О человеке как о личности: Урок 3. человек – личность — Обществознание — 6 класс

Автор: | 22.04.2021

Содержание

Психолог рассказал, существует ли человеческая личность и есть ли у нее границы

По мнению эксперта, вопрос о личностных границах не так однозначен, как кажется на первый взгляд

«Ты нарушаешь мои личностные границы!» — нередко говорят в ответ на слишком навязчивое внимание, или даже на критику. Рассуждения о границах личности сейчас, можно сказать, в тренде; они напрямую увязываются с правами человека. Нарушением таких границ считается, например, желание одного поговорить, в то время как другой хочет помолчать, навязывание какой-то определенной точки зрения, беседа на повышенных тонах, не говоря уж о прямых оскорблениях. То есть, понятие личностных границ, как видим, очень расплывчато, и, следовательно, нарушением оных каждый может считать то, что ему заблагорассудится.

О границах человеческой личности – истинных и мнимых – мы поговорили с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

— Валерий Валерьевич, с физическими границами человеческой личности вроде бы все понятно: это размеры нашего тела. С границами психологическими все гораздо сложнее. Где они проходят, и можно ли их вообще установить?

— В связи с бурным развитием психологии вопрос о личностных границах представляет интерес для многих. И, собственно говоря, этот интерес до крайности запутывает само существо вопроса. Дело в том, что психологии как некоего единого и стройного учения на сегодняшний день не существует. Она, скорее, представляет собой сочетание сотен научных, культурологических и философских концепций, которые приобрели статус науки благодаря, в первую очередь, отечественным физиологам и психологам – таким как Павлов, Выготский, Лурия, Леонтьев, Ухтомский, и, конечно, ряду других уважаемых исследователей. То есть, концепций и разных точек зрения на один и тот же предмет или явление в психологии более чем достаточно.

Теперь к вопросу о личностных границах. Древние исследователи душ — в первую очередь Аристотель, Платон — выстроили картину мира, которую впоследствии, полагаю, некритично восприняли многие ученые – в частности, Зигмунд Фрейд и его последователи.

В рамках этой теории человек изначально, с рождения представляет собой некую уникальную личность со свойственным только ей набором характерологических черт, которые в процессе жизни могут изменяться под давлением среды. На этом конфликте между личностью и окружающим ее социумом, с одной стороны, была построена целая теория неврозов и психических расстройств. С другой стороны, в этих постулатах об уникальности находится источник околонаучных вопросов о личности и ее границах.

— Почему же околонаучных?

— Если мы хотим серьезно говорить о личностных границах, то первым делом должны понять следующее: теория об уникальности личности абсолютно не описывает реальность с точки зрения научного подхода. Практически сто лет назад были поставлены многочисленные эксперименты, подтвердившие, что, во-первых, человеческая личность развивается только в том случае, если ребенок с рождения находится в обществе, со своими близкими. И, во-вторых, он становится личностью лишь после того, как ему в сензитивный период (от года до семи лет) агенты социума (родители или те, кто их заменил) директивно «закачают» в сознание социальный шаблон.

Этот шаблон включает в себя все: представление о мире, о месте и роли человека в нем, о добре и зле. Сюда же входят поведенческие и бытовые установки — вплоть до того, какого цвета носки носить. Ну и, конечно же, этот шаблон содержит представления о том, что мы называем границами личности. Ребенок, как мы с вами уже не раз обсуждали, воспринимает все это без какой-либо критики, просто запечатляет, а потом воспроизводит в своей дальнейшей жизни.

Поэтому, собственно говоря, в большом психологическом смысле понятия личности со своими уникальными особенностями просто не существует. Мы все, полагаю, являемся более или менее грубыми слепками с одного и того же социального шаблона, который задает та самая среда, то общество, в котором мы находимся. А уже в течение жизни с приобретением собственного опыта происходит индивидуальная «шлифовка» этого шаблона, который, напомню, человек воспринял от родителей без критики.

 

То есть, как вы поняли, сам вопрос существования уникальной личности со своим мировоззрением, своими мыслями и переживаниями, можно считать дискуссионным. Я понимаю, что это прозвучит для многих болезненно, но, получается, при ближайшем рассмотрении все мы являемся слепками с одной матрицы – наподобие биороботов. Вот вам самый простой обывательский пример: большие группы людей по поводу одного и того же события высказывают похожие мысли. По большому счету, и в жизни люди стремятся к одному и тому же – каждый со своими нюансами, разумеется; испытывают воздействие одних и тех же факторов. Иерархия в разных сообществах – и даже в разных странах – очень похожа. 

— То, что вы говорите, прямо скажем, рвет шаблоны…

— На самом деле, ничего принципиально нового я не сказал. Это не плохо и не хорошо – просто необходимо понимать озвученные выше нюансы. Люди начинают жить примерно одинаковыми, но в результате полученного индивидуального опыта люди становятся разными, и судьбы их, как мы знаем, могут разительно отличаться. Процесс «шлифовки» некогда полученного шаблона не статичен, он продолжается всю жизнь – так и получается индивидуальный личностный слепок.

Теперь вернемся к разговору о границах личности. Как мы с вами уже не раз говорили, реализация человека возможна только в обществе, все блага он получает при взаимодействии с социумом. Поэтому, на мой взгляд, более уместно говорить не о границах, а о глубине взаимопроникновения, так как наше социальное бытие не предполагает никаких границ. Собственно говоря, и личностью в житейском понятии человек может стать только в постоянном взаимодействии с другими людьми.

Вспомните: все наши базовые (биологические) потребности удовлетворяются только в социуме: люди, работая, получают зарплату, идут в магазин и покупают продукты. Духовные потребности – начиная от получения знаний и заканчивая такими приятными аффектами как любовь — мы тоже удовлетворяем во взаимодействии с другими людьми. Более того: если брать крайние вещи — например, сенсорную депривацию, когда внешнее воздействие  на органы чувств по разным причинам прекращается – человек испытывает огромные психические перегрузки. То есть, человеку для полноценной жизни необходимо наличие постоянных внешних раздражителей.

В одной из наших бесед мы с вами говорили о последствиях одиночества для человека, упомянув в этом контексте и понятие социальной смерти – ситуации, когда человек по разным причинам устраняется из общественной жизни. Давно доказано, что ограничение числа контактов, и вообще жизненной активности, ведет к преждевременному старению и, как следствие, более ранней смерти. Тут будет уместно вспомнить, что в древние времена и средневековье одним из самых страшных наказаний было изгнание: человек, отлученный от контактов с обществом, практически не имел шансов выжить.

— Если ограничение контактов для человека противоестественно, то почему же возникли рассуждения о личностных границах, которые нельзя переступать?

— Предполагаю, что тому могут быть две причины. Первая – когда человек внутренне считает, что он совершил нечто неблаговидное, какой-то социально порицаемый поступок, и если это раскроется – то он подвергнется какому либо наказанию, общественному порицанию, если после этого может понизиться его социальный статус. Одним словом, последуют проблемы. Естественной мерой защиты в данном случае будет реакция в духе «не лезьте не в свои дела!», или, говоря более современным языком, «не нарушайте мои личностные границы!». То есть, соблюдением дистанции человек охраняет свою тайну. Тут вспоминается известный афоризм: «Вам нечего бояться, если вам нечего скрывать».

Также желание охранять свои личностные границы, думаю, появляется тогда, когда человек в силу разных причин имеет комплекс неполноценности, когда его самооценка занижена, он не уверен в себе. Здесь есть прямая корреляция с первой причиной: человек внутренне может считать себя никчемным, плохим, недостойным любви, видеть в себе массу недостатков, чаще всего существующих только в его воображении.

И вот эти вымышленные тайны, которые чаще всего являются результатом неудачной социализации в детстве, он хочет скрыть от окружающих за так называемыми личностными границами.

Простой обывательский пример: допустим, вы – сильный и уверенный в себе человек, адекватно оценивающий свои умственные и физические качества. Подходит к вам незнакомец и начинает говорить о ваших качествах нечто не соответствующее действительности. Если вы действительности уверены в себе, вряд ли он сможет поколебать вашу уверенность. Иными словами, если вы в абсолютно безобидной и даже комичной ситуации чувствуете угрозу себе, то это не вопрос мнимого агрессора, это вопрос вашего восприятия себя и мира.

То есть, личностные границы – это абсолютно волюнтаристская категория, в природе такого понятия не существует. Причем возникает она только с социализацией человека, когда он начинает осознавать себя и какие-то свои недостатки, которые ему необходимо скрывать.

— В популярной литературе под нарушением личностных границ чаще всего подразумеваются какие-то бытовые ситуации – когда, например, один хочет спать, а другого в это время тянет поговорить, когда человеку в добровольно-принудительном порядке предлагают принять какую-либо научную или религиозную доктрину. Наконец, когда один якобы не к месту начинает высказывать другому некие критические замечания, да еще и оскорблять при этом. Еще ситуация: когда, например, ребенку диктуют, с кем из сверстников общаться, а с кем – нет. Как тогда расценивать подобные вещи, если, как вы говорили, личностные границы – это не вполне научная категория?

— Тут хотелось бы вспомнить известный принцип бритвы Оккама: «не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости». В случаях, которые вы описали, понятие нарушения личностных границ является избыточным, потому что каждый раз речь идет о нарушениях вполне конкретных социальных норм и установок. Если, например, один хочет отдохнуть, а другой пообщаться, это говорит всего лишь о том, что кто-то навязывается из-за недостатка воспитания. То же самое можно сказать и о навязывании всевозможных доктрин и правил поведения. Это вопрос не каких-то якобы существующих границ, речь можно вести о нарушении определенной системы категорированных ценностей, принятых в обществе. 

— То есть, личностные границы – это, можно сказать, некая искусственно введенная величина?

— Абсолютно точно, это величина, которой в объективной реальности не существует. Это некий фантом, о котором многие говорят, но никто его не видел. Другое дело, что человек в своем сознании с помощью речи может создавать альтернативную реальность, где сочетается несочетаемое и возможно невозможное. В этой сугубо человеческой реальности может существовать все что угодно, любые абстракции. Вот придумали понятие личностных границ – и теперь оно кочует по умам людей определенного круга и околопсихологическим книгам. Однако в объективной реальности, в природе, нет никаких абстрактных понятий.

— О чем может свидетельствовать ситуация, когда человеку вдруг захотелось установить некие личностные границы?

— Думаю, о неких дезадаптационных процессах, с которыми нужно работать, причем работать вместе с психологами. Это может быть связано с неврозами, психозами, невротическими и психотическими состояниями, фобиями, ананкастными расстройствами – конкретнее сможет сказать только специалист после детального изучения ситуации.  Впрочем, здесь нет ничего необратимого, нужно только желание совершенствоваться, ну и, конечно же, действия в этом направлении. Надо понимать, что личность – это тот идеал, который необходимо достичь. Чтобы стать личностью, нужно очень много потрудиться над преодолением себя, над преодолением неактуальных социальных стереотипов. И это не дается от рождения: личностью человек становится, только пройдя житейские бури и серьезные испытания.

Как мы создаем дефицит человеческой личности

Мы знавали разные дефициты на разных этапах своей истории. Когда-то был настоящий голод, ели лебеду. Но давно. Вспоминается охота, которую мы вели за колбасой, мясом, маслом, обувью, детскими колготками начиная с 1960-х и до 2000-х годов. Все эти дефициты возникали в результате ошибок планирования и управления. Сейчас у нас все в порядке с колбасой и обувью (но не их ценой). Рынок отрегулировал. Сейчас мы усиленно создаем новый, специфический для страны дефицит: дефицит человеческой личности, дефицит ее развития. 

Александр Могилев с детьми в Гааге (Нидерланды).

Давайте подумаем, откуда берется личность человека? Как одна возникает? В развитых странах мира личность признается уже за детьми самого раннего возраста (иногда даже во внутриутробном периоде), и их развитие становится заботой системы образования с самых ее ранних ступеней, с яслей и детского сада. Многие родители понимают, что школа, система образования в первую очередь должна развивать и воспитывать личность, а школьные предметные знания не имеют особой ценности, потому что приобретаются в век компьютера и интернета очень быстро. Важны не знания, а личность. 

А в России ситуация выглядит несколько иначе. Изначально личность в СССР признавалась за человеком лишь с 18 лет. Моложе — ребенок или молодой человек личностью не обладал. Однако, для развития личности фактически многое делалось: существовали массовые общественные организации: октябрята, пионерия, комсомол, наконец, партия, которые, пропуская человека через карьерную лестницу и сито отбора, развивали его социальный интеллект и готовили из него лидера того или иного уровня. Но дело было не только в общественных организациях. В школах и детских садах в 1970-80-е годы расцвела «педагогика сотрудничества», которая давала существенный вклад в личностное развитие детей. Несмотря на достаточно тоталитарную идеологию, о личности молодого человека, его активной жизненной позиции много говорилось и немало делалось.

Сейчас все иначе. Даже во ФГОС слово «личность» встречается всего 1 раз, в 5-й статье, в фразе «Стандарт ориентирован на становление личностных характеристик выпускника:. .. осознающий себя личностью…» и еще целая куча взаимно противоречивых и несовместимых требований к личности выпускника, среди которых и признание традиционных ценностей семьи, гражданского общества, государства и в то же время социальная активность, креативность и критическое мышление.
Но и эти положения в сознании чиновников и администраторов от образования относятся к традиционным и ничего не значащим вводным «бла-бла-бла». А главное, это требования к знаниям выпускников, являющиеся основой для разработки контрольно-измерительных материалов, занимающие несколько сотен страниц во ФГОС (и продолжающие расти и конкретизироваться).

Но если бы это были требования к знаниям уже выпускников, это было бы только полбеды! Проблема в том, что зацикленность на знаниях детей существует уже у родителей шестилеток. Какие знания дает эта конкретная школа? Как ребенок справится с ЕГЭ после ее окончания (через 11 лет)? На какие кружки и секции нужно водить ребенка, чтобы он показывал результаты? Такие вопросы задают родители, пришедшие на беседу к директору, и практически никого не интересует, как развивается ребенок как личность, обладает ли он в нужной степени концентрацией, организацией, гуманистической системой ценностей, владеет ли он планированием и рефлексией и как он ориентируется в обществе и во взаимоотношениях людей, насколько позитивен и тревожен? И насколько он соблюдает нормы морали и правила общежития, проявляет уважение к себе и другим?

Оказывается, что не только система образования и государство, но и само общество в нынешнем их виде отказывает гражданам страны и их детям в существовании и каком-то значении их личностей! Значение и ценность личности почти полностью стерлись из общественного сознания и государственных норм и планов. В результате мы имеем тотальное обезличивание людей, когда они превращаются в одно сплошное «быдло», безликое стадо, нуждающееся только в субсидиях и льготах.

А школа, учителя сейчас заняли «круговую» оборону: мы только учим, проводим уроки и ставим отметки. Воспитание — это дело семьи, родителей.

Но все не так просто: нынешние родители — это дети конца 1980-х — начала 1990-х, когда воспитание в школах уже исчезло.

Они просто не знают, что такое воспитание, не понимают ценности и значения личности. Они и не воспитывают по-настоящему своих детей. Контролируют, обеспечивают, чтобы все были более-менее обуты-одеты, таскают по кружкам и секциям. Но ведь этого мало! Это пустой формализм и низведение личности ребенка до животного или даже вещи.

Выхватить ребенка из коллектива в любой момент, когда пора мчаться в бассейн, выговорить педагогу, за то, что он не проследил за шапкой ребенка, за тем, как он поел и когда пописал. Гиперопека, чрезмерный контроль, завышенные ожидания от детей, чем так часто грешат современные родители — все это ведет к проблемам становления личности у детей, к тревожности и неврастении, заниженной самооценке, отсутствию ответственности и самоконтроля, агрессии по отношению к окружающим и себе. Спросишь таких родителей: сколько будет семью-восемь, или чему равен синус угла между катетом и гипотенузой в прямоугольном треугольнике. Oтвет: школьное обучение прошло мимо, не знаем. А, тогда понятно! Они пытаются с помощью своих детей прожить еще одну свою более успешную жизнь. И похвалиться на работе успехами своих детей. Не получится!

Сейчас, по осени, у психотерапевтов очередь из матерей с подростками, рано приобщившихся к наркотикам и с явными суицидальными склонностями, которые являются результатом отсутствия внимания к личности подростка, искусственного занижения родителями самооценки подростков путем мелочного контроля и повседневных унижений.

Ставка на нашу церковь, которую кое-кто сделал в начале 1990-х, не сработала. Церковь не может сыграть роли воспитательного института общества в современных условиях. Она не обладает должным авторитетом в обществе, да и инструментальными возможностями, хотя и порывается прийти в школу и воспитывать. Не получится. Это вызовет прямо противоположный эффект.

Без профессиональной помощи учителей родителям, без того, чтобы школа не просто ограничилась уроками, а вела комплексную воспитательно-развивающую работу со всей семьей — не обойтись.

Характерный пример. Мои знакомые, из военной авиации, с тревогой рассказывают о том, что до последнего времени к ним приходили выпускники военных училищ «первой категории», которые могли управлять полетами просто исходя из понимания того, как это надо делать. Сейчас на те же позиции приходят выпускники «третьей категории», которые уже не понимают, что должно происходить и как этим управлять. И теперь приходится писать для них объемные инструкции. Они их заучивают наизусть и действуют формально, в соответствии с заученным. Но в реальной боевой обстановке формальных инструкций недостаточно, ситуации мгновенно меняются так, что заранее это предусмотреть невозможно. Поэтому вероятно, что авиация останется без управления в критический момент. Несмотря на высокую численность военных, страну защищать реально некому, если что-то случится.

Так же и везде. Без восстановления значимости личности человека, взрослого и ребенка, без возрождения внимания к личности и возврата к заботе о ее развитии со школьной и детсадовской семьи (школьного воспитания взамен безумной погони за формальными знаниями и результатами детей), наше общество не выйдет из кризиса. Разговоры о человеческом капитале останутся разговорами и всю страну ждут достаточно мрачные перспективы.

Подписаться на канал Александра Могилева на Педсовете

О человеке, как личности | Общество

Как помочь людям понять, почему нравственность не «прошита» в наше естество? Для христианина эти вопросы тесно связаны и даже определяются христианским пониманием человека, восприятием человека как личности.

Библейское откровение о человеке

Выражаясь философским языком, личность – это самоценное, свободное, разумное существо. Такой взгляд на человека не мог существовать в античности, которая рассматривала мир подлунный весьма скептично, обожествляя звездное небо. Для античности земная жизнь, если и не тюрьма, то, по крайней мере, театральная сцена, где задача каждого – правильно сыграть свою роль, причем актеры автоматически играют роль по сценарию. Судьба, фатум, рок – вот закон античной жизни. Ни о какой свободе, ни о каком самостоятельном построении своей личной жизни речи не идет.

Наряду с античным нам известен опыт небольшого израильского народа, верившего принципиально иначе и жившего иначе. Мировосприятие древних израильтян, их взгляд на человека и вера в Бога были для того времени уникальны. Они строились на откровении Бога о Самом Себе и о людях как Его творении, строились на живом общении человека и Бога.

Библия, книга, свидетельствующая о вере и опыте Израиля, дает нам много примеров. Достаточно вспомнить Моисея –– великого пророка. Всем известна история с купиной неопалимой, кустом, охваченным пламенем, через который Сам Бог говорил с Моисеем и призвал его на особое служение: спасти израильтян от рабства. В какой-то момент разговора Моисей пытается узнать, с кем он говорит. «Аз есмь Сущий», –– слышит он в ответ. На языке философии этот ответ можно выразить так: «Я – само существование, Я – бытие во всей полноте,  все остальное живет лишь потому, что Я ему даю жизнь».

Это очень важное свидетельство встречи человека и Бога лицом к лицу, которое показывает нам, что Бог Израиля –– это живая личность, и другие личности – люди – вступают с Ней в диалог. Бог не гнушается людьми, каждый человек для него уникален и важен, более того, в чем-то Бог и человек, если можно так выразиться, родственны, они могут общаться. Библия, поясняя эту возможность взаимного общения, утверждает, что человек создан Богом как Его образ и подобие, как личность.

Иначе говоря, христиане уверены, что люди были созданы, чтоб жить вместе с Богом, стать как бы Его семьей, Его детьми.   Именно так  рождаются дети, чтобы разделить жизнь с родителями. И если Бог – это живая Личность, дарящая Себя и общение с Собой, то и человек – образ и подобие Божье – это живая личность, свободно воспринимающая Бога и отвечающая Ему. В этом и кроется суть тайны.

Есть красивый древний христианский образ, что люди созданы как бы от преизбытка Божьей любви, чтобы вступить в богообщение, чтобы своей любовью откликнуться на любовь Божью. Под любовью здесь надо понимать не чувства и переживания, речь идет о любви как жертвенном служении, преображении своей жизни ради любимого, обретении в нем смысла и полноты жизни.

Христианское учение о человеке как личности – это философское осмысление тех отношений с живым личным Богом, что наполняли жизнь древних израильтян и наполняют жизнь христиан. Когда мы говорим о личности, то обязательно подразумеваем то уникальное, без чего невозможна человеческая жизнь: свобода, разум, самоценность, самобытность, самосознание, творчество, способность любить и ответственность перед Богом и людьми за свою жизнь.

О свободе и нравственности

Человеческая реальная жизнь далека от всемогущества, она может проходить только в рамках своей природы, а то и в рамках заданных искажениями и болезнями. Свобода человека не всеохватная, но она у него есть. Это свобода по отношению к природной необходимости, свобода самоопределения, свобода оценки происходящего и выбора.

Можно сказать, что благодаря свободе личное бытие – беспричинно, оно основано на личном выборе. Творчество, личные отношения, любовь, добрые дела – все это совершается просто так. Известный философ Мераб Мамардашвили мудро заметил, что люди даже не ищут этому объяснений. Люди имеют некоторые способности, качества, таланты, но распоряжаются они ими по своему личному свободному произволению. Известный ученый психотерапевт Виктор Франкл описал пример талантливого неуловимого вора, который был найден и арестован никем иным, как его братом близнецом, не менее талантливым сыщиком. То, как эти люди распорядились своими дарами – их личный выбор. Они не плыли по течению инстинктов, они сами определили свою жизнь.

Очень важно, что люди фактически не имеют врожденных инстинктов, охраняющих их существование. Это важно потому, что личность не может существовать вне свободы, личность не может определяться инстинктами или влечениями, она всегда должна самоопределяться и принимать свое ответственное решение.  Люди всю свою историю закрепляют в культуре нравственные нормы, о которых верующие люди говорят, что это Божьи Заповеди. Эти нравственные законы, которые формулирует человечество, продиктованы не инстинктами, и потому у человека всегда будет выбор принять их (эти законы) или отвергнуть.

Быть личностью и проявлять себя как личность – разные вещи.

Когда говорится, что каждый человек – личность, это не просто констатация очевидного постулата.

Несмотря на особенности, все люди являются обладателями человеческого естества и никакого другого. Каждый человек проявляет себя не только в телесной, душевной (психической), но и духовной области – области личных отношений, области свободы воли, области веры в Бога. Наши особенности, или даже ущербности, могут ограничить проявления человека, в том числе, и в духовной сфере, но для христиан это не может быть поводом к унижению человеческого достоинства, к отвержению личности.

Если кто-то очень болен, настолько, что нет никаких признаков разумной жизни, для христиан это будет значить лишь то, что этот человек, являясь по сути личностью, в данный момент не может себя так проявить. Например, о наличии разума мы судим по способности человека познавать мир, выражать свои мысли, чувства, вступать в диалог с другими людьми на языке той или иной культуры. Для христиан все вышеперечисленное не более чем проявление разумности нашей природы, и бывает так, что у кого-то нет возможности проявить свою разумность сейчас, а кому-то не удастся проявить ее на протяжении всей жизни, но это не умаляет значение личности этих людей. То же касается и других аспектов личности.

Благодаря своей развитости и полноценности человек может в свою меру приобщиться к культуре, вступить в отношения с людьми, творить и развиваться. И это очень важно, в том числе и для возрастания в вере, и для богообщения. Но все же развитость и полноценность человеческой природы не имеют для христиан определяющего значения, когда речь идет о взаимоотношениях Бога и человека, о призвании человека быть дитем Божиим. И мы все это знаем из опыта. Безусловно, существует колоссальная разница между общением матери с младенцем, или с ребенком «дауном» и с повзрослевшем сыном –– студентом «физтеха». Но никто не дерзнет сказать, что физическая, психическая, социальная, неразвитость младенца или «дауна» делает их отношения с мамой ущербными или даже неполноценными.

Христиане уверены, что вне зависимости от того, что человек из себя представляет,  по отношению к Богу он безусловно остается личностью вне зависимости от каких-либо дефектов. Каждый человек любим Богом, пусть даже только что зачатый или совершенно больной. Быть личностью и проявлять себя как личность – это разные вещи.

Смотрите также:

Как происходит оцифровка человеческой личности и какие виды уже существуют, рассказали на лектории в Новой Голландии

На прошлой неделе в Новой Голландии состоялась очередная встреча в рамках цикла публичных лекций о науке и технологиях, курируемого специалистами Центра научной коммуникации Университета ИТМО. В этот раз перед слушателями выступил Александр Бухановский — доктор технических наук, директор мегафакультета трансляционных информационных технологий Университета ИТМО и директор Научно-исследовательского института наукоемких компьютерных технологий. Он рассказал о современных проектах оцифровки личности и их применении.

В современном мире мы все слышали про грубое слово «цифровизация», хотя правильнее говорить «цифровая трансформация». В чем выражается этот процесс? Взрывное развитие средств сбора и хранения данных, виртуализация бизнес-процессов, распространение информации со скоростью, превышающей скорость интерпретации ее человеком и многое другое. С цифровой трансформацией появилась также и новая профессия специалист по отбору правильных данных в общем потоке. А можно ли пойти на следующий уровень и оцифровать этого специалиста?

Наверное, да.

О понятии цифровой недоличности

На самом деле, к понятию цифровой личности люди шли уже давно. Уже существуют самые разные проекты: социальные сети из виртуальных личностей, бот, который подстраивается под эмоции собеседника, библиотека воспоминаний, даже проект по биозаморозке мозга. Последний позволит взять замороженное сознание и перевести его в цифру, интегральную микросхему, лет через 200-500. Все проекты разные, но вопрос, пожалуй, у них один: как свести человека к электронному результату интеллектуальной деятельности?

Сейчас очень часто, когда говорят про цифровую личность, имеют в виду недоличность, а именно — цифровой профиль. Мы ведь живем в цифровом мире: ходим с мобильниками, залезаем в социальные сети, платим банковскими карточками. Все «следы» нашей деятельности остаются в электронном пространстве. На основе этих данных можно оцифровать и личностные характеристики, и потребности, и окружение, и даже физиологическое здоровье.

Эту идею достаточно хорошо продвинули коллеги из Сбербанка, которые в 2018 году предложили так называемый резидентный искусственный интеллект. Согласно задумке, он будет формироваться на основе данных из нескольких источников: физиологические и генетические особенности человека, набор знаний, умений, навыков и компетенций, а также информация с набора заменяемых органов вроде протезов и имплантов. Авторы надеются «переварить» эти данные и составить личность, способную жить самостоятельно.

Но тут проблема: цифровую личность построить возможно, но не на основе одних лишь данных. Потому я и говорю про «недоличность». Если мы будем знать о себе все, то это будут лишь пассивные данные. Чтобы личность работала, нам нужны три элемента. В первую очередь данные как аналог нашей память. Но из памяти мы извлекаем информацию, адаптируем ее под текущую ситуацию и используем. С точки зрения математического аппарата, это не что иное, как модель отношения между данными, второй важный элемент. Но модели касаются только того опыта, который является для нас уже осознанным и линейным. А что делать с интуицией и креативностью? Тут необходима третья часть механизмы вывода, те, что используется в классическом искусственном интеллекте. Эта триада действительно позволяет говорить о том, что личность можно оцифровать.

Александр Бухановский

Что такое цифровая личность?

Если говорить формально, это система взаимосвязанных данных, моделей и априорных механизмов вывода, которая позволяет имитировать процессы сознательной деятельности человека при работе с различными объектами предметной области и другими личностями. Под это определение подпадает как минимум два класса цифровых личностей (ЦН). Первая абстрактная. Нам совершенно неважно, есть у нее реальный прототип или нет. Это синтетическая личность с «удобными» характеристиками, обучаемая на цифровых профилях, в том числе и реальных людях. Второй класс это ассоциированная ЦЛ. Она сохраняет и развивает особенности оригинальной личности-прототипа, исходя из его цифрового профиля.

В структурные элементы цифровой личности входят искусственный интеллект (то, чем мы управляем), цифровая модель (то, за счет чего мы управляем) и среда для интерпретации (понимание, где мы находимся).

Где стоит современная наука?

В данный момент ученые разрабатывают несколько компьютерных моделей цифровой личности (ЦЛ), которые смогут формализовать связи между данными в ее памяти, представить прогноз состояния ЦЛ и оценить реакцию среды ЦЛ. Они сопоставимы между собой.

Например, простейшая модель инфопсиховоздействия. По сути дела, она описывает первоапрельскую шутку, когда вам говорят, что у вас белая спина. Один раз сказали вы посмеялись. Два сказали тоже посмеялись. На восьмой раз задумались и начали думать, а не проверить ли состояние спины. А после начинаете всех так же разводить. По той же логике описывается и процесс инфопсиховоздействия: через среду и связи мы управляем моделью.

Для работы модели инфопсиховоздействия необходимо собирать большие данные. Они необходимое зло. Им присущи очень малый КПД, разнородность источников, фрагментарность покрытия, информационное загрязнение и сложность доступа. По сути, BIG DATA выступают аналогией пассивного эксперимента, когда мы не планируем данные заранее, а собираем то, что есть.

Современные модели либо хорошо прогнозируют, но плохо строят сценарии (нет механизмов управления параметрами), либо позволяют строить сценарии, но требуют использования моделей предметной области. Как бы то ни было, множество разных задач укладывается в логику экосистемы цифровой личности. Каждую из них мы разберем по порядку.

HOMO DIGITALIS PHYSIOLOGICA: цифровое туловище для цифровой личности

Это цифровая личность без личности. Модель представляет собой физиологический атлас человека. С его помощью можно решать проблемы персонификации для воспроизведения особенностей физиологии, биометрической и групповой идентификаций. Можно, например, готовить медицинских работников к работе с настоящими людьми. Или же распознавать движение тел на камере и проверять тем самым безопасность.

HOMO DIGITAL DOMUS: цифровая персона с индивидуальным бытовым поведением

Это уже настоящая личность цифровая персона с простым бытовым поведением. По ее принципу работают почти все современные рекомендательные системы. Именно они подсовывают нам контент: что почитать, что посмотреть, о чем поговорить. Они анализируют действия человека в соответствии с определенным контентом и определяют, к какой категории его можно отнести.

Но это не единственное использование подобной модели. Наши студенты развлекаются с автогенерацией окружения. Программа строит модель определенной постройки и проверяет пользователя в навигации в незнакомых условиях. Благодаря подобным системам человек может проверить себя, сможет ли он выбраться из, например, закрытой тюрьмы.

HOMO DIGITALIS PRO: профессиональный ассистент с «человеческим лицом», или… цифровой миньон

Это не тот цифровой помощник, который следит за вашими тратами и подскажет прикупить соли в случае чего. Он позволит работать с профессиональными системами поддержки принятия решений (СППР). В современном мире подобные системы отвечают на вопрос «а что мне сделать, чтобы достичь цели». Они основаны на логике процессов. Например, СППР предотвращения наводнения в Петербурге отвечает на простой вопрос: когда закрывать затворы, чтобы город не затопило? Однако такого рода системы очень дорогое удовольствие. Процесс один, а вопросов может быть много. Как выйти из ситуации?

Тут мы можем использовать такое объединение систем, как «цифровой профессионал». Он состоит из трех составных частей. Вначале цифровая личность (разговорный интеллект), будто оператор, использует данные цифрового образа (данные, математические модели, априорные знания), чтобы получить ответы на нужные нам вопросы. Можно сказать, что мы подменяем несовершенную память человека совершенной памятью системы. Однако в этом взаимодействии нужен третий элемент цифровой супервайзер (система валидации и обеспечения), который будет проверять действия личности и образа. В серии фильмов «Терминатор» такого супервайзера не было.

Что дальше?

В дальнейшем нас скорее всего ожидает экосистема цифровых личностей. Одни предсказывают погоду, другие ход транспорта, а между собой они общаются и обмениваются данными. Если говорить о направлении развития искусственного интеллекта, то здесь мне видятся две основных метки: либо интеллект братьев наших меньших (распознавание образов, машинное зрение, синтез голоса), либо системы, связанные с поддержкой принятия решения (мыслительная и профессиональная деятельность человека). Туда, наверное, и дорога.

Перейти к содержанию

Человеческая личность и ее свойства

Свойства личности во многом определяются обществом, в котором она живет и развивается. Однако личность, как и общество, имеет некую «самость», свою особую ментальность. Определений личности много — и психологическое, и педагогическое, и социологическое. Общего же определения философией пока не выработано. Но, несмотря на многообразие подходов, философы и ученые единодушны в том, что личность наряду с уникальными, неповторимыми чертами обязательно несет в себе общественное начало.

«В качестве собственно личностных свойств, — отмечал философствующий психолог С.Л. Рубинштейн (1889-1960), — из всего многообразия свойств человека обычно выделяются те, которые обуславливают общественно значимое поведение или деятельность человека» [6]. Личность, таким образом, предстает в виде некоего индивидуального выражения человеком социально значимых свойств. Это определенный срез бытия общественных отношений. Атрибутными, то есть неотъемлемыми, свойствами и проявлениями, без которых человек не может стать личностью, прежде всего являются разум, воля, любовь, творческо-созидательная деятельность, ответственность, свобода.

Философы всегда стремились рассматривать сущность человека через призму высших социальных ценностей, главными из которых являются такие, как деятельная активность и гуманистическая нацеленность, нравственность и толерантность, научно-художественное творчество и личная ответственность, свобода выбора и т. д. «Я дам вам истину, и она сделает вас свободными», — проповедовал Христос. В этих словах лучше всего выражается следующая внутренняя логика: от человеческих ценностей как атрибутных свойств через истину к свободе. Все человеческие ценности составляют относительно устойчивую систему развития социально значимых качеств и черт, которые характеризуют индивида как равноправного члена того или иного общества или группы людей. Иными словами, для становления личности и проявления ею атрибутных личностных качеств существенное значение имеет социум. Если качества темперамента или иные черты характера могут проявляться в жизни вне зависимости от социального окружения (такие, например, как интеллектуальность, эмоциональность, чистоплотность и т.п.), то свойства личности не смогут реализоваться вне активного общения и взаимодействия человека с другими людьми или общественными образованиями.

Люди живут в конкретном обществе, но каждый индивид при этом имеет и свою собственную нишу в жизни, он обособляется в относительно самостоятельную ипостась, заключающую в себе самобытный внутренний мир. Однако отметим, что человек приобретает самодостаточность прежде всего благодаря той роли, которую ему приходится выполнять в обществе. Сущность человеческой личности составляет не только ее природная самобытность, но и способность к адаптации в ситуациях радикальных жизненных перемен. Определяя цели и смысл жизни, позицию в сфере общественных отношений, личность выступает как некая регулятивная система в обществе.

За качеством самобытности индивида зорко следит сама природа. Она «бережет» в каждом человеке не только его родовую сущность, но и нечто сугубо индивидуальное, уникальное, особенное в нем, «хранимое» в его генотипе. Русский философ Н.А. Бердяев справедливо заметил, что «…личность человеческая более таинственна, чем мир», ее тайна «никому не известна до конца» [7].

Совершенно очевидно, что индивида «делают» личностью его социально-психологические свойства: разум, воля, темперамент, социальное положение и связанные с ним ориентиры, ценностные пристрастия и морально-этические установки. Можно утверждать, что личностью человеческий индивид способен стать только тогда, когда научится управлять собой (своими эмоциями, умом, телом, поведением), а также властвовать над собственными пристрастиями и влечениями. Личность не задается естественной природой. Она формируется в историческом движении человеческой цивилизации.

Немаловажным параметром личности считается ориентация ее потребностей, интересов и целей на общественные нужды. Выделяют, как правило, два типа личностных ориентировок: коллективизм и индивидуализм. Под индивидуализмом понимается приоритет целей и потребностей самого индивида над интересами основных групп общества. При коллективистской модели интересы и запросы личности ориентированы исключительно на общественные потребности и нужды. В процессе перманентной социализации, или, иначе говоря, культурного роста, индивид самостоятельно овладевает философией жизни, ранжирует общественные ценности и некоторые из них «делает» своими. В зависимости от морально-нравственных позиций и устремлений он решает наиболее сложный вопрос, касающийся его существования в обществе — вопрос о смысле жизни. Все это позволяет каждому человеку творчески проявлять себя в соответствии со своими природными задатками и индивидуальными способностями.

Исходным понятием, с рассмотрения которого обычно и начинается философское осмысление человека как личности, является понятие «индивид». Это самая простая, но весьма абстрактная характеристика человека. Индивида можно представить как неделимую частицу целостного человечества. Это некий «биосоциальный атом», единичный представитель рода человеческого, с индивидуальным набором морфофизиологических особенностей организма, а также определенных социальных ролей. Гораздо более содержательной является другая характеристика человека — его индивидуальность. Она предполагает наличие уникальных, неповторимых свойств и качеств, диалектически объединяет единичное, особенное и общечеловеческое в личности. Причем индивидуальность тем значительнее, чем шире и оригинальнее в ней представлена всеобщность.

Индивидуальность личности состоит в том, что каждый человек представлен самобытным миром внутреннего бытия, включенным в социально-психическую структуру личности и постоянно хранящим относительную самостоятельность. Из этого следует, что индивидуальность составляет важнейшее качество личности. Все предметы и явления в системе Мироздания всегда конкретизируются в сугубо индивидуальном проявлении. Но человеческая индивидуальность качественно отличается от естественной индивидуальности любой вещи или даже духовного явления. Если об индивиде можно говорить только то, что он «есть» на этом свете, то индивидуальность всегда характеризуется как некая уникальная самость, своеобразно проявляющаяся в жизнедеятельности индивида. Личность же — это всегда целостный человек, его социотелесная индивидуальность, развившаяся в результате творческой, активной социально-исторической и культурно-созидательной деятельности, в процессе коллективного труда, общения с другими людьми.

Личность как философская категория, конечно, является абстракцией, которая объективно конкретизируется в реальных человеческих индивидах. Индивид же со всеми своими природными качествами, свойствами психики, особенностями строения тела является единичным представителем рода человеческого, неким «индивидуальным общественным существом» (Маркс). Отсюда можно сделать вывод, что личность есть индивидуализированный способ социально-культурного бытия человека. И чем более самобытно отражено в отдельном человеке социальное бытие, тем значительнее масштабность его личности. Каждое конкретное общество всегда заинтересовано в как можно большей представленности исторического типа личности.

Американский психолог и философ Э. Фромм справедливо заметил, что капитализм «рождает» тип личности с рыночной ориентацией, «для которой свойственно глубинное отношение к себе и другим людям как к товару, ценность которого определяется меновой стоимостью». «Чиновники и коммерсанты, администраторы и врачи, ученые, юристы и артисты, — писал он,

— все выходят на рынок… Принцип оценки одинаков и для рынка товаров, и для рынка личностей» [8]. Для достижения успеха в обществе и индивидуального благополучия личность в буржуазном обществе «должна иметь спрос». Соответственно, в стремлении выгодно себя продать она вынуждена выстраиваться как товар, но должна стараться сохранять в себе неповторимую индивидуальность, внося свою лепту в общественное развитие.

Личность, будучи выразителем социальных интересов и потребностей, в общественных связях и отношениях предстает как человеческая индивидуальность. Последняя, как мы уже говорили выше, свидетельствует о развитости в индивиде специфических черт, свойственных только ему и никому больше. Индивидуальность несет в себе идеальный ценностный смысл своего бытия в природе и обществе. Привлекательность истинной индивидуальности состоит в том, что она не «растворяется» в общественном многообразии. При этом речь идет не только о наличии врожденных свойств и качеств. Индивидуальность формируется в активном и целенаправленном противоборстве с укоренившимися в обществе моральными нормами, национальными традициями, социальными установками, что говорит о ее вере в собственные силы и предполагает ответственность за все свои действия. Истинное величие индивидуальности состоит не столько в ее уникальности, сколько в том, что она открывает людям новый мир ценностей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Стабильность личности — всего лишь сказка

В течение жизни ваша личность трансформируется до неузнаваемости, так же, как меняется внешность и постоянно заменяются клетки.

Доказывающее это анкетирование началось в 1950 году и в нем участвовали 1208 подростков в возрасте 14 лет. Учителей просили использовать шесть опросников, чтобы измерить шесть персональных черт подростков: самоуверенность, настойчивость, стабильность настроения, добросовестность, оригинальность и желание учиться. Результаты всех шести опросников были объединены в один рейтинг, измеряющий одну черту, которую определили как «надежность». Спустя шестьдесят лет исследователи разыскали 635 участников того анкетирования и 174 из них согласились пройти тест снова.

В результате данные анкетирования, проведенного спустя 63 года после первого опроса, не совпали с первичными показателями. «Корреляции не показали значительной стабильности по всем шести характеристикам, а также по общему фактору надежности», — написали исследователи. — «Мы сделали предположение, что найдем доказательство личностной стабильности даже за период больше 63 лет, но наши корреляции никак не поддержали эту гипотезу».

Результаты не могут не удивлять, так как предыдущие исследования личности за более короткий период времени показывали бо’льшую последовательность. Исследования за несколько десятилетий, фокусирующиеся на участниках с детства до среднего возраста, или со среднего возраста до старости, показывали стабильные черты личности, но последнее исследование убедительно демонстрирует, что вся означенная стабильность со временем просто разрушается. «Чем длиннее интервал между двумя оценками личности, тем слабее связь между ними. Наши результаты предполагают, что если этот интервал увеличить до 63 лет и больше, никакой связи между личностными качествами одного и того же человека не будет вообще».

Если паттерны ваших мыслей, эмоций и поведения столь радикально меняются за десятилетия, можно ли в принципе назвать вас той же самой личностью или даже человеком, каким вы были в подростковом возрасте? Конечно, мы все это понимаем, когда, например, сталкиваемся со старым школьным приятелем, с которым не виделись пару десятков лет, но исследование предполагает, что если бы вы когда-нибудь смогли встретиться с собственной молодой версией, то просто не узнали бы ее.

§ 1. Человек — личность

Человек как личность — это человек, имеющий свое, живущий по-своему. Начало личности: «Я сам!» В соответствии с мужским взглядом, развитая личность — человек с внутренним стержнем, выбравший свободу и свой путь. Это человек, который сам строит и контролирует свою жизнь, человек как ответственный субъект волеизъявления.

Не каждый человек живет, как личность. Другой очень распространенный образ жизни — образ жизни организма. Основная разница этих двух способов бытия в том, что для человека-личности естественно жить с помощью разума и воли, думая и принимая решения. Это не значит, что у человека-организма нет разума и воли: разум и воля у него есть, но он пользуется ими не часто, разуму предпочитая впечатления и предубеждения, а воле — внутренние чувства и эмоции↑.

На работе, где включать голову является частью трудового функционала, а волю заменяют инструкции и распоряжения руководства, разница между человеком-личностью и человеком-организмом может быть незаметна. Она проявляется тогда, когда люди выходят из учреждения, когда начинается личная жизнь. Если человек, оказавшись на воле, начинает руководствоваться не своим разумом и ценностями, а чувствами и эмоциями, это образ жизни организма.

Девушка звонит молодому человеку, потому что не может не звонить, хотя понимает, что звонить сейчас — глупо. Молодой человек покупает бутылку, потому что его организм требует алкоголя… Другое дело, когда девушка считает внутренне обязательным контролировать свои эмоции и импульсы, когда молодой человек идет на фитнес или на учебу не потому, что это ему очень хочется, а потому, что он это себе наметил и это соответствует его планам на жизнь. Это — образ жизни человека-личности.

У человека-личности, кроме эмоций и потребностей, есть разум и воля, он думает и принимает решения. Чувства, эмоции и потребности для личности – это только фон, который может помогать, может мешать, но не более. Чувства могут когда-то вспыхивать и гаснуть, но за свои поступки отвечает человек, личность. Личность управляет своими эмоциями, чувствами и потребностями, а не наоборот. Для человека-личности свою внутреннюю жизнь осознавать – мало, свою внутреннюю жизнь нужно налаживать. Своими эмоциями можно и нужно управлять, потребности – воспитывать и выстраивать в ту иерархию, которая соответствует его представлению о должном.

Человек-организм ищет в себе энергию, человек-личность энергию в себе создает. Человек как организм разбирается, что ему хочется, человек как личность смотрит, что сейчас нужно, и заботится о том, что свое надо подкрепить энергией желания, чтобы нужное ему — хотелось.

Заметим, как правило дело это не сложное.

У развитой личности есть то, что ей дорого: ее ценности, из ценностей вытекают ее цели, цели разворачиваются в планы, планы конкретизируются в порядок дел, после чего личность – действует. Это не значит, что у человека-личности нет эмоций и привычек, просто все свои эмоции и привычки такой человек оценивает, воспитывает и корректирует. Ему служат эмоции и привычки, а не он им.

Человеку-личности естественно ставить себе высокие цели, решать большие задачи. Личности живут скорее как Мастеровые, они не ищут, а делают, создают, формируют. Что сами себе сделают, то у них и будет.

Ценности – те звезды, которые определяют направление жизни человека, как личности. Ценности — это всегда внешнее: его дом или страна, его родители или дети, любимая или любимый. А также его проекты, его работа, его миссия — то большое, ради чего он живет, что придает его жизни смысл, а не только удовлетворение.

Удовлетворение чувствует организм, когда потребляет себе нужное. Когда человек делает то, что считает должным, он начинает уважать себя и переживает гордость.

Задачи свободы, развития и созидания понятны только человеку как личности. Личность может ставить цели, выходящие за рамки ее существования.

Личность строит себя и свою жизнь, развивая себя и меняя обстоятельства вокруг себя. При этом направленность личности на себя основной не является: развитая личность занята собой лишь в той мере, в какой она заботится о любом жизненном инструменте. Основная направленность развитой личности – занятость не собой, а делом, другими людьми и жизнью. Личность – заботится и любит, отвечая за результат. Величина, мера личности — насколько человек своей личностью оказывает влияние на людей и жизнь.

Узнай свободу | Что делает человека человеком?

Младшая сестра Хильде Линдеманн, Карла, родилась с гидроцефалией — состоянием, при котором жидкость вокруг мозга нарушает умственную функцию. Это было неизлечимо, и Карла умерла, не дожив до двух лет.

В новой книге Линдеманна « Удержание и отпускание: социальная практика личной идентичности » она отмечает, что, несмотря на беспомощность Карлы, семья относилась к ней как к полноправному члену семьи, человек .Это поднимает ряд интригующих вопросов о природе личности, статусе, обычно присущем полностью функционирующим взрослым.

Личность

Личность — моральное понятие, связанное с понятием индивидуальности. Грубо говоря, человек — это тот, кто важен сам по себе и поэтому заслуживает самого высокого морального уважения. Но что делает кого-то важным?

Философ Просвещения Иммануил Кант утверждал, что личность основана на разуме.У нас неприкосновенный моральный статус, поскольку мы являемся рациональными существами: теми, которые способны приводить и принимать причины, когда обдумывают, как действовать.

Я не могу солгать вам, например, потому что, поступая так, я подорву вашу способность правильно рассуждать и, следовательно, не буду обращаться с вами в соответствии с вашим надлежащим статусом. Лгать вам (в большинстве случаев) неуважительно. То же самое — воровство, убийство, несправедливое обращение с вами и так далее.

Представление Канта о человеке имеет большое значение для того, чтобы показать, почему люди важны и что наша важность требует от нас при взаимодействии друг с другом.Но обратите внимание, что могут быть и нечеловеческие разумные существа, и не все люди являются разумными существами.

Итак, в кантовском смысле некоторые нечеловеческие объекты могут быть личностями, а некоторые люди — не личностями. Первое наблюдение обычно больше не беспокоит людей; научная фантастика приучила нас к мысли, что другие существа могут иметь такой же моральный статус, что и люди. Но последнее проблематично.

Если личность требует рациональности, то что мы должны сказать о детях, которые в лучшем случае частично рациональны? Что мы должны сказать о людях с психическими расстройствами, которые мешают их разуму? Что мы должны сказать о Карле?

Несомненно, дети и умственно отсталые люди важны с моральной точки зрения, и, как вы можете подумать, они имеют такое же значение, как и все остальные.Вы можете возразить, что мы придаем детям моральное значение, исходя из их потенциала рациональности, но этот аргумент не выдерживает критики, когда речь идет о необратимой умственной отсталости.

Другой способ — просто сказать, что дети и умственно отсталые не являются личностями или неполными личностями. Но как же тогда объяснить то сильное чувство, что они по-прежнему важны? Делаем ли мы их как полноправные люди важными? Нет, они важны сами по себе, как личности.

Значит, нужен другой подход, чтобы объяснить эту независимую важность. И я думаю, что его можно найти, если мы отделим индивидуальный ism от индивидуального ism.

Индивидуальный ism против индивидуального ity

В Соединенных Штатах индивидуализм — это широко распространенный способ мышления об индивидуальности и, следовательно, о личности. От таких мыслителей, как Кант и другие люди эпохи Просвещения, мы пришли к идее, что люди — это маленькие атомы, автономные и независимые, взаимодействующие друг с другом в основном на основе личных интересов.Мы не должны многим другим людям, кроме того, что не вмешиваемся в их дела.

Но в последние десятилетия некоторые философы указали, что это видение индивидуальности ограничено сегментом населения в расцвете сил. В течение значительных периодов нашей жизни мы полностью зависим от других; и даже когда мы не так зависимы, от нас часто зависят другие. Полностью автономный взрослый, не обремененный требованиями других, встречается гораздо реже, чем наше интеллектуальное наследие заставляет нас думать.

Не поймите меня неправильно. Мы многим обязаны Просвещению и индивидуализму. Но, как и в случае со всеми идеями, мы не должны чрезмерно расширять индивидуализм в тех контекстах, где он теряет свою полезность. Личность — одна из таких областей.

Если индивидуализм — неадекватная основа для личности, мы могли бы искать основу в его противоположности, которую мы могли бы назвать реляционизмом. Точно так же, как разумное существо ставит нас перед делом объяснения причин и получения оснований, релятивистское существо ставит нас в дело налаживания и улучшения отношений с другими.

Даже относительно автономные люди взаимозависимы с другими — например, по доходу, а также по физическому и психологическому благополучию. Если уважение и пространство — это способ почтить разумное существо, то внимательность, доверие, забота и любовь — способ почтить человека, живущего в отношениях.

Представление о людях как о связанных не отменяет необходимости признавать и уважать нашу рациональную природу или давать людям место для автономии; вместо этого он расширяет пространство, в котором мы думаем о людях, признавая, что разум — большая часть того, кем являются многие из нас.Если мы будем думать об идентичности как о растущей из того, как мы живем в наших пересекающихся ролях и отношениях, мы можем увидеть, что реляционная концепция личности включает в себя рациональную, сохраняя при этом индивидуальность, лежащую в основе личности.

В этом видении личности еще многое предстоит проработать, но вы, вероятно, уже можете видеть, как эта идея обещает учесть индивидуальность детей и лиц с психическими расстройствами лучше, чем индивидуалистическая, основанная на разуме идея.

Дети и умственно отсталые люди не могут быть (полностью) рациональными, но они определенно могут быть полностью связанными. Мы обязаны им признанием в силу их индивидуальности. Для большинства незнакомцев большую часть времени это просто элементарное уважение и не вмешиваться в свои дела.

Но для других, таких как дети и умственно отсталые, такие как Карла, требуется гораздо больше. Этого требует их личность.

О том, как быть народным человеком — спросите HR-бармена

Я не удержался от ответа на этот вопрос читателя.Специалистов по персоналу постоянно называют «людьми».

Я подумал о вашем посте о вопросах для интервью. Если я скажу вам: «Я человек простой и обычно со всеми лажу». Откуда ты знаешь, что я лгу?

Никто на рабочем месте не совершенен. Если вы ненавидите некоторых или всех своих коллег, вы никогда не добьетесь прогресса. Но «человеколюбец» будет, потому что он умеет ладить с разными людьми и знает, как справиться с трудной ситуацией. Обсуждая ситуацию, вы можете переубедить других с помощью своей тонкой силы убеждения.Это может сделать только «человек из народа».

Быть «народным человеком» — это качество, с которым вы родились, этому нельзя научиться. Это кто ты. К сожалению, в современном мире высоких технологий люди могут подделать это.

Недавно я сказал рекрутеру, что я «человек людей» и знаю, как справляться с трудными ситуациями. Они смотрели на меня с той же мыслью, которую вы описали. Итак, что ищет рекрутер? Лица, которые действительно являются «людьми людей»? Или кто-то, кто может носить разные маски на работе?

Во-первых, позвольте мне сказать, что я действительно верю, что «люди-личности» существуют.Но я определяю термин «человек» как человек, который общителен, общителен и получает удовольствие от общения с людьми. Я не определяю «человека с людьми» как человека, обладающего прекрасными коммуникативными навыками и способного справляться с трудными ситуациями.

За свою карьеру я встречал людей, которым нравилось быть среди людей. И регулярно ставил галочки на них. Я также работал с людьми, которые были необычными интровертами, которые обладали потрясающими навыками вербального общения.

Наслаждение компанией других людей не делает человека невосприимчивым к придиркам. И хотя были времена, когда вы могли изменить нежелательное поведение других, во многих случаях это не так.

Для этого читателя, если вы смогли изменить поведение каждого человека, вы пытались изменить… Я говорю: браво вам . Позвольте мне высказать несколько предостережений. Придет время, когда ты не сможешь. Это не из-за того, что у вас нет навыков. И не потому, что вы не пробовали. Но иногда люди не меняются. Просто как тот.

Рекрутеры хотят знать, как вы справлялись с ситуациями в прошлом, потому что есть шанс, что это может повториться снова. Сказать рекрутеру, что вы ладите со всеми, потому что вы человек людей, — это еще один способ сказать: «Я не хочу рассказывать вам, что происходит, когда я не ладю с людьми». Совершенно нереально думать, что человек прожил всю свою жизнь, ладя со всеми.

В какой-то момент нашей карьеры мы будем работать с кем-то, кто нам просто не нравится.И мы не хотим тратить время на построение отношений. Но с ними нужно работать.

12

на человека | Определение личности по Merriam-Webster

Определение

между людьми

: с участием двух человек или переходом от одного человека к другому. личное общение общение Репортер личное общение с заложником.

Что такое человек?

Вернуться на СТРАНИЦУ МОДУЛЯ

Что такое человек?

Дэвид Лич Андерсон: Автор

Что такое человек? Английский термин «человек» неоднозначен.Мы часто используем его как синоним слова «человек». Но, конечно же, мы не это имеем в виду. Возможно, что на других планетах живут инопланетяне, обладающие такими же когнитивными способностями, как и мы (например, E.T: Инопланетянин или знаменитая «сцена бара» из Star Wars ). Представьте себе инопланетян, которые говорят на каком-то языке, выносят моральные суждения, создают литературу и произведения искусства и т. Д. Несомненно, инопланетяне с такими свойствами были бы «людьми» — то есть морально неправильно покупать или продавать их как собственность, как мы поступаем с собаками и кошками, или использовать их иным образом в наших собственных интересах, не принимая во внимание тот факт, что они являются моральными агентами с интересами, которые заслуживают того же уважения и защиты, что и наши.

Таким образом, один из наших основных интересов — отличить человек от домашних животных и от собственности . Человек — это такая сущность, которая имеет моральное право делать свой собственный жизненный выбор, жить своей жизнью без (неспровоцированного) вмешательства со стороны других. Собственность — это то, что можно покупать и продавать, то, что я могу «использовать» в своих интересах. Конечно, когда дело касается животных, существуют серьезные моральные ограничения на то, как мы можем с ними обращаться. Но на самом деле мы не даем животным такой же автономии, какой предоставляем людям.Покупаем и продаем собак и кошек. А если мы живем в городе, мы держим своих питомцев «запертыми» в доме, что мы не имели бы права делать с человеком .

Как же нам определить «личность» как моральную категорию? [Примечание: в конечном итоге мы можем решить, что существует ненормативная концепция «человека», которая не менее важна и даже концептуально предшествует любой моральной концепции. Однако вначале мы сосредоточимся на моральной концепции.] Сначала мы определим человека следующим образом:

  • PERSON = «любое лицо, имеющее моральное право на самоопределение.«

Многие из нас были бы готовы сказать, я думаю, что любая сущность, признанная личностью, заслуживает защиты в соответствии с конституцией справедливого общества. Можно было бы разумно утверждать, что любое такое существо будет иметь право на «жизнь, свободу и стремление к счастью».

Возникает философский вопрос: Какими свойствами должна обладать сущность, чтобы быть «личностью»? В Mind Project мы убеждены, что один из лучших способов узнать о разуме и людях — это попытаться построить искусственного человека , построить машину, у которой есть разум, а заслуживает морального статуса. личности.Это не означает, что мы считаем, что в ближайшее время студенты (или даже специалисты в данной области) смогут создать человека. На самом деле, среди исследователей Mind Project существуют большие разногласия по поводу того, возможно ли даже в принципе построить человека — или даже разум — из деталей машин и компьютерных программ. Но это не имеет значения. Все в Mind Project убеждены, что это ценное образовательное предприятие, которое делает все возможное, чтобы моделировать умов и людей.В самой попытке мы узнаем больше о природе ума и о самих себе. По крайней мере, это заставляет нас исследовать нашу собственную концепцию личности. Какие свойства необходимы для того, чтобы быть человеком?

Многие свойства были предложены как необходимые для того, чтобы быть человеком: интеллект, способность говорить на языке, творческие способности, способность выносить моральные суждения, сознание, свободная воля, душа, самосознание. . и список можно продолжать до бесконечности. Как вы думаете, какие свойства индивидуально необходимы и вместе достаточны для того, чтобы быть личностью?

Star Trek: Commander Data — человек?

Чтобы начать наше исследование этого вопроса, мы рассмотрим интересный тезис, выдвинутый в эпизоде ​​ Star Trek: The Next Generation («Мера человека»).В этом эпизоде ​​один из главных героев, андроид под названием «Commander Data», собирается убрать с корабля Starship Enterprise для разборки и экспериментов. Дейта отказывается идти, утверждая, что он человек с «правами» (по-видимому, сюда входит то, что мы называем моральным правом на самоопределение ). Он считает аморальным ставить над ним эксперименты без его согласия . Его оппонент, командор Мэддокс, настаивает на том, что Данные являются собственностью, что у него нет прав.Для разрешения вопроса созывается слушание. В ходе судебного разбирательства адвокаты рассматривают те же вопросы, которые нас волнуют здесь:

  • Что такое человек?
  • Возможно ли, что машина может быть человеком?

В эпизоде ​​«Звездного пути» предполагается, что всему, что является «разумным», должен быть предоставлен статус «личности», и коммандер Мэддокс предполагает, что для того, чтобы быть разумным , требует выполнения следующих трех условий:

  1. Разведка
  2. Самосознание
  3. Сознание

Капитан Пикард, представляющий на слушании коммандера Дейта, не оспаривает это определение личности. Скорее, он пытается убедить судью в том, что Данные обладают этими свойствами (или, по крайней мере, в том, что мы не вправе делать вывод об отсутствии у него этих свойств).

Что такое интеллект?

Прежде чем перейти к конкретным аргументам, приведенным в эпизоде ​​«Звездного пути», будет полезно на мгновение остановиться и рассмотреть первое свойство в списке — «интеллект». Может ли компьютер быть умным? Почему или почему нет? Внимательное рассмотрение этих вопросов требует очень внимательного отношения как к компьютерам, так и к интеллекту.И поэтому мы предлагаем вам сначала изучить несколько увлекательных компьютерных программ и серьезно подумать над вопросами: что такое интеллект? и может ли машина быть умной? Чтобы помочь вам задуматься над этими вопросами, мы рекомендуем вам посетить один из наших модулей по искусственному интеллекту.

[Когда закончите с этим разделом, вернитесь сюда]

Теперь, когда вы подумали об «Разведке» и обдумывали возможность «Машинного интеллекта», давайте обратимся к эпизоду «Звездного пути».Возможно, вам будет интересно отметить, что, хотя некоторые люди отрицают, что машинный интеллект вообще возможен, командир Мэддокс (тот, кто отрицает, что данные андроида — это человек) не отрицает, что данные разумны. Он просто настаивает на том, что Дейту не хватает двух других свойств, необходимых для того, чтобы быть личностью: самосознания и сознания. Вот что персонаж Мэддокс говорит об интеллекте Дейты.

ПИКАРТА: Является ли Commander Data разумным?
MADDOX: Да, у него есть способность учиться, понимать и справляться с новыми ситуациями.
ПИКАРТА: Как этот слух.
MADDOX: Да.

Коммандер Мэддокс, хотя и признает, что Дейта «умный», тем не менее отрицает, что Дейта является личностью, потому что ему не хватает двух других необходимых условий для того, чтобы быть личностью: самосознания и сознания. Прежде чем исследовать причины, по которым Мэддокс считает, что Дейта не осознает себя, давайте исследуем концепцию «самосознания».»Важно понять, что мы подразумеваем под самосознанием и почему это может быть обязательным требованием для того, чтобы быть личностью.

Что такое самосознание?

Давайте обратимся ко второму свойству, которое, как предполагает эпизод «Звездного пути», необходимо для разума и личности: «самосознание». Эта тема широко обсуждалась философами и учеными. Что именно мы подразумеваем под «самосознанием»? Можно подумать, что глубоко внутри нас есть нечто вроде «я» и что осознавать себя — это просто осознавать присутствие этого «я».Кто же тогда осознает себя? Другой я? Есть ли у нас теперь два «я»? Что ж, нет, это не то, что могло бы иметь в виду большинство людей.

Стандартная идея, вероятно, состоит в том, что «я», хотя и способно осознавать внешние по отношению к нему вещи, также способно осознавать свои собственные состояния. Некоторые описывают это как своего рода опыт. Можно сказать, что у меня есть «внутренний опыт» моей собственной умственной деятельности, я непосредственно осознаю, скажем, мысли, о которых я сейчас думаю, и отношения («Я надеюсь, что победит Уайт Сокс»), которых я придерживаюсь в настоящее время.Но даже если мы допустим, что у нас есть такие «внутренние переживания», они сами по себе не обеспечивают всего, что мы намереваемся уловить термином «самосознание». Когда я говорю, что осознаю свою собственную умственную деятельность (мои мысли, мечты, надежды и т. Д.), Я не имею в виду просто то, что у меня есть некоторый внутренний ключ к содержанию этой умственной деятельности, я также имею в виду, что характер этой умственной деятельности осознанность такова, что дает мне определенные способности критически размышлять о своих ментальных состояниях и делать суждения об этих состояниях.Если я правильно осознаю свое собственное поведение и умственную деятельность, тогда я могу решить, что мое поведение должно быть изменено, что установка является морально неприемлемой или что я допустил ошибку в своих рассуждениях и что вера, которой я придерживаюсь, неоправданна, и от нее следует отказаться.

Рассмотрим, например, умственную жизнь собаки. Предположительно, у собак есть богатый спектр переживаний (они чувствуют боль и удовольствие, дерево имеет особый «вид»), и они могут даже иметь представления о мире (Фидо считает, что его блюдо для ужина пусто).Кто знает, у них могут быть даже особые «внутренние переживания», которые сопровождают эти убеждения. Однако, если мы предположим, что собаки не обладают самосознанием в более сильном смысле, тогда у них не будет способности критически осмыслить свои убеждения и опыт, и, следовательно, они не смогут иметь других убеждений относительно своего удовольствия или своей веры в блюдо ужина. (то, что философы называют «верованиями второго порядка» или «мета-убеждениями»). Другими словами, им может не хватать способности судить о том, что удовольствие может быть недостойной целью в определенной ситуации, или о том, что их вера в то, что блюдо для ужина пусто, неоправданно.

Но если это становится хоть сколько-нибудь ближе к истине о природе самосознания (а я не обязательно в этом уверен), тогда остается открытым вопрос, нужно ли быть «самосознанием» своего рода опытом. совсем. Может случиться так, что машина (например, робот) может быть «самосознающей» в этом смысле, даже если мы признаем, что у нее вообще нет никаких субъективных переживаний. Он может быть самосознательным, даже если мы отрицаем, что «есть что-то, что похоже на то, чтобы быть этой машиной» (чтобы немного изменить известное изречение Томаса Нагеля).Дуглас Хофштадтер предлагает предложение, которое поможет нам рассмотреть эту возможность. Теперь давайте обратимся к диалогу «Звездный путь» и посмотрим, что они говорят о самосознании.

ПИКАРТА: А как насчет самосознания? Что это обозначает? Почему я осознаю себя?
MADDOX: Потому что вы осознаете свое существование и действия. Вы осознаете себя и свое эго.
ПИКАРТА: Commander Data.Что ты сейчас делаешь?
ДАННЫЕ: Я участвую в судебном слушании по определению моих прав и статуса. Я человек или я собственность?
ПИКАРТА: А что поставлено на карту?
ДАННЫЕ: Мое право выбора. Возможно, в самой моей жизни.
ПИКАРТА: «Мои права». . «мой статус» . . «мое право выбора».. «моя жизнь». Мне кажется, это достаточно самосознание. . . Командир. . Я жду.
MADDOX: Это чрезвычайно сложно.

Мы могли бы хорошо представить, что коммандер Мэддокс думает о субъективных переживаниях, когда говорит о том, что он « сознателен» своего существования и действий. Однако ответ Пикарда неоднозначен. Единственное свидетельство того, что Дейта осознает себя, — это то, что он способен использовать определенные слова в языке (такие слова, как «мои права» и «моя жизнь»).Нужно ли только, чтобы Дейта имел информацию о своих собственных убеждениях, чтобы осознавать себя, или эта информация должна сопровождаться внутренним чувством или опытом какого-либо рода? У Дугласа Хофштадтера есть несколько интересных мыслей по этому поводу.

Дуглас Хофштадтер о «Антисфексизме»

В одной из своих колонок для журнала Scientific American («О кажущемся парадоксе механизации творчества») Дуглас Хофштадтер написал заставляющую задуматься статью о природе творчества и возможности его «механизации», т. Е. , что правильный тип машины может быть действительно творческим.Хотя творчество является его основным направлением, здесь многое из того, что он говорит, можно применить к свойству самосознания .

Суть его идеи состоит в том, что быть нетворческим — значит попасть в непродуктивный цикл («колею»), который механически повторяется снова и снова, несмотря на его тщетность. Таким образом, творчество проявляется в степени и заключается в способности контролировать свои действия на более низком уровне, так что, когда поведение становится непродуктивным, человек не повторяет его постоянно, а «осознает» его бесполезность и пробует что-то новое, что-то «творческое». «.Хофштадтер придумал название для этого повторяющегося, нетворческого типа поведения — он называет его сфексизмом , черпая вдохновение для названия в поведении определенного вида ос по имени Сфекс. В своем обсуждении Хофштадтер цитирует Дина Вулдриджа, который описывает Сфекс следующим образом:

Когда приходит время откладывать яйца, оса Sphex строит для этой цели нору и ищет сверчка, которого она ужалит так, чтобы парализовать его, но не убить.Она затаскивает сверчка в нору, откладывает яйца рядом, закрывает нору и улетает, чтобы никогда не вернуться. Со временем яйца вылупляются, и личинки осы питаются парализованным сверчком, который не разложился, будучи помещенным в осовый эквивалент глубокой заморозки. Для человеческого разума такая тщательно организованная и, казалось бы, целеустремленная рутина передает убедительный привкус логики и вдумчивости — до тех пор, пока не будут рассмотрены более подробные детали. Например, оса обычно приносит парализованного сверчка в нору, оставляет его на пороге, заходит внутрь, чтобы убедиться, что все в порядке, вылезает, а затем затаскивает сверчка внутрь.Если сверчка отодвинуть на несколько дюймов, пока оса находится внутри, производя предварительный осмотр, оса, выйдя из норы, вернет сверчка к порогу, но не внутрь, и затем повторит подготовительную процедуру входа. нору, чтобы убедиться, что все в порядке. Если сверчка снова отодвинуть на несколько дюймов, пока оса находится внутри, она снова переместит сверчка к порогу и снова войдет в нору для последней проверки. Оса никогда не думает затащить сверчка прямо внутрь.Однажды эта процедура была повторена сорок раз с тем же результатом. [из книги Дина Вулдриджа «Механический человек: физическая основа разумной жизни», ]

Поначалу поведение сфекса казалось разумным и целеустремленным. Он мудро вошел в нору в поисках хищников. Но если бы он действительно «понимал», что делает, то не повторял бы это действие 40 раз подряд !! Это глупо !! Поэтому разумно предположить, что он вообще не понимает, что делает.Он просто выполняет механическое механическое поведение — и кажется, что он блаженно игнорирует свою ситуацию. Можно сказать, что он «не осознает» избыточности своей деятельности. Быть «креативным», говорит тогда Хофштадтер, значит быть антисфексистом — вести себя, то есть вести себя в отличие от сфекса.

Если вы хотите создать машину, которая является антисфексической, вы должны дать ей возможность отслеживать собственное поведение, чтобы она не застревала в колее, как у Sphex. Рассмотрим робота, у которого есть основной набор компьютерных программ, управляющих его поведением (назовите эти программы первого порядка).Один из способов сделать робота более антифексическим — написать специальные программы второго порядка (или мета-уровня), основная задача которых заключалась не в создании поведения роботов, а в отслеживании тех программ первого порядка, которые действительно создают роботов. поведение, чтобы убедиться, что эти программы не застревают в какой-либо «глупой» колее. (Знакомый пример машины, застрявшей в колее, — это сцена из нескольких старых научно-фантастических фильмов, в которой робот не попадает в дверь и снова и снова ударяется о стену, неспособный разрешить свою дилемму — «не подозревая» о своем затруднительном положении. .)

Однако возникает проблема, даже если бы можно было создать эти программы, которые «смотрят» другие программы. Вы можете подумать, что это такое? Что, если программа второго порядка, программа «наблюдения» застрянет в колее? Затем вам понадобится другая программа (программа третьего порядка), задача которой — наблюдать за программой «наблюдения». Но теперь перед нами дилемма (то, что философы называют «бесконечным регрессом»). У нас могут быть программы, которые следят за программами, которые следят за программами — генерируя гораздо больше программ, чем мы хотели бы возиться, — и все же оставлять фундаментальную проблему нерешенной: всегда будет оставаться одна программа, за которой не будет следить.Ради эффективности вы бы хотели, если бы это было возможно, так это то, что Хофштадтер называет программой «самоконтроля», программой, которая следит за другими программами, но также пристально следит за своим собственным потенциально сфексистским поведением. И все же Хофтштадтер настаивает на том, что чем бы вы ни занимались, вы никогда не сможете создать машину, которая была бы совершенно антисфексической. Но затем он также приводит причины, по которым люди не являются полностью антифексичными — и почему мы даже не должны этого хотеть.

Теперь вы понимаете, почему такая компьютерная программа с самонаблюдением может дать нам нечто вроде «самосознания»? Я не говорю, что — это самосознание — это в конечном итоге вам решать.Но есть люди, которые верят, что люди, по сути, являются «машинами» и что наша способность «осознавать себя» в конечном итоге является результатом сложного набора компьютерных программ, выполняемых в человеческом мозге. Если бы у кого-то были основания думать, что это правдоподобная теория, тогда можно было бы подумать, что программы «самонаблюдения» Хофштадтера сыграли бы ключевую роль в предоставлении нам способности к самосознанию.

Давайте вернемся к обсуждению Star Trek и Commander Data и к вопросу: самосознает ли Data, андроид? Независимо от того, думаете ли вы, что капитан Пикард набрал какие-либо очки против командира Мэддокса или нет, Мэддокс кажется менее уверенным в своем заявлении о том, что Дейту не хватает самосознания, чем изначально.Но это не значит, что Мэддокс сдается. Есть еще одно свойство, которое, по мнению Мэддокса, необходимо для того, чтобы быть личностью: «Сознание».

Что такое сознание?

Должна ли сущность быть «сознательной», чтобы быть личностью? Если да, то почему? Что такое сознание? Возможно ли когда-нибудь узнать наверняка, сознательна ли данная сущность?

Хотя есть много разных способов понимания термина «сознание», один из них — отождествить его с тем, что мы могли бы назвать субъективным характером опыта .Исходя из этого, если предположить, что ничто не могло быть личностью, если оно не было сознательным, и если предположить, что сознание требует субъективных переживаний, то можно будет считать, что независимо от того, насколько изощренно внешнее поведение сущности, эта сущность не будет сознательной. и, таким образом, не будет человеком, если у него нет субъективных переживаний, если он не обладает внутренней, ментальной жизнью.

Томас Нагель обсуждает значение «субъективного характера опыта» в своей статье «Каково быть летучей мышью?» Обратите внимание, что Нагеля здесь не интересует вопрос личности.(Он совершенно определенно не предполагает, что летучие мыши являются людьми.) Скорее он заинтересован опровергнуть утверждение о том, что чисто физическое описание организма (состояния его мозга и т. Д.) Может, даже в принципе, быть способным уловить субъективное характер переживаний этого организма. Основная задача Нагеля — опровергнуть утверждение многих современных ученых о том, что объективные, физические или функциональные свойства организма говорят нам все, что нужно знать об этом организме. Нагель говорит: «Нет.»Любое объективное описание состояний мозга человека неизбежно упускает факты о субъективном опыте этого человека и, таким образом, не сможет предоставить нам определенные факты об этом человеке, которые являются подлинными фактами о мире.

Одной из основных целей Нагеля является теория под названием функционализм , самая популярная теория разума последних двадцати пяти лет. Это продолжается быть доминирующим объяснением природы психических состояний, помогать ученым и философы сегодня.Прежде чем перейти к аргументу Нагеля, вы можете захотеть чтобы узнать немного о функционализме. Если да, щелкните здесь, и откроется новое окно. начните с введения в функционализм.

Теперь, когда у вас есть базовое понимание теории функционализма, вот причина, по которой Нагель полагает, что функционалистское понимание разума никогда не сможет охватить фундаментальную природу того, что значит быть сознательным.

Сознательный опыт — широко распространенное явление.Он встречается на многих уровнях животной жизни, хотя мы не можем быть уверены в его присутствии в более простых организмах, и очень трудно сказать в целом, что свидетельствует об этом. (Некоторые экстремисты были готовы отрицать это даже в отношении других млекопитающих, кроме человека.) Без сомнения, это происходит в бесчисленных формах, совершенно невообразимых для нас, на других планетах в других солнечных системах по всей вселенной. Но независимо от того, как форма может меняться, тот факт, что организм вообще имеет сознательный опыт, означает, в основном, что есть что-то вроде того, чтобы быть этим организмом.Могут быть и другие выводы о форме переживания, могут даже (хотя я в этом сомневаться) выводы о поведении организма. Но по сути организм имеет сознательные психические состояния тогда и только тогда, когда есть что-то, на что он похож, чтобы быть этим организмом — что-то подобное для организма.

Мы можем назвать это субъективным характером опыта. Он не улавливается ни одним из знакомых, недавно разработанных редуктивных анализов ментального, поскольку все они логически совместимы с его отсутствием.Он не поддается анализу с точки зрения какой-либо объяснительной системы функциональных состояний или интенциональных состояний, поскольку их можно приписать роботам или автоматам, которые вели себя как люди, хотя они ничего не испытывают. *

* Сноска: Возможно, таких роботов и не могло быть. Возможно, что-нибудь достаточно сложное, чтобы вести себя так, как человек, имеющий опыт. Но если это правда, то это факт, который не может быть обнаружен простым анализом концепции опыта.

Это не поддается анализу с точки зрения причинной роли переживаний по отношению к типичному человеческому поведению — по схожим причинам.Я не отрицаю, что сознательные психические состояния и события вызывают поведение или что им можно дать функциональную характеристику. Я отрицаю только то, что подобные вещи исчерпывают их анализ. . . .

. . . Если нужно защищать физикализм, феноменологические особенности сами должны получить физическое объяснение. Но когда мы рассматриваем их субъективный характер, кажется, что такой результат невозможен. Причина в том, что каждое субъективное явление по существу связано с одной точкой зрения, и кажется неизбежным, что объективная физическая теория откажется от этой точки зрения.( Philosophical Review 83: 392-393)

Если андроид должен быть человеком, должен ли он иметь субъективные переживания? Если так почему? Далее, даже если мы решим, что люди должны иметь такой опыт, как мы можем определить, есть ли у какого-нибудь конкретного андроида такой опыт? Рассмотрим следующий пример. Предположим, что вычислительный центр андроида использует две разные «программы оценки», чтобы определить, следует ли совершать то или иное действие.В большинстве случаев обе программы совпадают. Однако в данном конкретном случае, допустим, две программы дают противоречивые результаты. Далее, давайте предположим, что существует очень сложная процедура, которую должен пройти андроид для разрешения этого конфликта, процедура, которая занимает несколько минут. Уместно ли говорить, что в течение времени, необходимого для разрешения конфликта, Android «сбит с толку» или «неуверен» в том, следует ли выполнить A? Если мы будем отрицать, что в настоящее время андроид находится в состоянии «неуверенности», на каком основании мы это сделаем?

Колин Макгинн обдумывает этот вопрос, когда спрашивает: «Может ли машина быть сознательной?» Может ли быть что-то похожее на эту машину? Очень кратко его ответ: да, машина может быть сознательной.По словам Макгинна, в принципе возможно, что такой артефакт, как андроид, мог быть в сознании, и это могло быть так, даже если бы оно не было живым. Но, утверждает он, мы понятия не имеем, какое именно свойство делает нас сознательными существами, и поэтому мы не знаем, какое свойство должно быть встроено в машину, чтобы сделать ее сознательной. Он утверждает, что нельзя сказать, что компьютер обладает сознанием только на основании того факта, что он обладает вычислительными свойствами, просто потому, что он способен манипулировать лингвистическими символами на синтаксическом уровне.Подобные вычисления, безусловно, возможны без сознания. Кроме того, он предполагает, что предложения, произносимые андроидом, могут на самом деле что-то ЗНАЧИТЕЛЬНО (то есть они могут относиться к объектам в мире и, таким образом, могут действительно обладать СЕМАНТИЧЕСКИМИ свойствами), и все же андроид может не быть СОЗНАТЕЛЬНЫМ. То есть, андроиду может все еще не хватать субъективных ощущений, может все еще не быть ничего похожего на тот андроид. Итак, заключение Макгинна? Возможно, что машина может быть сознательной, но на данный момент, учитывая, что мы понятия не имеем, что именно в ЛЮДЯХ делает нас сознательными, мы понятия не имеем, что нам нужно встроить в андроида, чтобы сделать ИТ сознательными.

Хилари Патнэм предлагает интересный аргумент на эту тему. Патнэм утверждает, что если бы существовал достаточно сложный андроид, то просто не было бы доказательств того или иного способа решить вопрос, имел ли он субъективный опыт или нет. В этом случае, однако, он утверждает, что мы ДОЛЖНЫ относиться к такому андроиду как к «сознательному» существу по моральным соображениям. Его аргумент звучит так. Одна из основных причин того, что мы с вами предполагаем, что у других людей есть «субъективные переживания», подобные нашему, заключается в том, что они говорят о своем опыте так же, как мы говорим о нашем.Представьте, что мы оба смотрим на белый стол, а я надеваю розовые очки. Я говорю: «Теперь стол ВЫГЛЯДИТ красным». Это вводит различие между видимостью и реальностью, которое занимает центральное место в эпистемологической дисциплине. В таком контексте я осознаю, что субъективный характер моего опыта («стол ВИДЕТСЯ красным») неточно отражает реальность ситуации («стол ДЕЙСТВИТЕЛЬНО белый»). Таким образом, можно сказать, что когда я говорю о «красном столе», я говорю что-то о субъективном характере моего опыта, а не об объективной реальности.Один анализ ситуации состоит в том, чтобы сказать, что когда я говорю, что таблица кажется красной, я говорю что-то вроде: «У меня такой же субъективный опыт, который я обычно испытываю, когда вижу что-то ДЕЙСТВИТЕЛЬНО красное».

Интересное утверждение Патнэма заключается в том, что андроиды неизбежно будут проводить различие между тем, «как вещи ВНЕШНИЕ ВИДЕТЬ» и «как все ДЕЙСТВИТЕЛЬНО есть». Патнэм просит нас представить сообщество андроидов, говорящих по-английски так же, как мы. Конечно, эти андроиды должны иметь сенсорное оборудование, которое дает им информацию о внешнем мире.Они будут способны распознавать знакомые формы, такие как форма стола, и у них будут специальные датчики света, которые измеряют частоту света, отраженного от объектов, чтобы они могли распознавать знакомые цвета. Если перед белым столом поставить андроида, он сможет сказать: «Я вижу белый стол». Кроме того, если андроид наденет розовые очки на свои «глаза» (то есть на свой сенсорный аппарат), он зарегистрирует, что частота света находится в красном спектре, и скажет: «Теперь таблица ВЫГЛЯДИТ красным», иначе он может скажите: «У меня ощущение красного стола, хотя я знаю, что стол действительно белый.«

Так в чем же смысл этого примера? Что ж, Патнэм показал, что существует встроенная ЛОГИКА, когда речь идет о внешнем мире, учитывая, что знание мира говорящим приходит через сенсорный аппарат (например, глаза и уши людей или визуальные и звуковые рецепторы). робота). Достаточно сложный андроид неизбежно проведет различие между внешним видом и реальностью и, таким образом, будет различать свои так называемые «ощущения» (то есть все, что его сенсорный аппарат раскрывает ему) и объективную реальность.Конечно, это может только показать, что андроиды такого типа будут способны говорить, КАК ЕСЛИ они имели субъективные переживания, КАК ЕСЛИ они были действительно сознательными — даже если на самом деле это могло быть не так. Патнэм это признает. Он говорит, что у нас нет причин думать, что они обладают сознанием, но у нас также нет оснований думать, что это не так. Их рассуждения полностью соответствовали бы их субъективным переживаниям, и Патнэм считает, что отрицание того, что андроид был в сознании, было бы чем-то близким к различению, просто потому, что он был сделан из металла, а не из живых клеток.По сути, он говорит, что андроидам следует доверять. Он говорит:

Я пришел к выводу. . что нет правильного ответа на вопрос: Оскар [андроид] в сознании? Роботы действительно могут иметь (или отсутствие) свойств, неизвестных физике и не обнаруживаемых нами; но нет была предложена малейшая причина, чтобы показать, что они это делают, поскольку РОБОТ аналогия демонстрирует. Таким образом, разумно заключить, что вопрос Эта статья, озаглавленная [«Роботы: машины или искусственно созданная жизнь?»], требует решения, а не открытия.Если мы должны принять решение, мне кажется предпочтительным расширить нашу концепцию так, чтобы роботы были сознательными — поскольку кажется, что «различение» на основе «мягкости» или «твердости» частей тела синтетического «организма» так же глупо, как и дискриминационное обращение с людьми по цвету кожи. [стр.91]

Поскольку Патнэм считает, что нет никаких доказательств того или иного способа решения вопроса, он говорит, что мы должны просто решить , собираемся ли мы предоставить андроидам статус сознательных существ.Он говорит, что мы должны быть щедрыми, и делаем это. Не все согласятся с Патнэмом в этом отношении. Курт Байер, например, не согласен с Патнэмом, утверждая, что есть веские основания полагать, что рассматриваемый андроид не в сознании. Патнэм рассматривает два возражения Байера и пытается с ними поговорить. У нас нет возможности рассматривать здесь их дебаты. Это нелегко разрешить спор. Однако интересно отметить, что на стороне Патнэма есть один интересный «философ»: КАПИТАН ПИКАРД из нашего эпизода «Звездного пути».

Мы собираемся завершить это обсуждение драматической сценой в конце эпизода «Звездного пути», за которым мы следили. В более ранней сцене (с Гинаном в исполнении Вупи Голдберг) Пикарду пришлось принять моральный аргумент в защиту Дейты. Этот аргумент может показаться вам интересным, поскольку он очень похож по духу на аргумент Патнэма.

ПИКАРТА: Вам нравится Commander Data?
MADDOX: Я недостаточно хорошо его знаю, чтобы любить или не любить.
ПИКАРТА: Но вы им восхищаетесь?
MADDOX: О, да, это необычный образец. .
ПИКАРТА: . . инженерии и программирования, да, вы это сказали. Вы посвятили свою жизнь изучению кибернетики в целом и данных в частности.
MADDOX: Да.
ПИКАРТА: А теперь вы собираетесь его разобрать.
MADDOX: Итак, я могу научиться строить больше.
ПИКАРТА: Сколько еще.
MADDOX: Сколько нужно. Сотни, при необходимости тысячи. Нет предела.
ПИКАРТА: Отдельный Data, и простите меня, командир, — это любопытство, даже чудо. Но тысячи данных не превращаются в гонку.И разве нас не будут судить по тому, как мы относимся к этой расе? А теперь скажите мне, командир, что такое данные?
MADDOX: Я не понимаю
ПИКАРТА: Что он?
MADDOX: Машина.
ПИКАРТА: Вы уверены
MADDOX: Да.
ПИКАРТА: Вы видите, что он соответствует двум из трех ваших критериев разумности.Что, если он хоть в малейшей степени встретит третье, сознание? Что он тогда? Я не знаю. Ты? А ВЫ [поворачиваясь к судье]? Это вопрос, на который ты должен ответить. Ваша честь, зал суда — это горнило. В нем мы сжигаем ненужные вещи, пока не останемся с чистым продуктом, правдой на все времена. Рано или поздно этот человек (MADDOX) или ему подобные удастся воспроизвести данные командира. Ваше решение сегодня определит, как мы будем относиться к этому творению нашего гения.Это покажет, какие мы люди, кем ему суждено быть. Он выйдет далеко за пределы зала суда и этого андроида. Это могло бы значительно изменить границы личной свободы. Расширяя их для одних, жестоко сокращая для других. Готовы ли вы приговорить его и всех, кто последует за ним, к рабству и рабству? Ваша честь, Звездный флот был основан для поиска новой жизни — вот и он. Ожидающий. Вам нужен был шанс установить закон. Что ж, вот ваш шанс, используйте его.
ЛАВУАР: Он сидит и смотрит на меня, но я не знаю, что это. Этот случай касается вопросов, которые лучше всего оставить святым и философам. Я не компетентен или не квалифицирован, чтобы ответить на этот вопрос. Я должен принять решение, чтобы попытаться заговорить с будущим. Данные — это машина? Он собственность Звездного Флота? Нет. Мы все плясали вокруг главного вопроса: есть ли у Дейта душа? Я не знаю, что у него есть. Я не знаю, что у меня есть. Но я должен дать ему свободу самому исследовать этот вопрос.Решением этого суда лейтенант-коммандер Дейта имеет право выбора.

Итак, Commander Data — человек? Мы не собираемся отвечать на этот вопрос на этих страницах. Но мы очень надеемся, что ты обдумал вопрос немного глубже, чем раньше.

От вопроса «Может ли машина быть человеком» мы можем перейти к вопросу «Может ли вы, быть машиной?» Или больше Точно, можно ли загрузить в компьютер именно вас? Краткое обсуждение этой темы можно найти здесь:

ФИНАНСИРОВАНИЕ:

Этот модуль поддержан грантами Национального научного фонда № 9981217 и № 0127561.

Что делает человека человеком?

Младшая сестра Хильде Линдеманн, Карла, родилась с гидроцефалией — состоянием, при котором жидкость вокруг мозга нарушает умственную функцию. Это было неизлечимо, и Карла умерла, не дожив до двух лет.

В новой книге Линдеманна « Удержание и отпускание: социальная практика личной идентичности » она отмечает, что, несмотря на беспомощность Карлы, семья относилась к ней как к полноправному члену семьи, человек .Это поднимает ряд интригующих вопросов о природе личности, статусе, обычно присущем полностью функционирующим взрослым.

Личность

Личность — моральное понятие, связанное с понятием индивидуальности. Грубо говоря, человек — это тот, кто важен сам по себе и поэтому заслуживает самого высокого морального уважения. Но что делает кого-то важным?

Философ Просвещения Иммануил Кант утверждал, что личность основана на разуме.У нас неприкосновенный моральный статус, поскольку мы являемся рациональными существами: теми, которые способны приводить и принимать причины, когда обдумывают, как действовать.

Личность — это моральное понятие, связанное с понятием индивидуальности. Я не могу солгать вам, например, потому что, поступая так, я бы подорвал вашу способность правильно рассуждать и, следовательно, не стал бы обращаться с вами в соответствии с вашим надлежащим статусом. . Лгать вам (в большинстве случаев) неуважительно. То же самое — воровство, убийство, несправедливое обращение с вами и так далее.

Представление Канта о человеке имеет большое значение для того, чтобы показать, почему люди важны и что наша важность требует от нас при взаимодействии друг с другом. Но обратите внимание, что могут быть и нечеловеческие разумные существа, и не все люди являются разумными существами.

Итак, в кантовском смысле некоторые нечеловеческие объекты могут быть личностями, а некоторые люди — не личностями. Первое наблюдение обычно больше не беспокоит людей; научная фантастика приучила нас к мысли, что другие существа могут иметь такой же моральный статус, что и люди.Но последнее проблематично.

Если личность требует рациональности, то что мы должны сказать о детях, которые в лучшем случае частично рациональны? Что мы должны сказать о людях с психическими расстройствами, которые мешают их разуму? Что мы должны сказать о Карле?

Несомненно, дети и умственно отсталые люди важны с моральной точки зрения, и, как вы можете подумать, они имеют такое же значение, как и все остальные. Вы можете возразить, что мы придаем детям моральное значение, исходя из их потенциала рациональности, но этот аргумент не выдерживает критики, когда речь идет о необратимой умственной отсталости.

Другой способ — просто сказать, что дети и умственно отсталые не являются личностями или неполными личностями. Но как же тогда объяснить то сильное чувство, что они по-прежнему важны? Делаем ли мы их как полноправные люди важными? Нет, они важны сами по себе, как личности.

Значит, нужен другой подход, чтобы объяснить эту независимую важность. И я думаю, что его можно найти, если мы отделим индивидуальный ism от индивидуального ism.

Индивидуальный ism против индивидуального ity

В Соединенных Штатах индивидуализм — это широко распространенный способ мышления об индивидуальности и, следовательно, о личности. От таких мыслителей, как Кант и другие люди эпохи Просвещения, мы пришли к идее, что люди — это маленькие атомы, автономные и независимые, взаимодействующие друг с другом в основном на основе личных интересов. Мы не должны многим другим людям, кроме того, что не вмешиваемся в их дела.

Но в последние десятилетия некоторые философы указали, что это видение индивидуальности ограничено сегментом населения в расцвете сил.В течение значительных периодов нашей жизни мы полностью зависим от других; и даже когда мы не так зависимы, от нас часто зависят другие. Полностью автономный взрослый, не обремененный требованиями других, встречается гораздо реже, чем наше интеллектуальное наследие заставляет нас думать.

Не поймите меня неправильно. Мы многим обязаны Просвещению и индивидуализму. Но, как и в случае со всеми идеями, мы не должны чрезмерно расширять индивидуализм в тех контекстах, где он теряет свою полезность. Личность — одна из таких областей.

Если уважение и пространство — это способ почтить разумное существо, тогда внимательность, доверие, забота и любовь — это способ почитать человека в отношениях. Если индивидуализм не является адекватной основой для личности, мы могли бы искать основу в его противоположности, который мы могли бы назвать реляционизмом. Точно так же, как разумное существо ставит нас перед делом объяснения причин и получения оснований, релятивистское существо ставит нас в дело налаживания и улучшения отношений с другими.

Даже относительно автономные люди взаимозависимы с другими — например, по доходу, а также по физическому и психологическому благополучию.Если уважение и пространство — это способ почтить разумное существо, то внимательность, доверие, забота и любовь — способ почтить человека, живущего в отношениях.

Представление о людях как о связанных не отменяет необходимости признавать и уважать нашу рациональную природу или давать людям место для автономии; вместо этого он расширяет пространство, в котором мы думаем о людях, признавая, что разум — большая часть того, кем являются многие из нас. Если мы будем думать об идентичности как о растущей из того, как мы живем в наших пересекающихся ролях и отношениях, мы можем увидеть, что реляционная концепция личности включает в себя рациональную, сохраняя при этом индивидуальность, лежащую в основе личности.

В этом видении личности еще многое предстоит проработать, но вы, вероятно, уже можете видеть, как эта идея обещает учесть индивидуальность детей и лиц с психическими расстройствами лучше, чем индивидуалистическая, основанная на разуме идея.

Дети и умственно отсталые люди не могут быть (полностью) рациональными, но они определенно могут быть полностью связанными. Мы обязаны им признанием в силу их индивидуальности. Для большинства незнакомцев большую часть времени это просто элементарное уважение и не вмешиваться в свои дела.

Но для других, таких как дети и умственно отсталые, такие как Карла, требуется гораздо больше. Этого требует их личность.

Переиздано на сайте Learn Liberty.

Разница между человеком и человеком | автор: æ | Эд Альварадо | Сондербодхи

«Нет ничего более неравного, чем равное обращение с неравными людьми»
— Томас Джефферсон

Человек — человек, рассматриваемый как личность.
Человек — характеристика людей в отличие от Бога, животных или машин, особенно в том, что они подвержены слабостям.
(Если вы заметили что-то смешное в определениях, потерпите меня до конца)

Относиться к кому-то как к личности означает относиться к нему или к ней как к личности.

Когда вы относитесь к кому-то как к личности, вы признаете, что это другой человек, отличный от вас, у которого есть свои надежды и разочарования.У них есть свои страхи, сильные и слабые стороны, которые могут быть идентичны, похожи или полностью отличаться от вас.
Когда вы относитесь к кому-то как к человеку, вы относитесь к нему как к мужчине, женщине или какому-либо другому человеку, в зависимости от конкретного человека. Вы уважаете этого человека. Вы понимаете, что этому человеку есть что рассказать, и вам любопытно узнать об этом больше без осуждения.

Но что, если относиться к кому-то как к человеку?

Если вы относитесь к кому-то как к человеку, вы признаете тот факт, что вы не отличаетесь от него.Как это ни парадоксально, вы относитесь к ним как к индивиду и как к безразличному члену заранее определенной группы.

Когда вы относитесь к кому-то как к человеку , вы справедливы и стараетесь дать им то, что они заслуживают, будь то хорошее или плохое.
Но когда вы относитесь к кому-то как к человеку , вы понимаете, что иногда всем нам нужно что-то, чего мы не заслуживаем. Мне нравятся последние слова Темного рыцаря, потому что они означают именно эту идею («Он не герой, которого мы заслуживаем, но тот, который нам нужен»).
Относиться к кому-то как к человеку, а не к человеку часто бывает иррационально, бескорыстно и пагубно для нашего блага.Это значит дать кому-то шанс, которого он никогда не заработал, прощение, которого он не заслуживает, или власть, с которой он не может справиться.

Как я объяснил в начале: если вы заметили что-то забавное в определениях, которые я опубликовал, значит, вы были правы. Я использовал определение человека как существительное, но когда я определил человека, я определил его как прилагательное. Я сделал это специально, потому что считаю, что это еще красивее и … человечнее?
Когда мы определяем человека как существительное и говорим о людях таким образом, мы [лингвистически? Буквально?] Трактуем их как «объект, который выполняет определенное действие или обладает определенным качеством.Но обратите внимание, что происходит, когда мы определяем человека как прилагательное и вместо этого говорим о людях. Внезапно нет цели, и все, что у нас есть, — это качество. С метафизической точки зрения, вы можете сказать, что «красный» — это цвет, и есть такое понятие, как «краснота», но оно существует только тогда, когда оно применяется к объекту. Не существует такой вещи, как «быть красным», если нет существа или объекта, которые мы можем обозначить как «красное».

А как насчет «человека»? Существует ли такая вещь, как «человек», когда нет объекта или какого-либо «существа», к которому это можно было бы применить?

Ответ очевиден.

Да. Совершенно определенно есть. Это прямо перед вами. Есть — это такая вещь, как «быть человеком», и на самом деле единственное, что действительно может быть человеком, — это человек. Без людей не может быть «человечности» (даже Декарт не мог придумать выхода из этого).

Итак, когда мы хотим быть справедливыми, политически корректными, открытыми, понимающими и любящими, решение состоит не в том, чтобы «относиться ко всем как к личности», а в том, чтобы «относиться ко всем как к отдельному человеку».Более того, человек больше не является объектом , он / она имеет качество . Простите меня за высокомерие в этом следующем предложении, но: Есть все эти движения сегодня, которые думают, что они знают, что они делают, и что думают, что понимают проблему, но они сами являются частью проблемы. Люди жалуются на объективирование женщин или дегуманизацию меньшинств, но реальность такова, что единственный способ исправить эти вещи — это определить людей как прилагательные, а невозможно сказать «все женщины / иммигранты / геи и т. Д. Имеют право на ____ », потому что единственное верное утверждение -« все женщины / иммигранты / геи и т. Д. Имеют право БЫТЬ женщинами / иммигрантами / геями и т. Д. ».«Если вы попытаетесь доказать, что женщины — это особый тип вещей (то есть объект), вы уже проиграли игру. Вы говорите себе, что есть такая вещь, как «быть женщиной», которую все женщин могут понять и понять. Но это абсолютно неверно. Вы показываете мне качество, которое «есть у всех женщин», а я покажу вам женщину, у которой этого нет.

Итак, какое решение?

Парадоксально, но решение состоит в том, чтобы относиться ко всем, кого вы знаете, как к человеческому прилагательному вместо личного объекта , но поскольку все люди разные, вы понятия не имеете, что , что / каждое человеческое прилагательное означает , пока не встретите их и познакомиться с ними.Вы можете использовать статистику или вероятность, чтобы судить, подходят ли они определенному типу людей, но не предполагать что-то о них . Пожалуйста. Ради бога, не обобщайте. Не говорите себе, что вы что-то «знаете», потому что вы не . Если мы хотим сделать это место лучшим миром для всего человечества, тогда каждый, кого вы встречаете, больше не человек (существительное), он / она человек (прилагательное), и ваш долг — выяснить, что это за прилагательное ‘ означает для этого конкретного человека .Потому что мы все разные и нет единого правильного способа ко всем относиться.

Только представьте, если бы все это сделали.

Как сказать, что я человек людей в заявлении о приеме на работу | Работа

Д-р Келли С. Мейер Обновлено 1 июля 2018 г.

Заявление о приеме на работу — это первая возможность для нанимающего должностного лица узнать, кем вы являетесь как потенциальный сотрудник. Слова, которые вы используете, чтобы передать свои навыки работы с людьми, помогут будущему работодателю узнать, подходите ли вы для этой работы.Поскольку сотрудник по найму может проверять сотни кандидатов, внимание к деталям может иметь значение. Если в заявлении о приеме на работу вы укажете, что вы человек людей, у вас больше шансов пройти собеседование.

Навыки общения

Сильные коммуникативные навыки — это сущность человека. Используйте заявление о приеме на работу, чтобы продемонстрировать свою исключительную способность самовыражаться и устанавливать связи. У эффективного человека есть харизма, он хорошо относится ко всем и обладает исключительными способностями слушать.Приложение — это ваш первый шанс продемонстрировать эти навыки.

• Сильные навыки слушания

• Отличный коммуникатор

• Динамический оратор

• Образцовый составитель грантов и отчетов

• Убедительные навыки построения отношений с клиентами

99 относиться к людям имеет решающее значение для безупречного обслуживания клиентов. Клиенты должны чувствовать себя комфортно с обслуживающим их сотрудником.Демонстрация вашей способности удовлетворять потребности клиентов показывает вашу силу как человека. Если вы сможете удовлетворить клиента, компания может получить союзника на всю жизнь. Используйте описательные слова и примеры, чтобы продемонстрировать свои навыки работы с людьми, связанные с обслуживанием клиентов.

• Эмпатическое отношение к клиентам

• Способность вызывать энтузиазм и желание

• Внимательное отношение к потребностям клиентов

• Дружелюбный и позитивный коммуникатор

• Стремление к сохранению клиентов 6

Разнообразие

Умение общаться с людьми всех рас, национальностей и национальностей имеет первостепенное значение, когда вы говорите, что вы человек в заявлении о приеме на работу.Если вы говорите на нескольких языках, не забудьте указать это в своем заявлении о приеме на работу. Если у вас есть какие-либо специальные сертификаты по обучению разнообразию, перечислите и их. Культурная компетентность важна в современном глобальном мире, и проявление этого навыка является положительным сигналом для нанимающего человека.

• Активный мультикультуралист

• Свободно владеет английским и испанским

• Опытный лидер многокультурных рабочих групп

• Выпускник Института социальной справедливости

• 9756 Стремление к развитию культурного взаимопонимания Надзор

Чтобы быть отличным руководителем, необходимы сильные человеческие навыки.Если вы руководили другими, обязательно используйте эту информацию, чтобы подчеркнуть, что вы человек в заявлении о приеме на работу. Чтобы вдохновлять, руководить и удерживать сотрудников, требуется уникальный набор навыков. Включение этой информации в заявление о приеме на работу свидетельствует о подтвержденном успехе.

• Руководил командой из 10 сотрудников

• Создал и поддержал программу развития персонала

• Служил наставником для новых сотрудников

• Решал межличностные проблемы

• Стремился к вдохновению и расширение прав и возможностей сотрудников

Командный игрок

Высокофункциональные команды состоят из сотрудников, обладающих сильными навыками работы с людьми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *