китинг Д. Д., Хан В. И., Стейнберг Г. Р.. Новые роли серотонина в регуляции метаболизма: новые значения для древней молекулы. Endocr Rev.2019; 40: 1092–107.

    Артикул Google ученый

  • Болезнь Деркума и мезосоматозный липоматоз Рох-Лери

    J.Clin. Med. 2021,10, 1292 13 из 15

    40.

    Wu, Y .; Он, H .; Cheng, Z .; Bai, Y .; Ма, X. Роль нейропептида Y и пептида YY в развитии ожирения через кишечник-мозг

    оси. Curr. Protein Pept. Sci. 2019,20, 750–758. [CrossRef]

    41.

    Fisk, H.L .; Чайлдс, C.E .; Miles, E.A .; Ayres, R .; Ноукс, П.С.; Paras-Chavez, C .; Куда, О .; Kopecký, J .; Antoun, E .; Lillycrop, K.A .;

    и др. Нарушение регуляции концентраций эндоканнабиноидов в подкожной жировой ткани человека при ожирении и модуляция

    полиненасыщенных жирных кислот омега-3.Clin. Sci. 2021, 135, 185–200. [CrossRef] [PubMed]

    42.

    Herbst, K.L .; Coviello, A.D .; Чанг, А .; Бойл, Д. Воспаление, связанное с липоматозом, и избыток коллагена могут способствовать снижению на

    относительного расхода энергии в состоянии покоя у женщин с толстым ожирением. Int. J. Obes. 2009 г., 33, 1031–1038. [CrossRef]

    43.

    Crescenzi, R .; Донахью, П.М.; Weakley, S .; Гарза, М .; Донахью, M.J .; Хербст, К. Липедема и болезнь Деркума: новое приложение

    биоимпеданса.Лимфат. Res. Биол. 2019,17, 671–679. [CrossRef] [PubMed]

    44.

    Кругликов И.Л .; Джофин, Н .; Шерер, П. Ось MMP14 – кавеолин и ее потенциальное значение для липедемы. Nat. Rev. Endocrinol.

    2020,16, 669–674. [CrossRef]

    45. Wolfe, F .; Clauw, D.J .; Fitzcharles, M.-A .; Goldenberg, D.L .; Katz, R.S .; Mease, P .; Russell, A.S .; Russell, I.J .; Уинфилд, J.B .; Юнус,

    М.Б. Предварительные диагностические критерии фибромиалгии и оценка симптомов

    степени тяжести Американского колледжа ревматологии.Arthritis Care Res. 2010, 62, 600–610. [CrossRef]

    46. Cascajo, C.D .; Borghi, S .; Вейерс, В. Панникулит. Являюсь. J. Dermatopathol. 2000, 22, 530–549. [CrossRef] [PubMed]

    47.

    Sollier, C .; Capel, E .; Aguilhon, C .; Смирнов, В .; Auclair, M .; Douillard, C .; Ladsous, M .; Defoort-Dhellemmes, S .; Gorwood, J .;

    Braud, L .; и другие. Липодистрофический синдром, связанный с LIPE: клинические особенности и моделирование заболевания с использованием жировых стволовых клеток. Евро. J.

    Endocrinol.2021, 184, 155–168. [CrossRef] [PubMed]

    48.

    Reddy, N .; Malipatil, B .; Кумар, С. Редкий случай семейного множественного подкожного липоматоза с новой мутацией PALB2 и повышением предрасположенности к раку

    . Гематол. Стволовые клетки Ther. 2016,9, 154–156. [CrossRef] [PubMed]

    49.

    Granados, D.M.M .; De Baptista, M.B .; Bonadia, L.C .; Bertuzzo, C.S .; Штайнер К.Э. Клиническое и молекулярное исследование семейного

    множественного липоматоза: варианты в гене HMGA2.Clin. Космет. Расследование. Дерматол. 2020,13, 1–10. [CrossRef] [PubMed]

    50.

    Miraglia, E .; Moliterni, E .; Яковино, Ц .; Роберти, В .; Laghi, A .; Moramarco, A .; Джустини, С. Кожные проявления при нейрофиброматозе

    типа 1. Clin. Тер. 2020,171, e371 – e377. [CrossRef]

    51.

    Carré, F .; Hervochon, R .; Foirest, C .; Танкере, синдром Ф. MERRF (миоклоническая эпилепсия с рваными красными волокнами) с

    шейно-грудным липоматозом.Евро. Анна. Оториноларингол. Голова Шея Дис. 2019, 136, 113–114. [CrossRef] [PubMed]

    52.

    Wolfswinkel, E.M .; Imahiyerobo, T.A .; McComb, J.G .; Sanchez-Lara, P.A .; Урата, М. Синдром Протея с черепной

    Внутрикостная липома. J. Craniofacial Surg. 2017,28, e771 – e773. [CrossRef]

    53.

    Martinez-Lopez, A .; Blasco-Morente, G .; Perez-Lopez, I .; Herrera-Garcia, J.D .; Луке-Валенсуэла, М .; Sanchez-Cano, D .; Lopez-

    Gutierrez, J.C .; Руис-Вильяверде, Р.; Терседор-Санчес, синдром Дж. Гвоздики: Обзор спектра избыточного роста, связанного с PIK3CA

    (ЗА). Clin. Genet. 2016,91, 14–21. [CrossRef]

    54.

    Craiglow, B.G .; Ko, C.J .; Антая, Р.Дж. Два случая синдрома гемигиперплазии-множественного липоматоза и обзор асимметричных синдромов

    гемигиперплазии. Педиатр. Дерматол. 2013,31, 507–510. [CrossRef]

    55.

    Caux, F .; Plauchu, H .; Chibon, F .; Faivre, L .; Fain, O .; Vabres, P .; Bonnet, F .; Сельма, З.B .; Laroche, L .; Жерар, М .; и другие. Сегментарный

    избыточный рост, липоматоз, артериовенозная мальформация и синдром эпидермального невуса (СОЛАМЕН) связаны с мозаичной нуллизиготностью по PTEN

    . Евро. J. Hum. Genet. 2007, 15, 767–773. [CrossRef] [PubMed]

    56.

    Acar, T .; Efe, D .; Gemici, K .; Голен, М .; Gemici, K. Совместное возникновение интрамедуллярной липомы грудопоясничного отдела и внутричерепной липомы

    при синдроме Гарднера: редкое явление. Acta Neurochir. 2015, 157, 1429–1431.[CrossRef]

    57.

    Mashima, E .; Sawada, Y .; Saito-Sasaki, N .; Ямамото, К .; Ohmori, S .; Omoto, D .; Yoshioka, H .; Йошиока, М .; Okada, E .; Aoki, T .;

    и др. Ретроспективное исследование атипичной липоматозной опухоли поверхностного типа. Передний. Med. 2020,7. [CrossRef] [PubMed]

    58.

    Smereczy´nski, A .; Kołaczyk, K .; Бернатович, Э. Тлущ wewn atrzbrzuszny. Cz e´s´c III. Zmiany nowotworowe tkanki tłuszczowej.

    J. Ультрасон. 2016,16, 145–154.[CrossRef]

    59.

    Petscavage-Thomas, J.M .; Уокер, E.A .; Bernard, S.A .; Bennett, J. Результаты визуализации толстого ожирения и массивной локализованной лимфедемы

    . Скелет. Радиол. 2015,44, 839–847. [CrossRef]

    60.

    Банки, Б .; Matthews, C .; Haddaway, M .; Cassar-Pullicino, V .; Lalam, R .; Сингх, Дж .; Tyrrell, P. Adiposis dolorosa (болезнь Деркума):

    МРТ и ультразвуковые исследования. Clin. Радиол. 2013,68, 1047–1053. [CrossRef] [PubMed]

    61.

    Wang, X.Q .; Hsu, A.T .; Гойтайн, А .; Ng, T.L .; Нильсен, Т. Быстрый и экономичный анализ экспрессии генов для диагностики

    хорошо дифференцированных и недифференцированных липосарком. J. Mol. Диаг. 2021, 23, 274–284. [CrossRef]

    62. Price, G.E .; Берд, Дж. ADIPOSIS DOLOROSA. Варенье. Med. Доц. 1925, 84, 247. [CrossRef]

    63.

    Steiger, W.A .; Литвин, Х .; Lasche, E.M .; Дюрант, Т. Adiposis Dolorosa (болезнь Деркума). N. Engl. J. Med.

    1952

    , 247, 393–396.

    [CrossRef]

    64. Hansson, E .; Svensson, H .; Stenram, U .; Брорсон, Х. Гистология воспаления жировой ткани при болезни Деркума, ожирении и

    контрольных группах с нормальным весом: исследование случай-контроль. J. In amm. 2011,8, 24. [CrossRef]

    65.

    Бродовский, С .; Westreich, M .; Leibowitz, A .; Шварц, Ю. Adiposis Dolorosa (болезнь Деркума): 10-летнее наблюдение. Анна. Пласт.

    Surg. 1994, 33, 664–668. [CrossRef] [PubMed]

    66. Элиасон, А.ЧАС.; Seo, Y.I .; Мерфи, Д .; Бил, С. Управление болью Adiposis Dolorosa. Кормили. Практик. 2019,36, 529–533. [PubMed]

    67.

    Desai, M.J .; Siriki, R .; Ван, Д. Лечение боли при болезни Деркума с помощью Lidoderm

    ®

    (5% пластырь с лидокаином): отчет о болезни.

    Pain Med. 2008,9, 1224–1226. [CrossRef] [PubMed]

    Адипоцитов, инсулинорезистентности и иммунитета: оценка интерлейкина-7 при липодистрофии, диабете и ожирении — полный текст

    Рационально: благодаря его способности накапливать жирные кислоты и секретировать многочисленные продукты. При воспалительных цитокинах адипоцит выступает в качестве ключевой клетки в регуляции энергетического обмена и иммунного ответа.Более того, недавно было показано, что адипоциты играют роль в рекрутировании клеток, участвующих в врожденном и адаптивном иммунитете в жировой ткани.

    Заболевания, связанные с белой жировой тканью, многочисленны, от избытка (ожирение) до полного (липоатрофии) или частичного отсутствия (липодистрофии), причем эти 3 различных расстройства парадоксальным образом способны вызывать синдром метаболической инсулинорезистентности.

    Среди задействованных цитокинов интерлейкин-7 (IL-7), наиболее известный своими иммунными функциями, также участвует в количественном и качественном балансе жировой массы.Таким образом, сверхэкспрессия IL-7 на животной модели вызывает липодистрофический синдром с инсулинорезистентностью, тогда как у людей предварительное исследование показывает, что липодистрофии, связанные с LMNA, связаны с повышением уровня IL-7 в крови. IL-7 также участвует в реактивации аутоиммунитета у пациентов, страдающих аутоиммунным типом 1 после трансплантации островков.

    Таким образом, целью данного исследования является оценка различных цитокинов, особенно интерлейкина 7, и уровней метаболических параметров, а также распределения жировой массы в различных моделях распределения жира, включая пациентов с нормальным весом, ожирением и липодистрофией.Банк сыворотки плазмы, генов и тканей будет создан для того, чтобы улучшить наши знания о нарушениях, связывающих жировую массу, инсулинорезистентность и иммунитет, особенно при липодистрофиях, редкой моногенной модели инсулинорезистентности.

    Пациенты: Включенные пациенты соответствуют субъектам либо с нормальной массой тела, либо с ожирением, либо с липодистрофическим синдромом, независимо от их статуса диабета 2 типа.

    Методы: будут охарактеризованы уровни IL-7 в крови, других иммунных и / или провоспалительных цитокинов, иммунофенотип лимфоцитов, а также параметры метаболизма.Жировая масса будет оцениваться неинвазивными методами (DEXA и RMN). Будет создан банк плазмы, сыворотки и генов. А также банк жировой ткани для пациентов, которым предстоит операция (особенно пластическая хирургия у липодистрофических пациентов), для ее криоконсервации и определения воспалительного статуса этой ткани с помощью гистологического и молекулярного анализа.

    Основные критерии оценки: Основными критериями оценки будут уровни IL-7 в крови в различных группах в соответствии с жировой массой и параметрами метаболизма.Гипотеза состоит в том, что у людей количественные и / или качественные нарушения жировой ткани связаны с повышением уровня IL-7 и развитием инсулинорезистентности.

    Ожидаемые результаты и возможные последствия: это исследование позволит лучше определить иммунный и воспалительный компоненты, связанные с изменениями распределения жировой массы и метаболизма глюкозы. Наш подход, сочетающий клиническое исследование, ex vivo и лабораторный анализ, является оригинальным и должен позволить лучше понять клеточные механизмы, ответственные за воспалительный процесс, возникающий в белой жировой ткани и сопровождающий нарушения этой ткани, особенно липодистрофические синдромы, — открывая новые терапевтические перспективы в общие заболевания человека (ожирение, диабет) с одной стороны и редкое заболевание (липодистрофия) с другой.

    Omnibus-enquête, beroepsuitoefening tandartsen (https://www.narcis.nl)

    Заголовок Omnibus-enquête, beroepsuitoefening tandartsen
    Автор Koninklijke Nederlandse Maatschappij tot bevordering der Tandheelkunde (KNMT)
    Дата выпуска 3021-03-05
    Доступ Открытый доступ
    Использованная литература) Зорг
    Язык Голландский
    Тип Набор данных
    Издатель Koninklijke Nederlandse Maatschappij tot bevordering der Tandheelkunde (KNMT)
    Абстрактный Een submitatief panel van werkzame tandartsen (de zogenoemde ‘peilstations’, aangevuld met een aselecte steekproef van tandartsen (-algemeen Practici)) werkt met regelmaat mee aan de Omnibus-enquête.Een- tot tweemaal per jaar word deze tandartsen, schriftelijk, telefonisch через Интернет bevraagd через hun opvattingen en gedragen inzakeallerlei (actuele) aspecten van en / of kwesties rondom de tandheelkundige beroepsuitoefening.
    Покрытие Нидерланды
    Набор данных https://bronnen.zorggegevens.nl/Bron?naam=Omnibus-enquête,-b…
    Метаданные XML
    Источник Зорггегевенс

    мезофильный в предложении — мезофильный приговор

    SentencesMobile
    • Унитаз также можно закрыть для дальнейшего мезофильного компостирования.
    • Компостные туалеты значительно сокращают объемы человеческих отходов за счет мезофильного компостирования.
    • Это мезофильные бактерии, которые можно выращивать на клетках Vero.
    • Оптимальная температура роста находится в мезофильном диапазоне.
    • Это грамположительная мезофильная бактерия.
    • Грамотрицательный, аэробный, мезофильный и палочковидный.
    • Сульфатредуцирующий, мезофильный и подвижный.
    • Он факультативно анаэробен, гетеротрофен и мезофилен.
    • Стадия отверждения часто необходима для мезофильного компостирования с целью снижения потенциальных фитотоксинов.
    • «Parachlamydia acanthamoebae» имеет различные характеристики окрашивания по Граму и является мезофильным.
    • В предложении сложно увидеть мезофильность.
    • Жизнеспособный мониторинг предназначен для обнаружения мезофильных микроорганизмов в аэробном состоянии.
    • Мезофильный, палочковидный, с типовым штаммом GSL-Ac1.
    • Морской, мезофильный, жгутиковый.
    • Он мезофилен, а также окисляет тиосульфат.
    • Мезофильное анаэробное разложение позволяет разрушать биоразлагаемые материалы с помощью микроорганизмов при умеренных температурах.
    • Грамотрицательный, аэробный, мезофильный, неспорообразующий, жгутиковый.
    • Степень уничтожения патогенов зависит от температуры (мезофильные или термофильные условия) и времени компостирования.
    • Как облигатная внутриклеточная бактерия, C. pneumoniae является паразитическим и мезофильным.
    • Мезофильный хемолитоавтотрофный рост происходит за счет окисления соединений серы в сочетании с восстановлением нитрата или молекулярного кислорода.
    • Мезофильно-анаэробное сбраживание (MAD) также является распространенным методом обработки осадка, образующегося на очистных сооружениях.
    • Другие предложения : 1 2 3

    Аутоиммунитет человека после истощения лимфоцитов вызван гомеостатической пролиферацией Т-клеток

    Стефани Дж. Ханна, Эми С. Кодд, Эстер Хеа-Мальорки, Д. Оливер Скурфилд, Феликс С. Рихтер, Кристин Ладелл, Мариана Борса, Эвуд Б. Компер, Оуэн Р. Мун, Сара А. Э. Гэллоуэй, Сандра Димонте, Лоренцо Капитани, Фрейя Р. Шепитани Джозеф Д. Уилсон, Лайон Ф. К. Уль, Дэвид Дж. Ахерн, Ханна Альмуттаки, Доминик С. Алонзи, Альджавара Альрубайи, Гада Альсале, Валентина М. Т. Барт, Вики Бэтчелор, Ребекка Бейлисс, Дороти Л. Бертольд, Еленена Техрманн Безбрадаика, Еленена С. Безбрадица Борса, Роуи Борст, Джулиана Брун, Стефани Бернелл, Лоренцо Капитани, Афина Кавунидис, Люси Чапман, Энн Шово, Лилиана Сифуэнтес, Эми Сьюзан Кодд, Эвуд Бернардус Компеер, Кларисса Ковени, Эми Дейвеллис Кросс, Сара Дэни Кросс , Сандра Димонте, Рубан Рекс Питер Дурайрадж, Линн Б. Дастин, Артур Дайер, Кери Филдинг, Фабиан Фишер, Авен Галлимор, Сара Галлоуэй, Энис Гаммадж, Эстер Хеа-Мальорки, Эндрю Годкин, Стефани Дж. Ханна, Корнелия Хьюбергер, Сара , Фади Исса, Эм Ма Джонс, Рут Джонс, Кристин Ладелл, Сара Н. Лаудер, Кейт Лиддиард, Петрос Лигоксигакис, Фангфанг Лу, Брюс Маклахлан, Шайда Малеки-Тойсеркани, Элизабет Манн, Анна М. Марзеда, Реджинальд Джеймс Мэтьюз, Джули М Мазет, Анита Миличич Митчелл, Оуэн Мун, Ван Дьен Нгуен, Мириам О’Хэнлон, Клара Элеонор Павилле, Димитра Пеппа, Ана Пирес, Элеонора Принг, Макс Квастель, Софи Рид, Ян Ревинкель, Ниам Ричмонд, Феликс Клеменс Рихтер, Элис Патри Робинсон, Родригес Дж. , Прагати Саббервал, Арвинд Сами, Рафаэль Санчес Перес, Квентин Саттентау, Барбора Шонфельдова, Дэвид Оливер Скурфилд, Тарини А. Сельвакумар, Фрейя Р. Шеперд, Кариад Шортен, Анна Катарина Саймон, Адриан Л. Смит, Алисия Тейджеира Эмлиер, Майкл Телльер, Майкл Телльер Лев Ф.К. Уль, Эринке ван Гринсвен, Ангус К.Т. Ванн, Ричард Уильямс, Джозеф Д. Уилсон, Динси Чжоу, Зихан Чжу, Авен М. Галлимор, Анита Миличич

    Оксфордская открытая иммунология 2021 г. 2 1

    ПРАЙМ PubMed | статьи журнала болезни деркума из PubMed

    Кожные нежные опухоли проявляются в виде болезненных кожных или подкожных масс.Сокращения, вспомогательные средства для запоминания, созданные из начальных букв других слов, могут использоваться для помощи в вспоминании списка условий. Мы сообщаем о случае мужчины с болезненным поражением на ноге; 15 лет назад в этом месте ему под кожу попал горячий припой. Подкожное образование было удалено, и его симптомы исчезли. Микроскопическая оценка образца показала реакцию инородного тела на металл. Таким образом, после сопоставления его истории болезни, клинической картины и результатов патологии был установлен диагноз инородного тела (припоя) и реакции инородного тела на припой как причины болезненного поражения кожи пациента.Включая диагноз нашего пациента по поводу его болезненного поражения кожи, список состояний, которые были описаны как кожные болезненные опухоли, включает кальциноз кожи, ангиоэндотелиоматоз, лейомиому, метастазы, гидраденому, остеому кутиса, опухоль гломуса, шрам, фибромиксому, лейомиосаркому, эккрин ангиоматозная гамартома, болезнь Деркума, пьезогенная педальная папула, эккринная спираденома, неврилеммома, что-то еще (например, инородное тело (припой) и реакция на инородное тело), ​​ангиолипома, неврома, дерматофиброма, гранулярно-клеточная опухоль, эндометриоз, тромб, синий каучук пузырчатый невус, ангиома, спиральный узелковый хондродерматит и келоид.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.