Конкретное и абстрактное: Абстрактное и конкретное — Гуманитарный портал – АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ — это… Что такое АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ?

Автор: | 05.06.2019

Абстрактное и конкретное — Гуманитарный портал

Абстрактное и конкретное — это взаимосвязанные и противоположные по смыслу понятия философского, научного и обыденного дискурсов, выражающие в своей взаимосвязи проявление единства между абстрактным и конкретным знанием:

  1. Понятие «абстрактное» концептуализирует мысленный образ, полученный путём отвлечения (абстрагирования) от тех или иных несущественных свойств или отношений предмета с целью выделения его существенных признаков (см. Абстракция). Абстрагирование (см. Абстрагирование) представляет собой одну из наиболее важных операций мышления (см. Мышление) и необходимое условие познания мира путём формирования «вторичных образов» предметов или явлений действительности (которыми могут быть как отдельно взятые представления, категории, понятия, теории, модели и другие абстрактные сущности, так и их системы).
  2. Понятие «конкретное» концептуализирует реально существующее, вполне определённое, точное, предметное, вещественное, рассматриваемое во всём многообразии свойств и отношений (в отличие от абстрактного). Конкретное в мышлении подразумевает содержание понятий, отражающих предметы или явления действительности в их существенных признаках.

В интеллектуальной традиции абстрактное обычно противопоставлялось конкретному как мысль, содержание которой отвлечённо, абстрагировано от конкретного как действительности, выступающей в непосредственном восприятии в полноте и целостности своего существования. Это традиционное понимание соотношения абстрактного и конкретного имеет свои основания в том, что в мышлении любой понятийный образ действительности, каким бы совершенным и развитым он ни был, не может до конца исчерпать действительности во всей её полноте и глубине. Поэтому содержание мысли всегда выступает как нечто абстрактное по отношению к конкретному того объекта, который данная мысль отражает, не совпадая с ним в то же время полностью. Однако концептуалистическая интерпретация абстрактного и конкретного, рассматривая конкретное как исключительную прерогативу непосредственного (чувственного) восприятия, принижает познавательные возможности теоретического мышления и сводит абстрактное к «абстрактно-всеобщему», как называл его Г. В. Ф. Гегель, к общему представлению. Диалектическая традиция в исследовании познания отвергает сведение абстрактного лишь к абстрактно-всеобщему в указанном выше смысле, а конкретное — к конкретности непосредственного восприятия, полагая, что чувственно данное конкретное отнюдь не является пределом познавательных возможностей и что мышление, не переставая быть опосредствованным абстракциями освоением действительности, способно воспроизводить предмет в его конкретности. Эта способность к более глубокому и полному пониманию в мышлении по сравнению с чувственным представлением реализуется и обеспечивается благодаря диалектике процесса развития понятийных средств, используемых мышлением. Этот процесс характеризуется в диалектической традиции исследования мышления как

восхождение от абстрактного к конкретному (см. Метод восхождения от абстрактного к конкретному), как процесс углубления и развития понятийного содержания. Категория абстрактного характеризует при этом односторонность, неполноту воспроизведения предмета в мысли, тогда как категория конкретного — воспроизведение мыслью предмета по возможности в его целостности и полноте. В этом смысле представление о восхождении от абстрактного к конкретному характеризует общую принципиальную направленность познавательного процесса от менее содержательного знания к более содержательному.

Впервые концепция абстрактного и конкретного как степеней развитости мысленного содержания была развита в диалектической традиции Гегелем на идеалистической основе. Учение Гегеля о конкретности понятия органически связано со всём контекстом его представлений о мышлении, которое понимается как спонтанная способность развития духа. Оно не заимствует свои результаты из внешнего источника, из «опыта», из «созерцания», а развивает своё собственное идеальное содержание. Это имманентное мышлению идеальное содержание возникает тогда, когда мышление делает своим предметом имеющиеся абстракции, наличные «определения мысли» и, критически осмысляя их, преодолевает их «конечность», узость, односторонность, неполноту, вырабатывая то, что Гегель называет «конкретным понятием». В конкретном понятии, схватывающем «единство в многообразии» и «многообразие в единстве», всеобщее выступает уже не как абстрактно-всеобщее, отвлечённое от особенного и единичного, а как конкретно-всеобщее, которое «проникает собой и заключает в себе всё особенное». Это конкретное понятие является понятием разума, и его следует отличать от рассудочных определений мысли, не достойных, как полагает Гегель, имени собственно понятия и выражающих лишь абстрактную всеобщность. При этом для Гегеля, в соответствии с его идеалистическим принципом тождества мысли и бытия, развитие мысленного содержания, построение конкретного понятия совпадало с развитием конкретного в объективной действительности. Категории абстрактного и конкретного, характеризовавшие степень развитости познавательного содержания, истолковывались при таком подходе как свойства самой реальности (отношение абстрактного и конкретного Гегель сравнивает, например, с отношением почки и плода, жёлудя и дуба).

К. Маркс, отправляясь от гегелевской традиции понимания абстрактного и конкретного, применяет эти категории для характеристики собственно познавательной деятельности. Отвергая идеалистическую интерпретацию категорий абстрактного и конкретного, Маркс рассматривает их, как и Гегель, в диалектической взаимосвязи, а достижение конкретного знания — как процесс восхождения от абстрактного к конкретному, которое приводит к более полному, глубокому и целостному познанию действительности. Если категория абстрактного выражает неполноту, односторонность и отвлечённость воспроизведения предмета в мышлении, то конкретное стремится воспроизвести его в достижимой полноте и целостности. В противоположность Гегелю, Маркс указывает, что «метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь тот способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно-конкретное. Однако это ни в коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного». На аналитической стадии исследования создаются отдельные абстракции, возникают определённые понятия и суждения в форме гипотез, законов, которые на синтетической стадии объединяются в теоретические системы, концепции и научные дисциплины. Диалектическая концепция абстрактного и конкретного как характеристика степени развитости полноты и глубины научно-теоретической мысли, богатства её содержания, её приближённости к реальному предмету в общем и целом, таким образом, соответствует современным философско-методологическим представлениям о развёртывании

теоретических систем, когда исходная фундаментальная схема связи абстрактных идеализированных объектов приобретает более конкретное содержание (см. Методы научного познания). С современной системной точки зрения метод восхождения от абстрактного к конкретному представляет собой способ построения системного теоретического знания, в котором отдельные его элементы — понятия, суждения, законы и даже теории объединяются в единую, целостную систему с помощью разных форм логических взаимосвязей. Все понятия в такой системе определяются посредством логических правил определения, а все утверждения и факты выводятся как логические следствия из небольшого числа аксиом, основных законов и принципов. Типичным примером такой системы является
научная теория
(см. Теория).

«Чем отличаются конкретное и абстрактное мышление? » – Яндекс.Знатоки

Здравствуйте.

Учитывая ответы, данные ранее, я бы сказал так.

По закону диалектического развития примитивное конкретное мышление ребенка сменяется со времнем абстактным мышлением юного студента, а затем — зрелым конкретным мышлением мастера. Закон отрицания отрицания в диалектике дает два разных вида конкретного мышления: до абстактного и после него.

Первое конкретное мышление отличается примитивизмом. На нем останавливаются олигофрены. Это неспособность видить свойства предметов отдельно от предметов, также и отношения здесь жестко привязаны к ситуации. Это еще не расчлененное целое, до логического анализа. Здесь работают инстинкты и рефлексы. Научение викарное и оперантное. В определенной мере такое мышление есть и у животных.

Далее наступает логический анализ и открывается абстактное мышление с его категориями, определениями и доказательствами. Здесь происходят теоретические построения вокруг имеющейся идеи без возможности создавать другие идеи. На таком уровне находится юный максималист. Он логически разделяет весь мир на черное и белое по данной идее, но продуцировать новые идеи пока не может. Абстрактное мышление является рассудочным и идет по законам формальной логики. Такое мышление доступно вычислительным машинам.

Второе конкретное мышление развивается с развитием работы разума и диалектики познания. Здесь человек видит предмет не в срезе, абстрактно, а в связи с его историческим развитием, в системе отношений с другими предметами и в практическом плане его полезности и значимости, как для теории, так и для практики. Здесь происходит синтез целого из частей, полученных при анализе. Такое мышление способно порождать новые идеи. Такое мышление свойственно лишь человеку и приобретается с опытом и работой над собой и над предметом.

Метафизическое мышление свойственно разуму, отвергающему диалектику и признающему лишь формальную логику, мыслящему предметы вне их связи с историей, системами и практикой. Свойственно западной философии и науке, например, логическому позитивизму.

В этом случае разум занят лишь философией, а рассудок мыслит абстрактно и учитывает данные чувственного опыта. Разум все это соединяет в единую пирамиду неизменного (!) знания.

Диалектическое мышление свойственно разуму, признающему и использующему диалектику наряду с формальной логикой. Такой разум вскрывает сущность явлений в их диалектическом единстве и противоположности, выявляет взаимопереходы качества и количества и видит развитие как историческое, так и в связи с отношениями предметов в системе.

При правильных занятиях человек исторически, как и общество в целом, должен пройти все эти три этапа диалектического развития мышления.

абстрактное и конкретное — это… Что такое абстрактное и конкретное?

        АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ (от лат. abstracts — отвлеченный и concretus — густой, уплотненный) — философские категории, устанавливающие связь и единство между расчлененностью и целостностью предмета познания. В эмпирической традиции А. как отвлеченное понятие обычно противопоставлялось К. в форме реальности, данной в чувственном созерцании. Такое представление имеет свои корни в традиционном познании, поскольку А. отвлекается от всей сложности и многосторонности конкретной эмпирической действительности и поэтому никогда не может отобразить ее во всей полноте и целостности. Но при таком подходе происходит умаление и недооценка роли теоретического мышления как неспособного постичь К. Против такого понимания отношения между А. и К., при котором А. рассматривается как некоторое общее представление, а К. сводится к чувственному восприятию действительности, выступила диалектическая философия. Гегель подчеркивал, что
мышление
не сводится к образованию абстрактно-всеобщих понятий, отвлеченных от К., т. е. рассудочных определений, а создает К., являющееся понятиями разума. Однако для Гегеля как объективного идеалиста понятия разума возникают в результате самостоятельного развития абсолютного духа, а поэтому не имеют какой-либо связи с реальным объективным миром.

        К. Маркс, отвергая идеалистическую интерпретацию категорий А. и К., рассматривает их, как и Гегель, в диалектической взаимосвязи, а достижение конкретного знания — как процесс восхождения от А. к К., которое приводит к более полному, глубокому и целостному познанию действительности. Если категория А. выражает неполноту, односторонность и отвлеченность воспроизведения предмета в мышлении, то К. стремится воспроизвести его в достижимой полноте и целостности. В противоположность Гегелю, Маркс указывает, что «метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь тот способ, при помощи которого мышление усваивает себе конкретное, воспроизводит его как духовно-конкретное. Однако это ни в коем случае не есть процесс возникновения самого конкретного». На аналитической стадии

исследования создаются отдельные абстракции, возникают определенные понятия и суждения в форме гипотез, законов, которые на синтетической стадии объединяются в теоретические системы, концепции и научные дисциплины. С современной системной точки зрения метод восхождения от А. к К. представляет собой способ построения системного теоретического знания, в котором отдельные его элементы — понятия, суждения, законы и даже теории объединяются в единую, целостную систему с помощью разных форм логических взаимосвязей. Все понятия в такой системе определяются посредством логических правил определения, а все утверждения и факты выводятся как логические следствия из небольшого числа аксиом, основных законов и принципов. Типичным примером такой системы является научная теория.

        Восхождение от абстрактного к конкретному знанию достигается путем построения все более полных теоретических систем, в котором решающая роль принадлежит новым понятиям, законам и принципам, отображающим существенные связи и отношения изучаемой действительности. Все эти элементы будущего системного знания создаются на аналитической стадии исследования, но до времени остаются отдельными абстрактными знаниями, не связанными друг с другом определенными логическими отношениями. Переход к конкретному знанию означает установление логических взаимосвязей между ними и возникновение нового целостного, системного знания об исследуемой действительности. «Конкретное, — пишет Маркс, — потому конкретно, что оно есть синтез многих определений, следовательно, единство многообразного». Эта идея о К. как единстве многообразного находит свое точное воплощение в современном системном методе построения теоретического знания.

        Г.И. Рузавин

        Лит.: Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» Маркса. М, 1960; Швырёв В. С. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 1978.

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ – Краткий словарь по философии – Философия. Основные понятия о философии

АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ (лат. abstractio — удаление, отвлечение; concretio — сгущение) — философские категории, выражающие различные, диалектически связанные между собой моменты развития. Абстрактное — это неразвитое состояние предмета, когда еще не полностью развернулись все его свойства, особенности, а конкретное — это предмет в его органической целостности, во всем многообразии его сторон и связей.

Различие между А. и к. относительно. Конкретный целостный предмет, если его рассматривать как часть более общей системы, может оказаться абстрактным. Напр., человек как биологическое существо — это сложная конкретная структура, характеризующаяся большим многообразием функций, совокупностью сложных биохимических процессов. Вместе с тем, если рассматривать человека с точки зрения тех общественных отношений, в которые он включен, то его биологическая природа выступает уже как абстрактная сторона, во многом одинаковая у всех людей. А, и к. служат для характеристики главным образом теоретического знания о предметах. Под абстрактным понимают неполное, одностороннее знание. Оно отражает отдельные стороны, признаки конкретных предметов в отвлечении от других их сторон и свойств. Это дает возможность рассмотреть свойства предметов в их чистом виде, не учитывая всякого рода побочные, случайные воздействия. Однако при этом предметы расчленяются, теряют свою целостность, внутреннюю связь сторон. Между тем познание только тогда истинно, когда оно конкретно, когда оно раскрывает предметы и явления действительности «в их живой жизни», в целостном единстве их сторон. Такое конкретное знание не может быть получено сразу. Оно есть результат движения мысли от односторонних абстрактных определений предмета ко все более сложным, диалектически противоречивым определениям. Этот процесс движения мысли называют восхождением от абстрактного к конкретному. Впервые в общих чертах его описал Гегель, но, будучи идеалистом, представил его как процесс, в к-ром мысль порождает сами конкретные предметы. В действительности эти предметы как конкретное целое существуют до всякого познания, а в мышлении с помощью восхождения от абстрактного к конкретному они духовно реконструируются, воссоздаются. «Конкретное потому конкретно, что оно есть синтез многих определений, следовательно единство многообразного. В мышлении оно поэтому выступает как процесс синтеза, как результат, а не как исходный пункт, хотя оно представляет собой действительный исходный пункт и, вследствие этого, также исходный пункт созерцания и представления» (Маркс). Воспроизведение предмета в мысли как живого целого не означает простое суммирование, перечисление абстракций, отражающих отдельные стороны предмета. В этом процессе преодолевается их односторонность, изолированность, и они располагаются в такой последовательности, которая отражает внутреннюю связь сторон самого предмета и процесс его развития. Научный метод восхождения от абстрактного к конкретному впервые применил Маркс при анализе капиталистического общества. Он начал с самого простого, абстрактного отношения, характерного для капиталистического способа производства: с обмена товаров и с их меновой стоимости. Отправляясь от этой элементарной «экономической клеточки», Маркс перешел к более сложным экономическим связям, выраженным в таких категориях, как деньги, капитал, прибавочная стоимость, прибыль, цена производства, рента и т. д., и так шаг за шагом раскрыл всю систему производственных отношений капитализма, показал «всю капиталистическую общественную формацию как живую» (Ленин). При этом капитализм был представлен и как развивающееся целое: в процессе его возникновения, развития и неизбежной гибели. При реконструкции предмета методом восхождения от абстрактного к конкретному применяются разнообразные приемы: различные формы абстрагирования (Абстракция), анализ и синтез, историческое и логическое и т. д. При этом познание не остается в рамках одного лишь мышления. Оно должно использовать материал эмпирического наблюдения, постоянно обращаться к реальным фактам, к практике, без чего не может быть получена правильная картина предмета как конкретного целого.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ — это… Что такое АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ?


АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ
АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

.

  • АБСОЛЮТНЫЙ ИСТОРИЦИЗМ
  • АБСТРАКТНЫЙ ОБЪЕКТ

Смотреть что такое «АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ» в других словарях:

  • абстрактное и конкретное —         АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ (от лат. abstracts отвлеченный и concretus густой, уплотненный) философские категории, устанавливающие связь и единство между расчлененностью и целостностью предмета познания. В эмпирической традиции А. как… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ — философские категории, обозначающие ступени познания действительности, выраженные в гносеологическом законе восхождения от А. к К. А. (лат. abstractio отвлечение, удаление) мысленный образ, полученный путем отвлечения (абстрагирования) от тех или …   Новейший философский словарь

  • АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ — (в конфликтах) (от лат. abstrahere – отвлекать и concrete – срастаться) 1. А. обычно противопоставляется К. как мысль, содержание которой отвлечено, абстрагировано от К. как действительности, выступающей в полноте и целостности (В. С. Швырев,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • АБСТРАКТНОЕ и КОНКРЕТНОЕ — философские категории, обозначающие ступени познания действительности, выраженные в гносеологическом законе восхождения от А. к К. А. (лат. abstractio отвлечение, удаление) мысленный образ, полученный путем отвлечения (абстрагирования) от тех или …   Социология: Энциклопедия

  • АБСТРАКТНОЕ — см. АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ …   Новейший философский словарь

  • КОНКРЕТНОЕ — см. АБСТРАКТНОЕ И КОНКРЕТНОЕ …   Новейший философский словарь

  • КОНКРЕТНОЕ —         см. в ст. Восхождение от абстрактного к конкретному. Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983. КОНКРЕТНОЕ …   Философская энциклопедия

  • Абстрактное искусство —         (от лат. abstractus отвлечённый), абстракционизм, беспредметное искусство, нонфигуративное искусство, модернистское течение, принципиально отказавшееся от изображения реальных предметов в живописи, скульптуре и графике. Программа… …   Художественная энциклопедия

  • Абстрактное — Абстракция, или абстракт, (от лат. abstractio  «отвлечение», введённого Боэцием как перевод греческого термина, употреблявшегося Аристотелем) мысленное отвлечение, обособление от тех или иных сторон, свойств или связей предметов или явлений для… …   Википедия

  • Абстрактное мышление — Абстракция, или абстракт, (от лат. abstractio  «отвлечение», введённого Боэцием как перевод греческого термина, употреблявшегося Аристотелем) мысленное отвлечение, обособление от тех или иных сторон, свойств или связей предметов или явлений для… …   Википедия

Книги

  • Вредоносная магия, Коэттинг Э.А.. Вот и пришло время издания пожалуй самой опасной книги А. Э. Коэттинга. Если в других книгах, автор писал о темном пути применительно к себе, своим медитациям, инвокациям, практикам, то,… Подробнее  Купить за 2247 руб
  • Вредоносная магия, Коэттинг Э.А.. Вот и пришло время издания пожалуй самой опасной книги А. Э. Коэттинга. Если в других книгах, автор писал о темном пути применительно к себе, своим медитациям, инвокациям, практикам, то,… Подробнее  Купить за 2039 грн (только Украина)

Абстрактный объект — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Абстра́ктный объе́кт — объект, созданный какой-либо абстракцией или при посредстве какой-либо абстракции[1]; когнитивно представленный объект познания, репрезентирующий те или иные сущностные аспекты, свойства, отношения вещей и явлений окружающего мира.[2] Абстрактные объекты делятся на реальные и идеальные, различающиеся постановкой и решением проблемы существования. Для реальных имеется её конструктивное решение; идеальные же выходят за пределы эффективной проверки (например, континуум). В философии следует различать объекты абстрактные и конкретные.

Различие между типом и токеном (англ.)русск. (или типом и экземпляром), введенное Ч.Пирсом[3] определяет физические объекты как токены определенного типа вещей. «Тип», как общее понятие, является абстрактным объектом. Различие между абстрактным и конкретным объектом проще всего понять интуитивно на конкретном примере:

Примеры Абстрактных и Конкретных объектов
Абстрактный Конкретный
Теннис игра в Теннис
Краснота Красная окраска яблока
Пять Пять кошек
Справедливость Справедливый поступок
Человек Сократ

Абстрактные объекты часто привлекают философов потому, что показывают проблематичность некоторых популярных теорий. В онтологии, абстрактные объекты считаются проблематичными для физикализма и некоторых форм натурализма. Самый серьёзный диспут об онтологическом статусе абстрактных объектов, названный проблемой универсалий состоялся в Средние века между номиналистами и реалистами. В эпистемологии, абстрактные объекты считаются проблематичными для эмпиризма. Если абстрактные объекты не существуют в пространстве и не обладают силой причинности, откуда мы о них знаем? Трудно определить, как они влияют на наше чувственное восприятие, однако люди склонны соглашаться в мнениях по поводу многих высказываний о них. Некоторые, например Эдвард Залта (англ.)русск. и скорее всего Платон (в его теории идей), утверждали, что абстрактные объекты составляют главный предмет исследования в метафизике и философском познании. Так как философия не связана с эмпирическими исследованиями, а эмпирические вопросы не являются вопросами об абстрактных объектах, философия является той наукой, которая может дать ответы на вопросы об абстрактных объектах.

Абстрактные объекты и причинность[править | править код]

Другой популярный подход к разграничению между конкретными и абстрактными объектами опирается на то, что абстрактные объекты лишены причинной силы. Причинная сила это способность быть причиной чего-либо. Так пустое множество абстрактно потому, что не может воздействовать на другие объекты. Проблема такого подхода в том, что не совсем понятно, что значит иметь причинную силу.

Жан Пиаже использует термины «конкретное» и «формальное» для описания различных форм обучения. Конкретное мышление оперирует фактами и описывает повседневные, материальные объекты, тогда как абстрактное мышление (формальные операции) использует мыслительные процессы.

Конкретная мысль Абстрактная мысль
Тяжелые предметы тонут. Оно утонет если его плотность больше плотности воды.
Ты вдыхаешь кислород, а выдыхаешь углекислый газ. Газообмен происходит между воздухом в альвеолях и эритроцитами крови
Растения поглощают воду корнями. Вода проникает сквозь клеточную мембрану корневых волосков…

Абстрактное мышление пользуется абстрактными терминами, не обозначающими конкретные вещи, а обозначающими классы вещей или абстрактные понятия. Часто абстрактные существительные образуются от прилагательных или глаголов с помощью окончаний -ция, -сть -ота -ние и других, например: концентрация, пульсация, чёрствость, прозрачность, дремота, слепота, царапание, плавание.

Конкретное и абстрактное мышление

Правило, предписываемое учителям «переходить от конкретного к абстрактному», может считаться более привычным, чем вполне понятным. Не многие из тех, кто его читает и слышит, получают ясное понятие об исходном пункте, о конкретном, о природе цели абстрактного и о точной природе пути, который должен быть пройден от одного к другому. Иногда предписание понимается прямо ложно: считается, что воспитание должно переходить от вещей к мыслям, как будто бы какое бы то ни было отношение к вещам, при котором не захватывается мышление, может иметь воспитательное значение. Понятое таким образом правило поддерживает механическую рутину и возбуждение чувств на одном конце воспитательной лестницы — на низшем, а академическое и неприменимое обучение — на верхнем конце.

В действительности всякое обращение с предметами даже у ребенка полно выводов, вещи покрываются вызываемыми ими представлениями и получают знание как поводы к толкованию или как доказательства для утверждения мнения. Не может быть ничего более противоестественного, чем преподавание вещей без мысли, чувственных восприятий без основанных на них суждений. И если абстрактное, к которому мы должны стремиться, означает мысль отдельно от вещей, то рекомендуемая цель формальна и пуста, так как действительная мысль всегда более или менее прямо относится к вещам.

Но правило имеет значение, которое, будучи понято и дополнено, устанавливает путь развития логической способности. Какое это значение? Конкретное обозначает понятие определенно выделенное от других понятий так, что оно прямо воспринимается само собой. Когда мы слышим слов стол, стул, печь, платье, мы не должны думать, чтобы понять, что они означают. Термины настолько непосредственно вызывают понятие, что не надо усилия для перехода. Но понятия некоторых терминов и вещей схватываются только после того, как сначала вызываются в уме более привычные вещи, а потом приводятся связи между ними и тем, чего мы не понимаем. Выражаясь короче, понятия первого рода — конкретные, последние — абстрактные.

Для человека, чувствующего себя совершенно в своей области в физике и химии, понятия атома и молекулы, очевидно, конкретны. Ими постоянно пользуются, что не требует работы мысли для понимания того, что они означают. Но человек не посвященный и новичок в науке должен сначала вспомнить о вещах, хорошо ему знакомых, и идти путем процесса медленного перехода; кроме того, термины атом и молекула теряют слишком легко свое с трудом добытое значение, если привычные вещи и путь перехода от них к неизвестному вылетели из ума. Та же разница может быть иллюстрирована любым специальным термином: коэффициент и показатель в алгебре, треугольник и квадрат в геометрии, как отличные от общепринятых понятий; капитал и ценность, как они употребляются в политической экономии и т.д.

Указанное различие чисто относительное в связи с интеллектуальным развитием индивидуума; что является абстрактным в одном периоде роста, то является конкретным в другом, или, наоборот, человек открывает, что вещи, считавшиеся вполне известными, заключают в себе странные факторы или неразрешимые проблемы. Существует, однако, общий путь для подразделения, который, решая вообще, какие вещи находятся в границах привычного знания и какие вне их, отмечает конкретное и абстрактное более постоянным образом. Эти границы устанавливаются единственно требованиями практической жизни. Такие вещи, как палка и камни, мясо и картофель, дома и деревья, являются настолько постоянными чертами окружающего, с которым мы должны считаться, чтобы жить, что эти существенные понятия скоро усвоятся и неразрывно ассоциируются с предметами.

Наоборот, абстрактное явление оказывается теоретическим или тем, что не связано тесно с практическими требованиями. Абстрактный мыслитель (человек чистой науки, как его иногда называют) свободно отвлекает от применений в жизни, т.е. он не считается с практической пользой. Однако это только отрицательное определение. Что же останется, если исключить связь с пользой и применением? Очевидно, только то, что относится к познанию, рассматриваемому, как самоцель. Многие понятия в науке абстрактны не только потому, что не могут быть поняты без долгого ученичества в науке (что так же справедливо относительно технических приемов в искусствах), но также потому, что все их содержание было построено с единственной целью облегчения дальнейшего познания, исследования и умозрения. Когда мышлением пользуются для какой-нибудь цели, хорошей или низкой по значению, оно конкретно; когда им пользуются просто как средством для дальнейшего мышления, оно абстрактно. Для теоретика идея адекватна и завершена в себе именно потому, что возбуждает и вознаграждает мысль, для практика-медика, инженера, артиста, купца, политика она совершенна только в том случае, если употребляется для развития какого-нибудь жизненного интереса, здоровья, благосостояния, красоты, пользы, успеха или чего-либо другого.

Для большинства людей при обычных условиях практические требования жизни по большей части, если не вполне, принудительны. Их главной заботой является должное ведение своих дел. То, что имеет значение только как доставляющее запас материала для мышления, является бледным, чуждым, почти искусственным. Отсюда пренебрежение практика и успешного дельца к «пустому теоретику», отсюда его убеждение, что известные вещи могут быть очень хороши в теории, но не годятся на практике; вообще пренебрежительный тон, с которым он относится к терминам абстрактный, теоретический и интеллектуальный, далек от разумного.

Это отношение оправдывается, конечно, при известных условиях. Но пренебрежение к теории не содержит полной истины, как признает здравый практический смысл. Даже с точки зрения здравого смысла можно быть «слишком практичным», т.е. обращать такое внимание на непосредственное практическое следствие, чтобы не видеть дальше кончика носа или подрубить сучок, на котором сидишь. Вопрос идет о границах, о степенях, о соразмеривании, скорее, чем о полном разделении. Истинно практичный человек дает свободу уму при рассмотрении предмета, не требуя слишком настойчиво в каждый момент приобретения выгоды; исключительная забота о делах полезных и прикладных настолько суживает горизонт, что в дальнейшем приводит к разрушению. Не окупается, если привязывать свои мысли слишком короткой веревкой к столбу полезности. Способность деятельности требует известной широты взгляда и воображения. Люди должны, по крайней мере, достаточно интересоваться мышлением ради мышления, чтобы выйти за границы рутины и привычки. Интерес к знанию ради знания, к мышлению ради свободной игры мысли необходим для эмансипации практической жизни, чтобы сделать ее богатой и прогрессивной.

Теперь мы можем обратиться к педагогическому правилу перехода от конкретного к абстрактному.

1. Если конкретное означает мышление, прилагаемое к поступкам для того, чтобы действовать успешнее по отношению к затруднениям, возникающим на практике, то «начинать с конкретного» значит, что мы сначала должны дорожить деятельностью, особенно занятиями не рутинного и механического характера и поэтому требующими разумного выбора и применения приемов и материалов. Мы не «следуем порядку природы», когда умножаем простые ощущения или собираем физические объекты. Преподавание арифметики не является конкретным только потому, что пользуются щепками, бобами или точками; между тем, если ясно восприняты употребление и свойства числовых отношений, идея числа конкретна, даже если пользовались одними цифрами. Каким именно сортом символов лучше воспользоваться в данный момент, — чурбанчиками, линиями или цифрами, — всецело зависит от применения к данному случаю. Если физические предметы, употребляемые при преподавании арифметики или географии, или чего-либо другого, не освещают ум знакомством со скрывающимся за ними значением, то преподавание, которое ими пользуется, так же абстрактно, как то, которое наделяет готовыми определениями и правилами, так как отвлекает внимание от идей к простым физическим раздражениям.

Представление, что достаточно поместить перед чувствами отдельные физические объекты, чтобы запечатлеть в уме известные идеи, доходит почти до суеверия. Введение предметных уроков и воспитания чувств отметило значительное движение вперед сравнительно с прежним методом словесных символов и это движение ослепило воспитателей относительно того факта, что пройдено только полпути. Вещи и ощущения действительно развивают ребенка, но только потому, что он пользуется ими, чтобы владеть своим телом и намечать свои поступки. Подходящие продолжительные занятия или деятельность заключают в себе пользование естественными материалами, орудиями, видами энергии таким образом, что вызывают размышление о том, что они значат, как относятся друг к другу и к достижению цели, в то время как простое показывание вещей остается бесплодным и мертвым. Несколько поколений тому назад величайшим препятствием на пути реформы первоначального образования была вера в почти магическое действие символов речи (включая числа) для воспитания ума; в настоящее время путь преграждает вера в действенность объектов именно как объектов. Как часто случается, лучшее является врагом наилучшего.

2. Интерес к результатам, к удачному проведению деятельности постепенно переходит в изучение объектов, их свойств, последовательности, строений, причин и следствий. Взрослый, работая по призванию, редко бывает свободен от траты времени и энергии вне необходимости непосредственной деятельности на изучение того, чем он занимается. Воспитательная деятельность в детстве должна быть так организована, чтобы прямой интерес к деятельности и ее результату создавал потребность во внимании к вещам, имеющим все более и более косвенное и отдаленное отношение к первоначальной деятельности. Прямой интерес к плотничному ремеслу или торговле органически и постепенно вызовет интерес к геометрическим и механическим проблемам. Интерес к стряпне разовьется в интерес к химическим опытам и к физиологии и гигиене телесного роста. Рисование картин превратится в интерес к технике воспроизведения и к эстетике и т.д. Это развитие и является тем, что обозначается термином переходить в правиле «переходить от конкретного к абстрактному», оно представляет динамику и истинно воспитательный фактор процесса.

3. Результатом является то, что абстрактное, к которому должно привести воспитание, представляет собой интерес к интеллектуальному содержанию ради него самого, наслаждение мышлением ради мышления. Давно известно, что поступки и процессы, которые в начале зависят от чего-либо другого, развивают и поддерживают поглощающее собственное значение. Так это обстоит с мышлением и знанием. Сначала являясь побочными по отношению к результатам и проверке вне их, они все более и более привлекают к себе внимание, пока становятся целями, а не средствами. Дети постоянно погружены без всякого принуждения в рефлективное исследование и проверку ради того, что в их интересе сделать хорошо. Привычки мышления, развиваясь таким образом, могут увеличиваться в объеме и распространяться, пока получат самостоятельное значение.

Три примера, приведенные в шестой главе, представляли восходящий цикл от практического к теоретическому. Мысль сдержать данное обещание — очевидно конкретного рода. Стремление выяснить значение известной части лодки является примером промежуточного рода. Основание для существования и положение шеста — основание практическое, так что для архитектора проблема была чисто конкретной именно поддержание определенной системы действия. Но для пассажира лодки проблема была теоретическая, более или менее умозрительная. Для его переезда не представляло разницы, выяснит ли он значение шеста. Третий случай, появление и движение пузырьков, является примером чисто теоретического, абстрактного случая. Нет преодоления физических препятствий, приспособления внешних средств к целям. Любопытство, интеллектуальное любопытство вызвано, по-видимому, исключительным явлением и мышление просто старается выяснить кажущееся исключение в терминах признанных принципов.

Следует указать, что абстрактное мышление является одной из целей, а не конечной целью. Способность поддерживать мышление на вопросах, отдаленных от прямой пользы, выросла из практического и непосредственного способа мышления, но не заменяет их. Целью воспитания не является разрушение способности мыслить так,чтобы преодолевать затруднения и согласовать средства и цели, воспитание не имеет в виду заменить эту способность абстрактной рефлексией. Не является также теоретическое мышление более высоким типом мышления, чем практическое. Лицо, владеющее по желанию обоими типами мышления, выше, чем то, которое владеет только одним. Методы, которые, развивая абстрактные интеллектуальные способности, ослабляют привычку практического или конкретного мышления, так же далеки от воспитательного идеала, как те методы, которые, развивая способность проектировать, приобретать, устраивать, предусматривать, не доставляют наслаждения от мышления независимо от его практических последствий.

Воспитатели должны также отмечать существующие громадные индивидуальные различия, они не должны стараться подводить всех под один лад и один образец. У многих (вероятно, у большинства) склонность к выполнению, привычка ума мыслить для целей поведения и деятельности, а не ради знания, остается преобладающей до конца. Инженеры, юристы, доктора, купцы гораздо многочисленнее среди взрослых, чем исследователи, ученые и философы. Пока воспитание будет стремиться создавать людей, которые как бы ни были специальны их профессиональные интересы и цели, не исключают духа ученых, философов и исследователей, воспитанию нет основания считать один умственный навык по существу выше другого и умышленно стараться превращать тип из практического в теоретический. Разве наши школы не были односторонне посвящены более абстрактному типу мышления, будучи, таким образом, несправедливы к большинству учеников? Разве не приводила на практике идея «либерального» и «гуманитарного» воспитания очень часто к созданию технических (как слишком специализировавшихся) мыслителей?

Целью воспитания должно быть достижение уравновешенного взаимодействия обоих умственных типов, когда обращается достаточно внимания на склонности индивидуума, а не стесняются и не калечатся способности, которые у него от природы сильны. Узость индивидуумов строго конкретного направления должна быть освобождена от предрассудков. Следует ловить всякий удобный случай, встречающийся в их практической деятельности, для развития любопытства и склонности к интеллектуальным проблемам. Естественная склонность не насилуется, но расширяется. Что касается до меньшего числа тех, кто имеет склонность к абстрактным, чисто интеллектуальным вопросам, то должно быть приложено старание умножить благоприятные случаи и увеличить потребность применения идей, превращения символических истин в условия социальной жизни и ее цели. Каждое человеческое существо обладает обеими способностями, и каждый индивидуум будет деятельнее и счастливее, если обе способности разовьются в свободном и тесном взаимодействии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *