Монетаризм когда возник: Монетаризм — Вики

Автор: | 12.06.2021

Содержание

Монетаризм — Вики

Монетари́зм — макроэкономическая теория, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором развития экономики. Одно из главных направлений неоклассической экономической мысли. Современный монетаризм возник в 1950-е годы как ряд эмпирических исследований в области денежного обращения. Основоположником монетаризма является Милтон Фридман, впоследствии ставший лауреатом Нобелевской премии по экономике в 1976 году. Однако название новой экономической теории было дано Карлом Бруннером[1].

Предшественники монетаризма

Понимание того, что изменения цен зависят от объёма денежной массы, пришло в экономическую теорию с античных времен. Так, ещё в III веке об этом утверждал известный древнеримский юрист Юлий Павел. Позднее в 1752 году английский философ Д. Юм в «Очерке о деньгах» изучал связь между объёмом денежных средств и инфляцией. Юм утверждал, что повышение денежного предложения приводит к постепенному увеличению цен до достижения ими первоначальной пропорции с объёмом денег на рынке.

Эти взгляды разделяло и большинство представителей классической школы политэкономии. К моменту написания Миллем «Принципов политической экономии» в общем виде уже сложилась количественная теория денег[1]. К определению Юма Милль добавил уточнение о необходимости постоянства структуры спроса, так как он понимал, что предложение денег может изменять относительные цены. При этом он утверждал, что увеличение денежной массы не ведёт к автоматическому росту цен, потому что денежные резервы или товарное предложение также могут увеличиваться в сопоставимых объёмах[2].

В рамках неоклассической школы И. Фишер в 1911 году придал количественной теории денег формальный вид в своём знаменитом уравнении обмена:

 MV=PQ{\displaystyle ~MV=PQ},
  • где  M{\displaystyle ~M} — количество денег в обращении,
  •  V{\displaystyle ~V} — скорость обращения денег,
  •  P{\displaystyle ~P} — уровень цен,
  •  Q{\displaystyle ~Q} — реальный объём производства[3]:516. По своей сути это уравнение представляет собой тождество, поскольку оно верно по определению. При этом Фишер показал, что в краткосрочном периоде скорость обращения денег меняется очень медленно и её можно принять за постоянную величину[4].

Модификация данной теории Кембриджской школой (А. Маршалл, А. Пигу) формально выглядит следующим образом:

 M=kPY{\displaystyle ~M=kPY},
  • где  k{\displaystyle ~k} — доля наличных денежных средств в обращении,
  •  Y{\displaystyle ~Y} — размер реального дохода[3]:517.

Принципиально данные подходы отличаются тем, что Фишер придаёт большое значение технологическим факторам, а представители Кембриджской школы — выбору потребителей. При этом Фишер в отличие от Маршалла и Пигу исключает возможность влияния процентной ставки на спрос на деньги

[5].

Несмотря на научное признание, количественная теория денег не выходила за пределы академических кругов. Это было связано с тем, что до Кейнса полноценной макроэкономической теории ещё не существовало, и теория денег не могла получить практического применения. А после своего появления, кейнсианство сразу же заняло господствующее положение в макроэкономике того времени. В эти годы количественную теорию денег развивало лишь небольшое число экономистов, но, несмотря на это, были получены интересные результаты. Так, К. Варбуртон в 1945-53 гг. обнаружил, что увеличение денежной массы приводит к росту цен, а краткосрочные колебания ВВП связаны с предложением денег. Его работы предвосхитили появление монетаризма, однако, научное сообщество не обратило на них особого внимания

[1].

Становление монетаризма

В 1951 году М. Фридман возглавил проект в рамках Национального бюро экономических исследований по изучению денежного фактора в деловом цикле. В результате интенсивных эмпирических исследований в 1956 году выходит его знаменитая статья «Количественная теория денег: новая версия»[1]. В 1963 году им в соавторстве с А. Шварц была выпущена фундаментальная работа «Монетарная история Соединенных штатов, 1867—1960», которая оказала огромное влияние на дискуссию 1960-х гг. об экономической политике[6].

В 1963 году выходит знаменитая работа Фридмана, написанная им в соавторстве с Д. Мейселменом «Относительная стабильность скорости денежного обращения и инвестиционный мультипликатор в Соединенных Штатах за 1897—1958 гг.», которая вызвала бурные дебаты монетаристов с кейнсианцами. Авторы статьи критиковали стабильность мультипликатора расходов в кейнсианских моделях. По их мнению, номинальные денежные доходы зависели исключительно от колебания предложения денег. Сразу же после выхода статьи, их точка зрения была подвергнута жёсткой критике со стороны многих экономистов. При этом главной претензией была слабость математического аппарата, применяемого в данной работе. Так, А. Блиндер и Р. Солоу позже признали, что такой подход «слишком примитивен для представления любой экономической теории»[1].

В 1968 году выходит статья Фридмана «Роль монетарной политики», оказавшая значительное влияние на последующее развитие экономической науки.

В 1995 году Дж. Тобин назвал эту работу как «наиболее значительную из когда-либо опубликованных в экономическом журнале». Эта статья положила начало новому направлению экономических исследований — теории рациональных ожиданий. Под её влиянием кейнсианцам пришлось пересмотреть свои взгляды на обоснование активной политики[6].

Ключевые положения

Спрос на деньги и предложение денег

Предположив, что спрос на деньги аналогичен спросу на другие активы, Фридман впервые применил теорию спроса на финансовые активы к деньгам[7]. Таким образом, он получил функцию спроса на деньги:

 Md=Pf(Rb,Re,p,h,y,u){\displaystyle ~M_{d}=P_{f}(R_{b},R_{e},p,h,y,u)},
  • где  Md{\displaystyle ~M_{d}} — величина спроса на деньги,
  •  P{\displaystyle ~P} — абсолютный уровень цен,
  •  Rb{\displaystyle ~R_{b}} — номинальная норма процента по облигациям,
  •  Re{\displaystyle ~R_{e}} — рыночная стоимость дохода по акциям,
  •  p{\displaystyle ~p} — темп изменения уровня цен,
  •  h{\displaystyle ~h} — отношение труда со всеми другими формами богатства,
  •  y{\displaystyle ~y} — общий объём богатства,
  •  u{\displaystyle ~u} — величина, отражающая возможное изменение вкусов и предпочтений[3]:517.

Согласно монетаризму, спрос на деньги зависит от динамики ВВП, а функция спроса на деньги стабильна. При этом предложение денег нестабильно, так как оно зависит от непредсказуемых действий правительства. Монетаристы утверждают, что в долгосрочном периоде реальный ВВП прекратит свой рост, поэтому изменение предложения денег не будет оказывать на него никакого воздействия, повлияв лишь на уровень инфляции. Этот принцип стал базовым для монетаристской экономической политики и получил название

нейтральности денег[8].

Монетарное правило

В связи с действием принципа нейтральности денег монетаристы выступали за законодательное закрепление монетаристского правила, заключающегося в том, что денежное предложение должно расширяться с такой же скоростью, как и темп роста реального ВВП. Соблюдение этого правила устранит непредсказуемое влияние антициклической кредитно-денежной политики. По мнению монетаристов, постоянно увеличивающееся денежное предложение будет поддерживать расширяющийся спрос, не вызывая при этом роста инфляции[9].

Несмотря на логичность данного утверждения, оно сразу стало объектом острой критики со стороны кейнсианцев. Они утверждали, что глупо отказываться от активной кредитно-денежной политики, так как скорость обращения денег не стабильна, и постоянный рост денежного предложения может вызвать серьёзные колебания совокупных расходов, действуя дестабилизирующе на всю экономику[9].

Монетаристская концепция инфляции

Монетаристская концепция инфляции

По мнению монетаристов, инфляция возникает в случае, когда темпы роста количества денег превышают темпы роста экономики. В начальный период население не ожидает долговременного роста цен и рассматривает каждое повышение цен как временное. Субъекты экономики продолжают хранить количество наличности, необходимое для поддержания своих потребностей на привычном для них уровне. Однако, если цены продолжают расти, то население начинает ожидать дальнейший рост цен. Так как покупательная способность денег снижается, то они становятся дорогим способом хранения активов, и люди будут стараться уменьшать сумму хранимой наличности.

Это поднимает цены, заработную плату и номинальные доходы. В результате реальные денежные остатки продолжают снижаться. На данной стадии цены растут быстрее, чем количество денег. Если темп роста денежной массы стабилизируется, то и темп роста цен также стабилизируется. При этом рост общего уровня цен может показывать разные соотношения с ростом количества денег. При умеренной инфляции цены и денежная масса возрастают, как правило, одинаковыми темпами. При высокой же инфляции цены растут в несколько раз быстрее денежного обращения, приводя к снижению реальных доходов
[10]
.

Естественная норма безработицы

См. также статью: Natural rate of unemployment (monetarism) (англ.)

Важное место в аргументации монетаристов занимает концепция «естественной нормы безработицы». Под естественной безработицей понимается добровольная безработица, при которой рынок труда находится в равновесном состоянии. Уровень естественной безработицы зависит, как от институциональных факторов (например, от активности профсоюзов), так и от законодательных (например, от минимального размера оплаты труда). Естественная норма безработицы — это уровень безработицы, который удерживает в стабильном состоянии реальную заработную плату и уровень цен (при отсутствии роста производительности труда)

[11].

По мнению монетаристов, отклонения безработицы от её равновесного уровня могут происходить только в краткосрочной перспективе. Если уровень занятости выше естественного уровня, то вырастает инфляция, если ниже, то инфляция снижается. Таким образом, в среднесрочной перспективе рынок приходит в равновесное состояние. Исходя из этих предпосылок делаются выводы, что политика в области занятости должна быть направлена на сглаживание колебаний уровня безработицы от её естественной нормы. При этом для уравновешивания рынка труда предлагается использовать инструменты крeдитно-денежной политики[3]:483.

Гипотеза постоянного дохода

В работе 1957 года «Теория функции потребления» Фридман объяснил поведение потребителей в гипотезе постоянного дохода. {P},}

где α{\displaystyle {\alpha }} — постоянная величина

[12].

Монетарная теория хозяйственного цикла

Основные положения концепции Фридмана

  1. Регулирующая роль государства в экономике должна быть ограничена контролем над денежным обращением;
  2. Рыночная экономика — саморегулирующая система. Диспропорции и другие отрицательные проявления связаны с избыточным присутствием государства в экономике;
  3. Денежная масса влияет на величину расходов потребителей, фирм. Увеличение массы денег приводит к росту производства, а после полной загрузки мощностей — к росту цен и инфляции;
  4. Инфляция должна быть подавлена любыми средствами, в том числе и с помощью сокращения социальных программ;
  5. При выборе темпа роста денег необходимо руководствоваться правилами «механического» прироста денежной массы, которое отражало бы два фактора: уровень ожидаемой инфляции; темп прироста общественного продукта.
  6. Саморегулируемость рыночного хозяйства. Монетаристы считают, что рыночное хозяйство в силу внутренних тенденций стремится к стабильности, самоналаживанию. Если имеют место диспропорции, нарушения, то это происходит прежде всего в результате внешнего вмешательства. Данное положение направлено против идей Кейнса, призыв которого к государственному вмешательству ведёт, по мнению монетаристов, к нарушению нормального хода хозяйственного развития.
  7. Число государственных регуляторов сокращается до минимума. Исключается или снижается роль налогового, бюджетного регулирования.
  8. В качестве главного регулятора, воздействующего на хозяйственную жизнь, служат «денежные импульсы» — регулярная денежная эмиссия. Монетаристы указывают на взаимосвязь между изменением количества денег и циклическим развитием хозяйства. Эта идея обосновывалась в опубликованной в 1963 году книге американских экономистов Милтона Фридмана и Анны Шварц «Монетарная история Соединенных Штатов, 1867—1960». На основе анализа фактических данных здесь был сделан вывод о том, что от темпов роста денежной массы зависит последующее наступление той или иной фазы делового цикла. В частности, нехватка денег выступает главной причиной возникновения депрессии. Исходя из этого, монетаристы полагают, что государство должно обеспечить постоянную денежную эмиссию, величина которой будет соответствовать темпу прироста общественного продукта.
  9. Отказ от краткосрочной денежной политики. Поскольку изменение денежной массы сказывается на экономике не сразу, а с некоторым опозданием (лагом), следует кратковременные методы экономического регулирования, предложенные Кейнсом, заменить на долгосрочную политику, рассчитанную на длительное, постоянное воздействие на экономику.

Итак, согласно взглядам монетаристов деньги являются главной сферой, определяющей движение и развитие производства. Спрос на деньги имеет постоянную тенденцию к росту (что определяется, в частности, склонностью к сбережениям), и чтобы обеспечить соответствие между спросом на деньги и их предложением, необходимо проводить курс на постепенное увеличение (определённым темпом) денег в обращении. Государственное регулирование должно ограничиваться контролем над денежным обращением.

Основные представители: Милтон Фридман, Карл Бруннер, Алан Мельтцер, Анна Шварц.

Монетаризм на практике

Денежное таргетирование

Первым этапом проведения политики монетаризма Центральными Банками стало включение денежных агрегатов в свои эконометрические модели. Уже в 1966 году ФРС США начала изучать динамику денежных агрегатов. Распад Бреттон-Вудской системы способствовал распространению монетаристской концепции в денежно-кредитной сфере. Центральные Банки крупнейших стран переориентировались с таргетирования валютного курса на таргетирование денежных агрегатов. В 1970-х годах ФРС США в качестве промежуточной цели выбрала агрегат М1, а в качестве тактической цели — процентную ставку по федеральным фондам. После США Германия, Франция, Италия, Испания и Великобритания объявили об ориентирах прироста денежной массы. В 1979 году европейские страны пришли к соглашению о создании Европейской Валютной Системы, в рамках которой обязались удерживать курсы своих национальных валют в определённых пределах. Это привело к тому, что крупнейшие страны Европы проводили таргетирование и валютного курса и денежного предложения. Небольшие страны с открытой экономикой, типа Бельгии, Люксембурга, Ирландии и Дании продолжали таргетировать только валютный курс. При этом в 1975 году большинство развивающихся стран продолжало поддерживать какую-либо разновидность фиксированного курса. Однако, начиная с конца 1980-х годов денежное таргетирование начало уступать свои позиции инфляционному таргетированию. А уже к середине 2000-х годов большинство развитых стран перешло к политике определения целевого ориентира инфляции, а не денежных агрегатов[1].

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Моисеев С. Р. Взлет и падение монетаризма (рус.) // Вопросы экономики. — 2002. — № 9. — С. 92-104.
  2. М. Блауг. Экономическая мысль в ретроспективе.  — М.: Дело, 1996. — С. 181. — 687 с. — ISBN 5-86461-151-4.
  3. 1 2 3 4 Сажина М. А., Чибриков Г. Г. Экономическая теория. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — М.: Норма, 2007. — 672 с. — ISBN 978-5-468-00026-7.
  4. Мишкин Ф. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков. — М.: Аспект Пресс, 1999. — С. 548-549. — 820 с. — ISBN 5-7567-0235-0.
  5. Мишкин Ф. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков. — М.: Аспект Пресс, 1999. — С. 551. — 820 с. — ISBN 5-7567-0235-0.
  6. 1 2 Б. Сноудон, Х. Вэйн. Современная макроэкономика и её эволюция с монетаристской точки зрения: интервью с профессором Милтоном Фридманом. Перевод из Journal of Economic Studies (рус. ) // Эковест. — 2002. — № 4. — С. 520-557.
  7. Мишкин Ф. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков. — М.: Аспект Пресс, 1999. — С. 563. — 820 с. — ISBN 5-7567-0235-0.
  8. С. Н. Ивашковский. Макроэкономика: Учебник. — 2-е издание, исправленное, дополненное. — М.: Дело, 2002. — С. 158-159. — 472 с. — ISBN 5-7749-0178-5.
  9. 1 2 К. Р. Макконел, С. Л. Брю. Экономикс: прнципы, проблемы и политика. — перевод с 13-го английского издания. — М.: ИНФРА-М, 1999. — С. 353. — 974 с. — ISBN 5-16-000001-1.
  10. ↑ Курс экономической теории / Под ред. Чепурина М. Н., Киселёвой Е. А.. — Киров: АСА, 1995. — С. 428-431. — 622 с.
  11. М. Блауг. Экономическая мысль в ретроспективе. — М.: Дело, 1996. — С. 631-634. — 687 с. — ISBN 5-86461-151-4.
  12. Н. Г. Мэнкью. Макроэкономика. — М.: МГУ, 1994. — С. 602-604. — 736 с. — ISBN 5-211-03213-6.

Шаблон:Экономики

Монетаризм | Что это такое

                                     

1. Предшественники монетаризма

Понимание того, что изменения цен зависят от объёма денежной массы, пришло в экономическую теорию с античных времен. Так, ещё в III веке об этом утверждал известный древнеримский юрист Юлий Павел. Позднее в 1752 году английский философ Д. Юм в «Очерке о деньгах» изучал связь между объёмом денежных средств и инфляцией. Юм утверждал, что повышение денежного предложения приводит к постепенному увеличению цен до достижения ими первоначальной пропорции с объёмом денег на рынке. Эти взгляды разделяло и большинство представителей классической школы политэкономии. К моменту написания Дж. С. Миллем «Принципов политической экономии» в общем виде уже сложилась количественная теория денег. К определению Юма Милль добавил уточнение о необходимости постоянства структуры спроса, так как он понимал, что предложение денег может изменять относительные цены. При этом он утверждал, что увеличение денежной массы не ведёт к автоматическому росту цен, потому что денежные резервы или товарное предложение также могут увеличиваться в сопоставимых объёмах.

В рамках неоклассической школы И. Фишер в 1911 году придал количественной теории денег формальный вид в своём знаменитом уравнении обмена:

M V = P Q {\displaystyle MV=PQ},
  • V {\displaystyle V} — скорость обращения денег,
  • где M {\displaystyle M} — количество денег в обращении,
  • P {\displaystyle P} — уровень цен,
  • Q {\displaystyle Q} — реальный объём производства:516. По своей сути это уравнение представляет собой тождество, поскольку оно верно по определению. При этом Фишер показал, что в краткосрочном периоде скорость обращения денег меняется очень медленно и её можно принять за постоянную величину.

Модификация данной теории Кембриджской школой Фишер формально выглядит следующим образом:

M = k P Y {\displaystyle M=kPY},
  • Y {\displaystyle Y} — размер реального дохода:517.
  • где k {\displaystyle k} — доля наличных денежных средств в обращении,

Принципиально данные подходы отличаются тем, что Фишер придаёт большое значение технологическим факторам, а представители Кембриджской школы — выбору потребителей. При этом Фишер в отличие от А. Маршалла и А. Пигу исключает возможность влияния процентной ставки на спрос на деньги.

Несмотря на научное признание, количественная теория денег не выходила за пределы академических кругов. Это было связано с тем, что до Кейнса полноценной макроэкономической теории ещё не существовало, и теория денег не могла получить практического применения. А после своего появления кейнсианство сразу же заняло господствующее положение в макроэкономике того времени. В эти годы количественную теорию денег развивало лишь небольшое число экономистов, но, несмотря на это, были получены интересные результаты. Так, К. Варбуртон в 1945-53 годов обнаружил, что увеличение денежной массы приводит к росту цен, а краткосрочные колебания ВВП связаны с предложением денег. Его работы предвосхитили появление монетаризма, однако, научное сообщество не обратило на них особого внимания.

монетаризм — это… Что такое монетаризм?

МОНЕТАРИ́ЗМ -а; м. [от франц. monétaire — денежный] Экон. Экономическая политика, направленная на сдерживание роста денежной массы и уменьшение инфляции.

Монетари́стский (см.). Монета́рный, -ая, -ое.

экономическая теория, рассматривает денежную массу, находящуюся в обращении, как определяющий фактор в формировании хозяйственной конъюнктуры. Монетаризм устанавливает причинную связь между изменениями количества денег и величиной ВВП. Монетаризм возник в США в 50-х гг. XX в. как антипод кейнсианства. Ведущий представитель монетаризма — американский экономист М. Фридмен.

МОНЕТАРИ́ЗМ (Monetarism), направление современной экономической теории, сторонники которого в отличие от кейнсианцев (см. КЕЙНСИАНСТВО) главным источником нестабильности экономической системы считают денежную сферу и нарушение ее функционирования. Основателем и лидером этого направления является М. Фридмен (см. ФРИДМЕН Милтон).
Суть монетарной теории
В противовес кейнсианской теории Фридмен и его сподвижники выдвинули монетарную теорию определения уровня национального дохода и монетарную теорию экономического цикла. Согласно этой теории, важнейшее значение имеет расхождение между денежным спросом и его предложением. Функция денежного спроса у монетаристов носит устойчивый характер. Это означает, что экономика для своего нормального функционирования нуждается в устойчивом увеличении денежного предложения. Но денежное предложение отличается крайней нестабильностью, причем эта нестабильность как раз и порождается политикой государства и центрального банка, которые с помощью кредитно-денежного регулирования пытаются бороться с экономическими кризисами. Именно в расхождении между денежным спросом и предложением, в нестабильности денежного предложения видят монетаристы причину неустойчивости и циклических колебаний экономики.
Причины инфляции
Монетаризм разработал и свою теорию инфляции. Рост денежного предложения, согласно этой теории, вызывает частично рост реального дохода, а частично рост цен. Два фактора определяют распределение эффекта возросшей денежной массы между увеличением цен и приростом реального дохода. Это, во-первых, соотношение между текущим уровнем производства и уровнем, соответствующим полной занятости. Чем ближе экономика к состоянию полной занятости, тем в большей степени прирост денежной массы будет стимулировать рост цен, а не прирост национального дохода, во-вторых, это ожидаемое поведение цен. В условиях развивающейся инфляции сами ожидания дальнейшего роста цен будут превращать рост денежной массы скорее в дальнейший рост цен, чем способствовать росту реального дохода.
Именно инфляцию — а не кризисы — монетаристы считают основным злом рыночной системы.
Теория безработицы
Монетаристы выступили и против кейнсианской теории безработицы. Они выдвинули теории «естественной нормы безработицы», «новую микроэкономическую теорию безработицы». Эти теории связывают уровень безработицы с негибкостью рынков труда, с недостатком мобильности рабочей силы, с несовершенством информации, то есть с особенностями предложения самой рабочей силы. Во всех этих теориях безработица выступает как «добровольная» (а не вынужденная, как у Дж. М. Кейнса (см. КЕЙНС Джон Мейнард)) и сохраняется на некотором «естественном» уровне постоянно. Причем чрезмерное разрастание социальных выплат со стороны государства ослабляет стимулы к трудоустройству, способствует увеличению «добровольной» безработицы. В этих условиях политика полной занятости, по мнению монетаристов, способна лишь стимулировать инфляцию и усиливать диспропорции на рынке труда.
Проблемы государственного регулирования
Монетаристы отвергают и кейнсианскую теорию дефицитного финансирования экономики. Они считают, что бюджетный дефицит ни в коей мере не стимулирует рост экономики. Он либо непосредственно питает инфляцию, либо, если его финансирование осуществляется с помощью займов на рынках частного капитала, обостряет конкуренцию на этих рынках, повышает ставки процента и вытесняет частный капитал, снижая тем самым уровень инвестиций. Экономическая политика, по мнению монетаристов, должна переориентироваться с безответственных кейнсианских рецептов антициклического регулирования, ведущих к резким колебаниям денежной массы, и прежде всего от дефицитного финансирования к строгому регулированию денег в обращении независимо от характера конъюнктуры. Экономическая политика должна отказаться от недостижимого принципа «точной настройки» экономической конъюнктуры и руководствоваться строгим «правилом», согласно которому денежная масса должна увеличиваться в соответствии долгосрочным темпом роста национального дохода.

Новый монетаризм

                                     

4. Модель «нового» монетаризм.

(Model «new» monetarism)

Модель «нового» денежная система прошла три этапа развития. так называемое первое поколение модели восходит к 1980-и на протяжении многих лет, опирался на ряд упрощений, в том числе и неделимости денег и товаров, а также редкие двусторонние сделки между экономическими агентами, это позволило сосредоточиться на обменный механизм, выходят условий торговли. вывод первых моделей заключался в том, что по сравнению с бартерной институт денег дает определенные преимущества. они позволяют сбалансировать более высокого уровня благосостояния по отношению к бартерной экономики и способствовать специализации экономических агентов. главной заслугой первых моделей – описание торговли с использованием денег. как иронично говорят «новые» монетаристы, они «экономические агенты торгуют друг с другом, не только в отношении бюджетных ограничений».

В середине 1990-х лет. модель второго поколения, в котором товары делятся и непостоянные, а деньги остаются неделимыми. их первыми разработчиками были Альберто Трехос из Института экономического анализа Барселоне, и Рэндалл Райт Федерального резервного банка Миннеаполиса. достижение второго поколения модели является моделирование торговой среды, в которой цены являются эндогенными, а также моделирование торговых переговорах при заключении сделки.

Денежное модели третьего поколения 2000-х лет, рассматривая товары, и деньги как временные и делится. кроме того, в модели появляются активов, распространение которых может быть эндогенным способом. классическая модель третьего поколения является развитие Рикардо Лагос и Рэндалл Райт. их достижением является механизм ценообразования неваляшка тип звука на микроуровне. важность денег проистекает из сосуществования мены и денежного обращения, а также деление хозяйства в централизованных и децентрализованных рынков, проблем с поиском и обмена. введение в моделирование централизованной / децентрализованных рынков позволяет добавлять элементы, которые трудно описать в модели поиска, такие как капитал и рынок труда, налогово-бюджетная политика и т. д., как полагают «новые» монетаристы, третьего поколения модели, которая ближе к реалистичной описание экономической деятельности. предлагаемый подход позволяет разработать альтернативный механизм кейнсианской номинальных жесткостей, которые не первое предположение, но эндогенная результате моделирования.

Модели «нового» монетаризм можно найти в сборнике статей по итогам научных конференций.

история и современность (Курсовая работа)

Предмет: Экономика

Тип работы: Курсовая работа

Дата добавления: 01.02.2019

  • Данная курсовая работа не является научным трудом, не является готовой курсовой работой!
  • Данная работа представляет собой готовый результат, структурирования и форматирования собранной информации и её обработки мной, поэтому эта работа предназначена для использования в качестве материала первоисточника для самостоятельной подготовки учебной работы.

У вас нет времени или вам не удаётся понять эту тему? Напишите мне в whatsapp, согласуем сроки и я вам помогу!

На этой странице вы научитесь оформлять курсовую работу по ГОСТу:

Оформление курсовой работы по ГОСТу

Собрала для Вас похожие темы, посмотрите, почитайте, возможно они Вам помогут:

Введение

Милтон Фридман — американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике 1976 года, присуждаемой за «исследования в области потребления, истории и теории денег».

Имя М. Фридмана — нобелевского лауреата в современной экономической теории обычно связывают с лидером «Чикагской валютной школы» и главным противником кейнсианской концепции государственного регулирования экономики.

Предметом исследования является разработка денежно-кредитной теории, а также практическая демонстрация сложности политики экономической стабилизации.

Целью данной работы является изучение биографии М. Фридмана и его теории

Для достижения этой цели необходимо выполнить следующие задачи:

  • изучить биографию
  • изучить модель М. Фридмана
  • рассмотреть возможность использования его модели

Описание биографии Милтона Фридемана

Милтон Фридман родился 31 июля 1912 года в Нью-Йорке в семье иммигрантов из Восточной Европы. Вскоре после его рождения семья переехала в Рэуэй, штат Нью-Джерси. Мать работала в магазине галантереи, а отец, как позже вспоминал Фридман, «безуспешно пытался добиться результатов в безнадежных торговых операциях». Семья имела небольшие и переменные доходы и не могла избавиться от нужды.   

В возрасте 16 лет Милтон Фридман был принят в Университет Рутгерса с правом частичной стипендии.

В 1932 году ему была присвоена степень бакалавра сразу в двух дисциплинах — экономика и математика. М. Фридман продолжил свою специализацию по экономике в Чикагском университете. После получения степени магистра в Чикагском университете в 1933 году Фридман перешел в Колумбийский университет (Нью-Йорк) для прохождения стажировки в аспирантуре. В конце 1934 года он начал работать научным сотрудником в Чикагском университете. В летний период 1935 г. М. Фридман принял участие в потребительском бюджете исследовательского проекта масштабного для Национального комитета США по природным ресурсам.  

Сотрудничество Фридмана с Национальным бюро экономических исследований США (NBER) началось в 1937 году, когда он начал работать под руководством С. Кузнеца (будущий лауреат Нобелевской премии). В 1940 году они завершили совместную научную работу «Доходы от независимой частной практики». Эта работа впоследствии легла в основу диссертации, за которую М. Фридман в 1946 году был удостоен докторской степени по экономике в Колумбийском университете.  

Во время Второй мировой войны Фридман участвовал в разработке налоговой политики по поручению Министерства финансов, проводит исследования по военной статистике.

В 1945–1946 годах преподает экономику в Университете Миннесоты. Затем М. Фридман возвращается в Чикагский университет и становится доцентом кафедры экономики.  

С помощью NBEI Фридман начинает много лет работы по созданию денежной теории. Его последующий вклад в теорию и практику экономической науки сопровождается неожиданными результатами, он становится плодотворным исследователем во главе с так называемой «Чикагской школой» экономистов.  

В 1950 году он работал в Париже консультантом по реализации плана Маршалла, который предусматривал восстановление экономики Западной Европы, разрушенной войной. В своей книге «Теория функции потребления», опубликованной в 1957 году, М. Фридман сформулировал и обосновал свою теорию «постоянного дохода потребления». 

В 1951 году Фридман был награжден медалью Джона Бейтса Кларка Американской экономической ассоциации.

В 1956 г. под его редакцией был опубликован сборник статей «Исследования в области количественной теории денег».

В 1963 году Фридман опубликовал фундаментальную работу «Формирование денежной системы США», написанную в сотрудничестве с Анной Шварц. В этой книге он защищает положение, согласно которому в долгосрочные периоды основные изменения в экономической жизни связаны, прежде всего, с денежной массой и ее движением. «Домохозяйство танцует под мелодию доллара, повторяя танец доллара», — говорит М. Фридман. Все основные экономические потрясения, включая Великий кризис 1930 года, объясняются Фридманом как следствие денежно-кредитной политики, а не нестабильность рыночной экономики. По мнению Фридмана, влияние денег на экономическую деятельность является не внешним (экзогенным) фактором в экономике, а, наоборот, внутренним (эндогенным) фактором. Вслед за валютной школой он считает спрос на деньги одним из важнейших драйверов экономики. Монетарная концепция Фридмана, по словам американского экономиста Г. Эллиса, привела к «повторному открытию денег» из-за почти повсеместного роста, особенно в последний период, инфляции.      

Взгляды Фридмана на важность невмешательства государства в экономическую политику были широко известны благодаря его книге «Капитализм и свобода» (1962) и постоянным публикациям в рубрике «Ньюсуик», посвященной ему (с 1966 года).

В 1967 году М. Фридман был избран президентом Американской экономической ассоциации.

В 1969-1973 годах он был экономическим советником президента США Ричарда Никсона. Он заслужил признание в качестве советника президента Ричарда М. Никсона, несмотря на его расхождения с ним по поводу установления жесткого контроля над ценами и заработной платой в 1971 году . Взгляды Фридмана на важность невмешательства государства в социальную политику были широко известны благодаря постоянному публикация в отведенном для него, с 1966 года , в рубрике «Новостная неделя» журнала, а также благодаря более ранней публикации книги «Капитализм и свобода» (Capitalism and Freedom, 1962). Его популярная книга « Свобода выбора» (1980) даже дала название телевизионному заголовку за серию бесед по социальным и экономическим вопросам.          

Краткое описание Нобелевской премии

В 1976 году Милтон Фридман был удостоен Нобелевской премии по экономике «за достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и развития денежной теории, а также за практическую демонстрацию сложности политики экономическая стабилизация «.

В Нобелевской лекции он вернулся к теме, которая уже затрагивалась в 1967 году при обращении к Американской экономической ассоциации, к отрицанию замечаний Кейнса относительно стабильной взаимосвязи между уровнем инфляции и безработицей. Он пришел к выводу, что в течение длительного интервала кривая Филлипса, тем не менее, смещается вверх при естественном росте безработицы.   

По его мнению, причиной этого явления было принятие роста безработицы в качестве возрастающего параметра вместо того, чтобы интерпретировать его как постоянную числовую константу. В краткосрочной перспективе, по его мнению, инфляционная денежно-кредитная и налогово-бюджетная политика может лишь временно снизить уровень безработицы, поскольку рабочие и корпорации по привычке увеличивают доходы, что в конечном итоге не может не повысить цены (и, следовательно, повысить безработица). 

Несмотря на то, что многие взгляды М. Фридмана на экономическую теорию и государственную политику считаются противоречивыми, он, как выразился английский экономист Джон Бартон, «дал нам основу для будущих исследований в области макроэкономики».

В 1977 году М. Фридман покинул Чикагский университет, где он преподавал в течение многих лет, и начал работать старшим научным сотрудником в Институте Гувера при Стэнфордском университете в Калифорнии.
В 1980 году была опубликована его книга «Свобода выбора» (которая стала популярной), которая дала название циклу его бесед на телевидении по социальным и экономическим вопросам.

В 1981-1984 годах М. Фридман был экономическим советником президента США Рональда Рейгана. 

Милтон Фридман был удостоен почетных степеней многих американских и зарубежных университетов и академий.

М. Фридман в своей работе многогранен, и, что очень важно, его научные интересы охватывают область методологии экономической науки. Действительно, в течение многих лет в своих дискуссиях по этой проблеме экономисты не могут обойтись без анализа методологии позитивной экономической науки (1953 г.) Фридмана, как и без эссе по аналогичной теме, написанного Л. Роббинсом (1932 г.). Р. Хейльбронер (1991 г.) и М. Алле (1990 г.) или знаменитая лекция П. Самуэльсона на Нобелевской премии по экономике (1970 г.). 

Таким образом, именно из позитивистского методологического эссе М. Фридмана можно сделать экстраординарные суждения о том, что экономическая теория как набор существенных гипотез принимается, когда она может «объяснить» фактические данные, только из которых следует, является ли она «правильной» или «Ошибочный» и будет ли он «принят» или «отклонен»; что, в свою очередь, факты никогда не могут «доказать гипотезу», поскольку они могут только установить ее ошибочность. В то же время его солидарность с теми учеными, которые считают недопустимым представление экономической теории как описывающей, а не прогнозирующей, очевидна, превращая ее в просто замаскированную математику. По словам М. Фридмана, спорить о разнообразии и сложности экономических явлений означает отрицать преходящую природу знания, которая воплощает смысл научной деятельности, и поэтому «любая теория обязательно имеет переходный характер и может изменяться с прогресс знаний «. В то же время процесс открытия чего-то нового в знакомом материале, заключает нобелевский лауреат, должен обсуждаться в психологических, а не логических категориях и, изучая автобиографии и биографии, стимулировать его с помощью афоризмов и примеров.     

Денежных рецепта экономического здоровья

Что такое монетаризм? Каковы его постулаты, причины влияния? 

Денежный — означает денежный (деньги — деньги, денежный — денежный). Согласно определению Бернарда Ива и Колли Жан-Клода, монетаризм — это поток экономической мысли, который отводит денькам решающую роль в колебательном движении экономики. Монетаризм — это не только наука о деньгах. Представители этой школы находятся в фокусе денежных категорий, денежных инструментов; однако они заинтересованы не только в монетарном механизме, банковской системе, денежно-кредитной политике и валютных отношениях. Монетаристы изучают эти процессы, чтобы определить взаимосвязь между предложением денег и выпуском. По их мнению, банки являются ведущим регуляторным инструментом, с помощью или при непосредственном участии которого изменения на денежном рынке трансформируются в изменения на рынке товаров и услуг.      

Монетаризм, как следует из его названия, фокусируется на деньгах, и его фундаментальным уравнением является уравнение обмена : MV = PQ, где M — денежная масса; V — скорость обращения денег; П — уровень цен; Q — объем предоставленных услуг.       

Монетаризм — это теория, основанная на представлениях о решающем влиянии денежной массы на цены, инфляцию и ход экономических процессов. Поэтому монетаристы сводят экономическое управление прежде всего к государственному контролю над денежной массой, эмиссии денег. 

Можно сказать, что монетаризм — это наука о деньгах и их роли в процессе воспроизводства. Это целостная, «общая» теория, представляющая особый подход к регулированию экономики с помощью денежных инструментов. 

Элементы монетаризма видны даже в экономических учениях античности и явно присутствуют среди меркантилистов. В определенной степени монетаризм присущ и классической школе, в частности Д. Рикардо. Но в современной, вполне законченной форме понятие монетаризма выражено в работах Нобелевской премии по экономике 1976 года американского профессора Милтона Фридмана.  

Внимание к монетаристской теории возросло со второй половины 70-х — начала 80-х годов. В этот период кейнсианские методы оказались неэффективными; Начались поиски новых подходов к восстановлению экономического равновесия. Если у Кейнса была самая острая проблема, поставленная в центре анализа как безработица, занятость и экономический рост, то примерно с середины 70-х годов. ситуация изменилась. Теперь задача регулирования инфляции вышла на первый план.     

Сравнительный анализ монетаризма и кейнсианства  

Основное несоответствие во взглядах М. Фридмана и Дж. М. Кейнса заключается в государственном регулировании экономики. Вот почему два ученых по-разному оценивают кризис 1929-1933 годов. и, соответственно, выходы из депрессии. Основная идея работы Кейнса — полное государственное регулирование экономики и, соответственно, чтобы преодолеть депрессию, необходимо увеличить государственные расходы в различных формах: рост государственного сектора в экономике, организация общественных работ. предоставление льгот и субсидий частным предприятиям, а также государственные закупки в частном секторе. В отличие от своего предшественника, М. Фридман считает экономику системой саморегулирования и требует, чтобы вмешательство государства ограничивалось только монетарной областью. Деньги, по мнению Фридмана, могут быть стихийным регулятором экономических процессов.     

В 70-х годах мировая экономика была шокирована серьезным экономическим кризисом. Главной была инфляция на фоне общего спада производства. 

Что такое инфляция? «Под инфляцией, — пишет Милтон Фридман, — я имею в виду устойчивый и непрерывный рост цен, который всегда и везде проявляется как денежное явление, вызванное избытком денег по отношению к выпуску». 

Такое монетаристское определение предполагает, что центр тяжести инфляции находится в сфере обращения. С этих позиций допустимо ограниченное вмешательство государства в процесс воспроизводства . В кейнсианских теориях, напротив, инфляция относится к чрезмерному потребительскому спросу, причины которого лежат как на стороне предложения, так и на стороне спроса. Инфляция подорвала инвестиционную активность, и дальнейшая активизация экономики с помощью кейнсианских рецептов стала невозможной. Тогда интерес политиков переместился в пользу монетаризма. Монетаризм провозглашает незыблемость основ рыночной экономики: свободная конкуренция и свободное ценообразование как условия достижения равновесия. Монетаристы считают, что рынок остается саморегулирующейся системой, и область государственного вмешательства должна быть ограничена монетарной сферой.         

В 60-х и 70-х годах концепция неолибералов о создании и функционировании модели «социальной рыночной экономики» во многом соответствовала институциональной модели, возникшей в тот период в отношении «общества всеобщего благосостояния», поскольку идея эксплуатация человека человеком и классовый антагонизм. Обе модели, кроме того, основаны на идее активной социальной функции государства для обеспечения равных прав и равных возможностей для всех граждан в получении социальных услуг и повышения их благосостояния. Более того, внешнее проявление «общего процветания» означало, конечно, не только увеличение числа акционеров в различных слоях общества, но и повышение стабильности всех государственных институтов, уверенность значительной части трудящихся. в будущем.  

В США альтернативой кейнсианству была так называемая «чикагская школа» неолиберализма, денежные идеи которой возникли в стенах Чикагского университета в 1920-х годах. Однако американский монетаризм приобрел независимую и даже более ведущую роль в неолиберальном движении в конце 50-х и начале 60-х годов с появлением ряда публикаций М. Фридмана. Последний и его соратники кейнсианские немонетарные факторы (например, инвестиционные) отдали предпочтение монетарным факторам.  

Это произошло в 60-х годах, когда первые серьезные сомнения в необходимости, по выражению М. Блауга, «упрощенных экономических рекомендаций политикам, типичным для кейнсианской революции», появились среди экономистов после ознакомления с А., который был представлен в 1958 году. Э. Эмпирическая кривая В. Филлипса, характеризующая связь между годовым процентным изменением заработной платы в денежном выражении и уровнем (долей) безработицы в Англии за период с 1861 по 1913 г. Более того, дискуссии об этой зависимости приобрели еще больший размах после в 1964 году П. Самуэльсон включил фактически новое понятие, связанное с этой кривой, в шестое издание своего учебника «Экономика» и назвал саму диаграмму именем ее автора — Кривой Филлипса.

Что касается последнего, М. Блауг пишет, что это оказалось открытием, которое «ударило на месте старый кейнсианский идеал полной занятости без инфляции в качестве цели экономической политики. Стабильность цен и безработица оказались несовместимыми, противоречивыми целями: снижение безработицы достижимо только за счет ускоренной инфляции, а снижение инфляции обычно подразумевает увеличение безработных. Таким образом, прежняя надежда на достижение стабильных цен и одновременной полной занятости сменилась идеей выбора между стабильностью цен и полной занятостью. »  

Так, М. Фридман и его коллеги, основанные на исследованиях вокруг «построения» кривой Филлипса, пришли к выводу, что эта кривая далеко не стабильна, особенно с учетом ситуации в экономике многих стран мира в конце 60-х годов. Когда инфляция возросла, вопреки «логике», эта кривая сопровождалась не снижением, а ростом безработицы, а затем — в начале 70-х годов — наблюдалось одновременное увеличение как инфляции, так и безработицы.

М. Фридман попытался возродить ценность денег, денежной массы и денежного обращения в экономических процессах. В связи с этим соотечественник и противник М. Фридмана экономист Дж. Тобин, не согласившись с идеей монетаристов, что «деньги имеют значение», не без упрека, возразил против этого: «Только деньги имеют значение». Не оставляя это замечание без внимания, М. Фридман в своей «Теоретической основе анализа денег» (1970) писал: «Я рассматриваю выражение, которое характеризует нашу позицию:« деньги — это единственное, что имеет значение для изменения номинального дохода и краткосрочных изменений в реальный доход «, как некое преувеличение, которое, однако, правильно характеризует направление наших выводов. Утверждение:» Деньги — это единственное, что имеет значение «, я считаю искажение наших выводов».   

Между тем, монетарная концепция, неолиберальная по своей природе, была проверена правительством США при президенте Р. Никсоне в 1969-1970 гг. (тогда М. Фридман был советником президента этой страны). Но наиболее удачные денежно-экономические взгляды были при следующем республиканском правительстве США во время так называемой «рейганомики», которая позволила ослабить инфляцию при реальном укреплении доллара.  

Новизна концепции государственного вмешательства в экономику, по словам Фридмана, заключается в том, что, в отличие от кейнсианской концепции, она ограничена жесткой монетарной политикой. Последнее тесно связано с «естественным уровнем безработицы» Фридмана, достигнутым за счет постоянного и стабильного роста количества денег в размере 3-4% в год, независимо от состояния рынка (учитывая среднее значение Темпы роста ВВП США за ряд лет, согласно которым максимально возможный уровень национальной экономики). 

Несмотря на то, что политические оппоненты часто называют «консервативный» ярлык, Фридман гораздо ближе к классическому либерализму Адама Смита и Джона Стюарта Милля, чем к традиционно консервативному крылу экономической доктрины. Он считает, что цели, преследуемые им в действительности, не расходятся с целями современного либерального движения. Он говорит: «Другой подход к экономической политике, особенно для непосвященных, проистекает в основном из различий в прогнозах последующих экономических действий, а не из-за несоответствия фундаментальных принципов и концепций». Хотя присуждение премии им. Ф. Нобеля вызвало ряд возражений со стороны профессиональных экономистов и людей, которые остро заинтересованы в экономических вопросах, вклад лауреата в теоретические и прикладные исследования получил широкое признание. Итак, Пол Самуэльсон назвал его «экономистом-экономистом».    

Концепция Милтона Фридмана

Концепция М. Фридмана о «естественном уровне безработицы» (ЕНБ) основана как на институциональных, так и на законодательных детерминантах (то есть первых, например, профсоюзах, а второй — возможности, например, принятия закона о минимальная заработная плата). Это позволяет обосновать минимальный уровень безработицы, при котором инфляция будет невозможна в течение определенного периода времени. По словам М. Блауга, «ЕНБ, к которому постоянно возвращается экономика, является современной монетарной версией старой классической доктрины строго пропорциональных отношений между деньгами и ценами в долгосрочной перспективе;« якорь », который удерживает интерес Оцените в стабильном положении … »  

Чтобы представить концепцию Фридмана, давайте попробуем выделить его отправные точки, в той или иной степени разделяемые его сторонниками.

Первый тезис — признание устойчивости рыночной экономики. По мнению монетаристов, сама рыночная экономика в силу внутренних тенденций и условий стремится к стабильности и саморегулированию. Система рыночной конкуренции обеспечивает высокую стабильность. Цены играют роль основного инструмента, который обеспечивает корректировку в случае дисбаланса. Возникновение отклонений, дисбалансов обычно является результатом внешних помех, ошибок государственного регулирования, а не внутренних причин. Рынок обладает способностью поглощать, успокаивать шоковые импульсы.      

Постулат о стабильности рыночной экономики направлен против заявления Кейнса о необходимости вмешательства государства, которое, по их словам, нарушает естественный процесс.

Второй тезис — приоритет денежных факторов. Среди различных инструментов, влияющих на экономику, предпочтение следует отдавать монетарным инструментам. Именно они (а не административные, а не методы ценообразования, а не налоговая система) способны наилучшим образом обеспечить экономическую стабильность в качестве основной цели регулирования.  

Если Кейнс оценил фискальную политику как довольно точный, быстрый и предсказуемый инструмент, основанный на результатах, то, напротив, Фридман характеризует денежно-кредитную политику аналогичным образом.

Деньги — это особый товар; их основное свойство — ликвидность. Имея деньги, вы всегда можете их продать, купить любой товар на нем. Деньги выполняют особую функцию, они способны выполнять регулирующую, стабилизирующую роль. Они влияют на экономику через институциональную структуру, банковскую систему, которая создает деньги и формирует финансовую политику. Деньги влияют на цены, потребительский спрос, уровень затрат, объем и структуру производства.     

Фридман исходит из того, что существует довольно тесная взаимосвязь между движением денег (темпами роста денежной массы) и динамикой ВВП. Ускорение или замедление темпов роста денежной массы влияет на развитие деловой активности, циклические колебания производства. 

Третий тезис заключается в том, что регулирование должно быть сосредоточено не на текущих, а на долгосрочных задачах. Дело в том, что последствия колебаний денежной массы влияют не сразу на основные экономические параметры, а с определенным временным разрывом. Как правило, отставание (временной разрыв) составляет несколько месяцев. Он варьируется от страны к стране, в зависимости от состояния рынка и других факторов.   

Анализ лагов приводит Фридмана к выводу о требованиях к текущей денежно-кредитной политике. Текущие корректировки с целью влияния на ситуацию, как правило, запаздывают. Результаты противоположны ожидаемым. Прогнозы на любой длительный период ненадежны. Ситуация и основные экономические параметры быстро меняются. Поэтому денежно-кредитная политика направлена ​​не на то, чтобы фокусироваться на текущих последствиях и краткосрочных изменениях, а на долгосрочную природу.     

Четвертый тезис — необходимость изучения мотивов поведения человека. «Рынок представляет взаимный интерес. Суть рынка в том, что люди собираются вместе и договариваются. » Важная личная инициатива, условия для ее активизации. Необходим учет и анализ действий участников экономического процесса. На основании этого анализа можно делать прогнозы, что является задачей экономиста. Обоснованность прогнозов служит проверкой правильности теоретических выводов и постулатов.      

В качестве примера мы ссылаемся на рассмотрение и оценку поведения людей при выборе альтернативных вариантов с различной степенью риска. Следует отметить, что выбор между различными степенями риска имеет место не только в страховании или азартных играх, где он очень очевиден, но также «явно присутствует и важен в гораздо более широкой сфере экономических альтернатив». Он присутствует при выборе профессии. В некоторых профессиях предполагаемый доход будет в очень узких пределах (работа бухгалтера), в других — доход может значительно различаться (профессия художника), в третьих — ожидаются большие успехи из-за незнания реальная ситуация. «Основные экономические решения человека, в котором риск играет важную роль, связаны с использованием его возможностей: в какой профессии участвовать, в какой предпринимательской деятельности участвовать, как инвестировать капитал …» Фридман — математик -экономист, предпочитающий точность оценок и формулировок; стремится объединить теоретические обобщения и «математическую благодать» с изучением реальных мотивов людей с объяснением «наблюдаемого поведения». Он считает, что люди упрямы, их мотивы зависят от многих факторов, в том числе от степени осведомленности, ожиданий, предвидения действий правительства.      

Монетаристские рецепты сегодня не ведутся. Это связано, в частности, с тем, что главной проблемой для Запада в последние годы стала не инфляция, а занятость, рост, доходы. Политики и экономисты интересуются подходами и рецептами стратегического плана, а монетаризм не дает соответствующих рекомендаций. Монетаристические рецепты обычно используются не в «чистой» форме, а в комплексе, в сочетании с выводами и рецептами теоретиков других школ.   

Таким образом, практика убедительно показала, что монетаризм не способен решать долгосрочные стратегические задачи. «Шоковая терапия» не является радикальным лекарством. Это приводит к инфляции, падению производства, неэффективной структуре, сокращению инвестиций. Финансовый сектор оторван от производства. Рецепты монетарной теории не следует рассматривать как универсальную схему. Их следует использовать с учетом реальных условий в сочетании с другими мерами экономической политики.     

Критизм Милтона Фридмена международного валютного фонда

Совершенной неожиданностью стала критика Международного валютного фонда профессором Чикагского университета ультрамонетарианцем Милтоном Фридманом. Об этом сообщает британская газета The London Times. Выступая в Гонконге перед началом ежегодной встречи МВФ-ВБ, он подчеркнул, что даже после краха Бреттон-Вудской системы в 1971 году в таких организациях, как международный валютный фонд, не было необходимости. «Это должно было быть устранено в 1971 году, но поскольку этого не произошло, то это нужно сделать сейчас. Если ваше частное предприятие перестанет функционировать, оно обанкротится и прекратит свое существование. Но этого не произойдет с правительственной организацией. »     

Разумеется, Фридмана не волнует «обусловленность» международного валютного фонда, а вмешательство надзорных органов международного валютного фонда в функционирование рынка. Именно поэтому он сказал, что Международный валютный фонд «сейчас приносит больше вреда, чем пользы». 

Но М. Фридман (впрочем, как и ряд других экономистов и политиков) неправильно интерпретирует статус международного валютного фонда. Другой американский экономист Линдон Ларуш в своем выступлении на пресс-конференции в Государственной Думе Российской Федерации (6 июня 1995 года) пояснил, что Международный валютный фонд только формально считается агентством ООН. По сути, это банк центральных банков. А центральный банк чаще всего является частным банком с особыми правами со стороны правительства своей страны. «Центральный банк, — подчеркивает Ларуш, — на самом деле является акционерным обществом группы частных банкиров. Например, Федеральная резервная система США не является правительственным агентством. Фактически это акционерное общество ведущих финансовых групп США, которое в соответствии с Законом о Федеральном резерве 1913 года получило особые привилегии. »       

По сути, международный валютный фонд находится во владении финансовой мафии, которая представляет интересы группы семейных банков. «Таким образом, — считает Ларуш, — Международный валютный фонд является агентством международной финансовой олигархии, которое подчинило ряд правительств, которые позволяют этой монополии контролировать даже свои национальные валюты и создавать деньги из воздуха, ничем не подкрепленные «. 

Таким образом, Милтон Фридман является не только идеологом монетаризма, но и активным поборником денежно-кредитной и финансовой политики МВФ, ВБ и других. Линдон Ларуш — основатель физической экономики и непримиримый борец против идеологии монетаризма и его транспортных средств, прежде всего МВФ. И тогда … уничижительная критика международного валютного фонда разразилась в его яростном идеологическом единомышленнике! Есть о чем подумать не только руководителям международного валютного фонда, но и тем, кто пытается его накормить.  

Вывод

Из первой главы мы можем заключить, что именно из позитивистского методологического эссе М. Фридмана можно сделать экстраординарные суждения о том, что экономическая теория как набор значимых гипотез принимается, когда она может «объяснить» фактические данные, только из которых она вытекает ». правильно «или» ошибочно «и будет ли оно» принято «или» отклонено «; что, в свою очередь, факты никогда не могут «доказать гипотезу», поскольку они могут только установить ее ошибочность. В то же время его солидарность с теми учеными, которые считают недопустимым представление экономической теории как описывающей, а не прогнозирующей, очевидна, превращая ее в просто замаскированную математику. По словам М. Фридмана, спорить о разнообразии и сложности экономических явлений означает отрицать преходящую природу знания, которая воплощает смысл научной деятельности, и поэтому «любая теория обязательно имеет переходный характер и может изменяться с прогресс знаний «. В то же время процесс открытия чего-то нового в знакомом материале, заключает нобелевский лауреат, должен обсуждаться в психологических, а не логических категориях и, изучая автобиографии и биографии, стимулировать его с помощью афоризмов и примеров.    

Из второй главы практика убедительно показала, что монетаризм не способен решать долгосрочные стратегические задачи. «Шоковая терапия» не является радикальным лекарством. Это приводит к инфляции, падению производства, неэффективной структуре, сокращению инвестиций. Финансовый сектор оторван от производства. Рецепты монетарной теории не следует рассматривать как универсальную схему. Их следует использовать с учетом реальных условий в сочетании с другими мерами экономической политики.     

В третьей главе мы узнали, что Милтон Фридман является не только идеологом монетаризма, но и активным поборником денежно-кредитной и финансовой политики МВФ, ВБ и других. Линдон Ларуш — основатель физической экономики и непримиримый борец против идеологии монетаризма и его транспортных средств, прежде всего МВФ. Внезапно … уничижительная критика МВФ разразилась в его жестоком идеологическом единомышленнике! Есть о чем подумать не только лидерам МВФ, но и тем, кто пытается его накормить.  

Несмотря на то, что политические оппоненты часто называют «консервативный» ярлык, Фридман гораздо ближе к классическому либерализму Адама Смита и Джона Стюарта Милля, чем к традиционно консервативному крылу экономической доктрины. Он считает, что цели, преследуемые им в действительности, не расходятся с целями современного либерального движения. Он говорит: «Другой подход к экономической политике, особенно для непосвященных, проистекает в основном из различий в прогнозах последующих экономических действий, а не из-за несоответствия фундаментальных принципов и концепций». Хотя присуждение Фридманом Нобелевской премии вызвало ряд возражений со стороны профессиональных экономистов и людей, которые остро заинтересованы в экономических вопросах, вклад лауреата в теоретические и прикладные исследования получил широкое признание. Итак, Пол Самуэльсон назвал его «экономистом-экономистом».       

Презентація монетаризм — irinaseregina.ru

Скачать презентація монетаризм txt

Понятие «монетаризм», его суть Термин «монетаризм» был введен в современную литературу Карлом Бруннером в году. Обычно он применяется для характеристики экономической школы (преимущественно Чикагской), утверждающей, что совокупный денежный доход оказывает первоочередное влияние на изменение денежной массы. «Монетаризм — это школа экономической мысли, отводящая деньгам определяющую роль в колебательном движении экономики. Презентацию на тему «Монетаризм» можно скачать абсолютно бесплатно на нашем сайте.

Предмет проекта: Экономика. Красочные слайды и иллюстрации помогут вам заинтересовать своих одноклассников или аудиторию. Для просмотра содержимого воспользуйтесь плеером, или если вы хотите скачать доклад — нажмите на соответствующий текст под плеером. Презентация содержит 12 слайд(ов). Скачать презентацию ( Мб) Смотреть похожие презентации.

Слайды презентации. 1. Презентация по экономике на тему: Монетаризм как школа экономической теории. Выполнила: Ионова В.Д. Группа:Д Преподаватель: Андряшина Н.С. г.Н.Новгород 2. Монетаризм. — макроэкономическая теория, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором развития экономики.

Одно из главных направлений неоклассической экономической мысли. Возник в е годы как ряд эмпирических исследований в области денежного обращения. Что такое монетаризм. Монетаризм — макроэкономическая теория, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором развития экономики.

Монетаризм относится к неоклассическому направлению экономической теории. В его рамках человек может рассматриваться как предприниматель, наемный работник, потребитель, а основными категориями анализа выступают предельные величины. История появления. Макроэкономика: Монетаризм. Золотой стандарт и Великая депрессия #6. 3 роки тому. Лекция первой недели онлайн-курса НИУ ВШЭ «Макроэкономика» на Coursera.

Пройти весь курс: Монетаризм по Фридману. 5 років тому. Что такое монитаризм? (очень кратно и просто).  Как появился монетаризм. Кто такой Милтон Фридман. Что такое монетаризм. Где применялся монетаризм.

Милтон Монетаризм-убийца зкономики! 5 років тому.

Макроэкономика: Монетаризм. Золотой стандарт и Великая депрессия #6. 3 роки тому. Лекция первой недели онлайн-курса НИУ ВШЭ «Макроэкономика» на Coursera. Пройти весь курс: Монетаризм по Фридману. 5 років тому. Что такое монитаризм? (очень кратно и просто).  Как появился монетаризм. Кто такой Милтон Фридман. Что такое монетаризм. Где применялся монетаризм.

Милтон Монетаризм-убийца зкономики! 5 років тому. Монетаризм — экономическая теория, в соответствии с которой денежная масса, находящаяся в обращении, играет определяющую роль в стабилизации и развитии рыночной экономики.

Основоположник монетаризма – создатель Чикагской школы, американский ученый М. Фридмен. Основными трудами М. Фридмена являются книги «Теория функции потребления» ( г.),»Становление денежной системы в США» ( г.), в которых излагаются основные положения теории монетаризма. Монетаризм Монетаризм — макроэкономическая теория, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором развития экономики.

Одно из главных направлений неоклассической экономической мысли. Неоклассическое направление исследует поведение т. н. экономического человека (потребителя, предпринимателя, наёмного работника), который стремится максимизировать доход и минимизировать затраты.

fb2, rtf, PDF, PDF

Похожее:

  • Математика 6 клас бевз відповіді
  • Гдз українська мова 5 класс єрмоленко сичова 2013
  • Твір опис приміщення 6 клас
  • Презентація на тему зорова поезія
  • Календарне планування з фізкультури 5 клас нова програма
  • Плани конспекти уроків з алгебри 7 клас
  • Вплив радіації на живі організми презентація
  • Архітектура і скульптура 20 століття презентація
  • Кейнсианство н монетаризм — Энциклопедия по экономике

    Объясните и оцените следующие утверждения с позиций кейнсианства, монетаризма и ТРО  [c.362]

    Здесь и в главе 16 мы рассмотрели несколько теорий, претендующих на всеобъемлющее объяснение механизма функционирования экономики. Мы разобрали ключевые идеи кейнсианства, монетаризма, теории рациональных ожиданий и экономики предложения.  [c.386]

    Кейнсианство Монетаризм ТРО Экономика предложения  [c.386]

    В современной макроэкономической теории существуют три течения нео-кейнсианство, монетаризм и новое классическое направление . Глубинные различия между ними связаны с неодинаковой трактовкой вопросов о скорости достижения различными рынками состояния равновесия, характере экономических ожиданий, сравнительной значимости краткосрочной перспективы. На поверхности эти различия проявляются в существенно отличающихся друг от друга рекомендациях в отношении макроэкономической политики.  [c.151]

    В пятом, дополненном и переработанном издании учебника, представлены важнейшие разделы экономической теории микроэкономика, макроэкономика, международная экономика, теоретические проблемы перехода к рыночной экономике. Дается представление о ведущих школах и направлениях современной экономической науки — кейнсианстве, монетаризме, институционализме и др. Теоретический материал излагается с использованием графического анализа, облегчающего понимание закономерностей функционирования рыночного механизма.  [c.2]

    Когда я читаю споры о том, какое из этих учений лучше подходит на переходном этапе, мне они кажутся беспредметными, особенно когда противопоставляют монетаризм и кейнсианство, монетаризм и институционализм. В любой экономической политике переходного периода все эти учения в той или иной мере используются как обязательные компоненты. Все дело в акцентах, приоритетах и последовательности. Для меня, например, их приоритетность выглядела с самого начала в следующей последовательности неолиберализм Хайека и Шумпетера, институционализм, монетаризм Фридмена, кейнсианство. Конечно данная последовательность выстроена применительно к переходной экономике.  [c.7]

    Лучше бы все-таки избавиться от нашего вечного недостатка — защищать готовые модели. Если монетаризм — то его зрелую форму. Надо учитывать, что последний развивался столетиями (от количественной теории, через кейнсианство), и, видимо, нам подходит монетаризм на какой-то фазе его развития. Если мы признали нашу экономику переходной, то надо сначала определиться от чего мы переходим, тогда, возможно, станет яснее, как переходить. Иначе, прежде чем лечить, надо поставить диагноз. Но наша болезнь переходного возраста плохо изучена, потому и лекарства не всегда годятся.  [c.32]

    Противоположностью монетаризму является кейнсианство. Его сущность — государственное регулирование и государственная поддержка проводимых в экономике преобразований. Кейнсианство предполагает экспансионистскую финансовую политику, базирующуюся на увеличении государственных расходов, снижении налогов и расширении денежной массы в обращении.  [c.56]

    Кейнсианство (как и монетаризм) в чистом виде применяется в мировой финансовой практике редко, поскольку чревато возрастанием бюджетного дефицита и инфляции. Помимо прочего, от государства требуется тщательная разработка основательной законодательной базы, устанавливающей определенные рамки вмешательства в предпринимательскую деятельность.  [c.57]

    В основу финансового регулирования заложена определенная финансовая концепция. Существуют, по сути, две альтернативные мировые концепции финансового регулирования монетаризм и кейнсианство.  [c.39]

    Кейнсианство во многом противоположно монетаризму. Оно стало популярным в последние десятилетия. Его сущность — государственное регулирование и государственная поддержка проводимых в экономике преобразований. Кейнсианство основано на экспансионистской финансовой политике, базирующейся на увеличении государственных расходов и снижении налогов и денежно-кредитной политике, связанной с расширением денежной массы в обращении.  [c.40]

    В 70-е гг. в экономической политике западных государств произошел поворот от кейнсианства, отдававшему предпочтение стабильности процентных ставок за счет нестабильности денежных масс, к монетаризму, подчеркивавшему необходимость контроля за денежной массой. Так как нельзя одновременно обеспечить стабильность обоих компонентов одновременно, то контроль за денежной массой ведет к нестабильности процентных ставок.  [c.8]

    В 70-е гг. в экономической политике ведущих государств произошел поворот от кейнсианства, отдававшего предпочтение процентным ставкам за счет нестабильности денежной массы, к монетаризму, отдающему предпочтение необходимому контролю за денежной массой. Так как нельзя обеспечить стабильность обоих этих параметров, то контроль за денежной массой ведет к нестабильности процентных ставок.  [c.78]

    В экономике был объявлен отказ от кейнсианства и возврат к свободному , саморегулирующемуся рынку и монетаризму.  [c.420]

    Сформулируйте и объясните основные уравнения кейнсианства и монетаризма. Можете ли вы перевести кейнсианское уравнение на монетаристский язык  [c.362]

    Монетаризм определяет спрос на деньги как результат сравнения выгоды, получаемой хозяйственным агентом от запаса денег и от дохода, приносимого альтернативными активами. Выгоды от запаса денег сводятся, прежде всего, к способности денег облегчить обмен и спасти от банкротства. Таким образом, в отличие от кейнсианства, которое предельно упростило портфельный выбор — или деньги, или об.н- шии. монетаристы предложили гораздо более широкий выбор альтернатив.  [c.296]

    Монетаризм — альтернативная кейнсианству школа макроэкономического анализа, основанная американским экономистом М. Фридменом. В соответствии со взглядами монетаристов совокупный объем национального производства и уровень цен изменяются в зависимости от изменения предложения денег.  [c.426]

    На основе количественной теории возникли и другие, порой противоречащие друг другу, мнения ученых о роли денег и их воздействии на развитие экономики. В этом отношении следует выделить два направления кейнсианство и монетаризм.  [c.46]

    В настоящее время не существует какой-либо одной истинно верной теории экономического регулирования. Во многих зарубежных странах, правительства которых применяют методы регулирования на практике, существует взаимодействие трех основных концепций кейнсианство с различными вариациями, теория экономики предложения и монетаризм. И хотя неоклассические течения чаще используются в качестве теоретической основы для государственного регулирования, ученые уже не отделяют эти методы от кейнсианских, все больше обнаруживая в своих работах их взаимопроникновение.  [c.60]

    В 1970-х годах в политике принятия экономических решений произошел переход от кейнсианства, отдававшего предпочтение стабильным процентным ставкам за счет нестабильности денежной массы, к монетаризму, утверждающему необходимость контроля за денежной массой. Правительства не могут одновременно достигнуть стабильности как процентных ставок, так и темпов роста денежной массы, поэтому нестабильность процентных ставок является неизбежным следствием контроля за денежной массой. Кроме того, взаимозависимость между национальными и международными денежными рынками означает, что неустойчивость процентных ставок приводит к неустойчивости обменных курсов, и наоборот.  [c.12]

    Кроме того, существуют и развиваются ряд школ, которые можно отнести к одному из трех главных направлений с некоторыми оговорками. Таков, например, монетаризм , теория социального рыночного хозяйства , левое кейнсианство и др.  [c.131]

    It этот период неоконсерваторы развернули критику кейнсианства по (к см основным экономическим проблемам (долговременный рост и нами i пение капитала, занятость, инфляция, деньги, государственный бюджет и i ч..)- В этой волне критики выделялись две более или менее сложивши- i теоретические школы неоконсерватизма — монетаризм и экономика  [c.105]

    Предлагаемое издание посвящено послевоенному этапу в развитии мировой экономической теории. Основное внимание уделяется экономической мысли Запада эволюции кейнсианства, монетаризма, теории предложения, новой классической теории. Рассматриваются новейший этап в развитии австрийской школы, становление и расцвет неоинституционализма, современные варианты западной методологии экономического анализа, курсы микро- и макротеории, футурологические концепции.  [c.2]

    Экономические модели Функциональный анализ Меркантилизм Физиократы Классическая школа Принцип laissez — faire Неоклассическая школа Маржинализм Кейнсианство Монетаризм Новая классическая экономическая теория  [c.46]

    Неудивительно, что период 1970-хявился временем второго кризиса экономической теории Запада, но в отличие от первого, поразившего, в основном, концепции невмешательства государства в экономическую жизнь общества, этот был очень трудным и болезненным для всех школ и направлений. Но тем не менее, понятие второй кризис прежде всего ассоциируется с кризисом воздействия государства на экономику через совокупный спрос и совпадает с третьим этапом генезиса государственных финансов как предмета исследования в контексте общих экономических теорий. Всё главные прежние постулаты поведения государственных финансов начисто отвергаются. Выдвигаются жесткие требования сбалансированности бюджета (за неимением других приемлемых вариантов) путем драконовского сокращения социальных программ, общей доли ВВП, перераспределяемой через бюджет, а также умеренных налогов. На этой волне формируется экономическая теория пред-ложения, усилиями, главным образом, экономистов США Ее сторонники, так называемые сэплайсайдеры, представляют неоклассическую экономическую теорию на базе идейного наследия Ф. фон Хайе-ка—теории предельной эффективности факторов производства и современного монетаризма. И хотя именно в этом направлении отчетливо виден водораздел с кейнсианством (в отличие от монетаристов, учитывающих все-таки кейнсианский анализ совокупного спроса), его представители выступают за самостоятельную, независимую от денежной, бюджетную политику, твердо веря в высокую эффективность налогового регулирования экономики.  [c.39]

    Что касается монетаризма и кейнсианства, то здесь вопрос сложт нее. В мировой экономической науке борьба между этими (и некоторыми другими ведущими направлениями) продолжается уже несколько десятилетий с переменным успехом. И то и другое течв-ние оказало влияние на экономическую политику многих развитых стран. Кейнсианцы — последователи великого английского экономиста Дж. Кейнса—настаивают на необходимости государственного вмешательства в ход экономических процессов монетаристы (последователи американского экономиста, нобелевского лауреата М. Фридмэна)—сторонники широкой либерализации, свободы рынка и во главу угла ставят роль денег в экономике. Кейнсианцы всегда предлагали бороться со спадом экономики, если он случается, путем искусственного (с помощью эмиссии денег) расширения совокупного спроса на продукцию, монетаристы же считают необходимым прежде всего создать условия для инвестиций в расширение производства продукции, для чего добиваться финансовой стабилизации экономики. На протяжении всей книги мы будем наблюдать, как эти теоретические положения отражаются на предложениях и требованиях разных политических сил в России.,.  [c.71]

    Обратитесь к рис. 16-5а (кейнсианство), 16-56 (монетаризм) и рис. 16-6 (разумные ожидания). Политика стабилизации — в данном случае увеличение AD — высокоэффективна в кейнсианской модели высокоинфляционна — в монетаристской модели и абсолютно неэффективна в модели разумных ожиданий.  [c.916]

    К неолиберализму обычно относят три школы чикагскую (Милтон Фридмен) лондонскую (Фридрих фон Хайек) фрайбургскую (Вальтер Ойкен, 1891 — 1950 Людвиг Эрхард, 1897— 1977). Современных либералов объединяет общность методологии, а не концептуальные положения. Неолибералы, например Н. Бэрри, А. Лернер, выступают не только против кейнсианства, но и против монетаризма, обвиняя эти школы в увлечении макроэкономическими проблемами в ущерб микроэкономике.  [c.144]

    Монетаризм — теория макрорегулирования экономики, в известной степени альтернативная кейнсианству. Монетаристы ставят во главу угла денежно-кредитные методы обеспечения занятости и стабилизации экономики. Они считают, что деньги являются главным инструментом, определяющим все развитие экономики. Государственное регулирование должно ограничиваться контролем над денежной сферой. Изменение денежного предложения призвано прямо соответствовать движению (динамике) цен и национального дохода  [c.880]

    МОНЕТАРИЗМ (monetarism)— философские, идеологические и аналитические воззрения экономистов, альтернативные кейнсианству теория занятости ресурсов и политика стабилизации экономики, ставящие во главу угла роль денег.  [c.351]

    Представители теории рациональных ожиданий как другая сторона критической оценки кейнсианства, в основном американцы Т. Сарджент, Р. Лукас, С. Фишер и другие, считали, что в отличие от правительства независимые экономические агенты в точности прогнозируют темпы инфляции и строят свои планы на основе этих прогнозов. Ожидания населения, прогнозы людей, базирующиеся на доступной информации, являются рациональными, поэтому они л рынок не нуждаются в мудром правительстве, которое бы их направляло. Концепция рациональных ожиданий широко используется в сложных математических моделях микроэкономики. Она основывается, как и монетаризм, на теории эффективности ценового регулирования и количественной теории денег.  [c.41]

    Фридман, Фридмэн (Friedman) Милтон (р. 1912), американский экономист, глава монетаристского направления в современной западной экономической науке (см. Монетаризм). Получил образование в Чикагском и Колумбийском университетах, работал в Национальном бюро экономических исследований в Нью-Йорке. С 1946 г. преподает в Чикагском университете (почетный профессор с 1982 г.). Основные труды — в области общей экономической теории, в частности, вопросов теории потребления и дохода, занятости (концепция естественной нормы безработицы), а также количественных методов анализа экономики, функционирования финансовых организаций. Противник кейнсианства, Фридман выступает за ограничение роли государства в регу-  [c.451]

    Представители монетаризма выступают за то, чтобы центральный банк таргетировал в соответствии с упомянутым выше правилом денежное предложение, а процентная ставка и валютный курс складывались под влиянием рынка. Сторонники кейнсианства нередко высказываются за ориентацию на определённый уровень процентной ставки, поскольку этот параметр оказывает прямое воздействие на величину совокупного спроса. В этом случае зависимыми переменными становятся денежное предложение и валютный курс. Иногда центральный банк делает ставку на поддержание определённого уровня валютного курса. Соответственно рынок определяет тогда количество денег в экономике и процентную ставку.  [c.213]

    Резко критикуют кейнсианство представители одной из самых влиятельных (современных) разновидностей неоклассической теории — так называемой доктрины монетаризма. Ее основоположник — американский экономист М.Фридмен. Некоторые буржуазные экономисты назвали ее антикейн-сианской революцией Фридмена .  [c.48]

    Проведенный анализ позволяет сделать определенные выводы. Возникновение кризисов перепроизводства как экономического феномена обусловило пристальное внимание экономистов к указанной проблеме. С момента возникновения теорий цикла до появления кеинсианства они не играют решающей роли в экономической науке, ибо колебания деловой активности не считаются фундаментальными свойствами экономических систем. В этот период причины циклических колебаний связывались с особенностями движения основного капитала или нововведениями. С конца 30-х до начала 60-х годов господствующее положение в рамках экономической мысли занимает кейнсианство. Представители данного направления объясняли кризисы перепроизводства недостаточной склонностью к потреблению, поэтому выход виделся им в стимулировании эффективного спроса. На практике основными инструментами регулирования стали бюджетная и денежно-кредитная политика. В 70-е годы регулирование совокупного спроса стали рассматривать в качестве дестабилизирующего фактора из-за несвоевременности мер, неправильности выбора, чрезмерных масштабов государственного вмешательства. Возрождение классических идей сопровождалось усилением позиций монетаризма. Вмешательство государства рассматривалось ими как дестабилизирующий фактор, поэтому они предлагали сосредоточить внимание только на контроле за ростом денежной массы, ибо нарушение денежного обращения являлось, по их мнению, причиной циклических колебаний.  [c.84]

    Вторым направлением в современной экономической науке является неоклассическое направление. Первый этап этого направления связан с именем А. Маршалла и с попыткой соединить классическую теорию А. Смита с мар-жинализмом. Маржинализм (от фр. marginal — предельный) -учение, основанное на использовании предельных величин (предельная полезность, предельный доход и т. п.). Второй, современный, этап неоклассического направления возник в 70-80-е гг. нашего века. Новый классический экономике представляет собой реакцию на чрезмерное вмешательство государства в экономическую жизнь общества. Это направление ныне представлено теорией монетаризма (от англ, money — деньги), которая роль государства в стабилизации экономики сводит к регулированию денежного механизма, и теорией неолиберализма, которая полагает, что вмешательство государства в экономическую жизнь йадо свести к минимуму и одновременно предоставить максимум свободы предпринимателям и торговцам. На основе теорий неолиберализма и кейнсианства возникла теория социально ориентированного рыночного хозяйства, которая соединила в себе концепции А. Смита и Д. М. Кейнса в нечто принципиально новое.  [c.7]

    Поскольку рыночная экономика последних десятилетий характеризовалась одновременностью и инфляции, и безработицы ( стагфляцией ), на смену кейнсианству пришел монетаризм — концепция выведения экономики из стагфляционного состояния. При этом подходе проводится политика сдерживания . Суть ее состоит в целенаправленном ограничении роста доходов населения, что должно сопровождаться уменьшением величины совокупного спроса. На поверхности такие меры представляются как ограничение денежных выплат населению.  [c.106]

    В области экономической теории сложилось определенное теоретическое благополучие, можно сказать, равновесие сильный (кейнсианский центр и два противовеса на правом и левом флангах. Указанная ситуация помогала правительствам западных стран гибко маневрировать. Так, правительственный курс Дж. Кеннеди, будучи и целом ортодоксально-кейн-сианским, заимствовал ряд идей из более склонного к левому реформаторству институционально-социологического направления (при развитии мощного сектора социальных услуг), тогда как администрация Р. Никсона больше тяготела к синтезу кейнсианства с монетаризмом (главной школой неоклассического направления). Синтетические концепции экономической политики формировались и в других странах.  [c.8]

    Ведущим критиком неокейнсианской экономической политики справа является, как известно, лидер Чикагской школы (американского монетаризма) М. Фридмен. Основное его возражение против практической рецептуры кейнсианства состоит в том, что она основана на принципе точной подстройки под цикл на стадии бума принимаются рестрикци-онные, антиинфляционные меры, на стадии спада — меры по взбадриванию экономики. По Фридмену, такая политика несостоятельна в силу существования временных лагов между моментом принятия какой-либо меры и наступлением реального эффекта от ее введения. Поскольку временные лаги довольно велики (от 0,5 года до 1,5 лет), мероприятия, нацеленные i фотив спада, могут реально подействовать на стадии подъема и наоборот — нацеленные против подъема — могут подействовать на стадии спада.  [c.35]

    Формирование основных концептуальных положений монетаризм происходило одновременно с критическим переосмыслением кейнсиа] ского анализа. Линия критики вырисовывается достаточно четко М. Фри, мен выступает против программы регулирования спроса мерами гос дарственного вмешательства в экономику (поскольку такая программа н рушает естественные корректировки через конкуренцию) он также пр тив политики бюджетного дефицита как средства активизации совоку] ного спроса. Вместе с тем (и это отмечал М. Фридмен) противоречия ме ду кейнсианством и монетаризмом не всегда драматичны и остры. Пр цесс неоклассического синтеза в послевоенной западной экономиче кой теории затронул и эти школы.  [c.106]

    Поскольку современный монетаризм возник как прямая реакция кейнсианство, целесообразно начать с выяснения, как выглядит кейнс анство в глазах монетаризма. При этом мы воспользуемся в первую оч редь хрестоматийной статьей бесспорного лидера данного течения Ми тона Фридмена Количественная теория денег , опубликованной энциклопедическом издании 1989 г  [c.106]

    Монетаризм и крах центрального банка | Дэйв Чепмен

    Монетаризм — это экономическая теория, которая возникла в 1970-х годах, главным образом из-за проблемы инфляции. Это была «теория домов» ранней администрации Рейгана, и многие считают, что она помогла положить конец поствьетнамской эре высокой инфляции и высоких процентных ставок.

    К сожалению, монетаризм содержит определенные допущения, которые уводят сегодняшних руководителей центробанков в трясину.

    Давайте проведем мысленный эксперимент:

    Если я дам вам 1 миллион долларов с уже уплаченными налогами, это, вероятно, повлияет на ваше поведение, верно? Вы можете купить новую машину и отправиться в кругосветное путешествие или сделать что-нибудь в этом роде.Технический термин для денег, которые принадлежат вам и которые вы не должны возвращать, — это «капитал».

    Если я дам вам 1 миллион долларов, но вы должны вернуть деньги в течение шести месяцев, это другое дело. Вы, наверное, не потратите деньги. Скорее всего, человек, получивший такую ​​ссуду, вложит ее в некую инвестицию с низким уровнем риска, так что он заработает несколько тысяч долларов и сможет вернуть деньги в конце. (Некоторые люди просто отвезут деньги в Бразилию и никогда больше о них не услышат, но это уже другая проблема.)

    Суть этой истории в том, что долг отличается от капитала. Экономический эффект от создания долга отличается от эффекта от создания собственного капитала, и детали того, что происходит с финансовой системой, также отличаются.

    Большинство разновидностей монетаризма не делают этого различия. Типичная монетаристская формула гласит, что общий уровень спроса равен общей сумме денег, и многие загадочные аргументы сводятся к тому, является ли M1 или M2 более точным предиктором экономического стимула от увеличения денежной массы.Проблема в том, что очень важно, является ли увеличение денежной массы заемным или собственным капиталом, и степень, в которой это имеет значение, является функцией общего отношения заемного капитала к собственному капиталу в экономике. Когда у вас уже есть высокий уровень долга, увеличение долга очень мало стимулирует реальную экономическую активность.

    Вот почему центральные банки не смогли увеличить реальный экономический рост или даже номинальный рост (инфляцию). ФРС увеличила уровень долга примерно на 50 миллиардов долларов в месяц (!) За последние 8 лет, а базовая инфляция составляет менее двух процентов, в то время как реальный экономический рост более или менее равен нулю.Согласно монетаристской теории, это должно было привести к значительному экономическому росту или, по крайней мере, к значительной инфляции.

    С чисто экономической точки зрения выход очевиден. В следующий раз, когда ФРС напечатает 50 миллиардов долларов, они должны подарить их кому-нибудь, а не покупать облигации или ссужать их Ситибанку. Самое красочное предложение — раздать «вертолетные деньги». Это будет включать в себя печать нескольких тонн банкнот по 100 долларов, пролет над американскими городами и затем сброс денег.Более практические предложения включают уплату налогов Федеральной резервной системой или выплату дивидендов своим акционерам. В любом случае ключевым моментом является то, что деньги не нужно будет возвращать. ФРС будет создавать акционерный капитал, а не долг.

    Короче говоря, текущая политика создания денег и их доставки в финансовую систему в виде долга является провалом. Причина его неудачи в том, что лежащая в основе теория денег неверна.

    Что бы Милтон Фридман думал о рыночном монетаризме?

    Страница из

    НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 13 марта 2021 г.

    Раздел:
    (стр.246) Глава 14 Что бы Мильтон Фридман думал о рыночном монетаризме?
    Источник:
    Милтон Фридман
    Автор (ы):

    Скотт Б. Самнер

    Издатель:
    Oxford University Press

    DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780198704324.003.0015

    В этой главе обсуждается, как Фридман оценил бы рыночный монетаризм, если бы он не умер в 2006 году. Поскольку рыночный монетаризм возник в ответ на предполагаемые неудачи в стандартном представлении о Великой рецессии, делается акцент на о том, как он интерпретировал бы это событие. Многие свидетельства того, что Фридман был бы враждебен рыночному монетаризму, основаны на реакции других монетаристов поколения Фридмана на события 2008–2009 годов.Напротив, собственные работы Фридмана по таким вопросам, как Великая депрессия, японская дефляция и политика низких процентных ставок Алана Гринспена во время жилищного бума, предполагают, что он смотрел на события с поразительно рыночной монетаристской точки зрения. Монетаристы рынка были единственной значительной группой, которая обвинила в рецессии 2008 года дефицит денег, и есть веские доказательства того, что Фридман придерживался того же мнения.

    Ключевые слова: Фридман, Великая депрессия, Великая рецессия, рыночный монетаризм, монетаризм

    Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

    Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

    Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

    Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

    Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста Связаться с нами .

    (PDF) Монетаризм: ответ

    1ПримечанияМайкл Дж. Оливер Что случилось с монетаризмом? (Олдершот, Великобритания, и Брукфилд, США: Ashgate

    Publishing, 1997), стр. 151–2.

    2 Примечания Томас Майер и Патрик Минфорд, «Монетаризм: ретроспектива», World Economics, Vol. 5, № 2 (апрель–

    ,

    июнь), 2004 г., стр. 147–185.

    3 Примечания Мартин Рикеттс и Эдвард Ботсмит, Британское экономическое мнение: опрос тысячи экономистов,

    Лондон: Институт экономических вопросов, 1990.Подавляющее большинство респондентов не согласились с тем, что центральный банк

    должен следовать правилу денежной массы, но согласились — если с оговорками — с политикой заработной платы в качестве средства контроля над инфляцией

    . См. Стр. 74–78.

    4ПримечанияСсылка на «целлюлозные леса» была сделана Самуэлем Бриттаном. (См. Стр. 173 его статьи «Инфляция и демократия

    » на стр. 161–85 Фреда Хирша и Джона Х. Голдторпа, ред., Политическая экономия инфляции,

    Лондон: Мартин Робертсон, 1978.) Буквально тысячи статей были написаны в 1960-х и 1970-х годах о влиянии профсоюзных переговоров на инфляцию. См., Например, Дж. Джонстон и М. Тимбрелл, «Эмпирические тесты

    — переговорная теория определения ставки заработной платы», стр. 79–108, в издании Дэвида Лэйдлера и Д. Парди, Inflation in

    Labor. Markets, Manchester: Manchester University Press, 1974.

    5 Примечания Примером сильного акцента на модели доходов и расходов при определении национального дохода является

    , представленное на первых страницах книги Кристофера Доу «Основные рецессии: Британия и мир, 1920–1995».

    Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2000.

    6 Примечания Чарльз Э. Гудхарт, Информация о деньгах и неопределенность, 1-е издание, Лондон: Macmillan, 1975, с. 242.

    7 Примечания Слово «корпоративизм» было использовано, например, мистером Питером Джеем в его лекции Винкотта «Общая гипотеза

    о занятости, инфляции и политике», воспроизведенной на стр. 33–55 книги Peter Jay, The Кризис для Запада

    Политическая экономия, Лондон: Андре Дойч, 1984. См. Стр. 47.

    8Примечания Джон Мейнард Кейнс, Общая теория занятости, процента и денег, Лондон: Macmillan & Co.,

    1964 (репринт в мягкой обложке издания 1936 г.), стр. 379.

    9Примечания Фраза «интервенционистская предвзятость» может показаться немного резкой, но опросы экономистов британских университетов

    подтверждают, что подавляющее большинство было и остается сторонниками планирования и вмешательства с ценовым механизмом

    . См. Ricketts and Shoesmith, British Economic Opinion и Wilfred Beckerman, ed., The Labor

    Government’s Economic Record: 1964–70, London: Duckworth, 1972, оба безрезультатны.Также не может быть никаких сомнений в предвзятости мнения элиты сразу после Второй мировой войны. По словам Джорджа Оруэлла,

    , написанного в 1945 году: «Среди интеллигенции вряд ли нужно говорить, что доминирующей формой национализма является коммунизм

    … Коммунист, для моих целей здесь, — это тот, кто смотрит на СССР как на свою Родину и

    считает своим долгом оправдать политику России и отстаивать интересы России любой ценой. Очевидно, что таких людей сегодня много в

    Англии, и их прямое и косвенное влияние очень велико.Соня Оруэлл и Ян Ангус, редакторы,

    Кейнсианское возвращение | Тим Конгдон

    Эта статья взята из октябрьского номера The Critic . Чтобы получить полный журнал, почему бы не подписаться? Сейчас мы предлагаем три выпуска всего за 5 фунтов стерлингов.

    Победа над инфляцией была одним из важнейших преимуществ консервативного правительства с 1979 по 1997 год. Среднегодовой уровень инфляции, измеряемый индексом розничных цен, составлял 12.6 процентов за десять лет до 1979 года, тогда как за пять лет до 1997 года — 2,6 процента. В то время скептики жаловались, что ценой стали рецессия и высокий уровень безработицы, а арифметика затрат и пособий вызвала споры.

    Фактически, за снижением инфляции до низких однозначных показателей последовали отличные результаты по росту производства и созданию рабочих мест. За 15 лет до 2007 года, когда Великая рецессия поразила британскую экономику, национальный объем производства вырос более чем наполовину, а количество рабочих мест увеличилось на три миллиона.Это был период «приятного», неинфляционного, последовательно экспансионистского роста.

    Некоторые экономисты до сих пор уважают Милтона Фридмана

    . Основным достижением этого достижения стал переворот в мышлении о макроэкономической политике, и центральным моментом в этом перевороте стал интеллектуальный вклад Милтона Фридмана. Экономист Чикагского университета привел два ключевых аргумента.

    Во-первых, в большой работе с рядом коллег он продемонстрировал, что инфляция «всегда и везде была денежным явлением», то есть она возникала в течение продолжительных периодов времени только тогда, когда количество денег увеличивалось быстрее, чем количество товаров и Сервисы.

    В Великобритании 1960-х и 1970-х годов было широко распространено мнение, что инфляцию можно и нужно ограничивать прямым вмешательством государства в установление заработной платы и цен (то есть «политикой цен и доходов», если использовать стандартную фразу). По словам Фридмана, это было ошибкой.

    Во-вторых, в своем президентском обращении к Американской экономической ассоциации 1967 года он предложил не искать компромисса между инфляцией и безработицей в долгосрочной перспективе. Попытки чрезмерно амбициозных политиков добиться «полной занятости» с помощью так называемой «экспансионистской фискальной политики» будут сопровождаться не стабильной и приемлемо высокой инфляцией, а совершенно неприемлемым процессом постоянно ускоряющейся инфляции.

    Академическая враждебность к монетаризму была повсеместной, несмотря на ее успех в политических кругах

    Акселерационистская гипотеза Фридмана подразумевала, что послевоенное стремление Великобритании к полной занятости должно быть отброшено. Вместо этого макроэкономическая политика — и особенно денежно-кредитная политика — должна быть сосредоточена на стабильности цен.

    В любом случае, он должен стремиться к низкой инфляции, которая приближалась бы к стабильности цен и помогала рынкам работать эффективно. В конечном итоге это было бы лучше для рабочих мест и производительности, чем адский экспансионизм, присущий стремлению к достижению цели полной занятости.

    Конечно, идеи Фридмана были противоречивыми, и ожесточенные дебаты ознаменовали принятие монетаристской политики в конце 1970-х — начале 1980-х годов. Подавляющему большинству ученых-экономистов не нравились как макроэкономические рекомендации Фридмана, так и его проповедь свободного рынка.

    Монетаризм и более устоявшаяся традиция количественной теории денег, от которой он произошел, широко игнорировались в университетском обучении. Когда о них упоминали, их либо сочли наивными и неправильными, либо критиковали как причину высокого уровня безработицы и нищеты пролетариата.Академическая враждебность к монетаризму была повсеместной, несмотря на его успех в политических кругах.

    Бурный рост денежной массы в США в последние месяцы, вероятно, приведет к серьезному и очень тревожному росту инфляции

    Кейнсианско-монетаристские дебаты ушли в прошлое. Актуальный вопрос сейчас: «Какая из двух сторон имеет наибольшее влияние на текущую макроэкономическую политику?» Несомненно, кейнсианские ученые победили. Это, безусловно, верно для Великобритании и Северной Америки.Это также становится все более актуальным в Европе, где наследие надежных денег Бундесбанка подвергается нападкам со стороны латинской финансовой снисходительности. Особенно важным на интеллектуальном уровне было новое кейнсианство, провозглашенное «наукой о денежно-кредитной политике» в статье Ричарда Клариды, Хорди Гали и Марка Гертлера в журнале The Journal of Economic Literature за 1999 год.

    Новый кейнсианство — это способ анализа экономики с помощью всего лишь трех уравнений, ни одно из которых не относится к количеству денег.Она распространилась от университетов, где она возникла, до исследовательских отделов центральных банков и, в последнее время, до элитных уровней принятия решений центральных банков и министерств финансов. В качестве заместителя председателя Федеральной резервной системы, центрального банка США, Кларида является одной из самых влиятельных фигур, определяющих денежно-кредитную политику ведущей экономики мира.

    Пандемия коронавируса дала новым кейнсианцам возможность реализовать свои идеи. В США за один месяц апреля показал увеличение количества денег по сравнению с некогда стандартным определением M3, равным 7.8 процентов. Это было больше, чем в за любой полный год в предыдущем десятилетии.

    Увеличение M3 за год до июня 2020 года составило более 26 процентов, что выше максимальных показателей, зафиксированных в инфляционные 1970-е, и фактически является самым высоким показателем с 1943 года. (Я цитирую данные, подготовленные Shadow Government Statistics, частным сектором. Сама ФРС больше не соизволит подсчитывать цифры.)

    Да, некоторые экономисты, в том числе автор этой статьи, уважают работу Фридмана.Мы продолжаем наблюдать за моделями увеличения или уменьшения денежной массы по мере того, как они раскрываются в пресс-релизах центральных банков из месяца в месяц.

    На мой взгляд, стремительная денежная экспансия США в последние месяцы, вероятно, приведет к серьезному и очень тревожному росту инфляции в следующие два или три года. Новый кейнсианство — как и старый кейнсианство с его постоянным упором на «фискальную рефляцию» для обеспечения полной занятости — окажется катастрофическим. Время покажет.

    FRB: Речь, Бернанке — Наследие Милтона и Роуз Фридман — 24 октября 2003 г.

    Для меня большая честь и удовольствие иметь возможность в годовщину выхода популярного классического произведения Милтона и Роуз Фридман « Free to Choose » рассказать о денежно-кредитной структуре Милтона Фридмана и его вкладе в теорию и практику денежно-кредитной политики.Около года назад мне также выпала честь на конференции в Чикагском университете в честь девяностолетия Милтона обсудить вклад классической работы Фридмана с Анной Шварц, A Monetary History of the United States (Bernanke, 2002). Я упоминаю об этом более раннем выступлении не только для того, чтобы показать, что я готов и желаю хвалить вклад Фридмана везде и всегда, когда кто-нибудь предоставит мне место встречи, но также из-за критического влияния статьи A Monetary History как на собственное мышление Фридмана, так и на его мысли. взгляды поколения политиков денежно-кредитной политики.

    В своей книге Monetary History Фридман и Шварц подробно рассмотрели почти вековой опыт американской денежной политики, предоставив исторический анализ, который продемонстрировал важность монетарных сил в экономике гораздо более убедительно, чем любой чисто теоретический или даже эконометрический анализ. . Пристальное внимание Фридмана к урокам истории для экономической политики — это аспект его подхода к экономике, который мне очень нравится.Милтон никогда не был большим поклонником государственного лицензирования профессионалов, но, возможно, он сделал бы исключение для политиков. С надлежащим образом разработанным лицензионным экзаменом, сосредоточенным в значительной степени на мелких деталях Денежно-кредитной истории , возможно, мы могли бы гарантировать, что политики имели хотя бы часть понимания уроков истории, которые всегда определяли взгляды Милтона Фридмана на денежно-кредитную политику.

    Сегодня я расскажу о вкладе Фридмана в наши знания о денежно-кредитной истории и сосредоточусь на том, как его идеи повлияли на наше понимание того, как работает денежно-кредитная политика и как ее следует использовать.То есть я буду обсуждать как положительное значение , так и нормативное значение мысли Фридмана. Применяется обычный отказ от ответственности, то есть я говорю за себя, а не обязательно за моих коллег из Федеральной резервной системы.

    При подготовке этого выступления я столкнулся со следующей проблемой. Денежно-кредитная система Фридмана оказалась настолько влиятельной, что, по крайней мере, в общих чертах, она почти стала идентична современной денежной теории и практике. Я вспоминаю студента, впервые познакомившегося с Шекспиром, который пожаловался профессору: «Я не понимаю, что в нем такого хорошего.Вряд ли он был оригинальным. Все, что он сделал, — это связал вместе кучу хорошо известных цитат ». Та же проблема возникает при оценке вклада Фридмана. Его мышление настолько проникло в современную макроэкономику, что худшая ловушка при его чтении сегодня — это не оценить оригинальность и даже революционность. характер его идей по отношению к преобладающим взглядам в то время, когда он их формулировал.

    Чтобы проиллюстрировать это, я начну с описательной или положительной стороны работы Фридмана по денежно-кредитной политике.Вот краткое изложение собственного списка одиннадцати ключевых монетаристских положений, составленного Фридманом в заключении его лекции 1970 года (обратите внимание на эту дату) «Контрреволюция в монетарной теории». Я считаю, что эти предложения являются разумным описанием основных взглядов Фридмана на то, как деньги влияют на экономику. Вот они (в моем резюме чуть более подробным языком оригинала):

    1. Существует последовательная, хотя и не точная зависимость между темпами роста денег и темпами роста номинального дохода.
    2. Однако эта взаимосвязь не очевидна, потому что существует лаг между ростом денежной массы и ростом номинального дохода, лаг, который сам по себе может быть переменным.
    3. Однако в среднем отставание между ростом денежной массы и ростом номинального дохода составляет от шести до девяти месяцев.
    4. Изменение темпов роста номинального дохода в первую очередь проявляется в объеме производства и почти не проявляется в ценах.
    5. Однако с дальнейшим лагом от шести до девяти месяцев эффекты роста денежной массы проявляются в ценах.
    6. Опять же, эмпирические отношения далеки от совершенства.
    7. Хотя рост денежной массы может повлиять на выпуск в краткосрочной перспективе, в долгосрочном периоде выпуск определяется строго реальными факторами, такими как предприимчивость и бережливость.
    8. Инфляция — это всегда денежное явление в том смысле, что она может быть произведена только за счет более быстрого роста денежной массы, чем ее производства. Однако есть много возможных источников роста денег.
    9. Инфляционное воздействие государственных расходов зависит от их финансирования.
    10. Денежная экспансия воздействует на цены всех активов, а не только на краткосрочную процентную ставку.
    11. Ослабление денежно-кредитной политики снижает процентные ставки в краткосрочной перспективе, но повышает их в долгосрочной перспективе.
    Позвольте мне еще раз подчеркнуть, что эти предложения отражали точку зрения Фридмана примерно тридцать пять лет назад. В то время они были далеки от общепринятого мнения, как предполагает термин «контрреволюция» в названии эссе. Что мы думаем об этих предложениях сегодня?

    Во-первых, эмпирическое описание динамического воздействия денег на экономику, данное в первых шести предложениях, могло бы рассматриваться большинством политиков и экономистов сегодня как, как сказали бы британцы, «правильное».«В качестве небольшой иллюстрации этого момента в моем собственном академическом исследовании я внес вклад в обширную современную эконометрическую литературу, в которой использовалась векторная авторегрессия и другие типы моделей временных рядов, чтобы попытаться количественно оценить влияние денежно-кредитной политики на экономику. эти методы очень близко соответствуют методам, изложенным в предложениях Фридмана.

    Эти методы подтверждают, что денежная экспансия (например) приводит с задержкой в ​​один-два квартала к увеличению номинального дохода.Возможно, что еще более важно, как подчеркивал Фридман, реакции количественных и ценовых компонентов номинального дохода имеют совершенно разные сроки. В частности, как сказал нам Фридман, денежная экспансия оказывает более непосредственное воздействие на реальные переменные, такие как объем производства, потребление и инвестиции, причем основная часть этих эффектов происходит в течение двух-трех кварталов. (Я собирался сказать, как сказал нам Фридман , первый , но, возможно, заслуга в этом принадлежит Дэвиду Юму. В конце концов, работа Милтона является частью давней и великой традиции классического денежного анализа.) Эти реальные эффекты имеют тенденцию рассеиваться со временем, так что на горизонте от двенадцати до восемнадцати месяцев эффекты денежной экспансии или сокращения ощущаются в первую очередь на уровне инфляции. Те же закономерности были обнаружены в эмпирических исследованиях практически для всех стран не только с помощью векторного авторегрессионного анализа, но и с помощью более структурных методов. Они отражены практически во всех современных эконометрических моделях, используемых для прогнозирования и анализа политики, таких как модель FRBUS в Федеральной резервной системе.Задержка между изменениями денежно-кредитной политики и реакцией на инфляцию является причиной того, что современные центральные банки, нацеленные на таргетирование инфляции, такие как Банк Англии, устанавливают горизонт до двух лет для достижения своих целей по инфляции.

    Таким образом, описание Фридманом экономической динамики, вызванной увеличением или уменьшением денежной массы, резюмированное в его первых шести предложениях, в значительной степени подтверждено современными исследованиями. А как насчет других предложений? Седьмой пункт Фридмана о том, что деньги влияют на реальные результаты в краткосрочной перспективе, но что в долгосрочной перспективе объем производства полностью определяется реальными факторами, такими как предприимчивость и бережливость, имеет особое значение как для теории, так и для политики.Утверждение о том, что деньги не имеют реального эффекта в долгосрочной перспективе, называемое принципом долгосрочного нейтралитета, сегодня повсеместно принимается экономистами-монетарными экономистами. Когда Фридман писал, однако, общепринятая точка зрения заключалась в том, что денежно-кредитную политику можно использовать для воздействия на реальные результаты — например, для снижения уровня безработицы — в течение неопределенного периода времени. Идея о том, что денежно-кредитная политика имеет долгосрочные последствия — или, говоря техническим языком, что зависимость кривой Филлипса между инфляцией и безработицей может использоваться в долгосрочной перспективе, — оказалась не только ошибочной, но и весьма вредной.Попытки использовать компромисс кривой Филлипса, которые продолжались, несмотря на предупреждения Фридмана в его президентском послании 1968 года Американской экономической ассоциации, внесли значительный вклад в Великую инфляцию 1970-х годов — после Великой депрессии, второй по значимости ошибки денежно-кредитной политики двадцатого века. век.

    Диагноз инфляции в восьмом предложении Фридмана, который также был спорным, когда он писал, также широко принят сегодня. Конечно, как все мы знаем, Фридман отметил тесную связь между инфляцией и ростом денежной массы, хотя и тщательно признал, что чрезмерный рост денежной массы может иметь множество причин.Как Милтон и Роуз обсуждали в главе 9 издания Free to Choose от 1980 г., популярные в 1960-х и 1970-х годах взгляды (и даже взгляды некоторых должностных лиц Федеральной резервной системы) утверждали, что инфляция может возникать из различных неденежных источников. , включая силу союзов и корпораций и жадность нефтедобывающих стран. К сожалению, эти взгляды, недостатки которых были выявлены горьким опытом при президенте Никсоне, заключались в том, что контроль над заработной платой и ценами и другие административные меры могут успешно бороться с инфляцией.Сегодня мы понимаем, что Великая инфляция была бы просто невозможна без чрезмерно экспансионистской денежно-кредитной политики конца 1960-х и 1970-х годов.

    Некоторые описательные предложения Фридмана остаются предметом активных исследований. Например, во многих исследованиях теоретически и эмпирически изучалось взаимодействие налогово-бюджетной политики, денежно-кредитной политики и инфляции. Мнение Фридмана о том, что бюджетный дефицит является инфляционным только в том случае, если он приводит к созданию денег, его девятое предложение, остается широко принятым, но работа таких ученых, как Томас Сарджент, Нил Уоллес и Майкл Вудфорд, показала, что эти связи могут быть тонкими.Например, «неприятная монетаристская арифметика» Сарджента и Уоллеса предполагает, что ужесточение денежно-кредитной политики в краткосрочной перспективе, сделав долгосрочную фискальную ситуацию менее устойчивой, может (по крайней мере в принципе) привести к инфляции, потому что общественность будет ожидать этого. бюджетный дефицит должен в конечном итоге финансироваться за счет создания денег. Совсем недавно фискальная теория уровня цен Вудфорда предполагает, что неустойчивая фискальная политика может стимулировать инфляцию, даже если центральный банк сопротивляется монетизации.Вслед за Вудфордом Оливье Бланшар недавно утверждал, что жесткая денежная политика в Бразилии, увеличивая расходы правительства на финансирование и тем самым ухудшая фискальную ситуацию, могла иметь инфляционные последствия. Хотя эта последующая работа уточнила наше понимание взаимосвязи между денежно-кредитной и налогово-бюджетной политикой, этот анализ не противоречит духу монетаристских предположений, которые возлагают вину за инфляцию на чрезмерное погашение номинальных государственных обязательств.

    Другая область, вызывающая повышенный интерес в настоящее время, проистекает из десятого предложения Фридмана о том, что денежно-кредитная политика работает, воздействуя на все цены активов, а не только на краткосрочную процентную ставку. Этот классический монетаристский взгляд на процесс денежно-кредитной трансмиссии стал очень актуальным, например, в Японии, где краткосрочная процентная ставка достигла нуля, что вынудило Банк Японии использовать так называемые методы количественного смягчения. Идея количественного смягчения заключается в том, что увеличение денежной массы приведет к повышению цен на активы и будет стимулировать экономику даже после того, как краткосрочная номинальная процентная ставка достигнет нуля.Есть некоторые свидетельства того, что количественное смягчение имеет положительные эффекты (в том числе данные, полученные из Великой депрессии Крисом Хейнсом и другими), но масштабы этих эффектов остаются открытым и горячо обсуждаемым вопросом.

    Единственный аспект концепции Фридмана 1970 года, который не полностью соответствует нынешним общепринятым представлениям, — это использование монетаристами роста денежной массы в качестве основного индикатора или меры денежно-кредитной политики. Очевидно, что денежно-кредитная политика работает, прежде всего, за счет воздействия на предложение банковских резервов и денежную базу.Однако в финансово сложном мире, в котором мы живем, темпы роста денежной массы могут существенно зависеть от ряда факторов, не связанных с денежно-кредитной политикой как таковой , включая такие вещи, как деятельность по рефинансированию ипотечных кредитов (в краткосрочной перспективе) и темпы финансового развития. инновации (в долгосрочной перспективе). Следовательно, было бы небезопасно делать вывод (например) о том, что недавнее снижение M2 свидетельствует о политике жестких денег со стороны ФРС.

    Несовершенная надежность роста денежной массы как индикатора денежно-кредитной политики вызывает сожаление, потому что у нас действительно нет ничего удовлетворительного, чтобы заменить ее.Как подчеркивали Фридман (в его одиннадцатом предложении) и Аллан Мельцер, номинальные процентные ставки не являются хорошими индикаторами политики, поскольку высокая номинальная процентная ставка может указывать на денежно-кредитную ограниченность или легкость, в зависимости от состояния инфляционных ожиданий. Действительно, смешение низких номинальных процентных ставок с простотой денежно-кредитной политики было источником серьезных проблем в 1930-х годах, и, возможно, это было проблемой и в Японии в последние годы. Реальная краткосрочная процентная ставка, еще один возможный показатель политического курса, также несовершенна, поскольку она сочетает в себе денежные и реальные факторы, такие как темпы роста производительности.Кроме того, на ценность конкретных индикаторов политики может влиять характер режима работы, используемого центральным банком, как, например, показано в моей эмпирической работе с Илианом Миховым.

    Отсутствие четкого и однозначного измерения смягчения или жесткости денежно-кредитной политики является серьезной проблемой на практике. Как мы можем узнать, например, является ли политика «нейтральной» или чрезмерно «активистской»? Я скоро вернусь к этому вопросу.

    Помимо описания влияния денег на экономику, Фридман также дал рекомендации по денежно-кредитной политике — нормативной части его концепции.Я остановлюсь только на трех наиболее важных из них.

    Во-первых, Фридман подчеркнул принцип Гиппократа для денежно-кредитной политики: «Во-первых, не навреди». Глава 9 из «Свобода выбора » содержит знаменитую цитату Джона Стюарта Милля, которая гласит: «Как и многие другие виды машин, (деньги) сами по себе оказывают отчетливое и независимое влияние только тогда, когда они выходят из строя». По поводу этой цитаты Милтон и Роуз прокомментировали: «Совершенно верно, как описание роли денег, при условии, что мы признаем, что в обществе едва ли есть какие-либо другие приспособления, которые могут нанести больший ущерб, когда они выйдут из строя.»

    Акцент Фридмана на предотвращении сбоев в денежно-кредитной сфере возник, как и многие другие его идеи, из его исследования денежно-кредитной истории США. Он заметил, что во многих случаях действия денежных властей, несмотря на, возможно, благие намерения, активно дестабилизировали экономику. Главным случаем, конечно же, была Великая депрессия, или, как ее называли Фридман и Шварц, Великое сокращение, когда ужесточение ФРС в конце 1920-х и (что наиболее важно) его неспособность предотвратить банкротства банков в начале 1930-х были основная причина массового падения денег, цен и производства.Вероятно, что исследование депрессии Фридманом заставило его искать средства, такие как его предложение о постоянном росте денежной массы, чтобы гарантировать, что денежная машина не выйдет из строя. Я надеюсь, хотя, конечно, я не могу быть уверен, что два десятилетия относительной денежно-кредитной стабильности не заставили современных центральных банков забыть основной принцип Гиппократа.

    Вторая нормативная рекомендация, о которой стоит здесь вспомнить, заключалась в том, что Фридман предпочитал плавающие, а не фиксированные обменные курсы.Иногда, по крайней мере, в популярных статьях, Фридман рационализировал эту позицию, исходя из принципов свободного рынка. Этот аргумент, на мой взгляд, несколько неискренний, поскольку фиксированный номинальный обменный курс — это всего лишь один из методов фиксации совокупного уровня цен, который полностью согласуется со свободной корректировкой относительных цен на товары и услуги. В более серьезном ключе Фридман понимал, что в мире, в котором разработчики денежно-кредитной политики ставят внутреннюю экономическую стабильность выше соображений платежного баланса, система фиксированного обменного курса, вероятно, будет нестабильной в периоды экономического стресса.Он видел, что это имело место в 1930-х годах, когда мир находился на модифицированном золотом стандарте, называемом золотым обменным стандартом, и то же самое было в послевоенной Бреттон-Вудской системе. Чтобы согласовать фиксированный обменный курс и упор на внутреннюю стабильность, директивные органы должны ввести контроль за движением капитала или ограничения на торговлю, которые имеют нежелательные последствия для экономической эффективности.

    Фридман рассуждал, что если главным приоритетом политиков является стабильность внутренней экономики, то почему бы не принять систему, а именно гибкие обменные курсы, которая обеспечивает необходимую денежную независимость без ограничений на потоки капитала или товаров? Когда Фридман писал о фиксированных и гибких обменных курсах, переход от Бреттон-Вудской системы фиксированного обменного курса к системе с плавающим курсом казался весьма маловероятным.В этом, как и во многих других вопросах, он был дальновидным, поскольку основные валюты теперь успешно плавают после распада Бреттон-Вудской системы в начале 1970-х годов.

    Эти две рекомендации оказали большое влияние на институциональную структуру и политическую практику. Однако, на мой взгляд, наиболее фундаментальная политическая рекомендация Милтона Фридмана — это предписание директивным органам обеспечить стабильный денежно-кредитный фон для экономики. Я считаю, что это более сильное утверждение, чем предписание Гиппократа избегать крупных катастроф; скорее, здесь есть положительный аргумент в пользу того, что денежно-кредитная стабильность активно способствует эффективности и росту.(Отсюда предположение Фридмана о том, что долгосрочная кривая Филлипса, а не вертикальная, может иметь положительный наклон.) Также подразумевается, что внимание Фридмана к номинальной стабильности предполагает, что центральные банки должны избегать чрезмерно амбициозных попыток управления реальной экономикой, что на практике может усугубить как номинальную, так и реальную волатильность. В классической работе Фридмана 1960 г., A Program for Monetary Stability , он предположил, что денежная стабильность может быть достигнута путем буквально сохранения стабильности денег, то есть путем фиксации темпов роста определенного денежного агрегата и отказа от использования денежно-кредитной политики в соответствии с требованиями. «наладить» экономику.

    Обеспечивают ли современные политики денежно-кредитной политики номинальную стабильность, рекомендованную Фридманом? Ответ на этот вопрос не совсем однозначный. Как я обсуждал ранее, по причинам финансовых инноваций и институциональных изменений, темпы роста денежной массы не кажутся адекватными показателями денежно-кредитной политики, и, следовательно, стабильный денежно-кредитный фон для экономики не обязательно может быть отождествлен со стабильными деньгами. рост. Как я уже отмечал, нет и других инструментов денежно-кредитной политики, по поведению которых можно было бы однозначно судить об этом вопросе.В частности, тот факт, что Федеральная резервная система и другие центральные банки активно манипулируют процентными ставками по своим инструментам, необязательно несовместимы с их обеспечением стабильного денежно-кредитного фона, поскольку такие манипуляции могут быть необходимы для компенсации шоков, которые в противном случае поставили бы под угрозу номинальную стабильность.

    В конечном итоге, похоже, можно проверить, имеет ли экономика стабильный денежно-кредитный фон, только взглянув на макроэкономические показатели, такие как рост номинального ВВП и инфляция.По этому критерию кажется, что современные центральные банкиры приняли совет Милтона Фридмана близко к сердцу. За последние два десятилетия инфляция резко упала и стабилизировалась во всем мире, не только в промышленно развитых странах, но и в странах с формирующейся рыночной экономикой и даже в самых бедных развивающихся странах. Некоторые центральные банки, так называемые органы инфляции, установили четкие количественные цели по инфляции; но все центральные банки, в том числе и Федеральная резервная система, подчеркивают важность достижения и поддержания стабильности цен.По вопросу о контроле над инфляцией можно сказать, что Фридман был слишком пессимистичен; его опасения по поводу того, что у центральных банков не будет ни технических возможностей, ни правильных стимулов для контроля над инфляцией, побудили его рекомендовать свое правило роста денежной массы, за которое центральный банк, безусловно, может нести ответственность. Очевидно, однако, что центральные банки, настроенные решительно, могут напрямую стабилизировать инфляцию, по крайней мере, до сих пор им это удавалось.

    Однако в отношении преимуществ денежной стабильности или, как я бы сказал, номинальной стабильности, Фридман не ошибся.Многие теории, популярные даже сегодня, могут привести к выводу, что повышение стабильности инфляции может быть куплено только ценой снижения стабильности производства и занятости. Фактически, за последние два десятилетия повышение стабильности инфляции было связано с заметным повышением стабильности производства и занятости как в Соединенных Штатах, так и в других странах.

    Утверждалось, что меньшая частота экзогенных потрясений объясняет эти благоприятные события, и это может быть частью истории.Но я считаю, что есть и важная причинно-следственная связь. Например, низкая и стабильная инфляция не только способствовала росту и производительности, но также снизила чувствительность экономики к потрясениям. Одним из важных механизмов было закрепление инфляционных ожиданий. Когда общественность уверена, что центральный банк сохранит низкую и стабильную инфляцию, потрясения, такие как резкое повышение цен на нефть или сильные колебания обменного курса, как правило, имеют временное влияние на уровень цен и не приводят к устойчивым инфляционным скачкам.Напротив, когда инфляционные ожидания плохо закреплены, как это было в 1970-х годах, шоки такого типа могут дестабилизировать инфляционные ожидания, увеличивая инфляционное воздействие и приводя к большей волатильности как инфляции, так и объема производства.

    Таким образом, трудно переоценить влияние денежной системы Фридмана на современную монетарную теорию и практику. Он определил ключевые эмпирические факты и дал нам общие рекомендации по политике, в частности, с упором на номинальную стабильность, которые нам хорошо послужили.За эти взносы и политики, и общественность в огромном долгу перед Милтоном Фридманом.

    TheMoneyIllusion »Первая рыночная монетаристская книга.

    Маркус Нуньес и Бенджамин Коул — имена, знакомые тем, кто следует рыночным монетаристским идеям. У Маркуса отличный блог, и он поделился со мной некоторыми из моих лучших идей. Бенджамин Коул — частый комментатор и очень убедительный писатель. Теперь они выпустили первую книгу, в которой за последние десятилетия были применены идеи рыночного монетаризма к денежно-кредитной политике.Я написал предисловие:

    В 1930-е годы большинство людей считало, что Великая депрессия представляет собой рецидив после бурного бума 1920-х годов, усугубленного серьезным международным финансовым кризисом. Затем, в 1960-х годах Милтон Фридман и Анна Шварц показали, что реальная проблема заключается в чрезмерно жесткой денежно-кредитной политике. Да, ФРС снизила процентные ставки почти до нуля и предприняла то, что сейчас называется «количественным смягчением», но было слишком мало и поздно. На вечеринке по случаю дня рождения Фридмана 90, , Бен Бернанке произнес речь, которая включала в себя это памятное обещание:

    «Позвольте мне закончить свое выступление, слегка злоупотребив своим статусом официального представителя Федеральной резервной системы.Я хотел бы сказать Милтону и Анне: по поводу Великой депрессии. Вы правы, мы сделали это. Нам очень жаль. Но благодаря тебе мы больше этого не сделаем ».

    В этом новаторском исследовании Великой рецессии Маркус Нуньес и Бенджамин Коул показывают, что Бен Бернанке и ФРС сделали многие из тех же ошибок, которые были сделаны в 1930-е годы. Да, на этот раз ФРС была более активна. И да, могло быть намного хуже. Но наши разработчики денежно-кредитной политики до сих пор не до конца осознали важность принятия денежно-кредитной политики, которая делает все возможное, чтобы номинальный ВВП рос со скоростью, соответствующей экономическому процветанию и низкой инфляции.

    Нуньес и Коул являются частью нового движения под названием «рыночный монетаризм», которое впервые возникло в Интернете и недавно произвело революцию в взглядах экономистов на денежно-кредитную политику в условиях глубокого спада. До рецессии стандартная формула предусматривала корректировку процентных ставок вверх и вниз с целью достижения целевого уровня инфляции. Была надежда, что низкий и стабильный уровень инфляции обеспечит экономическое процветание. Теперь мы знаем, что этой политики недостаточно.

    Нуньес и Коул прослеживают эволюцию денежно-кредитной политики с 1960-х годов по настоящее время.Они показывают, как неудачи денежно-кредитной политики привели к Великой инфляции в конце 1960-х годов, как Пол Волкер и ФРС снизили инфляцию до гораздо более низкого уровня в 1980-х годах, а затем как ФРС смог обеспечить длительный период стабильного роста и низкой инфляции. . Ключевым моментом было то, что ФРС никогда не таргетировала инфляцию, а скорее поддерживала рост номинального ВВП (то есть общих расходов) на уровне, близком к линии тренда 5,5%.

    Они также показывают, как идеология «таргетирования инфляции» становится все более доминирующей в ФРС в последние годы.ФРС потеряла внимание к номинальным расходам и в течение 2008-09 гг. Не осознавала опасности резкого снижения номинального ВВП, пока не стало слишком поздно. К тому моменту процентные ставки упали до нуля. Но это не было «легкими деньгами», как часто предполагают люди, точно так же, как высокие процентные ставки во время гиперинфляции не означают «жестких денег». Низкие процентные ставки отражают слабое состояние экономики.

    Когда ставки были близки к нулю, ФРС пришлось перейти к более «нетрадиционным» методам стимулирования.Именно здесь идеология таргетирования инфляции создала проблемы для политиков. Они видели необходимость в стимулировании, но так боялись, что инфляция превысит 2%, что были очень медленными и неуверенными в разработке альтернативной политики. Их работа значительно усложнилась из-за того, что они отказались признать свою ошибку и переключились на номинальный целевой показатель ВВП, что повысило бы текущий спрос за счет увеличения ожиданий роста расходов в будущем.

    Между тем экономистов, не входящих в ФРС, все больше привлекало таргетирование на номинальный ВВП, и в список звезд, включая Кристину Ромер, Пола Кругмана, Яна Хациуса и Джеффри Франкеля, одобрили предложение рыночных монетаристов о таргетинге на уровне NGDP.Совсем недавно эту идею поддержал Марк Карни. Поддержка Карни представляет собой важный прорыв, поскольку он возьмет на себя руководство Банком Англии позже в 2013 году.

    За последние несколько лет мы с Маркусом Нунесом создали блоги, посвященные продвижению рыночных монетаристских идей. Бенджамин Коул также участвовал в дебатах по ведению блогов, делая гостевые посты на различных сайтах. Маркус пролил свет на некоторые из ранних научных работ Бена Бернанке, в которых Японии предлагалось не робеть в использовании денежно-кредитных стимулов, когда процентные ставки упали до нуля.И все же после 2008 года ФРС отказалась предпринять некоторые из наиболее агрессивных монетарных мер, которые Бернанке рекомендовал японцам.

    Маркус также очень искусен в использовании графиков для рассказа историй, и графики в этой книге — одна из его сильных сторон. Я бы добавил, что Бенджамин Коул также внес большой вклад в рыночное монетаристское движение и является сильным писателем.

    Сначала читатели могут скептически отнестись к некоторым аргументам Нуньеса и Коула. В 2008 и 2009 годах не казалось, что денежно-кредитная политика была причиной кризиса, или даже не казалось, что ФРС может многое сделать для решения этой проблемы.Я прошу читателей приостановить свое недоверие, пока они не ознакомятся со всеми доказательствами. Денежно-кредитная экономика — очень нелогичная область. Большинство людей думают, что ФРС просто изменяет процентные ставки вверх и вниз, и что после того, как ставки упадут до нуля, ФРС больше не сможет стимулировать экономику. Но передовые исследования последних десятилетий говорят об обратном. Теперь мы знаем, что низкие процентные ставки не означают легких денег, и что есть много вещей, которые ФРС может сделать, чтобы увеличить расходы, когда ставки упадут до нуля.

    Если читатели непредвзято взглянут на доказательства в этой книге, я думаю, они будут очень удивлены тем, что увидят. Финансовый кризис и последовавшая за ним Великая рецессия были совсем не такими, какими они казались в то время. Специалисты начинают приходить к рыночному монетаристскому взгляду на важность стабильного роста номинального ВВП, и эта перспектива проливает новый свет на события последних 5 лет.

    Эта запись была опубликована 24 января 2013 г. и находится в разделе «Разное»., Денежно-кредитная политика. Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через канал RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбэк со своего сайта.

    Филип Пилкингтон: Новый монетаризм, часть II — Бреши в теории

    Филип Пилкингтон, писатель и журналист из Дублина, Ирландия. Вы можете подписаться на него в Twitter: @pilkingtonphil

    .

    В первой части этой статьи мы рассмотрели монетаристский эксперимент правительства Тэтчер в начале 1980-х годов.Это не закончилось хорошо. Поэтому мы должны спросить: верили ли правительство Тэтчер и монетаристы в то, что они делали, или они цинично использовали монетаристскую политику как средство для уничтожения значительной части британской промышленности с целью уничтожения профсоюзного движения?

    Обратимся к британскому экономисту Николасу Калдору, который был глубоко вовлечен в монетаризм, поскольку он стал популярной догмой в 1970-х и 1980-х годах. Иногда в своей книге «Бич монетаризма» Калдор, кажется, действительно говорит, что эта политика — просто уловка:

    Реальный эффект [монетаризма] зависит от сокращения платежеспособного спроса, вызванного высокими процентными ставками, завышенным обменным курсом и дефляционными фискальными мерами (в основном сокращением расходов), и, как следствие, уменьшение силы торга рабочей силы из-за безработицы.Контроль над «денежной массой», который в любом случае оказался неэффективным по собственным критериям правительства, является не более чем удобной дымовой завесой, обеспечивающей идеологическое оправдание таких антиобщественных мер.

    В других случаях Калдор действительно предполагал, что основные практикующие действительно верили в монетаризм. И, конечно, учитывая шумиху вокруг этого в то время, по крайней мере, казалось, что они это сделали.

    Этот вопрос задается не просто для того, чтобы пощекотать наше историческое любопытство.Это остается актуальным сегодня, поскольку центральные банки во многих странах инициируют программы «количественного смягчения» (QE), которые, как считается, функционируют из-за теории денежной массы, которая тесно связана с монетаризмом. Итак, вопрос веры имеет первостепенное значение. Многие сторонники QE, конечно, будут отрицать какую-либо связь между этими двумя политиками, но неслучайно сам Милтон Фридман выступал за использование QE в Японии еще в 1997 году:

    Самый надежный путь к здоровому восстановлению экономики — это увеличение темпов роста денежной массы, переход от жестких денег к более легким деньгам, к темпам денежного роста, близким к темпу роста, который преобладал в золотые 1980-е, но не переусердствовать.Это значительно упростило бы проведение столь необходимых финансовых и экономических реформ.

    Банк Японии может покупать государственные облигации на открытом рынке, расплачиваясь за них валютой или депозитами в Банке Японии, что экономисты называют деньгами большой силы. Большая часть поступлений будет поступать в коммерческие банки, пополняя их резервы и позволяя им расширять свои обязательства за счет кредитов и покупок на открытом рынке. Но сделают они это или нет, денежная масса увеличится.

    Нет предела тому, в какой степени Банк Японии может увеличивать денежную массу, если он желает это сделать. Более высокий рост денежной массы будет иметь тот же эффект, что и всегда. Примерно через год экономика будет расти быстрее; выпуск будет расти, и после очередной задержки инфляция умеренно повысится. Возврат к условиям конца 1980-х омолодит Японию и поможет укрепить остальную часть Азии.

    Вот почему вопросы, связанные с монетаристской доктриной, имеют прямое отношение к нашему миру.Они проливают свет на то, почему некоторые экономисты и руководители центральных банков считают, что политика количественного смягчения эффективна, и почему они продолжают придерживаться этого мнения, несмотря на неопровержимые доказательства обратного.

    В сторону: я должен уточнить свою позицию. Я не приравниваю порочную монетаристскую политику Тэтчер к нынешнему количественному смягчению. QE, вероятно, имеет некоторые положительные, хотя и вторичные эффекты — например, дает заемщикам некоторую передышку; но они, вероятно, сводятся на нет из-за его негативных эффектов — таких как удаление процентного дохода от вкладчиков и пенсионных фондов и т.п. (не говоря уже о пузырях на сырьевых товарах, которые это, вероятно, разожгло).

    Как это работает… или нет

    Монетаризм возник в основном потому, что Милтон Фридман обнаружил, как он считал, сильную корреляцию между количеством существующих денег и национальным доходом. В то время кейнсианская ортодоксия постулировала, что денежный запас действительно фиксирован, но скорость, то есть скорость, с которой этот денежный запас оборачивается в экономике, была переменной. Кейнс считал, что стремление людей к деньгам является ответом на преобладающую процентную ставку, и, учитывая, что Кейнс все еще придерживался количественной теории денег, он предполагал, что корректировки национального дохода должны вноситься людьми, ускоряющими или замедляющими выдачу наличных денег. в существовании, тратя быстрее или медленнее.

    Фридман был убежден, что если он сможет доказать, что Кейнс был неправ, показав, что скорость обращения денег относительно фиксирована и, таким образом, существует довольно простая механическая связь между денежной массой и национальным доходом, кейнсианская теория в значительной степени развалится. Если бы Фридман был прав, он также мог бы объяснить инфляцию как просто потому, что центральный банк допускал слишком большой поток денег в экономику по сравнению с размером этой экономики, и что все, что им нужно было сделать, это нацелить данную денежную массу, чтобы принести инфляция под контролем.Это, конечно, именно то, что Тэтчер и другие правительства пытались сделать в 1970-х и 1980-х годах.

    Интересно — и о чем гораздо меньше говорят — то, что монетаризм Фридмана также подразумевал, что, если экономика пережила сильный шок или финансовый кризис и работала с большими уровнями безработицы и избыточными производственными мощностями, все, что нужно было сделать центральному банку, — это вливать больше денег. в систему. Поскольку быстрее Фридмана, эти дополнительные деньги будут напрямую способствовать увеличению национального дохода, то есть будут потрачены и инвестированы — безработица снизится.Фридман постулировал, что именно неспособность центрального банка предпринять денежно-кредитные стимулы привела к Великой депрессии, и именно поэтому Фридман был одним из первых сторонников программы количественного смягчения в Японии (которая фактически началась в 2001 году и потерпела неудачу).

    В связи с этим Фридман полагал, что финансовые кризисы, такие как фондовый пузырь 1929 года, произошли просто из-за того, что центральный банк закачал слишком много денег в экономику. Нынешний председатель ФРС является или, по крайней мере, был сторонником этой точки зрения.В речи в честь Милтона Фридмана в 2002 году Бернанке сказал:

    Позвольте мне закончить свое выступление, слегка злоупотребив своим статусом официального представителя Федеральной резервной системы. Я хотел бы сказать Милтону и Анне [Шварц, соавтор Фридмана]: по поводу Великой депрессии. Вы правы, мы сделали это. Нам очень жаль. Но благодаря тебе мы больше этого не сделаем.

    Конечно, если мы предположим, что Бернанке не просто позировал, согласно его собственной логике, Федеральная резервная система действительно «сделала это снова».Монетаристы винят недавний пузырь на рынке жилья в США из-за чрезмерно легкой денежной массы. Однако независимо от того, верил Бернанке этому заявлению или нет, он определенно действовал в соответствии с монетаристским подходом Фридмана, когда он предпринял программы количественного смягчения после краха.

    Итак, что не так с основной теорией Фридмана? Ну, во-первых, корреляции, которые, как он думал, он обнаружил, не были одинаковыми во времени и пространстве. Если сравнить данные по многим странам во времени, мы увидим сильные колебания скорости обращения денег.Действительно, даже в пределах одной страны скорость обращения денег довольно агрессивно колеблется в соответствии с общим экономическим ростом. Вот, например, скорость денежной массы M2 в США, нанесенная на карту вместе с соотношением занятых к численности населения — показателем экономического здоровья, который используется для определения способности экономики создавать рабочие места:

    Очевидно, что скорость M2 не является постоянной и движется в грубой корреляции с соотношением занятости и населения и, следовательно, со здоровьем экономики.Итак, Фридман ошибался даже в простейшем случае. Фактически, скорость обращения денег меняется со временем.

    Означает ли это, что Кейнс был прав и что массовая безработица не могла быть вылечена денежно-кредитным стимулом из-за падающей скорости? Нет, не совсем. Идея Кейнса о том, что скорость обращения денег будет меняться вместе с уровнем экономической активности (и процентной ставкой), была просто модификацией старой количественной теории денег. Таким образом, все, что нужно было сделать Фридману, — это показать постоянную скорость, и он смог опровергнуть Кейнса.Но на самом деле и Фридман, и Кейнс использовали умирающую теорию, не имевшую реальной основы (хотя версия Кейнса была намного ближе к истине, чем версия Фридмана).

    Именно по этому пункту и теория Фридмана, и политика Фридмана должны быть опровергнуты сегодня. Потому что ни Кейнс, ни Фридман — ни большинство сегодняшних экономистов, некоторые из которых до сих пор изучают денежные данные, как если бы они были козьими внутренностями, — не понимали, как на самом деле работает существующая денежная система.На самом деле ни скорость, ни наличный запас денег не имеют реального отношения к экономической деятельности. Как Кейнс хорошо знал, но не мог сформулировать в рамках устаревших рамок, которые он использовал, только процентная ставка, устанавливаемая центральным банком, имеет какое-либо влияние на экономическую активность — и это происходит через канал сбережений / кредитования, а не через некоторую денежную массу / скорость.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *