Мышление амбивалентное: Амбивалентность | New Style

Автор: | 04.06.2019

Содержание

Амбивалентность | New Style

Термин «амбивалентность» состоит из двух частей: «ambo» – «оба» и «valentia» – «сила». В психологии он появился в начале прошлого века благодаря работам швейцарского психиатра Эйгена Блейлера.

Так он назвал противоречивые чувства, возникающие у нас в отношении человека, которого мы и принимаем, и отвергаем одновременно.

Зигмунд Фрейд считал, что двойственность является неотъемлемой характеристикой человеческой натуры, поэтому мы все можем испытывать противоречивые или даже экстремальные чувства. Одно из самых ярких проявлений таких чувств – сочетание любви и ненависти.

Оно нередко присутствует в любовных, дружеских, детско-родительских и других значимых для нас отношениях. К счастью, в подавляющем большинстве случаев любовь и привязанность преобладают над ненавистью, однако криминальные хроники свидетельствуют о том, что множество преступлений совершается именно в отношении близких людей.

По мере того как растёт плотность событий и ускоряется темп современной жизни, наша двойственность дополняется целым спектром противоречивых переживаний, которые сменяют друг друга под натиском новой информаций.

  По сравнению с предыдущими поколениями нашим современникам доступен огромный выбор возможностей почти во всех областях жизни. Поэтому в идеале нам следовало бы постоянно «обновлять свои программы» – переосмысливать отношения и возможности и точно определять свои приоритеты. Однако наш мозг ленится это делать без особой на то необходимости. Поэтому мы и застреваем во взаимоисключающих желаниях и эмоциональном хаосе.

Я приведу хорошо всем известные примеры амбивалентных намерений: «Хочу есть и худеть», «Хочу жениться и быть свободным». На первый взгляд, они выглядят, как набор взаимоисключающих действий, однако если вдуматься, то они маскируют настоящее желание. Вполне понятно, что большинство из нас любит вкусно поесть и никому не интересно просто так худеть. Этим занимаются только когда хотят стать стройными и красивыми. Жить в браке, оставаясь свободным, я бы перевела так: «Хочу семью, но не собираюсь себя ею ограничивать». Проще говоря: «Хочу неравных отношений с женой».

Амбивалентное намерение у нас возникает, когда мы не можем отказаться от того, что для нас важно, и в то же время принимаем решение, для которого такой отказ совершенно необходим. И вот тут нас, как говорится, «двоит»: мы мечемся и не можем понять, что и когда делать…

Эта проблема чаще всего возникает у тех, кому в детстве родители или школьные учителя внушали: «Будешь делать то, что надо, то, что тебе скажут». Когда родители решают за детей, что им есть, во что одеваться, с кем дружить и так далее, ими, как правило, движут благие намерения. Однако результат у такого строгого воспитания чаще всего бывает довольно грустный.

Не меньший вред наносит негативная реакция взрослых на проявление детской самостоятельности, когда её расценивают как ошибку. Либо начинают стыдить, обвинять или наказывать ребёнка. Такое отношение может обидеть или породить страх и чувство вины, сформировать убеждение, что любви он не достоин. Или другое: «Лучше ничего не хотеть и не делать, раз делать то, что хочу, наказуемо». Таким выводам сопутствуют падение самооценки и протест против взрослых. Поскольку дети не могут  позволить себе проявить гнев в отношении родителей, они направляют его на себя.

Для этого им нужно разделить себя на «хорошего» и «плохого», чтобы потом наказать свою «плохую» часть.

Когда мы с детства растим в себе разрушительные эмоции, такие как гнев, вина и обида, мы всё дальше и дальше отодвигаемся от того, чего хотим. А потом, во взрослой жизни, столкнувшись с необходимостью выбирать между «хочу» и «надо», нам привычнее и спокойнее склониться в сторону последнего. Одним из последствий такого выбора является самоограничение, стремление довольствоваться только тем, что необходимо, – мы запрещаем себе желать большего и не раскрываем своего потенциала.

И здесь я хочу напомнить про силу наших желаний, ведь то, что мы по-настоящему хотим, уже «заряжено энергией», которая нужна, чтобы это осуществить. А у тех, кто не осознаёт, чего он хочет, такой энергии гораздо меньше, то есть они не достигаторы.

Всем нам известно, что амбивалентность чувств и противоречивость намерений характерны для подросткового возраста. Вследствие несбалансированности  гормонального статуса подростков постоянно перебрасывает из детского состояния во взрослое и обратно.

Этот процесс происходит у них так часто и быстро, что они не успевают его осознать. И нам остаётся только гадать, с кем мы сейчас говорим: со взрослым или с ребёнком? Из-за этой неопределённости подростки часто испытывают тревогу и растерянность, мрачнеют, а иногда даже перестают радоваться жизни. К счастью, большинство этих проблем проходит по мере того, как они взрослеют. От эмоциональной раскачки и информационных перегрузок современные подростки защищают себя клиповым мышлением и быстрым переключением внимания. Поэтому в учёбе и общении им важно выключаться, делать паузы. А чтобы лучше усвоить материал или поделиться своими впечатлениями, им необходимы картинки, фотографии и видео.

Что можно порекомендовать взрослым, которые столкнулись с детской или подростковой амбивалентностью? Во-первых, оглянуться назад и постараться вспомнить, когда и как она начала проявляться, что было запрещено, и какие выводы из этого мог сделать ваш ребёнок. Во-вторых, начинайте с ним обсуждать то, что вы собираетесь делать.

Узнайте, что для него важно, каковы его предпочтения, что он думает. Как бы преждевременно это для вас ни прозвучало, но по мере его взросления вам все равно придётся это учитывать и договариваться.

И наконец, в простых, житейских ситуациях, например, когда вы покупаете одежду, готовите завтрак или планируете, как провести выходные, разрешите ребёнку самому выбирать, что и когда для него лучше.

 

Слово АМБИВАЛЕНТНЫЙ — Что такое АМБИВАЛЕНТНЫЙ?

Слово состоит из 13 букв: первая а, вторая м, третья б, четвёртая и, пятая в, шестая а, седьмая л, восьмая е, девятая н, десятая т, одиннадцатая н, двенадцатая ы, последняя й,

Слово амбивалентный английскими буквами(транслитом) — ambivalentnyi

Значения слова амбивалентный.

Что такое амбивалентный?

Амбивалентный

Амбивалентный подход в воспитании (от латинского ambo — оба; valentia — сила) сочетание противоположных методов и приемов в воздействии на детей, в организации их жизни.

Новокшонова Г.А. Словарь социального педагога. — 2000

АМБИВАЛЕНТНЫЙ [см. амбивалентность] — 1) двойственный, характеризующийся одновременным проявлением противоположных качеств; 2) совмещающий в себе противоположные значения

Дудьев В.П. Психомоторика. — 2008

Амбивалентность

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ – противоположность установок, чувств, импульсов и эмоций, направленных на один и тот же объект. Данное понятие введено в научный оборот швейцарским психиатром Э. Блейлером (1857–1939) применительно к шизофрении…Если же возникает конфликт, то он, по мнению З. Фрейда, разрешается благодаря тому, что ребенок меняет объект и переносит одно из амбивалентных душевных движений на другое лицо..

Словарь-справочник по психоанализу. — 2010

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ (ambivalence) Термин введен Юджином Блейлером, чтобы отразить сосуществование противоречивых ИМПУЛЬСОВ и ЭМОЦИЙ, направленных на один и тот же объект.В рассказе о яйце кюре не был амбивалентен по отношению к яйцу, хотя не исключено, что он был амбивалентен по отношению к епископу. Хотя амбивалентность порождается невротическим…

Критический словарь психоанализа

Амбивале́нтность (от лат. ambo — «оба» и лат. valentia — «сила») — двойственность отношения к чему-либо, в особенности — двойственность переживания, выражающаяся в том, что один объект вызывает у человека одновременно два противоположных чувства….интерпретируется скорее как проявление идеализации или обесценивания, то есть предполагается, что чувства на самом деле скорее всего амбивалентны, но индивид этого не осознаёт.

ru.wikipedia.org

Амбивалентное отношение (амбивалентность)

Амбивалентное отношение (амбивалентность) (отгреч. amphi — вокруг, около, с обеих сторон, двойственное лат. valentia — сила) — двойственное, противоречивое отношение субъекта к объекту…

Гамезо М.В. Словарь по педагогической психологии. — 2001

Мышление амбивалентное

Мышление амбивалентное (лат. ambi — с обеих сторон, valens — сила) — термин E Bleuler (1911), обозначает одновременное сосуществование противоположных и взаимоисключающих друг друга мыслей или направлений умственной деятельности.

vocabulary.ru

Мышление амбивалентное — (лат. ambi — с обеих сторон, valens — сила) — термин E Bleuler (1911), обозначает одновременное сосуществование противоположных и взаимоисключающих друг друга мыслей или направлений умственной деятельности.

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Мышление амбивалентное — характеризуется одновременным сосуществованием взаимоисключающих, противоположных тенденций, противоречащих друг другу мыслей.

Карманов А. Психологический словарь

Тревожный/амбивалентный тип привязанности

Тревожный/амбивалентный тип привязанности — (anxiosus/ambivatent attachment style) – тип привязанности, характеризующийся озабоченностью, что другие не ответят на желание близости, приводит к повышенному уровню тревоги.

Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

Тревожный/амбивалентный тип привязанности (anxiosus/ambivatent attachment style) – тип привязанности, характеризующийся озабоченностью, что другие не ответят на желание близости, и приводящий к повышенному уровню тревоги.

vocabulary.ru

Русский язык

Амбивале́нтный; кр. ф. -тен, -тна.

Орфографический словарь. — 2004

  1. амбар
  2. амба
  3. амбивалентность
  4. амбивалентный
  5. амбидентный
  6. амбиполярный
  7. амбистома

Как изменить своё мышление, чтобы стать мудрее

Есть два типа мышления: амбивалентное и чёрно-белое.

Люди с чёрно-белым мышлением точно знают, что такое хорошо, а что такое плохо. Они быстро делают свой выбор, склонны к твёрдым решениям, которые повторно не обдумывают. Поэтому чёрно-белое мышление делает мир проще.

Амбивалентное (серое) мышление — это способность видеть ситуацию сразу с нескольких сторон. Человек, который умеет думать амбивалентно, может принять позицию оппонента и посмотреть на проблему с его точки зрения. Несмотря на то что амбивалентное мышление делает нас менее решительными, оно очень полезно. Ведь только те, кто научится переходить в «серую зону», станут умнее и мудрее.

Серому мышлению можно научиться. Ведь каждый из нас изначально обладал навыком амбивалентного мышления, когда был мал.

Дети делают это так

Они обожают мучить своих родителей вопросами. Цепочка «почему» может быть бесконечной.

— Почему собачка высунула язык и дышит?

— Ей жарко.

— Почему? Мне жарко, но я не высунул язык.

— Да, но у собачки есть шерсть, и она не потеет.

— Почему у собачки есть шерсть?

— Чтобы её согревать.

— А у меня тогда почему шерсти нет?

— Ну всё, хватит!

Родители наверняка узнают этот диалог: подобные разговоры с детьми случаются часто. Для ребёнка мир не чёрно-белый, и он с лёгкостью примеряет всё на себя. Ещё столько неизведанного. Нет устоев, нет однозначных истин. Мировоззрение ещё не сформировалось.

Как мир становится чёрно-белым

Когда мы взрослеем, наши взгляды становятся жёстче. Нам навязывают извне определённые рамки. Например, студентов просят сдавать экзамены, состоящие из тестовых вопросов. Это принуждает нас мыслить в чёрно-белых тонах. Правильный ответ всегда А, Б, В или Г, иначе не бывает.

Главный симптом такого мировоззрения — это мышление в определённых категориях:

  • Война — это плохо. Война — это хорошо.
  • Капитализм — это плохо. Капитализм — это хорошо.
  • Высшее образование необходимо. Высшее образование — напрасная трата времени.

Повзрослев, мы мыслим слоганами. Они заменяют нам понимание проблемы, сам процесс мышления. Ведь для того, чтобы думать, нужно напрягаться. А когда ясно, что есть чёрное, а что есть белое, думать не нужно.

Разве плохо иметь твёрдые убеждения?

Нет, не плохо. Но реальный мир не чёрно-белый. Очень сложно найти вопрос, на который вы смогли бы дать единственно верный ответ. Наша жизнь — это серая зона.

Принять это очень сложно: в школах и университетах нам прививают уверенность в том, что есть правильный и неправильный ответы. И только столкнувшись с реальностью, мы начинаем подозревать, что мир не так прост.

Чёткие ответы-слоганы уже не подходят. Если вы хорошо знаете историю, то не сможете однозначно утверждать, что война — это плохо. Скорее всего, теперь вы скажете: «Война — это плохо, но на некоторых этапах развития государства она была необходима, поэтому её можно считать комплексным и неоднозначным феноменом».

Из этого ответа становится ясно: вы не склонны делать скоропалительные выводы. Амбивалентное мышление — это палка о двух концах. С одной стороны, вы можете провести целую вечность, выбирая между кефиром и ряженкой. С другой стороны, у вас есть способность видеть мир с нескольких точек зрения и судить более мудро.

Как научиться амбивалентному мышлению

Научиться мыслить амбивалентно довольно сложно, особенно если вы склонны к радикальным суждениям. Но это поможет видеть ситуацию со всех сторон и не спешить с выводами. Поэтому научиться серому мышлению всё-таки стоит, и вот как это можно сделать.

1. Перестаньте судить мир строго

Если сложно не думать в категориях А и Б, просто не произносите эти мысли вслух. Постарайтесь как можно реже разделять вещи на чёрные и белые, хорошие и плохие. Почувствуйте, как мир не вписывается в эти категории.

2. Подумайте о событии или явлении в перспективе

Рассматривайте явления, события и понятия с точки зрения времени. Определяйте их значимость, принимая во внимание и хорошее, и плохое.

3. Смиритесь с тем, что вы не всегда правы

Примите точку зрения противника. Попробуйте поверить в то, что он знает правду, а вы — нет.

4. Приучите себя к тому, что истина неоднозначна

Посмотрите на проблему со всех сторон. Примите другое мнение. Вспомните о том, как смотрит на мир ребёнок, и постарайтесь сделать хотя бы шаг в сторону амбивалентного мышления.

амбивалентный характер социальных изменений – тема научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ДИАГНОСТИКА СОЦИУМА

УДК 101.1:316 Б 01: 10.24411/2071-6427-2018-10042

Информатизация общества: амбивалентный характер социальных изменений

В статье проводится социально-философский анализ последствий информатизации общества. Исследуется развитие информационных технологий, провоцирующее изменение коммуникативных практик, а также влияние информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) на общественное и индивидуальное сознание современного человека. В ходе анализа раскрывается амбивалентный характер социальных последствий информатизации. Показывается, что развитые ИКТ, являясь значимым ресурсом государства и общества, в то же время провоцируют появление специфических форм обращения с информацией, вызывают проблемы со вниманием и ослабление навыков критического мышления. Показывается, как специфические особенности организации информационного пространства Сети (такие как гипертекстуальность, мульти-медийность и избыточность информации) формируют клиповое сознание современного человека. Раскрывается специфика клипового мышления, формирующегося в ситуации тотальной доступности и информационного излишка. Приводятся примеры технологий управления вниманием с помощью новейших ИКТ, затрагиваются проблемы достоверности информации и манипуляций сознанием.

Анализируя указанные явления, спровоцированные информатизацией, автор акцентирует внимание на необходимости сформулировать ценностные ориентиры информационного об-

Ф. Н. Гуров

Соискатель, кафедра философии факультета социальных и гуманитарных наук, МГТУ им. Н. Э. Баумана, г. Москва

E-mail: [email protected]

Philip N. Gurov

Applicant, Department of Philosophy, Faculty of Social Sciences and Humanities, Bauman Moscow State Technical University, Russia

Как цитировать статью: Гуров Ф. Н. Информатизация общества: амбивалентный характер социальных изменений // Ценности и смыслы. 2018. № 6 (58). С.83-96.

щества. Обосновывается необходимость внедрения образовательных программ, направленных на формирование аудиовизуальной грамотности и навыков самостоятельного, критического и саморефлексивного мышления. Подчеркивается, что дальнейшее развитие ИКТ может быть недеформирующим средством прогресса только в том случае, если спровоцированные им эффекты преобразования социальной действительности гармонизированы адекватной трансформацией всех институтов общества.

Ключевые слова: информатизация, информационное общество, информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), клиповое мышление.

Введение

Информатизация за последние два-три десятилетия прочно вошла в жизнь современного человека, оказывая все возрастающее влияние на все сферы общественного бытия (экономику, политику, массовое и индивидуальное сознание). Вместе с тем, существуя в качестве вполне реальной действующей силы, информатизация как феномен все еще не получила адекватного всестороннего социально-философского осмысления в научной литературе.

Задачей подобного исследования, на наш взгляд, должна стать попытка ответить на те насущные и острые вопросы социального и философского мировоззренческого характера, которые ставит перед всем обществом в целом и перед каждой отдельной личностью все большее распространение информационно-коммуникационных технологий.

В обществе ведется активное обсуждение правовых, социальных, философских, психологических и иных проблем, порождаемых развитием информационно-телекоммуникационных технологий. Подавляющее большинство концепций и программ развития информационного общества основываются на том, что в информационную эпоху информация становится «стратегическим ресурсом общества, сопоставимым по значению с ресурсами природными, людскими и финансовыми» [5]. Информатизация общества — это понятие, схватывающее основную суть процесса проникновения новых информационно-коммуникационных технологий во все сферы жизнедеятельности человека: экономику, политику, культуру.

В этой небольшой статье попытаемся выявить некоторые социальные последствия информатизации, показать, что новейшие ИКТ не только меняют формы производственного и социального взаимодействия, но

и распространяют свое воздействие гораздо шире, меняя наш коммуникативный опыт и сферу индивидуального сознания.

Амбивалентный характер информатизации общества

Для современной эпохи характерно стремительное развитие информационных технологий, а также объединение всех развивавшихся на протяжении прошлого века технологий общения в глобальную единую информационно-коммуникационную систему.

Информатизация, проникая во все сферы жизни общества, сама становится социальным и экономическим фактором, определяющим дальнейшее развитие человечества. Обладая небывалыми техническими возможностями хранения и обработки огромного массива информации, используем ли мы открывшиеся перспективы в полной мере? Какие опасности таят в себе новые информационные технологии?

Доступность и переизбыток информации. Современный Интернет — это миллиарды терабайт информации, при этом никогда прежде в истории человечества информация не была такой доступной.

Библиотечные фонды, архивы, документы, энциклопедии, аудио- и видеоданные в свободном (или почти свободном) доступе представлены во Всемирной сети. Каждый день объем данных растет экспоненциально. По сравнению с человеком доцифровой эпохи мы находимся в ситуации переизбытка и тотальной доступности информации. Ее количество несопоставимо ни с объемами индивидуальной человеческой памяти, ни с продолжительностью единичной человеческой жизни (так, например, сервис УоиТиЬе ежедневно фиксирует более миллиарда просмотров, если бы все эти ролики смотрел один человек, он потратил бы на это чуть больше 114 тысяч лет).

Не вызывает сомнений, что наличие оцифрованных хранилищ всего накопленного человечеством культурного наследия- это значимый информационный ресурс государства и общества, который в совокупности с открытым доступом к информации открывает широкие перспективы для развития науки и образования.

Согласимся с В. Растригиным: «Оцифрованная Культура — свободная Культура. Она — прозрачна, сопоставляема и анализируема. Она компактна. Тексты всей РГБ войдут в два чемодана. Цифровая Культура динамична и беспристрастна. Она оживляет многие незаслуженно забытые материалы, беспристрастно отсылая к ним. Ее легко проверить

и организовать в нечто большее, чем собрание текстов и картинок…» [8].

Современная электронная энциклопедия на принципах Веб 2.0 имеет две специфические особенности по сравнению с энциклопедией традиционной: гипертекстуальность и мультимедийность. Организованная по принципу разветвленного гипертекста и доступная без каких-либо ограничений в Сети, помимо текстовой информации она содержит фотографии, звукозаписи, музыкальное сопровождение и видеофрагменты (примеры в Рунете: «Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия» и сопутствующий онлайн-ресурс «Мегабук», электронная научно-популярная энциклопедия «Кругосвет»; российский сегмент «Википедии». )

Гипертекстовая модель электронной энциклопедии предполагает свободный переход по множеству гиперссылок и делает необязательным сплошное чтение текста. Об особенностях поверхностного чтения и кли-повости мышления современного человека речь пойдет ниже. Пока же отметим, что такие особенности Веб.2.0-энциклопедий, как нелинейная организация и мультимедийность, сами по себе амбивалентны.

С одной стороны, этот цифровой ресурс на сегодня является эффективным средством информационной поддержки образования и самообразования.

С другой стороны, само по себе наличие оцифрованных библиотек не ведет к увеличению количества читателей. Недостаточно лишь предоставить доступ к информации, например, с помощью оцифровки «открыть» онлайн все музеи. Чтобы раскрылся весь познавательный и эвристический потенциал этого инструмента информатизации, у зрителя должна быть развита способность осмысленно воспринимать произведения искусства. Условиями такого осмысленного восприятия выступают и наличие свободного времени в совокупности с сосредоточенностью, и определенная культурная подготовка, и образование, а также специфическая аура (если в терминах франкфуртцев), настрой на встречу с прекрасным.

Веб 2.0 — это платформа для всех возможностей, от самых грубых до возвышенных. При этом избыточность, мультимедийность и гипертекстовая организация информации — это то, что коренным образом отличает Сеть от любых библиотек, архивов, банков данных. Именно поэтому здесь так легко сбиться, отвлечься, запутаться во множестве гиперссылок.

Проблемы внимания и цифровая деменция. В ситуации избыточно-

сти информации дефицитом становятся внимание и способность к критическому мышлению. Г. В. Сорина в статье «Критическое мышление: история и современный статус» говорит о том, что «критическое мышление предполагает: навык рефлексии над собственной мыслительной деятельностью, развитие навыков аналитической деятельности, умение работать с понятиями, суждениями, умозаключениями, вопросами, способность оценивать те же умения у других» [9]. Автор соглашается с доводами, что в новых условиях «в образовательной системе должно произойти смещение акцента с усвоения объема информации на «раскрутку мозгов» и развитие самостоятельного, критического и саморефлексивного мышления» [Там же]. Неслучайно в западной системе образования начиная с 1970-х годов курс «Критическое мышление» является обязательным в учебных планах крупнейших международных образовательных центров и университетов. Таким образом, информатизация оказывает влияние на смену образовательной парадигмы, в которой не последнее место должно быть отведено курсу «Критическое мышление».

Новые цифровые технологии замещают многие способности человеческого мозга. Сегодня нет необходимости в запоминании больших объемов информации, чтобы что-то узнать, достаточно «погуглить». Не нужно знать карты местности, GPS-навигатор подскажет. Многие эксперты в области современных информационно-коммуникационных технологий говорят о «цифровой деменции» как об опасном недуге современного человека [10, с. 37-39].Частая рассеянность внимания — нередкая ситуация для детей и подростков и еще одна примета психологического состояния активного пользователя Сети (наряду с номофобией и различными видами игровых зависимостей). Интернет предлагает настолько обширный спектр возможностей, что большую часть времени нахождения в Сети мы посвящаем отслеживанию этих возможностей, лишь ненадолго останавливаясь на той информации, которой удалось привлечь наше внимание.

В экономике появился специальный термин «attention management — управление вниманием» [12], когда информация рассматривается как продукт, товар, а потенциальный участник информационно-коммуникационного процесса как потребитель, покупатель.

В современном обществе информация в совокупности с новейшими информационными технологиями становится средством влияния на об-

щественное, групповое и индивидуальное сознание, имеющее заметный деструктивный эффект. Сознание человека в современных условиях становится объектом, за который борются создатели аудиовизуальной продукции. Последние исходят из утилитарных соображений, которые могут быть далеки от гуманистических идеалов. Это усложняет задачу выбора информационных продуктов потребителем. Таким образом сложившаяся ситуация обусловлена низким уровнем критического мышления рядового пользователя и все возрастающими возможностями новейших манипулятивных техник.

В Интернете, в этом водовороте равнозначной информации, единственной иерархией значимости той или иной информации оказывается ранжирование информационных ресурсов роботами поисковой системы при ответе на «поисковой запрос». Создатели интернет-сайтов различными способами борются за наше внимание. Чтобы информация не осталась незамеченной, ее подают определенным образом: дизайн интернет-страницы разрабатывается с учетом особенностей работы зрительного внимания человека. Сложные алгоритмы вычисляют наши предпочтения, предугадывают целевые аудитории для рекламодателей, специалисты настраивают таргетированную, т. е. нацеленную на конкретную аудиторию, рекламу. ББО-специалисты улучшают параметры сайтов, определяющие их позиции в поисковых выдачах. Все перечисленное — это только верхушка айсберга, и проблема манипуляции сознанием с использованием современных информационных технологий может стать предметом отдельного исследования.

Пока же остановимся на принципиальном допущении, что избыточность и нелинейная организация информации в Интернете, вместе с наличием огромного количества отвлекающих шумов, приводит к тому, что внимание человека рассеивается. Для того, кто много времени проводит в Интернете, становится привычной поверхностная манера просмотра информации вместо вдумчивого чтения, а также работа в режиме многозадачности. Всем нам знакома ситуация, когда на экране компьютера открыто сразу несколько «окон» и, помимо выполнения какой-то основной задачи, человек одновременно общается с другом в мессенджере (или даже ведет параллельно несколько диалогов) и смотрит новый сезон сериала.

Нейл Постмен, авторитетный исследователь средств массовой информации, полагал, что с появлением телевидения происходит исто-

рический разрыв с так называемым «типографским мышлением» [11]. Информатизация общества, свидетелями которой мы все сегодня являемся, на наш взгляд, еще больше усугубляет этот разрыв. «Печатное слово имеет сильнейшее пристрастие к объяснению; оно требует изощренной способности мыслить концептуально, дедуктивно и последовательно, высокой оценки причины и следствия, недопустимости противоречий, большой способности к беспристрастности и объективности, терпимости к замедленной реакции» [Там же]. Совсем другое дело — телевидение, основная функция которого — развлечение. «Информация и развлечения, образование и пропаганда, релаксация и гипноз — все сливается и затуманивается в языке телевидения»,— полагал другой крупнейший ученый М. Кастельс [6]. В еще большей степени это относится к сети Интернет. Мультимедийный новостной и образовательный контент, компьютерные игры, общение в мессенджерах и социальных сетях на экране одного компьютера или смартфона приводит к микшированию содержания.

На самом раннем этапе развития Всемирной паутины Кастельс отмечал, что «Интернет охватывает в своей сфере большинство видов культурного выражения во всем их многообразии, предрекая конец различию между аудиовизуальными и печатными средствами массовой информации, общедоступной и высокой культурой, развлечениями и информацией, образованием и пропагандой» [Там же]. «Все проявления культуры <…> соединяются в той цифровой вселенной, которая связывает в гигантском историческом супертексте прошлые, настоящие и будущие проявления коммуникативной мысли. Делая это, Интернет строит новую символическую среду. Делает виртуальность нашей реальностью» [Там же]. В этой новой реальности, очевидно, и поведение человека обретает новые специфические качества, и сам человек, его сознание, меняется.

Клиповое мышление. С одной стороны, гипертекстовая и мультимедийная организация информации на платформах Веб 2.0. делает процесс работы с информацией более гибким, а активность в режиме многозадачности, возможно, повышает общую эффективность. С другой стороны, привыкая к такому способу взаимодействия с информацией, не страдают ли другие специфически человеческие когнитивные способности?

Одна из основных характеристик интеллекта — это способность

оценивать различные возможности с тем, чтобы направлять действия к поставленной цели. Целеполагание, эта специфическая особенность человеческой активности, подразумевает, в частности, умение планировать, способность к исполнению прагматического сценария, выработку стратегий достижения поставленной цели. Конечно, мы не говорим, что современный пользователь Сети утратил способность ставить прагматические задачи. Однако Интернет предлагает ему слишком много соблазнов — клиповые предложения, в единицу времени превышающие возможность их рассмотреть. Ставшее популярным в последнее время сравнение Интернета с клипом неслучайно. Для клипа характерен убыстренный монтаж с целью достижения большей динамики эмоций. Термин «клиповое сознание» стал уже устоявшимся в научной и популярной литературе для описания того, как современный человек воспринимает медиатексты в условиях избытка информации.

В. В. Миронов называет клиповое сознание умонастроением эпохи. По справедливому замечанию Миронова, «символы и образы под колоссальным влиянием научно-технического прогресса формируются и изменяются настолько стремительно, что человек не способен их осознать, сопоставить с предыдущими ценностями, люди начинают их просто употреблять, и доминирующим фактором становится не суть или качество продукта, а система его распространения» [7]. Это создает предпосылки, чтобы манипулировать сознанием человека, навязывать ему те или иные формы поведения. Индивид воспринимает информацию образно, пропуская стадию рефлексии и не контролируя данный процесс рационально. Таким образом, формируемая культура не основывается на дискурсивном методе осмысления, а ограничивается образным.

Для клипового сознания характерна большая скорость восприятия образов, для него характерны визуальность, эмоциональность, ассоциативность. Кажется, сегодня стало обязательным требование преподносить информацию в красочном, броском, привлекающем внимание виде. В Интернете, как и в клипе, превалирует способ преподнесения информации в коротком, обрывочном формате. При этом тональность, настроение оказывается зачастую важнее смысла. Таким образом, акцент в культуре смещается с рациональной на эмоциональную компоненту. Вдумчивое чтение, возможное в библиотеке, сменяется просматриванием текстов и картинок в Интернете. При этом, как мы уже говорили выше, страдает способность к критическому мышлению, ведь главная

роль отведена настроению, впечатлению, а не осознанию информации.

Современные школьные учителя литературы сетуют на неумение школьников читать «как следует», говорят о короткой памяти учеников, рассеянности, неспособности сосредоточиться. Социологи отмечают среди особенностей нового цифрового поколения — неприятие авторитетов и отсутствие вкуса.

Исследование «Новое поколение» фонда «Общественное мнение» выявило у поколения Ъ (рожденных в 2000-е годы) такие психологические характеристики, как: техническая грамотность, творческая активность, постоянный поиск «яркой красочной картинки». Как отмечает директор проекта «Новое поколение», доктор социологических наук Лариса Паутова, «новые дети по-другому воспринимают информацию. Они привыкли, что все должно быть ярким, зрелищным, наглядным» [4]. «Это дает и плюсы, и минусы. Учителя отмечают, что у современных детей форма преобладает над содержанием. Ребенок может с легкостью сделать электронную презентацию — красивую, наглядную, яркую, но по содержанию неглубокую, поверхностную. Обилие и разнообразие информации не дает возможности для детальной, скрупулезной, аналитической работы, и в этом их слабость» [Там же].

Так, благодаря информатизации в современной культуре, дефицитом становится не информация, а способность в ней ориентироваться. Специфические особенности ИКТ, такие как: гипертекстовая организация информации в сети и мультимедийность, а также избыток и доступность информации (нет необходимости запоминать, чтобы знать) делают сознание современного человека клиповым. А в связи с отсутствием авторитетов и профессиональных фильтров в Сети рядовой пользователь демонстрирует неспособность к критическому восприятию информации.

До появления глобального информационно-коммуникационного пространства мир коммуникации оставался иерархичным, и иерархия эта была, если можно так сказать, вертикальной. Мир делился на говорящих и слушающих. При этом «возможность говорить» всегда означала некую привилегированность говорящего, его власть. В любой из коммуникационных сфер эта возможность (или привилегия) обеспечивалась посредством преодоления сложной системы фильтров. Даже демократия как политическая система, хотя и предполагала по сути своей участие в политической коммуникации посредством голосования всех граждан, однако в действительности доступ как на парламентскую

трибуну, так и в СМИ (газеты, телевидение) имел далеко не каждый. Еще более сложная система отбора (в сравнении с политическим) охраняла университетские кафедры и страницы научных энциклопедий. Современные ИКТ предоставляют возможность говорить на большую аудиторию о чем угодно любому человеку. Иерархии, цементировавшие до сегодняшнего дня культуру, размываются на наших глазах. И если онлайн-коммуникация и не упраздняет социальные статусы, то, по крайней мере, позволяет их игнорировать. Внутри этой коммуникационной среды наряду с профессором может высказаться любой дилетант-любитель, рядом со стихотворением А. С. Пушкина может быть размещено «творение» каждого «рифмоплета». Вопрос достоверности информации актуален сейчас как никогда.

В мире Интернета упраздняются не только социальные статусы, но и ставятся под сомнение, или же вовсе нивелируются авторитеты вообще. У современного пользователя, привыкшего к разнообразию неструктурированных фактов, ослабевает способность к систематизации и анализу информации. Утрачивается умение отличать важное от второстепенного, выделять необходимое и достаточное, а ведь это основные логические процедуры мышления. Можно сравнить Интернет с чудом памяти всепомнящего Фунеса из рассказа Х. Л. Борхеса, которая походила на «сточную канаву». Но, что интересно, обладая такой феноменальной памятью (а значит, будучи очень информированным), Фунес был неспособен к абстрактному мышлению. «Мыслить — значит забывать о различиях, обобщать, абстрагировать. В загроможденном предметами мире Фунеса были только подробности, к тому же лишь непосредственно данные» [3, с. 161-169]. Современный человек, обладая мгновенным доступом ко всем накопленным за века знаниям, все реже читает длинные тексты, зачастую не способен мыслить логически, а не образно, систематизировать и анализировать информацию, а не бродить по бескрайним и бесструктурным информационным просторам.

И. Ю. Алексеева в качестве значимой проблемы информационного общества исследует проблему интеллектуального суверенитета. Этот термин она определяет как «право субъекта распоряжаться собственным интеллектом, развивать его, реализовывать его возможности, добывать знания и самостоятельно оценивать поступающую информацию» [1]. Отмечая, что в целом аудиовизуальная культура Глобальной сети амбивалентна по отношению к интеллектуальному суверенитету, И. Ю. Алексеева

тем не менее выделяет следующие тенденции: «девальвация идеалов рациональности» [2], выдвижение эффективности (притом в решении сиюминутных задач) в качестве основного критерия рациональности; подвергание сомнению статуса истины как высшей познавательной ценности, освобождение мышления от «гнета логических правил» [Там же]. Выявленные тенденции, делает вывод автор, усиливают «актуальность проблемы ценностных ориентиров, направленных на предотвращение деградации человеческого интеллекта в век компьютерных технологий и глобальных информационных сетей. К таким ориентирам могут быть отнесены: сочетание информированности с самостоятельностью мышления, когнитивная ответственность, трезвость мысли и, конечно же, признание высокого статуса разума, являющегося в конце концов атрибутом «homo sapiens»» [Там же].

Заключение

Информатизация общества ведет к тому, что все достижения культуры становятся максимально доступными. Больше нет необходимости в запоминании большого объема информации, что всегда было основой классического обучения, понимаемого как передача знаний и опыта от учителя к ученику, ведь ответ на любой вопрос легко можно найти в Сети. Максимальная доступность информации, как никогда прежде во всей истории человечества, сулит небывалые перспективы для развития и дает иллюзию всемогущества. Однако в этом море равнозначной информации на смену вдумчивому чтению книг человеком доцифровой эпохи приходит тактика поверхностного, беглого просмотра информации с экрана электронного устройства человеком новой эры. Не превратится ли в будущем разрыв с «типографским мышлением», о котором говорил Н. Постмен, в непреодолимую пропасть, отделяющую человека с клиповым сознанием от всего культурного богатства, накопленного веками и запечатленного в слове? Оставим этот вопрос для фантастов и футурологов.

В качестве основного вывода подчеркнем амбивалентный характер информационно-коммуникационных технологий. Ведь в конечном итоге технология создается для удовлетворения конкретных потребностей людей. Клиповость и многозадачность — сами по себе эти способности сознания человека цифровой эры ни плохи, ни хороши. Все зависит от конкретной ситуации, от интеллектуального уровня, культурной под-

готовки, степени образованности, жизненного и профессионального опыта человека, а также от того, в какой степени они сочетаются со способностью к сосредоточенному восприятию информации. Эти новые качества, формирующиеся под воздействием ИКТ, позволяют нам эффективно функционировать в сверхизобильном потоке информации.

Однако пока неизменным остается общий социально-экономический строй (Кастельс говорит об информационном капитализме) и информационный мир Интернета организован по законам рынка, сложно раскрыть весь утопический потенциал теорий «общества знаний» и преодолеть «инстинкт ленивой аудитории», готовой потреблять «информационные продукты» без какого-либо критического осмысления.

Мы считаем, что трансформация современной культуры под влиянием новейших ИКТ должна приобрести управляемый характер. И речь здесь не идет о «закручивании гаек» онлайн-сферы, хотя определенное нормативное регулирование необходимо и политико-правовые стандарты должны быть и в Интернете. Необходимо сформулировать ценностные ориентиры информационного общества. И ключевая роль в процессе информатизации общества должна принадлежать образованию. Новая образовательная парадигма должна обязательно включать дисциплины, направленные на формирование аудиовизуальной грамотности, предметы «Критическое мышление» и «Неформальная логика». В этих курсах должны быть представлены методы, направленные на развитие аналитических способностей и навыков, а также на то, чтобы преодолеть пассивность восприятия и инерцию мысли, низкий уровень художественных интересов и предпочтений.

В таком случае, информатизация во всех своих проявлениях может стать высокотехнологичным орудием самостоятельно и последовательно мыслящего человека цифровой эры в творческих поисках наиболее точного решения поставленных задач.

Литература

1. Алексеева И. Ю. Проблема интеллектуального суверенитета в информационном обществе // Информационное общество. 2001. № 2. С. 5-9.

2. Алексеева И. Ю., Никитина Е. А. Интеллект и технологии. М.: Проспект, 2016. 96 с.

3. БорхесХ.Л. Коллекция: Рассказы. Эссе. Стихотворения. СПб.: Северо-Запад, 1992. 643 с.

4. Евсеева Е. Другие дети [Электронный ресурс]. URL: http://www.trud.ru/ article/21-05-2009/141149_drugie_deti.html (дата обращения: 29.10.2018).

5. Информационное общество [Электронный ресурс]. URL: https://iphras.ru/ page46589323.htm (дата обращения: 29.10.2018).

6. Кастельс М. Информационная эпоха: Экономика, общества, культура.М.: ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.

7. Миронов В. В. Коммуникационное пространство как фактор трансформации современной культуры и философии // Вопросы философии. 2006. № 2. С. 27-43.

8. Растригин В. Меж камнем, страницей и цифрой // Дружба народов. 2004. № 4. С. 140-146.

9. Сорина Г. В. Критическое мышление: история и современный статус // Вестник Московского университета. Сер. 7, Философия. 2003. № 6. С. 98-111.

10. Шпитцер М. Антимозг: цифровые технологии и мозг. М.: АСТ, 2014. 288 с.

11. Postman N. The Disappearance of Childhood. New York: Vintage Books, a division of Random House, 1994.222 p.

12. Simon H. A. Administrative behavior. New York: The free press, a division of Simon & Schuster Inc.,1997. 370 p.

INFORMATIZATION OF SOCIETY: THE AMBIVALENT NATURE OF

SOCIAL CHANGES

The article provides a socio-philosophical analysis of the consequences of informatization of society. We study the development of information technologies, provoking changes in communication practices, as well as the impact of information and communication technologies on the social and individual consciousness of modern man. The analysis reveals the ambivalent nature of the social consequences of informatization. It is shown that developed ICTs, being a significant resource of the state and society, at the same time provoke the emergence of specific forms of information handling, cause problems with attention and weakening of critical thinking skills. It is shown how the specific features of the organization of the information space of the Network (such as hypertextuality, multimedia and information redundancy) form the clip consciousness of a modern person. The specificity of the clip thinking, which is formed in a situation of total accessibility and information surplus, is revealed. Examples of attention management technologies using the latest ICT are given, problems of reliability of information and manipulation of consciousness are touched upon.

Analyzing these phenomena, provoked by informatization, the author focuses on the need to formulate the values of the information society. The necessity of introducing educational programs aimed at the formation of audiovisual literacy and skills of independent, critical and self-reflective thinking is substantiated. It is emphasized that the further development of ICT can be a non-deforming means of progress only if the effects of the transformation

of social reality provoked by it are harmonized by an adequate transformation

of all the institutions of society.

Keywords: informatization, information society, Information and

Communication Technologies (ICT), clip thinking.

References

• Alekseeva I. Yu. Problema intellektual’nogo suvereniteta v informacionnom ob-shchestve // Informacionnoe obshchestvo. 2001. № 2. S. 5-9. [In Rus].

• Alekseeva I. Yu., Nikitina E. A. Intellekt i tekhnologii. M.: Prospekt, 2016. 96 s. [In Rus].

• Borhes H. L. Kollekciya: Rasskazy. Esse. Stihotvoreniya. SPb.: Severo-Zapad, 1992. 643 s. [In Rus].

• Evseeva E. Drugie deti [Elektronnyj resurs]. URL: http://www.trud.ru/arti-cle/21-05-2009/141149_drugie_deti.html (data obrashcheniya: 29.10.2018). [In Rus].

• Informacionnoe obshchestvo [Elektronnyj resurs]. URL: https://iphras.ru/ page46589323.htm (data obrashcheniya: 29.10.2018). [In Rus].

• Kastel’s M. Informacionnaya epoha: ekonomika, obshchestvo i kul’tura. M.: GU VShE, 2000. 608 c. [In Rus].

• Mironov V V Kommunikacionnoe prostranstvo kak faktor transformacii sovremen-noj kul’tury i filosofii // Voprosy filosofii. 2006. № 2. S. 27-43. [In Rus].

• Postman N. The Disappearance of Childhood. New York: Vintage Books, a division of Random House, 1994. 222 p.

• Rastrigin V. Mezh kamnem, stranicej i cifroj // Druzhba narodov. 2004. № 4. S. 140146. [In Rus].

• ShpitcerM. Antimozg: cifrovye tekhnologii i mozg. M.: AST, 2014. 288 s. [In Rus].

• Simon H. A. Administrative behavior. New York: The free press, a division of Simon & Schuster Inc., 1997. 370 p.

• Sorina G. V. Kriticheskoe myshlenie: istoriya i sovremennyj status // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser.7, Filosofiya. 2003. № 6. S. 98-111. [In Rus].

Амбивалентность, и что с ней делать. Или не делать — Анастасия Пашкевич — Хайп

Мне это нравится, но раздражает. Хочу, но боюсь. Буду с ним встречаться, хотя, нет, не стоит. А может… или не надо? Возможно, вы улыбаетесь, читая эти внутренние диалоги, и думаете: это, наверное, тараканы в голове «женщины обыкновенной». Не совсем: это состояние амбивалентного человека — то есть человека, внутри которого сосуществуют противоречивые эмоции и мысли. Внутренний, так сказать, конфликт.

  • При эмоциональной амбивалентности в человеке живут два противоречащих чувства, например, любовь и ненависть, нежность и раздражение по отношению к близким.
  • При интеллектуальной — он одновременно придерживается двух взаимоисключающих мнений, одобряет и осуждает одно и то же.
  • Волевая амбивалентность — когда человек одновременно хочет противоположных вещей, разрывается между «да» и «нет». Мечется и, в итоге, не может принять никакое решение. Такое состояние часто присуще здоровым людям, которые испытывают сильный стресс или с детства не научены принимать решения.

Впервые термин «амбивалентность» появился в психиатрии, и ввел его дядечка, который считал, что это явление — признак шизофрении.

Психологи и психоаналитики копнули глубже. Небезызвестный Фрейд постановил, что двойственность отношения — нормальная до определенной меры вещь, присущая всем людям. Мир неоднозначен, и периодически в нас может роиться целый комплекс противоречивых чувств.

Но как понять где эта мера, и когда внутренние противоречия нам на руку, а когда надо что-то делать?

Когда амбивалентность — это хорошо

Хорошо, когда волны отходят

Нормально, когда амбивалентные состояния не затягиваются, и мы способны без особых душевных потерь выходить из них.

Но Йельский университет пишет, что, более того, у амбивалентности есть плюс: когда мы хотим чего-то, но не уверены, что получим это, амбивалентность защищает нас в случае неудачи. Если мы хотели достичь одновременно противоположных целей, в случае провала одной не будем сильно в печали.

По этой же причине амбивалентность делает нас более смелыми: мы меньше боимся рисковать и провалиться, и поэтому можем идти ва-банк в самых разных ситуациях. От деловых переговоров до приглашения на свидание.

Хотя у такого подхода есть недостаток: если мы амбивалентны, и достигаем желаемого результата, то будем чувствовать меньше удовлетворения, чем те, кто был направлен на одну цель.

Когда амбивалентность — это плохо

Плохо — тонуть

По Фрейду, амбивалентность высокой степени, то есть частая или постоянная, свидетельствует о невротическом состоянии. Изнуряющий внутренний конфликт может говорить о нарушениях психики: фобиях, неврозах, психозах и всевозможных расстройствах.

Но даже если речь не идет о серьезных нарушениях, к амбивалентности приводят страх чужого мнения, гиперответственность или наоборот боязнь ответственности, нерешительность, тревожность, перфекционизм, излишняя самокритичность. В общем, малополезные вещи.

Постоянная амбивалентность изнуряет своего владельца — это стресс, который чреват высоким давлением и другими последствиями для здоровья. А также расшатывает психику и приводит к нелогичным поступкам.

Кроме того, в хронической форме амбивалентность — это яд для романтических отношений.

Сомнения — нормальная штука, если они небольшие, и мы их разрешаем. Но если из-за нашего «да» постоянно выглядывает «нет», это не дает продвигаться в отношениях. Не дает поощрения партнеру. Получается конфликт между тем, кто уверен в своем желании быть в этих отношениях, и тем, кто колеблется. Нарастает атмосфера неопределенности, начинаются американские горки: партнеры много раз расходятся или угрожают разрывом.

В таких обстоятельствах им становится сложно быть открытыми друг с другом, они сдерживают себя. Тот, кто ранее был уверен, чувствует себя обиженным и отвергнутым. В итоге оба партнера находятся в отношениях, которыми они не удовлетворены, но ни один не может уйти.

Что делать с амбивалентностью

Что касается эмоциональной амбивалентности, психологи говорят, что эмоции изначально двойственны, и их не стоит подавлять, так как они связаны с химическими процессами в организме. Действуя им наперекор можно навредить собственному здоровью. Специалисты советуют научиться понимать себя и признавать: да, я сейчас чувствую и вот это, и это.

При волевой амбивалентности психолог Михаил Лабковский советует в качестве терапии начать придерживаться своих решений. Если запланировали что-то, а потом начинаем метаться, и возникает соблазн изменить планы, придерживаться своего первоначального решения. Даже если вам оно уже не нравится, и оно глупое. По его словам, со временем это помогает перестать метаться и начать принимать взвешенные решения.

Если же человек не справляется со своими чувствами, внутренние противоречия его изводят, и он видит, что это разрушительно сказывается на его психике и личности, стоит обратиться к специалисту.

Если дело в страхах и заниженной самооценке — консультация психолога поможет выявить причину внутреннего конфликта, лучше понять себя, побороть страхи и стать увереннее. Совсем запущенными случаями, то бишь серьезными заболеваниями, занимаются психиатры — они могут назначить медикаментозное лечение.


Об этом термине я узнала относительно недавно, и поняла, что таки да, мне бывает сложно принять решение. А вам? Делитесь в комментариях!

(PDF) Амбивалентно-учреждающая сила веры (к феномену «слепого пятна» мышления)

Вопросы философии. 2018. № 2. С. 135 145‒

Амбивалентно-учреждающая сила веры

(к феномену «слепого пятна» мышления)

И. В. Кузин

Абсолютизация своего убеждения превращает нас ровно в тех, от кого это

убеждение пытается нас отгородить. Когда мы выставляем понятие личности как вершину

В статье интерпретируется кантовская теория способности суждения, что

позволяет в ракурсе традиции трансцендентализма предложить понимание причин

некоторых социокультурных процессов, затрагивающих современные общества. В

частности, это касается концепции мультикультурализма и идеи культурной

толерантности, которые на данном историческом этапе должным образом еще не смогли

сформироваться. Основанием для выдвинутой интерпретации служат аналогичные

размышления Х. Арендт, в которых была показана возможность и оправданность

расширительного толкования основополагающих положений Канта, что позволило

способность суждения распространить на политическое мышление. Благодаря

обращению к кантовской философии вырабатывается скорректированная позиция

относительно способности суждения, для которой характерным моментом оказывается

понятие веры. В исследовании осмысляется амбивалентность данного понятия, одной из

сторон которого является феномен, обозначаемый в работе как «слепое пятно»

мышления. Рассмотрение этого феномена производится в рамках сопоставления

функций теоретического разума, практического разума и способности суждения, а также

очерчивания трансцендентальной структуры, в которой находится место вере как

конституирующему началу. Оценка теоретическим разумом веры как «глупости» из-за

не присущей ей критико-аналитической способности является результатом

спекулятивного предрассудка о превосходстве рассудка над другими способностями. В

работе предпринята попытка показать, что дело обстоит, скорее, наоборот, что в основе

теоретического суждения лежат утверждения, покоящиеся на верующем суждении, оно

обусловливается последним, или, переводя на язык, более соответствующий Канту,

обусловливается тем фактом, что практический разум служит регулятивным принципом

познания. Показано, что нарушение существующих границ между данными областями

во многом становится тем источником проблем, с которыми сталкиваются люди как в

повседневной, так и в культурной жизни. В результате, проведенный анализ раскрывает

те априорные механизмы, которые влияют на абсолютизацию частного в ущерб идеи

всеобщего (трансцендентного), что, в свою очередь, закладывает почву для

формирования межличностного, социального и политического напряжения.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: вера, теоретический разум, практический разум,

способность суждения, частное, всеобщее, трансцендентное, Кант, Арендт

КУЗИН Иван Владиленович – кандидат философских наук, доцент Института

философии СПбГУ, Санкт-Петербург.

[email protected]

Статья поступила в редакцию 30 ноября 2016 г.

Цитирование: Кузин И. В. Амбивалентно-учреждающая сила веры (к феномену

«слепого пятна» мышления) // Вопросы философии. 2018. № 2. С. 135 145‒

1

Что такое амбивалентность в психологии

Психологический термин амбивалентность стоит понимать как двойственное отношение к чему-либо: объекту, личности, явлению. Это неопределенное чувство, при котором одновременно присутствуют абсолютно противоположные, антагонистические эмоции по отношению к одному и тому же предмету, причем обе эмоции могут переживаться в максимальной мере, с максимальной силой.

Говоря упрощенно, человек одновременно переживает позитивные и негативные чувства по отношению к кому-то или чему-то. Такие противоречивые эмоции могут возникать спонтанно, а могут быть явлением довольно продолжительным.

Амбивалентное поведение может быть признаком эмоциональной нестабильности, а иногда и первым признаком развития психических заболеваний, таких как шизофрения. Однако она может возникать и просто на фоне стресса, сложного эмоционально-психологического фона, напряжения или ряда неразрешенных ситуаций.

Изначально этот термин встречался исключительно в работах по психологии и психиатрии, но позже стал общепринятым. Психологический глоссарий описывает три формы амбивалентности: эмоциональная амбивалентность, волевая и интеллектуальная. Эту классификацию ввел психиатр Блейлер, который впервые занялся изучением данного явления и ввел соответствующее понятие в словарь терминов.

1. Амбивалентность переживаний (эмоциональная или чувственная) – это двойственность чувств и эмоций, которые человек испытывает к одному и тому же объекту. Яркий пример – это ревность в парных отношениях, когда человек испытывает одновременно и чувство любви и привязанности, и сильные негативные эмоции к своему партнеру. Также очень часто амбивалентными являются чувства матери к ребенку или ребенка к родителям, когда мать испытывает к сыну или дочери одновременно любовь и агрессию.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

2. Амбивалентность ума (интеллектуальная) – это двойственный взгляд на вещи, когда личность имеет одновременно два противоположных мнения на один и тот же счет. Грубо говоря, человек может думать об одном и том же предмете или явлении, что это – плохо, и одновременно – что это хорошо и правильно. Этот тип мышления может проявляться периодически или быть постоянным.

3. Волевая амбивалентность характеризуется двойственностью решений. Человеку с таким типом характера очень сложно принять решение, он мечется между двумя вариантами, ежесекундно принимая то одно, то другое, совершенно противоположное.

Рекомендуем: Как научиться принимать решения?

Многие психологи считают амбитендентность присущей каждому без исключения человеку, но разница заключается лишь в степени ее проявления. Незначительная двойственность эмоций, волевых решений или интеллектуальной сферы может проявляться время от времени у любого психически здорового человека: это может быть связано со стрессом, повышенным жизненным темпом или просто столкновением с трудной или нетипичной жизненной ситуацией.

Сильно выраженная амбивалентность – это уже в психологии имеет определение болезненного состояния психики и может быть свидетельством разных видов психических или невротических расстройств.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Поведение

Полная гармония мыслей, чувств и намерений, уверенность в своих желаниях и силах, точное понимание собственных мотивов и целей – это чаще эталон, но редко можно встретить такого человека, которому все вышеперечисленное свойственно. Частично амбивалентность поведения проявляется у большинства людей – как детей, так и взрослых.

Такое поведение может включать в себя амбивалентность интеллектуального мышления, воли, намерений. Например, человек хочет выпить воды и имеет возможность сделать это, но не делает. Не потому, что ему лень или это сопряжено с какими-либо преградами и препятствиями, а просто он и хочет, и вместе с тем не хочет.

Рекомендуем: Как побороть свою нерешительность?

Такой «раскол» может быть следствием стресса или неуверенности в себе, он может быть обусловлен неумением или боязнью принимать ответственность на себя, духовной незрелостью. Но может он проявляться и на фоне невротических расстройств. Также амбивалентный характер возникает на фоне сильных переживаний, конфликтов, травм.

Как правило, амбивалентное отношение и поведение возникает как следствие полярных эмоций, чувств и переживаний. Проявляющееся периодически, оно может не нести угрозы и не свидетельствовать о расстройстве психики, но если оно присутствует у человека постоянно, то наверняка указывает на проблемы в его психическом или эмоциональном состоянии.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Амбивалентное поведение может проявляться в том, что человек совершает непредсказуемые поступки, которые противоречат друг другу. Он может выражать спонтанно разные, противоположные эмоции, отношения к человеку или предмету, доказывать поочередно две полярные точки зрения, и так далее. Такое поведение указывает на двойственный и нестабильный характер человека, который находится постоянно «на распутье» и не может прийти к одной точке.

Рекомендуем: Что делать, когда не уверена в себе?

Двойственность поступков, как следствие двойственности идей, мыслей и чувств, может принести человеку немало страданий, так как он испытывает мучения при необходимости сделать выбор, принять важное решение, определиться.

Его характер может принести массу переживаний и близким, которые не могут на этого человека положиться, зная, что он – не человек слова, его сложно назвать ответственным и быть в нем уверенными. Этот человек не имеет четко сформированного мировоззрения и часто попросту лишен своей уверенной и окончательной точки зрения.

Полярность чувств

Амбивалентность эмоций проявляется в двойственном отношении человека к другому человеку, к партнеру, к предмету, явлению или событию. Когда человек амбивалентен, он может испытывать одновременно любовь и ненависть к своему партнеру, радоваться и грустить по поводу некоего события, испытывать страх и удовольствие, желание и отвращение по отношению к какому-либо явлению.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Если такая двойственность проявляется в пределах определенных рамок, то это – норма, даже более того, многие психологи уверяют, что амбивалентность эмоций можно считать признаком развитого интеллекта и большого творческого потенциала. Они указывают на то, что человек, не способный к амбивалентному переживанию, не в состоянии воспринимать мир полно, видеть его с разных ракурсов и передавать всю его полноту.

Человек же, способный воспринимать негативную и позитивную сторону того или иного явления одновременно, удерживать в голове две идеи, точки зрения или оценки, способен мыслить широко, креативно и нестандартно. Считается, что все творческие люди так или иначе амбивалентны. Однако чрезмерная степень проявления амбивалентности может указывать на невротическое расстройство, и в этом случае необходима помощь специалиста.

Рекомендуем: Что такое адаптация?

Амбивалентность считается нормой особенно в отношении к объекту или субъекту, чье влияние можно считать неоднозначным. А это можно сказать о любом близком человеке, будь то родственник, ребенок, родитель или партнер. Если человек испытывает к этой личности однозначно позитивное отношение, без двойственности, то это можно считать идеализацией и «очарованием», которое, очевидно, может смениться со временем разочарованием, и эмоции будут однозначно негативные.

Любящий родитель периодически испытывает негативные эмоции к своему ребенку: страх за него, недовольство, раздражение. Любящий супруг иногда переживает негативные эмоции, такие как ревность, обида и так далее. Это – нормальные аспекты психологии, и это характеризует здоровую психику человека.

Значение самого слова «амбивалентность» говорит о том, что этот термин применяется лишь в том случае, если человек испытывает полярные эмоции и чувства именно одновременно, а не сначала – одно, затем – другое. При этом не всегда два полярных переживания ощущаются ярко и одинаково явно, иногда одно из них присутствует неосознанно для самого человека. Такой человек может не понимать, что чувствует одновременно разные (противоположные) эмоции к кому-либо, но это будет так или иначе проявляться.

Рекомендуем: Альтруизм: определение понятия

В психологии людей разделяют на два типа. Первый – высокоамбивалентный, это человек, склонный к двойственным чувствам, мнениям и мыслям, а второй – низкоамбивалентный, стремящийся к единой точке зрения, к однозначности переживаний и ясности. Считается, что крайности и в том, и в другом случае не являются признаком здоровой психики, и средний уровень амбивалентности – это нормально и даже хорошо.

В некоторых жизненных ситуация нужна высокая степень амбивалентности, способность видеть и чувствовать полярное, но в других ситуациях это лишь будет помехой. Человек со стабильной психикой и высокой степенью осознанности должен стремиться управлять собой и чувствовать этот аспект, который может стать его инструментом. Автор: Василина Серова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Новое исследование психологии показывает, что амбивалентные люди делают менее предвзятые суждения

Согласно новому исследованию, опубликованному в Британском журнале социальной психологии , люди, которые склонны испытывать смешанные чувства, с меньшей вероятностью станут жертвами двух распространенных когнитивных предубеждений. Результаты показывают, что способность одновременно видеть как положительные, так и отрицательные стороны вещей имеет некоторые психологические преимущества.

«Я думаю, что мы живем во время, когда большое внимание уделяется« сильным »мнениям и людям, которые очень« уверены »в своих позициях, что ведет к разделению и поляризации», — сказала автор исследования Айрис К.Шнайдер, профессор социальных и экономических познаний в Кельнском университете.

«Кажется, очень мало места для того факта, что многие важные вопросы на самом деле многогранны, имея как положительные, так и отрицательные стороны. Действительно, существует некоторая предвзятость против двойственности, потому что она считается нерешительной и неопределенной. Я считаю, что это неоправданно и что амбивалентность приносит пользу, поскольку дает более широкий и реалистичный взгляд на мир.”

В четырех исследованиях Шнайдер и ее коллеги изучили взаимосвязь между амбивалентностью и двумя когнитивными искажениями. В двух исследованиях изучалась ошибка соответствия, также известная как фундаментальная ошибка атрибуции, которая описывает тенденцию придавать чрезмерное значение личностным, а не ситуативным объяснениям поведения другого человека. В двух других исследованиях изучалась предвзятость в пользу собственных интересов, то есть склонность приписывать свои успехи внутренним факторам, а неудачи — внешним факторам.

Во всех исследованиях, в которых приняли участие 1832 человека, амбивалентность измерялась с использованием шкалы амбивалентности черт. Считалось, что участники амбивалентны, если они соглашались с такими утверждениями, как «Мои мысли часто противоречивы» и «Я обычно вижу как положительную, так и отрицательную сторону вещей».

Исследователи обнаружили, что те, кто набирал больше баллов по этому показателю, как правило, демонстрировали более низкие уровни предвзятости при переписке и корыстной предвзятости. Другими словами, чем выше у людей была амбивалентность черт, тем меньше вероятность того, что они отдавали предпочтение внутренним атрибуциям, а не внешним, чтобы объяснить поведение другого, и тем меньше вероятность того, что они приписывали свой успех скорее себе, чем ситуациям.

«Некоторые люди в целом более амбивалентны, чем другие — это означает, что они получают более высокие баллы по амбивалентности черт», — сказал Шнайдер PsyPost. «Они испытывают двойственные чувства чаще, сильнее и по большему количеству тем. Эти «амбиваленты» менее односторонни в своем мышлении и менее предвзяты в суждениях о других, заставляя этих других более справедливо встряхнуть »

И те, у кого амбивалентность была высокой, и те, у кого была низкая амбивалентность, имели тенденцию делать сильные внутренние атрибуции.Но люди с низким уровнем амбивалентности, как правило, давали слабые внешние приписывания. Напротив, крайне амбивалентные участники также склонны к сильной внешней атрибуции. «Таким образом, их атрибуция была более сбалансированной», — сказали исследователи.

Как и все исследования, результаты содержат некоторые оговорки.

«Одним из ограничений исследования является его корреляционный характер. Это означает, что мы не можем быть уверены в том, вызывает ли большая амбивалентность меньшая предвзятость или большее предубеждение вызывает меньшую амбивалентность. Однако в данном случае амбивалентность была личностной чертой, и мы знаем, что она относительно стабильна.Это означает, что очень вероятно, что черта повлияла на суждение, а не наоборот », — пояснил Шнайдер.

«Тем не менее, нам нужно провести дополнительную экспериментальную работу, чтобы понять это. Нам также необходимо увидеть, распространяется ли этот эффект на другие области, в которых люди предвзято относятся, например, к принятию решений ».

«Я считаю, что у амбивалентности есть свои преимущества, особенно в столь поляризованном мире», — добавил Шнайдер. «Однако амбивалентность может заставить некоторых людей чувствовать себя неловко, потому что они чувствуют себя слабыми.Когда вы чувствуете двойственность, попробуйте вспомнить слова Скотта Фицджеральда, который сказал: « Тест на первоклассный интеллект — это способность одновременно удерживать в уме две противоположные идеи и при этом сохранять способность функция. »»

«Если вы хотите внести в свою жизнь больше двойственности, попробуйте составить списки за и против. Мы обычно используем их для принятия решений, но попытка заставить себя придумать положительные и отрицательные стороны проблемы может помочь вам увидеть проблему более тонко.

Исследование «Преимущества амбивалентности: взаимосвязь между амбивалентностью черт и предубеждениями атрибуции» было проведено Айрис К. Шнайдер, Шейдой Новин, Френком ван Харревельдом и Оливером Геншоу.

Двойственное отношение к начальнику вредит вашей работе даже больше, чем неприязнь к нему

Когда у людей хорошие отношения со своими лидерами, они более мотивированы, работают лучше и с большей вероятностью приложат все усилия. Когда люди не ладят со своими лидерами, они, как правило, мстят им и организации.Но что делать, если люди испытывают двойственное отношение к своим лидерам или испытывают противоречие? Исследователи опросили 952 работника и студента, чтобы изучить последствия амбивалентных отношений с лидером. В трех исследованиях они обнаружили, что сотрудники, оценивавшие свои отношения со своим руководителем как крайне амбивалентные, выполняли свою работу хуже (по оценке своего руководителя), чем те, кто оценивал отношения как низко амбивалентные. Этот эффект сохранялся даже тогда, когда сотрудники оценивали свои отношения в целом как положительные.

Развитие хороших отношений — важный аспект лидерства. Исследования показывают, что когда у людей хорошие отношения со своими лидерами, они более мотивированы, работают лучше и с большей вероятностью приложат все усилия, чтобы поддержать свою команду. Эти положительные эффекты проявились в широком диапазоне рабочих мест и культур. И наоборот, мы знаем, что, когда люди не ладят со своими лидерами, они, как правило, мстят им и организации.

Однако большая часть этого исследования рассматривает эти отношения лидер-последователь как хорошие или плохие, положительные или отрицательные, что создает ложную дихотомию.На самом деле многие отношения — это то и другое. Подумайте о своих отношениях любви и ненависти и своих заклятых врагах. У сотрудников также амбивалентные отношения со своими руководителями, которые характеризуются как положительными, так и отрицательными чувствами по отношению к ним. Например, мы можем думать, что наши лидеры и поддерживают и не поддерживают, что иногда они понимают наши проблемы, а иногда — нет.

В нашем исследовании, недавно опубликованном в Journal of Management, мы решили изучить последствия амбивалентных отношений с лидером.Мы провели три исследования, в которых опросили 952 человека. Более двух третей из них были работающими взрослыми из Индии, Великобритании и США, а остальные участники были студентами бакалавриата британского университета, которые занимались бизнес-симуляцией.

Мы попросили их всех оценить степень, в которой, по их мнению, их отношения были двойственными (см. Врезку). Мы также попросили их оценить общее качество их отношений со своим менеджером (то есть были ли они хорошими или плохими), а также их эмоциональный опыт на работе (т.е., были ли они положительными или отрицательными). Позже мы попросили их руководителей дать оценку их эффективности.

В ходе наших исследований мы обнаружили, что сотрудники, которые оценили свои отношения со своим руководителем как крайне амбивалентные, работали хуже (по оценке их лидера), чем те, кто оценил отношения как низко амбивалентные. Этот эффект сохранялся даже тогда, когда мы контролировали общее качество отношений. Другими словами, когда люди более амбивалентно относились к своему лидеру, у них снижалась производительность труда, независимо от того, оценивали они свои отношения в целом как хорошие или плохие.Смешанные чувства к своему лидеру, казалось, только ухудшали отношения низкого качества и сводили на нет преимущества качественных отношений.

Почему амбивалентные отношения лидер-последователь оказывают такое сильное негативное влияние на производительность труда? Мы утверждаем, что это происходит из-за хорошо известного социально-психологического процесса, называемого «когнитивная последовательность», который гласит, что мы стремимся к последовательности в наших мыслях и чувствах и избегаем непоследовательности. Например, люди обычно чувствуют себя некомфортно, когда действуют не в соответствии с их взглядами.(Курильщики могут делать это, хотя знают, что это вредно для их здоровья.) Чтобы уменьшить этот дискомфорт, они часто меняют свое первоначальное отношение, чтобы оно соответствовало их поведению. (Курильщик может убедить себя, что вредное воздействие на здоровье преувеличено или что он не может избежать всех возможных рисков.)

Амбивалентность — это форма когнитивной последовательности в , которая отражает психологическую разорванность или конфликтность — чувство, которое мы обычно находим неприятным.Это подтверждается исследованиями, показывающими, что амбивалентные социальные отношения (например, дружба и семейные узы) связаны с повышенным сердечно-сосудистым стрессом, повышенным уровнем ежедневного артериального давления и повышенным риском заболеваний. В нашем исследовании мы обнаружили, что последователи, которые сообщали об амбивалентных отношениях со своим руководителем, также чаще сообщали о более негативных эмоциях, таких как беспокойство, на работе, что может частично объяснять их более низкую производительность.

К счастью, есть некоторые шаги, которые лидеры могут предпринять, чтобы улучшить свои отношения с сотрудниками и снизить негативные результаты.Наша работа предлагает три:

Разберитесь в характере ваших взаимоотношений на работе. Вы хотите понять, как сотрудники воспринимают ваши отношения. Поскольку лидеры склонны думать, что их отношения с сотрудниками более позитивны, чем они сами себе представляют, первым шагом является попытка понять, как другие видят эти отношения. Руководители могут конкретно спросить сотрудников, что они думают о своих отношениях, считают ли они, что у них достаточно доверия, и чувствуют ли они поддержку и уважение.

Переходите от амбивалентности к позитивности. Чтобы уменьшить двойственность, лидеры могут сосредоточиться на более позитивном взаимодействии, а также попытаться выделить положительные аспекты отношений, которые могут остаться незамеченными. Например, вы можете сказать сотруднику, что поддерживаете его запрос или поделились одной из его идей с другими менеджерами. Вы также можете упомянуть улучшения в ваших отношениях, которые вы заметили. Вы можете объяснить негативные случаи, чтобы они не имели большого значения в сознании сотрудников.Например, если вы не смогли выполнить запрос сотрудника, вы можете выслушать его вопросы и объяснить, почему. Если вы вели себя нетерпеливо, вы можете объяснить, что столкнулись с серьезным давлением сроков.

Предоставьте сотрудникам возможность справиться с ситуацией. Неизбежна амбивалентность в отношениях между начальником и сотрудником. Лидерам часто приходится переключаться между несколькими ролями, от друга и доверенного лица к дисциплинарному руководителю и руководителю. Отношения характеризуются разницей в силе и степенью зависимости.В результате может быть трудно полностью преодолеть амбивалентность.

Но наше исследование показало, что амбивалентные отношения между руководителем и сотрудником не всегда приводят к снижению производительности. Люди, которые чувствовали поддержку со стороны своих товарищей по команде, смогли лучше справиться с эмоциональным стрессом двойственных отношений со своим боссом. Товарищи по команде, у которых один и тот же лидер, имеют все возможности для сочувствия, поддержки и совета. Таким образом, лидеры должны побуждать членов команды поддерживать друг друга.Это включает в себя создание среды, в которой сотрудники чувствуют себя в безопасности, будучи самими собой и поднимая вопросы.

В целом, наше исследование показывает, что многие сотрудники неоднозначно относятся к своим отношениям со своим руководителем. Это чувство двойственности может возникать даже в отношениях, которые в целом оцениваются как качественные. Более того, плохие отношения не так сильно повлияли на производительность, как амбивалентные. Это важный момент, поскольку он подчеркивает, насколько вредным может быть конфликт из-за лидера.

Амбивалентность — IResearchNet

Определение амбивалентности

Люди любят одни вещи, но не любят других, любят одних людей, но ненавидят других, иногда они чувствуют себя счастливыми, а иногда грустными. С этой точки зрения чувства, обычно называемые аффектами, которые включают в себя такие явления, как отношения, эмоции и настроения, действуют во многом так же, как температура. Подобно тому, как температура падает по простому измерению от горячего до холодного, точно так же влияет на падение по простому измерению от положительного до отрицательного.

Однако более пристальный взгляд показывает, что аффект может быть более сложным, чем кажется на первый взгляд. Обдумайте свое отношение к мороженому. Вы можете любить мороженое, потому что оно приятное на вкус, но также не любите мороженое, потому что этот прекрасный вкус достигается за счет огромного количества жира, сахара и калорий. Если это так, у вас будет то, что социальные психологи называют двойственным отношением к мороженому. То есть вы чувствуете себя хорошо или плохо по этому поводу, а не просто хорошо или плохо. Многие люди неоднозначно относятся не только к нездоровой пище, но и к брокколи и другим здоровым продуктам.Точно так же многие люди неоднозначно относятся к такому нездоровому поведению, как курение, а также к такому здоровому образу жизни, как физические упражнения. Как знают люди, которые описывают себя как состоящих в отношениях любви и ненависти, другие люди также могут быть частым источником амбивалентности. Например, многие люди неоднозначно относятся к президентам США Биллу Клинтону или Джорджу Бушу. Возможно, люди неоднозначно относятся к политикам, потому что они неоднозначно относятся к социальным вопросам, обсуждаемым политиками. Помимо несогласия с каждым из них по таким тревожным вопросам, как легализация абортов, смертная казнь и гражданские права, люди часто не согласны с самими собой.

Такие примеры амбивалентности предполагают, что аналогию между температурой и аффектом можно проводить только до сих пор. Невозможно, чтобы жидкости замерзали и кипятили одновременно, но похоже, что люди могут чувствовать и хорошо, и плохо от одного и того же предмета. Согласно модели оценочного пространства Джона Качиоппо и Гэри Бернтсона, одно из следствий состоит в том, что лучше думать о положительном и отрицательном влиянии как о отдельных измерениях, а не о противоположных концах одного измерения, от положительного до отрицательного.С этой точки зрения люди могут одновременно ощущать любую модель положительного и отрицательного воздействия, включая высокий уровень обоих.

Установочная амбивалентность

Современный интерес к амбивалентности проистекает из постоянных усилий социальных психологов понять природу установок, которые относятся к мнениям людей о людях, идеях и вещах. Социальные психологи уже давно измеряют отношения, прося людей указать, как они относятся к объектам отношения (например, мороженому), на весах с вариантами от очень хорошего до крайне плохого.В своей главе об измерении отношения в «Справочнике по социальной психологии» 1968 года Уильям Скотт указал, что ответы в середине шкалы биполярного отношения трудно интерпретировать. Хотя обычно предполагается, что они отражают отсутствие положительных или отрицательных чувств (т. Е. Безразличия), Скотт указал, что такие ответы на самом деле могут отражать амбивалентность или наличие как положительных, так и отрицательных эмоций.

Двойственное отношение к социальным категориям

Исследования показали, что стереотипы и отношение к расовым группам и другим социальным категориям часто неоднозначны.Например, многие белые американцы неоднозначно относятся к афроамериканцам. Эти амбивалентные расисты сочувствуют черным за то, что им было отказано в возможностях, предоставляемых другим американцам, но также пренебрежительно относятся к черным, потому что они считают черных неспособными поддержать протестантскую трудовую этику. Питер Глик и Сьюзан Фиск исследовали двойственный сексизм мужчин, который иллюстрируется поговоркой: «Женщины — с ними нельзя жить и без них». Доброжелательный сексизм предполагает своего рода защитный патернализм, при котором мужчины считают своим долгом заботиться о женщинах.Напротив, враждебный сексизм включает в себя доминирующий патернализм, при котором мужчины выступают против вступления женщин в профессии, в которых доминируют мужчины, и критикуют смелых, напористых женщин, даже если они хвалят смелых и напористых мужчин. Совсем недавно Глик и Фиске продемонстрировали, что стереотипы о социальных группах обычно представляют собой компромисс между восприятием теплоты и компетентности. В то время как домашние хозяйки считаются заботливыми, но некомпетентными, например, богатые люди считаются трудолюбивыми, но холодными.

Измерение амбивалентности

В начале 1970-х Мартин Каплан сумел отличить амбивалентные отношения от безразличных, изменив традиционные одномерные, биполярные шкалы отношений.Вместо того, чтобы просить людей оценить, насколько хорошо или плохо они относились к объектам отношения, Каплан попросил их оценить, насколько хорошо и плохо они относились к объекту отношения по двум отдельным шкалам. Каплан определил степень амбивалентности как меньшую из двух оценок. В его формуле люди, которые чувствуют исключительно положительное (положительное = 5, отрицательное = 0), исключительно отрицательное (0, 5) или безразличное (0, 0) отношение к какому-либо объекту установки, не испытывают амбивалентности. С другой стороны, люди, которые испытывают некоторую комбинацию положительных и отрицательных чувств, испытывают некоторый уровень амбивалентности в зависимости от точной комбинации этих положительных и отрицательных оценок.Например, если два человека чувствуют себя чрезвычайно позитивно, но один чувствует умеренно негативное (5,3), а другой лишь слегка негативное (5, 1), первый количественно оценивается как имеющий большую амбивалентность.

Чувство амбивалентности

Двойственная реакция на одно и то же часто заставляет людей разрываться между ними. Действительно, последующие исследователи обнаружили, что амбивалентность, измеряемая по формуле Каплана, коррелирует с оценками напряженности, конфликта и других неприятных эмоций.Интересно, однако, что корреляции, как правило, относительно слабые. Таким образом, наличие как положительной, так и отрицательной реакции не обязательно приводит к конфликту. Исследования выявили ряд причин слабой корреляции. Одна из причин заключается в том, что чувство конфликта — это не только результат амбивалентных положительных и отрицательных реакций. В частности, люди иногда чувствуют себя конфликтными, даже если у них нет амбивалентных положительных и отрицательных реакций, потому что они придерживаются отношения, которое расходится с отношениями важных для них людей.Например, ученики, которые категорически против учебы (и не за все это), тем не менее могут испытывать конфликт, если их родители хотят, чтобы они учились. Таким образом, амбивалентность — это не только внутриличностное явление (то есть то, что происходит внутри одного человека), но и межличностное явление (то есть то, что происходит между людьми). Другая причина слабой корреляции заключается в том, что амбивалентные положительные и отрицательные реакции людей на объект отношения вызывают чувство конфликта только тогда, когда смешанные реакции сразу приходят в голову, что не всегда так.

Роль личности

Существуют также устойчивые индивидуальные различия или личностные характеристики, которые играют роль в установочной амбивалентности. Фактически, третья причина низкой корреляции между амбивалентными положительными и отрицательными реакциями и переживанием конфликта связана с тем, что у одних людей более слабое желание последовательности, чем у других. Как оказалось, Меган Томпсон и Марк Занна продемонстрировали, что этих людей не особо беспокоит то, что они чувствуют и хорошее, и плохое по поводу одного и того же.Возможно, это объясняет, почему эти люди с большей вероятностью имеют двойственное отношение к множеству социальных проблем, включая финансируемые государством аборты, эвтаназию (то есть «убийство из милосердия») и смертную казнь. Кроме того, люди, которым нравится думать, как правило, менее амбивалентны, предположительно потому, что им удается отсеивать и в конечном итоге понимать противоречивые свидетельства за и против различных позиций по сложным вопросам.

Последствия установочной амбивалентности

Амбивалентность по-разному влияет на то, как работают отношения.Отношения важны для социальной психологии, во многом потому, что они помогают прогнозировать поведение. Если социальные психологи знают, что кто-то отрицательно относится, например, к смертной казни, они могут с некоторой уверенностью предсказать, что человек проголосует за запрет смертной казни, если ему будет предоставлена ​​возможность. Однако по сравнению с другими установками амбивалентное отношение не очень хорошо предсказывает поведение. Кроме того, амбивалентные установки менее устойчивы во времени, чем другие установки. Таким образом, если спросить об их отношении к смертной казни один месяц и снова в следующем, люди, которые неоднозначно относятся к смертной казни, будут с меньшей вероятностью, чем другие, заявить о таком же отношении.

Амбивалентность также влияет на то, насколько люди меняют свое мнение перед лицом рекламы и других убедительных призывов, сообщений, разработанных одним человеком или группой людей для изменения отношения других людей. Например, Грегори Майо и его коллеги обнаружили, что, когда людям преподносят убедительное сообщение, касающееся вопросов, к которым у них двойственные взгляды, они обращают особенно пристальное внимание на то, является ли сообщение убедительным или нет. Таким образом, их, как правило, больше убеждают сильные аргументы, чем людей с неэмбивалентными взглядами, но они менее убеждены слабыми аргументами.Одно из объяснений этого открытия заключается в том, что люди с амбивалентным отношением более внимательно изучают убедительные сообщения в надежде, что сообщение будет содержать новую информацию, которая поможет им разрешить их амбивалентность. Похоже, что люди с двойственным отношением также с большей вероятностью изменят свое отношение, чтобы привести их в соответствие с взглядами своих сверстников. Возникла картина: когда люди испытывают двойственное чувство, они будут делать все возможное, чтобы принять решение, будь то тяжелая работа по обращению пристального внимания на убедительные сообщения или более легкая работа по обращению за советом к своим сверстникам.

Смешанные эмоции

Современная работа по установочной амбивалентности недавно подтолкнула к исследованиям эмоциональной амбивалентности. В то время как установки представляют собой аффективные реакции на какой-либо объект, например смертную казнь или политический деятель, эмоции представляют собой собственное текущее аффективное состояние.

Большинство людей, по крайней мере, время от времени испытывают такие положительные эмоции, как счастье, волнение и расслабление, и такие отрицательные эмоции, как печаль, гнев и страх, и это лишь некоторые из них.Исследования амбивалентности отношения проясняют, что иногда люди могут чувствовать и хорошо, и плохо из-за одного и того же объекта, но это не означает, что люди могут одновременно испытывать такие, казалось бы, противоположные эмоции, как счастье и грусть. Действительно, одна известная модель эмоций утверждает, что счастье и печаль исключают друг друга. В отличие от этого, оценочная модель пространства Джона Качиоппо и Гэри Бернтсона утверждает, что люди иногда могут испытывать смешанные эмоции.

Исторические дебаты

Это разногласие представляет собой последнюю главу в долгой дискуссии о существовании смешанных эмоций.Сократ предположил, что, например, трагические пьесы вызывают смешанные эмоции, вызывая удовольствие посреди слез. Спустя столетия Дэвид Хьюм выступал за смешанные эмоции, но шотландский философ Александр Бейн возражал против смешанных эмоций. В первые два десятилетия 20-го века ученики Вильгельма Вундта, Германа Эббингауза и других психологов-первопроходцев провели более дюжины экспериментов в надежде собрать данные, которые ответят на вопрос о смешанных эмоциях. В иллюстративном исследовании наблюдатели описали, что они чувствовали после просмотра пар приятных и неприятных фотографий, которые чередовались более 100 раз в минуту.Тем не менее исследователи не смогли прийти к единому мнению о том, как интерпретировать описания своих чувств наблюдателями. В результате об этой ранней литературе в значительной степени забыли.

Современные доказательства смешанных эмоций

Отчасти благодаря разработке более достоверных методов измерения эмоций исследователи недавно смогли вновь открыть вопрос о смешанных эмоциях. Вопрос далеко не решенный, но недавние данные свидетельствуют о том, что люди могут одновременно чувствовать себя счастливыми и грустными.В исследовании, проведенном Джеффом Ларсеном и его коллегами, кинозрители сообщили, чувствовали ли они себя счастливыми, грустными и различные другие эмоции до или после просмотра трагикомического итальянского фильма 1998 года «Жизнь прекрасна», в котором изображены попытки отца оставить своего сына живым и неосведомленным. об их тяжелом положении во время заключения в концлагере времен Второй мировой войны. До фильма почти все чувствовали себя счастливыми или грустными, но не оба одновременно. Однако после фильма половина опрошенных почувствовали себя одновременно счастливыми и грустными. В аналогичных исследованиях студенты колледжей с большей вероятностью чувствовали себя счастливыми и грустными сразу после окончания учебы или сдачи ключа от своих общежитий, чем в обычные дни в кампусе.

В другом исследовании люди играли в различные компьютерные карточные игры, в которых у них была возможность выиграть одну из двух сумм денег, например, 12 или 5 долларов. Выиграв 12 долларов вместо 5, люди почувствовали себя хорошо, а вовсе не плохо. Однако выигрыш 5 долларов вместо 12 заставлял людей чувствовать и хорошо, и плохо. Эти результаты можно рассматривать как неутешительные победы: выигрыш в 5 долларов — это хорошо, но также разочарование, если была возможность выиграть еще больше.

Смешанные эмоции у детей

Психологи, занимающиеся развитием, изучали развитие понимания детьми смешанных эмоций.В одном исследовании дети слушали историю о ребенке, который получил нового котенка взамен сбежавшего. Во время последующего интервью 4- и 5-летние дети отвергли представление о том, что ребенок будет чувствовать себя одновременно счастливым и грустным из-за нового котенка. Однако старшие дети думали, что ребенок испытает смешанные эмоции. В аналогичном исследовании детей опросили об их эмоциях после просмотра отрывка из мультфильма «Русалочка», в котором русалка должна навсегда прощаться со своим отцом после того, как вышла замуж за человека.Дети старшего возраста чаще испытывали смешанные эмоции счастья и печали, чем дети младшего возраста. Взятые вместе, результаты этих исследований показывают, что понимание и переживание смешанных эмоций представляют собой вехи в развитии.

Последствия смешанных эмоций

На сегодняшний день мало исследований посвящено изучению последствий смешанных эмоций. Одним примечательным исключением является свидетельство того, что американцы европейского происхождения находят рекламу, вызывающую смешанные эмоции, более неприятной, чем

.

американцев азиатского происхождения, которые склонны иметь дело с противоречивой информацией.В результате реклама была менее убедительной для американцев европейского происхождения, чем для американцев азиатского происхождения. Среди американцев европейского происхождения молодые люди находят смешанную эмоциональную рекламу более неприятной, чем люди старшего возраста, что позволяет предположить, что влияние возраста на смешанные эмоции, продемонстрированное психологами развития, простирается далеко за пределы детства.

Заключение

Люди, вероятно, чувствуют себя хорошо или плохо по поводу большинства вещей и большую часть времени счастливы или грустны. Действительно, кажется, что амбивалентность — явление относительно необычное.Тем не менее, это особенно интригующий феномен, потому что он дает нам уникальное представление о том, как работает аффект. Может показаться, что чувства распределяются по простому измерению от хорошего до плохого, но свидетельства амбивалентности предполагают, что положительный и отрицательный аффекты, по сути, являются отдельными процессами, которые можно пережить одновременно.

Артикул:

  1. Cacioppo, J. T., & Berntson, G. G. (1994). Взаимосвязь между установками и оценочным пространством: критический обзор с упором на разделение положительных и отрицательных субстратов.Психологический бюллетень, 115, 401-423.
  2. Глик П. и Фиске С. (2001). Двойственный союз: враждебный и доброжелательный сексизм как дополнительные оправдания гендерного неравенства. Американский психолог, 56, 109-118.
  3. Йонас К., Бромер П. и Диль М. (2000). Установочная амбивалентность. Европейский обзор социальной психологии, 11, 35-74.
  4. Ларсен, Дж. Т., Макгроу, А. П., и Качиоппо, Дж. Т. (2001). Могут ли люди чувствовать себя счастливыми и грустными одновременно? Журнал личности и социальной психологии, 81, 684-696.
  5. Ларсен, Дж. Т., МакГроу, А. П., Меллерс, Б. А., и Качиоппо, Дж. Т. (2004). Агония победы и трепет поражения: смешанные эмоциональные реакции на неутешительные победы и уменьшение потерь. Психологическая наука, 15, 325-330.
  6. Priester, J. R., & Petty, R. E. (1996). Постепенная пороговая модель амбивалентности: соотнесение положительных и отрицательных основ отношений с субъективной амбивалентностью. Журнал личности и социальной психологии, 71, 431–149.
  7. Томпсон, М.М., Занна М. П. и Гриффин Д. В. (1995). Не будем равнодушными к (установочной) амбивалентности. В Р. Э. Петти и Дж. А. Кросник (ред.), Сила отношения: предпосылки и последствия (стр. 361-386). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Понимание амбивалентности при обращении за помощью для суицидных людей с коморбидной депрессией и злоупотреблением алкоголем

Abstract

Поиск помощи перед попыткой самоубийства плохо изучен. Участники были набраны из предыдущего исследования, которые сообщили о суицидном поведении в анамнезе при последующем наблюдении.Были проведены качественные интервью с шестью взрослыми, чтобы понять их жизненный опыт попытки самоубийства и проблемы, влияющие на обращение за помощью до этой попытки. Участники рассказали, что знают о возможностях личной и профессиональной поддержки; однако неоднозначно относились к доступу к ним по нескольким причинам. В этой статье используется структура экологических систем, чтобы лучше понять сложные и многоуровневые межличностные, социальные и культурные проблемы, с которыми могут столкнуться люди с суицидальными идеями при поиске помощи.

Образец цитирования: Хейнш М., Сэмпсон Д., Хуэнс В., Хэндли Т., Хэнсток Т., Харрис К. и др. (2020) Понимание амбивалентности при обращении за помощью для суицидных людей с коморбидной депрессией и злоупотреблением алкоголем. PLoS ONE 15 (4): e0231647. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0231647

Редактор: Винченцо де Лука, Университет Торонто, КАНАДА

Поступила: 14 июня 2019 г .; Принята к печати: 29 марта 2020 г .; Опубликовано: 17 апреля 2020 г.

Авторское право: © 2020 Heinsch et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные не могут быть общедоступными из-за потенциально идентифицируемого характера (качественных) данных интервью, а на момент исследования не было получено этического разрешения на предоставление доступа к полным протоколам интервью.Данные доступны в Комитете по этике исследований человека Университета Ньюкасла (контакт: [email protected]) для исследователей, которые соответствуют критериям доступа к конфиденциальным данным.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Самоубийства — серьезная проблема общественного здравоохранения, от которой ежегодно умирает почти один миллион человек во всем мире и которая оказывает разрушительное воздействие на отдельных людей, семьи и сообщества [1].Суицидальные попытки представляют собой основной фактор риска завершенного суицида [2], однако исследования показывают, что количество обращений за помощью в случае суицидальных мыслей невелико [3], а услуги по предотвращению суицида используются недостаточно [4]. Предыдущие исследования, хотя и ограниченные, показывают, что негативное отношение и стигма в отношении суицида и обращения за помощью приводят к снижению намерений обращаться за помощью [3].

Самоубийство означает умышленное самоубийство [1]. Под попыткой самоубийства понимается несмертельная попытка самоповреждения с намерением умереть [5].Суицидальные мысли — это термин, используемый для обозначения переживания мыслей о самоубийстве, которые могут быть мимолетными, могут включать подробное планирование, членовредительство и попытки самоубийства. Суицидальные мысли можно оценить, определив частоту, интенсивность и продолжительность этих суицидальных мыслей [5]. Суицидальные мысли обычно связаны с депрессией; однако сообщалось о связях со многими другими психическими расстройствами, жизненными событиями и семейными событиями, все из которых могут повышать риск суицидальных мыслей [5].

Коморбидные состояния, такие как психическое здоровье и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, могут создавать дополнительные сложности и проблемы для обращения за помощью людьми, испытывающими суицидальные мысли [6]. В частности, было обнаружено, что сопутствующие расстройства настроения и психоактивные вещества снижают количество обращений за помощью [6], что позволяет предположить, что людям с такими сопутствующими заболеваниями может потребоваться дополнительная поддержка при возникновении суицидальных мыслей. Актуальность этой проблемы становится еще более очевидной в свете открытия, что депрессия и расстройства, связанные с употреблением алкоголя, являются наиболее частыми диагнозами у людей с суицидными идеями, и что риск самоубийства возрастает экспоненциально, когда эти расстройства возникают одновременно [7]; [8].

Самоубийство часто понимают как «воронку» [9]. Люди, как правило, сначала испытывают суицидальные мысли, а затем могут участвовать в планировании способов действий в соответствии со своими идеями, что приводит к попытке, а в некоторых случаях и к самоубийству. Однако, вопреки идее о непрерывности суицидальных мыслей и поведения, исследования показали, что суицидальное поведение может быть спорадическим и не всегда прогрессирующим. Де Лео, Керин, Спатонис и [10] использовали телефонные интервью с последующим почтовым опросом 1311 участников, чтобы определить распространенность суицидных мыслей и попыток в течение всей жизни, а также возможное развитие суицидального поведения в континууме.Они обнаружили, что 57,1% ( n = 190) участников определили, что их суицидальные мысли нерегулярно колебались до того, как они попытались покончить жизнь самоубийством, и что на это повлияла сопутствующая депрессия и употребление алкоголя. Эти результаты показывают, что, по крайней мере, в этой популяции суицидальные мысли не возникали в процессе обострения, но есть люди, которые будут продолжать использовать суицидальное поведение как метод управления стрессовыми жизненными событиями. Таким образом, дальнейшие исследования суицидального процесса, безрассудного поведения и отношения к поиску помощи являются ценными для помощи в разработке долгосрочных профилактических стратегий и программ, поскольку превентивные вмешательства возможны на нескольких этапах до завершения суицида [9].

Взаимодействие более широких социальных и экологических факторов, влияющих на убеждения, отношения и поведение людей в отношении поиска помощи при суицидальных идеях, является сложным. В то время как важность многоуровневых, многофакторных системных подходов к снижению риска суицида начинает осознаваться в Австралии [11]; [12], системные подходы к пониманию и борьбе с самоубийствами находятся в зачаточном состоянии [13]. Соответственно, в большинстве исследований изучались конкретные компоненты процесса обращения за помощью, но очень немногие из них признали или применили экологические подходы к всестороннему изучению влияний окружающей среды (например,g., семья, друзья и более широкие социальные сети), которые кажутся критически важными в том, чтобы помочь или воспрепятствовать решению человека обратиться за помощью [14].

Теория экологических систем Бронфенбреннера (1979) [15] предполагает, что людей лучше всего понимать в контексте их окружающей среды [16]. Эта теория дает полезную линзу для понимания множества социокультурных и политических систем, которые окружают человека и влияют на него. Он также признает возможность людей влиять на свое окружение [17].Согласно Бронфенбреннеру (1979) [15], взаимодействие между человеком и окружающей его средой происходит на нескольких взаимосвязанных уровнях, в том числе в микросистеме, мезосистеме, экзосистеме, макросистеме и хроносистеме (см. Таблицу 1). Он утверждал, что люди встроены в эти многоуровневые системы и что их развитие, поведение и опыт в конечном итоге являются результатом их сложных взаимодействий с этими системами и между ними.

В то время как экологический подход позиционирует человеческое развитие как тесно связанное с многослойным контекстом, который его окружает, и зависящий от него, важно признать собственное влияние человека в этих системах.Ранняя литература по этому теоретическому подходу имела тенденцию чрезмерно подчеркивать системные факторы и несколько игнорировала роль индивидуальных различий [16]. Следовательно, теория была пересмотрена Бронфенбреннером, в котором был введен термин «биоэкологический» [18], который признает влияние индивидуальных, наряду с системными, факторов на развитие и жизненный опыт человека.

В данном документе представлены результаты качественного исследования, в котором изучается опыт людей с коморбидной депрессией и расстройствами, связанными с употреблением алкоголя, которые ранее пытались покончить жизнь самоубийством, и, в частности, помощь, которую они искали и получали до и после попытки.Основная цель исследования заключалась в выявлении возможностей поощрения обращения за помощью этой группой населения до потенциальных попыток самоубийства. Применяя линзу теории экологических систем к обсуждению результатов, этот документ также направлен на то, чтобы представить более глубокое, более взаимосвязанное понимание множественных и более широких системных факторов, которые могут влиять на поведение при обращении за помощью в случае суицидальности в ситуациях, когда люди уже сталкиваются со сложными жизненными проблемами. .

Методы

Участники для текущего исследования были отобраны путем повторного взаимодействия первоначальных участников из исследования «Самопомощь при употреблении алкоголя и других наркотиков и депрессии» (SHADE [19]), чтобы установить их историю суицидального поведения и поведения, связанного с обращением за помощью.В рамках своего участия в первоначальном исследовании SHADE участники ( N = 274) дали расширенное согласие на связь для дальнейших исследовательских проектов (проект SHADE, Hunter Area Health Service HREC: 03/12/10 / 3.17, Университет г. Ньюкасл HREC H-750-0204, Служба здравоохранения Среднего Запада HREC 2004/04, Служба здравоохранения Центрального побережья HREC 04/30). Те, кто предоставил это расширенное согласие, сформировали группу, отвечающую критериям для текущего исследования, которое получило этическое одобрение Университета Ньюкасла (ссылка HREC H-2011-0335).

Участники

участников для текущего исследования были набраны путем повторного взаимодействия первоначальных участников (N = 274) из исследования SHADE (SHADE– [19], которое тестировало компьютеризированную программу лечения депрессии и употребления алкоголя / других наркотиков. Соответствующие критериям участники исходного исследования SHADE были взрослыми старше 18 лет, которые сообщили об усилении симптомов депрессии (оценка более 17 баллов по шкале депрессии Бека II [20] и одновременное употребление алкоголя сверх национальных руководящих принципов потребления с низким уровнем риска, действующих на момент проведения исследования. (четыре стандартных напитка [10 г этанола] в день для мужчин или два для женщин) и / или, по крайней мере, еженедельное употребление каннабиса в течение месяца, предшествующего исходному уровню.Критериями исключения были активный психоз, неспособность понимать английский язык в достаточной степени, чтобы понимать вмешательства в исследовании, и история черепно-мозговой травмы, достаточно серьезной, чтобы нарушить способность давать согласие и участвовать в вмешательствах исследования. В рамках первоначального исследования SHADE со всеми 274 участниками повторно связались по почте через 5 лет и попросили принять участие в последующей оценке (через пять лет после исходного исходного уровня SHADE). Участники получили информационный лист, форму согласия и приглашение принять участие в последующей оценке.Им также сообщили, что последующая оценка будет включать конкретные вопросы о предыдущих суицидальных мыслях и поведении, которые они, возможно, испытали, и что, если они будут раскрыты, они получат приглашение принять участие в дополнительном подисследовании (настоящем исследовании) о предыдущих попытки самоубийства и обращение за помощью в связи с этими попытками. Для текущего исследования подходящими участниками были те, кто дал согласие на участие в 5-летней последующей оценке участников исследования SHADE и которые во время этой оценки указали как минимум на одну предыдущую попытку самоубийства.Участие в этом дополнительном исследовании предлагалось до тех пор, пока не было установлено, что в ходе интервью не возникало никаких новых тем.

Процедура

После предоставления информированного согласия на участие в качественном дополнительном исследовании было проведено 30-минутное полуструктурированное телефонное интервью по телефону либо в момент предоставления согласия, либо в последующее время, удобное для участника. Участникам было возмещено 20 австралийских долларов за их время и вклад в исследование.Интервью начиналось с открытого вопроса об особом опыте участника попытки самоубийства, а затем изучались конкретные детали помощи, которую запрашивали и получали во время попытки самоубийства, что позволяло участникам инициировать и обсуждать эти аспекты своей попытки самоубийства и связанные с ними поиск помощи, которые были для них наиболее характерными (согласно Braun and Clarke, 2006 [21]). Все интервью записывались на звук и дословно расшифровывались интервьюером (VH) сразу после интервью.

Интервью проводились до тех пор, пока не было определено, что в данных не было обнаружено никакой новой информации или тем [22]. Чтобы достичь этой точки в исследовании, каждое интервью анализировалось на предмет возникающих тем VH и TEH независимо после каждого интервью и до того, как было запланировано следующее интервью. Как только это было завершено, VH и TEH встретились, чтобы обсудить определенные темы. Это помогло выявить новые темы и определить, когда новые темы не появились. В качестве дополнительной меры надежности в анализе интервью, FKL участвовал в обсуждениях обзора и интервью после трех интервью (1 st , 3 rd и 6 th ).В результате этого процесса, размер выборки в шесть человек был моментом, когда в ходе интервью не возникало никаких новых тем.

Меры

К настоящему исследованию относятся следующие оценочные показатели, которые были собраны для 5-летней последующей оценки:

  1. Быстрый экран инвентаризации депрессии Бека [23]: BDI-FS — это опросник, состоящий из 7 пунктов, который используется для проверки наличия депрессивных симптомов. Это аффективная мера депрессии, исключающая симптомы, потенциально связанные с медицинскими осложнениями.Авторы сообщили, что 0–3 балла указывают на минимальную депрессию; 4–6 указывают на легкую депрессию; 7–9 указывают на умеренную депрессию; и 10–21 указывают на тяжелую депрессию.
  2. Индекс лечения опиатами [24]: OTI использовался в этом исследовании для измерения количества и частоты употребления алкоголя, каннабиса и табака. Каждый подтип оценивается как по количеству, так и по частоте использования в месяц, предшествующий оценке. Средний коэффициент использования рассчитывается за предыдущий месяц, так что 1 балл приравнивается к ежедневному использованию один раз в день в течение месяца, предшествующего оценке.
  3. Общая анкета для обращения за помощью [25]: GHSQ был разработан для оценки намерений обращаться за помощью из разных источников и для решения различных проблем. В нем используется матричный формат, который можно изменять в соответствии с целью и потребностями, поэтому источники справки и типы проблем могут быть изменены в соответствии с характеристиками выборки и требованиями исследования.
  4. Пересмотренный вопросник о суицидном поведении [26]: SBQR представляет собой инструмент оценки из четырех пунктов, который оценивает четыре области суицидальности: пожизненные попытки и мысли, суицидальные идеи за последние 12 месяцев, раскрытие суицидного поведения и самооценка вероятности капюшон суицидального поведения.

Анализ

Браун и Кларк (2006) [21], шестиэтапная модель тематического анализа была использована в этом исследовании из-за ее доступного, теоретически гибкого подхода и потенциала для получения «богатого и подробного, но комплексного учета данных» (стр. 5 ). Тематический анализ считался особенно полезным для применения в этом исследовании из-за его «теоретической свободы» [21]; [27], что сделало его пригодным для использования в рамках теории экологических систем, которая легла в основу данного исследования.

Качественные данные, полученные в результате интервью, были проанализированы с использованием комбинации ручных методов и NVivo 12. Было обнаружено, что использование лучших характеристик ручных и электронных методов анализа дает наилучшие результаты в качественных исследованиях [28]. Аудиофайлы были сохранены, чтобы исследователь мог вернуться к записям для детальной проверки или уточнения содержания или значения.

Первоначально ручной тематический анализ проводился независимо студентом-исследователем (VH) и двумя ее руководителями (TEH, FKL) путем краткого чтения шести стенограмм для выявления повторяющихся закономерностей или тем в данных.Этот метод соответствовал рекомендации Брауна и Кларка (2006) [21] о том, что «идеально прочитать весь набор данных хотя бы один раз, прежде чем вы начнете кодировать, поскольку идеи и идентификация возможных шаблонов будут сформированы во время считывания. »(Стр. 87). В этом исследовании значимость темы определялась не количественными показателями, а скорее тем, отражает ли она что-то важное в отношении общего вопроса исследования.

После первоначального кодирования каждая стенограмма была перечитана и закодирована в соответствии с предварительно установленными кодами.Также были сделаны аннотации о возможных связях между темами и дополнительными темами. Этот этап включал перекрестную проверку стратегий кодирования и интерпретацию данных студентом-исследователем и двумя ее руководителями независимо. Заключительным этапом анализа было определение «истории», которую рассказывает каждая тема, и того, как это связано с общей «историей» о данных [21]. Этот заключительный этап был выполнен MH и DS.

Результаты

В этом исследовании было шесть участников (3 женщины и 3 мужчины), и их основные характеристики, основанные на их оценке из Части 1 исследования, представлены в Таблице 2.

Как показано в Таблице 2, участники были в возрасте от 30 до 62 лет и сообщили о депрессии в баллах от 0,00 (отсутствие депрессивных симптомов в настоящее время) до 8–9 (умеренные депрессивные симптомы) до 10 (тяжелые текущие депрессивные симптомы). Только один участник (P4) указал на употребление каннабиса в прошлом месяце перед 5-летней оценкой (8 случаев употребления в день в течение предыдущего месяца), а три участника (P2, P3 и P6) указали ежедневное потребление алкоголя в предыдущем месяце. в месяц от 8 до 14 стандартных напитков в день.Употребление табака варьировалось от минимального (P1, P3, P4 и P5) до ежедневного употребления в предыдущем месяце, от 5 до 25 сигарет в день.

Все участники сообщили по крайней мере об одной предыдущей попытке самоубийства в рамках своего права на участие в текущем исследовании. Подробная информация об этих попытках представлена ​​в Таблице 3.

Как показано в Таблице 3, участники сообщили от 1 до 3 (P5) предыдущих попыток, и никто ранее не сказал другому человеку (другу, члену семьи или медицинскому работнику) о готовящейся попытке.Два участника сообщили о суицидальных мыслях в течение последних 12 месяцев, от одного (P5) до 3-4 раз (P1).

В Таблице 4 показаны намерения участников по поиску помощи, о которых они сообщают из ряда профессиональных и непрофессиональных источников, в отношении мыслей о самоубийстве.

Как видно из таблицы 4, вероятность обращения за помощью в случае суицидальных мыслей в целом была выше из профессиональных, чем из непрофессиональных источников, и только один участник (P3) указал, что он вряд ли вообще обратится за помощью в случае суицидальных мыслей.Поддержка со стороны семьи / друзей в отношении суицидальных мыслей варьировалась от крайне маловероятной (P3) до вероятной (P2), при этом ни один участник не указал, что это было бы чрезвычайно вероятно для них. Один участник (P2) указал, что он с большой вероятностью будет искать поддержки у министра или религиозного лидера. Трое участников сообщили, что они с большой вероятностью будут обращаться за поддержкой по телефону доверия в связи со своими суицидальными мыслями (P2, P5, P6), однако двое также указали, что они вряд ли обратятся за помощью по указанному телефону (P3, P4).

Тематический анализ: Обзор тем

Участники охотно и открыто описывали свои суицидальные переживания и свою способность обращаться за помощью во время попытки. В целом было очевидно, что участники в значительной степени знали о помощи, доступной им как через неформальные социальные сети, так и через официальные услуги. Что также было очень ясно, так это нежелание обращаться к этой поддержке в случае необходимости по разным причинам, в том числе; доступность, доступность и осведомленность об услугах; усложнение жизненных событий; механизмы выживания; и проблемы обслуживания.В них были определены подтемы, которые сыграли важную роль в описании смысла, связанного с каждой ключевой темой.

Нежелание обращаться за помощью.

Ключевой темой, выявленной в этом исследовании, было нежелание участников обращаться за помощью в случае суицидальных мыслей и поведения как к семье, так и к друзьям, а также в службы на уровне сообщества. Возникло общее ощущение, что участники не получали никакой пользы от обращения за помощью в их непосредственные социальные сети семьи, друзей или близких родственников.Для этого были определены две основные причины. Во-первых, участники указали, что их социальная поддержка была осуждающей, не поддерживающей и не реагировавшей на крики о помощи:

«Я просто искал внимания с их точки зрения… что-то случилось, и я оказался перед своим домом в кучке на земле от разочарования, мои две сестры и брат были там, и они просто смотрели на меня, посмеялся и уехал ». (P1, женщина, возраст 36 лет).

Для некоторых отсутствие поддержки было связано со стигмой психического здоровья:

«Ну, вот как люди относились к вам… что бы помогло? Отсутствие [суицидальных мыслей] и … отсутствие стигмы, которую люди ставят перед психическими проблемами.”(P1, женщина, возраст 36 лет)

Участники также выразили обеспокоенность тем, что просьба о помощи может стать чрезмерным бременем для семьи и друзей, которые могут быть эмоционально не подготовлены или не готовы к такой роли:

«Бремя« Я собираюсь закончить »- это слишком тяжелое бремя, чтобы возложить его на друга или интимного партнера. Особенно с интимным партнером, я имею в виду, что могу делиться вещами со своим партнером, но глубокие засеянные эмоции… нет. Вы не можете быть откровенными даже с самым близким… человеком, с которым вы находитесь »(П2, мужчина, возраст 44 года).

Несколько участников, которые действительно обращались за помощью к другу, почувствовали, что высокий уровень стресса, вызванный этим, оказал давление на отношения, что, в свою очередь, уменьшило вероятность того, что они поделятся этими мыслями с друзьями или семьей в будущем.

«Скорее всего, не [снова обратитесь за помощью к другу], потому что это ее полностью испугало, и я не думаю, что это хорошо, чтобы кого-то надевать». (P4, женщина, возраст 29 лет).

Один участник (P5) высоко оценил поддержку, которую он получил от своего друга после попытки самоубийства.Этот участник выразил благодарность за то, что его друг настаивал на своих попытках привлечь его к профессиональной помощи на пике его бедствия:

«Он [психиатр] получил приказ суда сказать, что я должен быть освобожден [из стационара] на попечение ее [друга]… она была там, чтобы вроде как управлять мной, если хотите… и она вроде как … Она поставила меня на правильный путь »(P5, мужчина, возраст 60 лет)

Ответы участников отразили сложность их принятия решений в отношении того, к кому они будут обращаться за помощью.Хотя некоторые признали ценность разговора с менее вовлеченным профессионалом, они также указали, что им будет легче довериться тому, с кем они чувствуют себя близкими:

«Может быть, обученный профессионал лучше… кто-то не так близок… но мне легче поговорить с близким другом». (P6, женщина, возраст 39 лет)

Что касается взаимодействия со службами поддержки сообщества, ни один из участников не обращался в службу в качестве первого контактного лица для помощи при суицидальных мыслях, хотя в то время некоторые участники были связаны со службами психического здоровья.Из этих участников никто не обсуждал свои суицидальные мысли напрямую со своими лечащими специалистами, при этом один участник предпочел вместо этого общаться через своего друга:

«Я говорил об этом со своим другом, а не с кем-либо из профессионалов или кем-то еще, и мой друг пошел и поговорил с психиатром». (P5, мужчина, возраст 60 лет).

Одной из причин отсутствия связи с поставщиками услуг было впечатление, что доступные поставщики не предлагали адекватную проактивную поддержку, особенно после того, как людей выписали в сообщество:

«Мы присматривали за моим отцом, у него был инсульт, а когда он умер, видимо, у меня случился нервный срыв.Затем они поместили меня в психиатрическую больницу, а затем я переехал сюда [переехал]. [Служба] психического здоровья пришла и оценила меня, сказала, что они вернутся, и я никогда больше не видел их, не слышал от них или ничего ». (P4, женщина, возраст 29 лет).

Один участник отметил, что она намеревалась рассказать о своих суицидальных мыслях своему врачу, но не чувствовала себя в безопасности, делая это в присутствии его студентов-медиков:

«Мне пришлось пойти на прием к [поставщику услуг], и у него были студенты в комнате, и я не хотел видеть его со студентами… не хотел говорить об этом перед ними… Я ушел и ушла домой »(P1, женщина, возраст 36 лет).

Важно отметить, что были случаи, когда участники были связаны с общественными службами на базе сообщества после попытки, и эти участники с большей вероятностью участвовали в поисках помощи в случае будущих суицидальных кризисов:

«Да… я действительно подсел на психическое здоровье… они спасли мне жизнь» (P3, мужчина, возраст 62 года).

Интересным открытием было то, что обращение за помощью было связано с отсутствием намерения совершить самоубийство, при этом один участник отметил, что если бы он действительно хотел совершить самоубийство, он никому не сказал бы:

«Если бы я собирался совершить самоубийство прямо сейчас, я бы никому не сказал, потому что для меня это означает, что я действительно не хочу совершать самоубийство.»(P3, мужчина, возраст 62 года).

Доступность, доступность и осведомленность об услугах.

Доступность, доступность и осведомленность об услугах были определены как препятствия для обращения за помощью. Например, один участник рассказал, что жил один в незнакомом месте, где было трудно получить помощь:

«Я жил один в чужом городе… [помощь была] в часе езды» (P4, женщина, возраст 29 лет).

Другой участник подчеркнул воспринимаемую стоимость терапии как фактор, сдерживающий обращение за помощью, в сочетании с ощущением, что поддержка в любом случае недоступна:

«Не мог себе этого позволить.А на самом деле здесь ничего не было. Знаете, как будто помощи не было … и все то же самое «. (P4, женщина, возраст 29 лет).

Отсутствие осведомленности о доступной поддержке также было связано с возрастом: один участник отметил, что он молод и не знал о существующих вариантах поддержки:

«Ну, может быть, они были на месте… но я был довольно молод и не знал о другой помощи» (P2, мужчина, возраст 44 года).

Доступность услуг не всегда способствовала обращению за помощью, при этом одна участница сообщила, что проживание в небольшом сельском городке лишило ее анонимности, необходимой для доступа к доступной помощи:

«То есть… если бы в [городе] был психиатр… но тогда бы все знали… это один из тех маленьких городков, о которых все знают» (P6, женщина, возраст 39 лет).

Сложные жизненные события и механизмы преодоления.

Все участники сообщили о неблагоприятных и сложных жизненных событиях непосредственно перед попыткой самоубийства, которые оказали на них высокий уровень стресса и заставили задуматься о самоубийстве как пути к побегу:

«Да, у меня было трое маленьких детей, и я воспитывал их самостоятельно. Сложилась ситуация, у меня не было семьи, к которой можно было бы обратиться, моя младшая сестра обвинила моего бывшего мужа в том, что он мешал ей в детстве … Я только что оправился от плохого брака, сильной хронической боли в спине и операции на моем теле. назад.Я пытался справиться со всем этим и по-прежнему работать и заботиться о своих детях… так что я не хотел быть здесь прямо сейчас, не думая о последствиях ». (P1, женщина, возраст 36 лет).

На решение участников попытки самоубийства часто влияло ощущение, что в их нынешней ситуации нет решения или пути к побегу. Например, один участник описал свое самоубийство как реакцию на свой страх перед будущим в молодости:

«Вы боитесь уйти с работы, но вы также боитесь двигаться вперед… история гласит… передозировка таблеток, и я въехал на машине в кусты, пока не разбился и не заснул на заднем сиденье, а через два часа над ним светило солнце. мое лицо, и я сказал, что это не сработало.… Я пошел домой и сказал своим родителям, что я сделал именно это… Я пытался покончить жизнь самоубийством, и они пошли на это, да, глупый молодой человек… Это то, через что я прошел со своим консультантом, странным образом, я все еще, вероятно, сдерживался испытывать чувства по этому поводу, наверное, до 40 лет «. (П2, мужчина, 44 года).

Некоторые участники сообщили об использовании алкоголя в качестве механизма преодоления во время значительного стресса, отметив, что это мешает им справляться с трудностями, с которыми они сталкиваются:

«Я не знал, что со мной происходит.И я использовал алкоголь как предлог, чтобы просто заглушить все, что было плохо ». (P4, женщина, возраст 29 лет).

Необходима проактивная гибкая поддержка.

В то время как ряд участников продемонстрировали хорошее знание доступных услуг, многие выразили неоднозначное отношение к работе с ними из-за предыдущего негативного опыта с поставщиками услуг или опасений по поводу того, как поставщик услуг может отреагировать на раскрытие суицидальных мыслей. Однако участники часто сообщали, что, хотя они и не обратились бы за помощью сами, они бы приняли ее, если бы она была предложена.Они подчеркнули важность проактивного, чуткого обслуживания во время суицидального кризиса. Однако они также выразили потребность в самостоятельности после того, как кризис миновал.

Первоначальная поддержка с последующей самообеспечением . Участники, получившие первоначальную поддержку во время суицидного кризиса, часто сообщали об отказе от этой поддержки после того, как кризис прошел. Эти участники продолжали использовать предоставленные им материалы и навыки, предполагая, что краткие вмешательства и предоставление информации могут быть важными способами поддержки людей, переживающих суицидный кризис:

«Я закончил, да, знаете, когнитивная [поведенческая] терапия.Что ж, у вас есть документы, вы всегда можете перечитать их, или вы знаете такие вещи. … И это было, это было хорошо. Ну, как консультант, я видел, где она сидит, разговаривает с вами и высказывает другие мнения и идеи. Вы знаете, как поступать по-разному. …. А потом я должен был вернуться и увидеть ее, потому что я был немного не в себе, и меня это просто не беспокоило. Мой врач сказал: «Почему ты не вернулся?» Я сказал: «Ой, я бы не стал беспокоиться, все кончено.Он сказал: «О, ладно» … Но она там, ты знаешь, если мне нужно пойти и поговорить с ней. Я пытаюсь просто использовать то, чему она меня научила, работаю над этим, иногда это не получается »(P4, женщина, возраст 29 лет).

Важность первоначального ответа была подчеркнута участниками, которые описали единственный комментарий или понимание, которое помогло им продвинуться вперед после попытки самоубийства. Например, одна из участниц размышляла о разговоре со своим сыном, в котором ей напомнили о влиянии самоубийства на ее семью и внуков:

«Я был рад, что они [отделение неотложной помощи] не поместили меня в психиатрическую больницу.… Нет [я не обращался за помощью]. Я просто проснулся с самим собой, когда мой сын сказал, что у меня была фотография моей внучки со мной, когда я пытался [самоубийство], и я хорошо подумал, вы знаете, это просто чертовски эгоистично, я не могу этого сделать ». (P6, женщина, возраст 39 лет).

Некоторые участники сообщили, что получили более развернутый ответ от специалистов в области психического здоровья. Однако эта поддержка обычно ассоциировалась с более высоким уровнем кризиса, в то время как первоначальные обращения за помощью, как правило, были направлены на друзей и постоянных поставщиков услуг, таких как GP:

«Ну, сначала я подумал, что это было немного забавно, потому что я входил и садился с парнем [психологом], и он спрашивал:« Как ты прошел, что ты делал, ловил любую рыбу » ‘или что-то еще.Я не понимал в то время, когда он просто расслаблял меня, а потом он сказал: «Ты не чувствовал этого, правда?» … Я никогда не понимал, что я дал ему ответ, а затем он сказал: « Ну, в прошлый раз, когда я спросил вас об этом, вы сказали то-то и то-то, на этот раз вы сказали, то-то и то-то, это улучшение этого ‘ тебе известно. Да, верно, он меня очень хорошо подставил. … О да, да, если бы я когда-нибудь спустился, я бы пошел к нему, но, знаете, мой первый порт захода, кроме двух моих друзей, — мой доктор… потому что он действительно взял меня под опеку »(P5, мужчина, возраст 60 лет).

Необходимость активного обслуживания . Несколько участников подчеркнули, что их наиболее острая потребность в привлечении услуг и поддержке возникла на начальном этапе кризиса и что, по их мнению, службы «недостаточно старались» (P4), чтобы вовлечь их или вмешаться в них в это время. Если поддержка не была предложена во время кризиса, участники сообщили о неблагоприятных последствиях:

«В первый раз, когда я обратился за помощью, у меня была встреча с консультантом, я думаю, что это было так, я была очень расстроена, я держалась вместе, пока не добралась до этой встречи.Я пришел на день раньше. Я был так взволнован и сказал: «Но мне нужно кое-кого увидеть сейчас»… но они сказали «нет» не раньше завтра. Я пошел домой и спросил, как я переживу до завтра? Я принял пару таблеток валиума, чтобы заснуть, и, прежде чем я понял это, я принял весь пакет в этом состоянии ». (P1, женщина, возраст 36 лет).

Некоторые участники восприняли отсутствие реакции службы во время кризиса как явный признак того, что служба не заботилась, и это препятствовало дальнейшим попыткам обращения за помощью:

«Потому что, когда я позвонил им и сказал, что вы знаете, вы вышли и оценили меня.Ты сказал, что вернешься. Вы не вернулись. Вы мне ничего не дали. Ты меня только что повесил, и я не знаю, что со мной не так ». И они [поставщики услуг] сказали: «О, это не наша проблема, мы забронированы». … Они действительно не дали sXXX… Я не буду этого делать снова »(P4, женщина, возраст 29 лет)

Несколько участников подчеркнули важность получения предложения о помощи в тех случаях, когда они не могли обратиться за помощью:

«… я бы никого не спросила… было легче закончить это, чем рассказать людям, потому что вы чувствуете стигматизацию… и они [услуги] тоже не предлагали… на самом деле другие люди должны были видеть надпись на стене, но не сделал.»(P3, мужчина, возраст 62 года).

Участники часто сообщали, что, хотя они не обратились бы за помощью сами, они бы приняли ее, если бы ее предложили:

«Я просто не подумал об этом, не хотел идти к врачам. И действительно, другие должны были увидеть надпись на стене, но я не… Если бы кто-нибудь протянул мне руку, я бы ее взял ». (P3, мужчина, возраст 62 года)

Обсуждение

Это исследование было направлено на изучение опыта обращения за помощью и отношения людей с коморбидной депрессией и употреблением алкоголя, которые в течение своей жизни пытались покончить жизнь самоубийством.Результаты показывают, что взаимосвязь между поведением, связанным с обращением за помощью, и суицидальными мыслями и попытками является сложной, включая внутренний конфликт между индивидуальным восприятием того, что он «должен» управлять этими мыслями и поведением самостоятельно, не «обременяя» семью и близких друзей, в то же время желая, чтобы семья и друзья понимали их, и чтобы « предлагает » поддержку. Эта сложность также была очевидна в связи с привлечением услуг: многие участники выразили уверенность в том, что профессионалы и службы могут сыграть важную роль в предотвращении попытки самоубийства, а также подчеркнули необходимость самодостаточности и независимости после того, как непосредственный кризис прошел. .Эти данные свидетельствуют о том, что люди, подверженные риску самоубийства, нуждаются в поддержке, которая является гибкой и оказывается на нескольких системных уровнях.

В частности, результаты показывают важность коммуникации между людьми и службами, которые населяют различные системы, окружающие человека, подверженного риску самоубийства — его мезосистему. Например, один участник сообщил, что предпочитает общаться с лечащими специалистами через своего друга. Другие отметили, что в первую очередь обращаются за помощью к друзьям и семье, предполагая, что микросистема играет решающую роль в соединении людей, испытывающих суицидальные мысли, со службами поддержки.Участники, которых побудили получить доступ к услугам таким образом, с большей вероятностью будут искать помощи в случае будущих суицидальных кризисов. Эти данные отражают потребность в «круге поддержки», в котором семья, друзья и профессионалы работают вместе, чтобы противостоять попытке самоубийства. Понятие круга поддержки подтверждает результаты предыдущих исследований, которые выявили важность социальных связей и сетей поддержки для снижения риска суицида [29].

Вывод о том, что люди, испытывающие суицидный кризис, более склонны искать поддержки у семьи и друзей в первую очередь, согласуется с теорией экосистем, которая подчеркивает приоритет микросистемных взаимодействий человека [30].Согласно Rogoff (2003) [31] микросистема оказывает более сильное влияние на людей, чем любые другие контекстные факторы. Взаимодействия, происходящие на этом уровне, могут быть либо чрезвычайно полезными, либо вредными для развития и благополучия человека. Эта точка зрения полезно проясняет двойственное отношение участников к поиску поддержки у семьи, друзей и служб поддержки, чтобы избежать пагубных личных последствий осуждающей, неподдерживающей реакции в то время, когда они, возможно, наиболее уязвимы.И наоборот, участники, которые столкнулись с положительными отзывами в кругу поддержки, указали, что это имело решающее влияние на их решение не пытаться совершить самоубийство в будущем.

Участники этого исследования выразили потребность в активном обслуживании во время суицидального кризиса. Однако многие люди не рассказывали о своих суицидальных мыслях медицинским работникам, с которыми они контактировали до попытки самоубийства. Основной причиной этого было убеждение, что службы либо не признают серьезности ситуации, либо недостаточно заботятся о поддержке.Это говорит о том, что для профессионалов может быть важно подумать о том, чтобы регулярно задавать вопросы об оценке суицидного риска всем клиентам, которые работают с медицинскими услугами (неотложными, местными), независимо от предполагаемого риска, поскольку это может иметь важные профилактические последствия. Конфиденциальность была признана важным фактором в этом контексте, при этом одна из участниц отметила, что планировала раскрыть информацию своему врачу, но решила не делать этого перед студентами-медиками. Это подчеркивает необходимость для поставщиков услуг гарантировать, что предоставление ими возможностей профессионального развития не влияет на благополучие пользователей услуг, и проявлять повышенную внимательность при включении стажеров в регулярное предоставление услуг.

Еще одно открытие заключалось в том, что неблагоприятные и сложные жизненные события значительно повлияли на уровень стресса участников. Для некоторых это привело к увеличению числа нездоровых механизмов выживания, таких как употребление алкоголя, что стало дополнительным препятствием для решения проблем или получения поддержки. Это подтверждает выводы предыдущих исследований о том, что сопутствующие состояния, такие как расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, представляют дополнительные сложности и препятствия для обращения за помощью для людей, испытывающих суицидальные мысли [6].С точки зрения экологических систем, влияние микросистемы человека простирается не только на взаимодействие с другими людьми, но и на взаимодействие с объектами и символами [32]. Таким образом, можно сделать вывод, что при отсутствии поддержки со стороны значимых других человек может искать утешения в нечеловеческих объектах, таких как наркотики и алкоголь.

Это исследование выявило амбивалентность, которую люди с острым суицидальным намерением могут испытывать при взаимодействии с различными системами поддержки, при этом несколько участников выражали опасения негативных, стигматизирующих реакций со стороны членов семьи или официальных поставщиков услуг на раскрытие суицидальных идей.Это подтверждает вывод Калеара и др. (2014) [3] о том, что предполагаемое негативное отношение и стигма, связанные с самоубийством и психическими заболеваниями, могут привести к снижению намерений и поведения в поисках помощи. Взгляд на экологические системы полезно освещает критическую роль более широких социальных и культурных — макросистемных — факторов в формировании отношения и поведения людей к самоубийству. Макросистема составляет общие системы убеждений и ценности культурной группы [32]. Эта система оказывает каскадное влияние на взаимодействия на всех других системных уровнях [33].Используя эту перспективу, можно наблюдать продолжающееся наследие исторической стигматизации самоубийства как «табу» [34] и «греховного» действия [35] на индивидуальном уровне. Таким образом, структура экологической системы может усилить наше критическое понимание более широкого социально-политического контекста, который формирует у людей переживания и реакцию на суицидальные мысли [17]; [16].

Ограничения

Настоящее исследование имеет несколько ограничений, которые следует учитывать при оценке представленных выводов и выводов.Авторы признают трудности определения истинного насыщения данными [36], особенно при работе с такими небольшими размерами выборки [37], как в текущем исследовании. Неясно, могли ли другие участники предложить другие темы и опыт. Ограничением является то, что критерии исключения распространялись на людей, которые не могли говорить или понимать по-английски в достаточной степени, чтобы участвовать в исследовании, дополнительно подчеркивая потенциальные проблемы с обобщением этих результатов на различные группы в сообществе.Несмотря на то, что к расписанию интервью применялся рандомизированный подход, неясно, может ли быть систематическая ошибка в пуле выборки. Кроме того, хотя и применялись строгие стандарты интерпретации и анализа качественных данных, они все еще зависят от опыта исследователей, и субъективность может повлиять на результаты.

Заключение

Это исследование выявило сложные проблемы, с которыми сталкиваются люди, которые испытывают острые суицидальные наклонности при использовании различных систем поддержки.Полученные данные подчеркивают важные соображения для друзей и членов семьи, которые часто являются первой точкой вызова для человека, ищущего поддержки. Они также подчеркивают необходимость деликатного и проактивного обслуживания людей, переживающих суицидный кризис, во избежание разрушительных последствий бездействия, стигмы и осуждения. Качественные данные выявили темы, которые проиллюстрировали многие проблемы взаимодействия с различными системами поддержки, которые хорошо подходят для теории экологических систем при рассмотрении вмешательств и подходов для этой сложной группы населения.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить исследователей, участвовавших в первоначальном исследовании, из которого была взята выборка участников. Они также хотели бы поблагодарить Келли Кэткарт и Джулию Розенфельд за исследовательскую помощь. Исследователи также благодарят участников исследования за их время и готовность обсудить эту важную, но деликатную тему.

Ссылки

  1. 1. ВОЗ. (2014). Предотвращение самоубийств: глобальный императив . Женева, Швейцария
  2. 2. Браун Г., Тен Хаве Т., Энрикес Г., Се С., Холландер Дж. И Бек А. (2005). Когнитивная терапия для предотвращения попыток суицида: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал Американской медицинской ассоциации , 294, стр. 563–570. pmid: 16077050
  3. 3. Калеар А. Л., Баттерхэм П. Дж. И Кристенсен Х. (2014). Предикторы обращения за помощью при суицидальных мыслях в обществе: риски и возможности для общественных кампаний по предотвращению самоубийств.[Статья]. Психиатрические исследования , 219, стр. 525–530. Получено с http://ezproxy.newcastle.edu.au/login?url = http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=edselp&AN=S0165178114005307&site=eds-live pmid: 25048756
  4. 4. Манн Дж. Дж., Аптер А., Бертолот Дж., Ботрэ А., Карриер Д., Хаас А. и др. (2005). Стратегии предотвращения самоубийств Систематический обзор. JAMA , 294 (16), стр. 2064–2074. Получено с https://doi.org/10.1001/jama.294.16.2064 pmid: 16249421
  5. 5. IoM. (2002). Уменьшение самоубийств : Национальный императив Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press.
  6. 6. Моджтабай Р., Олфсон М. и Механик Д. (2002). Ощущаемая потребность и обращение за помощью у взрослых с расстройствами настроения, тревожностью или употреблением психоактивных веществ. Архив общей психиатрии , 59 (1), стр. 77–84. pmid: 11779286
  7. 7. Лекрубье Ю. (2001). Оригинальная статья: Влияние коморбидности на распространенность суицидального поведения. Европейская психиатрия , 16, стр. 395–399. pmid: 11728851
  8. 8. Тиссон М. (2000). Двойная проблема: Коморбидность психических расстройств и расстройств, связанных с употреблением алкоголя и других наркотиков. Центральные линии , 2, стр. 3–4.
  9. 9. Hintikka J., Koivumaa-Honkanen H., Lehto S.M., Tolmunen T., Honkalampi K., Haatainen K., et al. (2009). Факторы, связанные с суицидальными идеями, являются истинными факторами риска? Трехлетнее проспективное последующее исследование в общей популяции. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология , 44 (29–33)
  10. 10. Де Лео Д., Керин Э., Спатонис К. и Берджис С. (2005). Пожизненный риск суицидальных мыслей и попыток в австралийском сообществе: распространенность, суицидальный процесс и обращение за помощью. Журнал аффективных расстройств , 86, стр. 215–224. pmid: 15935241
  11. 11. Hegerl U., Rummel-Kluge C., Värnik A., rensman E., & Koburger N. (2013). Альянсы против депрессии: подход, основанный на сообществе, для борьбы с депрессией и предотвращения суицидального поведения. Обзоры неврологии и биоповеденческих исследований , 37 (10, часть 1), стр. 2404–2409.
  12. 12. В то время как Д., Бикли Х., Роско А., Виндфур К., Рахман С. и Шоу Дж. (2012). Выполнение рекомендаций службы охраны психического здоровья в Англии и Уэльсе и уровень самоубийств, 1997–2006 гг.: Перекрестное обсервационное исследование до и после. Ланцет , 379, с. 1005–1012. pmid: 22305767
  13. 13. Крысинская К., Баттерхэм П., Торок М., Шанд Ф., Калеар А., Кокейн Н. и др. (2016). Лучшие стратегии по снижению уровня самоубийств в Австралии. Австралийский и новозеландский журнал психиатрии , 50, стр. 115–118. pmid: 26698822
  14. 14. Роджерс, Б. (2009). Экологический подход к пониманию стигмы, связанной с получением услуг в области психического здоровья: роль социальной близости (докторская диссертация). Политехнический институт и университет штата Вирджиния. Блэксбург, Вирджиния: США .
  15. 15. Бронфенбреннер У.(1979). Экология человеческого развития Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
  16. 16. Каменопулу Л. (2016). Теория экологических систем: ценная основа для исследования инклюзивности и особых образовательных потребностей / инвалидности. Педагогика , 88 (4), стр. 515–527.
  17. 17. Бернс М. К., Уормбольд-Бранн К. и Заслофски А. Ф. (2015). Теория экологических систем в школьной психологии. Обзор школьной психологии , 44 (3), стр.249–261.
  18. 18. Бронфенбреннер У. (2005). Биоэкологическая теория развития человека. В Bronfenbrenner U. (Ed.), Making Human Beings Human : Биоэкологические перспективы человеческого развития (стр. 3–15). Лондон, Великобритания: Sage.
  19. 19. Кей-Ламбкин Ф., Бейкер А. Л., Келли Б. и Левин Т. Дж. (2011). Компьютеризированное лечение с участием врача в сравнении с лечением депрессивных и аддиктивных расстройств, проводимым терапевтом: рандомизированное контролируемое исследование. Медицинский журнал Австралии , 195, стр. S44 – S50. Получено с https://www.mja.com.au/system/files/issues/195_03_010811/kay10941_fm.pdf pmid: 21806518
  20. 20. Бек А. Т., Стир Р. А. и Браун Г. К. (1996). Опись депрессии Бека, второе издание: руководство Сан-Антонио: Психологическая корпорация.
  21. 21. Браун В. и Кларк В. (2006). Использование тематического анализа в психологии. Качественные исследования в психологии , 3 (2), стр.77–101.
  22. 22. Маклеод Дж. (2011). Качественные исследования: в консультировании и психотерапии. Лос-Анджелес, Калифорния: SAGE https://doi.org/10.1037/a0022067
  23. 23. Бек А. Т., Стир Р. А. и Браун Г. К. (2000). Инвентаризация депрессии Бека — Краткое руководство Сан-Антонио: Психологическая корпорация.
  24. 24. Дарк С., Уорд Дж., Холл В., Хизер Н. и Водак А. (1991). Руководство по лечению опиатами (oti) .
  25. 25. Уилсон К. Дж., Дин Ф. П., Чиаррочи Дж. И Риквуд Д. (2005). Измерение намерений обратиться за помощью: свойства общей анкеты для поиска помощи. Канадский журнал консультирования , 39 (1), стр. 15–28. Получено с http://ezproxy.newcastle.edu.au/login?url = http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=eric&AN=EJ719917&site=eds-live
  26. 26. Осман А., Багге С. Л., Гутьеррес П. М., Коник Л. К., Коппер Б.А., и Барриос Ф. X. (2001). Пересмотренная анкета по суицидальному поведению (SBQ-R): проверка на клинических и доклинических образцах. Оценка , 8 (4), стр. 443–454. pmid: 11785588
  27. 27. Новелл Л. С., Норрис Дж. М., Уайт Д. Э. и Моулз Н. Дж. (2017). Тематический анализ: стремление соответствовать критериям надежности. Международный журнал качественных методов , 16 (1), стр. 1–13.
  28. 28. Уэлш Э. (2002). Работа с данными: использование NVivo в процессе качественного анализа данных. Форум : Качественные социальные исследования , 3 (2), стр. 1–9.
  29. 29. Хэндли Т. Э., Индер К. Дж., Келли Б. Дж., Аттиа Дж. Р., Левин Т. Дж., Фицджеральд М. Н. и др. (2012). У вас должны быть друзья: прогностическая ценность социальной интеграции и поддержки суицидальных мыслей в сельских общинах. Социальная психиатрия и психиатрическая эпидемиология , 47 (8), стр. 1281–1290. Получено с http://link.springer.com/article/10.1007%2Fs00127-011-0436-y pmid: 21989656
  30. 30.Бракенхофф М. С., Слесник Н. (2015). «Вся семья пострадала, поэтому всей семье необходимо выздороветь»: тематический анализ сеансов семейной терапии матерей, злоупотребляющих психоактивными веществами. Журнал исследований социальных служб , 41 (2), стр. 216–232. pmid: 25729116
  31. 31. Рогофф Б. (2003). Культурная природа человеческого развития. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  32. 32. Эрикссон М., Газинур М. и Хаммарстрём А. (2018). Различные варианты использования экологической теории Бронфенбреннера в исследованиях общественного психического здоровья: какова их ценность для руководства политикой и практикой общественного психического здоровья? Социальная теория и здоровье , 16 (4), стр.414–433.
  33. 33. Бронфенбреннер У. (1994). Экологические модели человеческого развития. В Международной энциклопедии образования 2-е изд. Oxford: Elsevier, 3, стр. 1643–1647.
  34. 34. Тадрос Г. и Джолли Д. (2001). Клеймо самоубийства. Британский журнал психиатрии , 179 (2), стр. 178–178. Получено с https://www.cambridge.org/core/article/stigma-of-suicide/8007A29C23705DC3A4F0CEF218A62380 pmid: 11483487
  35. 35. Витте Т.К., Смит А. Р. и Джойнер Т. Э. (2010). Повод для осторожного оптимизма? Два исследования показывают снижение стигмы в отношении суицида. Журнал клинической психологии , 66 (6), стр. 611–626. pmid: 20455251
  36. 36. Рэй Н., Маркович М. и Мандерсон Л. (2007). Насыщенность исследователями: влияние триангуляции данных и интенсивных исследований на исследователя и процесс качественного исследования. Качественные исследования в области здравоохранения , 17 (10), стр. 1392–1402. pmid: 18000078
  37. 37.Онвуэгбузи А. Дж. И Пиявка Н. Л. (2007). Планы выборки в качественных исследованиях: сделать процесс выборки более публичным. Качественный отчет , 12 (238–254)

идентификаторов классов на северо-западе Англии в JSTOR

В этой статье используются данные, собранные в ходе исследовательского проекта по социальным сетям, социальному капиталу и образу жизни, финансируемого ESRC, для описания современной классовой идентичности, полученной из 178 глубинных интервью, проведенных в районе Манчестера в период с 1997 по 1999 год.Мы используем эти данные, чтобы раскрыть двойственную природу современной классовой идентичности. Мы утверждаем, что, несмотря на разнообразие выборки, отношение людей к классу характеризует ряд общих элементов. Люди более нерешительно относятся к классам, чем говорят о классе как о социальной и политической проблеме. Большинство людей хотят видеть себя вне класса. Даже в этом случае класс — это маркер, с помощью которого люди связывают свою историю жизни, и большинство людей знакомы с классовой терминологией.Основное разделение в нашей выборке — между теми, у кого есть культурный капитал, чтобы рефлексивно играть с идеями класса, и теми, кто испытывает недостаток в этих ресурсах и чувствует угрозу в связи с последствиями соотнесения класса со своей личной идентичностью. Эта последняя группа в основном озабочена установлением своей собственной «обыденности», которую мы рассматриваем как защитное средство, позволяющее избежать политики навешивания ярлыков на классовые термины. Идентичность как среднего, так и рабочего класса может использоваться для установления обыденности. Мы утверждаем, что социологи не должны предполагать, что существует какое-либо необходимое значение в том, как респонденты определяют свою классовую идентичность в опросах.Мы используем эти результаты, чтобы развить дебаты Бурдье относительно классовой идентичности.

Социология, ведущий журнал Британской социологической ассоциации, публикует рецензируемые статьи, способствующие теоретическому пониманию и сообщающие об эмпирических исследованиях по самому широкому кругу социологических тем. Социология поощряет использование количественных и качественных методов исследования; статьи, бросающие вызов общепринятым концепциям и предлагающие новые подходы; и отчеты о методологических нововведениях и исследовательском процессе.Член Комитета по публикационной этике (COPE).

SAGE Publications — это академическое и профессиональное издательство. Мы издаем книги, журналы и программное обеспечение под SAGE, Corwin. Press, Paul Chapman Publishing, Pine Forge Press, SAGE Reference, SAGE Science и Scolari (веб-сайты США и Европы).

Амбивалентность | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·



Амбивалентность — это состояние, в котором эмоции, мысли или действия противоречат друг другу, когда они связаны с объектом, идеей или человеком (например, чувство одновременно любви и ненависти к кому-то или чему-то).Этот термин также обычно используется для обозначения ситуаций, когда испытываются «смешанные чувства» более общего вида или когда человек испытывает неуверенность или нерешительность в отношении чего-либо.

Амбивалентность в психоанализе [править | править источник]

В психоаналитической терминологии, однако, применяется более тонкое определение: термин (введенный в дисциплину Блейлером в 1911 г.) относится к лежащей в основе эмоциональной установке, в которой сосуществующие противоречивые импульсы (обычно любовь и ненависть) происходят из общий источник и, таким образом, считаются взаимозависимыми .Более того, когда этот термин используется в этом психоаналитическом смысле, обычно не следует ожидать, что человек, воплощающий эту «амбивалентность», на самом деле будет испытывать обе эти две противоположные эмоции как таковые: за исключением обсессивного невроза, при котором обе стороны больше или менее «уравновешен» в сознании, та или иная из конфликтующих сторон обычно подавляется. (Так, например, «любовь» анализанда к своему отцу может быть вполне сознательно пережита и открыто выражаться — в то время как его «ненависть» к тому же объекту может сильно подавляться и выражаться только косвенно и, таким образом, проявляться только в анализе).

Еще одно важное отличие состоит в том, что в то время как психоаналитическое понятие «амбивалентности» рассматривает ее как порожденную всеми невротическими конфликтами, повседневные «смешанные чувства» человека могут легко основываться на вполне реалистичной оценке несовершенной, непоследовательной или противоречивой природы. рассматриваемой вещи.

Интеллектуальная амбивалентность [править | править источник]

Интеллектуальная амбивалентность относится к неспособности или нежеланию связать себя с определенным ответом, позицией или заключением в мыслях («да или нет»), как правило, либо потому, что определенной позиции намеренно избегают или от нее уклоняются по каким-то личным мотивам, либо потому что отсутствуют достаточные основания (логические или экспериментальные доказательства), подтверждающие определенную позицию.Преобразование интеллектуальной амбивалентности в определенную позицию часто является задачей критики или критики. Основная проблема интеллектуальной амбивалентности заключается в том, что она не дает четкого руководства или ориентации для действий и лидерства. Трудно действовать или руководить на основании того, что что-то «может быть, а может и не быть», что что-то «может быть, а может и не быть хорошей идеей» и т. Д. Чтобы действовать или руководить, необходимы определенные идеи, а не неопределенность который лишает возможности делать выбор и принимать решения.Таким образом, часто случается, что кто-то на руководящей должности делает вид, что очень «определен» в отношении проблемы, потому что функция требует ее , даже если он или она на самом деле неоднозначно относятся к проблеме.

Эротическая амбивалентность [править | править источник]

Эротическая амбивалентность относится к состоянию одновременно сексуального влечения и отталкивания кем-то или чем-то — или, в более общем смысле, неопределенности в отношении того, что сексуально привлекает или отталкивает.Это не обязательно должен быть симптом невроза, это может быть просто вопрос незнания, непринятия решения, личных характеристик, смешанных предпочтений или чувства неуверенности. Подобная амбивалентность в некоторых обстоятельствах может сама по себе быть источником влечения или отталкивания, поскольку она придает эротическому поведению непредсказуемый или таинственно неуловимый аспект.


Книги [править | править источник]

Документы [править | править источник]

Книги [править | править источник]

Документы [править | править источник]

Как двойственное настроение влияет на ваши навыки решения проблем? — Аналитический дайджест

Психологи получили довольно хорошее представление о том, как на нас влияют сильные эмоциональные состояния.Позитивное чувство способствует развитию исследовательского когнитивного стиля, который является толерантным к риску и хорошо подходит для открытых аспектов творчества, в то время как отрицательные эмоции делают нас чувствительными к угрозам и склонными к бдительному, сосредоточенному мышлению. Но что происходит, когда наши эмоциональные состояния представляют собой смесь двух — когда мы находимся в двойственном настроении? Соответственно, исследования на сегодняшний день противоречивы: одни работы предполагают, что это обостряет наш разум, другие — что это отвлекает. В новой статье в журнале Journal of Applied Psychology исследователей из Университета Вирджинии привели в порядок противоречивые выводы о смешанных чувствах.

Криштиану Гуарана и Морела Эрнандес объясняют, почему чувство двойственности должно способствовать принятию решений: оно посылает сильный сигнал о том, что ситуация сложна и что простые решения, скорее всего, будут неудовлетворительными. В соответствии с этим прошлые исследования, в том числе их собственное, показали, что двойственность может привести к большей когнитивной гибкости и целостным комплексным решениям. Но другие исследования связывают амбивалентность с неправильным принятием решений. Как мы можем согласовать эти выводы?

Теория Гуараны и Эрнандеса состоит в том, что в реальной жизни не всегда ясно, откуда приходят ваши эмоциональные состояния, и если вы чувствуете двойственность, но не поняли почему, вы не уделите этой сложной ситуации должного внимания. … и, что еще хуже, вы можете связать свои чувства с периферийной ситуацией, которая напрасно отвлечет ваше внимание.Чтобы амбивалентность была когнитивно выгодной, состояние должно быть привязано к ее источнику.

Исследователи провели четыре эксперимента, чтобы проверить свое объяснение, последний из которых объединил все хитрые элементы дизайна в одну установку. В этом заключительном исследовании исследователи сначала побудили своих двухсот участников (все были сотрудниками различных организаций, в среднем 45 лет и две трети составляли женщины) испытать чувство двойственности, попросив их написать небольшой отрывок из личной жизни. опыт, который включал либо безразличие, либо амбивалентность.Затем исследователи предупредили половину участников, что предстоящая задача может вызвать неоднозначную реакцию, побудив их распознать в ней источник амбивалентности. Идея заключалась в том, что эти участники увидят в предстоящей задаче источник своих двойственных чувств.

Основная задача заключалась в том, чтобы участники читали сценарий о мошенническом испытании препарата, в котором исследователь добавил вымышленные данные, чтобы он мог выпустить препарат на рынок. Затем участники должны были судить на основе этой ограниченной информации, что произошло дальше: считали ли они, что более вероятно, что препарат был (а) снят с рынка или (б) что он был снят с рынка после убийства и ранения пациентов. .

Это классическая проблема соединения при принятии решений: соединение двух событий никогда не бывает более вероятным, чем одно одно, но поверхностное мышление может привести нас к предположению, что более конкретное более вероятно. Фактически, участники чаще давали неправильный ответ, чем правильный — если только они не были настроены рассматривать тест как источник своих двойственных чувств, и в этом случае они сделали правильный выбор в двух случаях из трех.

Результаты дополнительного задания показали, как участники по-разному думали о сценарии, когда они были готовы увидеть в нем источник своих двойственных чувств.После ответа на сценарий участники заполняли фрагменты слов, например DIS___, написав в конце слов. Некоторые из этих фрагментов потенциально могут образовывать слова, относящиеся к сценарию испытания препарата (например, БОЛЕЗНЬ). Когда участники завершали фрагменты слов таким образом, это было воспринято как знак того, что они более чувствительны к концепциям сценария.

Участники условия прайминга произвели больше слов, связанных со сценарием, и чем больше они это делали, тем более вероятно, что они также пришли к правильному решению.Это согласуется с идеей о том, что подготовленные участники связали свои амбивалентные чувства со сценарием испытания препарата, и это побудило их уделять ему больше внимания. Интересно, что Гуарана и Эрнандес показали, что это применимо только к участникам с низкими показателями самоконтроля: люди, склонные обходить сложные проблемы, получают выгоду от признания своей двойственности в отношении ситуации.

Идея ясна: когда вы чувствуете массу противоречивых чувств, сделайте шаг назад и определите, откуда исходит это сообщение.Сделайте это, и вы позволите своему разуму заняться этим наилучшим образом.

________________________________

Выявленная амбивалентность: когда когнитивные конфликты могут помочь людям преодолеть когнитивные ловушки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *