Обонятельное восприятие: ВОСПРИЯТИЕ ЗАПАХОВ | Наука и жизнь

Автор: | 05.07.1981

Содержание

ВОСПРИЯТИЕ ЗАПАХОВ | Наука и жизнь

В последнее десятилетие ХХ века в науке о запахах произошла подлинная революция. Решающую роль сыграло открытие 1000 видов обонятельных рецепторов, связывающих молекулы пахучих веществ. Однако механизм передачи обонятельного сигнала в центральную нервную систему таит в себе еще много загадок.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Пути передачи информации о запахах в головной мозг.

Схематическое изображение обонятельного эпителия. Базальные клетки являются клетками-предшественниками обонятельных рецепторных нейронов.

Изображение реснички обонятельного нейрона, сделанное с помощью флуоресцентного красителя. На мембране ресничек расположены рецепторные белки, взаимодействующие с молекулами одорантов.

Модель молекулы обонятельного рецепторного белка мыши, к которому присоединена молекула одоранта — гексанола (пурпурного цвета).

Одна из моделей процесса преобразования сигнала внутри реснички обонятельного нейрона.

Схематическое изображение комбинаторных рецепторных кодов одорантов.

Электроольфактограмма (ЭОГ) — электрический колебательный сигнал, регистрируемый специальным электродом с участка внешней поверхности обонятельного эпителия крысы.

Чуть более четверти века назад в журнале «Наука и жизнь» (№ 1, 1978 г.) была опубликована статья «Загадка запаха». Ее автор, кандидат химических наук Г. Шульпин, справедливо отмечал, что современное ему состояние науки о запахах примерно такое же, как состояние органической химии в 1835 году. Тогда один из зачинателей этой науки, Ф. Велер, писал, что органическая химия представляется ему дремучим лесом, из которого невозможно выбраться. Но уже через четверть века А. М. Бутлеров, создав теорию химического строения вещества, сумел «выбраться из чащи». Шульпин выражал уверенность, что загадка запаха будет решена едва ли не быстрее, чем в случае органической химии.

И он оказался прав на все 100%! В последнее время произошел настоящий прорыв в понимании молекулярных основ обоняния. Разберем основные стадии восприятия запахов в свете современных представлений.

КАК ВОСПРИНИМАЕТСЯ ЗАПАХ

Проделаем простой опыт. Возьмем флакон с пахучей жидкостью, например духами, откроем пробку и понюхаем содержимое в спокойном ритме дыхания. Легко обнаружить, что мы ощущаем запах только во время вдоха; начинается выдох — запах исчезает.

При вдохе через нос воздух вместе с молекулами пахучего вещества (называемого обонятельным стимулом или одорантом) проходит в каждой из двух носовых полостей по щелевидному каналу сложной конфигурации, который образован продольной носовой перегородкой и тремя носовыми раковинами. Здесь воздух очищается от пыли, увлажняется и нагревается. Затем часть воздуха поступает в расположенную в верхней задней зоне канала обонятельную область, имеющую вид щели, покрытой обонятельным эпителием.

Общая поверхность, занимаемая эпителием в обеих половинках носа взрослого человека, невелика — 2 — 4 см2 (у кролика эта величина равна 7-10 см2, у собак — 27 — 200 см2). Эпителий покрыт слоем обонятельной слизи и содержит три типа первичных клеток: обонятельные рецепторы, опорные и базальные клетки. Влекомые воздухом пахучие молекулы проникают в носовую полость и переносятся над поверхностью эпителия. При нормальном спокойном дыхании вблизи обонятельного эпителия проходит 7 -10% вдыхаемого воздуха. Обонятельный эпителий имеет толщину приблизительно 150-300 мкм. Он покрыт слоем слизи (10-50 мкм), который молекулам одоранта предстоит преодолеть, прежде чем они провзаимодействуют со специальными сенсорными нейронами — обонятельными рецепторами.

Основная функция обонятельного рецептора состоит в выделении, кодировании и передаче информации об интенсивности, качестве и продолжительности запаха в обонятельную луковицу и специальным центрам в головном мозге. Эпителий в обеих носовых полостях у человека содержит приблизительно 10 млн обонятельных нейронов ( у кролика — около 100 млн, а у немецкой овчарки — до 225 млн).

Как известно, нейрон состоит из тела и отростков: аксонов и дендритов.

Нервный импульс с одной нервной клетки на другую передается с аксона на дендрит. Диаметр утолщенной центральной части обонятельного нейрона (сомы) 5-10 мкм. Дендритная часть в виде волокнистых отростков диаметром 1-2 мкм выходит к внешней поверхности эпителия. Здесь дендриты заканчиваются утолщением, от которого отходит пучок из 6-12 ресничек (цилий) диаметром 0,2-0,3 мкм и длиной до 200 мкм, погруженный внутрь слоя слизи (у кролика число ресничек в одном рецепторном нейроне составляет 30-60, а у собак достигает 100-150). Отходящее от сомы нервное волокно (аксон) имеет диаметр около 0,2 мкм и выходит к внутренней поверхности эпителия. Здесь аксоны от соседних нейронов объединяются в жгуты (филы), доходящие до обонятельной луковицы.

СЕМИОТИКА ОБОНЯНИЯ

Для того чтобы обонятельный сигнал был воспринят нейроном, молекула одоранта связывается со специальной белковой структурой, расположен ной в нейрональной клеточной мембране. Такая структура называется рецепторным белком. Используя методы молекулярной биологии, американские ученые Линда Бак и Ричард Аксель в 1991 году установили, что обонятельные нейроны у млекопитающих содержат около 1000 различных видов рецепторных белков (у человека их меньше — около 350). Признанием важности этого открытия стало присуждение им в 2004 году Нобелевской премии за исследования в области физиологии и медицины (см. «Наука и жизнь» № 12, 2004 г).

Каким образом рецепторы распределяются по нейронам: имеются ли отдельные представители этого семейства во всех обонятельных нейронах или каждый нейрон несет на своей мембране только один вид рецепторного белка? Как может мозг определить, какой из 1000 типов рецепторов подал сигнал? Имеющиеся данные позволяют сделать заключение о том, что на одном нейроне присутствует только обонятельный рецепторный белок одного вида. Нейроны с разными рецепторами обладают различной функциональностью, то есть в эпителии имеются тысячи различных типов нейронов. В этом случае проблема идентификации активированного запахом отдельного рецептора сводится к задаче выявления подавшего сигнал нейрона.

Принимая во внимание, что общее число обонятельных нейронов у человека около 10 млн, число обонятельных рецепторов одного типа исчисляется в среднем десятками тысяч.

Обонятельная система использует комбинаторную схему для идентификации одорантов и кодирования сигнала. Согласно ей один тип обонятельных рецепторов активируется множеством одорантов и один одорант активирует множество типов рецепторов. Различные одоранты кодируются различными комбинациями обонятельных рецепторов, причем увеличение концентрации стимула приводит к возрастанию числа активируемых рецепторов и к усложнению его рецепторного кода. В этой схеме каждый рецептор выступает в качестве одного из компонентов комбинаторного рецепторного кода для многих одорантов и как бы выполняет роль буквы своеобразного алфавита, из совокупности которых составляются соответствующие слова-запахи.

Минимальные структурные отличия молекул одорантов, например, по функциональной группе, по длине углеродной цепи, по пространственной структуре приводят к различному рецепторному коду. Для отличительного признака молекулы одоранта, способного изменить кодировку запаха, был предложен термин «одотоп» (

odotope), или детерминант запаха. Различные обонятельные рецепторы, которые распознают один и тот же одорант, могут идентифицировать различные его признаки-одотопы. Одиночный обонятельный рецептор способен «различать» молекулы, отличающиеся длиной углеродной цепочки всего лишь на один атом углерода, или молекулы, имеющие одинаковую длину углеродной цепочки, но отличающиеся функциональной группой. Учитывая, что в эпителии млекопитающих имеется приблизительно 1000 видов обонятельных рецепторов, можно полагать, что такая комбинаторная схема позволяет различить громадное число одорантов (даже человек различает до 10 000 запахов).

Полученные в последнее время результаты экспериментальных исследований свойств обонятельных рецепторных белков позволили создать на молекулярном уровне структурную модель спиральной молекулы обонятельного белка. Обонятельные рецепторные белки принадлежат к суперсемейству мембранносвязанных рецепторов.

Они пересекают двухслойную липидную мембрану реснички семь раз. У содержащей 300-350 аминокислот молекулы рецепторного белка три наружные петли соединяются с тремя внутриклеточными петлями семью пересекающими мембрану трансмембранными участками.

НЕОБХОДИМАЯ СЛИЗЬ

Находящиеся в потоке воздуха молекулы одоранта, перед тем как достичь обонятельных рецепторных нейронов, должны пересечь обволакива ющий поверхность обонятельного эпителия слой слизи. Физиологические функции слоя слизи полностью до сих пор не выяснены. Не вызывает сомнения, что она создает гидрофильную оболочку для чувствительных и хрупких обонятельных рецепторов, выполняя защитную функцию. Ведь систему восприятия сигнала нужно защитить от воздействия внешней среды, то есть от молекул одорантов, среди которых могут быть достаточно опасные и химически активные вещества.

Слой слизи состоит из двух подслоев. Внешний, водный, имеет толщину примерно 5 мкм, а внутренний, более вязкий, — около 30 мкм. Реснички-цилии направлены наклонно к внешней поверхности слоя слизи. Они образуют своего рода сетку с нерегулярными ячейками, причем эта сетка размещена у поверхности раздела подслоев так, что основная часть поверхности ресничек (около 85%) оказывается расположен ной вблизи границы раздела.

Слой слизи содержит разнообразные растворимые в воде белки, значительную часть которых составляют так называемые гликопротеины. Благодаря разветвленной молекулярной структуре эти белки способны связывать и удерживать молекулы воды, образуя гель.

Другие виды белков, содержащихся в слизи, взаимодействуют с молекулами одорантов и тем самым могут оказывать влияние на восприятие и распознавание запахов. Эти белки подразделяются на два основных класса — одорант-связующие белки (OBP) и одорант-разрушающие ферменты.

ОВР относятся к семейству белков, имеющих складчатую бочкообразную структуру с внутренней глубокой полостью, в которую попадают маленькие молекулы гидрофильных (жирорастворимых) одорантов. Разные подвиды этих белков отличаются высокой избирательностью взаимодействия с одорантами различных химических классов.

Полагают, что OBP способствуют растворению одоранта и транспортируют его молекулы сквозь слой слизи, действуют как фильтр для разделения одорантов, могут облегчать связывание одоранта с рецепторным белком и даже очищать околорецепторное пространство от ненужных компонентов.

Кроме одорант-связующих белков в слизи обонятельного эпителия вблизи рецепторных нейронов обнаружены несколько видов одорант-разрушающих ферментов. Все эти ферменты запускают реакции превращения молекул одорантов в другие соединения. Образующиеся в результате этих реакций продукты также вносят свой вклад в восприятие запаха. В конечном итоге все поступающие в слой слизи молекулы одорантов быстро, практически одновременно с завершением вдоха, теряют свою «запаховую» активность. Так что обонятельная система при каждом вдохе получает новую информацию от свежих порций одоранта.

ОБОНЯНИЕ НА УРОВНЕ МОЛЕКУЛ

Многие свойства системы восприятия запахов можно объяснить на молекулярном уровне. Молекула одоранта встречает на поверхности слизи, покрывающей обонятельный эпителий, молекулу одорант-связующего белка, которая связывает и переносит молекулу одоранта через слой слизи к поверхности реснички обонятельного нейрона. В ресничках осуществляется основной процесс передачи обонятельного сигнала. Его механизм достаточно типичен для многих видов взаимодействий физиологически активных веществ с рецепторами нервных клеток.

Молекула одоранта прикрепляется к определенному обонятельному рецептору (R). Между процессом связывания молекулы одоранта с рецептором и передачей обонятельного сигнала в нервную систему лежит сложный каскад биохимических реакций, проходящих в нейроне. Связывание молекулы одоранта с рецепторным белком активирует так называемый G-белок, расположенный на внутренней стороне клеточной мембраны. G-белок в свою очередь активирует аденилатциклазу (AC) — фермент, преобразующий внутриклеточный аденозинтрифосфат (ATP) в циклический аденозинмонофосфат (cAMP). А уже cAMP активирует другой мембранносвязанный белок, который называется ионным каналом, поскольку открывает и закрывает вход заряженным частицам внутрь клетки. Когда ионный канал открыт, в клетку проникают катионы металлов. Таким способом меняется электрический потенциал клеточной мембраны и генерируется электрический импульс, передающий сигнал с одного нейрона на другой.

Несколько молекулярных стадий передачи внутриклеточного сигнала обеспечивают его усиление, в результате чего небольшого числа молекул одоранта становится достаточно для генерирования нейроном электрического импульса. Такие усилительные каскады обеспечивают большую чувствительность системы восприятия запахов.

Итак, активация рецепторного белка молекулой одоранта в конечном счете приводит к генерированию электрического тока в обонятельном рецепторном нейроне. Ток распространяется по дендриту нейрона в его соматическую часть, где возбуждает выходной электрический импульс. Этот импульс передается по нейрональному аксону в обонятельную луковицу.

Одиночный электрический сигнал-импульс на выходе имеет длительность не более 5 мс и пиковую амплитуду около 100 мкВ. Почти все нейроны генерируют импульсы и при отсутствии воздействия одоранта, то есть обладают спонтанной активностью, называемой биологическим шумом. Частота этих импульсов меняется в диапазоне от 0,07 до 1,8 импульса в секунду.

ЛУКОВИЧНАЯ НЕЙРОСЕТЬ

Обонятельные рецепторные нейроны распознают громадное число разнообразных молекул пахучих веществ и посылают информацию о них через аксоны в обонятельную луковицу, служащую первым центром обработки обонятельной информации в головном мозге. Парные обонятельные луковицы представляют собой продолговатые образования «на ножках». Отсюда начинается путь обонятельного сигнала к полушариям мозга. Аксоны обонятельных нейронов оканчиваются в обонятельной луковице разветвлениями в сферических концентраторах (диаметром 100-200 мкм), называемых гломерулами. В гломерулах осуществляется контакт между окончаниями аксонов обонятельных нейронов и дендритами нейронов второго порядка, которыми являются митральные и пучковые клетки.

Митральные клетки — самые крупные нервные клетки, выходящие из обонятельной луковицы. Пучковые клетки меньше митральных, но функционально с ними схожи. Представление о количестве нервных клеток у млекопитающих могут дать характеристики обонятельной системы кролика. В ней имеется по 50 миллионов обонятельных рецепторных нейронов справа и слева (ровно в десять раз больше, чем у человека). Аксоны обонятельных рецепторов распределены между 1900 гломерулами обонятельной луковицы — примерно по 26 000 аксонов на гломерулу. Дендритные окончания 45 000 митральных и 130 000 пучковых клеток получают сигналы от аксонов в гломерулах и передают их из обонятельной луковицы в центры обоняния в головном мозге. Около 24 митральных и 70 пучковых клеток получают информацию от аксонов в каждой гломеруле. У человека около 10 млн аксонов обонятельных нейронов распределяются по 2000 гломерул обонятельной луковицы.

Все аксоны одной популяции обонятельных нейронов сходятся на две гломерулы, зеркально расположенные по разные стороны двумерного поверхностного слоя обонятельной луковицы. В зависимости от содержания передаваемого сигнала гломерулы активируются различным образом. Совокупность активированных гломерул называется картой запаха и представляет своего рода «слепок» запаха, то есть она показывает, из каких пахучих веществ состоит воспринимаемый обонятельный объект.

Механизм активации гломерул до сих пор не выяснен. Усилия исследователей направлены на то, чтобы выяснить, каким образом многообразие одорантов воспроизводится в двумерном слое гломерул на поверхности обонятельной луковицы. Кстати, эти отображения имеют динамический характер — они постоянно меняются в ходе восприятия запаха, усложняя научную задачу.

Обонятельная луковица — это большая многослойная нейросеть для пространственно-временнoй обработки отображения запаха в гломерулах. Ее можно рассматривать как совокупность множества микросхем с большим количеством связей, со взаимной активацией и ингибированием активности нейронов. Выполняемые нейронами операции выделяют характерные свойства карты запаха.

От обонятельной луковицы аксоны митральных и пучковых клеток передают информацию в первичные обонятельные участки коры головного мозга, а затем в высшие ее участки, где формируется осознанное ощущение запаха, и в лимбическую систему, которая порождает эмоциональную и мотивационную реакцию на обонятельный сигнал.

Свойства обонятельных зон коры головного мозга позволяют формировать ассоциативную память, которая устанавливает связь нового аромата с отпечатками воспринятых ранее обонятельных стимулов. Полагают, что процесс идентификации одоранта включает сравнение получающегося отображения с его описанием в семантической памяти. В случае совпадения отпечатка и памяти о запахе происходит какой-либо ответ (эмоциональный, двигательный) организма. Процесс этот осуществляется очень быстро, в течение секунды, и информация о совпадении после ответа сразу сбрасывается, поскольку мозг готовит себя к решению следующей задачи восприятия запаха.

ЗАГАДКИ ЗАПАХОВ

То, о чем говорилось в предыдущих разделах, относится пусть к самому сложному, основополагающему, но начальному разделу науки о запахах — к их восприятию. Не раскрыт механизм взаимодействия обоняния с другими системами восприятия, например со вкусом (см. «Наука и жизнь» № 8, 2003 г., с. 16-20). Ведь известно, что если человеку зажать ноздри, то при дегустации даже хорошо известных вкусовых пищевых продуктов (например — кофе) он не в состоянии точно определить, что он пробовал. Достаточно разжать ноздри — и вкусовые ощущения восстанавливаются.

С молекулярной точки зрения пока непонятно, в каких единицах измерять интенсивность запаха и от чего она зависит, что такое качество запаха, его «букет», чем отличается один запах от другого и как охарактеризовать это отличие, что происходит с запахом при смешивании различных одорантов. Оказывается, что независимо от вида одорантов и уровня подготовленности даже опытный эксперт не может определить все составляющие смесь компоненты, если их больше трех. Если же смесь содержит более десяти одорантов, то человек не в состоянии идентифицировать ни одного из них.

Остается еще множество вопросов, касающихся механизмов и видов воздействия запахов на эмоциональное, психическое и физическое состояния человека. В последнее время на эту тему появилось немало спекуляций, чему поспособствовал вышедший в 1985 году роман П. Зюскинда «Парфюмер», более восьми лет прочно занимавший место в первой десятке бестселлеров на западном книжном рынке. Фантазии на тему чрезвычайной силы подсознательного воздействия ароматов на эмоциональное состояние человека обеспечили этому произведению огромный успех.

Однако художественный вымысел постепенно получает обоснование. Недавно в периодической печати появились сообщения о том, что американские военные «парфюмеры» разработали на редкость дурно пахнущую бомбу, способную не только вызвать отвращение, но и разогнать солдат противника или агрессивно настроенную толпу.

Общественные аллюзии на парфюмерные темы подстегнули всеобщий интерес к искусству ароматерапии. Расширилось использование ароматов в общественных местах, таких, как офисы, торговые залы, холлы гостиниц. Появились даже специальным образом ароматизированные товары, улучшающие настроение. Возникла такая отрасль рыночной экономики, как аромамаркетинг — «наука» о привлечении клиентов с помощью приятных запахов. Так, запах кожи навевает покупателю мысли о дорогом качественном товаре, аромат кофе побуждает к покупкам для домашнего ужина и т.д. Каким образом запахи формируют в головном мозге сигналы, побуждающие человека совершать покупки? Ученым предстоит совершить еще немало открытий, прежде чем ответить на этот и многие другие вопросы и отделить мифы о запахах от реальности.

Литература

Лозовская Е., канд. физ.-мат. наук. Штрих-код запаха // Наука и жизнь, 2004, № 12.

Майоров В. А. Запахи: их восприятие, воздействие, устранение. — М.: Мир, 2006.

Марголина А., канд. биол. наук. Сладкая власть феромонов // Наука и жизнь, 2005, № 7.

Шульпин Г., канд. хим. наук. Загадка запаха // Наука и жизнь, 1978, № 1.

Дистанционный аромамаркетинг: кто и как может его использовать

Наука за аромамаркетингом 

Обонятельное восприятие занимает исключительное место в неврологической обработке сенсорных стимулов. Обоняние отличается от других форм восприятия прямой связью между обонятельной и лимбической системами, нашим эмоциональным центром. Ароматы и запахи всегда вызывают эмоциональные реакции — невозможно избежать вдыхания, фильтруя обонятельную информацию. 

Обонятельный канал предлагает высокий потенциал для отправки рекламных сообщений потребителю без потери данных.

Аромамаркетинг опирается на нейропсихологическую обработку обонятельных стимулов в человеческом мозге. Аромат — это мощный маркетинговый инструмент, который усиливает визуальные кампании и повышает продажи. Использование аромата в маркетинге повышает восприятие сообщений бренда на 19%По данным Starch Advertising Research и увеличивает продажи на 10%University of St Gallen. Ученые считают, что, когда мы видим изображение, мы запоминаем его дольше, если ассоциируем его с запахомПо материалам Print Power Issue 9.

Что такое дистанционный аромамаркетинг 

Это маркетинговый инструмент, который направлен на то, чтобы соблазнить потребителя через обоняние, влияя на его чувства и поведение за пределами торговой точки. Он подразумевает обонятельную коммуникацию с покупателем через брендовый аромат на любом носителе, который покупатель может взять с собой или получить с курьером. 

Технологии для брендового аромата могут быть в виде:

  • диффузора с ароматом;
  • саше; 
  • татуировок с ароматом;
  • аромата для воздуха и тела;
  • полиграфии с ароматом;
  • упаковки ароматной (картонной и пластиковой).

Кто может использовать 

Нематериальный характер товара или услуги дистанционно затрудняет клиентам оценку предложения до их потребления. Аромамаркетинг делает услуги и товары осязаемыми, создает каждому направлению бизнеса свое уникальное решениеEuropean Journal of Marketing. 

Бытовая химия и средства личной гигиены имеют свой характерный аромат, который используется для идентификации, демонстрации разнообразия ассортимента и отличия.

В 1997 году компания Unilever запустила одну из первых ярких рекламных кампаний с использованием ароматной рекламы. На автобусные билеты нанесли аромат стирального порошка Radion Washing Powder. Ежедневно около 10 млн людей вместе с автобусным билетом получали обонятельное сообщение с информацией приобрести стиральный порошок. По результатам исследования, проведенного во время рекламной кампанииАгентство TPL/Image Promotions:

  • обращения выросли на 71%;
  • новые клиенты на 13%.

Ретейл использует брендовые ароматы для передачи настроения от приобретения товара. Это косвенная ассоциация с товаром: что покупатель почувствует, когда его приобретет. Аромат высокого качества говорит о высоком качестве товара.

В одной из рекламных кампаний Nike использовали в кроссовках картонный вкладыш с травянисто-цветочным ароматом. При открытии коробки покупатель представлял себя на пробежке в весеннем парке, полном цветущих растений.

Это проявленная лояльность со стороны продавца стимулирует покупателя на новые покупки, выделяет среди конкурентов, делает продукт более привлекательным и желаннымTrends Magazine — The Smell of Success Grows Stronger.


Девелоперы

Девелоперы давно используют ароматехнологии для создания домашнего комфорта в шоурумах. Например, аромат выпечки ассоциируется с заботой, вниманием, теплом и уютом. Это вызывает у покупателя доверие и позволяет ему представить себя в будущей квартире. 

Информационный лист с домашним ароматом — один из эффективных инструментов дистанционного аромамаркетинга.

Курьерский сервис

Одна треть решений о покупке принимается исключительно по упаковке продуктаДанные The Paper Worker . Брендовый аромат курьерской службы добавляется в посылку к заказанному товару или наносится на упаковку. 

Фармацевтика

Фармацевтическая компания, которая предпочла не афишировать свое название, маркировала фирменным ароматом серию произведенных новых лекарственных средств. Цель ароматизации этикеток и упаковки состояла в создании отличий от подделок на рынке однородных товаров. Чем сложнее собирательная модель бренда, тем сложнее ее повторить конкурентам или недобросовестным участникам рынка.

Туризм

Туристическая индустрия использует ароматные кампании для транспортировки аудитории к местам назначения. Запахи океана или леса, которые вызывают позитивные и расслабляющие мысли, вызывают ассоциативную и эмоциональную реакцию на бренд. 

Бытовая техника

Аромат улучшает запоминаемость информации о продуктеПо данным Journal of Consumer Research. Поэтому купон или скидка, напечатанные с брендовым или ассоциативным ароматом, сохранятся надолго в памяти покупателя, и он вернется вновь.

Банки

JCB, ведущий международный платежный бренд и производитель кредитных карт в Японии, провел интернет-опрос, который показал, что для более 6 тыс. клиенток аромат играет важную роль в жизни.

Они выпустили серию ароматизированных кредитных карт для привлечения более богатых клиентов. Кредитная карта Linda Sweet теперь имеет цитрусовый аромат с нотами: грейпфрута, лимона и мандарина. Приятный аромат в сумочке напоминает о компании и ее услугах, которые помогают в повседневной жизни, выделяет бренд среди других участников финансовых услуг.

Напитки 

Алкогольный бренд виски Black Label для рекламы своего нового продукта создал презентационный буклет с расшифровкой отдельных ингредиентов напитка. Буклет открывается как цветок, где каждый лепесток — отдельный ингредиент напитка с изображением и ароматом: пряной груши, торфа, древесного мха, сигарного дыма. Можно узнать каждую ноту или составить ароматный букет. Обладатель такого буклета чувствует себя сомелье, более глубоко погружен в детали бренда, вовлечен в процесс бренд-ассоциаций. 

Еда

Пищевые бренды используют аромат, чтобы повысить осведомленность о новом продукте и дать аудитории первое впечатление. Рекламное ароматное послание стимулирует вкусовые рецепторы и побуждает к покупкам. Реклама может быть в виде информации о новом продукте, скидки или купона.

Услуги

Рекламное агентство Goodby Silverstein & Partners придумали для страховой компании ярко-желтую рекламу с запахом нового автомобиля, которую в виде брошюр распространяли среди посетителей автосалонов с фразой — «Почувствуешь запах нового автомобиля, вспомни про нас!»

При покупке нового автомобиля его обладатель подсознательно вспоминал рекламу страховой компании, которую он видел и чувствовал ранее, именно этот факт подтолкнул его обратиться в рекламируемую страховую компанию за оформлением страхового полиса.


Корпорации

Аромат является ключевым компонентом организацииИсследование Gïmïsay, 2012. Концепция «корпоративной обонятельной идентичности» повышает узнаваемость и поддерживает репутацию. Здесь аромат понимается как неотъемлемая часть компании и может выступать в качестве ее айдентики. 

Создается удобный сувенир, например, саше. Его могут использовать в небольших помещениях, в ящиках, спортивных сумках, багаже или карманных книгах, формируя долгосрочную и эффективную связь с брендом.

Нет лучшего способа для потребителей стать эмоционально вовлеченными и связанными с брендом, чем интегрировать его аромат в свою повседневную деятельность. Другой вариант: статусный сувенир. Подарок-парфюм с брендовыми нотами, который выстраивает долговременные доверительные отношения с партнерами. 

Книги

Образовательные книги с тематическими ароматами по сюжетной линии. Забудьте о цветах или фруктах, дети любят ужасные запахи, такие как тухлая рыба, навоз слонов или носорогов, фермерский двор, неприятный запах изо рта, нечистоты. Их добавление не оставит равнодушным ни одного читателя.

Как достичь максимума

 Основные задачи дистанционного аромамаркетинга: вызвать эмоцию у покупателя — запомнить бренд — побудить к покупке. Как он это делает:

  • формирует осведомленность о продукте/услуге;
  • информирует клиентов о возможностях и преимуществах;
  • создает желаемое впечатление;
  • создает преференции;
  • убеждает клиентов покупать.Вывод исследования Division of Industrial marketing and e-commerce университета Lulea university of Technology


Механика запуска
  • Для запуска дистанционного аромамаркетинга необходимо установить связку: целевая аудитория — товар/услуга. 
  • После формирования цели выбирается подрядчик, способный осознать задачи и продумать стратегию. А при объемном проекте — организовать пилотный запуск для демонстрации.
  • Оценить предложение и опыт подрядчика. От качества предложения зависит качество и эффективность проекта.
  • Кульминацией проекта станет результативный анализ на основе данных обратной связи: количества лидов, отзывов фокус-групп или нейроисследования, повышение спроса на товар или услугу.

 Фото на обложке: Shutterstock/Bogdan Sonjachnyj

Изображения в тексте предоставлены автором

Как вернуть обоняние после covid-19

Время чтения: 2 мин., 19 сек.

Почему при ковиде пропадает запах?

Существует два механизма нарушения обонятельной функции при вирусной инфекции.

Первый: во время инфекционного заболевания возникает утолщение (отек) слизистой оболочки носа, в результате чего воздух не поступает к обонятельной зоне и человек не может распознавать запахи.

Второй механизм, менее благоприятный, заключается в повреждении вирусом Covid 19 клеток обонятельного эпителия, с дальнейшим их разрушением. Вирус может проникать и в более глубокие отделы обонятельного тракта, находящиеся в головном мозге. При этом механизме нарушается восприятие запахов рецепторами обонятельной зоны.

Какие виды нарушения обоняния существуют?

В зависимости от степени повреждения обонятельной зоны расстройство обоняния делят на:

гипосмия — ослабление обонятельной функции

аносмия — полная потеря обоняния

паросмия — искажение восприятия запахов

фантосмия — обонятельные галлюцинации, ощущение запахов при их отсутствии

какосмия — извращенное восприятие запахов.

Сроки восстановления обоняния после коронавируса

Расстройство обоняния при коронавирусной инфекции чаще всего носит временный характер. И когда отек и воспаление слизистой носа уменьшаются обоняние восстанавливается. Но, в некоторых случаях, нарушение обоняния может носить затяжной характер и сохраняется даже после полного выздоровления и исчезновения симптомов болезни. В очень редких случаях обонятельная функция не возвращается в полном объеме длительное время.

Выявлены факторы риска влияющие на удлинение сроков восстановления обонятельной функции:

  • наличие хронических заболеваний полости носа (хронический ринит или синусит, полипы носа)

  • курение

  • наличие нарушения обонятельной функции до момента заболевания Covid 19

Основные способы восстановления обоняния после коронавирусной инфекции

Для того чтобы восстановить функцию обоняния, необходимо выявить причину и определить степень выраженности нарушения.

При выявлении отека и утолщения слизистой носа требуется работа лор врача и физиотерапевта, направленная на снятие отека и восстановление поступления воздуха к обонятельной зоне в носу.

При повреждении клеток обонятельного эпителия требуется помощь лор врача, физиотерапевта и невролога для восстановления и питания поврежденных клеток.

В домашних условиях можно проводить обонятельную гимнастику. Для этого вам понадобится несколько ярких запахов, например, кофе, лимон, эвкалипт, роза, гвоздика и другие (желательно знакомые запахи). Можно использовать эфирные масла, приправы, свежие фрукты. Гимнастику необходимо проводить ежедневно. На каждый запах нужно тратить около 20 секунд, несколько раз в день. Постарайтесь не пропускать занятия.

Совместная лекарственная терапия и обонятельная гимнастика приводит к возвращению обонятельной функции.

Как снизить дискомфорт при нарушениях обоняния после Covid-19?

Чтобы снизить дискомфорт при нарушении обоняния после перенесенной Covid 19 инфекции, необходимо создавать благоприятные условия для работы слизистой оболочки носа. Для этого нужно поддерживать оптимальную влажность воздуха в помещения. Оптимальная влажность составляет 40-60%. Регулярно проветривайте комнату и проводите влажную уборку.

Не менее важны ежедневные прогулки на свежем воздухе и дозированная физическая нагрузка.

Создания благоприятных условий для слизистой носа совместно с курсом медикаментозного лечения приведет к восстановлению потерянной функции обоняния.

«Правильный выбор санатория является значительным шагом на пути к сохранению и приумножению здоровья. «Горный» – это курортный комплекс, объединивший опыт и знания российской и советской курортологии. Наличие современного медицинского оборудования и инновационных установок, профессионализм персонала и любовь к своему делу послужат залогом в продлении долголетия» –главный врач санатория Караулов Александр Олегович

4.3. Развиваем вкусовое и обонятельное восприятие

4.3. Развиваем вкусовое и обонятельное восприятие

Вкусовые и обонятельные ощущения менее важны для человеческой памяти, чем зрительные и слуховые. Поэтому их возможности и функции довольно ограничены. Однако для всестороннего развития и улучшения способностей к запоминанию вкус и обоняние также следует улучшать.

Помогут вам этого добиться следующие упражнения.

Все внимание старайтесь сосредоточить на кончике языка. Через пару минут после этого вы почувствуете, что слюноотделение увеличилось. Теперь возьмите кусочек шоколада, положите его перед собой. Закройте глаза, стараясь как можно точнее представить себе этот шоколад, его запах, вкус, тактильные ощущения от него. Попробуйте вызвать вкус шоколада на кончике языка. При повторениях упражнения ощущение вкуса шоколада должно усиливаться.

Сосредоточьте внимание на кончике своего носа, попробуйте вспомнить какой-нибудь запах (например, любимого цветка или мандаринов). Постарайтесь почувствовать этот запах, активизировать его. В первые дни выполняйте такое упражнение, закрыв глаза, затем начинайте выполнять с открытыми. Параллельно старайтесь создать в воображении мысленный образ предмета, запах которого вы представляете, и воссоздать тактильные ощущения от него.

Подготовьте несколько предметов, имеющих разные запахи. Закройте глаза и попробуйте запомнить эти предметы, ориентируясь только на их запах. Представьте себе запахи в виде зрительных образов, ориентируясь на те ассоциации, которые возникают в связи с каждым из этих запахов.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Как стать хорошо пишущим журналистом? ИСИ – Институт Современного Искусства

Можно ли вообще научиться хорошо писать? Или нужен талант? Этим вопросом задаются многие начинающие журналисты и студенты. Испытывая стресс перед чистым листом бумаги, когда слова не приходят в голову, новички невольно начинают задумываться, зачем они выбрали эту профессию. И даже если из-под их пера выходили удачные эссе или статьи, новичкам все равно кажется, что это было давно и неправда и написал кто-то другой.

Специалисты утверждают, овладеть писательским мастерством можно практически так же, как можно научиться играть на скрипке, кататься на роликах, прыгать с парашюта. При желании любой психически здоровый человек может научиться писать. Потому что журналистика является таким же ремеслом, как, например, гончарное дело. Но только самые лучшие умеют превращать ремесло в искусство.

Писатель Огилви считал: «Люди, которые умеют думать, также умеют и писать. А те, кто страдает низким уровнем интеллекта, пишут такие же воспоминания, письма и речи. Умение хорошо писать — это не дар от природы. Этому можно учиться. Пишите так же, как и говорите: естественно… Старайтесь выражать свои мысли просто, без претензий на излишнюю интеллектуальность… Если вы работаете над чем-то очень важным, то попросите знакомых или коллег высказать свое мнение о вашем произведении».

Ни дня без строчки
Существуют законы писательского мастерства. Они достаточно просты для понимания и усвоить их в состоянии каждый, при условии, что проявит больше настойчивости. У начинающих журналистов будет меньше поводов для уныния, если они поймут, что написание информационного материала – это дело, требующее не только определенных знаний и навыков, но и постоянной тренировки. Бывает, что хороший журналист, давно не бравшийся за перо, в процессе подготовки материала вдруг не может выйти из ступора, когда “не пишется”.

Опытные журналисты рекомендуют для поддержки «профессиональной формы» ежедневно писать, хотя бы в личном дневнике или блоге. В любом деле для достижения высоких результатов нужна постоянная тренировка. Художник тренирует глазомер, спортсмен — силу и ловкость, повар – обонятельное восприятие и т.д. Просто пишите, и не важно, насколько коряво и неблагозвучно поначалу у вас получается, со временем результат улучшится.

«Только написание, а не мечты об этом, формируют наш собственный стиль» — говорила британская писательница, автор популярных детективов П.Д. Джеймс.

Бунин призывал: «Писать стихи надо каждый день, подобно тому, как скрипач или пианист непременно должен каждый день без пропусков по нескольку часов играть на своем инструменте. В противном случае ваш талант неизбежно оскудеет, высохнет, подобно колодцу, откуда долгое время не берут воду».


Большой труд

Новичков нередко вводит в заблуждение идеально написанный материал, который выглядит так, как будто работать над ним было очень легко. В работе больших мастеров, как правило, не видно следов тяжкого труда и многочисленных переработок. Обратимся к примеру выдающихся писателей.

Гоголь, по свидетельству Н. В. Берга, рассказывал, что он до восьми раз переписывал свои произведения: “Только после восьмой переписки, непременно собственной рукою, труд является вполне художнические законченным, достигает пера создания”. Неоднократно перерабатывал свои произведения Шиллер — известно несколько печатных редакций его трагедии «Дон-Карлос».

Еще упорнее переделывал свои произведения Лев Толстой, для которого это было вообще непременным условием творчества. «Я, — говорил он А. Б. Гольденвейзеру, — не понимаю, как можно писать и не переделывать все множество раз. Я почти никогда не перечитываю своих уже написанных вещей, но если мне попадется случайно какая-либо страница, мне всегда кажется: это все надо переделать — вот так надо было сказать». Из русских писателей многие переделывали свои труды, например, А. Пушкин, М. Горький, В. Короленко, Д. Мамин-Сибиряк, А. Фадеев и другие.

«Можно много видеть, читать, можно кое-что вообразить, но чтобы сделать — необходимо уметь, а умение дается только изучением техники», — говорил Горький. Колоссальное значение для продуктивной работы в журналистике имеет уровень образования. Чем больше знаний у журналиста и чем богаче его жизненный опыт, тем лучше он пишет.

Преподаватель, Член Союза Журналистов России, Международного Союза журналистов
Мишина Людмила Валерьевна.

Нейрофизиология. Консультация врача-нейрофизиолога

Нейрофизиология – наука, изучающая посредством электрофизиологических методик особенности организации, функционирования и взаимодействия центральной нервной системы и головного мозга.

Эта область медицины тесно сопряжена с неврологией, психологией, физиологией, биологией и анатомией, однако, в отличие от данных дисциплин, занимается преимущественно теоретическими исследованиями.

Предметами изучения нейрофизиологии являются зрительное, слуховое, осязательное и обонятельное восприятие человека, его эмоциональные и соматические реакции, механизмы приема и обработки информации и т.д.

Зарождение нейрофизиологии относят к позапрошлому веку. Долгое время научная деятельность заключалась в проведении и описании опытов над животными. В ходе таких исследований ученые, например, выявили схожесть многих функций ЦНС животных и людей.

К концу XIX века был накоплен большой объем сведений о неврологии и физиологии, требовался своеобразный толчок, дающий понимание, как эти знания использовать. Этим импульсом стало открытие нейрона, функционально-структурной единицы нервной системы.

ХХ век стал эпохой грандиозных медицинских открытий. Неоценимый вклад в развитие науки нейрофизиологии внесли русские исследователи и врачи: И. М. Сеченов, автор труда «Рефлексы головного мозга», И.П. Павлов, В.М. Бехтерев, Н.Е. Введенский, А.Ф Самойлов.

Изобретенные в последующие десятилетия методы нейрофизиологического исследования позволили вывести диагностику заболеваний мозга и нервной системы на новый уровень.

1

Консультация с врачом-неврологом

2

Электроэнцефалограмма (Эхо-ЭГ)

3

Электроэнцефалограмма (Эхо-ЭГ)

Чем занимается нейрофизиолог?

Нейрофизиолог – это специалист, который будучи одновременно и медиком, и аналитиком, собирает и интерпретирует данные нейрофизиологического обследования, чтобы поставить пациенту точный диагноз и рекомендовать оптимальный вариант лечения.

С помощью различных инструментальных методов врач-нейрофизиолог определяет степень и характер поражения нервной системы больного, анализируя такие функции, как зрение, слух, осязание, обоняние, объем и координация движений, электрическая активность головного мозга и мышечных клеток.

Нейрофизиологические исследования позволяют провести точную диагностику, что очень важно при симптоматике, характерной для различных патологий. Так, головная боль может свидетельствовать как о повышенном внутричерепном давлении, так и о наличии сосудистых изменений или опухолевом процессе в головном мозге.

Значение нейрофизиологических исследований для диагностики заболеваний неврологического и иного профиля трудно переоценить.

Причины для обращения к нейрофизиологу

В наше время неврологические заболевания имеются практически у каждого человека.

Поводом записаться на консультацию нейрофизиолога могут быть:

  • последствия черепно-мозговой травмы;
  • расстройства зрения, слуха, обоняния, осязания;
  • нарушения памяти, внимания, концентрации;
  • нарушения координации движений;
  • мышечная слабость, судороги;
  • вегето-сосудистая дистония;
  • головные боли, головокружения;
  • бессонница и другие нарушения сна;
  • депрессия, неврозы, фобии, страхи, панические атаки и др.
1

Электронейромиография (ЭНМГ)

2

Электронейромиография (ЭНМГ)

3

Электронейромиография (ЭНМГ)

Методы нейрофизиологического исследования

Аппаратные исследования позволяют выявить мельчайшие признаки патологических изменений, определить характер заболевания и причины его развития.

В МедикСити» представлены все современные методы исследования нейрофизиологии мозга:

Также в нейрофизиологии применяют эхоэнцефалографию (Эхо-ЭГ).

ЭЭГ

Позволяет оценить активность коры головного мозга в период бодрствования или сна. Применяется для диагностики инсульта, заболеваний сосудов, эпилепсии, опухолей головного мозга, черепно-мозговых травм, нарушении функции движения, нарушений сна и т.д.
Единственное исследование, которое может быть применено к человеку без сознания.

РЭГ

Метод, дающий информацию о состоянии сосудов головного мозга (тонус, степень эластичности, активность и др.) и церебральном кровотоке. Применяется в диагностике сосудистой дистонии, мигреней, артериальной гипертонии, нарушений вестибулярного аппарата, при черепно-мозговых травмах.

ЭНМГ

Позволяется исследовать функциональную состоятельность мышц и периферических нервов. Полезен при диагностике полиневритов, радикулопатий, грыж межпозвоночного диска, сахарного диабета и др.

МРТ

Чрезвычайно информативный и практически безопасный метод исследования. Применяется при диагностике состояния позвоночника, суставов, головного мозга, сосудов, а также мягких тканей.

Эхо-ЭГ

Ультразвуковой безвредный метод. Дает информацию о патологических  изменениях в структуре головного мозга. Используется при диагностике опухолей, травм, аномалий развития и т.д.

В нашей клинике представлены все ведущие методы нейрофизиологических исследований, проводит их опытный врач-нейрофизиолог. На исследования необходимо записываться заранее!

Виды нейрофизиологических исследований

Клиника «МедикСити» может вам предложить следующие виды исследований нейрофизиологии мозга:

ЭЭГ

С помощью электроэнцефалографии возможно проводить проверку функций центральной нервной системы, а также анализировать функциональные и органические поражения головного мозга.

ЭЭГ может использоваться для диагностики эпилепсии, опухолей, воспалительных и сосудистых заболеваний мозга, различных травм. Показания при исследовании ЭЭГ могут быть различны, среди них — припадки, судороги, хождение и говорение в процессе сна. Данное исследование в нейрофизиологии рекомендуется при отравлении ядами с нейротоксическим действием, при черепно-мозговых травмах.

Электроэнцефалография — единственное исследование, которое может проводиться, даже если больной находится в бессознательном состоянии.

1

Электроэнцефалография (ЭЭГ)

2

Электроэнцефалография (ЭЭГ)

3

Электроэнцефалография (ЭЭГ)

РЭГ

Основная задача реоэнцефалографии — выявление причин сосудистой патологии головного мозга. РЭГ помогает изучать церебральный кровоток — за счет регистрации колебаний электрического сопротивления тканей головного мозга при пропускании через них слабого тока высокой частоты.

РЭГ — абсолютно безопасное и безболезненное исследование. Опытный нейрофизиолог может порекомендовать его как при пониженном, так и при повышенном артериальном давлении, а также при атеросклерозе сосудов головного мозга, головных болях и мигренях.

ЭНМГ

Электронейромиография призвана исследовать степень и функцию поражений периферического нейромоторного аппарата, появившихся в результате нейросоматических и неврологических болезней.

Эхо-ЭГ

Эхоэнцефалография — ультразвуковой метод, чаще всего использующийся врачами для первичной диагностики повреждений тканей головного мозга.

БОС-ЭЭГ-терапия

В клинике «МедикСити» помимо нейрофизиологических исследований применяется БОС-ЭЭГ-терапия – метод биологической обратной связи, который основывается на информации об индивидуальных свойствах мозговой ритмики и распределении биопотенциалов в различных участках коры головного мозга.

При помощи БОС-ЭЭГ-терапии нейрофизиолог учит пациента контролировать свое психоэмоциональное состояние, бороться с депрессией, паническими атаками и стрессами.

Обращение к опытному врачу-нейрофизиологу гарантирует вам профессиональный подход к диагностике недуга, интерпретации результатов обследований и назначению адекватной терапии, строго индивидуальной в каждом конкретном случае.

«МедикСити» — это клиника с мощной лечебно-диагностической базой и по-настоящему профессиональным коллективом. Не стесняйтесь обратиться за медицинской помощью, наши врачи деликатно и мастерски помогут вам решить все медицинские проблемы! Не откладывайте сложные вопросы на потом, здоровье важнее всего!

Как запахи влияют на отношения — Bird In Flight

Еще в контексте влечения часто говорят о феромонах, но ученые до сих пор спорят, существуют ли человеческие. Суть в том, что феромоны включают у другого существа того же вида определенные физиологические реакции или поведение. Конечно, интересует всех именно реакция влечения. При этом в отличие от запаха феромоны не являются индивидуальными, то есть такие вещества выделяют все особи определенного пола одного вида.

У животных за восприятие феромонов отвечает специальный орган в носу, а у людей он есть, но не функционирует. И если у нас феромоны все же существуют, то мы воспринимаем их с помощью обычных обонятельных рецепторов. На роль человеческих феромонов претендует четыре стероидные молекулы; проблема лишь в том, что исследования этих молекул были недостаточно качественными.

Один из потенциальных кандидатов — андростенон. Вообще, это феромон свиней, но однажды его обнаружили в человеческом поту. Ученые взялись за его исследование, но не потому, что он оказывал сильное влияние на людей, а потому что был легкодоступен: андростенон уже существовал в виде аэрозоля и использовался в свиноводстве. Еще два потенциальных человеческих феромона (андростадиенон и эстратетраенол) представили на конференции в 1991 году. Но спонсором мероприятия была компания EROX Corporation, которая и продавала феромоны, так что, скорее всего, у нее был не научный интерес.

Вообще, это феромон свиней, но однажды его обнаружили в человеческом поту.

Об этих веществах вновь вспомнили лишь в 2009-м, когда им посвятили статью уважаемые ученые — Сума Якоб и Марта Макклинток, не связанные с вышеупомянутой компанией. Они, в частности, установили, что андростадиенон, который содержится в мужском поту, улучшает настроение у женщин. Правда, свою работу авторы закончили словами «…преждевременно называть эти стероиды человеческими феромонами». Так что смысла тратить деньги на духи с феромонами пока нет, ведь поднять настроение все же можно и другими способами, а про усиление влечения еще ничего не доказано.

Дело пахнет жареным

Если насчет феромонов ученые сомневаются, то улавливать запахи, связанные с эмоциональными переживаниями, люди могут. В 2000 году провели такое исследование: собрали образцы запаха тех, кто смотрел смешные или страшные фильмы, а потом попросили других людей оценить их. Женщины лучше справлялись с отбором «счастливых» образцов, но запах, связанный со страхом, хорошо определяли все. Также мужчинам было легче угадать запах страха другого мужчины.

Психолог Беттина Поз в 2020-м исследовала, как мозг воспринимает сигналы агрессии. У мужчин и женщин, которые играли в разные компьютерные игры — соревновательную или конструкторскую, — собирали образцы пота и давали понюхать другим людям. У тех, кто нюхал, замерили мозговую активность и определили, что на образцы пота соревновавшихся мозг реагировал как на угрозу.

В подобных исследованиях к психологам и физиологам присоединились и химики. Так, Джонатан Уильямс в 2016-м превратил кинотеатр в свою лабораторию. Он установил анализатор в шахту вентиляции, через которую отводился воздух из зала. Когда в фильме происходил какой-либо захватывающий момент (драка или поцелуй), прибор фиксировал пик химических сигналов, то есть человеческие тела выделяли больше определенных веществ. Вопрос лишь в том, могут ли это уловить не только датчики, но и обоняние. Исследователи все же предполагают, что да, запах в кинотеатре способен повлиять на восприятие фильма, но, скорее всего, человек не осознает, что это произошло. Кстати, наиболее заметными были колебания изопрена, который опять же связан со страхом.

Катрин Иверсен в исследовании помогали люди с врожденной слепотой. Оказалось, что они точно улавливают сигналы страха и отвращения, но не могут опознать запах веселья и сексуального возбуждения. Авторы статьи предполагают, что для передачи негативных эмоций достаточно только запаха, который быстро включает реакцию «бей — беги». Однако для восприятия позитивных эмоций нам необходимо еще и зрение.

Для передачи негативных эмоций достаточно только запаха, который быстро включает реакцию «бей — беги».

Как на ладони

Лаборатория и жизнь — не одно и то же. Мы же не попросим нового знакомого дать понюхать футболку, в которой он спит. Невежливо даже приближаться вплотную к людям, которые не входят в близкий круг. Но как же тогда передаются запахи? Для этого у нас есть (во всяком случае, были до пандемии) рукопожатия.

Обонятельное восприятие у людей — неврология

У людей обоняние часто считается наименее острым из чувств, и некоторые животные явно превосходят людей по своим обонятельным способностям. Это различие, вероятно, объясняется большим количеством нейронов обонятельных рецепторов (и молекул пахучих рецепторов; см. Ниже) в обонятельном эпителии у многих видов и относительно большей площадью коры головного мозга, предназначенной для обоняния. У человека весом 70 кг площадь поверхности обонятельного эпителия составляет примерно 10 см 2 .Напротив, у 3-килограммовой кошки около 20 см 2 обонятельного эпителия. Тем не менее люди довольно хорошо умеют обнаруживать и идентифицировать молекулы, содержащиеся в воздухе в окружающей среде (). Например, основной ароматический компонент болгарского перца (2-изобутил-3-метоксипиразин) может быть обнаружен при концентрации 0,01 n M . Тем не менее пороговые концентрации для обнаружения и идентификации одоранта сильно различаются. Этанол, например, не может быть идентифицирован, пока его концентрация не достигнет примерно 2 m M .Небольшие изменения в молекулярной структуре также могут привести к большим различиям в восприятии: молекула d-карвон пахнет тмином, а l-карвон пахнет мятой!

Рис. 15.2

Химическая структура и порог восприятия человеком 12 распространенных запахов. Молекулы, воспринимаемые при низких концентрациях, более растворимы в липидах, тогда как молекулы с более высокими пороговыми значениями более растворимы в воде. (По Pelosi, 1994.)

Поскольку количество одорантов очень велико, было предпринято несколько попыток классифицировать их по группам.Одна полезная классификация была разработана в 1950-х годах Джоном Амуром, который разделил запахи на категории в зависимости от их воспринимаемого качества, молекулярной структуры и того факта, что некоторые люди, называемые аносмическими, испытывают трудности с обонянием той или иной группы. Категории, описанные Амуром, были едкими, цветочными, мускусными, землистыми, эфирными, камфарными, мятными, эфирными и гнилостными, и они до сих пор используются для описания запахов, изучения клеточных механизмов обонятельной трансдукции и обсуждения центрального представления обонятельных органов. Информация.Тем не менее эта классификация остается полностью эмпирической. Еще одна сложность в рационализации восприятия запахов заключается в том, что их качество может меняться с концентрацией. Например, при низких концентрациях индол имеет запах цветов, тогда как при более высоких концентрациях — гнилостный запах. Несмотря на эти проблемы, долговечность схемы Амура ясно показывает, что обонятельная система может идентифицировать классы одорантов, которые обладают различными перцептивными качествами. Конечно, люди могут воспринимать отдельные молекулы одоранта.Таким образом, кокосы, фиалки, огурцы и сладкий перец имеют уникальный запах, создаваемый определенной молекулой. Однако большинство естественных запахов представляют собой смеси нескольких молекул одоранта, даже если они обычно воспринимаются как единый запах (например, ощущения, вызываемые духами или букетом вина).

Психологи и неврологи разработали множество тестов, которые измеряют способность обнаруживать общие запахи. Хотя большинство людей могут последовательно идентифицировать широкий спектр тестовых запахов, другие не могут определить один или несколько общих запахов ().Такие хемосенсорные дефициты, называемые аносмиями, часто ограничиваются одним запахом, что позволяет предположить, что определенный элемент в обонятельной системе, скорее всего, тип обонятельного рецептора отсутствует. Например, примерно 1 человек из 1000 нечувствителен к бутилмеркаптану, неприятному запаху, выделяемому скунсами. Более серьезным является неспособность обнаружить цианистый водород (1 из 10 человек), который может быть смертельным, или этилмеркаптан, химическое вещество, добавляемое в природный газ, чтобы помочь в его обнаружении от утечек.

Рисунок 15.3

Аносмия — это неспособность идентифицировать общие запахи. Когда испытуемым предъявляют семь общих запахов (тест, часто используемый неврологами), подавляющее большинство «нормальных» людей могут правильно идентифицировать все семь запахов (в этом (подробнее …)

Способность определять запахи обычно уменьшается с Если в остальном здоровым людям предлагается определить большую батарею распространенных запахов, люди в возрасте от 20 до 40 лет обычно могут идентифицировать около 50–75% запахов, тогда как люди в возрасте от 50 до 70 правильно идентифицируют только около 30–45 % ().Более радикальное ослабление или искажение обоняния может сопровождать расстройства пищевого поведения, психотические расстройства, диабет, прием определенных лекарств и болезнь Альцгеймера (все по причинам, которые остаются невыясненными). Хотя потеря обонятельной чувствительности человека обычно не вызывает серьезного беспокойства, она может уменьшить удовольствие от еды и, если она серьезна, может повлиять на способность идентифицировать и соответствующим образом реагировать на потенциально опасные запахи, такие как испорченная пища, дым или естественные запахи. газ (см. выше).

Рисунок 15.4

Нормальное снижение обонятельной чувствительности с возрастом. Способность идентифицировать 80 распространенных запахов заметно снижается в возрасте от 20 до 70 лет. (По Мерфи, 1986.)

Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • обонятельное восприятие ощущение, которое возникает, когда обонятельные рецепторы в носу стимулируются определенными химическими веществами в газообразной форме

  • слуховое восприятие восприятие звука как значимого явления

  • обонятельное ощущение ощущение, которое возникает, когда обонятельные рецепторы в носу стимулируются определенными химическими веществами в газообразной форме

  • начало события, которое является началом

  • восприятие процесс осознания посредством органов чувств

  • электронный обман преднамеренное использование электромагнитной энергии с целью передачи вводящей в заблуждение информации

  • вкусовое восприятие ощущение, которое возникает, когда вкусовые рецепторы на языке и в горле передают информацию о химическом составе растворимого раздражителя

  • Обонятельное свойство Любое свойство, обнаруженное обонятельной системой

  • обонятельный мозг центр в полушариях головного мозга, который управляет обонянием у низших животных; у людей, кажется, опосредует сложное эмоциональное поведение

  • Нарушение обоняния Нарушение обоняния

  • Орган обоняния Орган обоняния и входа в дыхательные пути

  • экстрасенсорное восприятие Кажущаяся способность воспринимать вещи, недоступные органам чувств

  • положительный прием прием как удовлетворительный

  • обонятельный нерв собирательный термин для обозначения многочисленных обонятельных волокон в слизистой оболочке носа

  • восприятие вкуса ощущение, которое возникает, когда вкусовые рецепторы на языке и в горле передают информацию о химическом составе растворимого раздражителя

  • сенсорное восприятие способность воспринимать давление, тепло или боль

  • положительный прием прием как удовлетворительный

  • обонятельная луковица Одно из двух увеличений на окончании обонятельного нерва у основания головного мозга чуть выше носовых полостей

  • apperception процесс, посредством которого объект связан с прошлым опытом

  • радушный прием доброта при встрече гостей или незнакомцев

  • Науки о мозге | Бесплатный полнотекстовый | Обонятельное восприятие по отношению к физико-химическому пространству запахов

    4.1. Обсуждение результатов
    Следуя примеру предыдущих авторов [2, 3, 8, 16], мы исследовали более 20 000 свойств молекул, чтобы построить собственное физико-химическое пространство запаха. В нашем случае более 80% дисперсии можно объяснить первыми десятью основными компонентами, а почти 50% — только первыми двумя ПК. Эти значения очень похожи на предыдущие подходы с обычно меньшими наборами дескрипторов, и поэтому поддерживают идею о том, что существует высокая избыточность между дескрипторами и гораздо меньший набор дескрипторов достаточен для характеристики обонятельных стимулов.Кроме того, в соответствии с предыдущими исследованиями [2,8], первый главный компонент был связан с дескрипторами, указывающими на молекулярную массу, размер или сложность. Для второго главного компонента были найдены разные интерпретации «метки» измерения: Материн [2] охарактеризовал второе измерение как «линейность» молекул запаха, то есть длину цепи молекулы. В нашем пространстве запахов самые высокие нагрузки были обнаружены для дескрипторов, которые связаны с отрицательностью или полярностью, что указывает на измерение, которое отличает «химическое поведение» больше, чем топологические характеристики.Некоторое отношение к длине или сложности кольца было обнаружено для третьего главного компонента в нашем пространстве запаха.

    Хотя эти открытия помогают исследовать аспекты обоняния, они могут увести нас только так далеко. Чем больше дескрипторов включено в расчет, тем труднее интерпретировать вклад каждого дескриптора в разные измерения. В нашем пространстве запахов 200 дескрипторов с наибольшей нагрузкой для ПК1 показали очень похожие значения (менее +/- 2,5% от среднего).Это усложняет любую интерпретацию содержания, и наши выводы о предварительных обозначениях для измерений, возможно, придется пересмотреть, если принять во внимание все высокие факторные нагрузки. Необходимы новые гипотезы и дальнейший анализ, чтобы найти общее содержание этих дескрипторов. Тем не менее, пространство запаха — полезный инструмент, чтобы связать измерение физико-химических свойств с перцептивными измерениями обоняния.

    Что касается рейтингов восприятия, наш набор данных из 2000 наивных субъектов показал значительные различия в воспринимаемой приятности и интенсивности на групповом уровне с высокой ассоциацией между обоими измерениями восприятия.Запахи с низкой интенсивностью демонстрировали более высокие оценки приятности, в то время как высокая интенсивность ощущалась для неприятных запахов. Хотя для различий в оценках приятности и интенсивности запахов можно было увидеть средние и высокие величины эффекта, к ним нужно относиться более консервативно, поскольку каждая группа участников оценила несколько (но не все) запахов. Следовательно, внутри групп могло иметь место сходство в моделях рейтингов, а различия между группами могут быть истолкованы чрезмерно. Например, мускусный запах Muscone и цветочный запах Lyral были представлены одним и тем же участникам и показали одинаковые оценки приятности, интенсивности и порога обнаружения.Следовательно, нельзя исключать перекрестные влияния, хотя в первоначальном исследовании были предприняты усилия, чтобы исключить влияния между последовательными оценками, например, запахи были представлены именно для оценок и только на короткое время, чтобы избежать привыкания. То же самое можно сказать и о двух запахах сандалового дерева — сандраноле и бакданоле, хотя аналогичные оценки также кажутся правдоподобными, поскольку оба являются запахами сандалового дерева.

    Данные для этого исследования были первоначально собраны в контексте изучения распространенности специфической аносмии и ее роли как периферического адаптивного механизма фильтрации [6].Там уже было показано, что запахи с более высокой молекулярной массой показывают более высокие показатели специфической аносмии. В этом исследовании мы обнаружили, что степень межиндивидуальной разницы (стандартное отклонение) в пороге обнаружения связана с первым главным компонентом пространства запаха. Это показывает, что первый ПК физико-химического запахового пространства указывает не на абсолютное значение порога концентрации для обнаружения, а на процент участников, которые отклонились от этого значения, т.е.е., среди прочих, те, кто страдали аносмией из-за этого специфического запаха. Интересно, что наблюдались разительные различия в частоте специфической аносмии для двух запахов сандалового дерева, бакданола (20,4%) и сандранола (3,1%), которые имеют одинаковый регистрационный номер CAS и иногда рассматриваются как синонимы в таких базах данных, как PubChem. На практике вещества с одним и тем же номером CAS могут иметь разное распределение изомеров, что может приводить к разным и различимым обонятельным ощущениям [37]. В нашем примере сандранол показывает другое распределение энантиомеров (т.е.е., форма изомера, которая является точным зеркалом того же химического соединения, но не может быть приведена в соответствие) в растворе запаха в зависимости от метода синтеза и концентрации запаха (личное сообщение). Это делает сандранол более сильным запахом по сравнению с бакданолом. Однако, поскольку наш расчет физико-химических дескрипторов не различает изомеры, мы не можем объяснить разницу в восприятии этих двух запахов. Таким образом, обычно неизвестный состав запахов в растворе является еще одним источником неопределенности, который вносит свой вклад в различия в оценках восприятия.

    Дальнейшее понимание того, почему определенные запахи могли быть оценены одинаково или по-разному, было найдено в качественных описаниях. Исследовательский анализ показал взаимосвязь между качеством запаха и воспринимаемой приятностью, например, положительные описания, такие как «цветочный», чаще давались для тех запахов, которые были оценены как приятные, а отрицательные описания (например, «гнилой») с большей вероятностью были связаны с неприятными запахами. . Точно так же на оценки интенсивности также влияла тройничная природа запаха.Те запахи, которые воспринимались как «едкие» или «раздражающие», также оценивались как более интенсивные, чем другие запахи. Однако каждый качественный дескриптор был назван для каждого запаха, иногда довольно равномерно, и общая картина остается неясной. Частично это может быть связано с дизайном исследования, поскольку каждый участник должен был выбрать два из двенадцати качественных дескрипторов, которые подходят лучше всего, но не обязательно исключают, что более чем эти два дескриптора соответствуют запаху. Таким образом, возможно, что запах, который воспринимается как раздражающий и резкий, не может (дополнительно) быть оценен как цветочный, если это кажется менее важным параметром.

    Хотя мы смогли найти существенные различия на групповом уровне, наблюдались также поразительные индивидуальные различия в оценках восприятия различных запахов. Хотя некоторые запахи чаще оцениваются как приятные или неприятные, например, цветочные запахи Лирал и Гераниол, даже для этих запахов был заметный процент участников, которым запах не понравился, и наоборот, для наиболее неприятного запаха. остались еще приятные оценки. Это неудивительно, учитывая, что особенно приятность может рассматриваться как несколько неоднозначный аспект.Обонятельное восприятие зависит (среди прочего) от привычного запаха [3], ожиданий относительно источника запаха [38], интероцептивных ощущений [39], перцептивных или вербальных способностей [27] и личностных черт человека [25, 40]. Обонятельное восприятие можно проследить даже до пренатальных влияний и развития (для заинтересованного читателя см. [41,42]), и оно тесно связано с вкусовыми ощущениями [42]. Этот «шум» в данных необходимо учитывать, когда речь идет об ассоциации с физико-химическим пространством запаха.Например, что касается узнаваемости запахов и вербальных способностей, уровень образования участников исследования также может влиять на обонятельные оценки. Для анализируемых здесь оценок восприятия требовалось отвечать только на вопросы с несколькими вариантами ответов на простом языке, что, скорее всего, не увеличивало дисперсию в выборке, состоящей в основном из студентов университетов. Тем не менее, это влияние следует принимать во внимание, особенно в исследованиях, в которых участники должны давать свободные словесные описания.Таким образом, совершенно точное предсказание обонятельного восприятия на основе молекулярной структуры вряд ли будет найдено, особенно на индивидуальном уровне. Тем не менее, наши результаты подтверждают предыдущие выводы о связи между приятным запахом и его интенсивностью с молекулярными свойствами на групповом уровне [3,8,10,16]. Кроме того, мы показали, что изменение порога обнаружения связано с первым главным компонентом пространства запаха, подтверждая предыдущий вывод о том, что скорость специфической аносмии связана с молекулярной массой [6].Более того, было обнаружено, что частота специфической аносмии аналогична PC1 запахового пространства, имея положительную связь с приятностью и отрицательную связь с интенсивностью. Что касается давления пара, мы обнаружили сильную положительную связь с воспринимаемой интенсивностью, но не с порогом обнаружения. Это правдоподобно, потому что можно предположить, что более высокое давление пара приводит к более высоким концентрациям молекул в обонятельной щели и, следовательно, к большей вероятности связывания молекул с обонятельными рецепторами и, как следствие, к увеличению восприятия интенсивности.С другой стороны, порог обнаружения может больше зависеть от индивидуальной экспрессии определенных обонятельных рецепторов.
    4.2. Ограничения

    Необходимо обсудить некоторые ограничения. В качестве первого важного аспекта следует указать на исследовательский характер этого исследования. Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы сосредоточиться на обонятельном восприятии оценщиков, не являющихся экспертами, и проверить достоверность ассоциаций структура-восприятие в этой выборке. Поскольку предыдущая литература о наивных выборках встречается редко, исследование распределений, а также различий и взаимодействий в восприятии приятности, интенсивности, порога обнаружения и качественных оценок было проведено в исследовательской манере и на основе выработки гипотез.Обсуждаемые здесь результаты потребуют подтверждения в другом исследовании с большим набором химически различных молекул запаха.

    Количество молекул запаха следует рассматривать как второе ограничение нашего исследования. Это предостережение является следствием того факта, что наш набор данных изначально был собран и исследован для другой цели (например, для изучения распространенности и влияющих факторов конкретной аносмии; см. [6]). Хотя наши результаты указывают на очень похожие направления, как и предыдущие ассоциации между приятностью, интенсивности и, например, молекулярной массы, необходимо подчеркнуть, что с нашей выборкой из 13-20 молекул исследование не имеет достаточной статистической мощности, чтобы сделать надежные выводы, и к результатам следует относиться с осторожностью.Хотя общая связь между пространством запаха и соответствующим восприятием кажется правдоподобной и была обнаружена ранее, высокие корреляции, обнаруженные здесь, должны быть поставлены под сомнение, особенно учитывая большие индивидуальные различия в оценках восприятия, обнаруженные в наших данных.

    Кроме того, запахи были представлены в группах участников, которые получили одинаковые два или три запаха. Это может привести к переоценке значительных различий — или отсутствию различий — между оценками восприятия тех запахов, которые были представлены вместе в одной группе.Кроме того, неоднородности дисперсии могли возникнуть из-за разного числа участников, оценивавших каждый запах. Хотя эти отклонения были небольшими и были учтены с помощью надежных статистических методов, таких как дисперсионный анализ Уэлча, их следует назвать ограничением.

    Подводя итог, мы считаем, что наши результаты являются важным показателем того, в какой степени предыдущие выводы, сделанные экспертами по обонянию, применимы и к наивным оценщикам. Однако результаты должны быть воспроизведены в более широком наборе запахов, чтобы иметь возможность делать определенные утверждения.Практика открытой науки может внести здесь важный вклад в предоставление психофизических данных, чтобы будущие исследования могли основываться на существующих наборах данных.

    Влияние длительности раздражителя на обонятельное восприятие

    Обонятельная информация изменяется с продолжительностью стимула

    Продолжительность — важный входной параметр обонятельных стимулов [43], а временные свойства стимула являются ключевыми для получения необходимой информации об идентичности, интенсивности и направлении обонятельных стимулов из окружающей среды [21–23, 25].В то время как предыдущие исследования предполагают существенную роль первичных клубочков с ранним ответом и латентных периодов ответа в идентификации запаха [49, 50], прямая связь между продолжительностью стимула и особенностями запаха все еще отсутствует. Чтобы проверить, влияет ли продолжительность стимула на обонятельную информацию, мы оптически стимулировали ChIEF, экспрессирующие OSN в обонятельной луковице, и оценивали поведение в ответ на паттерн из 10 световых стимулов длительностью 10 или 25 мс с интервалом между стимулами (ISI) 150 мс.После тренировки мы протестировали реакцию избегания светлой зоны на акушерскую стимуляцию, связанную с толчком стопы. Во-первых, мы проверили базовое поведение мыши и рассчитали время, проведенное в каждой руке, позволяя мышам свободно исследовать арену. Целью базового анализа поведения было подтверждение того, что мыши отдают предпочтение тому или иному участку «лабиринта с двумя руками» после тренировки ударом ног. Наши исходные данные показывают, что мыши провели примерно одинаковое количество времени в обоих рукавах «лабиринта с двумя руками» (левая зона — 469.3 ± 26,73 с, Правая зона — 430,7 ± 26,73 с, P = 0,50, Рис. 2A, S1 Movie, n = 6). Затем мы в одностороннем порядке стимулировали ОВ световыми импульсами длительностью 25 мс с интервалом 150 мс. Мы обнаружили, что мыши избегали световой зоны в течение 25 мс OB стимуляции и проводили большую часть своего времени в безопасной зоне (светлая зона — 94,75 ± 19,47 с, безопасная зона — 805,3 ± 19,47 с, P = <0,0001, рис. 2B и 2C. , Фильм S2, n = 6). Мы также проверили, была ли реакция избегания на световую стимуляцию равновероятной в обоих ответвлениях «лабиринта с двумя руками».Чтобы подтвердить это, в некоторых испытаниях мы проводили световую стимуляцию, когда мыши достигли безопасной зоны. Мы обнаружили, что мыши избегали безопасной зоны во время световой стимуляции, что указывает на то, что реакция избегания явно связана с обонятельной информацией, но не с пространственной информацией.

    Рис. 2. Длительность стимула изменяет обонятельную информацию.

    A, B, пример тепловой карты, показывающей положение животного в «лабиринте с двумя руками» во время исходного уровня (A) и 25 мс односторонней световой стимуляции (B).C — Среднее время исследования в каждой зоне на исходном уровне (левая зона, правая зона) и 25 мс односторонних испытаний световой стимуляции (светлая зона, безопасная зона). D, E, тепловая карта положения мыши во время базовой линии (D) и 10 мс односторонней световой стимуляции (E). F — Среднее время, проведенное в каждой зоне в испытаниях на исходную и 25 мс односторонней световой стимуляции. (**** P <0,0001, n = 6 животных, тепловая карта, созданная ЛЮБЫМ лабиринтом версии 5.2, https://www.anymaze.co.uk/index.htm).

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0252931.g002

    Затем мы стимулировали OB световыми импульсами длительностью 10 мс. Здесь мы обнаружили, что время, проведенное в каждой руке во время испытания исходного поведения (левая зона — 469,3 ± 26,73 с, правая зона — 430,7 ± 26,73 с, P = 0,50, рис. 2D, n = 6) и испытания световой активации ( Светлая зона — 428,5 ± 23,26 с, безопасная зона — 471,5 ± 23,26 с, P = 0,40, рис. 2E) были аналогичными, что указывает на то, что мыши не идентифицировали обонятельную информацию, связанную с шоком стопы. Таким образом, они не избежали световой зоны во время световых импульсов длительностью 10 мс (Рис. 2F, S3 Movie, n = 6).

    В согласии с предыдущим исследованием на Drosophila [51], наши результаты предполагают, что продолжительность стимула изменяет обонятельную информацию.

    Продолжительность двустороннего ввода изменяет одностороннюю обонятельную информацию

    Как животное распознает специфический запах — одна из серьезных проблем для обонятельной системы. Обонятельное восприятие и поведение в основном зависят от способности распознавать запах в широком спектре смесей запахов [12, 14, 52, 53]. Предыдущие исследования сообщают, что двусторонний обонятельный ввод улучшает навигацию и хемотаксическое поведение [25, 54].Чтобы оценить, влияет ли продолжительность двустороннего стимула на обонятельное восприятие, мы стимулировали каждый OB стимулами разной продолжительности на односторонне обученных мышах и оценивали, могут ли мыши идентифицировать обонятельный стимул, связанный с ударом стопы, по синхронизированному двустороннему стимулу OB. Мы обнаружили, что во время базовых поведенческих испытаний мыши посещали обе руки одинаково (левая зона — 434,7 ± 58,81 с, правая зона — 465,3 ± 58,81 с, P = 0,80, рис. 3A), и когда мы синхронно стимулировали каждый OB с 50 и 10 мс. световые импульсы, мыши избегали Световой зоны (Светлая зона — 91.08 ± 20,30 с, безопасная зона — 808,9 ± 20,30 с, P = <0,0001, рис. 3B и 3C, n = 6). Этот результат указывает на то, что клубочки, активируемые во время кратковременной световой стимуляции контралатерального OB, недостаточны для воздействия на ипсилатеральную обонятельную информацию. Затем мы синхронно стимулировали каждый OB световыми импульсами 50 и 25 мс. Здесь мы обнаружили, что время, проведенное в каждой руке во время испытаний исходного поведения (левая зона - 450,3 ± 23,74 с, правая зона - 449,7 ± 23,74 с, P = 0,99, рис. 3D) и проб световой активации (светлая зона - 487.4 ± 29,99 с, Безопасная зона - 412,6 ± 29,99 с, P = 0,27, Рис. 3E и 3F, n = 6) были почти равны, и они не обходили Световую зону. Это говорит о том, что мыши не идентифицировали обонятельную информацию, связанную с шоком стопы. Наши результаты предполагают, что мыши интегрируют обонятельную информацию от контралатерального OB во время синхронизированной двусторонней стимуляции при большей продолжительности стимула и воспринимают ее как другую обонятельную информацию. Во время более короткой стимуляции идентичность обонятельной информации остается неизменной.Вместе эти результаты предполагают, что продолжительность двустороннего ввода влияет на обонятельную информацию.

    Рис. 3. Длительность двустороннего ввода изменяет одностороннюю обонятельную информацию.

    A, B, пример тепловой карты, показывающей положение животного в «лабиринте с двумя руками» во время базовой (A) и двойной световой стимуляции OB (50–10 мс) (B). C — Среднее количество времени, исследуемое в каждой зоне в испытаниях базовой световой стимуляции и двойного OB (50–10 мс). D, E, тепловая карта положения мыши во время базовой (D) и двойной OB (50-25 мс) световой стимуляции (E).F — Среднее количество времени, проведенного в каждой зоне в испытаниях базовой световой стимуляции и двойной ОВ (50–25 мс). (**** P <0,0001, n = 6 животных).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0252931.g003

    Чтобы подтвердить это, мы провели тренировку световой стимуляции и избегания сотрясения ногами на новой группе животных (n = 6). Здесь мы тренировали мышей с помощью 50-миллисекундных световых импульсов, подаваемых одновременно на обе обонятельные луковицы и в сочетании с ударом ног. После обучения мы стимулировали каждый OB световыми импульсами разной продолжительности и тестировали реакцию мышей в тесте избегания световой зоны.Наши результаты показывают, что когда каждую обонятельную луковицу синхронно стимулировали световыми импульсами 50 и 25 мс, мыши избегали световой зоны. Этот результат показал, что мыши могут идентифицировать двусторонний обонятельный стимул, связанный с ударом стопы (левая зона — 455,8 ± 33,16 с, правая зона — 444,2 ± 33,16 с, P = 0,87, светлая зона — 88,08 ± 19,28 с, безопасная зона. -811,9 ± 19,28 с, P = <0,0001, Рис. 4A – 4C, S4 Movie, n = 6). Затем мы протестировали, чтобы определить, могут ли мыши различать обонятельную информацию, связанную с ударом стопы, при воздействии стимула длительностью 50 и 10 мс.Мы обнаружили, что мыши не избегали световой зоны и продолжали оставаться в светлой зоне (левая зона - 468,5 ± 35,70 с, правая зона - 431,5 ± 35,70 с, P = 0,63, светлая зона - 468,3 ± 26,24 с, безопасная зона - 431,8 ± 26,24 с, P = 0,52, Рис. 4D – 4F, S5 Movie, n = 6), предполагая, что мыши не идентифицировали двусторонний стимул, когда одна лампочка стимулировалась более короткими импульсами света. Этот результат подтверждает наши предыдущие результаты о том, что продолжительность двустороннего ввода влияет на обонятельную информацию.

    Рис 4.Продолжительность стимула влияет на двустороннюю обонятельную информацию.

    A, B, пример тепловой карты, показывающей положение животного в «лабиринте с двумя руками» во время базовой (A) и двойной световой стимуляции OB (50–25 мс) (B). C — Среднее количество времени, исследуемое в каждой зоне в испытаниях базовой световой стимуляции и двойного OB (50–25 мс). D, E, тепловая карта положения мыши во время базовой (D) и двойной OB (50–10 мс) световой стимуляции (E). F — Среднее количество времени, проведенного в каждой зоне в испытаниях базовой световой стимуляции и двойной ОВ (50–10 мс).(**** P <0,0001, n = 6 животных).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0252931.g004

    Затем мы проверили, воспринимают ли мыши изменение стимула, когда оба OB стимулируются в течение одинаковой продолжительности. Здесь мы синхронно стимулировали оба OB световыми импульсами длительностью 25 мс. Наши результаты показывают, что мыши избегали световой зоны в течение 25 мс световой стимуляции (левая зона — 430,7 ± 28,60 с, правая зона — 469,3 ± 28,60 с, P = 0,53, светлая зона — 152,8 ± 34,03 с, безопасная зона — 747,3 ± 34 с. .03 с, P = 0,0003, Рис. 5A – 5C, S6 Movie, n = 6). Мы также одновременно стимулировали каждый OB световыми импульсами длительностью 10 мс и проверяли, обнаруживают ли мыши обонятельный стимул, связанный с ударом стопы, во время стимуляции короткой двойной лампочкой. Мы обнаружили, что, как и в исходных условиях, мыши проводили почти равное количество времени в обоих рукавах «лабиринта с двумя руками» (левая зона — 474 ± ​​46,85 с, правая зона — 426 ± 46,85 с, P = 0,63, Световая зона — 475,8 ± 45,38 с, безопасная зона — 424,3 ± 45,38 с, P = 0,59, рис. 5D – 5F, S7 Movie, n = 6).Вместе эти результаты подтверждают, что продолжительность стимула влияет на обонятельную информацию. Чтобы убедиться, что ChIEF, выраженный в OSN, активируется во время стимуляции световым импульсом длительностью 10 мс, мы обучили мышей световой стимуляцией обоих OB одновременно с длительностью 10 мс для каждого OB и соединили это с ударом стопы. После обучения мы проверили избегающее поведение мышей. Мы обнаружили, что мыши избегали световой зоны, что указывает на эффективную активацию OSN во время более коротких световых импульсов (левая зона — 412.8 ± 30,32 с, Правая зона — 487,3 ± 30,32 с, P = 0,30, Светлая зона — 204 ± 15,30 с, Безопасная зона — 696 ± 15,32 с, P = 0,0005, Рис. 5G – 5I, n = 4). Предыдущее исследование Li et al. (2014) также показали, что мыши могут различать активацию ChIEF с помощью световых импульсов длительностью 10 мс [43].

    Рис. 5. Двусторонняя обонятельная информация.

    A, B, пример тепловой карты, показывающей положение животного в «лабиринте с двумя руками» во время базовой (A) и двойной световой стимуляции OB (25-25 мс) (B). C — Среднее количество времени, исследованное в каждой зоне в испытаниях базовой световой стимуляции и двойного OB (25-25 мс).D, E, тепловая карта положения мыши во время базовой (D) и двойной OB (10–10 мс) световой стимуляции (E). F — Среднее количество времени, проведенного в каждой зоне в испытаниях базовой световой стимуляции и двойной ОВ (10–10 мс). (*** P0,0003, n = 6 животных). Активация клубочков при более коротком воздействии раздражителя. G, H, пример тепловой карты, показывающей положение животного в двухлучевом лабиринте во время исходного уровня (G) и двухсторонней световой стимуляции в течение 10 мс (H). I, Среднее количество времени, исследованное в каждой зоне в исходных испытаниях и испытаниях двусторонней световой стимуляции 10 мс (*** P0.0005, n = 4 животных).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0252931.g005

    Наконец, чтобы убедиться, что наблюдаемые ответы от световой стимуляции были результатом активации нейронов, экспрессирующих ChIEF, а не использования света в качестве визуального cue, мы использовали зеленый свет (540 нм, выходная мощность 20-22 мВт), который не активирует ChIEF; мыши также относительно нечувствительны к такому длинноволновому свету [55–57]. Во время стимуляции зеленым светом мы не наблюдали значительных поведенческих отличий от исходного поведения (Левая зона — 457.5 ± 51,09 с, Правая зона — 442,5 ± 51,09 с, P = 0,89, Светлая зона — 463,8 ± 16,87 с, Безопасная зона — 436,2 ± 16,87 с, P = 0,45, Рис. 6A – 6C, n = 6), подтверждая, что мыши не использовали визуальные подсказки для выполнения задачи.

    Рис. 6. Стимуляция зеленым светом не активировала обонятельную систему мышей OMP-ChIEF.

    A, B, тепловая карта положения мыши во время базовой линии (A) и стимуляции зеленым светом (B). C — Среднее время, проведенное в каждой зоне во время стимуляции зеленым светом (n = 6).

    https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0252931.g006

    В совокупности наши результаты демонстрируют, что продолжительность обонятельного стимула играет важную роль в его различении. Животные могут обнаруживать более короткие обонятельные стимулы, но им требуются более длинные стимулы, чтобы идентифицировать и обобщать обонятельную информацию.

    Модуляция обонятельного восприятия посредством визуальной стимуляции коры головного мозга

    Эксперимент 1 — V-TMS
    участников.

    Двадцать человек (10 женщин; средний возраст 24 года) участвовали в эксперименте 1, включающем визуальное и обонятельное тестирование.Все испытуемые были наивны в отношении целей исследования, а также в отношении того, какая катушка ТМС использовалась в данном сеансе. Критерии исключения включали металлические имплантаты, протезы, семейный анамнез эпилепсии или других неврологических расстройств, беременность и прием антидепрессантов. Все субъекты предоставили письменное и информированное согласие, и все аспекты процедур набора и экспериментальных протоколов были одобрены Советом по этике Монреальского неврологического института.

    rTMS стимуляция.

    Сеансы, включающие ТМС, были выполнены с использованием либо настоящей ТМС, либо «фиктивной» катушки ТМС. Для реальной стимуляции ТМС над зрительной корой (V-TMS) использовалась стимулирующая катушка Magstim Rapid 2 Air Film. Для имитации стимуляции (фиктивная ТМС) использовалась катушка Magstim Air Film Placebo, чтобы воспроизвести ощущение ТМС, при этом к мозгу подавался только очень слабый ток (<0,3 Тл).

    Real TMS был доставлен по протоколу непрерывного тета-всплеска с использованием параметров, описанных Huang et al. (2005).Стимуляция состояла из 200 пакетов из трех импульсов, подаваемых с частотой 50 Гц, и частоты импульсов 5 Гц, в общей сложности 600 импульсов, подаваемых в течение 41-секундной стимуляции. Этот протокол имеет несколько преимуществ перед непрерывной стимуляцией как с высокой, так и с низкой частотой (Huang et al., 2005). Во-первых, он обеспечивает более продолжительные эффекты, необходимые для обонятельного тестирования; во-вторых, по оценке межпредметной изменчивости, он дает более стабильные и надежные эффекты; в-третьих, для его применения требуется относительно мало времени (~ 40 с), что снижает дискомфорт, испытываемый испытуемыми.В соответствии с этими выводами наша предыдущая работа показала, что тета-всплеск rTMS влияет на зрительное восприятие быстрее и надежнее, чем низкочастотная (1 Гц) стимуляция (Waterston and Pack, 2010). Из-за этого последнего результата мы использовали здесь непрерывный тета-всплеск, несмотря на тот факт, что в предыдущей работе было обнаружено, что он оказывает тормозящее влияние на моторные пороги (Huang et al., 2005). То же исследование показало стимулирующий эффект промежуточного тета-всплеска, но мы не исследовали этот протокол в области визуального восприятия.

    Для обычного сеанса TMS катушка была помещена над V1 с использованием инициатора в качестве отправной точки, а затем с использованием обнаружения фосфена в обоих полушариях. Аналогичным образом была размещена фиктивная катушка с использованием инициатора в качестве ориентира. В обоих случаях катушка аккуратно, но надежно прилегала к голове испытуемого; корпус катушки был ориентирован так, чтобы он был ровным по отношению к черепу с центральной точкой в ​​желаемом месте. Поскольку связь между зрительной корой и обонятельными областями мозга не совсем понятна, мы стимулировали оба полушария, чтобы максимально увеличить возможность наблюдения кросс-модальных взаимодействий.

    Визуальные стимулы и процедуры.

    Испытуемые просматривали стимулы на расстоянии 57 см от дисплея. Стимулы генерировались с помощью набора инструментов «Психофизика» (Brainard, 1997; Pelli, 1997) и отображались на ЭЛТ-мониторе HPA2717A с частотой обновления 75 Гц. Ответы собирали с помощью компьютерной игровой панели с Matlab (MathWorks).

    Субъекты нажимали кнопку на клавиатуре, чтобы начать каждое испытание. Зрительный стимул представлял собой пластырь Габора (радиус 1,5 °, 0,75 цикла / градус, длительность 27 мс), представленный с эксцентриситетом 6 ° вправо от центральной точки фиксации (рис.1 А ). Это местоположение было выбрано на основе эксцентриситета фосфенов в пилотных исследованиях и предыдущих работах с использованием аналогичной установки (Waterston and Pack, 2010). Испытуемые выполняли двухальтернативную задачу с принудительным выбором, указывая после каждого предъявления стимула, была ли повязка Габора ориентирована вертикально или горизонтально (рис. 1 B ). Чтобы модулировать сложность задания, мы варьировали контраст стимула после определения порога контрастности каждого испытуемого в предварительном тестировании. Пороги контрастности были получены с помощью ступенчатой ​​процедуры, в которой контраст уменьшался с шагом 0.1% после трех правильных испытаний и увеличился на такую ​​же величину после одного неправильного испытания до тех пор, пока не будет достигнут уровень критерия точности ~ 75%. Затем испытуемые выполнили 200 визуальных проб на этом фиксированном контрасте. Затем испытуемые получали либо no-TMS, либо фиктивную TMS, либо V-TMS, в зависимости от сеанса. Затем испытуемые выполнили еще 200 визуальных проб при том же фиксированном контрасте. В сеансе без TMS была введена короткая пауза примерно такой же продолжительности, что и для администрирования rTMS, чтобы имитировать другие сеансы.Кроме того, испытуемые получали 30-секундный перерыв после каждых 40 испытаний, чтобы избежать перенапряжения глаз.

    Рисунок 1.

    Схема эксперимента. A , Пластырь Габора, который использовался в качестве стимула в сеансах визуального тестирования. Испытуемые должны были указать, была ли она ориентирована вертикально или горизонтально. B , Последовательность событий во время каждого испытания сеансов визуального тестирования. Субъекты нажимали кнопку, чтобы начать испытание; после задержки они увидели стимул Габора, а затем указали на свою предполагаемую ориентацию. C , Последовательность событий в обонятельной сессии. D , Последовательность сеансов, которые обычно выполнялись в течение многих дней тестирования.

    Стимулы запаха и процедура.

    Обонятельные стимулы доставлялись с помощью набора для доставки запаха Sniffin ‘Sticks (Hummel et al., 1997), который состоит из контейнеров с крышками, напоминающих маркеры, в которые можно помещать одоранты в различных концентрациях (Burghart MedizinTechnik). Для всех обонятельных тестов испытуемым завязывали глаза.

    Каждый сеанс обонятельного тестирования начинался с определения обонятельного порога (описанного ниже), после чего мы применяли либо настоящий ТМС, либо фиктивный ТМС, либо не применяли ТМС. Затем испытуемые выполнили задачу различения интенсивности, за которой следовала задача различения качества (рис. 1 C ). Обе задачи подробно описаны ниже.

    Задача определения качества запаха.

    Субъектам были представлены три изоинтенсивных запаха в случайном порядке, два из которых были одинакового качества, а один — другого качества; задача заключалась в том, чтобы определить, какой из трех был другого качества (подробно описано Lundström et al., 2008). Все запахи в этой задаче были легко обнаружены и представлены с интервалом между стимулами 30 с между каждым триплетом, с использованием 16 повторений каждой уникальной комбинации.

    Задача определения пороговой интенсивности запаха.

    Как подробно описано ранее (Lundström et al., 2008), мы определили порог обонятельного обнаружения каждого субъекта для одоранта n -бутанол, используя трехальтернативную парадигму с принудительным выбором, семью обращениями, ступенчатую; среднее значение последних четырех разворотов использовалось для оценки порога обнаружения.Это пороговое значение обнаружения впоследствии использовалось для установки базовой линии для теста дискриминации по перипороговой интенсивности.

    После измерения пороговых значений субъекты завершили испытания, в которых им последовательно предъявляли две палочки для снятия запаха, содержащие одорант n -бутанол. Один стимул всегда находился на пороге обнаружения субъекта, а другой — на одну ступень концентрации выше или ниже порога. Затем испытуемых просили указать, какой запах сильнее.Каждый стимул предъявлялся в течение ~ 3 с, второй следовал сразу после первого. Каждое испытание было разделено ~ 20 с, всего 20 повторений в каждом сеансе.

    Сессий.

    В эксперименте 1 субъекты участвовали в шести основных сеансах, трех для визуального тестирования и трех для обонятельного тестирования (рис. 1 D ). Три условия для каждого метода были: (1) стимуляция V-TMS, (2) стимуляция ложным TMS и (3) контроль без TMS. Сеансы проводились с интервалом не менее одного полного дня, чтобы исключить любые потенциальные остаточные эффекты rTMS.Первые три сеанса были посвящены визуальному тестированию, с первым сеансом, включающим контроль без ТМС, чтобы ознакомить субъекта с задачей визуального различения и записать базовый уровень без ТМС. Два последующих сеанса включали в себя настоящую или фиктивную ТМС с чередованием очередности от одного предмета к другому.

    Такая же последовательность сеансов использовалась для обонятельного тестирования (сеансы 4–6). В каждом сеансе мы первоначально определяли обонятельный порог субъекта, как описано выше, после чего субъект получал без ТМС, обычную ТМС по V1 (слева и справа) или фиктивную ТМС по V1 (слева и справа).После этого следовало выполнение задания на распознавание интенсивности, короткая пауза и затем задание на определение качества. Чтобы избежать практических эффектов и привыкания к запахам, мы не выполняли задачи обонятельной дискриминации до применения ТМС. Таким образом, в анализе, описанном выше, базовый уровень обонятельных характеристик был взят из сеанса без ТМС.

    Эксперимент 2 — слуховой TMS

    Четырнадцать из первоначальных 20 субъектов участвовали в эксперименте 2, который включал стимуляцию слуховой коры (A1).Из-за трудностей, связанных с удержанием субъектов в течение нескольких сеансов, фиктивные сеансы A1 не проводились. Как и в случае сеансов V-TMS, мы сначала определили обонятельные пороги субъектов перед применением rTMS. Позиционирование катушки TMS над слуховой корой было выполнено с использованием процедуры, описанной ранее (Langguth et al., 2006). Вкратце, катушка была помещена в положение T3, а затем перемещена на ~ 2,5 см вверх по линии T3-Cz и на ~ 1,5 см назад, перпендикулярно линии T3-Cz.Центр катушки у большинства испытуемых находился чуть выше уха. По завершении rTMS субъекты выполняли обонятельные задания таким же образом и в том же порядке, как описано выше для эксперимента 1.

    Обонятельное восприятие человеком и обонятельная передача социальной информации

    Абстрактные

    Как одно из пяти основных чувств, обоняние обеспечивает уникальный канал для понимания нашего чувственного мира и социально-эмоциональных переживаний. Он филогенетически стар, хорошо сохранился в эволюции и повсеместно используется в животном мире для передачи идентичности и мотивации.Тем не менее, по сравнению со зрением и слухом, человеческое обоняние мало изучено. Здесь было проведено шесть исследований для изучения сенсорных свойств обонятельной системы человека и ее роли в социально-эмоциональной коммуникации. В исследовании я изучал, существует ли сенсорная конкуренция, как в бинокулярном соперничестве, в системе обоняния. В исследовании II изучалось влияние запахов на зрительное восприятие. В исследовании III проверялось влияние хемосенсорных сигналов страха на визуальное эмоциональное восприятие. В исследовании IV проверялась способность людей обнаруживать хемосенсорные эмоциональные сигналы и роль знакомства в их чувствительности к таким сигналам.В исследовании V химиосенсорные способности человека коррелировали с его / ее эмоциональной способностью исследовать поведенческие связи между человеческим обонянием и эмоциями. Наконец, в исследовании VI изучались нейронные корреляты социальной природы естественных запахов человеческого тела с использованием группы субъектов с различной степенью социальной тревожности. Результаты демонстрируют, что может существовать конкуренция в обонятельных процессах между двумя ноздрями и в коре, а обонятельные процессы взаимодействуют с визуальными процессами. Кроме того, обоняние и эмоции тесно связаны друг с другом.Обонятельная система обрабатывает социально-эмоциональную информацию, передаваемую естественными запахами человеческого тела, которые влияют на поведение и эмоциональные процессы людей, но часто без их субъективного осознания.

    Ключевое слово

    Биология; Неврология; Когнитивная психология; Психология

    Цитата

    Чжоу, Вэнь. «Человеческое обонятельное восприятие и обонятельная передача социальной информации». (2009) Дисс., Университет Райса. https://hdl.handle.net/1911/61810.

    Ощущение запахов: обонятельное восприятие (обоняние)

    Преобразование запахов из запаха в сигнал

    То, что мы чувствуем, — это химические вещества в воздухе, поэтому они должны перейти от летучих веществ в окружающей среде к запаху, который мы ощущаем. На первом этапе эти ароматические соединения, называемые одорантами, попадают в нос и попадают в небольшую часть крыши носовой полости, называемую обонятельным эпителием. Там они взаимодействуют со специализированной группой клеток, обонятельными сенсорными нейронами, чтобы превратить химический сигнал в электрический сигнал, который распространяется внутри мозга.

    В 1990-х годах Линда Б. Бак и Ричард Аксель обнаружили, что это преобразование сигнала происходит за счет связывания ароматических соединений с пахучими рецепторами на обонятельных сенсорных нейронах, и позже получили Нобелевскую премию за эту работу. 3, 4 Сложность всех запахов, которые мы чувствуем, передается этими рецепторами, но существует меньше подтипов рецепторов, чем различимых запахов, что намекает на то, что восприятие запаха — это не просто результат действия одного соединения, активирующего один тип рецептора.Вместо этого каждый запах состоит из уникальной комбинации одорантов, которые затем активируют определенное подмножество рецепторов запахов и обонятельных сенсорных нейронов, генерируя электрические импульсы, которые могут перемещаться в другом месте мозга. Идентичность активированных нейронов формирует своего рода сигнатуру, представляющую сложность кодируемого запаха, и он передается через связи с другими нейронами, которые транслируют сигнатуру.

    Когда электрические сигналы генерируются сенсорными нейронами обонятельного эпителия, они передаются для обработки в другие части мозга. 5 Первой остановкой в ​​этом процессе является обонятельная луковица, небольшая структура на дне человеческого мозга, недалеко от носовой полости, где начинается интерпретация паттернов активации сенсорных нейронов. Отсюда нейроны соединяются с компонентами лимбической системы — миндалевидным телом и гиппокампом, которые являются ключом к эмоциям и памяти, а также с корой головного мозга, более высокой областью мозга, которая осуществляет дальнейшую обработку и интеграцию сенсорной информации в наше восприятие запахов. .

    Этот запах звонит в колокол? Обоняние связано с памятью и эмоциями

    Ароматы, кажется, обладают уникальной способностью вызывать яркие воспоминания, наполненные эмоциями.Возьмем запах гвоздики, корицы и сосны: для многих это не просто напоминает им о кулинарии и деревьях. Скорее, это запах праздников, который может вызвать воспоминания о радостных обедах в большой семье, теплоту, проведенную у камина зимой, или ощущение комфорта. Помимо анекдотических рассказов об этом феномене, способность обоняния вызывать чувства и вызывать воспоминания была предметом многочисленных экспериментов. Например, в исследовании, в котором испытуемым представляли картинки для запоминания одновременно со стимулами от разных органов чувств, воспоминания, вызванные запахом, были более эмоциональными по сравнению с воспоминаниями, вызванными вербальными, визуальными, тактильными и музыкальными стимулами. 6 В другом эксперименте использование запахов в качестве сигналов, когда испытуемых просят восстановить воспоминания, улучшает их способность делать это. 7 Между обонянием, воспоминаниями и эмоциями существуют четкие связи, и потенциальные причины этого кроются в путях связей, которые составляют обонятельное восприятие.

    Информация от обонятельной луковицы поступает в миндалину и гиппокамп, обе части лимбической системы, ответственные за эмоции. Обоняние уникально в этих связях: это единственное чувство, которое распространяется в лимбические области, не проходя сначала через таламус, релейную структуру, которая, как считается, играет роль в сознании.Нейробиологи утверждают, что именно эта непосредственная связь с лимбической системой отвечает за отчетливо эмоциональную природу обонятельных воспоминаний. Помимо своей роли в эмоциях, гиппокамп также является главным центром формирования и консолидации памяти. Таким образом, близкий и прямой путь от обонятельной луковицы до гиппокампа может привести к способности запахов вызывать особенно яркие воспоминания.

    Восприятие запаха не статично и не универсально

    Запахи оказывают сильное влияние на человеческие эмоции, воспоминания и поведение, но есть дополнительный уровень сложности, заключающийся в том, что восприятие запахов может быть различным даже в пределах одного человека.В качестве анекдотического примера большинство людей скажут, что одна и та же еда пахнет лучше, когда они голодны, чем когда они сыты. На самом деле это подтвердилось и в ходе исследования: в одном исследовании люди, которые были голодны, были более чувствительны к запахам, связанным с едой, и находили их более приятными, чем те, кто только что поел до сытости. 8 Это разнообразие восприятия запаха одним и тем же человеком выходит за рамки чувства голода. Отвращение и страх могут повысить чувствительность к запахам, что интуитивно понятно, учитывая, что обе эти эмоции, как правило, приводят к поведению избегания, которому может помочь более частое обнаружение запахов. 9 Хотя это всего лишь два примера из обширной и сложной литературы, очевидно, что физиологическое и эмоциональное состояние может влиять на обонятельное восприятие у данного человека.

    Культурное прошлое — ключ к восприятию ароматов. В одном из первых исследований, посвященных этому вопросу, изучались ответы на группу запахов участников из 16 разных стран, и было обнаружено, что восприятие было региональным, с более положительными впечатлениями от более знакомых запахов. 10 Более крупный опрос был проведен National Geographic, включив в выпуск журнала вставки с царапинами и нюханьем, и получил ответы от 1,4 миллиона участников с 5 континентов, которые впоследствии были интерпретированы учеными. Один анализ показал четкие географические различия в восприятии запахов, подтвердив результаты меньшего исследования. 11 Конкретным примером этой региональности является запах грушанки, который получил гораздо более положительную оценку в Соединенных Штатах по сравнению с Европой.Авторы этого отчета предполагают, что это связано с тем, что в США грушанка часто является запахом конфет, тогда как в Европе она чаще встречается в лекарствах.

    В результате этих экспериментов возникает картина восприятия запахов как сугубо личная. Поскольку обоняние тесно связано с памятью, впечатления формируются на основе уникального опыта человека. Некоторые из них могут возникать в результате индивидуальных жизненных событий, некоторые также могут иметь более коллективное происхождение из-за культурных факторов, но их сочетание будет индивидуальным для каждого человека.

    Запахи можно продавать через сенсорный маркетинг

    Сенсорный маркетинг стремится задействовать органы чувств потребителей, чтобы повлиять на их восприятие и поведение. Учитывая тесную связь между запахом, эмоциями и воспоминаниями, обоняние хорошо подходит для этого типа маркетинга. В результате парфюмерия стала важной частью производства и брендинга продуктов.

    Запах продукта может повысить способность потребителя вспомнить подробности о нем. Это ключевой момент, поскольку покупатель должен запомнить продукт, чтобы принять решение о его покупке (или повторной покупке).Эта идея была ясно продемонстрирована в эксперименте, проведенном с карандашами: испытуемым давали карандаши без запаха, с запахом сосны или маслом чайного дерева, а также рекламу с названием продукта и некоторыми рекламными заявлениями. Испытуемые запомнили больше деталей, когда им подарили ароматические карандаши, и, кроме того, те, кто получил карандаши с более характерным ароматом (масло чайного дерева), запомнили детали дольше. 12 Это подчеркивает важность аромата в восприятии продукта и предполагает, что ароматизированный продукт является более запоминающимся продуктом.

    Еще одно интересное применение этих идей — в торговых помещениях, в которых продаются товары. В 1990-х годах Алан Хирш, невролог, предположил, что пространство с приятным окружающим ароматом может побудить покупателей оставаться дольше и повысить их вероятность совершить покупки. покупка. Чтобы проверить эту идею, он и его команда создали две одинаковые комнаты с кроссовками, которые отличались только тем, что одна была наполнена цветочным ароматом, и обнаружили, что покупатели на 80% чаще покупают обувь в ароматной комнате. 13 Хотя этот первоначальный отчет подвергся критике за методологию 14 , последующие исследования привели к тому, что этот тип маркетинга быстро превратился в отрасль, ежегодно оцениваемую в сотни миллионов долларов. 15

    Ароматы будущего

    Исследования обоняния и восприятия запахов начали развиваться в последние годы, набирая обороты после новаторской работы Бака и Акселя по рецепторам запахов в 1990-х годах. Когда-то обоняние считалось относительно незначительным и поэтому игнорировалось как область исследования. 16 Однако теперь мы понимаем, что благодаря своему влиянию на память и эмоции запахи занимают важное место в нашей жизни. Таким образом, роли специалистов по запахам всех мастей — парфюмеров, разрабатывающих новые ароматы, экспертов по сенсорному маркетингу, знатоков вина, описывающих «нос» определенного урожая, обонятельных нейробиологов и многих других, — будут расти в ближайшие годы.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.