Моральные ценности и нравственные: Нравственные ценности и регулятивы — Психологос

Автор: | 23.02.1971

Содержание

Нравственные ценности и регулятивы — Психологос

Нравственные (моральные) ценности — это то, что еще древние греки именовали «этическими добродетелями». Античные мудрецы главными из этих добродетелей считали благоразумие, доброжелательность, мужество, справедливость. В иудаизме, христианстве, исламе высшие нравственные ценности связываются с верой в Бога и ревностном почитании его. В качестве нравственных ценностей у всех народов почитаются честность, верность, уважение к старшим, трудолюбие, патриотизм. И хотя в жизни люди далеко не всегда проявляют подобные качества, но ценятся они людьми высоко, а те, кто ими обладают, пользуются уважением. Эти ценности, представляемые в их безупречном, абсолютно полном и совершенном выражении, выступают как этические идеалы.

Из нравственных ценностей вытекают нравственные регулятивы — правила поведения, ориентированного на нравственные ценности.

Нравственные регулятивы, или заповеди нравственного поведения — разнообразны. Каждый индивид выбирает (осознанно или неосознанно) в пространстве культуры те из них, которые наиболее подходят для него. Среди них могут быть и такие, которые не одобряются окружающими. Но в каждой более или менее стабильной культуре имеется определенная система общепризнанных нравственных регулятивов, которые по традиции считаются обязательными для всех. Такие регулятивы являются нормами морали. В Ветхом Завете перечисляются 10 таких норм — «заповедей Божьих», записанных на скрижалях, которые были даны Богом пророку Моисею, когда он поднялся на Синайскую гору ( « Не убий », «Не укради», «Не прелюбодействуй» и др.). Нормами христианского поведения являются 7 заповедей, которые указал Иисус Христос в Нагорной проповеди: «Не противься злому»; «Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся»; «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» и др.

Духовно-нравственные ценности станут обязательными для предустановки на гаджеты

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выбрала типы программ, которые должны предустанавливаться на гаджеты, продаваемые в России. Требования к программному обеспечению (ПО), которое может быть предустановлено, указаны в концепции проекта постановления правительства, которая есть у «Ведомостей». Закон об обязательной предустановке российского софта президент Владимир Путин подписал в декабре 2019 г.

Согласно концепции, российский софт будет предустанавливаться на смартфоны, планшеты, компьютеры, Smart TV и телевизионные приставки. В зависимости от типа устройства на него будут предустановлены антивирусные программы, навигаторы (карты), поисковики, соцсети, а также программы доступа к госуслугам, голосовые помощники, системы быстрых платежей и персональная платежная система «Мир».  Для планшетов, компьютеров и Smart TV список дополнят аудиовизуальные сервисы и приложения, обеспечивающие трансляцию 20 обязательных общедоступных каналов.

Сроки вступления в силу требований различаются для разных устройств: с 1 июля 2020 г. предустановка российского ПО станет обязательной для смартфонов, с 1 июля 2021 г. для планшетов и носимых устройств, с 1 июля 2022 г. для компьютеров массой до 10 кг., с 1 июля 2023 г. для Smart TV и ТВ-приставок.

Какое ПО станет обязательным для предустановки

Формировать список типов ПО, разрешенного для предустановки, будет ФАС совместно с Минкомсвязи и Роспотребнадзором, а утверждать – правительство. Чтобы попасть в него, программа должна разрабатываться в России, быть совместимой с системным софтом, на базе которого работает устройство, и бесплатной для пользователей, а также не должна содержать «недокументированных возможностей».  Предложить свое ПО смогут как компании и индивидуальные предприниматели, так и госорганы и ЦБ. 

При принятии решения о включении типов ПО в список, ФАС будет руководствоваться такими критериями:

Поводом для исключения из перечня помимо несоответствия требованиям может стать сокращение использования софта пользователями, а также законодательный или судебный запрет на использование такого софта. 

Порядок предустановки

Возложить ответственность за предустановку ФАС хочет на производителей устройств. Ведомство отмечает, что, если производители по каким-то причинам не смогут исполнить требования закона, предустановкой по согласованию с ними могут заняться продавцы и дистрибуторы. 

Предустановка ПО будет осуществляться несколькими способами: сразу на жесткий диск устройства; производитель может разместить на устройстве иконки приложений от разных разработчиков, и пользователь сам выберет, какое установить; в виде диалогового окна при активации устройства, через которое пользователь выберет варианты приложений. Пропустить это окно он не сможет. 

 Реакция рынка 

Представитель Samsung заявил «Ведомостям», что компания готова исполнять закон, но, пока процедура и зоны ответственности четко не прописаны в подзаконных актах, говорить о его реализации преждевременно. Он добавил, что у производителя уже есть опыт предустановки российского ПО, например, «Яндекс.Карт» на смартфоны. Представители Apple и ФАС не ответили на запрос «Ведомостей» на момент публикации. «В целом мы рады сотрудничеству с российскими разработчиками ПО и активно развиваем свой собственный магазин приложений AppGallery. Что касается предустановленных приложений, мы работаем над этим и стремимся найти оптимальное решение для всех участников рынка», – заявил представитель Huawei.

«Концепция ФАС не предусматривает какую-либо ответственность производителя ПО перед потребителем, которому это ПО навязывается законом», – отмечает представитель Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК, объединяет Apple, Google, Samsung, Philips и др. ) Антон Гуськов, таким образом, встает вопрос: кто будет отвечать за возможные перебои в работе устройства, связанные с конкретным ПО или его совместимостью с другими. Многие аудиовизуальные сервисы предусматривают встроенные покупки, без которых контент или его часть не будут доступны, продолжает Гуськов, следовательно, государство фактически занимается продвижением конкретных компаний навязывает покупку их контента потребителю. Самое главное – отсутствие реестра конкретных производителей и конкретных программных продуктов может породить правовую неопределенность, чреватую судебными исками и разбирательствами в ФАС: к примеру, производитель софта может использовать свое положение и пытаться продать свое ПО по завышенным ценам, а если производитель или продавец не смогут с ним договориться, не смогут найти ему замену и официально сообщат об этом, неизвестный им российский производитель может подать против них иск, рассуждает он.

Нормативные документы, полагает Гуськов, могут появиться не раньше апреля, а значит, у производителей и продавцов смартфонов останется лишь два месяца на то, чтобы подготовиться к исполнению закона: договориться с производителями софта, провести тестирование, осуществить предустановку на все устройства, которые будут продаваться с июля. Этого времени недостаточно, указывает представитель РАТЭК: только лишь на тестирование новых приложений уйдет не менее полугода.

Дистанционная продажа устройств тех производителей, которые не осуществили предустановку, будет незаконна, указывает президент Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов: если интернет-ритейлер будет вскрывать телефоны у себя на складе и осуществлять установку ПО, покупатели не смогут воспользоваться правом на возврат товара надлежащего качества. В e-commerce сейчас потребитель имеет право вернуть товар в течение семи дней без объяснения причин, напоминает Соколов.

В подготовке материала участвовал Денис Сивичев.

Нравственный выбор современной молодежи: идеалы и реальность

%PDF-1.3 % 1 0 obj > endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream

  • Нравственный выбор современной молодежи: идеалы и реальность
  • Орлова В. В. endstream endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > stream Ht[o0zvk7lzqeKi6’qY(7+ycy(oIU#Ex3%(Xgh+N`mVi(lE(ʔ{xkG BꚊ(pXDUTEQW[FJYHr0]a`Å&Z~’aL=Fj&9arj!p|ٯFY]Ut XEX0,(~ sUz0_!m’œmDe5=|1׶Ւ&bLx,j]1y[|O»zyl!Q ai̕Jf1i-l7˺i:OG>!vdd\;»udGQcA-03:.
    !D9oz͉hmHlc4m)tƼBZߔ.NG Ka/CQ>u[l+Csdt»ExewNE~*of_߂֗ / 0

    Рано или поздно наше общество научится говорить на сложные темы — Российская газета

    К сожалению или к счастью, «прогресс нравственности» не столь очевиден в отличие от прогресса технического. К лучшему может меняться человек, но не человечество. Более того, если бы люди менялись, и менялись к лучшему, вся классическая литература, все мировое искусство, объектом которого является человек, уже потеряли бы актуальность. Но меняются времена, а вместе с ними — массовые представления о добре и зле, допустимом и недопустимом. Вот сейчас, например, вошли в обиход разговоры на темы, ранее либо табуированные, либо недостойные широкого обсуждения по причине своей мелкотравчатости. То, о чем прежде стыдились говорить на людях, выплеснулось на телеэкраны, затопило собой социальные сети. Мы переживаем революцию морали?

    Обсудим тему с кандидатом философских наук, заведующим кафедрой этики философского факультета СПбГУ Вадимом Перовым.

    Нравы в упадке всегда

    Уже просто деваться некуда от телевизионных ток-шоу, участники которых с утра до вечера, не стесняя себя в выражениях, полощут свое и чужое грязное белье. В публичном пространстве стало возможным то, что раньше даже в тесном семейном кругу нередко считалось лежащим за гранью приличий. Наше общество становится более открытым, и надо радоваться этому?

    Вадим Перов: Я мало слежу за подобного рода ток-шоу, они мне не интересны. В свое время я пытался их смотреть в профессиональных целях, чтобы потом провести некоторый анализ, но мне стало скучно. К сожалению, эти ток-шоу и то, как они проводятся, — результат другого обстоятельства: у нас в стране минимизированы публичные дискуссии по общественно значимым темам. Я говорю не только о настоящих (а не имитируемых) дискуссиях по вопросам политики, но и о самом насущном, что волнует огромную аудиторию: образование, здравоохранение, общественная безопасность, социальное страхование, ЖКХ..

    . Даже если в телеэфире все это не обсуждается, но существует в качестве досужих разговоров, никак не влияющих на решение этих вопросов, люди втягиваются в единственно доступную им публичную дискуссию о том, кто от кого забеременел и подтверждается ли чье-то отцовство анализом ДНК. Так что уход от обсуждения действительно важных вещей в коммунальные свары — это едва ли признак того, что наше общество становится более открытым.

    Массовые представления о приличиях, — они посредством таких зрелищ не меняются?

    Вадим Перов: Я думаю, они меняются и сами по себе. Потому что меняется жизнь, меняется общество, меняются наши семейные отношения, которые встроены в социальные. Наблюдая, как дочь в прямом эфире кроет последними словами родную мать, можно, конечно, говорить об упадке нравов, но нравы в упадке находятся всегда, в этом нет ничего нового. Раньше сплетничали на завалинке или на лавочке у подъезда, теперь — в телестудии и с трансляцией на широкую публику. В известной степени это стало возможным еще и благодаря Интернету. Если в социальной сети я могу оскорблять оппонентов, то что мне мешает это делать по телевизору?

    А что собой представляют старые нормы? Они сегодня не выглядят ханжескими?

    Вадим Перов: Понятие «ханжество» многозначно. В 60-годы носить короткую юбку или брюки-дудочки считалось «аморальным». Считалось также, что человек, часто меняющий работу, не то чтобы аморален, но как бы не очень внушает доверие, про таких говорили — «летун». Потому что существовали определенные ценностные представления. Было индустриальное общество, которое предполагало определенную систему занятости, и в этой системе частая смена работы не поощрялась. Сегодня мы имеем постиндустриальное общество с более свободным отношением к труду, и частая смена работы уже не оценивается негативно. Потому что изменилось общество, и вследствие этого поменялись некоторые представления о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

    А что есть «традиционные ценности», внедряемые сегодня в российское общество как некий моральный императив?

    Вадим Перов: Когда речь заходит о традиционных ценностях, чаще всего это ассоциируется с традиционными семейными отношениями. Это семья, в которой есть статусно-ролевые отношения между мужем и женой. Например, существуют знаменитые три «К» — дети, кухня, церковь, которые прежде была обязана чтить каждая замужняя немецкая женщина. Менталитет немецкого общества изменился, и если немке теперь сказать, что она должна жить в полном соответствии с этими три «К», то женщина обидится. В России сегодня тоже большинство женщин скажут, что три «К» — это не та семья, в которой они хотели бы жить. Но если их спросить: вы за традиционные семейные ценности? Они ответят: да! В этом смысле даже советская страна была более передовой, чем большинство стран Запада. Высшее образование в европейских странах женщины стали массово получать наравне с мужчинами только в конце 60-х — начале 70-х годов. Нельзя сказать, что мужчины и женщины были у нас абсолютно равны, но идея их равенства оказалась более укорененной в российском мировоззрении, чем в зарубежном.

    Вдруг появилась мода на публичные разговоры о частной жизни, причем о самых потаенных, доселе скрываемых ее сторонах. Недавно, например, в социальных сетях прошел флешмоб «Я не боюсь сказать»: женщины лавинообразно заговорили о количестве бытового и сексуального насилия, которому они подвергались в своей жизни.

    Вадим Перов: Я считаю, что это очень хорошо — такая откровенность. Это показатель развития общества — насколько сложные моральные проблемы в нем публично обсуждаются. Теперь можно надеяться, что в будущем количество подобного рода эксцессов станет меньше. Но не потому, что их будут скрывать, а, наоборот, потому, что они могут быть преданы огласке, и всякий, кто собирается домогаться женщины, сто раз подумает, прежде чем это сделать. Да, об этом нужно говорить, но не надо делать из этого шоу, не надо превращать серьезный разговор в подглядывание через замочную скважину. Я уверен, что рано или поздно наше общество научится говорить и на такие сложные темы.

    Начинает формироваться сетевая этика

    Можно ли сказать, что социальные сети, где стало возможно все — потоки брани, издевательский троллинг, выплески злобы, агрессии, — готовят революцию морали? Или эта революция уже произошла и поздно сетовать на «Фейсбук» с «Инстаграмом»?

    Вадим Перов: Количество анонимных аккаунтов (а именно анонимность многим «развязывает языки») в сети резко сокращается, раньше их было гораздо больше. Но есть немало людей, которые ведут себя отвязно и под своими личными аккаунтами. Это происходит от того, что они не воспринимают пространство социальной сети как место своего реального проживания, для них это некая другая реальность. Возможно, здесь имеются и элементы карнавальной культуры. Если в былые времена карнавал проходил один раз в год, и в течение недели-двух можно было устраивать «вакханалии», «сатурналии», то социальная сеть дает возможность делать это чуть ли не каждый день. Действительно, люди выпускают пар. Хотя отсутствие здесь каких бы то ни было этических границ приводит к печальным последствиям. Но тот же «Фейсбук» и «Гугл» сейчас пытаются при помощи современных технологий отслеживать и пресекать проявления агрессии. Начинает формироваться сетевая этика.

    Вы уверены, что в сети исподволь, постепенно утвердится свод неписаных моральных ограничений?

    Вадим Перов: Он уже появляется. Когда начинался Интернет, его создатели декларировали, что это будет зона абсолютной моральной свободы — делай что хочешь. Нынешние анонимусы, они, по сути, выражают идеологию создателей Интернета. Но те, кто сегодня в Интернете деньги зарабатывают, прекрасно понимают, что если они сами не наведут порядок в сети, то государство их прихлопнет или сильно ограничит. Я здесь не ставлю нам в пример Северную Корею или Китай, Индию, где имеются очень жесткие ограничения Интернета. Но какие-то моральные регуляторы в сети, несомненно, нужны, и она сама способна их выработать.

    Двойная мораль свойственна любому обществу

    Есть ли критерии, по которым определяется уровень общественной морали?

    Вадим Перов: Они очень спорные. Тем не менее существуют методики социологического анализа ценностей. Есть два очень солидных регулярных исследования — европейское и всемирное. Всемирное проводится раз в четыре года, европейское — раз в два года. Там есть очень своеобразные параметры, по которым оценивается состояние нравственности в обществе. И, кстати, по этим параметрам в России все не так уж плохо. По многим позициям мы находимся не так низко, как нам кажется. Что Россия европейская страна по целому ряду разделяемых ею ценностей — это уж совершенно точно.

    Это показатель развития общества — насколько сложные моральные проблемы в нем публично обсуждаются

    А двойная мораль нашему обществу разве не свойственна?

    Вадим Перов: В той или иной степени она свойственна любому обществу. Двойная мораль — это, по сути, лицемерие. Кроме того, существует корпоративная мораль, тоже далеко не всегда безупречная. Это когда руководители корпорации ставят перед работниками такие задачи, которые не могут быть решены без обмана, подлога, отклонения от закона. И тогда работники, что называется, уходят в «серую зону». То есть создают некий специфический моральный суррогат и начинают жить по его нормам.

    В 90-е годы наше общество оказалось в ситуации нравственного безвременья

    Вы разделяете мнение, что «прогресса нравственности» не существует?

    Вадим Перов: Нет, какой-то прогресс в этом смысле все-таки есть. Человечество признало, что каннибализм неприемлем. Что рабский труд — это плохо. Что равенство мужчин и женщин — это хорошо. Можно привести очень много таких примеров. Если же брать профессиональные этики, то, скажем, в медицине появилось «добровольное информированное согласие» пациента. Раньше не было такой нормы. Почитайте «Записки врача» Вересаева. Он там откровенно пишет, как проводил эксперименты над своими пациентами.

    А «регресс нравственности», на ваш взгляд, возможен?

    Вадим Перов: В результате каких-то общественных катаклизмов возможен и регресс. Мы, я считаю, пережили его в 90-е годы, когда рухнула прежняя система ценностей, а новая еще не народилась. В результате наше общество оказалось в ситуации нравственного безвременья. Что привело к некоторому падению нравов.

    Верующий человек тоже бывает аморален

    Презрение к морали более свойственно людям, лишенным религиозного сознания? Если Бога нет, то все позволено?

    Вадим Перов: Здесь нет абсолютной взаимосвязи. Верующий человек тоже бывает аморален. На эту тему хорошо высказался Умберто Эко в своей книге «Пять эссе на темы этики». В ней писатель и философ беседует с одним из римских кардиналов. Умберто Эко атеист, а кардинал, естественно, является человеком верующим. И вот Умберто Эко говорит, что на самом деле верующий человек может быть даже менее нравственным, чем неверующий. Потому что верующему грозит Страшный суд, и только это удерживает его от дурных поступков. А представьте, как трудно быть нравственным атеисту, которому никакой Страшный суд не угрожает и который сам накладывает на себя моральные ограничения.

    По данным «Левада-центра», большинство россиян положительно относятся к запретительным законам, принятым Госдумой в последнее время. Почти все эти законы регулируют сферу морали и нравственности. Должно ли государство вмешиваться в эту сферу и выдавать обществу моральные предписания?

    Вадим Перов: Я отношусь к этому крайне отрицательно. Во-первых, это моя гражданская позиция, а, во-вторых, позиция профессиональная. Причем, профессиональная позиция очень проста. Откройте любой учебник по этике. Там на первых же страницах написано, что нравственность носит неинституциональный характер. Это значит, нет ни одного отдельного социального института, который бы «отвечал» за нравственность. Но одновременно это означает, что все социальные институты — государство, семья, церковь, корпоративные, профессиональные структуры — принимают участие в формировании общественной морали. И ни один их этих институтов не вправе претендовать на то, что его слово в моральных вопросах будет последним.

    Вы считаете, нравственность не может быть нормативной?

    Вадим Перов: Может. В том числе и ею ограничивается наша свобода. Хотя непонятно, что здесь главенствует. То ли свобода является условием нравственности, то ли нравственность — условием свободы.

    Увеличение свободы в вопросах морали свидетельствует о гуманизации общества?

    Вадим Перов: На мой взгляд, да. Это кардинально расширяет возможности человека, его способности к самореализации. Кроме того, я считаю, что нравственность обязательно имеет социальное, экономическое измерение. Возможно, вы слышали, что сейчас в некоторых странах планируется провести ряд экспериментов, цель которых — выяснить, что произойдет с обществом, если ввести минимальный гарантированный доход для всех граждан. Многие полагают, что эта революционная идея способна полностью изменить наше отношение к работе. Есть гарантированный доход, а дальше уже человек получает свободу. То есть в этом смысле у него отсутствует экономическое принуждение к труду. Пока что это воспринимается как фантастика. Швейцарцы, например, провели референдум и по его результатам отказались от этой идеи. А финны решили попробовать, и у них такой эксперимент уже идет.

    Все-таки мы переживаем революцию морали?

    Вадим Перов: Да, мы переживаем здесь некоторую трансформацию. В чем-то она, наверное, может считаться революционной, и связано это с динамизмом общественной жизни. Так было во все времена, и наше — не исключение, но сейчас эти изменения ощущаются сильнее.

    Визитная карточка

    Вадим Перов. Фото: Валерий Выжутович

    Вадим Перов — кандидат философских наук, заведующий кафедрой этики Института философии СПбГУ. Родился в 1967 году в Ленинграде. Окончил философский факультет Ленинградского госуниверситета в 1991 году. С 1992 года работает преподавателем философии и этики в СПбГУ. Является одним из инициаторов и создателей бакалавриата и магистратуры по образовательной программе высшего образования Прикладная этика в России. Занимался исследованиями в области морального доверия и этической справедливости, прикладных и профессиональных этик, разрабатывал нормативную концепцию моральной ответственности. В настоящее время изучает проблемы нравственных конфликтов, в том числе конфликты традиционной и современной морали. Считает, что в основе современной нравственности должны быть светские, то есть внерелигиозные моральные нормы и ценности.

    Искаженные нравственные ценности и аксиологический аспект воспитания детей.

    Ульяновским родителям рассказали о формировании правильного понимания некоторых суждений — Ульяновск сегодня

    Родительское собрание, участниками которого стали представители родительских комитетов школ Железнодорожного района, состоялось накануне   в лицее №40.

    Перед родительской общественностью выступили директор лицея Надежда Горбунова, помощник депутата Государственной Думы Григория Балыхина Вера Маркова, Советник Губернатора Ульяновской области по вопросам семьи, ЗАГС и демографии Людмила Тихонова, главный советник губернатора Ульяновской области Ольга Желтова, член экспертного совета по корпоративной культуре при губернаторе Ульяновской области, член общественной палаты Ульяновска Инга Щербатых.

    Почетным гостем мероприятия стал кандидат социологических наук, заместитель председателя и лектор Тюменской региональной общественной организации «Центр защиты материнства и детства «Покров» (Тюмень) Константин Шестаков. Он выступил перед собравшимися с лекцией, посвященной проблемам образования и воспитания детей.

    — Современная действительность такова, что детей и подростков окружают искаженные нравственные ценности, популярные телеканалы транслируют извращенные понятия морали, в социальных сетях, которые популярны среди ребят ведется пропаганда аморального образа жизни. Совместные действия родителей и педагогов способны сформировать у детей правильно понимание таких суждений, как «нравственность», «целомудренность», «ответственность», «любовь», «уважение», «верность». Каждой отдельной семье трудно противостоять отрицательному влиянию социума на несформировавшееся мировосприятие ребенка. Помочь в этом родителям должны педагоги. Действия, направленные в одно русло, позволят привить детям правильные нормы и ценности, — отметил  Константин Шестаков.

    Известно, что на встрече присутствовали представители родительских комитетов. Они в свою очередь станут активными спикерами на своих родительских собраниях, которые чуть позже пройдут во всех школах Железнодорожного района, и поделятся приобретенными знаниями с другими родителями школьников района.

    10 моральных ценностей, которым вы должны научить своих детей | КупиМама Череповец

    Воспитание — это не только забота о физическом развитии ребенка, но и умственный рост. Родители играют самую большую роль в формировании личности своего ребенка и оказывают наибольшее влияние на то, кем окажется ребенок по мере своего взросления.

    Некоторые утверждают, что моральные принципы дети усваивают самостоятельно в процессе взросления, однако, лучше, если вы сами начнете прививать некоторые моральные ценности еще в младшем возрасте, пока ребенок постоянно находится рядом с вами.


    Способы воспитания нравственных ценностей в ваших детях

    1. Практикуйте то, что проповедуете

    Дети учатся у окружающих, поэтому, чтобы научить своих детей этим ценностям, вы должны сначала привнести их в свою жизнь. Вы можете в устной форме объяснить многочисленные ценности, но ваш ребенок будет выбирать только те, которые вы сами демонстрируете, через ваше собственное поведение.

    2. Расскажите о личном опыте

    Личный опыт подобен истории, а все дети любят слушать интересные истории. Делитесь случаями из своей собственной жизни, где соблюдение моральных ценностей имело положительный опыт в вашей жизни, и ваш ребенок будет лучше вас понимать.

    3. Награда за хорошее поведение

    Придумайте систему, в которой вы поощряете своего ребенка за использование этих ценностей в его/ее жизни. Похвала и награды — это позитивное подкрепление, которое невероятно хорошо помогает в формировании детей.

    4. Эффективное общение

    Каждый день беседуйте с вашим ребенком о том, как эти моральные ценности работают в повседневной жизни. Например, вы можете обсудить статью в газете и спросить вашего ребенка, что бы он сделал в такой же ситуации.

    5. Мониторинг использования телевидения и Интернета.

    Вы определенно можете следить за тем, что смотрит ваш ребенок. Убедитесь, что шоу пропагандирует хорошие ценности и нравственность и соответствует его/ее возрасту.

    10 моральных ценностей для детей

    1. Уважение

    Многие родители делают ошибку, обучая своих детей только уважению к старшим, но это неправильно. Каждый заслуживает уважения, независимо от возраста или социального положения. Уважение — это важная моральная ценность, о которой ваш ребенок должен узнать в раннем возрасте, поскольку он играет важную роль в его/ее поведении по отношению к незнакомцам. Малыши, которые учатся уважать своих сверстников и старших с юных лет, выиграют от этого в будущем. Даже когда наступят тяжелые времена, ваш ребенок будет более внимательным к другим.


    2. Семья

    Семья является неотъемлемой частью жизни детей. Она формирует и воспитывает их. Поэтому важно дать своим детям чувство семейного очага и помочь им понять, почему семья важна. Сделайте это, и, скорее всего, ваши дети будут расти, уважая и любя свою семью, несмотря ни на что.

    3. Приспособление и компромисс

    Важно, чтобы дети знали, что не все работает в соответствии с ними. Научите их с юных лет, что, когда это абсолютно необходимо, им, возможно, придется попытаться приспособиться. Ваш ребенок должен научиться приспосабливаться и идти на компромисс, только если его собственная жизнь здесь не поставлена ​​на карту. Если ребенок оказывается в проигрышном положении из-за компромисса, это не только наносит ущерб, но и ограничивает личность.

    4. Помощь ближним

    Ваш ребенок должен научиться помогать другим с юного возраста, даже если это совершенно незнакомый человек. Вы должны научить своего ребенка, почему помощь другим так важна и что вы всегда получаете ее обратно, когда помогаете кому-то. Чтобы быть полезной частью общества, важно, чтобы ваш ребенок понимал потребности других.

    5. Уважение к религии

    Ваш ребенок должен воспитываться не только для того, чтобы уважать свою религию, но и понимать, что каждый человек имеет право выбирать свою религию. Научите своих детей с самого раннего возраста, что все люди равны, независимо от их религии или праздников, которые они отмечают.


    6. Справедливость

    Моральный компас и чувство справедливости являются двумя наиболее важными ценностями, которые должен иметь любой ребенок с раннего возраста. Ваши дети должны понимать и оценивать свои действия.

    7. Честность

    С юных лет честность следует прививать как одну из самых важных ценностей для детей. Честность — всегда лучшая политика, и вы должны поощрять говорить правду независимо от того, какие ошибки он или она допустили.

    8. Никогда никого не обижай

    Объясните своему ребенку, что причинение вреда кому-то — это не просто физическая проблема — любое повреждение может также иметь психологический и эмоциональный эффект. Не забудьте научить своих детей, как извиняться, и побуждайте их немедленно извиниться, если они когда-либо причинят кому-либо боль, физически или устно.


    9. Кража

    Воровство — это неправильно, независимо от того, каким может быть его оправдание — это одна из хороших ценностей для детей. Научите вашего ребенка, что воровство — это неправильно, не только юридически, но и морально, поскольку это означает, что он/она будет брать что-то, что принадлежит кому-то другому.

    10. Развивайте любовь к образованию

    Образование — это самое большое оружие, которое можно иметь, и то, что оказывает наибольшее влияние на то, где вы оказались в жизни. Любовь к образованию должна воспитываться в ребенке, начиная с дошкольного возраста.

    Моральные ценности нужно прививать детям с самого начала, и ни один возраст не будет считаться для этого слишком ранним.

    Россия и Запад: кто моральнее? | Мнения

    Иллюстрация: Василий Суриков. Боярыня Морозова. Деталь

    Как-то так получилось, что почти одновременно (и не сговариваясь) с Александром Бауновым мне захотелось порассуждать, о каких традициях и какой морали сегодня идет речь в России. Сперва о том, какой морали у нас нет и не должно быть.

    «Россия… – страна, которая стремится к построению справедливого общества, основанного прежде всего на моральных ценностях», – сказал семь лет назад В.В. Путин. Спустя шесть лет он же прямо противопоставил Западную Европу и Россию в смысле морали в послании Федеральному Собранию: «Разрушение традиционных ценностей сверху, которое мы наблюдаем во многих странах, губительно и проводится вопреки воле народного большинства. Нас все больше поддерживают в нашем стремлении сохранить традиционные ценности (курсив мой. – А.М.): ценности гуманизма, ценности традиционного мира, семьи и религиозные ценности». 

    На Валдайском форуме в 2013 году Путин был еще более откровенен: «Мы видим, как многие евро-атлантические страны фактически пошли по пути отказа от… христианских ценностей. Отрицаются нравственные начала… Что еще может быть большим свидетельством морального кризиса человеческого социума, как не утрата способности к самовоспроизводству. А сегодня практически все развитые страны уже не могут воспроизводить себя. Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство. И мы считаем естественным и правильным эти ценности отстаивать». 

    Слова эти звучат возвышенно и привлекательно, но очень хочется проверить их фактами и цифрами. Только так мы сможем отделить пропаганду от реальной заботы о благе нации. 

    Начнем с определений. Казалось бы, можно надеяться, что Владимир Путин под «христианской моралью» традиционно понимает отказ от того, что, согласно Евангелию от Марка (7:19 – 7:23) делает человека «нечистым»: убийство, жестокость, кража, сексуальная развращенность, зависимость от страстей, зависть, обман, жадность, злые мысли и глупость. 

    В этом случае президент был бы безусловно прав, придавая большое значение «христианской» морали. Мораль – важная составляющая прогресса страны. Многие экономисты (например, Пол Хайни или С. Майкл Крейвен) пишут о «высокой цене аморальности» для экономики. В атмосфере недоверия, вызванного аморальным поведением, стоимость всех транзакций значительно повышается, оборот денег замедляется, риски воспринимаются как более высокие, и не только скорость роста, но и сам рост во многих областях оказывается под вопросом. Более того, такие действия, как преступления, адюльтер, употребление наркотиков, сами по себе имеют существенную экономическую себестоимость, увеличивают издержки общества. Социологи напрямую связывают моральность общества с продолжительностью и качеством жизни. Уровень моральности общества влияет на все причины смертности, от насильственных и других преступлений до сердечно-сосудистых заболеваний, на эффективность всех служб – от полиции до скорой помощи, на равномерность распределения доходов и богатства в обществе, на субъективную оценку качества жизни.

    Увы, версия о таком понимании морали российскими властями не проходит. 

    Что касается самовоспроизводства, можно предположить, что Владимир Владимирович погорячился. Во-первых, в сегодняшнем мире в лидерах по естественному приросту населения – Нигер, Уганда и сектор Газа. Трудно сказать, являются ли эти страны образцовыми в плане «ценностей морали и нравственности», но вряд ли даже Путин хотел бы видеть Россию в одном ряду с ними. Во-вторых, в России до 2013 года в течение 23 лет отмечалась естественная убыль населения. Только в 2013 году естественный прирост появился, да и то в ничтожных масштабах – 1,6 человека на 10 тысяч (к тому же демографы утверждают, что этот показатель нестабилен и в течение трех лет Россия опять «нырнет» в естественную убыль). С другой стороны, естественный прирост в странах ЕС-28 (без учета миграции) не был отрицательным с 1960-х годов, и сегодня он в два раза выше, чем в России. Небольшая убыль наблюдается в Германии, но только последние два года; в Великобритании и Франции прирост более чем 3 человека на 1000, естественный прирост в США – 5,5 человека на 1000. Да, демографы прогнозируют, что и в ЕС в дальнейшем естественный прирост, вероятно, будет сменяться естественной убылью, но если исходить из нынешних данных, то возникает большой вопрос, кто же «не способен на самовоспроизводство» и кому следует «сохранять традиционные ценности».

    Апелляция к церкви как партнеру в «сохранении морали» настораживает еще больше. «У нас много очень направлений сотрудничества между государством и церковью. Церковь… естественный партнер для государства», – говорит Владимир Путин. А вот экономист и политолог Грег С. Пол в своих работах по сравнительному анализу религиозности и качества жизни в различных развитых странах (из выбранных стран, в частности, в США религиозными называют себя 60 процентов населения, в Германии – 48%, во Франции – 37%, в Австралии – 35%) ставит настораживающие вопросы. Неплохо бы нашим лидерам, которые видят развитие морали и рост религиозности в стране как взаимосвязанные процессы, прислушаться к следующим его словам: «Консервативная религиозная идеология является одной из вероятных причин социальной дисфункции… В частности, США являются [среди исследуемых стран] самой дисфункциональной с точки зрения убийств, количества заключенных, детской смертности, распространения гонорреи и сифилиса, абортов, подростковых беременностей, продолжительности брака, неравенства доходов, нищеты (и) средней продолжительности рабочего времени». Как утверждает Пол, цифры также достоверно свидетельствуют о том, что общества, в которых высока доля атеистов, являются существенно более «функциональными» – в смысле уровня преступности, асоциального поведения и уровня взаимного недоверия.

    Pew Research Center на основании изучения более чем сотни стран утверждает, что между процентом граждан, считающих, что вера в бога является залогом морали, и ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, существует серьезная негативная корреляция – минус 0,76. (Согласно этой теории получается, что Китай, в котором только 15% населения утверждают так, заслуживает быстрого роста ВВП на душу населения, а США, в которых почти 60% населения объединяют мораль и веру, ждет падение ВВП.)

    Согласно исследованию Gallup, в 2012 году доля религиозных граждан превышала 55% лишь в странах со средним годовым доходом на душу населения менее $20 тысяч (за одним исключением). Развитые страны по этому показателю располагаются в промежутке от 20% до 55% религиозных граждан. В России сегодня годовой доход на душу населения как раз чуть выше 20 тысяч долларов – и 52% населения считают себя религиозными. Рост религиозности либо сделает Россию исключением из правила, либо скорее оттолкнет в зону более низкого подушевого дохода. 

    Ну и, наконец, чем же мораль в сегодняшней России, которую столь многие высокопоставленные лица хотят защищать от влияния «североатлантических стран», выгодно отличается от морали в странах Западной Европы – не на словах, а в цифрах? 

    Увы, по всем параметрам, описанным в Евангелии от Марка, Россия не стоит даже близко со странами Североатлантического альянса. 

    В России 10,2 умышленных убийства на 100 тысяч человек в год. В США – 4,2. В Германии – 0,8. Во Франции – 1,1. Это страшный разрыв даже с США, которые российские СМИ регулярно называют неспокойной страной с высоким уровнем преступности. Но еще страшнее детали. Так, например, в России за 15 лет погибло в 68 раз больше приемных детей, чем усыновленных за рубеж (за рубеж было усыновлено 34% всех детей).

    В России в детских домах официально живет 105 тысяч детей. (Эта цифра вызывает сомнения: по данным системы ЕМИСС, в год в России остаются без попечения примерно 88 тысяч детей. Кроме того, в России (по данным той же ЕМИСС) функционирует более 1340 детских домов. Вряд ли можно предположить, что в среднем в детском доме живет 7 воспитанников.) ЮНЕСКО оценивает количество сирот и детей без родительского присмотра в России в 700 тысяч. При этом треть усыновленных в России возвращают в детдом. 

    В США (о которых выше мы говорили как о дисфункциональном обществе) нет детских домов в нашем понимании. Там созданы residential treatment centers (местные центры опеки), в каждом из которых находится всего несколько детей. Всего в этих центрах содержится сегодня до 50 тысяч детей, то есть в 4,5 раза меньше на душу населения, чем даже по официальным данным в России. В Швеции около 5000 детей находятся на социальном попечении государства, это даже по официальным данным в 1,7 раза ниже на душу населения, чем в России. Примерно такая же картина в Германии – в 2 раза меньше (по официальным данным).

    О жестокости в отношении взрослых: в России 603 заключенных на 100 тысяч человек населения. В Германии – 95, во Франции – 85. В России уникально большое количество охранников – 700 тысяч человек (1 на 208 жителей). В Германии – 177 тысяч человек (1 на 480 жителей), во Франции – 159 тысяч (1 на 400 жителей), в Швеции – 13 500 (1 на 750 жителей). В России на 100 тысяч жителей приходится 975 полицейских, в Германии – 300. 

    Сексуальная аморальность Запада, на которую любят ссылаться наши идеологи, тоже вызывает сомнения, когда дело доходит до цифр. Хотя понятие это достаточно размыто (и существенно зависит от традиции), но и здесь можно найти более или менее объективные параметры. Вот только один пример: в мире на 100 родов в среднем приходится 22 аборта. В России – 73. В Европе – менее 20. По относительным показателям (на душу населения, на 1000 женщин, на 100 родов и пр.) Россия является мировым лидером по количеству абортов, причем с большим отрывом.  

    Не лучше и со страстями: согласно докладу ООН, 2% взрослых россиян употребляет инъекционные наркотики. По этому показателю Россия занимает второе место в мире после Азербайджана, деля его с Сейшельскими островами. Россия занимает первое место в мире по потреблению героина. Общее количество наркоманов в России составляет более 5 млн человек, или около 3,5% населения. Для сравнения: в ЕС уровень наркомании составляет 0,51% (в Германии – 0,25%, во Франции – 0,44%), и это притом, что в России существенно хуже поставлено выявление наркомании. 

    В России потребляется 15 литров алкоголя на взрослого человека в год, 51% выпиваемого – крепкие напитки. Во Франции – 12,2 л (23% – крепкие напитки), в Германии – 11,8 (18,6% – крепкие напитки). 

    В России от 1 до 2% взрослого населения (данные UNAIDS) инфицировано ВИЧ. В Германии и Франции – 0,1–0,5%. 

    С завистью и жадностью все тоже не очень хорошо. Соотношение доходов богатейших 10% к беднейшим 10% составляет в Германии 6,9, во Франции 9,1, в России – 12,7. 1% россиян владеют 71% национального богатства. В Европе тот же показатель – 32%. 5% самых богатых россиян владеют 82,5% национального частного богатства; 10% – 87,6%. Россия – лидер по неравенству распределения богатства в мире (даже с учетом Брунея и Саудовской Аравии!). 

    При этом объем благотворительности в России – порядка 0,075% ВВП, более половины – зарубежные пожертвования (это работают иностранные агенты, которые так не нравятся нашей власти). В России 59% населения считает, что помощь необеспеченным гражданам – дело не их, а государства. 55% россиян ничего не знают о деятельности благотворительных организаций.

    В США благотворительность составляет более 2% ВВП (в 120 раз больше в абсолютном выражении). 90% взрослых граждан США вовлечено в благотворительность. Такая ситуация не только в США. Лидерами по объемам международной благотворительности (помощи гражданам других стран) вслед за жителями США ($11,43 млрд в год) являются японцы ($9,85 млрд), немцы ($4,99 млрд), англичане ($4,5 млрд) и французы ($4,2 млрд). Для сравнения: общий объем благотворительности в России (внутренняя + международная от россиян + международная россиянам от иностранцев) едва достигает $1,5 млрд. 

    В «cевероатлантических странах» средства, переданные на благотворительность, уменьшают налогооблагаемую базу без ограничений. В России это касается только средств, переданных в бюджетные организации.

    Жадность у нас проявляется даже в отношении к собственной крови. В Европе на 1000 человек приходится 25–27 доноров, в России – 14, в Москве – менее 10. 

    Поговорим о «злых мыслях». В России сегодня около 200 организаций, исповедующих «национал-патриотизм» и «национал-социализм», базирующихся на ксенофобии, ненависти к приезжим, представителям других конфессий, классов, сексуальных ориентаций. По ряду оценок, количество сторонников радикальных националистических идей составляет в России около 2% населения (3 млн человек). Для сравнения: в Германии, по оценкам, около 220 тысяч человек поддерживают праворадикальные, в том числе националистические взгляды (это примерно 0,3% населения).  

    58% россиян считают оправданным применение смертной казни.

    Сегодня почти 70% жителей России считают, что США и ЕС являются для России врагами. Более 70% жителей России приветствовали отторжение части суверенной территории другого государства; более 30% поддержали бы вооруженное вторжение России на Украину, которое неминуемо повлекло бы за собой убийство как русских, так и украинцев. Для сравнения: даже имеющую официально благородные цели кампанию в Афганистане поддерживало меньше 50% американцев.

    На этом фоне последним из перечисленных в Евангелии грехов – глупостью – выглядят заявления о необходимости «охранить Россию от тлетворного влияния Запада». Судя по сухим цифрам статистики, Россия существенно отстала в моральном отношении от Западной Европы, и правильнее было бы сказать: России сегодня следует всеми возможными способами перенимать у Западной Европы тот уровень морали, который в ней на сегодня сформирован. Владимир Путин постоянно апеллирует к «сохранению традиционных христианских ценностей». Согласно Евангелию от Марка, две тысячи лет назад Иисус сказал (в английском варианте это звучит намного четче, чем в русском): «You have a fine way of setting aside the commands of God in order to observe your own traditions! Thus you nullify the word of God by your tradition that you have handed down. And you do many things like that». 

    Нет, как бы мы ни старались подвести базу под фразу, не о христианских традициях и не о евангельской морали говорит всенародно избранный лидер России. Но не будем отказывать ему в здравом смысле и логике. За его словами стоит серьезный смысл. Какой – в следующей статье. 

    Что такое ценности, мораль и этика?

    Гостевой пост от Джека Хобана.

    Что такое ценности?

    Согласно словарю, ценности — это «вещи, которые имеют внутреннюю ценность в виде полезности или важности для владельца», или «принципы, стандарты или качества, которые считаются стоящими или желательными». Однако важно отметить, что, хотя мы можем думать о ценности как о чем-то хорошем, практически все ценности морально относительны — на самом деле нейтральны — до тех пор, пока они не будут квалифицированы с помощью вопроса: «Насколько это хорошо?» или «Хорошо для кого?» «Хорошее» иногда может быть просто вопросом мнения или вкуса, либо обусловлено культурой, религией, привычками, обстоятельствами или окружающей средой и т. Д.Опять же, почти все значения относительны. Исключение, конечно, составляет ценность жизни. Жизнь — универсальная объективная ценность. Мы можем принять это как должное, но все мы обладаем жизненной ценностью, иначе мы не были бы живы. Жизнь также имеет двойную ценность: мы ценим свою жизнь и жизнь других людей.

    Что такое мораль?

    Моральные ценности — это относительные ценности, которые защищают жизнь и уважают двойную жизненную ценность себя и других. Великие моральные ценности, такие как правда, свобода, милосердие и т. Д., есть одна общая черта. Когда они функционируют правильно, они защищают или улучшают жизнь для всех. Но это все еще относительные ценности. Наши относительные моральные ценности необходимо постоянно проверять, чтобы убедиться, что они всегда выполняют свою миссию по защите жизни. Даже основные ценности морской пехоты — «честь, мужество и преданность делу» — требуют изучения в этом контексте. Смелость может стать глупым мученичеством, приверженность может стать иррациональным фанатизмом, честь может стать самодовольством, тщеславием и неуважением к другим.У наших врагов есть свои стандарты чести, они обладают мужеством и, несомненно, преданы делу. Что нас отличает? Уважение к универсальной жизненной ценности отличает нас от наших врагов.

    Что такое этика?

    Человек, который знает разницу между добром и злом и выбирает правильное, морален. Человек, мораль которого выражается в его готовности поступать правильно, даже если это сложно или опасно, является этичным. Этика — это моральные ценности в действии. Быть этичным — это императив, потому что мораль защищает жизнь и уважает других — всех остальных.Это образ жизни, который соответствует универсальным ценностям человечества, сформулированным американскими отцами-основателями — равенству людей и неотъемлемому праву на жизнь. Как воины, наш долг — быть защитниками и защитниками жизненных ценностей и выполнять уникальную и трудную миссию — лишать жизни тех, кто действует аморально (против жизни), когда это необходимо, чтобы защитить жизни невинных других.

    Когда вы должны убить, защищая жизнь, это все еще сложно, но это морально. Те, кто убивает тех, кто не соблюдает свои узкие относительные религиозные, этнические или криминальные ценности — другими словами, убивают из-за относительных ценностей — аморальны.Приверженность защите жизненных ценностей себя и других — всех остальных — делает Этичного Воина отличным от других и нравственным.

    Определения в действии — образец рассказа: «Хулиган»

    Если все это слишком философски, мы также создали эту виньетку, чтобы объяснить термины более приземленным образом. Мы называем это:

    Вы ребенок на школьном дворе. Вы видите хулигана. Он считает себя «лучшей собакой». Это нормально. Это восприятие — относительная ценность.Но когда его относительная ценность превышает жизненную ценность другого ребенка — другими словами, когда хулиган задирает и / или бьет другого ребенка — это неправильно и должно быть остановлено. Вот правило: относительные ценности, какими бы «большими» они ни были, не могут заменить жизненную ценность.

    Вы видите, как хулиган придирается к другому ребенку. Вы нутром чувствуете, что это неправильно. Поздравляю, вы нравственны. (Кстати, большинство людей моральны — они знают разницу между добром и злом)

    Теперь… вы видите, как хулиган придирается к другому ребенку.Вы преодолеваете «замирание», преодолеваете смущение и идете рассказать об этом учителю. Поздравляю! Вы этичны. (Этика — это моральные ценности в действии).

    Теперь… вы видите, как хулиган придирается к другому ребенку. Вы преодолеваете «заморозку», преодолеваете страх и идете на помощь ребенку, над которым издеваются. Вы подвергаете себя риску. Поздравляю! У вас задатки этичного воина.

    И это не заканчивается школьным двором. Почти все проблемы в нашем обществе и в мире вызваны хулиганами — теми, кто заменяет жизненные ценности других своими собственными относительными ценностями.Этичные морские воины противостоят хулиганам.

    См. Раздел о бесплатной библиотеке управления:

    ————————————————————————-

    Картер Макнамара, MBA, PhD — Authenticity Consulting, LLC — 763-971-8890
    Читайте мои блоги: Правления, Консультации и OD, и Стратегическое планирование.

    Разница между моралью и ценностями (с таблицей)

    «Мораль» и «ценности» — это некоторые из ключевых поведенческих аспектов, ожидаемых от человека. Обычно говорят, что человек должен быть морально хорошим и унаследовать хорошие ценности.Эти две вещи, естественно, считаются важными для индивидуального поведения. Между этими двумя терминами нет четких различий, но, тем не менее, термины различаются по-разному.

    Мораль и ценности

    Разница между моралью и ценностями состоит в том, что «мораль» — это усвоенные характеристики любого человека, находящегося под влиянием общества и окружения, тогда как «ценности» — это набор принципов, присущих человеку и мотивирует его / ее работать лучше.

    «Мораль» — это стандарты поведения или принципы убеждений человека, позволяющие судить о том, что правильно, а что неправильно. Они часто развиваются и позже регулируются в соответствии с ожиданиями общества.

    «Ценности», с другой стороны, — это усвоенная система убеждений, в которой человек мотивирует себя делать несколько вещей. «Ценности» — это врожденные качества, которые не усваиваются под влиянием общества.


    Таблица сравнения моральных качеств и ценностей (в табличной форме)

    Параметры сравнения «Мораль» «Значения»
    Определение «Мораль» аспект поведения, который дает возможность осуждать ошибки и права. «Ценности» — это аспект поведения, который помогает человеку мотивировать себя на соответствующую работу.
    Характеристика «Нравственность» помогает человеку обрести общественное признание и значимость. «Ценности» подобны интуиции, которая может помочь или не помочь человеку обрести значимость и общественное признание.
    Выражение «Мораль» обычно рассматривается в форме утверждений и общих правил. «Ценности» выражаются в различных формах, поэтому их выражение является абстрактным.
    Находятся под влиянием Обычно на них влияют и подавляют несколько факторов, таких как религия, общество, культура работы и т. Д. Они обычно являются неотъемлемыми, и никакие важные факторы на них не влияют. Они зависят исключительно от поведения человека.
    Склонен к изменениям «Мораль» в значительной степени зависит от окружения и склонна к изменению, как только окружение любого индивидуального изменения. «Ценности» являются неотъемлемыми и имеют тенденцию оставаться неизменными в течение более длительного периода жизни человека.

    «Мораль» — это поведенческий аспект любого человека, который позволяет ему судить о неправедных и справедливых поступках вокруг него.Это характеристики, которые считаются важными для любого человека, чтобы получить признание и значимость в обществе. Чтобы стать любимым человеком, обычно говорят, что этот человек должен быть «морально хорошим». На него обычно влияет общество, рабочее место, окружение, религия и т. Д., И они склонны к изменению, когда меняется окружение человека.

    «Мораль» — это обычно установленный набор правил, принципов и утверждений, которым должен следовать человек, чтобы получить «хороший» статус в обществе.Вот некоторые из хороших нравов, которым должен следовать человек:

    1. Следует уважать своих старших.
    2. Ни один человек не должен обманывать.
    3. Всегда говорить правду.
    4. Уважать религию

    «Мораль» также можно назвать социальными руководящими принципами, согласно которым люди должны жертвовать своими интересами ради больших благ общества и своего окружения.

    «Ценности» — это набор принципов, которые человек наследует с самого раннего возраста.Эти ценности помогают этому человеку мотивировать себя на достижение более крупных целей для получения личной выгоды. Их также можно назвать интуицией, потому что в большинстве случаев на них не влияет общество или другие факторы.

    Люди склонны принимать некоторые ценности, потому что они просто верят в них. Ценности могут быть разных типов. Некоторые из них приходят по своей сути, такие как любовь, свобода, истина и т. Д., В то время как другие связаны с более широким повествованием о личных интересах, таких как амбиции, смелость, ответственность и т. Д.

    Вот некоторые из широко известных хороших ценностей людей:

    1. Любите животных.
    2. Уважайте свою семью.
    3. Будьте финансово безопасными и надежными.
    4. Стремитесь высоко и упорно работайте для своей мечты.

    Основные различия между моралью и ценностями
    • «Мораль» — это набор принципов и утверждений, которые широко принимаются обществом отдельного человека, тогда как «ценности» — это принципы, которые человек наследует и помогает мотивировать себя работать лучше.
    • «Нравственность» в значительной степени зависит от многих факторов, таких как религия, окружающая среда, общество, культура и т. Д., Тогда как «ценности» являются неотъемлемыми и работают на саморазвитие человека.
    • «Мораль» обычно меняется со временем из-за изменений в обществе и окружающей среде, тогда как «ценности» человека, как правило, остаются неизменными в течение длительного времени.
    • Чтобы иметь хороший статус в обществе, человек должен обладать хорошей «моралью», в то время как для принятия решения сам человек должен иметь хорошие «ценности»
    • «Ценности» подобны интуиции и абстрактны для выражения, тогда как «мораль» — это выражается как понятый набор правил и норм.

    «Мораль» и «ценности» — это поведенческие характеристики людей, которые используются взаимозаменяемо, но имеют разные значения. «Мораль» — это набор принципов или недосказанных заявлений, которым следует человек, чтобы получить признание и хороший статус в обществе, тогда как «ценности» — это набор норм, которым человек следует из личных интересов и самомотивации.

    «Мораль» определяется несколькими факторами, такими как культура, религия, бизнес, общество и т. Д., Тогда как «ценности» — это саморазвитые представления о том, что правильно и что неправильно.Человек должен быть морально хорошим, чтобы иметь хороший имидж среди товарищей и в обществе, тогда как у человека должны быть хорошие ценности, чтобы иметь ясное видение себя.

    «Мораль» подобна невысказанным правилам и предписаниям, установленным обществом, тогда как «ценности» — это личные интересы людей, которые помогают мотивировать их к саморазвитию.


    Что такое значения? — Мудрец этики

    Вы цените, ценности?

    Ценности — это базовые и фундаментальные убеждения, которые направляют или мотивируют отношения или действия. Они помогают нам определить, что для нас важно. Ценности описывают личные качества, которые мы выбираем, чтобы направлять наши действия; каким человеком мы хотим быть; то, как мы относимся к себе и другим, и наше взаимодействие с окружающим миром. Они содержат общие правила поведения.

    Ценности в узком смысле — это то, что хорошо, желательно или стоит. Ценности — это мотив целенаправленных действий. Это цели, ради которых мы действуем, и проявляются во многих формах.Личные ценности — это личные представления о добре и зле, которые могут считаться или не считаться моральными. Культурные ценности — это ценности, принятые религиями или обществами и отражающие то, что важно в каждом контексте.

    Ценности важны для этики. Этика связана с человеческими действиями и выбором этих действий. Этика оценивает эти действия и ценности, лежащие в их основе. Он определяет, каких ценностей следует придерживаться, а каких нет. Как я уже говорил в блоге на прошлой неделе, мужество — одна из таких ценностей. Те, кто ценит мужество, готовы отстаивать то, во что они верят, даже перед лицом сильного осуждения. Мужество — это моральная ценность, когда речь идет о правильном и неправильном поведении.

    Значение определяет отношения между человеком и целью. Это отношение в том смысле, что то, что ценит один человек, может не совпадать с тем, что ценит другой даже в той же ситуации. Например, человек, который ценит честность, может сообщить о финансовых проступках начальника, в то время как другой человек, который ценит лояльность, может хранить молчание.Это пример конфликта ценностей. Честный человек может полагать, что есть пределы лояльности, и молчание о неправомерных действиях из-за лояльности может навредить другим. Верный человек может верить в важность сохранения уверенности в себе, даже если это может навредить другим из-за доверительных отношений.

    Некоторые ценности выдерживают испытание временем; они всегда ведут себя хорошо или законно. Два таких примера — честность и доброта. Трудно представить себе удовлетворительные отношения без них, потому что они строят доверительные отношения.Всегда есть исключения, но они редки. Например, если преступник, желающий причинить вред вашему другу, стучится в дверь и спрашивает, видели ли вы друга, вы, вероятно, не ответите «да» и не объясните это из чувства честности. Здесь, так сказать, высшее благо — защитить друга от зла.

    Я сторонник этики добродетели, потому что она утверждает, что моральные ценности можно превратить в качества характера с помощью практики и повторения. Мы становимся добродетельными, будучи добродетельными.Мы используем практическую мудрость, чтобы принимать решения о том, что такое добродетельное поведение. Все это имеет смысл — по крайней мере, для меня.

    С точки зрения добродетели наиболее важно отличать внутреннюю ценность от внешней. Внутренняя ценность — это то, что имеет самостоятельную ценность, например честность и доброту, тогда как внешняя ценность — это то, что делает что-то по другой причине (например, богатство и слава).

    Я считаю, что сегодня обществу не хватает приверженности основным этическим ценностям, к которым должны стремиться все люди, таким как честность, доброта, сострадание, уважение и личная ответственность.Это ценности, которыми нужно восхищаться, и они служат иллюстрацией честного человека. Куда они делись ???

    Блог, опубликованный Стивеном Минцем, также известным как Ethics Sage, 1 августа 2018 г. Посетите веб-сайт Стива и подпишитесь на его информационный бюллетень.

    18 важнейших моральных ценностей с примерами

    У каждого есть моральный компас и набор стандартов, по которым они живут. Мораль формируется из ценностей человека, и эти ценности лежат в основе способности человека различать добро и зло.Некоторые примеры моральных ценностей включают верность в браке, верность компании, любовь и уважение к членам семьи, а также приверженность навыку, несущему смысл. Мораль строится на ценностях, чтобы формировать конкретные, основанные на контексте правила, регулирующие поведение человека. Вот список самых важных ценностей.

    1. Любите Господа всем сердцем, душой, разумом и силой
    Десять заповедей являются основой обществ, основанных на христианских принципах. Первые четыре заповеди конкретно говорят верующим христианам любить Бога и всегда держать Его как высший приоритет.Христианам велят никогда не поклоняться другим богам и не делать никаких кумиров, например идолов. Христианам также велят никогда не произносить имя Бога напрасно. Следует помнить день субботний. В Евангелии от Марка 12:30 Иисус Христос говорит любить Господа Бога всем сердцем, всей душой, всем разумом и всей вашей силой. Также в Иоанна 14:15 Иисус говорит: «Если любите Меня, соблюдайте Мои заповеди».

    2. Люби ближнего, как самого себя
    Остальные шесть заповедей конкретно говорят верующим христианам любить других людей и относиться к ним так, как они хотели бы, чтобы относились к ним.В мире считается преступлением совершить убийство и украсть что-либо у кого-либо. Быть вором не окупается. Прелюбодеяние — это акт предательства любви к мужу или жене. Лжесвидетельство — это ложь. Желание чужого имущества — это акт зависти или зависти к вещам другого человека. Вообще говоря, если вы хотите, чтобы другие вас любили и уважали, проявляйте к ним любовь и уважение.

    3. Честность — лучшая политика
    Люди доверяют друг другу, когда знают, что могут быть честны друг с другом.Невозможно доверять тому, кто всегда нечестен с вами в вопросах. Честность — это моральная ценность, которой обладает большинство людей в обществе, потому что они знают, что ложь не принесет им пользы в долгосрочной перспективе. Например, честность — это самая важная ценность на рабочем месте. Если вы продаете продукт клиенту, вы хотите быть честным в отношении этого продукта и объяснить, что он может сделать для этого клиента. Если вы работаете с начальниками или другими сотрудниками, вы хотите быть честными в отношении своей работы и того, как вы чувствуете, как идут дела в компании.

    4. Если сломаешь, значит, купишь
    Это моральная ценность, когда покупатели в магазине находятся под контролем. Также известное как правило Pottery Barn Rule, оно регулярно используется в качестве политики магазина, согласно которой, если покупатель причиняет какой-либо ущерб любым продуктам, находящимся на полках магазина, он автоматически несет ответственность за стоимость этого ущерба. Эта моральная ценность учит ответственности со стороны клиентов, побуждая их быть более осторожными при обращении с чужой собственностью.В качестве альтернативы фраза «если вы сломаете ее, вы ее купили» может использоваться на политической или военной арене, где, если рассматриваемый человек создает проблему, он или она обязан выполнить необходимую работу для ее устранения.

    5. По возможности быть командным игроком
    Можно легко увидеть откровенно эгоистичных людей, а эгоистичные люди часто плохо работают в команде. Есть такая фраза: «Я не в команде», и она точна, потому что командная работа — это акт отказа от эгоизма, который у вас есть. Люди, работающие в команде, знают, что какую бы работу они ни выполняли, дело не только в них как личности. Когда людей призывают работать в команде, их просят оказать помощь как часть решения. Представьте себе, что вы в буквальном смысле являетесь командным игроком, что может быть профессиональным спортом, и как товарищи по команде в бейсболе, баскетболе и футболе должны работать вместе, чтобы выиграть игру.

    6. Постоять за тех, кто не может постоять за себя
    Это моральная ценность, в которой проявление сострадания и сочувствия к другим людям занимает центральное место.Защита уязвимых людей может означать множество вещей, например, они физически или умственно неполноценны и не могут функционировать так, как вы, поэтому протяните руку помощи. В других ситуациях вы видите людей, которые подвергаются физическому или словесному насилию со стороны других, и вы вмешиваетесь, чтобы защитить тех, на кого напали. Когда дело доходит до судебных дел, юристов нанимают для защиты клиентов, которые находятся в затруднительном положении и не обладают достаточными юридическими знаниями, чтобы защитить себя. Готовность проявить себя и действовать от имени того, кто не может, будет признана и одобрена другими.

    7. Поправки и компромиссы
    Иногда люди могут быть упрямыми и идти своим путем. Они придерживаются привычного для них распорядка и не видят необходимости его менять. Корректировать то, что вы обычно делаете, и идти на компромисс в определенных ситуациях — это моральная ценность, которая способствует сдержанности и способности видеть общую картину. Если рутина, которой вы придерживались в течение многих лет, является причиной того, что вы начинаете бороться на работе или почему вы не добиваетесь прогресса в образовательной деятельности, тогда вы должны быть готовы внести некоторые изменения.Например, если ездовая газонокосилка косит траву на вашем дворе легче, чем толкающая газонокосилка, внесите эту регулировку.

    8. Быть добрым и щедрым по отношению к другим
    Щедрость — это моральная ценность, которая относится к способности людей делиться тем, что у них есть. Это означает не только материальные блага, но и нематериальные аспекты, такие как радость, оптимизм и признательность. Бывают моменты, когда нет настоятельной потребности быть щедрым по отношению к другим людям, но вы все равно проявляете доброту и щедрость, потому что чувствуете себя обязанным сделать это.Например, если человек не хочет праздновать его или ее уход с работы, но вы все равно устраиваете для него вечеринку по случаю выхода на пенсию, это будет проявлением доброты, которое будет оценено по достоинству.

    9. Выражение благодарности
    Быть благодарным за то, что у вас есть, — важная моральная ценность, потому что ваша готовность ценить вещи, как маленькие, так и большие, поможет вам пройти долгий путь в жизни. Выражение искренней признательности означает возможность поставить себя на место кого-то другого.Пример отсутствия признательности — тетя, усердно пытающаяся найти хорошие подарки для своего племянника. Открывая подарки, племянник часто говорил что-то вроде «Это не то, что я хотел» или «Мне это не очень нравится». Подобные замечания могут задеть чувства близких вам людей. Когда вам что-то дают, выразите свою благодарность, сказав другому человеку «Спасибо».

    10. Сохранение самообладания
    Часто трудно терпеть людей, которые любят издеваться над вами.Также трудно сохранять самообладание рядом с этими людьми и, так сказать, идти по большой дороге. Эта моральная ценность связана с тем, чтобы контролировать свои слова и поведение, особенно в ситуациях, когда у вас повышается уровень стресса. Например, вы пытаетесь сосредоточиться на своей задаче на рабочем месте, и у вас есть надоедливый коллега, который любит использовать ненормативную лексику в своем повседневном словарном запасе. Что еще хуже, он засыпает вас тирадами и шутками, наполненными ненормативной лексикой. Лучше сохранять спокойствие и вежливо сказать этому коллеге, что вы не заинтересованы в его разговоре.

    11. Самоуважение
    Одно дело — смириться перед другими людьми и показать им заслуженное уважение. Однако действовать как тряпка для других — другое дело. Люди с менталитетом издевательств не всегда словесно заявляют о том, что они хулиганы. Иногда своими действиями они проявляют себя хулиганами. Например, если кто-то пытается заставить вас выполнить унизительное задание, и вы знаете, что этот человек намеревается унизить вас этим заданием, вы говорите здесь.Бывают случаи, когда вы уважаете свои собственные границы и противостоите обидчикам, используя их тактику унижения.

    12. Поиск возможностей для выражения своего творчества
    Эта моральная ценность связана с тем, что вы демонстрируете свои более творческие стороны и используете свой ум, чтобы иллюстрировать свои идеи другим. Например, вы хотите нарисовать картину, в которой мужчина рыбачит в пруду и расслабляется в кресле. Эта сцена иллюстрирует вашу идею провести спокойный и мирный день.Искусство и ремесла в значительной степени отражают творческие способности человека, и когда один может применить художественные навыки к задаче, можно поощрять других проявить свои творческие способности. Творчество также может означать внесение изменений в уже установленные вещи, например создание новых фигур и правил игры в шахматы.

    13. Целеустремленность и уверенность в себе
    Мотивация может исходить от многих факторов, таких как люди и определенные ситуации. На рабочем месте сотрудник, который мотивирован на то, чтобы хорошо выполнять свою работу для своего босса, скорее всего, далеко продвинется в компании.Работодатели ищут сотрудников, которым не требуется особый надзор и руководство для своевременного и профессионального выполнения задач. Как только самомотивированный сотрудник осознает свою ответственность на работе, он будет действовать без каких-либо подсказок со стороны других. Уверенность в себе часто считается ключевым фактором между успешным и неудачником. Уверенный в себе человек вдохновляет других и не боится задавать вопросы по темам, в которых, по его мнению, им нужно больше знаний.

    14.Никогда не сдавайся
    В детстве людей учат, что всякий раз, когда им приходится сталкиваться с неудачами в чем-либо, в чем они участвуют. Некоторые проекты, предпринимаемые людьми, будут успешными, а другие — неудачными. Даже когда кажется, что кто-то потерпит неудачу в проекте, у него хватит сил завершить проект. Другой пример: в марафонском забеге бегун собирается пересечь финишную черту, а затем внезапно бегун падает и получает травму. Бегун может легко выйти из гонки и получить помощь, но, обладая целеустремленностью, чтобы завершить начатое, бегун все равно пересекает финишную черту.Сообщение, которое отправляет это значение, — никогда не прекращать работу, что бы ни случилось.

    15. Постарайтесь подумать на несколько шагов вперед
    Это моральная ценность, которая способствует дальновидному мышлению. Очевидным примером является игра в шахматы, в которой игрокам рекомендуется думать на несколько ходов впереди своих оппонентов. Другой пример из повседневной жизни — это когда у вас есть главный подозреваемый по делу, который, как считается, нарушает закон, используя поддельные деньги для покупки вещей. Чтобы поймать его на месте действия, вы планируете заранее, поместив камеру наблюдения в магазин, где он часто совершает это действие.В других ситуациях, например, если вы хотите заблокировать легкий доступ к своему заднему двору из-за любопытных соседей, вы делаете забор, думая, что нужно сделать несколько шагов вперед по соображениям личной безопасности.

    16. Будьте терпеливы
    Не у всех хватает терпения переждать. Терпение — это часть самоконтроля, когда даже при проверке нервов человек понимает, что, если он или она позволяет процессу идти так, как должно идти, конечный результат будет благоприятным.Когда люди проявляют полное отсутствие терпения в отношении какого-либо проекта в своей жизни, все, что связано с этим проектом, часто становится катастрофой. Один из примеров — кто-то сдает важный тест для получения сертификата по профессии. Если тест не назначен, этот человек должен набраться терпения, чтобы правильно ответить на большинство вопросов.

    17. Возмездие
    Когда кто-то делает что-то хорошее для вас, в ответ на доброту этого человека вы чувствуете себя обязанным ответить на это одолжение. Иногда просто сказать «спасибо» человеку, который о вас подумал, недостаточно.Примером этого является ситуация, когда кто-то приглашает вас на обед и покупает для вас еду. После обеда вы вспоминаете этот добрый поступок и хотите вернуть услугу другому человеку. В ответ вы можете купить обед этому человеку или сделать что-то другое, например подарить ему или ей подарочную карту для покупок.

    18. Стремление учиться
    Испытание самого себя — это инструмент мотивации, который может быть полезным, если вы справитесь с задачей. Вы можете не обладать какими-либо знаниями в определенных областях, но у вас есть желание узнать больше о том, что вас интересует.Например, вы очень мало знаете об автомеханике, но хотите узнать больше о ремонте автомобилей. Вы смотрите видео о механике, который годами ремонтирует машины, и слушаете его увлекательную историю. Эта история вдохновляет вас начать учиться, поэтому вы берете книги по механике и изучаете онлайн. Ваше стремление узнавать новое иногда может побуждать других изучать новое самостоятельно.

    Заключение

    Чтобы у человека была сильная система ценностей, необходимо придерживаться моральных принципов.Без каких-либо моральных ценностей общество людей или целая страна приведет себя к состоянию анархии, где безраздельно будут царить беззаконие и хаос. Нация без законов на самом деле не нация, и у человека без каких-либо моральных ценностей нет реального направления в своей жизни. Вообще говоря, система моральных ценностей состоит из честности, сострадания, мужества, скромности и прощения, и, помимо всего этого, человек любит правду и всегда будет бороться за правду.

    Биография автора
    Кейт Миллер имеет более чем 25-летний опыт работы в качестве генерального директора и серийного предпринимателя.В качестве предпринимателя он основал несколько многомиллионных компаний. Работа Кейта как писателя упоминалась в журналах CIO Magazine, Workable, BizTech и The Charlotte Observer. Если у вас есть какие-либо вопросы по поводу содержания этого сообщения в блоге, отправьте сообщение нашей команде редактирования содержания здесь.

    Что такое моральные ценности? | Академия критического мышления

    Моральные утверждения в списке, который мы только что рассмотрели, выражают различные виды моральных ценностей.

    Нам нужно познакомиться с различными типами моральных ценностей, которые мотивируют нас и других людей.

    Это особенно важно, если мы хотим конструктивно вести моральный диалог с другими людьми.

    1. Что такое ценности?

    Давайте сначала вернемся назад. Моральные ценности — это разновидность ценности. Но что такое «ценность»?

    Этот вопрос может очень быстро стать излишне философским. У философского исследования ценностей есть собственное название — «аксиология». Он изучает метафизический и эпистемологический статус ценностей в широком понимании.

    Но для наших целей достаточно сказать, что ценностей — это вещи, которые волнуют людей.

    Значения — это то, что имеет для нас значение . Это то, что мотивирует наше поведение . Они обосновывают наши суждения о том, что хорошо или плохо, желательно или нежелательно.

    Любая форма деятельности, которая включает суждение о том, что лучше или хуже, хорошо или плохо, высокое или низкое качество, правильно или неправильно, успешно или неудачно, желательно или нежелательно… все эти суждения включают ценности в той или иной форме.

    Существуют ценности в спорте, ценности в искусстве, ценности в социальных и культурных практиках, ценности в науке, ценности во взаимоотношениях, ценности в экономических сделках, религиозные ценности … наш повседневный опыт насыщен ценностями и оценочными суждениями.

    2. Что такое моральные ценности?

    То, как мы заботимся о моральных ценностях, отличается от того, как мы заботимся о неморальных ценностях.

    Моральные ценности связаны с фундаментальными человеческими эмоциями и переживаниями, которые различными способами мотивируют нас.

    Рассмотрим:

    • Наивысшая любовь и забота, которые родители испытывают к своим детям.
    • Сочувствие и сочувствие, которые мы испытываем, когда воспринимаем страдания других.
    • Чувство долга и преданности, которые мы испытываем к нашей семье и близким социальным группам или более широким сообществам, к которым мы принадлежим.
    • Гнев и негодование, которые мы испытываем по отношению к тем, кто угрожает нам или тем, кого мы любим.
    • Чувство несправедливости и несправедливости, которое мы испытываем, когда с нами плохо обращаются, а с другими обращаются лучше без уважительной причины.
    • Положительные чувства, связанные со свободой делать собственный выбор и определять собственное будущее.
    • Восхищение, которое мы испытываем к тем, кто проявляет мужество и сострадание.
    • Вина или стыд, которые мы испытываем, когда нарушили доверие или иным образом не смогли соответствовать ценностям, которые мы поддерживаем.

    Когда вы исследуете характер этих чувств и эмоций и то, как они мотивируют наши суждения и решения, вы исследуете моральное измерение нашего общего человеческого опыта.

    Одним из следствий этого общего человеческого опыта является то, что мне не нужно тратить время на то, чтобы убеждать кого-либо в том, что моральные ценности имеют для нас важное и особенное значение и что они могут действовать как причин, верить или действовать.

    Этот общий человеческий опыт делает возможным моральную аргументацию.

    границ | Влияние самооценки и культурных ценностей на моральную ориентацию

    Введение

    Моральная ориентация относится к моральным ценностям, которые имеют последовательную направляющую ориентацию на моральное познание и поведение человека и состоят из двух типов: награждают хороших полицейских и наказывают плохих. Кайт (1996) предположил, что моральная ориентация играет неотъемлемую роль в принятии моральных решений.

    Пиаже и Кольберг признаны представителями моральной ориентации «справедливость».Предложенная Колбергом (1976) модель ориентации на моральную справедливость фокусируется на разрешении между индивидуальными интересами и правами при решении моральных дилемм. Эта ориентация зависит от применения принципов справедливости, взаимности и универсальных моральных принципов к абстрактным характеристикам этических ситуаций. На предтрадиционном уровне морального мышления люди эгоцентричны при выборе поведения, которое поможет им избежать наказания и максимизировать личный интерес (Kohlberg, 1969, 1976). Напротив, Гиллиган (1982) предложил этику ухода в ответ на методологические опасения по поводу исследования Колберга (1969; 1976).Кольберг исследовал гипотетические дилеммы респондентов-мужчин, а не настоящие моральные дилеммы, с которыми они сталкивались. Гиллиган исследовала женщин, которые столкнулись с настоящими моральными дилеммами, и выявила доказательства альтернативной моральной ориентации, характеризующейся аутентичными отношениями, которые отражают озабоченность по поводу понимания субъективного опыта и требований других и искреннего реагирования на них. В отличие от Колберга, Гиллиган предположил, что люди, которые демонстрируют ориентацию на заботу, не сосредотачиваются на вынесении решения между конкурирующими правами.Согласно Гиллигану, люди, ориентированные на заботу, сосредотачиваются на выявлении творческих методов одновременного выполнения конкурентных обязанностей за других (Jaffee and Shibley-Hyde, 2000).

    Моральная ориентация относится к тому, как человек решает дилемму. Эта тема не часто обсуждается в контексте когнитивных научных разработок и практики. Кроме того, когда стимулы, связанные с самооценкой индивида, различаются (т. Е. Самооценка), индивидуальные суждения об ориентации на справедливость и заботу также различаются.Исследования показали, что индивидуальные факторы (такие как отношения и мотивации) и культурные ценности являются двумя неотъемлемыми источниками влияния (Cottone, Claus, 2000; Haidt, Joseph, 2004; Yang, 2004; Greene, 2013). Например, в некоторых исследованиях было отмечено, что культурные ценности (традиционность и современность) лучше отражают производительность людей и объективно интерпретируют внутреннюю мотивацию их участия в общественной деятельности (Miller and Bersoff, 1992; Hong and Mallorie, 2004; Kagitcibasi, 2013; Шин и др., 2013). Традиционность (современность) относится к группе наиболее общих психологических характеристик, таких как потребности, отношения, убеждения, ценности, темпераменты и поведение в традиционном (современном) обществе. Следовательно, когда степень ассоциации между целевым стимулом и индивидуумом различается (т. Е. Релевантность для себя), поведенческие реакции людей с разными культурными ценностями могут различаться по справедливости и нравственной ориентации.

    Современное общество представлено как мультимодерн конвергенции восточной и западной культур, в котором традиция переплетается с современностью, поскольку эти базовые формы культурных ценностей являются ключевыми психологическими элементами в современном обществе (Shin et al., 2013). Некоторые исследования отмечают, что изучение психологического влияния традиций и современности может дать лучшее объяснение индивидуального поведения и эффективно интерпретировать внутренний источник нашего участия в современной социальной деятельности (Chan and Palley, 2005; Kagitcibasi, 2013; Frías et al., 2014). Исследования показали, что культурные ценности влияют на моральные суждения. Теория морального когнитивного развития Колберга и моральный дуализм Гиллигана предполагают, что принцип моральной ориентации применим в различных социальных культурах (Kyte, 1996; Jaffee and Shibley-Hyde, 2000; Ellis and Shute, 2007; Tucker et al., 2014). Некоторые ученые также считают, что моральные принципы зависят от культуры. Например, Shweder et al. (1987) отметили, что люди приобрели различные основные моральные ценности общества через межкультурные исследования. Эти моральные ценности отражают культурное значение определенной группы и указывают на то, что, когда они сталкиваются с моральной дилеммой, они отдают предпочтение определенной моральной ориентации. Миллер и Берсофф (1992) исследовали различия между американцами и индейцами и обнаружили, что американцы указывают на типичную ориентацию на моральную справедливость, тогда как индейцы указывают на типичную ориентацию на заботу о идентичной моральной дилемме.Поэтому (Ян, 2004) отметил, что китайская и западная культура имеют разные корни с точки зрения моральных принципов. Фундаментальное различие состоит в том, что обе культурные системы имеют разные представления об отношениях между человеком и обществом. Другие исследования также дали аналогичные результаты. Например, Робертс (2017) отметил, что как гендерные, так и культурные дилеммы играют важную роль в судебном решении. Suh et al. (2008) использовали иконную парадигму, чтобы проверить, что независимые (американцы) vs.взаимозависимый (Корея) процесс самоконструирования ведет к различным культурным формам поведения. Кроме того, результаты убедительно свидетельствуют о том, что различия в процессах самооценки подчеркивают межкультурные различия в суждениях об удовлетворенности жизнью.

    Недавние исследования продемонстрировали, что изучение основной парадигмы культурной иконы является эффективным методом изучения динамического взаимодействия между культурой и психологией. Чтобы изучить, как культурные ценности влияют на соответствующие психологические процессы, в большинстве исследований использовались эксперименты с более высокой внутренней достоверностью в отношении различных элементов, таких как культурные символы, представления и нормы.Например, Friedman et al. (2012) использовали парадигму культурного прайминга, чтобы выявить, что менеджеры, которые были за границей, меняют свою культурную ориентацию в результате того, что им показывают западные или китайские культурные символы, и этот эффект возникает, когда используется «экологический» прайминг, а также подтвердили, что этот эффект имеет место. обнаруживается при изучении решений о распределении заработной платы в дополнение к шаблонам атрибуции. Кроме того, Ху и Лю (2009) недавно использовали классическую парадигму первостепенной культурной иконы, чтобы показать, что китайская молодежь отдает приоритет принципам справедливости и заботы в моральных дилеммах в соответствии с традиционными и современными культурными ценностями.

    Наблюдения за поведенческими взаимодействиями с точки зрения моральных решений, культурных ценностей и релевантной обработки информации побудили исследователей задуматься над уместным вопросом: оказывает ли прайминг психологической современности или традиционности существенное влияние на самоактуальную обработку на моральную ориентацию? Одна из возникающих проблем заключается в том, что в большинстве исследований использовался явный, а не неявный подход. Несколько исследований в этой области сообщили о неявном уровне.Что еще более важно, некоторые исследования показали несоответствие между выводами, основанными на неявном и явном уровнях (Deshon and Alexander, 1996; Asendorpf et al., 2002; Schnabel et al., 2010).

    Исследования показали, что IAT является гибким и относительно простым инструментом для оценки силы ассоциаций между различными концепциями, что в значительной степени способствует его широкому использованию в исследованиях (Nosek et al., 2007). Скрипты IAT основаны на структуре из семи блоков (семи задач); если противоположная категория не очевидна, IAT с одним атрибутом (SA-IAT) считаются более совершенными, чем традиционные IAT с биполярным атрибутом (Penke et al., 2006; Seval Gündemir et al., 2014). Поэтому в нашем исследовании для получения соответствующих результатов использовался SA-IAT. Таким образом, мы стремились использовать парадигму первостепенной важности культурных символов, чтобы выявить влияние самооценки и культурных ценностей (психологической традиции и современности) на имплицитную справедливость и уровень заботы. Предыдущие исследования показали, что эффект релевантности моральной ориентации существует как на имплицитном, так и на явном уровне (Hu and Liu, 2009, ноябрь; Bian and Yan, 2015). Что еще более важно, результаты на неявном уровне были более стабильными (Schneider et al., 2015; Ши и др., 2015; Burnside et al., 2018).

    Основываясь на вышеупомянутых исследованиях, мы стремились прояснить их отношения на неявном уровне, исследуя следующие гипотезы: (1) культурные ценности могут предсказать влияние самоотнесения на моральную справедливость или моральную заботу; (2) участники традиционной культурной группы проявляют более дифференцированное воздействие на различные стимулы, ссылающиеся на себя (я, друг или незнакомец) на уровне имплицитной справедливости, тогда как участники группы современной культуры демонстрируют менее дифференцированные эффекты на уровне имплицитной справедливости; и (3) участники из традиционной культурной группы демонстрируют более дифференцированные эффекты на разные стимулы, ориентированные на себя (я, друг или незнакомец) на уровне неявной заботы, тогда как участники в современной культурной группе демонстрируют менее дифференцированные эффекты на уровне неявной заботы. .

    Методы

    Обзор процедуры и дизайна

    Мы собрали данные с помощью двух экспериментов с аналогичными процедурами. Поэтому процедуры и результаты обоих экспериментов сообщаются вместе. Мы использовали моральную справедливость в качестве метки категории черт для SA-IAT в эксперименте 1, тогда как моральная забота использовалась как метка категории черт в эксперименте 2. Эти категории черт были представлены с использованием отдельных атрибутов (например, «справедливость» и «озабоченность»). »). Мы проинформировали участников, что эксперименты были сосредоточены на личностных качествах.Эксперименты длились примерно 25 минут, и мы обещали и предоставили участникам обратную связь об их результатах после того, как они выполнили задачи. Значки культурных ценностей и порядок выполнения комбинированных заданий в рамках IAT были уравновешены участниками. Мы разработали каждый эксперимент, используя смешанный факторный план 3 (значок культурной ценности: традиционность против современности против отсутствия культуры) × 3 (самореференциальный стимул: я против друга против незнакомца) с повторными измерениями первого фактора.Зависимыми переменными были время отклика экспериментов с неявной моральной справедливостью и моральной заботой.

    Участников

    Всего 126 (63 пары друзей; 59 участников-мужчин; 67 участников-женщин; средний возраст 23,93 года; возраст 18–26 лет) и 114 (57 пар друзей; 54 участника-мужчины; 60 участников-женщин; в среднем) возраст 21,56 года; возраст 17–26 лет) здоровые студенты колледжа участвовали в эксперименте 1 и 2 соответственно. Участники были правши, имели нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное и не имели в анамнезе неврологических или психических расстройств.После завершения экспериментов мы заплатили участникам 50 йен. Комитет по этике Хунаньского педагогического университета одобрил это исследование.

    Материалы

    Исходя из парадигмы культурных символов, культурные символы использовались в качестве стимула (Hong et al., 2000; Hu and Liu, 2009). Листы чистой бумаги аналогичного размера использовались в качестве контрольного стимула (без культурального сигнала; 470 × 220 пикселей; Hu, 2011). Мы попросили 30 респондентов указать свои ответы, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = совсем нет, 9 = в значительной степени), чтобы определить степень, в которой были представлены культурные символы.

    Результаты показали, что оценка традиционных культурных икон (8,23) была значительно выше, чем у листов чистой бумаги аналогичного размера [1,21, t (29) = 25,34, p <0,001], и рейтинг современных культурных икон (8,16) был значительно выше, чем у листов чистой бумаги аналогичного размера [1,32, t (29) = -27,61, p <0,001]. Таким образом, мы использовали 72 изображения (24 изображения традиционной культуры, современной культуры и никакой культуры) в качестве культурных стимулов для этих китайских участников.После обзора недавних исследований (Chen et al., 2011; Fan et al., 2016) мы представили релевантные имена с различной степенью корреляции в качестве целевых стимулов: (а) те, которые имеют высокую корреляцию с самоматериалом, например имя участника; (б) те, которые умеренно коррелируют с самооценкой, например, с именем друга участника; и (c) те, которые имеют низкую корреляцию с самоматериалом, например, имя незнакомца. Мы представили стимулы из каждого класса референциальных стимулов.

    Процедура

    Пробные блоки

    В обоих исследованиях IAT с одним атрибутом (SA-IAT) использовала стандартную процедуру из семи блоков (Greenwald et al., 1998; Nosek et al., 2007). Целевые концепции были именами себя, друга и незнакомца, но только справедливость / забота служили (униполярным) атрибутом. Процедуры тестирования и анализа были такими же, как и для IAT по вопросам правосудия / ухода. В таблице 1 представлен пример выполнения задачи SA-IAT справедливости.

    Таблица 1 . IAT с одним атрибутом для справедливости: последовательность задач (один из примеров SA-IAT для справедливости).

    Участники начали с отдельных заданий (по 20 испытаний каждое) по целевым концепциям («я» vs.«Друг») и атрибутивные понятия («справедливость» / «забота»). Затем последовала комбинированная задача этих концепций. Наконец, вторая комбинированная задача использовала обратно попарную справедливость концепций цели и атрибута.

    Сведения о времени

    В каждом следе крест фиксации был представлен на 200 мс, после чего черный экран отображался для случайного интервала между 250 и 500 мс. Затем стимулирующий стимул представлялся белыми буквами на черном фоне экрана, центрировался на дисплее и оставался на экране до ответа субъекта.Была дана обратная связь («Верно» / «Неправильно»), которая отображалась в течение 500 мс, после чего в течение 1000 мс отображался черный экран перед следующими испытаниями.

    Результаты

    Сокращение данных

    Данные для каждого пробного блока включали задержки ответа (в миллисекундах) и частоту ошибок. Для этого использовалось решение перекодировать значения ниже 300–300 мс и выше 3000–3000 мс (Greenwald et al., 1998). Затем мы логарифмически преобразовали задержки, чтобы использовать статистику, которая имела удовлетворительную стабильность дисперсии для анализа (Greenwald et al., 1998). Кроме того, первые два испытания каждого блока были отменены из-за их обычно больших задержек. Анализ частоты ошибок подробно не описывается.

    ИАТ

    баллов IAT (т. Е. «IAT-эффект») основывались на разнице в средних задержках ответа между двумя объединенными блоками различных пар «цель – атрибут». Баллы рассчитывались с использованием алгоритма d ‘(Greenwald et al., 1998). Положительный IAT-эффект интерпретируется как более сильная ассоциация для пары категорий в исходной комбинированной задаче — для IAT-отношения он может также интерпретироваться как предпочтение одной концепции перед другой (Greenwald et al., 1998).

    Баллы в обоих исследованиях были закодированы таким образом, что высокие баллы означают высокий уровень справедливости / заботы. Внутренняя согласованность оценивалась по отдельным баллам для двух подблоков объединенных задач (т. Е. Одного подблока из 40 и одного подблока из 80 испытаний).

    атрибутивных стимулов были выбраны из Zhang et al. (2007) набор из 215 черт, которые были оценены по валентности, возбуждению и социальной желательности. Мы выбрали 24 слова, которые были оценены как прототипы по своим атрибутам, и сбалансировали категории IAT по социальной желательности и валентности.

    Описательная статистика и средние различия

    Описательная статистика и внутренняя согласованность основных переменных показаны в таблице 2. Как показано в таблице 2, все IAT показали удовлетворительную внутреннюю согласованность. Частота ошибок IAT составила M = 7,48%, SD = 4,39% и M = 6,32%, SD = 5,91% для IAT, связанных с правосудием и заботой, в исследовании 1 и исследовании 2, соответственно. Ни один из участников не имел ошибок выше 25%.

    Таблица 2 .Внутренняя согласованность (α Кронбаха) и описательная статистика неявных показателей.

    Влияние приоритетности различных культурных ценностей на решение о неявном правосудии

    Чтобы изучить влияние собственной релевантности на имплицитное суждение о справедливости, мы использовали меру размера эффекта «d» в качестве зависимой переменной, тогда как корреляция между собственной релевантностью и культурными ценностями была определена с помощью дисперсионного анализа 3 × 3 с повторными измерениями на первый фактор (рисунок 1). Результаты показали, что влияние самооценки и культурных ценностей было значительным, [ F (2,492) = 228.89, p <0,001, ηp2 = 0,65] и [ F (2,123) = 4,18, p <0,05, ηp2 = 0,36]. Сравнения post hoc показывают, что имплицитные суждения участников о справедливости варьировались в зависимости от стимулов, ссылающихся на себя, как представлено в следующем дифференциальном порядке: себя <друг <незнакомец, что предполагает, что суждения участников о справедливости были более строгими по отношению к незнакомцам, чем для своих друзей и самих себя. [ ts (125) = −19.28 ~ -5,05, пс, <0,001]. Более того, группа современности показала меньшие эффекты IAT, чем контрольная группа [ t (82) = −2,22, p <0,05] и группа традиций [ t (82) = −2,90, p <0,01]. Однако корреляция между контрольной и традиционной группами не была значимой ( p > 0,05). Кроме того, взаимодействие между самооценкой и культурными ценностями было значимым [ F (5,492) = 2.69, p <0,01, η 2 p = 0,45]. Простой анализ эффектов показал, что независимо от условий прайминга целевой стимул вызывает более строгие суждения справедливости по отношению к незнакомцам, чем к друзьям и к себе. В частности, целевой стимул в условиях традиционной культуры вызывал более сильное осознание справедливости [ F (2120) = 52,68, p <0,001], чем контрольная группа в нейтральных условиях [ F (2120) = 37.03, p <0,001] и современные условия культивирования [ F (2120) = 24,69, p <0,001]. Множественные сравнения post hoc показали, что в высшей степени релевантный (сам) стимул вызывал более строгие суждения справедливости, чем другие имена, тогда как умеренно релевантные имена (друг) вызывали более строгие суждения справедливости, чем имена, не относящиеся к самому себе (незнакомец) ) [все Fs (2,120) > 21,94, все p <0.001].

    Рисунок 1 . d ′ ценности имплицитной справедливости SA-IATs при различных условиях культурных ценностей. * p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001.

    Влияние приобщения к различным культурным ценностям на суждение о неявной заботе

    Чтобы исследовать влияние собственной релевантности на неявное суждение об уходе, в качестве зависимой переменной использовалась мера размера эффекта «d», корреляция между собственной релевантностью и культурными ценностями определялась с помощью дисперсионного анализа 3 × 3 с повторными измерениями первый фактор (см. рисунок 2).Результаты показали, что влияние самоактуальности и культурных ценностей было значительным: [ F (2,440) = 234,26, p <0,001, ηp2 = 0,68] и [ F (2,110) = 4,86, p <0,05, ηp2 = 0,28]. Сравнение post hoc с показало, что неявные суждения участников о заботе различались в зависимости от стимулов, ссылающихся на себя, как представлено в следующем дифференциальном порядке: я> друг> незнакомец, что позволяет предположить, что участники проявляли меньшее беспокойство по отношению к незнакомцам, чем к друзьям. и сами.[ ts (113) = -19,33 ~ -8,35, пс <0,001]. Кроме того, группа традиций показала более сильные эффекты IAT, чем группа современности [ t (74) = 3,18, p <0,05], контрольная группа показала более сильные эффекты IAT, чем группа современности [ t (74 ) = 2,26, p <0,01]. Однако корреляция между традиционными и контрольными группами не была значимой ( p > 0.05). Кроме того, взаимодействие между самооценкой и культурными ценностями было значимым, [ F (5,440) = 3,05, p <0,01, ηp2 = 0,25]. Простой анализ эффектов показал, что независимо от условий прайминга целевой стимул вызывал меньше заботы о незнакомцах, чем друзья и они сами. В частности, целевой стимул в условиях традиционной культуры вызывал более сильную осведомленность об уходе [ F (2,120) = 54.66, p <0,001], чем в контрольной группе в нейтральных условиях [ F (2,107) = 35,06, p <0,001] и в современных условиях культивирования [ F (2,107) = 25,86, p <0,001]. Множественные сравнения post hoc показали, что высоко релевантный стимул (я) вызывал больше заботливого отношения, чем другие имена, в то время как умеренно самодостаточные имена (друг) вызывали больше суждений о беспокойстве, чем нерелевантные имена (незнакомец) [все Fs (2,107) > 22.64, все p <0,001].

    Рисунок 2 . d ′ значения SA-IAT неявной медицинской помощи в условиях различных культурных ценностей. * p <0,05, ** p <0,01, *** p <0,001.

    Обсуждение

    Мы использовали SA-IAT и парадигму основного символа культуры, чтобы изучить, влияют ли и как самооценка и культурные ценности на имплицитную моральную ориентацию (справедливость и заботу). Полученные данные продемонстрировали явный эффект собственной релевантности: высоко релевантный стимул (самоназвание) вызывал более сильное отношение к справедливости, чем имена друзей и незнакомцев в современной культурной среде (контексте), тогда как они вызывали более слабое отношение заботы, чем имена друзей и незнакомцев в традиционном культурном контексте.Более того, результаты продемонстрировали различия в ориентации на справедливость и заботу участников контрольной группы и группы современности, таким образом указывая на то, что разные культурные ценностные ориентации влияют на моральную справедливость или отношение заботы целевых объектов с разной самооценкой на имплицитном уровне.

    Результаты эксперимента 1 показывают, что имплицитные суждения участников о справедливости варьировались в зависимости от стимулов, ссылающихся на себя, как представлено в следующем дифференциальном порядке: d′self> d′friend> d′stranger.Участники потратили самое короткое время на то, чтобы связать атрибуты справедливости с незнакомцами, за ними следовали атрибуты своих друзей. Более того, участники потратили больше всего времени на ответ, чтобы связать с собой отношение к справедливости. Другими словами, участники сильно связали справедливость с низким саморегулируемым стимулом (имена незнакомых людей) по сравнению с умеренным саморефлексивным стимулом (имена друзей) и высоким самореформативным стимулом (их собственные имена). Это указывает на то, что чувствительность участников к релевантным стимулам, связанным с правосудием, постепенно увеличивалась; иными словами, тенденция адаптировать справедливое отношение к различным релевантным для себя стимулам постепенно становилась более строгой.Более того, поддержка различных культурных ценностей по-разному влияет на различный порядок отношения к справедливости. Участники продемонстрировали самый низкий дифференцированный порядок в отношении к правосудию в контексте группы современности, в то время как между группами традиционности и контроля не наблюдалось значительных различий ( p > 0,05). Этот результат согласуется с явной ориентацией на справедливость (Hu and Liu, 2009; Bian and Yan, 2015). Плюралистическая современная информация, такая как автономия, демократия и равенство, модулирует «конфиденциальность» судебных решений, в то время как дифференцированный порядок правосудия не усугублялся в группе традиционности.Это может быть связано с глубоко укоренившейся феодальной идеологией в Китае. Эффект самоактуальности оставался значительным даже в пустом контексте (контрольная группа), указывая на то, что не было очевидных различий с традиционным культурным контекстом (Chun, 1995; Tan et al., 2015).

    Корреляция между самооценкой и культурными ценностями была значительной, демонстрируя, таким образом, что и культурные ценности, и самоуважение влияли на имплицитное отношение к справедливости. По сравнению с контрольной группой, приобщение к традиционным культурным ценностям усугубляло дифференцированный порядок отношения к справедливости, а дифференцированная последовательность выполнялась от близкого к дальнему и от близкого к редкому, что вызывало различия в отношении к справедливости по отношению к разным самодостаточным стимулам. дальнейшее расширение (Otten and Epstude, 2006; Le et al., 2007). Таким образом, отношение к справедливости усиливается в ответ на отчужденные цели, отражая, таким образом, феномен «терпимости по отношению к близким вам, но строгого по отношению к тем, кто незнаком» в контексте традиционной культуры. Исследования также отметили, что традиционные черты характера вошли в подсознание людей и стали автоматическим поведением. Заимствование традиционных культурных ценностей влияет только на различный уровень отношения к справедливости и не вызывает никаких других различий (Chan, Palley, 2005; Jin, 2007; Wang et al., 2016).

    Однако результаты указывают на значительную разницу в отношении справедливости к релевантным стимулам между современной культурой и контрольными группами. Различия в тенденции отношения постепенно уменьшались, указывая на то, что контекст современности смягчил дифференцированный порядок отношения к справедливости. Более того, независимо от уровня релевантности для себя, использование современных культурных ценностей может ослабить действие дифференциального порядка и снизить степень «приватности».”

    Результаты эксперимента 2 показали, что неявные суждения участников об оказании помощи варьировались в зависимости от стимулов, ссылающихся на себя, как представлено в следующем дифференциальном порядке: d′self> d′friend> d′stranger, таким образом предполагая, что участники потратили наибольшее время на ответ. чтобы связать атрибуты заботы с незнакомцами, за ними следовали атрибуты их друзей, тогда как у участников было самое короткое время отклика, чтобы связать отношение к заботе с собой. Другими словами, участники сильно ассоциировали заботу с сильным стимулом для себя (их собственные имена) по сравнению с умеренным стимулом (имена друзей) и сильным стимулом (имена незнакомцев).Это указывает на то, что чувствительность участников к релевантным для себя стимулам по отношению к заботе постепенно снижается; поэтому тенденция заботливого отношения к различным стимулам, имеющим отношение к самому себе, постепенно ослабевает. Более того, поддержка различных культурных ценностей по-разному влияет на различный порядок отношения к справедливости. Участники продемонстрировали самый высокий дифференцированный порядок в отношении к заботе в контексте группы современности, и дифференциальная производительность была более значительной в контрольной группе, чем в группе современности.Таким образом, участники указали самый низкий дифференцированный порядок в ориентации на уход в контексте современности. Исследования также показали, что люди связывают положительные стимулы с высокой самооценкой в ​​традиционном контексте, тогда как в контексте современности они демонстрируют более слабое дифференцированное отношение (Northoff et al., 2009; Fan et al., 2013; Zhan et al., 2016).

    В соответствии с вышеупомянутыми выводами, мы также обнаружили, что заимствование традиционных культурных ценностей ускорило дифференцированный порядок в ориентации на уход, тогда как феномен «приватности и дифференцированного порядка» ослаб в контексте современной культуры.Причина может заключаться в том, что традиционные культурные ценности активируют конфуцианские верования, такие как « Qinqin », « Zunzun » и « Renlun », которые имеют глубокое влияние на ориентацию людей на уход (Yan et al., 2013). Напротив, элементы современности отражают более демократические, равные, независимые и всеобъемлющие мысли. Люди могут проявлять меньшее внимание к отношениям с релевантным для себя стимулом с точки зрения суждения об уходе за разнообразными характеристиками в контексте современного общества.Корреляция между самооценкой и культурными ценностями была значительной, что указывает на то, что как культурные ценности, так и самооценка влияют на отношение к неявной заботе. По сравнению с контрольной группой, у тех, кто подвергался праймингу традиционной культуры, был усиленный дифференцированный порядок отношения к уходу, а дифференциальная последовательность выполнялась от близкого к дальнему и от близкого к редкому, что вызвало дальнейшее расширение различий между уходом. отношение и самооценка (Otten, Epstude, 2006; Tan et al., 2015). Участники также выразили повышенную обеспокоенность по поводу конфиденциальности очень релевантных для себя стимулов, тогда как у них было меньше опасений относительно менее релевантных для себя стимулов.

    Исследования также отметили, что участники реагировали более позитивно по отношению к тем, с кем у них были личные отношения; в то время как они ответили повышенной негативностью по отношению к тем, с кем были незнакомы (Fan et al., 2013; Tan et al., 2015; Wang et al., 2016). Наши результаты согласуются с этими исследованиями и показали, что различия в отношении к уходу за разными релевантными стимулами были незначительными между современными и контрольными группами; иными словами, контекст современности смягчил дифференцированный порядок заботы.Таким образом, в отличие от других факторов, влияние современного культурного контекста было согласовано, и ослабленная дифференцированная производительность людей с точки зрения ухода была универсальной. Таким образом, современный культурный контекст ослабил действие дифференциального порядка и снизил степень моральной «приватности» независимо от близости или незнакомости отношений между людьми и другими людьми.

    Заключение

    В совокупности, в дополнение к ослабляющему влиянию частичного на обработку ориентации на справедливость и заботу, такую ​​как переключение задач, перцепционное соответствие, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях, настоящее исследование также показало, что культурные ценности могут ослаблять социальную когнитивную обработку, например связанную с ней. с собственной релевантностью.Этот связанный с самими собой эффект ослабления имел место как при имплицитной ориентации на справедливость, так и при ориентации на заботу в контексте современной культуры, но не в контексте традиционной культуры, тогда как традиционная культура усиливает эффект самосознания в ориентации на справедливость. Эти результаты показывают, что культурные ценности могут влиять на самооценку неявным образом. В будущих исследованиях следует сосредоточить внимание на конкретных характеристиках современной культуры и релевантных стимулах для изучения ослабляющего эффекта моральной ориентации на самообработку, особенно с использованием фМРТ с высоким пространственным разрешением для выявления нейронных субстратов, которые опосредуют этот эффект ослабления, и того, как эти нейронные деятельность связана с отношением к справедливости и заботе.

    Авторские взносы

    JB и LY: задумал и разработал эксперименты. JB, LL, QL и JS: проводили эксперименты. JB, LL, XZ и JD: проанализировали данные. JB и LY: предоставили реагенты, материалы и инструменты для анализа. JB и LL: написали статью.

    Финансирование

    Это исследование спонсировалось проектом Национального фонда социальных наук Китая (14BSH083), Проектом 13-го пятилетнего плана науки в области образования провинции Хунань (XJK18QGD001).

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Asendorpf, J., Banse, R., and Mücke, D. (2002). Двойная диссоциация между неявной и явной Я-концепцией личности: случай застенчивого поведения. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 380–393. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.2.380

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Биан, Дж. Ф., и Ян, Л. С. (2015). Влияние межличностных отношений детей 5-12 лет на нравственную справедливость и нравственную заботу. Preschool Educ. Res. 38–44. DOI: 10.13861 / j.cnki.sece.2015.05.006

    CrossRef Полный текст

    Бернсайд, К., Райт, К., Пулен-Дюбуа, Д. (2018). Социальная ориентация предсказывает понимание скрытых ложных убеждений у дошкольников. J. Exp. Child Psychol. 175: 167. DOI: 10.1016 / j.jecp.2018.05.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чан, Л. В., и Пэлли, Х. А. (2005). Использование традиционной китайской культуры и ценностей в мероприятиях, связанных с социальной работой и здравоохранением в Гонконге. Health Soc. Работа 30:76. DOI: 10.1093 / hsw / 30.1.76

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чен, Дж., Юань, Дж., Фэн, Т., Чен, А., Гу, Б., и Ли, Х. (2011). Временные особенности степени влияния на релевантность: нейронные корреляты. Biol. Psychol. 87, 290–295. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2011.03.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чун, А. (1995). Восточный ориентализм: парадокс традиции и современности на националистическом Тайване. Hist. Антрополь. 9, 27–56. DOI: 10.1080 / 02757206.1995.9960869

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дешон Р. П. и Александр Р. А. (1996). Постановка целей влияет на явное и неявное обучение сложным задачам. Орган. Behav. Гм. Дек. Процесс. 65, 18–36. DOI: 10.1006 / obhd.1996.0002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эллис А.А. и Шут Р. (2007). Реакция учителя на издевательства в связи с моральной ориентацией и серьезностью издевательств. Br. J. Educ. Psychol. 77, 649–663. DOI: 10.1348 / 000709906×163405

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фан, В., Чен, Дж., Ван, X.-Y., Цай, Р., Тан, К., и Чен, Ю. (2013). Электрофизиологическая корреляция степени самореферентного эффекта. PLoS ONE 8: e80289. DOI: 10.1371 / journal.pone.0080289

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фань, В., Чжун, Ю., Ли, Дж., Ян, З., Чжан, Ю., Cai, R., et al. (2016). Отрицательные эмоции ослабляют эффект самоотнесения: данные ERP. Фронт. Psychol. 7: 1408. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01408

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фриас М. Т., Шейвер П. Р. и Диас-Ловинг Р. (2014). Индивидуализм и коллективизм как модераторы связи между ненадежностью привязанности, совладанием и социальной поддержкой. J. Soc. Чел. Relat. 31, 33–31. DOI: 10.1177 / 0265407513484631

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фридман Р., Лю В., Чи, С. С., Хун, Ю. Ю., Сун, Л. К. (2012). Межкультурный менеджмент и интеграция бикультурной идентичности: когда опыт за границей приводит к соответствующему культурному переключению ?. Внутр. J. Intercul. Связь. 36, 130–139. DOI: 10.1016 / j.ijintrel.2011.03.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гиллиган, К. (1982). Другим голосом: Психологическая теория и развитие женщин. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. DOI: 10.1017 / с0360966

    3859

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грин Дж. (2013). Моральные племена: эмоции, разум и разрыв между нами и ними. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Penguin Press. DOI: 10.1080 / 03057240.2015.1012365

    CrossRef Полный текст

    Гринвальд, А.Г., МакГи, Д.Э., и Шварц, Дж. Л. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: тест неявных ассоциаций. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 1464–1480.DOI: 10.1016 / s0191-8869 (98) 00234-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хайдт Дж. И Джозеф К. (2004). Интуитивная этика: как изначально подготовленная интуиция порождает культурно изменчивые добродетели. Дедал 133, 155–166. DOI: 10.1162 / 0011526042365555

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хонг, Ю., Моррис, М. В., Чиу, К., и Бенет-Мартинес, В. (2000). Мультикультурные умы: динамический конструктивистский подход к культуре и познанию. Am. Psychol. 55, 709–720. DOI: 10.1037 / 0003-066X.55.7.709

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хонг, Ю. Ю., и Мэллори, Л. А. М. (2004). Динамический конструктивистский подход к культуре: уроки психологии личности. J. Res. Чел. 38, 59–67. DOI: 10.1016 / j.jrp.2003.09.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ху, X. М. (2011). Влияние психологической традиции и современности на моральную дилемму молодых людей в меняющейся культуре Китая. Неопубликованная магистерская диссертация, Пекинский педагогический университет.

    Ху, X. М., и Лю, Л. (2009). «Прогресс исследований и будущие перспективы культурной психологии», доклад , представленный на заседании Национальной психологической академической конференции (Шаньдун).

    Google Scholar

    Джин, Г. (2007). Социализм и традиции: становление и развитие современной китайской политической культуры. J. Contemp. Китай 2, 3–17. DOI: 10.1080 / 10670569308724171

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кагитчибаси, К.(2013). Автономность подростков и семья в культурном контексте: что оптимально? J. Res. Adolesc. 23, 223–235. DOI: 10.1111 / jora.12041

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кольберг, Л. (1969). Этапы развития нравственной мысли и действия . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

    Кольберг, Л. (1976). «Моральные этапы и морализация: когнитивно-развивающий подход», в Моральное развитие и поведение , ред Т.Ликона (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон), 31–53.

    Кайт Р. (1996). Моральное рассуждение как восприятие: чтение Кэрол Гиллиган. Hypatia 11, 97–113. DOI: 10.1111 / j.1527-2001.1996.tb01017.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ле Б., Мосс В. Б. и Машек Д. (2007). Онлайн-оценка близости взаимоотношений переходит от интервального к непрерывному измерению включения других в себя. Soc. Sci. Comput. Ред. 25, 405–409.DOI: 10.1177 / 0894439307297693

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллер Дж. Г. и Берсофф Д. М. (1992). Культура и моральное суждение: как разрешаются конфликты между справедливостью и межличностными обязанностями? J. Pers. Soc. Psychol. 62, 541–554. DOI: 10.1037 / 0022-3514.62.4.541

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Northoff, G., Schneider, F., Rotte, M., Matthiae, C., Tempelmann, C., and Wiebking, C. (2009).Дифференциальная параметрическая модуляция самоотношения и эмоций в разных областях мозга. Hum. Brain Mapp . 30, 369–382. DOI: 10.1002 / hbm.20510

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Носек Б. А., Гринвальд А. Г. и Банаджи М. Р. (2007). «Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор», в Автоматические процессы в социальном мышлении и поведении , изд. Дж. А. Барг (Лондон: Psychology Press), 265–292.DOI: 10.31234 / osf.io / sv8bv

    CrossRef Полный текст

    Оттен, С., и Эпстуд, К. (2006). Перекрытие ментальных представлений о себе, своей внутренней и чужой группе: распутывание стереотипов о себе и привязанность к себе. Человек. Soc. Psychol. Бык. 32, 957–969. DOI: 10.1177 / 0146167206287254

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Penke, L., Eichstaedt, J., and Asendorpf, J. B. (2006). Тесты неявной ассоциации с одним атрибутом (sa-iat) для оценки униполярных конструкций.Случай социосексуальности. Exp. Психол . 53: 283. DOI: 10.1027 / 1618-3169.53.4.283

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Робертс Р. (2017). Гендер, справедливость и проблема культуры: от обычного права к правам человека в Танзании Дороти л. Ходжсон (обзор). Am. Антрополь. 61, 258–260. DOI: 10.1017 / asr.2018.20

    CrossRef Полный текст

    Шнабель, К., Асендорф, Дж. Б., и Гринвальд, А. Г. (2010).Понимание и использование теста неявных ассоциаций: v. Измерение семантических аспектов самооценки черт. Eur. J. Личное. 22, 695–706. DOI: 10.1002 / per.697

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Севал Гюндемир Хоман, А. К., Дреу, К. К. В. Д. и Вугт, М. В. (2014). Думаю, лидер, думает о белом? улавливание и ослабление неявного предубеждения в пользу белых в руководстве. PLoS ONE 9: e83915. DOI: 10.1371 / journal.pone.0083915

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ши, Х., Ван, X., Yi, J., Zhu, X., Zhang, X., и Yang, J. (2015). Изменения сети в режиме по умолчанию во время неявной обработки эмоциональных лиц у пациентов с большой депрессией, не получавших лечения в первый раз. Фронт. Psychol. 6: 1198. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.01198

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шин, Х., Довидио, Дж. Ф., и Напье, Дж. Л. (2013). Культурные различия в объектах стигматизации между индивидуально-ориентированными и групповыми культурами. Basic Appl.Soc. Психология. 35, 98–108. DOI: 10.1080 / 01973533.2012.746604

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шведер Р. А., Махапатра М. и Миллер Дж. Г. (1987). «Культура и нравственное развитие», в «Возникновение нравственности у детей младшего возраста», , ред. Дж. Каган и С. Лэмб (Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press), 1–83.

    Google Scholar

    Сух Э. М., Динер Э. и Апдеграфф Дж. А. (2008). От культуры к предварительным условиям: самоконструирование влияет на суждения об удовлетворенности жизнью. J. Cross Cult. Psychol. 39, 33–15. DOI: 10.1007 / 978-90-481-2352-0_7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тан, К., Чжан, Ю., Гао, С., Фань, В., Чен, Дж., И Чжун, Ю. (2015). Ближе родственники, мы более близки и похожи: влияние родства на себя перекрывает друг друга. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 73, 77–11. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.08.038

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Такер, К. М., Моради, Б., Уолл, В., и Нгием, К. (2014). Роли воспринимаемой культурной восприимчивости провайдера и справедливости в области здравоохранения в удовлетворенности афроамериканских / чернокожих пациентов провайдером. J. Clin. Psychol. Med. Настройки 21: 282. DOI: 10.1007 / s10880-014-9397-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван, X., Ту, М., Ян, Р., Го, Дж., Юань, З., и Лю, В. (2016). Детерминанты проэкологического потребительского намерения в сельском Китае: роль традиционных культур, личные отношения и референтные группы. Asian J. Soc. Psychol. 19, 215–224. DOI: 10.1111 / ajsp.12142

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ян, Л. С., Чжоу, Л., и Цзэн, Л. (2013). Различия в моральной справедливости и заботе: о коллективной предвзятости в китайской моральной ориентации. Psychol. Sci. 1168–1175. DOI: 10.16719 / j.cnki.1671-6981.2013.05.011

    CrossRef Полный текст

    Ян, Г. С. (2004). Теоретический анализ и экспериментальное исследование китайского Я: социальная ориентация и личностная ориентация. J. Indig. Psychol. 2004, 2011–2080. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.01106

    CrossRef Полный текст

    Чжан, Ю., Цзе, К., Сяо, X., Цзинь, Л., Ян, З., и Вэй, Ф. (2016). Награда способствует обработке собственного лица: потенциальное исследование, связанное с событием. Фронт. Psychol. 7: 735. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00735

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чжан Д., Ван Д., Ян Ю. и Тэн Ф. (2007). Предсказывают ли черты личности рабочие ценности китайских студентов колледжей? Soc.Behav. Личное. Int. J. 35, 1281–1294. DOI: 10.2224 / sbp.2007.35.9.1281

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Определение моральных ценностей — Институт межвузовских исследований

    Ниже приводится отрывок из превосходной книги Андреаса Киннегинга « География добра и зла».


    О «ценностях» много шума. Но дебаты не были ни ясными, ни глубокими. Многие из нас чувствуют, что что-то не так, что что-то не так с нашими ценностями, но мы редко можем выразить словами, что именно.

    Для начала, разграничив наши термины, когда мы говорим о «ценностях», мы имеем в виду моральных ценностей. Не все ценности относятся к этой категории. Например, красивая картина, несомненно, ценна с экономической и эстетической точек зрения, но сама по себе не имеет моральной ценности.

    Может быть, моральные ценности совпадают с моральными нормами? (Не все нормы являются моральными нормами. Оценки, которые измеряют достижения учащихся в области математики, безусловно, являются нормами, но не моральными нормами.) Являются ли моральные ценности и моральные нормы разными терминами для одного и того же? На первый взгляд это может показаться правдоподобным. Но это не так. Ценности и нормы — это два четко разных понятия, которые не следует использовать взаимозаменяемо.

    Во-первых, моральные нормы устанавливаются, а затем навязываются извне. Моральные ценности заложены в самом человеке. У человека есть моральные ценности. Они часть его. Во-вторых, моральные нормы — это правила. Это приказы или запреты. «Не лги» — это пример моральной нормы.Моральные ценности — это принципы, а не правила. Честность — это пример моральной ценности.

    Моральные ценности и моральные нормы соотносятся определенным образом. Каждая моральная норма основана на моральных ценностях. Норма «Не лги» основана на ценности честности. Логически моральные ценности предшествуют моральным нормам. Нормы — это выражение ценностей. (С педагогической точки зрения часто бывает наоборот. Нормы обычно предшествуют ценностям. С этой точки зрения ценности обычно являются интериоризованными, приобретенными нормами.) Таким образом, моральная ценность является более фундаментальным понятием.Поэтому нам следует начать с более внимательного изучения этой концепции.

    Как мы только что определили, не все ценности являются моральными ценностями. Красота как характеристика женщины, например, также является ценностью, но определенно не может считаться моральной ценностью. Это эстетическое значение . Существует также такое понятие, как экономическая ценность — стоимость предмета, используемого в торговле. Еще одна категория включает в себя то, что иногда называют жизненно важными ценностями: жизнь, сознание, активность, сила, мощь, счастье и тому подобное.Еще один тип состоит из религиозных ценностей, ценностей. В этой связи мы могли бы думать о вере и надежде, что однажды мы полностью поймем, почему и почему наше таинственное присутствие на этой земле. По преимуществу религиозная ценность — святость.

    В чем состоит особенных различий и моральных ценностей? Чем они отличаются от других ценностных категорий? Полный ответ на этот вопрос не так прост. Тем не менее, мы все можем назвать примеры моральных ценностей: справедливость, милосердие, храбрость, верность, скромность, искренность, доброта и т. Д.Давайте возьмем это за отправную точку.

    Когда мы размышляем над этими ценностями и пытаемся сформулировать определение того, что характеризует их как моральные ценности, мы должны сделать вывод, что это можно найти в следующих двух основных характеристиках. В отличие от других ценностей, моральные ценности являются чисто личными ценностями в том смысле, что они относятся только к действиям человека или его характеру. Мы говорим, например, о честном поступке и о честном человеке. Относится ли это также к правосудию? Разве мы не говорим о справедливом обществе? Да, но только в переносном смысле.Справедливое общество — это просто общество справедливых людей или, во всяком случае, общество, в котором люди действуют справедливо.

    Во-вторых, моральные ценности обычно не являются предметом конкретных действий. Они отражаются в том, как мы выполняем эти действия. Пожертвование денег отражает ценности щедрости и благотворительности. Спасение тонущего ребенка, рискуя собственной жизнью, свидетельствует о мужестве. Сопротивление искушению съесть вторую порцию еды отражает самоконтроль. Таким образом, моральные ценности определяют наши действия не прямо — как цели — а косвенно.Они должны каким-то образом уже присутствовать в человеке до совершения действий, чтобы направлять эти действия в морально приемлемом направлении.

    Как? В идеале, как голос совести. В противном случае, в нашем чувстве стыда.


    Андреас Киннегинг, профессор философии права в Лейденском университете (Нидерланды), был удостоен премии Сократа в 2006 году за лучшую голландскую книгу по философии.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.