Обаяние политического лидера: Диссертация на тему «Репутация политического лидера в социальных коммуникациях», скачать бесплатно автореферат по специальности ВАК РФ 19.00.05

Автор: | 10.09.1974

Содержание

2.3

2.3. Где искать разгадку лидерства?

В биографии одного из самых популярных американских президентов Джона Кеннеди, который был известен как президент-интеллектуал, есть один удивительный факт. В университете этот политик получал весьма средние оценки: он окончил его лишь 64-м из 112 выпускников. Данный факт заставляет нас задуматься, почему даже такие выдающиеся лидеры, как Кеннеди, которые ведут за собой целые нации, не всегда опережают своих сограждан по интеллекту. В свое время (XIX – начало XX в.) была очень популярна теория черт, которая утверждала, что по тем или иным чертам личности (ум, воля, контроль над собой и т. п.) можно определить, станет этот человек лидером или нет.

Однако дальнейшие исследования показали, что у одних политических лидеров один набор черт, а у других – совершенно другой. Например, Наполеон прославился воинскими доблестями, а, скажем, Талейран – изворотливым умом и хитростью. Оказалось, невозможно сравнивать между собой различных лидеров с целью вывести присущие всем им лидерские черты, так как каждый лидер обладает собственным набором сильных качеств, который делает его великим и общепризнанным.

Более того, лидерами подчас становятся не самые умные и не всегда волевые люди. Пример Кеннеди показывает, что некоей отдельной чертой невозможно объяснить обаяние лидера и его воздействие на последователей.

Одним из важнейших вопросов, не разрешенных наукой, является вопрос, лежит ли разгадка природы лидерства собственно в личности политика, или для ее понимания следует исследовать что-то еще (его роль, образ, который возникает в сознании последователей, социальный запрос, электоральные предпочтения, то есть факторы среды, контекста). Для лучшего понимания природы лидерства необходимо выяснить особое значение каждого из атрибутов.

Личность или роль? Первое, что не вызывает сомнения у большинства исследователей, это личностный компонент лидерства. Трудно представить себе лидера человеком бесцветным и серым. Без сомнения, лидер – это яркая личность. Однако и здесь не все ясно. Например, что первично: роль или личность политика, которая определяет выбор им данной роли? Неясно и то, является ли лидер производным от своего статуса или именно личность придает роли лидера блеск.

Уход в недавнем прошлом со своих постов двух крупных российских политических «тяжеловесов», последовательно занимавших пост премьер-министра, – В. С. Черномырдина и Е. М. Примакова – хорошо иллюстрирует роль личностных и статусных компонентов их лидерства. После ухода Черномырдина, несмотря на его активные попытки вернуться в большую политику, его рейтинги сразу упали. Примаков же остался среди фаворитов российской политики, мало того, его авторитет даже вырос. Ничем иным, кроме обаяния личности, в данном случае это объяснить нельзя. В таких случаях принято говорить о наличии у политика некоего символического капитала, определяемого не постом, но личным авторитетом.

С другой стороны, столь яркие и обаятельные в начале своих президентств М. С. Горбачев и Б. Н. Ельцин очень быстро растеряли свою харизматичность. Так, Ельцин к концу своего первого президентского срока имел рейтинг всего 4 %. Недавняя история дает нам еще один пример необычайно яркой и харизматичной фигуры – американского президента Б.  Обамы и феномена «обамомании», которая после его избрания охватила не только США, но и весь мир. Между тем «мания» прошла очень быстро. Возникает вопрос: если личность лидера остается одной и той же на протяжении длительного времени (ясно, что за четыре года взрослый человек решительным образом не меняется, даже под воздействием «медных труб» славы), что же происходит с его лидерским потенциалом?

Есть немало политиков, которые имели высокие рейтинги, будучи президентами, премьерами или лидерами партий, однако, уйдя с поста, – канули в Лету. В этом случае, очевидно, что роль была важнее, чем личность, в их лидерском арсенале. Есть политики, которые проявляют свои лидерские качества в роли, скажем, главы партии, однако граждане «не видят» их в роли президента. Последние президентские выборы 2012 г. показали, что, в отличие от В. В. Путина, ни Г. А. Зюганов, ни В. В. Жириновский, ни С. М. Миронов, ни М. Д. Прохоров не воспринимаются обществом в роли потенциальных президентов, при этом роли партийных лидеров за ними вполне признаются.

Говоря о личности, политические психологи в первую очередь обращают внимание на такой ее компонент, как ее мотивационно-потребностная сфера. Множество различных потребностей, так или иначе, связаны с политической деятельностью лидера и могут быть объектом сравнения. Однако можно выделить несколько основных потребностей, мотивирующих политическое поведение лидеров:

•потребность во власти;

•потребность в контроле над событиями и людьми;

•потребность в достижении;

•потребность в аффилиации, то есть в принадлежности к какой-то группе и получении от нее одобрения.

Исследователи политического лидерства чаще всего обращают внимание на потребность во власти и в контроле, однако никто из них не оспаривает того факта, что каждая из четырех названных потребностей имеет свое значение для поиска причин, объясняющих политическое поведение лидера. Сравнительный анализ этих мотивов, например, у двух президентов позволил Д. Уинтеру с соавторами дать интересный сравнительный анализ личностей М.  Горбачева и Дж. Буша накануне первого советско-американского саммита. Такого рода сравнительный анализ представляет не только сугубо теоретический интерес, но и может быть использован для прогнозирования поведения сторон на переговорах и других практических целей.

Несомненный интерес для исследователей личности политического лидера представляет когнитивная (познавательная) сфера, то есть то, как лидер принимает решения в сфере международной или внутренней политики, как ведет торг со своими противниками и выходит из конфликтов. Как ни странно, эмоциональная составляющая поведения лидера изучена значительно меньше. Но совершенно очевидно, что именно под влиянием эмоций принимались судьбоносные для мира решения во время Карибского кризиса и Кеннеди, и Хрущевым; именно эмоции двигали Ельциным в его конфликтах с Горбачевым, а затем с Хасбулатовым и Руцким. Вряд ли мы найдем хоть одного лидера, который способен принимать решения, руководствуясь только разумом и полностью выключая все свои эмоции.

Личность лидера или его виртуальный двойник? Таким образом, личность политического лидера в целом как некая сумма свойств, а также отдельные эти свойства и характеристики представляют несомненный интерес для исследователя лидерства. Однако заметим: когда речь идет о лидерах национального и даже регионального уровня, то, как правило, ни последователи этого лидера, ни политические психологи не имеют возможности оценивать их непосредственно. Мы имеем дело с их вербальным или визуальным имиджем, сконструированным имиджмейкерами и транслируемым через средства массовой информации. Здесь таится опасность мифологизации образа политика. В какой мере реальная личность политического лидера пересекается со своим виртуальным двойником? С неизбежностью возникает и проблема посредников, участвующих в создании имиджа: политических консультантов, советников, журналистов, являющихся архитекторами и режиссерами одновременно. Вносят свой вклад в конструирование имиджа политика также его противники и партнеры.

Но возникает и еще один аспект темы: все ли качества личности, и в каком объеме, подвергаются оценке со стороны публики? Некоторые избирательные кампании вообще проходили в отсутствие самого кандидата: политтехнологи предпочитали предъявлять избирателям его имидж вместо него самого.

Личность или среда? Помимо личности, в качестве основания для сравнительного анализа лидерства используется и фактор среды. Ее анализ проводится в традиции ситуативных теорий лидерства. Считается, что появление лидера есть не столько его собственная заслуга, сколько результат стечения времени, места и обстоятельств. Так, атрибутивные теории прямо рассматривают лидера как своего рода марионетку, получающую прямые указания и власть от своих последователей, которые приводят его в движение, как кукольник куклу.

Данная точка зрения подразумевает, что лидер отражает цели группы и действует от ее имени. Таким образом, для понимания лидерства необходимо иметь представление об ожиданиях и целях последователей. Основной акцент исследователи этого круга делают на опросах общественного мнения и выявлении так называемого «идеального прототипа» лидера. Это весьма продуктивное направление, если учесть, что в современной политике без учета запросов со стороны общества ни один лидер не может выстроить свою повестку дня. Однако ситуации, порождающие запрос на тот или иной тип лидера, тоже очень разнятся.

Американский политический психолог Э. Хартли предположил, что, во-первых, если человек становится лидером в одной ситуации, не исключено, что он им станет и в другой; во-вторых, в результате стереотипного восприятия лидеры в определенной ситуации рассматриваются группой как «лидеры вообще»; в-третьих, став лидером в определенной ситуации, человек приобретает авторитет, который способствует его избранию и в следующий раз; в-четвертых, лидером чаще всего выбирают человека, имеющего мотивацию к достижению именно этой позиции. Во всех случаях ситуационные объяснения лидерства не снимают вопрос о роли личности.

И, как это часто бывает, два крайних варианта породили третий, более или менее компромиссный вариант – личностно-ситуативные теории. Так, Г. Герт и С. Миллз выделили четыре фактора, которые необходимо учитывать при рассмотрении феномена лидерства:

1) черты и мотивы лидера как человека;

2) образы лидера и мотивы следовать за ним, которые существуют у последователей;

3) характеристики роли лидера;

4) институциональный контекст, то есть официальные и правовые параметры, в которых работает лидер и в которые он и его последователи вовлечены.

Большинство исследователей понимает сегодня феномен лидерства как взаимодействие лидера и его последователей. Это взаимодействие может быть рассмотрено либо с акцентом на активности лидера, либо с акцентом на активности последователей, либо как результат двустороннего влияния.

Таким образом, выделяя различные основания для сравнительного анализа политических лидеров (личность в целом и ее отдельные компоненты, среда, ситуация, взаимодействие лидера и последователей, образы политических лидеров в сознании граждан), мы получаем инструмент, позволяющий сопоставлять уникальные объекты, каковыми являются лидеры.


2.2

2.2. Модели политического лидерства
и научные подходы к их объяснению

Модель 1. Лидер – выше нас всех. Как полагали с древних времен, лидером становится кто-то особенный, наделенный своего рода божественным даром вести за собой, руководить отдельными людьми и целыми народами. С легкой руки классика политологии М. Вебера этот дар назвали греческим словом харизма, обозначающим особую способность лидера внушать людям веру сродни религиозной. Если сказать проще, речь идет о своего рода обожании, которое лидер может вызвать у толпы или массы. Вспомним исторические кадры встречи группы «Битлз» с их поклонниками и особенно поклонницами, которые рыдали от восторга, рвали на себе одежду и пытались прикоснуться к своим кумирам. Такое обожание само по себе есть проявление власти лидера над своими последователями. Потребность в лидерах есть всегда, но в наиболее острой форме она проявляется в ситуациях кризисов, революций и войн.

В ситуации мирного времени и стабильных политических систем политологи предпочитают говорить о доверии и симпатии со стороны электората к тому или иному политику, измеряя при этом уровень его влияния с помощью рейтингов. Но смысл модели взаимодействия лидеров и последователей все тот же: лидер – это избранник (не суть важно, избран он Богом, гражданами или унаследовал свою легитимность как монарх). А раз так, он выделяется среди обычных людей, отличен от них. Возникает вопрос: почему, за счет каких качеств? Может, лидеры – некая особая порода людей?

Модель 2. Лидер – хуже нас. Другой подход был разработан американским психологом А. Адлером, который предположил, что стремление лидера к власти связано не столько с его особыми достоинствами, сколько, напротив, с его несовершенствами, травмами или комплексами. Чтобы преодолеть эти комплексы, и нужна власть, позволяющая возвыситься над другими. Получается, что лидер не лучше и выше остальных, а, наоборот, – хуже и недостойнее, но, получив власть, он получает и статус, который возносит его над людьми. Одновременно власть излечивает его от комплексов. В современных исследованиях эта точка зрения получила определенное подтверждение. Так, американский политический психолог Дж.  Барбер в своей книге «Законодатели» утверждает, что почти четверть американских конгрессменов страдает от разного рода личностных расстройств: нев­розов, алкоголизма и т. п. Дж. Барбер полагает, что именно эти дефекты личности приводят лидеров к власти.

В русле этой же традиции сформулировал свое видение лидерства известный французский исследователь Ив Коэн в книге «Век лидеров». Он полагает, что в глобализирующемся постиндустриальном мире лидеры стали не нужны. Они были необходимы в массовом индустриальном обществе ХХ в., но в наши дни политику вершат отдельные индивиды и даже толпы, как происходило, например, во время событий «арабской весны», так называемого «стояния толп» в Стамбуле. Ив Коэн говорит о «демократии во главе с руководителями, которые вынуждены сожительствовать с толпами без лидера», связывая этот феномен с выходом на политическую арену принципиально новых форм социальных групп и новых форм коммуникации между ними и властью. Тезис о «смерти» лидера, точнее, «смерти функции» лидера, сегодня очень популярен в западной политологии либеральной направленности. Идею о растущей роли последователей и, соответственно, снижающейся роли лидеров доказывает в своей знаменитой книге «Идущие за лидером» американский политолог Барбара Келлерман.

Модель 3. Лидер, каким он должен быть (нормативный подход к лидерству). Еще Платон и Аристотель задумывались о том, как и почему человек берет в свои руки власть и какие цели ставит перед собой, используя эту власть. Для этих философов не было сомнения в том, что, говоря языком современной политологии, хороший, великодушный лидер (benevolent leader) должен стремиться к справедливости и честно служить государству. Аристотель особенно подчеркивал, что участие в политике для лидера – высшая форма проявления человеческого достоинства. Примечательно, что античные мыслители прежде всего говорили не о достижении власти, а о том, что должен знать и уметь тот, кто готов вести за собой других. Однако очевидно, что идеал обычно бывает далек от реальности, и в этой самой реальности встречаются не только лидеры с высокими моральными стандартами, но и противоположные типы. Любой из нас может вспомнить хрестоматийные примеры того, что принято считать недолжным исполнением лидерской роли. Так, У. Шекспир описывает деяния короля Ричарда III, который стал олицетворением того, что в англоязычных работах принято называть «malevolent leader» – «дурной, злобный лидер», бессмысленно жестокий и не думающий о своих подданных. И в случае, когда правитель добр и мудр и когда он глуп или жесток, в этой традиции он оценивается по моральным критериям, а не по критериям эффективности или законности или по принципу: «лучше нас» или «хуже нас».

Модель 4. Лидер-манипулятор. В отличие от описанного выше нормативно-моралистического подхода к лидерству, Н. Макиавелли в своей знаменитой книге «Государь» показал, что центральным для лидера является вопрос прагматического удержания власти, особенно во времена перемен и нестабильности. Макиавелли был убежден, что хитрость и жестокость – инструменты, вполне дозволенные и даже необходимые, если речь идет об удержании власти, и само по себе удержание власти куда важнее, чем вопросы справедливости и долженствования. Эти идеи сделали имя Макиавелли нарицательным для обозначения лидеров манипулятивного толка.

Модель 5. Лидерство как гипноз (психологическая трактовка лидерства). Начиная с середины XIX в. философы, социологи и социальные психологи сконцентрировали свое внимание на том, как лидеры появляются в группах и взаимодействуют в них с другими людьми. Одним из наиболее важных психологических механизмов, на которых основано воздействие лидера на своих последователей, была признана воля. Классик немецкой философии. Ф. Ницше одним из первых объявил волю к власти движущей силой истории. Он видел в воле к власти творческий инстинкт лидеров, которые для ее достижения не только ненасытно стремятся к власти и ее применению, но и должны преодолевать инстинкт толпы, для чего им необходимо обладать сверхчеловеческими качествами. Таким образом, Ницше впервые сформулировал два тезиса, которые в дальнейшем получили развитие в политической психологии. Первый тезис касается природы лидерства как иррациональной, инстинктивной силы, связывающей лидера и его последователей. Второй тезис приписывает лидеру выдающиеся качества, превращающие его в «сверхчеловека».

Этот подход был близок к трактовкам лидерства в европейской социальной психологии и социологии середины – конца XIX в. Такие психологи, как Г. Лебон, Г. Тард, С. Сигеле, В. Вундт, каждый по-своему, но в целом сходным образом трактовали природу политического лидерства как иррационального феномена, объединяющего лидеров и последователей. Г. Лебон, как и Ф. Ницше, видел в воле лидера «ядро», вокруг которого «кристаллизуются и объединяются мнения». Пока этого не произойдет, лидер управляет толпой, как «раболепным стадом, которое не может обойтись без властелина». В таком подходе к лидерству также неявно присутствуют представления о лидерстве как о двойственном – рационально-волевом и одновременно инстинктивном (иррациональном) – феномене. Второй аспект преобладает над первым, сводя ведущую функцию лидера к вере, которой он заражает последователей. При этом Лебон не видит особого отличия веры религиозной от политической или социальной. Г. Тард добавляет к этой модели еще один инструмент воздействия – подражание последователей своему лидеру.

Идея гипнотического, завораживающего воздействия лидера на массу, толпу или народ была подхвачена основателем психоанализа З. Фрейдом, на которого книга Лебона оказала столь сильное воздействие, что он даже написал специальную работу, где вступил с ним в полемику. Полагая, что природа лидера связана с особыми качествами сродни гипнотическим, Фрейд находит истоки механизмов, которые делают подобное воздействие возможным, – в потребности любого человека поклоняться авторитетам, идущей от тоски по отцу.

Модель 6. Лидер в группе и обществе (социологические и политологические трактовки лидерства). Исследователи второй половины ХХ – начала XXI в. внесли много нового в трактовку лидерства. Так, следует прежде всего отметить вклад психологов, принесших в исследования лидерства различные варианты теорий личности. О вкладе психоаналитических концепций мы уже упоминали. Они наложили отпечаток именно на понимание личности лидера, его качеств, позволяющих лидеру стать во главе организации, партии или государства. Психологи также много внимания уделяют отдельным структурным компонентам личности (мотивам, потребностям, воле, эмоциям, темпераменту, здоровью, характеру, стилю, самооценке и др.).

Не менее существенным оказался и вклад социальных психологов в многочисленные экспериментальные исследования поведения лидера. Есть немало работ по психологии массового стихийного поведения, где особое внимание уделяется лидеру. Правда, специфика политического лидерства не выделяется ни в работах по личности, ни в работах по групповому и массовому поведению.

В отличие от психологов, делавших акцент на зависимости между личностью лидера и массой, классики социологии и политологии В. Парето, В. Михельс, Г. Моска, М. Вебер делали фокусом своего объяснения политическую власть как источник лидерства. М. Вебер определяет саму политику через понятие лидерства, которое, в свою очередь, определяется через власть как главную ценность лидера. Существенно важным для социологической трактовки лидерства является рассмотрение власти лидера как социального, а не только индивидуального феномена. Работа Г. Моски «Правящий класс» наиболее отчетливо выразила этот подход. В. Парето показывает зависимость стиля лидерства от социального запроса, который приводит к последовательной смене двух основных типов лидеров: храбрых, но прямолинейных «львов» и хитрых и дипломатичных «лис». Другой важной особенностью социологической трактовки является выделение ситуации как фактора, определяющего поведение лидера.

Модель 7. Лидер в политике. Политическая наука последних десятилетий, как ни странно, оказалась плохо оснащена теоретически для изучения феномена лидерства. Только в одной из ее субдисцип­лин – политической психологии – работы по лидерству заняли центральное место. Сегодня ни один исследователь лидерства не может обойти труды таких известных политических психологов, как Г. Лассуэлл, начавший разработку этой проблемы еще в 30-е годы ХХ в., Александр и Джулиетт Джорджи, создавшие биографию американского президента В. Вильсона (1956), К. Шумахер, исследовавший личность К. Аденауэра (1965), а также Дж. М. Бернс, Р. Такер, К. Монро, Ф. Гринстайн, М. Херманн, Д. Уинтер и многие другие.

Модель 8. Лидер в организации (управленческие теории лидерства). В последние десятилетия мощным стимулом исследования лидерства стало развитие теорий менеджмента. Применение социологических и психологических теорий лидерства в целях управления привело к разработке проблематики лидерства в рамках различных управленческих проектов. Один из наиболее известных специалистов по менеджменту Г. Саймон в своей книге «Административное поведение» (1965) больше внимания уделяет институциональным, а не личностным аспектам лидерства. Личность в теориях менеджмента присутствует в той мере, в какой необходимо учесть этот фактор с целью управления организацией.

Таким образом, ни в политической науке, ни в психологии, ни в других смежных гуманитарных областях нет единого подхода к изучению лидерства. Нет общепризнанного представления о его природе и функциях в человеческом обществе. Политическое лидерство как одна из форм лидерства не описывается в рамках общей теории, но является областью компилятивной и междисциплинарной. Перед наукой по-прежнему стоят вопросы, касающиеся природы лидерства в целом, а также более конкретные вопросы, относящиеся к политическому лидерству.


ВЦИОМ. Новости: ШТИРЛИЦ — НАВСЕГДА?

✓ Умный силовик (Штирлиц) продолжает оставаться в российском массовом сознании самым устойчивым кинообразом с позитивными политическими коннотациями. Отчасти это можно объяснить сохраняющейся востребованностью качеств, которые воплощает герой Вячеслава Тихонова.

✓ Отчасти лидерство Штирлица объясняется работой СМИ, которые на протяжении последних двадцати лет воспроизводили связь между Штирлицем и Путиным. Многие респонденты выбирают в качестве главы государства Штирлица, потому что действующий российский президент обладает качествами, соответствующими идеальному политику/политическому лидеру. Произошла своеобразная инверсия: если в 1999 году Путин выглядел предпочтительным кандидатом, поскольку был похож на Штирлица, то в 2019 образ Штирлица остается актуальным, потому, что его реализует самый популярный политик страны — Путин.

✓ Рост популярности профессора Преображенского, прежде всего в Москве, Санкт-Петербурге и городах-миллионниках (в опросе ВЦИОМ в 1999 году он набрал всего 3%), демонстрирует формирование в обществе запроса на политика нового типа:

– успешный и умудренный жизнью человек дела,

— он находится во враждебном социальном окружении,

— он подходит к этому окружению остро критически,

— он демонстрирует развитое чувство здравого смысла и иронии,

— он не боится высказывать свое мнение открыто, как и не скрывает своего критического отношения к положению дел в стране.

✓Усиление политических коннотаций кинообраза профессора Преображенского можно объяснить наличием в российском обществе значительной группы избирателей, которая недовольна положением дел в стране, готова критиковать происходящее в России, но при этом адаптировалась к ситуации и не готова делать что-то большее. Преображенский – отнюдь не революционер, а ворчун, резонер-конформист, при этом социально успешный и состоявшийся профессионально.


✓ Российский кинематограф за последние 20 лет (с момента выхода на экраны фильма «Брат-2») не создал впечатляющих образов современников, которые могли бы рассматриваться как ролевые модели для политиков. Налицо дефицит таких ролевых моделей.

Предыстория 

В мае 1999 года еженедельник «Коммерсантъ-Власть» опубликовал исследование двух социологических центров — ВЦИОМ и РОМИР. За год до завершения второго президентского срока Бориса Ельцина одно из ведущих общественно-политических изданий страны решило узнать у граждан, каким они видят идеального президента.

Респондентам был задан один-единственный вопрос – «За кого из киногероев вы проголосовали бы на президентских выборах?». Обращение от киногероя к политическому лидеру объяснялось тем, что в обществе, где кино было самым массовым искусством и которое еще практически не знало Интернета, кинематографические образы воплощали собой всем известные и узнаваемые «идеальные типы» с определенным набором качеств. Между этими типами и действующим политическим предложением легко устанавливалось соответствие как избирателями, так и политтехнологами.

ВЦИОМ и РОМИР провели закрытые опросы, предлагая респондентам выбрать из списка киногероя, за которого бы они проголосовали на президентских выборах. Списки имели множество пересечений, но не соответствовали друг другу полностью.

ВЦИОМ предложил список из 14 киногероев:

Список РОМИР состоял из 16 (отчасти пересекающихся со списком ВЦИОМ) кинообразов:


На обложке номера «Коммерсантъ-Власть» от 11 мая 1999 года оказался Штирлиц в исполнении Вячеслава Тихонова. По версии издания, он, обладая обаянием «шпионской тайной романтики», в то же время отличается «некоторой человечностью», что делало его более привлекательным выбором по сравнению с Петром I, Маршалом Жуковым и Глебом Жегловым – «глубоко антигуманными персонажами».

Интересно, что редакция либерального издания поместила на обложку не того, кого выбрало большинство граждан – жесткого реформатора Петра I или не менее жесткого военного, маршала Победы Жукова, — а Штирлица. Умного, честного, образованного и вместе с тем — гуманного «силовика». По мнению журналистов, этот образ идеально соответствовал тому, что было нужно России в наступающем новом веке, — президент, который наведет порядок методами, которые не были характеры для истории страны. Из реальных политиков того времени оптимально соответствовал «идеальному типу», который воплощал герой Вячеслава Тихонова, Владимир Путин, назначенный на пост председателя правительства в августе 1999 г.

14 марта 2000 года, в конце кампании по выборам президента РФ, «Коммерсантъ-Власть» вышел с заголовком «Штирлиц – наш президент». С точки зрения издания, Путин изначально был Штирлицем, который постепенно совмещал в своем образе качества маршала Жукова (война в Чечне), Глеба Жеглова («замочим в сортире») и Петра I («с точки зрения многих граждан, мы сейчас имеем достаточно дикую страну, которую необходимо цивилизовать»).

В дальнейшем политтехнологи и журналисты активно использовали эту аналогию и внесли большой вклад в то, чтобы ассоциация между Путиным и Штирлицем прочно утвердилась в сознании россиян.

Двадцать лет спустя

В сентябре 2019 года ВЦИОМ и Центр политической конъюнктуры проанализировали массовые представления об идеальном политическом лидере через призму популярных образов киногероев.

Исследование состояло из двух этапов. Для составления релевантного списка киногероев сначала было определено, какие российские фильмы входят в список любимых фильмов россиян. Затем был предложен закрытый вопрос со списком современных кинолент, выпущенных с начала 2000-х гг. с целью определения списка наиболее знакомых россиян фильмов. Затем на основе полученных данных и предыдущих исследований был сформирован список киногероев из 11 персонажей, которые встречались в ответах респондентов на соответствующие вопросы чаще других. В него вошли:

— Екатерина («Москва слезам не верит»),

— Семён Семёнович Горбунков («Бриллиантовая рука»),

— Андрей Обнорский, («Бандитский Петербург»),

— Данила Багров («Брат/Брат 2»),

— Мария Швецова («Тайны следствия»),

— Валерий Харламов («Легенда номер семнадцать»),

— Штирлиц («Семнадцать мгновений весны»),

— Профессор Преображенский («Собачье сердце»),

— Саша Белый («Бригада»),

— Антон Городецкий («Ночной Дозор»),

— Отец Анатолий («Остров»).

Тем не менее вопрос о том, за кого из киногероев россияне бы отдали свой голос на президентских выборах задавался не напрямую. Сначала респондентам было предложено назвать три наиболее важных качества для политика / политического лидера (закрытый вопрос). Затем из списка киногероев им предлагалось выбрать одного, кто в наибольшей мере соответствовал качествам политика/политического лидера.

Как можно видеть, в список включены только советские/российские кинообразы с преобладанием российских (из 11 образов лишь 4 были созданы в советскую эпоху). Такой выбор объясняется появлением в российском кинематографе своих «идеальных типов», которые воплощают другие качества и новую жизненную драматургию. Был учтен и выход на политическую авансцену поколения, которое родилось уже в современной России: для него многие советские культурные коды уже в значительной степени потеряли актуальность. Этим же объясняется и первый вопрос про качества, которым должен отвечать политик/политический лидер: сопоставление между важнейшими качествами и «идеальными типами» политиков позволяет лучше понять, как сейчас работает в массовом сознании россиян связка между кинообразами и политическими предпочтениями.

Для чистоты эксперимента в список не включены исторические фигуры, например, маршал Жуков и Петр I. Преследовалась цель избежать смешения в сознании респондентов достижений реальных исторических персонажей с их кинематографическим воплощением. Мы предложили опрашиваемым сделать выбор только среди выдуманных персонажей, типически соответствующих одной из распространенных ролей реальных людей, в том числе политиков.

Честность и компетентность – важнее всего

Согласно данным исследования, тремя наиболее важными качествами политика/политического лидера россияне назвали честность (44%), образованность и компетентность (31%) и близость к народу (26%). Также в числе качеств, которыми должен обладать политический лидер, респонденты отметили умение эффективно организовывать работу других людей (25%), хорошую информированность о положении дел в стране (21%) и наличие четкой программы действий (18%).

Лидером в списке предложенных респондентам киногероев, который соответствует качествам политика/политического лидера, стал Штирлиц («Семнадцати мгновений весны»). 20% респондентов заявили, что этот образ отвечает качествам политического лидера в наибольшей мере.

Второе место занял профессор Преображенский (12%), третье и четвертое места с 11% разделили герой фильмов «Брат» и «Брат-2» Данила Багров и Мария Швецова из сериала «Тайны следствия».

 

Большинство россиян заявили о своей готовности отдать свой голос на президентских выборах киногерою, который воплощает в себе качества политического лидера. Так, каждый четвертый точно бы проголосовали за такого кандидата, 50% — скорее проголосовали бы за него. Точно бы не проголосовали 8%, скорее не проголосовали бы — 12%.

Среди причин, по которым бы не стали бы голосовать за такого кандидата, респонденты отметили, что в политику должны идти профессионалы (39%), а также отсутствие в предлагаемом списке таких важных для главы государства качеств, как лидерство, уверенность и доверие людей и др. (19%).

Специфика политических предпочтений россиян

Распределение поддержки политиков, воплощающих образы Штирлица и профессора Преображенского, имеет свои особенности.

Штирлиц в большей степени, чем профессор Преображенский, — кандидат женщин, чем мужчин. Если Штирлица назвали киногероем, который соответствует качествам политика/политического лидера, 22% женщин, то в мужской среде такое мнение высказали 18% опрошенных (у профессора Преображенского это соотношение 13:12).

Профессор Преображенский – кандидат, пользующийся поддержкой более молодой аудитории, чем Штирлиц. Наибольшая поддержка Штирлица – в возрастных группах старше 60 лет (32%) и 45-59 лет (25%). У профессора Преображенского поддержка наиболее выражена в возрастных группах 45-59 лет (19%) и 35-44 года (18%). Тогда как его уровень поддержки в группе 60 лет и старше составил всего 8%.

Профессор Преображенский – кандидат Москвы и Санкт-Петербурга и городов-миллиоников, в то время как Штирлиц имеет наибольшую поддержку среди средних и малых городов. В Москве и Санкт-Петербурге профессора Преображенского назвали 19% против 17% у Штирлица. В городах-миллионниках симпатии распределились примерно поровну – 17% у Штирлица против 16% у профессора Преображенского. В городах с населением 500-950 тысяч Штирлица выбрали 21%, в то время как профессора Преображенского – 15%. В городах с населением 100-500 тысяч Штирлица и профессора Преображенского назвали 22% и 14% соответственно, с населением до 100 тысяч – 22% и 10%. При этом вторым кандидатом на селе стала Мария Швецова из «Тайны следствия» с 15% (против 19% у Штирлица и 6% у профессора Преображенского).

Интересно, что оба предпочтительных киногероя не являются лидерами симпатий современной молодежи. В возрастной группе 18-24 года Штирлица и профессора Преображенского назвали лишь по 4% респондентов, а в возрастной группе 25-34 года – 9% и 8% соответственно. Выбором двух самых младших возрастных групп стал Данила Багров с 31%, на втором месте – Саша Белый («Бригада») с 24%, на третьем – Валерий Харламов («Легенда номер семнадцать») с 22%.

Образ политического лидера в сознании масс

Автореферат диссертации по теме «Образ политического лидера в сознании масс»

На правах рукописи

Тупикина Ольга Геннадьевна

ОБРАЗ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА В СОЗНАНИИ МАСС Специальность 19.00.05-социальная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва — 2003

Работа выполнена на кафедре акмеологии и психологии профессиональной деятельности Российской академии государственной службы при Президенте » Российской Федерации

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор Федоркина Алла Павловна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Герасимов Вячеслав Михайлович

кандидат психологических наук Бухтиярова Ирина Васильевна

Ведущая организация: Московский Открытый Социальный Университет

Защита состоится «19» июня 2003 года в час. на заседании

диссертационного Совета Д-502.006.13 по психологическим и педагогическим наукам в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу; 119606, Москва, просп. Вернадского д. 84, 1 учебный корпус, ауд. 3350.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС Автореферат разослан 16 мая 2003 года.

Ученый секретарь диссертационного Совета доктор психологических наук

В.Г. Асеев

2соЗ-к 7

I. Общая характеристика работы Актуальность темы исследования

В последние годы политика стала восприниматься более «персонализированно», через призму личностных особенностей конкретных политический деятелей. Увеличилось число политиков, представляющих самые различные движения, партии, фракции. Перед каждым человеком встала проблема необходимости выбора из многочисленного списка баллотирующихся одного кандидата, отвечающего личным представлениям о том, каким должен быть политический лидер. Открытым остается вопрос: какие механизмы влияют на формирование образа политического лидера в

сознании масс.

Все чаще мы сталкиваемся с противоречием, когда образ политика, создаваемый в массовом сознании средствами массовой информации, в частности печатными органами, не совпадает с его реальными характеристиками и способностью эффективно решать поставленные перед политиком задачи. Налицо явные манипуляции с сознанием масс, снижение порога рационального осмысления политических процессов.

Образ политического лидера, внедряемый в массовое сознание, предстает как сложный социально-психологический феномен, в котором отражена совокупность его реальных личностных качеств, сформированных его деятельностью, — средствами -массовой информации, — политической_ рекламой на фоне соответствующих стереотипов массового сознания.

Компоненты образа противоречивы, поскольку отражают несовпадение между личностными качествами политических лидеров и теми ролевыми требованиями, которые предъявляются к ним обществом с учетом социально-

г

политической и экономической обстановки, между реальным имиджем и «эталонным образом», уже сформированным в общественном сознании. Поэтому актуальным становится изучение механизмов формирования образа политического лидера.

Состояние научной разработанности проблемы

Среди научных источников, послуживших теоретической базой для изучения образа политического лидера в массовом сознании, можно выявить несколько направлений исследования.

Труды, раскрывающие сущность и структуру человеческой личности, проблемы мотивации и регуляции социального поведения личности. Это исследования К.А. Абульхановой, Г.М. Андреевой, А.Г. Асмолова, А.Н. Леонтьева, C.JI. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Е.А. Яблоковой и др. Западные теории личности — Э. Берна, А. Маслоу, К. Роджерса, 3. Фрейда, К. Юнга и др.

Анализ образа политического лидера как социально-психологического явления, исследуемого в тесной связи с проблемами лидерства и массового сознания в трудах Н. Макиавелли, Г. Лебона, Г. Тарда, Г. Лассвелла, Т. Адорно, X. Ортега — и-Гассета, М. Вебера, Ф. Ницше, С. Хука, А. Адлера, Ж. Блонделя, Ф. Гальтона, С. Московичи, а также В. Франкла, Э. Фромма, С.Д. Смирнова, В.В. Знакова, В.Ф. Петренко, A.A. Гостева.

В последние годы проблема имиджа, неразрывно связанного с понятием «образ», рассматривается психологами в контексте формирования позитивного имиджа политических деятелей в ходе предвыборных кампаний: В Н. Амелина, Е.В. Егоровой-Гантман, О.В. Крыпггановской, Е.Б. Шестопал и др. При этом отметим, что среди перечисленных авторов не существует

единого мнения во взглядах на сущность имиджа как социально-психологического явления, обладающего системностью и целостностью.

Труды, анализирующие процессы восприятия, в частности социальной перцепции. Зарубежные традиции таких исследований наиболее отчетливо проявились в когнитивной психологии (М. Айзенк, Дж. Келли). Ее также называют наукой об образах. В отечественной психологии проблема образа разрабатывается в контексте целого ряда научных исследований, в частности теории деятельности как методологической основы анализа практически всех ‘ психических процессов и явлений (А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, С.Л.

Рубинштейн), а также исследований собственно процесса восприятия, ‘ проведенных в рамках этих теорий (A.A. Бодалев, Г.М. Андреева, С.Л.

Рубинштейн). Сюда относятся и труды, раскрывающие проблемы воздействия общественного мнения на поведение человека( А.К. Уледов, Ф.Э. Шерега, В.М.Герасимов, М.К. Горшков).

Несмотря на относительное разнообразие отечественной и зарубежной литературы по проблеме имиджа политика, по вопросам социальной перцепции, массового сознания существует заметный дефицит в сфере исследования механизмов формирования образа политического лидера в массовом сознании.

Цель исследования — изучить процесс формирования образов 1 реальных политических лидеров и образа эталонного, желаемого

политического лидера в массовом сознании, определить роль средств > массовой информации в этом процессе.

Объект исследования: образ политического лидера.

Предмет исследования: социально-психологическое содержание и

структура образа политического лидера.

Гипотезы исследования:

1. Средства массовой информации формируют образы политических лидеров, во многом не соответствующие представлениям о реальных политических лидерах, складывающимся в массовом сознании.

2. Доли присутствия и качество характеристик образов политических лидеров, существующих в массовом сознании и формируемых средствами массовой информации, не совпадают.

3. Существует защитный механизм, позволяющий субъектам массового сознания противостоять манипулятивному влиянию средств массовой информации.

Цель исследования обусловила постановку и решение следующих исследовательских задач:

1. Провести теоретико-методологический анализ психологических исследований категории образа.

2. Дать теоретическое обоснование исследования образа политического лидера в массовом сознании.

3. Эмпирически выявить образы реальных политиков и образ эталонного политического лидера в массовом сознании. Определить характеристики политического фрагмента массового сознания.

4. Методом контент-анализа выявить образы политических лидеров, формируемые средствами массовой информации.

5. Провести сравнительный анализ образов политических лидеров, представляемых средствами массовой информации, и существующие в массовом сознании; определить роль средств массовой информации в процессе формирования образа политического лидера в массовом сознании.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна:

разработано социально-психологическое понятие «образ политического лидера в массовом сознании»;

— показано на основе теоретико-методологического анализа, что психический образ формируется на основе трех компонентов — образа-знания, образа-значения, образа желаемого будущего. Образ политика в массовом сознании в качестве приоритетного содержит образ-знание. Этот образ зависит также от существующих в массовом сознании установок и стереотипов, ценностных ориентаций, потребностей и интересов субъектов массового сознания;

— выявлено, что образы политиков, формируемые печатными средствами массовой информации, не совпадают с аналогичными образами в массовом сознании. Это несовпадение по существу является противоречием, отражающим желание со стороны субъекта информационно-психологического воздействия — прессы представить политиков в основном в ракурсе, представляющем интересы издания, и их восприятием субъектами массового сознания. Позитивные образы политиков, формируемые средствами массовой информации, содержат характеристики, присущие образу эталонного политика и отличаются от образов реальных политических

лидеров, существующих в массовом сознании. Образ эталонного политика в массовом сознании представлен следующими основными характеристиками: обладание лидерскими качествами, быть волевым, сильным, энергичным, деятельным, иметь высокие моральные качества — быть честным, порядочным, заботиться о народе и выражать его интересы;

— выявлены образы реальных политиков в массовом сознании. Они представлены как позитивными, так и негативными характеристиками. В качестве позитивных качеств отмечены: деятельность, решительность, последовательность, образованность, энергичность, ораторское мастерство, работоспособность, самостоятельность, способность к воодушевлению других, обязательность, умение сформировать команду единомышленников, способность к назначению эффективных советников. В качестве негативных характеристик фигурируют: нерешительность, подверженность влиянию, конфликтность, бездеятельность, безрассудность, косноязычие, склонность к политическим интригам;

— доказано, что попытки печатных органов массовой информации навязать субъектам массового сознания определенные, положительные или отрицательные характеристики образов политиков не всегда адекватно отражают их в массовом сознании. Это позволяет сделать вывод об определенной позитивной трансформации массового сознания, способного к противодействию манипулятивного влияния средств массовой информации, умышленно искажающих характеристики политиков;

— выделен критерий несовпадения категорий образов реальных политиков, существующих в массовом сознании, — и формируемых прессой: доля присутствия и качество характеристик образов.

Теоретико-методологической основой диссертационного

исследования являются фундаментальные положения теории познания, философии, политологии и социальной психологии как науки о закономерностях взаимодействия и общения людей, включенных в реальные социальные группы, а также о системном характере и социальной детерминации структуры личности и ее жизнедеятельности. В исследовании использовались конкретно-исторический, системный, сравнительный и индивидуально-личностные подходы. Применение психолого-социологического подхода позволило рассмотреть в единстве социальные, социально-психологические и психологические факторы, влияющие на формирование образа политического лидера в сознании масс.

Теоретическую основу диссертации составляют научные труды отечественных и зарубежных авторов по теории образа и лидерства, массовому сознанию, концепции имиджа, теоретические работы по вопросам перцепции, средствам массовой информации, политической рекламы и связей с общественностью.

В работе использовался комплекс методов исследования, включающий изучение научной литературы, метод контент-анализа, наблюдение, опрос. В работе над диссертацией автор опирался на данные результатов исследования общественного мнения фонда «Общественное мнение» и РОМИР, ВЦИОМ, учитывал результаты исследований, проводившихся на кафедре акмеологии и психологии профессиональной деятельности РАГС при Президенте РФ.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили результаты конкретных социально-психологических и социологических исследований, проводившихся диссертантом в 2001 — 2002 годах, в период

между выборами в федеральные органы законодательной власти. Опрос общественного мнения был проведен в форме анкетного опроса, выборочную совокупность которого составили 400 человек, проживающих в Москве. Учитывалось, что Москва не отражает ситуацию во всей России, однако полученная информация по этому субъекту позволяет получить приблизительную картину формирования образов политика в данном конкретном регионе. При этом ставилась задача создать алгоритм исследования формирования образов политиков, раскрыть механизм формирования массового сознания на региональном уровне.

Проведен контант-анализ печатных изданий («Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Труд», «Известия», «Коммерсантъ») в период апрель-май 2001 года, апрель-май 2002 года, сентябрь-октябрь 2002 года.

Практическая значимость исследования

Положения и выводы диссертационного исследования могут представить ценность непосредственно для самих политических лидеров и политических технологов, а также средств массовой информации и авторов политической рекламы.

Положения и выводы диссертации могут быть использованы в процессе обучения и подготовки специалистов в области социальной и политической психологии, политологии и социологии.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные положения, выводы и рекомендации отражены в публикациях автора, в выступлении на VIII симпозиуме «Психологические аспекты смысла жизни, акме и счастья» (Москва, 2002), использованы в

процессе научно-практической работы во время предвыборных кампаний. Результаты исследования обсуждены и одобрены на заседании кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности РАГС при Президенте РФ.

Надежность и достоверность исследования обеспечивалась исходными методологическими принципами, теоретической обоснованностью, разнообразием и надежностью использованных методов, репрезентативностью выборки, математической обработкой полученных данных.

Положения, выносимые на защиту

1. Значительную роль в процессе формирования образов политиков играют средства массовой информации, в частности, печатные издания, в большинстве случаев стремящиеся создать представляющий интересы издания портрет «первых лиц политического российского Олимпа». Исходя из этого, они формируют «эталонный» портрет политического лидера и наделяют его как положительными, так и отрицательными характеристиками.

2. В массовом сознании существует свой образ эталонного и реального политического лидера. Образ эталонного политика по многим параметрам совпадает с позитивным образом политических лидеров, формируемым печатными средствами массовой информации. Образ реального политика не совпадает— с_идеальным—образом и содержит.как положительные, так и негативные характеристики. К положительным характеристикам относятся: деятельность, решительность, обязательность, умение сформировать команду единомышленников, способность к назначению эффективных советников. К

негативным: нерешительность, подверженность влиянию, конфликтность, склонность к политическим интригам, склонность к демагогии.

3. Несовпадение образов политических лидеров, формируемых печатными средствами массовой информации, и образов реальных политических лидеров, существующих в массовом сознании, подтверждает, что субъекты массового сознания способны противостоять манипулятивному влиянию средств массовой информации. Это подтверждается проведенным эмпирическим исследованием, которое зафиксировало, что в средствах массовой информации в формировании образов политических лидеров на передний план выходят рациональные оценки и характеристики (акцент на деловых качествах), а в массовом сознании — в основном эмоциональные оценки (акцент на личностных и нравственных характеристиках).

4. Идеологический фрагмент массового сознания структурирован слабо и выражен дилеммой «политик за народ», «политик против народа». Поэтому субъекты массового сознания нуждаются в политических лидерах, способных выразить их интересы в идеологических программах и трансформировать их в массовое сознание.

Структура диссертации. В соответствии с поставленной целью и задачами диссертационное исследование состоит из введения, трех частей, заключения, списка использованной литературы и приложений. II. Основное содержание работы

Теоретико-методологический анализ показал, что под образом в социальной психологии понимается субъективная картина мира или его фрагментов, что предполагает интерпретацию потока информации,

получаемой органами чувств на основе уже сложившейся у человека категориальной системы.

В образе выделяется три главных составляющих элемента: образ-знание, образ-значение и образ желаемого будущего, которые существуют в системе соподчинения. Образ-знание выступает в форме зафиксированного знания, т.е. как отраженная субъектом картина существующей реальности. Образ-значение встраивает конкретный объект в ценностно-смысловую систему индивида. Образ-значение создает личностный смысл субъекта, обеспечивает возможность выбора действий по отношению к нему.

Образ желаемого будущего подразумевает, что человек прогнозирует возможные изменения, предвидит возможные события, которые могут быть значимыми для него.

Система соподчинения этих феноменов предполагает, что политическая активность масс определяется в первую очередь образом-значением и образом потребного будущего. Образ-знание концентрирует в себе переработанную и проинтерпретированную индивидом информацию. Он влияет на формирование образа-значения и образа желаемого будущего, а через них — на массовое сознание.

При восприятии образа политического лидера активно работает «перцептивный экран», который создают установки и система убеждений, взаимодействуя друг с другом. Установка человека на политический объект означает прежде всего, образ этого объекта в форме какого-либо знания, но уже зафиксированного сознанием; эмоциональное отношение к этому политическому объекту на основе имеющегося образа и как результат — готовность к действиям в отношении этого объекта.

Наряду с образами, в нашей психологической сфере действуют стереотипы — некие упрощенные образы объектов, имеющие яркую эмоциональную окраску и прямо не вытекающие из собственного опыта. Стереотип и образ — это два продукта восприятия политического объекта, различающиеся по своим информационным и мотивирующим характеристикам. Если в образе превалирует знание над эмоциональной оценкой, над отношением, то в стереотипе — отношение над знанием

Непосредственное отношение к предмету исследования имеет также исследованный и разработанный в нашей литературе феномен имиджа. Анализ литературы, посвященной проблеме имиджа, позволяет сформулировать определение этого явления как эмоционально окрашенного образа-представления: 1) имеющего характер стереотипа; 2) методом ассоциаций наделяющего объект дополнительными ценностями, не обязательно имеющими основания в реальных свойствах самого объекта, но обладающими социальной значимостью для воспринимающих такой образ.

Имидж есть не что иное, как психический образ, существующий в массовом сознании, он может быть изучен по характеристикам реагирования людей, их эмоциональным и ценностным отношениям.

Отсюда логично в дальнейшем проанализировать явление «массового сознания».

Под термином «массовое сознание» мы понимаем один из видов общественного сознания, наиболее реальную форму его практического существования и воплощения; специфический вид сознания общества, свойственный множеству людей («массам»), определяемый как совпадение в какой-то момент основных и наиболее значимых компонентов сознания

большого числа разнообразных «классических» групп общества (больших и малых), однако не сводимый к ним.

Этот феномен был предметом исследования как зарубежных, так и отечественных ученых. Из зарубежных теоретиков обращают на себя внимание идеи таких ученых, как Д. Белл, Г. Блумер, X. Ортега-и-Гассет, Ф.Г. Юнгер, Г. Зиммель, М. Вебер, К. Маннгейм, Э. Ледерер, X. Арендг и другие. Значительный вклад в разработку этого феномена внесли отечественные ученые Б.А. Грушин, Г.Г. Дилигенский и А.К. Уледов, И.В. Бойченко, H.H. Козлова.

В массовое сознание входят знания, представления, вырабатываемые всей массой членов общества, в нем запечатлены лишь те знания, представления, нормы, ценности, убеждения, которые являются общими, типичными для данной совокупности индивидов.

С точки зрения функциональной особенности массовое сознание — это реально функционирующее сознание общества, оно плюралистично по своей природе, т.к. охватывает идеологические и неидеологические образования, научные и ненаучные представления, самые различные по своему содержанию, уровню отражения и направленности взгляды и верования. Массовое сознание — важнейшая форма проявления реального сознания общества. Отличаясь от специализированного и обыденного сознания, оно в то же время синтезирует их, усваивая „идеи и взгляды, присущие специализированному сознанию, и в то же время непосредственно отражая действительность на обыденном уровне.

В контексте исследуемой нами проблемы особую значимость имеет вопрос о субъекте массового сознания. Именно субъект является

центральным понятием, лежащим в основе определения массового сознания. В качестве такового выступает «масса».

Состояние массового сознания выражает общественное мнение, настроения и действия масс.

Общественное мнение подразумевает отношение людей к событиям и фактам социальной действительности. Феноменом массового сознания является массовое социальное настроение, отражающее социальное и социально-психологическое состояние общества и формирующееся в процессе реализации социальных целей и интересов под воздействием экономических, политических и духовных процессов.

Анализ массового сознания, таким образом, показал, что это сложный феномен, который имеет сложную структуру, обладающий своими субъектами, в котором функционируют присущие ему образы, стереотипы. В работе массовое сознание анализируется в контексте изучения образа политического лидера в сознании масс.

Большинство исследователей определяют феномен политического лидерства как взаимодействие лидера и его последователей. Это взаимодействие может быть рассмотрено либо с акцентом на активность лидера, либо с акцентом на активность последователей, либо как результат двустороннего влияния.

Говоря о политических лидерах, мы имеем в виду «отдаленное» лидерство, важнейшей отличительной чертой которого является то, что общение политических лидеров с последователями редко осуществляется непосредственно в личных контактах. Определяющим для него становится

общение опосредованное. Нас интересует, как происходит взаимодействие, при котором посредником выступают средства массовой информации.

С целью изучения этого взаимодействия проводилось эмпирическое исследование. Оно осуществлено в двух формах: контент-анализа прессы и опроса общественного мнения.

Опрос общественного мнения проведен в Москве в форме анкетирования. С этой целью была составлена социологическая анкета, содержащая вопросы, имеющие открытую форму и направленные на сбор информации о содержании исследуемого явления. В анкету были включены следующие вопросы: 1. Назовите, пожалуйста, несколько главных, с Вашей точки зрения, качеств следующих политиков: В.В. Путин, М.М. Касьянов, С.К. Шойгу, Б.Е. Немцов, В.В. Жириновский, Г.Н. Селезнев, С.М. Миронов, Г.А. Зюганов, Г.А. Явлинский, Ю.М. Лужков. Как бы Вы его охарактеризовали? 2. Какие качества необходимы человеку для того, чтобы сделать политическую карьеру? 3. Если бы у Вас была возможность высказать свое мнение В. Путину, что бы Вы ему посоветовали сделать в первую очередь?

На первом этапе анализа синонимичные высказывания объединялись в первичные смысловые группы, которые получали наименования, бытующие в разговорном языке. При формировании первичных смысловых групп учитывался знак оценки — положительный или отрицательный. На втором этапе первичные смысловые группы объединялись в категории. Всего было выделено пять категорий: «деловые качества», «нравственные качества», «личностные характеристики», «идеологические характеристики»,

«диффузные оценки». В каждой категории присутствовали как положительные, так и отрицательные компоненты.

«Диффузные оценки» — это нерасчлененные, не детализированные, смутные впечатления, которые в большинстве случаев эмоционально окрашены.

Вопрос о качествах, необходимых человеку для того, чтобы сделать политическую карьеру, был ориентирован на определение нормы, при которой возможна успешная политическая карьера. Третий вопрос был задан для выявления отношения к власти.

Полученные высказывания о политиках объединялись в первичные смысловые группы, а затем в категории. Доли пяти категорий качеств без учета знака оценки показывают, какие составляющие образа каждого политика выглядят более яркими, а какие — менее.

Результаты опроса можно представить в таблице.

Таблица № 1. Показатели удельного веса группы качеств в образах

политиков (в % от числа опрошенных)

Деловые качества Нравственные качества Идеологические характеристики Личностные характеристики Диффузные оценки Нет ответа

Жириновский 30 28 9 31 6 22

Зюганов 28 12 19 7 6 35

Касьвнов 17 5 2 11 5 26

Лужков 31 14 5 9 5 47

Миронов 8 5 1 4 5 42

Немцов 12 11 7 4 24

Пуган 36 25 И 27 18 20

Селезнев 8 15 11 6 3 20

Шойгу 28 И 4 19 6 49

Явлинский 24 9 9 6 3 35

В оценках многих полигиков преобладают «деловые качества», представляющие рациональный компонент сознания. Но сумма «нравственных» и «личностных» характеристик создает перевес эмоционального компонента. Этот факт позволяет сделать вывод о том, что в массовом сознании эмоциональные оценки, включающие личностные и нравственные характеристики политических лидеров преобладают над рациональными оценками, включающими в себя деловые качества политиков. Идеологические (политические) критерии отступают на задний план. Это является бесспорным свидетельством наличия ценностной основы восприятия — люди обращают внимание в первую очередь не на идеологемы, которыми оперирует лидер, а на то, что он делает и в какой мере его действия соответствуют этическим нормам.

Комплекс «деловые качества» во многом состоит из указаний на активность, работоспособность, предприимчивость политика, организаторские способности, ум, образованность, профессионализм.

Анализируя образы российских политиков, сложившиеся в сознании масс, мы выявили, что нравственные качества политиков упоминались реже, чем деловые, но чаще, чем личностные и политические. Этот факт говорит о том, что в обществе существует запрос на политического деятеля, сочетающего в себе выраженные деловые и нравственные качества. Для большинства политиков высокая оценка деловых качеств не подразумевает такую же оценку нравственных качеств, но их совокупность дает высокую положительную оценку.

Чаще всего респонденты указывали на то, что политик должен бьггь честным, порядочным, справедливым. Запрос на эти качества — отражение

ценностного идеала, обращенного к власти и выраженного в ожидании «правды» как порядка, основанного на принципе «обратной связи»: политик должен слышать «глас народа» и принимать соответствующие меры.

В целом можно сказать, что этические критерии в оценках образов политиков — это размер «кредита доверия». Политик может быть активным и компетентным, но доверяют ему лишь тогда, когда нет сомнений в его высоких нравственных качествах.

Характеристика индивидуально-личностных качеств: индивидуальный, неповторимый, яркий образ политика наиболее прочно усваивается сознанием. Среди личностных достоинств «эталонного политика» определяющее значение имеют воля и активность. Это связано, на наш взгляд, с архетипичной потребностью веры в «царя-батюшку». Потребность в волевом лидере, сильной руке связана с необходимостью компенсации слабости власти.

«Уверенность, уравновешенность» рассматриваются как предпосылка основательности, надежности. Исследование показало, что сегодня востребованы надежные, основательные «мужики», которые способны делать свое дело и отвечать за результат.

Идеологическая определенность политиков существенно слабее влияет на образ политиков в сознании масс. Идеологическое пространство политики не выглядит детализированным, расчлененным на сторонников тех или иных идеологических доктрин. Даже тогда, когда идеологическая определенность составляет основу имиджа политика и не вызывает сомнений, на нее редко обращают внимание.

Выявленные качества политиков, существующие в массовом сознании, позволили сконструировать образ политического лидера.

Он состоит из набора черт, характеризующих, некий «образец» политического лидера. При этом существуют как позитивные, так и негативные характеристики образов.

Основой формирования образов национального лидера является деятельность находящегося у власти президента, деятельность наиболее видных политических деятелей прошлого, социальные и экономические ценности общества, традиции политической культуры, деятельность средств массовой информации и т.д. В результате этого стандарты оценки политиков могут быть как широко распространенными, так и идиосинкратическими, т.е. связанными с неординарными качествами определенных политических деятелей.

Наиболее важными качествами, составляющими образ эталонного политического лидера, являются: компетентность, определяемая через такие черты как решительность, умение держать себя в руках, образованность, наличие интеллекта, умение точно оценивать ситуацию, способность к назначению эффективных советников, умение сформировать команду единомышленников, высокая работоспособность, твердость; доверие, определяемое, через такие черты как: последовательность, честность, обязательность, верность слову, бескорыстие.

Позитивный образ политического лидера представлен в трех аспектах: «портретный», отражающий восприятие личности, характера и поведения политика; профессиональный и социальный. В «портретном» аспекте наиболее значимыми для респондентов оказались следующие качества:

решительность, уравновешенность, умение держать себя в руках, образованность, наличие интеллекта, честность, твердость, обязательность, верность слову, способность обеспечить сильное лидерство, физическое здоровье, чувство юмора, бескорыстие и энергичность.

В профессиональном аспекте образа наиболее значимыми для респондентов качествами оказались: последовательность, умение точно оценивать ситуацию, умение вести диалог, умение сформировать команду единомышленников, высокая работоспособность, способность к назначению эффективных советников, взвешенность в решениях. Социальный аспект прототипа представлен заботой о людях и заинтересованностью в народе.

В обществе существует запрос на волевого, сильного и энергичного лидера. Четкая реакция на ожидания и четкий ответ предъявляемым потребностям — это обстоятельства, создающие лидера — человека, который в данный момент необходим.

Тот факт, что современные политики выражены разными сторонами своего образа, свидетельствует об отсутствии в массовом сознании представлений о едином универсальном политическом лидере. Образ политика имеет сегодня скорее функциональный характер («хозяин», «агитатор» и пр.).

Исследование показало, что сегодня россияне ждут от политика действительно лидерских качеств, дееспособности, эффективности, высоких моральных качеств и личностной определенности. Любая социальная группа особенно остро нуждается в лидере, который смог бы трансформировать интересы этой группы в программу и увязать ее с общенациональными интересами.

Целью контент-анализа было сопоставление и анализ образов политических лидеров, зафиксированных в массовом сознании и в печатных изданиях. (Опрос общественного мнения показал, что из всех средств массовой информации наибольшим доверием населения пользуются печатные издания.) В качестве преимущества прессы является возможность повторного восприятия того, что осталось не воспринятым по какой-то причине с первого раза.

В работе статистически проанализирована частота появления в прессе статей, упоминающих о конкретных политиках за апрель-май 2001 года, апрель-май 2002 года и сентябрь-октябрь 2002 года. Метод контент-анализа позволил определить содержание текста как совокупность имеющихся в нем сведений, оценок, объединенных в единую концепцию, замысел. Метод контент-анализа применялся по отношению к следующим изданиям: «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», «Труд», «Известия», «Коммерсант» (опрос определил эти издания как наиболее читаемые и пользующиеся наибольшим доверием). Для контент-анализа были выбраны наиболее популярные политики, присутствующие в рейтинговых замерах на основании данных фонда «Общественное мнение», РОМИР, ВЦИОМ.

Анализ прессы позволяет сделать вывод о медиоцентрированном характере коммуникации при формировании образа политического лидера. При этом происходит своеобразное подчинение аудитории, реципиента информации воздействию средств массовой информации. За последние годы произошло многократное падение величин «пользователей» печатной продукции, что стало следствием резкого и продолжительного снижения платежеспособного спроса. Вместе с этим наше исследование показывает, что

из всех средств массовой информации именно пресса пользуется наибольшим доверием.

В результате анализа был выявлен «статистический портрет» читателя анализируемых изданий и соответственно представлены социально-психологические портреты политиков (Путин, Касьянов, Зюганов, Шойгу, Лужков, Немцов, Явлинский, Жириновский, Селезнев, Миронов). II и о Апрель — май 2001 Апрель-май 2002 Сентябрь -Октябрь 2002 Апрель-май 2001 1 1 Й 8.Я 5§ Сентябрь -Октябрь 2002

Пугин 19 21 32 11 19 15 13 32 28 15 18 21 26 38 38

Касьянов — 6 15 — 7 1 11 8 2 3 4 6 16 21

Шойгу 7 1 — 1 — 6 1 1 — — — 2 2 -

Лужков 16 3 4 3 1 3 12 2 5 2 1 1 14 3 9

Зюганов 3 2 — — 1 1 2 2 1 4 1 2 2 1 -

Явлинский 1 1 2 1

Жириновский 1 — 1 1 — — 3 — — — — — — -

Немцов 4 3 3 — 1 2 1 — 2 — — 1 1 1 -

Селезнев — 2 7 — 1 4 — 2 3 — 2 5 — 4 2

Миронов — — 3 — — 2 — 3 1 — 1 1 — 3 -

За этими цифрами стоит пестрая картина. Наибольшее число

упоминаний за анализируемый период приходится на Президента РФ Путина,

причем большинство из них носит нейтральный характер. Значительное увеличение количества упоминаний приходится на Касьянова, Селезнева и Миронова. Уменьшение количества упоминаний — на Шойгу, Лужкова, Зюганова, Явлинского, Немцова.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что образы, формируемые прессой, отличаются от образов политических лидеров, существующих в массовом сознании. В прессе образ чаще преподносится в выгодном для того или иного издания ракурсе. В прессе образ политического лидера преподносится с налетом рациональной оценки. На передний план выходят деловые характеристики образа политика. Нередки упоминания о политике в связи с присутствием на каком-либо мероприятии и высказыванием мнения по обсуждаемому в обществе вопросу. В массовом сознании образы реальных политиков более гармоничны, их характеристики взаимоувязаны и непротиворечивы.

Анализ данных контент-анализа позволяет сделать вывод о том, что в печатных изданиях происходит трансформация информационного пространства в сторону искажения (преувеличения, домысливания и т.д.). То есть они не в полной мере объективны в отражении действительности и по существу навязывают массам образы политиков, ими же сконструированные.

В изданиях неоднократно появлялась информация о том, что происходит удаление ярких политиков, способных конкурировать на политической арене. Нельзя не отметить, что проводя диссертационное исследование, с большим трудом автору удалось выделить 10 политических лидеров, обеспечивающих свое присутствие в прессе.

Выводы диссертационного исследования

Образ политического лидера в сознании масс формируется на основе трех компонентов — образа-знания, образа-значения, образа потребного будущего.

Исследование выявило, что образы политиков, формируемые печатными СМИ, не совпадают с образами политиков, существующими в массовом сознании. Позитивные образы политических лидеров, формируемые средствами массовой информации, приближены к идеальным образам, существующим в массовом сознании. Образ эталонного политического лидера в массовом сознании представлен следующими основными характеристиками: обладание лидерскими качествами, высокими моральными качествами. Исследование выявило, что критерии идеологической оценки сводятся к противопоставлению «за народ», «против народа», что указывает на слабую идеологическую структурированность политического фрагмента массового сознания.

Исследование выявило образ реальных политиков, существующий в массовом сознании и представленный как позитивными, так и негативными характеристиками. В качестве негативных характеристик выявлены: бездеятельность, нерешительность, подверженность влиянию, конфликтность, косноязычие, склонность к политическим интригам, безрассудность. В качестве положительных выявлены: деятельность, решительность, последовательность, образованность, ораторское мастерство, умение сформировать команду единомышленников, работоспособность, самостоятельность, способность к назначению эффективных советников, способность к воодушевлению других, энергичность,—

Исследование доказало, что попытки печатных органов массовой информации навязать субъектам массового сознания какие-либо образы политиков не всегда воспринимаются массовым сознанием и не всегда влияют на процесс формирования образа политического лидера в сознании

масс. Это позволило сделать вывод об определенной позитивной трансформации массового сознания, способного к противодействию манипулятивного влияния средств массовой информации, умышленно искажающих реальные характеристики политиков в позитивную или негативную стороны.

Перспективы дальнейшего исследования могут быть связаны с разработкой практических рекомендаций имиджмейкерам и специалистам в сфере средств массовой информации, с продолжением мониторинга прессы и использованием полученных результатов для эффективного создания образов политических лидеров.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие материалы:

1. Формирование имиджа политического лидера// Психолого-акмеологическое обеспечение саморазвития личности в системе непрерывного образования. — М.: Изд-во РАГС, 2002. — 1 п.л.

2. Мотивация достижения политиками профессионального акме // Акмеологические технологии в личностно-профессиональном развитии государственных служащих. — М.: Изд-во РАГС, 2003. — 1 п.л.

4. Представления о политическом лидере в сознании масс. — М.: Центр

гуманитарных исследований, 2003,- 1п.л.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата наук Тупикиной Ольги Геннадьевны Тема диссертационного исследования «Образ политического лидера в сознании масс» Научный руководитель Федоркина Алла Павловна Изготовление оригинал-макета Тупикина Ольга Геннадьевна Подписано в печать 25 апреля 2003 г. Тираж 80 экз. Усл. п.л. 1.25

Российская академия государственной службы При Президенте Российской Федерации

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ№ 16?

119606Москва, пр-т Вернадского, 84

!

i

i

S

í

1

i ¡

(

I

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидата психологических наук, Тупикина, Ольга Геннадьевна, 0 год

Введение.3 стр.

Раздел 1. Теоретические и методологические предпосылки исследования образа политического лидера в сознании масс.12 стр.

1.1. Психологическая категория образа в контексте политического лидерства.12 стр.

1.2. Феномен массового сознания.44 стр.

1.3. Политический лидер как социально-политический объект исследования.61 стр.

Раздел 2. Организация, процедуры и методы исследования.81 стр.

2.1. Организация и основные этапы исследования.81 стр.

2.2. Метод контент-анализа.85 стр.

2.3. опрос общественного мнения.95 стр.

Раздел 3 Результаты экспериментального исследования образа политического лидера в сознании масс.101 стр.

3.1. Реальные и идеальные (не персонифицированные) представления о политическом лидере в сознании масс.101 стр.

3.2. Образ политического лидера, конструируемый СМИ. 128 стр.

Введение диссертации по психологии, на тему «Образ политического лидера в сознании масс»

Актуальность темы исследования

В последние годы политика стала восприниматься более «персонализированно», через призму личностных особенностей конкретных политический деятелей. Увеличилось число политиков, представляющих самые различные движения, партии, фракции. Перед каждым человеком встала проблема необходимости выбора из многочисленного списка баллотирующихся одного кандидата, отвечающего личным представлениям о том, каким должен быть политический лидер. Открытым остается вопрос: какие механизмы влияют на формирование образа политического лидера в сознании масс.

Все чаще мы сталкиваемся с противоречием, когда образ политика, создаваемый в массовом сознании средствами массовой информации, в частности печатными органами, не совпадает с его реальными характеристиками и способностью эффективно решать поставленные перед политиком задачи. Налицо явные манипуляции с сознанием масс, снижение порога рационального осмысления политических процессов.

Образ политического лидера, внедряемый в массовое сознание, предстает как сложный социально-психологический феномен, в котором отражена совокупность его реальных личностных качеств, сформированных его деятельностью, средствами массовой информации, политической рекламой на фоне соответствующих стереотипов массового сознания.

Компоненты образа противоречивы, поскольку отражают несовпадение между личностными качествами политических лидеров и теми ролевыми требованиями, которые предъявляются к ним обществом с учетом социально-политической и экономической обстановки, между реальны** имиджем и «эталонным образом», уже сформированным в общественном сознании. Поэтому актуальным становится изучение механизмов формирования образа политического лидера.

Состояние научной разработанности проблемы

Среди научных источников, послуживших теоретической базой для изучения образа политического лидера в массовом сознании, можно выявить несколько направлений исследования.

Труды, раскрывающие сущность и структуру человеческой личности, проблемы мотивации и регуляции социального поведения личности. Это исследования К.А. Абульхановой, Г.М. Андреевой, А.Г. Асмолова, А.Н. Леонтьева, C.J1. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Е.А. Яблоковой и др. Западные теории личности — Э. Берна, А. Маслоу, К. Роджерса, 3. Фрейда, К. Юнга и др.

Анализ образа политического лидера как социально-психологического явления, исследуемого в тесной связи с проблемами лидерства и массового сознания в трудах Н. Макиавелли, Г. Лебона, Г. Тарда, Г. Лассвелла, Т. Адорно, X. Ортега — и-Гассета, М. Вебера, Ф. Ницше, С. Хука, А. Адлера, Ж. Блонделя, Ф. Гальтона, С. Московичи, а также В. Франкла, Э. Фромма, С.Д. Смирнова, В.В. Знакова, В.Ф. Петренко, А.А. Гостева.

В последние годы проблема имиджа, неразрывно связанного с понятием «образ», рассматривается психологами в контексте формирования позитивного имиджа политических деятелей в ходе предвыборных кампаний: В Н. Амелина, Е В. Егоровой-Гантман, О.В. Крыштановской, Е.Б. Шестопал и др. При этом отметим, что среди перечисленных авторов не существует единого мнения во взглядах на сущность имиджа как социально-психологического явления, обладающего системностью и целостностью.

Труды, анализирующие процессы восприятия, в частности социальной перцепции. Зарубежные традиции таких исследований наиболее отчетливо проявились в когнитивной психологии (М. Айзенк, Дж. Келли). Ее также называют наукой об образах. В отечественной психологии проблема образа разрабатывается в контексте целого ряда научных исследований, в частности теории деятельности как методологической основы анализа практически всех психических процессов и явлений (АН. Леонтьев, П.Я. Гальперин, С Л. Рубинштейн), а также исследований собственно процесса восприятия, проведенных в рамках этих теорий (А.А. Бодалев, Г.М. Андреева, С Л. Рубинштейн). Сюда относятся и труды, раскрывающие проблемы воздействия общественного мнения на поведение человека( А.К. Уледов, Ф.Э. Шерега, В.М.Герасимов, М.К. Горшков).

Несмотря на относительное разнообразие отечественной и зарубежной литературы по проблеме имиджа политика, по вопросам социальной перцепции, массового сознания существует заметный дефицит в сфере исследования механизмов формирования образа политического лидера в массовом сознании.

Цель исследования — изучить процесс формирования образов реальных политических лидеров и образа эталонного, желаемого политического лидера в массовом сознании, определить роль средств массовой информации в этом процессе.

Объект исследования: образ политического лидера.

Предмет исследования: социально-психологическое содержание и структура образа политического лидера.

Гипотезы исследования:

1. Средства массовой информации формируют образы политических лидеров, во многом не соответствующие представлениям о реальных политических лидерах, складывающимся в массовом сознании.

2. Доли присутствия и качество характеристик образов политических лидеров, существующих в массовом сознании и формируемых средствами массовой информации, не совпадают.

3. Существует защитный механизм, позволяющий субъектам массового сознания противостоять манипулятивному влиянию средств массовой информации.

Цель исследования обусловила постановку и решение следующих исследовательских задач:

1. Провести теоретико-методологический анализ психологических исследований категории образа.

2. Дать теоретическое обоснование исследования образа политического лидера в массовом сознании.

3 Эмпирически выявить образы реальных политиков и образ эталонного политического лидера в массовом сознании. Определить характеристики политического фрагмента массового сознания.

4. Методом контент-анализа выявить образы политических лидеров, формируемые средствами массовой информации.

5. Провести сравнительный анализ образов политических лидеров, представляемых средствами массовой информации, и существующие в массовом сознании; определить роль средств массовой информации в процессе формирования образа политического лидера в массовом сознании.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна: разработано социально-психологическое понятие «образ политического лидера в массовом сознании»;

— показано на основе теоретико-методологического анализа, что психический образ формируется на основе трех компонентов — образа-знания, образа-значения, образа желаемого будущего. Образ политика в массовом сознании в качестве приоритетного содержит образ-знание. Этот образ зависит также от существующих в массовом сознании установок и стереотипов, ценностных ориентаций, потребностей и интересов субъектов массового сознания;

— выявлено, что образы политиков, формируемые печатными средствами массовой информации, не совпадают с аналогичными образами в массовом сознании. Это несовпадение по существу является противоречием, отражающим желание со стороны субъекта информационно-психологического воздействия — прессы представить политиков в основном в ракурсе, представляющем интересы издания, и их восприятием субъектами массового сознания. Позитивные образы политиков, формируемые средствами массовой информации, содержат характеристики, присущие образу эталонного политика и отличаются от образов реальных политических лидеров, существующих в массовом сознании. Образ эталонного политика в массовом сознании представлен следующими основными характеристиками: обладание лидерскими качествами, быть волевым, сильным, энергичным, деятельным, иметь высокие моральные качества — быть честным, порядочным, заботиться о народе и выражать его интересы;

— выявлены образы реальных политиков в массовом сознании. Они представлены как позитивными, так и негативными характеристиками. В качестве позитивных качеств отмечены: деятельность, решительность, последовательность, образованность, энергичность, ораторское мастерство, работоспособность, самостоятельность, способность к воодушевлению других, обязательность, умение сформировать команду единомышленников, способность к назначению эффективных советников. В качестве негативных характеристик фигурируют: нерешительность, подверженность влиянию, конфликтность, бездеятельность, безрассудность, косноязычие, склонность к политическим интригам; доказано, что попытки печатных органов массовой информации навязать субъектам массового сознания определенные, положительные или отрицательные характеристики образов политиков не всегда адекватно отражают их в массовом сознании. Это позволяет сделать вывод об определенной позитивной трансформации массового сознания, способного к противодействию манипулятивного влияния средств массовой информации, умышленно искажающих характеристики политиков,

— выделен критерий несовпадения категорий образов реальных политиков, существующих в массовом сознании, — и формируемых прессой: доля присутствия и качество характеристик образов.

Теоретико-методологической основой диссертационного исследования являются фундаментальные положения теории познания, философии, политологии и социальной психологии как науки о закономерностях взаимодействия и общения людей, включенных в реальные социальные группы, а также о системном характере и социальной детерминации структуры личности и ее жизнедеятельности. В исследовании использовались конкретно-исторический, системный, сравнительный и индивидуально-личностные подходы. Применение психолого-социологического подхода позволило рассмотреть в единстве социальные, социально-психологические и психологические факторы, влияющие на формирование образа политического лидера в сознании масс.

Теоретическую основу диссертации составляют научные труды отечественных и зарубежных авторов по теории образа и лидерства, массовому сознанию, концепции имиджа, теоретические работы по вопросам перцепции, средствам массовой информации, политической рекламы и связей с общественностью.

В работе использовался комплекс методов исследования, включающий изучение научной литературы, метод контент-анализа, наблюдение, опрос. В работе над диссертацией автор опирался на данные результатов исследования общественного мнения фонда «Общественное мнение» и РОМИР, ВЦИОМ, учитывал результаты исследований, проводившихся на кафедре акмеологии и психологии профессиональной деятельности РАГС при Президенте РФ.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили результаты конкретных социально-психологических и социологических исследований, проводившихся диссертантом в 2001 — 2002 годах, в период между выборами в федеральные органы законодательной власти. Опрос общественного мнения был проведен в форме анкетного опроса, выборочную совокупность которого составили 400 человек, проживающих в Москве. Учитывалось, что Москва не отражает ситуацию во всей России, однако полученная информация по этому субъекту позволяет получить приблизительную картину формирования образов политика в данном конкретном регионе. При этом ставилась задача создать алгоритм исследования формирования образов политиков, раскрыть механизм формирования массового сознания на региональном уровне.

Проведен контант-анализ печатных изданий («Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Труд», «Известия», «Коммерсантъ») в период апрель-май 2001 года, апрель-май 2002 года, сентябрь-октябрь 2002 года.

Практическая значимость исследования

Положения и выводы диссертационного исследования могут представить ценность непосредственно для самих политических лидеров и политических технологов, а также средств массовой информации и авторов политической рекламы.

Положения и выводы диссертации могут быть использованы в процессе обучения и подготовки специалистов в области социальной и политической психологии, политологии и социологии.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные положения, выводы и рекомендации отражены в публикациях автора, в выступлении на VIII симпозиуме «Психологические аспекты смысла жизни, акме и счастья» (Москва, 2002), использованы в процессе научно-практической работы во время предвыборных кампаний. Результаты исследования обсуждены и одобрены на заседании кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности РАГС при Президенте РФ.

Надежность и достоверность исследования обеспечивалась исходными методологическими принципами, теоретической обоснованностью, разнообразием и надежностью использованных методов, репрезентативностью выборки, математической обработкой полученных данных.

Положения, выносимые на защиту

1. Значительную роль в процессе формирования образов политиков играют средства массовой информации, в частности, печатные издания, в большинстве случаев стремящиеся создать представляющий интересы издания портрет «первых лиц политического российского Олимпа». Исходя из этого, они формируют «эталонный» портрет политического лидера и наделяют его как положительными, так и отрицательными характеристиками.

2. В массовом сознании существует свой образ эталонного и реального политического лидера. Образ эталонного политика по многим параметрам совпадает с позитивным образом политических лидеров, формируемым печатными средствами массовой информации. Образ реального политика не совпадает с идеальным образом и содержит как положительные, так и негативные характеристики. К положительным характеристикам относятся: деятельность, решительность, обязательность, умение сформировать команду единомышленников, способность к назначению эффективных советников. К негативным: нерешительность, подверженность влиянию, конфликтность, склонность к политическим интригам, склонность к демагогии.

3. Несовпадение образов политических лидеров, формируемых печатными средствами массовой информации, и образов реальных политических лидеров, существующих в массовом сознании, подтверждает, что субъекты массового сознания способны противостоять манипулятивному влиянию средств массовой информации. Это подтверждается проведенным эмпирическим исследованием, которое зафиксировало, что в средствах массовой информации в формировании образов политических лидеров на передний план выходят рациональные оценки и характеристики (акцент на деловых качествах), а в массовом сознании — в основном эмоциональные оценки (акцент на личностных и нравственных характеристиках).

4. Идеологический фрагмент массового сознания структурирован слабо и выражен дилеммой «политик за народ», «политик против народа». Поэтому субъекты массового сознания нуждаются в политических лидерах, способных выразить их интересы в идеологических программах и трансформировать их в массовое сознание.

Структура диссертации. В соответствии с поставленной целью и задачами диссертационное исследование состоит из введения, трех частей, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме «Социальная психология»

Выводы:

Анализ преподносимых прессой образов политических лидеров позволяет сделать вывод о том, что преобладающими характеристиками образов являются деловые качества, которые лидируют в оценке образа идеального политического лидера. Таким образом, на передний план выступает рациональный критерий оценки образа политического лидера. Печатные средства массовой информации не уделяют должного внимания политической компетентности. Образы, формируемые прессой, отличаются от образов политических лидеров, существующих в массовом сознании. В прессе образ политика чаще преподносится в выгодном для того или иного издания ракурсе. Доли присутствия и качество характеристик образов политических лидеров, существующих в массовом сознании и формируемых средствами массовой информации, не совпадают.

Контент-анализ позволил сделать вывод о том, что в печатных изданиях происходит трансформация информационного пространства в сторону искажения. Пресса не в полной мере объективна в отражении действительности и по существу навязывает массам образы политиков, ею же сконструированных. Печатные издания формируют противоречивые образы, качественные характеристики которых диссонируют между собой. Таким образом вырисовывается пестрая, разноречивая картина.

Безусловно, средства массовой информации играют колоссальную роль в процессе формирования, становления массового сознания. Влияя на ценностные ориентации, участвуя в формировании установок, прививая стереотипы средства массовой информации для большинства людей являются основным источником получения информации о жизни общества. Тем не менее, печатные издания преподносят настолько противоречивую, подчас взаимоисключающую информацию, что наблюдается защитный механизм массового сознания, позволяющий противодействовать манипулятивному влиянию средств массовой информации, умышленно искажающих характеристики политиков.

Заключение.

В ходе диссертационного исследования проведен теоретико-методологический анализ психологических исследований категории образа, дано теоретическое обоснование исследования образа политического лидера в массовом сознании, эмпирически выявлены образы реальных политиков и образ эталонного политического лидера в массовом сознании, определены характеристики политического фрагмента массового сознания, методом контент-анализа выявлены образы политических лидеров, формируемые средствами массовой информации, проведен сравнительный анализ образов политических лидеров, представляемых средствами массовой информации, и существующих в массовом сознании, определена роль средств массовой информации в процессе формирования образа политического лидера в массовом сознании.

Эффективность политического лидера не всегда определяется уровнем рациональности его устремлений и целеполаганий: она может зависеть от его искусства в создании превращенных форм сознания, символического выражения действительных групповых мотивов и интересов. Наиболее высокий уровень мотивации участников политического процесса связан с превращенно-мифологическими формами сознания. При этом субъект, приследующий свой интерес в политическом процессе, склонен придавать ему в собственных глазах и глазах социального окружения глобально-мессианскую форму выразителя «всеобщих интересов», «всемироно-исторических тенденций». Там, где ощущается индивидуальная слабость и никчемность, появляется потребность в коллективной силе и гордости, там, где нет самоидентичности, рождается стремление к идентичности с группой, где отсутствует личная вера — происходит увлечение идеологией, где человек отказывается соответствующим образом переживать свои эмоции и бессознательные побуждения — появляются требования к обществу дать удовлетворение эмоциональным и материальным желаниям, где в душе неустроенность — там идет поиск внешнего комфорта.

Таким образом, политический лидер, обещающий и являющий в своем лице символ возвращения россиянам того, в чем они остро нуждаются, -силы, власти, превосходства, уважения к себе, безопасности, дисциплины и порядка, — обречен быть популярным. Однако гамма подавленных психических переживаний современных россиян настолько разнообразна, что выдержать ее энергетическую мощь едва ли под силу отдельному, даже наделенному харизмой лидеру.

Особенность подлинного политического лидера в том, что он активно взаимодействуя со средой, внешней по отношению к группе, интересы которой он представляет, с центрами национального и мирового духовного производства, при этом не порывает с ней и активно привносит сюда почерпнутую вовне информацию.

Противоречие современной российской политики состоит в том, что происходит процесс денационализации политиков: чем интенсивнее контакт политиков с внешним окружением, тем слабее связь с населением. Отказ политиков от извлечения уроков из прошлого опыта, запрет на любые ностальгические переживания, отстранение от процесса формирования новых ценностей увеличивают разрыв между политиками и массами.

Ярко проявляется несоответствие между политическими идеями и массовым сознанием. Массы ждут понимания: признания их права ностальгического переживания утраченных достижений и ценностей.

Воспринимая политического лидера, индивид оценивает его по двум параметрам: как соответствующего его ожиданиям представителя политической элиты, выражающего его интересы, и как способного (обладающего соответствующими ресурсами власти) их реально защитить. И здесь существует непреодолимый разрыв: те, кто в состоянии сформулировать престижные и воодушевляющие цели, часто очень далеки от реальных средств их воплощения, от рычагов влияния и ресурсов; те, кто располагает последними, лишены как раз культурного престижа для того, чтобы самостоятельно формулировать цели.

Особую роль в формировании образа политического лидера играют ценностные ориентации людей (а точнее их сознательный выбор): нация, сила государства, экономическая или политическая свобода, благосостояние, равенство, социальная справедливость, социализм, верность традиционным устоям общества, технико-экономический прогресс, социальная иерархия, антимилитаризм, защита природной среды, демократия и др. Отмечая важное значение ценностей в политическом сознании, необходимо учитывать, что их роль в формировании образа политического лидера различна у разных групп электората. Существует социальный тип человека, у которого ценности являются определяющим фактором отношения к политическим лидерам. Как правило, такой человек психологически вовлечен в общественно-политическую жизнь. Его можно назвать идейным человеком, ибо его общественно-политические ценности приобретают характер достаточно четких и твердых личных убеждений. Эти убеждения относительно независимы от его личных прагматических интересов, они возникли под влиянием глубинных психических черт его личности, или условий его политической социализации, самостоятельной рефлексии. Таких людей нетрудно обнаружить среди наиболее активных представителей любой политической ориентации, но особенно много их среди сторонников тех течений, которые руководствуются общегуманистическими ценностями, несвязанными с какими-либо групповыми или индивидуальными интересами (правозащитники, экологи).

Образ политического лидера в сознании человека также связан с религиозными убеждениями, зачастую подкрепленными идентификацией с соответствующей конфессиональной общностью.

Однако у большинства людей образ политического лидера формируется на прагматической основе. Они соотносят политика соответственно их потребностям и интересам. Ценности также участвуют в их представлениях, но не как определяющий фактор, а в инструментальном качестве — как способ осознания, самооправдания и подкрепления сделанного выбора. Основу же прагматической ориентации составляет социальный интерес. Будучи выбором прагматическим, он естественно руководствуется не только привлекательностью определенных политических целей, но и критерием эффективности политической деятельности. А это направляет внимание человека на применяемые политикой средства достижения целей.

Огромную роль в формировании образа политического лидера в сознании человека играют интуиция и чувства. Образ политического лидера играет огромную роль в политической ориентации человека. Большинство людей не занимаются глубоким анализом программ с точки зрения их соответствия своим интересам: они улавливают лишь общую направленность политической позиции лидера. Восприятие и оценка образов лидеров заменяет им трудную работу по осмыслению и сопоставлению содержания политических ориентаций. Люди строят образ политика по «осколкам» информации, которую они воспринимают на эмоционально-чувственном уровне. Чувственно воспринимаемый образ политиков — это для большинства людей единственно доступный источник суждения о гарантиях осуществления разделяемых ими политических целей.

В основе политического поведения лежат потребности и интересы, но их осознание зачастую замещается эмоцией по поводу лидеров, а такое замещение может вообще сводить на нет роль интереса в политическом выборе. Негативную эмоцию может вызвать неэтичный поступок лидера. В этом случае он отвергается обществом, независимо от того, насколько его политика служит общественным интересам.

Доверие к политикам формируется по отрывочной информации, в значительной степени интуитивно, а опросы направлены на выявление сознательного отношения. Таким образом, в случае исследования сознательных представлений предметом является политическая концепция, а электоральное поведение обусловлено политической ориентацией, включающей как когнитивные, так и интуитивно-чувственные механизмы сознания.

В современной России нынешние политические лидеры, несмотря на попытки прессы, экспертов представить их как профессионалов, достаточно редко обладают необходимой компетентностью для увязывания общенациональных идей с интересами различных групп населения. Кроме того, политическая элита стремится соответствовать выявленному желательному для населения имиджу в основном в ходе предвыборной кампании, резко снижая активность в период между выборами. Однако политик — персона публичная и обязан постоянно контролировать не только любое свое слово, но и позу, жест, интонацию. Такое противоречие не сложилось бы, если бы политическая компетентность была доминирующей характеристикой политических лидеров и не вызывала конфликт политиков и массы, которой они по определению должны служить.

Определенную роль в этом играют средства массовой информации, которые, преподнося образы политических лидеров, крайне редко аппелируют к политической компетентности.

Результаты проведенного исследования дают основание в Заключении сформулировать вывод о том, что со стороны печатных средств массовой информации идет манипулирование массовым сознанием.

Теоретико-методологический анализ показал, что любой психический образ формируется на основе трех компонентов — образа-знания, образа-значения, образа потребного будущего. Образ политика в массовом сознании строится на основе образа-знания. Этот образ зависит от существующих ранее в массовом сознании установок и стереотипов, ценностных ориентаций, потребностей и интересов субъектов массового сознания.

Исследование выявило, что образы политиков, формируемые печатными СМИ, не совпадают с образами политиков, существующими в массовом сознании. Выявленное противоречие отражает с одной стороны желание субъекта информационно-психологического воздействия (прессы) представить политиков в основном в выгодном для издания свете, а с другой стороны — восприятие субъектами массового сознания. Позитивные образы политических лидеров, формируемые средствами массовой информации, приближены к идеальным образам, существующим в массовом сознании. Идеальный образ политического лидера в массовом сознании представлен следующими основными характеристиками: обладание лидерскими качествами — быть волевым, сильным, энергичным, деятельным. Обладание высокими моральными качествами — быть честным, порядочным, заботиться о народе и выражать его интересы. Исследование выявило, что критерии идеологической оценки сводятся к дихотомии «за народ», «против народ», что указывает на слабую идеологическую структурированность политического фрагмента массового сознания.

Исследование выявило реальный образ политика, существующий в массовом сознании и представленный как позитивными, так и негативными характеристиками. В качестве негативных характеристик выявлены: нерешительность, бездеятельность, подверженность влиянию, конфликтность, повышенная эмоциональность, косноязычие, демагог, склонность к политическим интригам, безрассудность, необразованность.

В качестве положительных выявлены: решительность, последовательность, коммуникабельность, уравновешенность, образованность, честность, твердость, обязательность, верность слову, физическое здоровье, ораторское мастерство, умение вести диалог, тактичность, умение сформировать команду единомышленников, работоспособность, самостоятельность, чувство юмора, мужественность, гибкость мышления, способность к назначению эффективных советников, способность обеспечить сильное лидерство, способность к воодушевлению других, энергичность, открытость.

Исследование доказало, что попытки печатных органов массовой информации навязать субъектам массового сознания какие-либо образы политиков не всегда воспринимаются массовым сознанием и не всегда влияют на процесс формирования образа политического лидера в сознании масс. Это позволило сделать вывод об определенной позитивной трансформации массового сознания, способного к противодействию манипулятивного влияния средств массовой информации, умышленно искажающих реальные характеристики политиков в позитивную или негативную стороны.

Таким образом, гипотезы диссертационного исследования подтверждены.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидата психологических наук, Тупикина, Ольга Геннадьевна, Б. м.

1. Абашкина Е., Егорова-Гантман Е. Политиками не рождаются: как стать и остаться эффективным политическим лидером. М.: Антиква, 1993. — 280с

2. Абульханова К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980. — 335с

3. Адамьянц Т.З. В поисках имиджа. М.: Добрая книга, 1995. — 420с

4. Амелин ВН., Левчик Д А., Устименко С В. Имидж кандидата и способы его актуализации. М.: МГУ, 1995. — 150с

5. Амелин В Н. Социология политики. М.: МГУ, 1992. — 436с

6. Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для высших учебных заведений. М.: Аспект-Пресс, 1998. — 376с

7. Аристотель. Политика. М.: Мысль, 1997. — 460с

8. Артемьев В.Л. Объективная природа стереотипов и их использование империалистической пропагандой / Проблемы социальной психологии и пропаганда. М.: Политиздат, 1971. — 280с

9. Афанасьева Г.В. Социально-философский анализ массового сознания: Автореф. дис. канд. филос. наук. М., 1994. — 23с

10. Ю.Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1989.

11. П.Барулин B.C. Диалектика сфер общественной жизни. М.: МГУ, 1982. -230с

12. Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М.: Наука, 1994.- 580с

13. Н.Богомолова Н.Н. Социальная психология печати, радио, телевидения. -М.: АЛМА-пресс, 1990. -210с

14. Блондель Ж. Политическое лидерство. М.: Принт-пресс, 1992. — 240 с

15. Бодалев А.А. Личность и общение. М.: Междунарожная педагогическая академия, 1995. — 320с

16. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1982. — 325с

17. Большой толковый психологический словарь / Артур Ребер. М.: Вече. Act. Т.1, 2000.-605с

18. Борисов Б.Л. Реклама и паблик рилейшинз. Алхимия власти. М.: РИП-Холдинг, 1998. — 138с

19. Бурдье П. 27.Гринберг Т.Э. Политическая реклама: портрет лидера. — М.: РИП1. Холдинг, 1998. -94с

26. Грушин Б.А. Логические принципы исследования массового сознания. // Вопросы философии. -1970. №8. — с. 74-78

27. Грушин Б.А. Массовое сознание. М.: Политиздат, 1987. — 367с

28. Гуревич С М. Карл Маркс публицист. — М.: 1982. — 320с

29. Гуревич П. Приключения имиджа. М.: 1991. — 221 с

30. Дзялошинский И.М. Как создаются герои и дьяволы.// Советник. 1997. -X2l.-c.15-2!

31. Девяткин А.А. Психология социальной установки. Калининград: Изд-во Калинингр. ун-та, 1996. — 108с

32. Дилигенский Г.Г. В поисках смысла и цели. М.: Политиздат, 1986. — 265с

33. Дилигенский Г Г. Марксизм и проблемы массового сознания.// Вопросы философии. 1983. — № 11.- с.26-27

34. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Наука, 1996. -351с

35. Дмитриев А.В., Латынов В В., Хлопьев А.Т. Неформальная политическая коммуникация. М.: РОСПЭН, 1997. — 386с

36. Дубов В.Г., Руссова Ю.О. Как победить на выборах в России. -М.: Гуманитарное знание, 1993 264с

37. Егорова-Гантман Е.В. Имидж лидера. М.: Никколо — М, 1994. — 265с

38. Еженедельный бюллетень социологических сообщений ФОМ-ИНФО. -М., 2001.

39. Знаков В.В. Психология понимания правды. СПб.: Алтейя, 1999. — 281с

40. Зотова З.М. Избирательная кампания: технологии организации и проведения. М.: Новая школа, 1995. — 93с

41. Имидж госслужбы. Сборник научных трудов./ М.: «ИДФ» «СПА Консалтинг», 1996. — 186с

42. Камалов М.М. Выборы губернатора. М.: Фонд политика, 1996. — 130с

43. Келле В.Ж, Ковальзон М.Я. Теория и история. М.: 1981. — 364с

44. Кириллов Н.П. Массовое сознание. Структура. Генезис. Сущностные характеристики. Томск: Изд-во Томск. Ун-та, 1995. — 113с

45. Ковлер А.И. Избирательная кампания: организация и методы работы с избирателями. М.: Российский центр избирательных технологий, 1995. -233с

46. Конецкая В.П. Социология коммуникации. М.: Междун. ун-т Бизнеса и Управления, 1997. — 304с

47. Коробейников B.C. Редакция и аудитория. М.: ,1983. — 282с

48. Костенко И В. Ценности и символы в массовой коммуникации. Киев: Наукова думка, 1993. — 224с

49. Краткий политический словарь/ Сост. и общ. ред. JI.A. Оникова, Н.В. Шишлина,- 6-е изд., доп.- М.: Политиздат, 1989. 720с

50. Кудинов О.П., Колосова С.В. Комплексная технология проведения эффективной избирательной кампании в Российском регионе. М.: ,1997. -275с

51. Кудинов О.П., Шипилов Г.А. Диалектика выборов. М.: Мастер, 1997. -120с

52. Лебедева Т.Ю. Искусство обольщения. PR по-французски. М.: МГУ, 1996. — 173с

53. Лебедева Т.Ю. Путь к власти. Франция: Выборы президента. М.: МГУ, 1995.-220с

54. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет, 1995. — 313с

55. Леонтьев А.Н. Деятельность и личность.// Вопросы философии. 1974. -№5. с.4-7

56. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: 1977. — 314с

57. Леонтьев А.Н. Психология образа.// Вестн. Моск. ун-та. — Сер. 14. Психология, 1979. — № 2. — с.7-8

58. Любивый В.Я. Современное массовое сознание: динамика и тенденция развития. Киев: Наукова Думка, 1993. — 141с

59. Макиавелли Н. Государь. М.: Эксмо-Пресс, 2001. — 109с

60. Массовое сознание и массовые действия: годичный отчет за 1992-1993 г. -М., 1994 118с

61. Матвиенко В.Я. Социологический анализ в политике. Киев: Вища школа, 1995. — 159с

62. Мельник Г.С. Mass Media: психологические процессы и эффекты. СПб.: СПб ун-т, 1996. — 161с

63. Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. М. Центр психологии и психотерапии, 1998. — 477с

64. Московичи С. Машина, творящая богов. М.: «КСП+», 1998. — 458с72.0йзерман Т.И. Философия и обыденное сознание// Вопросы философии. -1967. №4.-с.119-125

65. Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике. М.: Прин-Ди, 1995. -238с

66. Парыгин Б Д. Общественное настроение. М.: Мысль, 1966. — 327с

67. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во МГУ, 1988. — 207с

68. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология. М.: ,1990. — 680с

69. Политическая реклама М.: Центр политического консультирования «Никколо-М», 1999. -240с

70. Политическое консультирование. М.: Центр Политического консультирования «Никколо — М», 1999. — 471с

71. Политология. Учебное пособие/ Под ред. Б.И. Краснова. М.: Изд-во «Союз», 1995.-670с

72. Попов В.Д. Социально-психологический анализ в России: проблемы и перспективы. М., СПА — Консалтинг, 1997., — 174с

73. Поршнев Б Ф. Социальная психология и история. М. Наука, 1979. — 386с

74. Практикум по психологии: общая и социальная психология./ Под ред. Твороговой Н.Д. М.: ,1995.- 513с

75. Прохоров Е.П. Введение в журналистику. М.: Наука, 1988. — 226с

76. Процесс социального исследования/ Под ред. Волкова Р.Я. Самара. Издательский дом «БАХРАХ-М», 1998. — 233с

77. Психологический словарь/ Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. -М.: Педагогика Пресс, 1999. — 536с

78. Психология. Словарь/ Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. -М.: 1989.-494с

79. Психология масс. Хрестоматия. Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2001. -592с

80. Рабочая книга по прогнозированию/ Редкол.: И В. Бестужев-Лада. М.: Мысль, 1982. -320с

81. Сикевич З.В. Русские: «образ» народа. С-Пб.: Издательство С.-Пб. университета, 1996. — 60с

82. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психологического отражения. М.: Изд-ва МГУ, 1985. — 231с

83. Спивак Д.Л. Измененные состояния массового сознания. С-Пб.: «Гарт-Курсив», 1996. — 87с

84. Современная политическая мифология: содержание и механизм функционирования/ Сост.: А.П. Логунов, Т.В. Евгеньева. М.: Изд-во Российского государственного гуманитарного университета, 1996. — 183с

85. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. Минск: Харвест, 1998. -478с

86. Современный словарь по психологии / Авт.-сост. В В. Юрчук. Минск: Элайда, 2000. — 659с

87. Социальные стереотипы и межэтнические отношения / Стефаненко Т.Г. Социальная психология: Хрестоматия/ Сост. Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая- М.: Аспект Пресс, 1999. 520с

88. Тихомиров Б.И. Техника социального анализа С.-Пб.: Изд-во С.-Пб. университета, 1992. — 96с

89. Тошенко Ж.Т., Харченко С.В. Социальное настроение. М.: Akademia, 1996. — 195с

90. Узнадзе Д.И. Теория установки. М.: Воронеж, 1997. — 210с

91. Уледов А.К. Духовное обновление общества. М.: ,1990. — 340с

92. Федеральный закон «О выборах президента Российской Федерации». -М.: Юридическая литература, 1995. 245с

93. Федоркина А.П. Диалектика общественного, коллективного и индивидуального сознания при социализме. М.: Высшая школа, 1989. -98с

94. Федоркина А.П. Феномен сознания в контексте социального психоанализа. М.: Изд-во РАГС, 1997. — 167с

95. Федотова Л.Н. К истории исследований общественного мнения // Социологические исследования. 1980. — № 4 — с.56-64

96. Федотова Л.Н. Контент-аналитические исследования СМИ и пропаганды. М.: Изд-во МГУ, 1988. — 120с

97. Феофанов О.А. Агрессия лжи. М. Политиздат, 1987. — 319с

98. Феофанов О.А. Природа социальных иллюзий и механизмы их формирования в буржуазном обществе: Дис. д-ра философ, наук. М.: 1982,- (На правах рукописи)

99. Философский словарь / Под ред. И Т. Фролова. 6-е изд., перераб. и доп. — М.: Политиздат, 1991. — 576с

100. Франкл В. Человек в поисках смысла, сборник. М.: Прогресс, 1990. -368с

101. Хиллманд Д. Архитипическая психология. СПб.: Б.С.К., 1996. — 155с

102. Чернов Г.Ю. Проблема «массового»: анализ, контуры подходов. -Брянск, Изд-во БГГТУ, 1997. 57с

103. Шепель В.М. Имиджелогия: секреты личного обаяния. М.: ЮНИТИ: Культура и спорт, 1994. — 208с

104. Шестопал Е.Б. Личность и политика. М : Мысль, 1990. — 115с

105. Шестопал Е.Б. Очерки политической психологии. М.: Мысль ,1990. -189с

106. Шибутани Т. Социальная психология. М.: Прогресс, 1969. — 536с

107. Шихирев П.Н. Современная социальная психология США. М.: Наука, 1979. -230с

108. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М.: Прогресс, 1969.-346с

109. Энциклопедический словарь / Общ. ред. и сост.: Ю.И. Аверьянов.-М.: Изд-во Московского коммерческого университета, 1993. 711с

110. Юнг К. Архетип и символ. СПб., Университетская книга, 1995. — 482с

111. Юнг К. Сознание и бессознательное. СПб.: Университетская книга, 1997. — 544с

112. Ядов В.А. Методология и процедуры социологических исследований. -Тарту, 1968. -326с

113. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Л.: ,1979.-83с

114. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара: Изд-во Самарского ун-та, 1995. — 331с

115. Barnouw Е. The Image Empire. A History of Broadcasting in the United States. Oxford, 1973. 488p.

116. Boorstin D.The Image, or What Happened to the American Dream. London,1961. -420 p.

117. Edelman M. Constructing the Political Spectacle. Un. of Chicago press, 1988,- 120 p.

118. Edelman M. Symbolic uses of Politics. Un. Of Illinois press, 1985. 639p.

119. George A. Power as a compensatory value. In: Political leadership. Pittsburg, Un. of Pittsburg press. 1986. 620 p.

120. Hermann M.G. Ingredients of Leadership // Political Psychology. Contemporary Problems and Issues. San Francisco; L., 1986. 80 p.

121. Hilgard E.,Atkinson R. Introduction to Psycology. N.Y. Chicago,Brace and World, 1967.-640 p.

122. Joseph N. 100 things I have learned in 30 years as political consultant. Printed by Mass Mutual Life Insurance Company, 1988, 120 p.

123. Klapper J. The Effects of Mass Communication. Glencoe, 1961. 740p.

124. Moskovici S. The Phenomenon of social representation. Cambridge, 1984. — 437p.

125. Saddava S., MacCrairy. Applied Social Psycology. Prentis Hall, New Jersy,1997. 380p.

Вестник НАТО — Слуга учреждения: генеральный секретарь лорд Питер Карингтон

Должность генерального секретаря НАТО занимало много талантливых руководителей, сыгравших важную роль и трудившихся над укреплением консенсуса и сотрудничества между странами НАТО. Среди них – лорд Питер Карингтон, возглавлявший Североатлантический союз с 1984 по 1988 год – заключительные годы «холодной войны». Хотя он руководил Североатлантическим союзом в другую эпоху, в которую существовал целый ряд системных и институциональных сдерживающих факторов, благодаря своим уникальным качествам и стилю руководства Карингтон способствовал укреплению НАТО и трансатлантического единства в эти беспокойные времена.

Карингтон вступил в должность в 1984 году и стремился придать новый импульс и вдохнуть новую энергию в НАТО после ухода его предшественника. Генеральный секретарь Джозеф Лунц, занимавший эту должность в течение предыдущих 13 лет, привнес в руководство Североатлантическим союзом свои качества, свое чутье и блеск. Однако, практически по всеобщему мнению, Лунц пребывал в должности еще очень долго после своего расцвета, в результате чего Североатлантический союз «спал», как в плане политики, так и в плане устремлений организации. Работа НАТО была все еще сосредоточена практически исключительно на взаимоотношениях с Советским Союзом, что ограничивало политический масштаб организации и ее устремления. Но даже в этом контексте было понятно, что Североатлантический союз нуждается в новом авторитете и инициативе.

Несмотря на то, что многие считали результаты работы НАТО под руководством Лунца и его предшественников успешными, Карингтон стремился придать своей должности новую силу и внушить уважение к ней. «Отсутствие пожара не повод не платить за страховку от пожара» было его излюбленной поговоркой. Карингтон твердо верил в то, что НАТО нужно обрести новую актуальность, а ее нынешняя цель и необходимость подготовить НАТО к следующему поколению важны, как всегда.

Карингтона считали не теоретиком, а скорее прагматическим политическим лидером. В этом качестве он помогал продвигаться вперед в достижении ряда стратегических приоритетов. По вступлении в должность, отмежевываясь от традиций прошлого, одним из его первых шагов стало налаживание связей с европейскими либеральными демократиями – Австрией, Швецией и Швейцарией, – что обозначило заинтересованность Североатлантического союза в вовлечении в работу стран, не являющихся членами НАТО. Это был небольшой и символический шаг, однако Карингтон помог заронить зерно для развития диалога и сотрудничества с государствами, не состоящими в организации. Вскоре это принесло свои плоды: миссия НАТО значительно увеличилась с началом операций кризисного регулирования на Западных Балканах, и страны НАТО создали рамки для сотрудничества со странами-партнерами в 90-е годы.

Еще одним стратегическим приоритетом для Карингтона было убедить в целесообразности развертывания американских ракет «Першинг-2» в Европе. Он был твердо убежден в том, что развертывание этих ракет достаточно продемонстрирует потенциал Североатлантического союза, чтобы продвигать вперед дипломатию НАТО. Отстаивая свое дело, Карингтон столкнулся со скептически настроенной европейской общественностью, но он ни разу не свернул со своего курса в общественной дипломатии.

Перед лицом огромного давления со стороны США, прежде всего во главе с американским сенатором Сэмом Нунном, Карингтон трудился над тем, чтобы помочь увеличить европейские оборонные расходы. Распределение бремени давно было яблоком раздора между США и союзниками. Но в тот момент сенатор Нунн бросил прямой вызов Карингтону и Европе, и от него исходила открытая угроза, поскольку сенатор выдвигал предложения о постепенном сокращении американского военного присутствия в Европе, если страны НАТО не будут тратить больше на оборону. Нунн пользовался поддержкой обеих партий, так что его действия представляли реальную и значительную проблему в плане расходования средств на оборону европейскими странами.

Как отмечает бывший посол США Дэвид Абшир, Карингтон сыграл важнейшую роль в решении острых вопросов, поднятых сенатором Нунном и другими. Ему удавалось привнести «легкость», помогающую эффективно улаживать непростые трансатлантические проблемы. Таким образом, он помогал продвигать дело вперед, в результате чего удалось усовершенствовать оборону Европы обычными силами и средствами и преодолеть вызовы, брошенные Америкой Европе на дипломатическом фронте.

Карингтон также помогал в работе Испании, ставшей новым членом НАТО (эта страна вступила в организацию 30 мая 1982 года, несмотря на значительный протест со стороны общественности), поскольку правительство, возглавляемое Фелипе Гонсалесом – в состав которого входил Хавьер Солана, который станет впоследствии генеральным секретарем НАТО, – было в тот момент ненадежным партнером. Будучи прагматиком, Карингтон совершил поездку в Испанию в 1984 году и был готов к переговорам о партнерстве в любом виде, будь то военном или политическом партнерстве, которое, по мнению правительства, будет отвечать интересам страны. В тесной увязке с Бернардом Роджерсом, который был тогда Верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, Карингтон налаживал дипломатический и военный диалог, хорошо воспринятый в Испании, хотя эта страна вошла в объединенную военную структуру НАТО только в 1996 году.

Карингтон столкнулся еще с такими напряженными моментами в трансатлантических отношениях, как бомбовые удары по Ливии в 1986 году и крупные предложения по контролю над вооружениями, внесенные без каких-либо консультаций с НАТО. Ему удалось успешно выбраться из этих «кризисов» и помочь сохранить и укрепить сплоченность Североатлантического союза.

Наряду с достижениями на дипломатическом поприще Карингтон инициировал в коридорах НАТО целый ряд реформ, призванных помочь вдохнуть новую энергию в организацию. Одним из первых шагов стала модернизация работы Личной канцелярии генерального секретаря и создание порядка действий, способствующего повышению эффективности. Те, кто работал с ним, отмечали компетентность и профессионализм его сотрудников. Он также ожидал от помощников генерального секретаря экспертных знаний в сфере политики и существенных предложений.

Что касается эффективности, на организационном уровне Карингтон начал с того, что при нем все заседания Североатлантического совета (САС) – главного руководящего органа НАТО – начинались вовремя, ровно в 10 утра. Если послов не было, он все равно открывал заседания, стучал молотком и просил второго или третьего по рангу представителя страны занять кресло посла за столом. Карингтон считал свои действия проявлением уважения по отношению к тем, кто был на месте, чтобы начать вовремя, и вместе с тем подчеркивал, что у НАТО много дел. Чтобы заседания САС шли успешно, как и его предшественники, он умело использовал частные неофициальные обеды с послами по вторникам, чтобы выяснить, по каким вопросам удастся продвинуться на открытом заседании на следующий день, а по каким нет.

Карингтон приложил также большие усилия для того, чтобы Североатлантический союз выглядел как можно лучше, с тем чтобы страны НАТО и их политическая аудитория положительно воспринимали цель и задачу НАТО. В своих мемуарах он вспоминает, что считал своим долгом добиться совершенства в «деле информирования». Для этого он изыскивал многочисленные, различные возможности, чтобы выступать и рассказывать о целях и задачах организации. Его мастерские и выдержанные открытые выступления были результатом значительных усилий и большой подготовительной работы. При содействии сотрудников Личной канцелярии, в частности, заместителя директора Марка Гроссмана, Карингтон тщательно готовился к встречам с журналистами, репетировал возможные вопросы и вызовы со стороны общественности.

Карингтон и его супруга много делали для того, чтобы общаться с другими и присутствовать на вечерах, что для них было практически каждым вечером – и все ради того, чтобы получить дополнительную информацию и лучше информировать других о цели НАТО.

Вместе с этим Карингтон делал большой упор на двух официальных языках НАТО – английском и французском, – отмечая проблемы, которые могут возникнуть в этой связи у разных государств-членов, и делая все для того, чтобы коммуникация была прозрачной и открытой для всех государств-членов.

Как написал сам Карингтон, будучи генеральным секретарем он испытывал «неоспоримую досаду» от того, что у главного политического лидера НАТО мало официальных инструментов политической власти. Тем не менее, он радовался своей роли и явно дорожил ею. Коллегам запомнились его профессионализм, обаяние и доброта. Очевидно, что ближайшие соратники и коллеги считали, что он играл важную роль в определении курса НАТО в то время. К его мнению прислушивались, чтобы помочь разрешить сложные и спорные вопросы во время трансатлантического кризиса, его работу ценили, и от нее была отдача. По словам самого Карингтона, он руководил как «слуга учреждения», что прекрасно стыкуется с его наследием как руководителя.

Имидж политиков | PhD в России

Реклама от Google

 

Имидж политического лидера

Огромное влияние на восприятие гражданами политика оказывает его имидж, являясь важным аспектом характеристики самого политического деятеля.

Профессор Парижского института политических исследований Роже-Жерар Шварценберг привёл четыре типа имиджа политических лидеров:
* «спаситель Отечества», например, генерал Шарль де Голь во время алжирского кризиса 1958 г. и в период основания V Республики во Франции;
* «Отец нации» — благородный отец, авторитарный лидер, который строг, но справедлив, например, лидер турецкой нации Мустафа Кемаль Ататюрк;
* «обаятельный лидер», например, президент Французской Республики Николя Саркози;
* «свойский мужик», например, губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов, использовавший свой сценический образ в предвыборной кампании.

В современном, информационном обществе имидж политического лидера создаётся посредством его визуального изображения в СМИ. Словом, политика стала иной, с тех пор, как появилось телевидение. Так, Ф.Д. Рузвельт вряд ли бы смог в «эпоху CNN» скрывать свой недуг от общественности, однако это отчасти удавалось Р. Рейгану и Л.И. Брежневу. Из-за роста влияния аудио-визуальных СМИ (ТВ, Интернет) на общественное мнение и, в частности, на избирателей, неоспоримыми преимуществами в борьбе за голоса избирателей обладает тот политический лидер, чей облик фотогеничнее и моложе, который несёт в себе большее количество позитивной экспрессии, по сравнению со своим менее фотогеничным политическим конкурентом. Так, Ричард Никсон в 1960-м году проиграл предвыборные теледебаты кандидату от демократов Дж.Ф. Кеннеди в президенты Соединенных Штатов из-за внешней непривлекательности ― он пришёл в студию уставшим и небритым.

Реклама от Google

 

Формирование имиджа политика

На формирование имиджа политического лидера также влияют возрастной и демографический состав население. Старение населения приводит к тому, что растёт средний возраст лиц, принимающих политические решения. В результате «геронтократии» политически активная молодёжь, сталкиваясь с миром правящих «стариков», впадает в геронтофобию (с греч. geron, род. пад. gerontos — старик, старость, fobos ― страх; неприязнь к пожилым). Этот конфликт поколений обусловлен пассивным нежеланием молодёжи обращать внимание на политические решения, принимаемые «стариками».

С другой стороны, мода на «политических тяжеловесов», похоже, прошла, и на рубеже XX-XXI веков в англоязычных странах и странах континентальной Европы настало время молодых и энергичных политических лидеров (Б. Клинтон, Т. Блэр, Г. Шрёдер). Именно поэтому политические партии должны приветствовать инкорпорацию (привлечение) молодых политиков на должности партийных функционеров.

Итак, вышеупомянутые процессы указывают на необходимость в дальнейшем изучении технологий, принципов и приёмов формирования личного имиджа политика, а также создания идейного (идеологического) имиджа государственного деятеля.

© Hulio

просмотров: 161

Почему Меркель лучше понимает Путина?

В 1999 году ныне покойные Борис Ельцин и Борис Березовский выбирали для России молодого – чуть не сказал жениха, — нет, конечно, сначала премьер-министра, а потом и президента. А пришедшее за год до того в Германии правительство Герхарда Шредера – чем дальше, тем больше – подпадало под обаяние нового российского лидера и его политики.

Нулевые вообще были временем подъема харизматиков. Берлускони в Италии, чуть позже Саркози во Франции обозначили особый политический стиль , который по-русски называется буршикозностью – от немецкого Bursche – рубаха-парень, чье обаяние держится на хамоватой свойскости. Возможно, европейцы нулевых годов учились у американских президентов-харизматиков предшествовавшей эпохи, вроде Рональда Рейгана и Билла Клинтона? Не знаю.

Но у российско-германских отношений, за медийным освещением которых мне довелось наблюдать с 1999 по 2006 год, была своя логик свои невероятно интересные мелочи и символические подробности. Говоря упрощенно, президент Путин нашел «золотой ключик» к своему германскому партнеру – Герхарду Шрёдеру. Злые языки говорили, а иногда и документами издалека размахивали, что именно Шредер через свои спецслужбы помог Путину собрать компромат на Ходорковского. Из России доносился шепоток, что и Путин, якобы, показал Шредеру и какие-то интересные бумаги о контактах еще в начале 1980-х немецкого социал-демократа с советскими спецслужбами.

Но слухи – слухами, а в исторически кратчайшие сроки Шрёдеру удалось перевести свою страну в режим наибольшего благоприятствования России, при одновременном отводе Германии от кильватера американской политики.

Однажды на званом ужине у бывшего канцлера побывал мой добрый знакомый – представитель так называемого среднего бизнеса. Во всех странах политики официально называют эту прослойку бизнесменов опорой национальной промышленности, и повсюду именно они несут основное налоговое бремя. То, что сходит с рук экономическим гигинтам, никогда не прощают малому и среднему бизнесу. Вот почему мой знакомый был до глубины души потрясен увиденным на приеме у канцлера Шредера: гостям были предложены контрабандные гаванские сигары!

— Я ожидал чего угодно, – пробурчал честный немец. – Но такой человек на посту канцлера опасен. Наверное, научился у вас, русских.

Должен сказать откровенно, я попросту не понял в тот раз, в чем же состояло прегрешение канцлера. Оскорбительным показалось мне и предположение, что правовой нигилизм – это обязательно российское влияние. И только несколько лет спустя, когда Шрёдер и его заместитель по партии Мюнтеферинг попытались оспорить результаты выборов и победу на них партии Ангелы Меркель, когда выяснилось, что еще на посту федерального канцлера Шредер знал, кем он станет при друге Владимире, я понял, что имел в виду бизнесмен.

Деньги не пахнут. Ничего личного. А большие деньги – прежде всего.
Конечно, это политическое перерождение было прикрыто мощной дымовой завесой – тут и новая энергетическая стратегия Европы, и дружба со страной, перед которой у Германии остается, так сказать, незаживающая ответственность.
И все-таки в основе – нестойкость человека из низов, не выдержавшего сладкого дыма контрабандных сигар.Но вот страница истории перевернулась.

На пост федерального канцлера Германии пришла женщина. Выросшая в ГДР, знавшая, что такое Штази, не со стороны, а на своей шкуре. Понимавшая не только русский язык, но и тот советский жаргон, которому учили своих младших братьев под видом русского языка. Друга Герхарда друг Владимир слышал и видел насквозь.

И «по Меркель» старые друзья и новые доброхоты наверняка вывалили на российское руководство гору материалов. А все-таки политический рентгенолог в паре Меркель-Путин не бывший советский чекист, а дочь пастора из бывшей ГДР.
Он не понимает ее неподкупности. А она понимает его манипуляции.

Он не понимает, зачем Бенедикт XVI ушел в отставку и о чем протестантка Меркель так долго говорит и с тем и с новым папой Франциском. А Меркель понимает, что связывает президента и патриарха: она ведь знает, как это делалось раньше.

Когда-то, рассказывая своим западным коллегам о новом президенте России, Шрёдер назвал Путина «очень православным». Некоторые даже переспрашивали, в каком, мол, смысле он православный? Ортодоксальный советский имперец? Или верующий христианин? Шредер, насколько я помню, в детали не вдавался.

Сближался, входил в положение, красноречиво оправдывал необходимость подмораживать Россию. Вторил ему и бывший посол ФРГ в СССР Эрнст Йорг фон Штудниц, чистосердечно забывавший, что сам был ребенком в совсем не демократической нацистской Германии. Мол, да, при всей любви к России, ну не готова эта страна к демократии, не будем строить иллюзий, а лучше поможем бывшим сотрудникам КГБ закрепиться у власти, тем более, что и нам от этого перепадет, и будет так полезно нашей промышленности…

Этот цинизм продолжает в значительной степени определять политику держав в отношении России. Ангела Меркель все-таки смогла перезагрузить трансатлантическое партнерство и даже внятно сказать Владимиру Путину, что на нее не надо кричать.

«Российский президент не всегда выражается тихо, иногда и несколько громко. Но, тем не менее, это не мешает нам дальше кооперироваться», — сказала она.
«Громко приходится выражаться для того, чтобы услышали. Но если слишком громко, я прошу меня извинить», — ответил Путин.

Высказывание Меркель было не очень дипломатичным. Думаю, это и самое смелое высказывание европейского политика в отношении президента России за четверть века. С тех пор, как Рональд Рейган попросил Михаила Горбачева снести Берлинскую стену.

Не исключено, что за кулисами переговоров Меркель высказывалась еще резче о политических репрессиях в России – под старым ли советским соусом борьбы с гомосексуалистами, или под новым соусом – борьбы с атеизмом.
На претензии Меркель в России ответили примерно так же, как и на американский «список Магнитского»: на следующую ночь после выпада главы правительства ФРГ нанятые властями штурмовые гопники захватили в Москве помещение организации «За права человека».

Обмен репликами с немецкой защитницей российского гражданского общества кончился избиением активистов этого самого гражданского общества. Это и есть пока российско-германский диалог на высшем уровне.

Вот объяснение питерского извинения: «Что же мне делать, если вы не понимаете нашей тихой дипломатии. А Моска – бьет с носка! Не сторож я гопникам моим!»
Поэтому за «список Магнитского» расплачиваются самые беспомощные россияне. И за слишком умную госпожу Меркель – дуралеи-правозащитники.
А слушали бы себе фон Шредера и фон Штудница – целее были бы.

Темная сторона харизмы

Большинство людей думают, что харизма так же важна для лидерства, как и для рок-звезд или телеведущих, и, к сожалению, они правы. В эпоху мультимедийной политики лидерство обычно сводится к одной из форм развлечения, а харизма необходима для того, чтобы поддерживать интерес аудитории. Однако краткосрочные преимущества харизмы часто нивелируются ее долгосрочными последствиями. На самом деле, есть серьезные причины сопротивляться харизме:

1.Харизма разбавляет рассудительность: Есть только три способа влиять на других: сила, разум или очарование. В то время как сила и разум рациональны (даже когда нас «заставляют» что-то делать, мы подчиняемся по уважительной причине), очарование — нет. Очарование основано на эмоциональном манипулировании и, как таковое, способно превзойти любую рациональную оценку и искажать наши взгляды. Харизматические лидеры действуют посредством обаяния, а не разума, и когда у них заканчивается обаяние, они склонны возвращаться к силе (вспомните Джима Джонса, Кристину Фернандес де Киршнер или вашего любимого жестокого диктатора).

2. Харизма вызывает привыкание: Лидеры, способные очаровать своих последователей, становятся зависимыми от их любви. После того, как первоначальный эффект медового месяца закончился, они продолжают жаждать высоких оценок одобрения, что отвлекает их от их настоящих целей. Последователи, с другой стороны, становятся зависимыми от харизмы лидера, усиливая проявления популизма и воспринимая непопулярные решения как нарушающие условия сделки. В результате возникает взаимная зависимость, которая побуждает обе части искажать реальность, чтобы продлить свой «кайф».Как правило, харизматические лидеры остаются в заблуждении даже после того, как их последователи проснулись. Тони Блэр всегда будет думать, что вторжение в Ирак было моральным триумфом, и Саддам Хусейн (который годами полагался на харизму) был абсолютно убежден, что он служил своей стране достойно и честно. Но спросите большинство людей в Великобритании или Ираке, что они думают, и вы услышите совсем другую историю.

3. Харизма маскирует психопатов: Хотя вам не обязательно быть психопатом, чтобы быть харизматичным, многие психопаты очаровательны, и главная причина этого в том, что их обаяние скрывает их антисоциальные наклонности, поэтому им удается уйти от ответственности. Это.Эгоцентризм, обман, манипулятивность и эгоизм являются ключевыми факторами карьерного роста как в политике, так и в управлении, и многие лидеры поднимаются на вершину, мотивированные собственными проблемами с властью. Хотя ответственность является хорошим противоядием от наличия босса, если вами невозможно управлять, вы, вероятно, не сможете управлять и другими — вот почему Руперт Мердок и Дональд Трамп тратили очень мало времени на работу с другими, но слишком много времени на управление другими.

4. Харизма способствует коллективному нарциссизму: Если вы думаете, что Барак Обама харизматичен, попробуйте спросить среднего республиканца.Люди очарованы другими только тогда, когда они разделяют свои основные ценности и принципы. Таким образом, харизма способствует идеологическому самосовершенствованию: наше обожание того, кто выражает наши собственные убеждения (обычно лучше, чем мы способны сделать сами), является социально приемлемым способом любить и льстить не только себе, но и нашему «племени». (например, демократы, республиканцы, консерваторы, либералы и т. д.). Другими словами, мы не нашли бы кого-то харизматичного, если бы его видение не совпадало с нашим, поэтому единственная трансформация, которую могут достичь харизматические лидеры, — это объединить своих последователей, превратив каждого из них в более радикальную версию себя: единственный способ быть полностью преданным делу — значит полностью противостоять другому.

Несмотря на эти опасности, темная сторона очарования обычно упускается из виду. Политика остро нуждается в детоксикации харизмы, особенно в западном мире. Вот три простых совета по переходу на более рациональную и стерилизованную модель лидерства, даже если она плохо влияет на телевидение и привлекает очень мало просмотров на YouTube (подумайте об Ангеле Меркель, а не Сильвио Берлускони):

1. Выбирайте лидеров, используя научно подтвержденные инструменты оценки, вместо того, чтобы полагаться на «химию» или интуицию. Например, нарциссы, как правило, хорошо справляются с собеседованиями, а демонстрация уверенности часто ошибочно принимается за компетентность. И наоборот, надежные психометрические тесты выявят недостатки характера у начинающих лидеров и обеспечат надежную оценку их вероятности сойти с рельсов — в отличие от людей, тесты невосприимчивы к очарованию.

2. Ограничить присутствие политиков в СМИ и эфирное время; это отвлекает и заставляет харизматичных кандидатов выглядеть более компетентными, чем они есть на самом деле. Конечно, я не предлагаю ограничивать свободу слова или регулировать освещение в прессе, но контент можно было бы курировать, чтобы предоставить более фактическую и образовательную информацию о выборах.Между голливудским актером и лидером есть принципиальная разница, но современный образ политика это скрывает. Кроме того, этот образ подпитывает популярные стереотипы о лидерах в целом, что объясняет, почему « Кампания » (с Уиллом Ферреллом и Заком Галифианакисом) слишком реалистична, чтобы быть смешной.

3. Ищите скрытый талант — а это значит, избегайте ловушки харизмы. Существует универсальный парадокс управления, согласно которому люди, которые с наибольшей вероятностью поднимаются по служебной лестнице, делают это из-за (а не вопреки) черт характера, которые ухудшают их эффективность как лидеров.Хотя с тех пор, как этот парадокс впервые был замечен, прошло более 20 лет, мы все еще неохотно ищем лидерский потенциал, помимо людей, которые сами выдвигаются на эту роль — в основном, запугивая и наступая на других. Это одна из основных причин низкой представленности женщин-лидеров на руководящих политических или корпоративных должностях; это также объясняет, почему те немногие женщины, которым удалось пробить стеклянный потолок, проявляют более агрессивные, безжалостные и патологически амбициозные личности, чем их коллеги-мужчины (вспомните Мариссу Майер или Маргарет Тэтчер).

Короче говоря, харизма отвлекает и разрушает. Технологии и наука позволили нам систематизировать многие случайные практики (например, покупки, маркетинг, отношения, найм и т. Д.). Более зрелая и развитая версия политики потребует детоксикации харизмы — лидерство — это не игра.

Это проблема харизмы.

Симпатия, отзывчивость, юмор, остроумие, обаяние, симпатичная внешность и небольшое пренебрежение условностями всегда помогали кандидатам выигрывать выборы.Политические позиции, характер и опыт работы в правительстве тоже помогают.

Но в последнее время личностные характеристики, связанные с харизмой, кажутся более важными для избирателей, чем опыт кандидата или его позиция по вопросам.

Прямо сейчас, в преддверии выборов 2020 года, избиратели-демократы очень сосредоточены на возможности избрания. Харизма — важнейший фактор в дискуссиях о том, кто может победить Дональда Трампа.

Проблема в том, что сосредотачиваться на харизме — ужасная идея.

Как ученый, чьи учения и исследования посвящены этике лидерства, я считаю, что следование харизме является ошибкой, потому что харизма имеет мало общего с вещами, которые избиратели должны заботиться при выборе политических лидеров, например их характером и способностью управлять. .

Харизма: Кому это выгодно?

Первая проблема с харизмой заключается в том, что она непропорционально выгодна одним кандидатам и ставит других в невыгодное положение.

Существенной частью привлекательности Бето О’Рурка является его юношеская способность стоять на столешнице и ругаться по телевизору.

Джо Байден также делает ставку на харизму, надеясь, что его образ «дяди Джо» сможет сопоставить харизму самого Трампа с харизмой белого рабочего класса.

С другой стороны, «недостаток харизмы на уровне бумеров» — одно из самых серьезных препятствий для Элизабет Уоррен. Если подумать, это также препятствие для других женщин, участвующих в предвыборной кампании: есть Эми Клобучар, которую называют «сердитой, резкой и откровенно оскорбительной»; и Кирстен Гиллибранд, которую описали как «полнейшую чепуху».

Между тем Камала Харрис, над которой издевались за ее теплоту и связь с избирателями, очевидно, обладает не той харизмой, чтобы ее воспринимали всерьез.

Кроме того, исследования женщин и харизмы часто сравнивают женщин-лидеров с мужчинами-лидерами на том же уровне, что может указывать на то, что женщины должны проявлять эти черты в большей степени, чем их коллеги-мужчины, чтобы добиться успеха, а не то, что женщины более широко воспринимаются быть более харизматичным.

Переоценка важности магнетизма

В свете неравномерности того, как воспринимаемая харизма приносит пользу лидерам, журналист Ребекка Трейстер пишет: «Стоит спросить, в какой степени харизма, как мы ее определили, является мужской чертой», и предлагает: «Мы следует переоценить важность магнетизма.В другом месте Трейстер называет акцент на избираемости, которая связана с харизмой, как «предполагаемую науку, которая на самом деле является инструментом для усиления предвзятости».

Можно было бы сказать, что следование харизме имеет смысл. Поскольку избиратели с большей вероятностью будут убеждены посланием харизматического лидера, а способности убеждения являются важным аспектом эффективного общения, харизматическое лидерство ценно.

И харизма часто может иметь неприятные последствия. Чрезмерная самоуверенность может отрицательно сказаться на работе лидеров, особенно потому, что харизматические лидеры имеют тенденцию переоценивать свои способности и недооценивать их.

Моральный риск харизмы

Поскольку на восприятие харизмы сильно влияют произвольные черты лидера, и поскольку харизматическое лидерство может быть контрпродуктивным, для последователей морально рискованно ценить харизматическое лидерство.

Я утверждал, что харизма отвлекает людей от сосредоточения внимания на причинах в пользу лидера или их политики.

Вместо этого харизма побуждает людей сосредотачиваться на внешности кандидата или сторонних аспектах его личности, а не участвовать в независимом моральном обсуждении квалификации лидеров или политических предложений.

Таким образом, даже если Бето или Байден являются подходящим человеком для этой должности, если избиратель поддерживает одного из этих кандидатов, потому что им нравится резкость его кливера, а не широта его политического видения, этот избиратель совершает ошибку как гражданин. .

Это потому, что избиратели имеют гражданскую обязанность решать, кого они поддерживают, исходя из вопросов. Как утверждает философ Джейсон Бреннан, если человек решает голосовать, он обязан проголосовать хорошо.

И хотя философы расходятся во мнениях относительно того, что именно означает голосование, они в целом согласны с тем, что оно включает голосование на основе причин, указывающих на то, что человек будет хорошим лидером.Поэтому, когда избиратели оказывают поддержку, основываясь в первую очередь на харизме кандидата, их поддержка не основывается на соответствующих причинах.

Хуже того, если избиратель поддерживает не того кандидата и решает поддержать аморального харизматичного лидера, тогда решение следовать за харизматичным и аморальным лидером хуже, чем решение поддержать не того парня на основании ошибочного убеждения, что его предложения политики хороши.

Это связано с тем, что люди обязаны обсуждать этичность своего выбора, когда их выбор связан с риском аморального поведения, как утверждали такие философы, как Дэн Моллер и Алекс Герреро.Поскольку поддержка аморального лидера является моральной ошибкой, избиратели обязаны тщательно обдумать свой выбор, а не действовать своим чутьем и следовать харизме.

Так или иначе, граждане, которые в конечном итоге поддерживают лидеров на основе харизмы, делают безрассудный выбор, не учитывая причин. И это не только может не служить их интересам, но и следовать на основе харизмы может также навредить другим людям.

Избиратели решают друг за друга и, как утверждает политический философ Эрик Бирбом, выбирают людей, которые будут действовать от нашего имени.Таким образом, даже если отдельные голоса вряд ли будут решающими, коллективные ставки высоки.

В этих случаях, каким бы привлекательным ни казался кандидат, всегда важно внимательно относиться к проблемам. Голосование только на основе обаяния и харизмы не стоит риска.

Что такое харизматическое лидерство? Ведя через убеждение

Харизматический стиль руководства основан на обаянии и убедительности лидера. Харизматическими лидерами движут свои убеждения и приверженность своему делу.

Харизматических лидеров также иногда называют лидерами трансформации, потому что они имеют много общего. Их главное отличие — направленность и аудитория. Харизматические лидеры часто пытаются улучшить статус-кво, в то время как лидеры трансформации сосредотачиваются на преобразовании организаций в видение лидера.

Д-р Мартин Лютер Кинг-младший был харизматическим лидером, обладавшим мощным красноречием, привлекательной личностью и непоколебимой приверженностью к позитивным изменениям в жизнях миллионов людей.

Читайте дальше, чтобы узнать больше о харизматическом лидерстве:

Что отличает харизматических лидеров, так это то, что они «по сути являются очень опытными коммуникаторами, людьми, которые оба устно красноречивы, но также способны общаться с последователями на глубоком эмоциональном уровне», — сказал Рональд Э. Риджио, доктор философии, профессор лидерства и организационной психологии в колледже Клермонт Маккенна в своей статье Psychology Today «Что такое харизма и харизматическое лидерство?»

Харизматических лидеров часто называют во время кризисов, они демонстрируют исключительную преданность и опыт в своих областях.Часто это люди с ясным видением бизнеса или политики и способностью взаимодействовать с большой аудиторией.

Определение харизматического лидерства будет неполным, если оно не сосредоточено на лидере лично. Харизматическое лидерство больше, чем другие популярные стили лидерства, зависит от личности и действий лидера, а не от процесса или структуры.

Различия между харизматическим лидерством и другими стилями

«Харизматическое лидерство — это стиль лидерства, который узнаваем, но может восприниматься с меньшей осязаемостью, чем другие стили лидерства», — пишет Мар Белл в «Пример харизматического лидерства с Рональдом Рейганом в качестве образца».«

Харизматическое лидерство похоже на другие стили. И оно, и трансформационное лидерство полагаются на способность лидера влиять на последователей и вдохновлять их. Трансформирующие и харизматичные лидеры мотивируют человека или окружающих становиться лучше и работать на благо организации или общества. Другие сходства включают:

  • Лидеры объединяют окружающих ради общей цели
  • Поощряются инициативность и смелость

Различия между харизматическим и трансформационным стилями лидерства заключаются в первую очередь в том, как оценивается личность.

  • Личное видение харизматического лидера имеет большое влияние на его или ее аудиторию
  • Харизматические лидеры говорят о своем моральном компасе или страсти, а не о существующих методах ведения бизнеса

Сравнение демократических и харизматических лидеров

По сравнению с демократическим лидерством, сходства с харизматическим стилем включают:

  • Они оба возлагают значительную ответственность на лидера
  • Руководители направляют сотрудников, членов команды или волонтеров в определенном направлении
  • Часто бывает дух сотрудничества

Различия между харизматическим и демократическим лидерством включают:

  • В демократическом руководстве работники должны обладать навыками высокого уровня в дополнение к желанию работать
  • Демократические лидеры очень рациональны и осторожны в своем стиле
  • Харизматические лидеры апеллируют к эмоциям публики
  • В харизматическом стиле лидерства подчеркивается стремление к большему благу

Сравнение авторитарного и харизматического лидерства

Точно так же харизматический и автократический стили лидерства имеют некоторые общие черты.Оба руководителя часто повышают производительность труда сотрудников. Ключевое отличие: харизматичный лидер обычно вдохновляет сотрудников на результат. Автократический лидер использует свой авторитет, чтобы требовать высокой производительности. Краткосрочный результат идентичен, хотя отдаленные последствия могут отличаться.

Харизматические лидеры структурируют свои организации по своему усмотрению. Это еще один пример перехода между харизматическим и автократическим стилями лидерства. Интенсивность обоих стилей также может вызвать преждевременное выгорание их лидеров (и последователей).

История харизматического лидерства

Немецкий социолог Макс Вебер впервые опубликовал свою книгу «Три типа законного правления» в 1958 году. В ней он излагает трехстороннюю классификацию власти для организаций и правительств:

  • Традиционный
  • Правовой / рациональный
  • Харизматичный

Две формы приказа: полномочия и нормы

Вебер предполагает, что существуют две основные формы порядка: нормы и власть.В организациях с авторитетным порядком люди следуют правилам, установленным их лидером. Транзакционный и бюрократический стили руководства вписываются в эту форму порядка.

Учреждения, использующие нормы, зависят от привлекательности их миссии и видения, чтобы вдохновить сотрудников или последователей на преданность. Харизматические лидеры используют нормы, чтобы построить крепкие эмоциональные отношения с людьми, которые на них работают.

Харизматические лидеры из всех слоев общества. Помимо бизнеса, этот стиль руководства можно найти в религиозных учреждениях, политических и социальных движениях.

Религиозные примеры харизматического лидерства

Мартин Лютер Кинг младший

Родился в 1929 году. Д-р Кинг пошел по стопам своего отца в качестве баптистского священника. Он начал свою карьеру в области гражданских прав в качестве лидера автобусного бойкота в ночь, когда Роза Паркс была арестована в Монтгомери, штат Алабама. Мощные речи доктора Кинга и его вера в мирный протест придали энергию движению за гражданские права. В январе 1957 года он и несколько других основали Южную христианскую конференцию лидеров.В 1960 году доктор Кинг получил национальную известность благодаря своему аресту во время сидячей забастовки за обеденным столом, которая привлекла внимание кандидата в президенты Джона Ф. Кеннеди. Вскоре он был освобожден и в дальнейшем имел еще большее влияние в борьбе за гражданские права.

Речи Мартина Лютера Кинга-младшего разожгли более мелкие движения за равноправие на юге Америки и за его пределами. Доктор Кинг наиболее известен маршем на Вашингтон 28 августа 1963 года, в котором приняли участие более 200 000 человек. На этом марше он произнес свою знаменитую речь «У меня есть мечта».В следующем году был принят Закон о гражданских правах 1964 года.

Мать Тереза ​​

Родившаяся в 1910 году в Македонии (ныне Югославия) под именем Анжезе Гонше Боякшиу, мать Тереза ​​была римско-католической монахиней, наиболее известной своей работой с бедными. Мать Тереза ​​присоединилась к сестрам Лорето, когда ей было 18 лет, и переехала в Индию в 1929 году. В качестве послушницы ее отправили в Калькутту, где она преподавала в школе для девочек Святой Марии.

В 1946 году Мать Тереза ​​отказалась от обучения, чтобы следовать тому, что она считала своим призванием, основав миссионеров милосердия, чтобы жить и служить в трущобах Калькутты.В течение 1950-х и 60-х годов она основала лепрозорий, детский дом, дом престарелых, семейную клинику и ряд мобильных клиник.

В 1971 году она поехала в Нью-Йорк, чтобы открыть свой первый благотворительный дом в США. В 1985 году она выступила на 40-й годовщине Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. К моменту ее смерти число миссионеров милосердия насчитывало более 4000 сестер из 610 фондов в 123 странах. Ее вдохновляющая, набожная личность и преданность необычной идее делают ее хорошим примером харизматичного лидера.

Папа Иоанн Павел II

В 1920 году в Польше родился Папа Иоанн Павел II под именем Кароль Юзеф Войтыла. Во время нацистской оккупации он начал свое богословское обучение в секретной семинарии в 1938 году и был рукоположен в католический священник в 1946 году. Иоанн Павел стал епископом Омби в 1958 году.

Хорошо известный за свою работу в церкви, Иоанн Павел стал кардиналом в 1967 году. В 1978 году он был избран Папой, и эту роль он занимал до своей смерти в 2005 году. Папа Иоанн Павел II сыграл важную роль в изучении роли Римско-католической церкви. в современном мире.Он побывал в более чем 100 странах и активно выступал за права человека.

Политические примеры харизматического лидерства

Рональд Рейган

Рональд Уилсон Рейган родился в 1911 году. Он приобрел известность как актер после подписания семилетнего контракта с Warner Brothers в 1937 году. Во время Второй мировой войны он снимал обучающие фильмы для военных. Хотя он был президентом Гильдии киноактеров, профсоюза, политические взгляды Рейгана в 1950-х годах изменились с либеральных на консервативные.

Он начал вести мотивационные беседы с представителями бизнеса и перешел на национальную сцену в 1964 году, когда он выступил с хорошо принятой по телевидению речью для Барри Голдуотера. Он баллотировался в президенты с 1968 года и победил в 1980 году. Президент Рейган смог сформулировать свое политическое видение способами, которые понравились его последователям. Наряду с Тедди Рузвельтом и Джоном Ф. Кеннеди Рейган признан одним из самых харизматичных американских президентов ХХ века.

Сэр Уинстон Черчилль

Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль родился в 1874 году.Хотя он наиболее известен как премьер-министр Англии во время Второй мировой войны, он оттачивал свои коммуникативные навыки в качестве военного корреспондента во время Первой мировой войны и в качестве члена разрабатывал закон для парламента. Он был могущественным оратором, который использовал выступления по радио, чтобы поддержать стойкость британского народа во время бомбардировки Англии Германией во время Второй мировой войны.

Ли Якокка

Lido Anthony Iacocca был доставлен в Chrysler в конце 1970-х годов, чтобы спасти автопроизводителя от надвигающегося банкротства.Те, кто видел, как Якокка «работает в комнате», в конечном итоге убедив Конгресс гарантировать огромную ссуду Chrysler, наблюдали, как харизматический лидер творит свою магию.

Якокка, автомобильный руководитель со степенью бакалавра в области промышленного машиностроения, не был наделен природной харизмой, но он развил талант. Ярким примером его харизматического стиля является его фирменный слоган: «Если ты найдешь машину получше, купи ее!»

Джек Уэлч

Джон Фрэнсис Уэлч родился в 1935 году в Пибоди, штат Массачусетс.Он вырос, занимаясь спортом, и на протяжении всей своей жизни использовал уроки, полученные в качестве спортсмена. После колледжа Уэлч пошел работать в General Electric инженером-химиком в 1960 году. Он поднялся по служебной лестнице и стал самым молодым генеральным директором в истории GE в 1981 году.

В качестве генерального директора Уэлч старался изо всех сил развивать позитивные отношения с сотрудниками и клиентами GE. Он неформально разговаривал с рабочими, заставляя их чувствовать, что они могут получить от него записку или визит в любое время. Хотя Уэлч без колебаний сокращал расходы и увольнял сотрудников, которых он считал плохо работающими, его стиль руководства порождал чувство ценности и гордости за компанию.

Мать Тереза: «Давайте всегда встречать друг друга улыбкой, потому что улыбка — это начало любви».

Мартин Лютер Кинг: «Человеческий прогресс не является ни автоматическим, ни неизбежным… каждый шаг к цели справедливости требует жертв, страданий и борьбы; неустанных усилий и страстной заботы преданных делу людей».

Папа Иоанн Павел II: «Свобода заключается не в том, чтобы делать то, что нам нравится, но в том, чтобы иметь право делать то, что мы должны.«

Рональд Рейган: «Мы не можем помочь всем, но каждый может кому-то помочь».

Уинстон Черчилль: «Смелость — это то, что нужно, чтобы встать и говорить; мужество — это также то, что нужно, чтобы сесть и слушать».

Ли Якокка: «Мотивация — это все. Вы можете выполнять работу двух человек, но вы не можете быть двумя людьми. Вместо этого вы должны вдохновить следующего парня и заставить его вдохновлять своих людей».

Jack Welsh: «Сущность конкурентоспособности раскрывается, когда мы заставляем людей поверить в то, что они думают и делают, что важно, а затем не мешать им, пока они это делают.«

Общие характеристики лидеров с харизмой, определенные Джеем Олденом Конгером, экспертом по лидерству в Университете Южной Калифорнии, и Генри Крависом, профессором лидерства в Клермонтском колледже Маккенны, включают:

  • Чувствительность к окружающей среде и потребностям своих сотрудников или последователей
  • Четкий и дальновидный
  • Склонен к личному риску
  • Мастер нестандартного поведения

У этого стиля руководства много преимуществ.Харизматические лидеры часто являются катализатором социальных изменений. Однако они не подходят для организаций, функционирование которых зависит от жестких структур и процессов.

Профи харизматического лидерства
  • Харизматические лидеры вдохновляют людей на совместную работу ради общего дела
  • Организации привержены центральной миссии
  • Руководство ставит во главу угла извлечение уроков из ошибок, чтобы добиться успеха в своей миссии
  • Компании, возглавляемые харизматами, как правило, сплочены, потому что у их сотрудников есть четкая цель

Минусы харизматического лидерства
  • Лидеры могут развивать туннельное видение или высокомерие, сводя на нет свои предыдущие добрые дела
  • Организации могут стать зависимыми от харизматических лидеров и могут пострадать, если он или она уйдет на пенсию, покинет компанию или внезапно умрёт
  • Харизматические лидеры иногда не реагируют на своих подчиненных или избирателей
  • Эти лидеры не могут учиться на своих ошибках, усугубляя их
  • Харизматические лидеры могут считать, что они выше закона, совершая финансовые или этические нарушения

Миру нужны харизматические лидеры, потому что они борются за качество жизни и лучший мир.Харизматические лидеры обладают смелостью своих убеждений. Они готовы противостоять людям, у которых иное мнение об обществе или организации.

Харизматические лидеры склонны видеть разрыв между тем, что организация предоставляет своим работникам, и тем, что им нужно от организации. Они создают видение, которое их сторонники могут легко увидеть, а взамен сторонники мотивированы вносить свой вклад в общую цель.



Источники:

Рональд Э.Риджио, доктор философии, «Что такое харизма и харизматическое лидерство?», Психология сегодня

Джон К. Уэлч IV, «Взгляды героев и злодеев на харизматическое лидерство»

Брайан Эвье, «3 опасности харизматического лидерства», Inc.


Возникли вопросы или опасения по поводу этой статьи? Пожалуйста свяжитесь с нами.

10 далеко идущих харизматических лидеров (и проблемы, которые они вызвали)

Малькольм Икс прожил невероятно бурную жизнь. Но, несмотря на хаос и отсутствие образования, он стал мощным мотиватором, который привлек тысячи чернокожих присоединиться к Нации Ислама и поддержать черную гордость.

Малькольм Литтл родился в Омахе, штат Небраска. Отец Малькольма, Эрл Литтл, был проповедником и борцом за гражданские права. Из-за его активности семья часто подвергалась преследованиям со стороны групп сторонников превосходства белой расы. Семья Литтлов переехала в Ист-Лансинг, штат Мичиган, чтобы избежать преследований, но сторонники превосходства убили Эрла в 1931 году. Мать Малькольма, Луиза, так и не оправилась от смерти Эрла, и в конечном итоге была помещена в психиатрическую больницу [источник: биография].

Малькольм попал в жизнь, полную наркотиков и преступности.Попав в тюрьму в 1946 году, он стал жадно читать. Он также обратился в Нацию ислама, небольшую секту чернокожих мусульман, которые считали, что чернокожие американцы должны основать свое собственное государство. Затем Малькольм отказался от фамилии «Литтл», которую он считал рабским именем, заменив ее на «X» в честь своих неизвестных африканских предков. Вскоре он проповедовал необходимость насильственной революции для создания независимой черной нации. Малкольм Икс был страстным человеком и оказался одаренным от природы оратором.Когда он был освобожден из тюрьмы в 1952 году, в «Нации ислама» было 400 членов. К 1960 году, во многом благодаря его усилиям и харизме, их было 40 000 [источник: биография].

В 1964 году Малкольм Икс покинул нацию, разочаровавшись после того, как узнал, что лидер Элайджа Мухаммед нарушил свои собственные учения, совершив прелюбодеяние. Он отправился в паломничество в Мекку и обратился в традиционный ислам. Он также стал менее злым и более инклюзивным по отношению к другим расам, понимая, что насилие не было необходимо для достижения его целей.К сожалению, в 1965 году, когда он готовился произнести речь на Манхэттене, трое членов организации «Национал ислама» выскочили на сцену и застрелили его. Он умер мгновенно в возрасте 39 лет [источник: Биография].

Личность и политическое лидерство в JSTOR

Информация о журнале

Ежеквартальный журнал политических наук — самый старый и широко распространенный. читать политологический журнал в стране. Издается с 1886 г., PSQ предлагает критический и своевременный анализ как внутренних, так и вопросы внешней политики, а также политических институтов и процессов.PSQ не имеет идеологической или методологической предвзятости и редактируется сделать понятными даже технические выводы политологам, историкам, и другие социологи независимо от подполя. Каждый выпуск состоит из пять или шесть содержательных статей ведущих ученых, а также от 30 до 40 научные и полезные книжные обзоры. Для просмотра и поиска выпусков, опубликованных за последние пять лет, посетите http://www.psqonline.org.

Информация об издателе

Академия политических наук — это беспартийная некоммерческая организация, основанная в 1880 году с тройной миссией: (1) внести свой вклад в научный экзамен политических институтов, процессов и государственной политики (2) для обогащения политических обсуждать и направлять лучшие исследования в области социальных наук в понятном путь к политическим лидерам для использования в выработке государственной политики и процессе управления, и (3) просвещать широкую публику, чтобы они стали информировали избирателей о демократическом процессе.Основные средства достижения эти цели — его журнал, Ежеквартальный вестник политических наук, Академия. конференций, а также публикацию трудов или симпозиумов, основанных на конференции презентации. Престиж и авторитет Академии таковы, что государственные деятели и ученые всех политических убеждений зарегистрировались в качестве членов, участвовали на своих конференциях и способствовал его публикациям. Бывшие президенты Джеральд Форд, Джимми Картер, Рональд Рейган и Джордж Буш — почетные члены Академия.Для получения информации об институциональных подписках, индивидуальном членстве, назад вопросы, перепечатки, разрешения или отправка рукописей обращайтесь в Академию политологии. Эта информация также доступна на http://www.psqonline.org/.

Что такое харизматическое лидерство? — Факел

У каждого стиля руководства своя сфера внимания. Например, некоторые типы лидерства, такие как демократическое лидерство, сосредоточены на развитии людей.Другие, например бюрократическое руководство, сосредотачиваются на существующих процессах и иерархиях. Сегодня мы собираемся сосредоточиться на стиле лидерства, который делает упор на самих лидеров: харизматическом лидерстве.

Что такое харизматическое лидерство?

Определение

Харизматическое лидерство определяется лидером, который использует свои коммуникативные навыки, убедительность и обаяние, чтобы влиять на других. Харизматические лидеры, учитывая их способность общаться с людьми на глубоком уровне, особенно ценны в организациях, которые сталкиваются с кризисом или пытаются двигаться вперед.

Характеристики

Каждый харизматичный лидер выглядит немного по-своему. Однако есть много ключевых характеристик, которые разделяют большинство харизматических лидеров:

  • Сильный коммуникатор
  • Чуткий и отзывчивый
  • Уверенный
  • Мотивационный
  • Обаятельный и обаятельный
  • Оптимистичный

Вы можете заметить, что харизматическое лидерство имеет много общих черт с трансформационное лидерство.Хотя они похожи, есть одно важное различие: харизматические лидеры полагаются на свою личность и навыки, чтобы побудить своих последователей к действию, в то время как лидеры трансформации полагаются на общее видение для создания изменений. Таким образом, хотя большинство трансформирующих лидеров склонны быть харизматичными, не все харизматические лидеры обязательно трансформируются.

Каковы плюсы и минусы харизматического лидерства?

Харизматические лидеры могут иметь мощное положительное влияние на организацию и людей, которых они возглавляют.Но при неправильном подходе такой стиль руководства может легко привести к непредвиденным последствиям. Чтобы помочь вам лучше понять, как могут выглядеть эти потенциальные сильные и слабые стороны, мы изложили плюсы и минусы этого стиля руководства ниже:

Плюсы
  • Очень вдохновляет и мотивирует
  • Поощряет чувство товарищества, сотрудничества и union
  • Заставляет последователей чувствовать, что их слышат и понимают
  • Создает движение к позитивным изменениям

Минусы
  • Может стать более сосредоточенным на себе, чем на своих людях
  • Имеет потенциал для самообслуживания
  • Часто рассматривается как поверхностный или лукавый

Как применять харизматическое лидерство

Как мы упоминали ранее, одна из потенциальных ловушек харизматического лидерства — это его тенденция слишком много внимания уделять лидеру, а не людям.Чтобы этого не произошло и максимально использовать потенциал этого стиля лидерства, мы рекомендуем предпринять следующие шаги:

Практическая уязвимость

Распространенная негативная ассоциация с харизматическими лидерами состоит в том, что они не настоящие. Чтобы бороться с этим, мы рекомендуем попрактиковаться в уязвимости. Легко увлечься идеей, что вам всегда нужно быть идеальным или демонстрировать силу как лидера. Но правда в том, что уязвимость лежит в основе человеческих взаимоотношений.Когда вы будете достаточно смелы, чтобы показать себя, ваши сотрудники будут больше доверять вам и сочтут вас более близким.

Итак, если ваша организация сталкивается с проблемами, не пытайтесь замалчивать их под ковер и делать вид, будто все в порядке. Вместо этого наберитесь смелости и поделитесь своими страхами, сомнениями и неуверенностью с сотрудниками, которые, вероятно, уже знают о проблемах и могут сами испытывать беспокойство. Уязвимость в подобных ситуациях повышает вероятность того, что компания будет двигаться вперед вместе, как одна команда.

Развивайте навыки слушания

Представьте, что у вас состоялся глубокий, вдумчивый разговор с кем-то в вашей компании. Во время этого взаимодействия вы поделились личными данными с другим человеком и в результате почувствовали себя более привязанными к нему. Но в следующий раз, когда вы столкнетесь с ними, они, похоже, не запомнят ничего, о чем вы говорили! Это верный способ заставить кого-то почувствовать себя ужасным и забытым.

Как харизматический лидер, который ежедневно участвует во многих беседах, может возникнуть соблазн отключиться от того, что говорит другой человек, или действовать на автопилоте.Как вы можете видеть в приведенном нами примере, это может иметь пагубные последствия. Так что работайте над развитием и практикой своих навыков активного слушания. Если вы считаете, что вам нужно больше рекомендаций в этой области, поищите возможности для тренировок или обратитесь к тренеру, который поможет вам развить этот навык.

Будьте прозрачны

Не хвалите сотрудника и не давайте пустых обещаний только потому, что это звучит хорошо. Это ловушка, в которую могут попасть харизматические лидеры, поскольку они так сосредоточены на вдохновении и мотивации других.При этом легко говорить не совсем правдивые вещи ради того, чтобы кому-то было хорошо. Вместо этого всегда ставьте во главу угла честность, искренность и откровенность в общении. Со временем ваши сотрудники научатся доверять тому, что вы говорите, и все чаще будут обращаться к вам за информацией и отзывами.

При вдумчивом подходе харизматическое лидерство может принести позитивные изменения в любую организацию. Помните о потенциальных ловушках этого стиля лидерства, примите меры, чтобы их не допустить, и вы обнаружите, что это невероятно эффективный тип лидерства для практики в вашей роли.

Понимание сильных и слабых сторон вашего собственного стиля лидерства может помочь вам лучше определить, какой подход лучше всего подходит для вашей текущей должности. Ознакомьтесь с нашей электронной книгой «10 стилей лидерства, которые вы должны знать», чтобы узнать больше о различных подходах к лидерству, а также о том, когда и как их применять.

Реакция политических лидеров Айовы на церемонию инаугурации Байдена, обещание объединить страну


Президент Джо Байден был приведен к присяге в среду, и демократы Айовы говорят, что было приятно видеть, как Байден и вице-президент Камала Харрис вышли на сцену. начать свое президентство.

Байден сказал, что его президентство является «триумфом демократии», когда он стоял на ступенях Капитолия ровно через две недели после того, как тысячи сторонников бывшего президента Дональда Трампа штурмовали Капитолий США, восстание, в результате которого погибли пять человек.

«Это день демократии. День истории и надежды на обновление и решение через горнило на века. Америка была испытана заново, и Америка приняла вызов. Сегодня мы празднуем победу не кандидата, а дела, дела демократии.Народ, воля народа были услышаны, и воля народа была учтена », — сказал Байден.

В этом году толпа была ограничена из-за мер предосторожности, связанных с COVID-19, и угроз безопасности после попытки осады Капитолия США 6 января. Осада была осуществлена ​​людьми, которые, вдохновленные Трампом, без всяких доказательств полагают, что выборы был украден, и что Байден не является законным победителем.

Эд Крэнстон, председатель Демократической партии округа Джонсон, сказал The Daily Iowan в интервью после инаугурации, что сегодня преобладает демократия, несмотря на восстание, которое произошло две недели назад.Он сказал, что новая администрация чувствует себя как новый старт.

«Я рассматриваю это как новый день. Мы все еще сталкиваемся с проблемами, которые у нас есть, будь то здравоохранение или расовая справедливость. Мы находимся в ситуации, когда сейчас очень трудные времена, но даже с этими проблемами я чувствую такой оптимизм, учитывая тот факт, что мы можем перевернуть страницу здесь », — сказал Крэнстон.

Крэнстон сказал, что он впечатлен повесткой дня Байдена и его стремлением найти точки соприкосновения между сторонами.

Основной темой инаугурационной речи Байдена и доминирующей силой на протяжении всей его кампании было единство и восстановление демократии.

«Сегодня в нем была вся моя душа. В этот январский день вся моя душа сосредоточена на том, чтобы объединить Америку, объединить наш народ, объединить нашу нацию. И я прошу каждого американца присоединиться ко мне в этом деле », — сказал Байден.

СВЯЗАННЫЙ: В третий раз очарование: долгая дорога Джо Байдена к Белому дому

Председатель-республиканец округа Маскатин Фред Грюндер сказал, что он неохотно принимает Байдена в качестве президента страны, но заявил — без каких-либо доказательств — что Байден, возможно, не выиграл с таким большим отрывом, как подведены итоги выборов.

20 января 2021 г .; Вашингтон, округ Колумбия, США; 22-летняя Аманда Горман читает свое первое стихотворение «Холм, на который мы поднимаемся» во время инаугурации президента США Джо Байдена и вице-президента Камалы Харрис в 2021 году в Капитолии США. (Роберт Дойч / USA Today)

Кампания Трампа подала десятки исков по обвинению в мошенничестве, и более 80 судей, назначенных как демократами, так и республиканцами, не обнаружили никаких доказательств того, что на выборах были широко распространены фальсификации. Суды отклонили более 50 дел, в том числе увольнение из У.С. Верховный суд. Конгресс одобрил результаты коллегии выборщиков необычно громким образом из-за восстания рано утром 7 января.

Грюндер сказал, что, по его мнению, включение дополнительных мер безопасности было ненужным и использовалось скорее как наглядное изображение, чтобы изобразить Трампа в плохом свете.

«Может быть, необходимо было немного усилить охрану в связи с тем, что произошло неделю назад, но чтобы превратить это в поле битвы, где они были готовы к войне», — сказал он.«Я просто думаю, что это было сделано исключительно для камеры».

Председатель демократов округа

Мадалин Андерсон сказала, что, хотя всегда будут люди, которые отказываются видеть аргументы другой стороны, история Байдена как умеренного политика поможет двум основным партиям сойтись во взглядах.

Грюндер сказал, что объединение партий может начаться с отказа от риторики наказания людей за поддержку Трампа. Он сказал, что преследование импичмента является фактором дальнейшего вбивания клина между демократами и республиканцами.

«Если он хочет объединить нацию, ему нужно позвонить Пелоси и сказать ей, чтобы она забыла об импичменте», — сказал Грюндер.

Рас Смит, представитель Демократической партии штата Айова из Ватерлоо, сказал, что единство — это работа народа нации, и администрация, которая его возглавляет, не может взять на себя в одиночку. По его словам, американцы должны активно работать, если они действительно хотят единства.

Избранный вице-президент Камала Харрис приведена к присяге во время инаугурации президента США Джо Байдена и вице-президента Камалы Харрис в 2021 году.С. Капитолий. (Роберт Дойч / USA Today)

«Он может подавать пример, но ни одна администрация не должна изменять сердца и умы американцев, если эти американцы не хотят меняться», — сказал Смит.

В среду Харрис стала первой женщиной и первым чернокожим и представителем Южной Азии, ставшим вице-президентом США.

Харрис была приведена к присяге судьей Верховного суда Соней Сотомайор, которая также является исторической в ​​своей области, будучи первой женщиной латиноамериканского и латинского происхождения в Верховном суде.

Смит, который был ключевым лидером в летних законодательных усилиях по реформированию полиции в Айове, сказал, что столь высокое признание Харриса вселило в него надежду на будущее чернокожих американцев.

«Камала Харрис рассказала о проблемах, с которыми сталкиваются черные люди, и я очень рад, что цветные женщины по всему миру увидят на примере того, на что способны тяжелый труд, и обо всех достигнутых успехах», — сказал Смит.

Будучи цветным человеком и отцом черных дочерей, Смит сказал, что присяга Харриса — это момент, который он никогда не забудет.Он сказал, что ему не терпится пойти домой и пересмотреть все мероприятие со своими дочерьми.

СВЯЗАННЫЙ: Избранный вице-президент Камала Харрис расширяет права и возможности женщин Айовы в области права и политики

Традиционно действующий президент присутствует на инаугурации нового президента, чтобы передать эстафету, но президент Трамп был совсем не традиционным.

Трамп не присутствовал на инаугурации Байдена, в то время как другие ныне живущие бывшие президенты, кроме 96-летнего Джимми Картера, присутствовали.

Грюндер сказал, что хотел бы видеть продолжение традиции, но понимает, почему Трамп не захотел присутствовать.

«Я не виню его за то, что он не появился. У меня нет проблем с тем, что Трамп уйдет после того, как с ним обошлись », — сказал Грюндер.

Демократы заявили, что его отсутствие связано с мелочностью и плохим спортивным мастерством.

Андерсон сказал, что было ребячеством не выполнять задачу, которую выполнял любой другой президент, просто потому, что он не хотел уходить.

«Я думал, что это мелочь. Все остальные президенты проявили уважение к своему офису и на благо нашей страны и присутствовали на инаугурации, так что это очень разочаровывает ».

Крэнстон сказал, что Трамп выглядел «обидным неудачником» из-за того, что не присутствовал на инаугурации, но с несколькими другими ныне живущими президентами и нынешними политическими лидерами, которые присутствовали, Крэнстон сказал, что его не упустили.

«Это досадно, что ряд вещей не был сделан бывшим президентом, и досадно, что он не присутствовал, но, опять же, это связано с тем, что он очень неудачник», — сказал Крэнстон.

В конечном счете, передача власти, которая была продемонстрирована сегодня, открыла двери для новой администрации, по словам Крэнстона.

«Связь должна быть, и это важно», — сказал Крэнстон. «Люди могут просто слышать слова, которые были сказаны сегодня, и значение того, что было сказано сегодня, что мы действительно можем найти общие черты и общие объекты, которые нам всем небезразличны, и двигаться дальше».

Брайан Грейс и Натали Данлэп внесли свой вклад в этот отчет.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.